Page 1

Я знаю, что я ничего не знаю

№ 6 | июнь 2012

19 |32Маскировка | ПохищениеКремля в Париже

26 70| |Блокадное Браунинг, человек неравенство и пистолет


Цена победы

Убийца на доверии Виктор Шимолин

В сентябре 1943 года минская служанка гауляйтера Вильгельма фон Кубе совершила подвиг – подложила мину в его постель. Спустя тридцать три года вдова убитого ее простила.

В

ночь с 21 на 22 сентября 1943 года в центре Минска, в особняке на улице Энгельса, 27, переименованной немецкими оккупантами в Театерштрассе, взорвалась мина. Генерального комиссара Белоруссии гауляйтера Вильгельма Кубе охрана нашла с разорванной грудной клеткой и оторванной рукой. Спавшая рядом жена Кубе Анита,

38

Вильгельм фон Кубе (второй слева) был одним из ближайших сподвижников Гитлера, по крайней мере до тех пор, пока не стал генеральным комиссаром Белоруссии (на фото: члены нацистской партии в 1933 году)

находившаяся на восьмом месяце беременности, не пострадала. Кто же поднял руку на ставленника фюрера? В первые дни после удачного покушения имя героя не знал никто. Вот «молния», появившаяся в советской прессе вскоре после событий в белорусской столице: «Женева, 22 сентября. ТАСС. В Берлине официально объявлено о том, что в Минске прошлой ночью убит ставленник Гитлера — „генеральный комиссар Белоруссии”

Вильгельм фон Кубе, как известно, снискавший себе своими кровавыми расправами над белорусским населением и своими грабежами мрачную славу одного из самых жестоких гитлеровских палачей». Советские разведчики сообщили из Минска в Москву об акте возмездия без дипломатических прикрас: «1. Установлено, что откормленная на белорусских хлебах и убитая 22 сего сентября фашист-


ская свинья Кубе — знатного рода. Он является близким родственником проклятой памяти принцессы Алисы Гессенской — жены последнего русского царя Николая Романова. 2. Партизанская мина 22 сентября оторвала этой свинье обе ноги, правую руку и вырвала живот. 3. Остатки фашистской туши вывезли 25 сентября в 13 часов на самолете в Берлин». В издававшейся на деньги оккупантов в Минске «Беларускай газэце» появились скорбные строки: «Сердце сжимает скорбь… Его нет больше среди нас… Генеральный комиссар Вильгельм Кубе был одним из наилучших, наисердечнейших друзей, который думал и говорил так, как каждый белорусский националист». Прошло некоторое время, и в советской печати промелькнуло сообщение о том, что смертоносное устройство — английскую мину, уместившуюся в дамской сумочке, заложила под матрац в спальне нацистского наместника его служанка Елена Мазаник. Кровавое убийство крупного нацистского чиновника сыграло в мировой истории определенную роль, став очередным эпизодом в борьбе спецслужб. Но кроме того, это происшествие на всю жизнь связало двух женщин — Елену и вдову убитого Аниту.

Анита

Однажды Анита Линденколь, молодая и красивая актриса из Гамбурга, оказалась в провинциальном немецком городке, чтобы сыграть роль в драме «Тотила», написанной известным политиком Вильгельмом Кубе — бывшим журналистом, входившим в круг ближайших сторонников Гитлера. Вскоре девушка стала женой драматурга, который был старше ее на двад-

цать лет (ради Аниты Кубе развелся с первой женой). У пары родилось четыре сына (самый младший — уже после смерти Кубе). Начало войны с Советским Союзом оторвало Кубе от семейного уюта. По приказу фюрера он отправился в Минск в должности генерального комиссара, чтобы установить там новый порядок. Анита поначалу не торопилась переезжать к мужу в загадочную, холодную и опасную «Вайсрутению» — Белоруссию. Преодолеть страх ей помогло прямое и недвусмысленное указание, исходившее от самого страшного человека Третьего рейха Генриха Гиммлера.

Анита Кубе с тремя сыновьями. Четвертый родился уже после смерти ее мужа

Из донесения советских разведчиков: «Партизанская мина оторвала этой свинье обе ноги... Останки фашистской туши вывезли в Берлин» дилетант №6 

июнь 2012

У Гиммлера вызывали сильное беспокойство регулярные доносы на Кубе, которые в Берлин слал руководитель белорусского СД Штраух. Тот деловым тоном в подробностях описывал «шалости», которым его шеф предавался с дамами — как с немками, так и с белорусками. К этому добавлялись и странное для нациста мягкое отношение к евреям, обвинение карательных войск в чрезмерной жестокости к мирному населению, предложения о необходимости создания пусть и призрачной, но все же белорусской государственности и даже местного войска. Уже в следующем после воссоединения семьи доносе Штраух рапортовал, что с момента приезда законной жены Кубе перестал заигрывать с прекрасным полом. На новом месте Анита вскоре освоилась с положением хозяйки и ролью первой фрау генерального комиссариата. Она часто навещала минский оперный театр — это огромное полуразрушенное здание в годы оккупации превратилось во вместительное хранилище

39


Цена победы

Руководитель белорусского СД Штраух обвинял Кубе в странной для нациста мягкости по отношению к евреям материальных ценностей, изъятых у местного населения. Сохранились расписки Аниты в получении практически даром драгоценностей и мехов. Вскоре после убийства мужа Анита Кубе уехала в Прагу.

Елена

Елена Мазаник родилась в крестьянской семье, с 14 лет она работала прислугой в Минске. В очень юном возрасте ее завербовали органы, и к 1941 году она уже десять лет была сотрудником НКВД. В этой ипостаси она работала в столовых НКВД и на прави-

тельственных дачах, где научилась прислуживать на торжественных обедах и сервировать праздничные столы. В семействе Кубе Елену прозвали Галиной Большой за высокий рост, крупные руки и выносливые ноги. На новом месте она выполняла привычную работу и разнообразные поручения немецкой семьи: сервировала столы, убирала помещения. В послевоенной биографии Елена призналась, что Кубе взял ее на работу, зная о прошлых связях с НКВД. Видимо, он сделал расчет на то, что обратной дороги для нее не будет: изменниками родины считались все, кто работал на немцев.

Анита Кубе быстро освоилась с ролью первой фрау генерального комиссариата Белоруссии (на фото крайний справа — Вильгельм Кубе)

В октябре 1943 года советскую подпольщицу, причастную к покушению на Кубе, вывезли на самолете в Москву. Вскоре на Лубянке Елена давала первые показания высоким чинам — народному комиссару госбезопасности Всеволоду Меркулову, его заместителю комиссару второго ранга Богдану Кобулову и начальнику разведуправления Красной армии Федору Кузнецову. После того как следователь заверил Елену в том, что, совершив

«Я не убийца!»

Анита Кубе до конца жизни верила в невиновность мужа. В интервью белорусскому журналисту в 2003 году она рассказывала: «Незадолго до смерти он написал письмо Гитлеру и Гиммлеру, в котором говорилось, что не может принять методы, используемые против евреев. Можно евреев снимать с постов, но не убивать! Когда он слышал выстрелы в стороне гетто, он говорил: “Поехали туда”. Тогда все сразу прекращалось... Гиммлер не переносил Вильгельма. После покушения он сказал: „Хорошо, что его убили партизаны, иначе он бы кончил в концлагере”... Я помню, как СС уничтожило жителей деревни рядом с Минском, где видели партизан. У дороги повесили плакат, якобы подписанный комиссаром Кубе: “Так будет со всеми, кто сопротивляется режиму”. Когда мой муж увидел, он был возмущен, потребовал убрать плакат, все повторял: “Я не убийца, я не убийца”. У нас был замок в Прилуках для приемов. Там работало много евреев, муж их забрал из гетто, чтобы оградить от СС. Ему всегда ставили в претензию, что у него много евреев работает. В Минске был великолепный пианист из немецких евреев. Вильгельм хотел его защитить, поручил каждый день поправлять флюгер на доме. И вдруг пианист не пришел. Муж искал его и узнал, что тот не носил звезду Давида на рукаве, и его за это расстреляли. Вильгельм был взбешен. Они все делали против него. Как-то Кубе вызвал к себе начальника СД по Минску Штрауха. Тот стал докладывать об уничтожении евреев, и муж воскликнул: “И ты не стыдишься этого?!” И выгнал его из кабинета. Об этом было доложено Гитлеру». 40


Елена Мазаник, сотрудница НКВД с 1931 года, повторила подвиг древнеизраильской Юдифи: вошла в доверие к завоевателю и убила его

героический подвиг, за который ей все простится, она может без стеснения говорить правду, один из высоких чинов задал ей вопрос личного характера: — Какие у вас с ним (Кубе. — В.Ш.) были отношения? — Хорошие. — Состояли ли вы с ним в интимной связи? — Нет… — Правду ли вы говорите? — Только правду. Получив золотую звезду Героя, Елена некоторое время жила в Москве. Вернуться в 1946 году в Белоруссию ее вынудил первый секретарь ЦК КПБ Пантелеймон Пономаренко: народная героиня должна жить у себя на родине. В Минске Елена часто переезжала с одной квартиры на другую, входную дверь всегда запирала на несколько замков и не оставалась на ночь одна — с ней постоянно жили домработницы. Хотя она никому не рассказывала о своих страхах, скорее всего, она боялась мести, причем как со стороны немцев, так и от своих земляков. После убийства Кубе в Минске было расстреляно множество никак не причастных к этому людей. Общее количество жертв неизвестно, называют разные цифры: от десятков до двух тысяч человек.

Письма

Первое письмо от Аниты пришло Елене в 1976 году. Оно не содержало никаких угроз — наоборот, обращаясь к христианскому милосердию, Анита взывала к милости Божьей. Послание было напечатано на пишущей машинке по-русски,

но на листке отчетливо виден рукописный автограф Аниты. Истинной причины, заставившей Аниту Кубе написать Елене Мазаник, мы никогда не узнаем. Возможно, Анита хотела достоверно узнать, как погиб ее муж. Как артистическая натура, она оказалась невольной участницей кровавой драмы и переживала ее финал по-своему. Скорее всего, с течением лет Анита простила бывшую прислугу, что и отметила в письме. По свидетельству некоторых исследователей, Анита написала Елене несколько писем, но найти удалось не все. По воспоминаниям краеведа Олега Усачева, поначалу Елена боялась, что письма могут быть отравлены или чем-то заражены. Сотрудники Музея истории Великой Отечественной войны, на адрес которого приходили послания, утверждают, что сначала она боялась брать их в руки. Но известно, что в 1992 году Елена все же забрала одно письмо, и оно до самой смерти хранилось у нее дома.

Своим письмом Елене Мазаник (которую она ошибочно называет Механик) Анита Кубе отметила 49-ю годовщину гибели мужа

Истинной причины, заставившей Аниту Кубе написать Елене Мазаник, мы никогда не узнаем дилетант №6 

июнь 2012

Финал

Анита Кубе прожила 95 лет и скончалась в доме престарелых, куда переехала по своей воле. В некоторых публикациях в немецкой прессе утверждалось, что в последние годы у нее развилось психическое расстройство, но это, скорее всего, домыслы журналистов. Вернувшись в Минск, замуж Елена так и не вышла. В последние годы она страдала от острого психического расстройства и жила под присмотром племянницы Лилии Пигулевской. В 1996 году в возрасте 82 лет Елена умерла. По словам родственников, ее награду, звезду Героя Советского Союза, Лилия вскоре продала.

41


fon_Kube_6  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you