Issuu on Google+

Я знаю, что я ничего не знаю

№ 9№  |8сентябрь | август 2012

6 | Поп-революционер

64 | Они сражались за Родины


Спаленная пожаром

Жаль, не пошла Москва моя Валерия Новодворская

Если бы в 1812 году царь Александр не сжег Москву, вся российская история могла бы пойти другим путем.

В

России всегда есть место подвигам. Как правило, бессмысленным и беспощадным. Весь кровавый ужас, безумие и бессмыслица второй, прозванной «Великой», Отечественной войны имели свою предысторию в первой Отечественной войне — 1812 года. Александр I нарушил все европейские законы ведения войны. Двести лет назад воевали весело, без особого остервенения и по определенным светским правилам. Когда вражеская армия брала

36

Карикатура Ивана Теребенева, вошедшая в знаменитую «Теребеневскую азбуку» под литерами «и-i», 1814 год

столицу государства, было принято сдаваться, подписывать мир и идти танцевать менуэт в ближайший дворец. И все были довольны, особенно мирное население, потому что оно обычно не интересуется, чья власть в городе, но очень интересуется тем, чтобы его не грабили, не давали город на три дня солдатам, чтобы не насиловали женщин, не убивали стариков и детей и чтобы в булочных был свежий хлеб. А так обычно и происходит после того, как подписан мир. Наполеон, конечно, занимался безумным и несбыточным делом.

Он пытался в XIX веке создать империю Каролингов, восстановить то, что происходило еще в начале времен. При этом законы, которые он предлагал побежденным государствам, были отнюдь не средневековые. Он предлагал хорошие законы — Наполеоновский кодекс — и очень неплохие правовые институты. Испания от Наполеона получила неоцененный подарок. Наполеон застал инквизицию, и он, разумеется, ее отменил. Но испанцы, и это видно по картинам Гойи, испытывали к нему мало благодарности. Они начали партизанскую войну за восстановление своей инквизиции. Это была большая глупость, все эти партизанские штучки-дрючки. К сожалению, мы оказались такими же испанцами, когда очередь дошла до нас. У Наполеона не было ни малейшего стремления завоевывать всю Россию. Он достаточно много общался с Александром и рассчитывал, что имеет дело с европейским государем. И что этот европейский государь после ряда поражений, которые нанесет ему блестящая французская армия, просто-напросто подпишет мир, и дальше они что-нибудь станцуют. Разумеется, что-нибудь французское, благо все говорили по-французски — и французы, и их противники. Но Наполеон абсолютно не готовился к тому, что его ожидало в России. А ждало его мрачное скифское безумие. Это ведь чисто скифская история — поджигать соб-

дилетант №9


И в чем в результате заключалась победа над Наполеоном? В том, что крестьяне остались в рабстве, не были освобождены ственную столицу. Скифам нечего было терять. У них, кроме кибиток и лошадей, ничего не было. Они поджигали степь и таким образом побеждали своих врагов. А европейцы так не поступали. Почему Наполеон попал на остров Эльба после того, как проиграл Лейпцигское сражение? Потому что он знал, что нельзя губить Париж. Он знал, что французские солдаты, разумные солдаты, не будут сражаться на развалинах Парижа. Парижские древности, парижские ценности, парижане — это превыше всего. И он сдал Париж, как полагается сдавать столицы, чтобы они не были разрушены. А Москву не сдали, ее превратили в пепелище. И одному богу известно, сколько древностей и исторических памятников мы потеряли. Но мы потеряли и нечто более драгоценное, чем исторические памятники. Мы потеряли едва начатую европейскую традицию, потому что включили очень опасный процесс — процесс партизанской войны. Все эти Надежды Дуровы, все эти

сентябрь 2012

Денисы Давыдовы с их саблями и партизанкой Василисой — это оказалась очень опасная методика. И по-настоящему она сыграла свою роковую роль уже в 1918 году, когда выяснилось, что народ прекрасно научился жечь усадьбы и убивать. Вся эта скифская стихия была легитимизирована первой Оте­чественной войной 1812 года. За это не судили, за это не карали — за это поощряли, за это вешали медали. А партизанская война в рабской стране — это крайне опасная вещь. У Лескова есть прелестная сцена, когда едет помещик мимо пруда и видит: мужики чем-то странным занимаются. «Чем, мужички, там промышляете?» — спрашивает барин. «А мы францюзя топим». Потом, через век, потомки этих же крестьян с большим удовольствием топили своих сограждан. И убивали, и на кол насаживали. Потому что им показали заветную дорогу. Им разрешили убивать. Нельзя делать тигра людоедом. Попробовав однажды крови, он остановиться уже не может.

«Французы в 1812 году, пленeнные ополчением». Илларион Прянишников, 1874 год

И в чем в результате заключалась победа над Наполеоном? В том, что крестьяне остались в рабстве, не были освобождены. Поэтому война 1812 года, именно выигранная война, имела самые страшные и фатальные для России последствия. И здесь мы начинаем задавать себе страшные вопросы. А нужна ли кому-то была победа такой ценой? И нужно ли было умирать более чем миллиону ленинградцев для того, чтобы Сталин мог козырять, что он не сдал город Ленина? А может быть, город Ленина надо было сдать, и тогда эти люди остались бы живы? Париж ведь сдали. И ничего, Париж уцелел. Европейские столицы не превращали себя в развалины, но Сталин вспомнил уроки 1812 года. И Москва не пошла, и Ленинград не пошел, и Советский Союз не пошел туда, куда все ходили. А пошел своим особым путем. И пошел прямо в большой террор 48-го года и в борьбу с космополитами. И одному богу известно, куда бы мы зашли, если бы Сталин не откинул коньки. Дорога побед для России всегда была фатальной и пагубной. России шли на пользу только поражения. И только поражение и освобождение руками европейских союзников могли бы нас спасти во время Второй мировой войны от ужасов сталинизма. И мы не появились бы на свет рабами.

37



Novodvorskaya_9