Page 168

136

138

Девушки у цветущего деревца. Эскиз витража. 1951. Бумага, карандаш. 31,4×25,2 см. ККГ. НВ-393.

Девушка у цветущего деревца. Эскиз витража для МГУ. 1951. Бумага, акварель, белила, карандаш. 58×69,5 см. ККГ. Инв. Г-2061.

137

Девушки у цветущего деревца. Эскиз витража для МГУ. 1953. Бумага, карандаш, акварель, гуашь. 196×150 см. Частное собрание, Москва.

С появлением утверждённых эскизов, очевидно, в начале лета 1951 года, началась работа над самими мозаиками. «Портреты выполнялись способом флорентийской мозаики… из пилёной мраморной фанеры, как инкрустации (…) баландинским мрамором различных оттенков от серых до предельно белых… белыми силуэтами на благородном красном тоне мрамора-шароши»8 . 4 июля 1951 года в мастерских МИПиДИ состоялось производственное совещание, в протоколе которого отмечалось: «В настоящее время набором портретов занимается 30 чел. Одновременно набирается 15 портретов. Производство плохо обеспечено материалом (мраморной фанерой) в колич. отношении. Нет достаточного количества станков и всё это тормозит работу…». Совещание предлагало директору производст­ венных мастерских т. Кругеру устранить недостатки, мешающие процессу. «…Студентам-практикантам и мастерам сообщены планы и задачи работ по набору портретов из мраморов»9. Утверждённые комиссией МГУ изображения учёных из списка продолжали поступать в МИПиДИ до конца лета (26 июля, 4 августа)10, так что срок сдачи всех эскизных работ (1 июля 1951 года) соблюсти не удалось. В ноябре мозаики продолжали набирать. Дейнека получил с завода камнеобработки СДС телефонограмму, где говорилось об отсутствии трафаретов для портретов и надписей11. В сентябре 1952 года Совет министров СССР подготовил проект постановления «Об установлении на территории и в зданиях Московского Государственного Университета скульптур и мозаичных портретов выдающихся деятелей науки и культуры»12 , который позже был подписан председателем СНК И. В. Сталиным. В приложении 4 приведён список: «Имена крупнейших мировых учёных, скульптуры и мозаичные портреты которых устанавливаются в фойе актового зала главного здания Московского государственного университета». В разделе мозаик перечислены в хронологическом порядке: «Эвклид, Архимед, Цзу Чун-чжи, Авиценна, Улугбек, Леонардо да Винчи, Коперник, Ли Ши-чжен, Кеплер, Галилей, Декарт, Лейбниц, Ньютон, Эйлер, Ломоносов, Ползунов,

Лагранж, Лаплас, Ламарк, Дальтон, Берцелиус, Гаусс, Лобачевский, Фарадей, Дарвин, Зинин, Максвелл, Бутлеров, Пастер, Чебышев, В. Ковалевский, Пржевальский, МиклухаМаклай, С. Ковалевская, Столетов, Яблочков, П. Костычев, Герц, А. Ковалевский, Сеченов, Больцман, Докучаев, Попов, Воейков, П. Лебедев, Тимирязев, Федоров, Рентген, А. Павлов, Циолковский, Карпинский, Склодовская-Кюри, Резерфорд, С. Лебедев, Вильямс, Губкин, Курнаков, Вернадский, Крылов, Ланжевен». Этот позже заверенный Сталиным список был составлен уже «по факту», возможно, непосредственно перед установкой мозаик на стенах фойе. По сравнению с первоначальным, из него исчезли имена десяти учёных (в их числе Жуковский, Менделеев, Мичурин, Кювье, Бойль). Появились Цзу Чун-чжи, Ли Ши-чжен, Леонардо да Винчи, Ползунов, Циолковский, Губкин и ещё девять фамилий. Имена основоположников марксизма-ленинизма не упоминаются. В осуществлённом варианте вместо их изображений на торцевых стенах помещены текстовые цитаты. Установка мозаик не принесла Дейнеке творческого удовлетворения. «…Досадно.., что залы фойе узки, а портреты подняты высоко – их никто не видит под нормальным углом зрения…», – писал он в книге «О моей рабочей практике»13 . Для фойе Актового зала МГУ Дейнека работал не только над портретами-силуэтами великих учёных. В отчёте кафедры монументальной живописи за 1951/1952 учебный год в разделе «Научно-исследовательская работа» указано: «Академик Дейнека А. А. работает над учебником по мозаике. Срок – 1951 год. Над портретами в мозаике для Университета, над витражами для Университета»14 . Очевидно, с работой над витражами, о которых упоминается и в протоколе совещания в Управлении проектирования МГУ от 20 апреля, связаны графические листы из коллекции ККГ и частного собрания. В другом частном собрании хранится фрагмент витража, который можно считать пробным образцом15 . В декабрьском номере за 1951 год журнал «Смена» опубликовал статью, где говорилось, что «уже готов» выполненный в технике флорентийской мозаики портрет М. В. Ломоносова, первый из «шестидесяти огромных портретов великих русских учёных и поэтов» для фасада главного корпуса МГУ. Портрет

139

Молодые геодезисты. Эскиз витража для МГУ. 1953 (?). Бумага, карандаш, акварель, гуашь. 196×150 см. Частное собрание, Москва.

выполнен «студентами V курса МИПиДИ Д. М. Мерпертом и Я. Н. Скрипковым по эскизу академика А. Дейнеки»16 . Возможно, речь идёт о другой серии портретов; указано и другое место их размещения – на фасаде университета. Больше никаких сведений об этом проекте нет. В ККГ находится рисунок головы Ломоносова, который, возможно, является эскизом к выполненной студентами мозаике, местонахождение которой в настоящее время не установлено. Типологически изображение Ломоносова без жабо, с расстёгнутым воротом рубахи восходит к гравюрному портрету И. Ф.М. Шрейера, выполненному в 1790‑е годы с рисунка Х. Г. Шульце. Дейнека был не единственным преподавателем МИПиДИ, который работал над оформлением МГУ. В «Индивидуальных планах преподавателей на 1951–1952 учебный год» читаем: «Иорданский Борис Вячеславович. Выполнение эскизов росписи клубной части МГУ – Август – октябрь 1952 года. 500 часов. (пометка: Выполнено)»; «Шухмин Пётр Митрофанович. Работа над эскизами росписи для МГУ. 450 часов». «Рублёв Георгий Иосифович. Творческая работа над эскизами росписи клуба высотного здания МГУ; Разработка эскизов росписи клуба МГУ»17. Мозаика для Актового зала МГУ выполнена П. Д.  Кориным. 1

1 – здание МГУ, 2 – гостиница «Украина», 3 – жилое здание на Кудринской площади, 4 – здание МИДа, 5 – административное здание в Зарядье (не построено, вместо него – гостиница «Россия»), 6 – гостиница «Ленинградская», 7 – административно-жилое здание на площади Красных Ворот, 8 – жилое здание на Котельнической набережной. 2

ОР ГТГ. Ф. 238, д. 83, л. 1.

10

Там же, л. 9–10. 11

См.: Дейнека. Живопись. М., 2010, с. 151. 12

Выражаем благодарность Музею истории МГУ за предоставленные сведения. 13

Дейнека А.А. Из моей рабочей практики, с. 59. 14

Там же, л. 5.

ЦАГМ. Ф. 2018, оп. 1, д. 156, л. 48.

4

15

Там же, л. 6.

Витраж из частного собрания: металлический каркас, травлёное стекло, гравировка, жидкое масло. 59×66 см. Некоторые эксперты датируют витраж 1930‑ми годами. См. с. 255 настоящего издания.

3

5

Там же, л. 2. 6

Там же, л. 7–8. 7

Дейнека А.А. Из моей рабочей практики, с. 56, 58–59. 8

Там же, с. 56. 9

ОР ГТГ. Ф. 238, д. 83, л. 4.

16

Смена. 1951, № 12, с. 18. 17

ЦАГМ. Ф. 2018, оп. 1, д. 151, л. 281, 299, 311.

166

Дейнека. Монументальное искусство. Скульптура  
Advertisement