Page 174

Росписи Челябинского театра оперы и балета имени М. И. Глинки. 1953–1954.

Строительство театра в Челябинске было начато в 1937 году по проекту архитектора Н. П. Куренного. Его открытие планировалось на очередную октябрьскую годовщину в 1941 году, но в связи с войной строительство было приостановлено. В 1941–1948 годах в здании театра размещался эвакуированный из Москвы завод «Калибр», после выезда которого потребовались серьёзные восстановительные работы. Заказ на создание росписей для Челябинского театра Дейнека получил благодаря своему бывшему ученику по МИПиДИ Я. Н.  Скрипкову1. Заказ был оформлен через московский комбинат «Всекохудожник». По эскизам Дейнеки были выполнены: живописный плафон зрительного зала на тему «Дружба народов СССР», плафон Большого фойе на тему «Народный праздник» и сценический портал-«арлекин». Сам Дейнека позже писал: «После громоздких, иллюзорных плафонов с небесами на темы труда и праздников, где больше желаемого, чем достигнутого, где тяжёлая живопись и голубая краска не дают желаемой иллюзии неба, а остаются просто альфрейной закраской, где ракурсные фигуры по бровке прямоугольника или круга плафона не масштабны, а перспективные расчёты примитивны, нам захотелось говорить реальным языком, соответствующим месту и значению архитектуры. Захотелось уйти от тяжести монументального натурализма и неузаконенных современных канонов…»2 . Замысел Дейнеки в тот момент дейст­ вительно представлялся необычным. С. И. Никифоров, один из участников работы над росписями театра, рассказывал: «…Мы были приглашены в мастерскую, где познакомились с эскизами. Меня поразила простота решения. На однотонно расколерованной плоскости потолка – группы танцующих и орнаментальные вставки. Во время учёбы мы ориентировались на сложные многофигурные композиции. А здесь все просто, плоско и ясно. Мастер объяснил задачу нашей работы: писать темперой по тонированному фону, акварельной техникой, никакой пастозности. Написанное должно напоминать живопись по фарфору, лёгкую и прозрачную»3 . По воспоминаниям тогдашнего главного архитектора проектов «Челябгорпроекта»

М. П. Мочаловой, предложенный Дейнекой вариант был настолько необычен, что эскизы, представленные в фойе Драматического театра «на суд» челябинских архитекторов Б. В. Петрова, Ф. Л. Серебровского, А. Б. Ривкина, Е. В. Александрова, М. П. Мочаловой, не получили одобрения. Как выразилась М. П. Мочалова: «Нас учили по‑другому». Роспись в зале «Дружбы народов СССР» исполняли художники В. Мастаков, С. Никифоров, М. Одинцов, И. Паршуков, Н. Русаков. 25 июля 1953 года Дейнека получил фототелеграмму, где сообщалось об окончании работ над основным плафоном зрительного зала и завершении «картона арлекина», а также содержалась просьба о содействии в скорейшей выплате зарплаты4 . Плафон «Народный праздник» для фойе исполнялся в Москве темперой на ткани, а затем в готовом виде в Челябинске приклеивался к потолку5 . Кроме этих главных панно были исполнены также шестигранные вставки плафона фойе, где художники включили в пейзажную композицию изображение опор ЛЭП – в соответствии с требованием «отразить социалистический Урал с более характерным показом природы Урала, с введением в нее преобразующих индустриальных факторов»6 . Контролировать работу в Челябинске и писать отчёты в Москву Дейнека попросил С. И. Никифорова. Воспоминания Никифорова свидетельствуют о том, что и сам Дейнека приезжал в Челябинск и следил за ходом исполнения росписей7. Строительство театра производилось подрядным способом специально организованным для этого стройучастком. Начальником управления строительством Театра оперы и балета был А. П. Мурашкин. К началу 1954 года основные работы, в том числе росписи потолков, были выполнены. Однако выяснилось, что у Дейнеки в Челябинске нашлись критики высокого ранга. 6 марта 1954 года в Москву на адрес Декоративно-оформительского комбината «Всекохудожник», директору Гореву, была отправлена телеграмма следующего содержания: «Исправления допущенных дефектов росписи театра оперы прошу срочно командировать академика Дейнека художников». Под телеграммой стояла подпись

председателя Челябинского горисполкома Г.И. Конопасова8 . Ответа на телеграмму не обнаружено. Несколько ранее А. П. Мурашкин после командировки в Москву пишет докладную записку председателю горисполкома с отчётом о результатах поездки, где третьим пунктом значится: «Был у академика тов. Дейнеки и выяснил, что он, несмотря на то, что имеет командировочное удостоверение в г. Челябинск и получил деньги на командировку, выехать сможет лишь после сессии Академии художеств, т.е. в конце февраля»9. По тем временам иметь на руках деньги и удостоверение на командировку и затянуть отъезд или совсем не приехать – рискованный шаг. И всё же Дейнека в Челябинск не едет. 24 мая 1954 года председатель горисполкома Г. И. Конопасов подписывает официальное письмо председателю правления и директору Художественного фонда СССР т. Максимову В. И. с просьбой дать «указания комбинату декоративноприкладного искусства при Московском отделении художественного фонда СССР, в соответствии с протоколом совещания от 24/4–1954 г. По вопросу рассмотрения качества выполненных комбинатом живописных работ по строительству театра оперы и балета в г. Челябинске, в виду окончания строительства театра в июле т.г., срочно произвести исправления допущенных дефектов по росписи»10. Ситуация вновь не была разрешена, и 27 июля А. П. Мурашкин обратился к высшей городской партийной власти: «Секретарю горкома КПСС тов. Русак Б. В. Вопросы: Необходимо разрешить в г. Москве по строительству… …Позвонить директору художественного фонда СССР тов. Максимову т. Г-14066. Просим дать указания: …Московскому художественно-оформительскому комбинату срочно командировать тов. Дейнеко и бригаду художников для исправления росписей»11. И секретарь Челябинского горкома обращается с настойчивой просьбой в Художественный фонд СССР: «Горком партии настоятельно просит срочного командирования академика Дайнека художников исправления допущенных

172

Дейнека. Монументальное искусство. Скульптура  
Advertisement