Page 1

©Дарья Радиенко (Dasisa/Дазиза) И ЗНАКОВ ЖДЕШЬ, И ТРЕБУЕШЬ ПРИМЕТ... Книга XII ЧАСТЬ 1 I Завершив предыдущую часть книги, я, конечно, взяла кости и спросила, все ли там как надо. 1-1. Правда, дубль выпал не с начальных бросков – и поэтому я осмелилась «молча переспросить»… 3-3, со второго броска. Я сделала веб-файл, сконвертировала из него pdf; и, просматривая текст, увидела, что неправильно пронумерованы разделы: после второго опять второй – и дальше сбилось соответственно. А также необходима мелкая правка, о которой я думала, но потом забыла. Так вот почему ответ «да» на вопрос, «все ли как надо», вначале был не стопроцентным…) После этих правок файл был сохранен в 15:13. Числа наших полных имен, мое и Его… А размер – 548 Кб, число имени «Муций»!… Ночью я еще раз перечитала текст; на следующий день объединила все части книги XI, чтобы загрузить на Issuu. Обновленный файл книги был сохранен в 14:38. *

*

*

*

*

Солнечный день. Я стою у подножья тропы, полого идущей в гору. Местность вроде южной, сухая глинисто-каменистая земля. Выше на этой тропе виднеется небольшая белая дощатая будка, – «застава». Но проходить можно свободно, там никого не задерживают. Только на ночь проход закрывают, и поэтому однажды возникли неудобства из-за того, что пришлось долго ждать каких-то туристов, задержавшихся внизу… Наверно, этот сон символизировал мой путь к следующему свиданию с Ним? «Путь свободен, но придется еще подождать», – видимо, так? По-моему, тут не придумаешь никаких других толкований…


*

*

*

*

*

Я присмотрела на olx.ua очень симпатичные босоножки. (Старые износились совсем, так что пришлось выбросить). Но продавец ответил только через четыре дня – и ответ на мой вопрос, «высылаете ли вы Новой почтой», был совершенно непонятным: «Да по предоплате! Предоплата – стоимость дороги в оба конца». Я не стала выяснять, что это значит: в любом случае, с таким мутным человеком лучше не иметь дела… Еще мне приглянулись вязаные сапоги (старые тоже сносились вконец); продавщица из Киева, но – «только самовывоз», из далекого района, куда очень неудобно добираться. Хотела купить балетки – их согласны выслать только наложенным платежом, что намного дороже. Два дня назад я увидела на klubok.com еще одни босоножки, написала продавщице – но ответа нет до сих пор… В общем, после всего этого мне невольно пришло в голову, что так складывается неспроста! Но если мои действия неугодны манам – значит, мне стоит самой отказаться от покупки? Я решила погадать по методу геомантии. Взяла кость – молча, не обращаясь ни к кому. И тут за стеной у Ирины зазвонил мобильник. Она кому-то ответила: «да, можно». И через секунду: «давай». Знаки для меня? Но что они одобряют: намерение покупать – или намерение отказаться?... Бросила кость: Albus. Спокойствие, ясность. «Можешь спокойно покупать»? Правда, у этой фигуры есть еще и такое значение: «реализация, пора остановиться на достигнутом». Попросту говоря, уймись...


Выйдя прогуляться, я зашла в парк посмотреть на то, о чем услышала вчера: плавучие островки с цветами на озере. И правда очень красиво! Там и цветочные композиции, и травяные скульптуры: фламинго, черепаха. А на одном островке – лебедь в обрамлении цветов. Картина, но как будто со стереоэффектом, – в общем, он выглядит точно как живой. Все похоже на выставку цветов, – даже, пожалуй, интереснее, чем там бывало в последнее время, – и не надо никуда ехать…)


Потом я еще прошлась по району. И за время прогулки мне довелось встретить такое, что уже совсем не радовало взгляд: бомж крайне мерзкого вида, – лежащий прямо на тротуаре передо мной, – а через несколько минут, в первом же дворе, куда я свернула – мертвая кошка, лежащая навзничь с задранными лапами… Если это негативные знаки, то насчет чего? Неужели насчет покупки?... Вскоре, спускаясь по пешеходному мосту, я едва не столкнулась с парнем, поднимавшимся навстречу – поскольку он шел по той же узкой части лестницы, отделенной пандусом. Мы все же не задели друг друга, но я наступила ему на ногу. Извиняться не стала, – это ведь он пер мне навстречу, видя, что я там иду!... Спустившись дальше, проворчала: «твою мать, не смотришь, …, куда прешься!» Это было сказано не затем, чтобы он услышал, но, наверно, моя реплика все же дошла до его ушей – поскольку я боковым зрением уловила, что он смотрит на меня сверху. Ну, слышал – и пусть. Я, в принципе, не злилась именно на него, – просто мне очень неприятны любые ситуации, где происходит какая-нибудь нелепость. Такое, что заставляет думать, не выглядела ли я по-дурацки… И если мне пришлось пережить такой неприятный момент – это же явно отрицательный знак? Да, а ведь он имеет непосредственное отношение к обуви! Ноги, наступила… Минут через пять, свернув с улицы во двор, я увидела возле мусорных контейнеров выброшенные вьетнамки. Женские, с цветочками. Драные, одна лямка оторвана… Еще один знак – конкретно указывающий на обувь и отрицательный на 100%! Входя в свой дом, я увидела возле подъезда объявление, – реклама какой-то типографии. Оно висит там уже давно, но сейчас мне бросилась в глаза цена флаеров: 338. А ведь перед выходом из дома, закрыв документ, в котором пишу текущую часть книги, я обратила внимание, что там 338 Кб… Так что – может быть, и все предыдущие знаки как-то относились к моей книге? Или это снова знак насчет моего «38»? Или вообще не знак?... Ладно: бомж, кошка – это, в конце концов, могли быть и случайности. К тому же, я видела все это лишь мельком. А вот то, что на мосту… Я взяла кости: «это был знак, что все-таки не надо покупать те босоножки?» 2-2. (И этот дубль, и все последующие выпадали с начальных бросков). – Но вообще это был знак? 1-1. – Насчет обуви? 5-5. – Так что – в нем был положительный смысл? Дубль не выпадал долго. – Гай, прости, что я переспрашиваю – но если все так непонятно… Мне можно купить те босоножки? 3-3. – Так знак говорил о том, что их стоит покупать? 6-6. О черт!... А вообще… Наверно, знак относился к обуви, в которой я была на тот момент? – Знак относился к моим сапогам? 1-1.


!... Ну, а о чем может говорить такой знак? Я наступила на ногу тому, кто был для меня препятствием, помехой. То есть, по сути знак сугубо положительный! – Это значило, что мне стоит их носить? 1-1. Ну вот, теперь все ясно. «Ходи в том, что у тебя есть, и не ищи ничего другого!» Да, но ведь сейчас Он сказал, что купить босоножки всетаки можно… Или здесь был какой-то другой подтекст? «Ну да, купи – чтобы окончательно убедиться, что покупка любой обуви окажется неудачной!» Почему все так? Допустить, что «манам неугодна» покупка вещей с рук, нельзя: я когда-то спрашивала, и Он сказал, что не против. Я ведь поступаю так не потому, что мне жаль денег на новое, а потому, что в магазинах и на рынке далеко не всегда можно найти вещи по моему вкусу, тем более, на мой мелкий размер. Хотя вообще-то, пожалуй, главная причина в другом: я просто не люблю мерить обувь на глазах у продавцов и других посетителей… Да, и ведь, кстати, недавно я видела на рынке босоножки, о которых все-таки подумала: может, купить? – и получила очень неодобрительный знак. Даже не хочу говорить, какой. А может быть, дело в том, что… «Новая обувь – на долгую жизнь»? Есть ведь такая примета: если привиделся сон, предвещающий смерть, следует ее «обмануть», купив новую обувь. И прошлой осенью, перед покупкой зимних сапог, я колебалась именно по этой причине. Но потом рассудила, что в данной ситуации все по-другому: я же покупаю новые сапоги потому, что в старых нельзя ходить, – они просто разлезлись. Мне было подтверждено, что я понимаю все верно; и поэтому, недавно решив приобрести новые тканевые сапоги взамен таких же сношенных, я уже не сомневалась ничуть. Просто на всякий случай спросила Его – и Он одобрил мое намерение, и купленные сапоги оказались очень хороши. (Черные, из прочной материи, выглядят просто и женственно, – в общем, как будто на меня шиты!)… Да, но ведь и с босоножками, и с балетками, и с вязаными сапогами все так же, – покупка по необходимости? Хотя в принципе без всего этого можно обойтись, – наверное, вот в чем дело… Да, а ведь те знаки, которые я получила до эпизода на мосту, тоже явно следует понимать в таком ключе. Бомж, – тот, кто не покупает новую обувь; да при этом он еще и лежал как труп. Мертвая кошка – понятно без комментариев. (Да еще и лапы задрала вверх, – «не ходить»…) А потом – у двери моего дома – «38»… Кстати, у того продавца, который прислал непонятный ответ, в объявлении было написано так: «можно посмотреть, помереть». Тогда я не стала усматривать в этом какой-то знаковый смысл, но все же обратила внимание… Я взяла карты. Не обращалась к Нему и не формулировала вопрос дословно: просто – «на эту покупку». Валет пик, король червей. Пустые хлопоты, возлюбленный. То есть, покупка окажется напрасной, и это как-то связано с Ним? (Он считает, что это ни к чему)? – В босоножках есть какие-то дефекты? Шесть червей, семь бубен. Ответ можно понять лишь в том смысле, что все нормально. Впрочем, ведь может быть и так, что объективно дефектов нет, но субъективно мне чем-то не понравится…


– Мне они не подойдут? Семь треф, валет червей. Ясное подтверждение – «не подойдут». Чем-то незначительным, но таким, что будет доставлять дискомфорт – физический или психологический…) – В общем, если я их все-таки куплю – то лишь затем, чтобы окончательно убедиться, что подходящие мне купить не суждено. Так? Дама треф, десять пик. Дословное подтверждение: «поймешь, что – НЕТ!» – Я должна носить ту обувь, которая у меня есть, и не покупать новую «на долгую жизнь» – которой у меня не будет? Так? Валет бубен, дама пик. ?... Валет бубен – соответствует «ходить», «носить»; но дама пик – можно ли это понять как «не будешь жить»?... В принципе, пиковая масть обозначает плохое состояние… – Но я понимаю верно, – все так? Восемь бубен, шесть треф. Житейские дела, верная дорога, – может подтверждать как хождение в обуви, так и ход моих мыслей в целом… Попробовала снова: туз бубен, дама червей. «Тебе сказано именно об этом, – умница, что все поняла!» – Итак, мне не покупать больше ничего? Девять треф, туз червей. «Да, носи то, что есть дома». Поскольку я лежала с картами на постели и не записывала вопросы-ответы, вынутые карты я откладывала – в том порядке, как они выпали. Сейчас я уже положила их сверху колоды. Поэтому, задав следующий вопрос, не стала тасовать, а просто вынимала карту из нижней части… – Но, в общем, с обувью все так потому, что я скоро умру? Десять треф. Девять червей. Валет бубен. Ответы сами по себе положительные – но полной уверенности, что они означали «да», у меня не было. Поэтому я снова убрала те карты, которые были сложены по порядку, перетасовала оставшуюся часть колоды – и, повторив вопрос, мысленно загадала: если «да» – пусть выпадет туз пик! Туз пик. А первой в колоде легла семерка пик. «Мелкое огорчение», – то есть, из-за неудач с покупками… Потом, уже собираясь отложить карты, я мысленно спросила: «дама пик подтверждала мою скорую смерть?» (Вопрос был задан, так сказать, из практического интереса гадалки: мне просто хотелось понять, как следует истолковывать даму пик в таком контексте). Восемь пик, девять треф. Бездействие, подтверждение. То есть… – Буду не в том состоянии, чтобы ходить? Дама бубен, туз червей. «Да, будешь дома!» Перетасовала колоду. Дама бубен, туз бубен. «Тебе возвещено именно об этом».


Я поблагодарила за ясные и четкие ответы. И, когда собирала карты, из колоды выпали вместе шестерка и девятка червей. «Ранняя дорога» и – «ДА»… Было уже утро. Я вышла налить голубям воды… И увидела прямо перед крыльцом мертвого голубя, которого клюет ворона. *

*

*

*

*

Под вечер зашел разговор с родственниками о соседке снизу. Та самая, у которой когда-то нашли «спайки» – и именно в тот день, когда я услышала об этом, три года назад, у меня на рентгене также выявили «плевральные спайки». Сейчас О.А. попросила Ирину занести той какое-то готовое шитье, поскольку ей будет трудно подняться к нам. Я спросила: «что, неужели тяжело подняться на второй этаж?» – «Да, совсем не может ходить по лестнице, задыхается». Потом О.А. еще добавила, что как-то видела ее гуляющей возле дома, «но идет очень медленно». Да я и сама ее видела недавно, только в подъезде – и не узнала сразу… «Ну так а что с ней?» – «Да что-то с легкими». Я не удержалась: «может, туберкулез?» – «Да нет, наверно. Ей же делали все анализы». Я сказала, что вообще-то на туберкулез надо делать специальный анализ, а иначе его никак не определить. «Ну, может»… Чуть позже мне пришло в голову, что, скорее всего, она просто не хочет афишировать свой диагноз. А что он именно таков, как я думаю – это, по-моему, очень вероятно… Как бы то ни было, ее состояние – ясно, зачем мне было суждено об этом услышать. *

*

*

*

*

Я в какой-то поездке по городам. Один день пробуду в Санкт-Петербурге. Думала, что за это время обязательно надо посмотреть хотя бы самые известные места: Невский проспект, Сенатская площадь. «Удивительно, почему я их не помню, – ведь уже видела!»… А оттуда я должна ехать в Ялту. Там мне предстояло пробыть тоже недолго – и я думала, что надо будет успеть искупаться в море… Санкт-Петербург, – «столица туберкулеза», как я прочитала недавно. «Уже была там, но не разглядела/не запомнила все как следует», – в контексте последних событий смысл понятен. То есть, «ты как будто не осознаешь, что состояние может только ухудшаться – и что именно так происходит с тобой?»… Ялта, – «на берег моря, в нашу санаторию», – тоже все ясно. (Больше этот город не ассоциируется для меня ни с чем)… А потом еще снилось, что я должна ехать на концерт в какой-то дом культуры, где буду декламировать со сцены стихи. При этом как бы смешались несколько стихотворений, которые мне нравятся: то казалось, что это «Поручик» Симонова, то «Лейтенант Неизвестный Эрнст» Вознесенского, а потом я вообще поняла, что на самом деле это «Копье» Бунина… Зима, вечереет. Я посмотрела на часы: уже половина шестого, пора выходить, а я еще даже не начала одеваться! Начала – и вскоре вижу, что уже шесть с чем-то. Теперь точно не успею, так что нечего и суетиться. Только, может, позвонить, сказать, что не приеду из-за того, что не могу закрыть кран, из которого течет вода? (Мне виделось так, будто это происходит в действительности). А впрочем, ладно!... И я осталась дома с мыслью: «ну и хорошо»…


Почему так смешались три стихотворения – понятно. В первом и во втором по сути общие образы, – воин, непреклонность, стойкость, – и упоминается воинское звание героя; первое и третье объединяет «курган»; а во втором и третьем общее – равнина, смерть… «Не поеду – ну и хорошо», – мое реальное отношение ко всяким поездкам. То есть, в контексте той же темы: «не буду в состоянии долго ходить – но меня это не огорчит, поскольку и не хочется». Неудержимо льющаяся из крана вода, – символ убывающих жизненных сил, тоже ясно… *

*

*

*

*

Те два сна привиделись мне, когда я легла ненадолго поспать вечером. А во время следующего периода сна, – с рассвета до полудня, – я увидела следующее: Красивая местность где-то за городом, ясное предвечерье. Еду с кем-то в открытой машине. Вдруг по воздуху перед нами пролетает, снижаясь, мужчина в летательном аппарате вроде лодки (он стоял в ней во весь рост). Уронил папку или, вернее, плоскую открытую коробку с документами. Я подобрала это и вручила ему, когда он приземлялся, – в этот момент машина как раз поравнялась с ним. Он искренне поблагодарил. Мне сказали, что это какой-то высокопоставленный разведчик, занимается разработкой уникальных летающих снарядов… Думаю, этот сон символизировал успешный контакт, взаимопонимание с Ним? Тем более, что когда-то я услышала при засыпании Его слова: «Ты правильно все хватаешь, молодец»…)) Наверно, сейчас мое «схватывание» относилось к истории с покупкой обуви, – то есть, к сделанным из нее выводам. Но, может быть, и еще к одному поступку, связанному с этим? Пусть он незначителен – но все-таки… Дело в том, что вчера мне пришел ответ от продавщицы, с номером карты. Раньше бывало, что я раздумала совершать покупку (уже получив от продавца платежные реквизиты) – и просто исчезала со связи. Мне было неловко писать, что не буду оплачивать. Ну, а сейчас решила, что вот так замолкать все же некрасиво – тем более, человек может думать, что у него специально выманили номер карты для каких-то мошеннических целей. И собралась с духом, чтобы написать ответ: «Здравствуйте. Из-за непредвиденных обстоятельств не могу осуществить покупку, извините ( ». После этого, правда, отключила в настройках своей учетной записи уведомления о сообщениях. То есть, даже если мне ответят, я просто не буду этого знать – а сама больше никогда не стану заходить туда. (Конечно, я бы вообще удалила свою учетную запись, но там это невозможно, – разве что писать администрации сайта). Но читать ответ я и не обязана: сообщила об отмене заказа – все, моя совесть чиста… Ну так вот, может быть, сон подтверждал, что я «ухватила» верное понимание того, как следует поступать в таких случаях? То есть, Он это одобряет? Да, конечно, мелочь – но все же… Встав, я посмотрела свой баланс на счету «Воли-кабель». 14,67. Артикул той подвески, которую я подарила Ему на день рождения, – 1467. Совпадение? Но ведь почему-то совпало именно так?)


Посмотрела почту. Письмо от Ирины, с картиной: девушка типа цыганки – и явно похожая на Сикстинскую мадонну – держит на руках кота. Несколько лет назад в ветклинике я услышала из-за двери, как врач сказал обо мне: «мадонна с котенком». А потом сказал лично мне (по поводу того, что пациент все время хочет сидеть у меня на руках): «Мне бы тоже хотелось к вам на руки! Или такой человек уже есть?» Я с улыбкой кивнула – да, мол, есть… Написала ей: кто автор? Получив ответ, решила почитать об этом художнике. (Наш, киевский). И по первой же ссылке – интервью с ним – встретилась фотография именно этой картины, «Sexтiнець». Причем только она одна, – то есть, больше никаких его работ там не было. И в статье написано о ней: «красивая женщина держит на руках кота»… Да, а письмо с ответом на мой вопрос, «кто автор», пришло в 14:11. Число имени «Гай» и число моего полного имени.

II В связи с вышеописанным случаем я вспомнила еще один, – полтора года назад (приведу запись из дневника): Под вечер я собралась в парк. И тут ко мне стал усиленно ластиться Савушка, – терся о ноги, ложился передо мной, пока я причесывалась, потом прибежал следом в мою комнату, стал цепляться за юбку, взбирался мне на колени… Он никогда не ведет себя так! Предупреждение – «не иди»? Я взяла карты, обратилась к Нему: «это знак, чтобы мне не выходить?» 6 бубен, 10 треф. «Только недалеко, за покупками!» Но вначале я этого не поняла. Перетасовала колоду: дама бубен, туз червей. – То есть, оставаться дома? Валет треф, туз пик острием вниз. – Если пойду, меня ждет что-то плохое, так? Туз пик острием вниз, король бубен. – А в магазин – можно? 8 бубен, 8 червей. «Это пожалуйста». – Я схожу только в магазин – и тогда все будет хорошо, так? Валет бубен, 8 бубен. «Да, сходи». Я сходила в магазин, затем немного посидела на лавочке в ближайшем дворе, где отель. И в начале пятого вернулась домой… Да, очень хорошо, что все так вышло! Может, в парке меня и не ждал бы никакой особенный «удар» – но, в любом случае, остались бы неприятные впечатления. Валет треф – озабоченность, хлопоты, – ясно, что мне пришлось бы искать свободное место, все время пересаживаться (т.к. в


воскресенье будет много людей). И, может, еще и вывел бы из себя какой-то «бубновый король»… А ведь я сразу поняла, что кот так чудит по Его наущению! Мой любимый, спасибо тебе… *

*

*

*

*

Сегодня было так же: я прошлась по магазинам, а потом, заглянув в парк, увидела, что там меня ждали бы только «валет треф» и «туз пик» из-за «королей бубен». Народу полно, – не сидят разве что на самом солнцепеке, а в тени занят каждый квадратный метр… Все же присев на скамейку в пустынной и залитой солнцем аллее, я поняла, что долго на такой жаре не высижу. Бродить по раскаленным улицам тоже не хочется. «Ну так что – домой?» И тут же что-то легко коснулось моей головы. Крошечный каштан, с мягкими зелеными иголками… «Вот именно – домой!» Выходя из дома, я взяла бутыль с водой для голубей; потом хотела оставить ее за дверью в подъезде – и обнаружила, что в сумке нет ключа. «Значит, забыла дома»… Как же я в таком случае запирала за собой квартиру – эта мысль не пришла мне в голову. (От жары мозг расплавился, что ли?) Сейчас, придя домой, посмотрела в прихожей, в своей комнате – ключа нет нигде. Мне стало нехорошо. Вдруг я обронила его во дворе? То есть, присев возле поилки, положила его на колени, а потом встала, и он соскользнул. Ведь так уже бывало, – просто я поднимала его сразу, а вот сейчас не подняла... Выглянула в окно: лежит рядом с поилкой, белый брелок виден издалека. Я опрометью выскочила во двор и подобрала ключ. Он пролежал там полтора часа, дожидаясь меня – несмотря на то, что был оставлен на видном месте, мимо по дорожке снуют прохожие, по траве рядом бегают дети… Вернувшись домой, я от души поблагодарила высших покровителей. Конечно, Его в первую очередь – а потом еще раз, отдельно. Кстати, лишиться брелка мне тоже было бы досадно. Он уникальный, – изготовлен мною собственноручно около года назад. Внутри там таблетка от домофона, а я ее обвязала нитками так, что получился череп. (Нашла в интернете схему – и, несмотря на полное отсутствие способностей к рукоделию, как-то смогла достичь результата, который понравился мне самой!) Причем обвязка с двух сторон: с одной череп, а с другой больше похоже на зомби…


Ночью я решила перечитать «Тайны смерти» Фламмариона. (Такое желание возникало у меня и в предыдущие несколько ночей, но не было времени). В конце первой страницы: неужели и вправду нам никогда так и не – перевернула страницу: подобрать к ней ключа? (Речь шла о «проблеме человеческих судеб», но под этим подразумевается загадка смерти, вернее, загробной жизни). Ключ, который я подобрала, в буквальном смысле; мой личный ключ, сохраненный для меня, ключ с черепом… О боги. *

*

*

*

*

Из дневника снов: Я общаюсь с С. [моя школьная подруга], она должна уехать куда-то на Урал, и мы обнимаемся: «пиши, подружка!» [Все абсолютно не характерно для стиля наших отношений, каким он был в реальности]. Она уехала, а потом вроде бы вернулась на время, и мы опять тесно общаемся, неразлейвода…


Смысл сна очевиден. Ведь накануне я мельком вспомнила тот эпизод, когда она попросила меня дать ей поносить сапоги [для поездки в село, где она собиралась пойти на дискотеку. Я вначале отказывалась, т.к. не хотелось скандалов дома: там были настроены против нашей дружбы. Увидят, что я хожу в ее сапогах, – больше ведь не в чем, – и начнется светопреставление… В конце концов я вспомнила слова из «Крестного отца», которым зачитывалась в то время, – о том, что дружба превыше всего, – и согласилась. При этом сама просьба была мне совершенно непонятна: ведь ее сапоги гораздо лучше моих! (Я-то вообще с радостью поменялась бы навсегда!) В действительности они были просто разного стиля: мои – похожи на берцы, на массивном каблуке, ее – типа валенок, с тряпичной отделкой. И ей, и мне купили, не спрашивая о вкусах…] То есть, сон показывал, что я никак не могу расстаться с «проблемой обуви». Притом что на самом деле она должна быть от меня очень далеко, – «на Урале»!…) И правда. Мне ведь есть в чем ходить? Есть. И летние сапоги, и пара туфель… Нет босоножек – ну так, в конце концов, обойдусь. ---//--Эпизод из жизни австралийцев, в духе Димфны Кьюсак. Ночь, поселок, «бедные, но честные» пролетарии. В какой-то дом ночью прибежала девушка, которую выгнала семья, т.к. она беременна от кого-то, а он не хочет жениться. В этом доме: мужчина средних лет, сочувствующий ей, – с благородным гневом и на того «негодяя», и на ее родственников, – и женщина лет за тридцать, тоже положительный персонаж, вроде сельской учительницы. Вдруг: «горит лес!» Открывают дверь – и видно, как в ночной тьме пылают деревья… У Димфны Кьюсак есть книга «Скажи смерти нет», посвященная проблеме туберкулеза (главная героиня в конце умерла). Наверно, потому и приснилось такое? По принципу «цензуры сновидений»: главный вопрос остался как бы за кадром, а отображен просто общий дух ее творчества… ---//--Я в какой-то фирме, и вижу, что там на одной стене расклеены фотографии женщин – офисных служащих, которые изображены в намеренно комическом ключе (болтает по телефону, накрашивая ногти, и т.п.), а на другой стене – логотипы брендов, ассоциирующихся с мужчинами-изобретателями. То есть, вот на что способны женщины, а вот на что – мужчины, «без комментариев». Я пришла в ярость. Заорала в голос, что – да, объективно больше изобретений созданы мужчинами, но немало и созданных женщинами, причем по-настоящему важных! А в целом 90% мужчин так же не блещут умом, как 90% женщин. Такие же никчемные любители позвиздеть. Поэтому вот так сравнивать «низший женский вариант» с «высшим мужским» – подло и глупо!... И про себя я решила, что обязательно найду в интернете побольше сведений о женщинах-изобретателях, распечатаю материалы, приду сюда с утра пораньше – пока никого нет – и расклею их на той стене взамен этого непотребства… ---//---


История, как будто из античных времен: мужчина в некоей экстремальной ситуации находится рядом с женой, которая вот-вот родит. Она говорит, что ему придется принять у нее роды. Он решил: «ничего, справлюсь!» И действительно выполнил все успешно, перерезал мечом пуповину ребенку. Но тут же смотрит – жена умерла. Как-то подразумевалось, что только так и могло быть, – т.е., если он занимался младенцем, то вынужден был потерять ее… Сон, конечно, нелепый. Но явно отображает мое мнение о том, что жена для мужчины должна быть важнее, чем дети…) ---//--Какой-то профессор медицины, приглашен для консультации к больному юноше, который лежит как в летаргии. Подтвердил, что случай очень серьезный, и, похоже, причиной было сильное нервное потрясение. С виду этот врач – такой себе низенький толстенький старичок, смешноватый. Мы с ним вместе вышли из той больницы, где лежал этот юноша, и потом едем в открытой машине. Он рассуждал о нервной и мозговой деятельности, говорил интересно и ясно. Конечный вывод заключался в том, что «все болезни от нервов» (он не сказал именно такими словами – но зато их вчера процитировала О.А.: так говорил какой-то врач в телепередаче…)) Так что, сон подтверждал это? Или – учитывая комический облик врача – наоборот, опровергал? Скорее всего, последнее. Правда, говорил-то он очень умно… Я сама вообще-то не верю в такое утверждение. Первый контраргумент, который приходит в голову: а почему тогда заболевают животные? Или совсем маленькие дети?... Конечно, если человек нервничает, это может усугубить течение некоторых болезней, – например, сердечно-сосудистых. (Но и то этим часто спекулируют: ах, вы меня довели, мне стало плохо!... – в то время как за свои реакции на окружающее ответствен лишь сам человек и больше никто). Также бывают разные истерические параличи и т.п. – но, по-моему, это весьма редкий случай. А физические болезни, я думаю, и вызываются физическими причинами, – то есть, сбоем в работе каких-то органов или инфекцией. Вернее, все это служит орудием. А причиной – воля богов… ---//--Бредовый сюжет о том, как взяли в плен сбитого немецкого летчика (его уводили под конвоем у меня на глазах; когда ему показали убитых им при бомбежке детей, он заплакал, – по-моему, такого быть не могло никак)… Тут ведь явно отобразилось то, о чем я мельком думала накануне: что несколько забыла немецкий, но, конечно, легко бы вспомнила, если бы пришлось снова иметь с ним дело. То есть, он больше «не летает», – не владею им свободно, – и «скрылся из виду», ушел из живой памяти, но находится где-то в ее закромах, – «в плену», – а не утрачен совсем. Ну, а насчет детей… Наверно, так отразилось мое всегдашнее желание – «вот бы их не было вокруг!» – и то, что я бы, так сказать, не печалилась, даже если бы они были убраны каким-то подобным образом? Конечно, если представить, что такая ситуация возможна, я бы не стала ей способствовать, – даже постаралась бы воспрепятствовать, – но исключительно из моральных соображений. Хотя, наверно, это и есть главное, – как человек считает нужным поступать, а не что при этом чувствует…


А вот в одной воображаемой ситуации поступить морально было бы мне еще и в удовольствие. Если бы я была на месте той помещицы, которая продавала детей крепостных, потому что «не любит детского крику»… Не говоря о том, что это жестоко само по себе, еще ведь и неразумно: мать, у которой отобрали младенца, будет выть едва ли не громче, а даже если ей приказать молчать – будет ходить зареванной, что раздражает так же. И уж во всяком случае, будет хуже работать. Так что я продавала бы детишек только вместе с родителями, – это могу сказать точно! И в результате жила бы и в тишине, и с чистой совестью, и без страдальческих физиономий вокруг. Хотя что там, – я отдавала бы и бесплатно. Еще и готова была бы приплатить тому, кто заберет… Ну да, я научилась не реагировать эмоционально на то, что во дворе (и, будь то моя иллюзия или реальность – с тех пор там не вопят так, как прежде), но как было бы хорошо оказаться там, где это умение не понадобится. Да, так ведь, впрочем – скоро… ---//--Я в какой-то местности, где стоит мишень, – вернее, что-то такое, что надо сбивать выстрелом, типа висюльки на столбике. Сделала несколько выстрелов из винтовки, но попасть не смогла. Какая-то девочка лет восьми насмешливо говорит мне: «ну ты и стрелок!» или – «да, ты стрелок тот еще!» Вскоре после этого я почувствовала себя плохо, – сильный озноб, – и говорю этой девчонке: у меня уже тогда дрожали руки, вот в чем причина! (А сама думаю: как я могла так мазать?! Было очень неприятно и стыдно…) А ведь тут явно отображена вчерашняя ситуация с заказом? [Получила от редактора сообщение, что в одной фразе две ошибки. Причем таких, что я поразилась: где были мои глаза?! Пропустила слово Department – с которого начинается эта фраза, первая в документе! – а вместо Moscow почему-то написала Moscow Region]… Сон ясно показал причину: отправила перевод с «лихорадочной» поспешностью – не удосужившись перечитать. Вот и «промазала», да еще так нелепо… ---//--Застолье, много людей. Какая-то женщина безапелляционным тоном говорит, что лучшее общественное устройство – социализм, а также что-то в духе «семья – ячейка общества», о традиционных семейных ценностях. Меня потянуло спорить (при этом вспомнилось высказывание Немировича-Данченко: «Семья, – не очень-то дорого это удобрение человечества!», а также Бисмарка: «Социализм построить можно, но надо взять страну, которую не жалко»…) Но я тут же остановила себя. В конце концов, зачем нужен этот спор за столом? А главное, какой смысл в подобных прениях? Ни она меня не переубедит, ни я ее. Какое мне дело до того, что кто-то думает по-другому?... Ну, тут просто отображена реальная ситуация. Ведь когда-то я, действительно, в таких случаях бросалась возражать – причем высказывалась очень резко. Но однажды услышала, как обо мне говорят: «спор возник, вечер удался!» И после этого я перестала вступать в дискуссии. Как-то вдруг поняла, что оно и правда ни к чему… *

*

*

*

*


Описав сон «о немецком летчике и детях» и дальнейшие комментарии (это было ночью), я вышла на кухню – и увидела, что по стене возле раковины ползет огромный паук-сенокосец. Черт побери! Неужели знак для меня?... Хотя вообще-то паук все-таки к добру… Меня разбудили звонком из бюро: срочный заказ, просьба выполнить до 13:00. А будьте вы неладны!… «Свидетельство о праве собственности». Знак насчет того, что я писала на тему крепостных?... Да еще и 13, – число Его имени… Я все же предпочла не задумываться об этом. Перевела и отправила заказ, выпила кофе. Только села за компьютер и открыла тот текст, чтобы перечитать – О.А. кто-то позвонил по мобильному. «Але, але, я вас не слышу!» Такие вещи всегда непроизвольно раздражают меня сами по себе, а тут еще… Знак – что я «не слышу» того, что мне говорят?... Делать нечего, взяла кости. – Гай, ты хочешь, чтобы я не писала в книге это? (указала на оба фрагмента). 2-2, с первого броска. ?... Или это «нет» означало – «не пиши»? Хотя я ведь спросила насчет обоих фрагментов – а не одобрен, наверно, только второй… Но тогда это не пришло мне в голову, и я просто переспросила: «так можно писать?» – 4-4. – Извини, но ведь тут нет ничего плохого. Я же здесь пишу, что все-таки попыталась бы воспрепятствовать – и это правда, ты знаешь. А здесь – что продавала бы вместе с родителями. И даже отдавала бы даром… Я действительно думаю так. И считаю, что здесь нет ничего плохого! Так ты разрешаешь мне об этом писать? 1-1, с третьего броска. ?!... Тут я наконец сообразила, что задаю «два вопроса в одном». Наверно, Его неодобрение все-таки относилось к первому фрагменту? Но там, по-моему, тоже нет ничего такого, что стоило бы скрывать! А даже если это характеризует меня с какой-то не лучшей стороны – что ж, я такова как есть, и не хочу казаться другой… Когда я записывала в дневник наш разговор, едва напечатала первую фразу – «ты хочешь, чтобы я не писала это?» – ко мне в комнату заглянула О.А.: «тут тебе какое-то сообщение»… И протянула мобильный. (Пришло смс с почты). Итак, «сообщение» подтверждено на 100%... Ну что ж. Он ведь сказал, что все-таки разрешает! А даже если Он считает, что это было бы ни к чему – мы иногда можем расходиться во взглядах. Я вышла долить воды голубям. И услышала в небе прямо над собой раскатистый гул самолета… Он был невидим за ветвями, но я все-таки подняла взгляд – и увидела, как передо мной, плавно кружась, пролетает светлое перышко. «Там, где о летчике, все хорошо», – это ведь можно понимать только так? Вернувшись домой, я посмотрела почту… Прислали шесть документов, на завтра к 15:00. Три загранпаспорта на детей и их свидетельства о рождении. Это что, снова насчет той же темы?! (Да еще и 15, – число моего имени)… Да, а ведь в свидетельствах указаны и родители, –


именно то, о чем у меня идет речь: «продавать вместе»… Но что здесь подразумевается: еще одно «не пиши» – или подтверждение: «ну, пиши, если хочешь»? Наверно, все-таки последнее: ведь это заказ, который я должна выполнить в письменном виде. Окно почтовой программы было еще открыто, и я увидела, как идет следующее письмо, – от «Воля-кабель», с анонсами фильмов. «Байки из склепа», «Смертельно живой»… Так что мне подтверждено этим посланием с того света: «нет» или «да»? Время отправки – 14:10. Число имени «Гай» и «добродушие, справедливость, красота души». Значит – «да»! Выйдя из комнаты, я увидела на экране телевизора младенца. Еще одно «да»? Или все-таки – «нет»? А может быть, просто – «подумай»?... Но я уже сказала, как на это смотрю. Да, конечно, мои взгляды могут вызвать неприязнь ко мне, – у многих, если не у большинства людей. Но я и не хочу быть всем приятной. А ничего по-настоящему плохого там действительно нет. Если бы я писала, что мечтаю об истреблении детей – тогда другое дело. Но просто желать удалить их от себя, если бы это было возможно, – да еще таким гуманным способом, – на это я имею полное право! Да ведь, наверно, и крепостные были бы только рады избавиться от госпожи, которой противны их дети… Ну так чего тут думать еще? А может, письмо с загробной тематикой было как бы ответом на то, чем завершается тот фрагмент? «Да, так ведь, впрочем – скоро…» Едва дописав в дневнике эту строку, я снова посмотрела почту – и увидела письмо от Приватбанка: «Універсальна Gold» – легкість і комфорт. Время отправки – 16:16. «Благополучие, любовь». Прямой ответ на мою последнюю догадку: «да, скоро ты окажешься там, где тебе будет легко и комфортно»…) Уже близился вечер. Я быстро оделась, пошла на почту. И по дороге мне вдруг подумалось: а может, насчет второго фрагмента дело вообще в другом?! В Древнем Риме считали, что если рабыня «с приплодом», то это очень хорошо. Будет бесплатный раб, да еще и выращенный дома, что гораздо удобнее. (Кстати, если рабыня оказывалась неспособной иметь детей, ее даже можно было вернуть продавцу и стребовать деньги обратно)… А Он был человеком своего времени – и, в общем-то, во всем остается таким. То есть, может быть, Ему просто показалось, что я пишу глупость? Избавляться от рабов себе в убыток – только из-за того, что чье-то там отродье порой вякнет на задворках… Наверно, с точки зрения древнеримского хозяина такое обращение с имуществом – просто верх неразумия! Войдя на почту, я с порога увидела женщину с грудным ребенком на руках (она стояла ближе всего к двери). И почти одновременно откуда-то из складских недр послышался мужской смех…

III Когда я поливала клумбу, к двери подъезда подошли мужчина средних лет с парнем. Я решила подождать, пока они войдут. Стояла, отвернувшись. Через минуту увидела, что тот мужчина уходит, а парня тоже нет. Подошла к двери – и тут заиграл сигнал домофона, а на табло высветилось: «058» (номер той квартиры, куда они звонили).


А ведь чуть больше года назад я по просьбе мужчины поднялась позвонить именно в эту квартиру, 58. Мне тогда никто не открыл. В контексте предыдущих событий это был явный знак – причем отрицательный. (Потом я выяснила у Него, что к чему)… Но ведь сейчас наоборот – оттуда все-таки откликнулись? Да, а непосредственно перед тем, как выйти, я получила письмо от Ирины, с заголовком «важная» (т.е., тема). На самом деле там был вопрос, появилась ли горячая вода; я в ответ написала – «готовь вино» (т.к. поспорили на бутылку сухого: она говорила, что дадут в срок, я – что нет). Но письмо пришло в 14:22. То есть, что-то «важное» от Него?... Дома я взяла кости: «ты хотел мне что-то сообщить?» 5-5. – Это имеет положительный смысл? 2-2, с третьего броска. – Это связано с тем же вопросом об обуви? 1-1. – Чтобы я перестала об этом думать? 3-3, с первого броска. – Все, перестаю. А в остальном все хорошо? 5-5, с первого броска. :)… И правда, ну что я зациклилась на этой теме? Мне сказано: не покупай новую обувь, носи ту, которая есть. И ясно сказано, почему: ты уже одной ногой в могиле. Нечего делать то, что делают живые люди. А я ночью все-таки стала думать: ну, а если купить босоножки, поносить лето и выбросить? То есть, покупать заведомо с таким условием: «на последнее лето»… Как будто так важно, чтобы я это последнее лето ходила в босоножках! Хотя, если разобраться, то дело ведь именно в этом: мне как бы досадно, что «последнее – и не похожу». Нашла о чем жалеть… Ну так вот мне и показано: «важная тема» на самом деле – ерунда! У меня только было ясное чувство, что… как бы сказать? Запрет на «новую обувь» относится именно к босоножкам прежде всего. Выражен здесь в наибольшей степени, что ли. Но, может, я ошибаюсь? Просто интересно было бы узнать... Снова взяла кость. Уже не обращалась прямо к Нему, но мой вопрос подразумевал его отношение к покупке мною данного вида обуви. Rubeus. – То есть, он рассердился бы? Populus. ?... Carcer. – То есть, он запрещает мне это? Puer. «Да, запрещает»? Смысл ответа был очевидным, но я все же попробовала еще раз… Tristitia.


Ну что ж, все ясно. Да, а Carcer – может, это еще и означало закрытую обувь?... Взяла две кости: – Я должна носить закрытую обувь? 3-3, с третьего броска. «Может, это просто потому, что твои ноги выглядят плохо?» :) Нет, такая мысль у меня даже не возникла – поскольку я знаю, что с ними все в порядке. Но, чтобы исключение данной версии было засвидетельствовано, спросила: причина в этом? 4-4, с третьего броска. Что и требовалось доказать…) – Это как-то связано с моей смертью? 5-5, со второго броска. Как именно открытая обувь может быть связана со смертью? Но если сказано, что так – значит, так… Да ведь тут все очевидно! И на это указал тот ответ, который вначале показался мне непонятным: Populus. Люди, – живые люди! То есть, я не должна выглядеть так, как они. Мертвецов не хоронят в босоножках… Кстати, и Rubeus мог указывать на это: «красный», – кровь, энергия, жизнь. *

*

*

*

*

Проходя мимо дома, через дорогу от которого начинается парк (куда я и направлялась), я увидела прямо перед собой подвеску со шнурком. Сова, сидящая на веточке. Очень красивая, из черненого серебра (проба 925), зеленые глаза-камешки… Птица Минервы, символ мудрости, – это ведь явный знак, что теперь я понимаю все правильно? Не говоря уж о том, что я сама – «сова»: ночами не сплю… Свет мой, спасибо тебе. Спасибо!... Да, а ведь еще сова в Древнем Риме считалась предвестницей смерти. И я дважды видела сны о ней. Три с лишним года назад – будто сова села на окно и смотрит на меня, а потом мне рассказывают, что видели ее кружащей у меня над головой; полтора года назад – будто сова села мне на грудь. В этом сне я лежала навзничь на лугу в солнечный летний полдень, – такой, как сейчас… Подвеска, которую носят на груди… Значит, вот что?...


Я прошлась через парк. На лугу фотографировали невесту – в очень красивом струящемся платье персикового цвета, с букетом белых цветов… *

*

*

*

*

Ночью я открыла документ, куда скопирован текст какой-то книги о народных поверьях (уже не помню, какой). Просто захотелось посмотреть приметы, связанные с обувью. Книга построена по алфавитному принципу. Пролистывая текст до «Обуви», я нечаянно остановилась на статье «Отлив» – и мой взгляд упал на строки: …больной туберкулезом в последней стадии и уже приготовившийся умереть, спросил свою сестру, начался ли отлив. Когда она ответила, что отлив уже начался, он улыбнулся и сказал, что жить ему осталось недолго.

Я записала это в дневник. Вставив в него этот фрагмент, взглянула на часы – 4:38. *

*

*

*

*

Под утро в поилке для голубей еще было много воды. Но я, уже привыкнув выходить во двор на рассвете, решила вынести мусор. И, обогнув дом, невольно остановилась: все небо, от края до края, было прочерчено белым следом от самолета – уже широко расплывшимся, редеющим, – а под ним далеко-далеко летел еще один самолет, розовый в свете зари…

IV Я еду в горящем поезде. Остановить его почему-то нельзя. Вначале от пассажиров скрывали, что начался пожар, затем стали передавать по радио какие-то сообщения, но также преуменьшая опасность. Я потрогала потолок в купе: обжигающе-раскаленный. Сказала об этом в переговорное устройство. Что мне ответили, не помню… Интересно, что когда-то я уже видела сон о горящем поезде – только наблюдала за ним со стороны. Суть того сна была, в общем, сходной: там сами пассажиры не хотели верить сообщениям о пожаре, – так спокойнее, – а потом оказалось, что спасаться уже поздно… Тот сон я не соотнесла с собой: подумала, что мне просто показано в аллегорической форме, «как бывает». Ну, а сейчас? Поскольку я сама находилась в поезде, участвовала в событиях – ясно, что это символизирует какую-то мою ситуацию… Вряд ли так отобразилась болезнь: я ведь не скрываю ее от себя – и вообще не воспринимаю как «опасность». Хотя, может, здесь просто показано, что она вначале развивалась скрыто – и что сейчас объективное состояние более серьезно, чем мне кажется? Да нет, все равно не то… Как бывает часто, безошибочная догадка пришла, когда я отвлеклась от попыток истолковать сон. Тут ведь явно было отображено, как я порой вывожу Его из себя: не могу остановиться – и не хочу задумываться о том, что в результате возникнет «пожар»…)))


Конечно, я иногда бываю несносной. Занудствую из-за ерунды, упрямлюсь по-глупому – с тем человеком, который достоин подчинения во всем! Это притом, что когда-то, гадая на вопрос: «буду ли Его подругой?» – я прочитала в книге строку: «Дав понять, что она будет покорной женой»… И тот наш разговор, тоже через книгу: «Как ты только меня терпишь?» – «И сам не знал»… А не так давно мне было еще указано слово «вредина» ). Но все же… Все же Он однажды высказался в том смысле, что я – «именно та». И недавно мне пришла в голову мысль, которую я даже затрудняюсь выразить, но, в общем… Возможно, дело-то как раз в том, что меня Он может заставить слушаться? (Чего не удавалось еще никому). Вернее, Он умеет сделать так, чтобы в итоге мне самой захотелось «быть покорной женой»… Не знаю, как все это объяснить лучше – но для себя, кажется, верно уловила суть. Впрочем, один человек раскрыл ее очень хорошо, – в своей пьесе «Укрощение строптивой»… *

*

*

*

*

Я собираюсь поехать в Рим. Подумала, что в общем-то это удастся легко, ведь сейчас безвизовый режим. Нужны деньги – ну, соберу какнибудь минимальную сумму на неделю пребывания. А в Риме пойду к Его могиле… Тут же я вспомнила, что ее нет. Ну, значит, пойду просто побродить по улице Muzio Scevola. Не говорю по-итальянски – но это тоже не помеха: во-первых, кто-нибудь там все-таки знает английский, во-вторых, в Южной Америке я в первую поездку тоже почти не владела разговорным испанским (а тем более, их диалектом), но все же как-то объяснялась с местными и добиралась куда надо… Просыпаясь, я вспомнила: «Да ведь это ни к чему. Он сам говорил, что современный Рим меня только разочарует. А если уж все-таки захочется там побывать – скоро я смогу это сделать по-другому»… *

*

*

*

*

Прямо посреди моей комнаты – надгробие, вроде узкого каменного желоба. Я удивляюсь: неужели разрешается захоронить человека в жилом доме? Но из чьего-то ответа понимаю, что это просто копия надгробия, установленного над могилой на кладбище... Интересно: это символизировало мою могилу или Его (о которой я думала в связи со вчерашним сном)? Наверно, ни то ни другое: ведь у меня тоже не будет могилы как таковой, – я завещала развеять пепел. *

*

*

*

*

Мне захотелось пройти из конца в конец тополиную аллею посреди бульвара Л. Чуть не доходя до конца, я села отдохнуть на лавочке в тени. Впереди была пустая асфальтовая площадка. Цветущая липа, выступившая к ней в своем узорчато-сборчатом наряде, – пышная зелень веток, окаймленных светлыми сережками, – выглядела как на нерезком снимке, где двоятся очертания. Дальше, через дорогу – монолитное серое здание с интересной формой кровли: то плоская, то домиком. В ярком синем небе плыло облако, узкое и заостренное спереди, как древний корабль. Оно выплывало из-за липы над пологим скатом одного из этих домиков, стремясь к его гребню, как к пристани. А если


опустить взгляд, я видела мягкую песчаную пыль, испещренную птичьими следами, редкую траву и россыпи рыжих сережек с деревьев… Подумав: «пора уходить?» взглянула на часы – 17:38. Меня это не удивило. В последнее время это повторялось так часто, – мысль «пора уходить» и эти цифры на часах, – что я скорее удивилась бы, если бы время было другим… *

*

*

*

*

Ночью я по какой-то ссылке перешла на сайт, где врачи-фтизиатры отвечают на вопросы. Уже не помню, что именно мне хотелось посмотреть, но я прочитала ответ одному мужчине, у которого на снимке были обнаружены то ли спайки, то ли затемнение. «Обойдите как минимум 3 рентгенологов и получите объективную информацию». Трех как минимум!...) Это пишет старший научный сотрудник института фтизиатрии, кандидат медицинских наук. Еще одно подтверждение, что рентген – вовсе не истина в последней инстанции, как я думала когда-то… А дальше – о том, что диагноз можно поставить только «после сопоставления комплекса данных, как Ваших жалоб и рентгена, так и объективного клинического и лабораторного обследования». В общем, все ясно… Нет, конечно, на рентген я все же пойду, – в июле, как решено, – но теперь вообще не буду возлагать на него никаких надежд. Что-то определят – хорошо, нет – ну и ладно. В ту же ночь я смотрела один фильм. «Я обязан исполнить его – без жалости и сострадания». В этот момент я почему-то взглянула на время просмотра… 0:38:24. Речь шла о решении, равносильном смертному приговору. Но я ведь и не нуждаюсь ни в каком сострадании: мое «38» – это мой осознанный выбор… Если это вообще был знак – то, наверно, стоит учитывать только первую часть фразы. Ну, а если все же учитывать вторую – может, знак подсказывал, что мне не стоит жалеть родственников? (Я и так не могу сказать, что особо задумываюсь об этом: просто порой мелькает в уме, что, наверно, они все-таки будут огорчаться, – во всяком случае, первое время)… Но даже если это мой выбор – он ведь предопределен судьбой. А может, вернее будет вообще сказать, что это моя судьба, которую я выбираю добровольно… Одним словом, мне суждено уйти из жизни в 38 лет, а им – пережить меня. Все будет так, как должно быть. *

*

*

*

*

К слову о судьбе: вдруг вспомнилось… В инязе на первом курсе были «Основы медицины» (когда-то институт считался педагогическим, – и хотя в то время, когда я училась, он уже назывался «Лингвистический университет», этот предмет еще продолжали преподавать как бы по инерции. Так же, как заставляли проходить практику в школе, – из-за чего я ушла с четвертого курса… Может, все так и до сих пор?)) В конце года – экзамен: два теоретических вопроса и одно практическое задание, – наложить шину и т.п. Я точно знала, что, каким бы ни оказалось это задание, выполнить его я не смогу – поскольку даже отдаленно не представляю себе нужных действий. (Когда что-то показывали на занятиях, не присматривалась вообще). А преподаватель – и так очень строгий – именно на этих практических заданиях валил


беспощадно… В общем, я шла туда, уверенная, что сдать не удастся (правда, относилась к этому спокойно – как и к любым оценкамзачетам-экзаменам. Наверно, потому, что не расстроилась бы, даже будучи отчисленной за неуспеваемость, – уж очень меня тяготила и сама учеба, и все тамошние порядки…) В общем, положилась на авось. Теорию тоже учила выборочно, – так, пролистала учебник за день накануне. Ну и вот, мне попались именно те два вопроса, которые я знала отлично – причем смогла привести еще и исторические примеры, просто благодаря общей эрудиции. «Зверь-преподаватель» был так впечатлен, что сам остановил меня – и, не став задавать практическое задание, поставил «5». Первый вопрос был – эпилепсия, второй – туберкулез. Хотите верьте, хотите нет…) *

*

*

*

*

Это было через два дня. Находясь в соседской квартире, куда хожу присматривать за котами, я от нечего делать листала снятую с полки брошюру о Кашпировском. Я категорически против посещения сеансов инфекционными больными, в частности, туберкулезом. То же самое касается и эпилепсии.

Конечно, мне сразу вспомнилось, что я писала в книге… Даже если и просто совпадение, то довольно-таки символичное – как, кстати, и фамилия автора: Морговский.) Поставив брошюру на место, я увидела, что почти рядом на той же полке стоит книга «Земля, до востребования». *

*

*

*

*

Я пришла в очень красивый парк. Тенистые дорожки, выложенные мрамором, никого вокруг. Стоя на опушке парка, я взглянула в чистое синее небо – и увидела, что его до половины занимает стена, как будто сложенная из мраморных глыб. Чувство было очень хорошим, светлым. Я воспринимала это как знамение, – в том смысле, что мне показана стена какой-то заветной обители, где меня ждет желанная цель. («Встреча с Ним» – это не думалось прямо, но как бы подразумевалось само собой)… Записывая этот сон в дневник, я услышала, как по телевизору звучит песня: «Дивлюсь я на небо та й думку гадаю»… Значит, и правда – скоро?... *

*

*

*

*

Выйдя пройтись, я думала, как говорится, о том о сем. Сейчас не могу вспомнить ни одной из этих мимолетных мыслей, кроме той последней, при которой мне пришлось остановиться на ходу. Если изложить словами и подробно, то она звучала бы так: «вот эта боль в груди, – да, ощущается постоянно, но ведь ее никак не назовешь сильной. И вообще я по большому счету чувствую себя нормально, – ну, то есть, не как тяжелобольной человек: хожу, ем. Как-то невероятно, что такая мелочь – проявление того, что в итоге – »… И тут мне что-то попало в глаз, – вроде легкой мошки или, скорее, пушинки с тополя. (Я шла как раз в тени тополей)… Остановилась, вынула зеркало. Не увидела на глазу ничего (и ощущение прошло, – видно, пушинка улетела). Взглянула на Его изображение… А затем, ступив дальше, увидела


перед собой 5 копеек – наполовину врытые в землю. И когда подняла монету, она была снизу облеплена землей. Число Меркурия – притом показанное мне очень символично… *

*

*

*

*

Не помню, как я набрела на эту книгу, – о женщинах в Древнем Риме. И не скажу, чтобы она показалась мне особо интересной: в общем, так себе. Вот разве что одно… «Мы знаем от Плиния, что к его родственнице Фаннии прислали весталку Юнию, явно болевшую туберкулезом. Дело в том, что в случае болезни весталку вверяли попечению и охране какой-либо матери семейства, поскольку в родную семью их возвращать не разрешалось. На сей раз великодушная хозяйка сама заразилась от больной и умерла». Осенью 2013 года я спрашивала высших покровителей, суждено ли мне умереть от туберкулеза. На «картах римских богов» выпала Веста, – богиня домашнего очага. Также этот символ означает верность, поклонение чему-то, обет… «Тебе будет дано по твоим молитвам»? Или проще – «умрешь у себя дома»? Тогда мне пришли в голову оба эти варианта. Позже я подумала, что ответ мог означать – «да, умрешь от болезни, которая была у тебя дома» (т.е., у родственников). А сейчас он, конечно, вспомнился мне снова… Ведь «Письма» Плиния Младшего я прочла впервые за несколько лет до того – и они все время были у меня в компьютере, и иногда я их перечитывала (хотя, кажется, не подряд). Но этот рассказ о весталке не помню совсем. Интересно – может, ответ и правда указывал на него?... Открыла «Письма»: Меня беспокоит болезнь Фаннии. Она схватила ее, ухаживая за весталкой Юнией, сначала по собственной воле (она с ней в свойстве), затем по решению понтификов; весталки, вынужденные по болезни удалиться из атрия Весты, поручаются заботам и охране матрон. Старательно выполняя эту обязанность, Фанния сама оказалась в опасности. Лихорадка не покидает ее, кашель усиливается, она до крайности ослабела.

Судя по описанию – скорее всего, это действительно был туберкулез. И очень вероятно, что «Весту» следовало понимать именно так… Я проснулась раньше обычного – от громкого телефонного разговора О.А. за стеной. Она рассказывала Ирине, что не может погасить фонарик в мобильном. Когда я вышла из комнаты, она еще и нечаянно направила луч мне в глаза… Я тоже не знала, как решить проблему, но наугад нажала на верхнюю кнопку посредине – и фонарик выключился. Веста, неугасимый огонь… Знак, что ночью я поняла все верно?

V Решив проверить, правильно ли помню то о рабынях (что, если оказалась бесплодной, а продавец не предупредил об этом, можно было расторгнуть сделку), – я набрала в интернете какой-то подобный запрос и встретила текст – что-то вроде учебного пособия, – где помещена таблица: какими были в Древнем Риме права мужчин, женщин и рабов. О женщинах сказано, что они были вообще полностью бесправны


(что не совсем соответствует истине), и приводится цитата: «Жена должна терпеть грубость мужа, ибо как-никак он является ее защитником, тогда как оскорбление мужа женой не допустимо в принципе» (Павел Д.47.10.2). Мне это показалось странным. Да, конечно, в Риме было заведено так, что жена подчиняется мужу, – и, конечно, не все мужья обращались с женами вежливо, – но чтобы об этом говорилось именно такими словами… В общем, у меня возникло ощущение какой-то нелепости. Решила проверить, – «Дигесты Юстиниана», книга 47, раздел X, 2. Текст, который я читала несколько лет назад – и с тех пор запомнила: «В том случае, если оскорбление нанесено мужу, жена не (может) предъявить иск, так как справедливо, когда мужья защищают жен, а не жены мужей». Значит, на том сайте просто был приведен искаженный перевод, с неверно понятым смыслом. Так же, как «о брошенном копье» в русском переводе XII Таблиц… Но теперь я, конечно – как и в том случае с копьем – решила найти латинский текст. Quod si viro iniuria facta sit, uxor non agit, quia defendi uxores a viris, non viros ab uxoribus aequum est. Дословно: «Если мужу нанесено оскорбление, жена не действует [не вчиняет иск], поскольку справедливо, чтобы жены были защищаемы мужьями, а не мужья женами». Ясно и четко, черным по белому… Как это можно перевести таким образом, как на том сайте? И ведь не в какой-нибудь развлекательной статье, а в пособии для студентов! Или, может, мне не так запомнилось? Нет, все так: сайт с различными учебными материалами, раздел «римское право»… О боги!... Будь моя воля, таких знатоков латыни я бы лишала и доступа в интернет, и вообще любых письменных принадлежностей. Я уж молчу о том переводе Валерия Максима, вернее, не хочу повторяться… В таких случаях мне правда становится просто тошно. Ну если ты плохо знаешь язык, – настолько, что путаешься в падежах и глагольных окончаниях, – зачем же ты берешься переводить?! Ведь теперь – кто знает, сколько людей будут уверены, что римский юрист Юлий Павел (которого называли Prudentissimus, «умнейший»!) – писал такую чушь… Насчет рабынь – да, все верно. Об этом сказано там же, в «Дигестах», – книга XXI, «О возвращении купленной вещи продавцу и об уменьшении покупной цены». Конечно, оттуда мне и запомнилось… Вообще правила купли-продажи рабов там расписаны очень подробно. Приведен исчерпывающий перечень изъянов, при которых раб считается «больным» (то бишь, некачественным товаром). Мне понравилось высказывание того же Юлия Павла: У кого не хватает зуба, тот не является больным, ибо у большей части людей отсутствует какой-либо зуб, но в силу этого он не является больным. «У большей части людей», – как само собой разумеющееся… Да, римляне не были склонны трястись ни над своим здоровьем, ни над внешностью. (Теперь, если кто-то из родственников что-то скажет насчет моих зубов, буду сразу приводить эту цитату. Хотя вообще-то вряд ли скажут: все уже поняли, что бесполезно…)) *

*

*

*

*

Под вечер я сидела в парке, на тенистом склоне луга. Подумав: «пора идти?» – посмотрела в фотоаппарате время. 17:37. То есть, «следующее – 38»? Все же, чтобы соблюсти традицию, я выключила аппарат и сразу включила снова. 17:38. Тут же я услышала, как ко мне обращается женщина примерно моих лет, до сих пор отдыхавшая чуть выше на склоне. Сказала, что отлучится на пару минут, – не могу ли я посмотреть за ее вещами? «Да, конечно». «Ну так вы посидите там!» Когда я увидела вещи, ее


просьба меня несколько рассмешила: там было только покрывало (собственно, просто бесцветная тряпка) и стоптанные потертые босоножки-вьетнамки, с деревянными бусинами на лямках, – такое, на что уж точно никто не позарится. (А тем более, вокруг еще и не было людей)… В общем, она отошла за кусты, а я постояла над ее пожитками. Потом она вернулась, поблагодарила, я сказала «не за что» и пошла домой. А ведь это явный знак насчет того, что мне было недавно сказано о босоножках? То есть, что они «задержали бы» меня на этом свете? Я собралась уходить в 17:38 – и замешкалась, по сути, из-за босоножек. Символика очевидна… Разумеется, я уже и так не думала о том, чтобы их покупать – но, видимо, мне решили послать такой знак, чтобы окончательно подтвердить, что к чему. Наверно, я выразилась не совсем точно: естественно, я не думаю, что покупка босоножек могла бы повлиять на срок моего ухода из жизни. Так ведь мне и сказано было не об этом. Насколько я понимаю, суть заключалась в следующем: уход уже настолько близок, что в его преддверии я не должна носить обувь, символизирующую принадлежность к миру живых. Отказом от этого я как бы засвидетельствую свою готовность, что ли… Ну, а может, здесь что-то сродни жертве, которую приносят ради исполнения желаемого. Или, вернее, все вместе… *

*

*

*

*

Ночью я, как всегда, периодически ложилась на постель. После последнего перерыва сев за компьютер, увидела время – 4:38. Я где-то на окраине Киева. Солнечное утро. Высокий холм прямо передо мной, и в его склон вставлено множество плит: как будто из светлого камня, или квадратные, или прямоугольные, высотой примерно в рост человека. В них вертикальные щели, уходящие вглубь немного под углом. То есть, понятно, что за этими плитами пустое пространство… Картина была поразительной – и запечатлелась в моей памяти очень ясно. Я решила подойти поближе, посмотреть. (Подумала, что взбираться на холм будет трудно – ну ничего, как-то смогу!) И еще меня, конечно, порадовало, что вокруг нет людей… Я долго поднималась по крутой узкой тропе, как бы ступенчатой, из каменных глыб. Кое-где они шатались под ногами, а порой между ними был разрыв, – просто земляной, почти отвесный склон, – и казалось, что там подняться вообще невозможно. Но я, скользя по осыпающейся земле, хваталась за верхнюю ступень – и все же взбиралась дальше… Был экстремальный момент, когда я оперлась ногой о камень, желая от него оттолкнуться, а он закачался – и я, потеряв равновесие, стала падать вместе с ним. Летела, выброшенная в воздух, как из катапульты. «Все, конец!» Эта мысль не вызвала у меня страха, но я все же сумела как-то перевернуться в полете – и успешно приземлилась на ноги. Наконец я взошла почти на самую вершину, села на краю каменного обрыва и смотрела в даль, окутанную солнечной дымкой. Те загадочные плиты были прямо рядом со мной, и, конечно, я решила их пофотографировать. Но увидела, что снимки в аппарате получаются то затуманенными, то как бы «под старину», с фильтром «сепия» и размытыми очертаниями. Тогда я наконец поняла, что здесь аномальная зона. А за этими плитами – камеры, где люди добровольно захоранивались заживо (кажется, во время какой-то войны, чтобы не сдаться врагу). Вошел внутрь, задвинул за собой плиту – и она закрывается наглухо… Наверно, этот сон символизировал мое «восхождение к добровольной смерти»?


После этого снилось, будто к нам домой должен прийти Моцарт – именно затем, чтобы познакомиться со мной. В конце концов пришел, я с ним поздоровалась (думала, что надо будет говорить по-немецки, но оказалось, что он владеет русским: сам сказал «Добрый вечер»). С виду был такой, как на портретах… Вначале, вспоминая этот сон, я была поражена его нелепостью. А сейчас пришло в голову: Моцарт – «Реквием»? ) *

*

*

*

*

Вчера я услышала от родственников, что соседка хочет отдать в приют кошку, которую взяла недавно. Причина – бегает, шумит по ночам, «и когда привозят Алисочку (внучку), она не может заснуть». Я вышла из себя, сказала, что это жестоко – отдавать в приют животное, которое уже было дома, и что я бы с таким человеком после этого вообще не здоровалась, и что она ведет себя как жена моего дяди, настоявшая на том, чтобы прабабушка продала кур, потому что они мешали спать ее мерзкому ребенку (из которого, кстати, не выросло ничего хорошего), только эта еще хуже – потому что, во-первых, та со своим ублюдком постоянно жила в том доме, а во-вторых, курам, в общем-то, все равно, где жить, а кошке не все равно. Дальше у меня прорвалось то, чему я обычно не даю ходу: «как я ненавижу этих поганых личинок, одно зло от них!» (Хотя, конечно, забота о ребенке тут была лишь предлогом). И наконец я сказала, что в таком случае возьму кошку себе. В ответ услышала бурный протест: пять котов, невозможно… Был уже поздний вечер, и я не стала спорить, – за ночь кошка все равно никуда не денется. Но, уходя к себе в комнату, так и кипела. По правде сказать, даже выругалась, – конечно, не в их адрес, просто: «сплавить кошку в приют, потому что мешает ребенку, которого привозят раз в две недели на два дня, – да что ж это за так твою мать!»… Утром мне сообщили, что соседка с радостью отдает кошку нам (ну еще бы). Подействовала моя речь?!... Но, конечно, не без помощи высших сил, – тут не может быть никаких сомнений. Киса очень славная, трехцветная, семь месяцев. Правда, потом мне мельком подумалось: а ведь скоро ухаживать за котами придется уже не мне, – то есть, можно сказать, что я взвалила на родичей лишнюю обузу? Ну ничего: в конце концов, коты не требуют особых хлопот, это же не собака, с которой надо гулять. И главное, что она все-таки будет жить дома, а не в приюте. *

*

*

*

*

С наступлением лета квартиру, как всегда, наводнили насекомые всех видов и мастей. Все, что нарисовано на инсектицидных аэрозолях – все в наличии! Решив вести борьбу с нечистью до победного конца, я купила «Раптор» (порекомендованный продавцом, как наилучшее средство). Надпись на баллоне – «мгновенное действие» – оказалась правдой; надеюсь, что сбудется и «продолжительный эффект». Веселенький оскаленный динозавр… Еще одна «рептилия, похожая на дракона»?... Во сне, увиденном чуть больше трех лет назад, она явно символизировала «разгар болезни». Года через полтора с лишним я нашла брелок в виде тираннозавра – и вскоре после этого начала харкать кровью. Интересно, а теперь, – если это, конечно, не случайное совпадение, – что нового следует ожидать теперь?...


Да, а ведь днем было сказано, что «кошку возили в клинику на Кардачах»… Та фигура огненной рептилии во сне – она же была в районе Караваевых дач. (Местность названа по фамилии известного врача, и тогда я истолковала это, как дополнительное указание на область медицины – т.к. меня занимал вопрос о рентгене). Так, может, сейчас мне как бы подсказано, что уже наступило время, когда на рентгеновском снимке выявят признаки tbc? Я собираюсь идти примерно через месяц, – ну вот, как раз…

VI Большая комната, застланная ковром. Говорят о каком-то полководце или диктаторе. Три его принципа. Первые два – «изучение пути к победе» и «путь изучения победы». Третий – как следствие первых двух. Я говорила, что считаю эти принципы абсолютно верными…

Такой сон привиделся мне лет пять назад; вчера я встретила его описание, зачем-то решив просмотреть последнюю часть книги X, где цитируется мой дневник сновидений… До сих пор я не знала, как истолковать этот сон, – вернее, мне казалось, что в нем просто нет особого смысла: он отобразил то, что для меня понятие победы является главным в жизни, только и всего. А сейчас пришло в голову: тут ведь была ясная подсказка – «подумай, в чем именно заключается настоящая победа!» Поскольку этого-то я и не понимала – несмотря на множество случаев, из которых можно было извлечь верный вывод, и несмотря на разговоры с Ним, где все было сказано вообще напрямую… Вот пример: мне долго не давал покоя один эпизод (хотя его и нельзя назвать очень важным), и в течение 2013 года я трижды – с разными временными промежутками – спрашивала Его о разных аспектах той ситуации. И в каждом из этих разговоров на картах выпадала Виктория, – победа. (А остальные ответы поясняли, почему так). Конечно, мне было отрадно узнать, что «я победила», – тем более, что Он никогда не сказал бы это просто из желания сделать мне приятное: вот уж не тот человек! – но «почему», я так и не смогла уяснить до конца. Просто приняла на веру… А потом были еще несколько «разборов ситуаций», при которых я уловила, что Он хочет донести до меня по сути следующее: Vincere scis, victoria uti nescis, – «ты умеешь побеждать, но пользоваться победой не умеешь»! (Ну да, Ганнибалу это было сказано в другом смысле. Но, в общем, я поняла, что говорится мне: ты умеешь одержать победу – да что в ней толку, если ты не можешь ее увидеть?)… И вот – лишь недавно до меня наконец дошло. Настоящая победа не в том, чтобы разгромить врагов, демонстрируя сокрушительную мощь. Настоящая победа – в том, чтобы достичь своей цели, а противнику не дать достичь своей! Сейчас я поражаюсь тому, как долго не могла усвоить эту очевидную истину. Что ж, лучше поздно, чем никогда, – только одно тут и можно сказать… *

*

*

*

*


В солнечно-тенистой аллее было пустынно и очень тихо. (На этот раз я сидела в самом начале бульвара). Если оглянуться, в небе меж двух тополей виднелся короткий белый стежок, – обрывок самолетного следа, – перечеркнутый черной линией проводов. А рядом тянулся вверх другой след, «живой»… Время от времени мне вспоминался сон этой ночи. Очень странный сон. Кто-то (как будто бы в какие-то древние времена) приговорен к смерти, и, согласно обычаю, девушка, которую выбрали судьи, должна сшить ему «смертную рубашку» (ту, в которой он будет то ли казнен, то ли похоронен. В общем, на смерть). Но девушки из лучших семейств, – те, среди которых выбрали эту одну, – договорились, что они будут шить все вместе, по частям: кто-то один рукав, кто-то другой, и т.д. Они предложили судьям такой вариант, и он был одобрен – в то время как на самом деле это было задумано, чтобы помочь смертнику выйти на волю…


Да, видимо, это один из тех снов, о которых у Артемидора в «Онейрокритике» сказано: «Существуют сновидения, которые невозможно истолковать до их исполнения. Если ты сумеешь истолковать такой сон, то я сочту тебя удачливым, если же не сумеешь, то не буду считать тебя неумелым»… Правда, вряд ли этот сон вообще может как-либо исполниться. Хотя, с другой стороны, в той же книге сказано: «во сне даже незнакомые люди символизируют то, что произойдет со сновидцем» – и я не раз убеждалась, что это так… Но, наверно, здесь все-таки просто подразумевалась некая аллегория, которой я не могу уловить. Передо мной был беленый кирпичный забор, за ним трехэтажное здание из беленых же кирпичей – казавшееся чуть темнее, так как побелка просвечивала. По направлению к углу она постепенно сходила на нет, так что в конце было видно серо-розовую стену за мелкой зеленью кустов. (И как раз напротив этого места в заборе была серая калитка с оконцем). Вроде бы и ничем не примечательная картина, но от нее веяло чем-то таким хорошим… Вообще надо подумать: даже если сон просто отобразил в символической форме какую-то абстрактную мысль – то в чем ее суть? Если шить будут несколько человек, то работа будет закончена быстрее, ясно само собой. Так, может, в этом и заключалась «помощь» обреченному на смерть, – чтобы скорее свершилось то, что суждено?... Освобождение – от уз земной жизни… Да, а ведь это, наверно, Парки?! Ну да, те прядут, а не шьют – но это уже детали. Как часто бывает во сне, замещение одного образа другим похожим. Главное – и там, и там задействована нить, которую обрезают по окончании работы… Итак, мне показано, что они «взялись за дело»? Взглянув вправо, я увидела, как вдали ослепительно сверкнули из-за деревьев два металлических блика (от машин на автостоянке). А еще дальше, за плавным поворотом бульвара, в прозрачной тени, мерцали и качались тополя – как уходящий караван. И, как бывает нередко, в этот миг я абсолютно ясно почувствовала, что смотрю туда не одна. Казалось даже, что стоит протянуть руку, и… Встав со скамейки, я увидела на ней до сих пор не замеченную надпись. Черным маркером, в окружении нарисованных сердец: «Любовь – это счастье, цените его! Цените каждый момент, когда вы рядом.»


*

*

*

*

*

Снилось, будто я несколько лет назад принимала наркотики для того, чтобы видеться с Ним во сне. Об этом вроде бы написано в моей книге. Чувство было сродни шоку: «да нет, это невозможно! Но, значит, все-таки правда, просто забылось?»… (Я всегда очень негативно относилась к наркоманам, никаких веществ не пробовала ни разу – даже несмотря на то, что в юности в моем кругу общения увлекались «планом», – и точно могу сказать, что это один из тех поступков, которые для меня исключены полностью). Потом – тогда же, во сне – появилась еще другая мысль: «но, значит, я все же как-то смогла бросить?» И это удивило меня не меньше… Конечно, проснувшись, я сразу поняла, с чем был связан такой сюжет. Сон, как всегда, буквально показал то, что сказано в образном смысле. «Как наркоман без дозы»… Именно так я когда-то писала о жажде свиданий с Ним – и видимо, накануне мельком вспомнила об этом. Да, «смогла бросить». Потому что как-то почувствовала: я становлюсь Ему менее интересна, если мне не интересно ничто, кроме Него. Вернее, после того как я это поняла, все само собой стало по-другому. Не так, что «мне не интересно всѐ, что не Он», а так, что – «многое мне интересно вдвойне, потому что есть Он». И – может быть, это прозвучит странно, но мне кажется, что именно с тех пор, как стало так, можно сказать, что я полюбила Его по-настоящему… *

*

*

*

*

Я набрела на еще одно хорошее место недалеко от дома: несколько скамеек в тени, возле авиационного колледжа. Конечно, я видела их и раньше, но там всегда кто-нибудь сидел, а сейчас – никого… Эта площадка, затененная деревьями, возвышается над близлежащей улицей, – расположена как бы на краю обрыва, вровень со вторым этажом дома напротив. Его окна, налитые разреженным настоем темноты, тускло поблескивающие, как фольга (а некоторые и правда были затянуты ею), белесая, словно припыленная листва замерших тополей вокруг – во всем этом был оттенок какой-то бесцветной зыбкости, сродни послеполуденной дреме. И поэтому особенно ярким – но также неуловимо похожим на сон – казалось то, что было рядом со мной, справа: огненные лилии на фоне черного гранитного фундамента. А впереди радовала взгляд зеленая сень каштана и светлая стена из множества мелких плиток, за каждой из которых просвечивал овал – как яйца в инкубаторе… Интересно, было ли утреннее происшествие знаковым?... Те старые летние сапоги я все-таки не стала выбрасывать: где заклеено, пока держится, так что пусть будут на всякий случай. Постирала их и отнесла сушиться на балкон в той же соседской квартире, – там окна на солнечную сторону. Входя на балкон, увидела, что белая кошка стоит на карнизе за стеклом… У меня оборвалось сердце. «Нюся! А ну сюда, вниз!» Она, снисходительно взглянув на меня (чуть не написала – «пожав плечами»: выражение было именно таким), неспешно наклонилась и проскользнула обратно на балкон, – через ту же самую узкую щель, которую хозяева оставили для проветривания, привязав створки. Я не могла даже представить, что кто-то из котов сквозь нее просочится! Но теперь, конечно, закрыла окно наглухо… То, что я вошла туда со своей обувью в руках – и увидела особь женского пола, которая совершила недолгую близкую вылазку из дома, а теперь больше не будет покидать его вообще… Учитывая весь предыдущий «обувной контекст», наверно, этим еще раз подтверждалось, что


по сути так же будет со мной? Ну что ж, если так – accipio omen. Да ведь я сама понимаю, что по-другому не может быть. Но пока я еще в состоянии совершать такие «вылазки» – даже вблизи от дома всегда есть чем полюбоваться. Вот как сегодня. А когда не смогу, так мне уже и не захочется. *

*

*

*

*

Ночью я искала в сети что-то о снах, – не помню, что, но не очень важное, – и увидела ссылку на статью о славянских поверьях насчет снов, предвещающих смерть. Открыла – так, без особого интереса. И, начав читать, услышала за спиной громкое звяканье. Кошка, лежащая на книжной полке, перевернула кувшинчик в виде амфоры, который стоит рядом с книгами о Древнем Риме… Знак?... В этот момент я читала следующее: дом без окон и без дверей видеть. С год назад я видела сон, где была с Ним в старом здании – как я написала тогда, «напоминающем амбар»: оно было именно без окон. Но я еще и тогда, вспоминая сон, подумала о том, что здесь была загробная символика. Так что сейчас мне, в общем-то, не открылось ничего нового… Может, дальше? Лапти худые во сне видеть — к долгой дороге либо к смерти.

А ведь я только что описывала в книге тот эпизод, когда вошла на балкон с «худыми лаптями» в руках… В «Онейрокритике» сказано: «нет разницы между дневными знамениями и теми, которые привиделись во сне, но те и другие предвещают одно и то же». То есть, мне подтверждено, что в том эпизоде действительно был знаковый смысл, – именно такой, как я поняла… Из острога, тюрьмы во сне выйти — к смерти. (В позавчерашнем сне: «выйти на волю»…) Рвать или резать пряжу во сне — к смерти. (То, что я пишу о том же сне: «обрезают нитку»…) Варить рака во сне — к смерти.

Таких снов у меня не было – но однажды я увидела вареного рака прямо перед дверью подъезда. Значит, теперь еще более ясно, что он был просто подтверждением скорой смерти, а не именно этого заболевания (как мне подумалось тогда). Яблоко есть во сне — возможно, к смерти.

Около года назад я ела яблоко «белый налив», которое к тому же дал мне покойный родственник. Тогда я истолковала это так, что «белый налив» символизирует «белую чуму», как называют туберкулез. И, значит, не ошиблась… Яд во сне принимать — возможно, к смерти.

А вот такой сон я видела четыре года назад. Так что вряд ли он предвещал смерть, – тем более, что был очевидно навеян впечатлениями от недавно прочитанного. Хотя… Тот сон завершился тем, что я осталась жить, но с уверенностью подумала: «все равно ненадолго!» Наверно, в этом-то и заключался его смысл? *

*

*

*

*

Той же ночью я сделала эскиз размещения фотографий в новом фотоальбоме «Живого журнала». Добавила туда несколько снимков с одной из прошлых выставок цветов… Закрыв файл, открыла папку с музыкой, чтобы послушать «Не для меня». Посмотрела на часы – 3:38.


Я хотела записать это в дневник, но потом забыла – и вспомнила только вечером следующего дня. (Конечно, эпизод не очень значительный – и, может, просто случайно совпало так, – но совпадение символичное, что ни говори…) Записав, взглянула на часы – 19:38. *

*

*

*

*

Я была в очень красивом городе. На перекрестке фонтан: чашу поддерживают золотые или, скорее, бронзовые львы, а над ними то ли амуры, то ли сильфиды в полете. Вправо уходила длинная улица, теряющаяся в густой тени, и я решила пойти по ней (вернее, как бы точно знала, что мне туда). Шла, наслаждаясь тенистой прохладой, любуясь красотой вокруг. Что я видела, сейчас не могу отчетливо вспомнить, – сохранилось лишь впечатление чего-то таинственно прекрасного. Но хорошо помню тот дом, к которому я наконец свернула с такой же уверенностью. Высокий, из белых камней, похожих на мрамор, он еще строился, но был уже почти завершен, – кажется, осталось только вставить окна. В их проемах сверкало солнце, и отовсюду склонялись гроздья огромных лиловых цветов… Я говорила с мужчиной – архитектором этого дома, но это уже запомнилось смутно. Помню только сам факт беседы, а о чем – не отложилось в памяти… Наверно, так мне было показано то пространство сна, где я смогу встретить Его? Дом почти достроен, – значит, «дух песни» (и мой дух, сотрудничающий с ним) уже проделал большую часть работы. Окно – символ зрения; то есть, «еще чуть подожди – и увидишь желанный образ»… Потом мне пришло в голову еще одно толкование, – впрочем, я допускаю его лишь теоретически: если воспринимать всерьез, оно кажется слишком дерзким. Путь направо ведет к стенам великого Дита, – этим путем мы в Элизий пойдем [а левой дорогой злые идут на казнь, в нечестивый спускаются Тартар]… Если развивать эту идею, то «почти достроенный дом» означал, что я уже как бы почти достигла того уровня, который позволит мне находиться там? Осталось только «вставить окна», то есть, обрести правильный взгляд на что-то… Хотя, конечно, даже сама мысль о том, что я достойна пребывания в Элизии, выглядит кощунственно. Но, с другой стороны, и дом ведь все-таки был еще не завершен…) Да, а может быть, и тот сон, который описан в начале этой части книги, – горная тропа, «застава», – следует толковать в том же ключе? Что там было показано? Солнечный день, подъем в гору пологий, на заставе пропускают свободно, – то есть, мне будет открыт путь в высший мир. Но «проход закрывают на ночь», – то есть, туда нельзя пронести с собой ничего «темного». И в преддверии этого пути мне не стоит «задерживаться внизу», как те туристы, – то есть, не уделять внимания всякой ничтожной земной суете. (Прежде всего – не бродить попусту в интернете, не глазеть на чью-то писанину, да и в принципе на чужое поведение. В общем, образ очень точный…))

VII На одной из тихих улиц промзоны, там, где старинные здания с кирпичными узорами – наверно, начала прошлого века, – есть заведение, называется «Харчевня». Светло-бежевый фасад, на оконных стеклах нарисованы прозрачные белые цветы. У двери шелковица, склонившая


ветви до земли, дальше ряд кипарисов и огромный тополь, снизу сплошь облепленный новыми побегами. Я села отдохнуть в его тени, на лавочке рядом с серой каменной вазой-цветником. Как всегда в воскресный день, здесь не было никого, – абсолютная тишь и безлюдье. Невольно представлялось, что это харчевня для духов… Отблески света, золотившие листву и стволы деревьев, становились все ярче, все сгущалась сумеречная тень у входа (или это мне сейчас кажется так? Ведь до вечера было еще далеко…) Наконец встав, я пошла вглубь улицы, мимо бледно-розовой стены какой-то проходной. По ее верхнему углу вился виноград, а местами на стене отошла краска, завернувшись, как лепестки, и они были с изнанки зелеными – так что издали можно подумать, что это тоже листья. Похоже на то, как бывает в сновидениях, – одно превращается в другое… Почему я до сих пор не увидела сон, которого так жду? *

*

*

*

*

Подходя к дому, я увидела рядом разбитую бутылку, – вернее, первым мне бросилось в глаза ее отбитое горлышко… А ведь это ясный ответ на мои мысли? Я уже начала подумывать, что, если не увижу тот сон в ближайшее время, буду проводить какие-нибудь ритуалы на желание и т.п. Ну вот мне и напомнили ту историю! Это было лет пять назад. Я прочитала в интернете: «найти отбитое горлышко стеклянной бутылки, загадать желание и бросить горлышко через плечо. Через некоторое время желание сбывается». Конечно, мне сразу показалось, что это глупость – но, тем не менее, думалось: «а вдруг?»… В общем, последующие дни я ходила, выискивая взглядом этот волшебный предмет – и через десять дней он наконец был обретен. (Приведу записи из дневника): «В сумерках я увидела возле контейнеров разбитую бутылку, зеленого цвета. Бутылка отдельно, а горлышко отдельно!... Попробовать?... Я подняла горлышко. Отойдя на несколько шагов в сторону, к дому, сказала: «Я вижу во сне …!» И бросила горлышко бутылки через левое плечо. Снилось, будто я еду по сельской улице на «запорожце».  И неожиданно въезжаю на какую-то платформу, которая дальше идет как наклонный желоб. А на нее сверху высыпают что-то вроде стеклянной крошки. (В общем, это какое-то производство). Рабочий кричит мне сверху: зачем же вы сюда заехали! А если уж так, надо было предупредить, что вы будете проезжать – чтобы мы вас не засыпали! Но уже поздно, – прямо в машину (и на меня) сыпется эта гадость… Съехав вниз, я вдруг вижу, что вся в мазуте. Конечно, мне было очень стыдно, что все смотрят, но я вела себя нарочито независимо. Дальше уже шла пешком. С легкой улыбкой, непринужденной походкой – а в душе злость и стыд… Потом – в продолжение того же сна – я выплевывала изо рта какие-то грязные клочья, вроде ткани, тоже перемазанные мазутом… Это ведь явно о моей затее? Поездка в «запорожце», – убожество, доморощенность этого так называемого обряда на желание. Стеклянная крошка, – прямая ассоциация с его сутью. И дальше все как есть: я сама понимала, что «заехала не туда», что все оборачивается только нелепостью – но изо всех сил притворялась перед собой, будто все нормально, «все как надо»!


А второй сон этой ночи был таким. Я устроилась на работу в морг. Там работают еще несколько санитарок и санитаров, все молодые. Мне очень нравилось с ними общаться. Это был пробный день моей работы, – меня пока не оформили, а просто дали поработать, чтобы я решила, подойдет мне или нет. Помню, вначале показали вскрытие трупа – явно следя за моей реакцией. Но я, разумеется, восприняла это абсолютно спокойно. И видела, что в глазах окружающих «прошла испытание»… Потом привезли много покойников, и их нужно было обмывать из шланга в большой емкости вроде ванны… Работа мне нравилась – но не понравилось то, что минимальная зарплата, и далеко ездить. Так что в конце концов я решила: откажусь! И на следующий день не пошла туда. А потом все-таки сожалела, что теперь уже нельзя будет устроиться снова, если захочу… «Хотела сон о встрече с умершим? Ну вот, получи. Увидела даже не одного, а много!» Ведь это явно было специально устроено так, – чтобы я поняла, чего можно ждать от подобных ритуалов? Насколько дурацкие они сами, таким будет и результат…» *

*

*

*

*

Ночью я зашла на тот сайт о сновидениях, о котором писала с год назад. Там предлагают толкование снов – и вначале действительно давали подробную и интересную расшифровку, а потом стали почти все время отвечать: «сон пустой», «забудьте» – или «поминайте», если сон касается умершего. Меня удивляет, что при этом люди все равно продолжают туда писать с просьбой растолковать сны. Хотя сейчас пришло в голову: может, им того и надо, чтобы их вот так успокоили? Ведь большинство людей воспринимают сны об умерших, как нечто зловещее: «заберет с собой», и т.д. А так – сказали: «ничего не значит, помяните», и можно вздохнуть с облегчением… Но я иногда все-таки посещаю этот сайт – просто потому, что интересно почитать сами сновидения и попытаться их истолковать. Вообще у них чаще всего бывает настолько ясный смысл, что я невольно поражаюсь, как люди его не видят. Правда, это, наверно, сейчас мне кажется так. А ведь еще несколько лет назад я тоже не могла разгадать многие свои сны, смысл которых был очевидным… Сейчас меня заинтересовал рассказ одной женщины: видела во сне умершего мужа, и он сказал ей – «Сосуды как соты». Она просит разъяснить эти загадочные слова, на что, разумеется, отвечено – «абсолютно ничего такой сон не значит. Поминайте». Вот дураки… То, что умерший сказал во сне, всегда имеет смысл – и почти всегда важный. Другое дело, что этот смысл часто бывает зашифрован: ведь в ином мире мыслят не словами, а образами, потому и речь покойных почти всегда облечена в символическую форму… «Сосуды как соты». Думаю, здесь был совет этой женщине – озаботиться состоянием своей сосудистой системы? Соты наполнены медом, – то есть, проверить уровень сахара в крови! Я на 90% уверена, что не ошиблась. Жаль, что нельзя связаться с этой женщиной лично и сообщить ей мою догадку (а писать там же на форуме, конечно, не буду)… Когда я утром записывала это в дневник, в комнату зашла О.А. – и, взглянув на пачку сигарет, лежащую на моем столе, со смехом сказала (насчет надписи «Курiння вбиває»): «Еще рисовали бы черепа или гробы!» И дальше – по поводу того, что в больших дозах все вредно: «Так ведь можно и на сахаре написать». А сразу вслед за этим стала рассказывать о ярмарке, с которой вернулась только что: разговаривала там со знакомым продавцом пасечной продукции, такой приятный человек… *

*

*

*

*


Так скоро ли я увижу сон о желанной встрече? Этой ночью я наконец решила погадать. Взяла кости, не обращаясь ни к кому прямо, – просто «к высшим силам» или «к судьбе», – и задала этот вопрос, назвав Его полное имя. Выпало 4-4. Что-что?... Я повторила вопрос. 2-2. Ну нет, так не пойдет!... Я снова задала тот же вопрос и стала бросать кости. 6-6. (Предыдущие дубли выпадали не с начальных бросков, а этот – вообще через долгое время). Я повторила вопрос в четвертый раз: «скоро ли увижу сон о желанной встрече с …?» Дубль не выпадал бесконечно долго. Я сделала, наверно, около полусотни бросков – так что у меня просто устала рука… Наконец выпало 6-6. А … вам. Буду бросать кости хоть всю ночь – но в конце концов выпадет «да»!... Снова задав тот же вопрос, продолжила – и со второго броска выпало 1-1. Ну вот, то-то!...)) Для верности я решила, что мне нужен еще один положительный ответ, так что собралась бросать дальше… И с первого же броска снова выпало 1-1. Вот так-то лучше. Сказав «спасибо» – так, будто этот ответ выпал сразу, – я убрала кости и занялась другими делами. Теперь до самого отхода ко сну не буду думать об этом вообще. Я добилась от судьбы обещания – значит, оно исполнится. *

*

*

*

*

В ту ночь я не видела во сне Его… Ну что ж: мне было подтверждено, что «скоро» – но ведь это не значит, что в ближайшую ночь! Правда, сны были не очень-то обнадеживающими. Я ехала на желтом велосипеде (желтый – цвет обмана, разочарований!), долго и муторно перебиралась на нем через железнодорожные пути. А затем пришла в какой-то дом культуры, долго бродила по полутемным помещениям и узким коридорам, разыскивая нужную комнату. Вернее, я знала, где она, но почему-то не могла туда добраться, – в общем, как бывает во сне… Наконец я нашла эту комнату, – что-то вроде зрительного зала. Встретилась там с нужным человеком, – это был мужчина, то ли режиссер-постановщик, то ли дизайнер, – и он стал говорить, что посадка цветов (именно то, что я хотела с ним обсудить) откладывается из-за таких-то и таких-то помех. В чем они заключались, не помню, но осталось общее впечатление досадных препятствий, накладок, неопределенности… Значит, недаром мне было сказано – «нет». А то «да», которого я добилась в конце концов – ну так ясно, чего оно стоит, если было вырвано с боем. Пристала как репей, вот мне и бросили подачку: на, отвяжись… Но потом все же послали сон, подсказывающий, в чем проблема! Я сама преграждаю себе путь, заблуждаюсь, что-то делаю не так. Что это может быть? Песня? Но я же получала одобрительные знаки в связи с ней… Да, а тот сон «о горной тропе и заставе» – он ведь все-таки явно символизировал эту же ситуацию. Я сама закрываю для себя путь («на ночь», – время сна); попусту задерживаюсь на месте, праздно брожу вокруг да около, как турист, вместо того, чтобы совершать восхождение к цели… Может, это означало, что я зря наматываю на палец нитку? Но ведь и этот способ был подтвержден!


*

*

*

*

*

Ночью (взглянув на черный шнурок, на котором подвешен плеер) я вдруг вспомнила: «не хватает черных веревок». Это было в том сновидении, – около года назад, – где мы с Ним участвовали в съемках фильма. О черных веревках сказал мне Он, – что они нужны для реквизита, – и я ответила, что сейчас схожу за ними к себе домой… Описывая сон в книге, я посчитала излишним толковать эту деталь, так как, по-моему, здесь все очевидно: веревка – символ связи, черный – цвет траура. То есть, моя связь с загробным миром, с Ним, возможна благодаря моим собственным действиям: «то, что у меня дома»… А ведь это был именно тот сон, где мы находились в здании без окон! И совсем недавно я получила знак, ясно напоминающий об этом сне… Так, может, он указывал, что нитка должна быть черной? Конечно, может быть, что это и не обязательное условие. Но все же… Ведь в тот день, когда мне пришла в голову идея о нитке, я сразу увидела ее перед собой на постели, – белая нитка, видимо, из простыни), – и стала наматывать на палец по буквам. Получилось «К». Отчасти можно связать с Ним, – Корд, Кай, – но ведь до Его главного имени, до «М», не дотягивает. Наверно, так тоже получилось неспроста? То есть, подсказка: «с этим цветом ты не достигнешь цели!» Ведь я собиралась взять (и взяла) именно белые нитки, просто потому, что в коробке они лежат сверху… А потом – та девушка на улице, спросившая, правильно ли она идет к парку. «Да, вот так прямо, перейдете через дорогу – и перед вами парк. Ну, чуть правее». Тогда я подумала, что это подтверждение моего верного пути – с дополнительным указанием на палец правой руки. Но тут был явно другой смысл: «ты в общем идешь в нужном направлении, – то есть, сама идея хороша, – но надо повернуть «чуть правее», от белого к черному!» Ведь ахроматические цвета изображаются именно так, слева направо… *

*

*

*

*

Однажды я уже была с Ним здесь. Почти уверена, что это то же самое место. Только тогда был день, а сейчас – светлый вечер… Мы так же сидели на камне посреди высокой сухой травы, сплетя руки, и перед нами полого уходил вниз склон холма. Вдали, у подножья, уже простерлись лиловые сумерки, поэтому нельзя было хорошо рассмотреть, что там: то ли очертания каких-то построек, то ли скал. И так же я не могу сказать, что это были за огоньки, мерцающие в вечерней мгле: свет окон или последние отблески солнца? Но на левой стороне склона еще лежала яркая закатная полоса, и в ней, чуть дымясь, светилась узкая извилистая нить дороги, а рядом словно белела игральная кость… Может, это было то здание «заставы» – которую я наконец прошла?


©Дарья Радиенко. «И знаков ждешь, и требуешь примет...» (Книга XII)

ЧАСТЬ 2 I На следующий день после той встречи – едва написав о ней в дневнике – я вышла в другую комнату и увидела, что на полу лежит толковый словарь русского языка. Конечно, тут есть материальное объяснение: коты, бывает, сбрасывают книги с полок… Но… Может, таким образом мне послан знак – что тот, с кем я виделась, вспоминает об этом тоже? Или просто хочет сказать мне о чем-то другом… В общем, я подняла словарь и, чуть полистав, раскрыла наугад. Дружба народов.

:)… То есть, в лице нас двоих? Да, а ведь место нашей встречи – оно по сути было похоже на парк Дружбы Народов! Смотровая площадка над склоном холма, вид вдаль… Кстати, одной строкой ниже – На улице. Дополнительный намек на то, что мы сидели под открытым небом? Я попробовала снова… СЕРДЕЧНЫЙ. А открыв книгу в третий раз, я указала прямо на изображение двух рук. (Иллюстрация к слову «Перчатки»). Это ведь то, что я словно продолжаю ощущать и сейчас: прикосновение руки к руке…

II Подойдя к банкомату, я увидела на экране надпись: выдача денег по техническим причинам невозможна. Пошла к другому, рядом. Банкомат долго думал, потом выдал только чек и карточку. ?!... По сумме остатка на чеке нельзя понять, списаны ли деньги со счета, поскольку после предыдущего снятия из банкомата я еще совершала платежи через интернет. Подождала, пока снимет деньги молодой человек, который стоял за мной: у него все получилось без проблем… Конечно, происшедшее меня встревожило. Потерять пятьсот гривен, – не пять все-таки!... Вспомнив, что на экране предыдущего банкомата в списке был адрес, находящийся совсем поблизости (хоть я и не помню, чтобы там был банкомат: наверно, поставили новый?) – пошла туда. И, завернув за угол, увидела вывеску: «Рентген, УЗИ, томография»… Раньше ее здесь не было точно! Так, может, все устроено так именно затем, чтобы подвести меня сюда? То есть, знак, чтобы я обратилась на рентген в эту клинику? Сама я хожу здесь очень редко, так что могла бы еще долго не узнать о ее существовании…


Пройдя еще немного вперед, я увидела банкомат – и на этот раз благополучно сняла деньги. Сумма остатка та же, что в предыдущем чеке, – значит, списания не произошло?... Дома зашла в «Приват24»: да, была «отмена снятия, сумма возвращена на счет». Слава богам!... Значит, просто какой-то сбой в банкомате. Но только подобные случаи никогда не бывают «просто»… Я взяла кости и обратилась к Нему: – Это был знак для меня? 3-3. – Чтобы я пошла на рентген в ту клинику? 6-6. – Но вообще мне стоит туда пойти? 1-1. – А знак относился к моему намерению с покупкой? 1-1. :(… Ну так ведь я поняла это сразу. Просто, как бывает нередко, делала вид, будто не догадываюсь, что к чему… «Нужно, чтобы деньги не были потеряны зря, а остались на счету», – абсолютно ясная символика. Ну да, то, что мне захотелось купить, и правда нельзя назвать нужным. Когда-то у меня была заколка из рога, потом сломалась, и я ее выбросила. А вот теперь почему-то вспомнила о ней, стало жаль, и решила поискать такую же. Правда, я уже давно очень редко собираю волосы в хвост, да и вообще с такой заколкой неудобно. Но все-таки… Я просто хочу, чтобы она у меня была! В общем, одна из моих idée fix. Здесь все идет по накатанной схеме: вначале мельком пожелала чего-то, потом решила просто из интереса узнать, выполнимо ли это желание, а когда оказалось, что нет – тут-то меня и заело… Я обыскала весь интернет; именно такой заколки не нашлось нигде, но в одном магазине есть очень похожая по форме. Только не из рога, а из дерева, и светлая. Но, может, как-то удастся покрасить в черный цвет, чтобы была точно как та? А даже если нет – в конце концов, цена невелика, чуть больше ста гривен! Почему я не имею права потратить деньги – свои личные деньги! – на что хочу?... Да, я знаю, Он смотрит на это как Катон Старший: «если за вещь, которая не нужна, просят хотя бы один асс, то и это слишком дорого». А также в Риме считалось, что женщины «вследствие присущего им легкомыслия» неспособны разумно распоряжаться деньгами – поэтому даже тем, у кого есть собственные доходы, всегда назначали опекуна… Но только, когда мы начинали общаться, Он так не контролировал каждый мой шаг! Правда, это-то как раз говорит о том, что… *

*

*

*

*

Встав утром, я хотела получить денежный перевод из бюро (номер мне сообщили вечером), но… «вы неверно ввели данные». Черт возьми! Это же явно еще одно предупреждение? Я все-таки решила купить ту заколку (ну да, Он этого не одобрил – но ведь и не запретил?) Но из магазина, где я делала заказ, до сих пор так и не прислали реквизиты для оплаты (конечно, это тоже явно неспроста…) Так что я хотела позвонить им и спросить, почему не отвечают. И вот – !...


Хотя вообще-то, наверно, это потому, что именно та заколка мне не нужна. То есть, не совсем такая, как я хочу. А если поискать где-то еще? Ладно: пока надо решить вопрос с переводом. Я написала в бюро с просьбой еще раз сообщить мне данные – и получила в ответ квитанцию, где номер был тот же. Только сумма в рублях, а не в долларах…) Но если все разрешилось так просто – значит, я верно понимаю, что не одобрена была именно та покупка? Снова стала искать в интернете – и нашла рядом (за две остановки от дома!) костяные заколки по 132 гривны. Кость, рог – вообще одно и то же! Есть черные, по форме точно как та моя, только с какой-то накладкой сверху. Но ее ведь можно отклеить? А если не удастся – отпилить, потом зашлифовать… Да, и есть еще такие же белые, на них накладка поуже – так что, может, снимется легче? А перекрасить можно тушью или чернилами для принтера, я читала, что кость и дерево красят именно так… Взяла кости: «тогда я куплю это». 1-1, с первого броска. Ну вот! :) Было уже без двадцати четыре, а к пяти должны прийти в гости родственники, так что я быстро оделась и вышла. Вскоре спустилась в подвальчик, где находится магазин… И увидела на двери табличку: «Буду через 15 минут». Ах ты черт. Ну а что, разве я не понимала, что значит этот подчеркнуто положительный ответ? «Давай, покупай!» Ах ты черт!... Я все-таки подождала – не пятнадцать минут, а двадцать пять как минимум, – но, конечно, продавец так и не появился. Даже не знаю, почему я была так разозлена. Ну да, такое происходит не в первый раз, но все же… А может, потому-то меня так и достало, – как говорится, последняя капля. По пути я мысленно обращалась к Нему: «ладно, ты не одобряешь моих планов, считаешь, что это просто дурацкие прихоти. Но зачем так глумиться надо мной?!» Хотя, может, Он здесь и ни при чем?... Вернувшись домой, я молча взяла кость, бросила четыре раза. Puer. Эта фигура всегда бывает только указанием на Него… Ну что ж, ясно. Но, наверно, это было не только подтверждение, что Он помешал мне сейчас, а еще и предупреждение, что намерен мешать и дальше? А то будто я не знаю, что ожидать можно только этого! Но это меня не остановит. Не потому, что мне так уж нужна эта вещь, а именно потому, что мне препятствуют ее добыть! «Жизнь положу, но заколка у меня будет!»… Конечно, глупо – но в тот момент я уже завелась. Так что даже сказала эти слова вслух… Если мне не удалось купить то, что было почти подходящим – значит, я куплю то, что не подходит почти совсем (такой вариант встретился мне несколько дней назад, в самом начале поисков. Заколки «под рог», пластмассовые). Правда, там только оптовая продажа, от 100 гривен. А заколки по 28, так что придется купить четыре экземпляра. Ну ничего, – все равно выйдет так на так! То есть, столько же, как если бы я совершила покупку в том магазине, откуда мне не ответили… Я открыла сайт и стала оформлять заказ. Но тут послышался звонок в дверь, – пришли гости. Ладно. Посидели очень хорошо. Мать, вернувшаяся из поездки к родственникам, рассказывала об их житье-бытье. Моя двоюродная сестра – в своем репертуаре: при невысоких доходах (правда, зато и работает всего несколько часов в день) все время покупает совершенно ненужные вещи. «Шейкер!! Ты что, собираешься коктейли сбивать?» Тут я невольно засмеялась, потому что… ну, в общем, это действительно полный


абсурд. А еще та вдруг начала сокрушаться о том, что двадцать лет назад не поцеловала покойного дядю в гробу. Даже ходила к священнику и обсуждала этот вопрос… «Я ей говорю: что ты, прости, маешься херней? Тебе как будто не тридцать четыре года, а пятнадцать!» Намек на меня? Только, пожалуй, со мной дело обстоит еще хуже: она ведь покупает вещь, наверно, все-таки думая, что будет ею пользоваться, а я – заведомо зная, что нет. Да и ее сожаления о том, чего не вернуть, как-никак выглядят весомее, чем мои… Ну что ж. Пусть так – но я хочу заколку, и она у меня будет. *

*

*

*

*

В тот магазин я, конечно, больше не пойду. Еще чего, двадцать раз таскаться в одно место! Да и потом, те заколки действительно такие, что переделать их вряд ли бы удалось… Я провела за поисками всю ночь. Уже в начале шестого утра нашла на одном сайте заколки очень похожей формы, из темного дерева. На них какой-то рисунок, но ведь его можно стереть наждачной бумагой. (Если только это рисунок, а не резьба, – на фото не совсем понятно)… Стоят дешево. Правда, сайт российский, и отправка только по стране. Но, наверное, можно договориться, чтобы отправили и за рубеж. Хотя, конечно, обойдется это дорого, и посылка идет долго… Написать, спросить? (И насчет рисунка, и насчет отправки?)… Экран погас, и компьютер стал перезагружаться. Что интересно, свет в комнате не мигал. *

*

*

*

*

Снилось, что я иду на какую-то битву в рядах соратников (я воспринимала их именно так). Вдруг рядом со мной как бы из воздуха появилась коробочка вроде мыльницы, я задела ее и рассыпала мелочь. Все стали смеяться, а я с затаенным чувством злости и стыда подбирала монеты. И думала: «теперь никуда с вами не пойду!» И еще: «в конце концов, каждого из вас тоже можно за что-нибудь высмеять»… «Собиралась быть Его соратницей, сражаться среди духов, участвовать в великих делах – а вместо этого копаешься в мелочи». Смысл очевиден. Ну что ж!… Так – значит, так. Я все равно не откажусь от своей цели – заполучить то, что хочу. И оно у меня будет! Потом на всякий случай посмотрела в соннике: «рассыпать мелочь». Конечно, то, что только и можно было предположить: вы слишком много времени и сил тратите на ненужные вам дела. Ну, пусть те, кто посылает сны, считают, что это не нужно. А мне – субъективно – нужно! Правда, однажды уже было, что я во сне рассыпала мелочь, а потом собрала. И тот сон явно означал другое: «вновь обретешь то, что утрачено!» Так и вышло… Хотя, как сказано у Артемидора в «Онейрокритике», один и тот же сон, увиденный одним и тем же человеком в разных обстоятельствах, сбудется различно. Да, но ведь сейчас меня беспокоит по сути то же самое, – «восполнить утрату»? Но сравнима ли она с той? Там речь шла о забытой песне, – очень важной для меня, – а здесь, если говорить прямо, о барахле. Да и весь контекст того сна был совершенно другим. И сами монеты в этих снах представали как бы по-разному: тогда они ощущались как «деньги», ценность, а сейчас – именно «мелочь». Так что, конечно, верно то толкование, которое пришло мне в голову сразу…


*

*

*

*

*

Да, наверно, это выглядит тем более глупо в преддверии скорой смерти… Но, во-первых, умирать мне все-таки еще не сейчас. А во-вторых – я ведь знаю, что, если на этом свете у меня останется неисполненное желание, я не буду знать покоя и на том! Конечно, все идеи насчет заколок из другого материала – глупость, теперь я понимаю и сама. Ведь я-то все равно знала бы, что это не рог. Ну, а те костяные… Может, все-таки еще раз сходить туда? Может быть, вчера там оказалось закрыто просто потому, что я была больше намерена купить белую заколку – а надо, конечно, черную. По той же причине: ведь даже если бы удалось покрасить, то лишь сверху, а я-то знала бы, что внутри цвет другой! Так что стоит только поблагодарить за то, что я не купила вещь, которую в итоге пришлось бы «выкрасить и выбросить»… Но черная – там ведь всего лишь отделить эту накладку, и будет точно как та! Или не получится? Ну так вот, схожу и посмотрю на месте, как она сделана. Прямо сейчас и пойду. Выходя из квартиры, я со всего размаху ударила дверью себе по пальцам. Боль была дикой. Конечно, я не издала ни звука, но на миг у меня реально потемнело в глазах… Доигралась? Ведь во время своих поисков я не раз думала: «достану любой ценой!» – ну вот и… Через несколько минут промелькнула малодушная мысль: «к врачу?» – но, разумеется, я отвергла ее тут же. Сломан палец так сломан, срастется. Не срастется – отрублю сама. (Я не шучу, просто у меня действительно все так…) Конечно, я все-таки пошла, куда собиралась. «Теперь – уж тем более!» (Забегая вперед, уточню, что сломано ничего не было и рубить не пришлось)). Дверь в магазин оказалась открыта, продавец вежливо-нейтральный, заколки в наличии. Посмотрела: да, точно как та. И накладка просто приклеена одной каплей клея, так что… Беру. Теперь-то уж тем более, – расплатилась сполна! Дома, вынув заколку из сумки, я вдруг увидела, что она треснута в двух местах. Почти разломлена. Как?!... Треснуть в сумке она не могла, это точно. А в магазине – я ведь ее рассматривала! Правда, не так уж тщательно, да еще и при не очень ярком электрическом свете… Накладка отделилась сразу, легким движением руки; след от нее почти не заметен. Трещины я заклеила цианакрилатом, так что не видно совсем. Ну что ж, – моя мечта сбылась с буквальной точностью! Я ведь хотела такую заколку, как была та. Вот она и вернулась ко мне – такой, как я ее видела в последний раз, перед тем как выбросить!… Я думала: «да, не буду носить, но просто чтобы была» – ну вот она и есть такая, что носить нельзя, только положить в шкатулку… Так я и сделала. Пусть лежит, раз уж куплено. И ведь, опять-таки, в принципе можно считать, что это та… А вообще – прежде всего пусть останется на память. Чтобы, если меня еще когда-нибудь начнут одолевать подобные навязчивые идеи, можно было наглядно напомнить себе, к чему они приводят! Правда, сейчас мне и так кажется, что – «никогда больше». А как будет… Посмотрим. *

*

*

*

*


Но даже если такое не повторится… Захочет ли Он дальше общаться со мной после того, что было? Я ведь разговаривала с Ним очень дерзко. Правда, не сказала ничего вслух – но знала же, что Он слышит мысли… Да и вообще все мое поведение – просто из рук вон! Да, а та выходка три дня назад? Я услышала, что из-за долгов «Киевэнерго» перед «Нафтогазом» могут отключать свет. И ночью бросилась гадать… Ответ был – «да, будут». Но я тут же подумала, что не совсем верно задала вопрос: что значит – будут ли отключать? Вообще никогда, ни насколько? Ведь у нас в доме и так нередки перебои с электричеством – просто потому, что старая подстанция, и там все время что-нибудь ломается. Так что, может, из-за этого и нельзя ответить «нет»… Я уточнила: то есть, такое возможно изредка и ненадолго – так же, как до сих пор? Ответ был – «да». Вот на этом бы и успокоиться (уж не говоря о том, как глупо верить слухам и страдать заранее!) Но нет: чуть позже я взялась уточнять. «Так я могу быть уверена, что не станут отключать чаще? Или на более долгое время? Именно в нашем доме!» Ответов не было. Я переспрашивала по несколько раз. И наконец, вскипев, выкрикнула: «Клянусь, – клянусь всеми богами, небесными, земными и подземными! – что если свет будут отключать так, что это мне хоть сколько-нибудь помешает, я покончу с собой!»… Правда, уже через пару минут мне пришло в голову, что такой зарок несколько опрометчив. «А впрочем, я же оговорила – если помешает. Но воспринимать ли это как помеху, зависит только от меня. Если не удастся взять какой-нибудь заказ – вот уж что меня не расстроит: всех денег не заработаешь, да и вообще я всегда только рада законному поводу побездельничать. Не смогу писать что-то свое? Но я всегда составляю текст в уме, а потом просто записываю, – ну так какая разница, днем больше или меньше он будет храниться у меня в голове, прежде чем я его запишу? Что еще: не смогу посмотреть что-нибудь интересующее меня в сети? Даже если оно того стоит – опятьтаки, нет разницы, найду я это на день раньше или позже. А если к тому времени забуду, что хотела узнать – значит, оно было и ни к чему! Да и вообще отсутствие электричества – это всегда нежданная возможность заняться чем-то приятным: днем – пойти погулять или почитать книжку, ночью – посидеть при свечах. Так что, даже если свет и будут отключать, мне не придется нарушать клятву: ведь то условие, при котором она должна быть выполнена, заведомо исключено…» Но после этих размышлений на душе все равно оставался неприятный осадок – уже просто из-за того, что я вела себя так вздорно и глупо. Ну и вот – как иметь со мной дело? А потом еще эта история с заколкой… Хотя… Если Он до конца занимался моим вразумлением – это же как раз говорит о том, что Он все-таки согласен быть со мной, несмотря на всю мою дурь? Иначе просто решил бы: «да ну ее! пусть дурит как хочет»… *

*

*

*

*

Ночью, просматривая статью о древнеримском браке, я прочитала среди терминов: contubernium — «совместное проживание» (дословно: «соседство по палатке»). А ведь прошлым летом мне снилось, что мы с Ним пришли в место, явно символизирующее загробный мир, и Он начал ставить палатку, а я помогала…))


III Этой ночью, уже под утро, мне почему-то вспомнилась сцена из «Ричарда III», – та, где «полцарства за коня!» Большинство произведений Шекспира я читала в нескольких переводах, а эту пьесу – только в одном. Интересно, есть ли другие?... Нашлось еще четыре. Я просмотрела все, но по-настоящему мне понравился лишь один, – самый старый, 1862 г. (На мой взгляд, он намного лучше и того перевода, который был мне известен). Переводчик – А.А. Дружинин. Мне захотелось узнать о нем. Открыла статью в Википедии… Этот перевод он совершил в 38 лет; в 39 – «умер от чахотки». Случайные совпадения? Думаю, нет… Дописав предыдущую фразу, я вышла из комнаты – и, как всегда, на это время выключила свет. Когда вернулась и хотела его включить, лампочка, замигав, погасла. Попробовала включить снова: зажглась. Я села за компьютер, стала перечитывать написанный выше фрагмент… И лампочка погасла – теперь уже окончательно. А ведь «энергосберегающая», – то есть, должна бы прослужить пару лет, а не месяцев!... Выкрутив ее, я увидела на цоколе надпись: 38mA. Ответ насчет «случайных совпадений»? Причем свет погас, именно когда я дошла до этой строки… *

*

*

*

*

Вечером, еще вспоминая пьесу, я решила узнать исторические сведения о некоторых ее героях (до сих пор у меня почему-то не возникало такого желания). Во-первых, кто этот Ричмонд, который в конце должен взойти на престол? Оказалось, Генрих VII. «…скончался от туберкулеза, обострениями которого страдал последние годы жизни». А эта Анна, на которой Ричард женился? От чего она умерла на самом деле?... От туберкулеза легких. Здесь, наверно, уже вряд ли стоит усматривать какую-то «знаковость», – надо полагать, в те времена это заболевание было распространенным (как, впрочем, и сейчас). Но все-таки – то, что мне захотелось узнать именно об этих двух персонажах, и они оба… Нет, интересно, что ни говори. *

*

*

*

*

Ночью я принесла жертву высшим покровителям. Когда свеча, зажженная в Его честь, догорела, я зажгла еще одну. И ее фитиль вел себя как живой – поворачиваясь ко мне, кивая в ответ на мои слова… После этого, выйдя на кухню, я увидела за оконным стеклом большого бражника, который заглядывал внутрь (мы встретились глазами))… Может, и это был знак от Него? В том смысле, что «все хорошо», то есть, Он больше не сердится на меня?... *

*

*

*

*


Я вошла во двор какого-то частного дома, и ко мне бросился огромный пес, – похож и на овчарку, и на дога, с черной длинной шерстью. Прижал меня к стене, встал лапами на плечи. Но я тут же вспомнила: так ведь я часто бываю здесь, и мы с ним дружим! Стала говорить ему что-то хорошее, а он обнимал меня, лизал лицо, иногда шутя прихватывал зубами за ухо… Кто-то сказал что-то вроде: «смотри-ка, надо же!» – подразумевая, что этот пес вообще-то опасный зверь. А я ответила: «так мы друзья». Тот человек (его облик не помню, воспринимала просто как прохожего) полувопросительно произнес: разве может быть дружба между тем, кто сильнее, и тем, кто слабее? А я ответила, что, конечно, может. Для дружбы не обязательно быть равными, один может даже намного превосходить другого. Но, значит, каждый из них дает другому что-то такое, в чем тот нуждается, и потому этот союз ценен для обоих… Большая собака в моих снах всегда символизировала Цербера. Но сейчас – учитывая мой монолог о дружбе – смысл явно был другим… Наверно, так отобразились мои отношения с Ним? Я ведь накануне думала: что ценного Он может найти в этих отношениях? Я далеко не всегда веду себя так, как должна вести себя женщина, достойная Его… Но, значит, получила ответ – что «ценное» все-таки есть?... *

*

*

*

*

Это было на следующий день. Я вышла пройтись (еще думала: идти или не идти? Но потом все-таки решила, что выйду). Чуть пройдя по бульвару, свернула к его центральной аллее. Между ней и тем местом, где я шла – участок голой земли с редкими деревьями, усыпанный прошлогодней листвой… И там я увидела половину коровьего черепа с рогом.


Я так и стала. Все-таки не самая обычная находка для города!... Неподалеку есть рынок, – это единственное объяснение, откуда мог взяться череп. Но почему он оказался здесь?... А впрочем – как всегда в таких случаях – не все ли равно, почему. Главное, что мне было суждено его встретить! Ясный намек на историю с роговой заколкой. Ну и, может, на то, как мне свойственно «упираться рогом»?) Как бы то ни было – здесь безошибочно виден почерк того, кем послан знак. Его, так сказать, авторский стиль. И, ощутив эту так хорошо знакомую мне усмешку, я наконец поняла: даже если гнев был – теперь его нет и в помине…

IV Я в каком-то помещении вроде вестибюля метро. Хотела выйти наверх, но увидела, что там метель, настоящая снежная буря. Надо переждать, пока хоть немного утихнет… И вскоре, выглянув наружу, я увидела, что снег уже не метет, а небо стало солнечно-синим (хотя до того было вообще темно, как ночью). Ясная символика тех слов, которыми завершается предыдущий раздел… *

*

*

*

*

В этом случае нет ничего мистического, нет и ничего важного – но я опишу его просто потому, что он показался мне любопытным. Вернее, заставил в очередной раз удивиться тому, какая загадочная вещь – человеческая психика… Ночью, думая о том о сем, я вспомнила, что завтра 22 июня, в связи с этим стали приходить мысли о той войне, и наконец захотелось послушать песню «Враги сожгли родную хату». Я нашла вариант, который мне очень понравился, и прослушала несколько раз. Через пару часов, уже лежа в постели, стала вспоминать песню… И обнаружила, что не помню две первых строки третьей строфы. Забылись напрочь, так что не могу вспомнить даже примерно! Пыталась и напрягать память, и, наоборот, отвлечься – нет, не вспоминается, и все. Притом что я слушала песню, кажется, три раза, если не четыре!... Вообще я давно убедилась: если какой-то текст вот так крепко забылся – как правило, потом оказывается, что он вызывал нежелательные ассоциации (порой очень неожиданные). Но ведь в этой песне как будто бы нет ничего такого?… Незадолго перед этим я как-то неудачно откашлялась, так что (прошу прощения за физиологические подробности) потом в горле все время оставался комок, и я пыталась от него избавиться. Наконец вроде бы удалось… Лежа уже с закрытыми глазами, я последний раз попробовала вспомнить те слова – только другим способом: подбирая рифмы к следующим строкам. «Если так и не вспомню, то встану и посмотрю в сети – иначе просто не смогу заснуть!»… И тут строки всплыли в памяти сами собой. Стоит солдат, и словно комья застряли в горле у него… Интересно: я не могла вспомнить слова, потому что они ассоциировались с неприятными ощущениями? Или, наоборот, эти ощущения возникли, чтобы напомнить мне забытый текст? В любом случае – интересно…


*

*

*

*

*

Я легла, как всегда, под утро – но около восьми проснулась. Выйдя из своей комнаты, встретилась с Ириной, которая собиралась на работу. И она сразу начала рассказывать: «мне снился такой сон о тебе!»… Будто я привела ее в какой-то магазин и говорю: «вот что я хочу!» – указывая на огромного надувного коня синего цвета. («Стоит дорого, сделан очень красиво, как настоящий»). Но при этом я сказала, что хочу его немного переделать. Ирина ответила, что переделывать не надо, поскольку тогда он не будет надуваться. И я в конце концов согласилась с этим… Интересно: этот сон и правда символизировал что-то, связанное со мной? Если да – то, наверно, он относился к моим размышлениям насчет песни? («Слушать ли ее снова»?) Ведь в оригинальном тексте есть строки о коне… Ну вот и подтверждено: мой текст – «переделанный», – больше не подействует! И, наверно, сон был послан другому человеку именно затем, чтобы уверить меня на 100%. То есть, чтобы я не могла подумать, что во сне просто отобразились мои сомнения, а не истинное положение дел. А мне самой до этого пробуждения снилось, будто я разговариваю с Максимом Горьким. Прошу у него какой-то складной ножик – про себя думая, что буду его использовать для связи с загробным миром, для свидания с Ним. Но собеседник ответил в том смысле, что я сама отлично знаю, к каким людям обратиться, чтобы дали мне такой нож – и это будет гораздо действеннее… Я, поразившись, что он разгадал мои намерения, сказала: «как вы проницательны!» А он ответил: «это одна десятая часть» (т.е., он еще намного более прозорлив, чем мне кажется). Горький, – прямая ассоциация с теми же мыслями о песнях. Ведь я думала: или, может, снова начать слушать текст на мотив «Солнце всходит»?... Тем более, что в песне говорится о цепях – «не порвать вас, не порезать без булатного ножа»… Итак, ясно показано, что и на эту песню надеяться не стоит. Интересно только, что значил услышанный совет? Кстати, ведь на самом деле цепь нельзя порезать ножом. (Удивительно, как я не задумывалась об этом до сих пор?)) Но если мне все-таки было сказано, что я сама знаю, где его взять – и толку будет больше, – то… Может, здесь подразумевалось, что мне стоит использовать то, что можно разрезать ножом, – то есть, нитку, которую я наматываю на палец? Только это, и все! А песенные/словесные настрои не обязательны: ими уже создана связь физического ощущения с образом цели, – такая прочная, что укреплять ее нет необходимости… *

*

*

*

*

В парке, замершем после дождя, было пустынно и хорошо. Трава, сплошь покрытая каплями, отливала оловянным блеском в свете пасмурного предвечерья… Уже собираясь домой, я сфотографировала вид на ступенчатую дорожку, уходящую вдаль, под темную сень деревьев. Всего было семь снимков. И, посмотрев их в компьютере, я увидела, что название последнего – PIC_1038. Стоит ли придавать этому символический смысл? Для меня – по ощущению – было так, как будто он есть. Значит, и правда так.


*

*

*

*

*


Снилось, будто я под вечер беру в библиотеке много книг Чехова и Ремарка. Несла их в охапке, прижимая к груди. Учитывая, что в реальности творчество обоих писателей мне не нравится, думаю, смысл тут может быть только один: я «несу с собой» то, что стало причиной смерти первого из них и темой произведений второго… «Много книг» – наверно, это символизировало прогрессирование болезни? «Вечер» – поздняя стадия? *

*

*

*

*

Прочитала роман Конан Дойля «Страна туманов», о спиритизме. Честно скажу – не понравилось. Несмотря на то, что вообще я этого писателя очень люблю, и тема меня привлекает, само собой… Так вот то и не понравилось, как она представлена. Вернее, мне просто очень чужда такая картина загробного мира, каким он предстает из высказываний духов. Всеобщая любовь, неустанное стремление к добродетели, благие дела, общие молитвы, – какая-то религиозная секта… А непременное условие, чтобы туда попасть – это возлюбить ближнего, простить врагов, и т.д. Ну да, я согласна, что жить ненавистью действительно ни к чему. Но, чтобы «не держать зла» – и не отягощать этим душу самому себе, – на врагов достаточно просто забить (к чему, собственно, сводится все, что мне об этом говорил Он). Выбросить их из головы, раз и навсегда отвернуться от их одиозных рож и смотреть на что-нибудь другое, более приятное. Вместо «прощаю» – «прощайте, вы мне не интересны», вот и все… Ну, а еще насмешило то, что там якобы нет эротических отношений между мужчиной и женщиной. Как говорится, позвольте не поверить! «Дети здесь не родятся», – ну так ведь отсюда вовсе не следует, что исключены те действия, которые могли приводить к деторождению на земле. И вообще дух вещает так, будто в этих отношениях между любящими людьми есть что-то постыдное. «В воскресении ни женятся, ни выходят замуж.... Конечно, нет! У нас вершатся союзы душ – чистые, глубокие, блаженные… На земле с этим высоким супружеством может сравниться разве что первая пылкая страсть, когда влюбленные даже не помышляют о физической близости, настолько возвышенно их чувство. Позже они приходят к плотскому выражению любви, но сердца их знают, что тот нежный союз душ был во сто крат прекраснее». Глупость какая!

Впрочем, все объяснимо: ведь автор был христианином, да еще и жил в пуританские времена королевы Виктории. К тому же, насколько я понимаю, он был приверженцем учения Алана Кардека, а там «тот свет» изображен именно в таком ключе. Ну вот, соответственно, он и общался с духами, которые разделяют его взгляды! Здесь только так и может быть, – подобное притягивает подобное. А иной мир оборачивается к каждому той стороной, которая ему близка, и являет то, что он готов принять. То есть, если человек был бы рад оказаться именно в таком «раю» – туда он и попадет… А я всей душой настроена на такой загробный мир, как он описан у Вергилия, – значит, там мне и место! И между Ним и мной все будет так, как у язычника с язычницей. Я говорю не к тому, что для меня «плотское выражение любви» – главное: конечно, я была бы счастлива быть с Ним и без этого, – так же, как если представить, что мы вместе в земной жизни, и «это» по каким-то причинам исключено. Просто потому, что я Его люблю. Но из опыта нашего общения следует, что в ином мире отказываться от «этого» нет необходимости… (Другое дело, что если кто-то не был увлечен этим при жизни, значит, оно ему не будет нужно и там. Ну так, опять же, никто не заставляет)… И в остальном все будет совсем не так, как в том благостно-скучном раю. Если кто при жизни оружье и колесницы любил – получает все то же за гробом! Для Него все так и есть, это уж я знаю точно. А я надеюсь быть «при оружии» – с Ним… Ну, а если не удостоюсь такой чести – что ж, тогда просто буду ждать Его там, где укажут владыки Аида.


Впрочем, так я рассудила позже. А прочитав роман (и вслед за ним – еще некоторые труды Конан Дойля о спиритизме), на какое-то время просто впала в уныние. Например, мне очень не понравилось, что после перехода в иной мир духи якобы погружаются в «сон» – который может длиться и месяцами! – а «пробудившись от этого сна, дух слаб, как бывает слабо новорожденное дитя». Фу… Причем здесь есть какая-то странность: сам переход совершается в сознании, с помощью проводника – а когда умерший уже окажется «по ту сторону», там должен забыться сном. С чего вдруг?! Ну да, сказано, что это сон целительный, в ментальном смысле. Но все равно, прочитав об этом, я невольно воспротивилась всей душой! Я не больна, и исцелять меня не надо. А даже если этот сон способствует забвению тягостных моментов прошлого (там говорится как-то так) – мне не нужно такое искусственное забвение, мне нужно только то, которого я смогу достичь сама, силой своего духа. Не смогу – значит, так и будет. Но «лечить мне мозги» не дам! «Пусть только попробуют усыпить, – буду биться до последнего!»… А уже потом мне пришли в голову все вышеизложенные соображения. Вернее, с этого-то они и начались: я подумала – а почему же в античных верованиях о загробном мире нет и речи ни о каком «усыплении» новоприбывших? Переправился через Стикс, предстал перед судом, выслушал свой вердикт – и, соответственно, ступай или в Элизиум, или в Тартар. Всѐ – в здравом уме и трезвой памяти! Но если я вижу себя после смерти только в том мире – значит, он меня и ждет… Из «Страны туманов» мне понравились лишь два фрагмента. Первый вообще не относится к загробной теме, но просто показался мне примечательным. «Существует один безошибочный прием, позволяющий со стопроцентной точностью выяснить, есть ли в интересующем вас человеке ирландская кровь. Поставьте его перед вращающейся дверью, с одной стороны которой написано «к себе», а с другой – «от себя». Англичанин – существо разумное – поступит, как ему подсказывают. Ирландец же, в котором чувство независимости всегда берет верх над здравым смыслом, обязательно сделает наоборот». Значит, у меня есть ирландские гены? (И вот почему я так люблю свою зимнюю куртку, дублинского

производства?)) А второе – это высказывание профессора Чэлленджера. «Стоит взглянуть на наших современников, утверждал он, и смерти сразу возрадуешься. Это единственная надежда человечества. Представьте себе, что все они живут вечно – ужасный вариант!»… По сути полностью соответствует тому, что я сама не раз писала в этой книге. Он был неправ лишь в том, что видел гарантированное избавление от современников в смерти, как в небытии. А на самом деле, даже если все будут «жить вечно» – в ином мире, – там ведь никто не принудит общаться именно с современниками. (И это – моя «единственная надежда»…) *

*

*

*

*

«Книга духов» Алана Кардека хранилась у меня в компьютере с тех пор, как я прочла ее впервые, – лет шесть назад. Больше я не открывала ее ни разу, так что даже не знаю, зачем оставила у себя. А теперь – поскольку написала о ней в связи с Конан Дойлем – решила просмотреть и сравнить, насколько она совпадает с его работами… И, открыв файл pdf, увидела, что в нем почти исчез текст, – едва различим на белом фоне!... Как это может быть?! Попробовала открыть в браузере – все так же. «Не забивай себе голову чем не надо! Для тебя там нет ничего». Смысл настолько очевиден, что, пожалуй, эта расшифровка даже выглядит лишней…)


V Я поднимаюсь в лифте в каком-то доме, со мной в кабине мальчик-подросток. Вышли вместе, и он сказал, что ему обязательно надо найти, где на этом этаже находится вентиляция. Я тоже стала искать, потом спросила встречную девушку (вроде бы знакомую мне). Она повела меня в самый конец коридора, открыла там черную дверь и указала на вентиляционные отверстия в кирпичах. Мы вслух поговорили о том, как странно: на всех этажах вентиляция с другой стороны, и только на этом вот такая планировка… «В другом месте», «найдено не там, где ожидаешь», «другая планировка»… Символика вроде бы ясна, – мне стоит что-то делать подругому, – но к чему это относится? А что символизирует вентиляция? Обмен воздухом, связь, сообщение между внутренним и внешним… Между двумя мирами? Моя связь с Ним, свидание, которого я жду? (И «черная дверь», – дополнительное указание на загробный мир?)… Ну а что же еще, – тем более, что перед сном я думала именно об этом! Тот сон о беседе с Горьким, – мне все время казалось, что я там чего-то не уловила до конца. Ночью я стала вспоминать его снова. В чем суть? Он отказался дать мне нож, который я собиралась использовать для связи с иным миром, для настроя на желанный сон. Как я подумала тогда, это значило, что мне стоит отказаться от прослушивания песни, где есть строки о ноже. Но, вместе с тем, было сказано, что я знаю, где взять такой нож – и я истолковала это, как совет наматывать на палец нитку (которую, в отличие от цепей, упомянутых в песне, при желании можно разрезать ножом)… Конечно, такое толкование можно назвать слишком заумным – но в то же время я чувствую, что оно верно! Или нет: я чувствую, что сам вывод, к которому я пришла, правильный – но сон подразумевал не это. Во всяком случае, не только это… Да, а ведь именно в том варианте песни, который я слушала, нет строки о ноже! Слова о цепях завершаются другой фразой: «не порвать мне, не сносить вас, не разбить вас никогда». Так, может, это значило, что мне стоит носить нитку на пальце все время – пока не увижу желанный сон? Так, как завязывают узелок на память… «Ты знаешь, к каким людям обратиться, чтобы дали тебе нож», – то есть, «разрезать» эти путы, освободить меня от них, может только Он. В том смысле, что встреча с Ним станет для этого условием sine qua non! Конечно, это выглядит очень просто. Но если такая простая идея пришла мне в голову только сейчас – то, наверное, именно потому, что только сейчас настало время, когда она может привести к успеху? То есть, это стало возможным благодаря тому, что прежде я долго училась настраивать сознание другими способами… Впрочем, насчет успеха – это ведь лишь мои предположения. Может, я вообще выдумала все это зря. Ну, а если не зря – то, может, ассоциацию со словами песни следует понимать буквально? Надеть на палец какую-то цепочку? Хотя мне ведь было сказано: «ты знаешь, к каким людям обратиться за ножом, и это будет намного действеннее», – то есть, явно подразумевалось, что мне следует использовать то, что нож может разрезать. А о цепях в песне говорится, что «их не порезать без ножа», но на самом-то деле – не порезать и с его помощью… А во-вторых, эта идея не годится просто потому, что усложняет дело: ведь цепочку пришлось бы покупать специально. Хороши только подручные средства, – вот как те же нитки, которые можно найти в каждом доме (или, в крайнем случае, из чего-то выдернуть). Я не стану утверждать, что это так вообще, но для себя убедилась уже давно: если тот или иной предмет для сновидческой практики был раздобыт нарочно, он оказывается бесполезным. Видимо, так складывалось затем, чтобы я поняла: главное все-


таки – настрой сознания. А то, что ему служит подспорьем, должно быть как можно проще – тем самым как бы свидетельствуя свою вспомогательную роль… Да и вообще с ниткой мне нравится больше. В этом есть что-то такое… древнее, что ли. *

*

*

*

*

Я ехала в каком-то комфортабельном поезде (куда – не помню, но мне там очень нравилось. При этом было неуловимое чувство, что поездка связана с Ним). Поезд остановился на станции, в красивой загородной местности. Я пошла прогуляться, отошла довольно далеко, но не волновалась, что опоздаю на поезд – поскольку у меня при себе был мобильный телефон, и я знала, что мне по нему сообщат, когда будет пора возвращаться. Впрочем, я не стала ждать звонка, а вернулась сама – и увидела, что поезда нет. Но тут же мне сообщили (или я как-то поняла сама, с помощью связи вроде телепатической), что он просто отъехал чуть дальше, стоит за поворотом… «Все время быть на связи», иметь при себе то, что будет напоминать! И тогда – «успею на поезд», который привезет к желанной цели. Абсолютно ясное подтверждение моих догадок… Да, а сразу после этого еще снилось, что я в каком-то огромном цехе и собираюсь подняться по лестнице в кабину подъемного крана (была абсолютно уверена, что смогу, и предвкушала это с радостью). Помню, вслух сказала кому-то: «залезу на самый верх!» Я вспоминала эти сны, выйдя пройтись. На обратном пути зашла в магазин за хлебом. И, забирая сдачу, уронила со стойки пять копеек, так что они провалились в какое-то отверстие на прилавке… 5, число Меркурия, проводника в подземный мир, – явлено так, что символичнее некуда!

VI Этой ночью я подумала: может, почитать что-нибудь о сновидениях? И сразу нашла в библиотеке koob.ru тематический список. Кроме знакомых мне книг (в том числе – таких ценных, как «Сновидения и способы ими управлять» Леона де Сен-Дени), там оказалось еще много наименований. Я скачала около двадцати книг. В половине из них говорилось только о том, что мне уже известно, а еще половина оказались просто чушью, так что я просматривала их очень бегло – но все же это заняло несколько часов, до самого утра. И в двух книгах я наткнулась на такое, что меня возмутило до глубины души… Некий В. Чугунов, в многостраничном потоке глубокомысленного бреда (насколько я поняла, опус посвящен истории толкования сновидений; все очень претенциозно, каждая глава завершается псевдофилософскими сентенциями автора, при этом еще и выделенными жирным шрифтом)… – так вот, он в самом конце книги пишет о том, что «мы» – любимое слово дураков! – «уже не можем увидеть такой сон, как описан у Артемидора» (и дальше приводится описание того сна, где у женщины из груди выросли колосья), «потому что и ребенок знает, что из человеческого тела не могут вырастать растения». Дурачина… А мой сон о растении, которое выросло у меня вместо руки? Нет, неужели этот умник правда считает, что в наше время люди видят только такие сны, где отображено то, что может происходить в обычной жизни? Ну, возможно, у него и так – но зачем «мыкать», черт побери?!


Кстати, во времена Артемидора тоже не думали, будто растения могут расти из тела. В общем, херню ты спорол, дядя!... А дальнейшие объяснения, почему «мы не можем увидеть» именно такой сон, тоже прелестны. В толковании Артемидора колосья, склонившиеся из груди женщины к ее лону, символизировали ее связь с родным сыном (о чем она сама не знала). Так вот, во-первых, «символика хлебных колосьев для нас не актуальна». Для тебя, видно, актуальна символика белены, который ты объелся! Хотя бы на здания сталинского ампира посмотри… Во-вторых, «такой инцест для нас абсолютное табу». Для Артемидора и его современников это было точно таким же запретным и постыдным деянием – что совершенно ясно из его разбора подобных снов. В-третьих, «сейчас такая связь просто невозможна, так как, даже если представить, что мать и сын не знакомы, они были бы разнесены территориально – не говоря уже о возрастной разнице». Может, в наше время люди и более «разнесены территориально», но и расстояния сейчас преодолеваются с гораздо большей легкостью. Насчет разницы в возрасте – причудливость людских вкусов неисчерпаема. В общем, жизнь намного разнообразнее, чем тебе кажется! По большому счету, в ней возможно все. И такой случай остается равно вероятным (при этом будучи равно чрезвычайным) что в эпоху Артемидора, что в наши дни… Не удержусь от удовольствия еще процитировать этого писаку. «Мы уже не понимаем Фрейда». Опять вопрос: «мы» – это ты и твое отражение в зеркале? Фрейд, может, и загнул с теорией либидо, но во многом другом – автор гениальных идей, которые никак не могут устареть. «Видения Юнга нас только смешат». Да тебя-то уж конечно – потому что тебе до Юнга, как до Пекина раком! Или, выражаясь более культурно: Низкий человек всегда смеется, услышав о Дао. Если он не смеется, это не Дао… «Мода на йогу прошла почти бесследно». Я, допустим, не поклонник йоги – но само это утверждение заставляет всерьез сомневаться в психической адекватности автора. Вот уж действительно, чугунная башка! (Я понимаю, что юмористически обыгрывать чью-то фамилию – шутка ниже среднего, но тут все-таки явно чувствуется, что такое прозвание было дано его предкам не зря)... Второе – труд некоей Лоры Мелик. Тоже ближе к концу (цитирую по памяти, но почти дословно): «женщина может погружаться в глубины интуиции, но не способна увидеть значение и цель сна, что мужчина делает с легкостью [курсив мой], и поэтому ей стоит найти мужчину, который бы интересовался ее внутренним миром и толковал ее сны»… Ты с дуба рухнула, что ли? (Впрочем, книга явно представляет собой компиляцию из разных текстов, – без указания источника, – и по стилю похоже, что это отрывок из какой-то переводной макулатуры. Но уже само то, что составительница посчитала его достойным плагиата, не говорит о ее большом уме. Да, впрочем, о каком уме может вообще идти речь, если это авторша книги «Фэн-шуй по-русски» и прочих подобных писаний…)) Тоже что ни слово, то золото! Во-первых, каков смысл «погружения в глубины», если оно не позволяет увидеть главное, – значение и цель сна; во-вторых, умение толковать сны никак не зависит от пола, оно приходит только с опытом (и, возможно, будет успешнее получаться у тех, у кого есть какие-то природные предпосылки – но, опять же, они никак не связаны с половой принадлежностью); а то, что любой мужчина «с легкостью»… – ну, это просто без комментариев. Как и сама идея о том, чтобы найти себе «снотолкователя», да еще по половому признаку. ))) Да, а еще в какой-то из этих книжиц мне встретилось такое высказывание (уже не помню, в связи с чем): женская нежность и заботливость, мужская логичность и агрессия… Утверждать, что все женщины «нежны и заботливы», а все мужчины «логичны и агрессивны» – значит, совершенно не знать людей. Кажется, там же говорилось о том, что и в сновидениях мужчины и женщины проявляют вышеназванные качества. Я лично не припомню ни одного сна из своих, где мне приходилось бы о ком-то заботиться. (А если случалось проявлять нежность – то вовсе не в таком смысле и лишь по отношению к Нему). Но вот таких снов, где я с кем-то дерусь или ругаюсь, у меня было неисчислимое множество! Вернее, когда-то они почти только такими и были сплошь. И если мои сны потом стали более спокойными – то


лишь потому, что я сознательно училась владеть собой и искоренять гнев, а не по какой другой причине. Да, и, кстати, в сновидениях я часто начинаю логически рассуждать (бывало, оттого и просыпалась). Но все это говорит не о том, что я «в душе мужчина», а лишь о том, что утверждения, подобные вышеприведенному, несостоятельны. И мужчины, и женщины бывают очень разными – и индивидуальные различия характеров гораздо больше тех, которые обусловлены полом. Только и всего!... Ну, а если уж обобщать, то, по-моему, агрессивность – в большей степени женский недостаток. Недаром ведь мужчине можно сказать: «орешь как баба!» – и никак не наоборот… Да, а что касается заботливости – если мужчина заботится о жене или родителях, значит, он уподобился женщине? Это каким надо быть уродом, чтобы думать так?... В общем-то, я давно не позволяю себе эмоционально реагировать на прочитанное в сети – да еще так бурно, – но тут была просто взбешена. Думая то об одном, то о другом отрывке – и повторяя в уме вышеизложенные ответы, – вышла на кухню… А вернувшись, увидела в своей комнате следующую картину. Со стены над постелью сорван огромный клок обоев, на дорожке рядом – непереваренный кошкин ужин (видимо, обоями она хотела это прикрыть). Надо сказать, кошка вообще очень воспитанная и никогда не делает таких пакостей… «Копаешься в чужой мозговой блевотине, загаживаешь свое умственное пространство чем попало?» И то, что все это рядом с постелью, – местом для сна, – да, знак яснее некуда. Сейчас я все-таки нашла второй фрагмент снова – просто чтобы проверить, точно ли запомнила, – и заодно выяснила, откуда он. Из книги «Что вам снится? Учимся понимать язык сна». Автор в одних изданиях указан как Дэвид Крисп, в других как Тони Крисп. (Американский психолух). Опасность для женщин заключается в их способности более полно проникать в мир снов и интуиции, но в неспособности сформулировать значение и цель, в отличие от мужчин, которые делают это с лѐгкостью. Тем не менее они могут найти мужчину, которому будут небезразличны их внутренние ощущения и сны, который увидит их значимость и поможет женщине понять, как воспользоваться приобретѐнным знанием. Ну что ж, желаю ему дальнейших успехов в

выкачивании долларов с недалеких баб. А их можно лишь поздравить с тем, что наконец-то нашли мужчину, которому настолько небезразличны их внутренние ощущения – и пожелать им еще более полного проникновения в «мир интуиции». Такого, чтобы полностью затмило здравый смысл! Пусть и дальше будут благодарны за профессиональную легкость, с которой им помогают облегчать карманы. (Интересно, сколько стоит в USD час болтовни по «формулированию значения и цели»? Да, и ведь при этом сновидиц еще и избавляют от «опасности». Ай молодца!… Хотя, может быть, потому-то этот мудрый и чуткий Мужчина и фигурирует под разными именами, что вышло как у Ильфа и Петрова, – «ваши кудри примелькаются, и вас начнут бить»? Возможен ведь и такой вариант…) Да, а сон этой ночи? Как ни удивительно, я все же смогла его истолковать скромными силами своего женского ума. Мне снилось, что я под вечер гуляю в какой-то заснеженной местности с моей институтской подругой (в реальности мы не виделись со времен учебы). Она заметила на уличном лотке пеструю вязаную кофту – и мне показалось, что эта вещь ей нравится, так что я сказала: «давай я тебе куплю». Она стала отказываться, но я, решив, что ей просто неловко согласиться сразу, все же почти насильно купила ей эту кофту (и втайне пожалела об этом, т.к. кофта была очень дорогой). Потом мы зашли в какое-то помещение, и я настояла, чтобы она занялась примеркой тут же при мне. Кофта оказалась убоищной: вытянутая, сидит кое-как, да и цвета отвратные. Но она, конечно, из вежливости промолчала. А мне было очень досадно, что потратила деньги зря…


Моя растрата «денег» – времени, энергии – на явно никчемный «товар». (Подруга, конечно, символизировала меня саму. То есть, я мельком взглянула на что-то – и, уже видя, что оно того не стоит, все равно с дурацким упорством навязывала это себе. А почему моя другая часть предстала именно в образе этой подруги – тоже понятно: мы с ней перестали общаться очень давно, и причиной было все растущее несходство интересов. То есть, показано, что я «растрачиваюсь» на что-то совершенно чуждое мне…) Хотя, может, в этом сне еще и содержалась подсказка насчет истинной подоплеки того высказывания о женщинах и мужчинах? Намек, что это написал тот, кто «помогает» не бесплатно – и при этом впаривает клиенткам такое же несуразное и неподходящее им лично толкование снов… Думаю, верны обе мои догадки. Ведь во «Всемирной книге сновидений» (вот ее действительно стоит прочесть!) сказано, что у сна может быть и двадцать пять толкований, истинных в равной степени. И я сама уже убедилась, что это так… Но все же из этой горы шлака, переворошенной за ночь, я извлекла и крупицу ценного. Алекс Люкман, «Видения с Другой стороны» (книга посвящена сновидениям о встречах с умершими). Сама книга не показалась мне особо интересной, а кое-что в ней даже раздражало (например, советы, как общаться с человеком, у которого кто-то умер, – на мой взгляд, абсолютно неправильные). Вот только одно… Я предпочитаю относиться к этой проблеме просто, возможно, вы разделяете такой подход. «Просто» – означает, что нам нет необходимости волноваться о том, правдивы или не правдивы наши астральные тела, астральная реальность или любые другие сложные метафизические явления, которые обычно сопровождают обсуждение всех этих альтернативных реальностей. «Просто» – значит, что мы просим, чтобы нам приснился определенный сон, принимаем то, что получаем, и готовимся запоминать и понимать то, что придет позже.

Это ведь именно то, чего я долго не могла усвоить. Но, к счастью, наконец поняла, что в общении с «другой стороной» верен только такой взгляд. Потому что и сама загробная жизнь реальна ровно настолько, насколько ты в нее веришь… И еще – цитата из книги «Тибетская йога сна и сновидений», Тендзин Вангьял Ринпоче: Обычно мы считаем сны чем-то „нереальным―, в противоположность „реальной― жизни наяву. Однако нет ничего реальнее сновидения. Это утверждение имеет смысл только в том случае, если вы понимаете, что обычная явь точно так же нереальна, как и сон. Тогда можно понять, что йога сновидений распространяется на все переживания – не только на ночные сны, но и на сны наяву…

VII Я была в каком-то кафе, мне там очень нравилось, звучала красивая музыка. Узнав, что хозяин кафе сдает комнату этажом выше, я подумала, что ее стоит снять для свиданий с Ним. При этом вдруг вспомнилось, как в «Трех товарищах» Роберт предложил Пат переехать в его пансион, когда появилась возможность снять соседнюю комнату (мне это всегда казалось странным: почему он, если хотел жить с ней вместе, не мог пригласить ее в свою комнату? Не хотел себя стеснять? Или у немцев вообще считается, что пара не может жить в одной комнате?)… Вслед за этим вспомнилось из книги «1984» – как влюбленные сняли над лавкой комнату для встреч… «Комната для свиданий с Ним» – и, как уже было в недавнем сновидении, мысли о двух писателях, связанных с темой туберкулеза: один о нем писал, другой от него умер. (Разница с тем сновидением лишь в том, что Оруэлл мне нравится, в отличие от Чехова). Но, учитывая, что сейчас эти мысли ассоциировались с «местом для встречи с умершим», символика тем более интересна…


Это привиделось мне во время вечернего сна. Часа через два-три, около полуночи, я стала читать в сети что-то о фильмах, – уже не помню, каким был первый запрос, – и в конце концов прочитала о фильме «Каннибалы-гуманоиды из подземелий». (Он снят в 1984 году, но на совпадение этой даты с названием книги из моего сна я не обратила никакого внимания, – наверно, потому, что уж очень разная тематика)). Примитивный американский ужастик, но мне захотелось его посмотреть, чтобы разгрузить мозг: два дня безотрывно сидела над срочными заказами. Я набрала в поиске название, перешла по первой ссылке (даже приведу ее адрес: http://deadpost.ru/716-chad-kannibaly-gumanoidy-izpodzemeliy-1984.html), нажала на кнопку просмотра… И начался фильм «1984», по Оруэллу. *

*

*

*

*

По пути на день рождения к родственнице я купила цветы – и мельком вспомнила, как два года назад в этот день зашла в этот же киоск. Хроника того посещения отображена в дневнике… «Роза стоила 15 гривен, я дала продавщице 200. Она подошла разменять деньги к мужчине, сидевшему в глубине за столиком, – бритый наголо, с золотым перстнем, видимо, хозяин, – и он сказал: «девушка пришла деньги поменять?» Продавщицы засмеялись. Я взяла розу, сказала «спасибо» – а проходя мимо него, проворчала: «урод!» и с лязгом захлопнула дверь. Наверно, здесь все-таки не было ничего оскорбительного – но в те минуты я просто кипела от ярости… И все же сдержалась! Не стала желать ему ничего, не обзывала никак (только прошептала «сволочь», но, думаю, это не в счет). И даже не произносила свое «заклятие». В душе пылал гнев, и мне было просто физически трудно его побороть – но я все же смогла это сделать! Правда, эта борьба все-таки продолжалась несколько минут – а надо было бы отвлечься сразу…»

Сейчас я, конечно, не отреагировала бы так. Не потому, что подобные ситуации стали мне менее неприятны, а просто потому, что я сразу пресекаю эмоциональную реакцию. Но само поведение вроде того, что описано, кажется мне столь же отталкивающим – прежде всего потому, что оно непонятно. Зачем говорятся такие вещи? Если это юмор, то ведь совсем не смешной… Когда-то я попыталась выяснить, «зачем» – и услышала в ответ: «просто так». Как это? Что, речевой аппарат у таких людей не связан с мозгом? Но вообще я не могу поверить, что действительно «просто так». Ну должна же у высказывания быть хоть какая-то цель! А догадаться о ней мне не дано… И вот поэтому, – в том числе поэтому, – я так рада, что скоро уйду туда, где ничего такого не будет. Духи, конечно, бывают разные – но так они себя не ведут, это я могу сказать точно. Там не говорят ни бессмысленных вещей, ни таких, за которыми есть какой-то подтекст. Видимо, с физической смертью в человеке отмирает то, что побуждало к этому… Сегодня же, вернувшись из гостей, я записала в дневник следующее. «По пути туда – за две остановки до моей – в вагон вошли два парня с гитарами. Я сидела на трехместном сиденье слева от двери, – одна, – и они вошли именно в эту дверь. До меня донеслись слова песни, наполовину заглушаемые шумом поезда: «скажи, кукушка»… Конечно, это сразу привлекло мое внимание :). Я решила, что посмотрю текст в интернете, и поэтому специально прислушивалась дальше. «Солнце мое, взгляни на меня»… А дальше что-то о павших в бою. Сейчас сразу нашла эту песню: она так и называется, «Кукушка». Является одной из последних песен Виктора Цоя, написанных незадолго до гибели. Песен, еще не написанных, сколько? Скажи, кукушка. Пропой!


А когда я была в гостях, Н. упомянула о своей знакомой, которая в прошлом году умерла от лейкемии. «Сгорела очень быстро»: болезнь выявили летом, умерла в сентябре. Я спросила: сколько ей было лет? – Тридцать восемь.» *

*

*

*

*

Среди цветов, подаренных имениннице, был декоративный подсолнечник. Ночью мне отчего-то захотелось почитать об этом цветке – и заодно я прочла сюжет фильма «Подсолнухи». Смотреть его, конечно, нет интереса, – я не люблю такие фильмы, где только о взаимоотношениях. Но чей-то комментарий на сайте… Да, я помню, что не надо так болезненно реагировать на чужую писанину – и всетаки то, что написала эта дрянь (ник женский) вызвало у меня почти физическую тошноту. «Человек нашего времени, со знаниями психологии и личным опытом, не будет десять лет помнить две недели любви». Вот как, паскуда, – выступаешь от лица современников? «Со знанием психологии», – начиталась дурацких книжек? «С личным опытом», – представляю, каков он у тебя, шкура!... А правда, конечно, в том, что люди во все времена были разными. И, безусловно, тех, кто способен так помнить, всегда было меньшинство – что тогда, что сейчас… Впрочем, если говорить именно о такой ситуации, как в фильме – когда человек пропал без вести, – тут действительно очень трудно судить. Если точно известно, что погиб – я представляю только два варианта: или покончить с собой, или (бывает, что самоубийство по каким-то причинам невозможно) оставаться ему верной до смерти, посвятить жизнь памяти о нем. А если вот так пропал… Считать ли его погибшим, верить ли, что жив и вернется – в любом случае может оказаться, что человек вообще не заслуживал памяти, поскольку просто-напросто сошелся с другой (как и было в фильме). Если бы узнать об этом сразу – ясно, что делать: плюнуть и растереть. А если через много лет? Как жить, зная, что все эти годы продолжала любить зря? По-моему, ничего ужаснее просто не может быть! Хотя вообще-то – вот что мне сейчас пришло в голову: если человек погиб, то, скорее всего, он пошлет какой-нибудь знак с того света. Или явится во сне, чтобы сообщить о своей смерти. Правда, не все люди способны воспринимать послания «оттуда». Ну, значит, можно освоить какую-то из гадательных техник и спросить о его судьбе. Если и это не дается – найти хорошую ясновидящую, чтобы точно сказала, что с ним. И тогда будет понятно, как вести себя дальше… *

*

*

*

*

Тех «каннибалов-гуманоидов» я так и не посмотрела: с первых кадров стал раздражать мерзкий одноголосый перевод. Ну да оно и к лучшему, – фильм все-таки уж очень низкосортный… Вместо этого, начитавшись анонсов, я выбрала «Выживание мертвецов» (2009 г.) – и не пожалела. Фильм что надо! - Смерть не меняет взглядов. Мертвецы помнят, что делали при жизни, и пытаются продолжать. - У нас с ним небольшие разногласия… о том, стоит ли расширять местное кладбище.


- Она прекрасна! - Она мертва. - Я молюсь, чтобы мы могли ужиться рядом с теми, кто уже умер…

Попутно я узнала, что, оказывается, Джордж Ромеро скончался 16 июля прошлого года, от рака легких. Светлая ему память! Очень люблю его зомби. Еще, конечно, хороши у Лючио Фульчи. Именно они, «живые мертвецы» из этих фильмов, подсказали мне, как вести себя среди живых людей. Размеренный шаг, неспешные движения, взгляд в землю. А если придется на кого-то посмотреть, то – «сквозь». Образ, гарантирующий спокойствие! И, надо сказать, выходить из него мне случается все реже…

VIII Какая-то женщина рассказывает мне о странных явлениях в ее доме, вроде полтергейста. Последнее: словно ниоткуда возникла записка с непонятными словами… Я догадалась, что так дает о себе знать чей-то неупокоенный дух, и мне стало очень интересно понаблюдать за его проявлениями. Может, даже удастся войти с ним в контакт?... Я вызвалась провести ночь у нее дома, одна. Пришла туда (частный дом в пустынном месте). С наступлением сумерек стало все явственнее ощущаться чье-то невидимое присутствие, замигал свет, люстра ходила ходуном… Меня охватило тревожно-гнетущее чувство – не от самих этих внешних явлений, а оттого, что за ними ощущалось зло, причем очень сильное. Помню, еще насторожило то, что мой кот – почему-то оказавшийся там же – стал рычать и завывать, вздыбив шерсть. Они ведь так реагируют не на всех умерших: когда я по ночам общалась с Ним, кот хоть и явно видел Его, но вел себя спокойно. А тут – да, похоже, тут дело очень нехорошо!... Но потом я уловила мысленное обращение этого духа, поняла, что он страдает, и мне стало его жаль. Он начал уговаривать, чтобы я ему помогла, – для этого надо было произнести какой-то текст вроде заклинания (он называл это молитвой). Листок с текстом материализовался тут же при мне… Я уже собралась читать вслух – и внезапно поняла: это уловка, чтобы дух смог овладеть моим сознанием! То есть, со мной произойдет то, что называют «одержимостью»… Схватив кота, я бросилась прочь из дома. Признаюсь, было страшновато: вдруг эта нечисть все-таки достанет меня? Ведь я, хоть и мельком, а все же видела тот проклятый текст… Но, тут же вспомнив, к кому можно обратиться за помощью, я стала мысленно призывать Его – и страх ушел. «Если что, Он меня защитит, ясно само собой!» Понятно, чем был навеян этот сон: ночью я читала книгу А.Н. Аксакова «Анимизм и спиритизм», а там описываются по сути похожие случаи… Книга оказалась очень интересной! Помню свое тогдашнее впечатление. Как я ни был приготовлен к тому, что пришлось увидать, но верилось с трудом. И свидетельство внешних чувств, и логика заставляли верить, а разум не вмещал. Привычка нужна и к этому…


Точно такое же чувство нередко испытывала и я, начиная общаться с Ним. И писала об этом так же: «мой разум не допускал, что такое возможно», – то, что происходит у меня на глазах… Спиритизм совершенно отвергает эпитет сверхъестественного, обыкновенно придаваемый его явлениям, ибо если они и действительно производятся "духами", то трудно понять, почему причина действия, приписываемая человеку живому, будет более "естественна", чем причина, приписываемая человеку умершему…

Запись беседы с духом, которого просили назвать то число монет, лежащих на столе, то время на часах. Он отвечал с ошибками, при этом начал объяснять, что там другое зрение, и т.д. Меня это насмешило, вернее, тронуло. Да, духи видят по-своему, но при желании могут пользоваться и таким зрением, как у живого человека. (Я убедилась в этом на опыте, общаясь с Ним. Бывало, что я просила Его что-нибудь посмотреть, – например, фотографию, – и при этом Он порой замечал такие детали, которые ускользнули от меня самой!) А тут мне сразу вспомнилась одна родственница, которая видела очень плохо, но пыталась скрывать это от окружающих. Ясно, что тот человек просто был слабовидящим при жизни – и, оставшись таким же, не желает в этом признаваться. Ведь дальше в книге сказано: …казалось бы невозможным предположить, чтобы "духи" по смерти сохраняли психические недостатки или физические… А между тем таков факт, констатированный спиритическою практикою. …память о земной личности должна с течением времени все более и более слабеть. Короче, индивидуальность удерживается, личность стушевывается.

Здесь автор ошибся, причем смешно. Ведь «там» нет течения времени. Вернее, можно сказать, что оно есть, но настолько отличается от земного, что здешние сроки, которые нам кажутся долгими, там просто незаметны. Если сравнить приблизительно, то – год за час. То есть, для человека, который ушел из жизни, допустим, 2 500 лет назад, там как бы прошло три месяца. Совсем не тот срок, за который можно забыть свой земной образ…) Другое дело, что там человек может просто о чем-то не помнить так же, как здесь. Например, у меня из памяти выветрилось очень многое, связанное с институтом, а уж со школой тем более. Ясно, что оно не вспомнится и в ином мире, – попросту говоря, на кой? Это не те детали, которые я могу назвать «памятью о своей личности», – потому-то они и забылись уже сейчас. А то, что действительно важно, человек помнит как до смерти, так и после… Умственное содержание кристаллизуется в памяти, верной хранительнице событий и совокупности всех отношений целой человеческой жизни, которые никогда не могут быть тождественны с событиями и отношениями жизни другого человека; память же есть верный отпечаток умственных приобретений, верований и убеждений, являющихся результатом целой жизни, отличной от всех других.

Память – совсем не такой уж «верный отпечаток» прошлого: как показывает опыт, она может очень сильно искажать события. Но мне понравилось вот это: «никогда не могут быть тождественны», «отличной от всех других». Я сама часто думала так, – что жизненная история каждого человека является уникальной. Факты, обстоятельства могут быть сходными, даже одинаковыми – но на этом основании никогда нельзя сказать, что у А «все так же», как у В. «Так же» не может быть… …когда трансцендентальная индивидуальность снова проявляется в сфере земного бытия, она не может сделать этого иначе, как облекаясь на некоторое время в последние условия своего феноменального существования.


Ну да, так и есть, конечно, – умерший является живым в своем земном облике. Только я смею утверждать, что он не принимает этот облик на время, а просто сохраняет его после смерти. И не обязательно именно «последний». Ведь если кто-нибудь умер старым или уродливым – ясно, что он не захочет оставаться таким! Там можно выбрать свой лучший прижизненный «снимок»… Язык сердца везде одинаков; но представления трансцендентального мира, как и представления четвертого измерения пространства, всегда будут для нас недосягаемы. Неудивительно, что о них ничего не сообщается, и требовать их – бесполезно и нелогично.

Отчасти это так, – многое в ином мире и правда непостижимо для живущих на земле. Многое, но не все. О чем-то Он так и говорил – «ты не поймешь»; но на иные вопросы все же смог ответить так, чтобы я получила некоторое представление о загробной жизни…) А вот с теми мыслями, которые процитирую ниже, я согласна всецело: …то, что было недостаточно для логики, оказывается достаточным для вердикта по чувству, по внутреннему убеждению, которое основывается на совокупности данных, неуловимых для суждения объективного, но неотразимой силы для убеждения субъективного. То, что для меня совершенно убедительно и доказательно – ничто для другого. Факт нашего бытия, нашего сознания остается по сие время тайной; надо покориться – эта проблема никогда не будет разрешена; следовательно, мы уже и здесь находимся в "сверхъестественном"; но мы можем расширить его пределы, проникнуть глубже в его бездны. Одна форма сознания не значит еще, чтоб эта форма была единственною возможною; одна форма – та, которую мы знаем, – не менее чудесна, чем другая, которой мы не знаем.

*

*

*

*

*

Еще я прочитала ту книгу, «Тибетская йога сна и сновидений». Она мне очень понравилась… Конечно, практическая часть – не для меня: я уже сполна убедилась в том, что никакие йоговские упражнения мне не под силу (разве что кроме сосредоточения на пальце ноги)). Что касается теории, там я не все поняла – а из того, что поняла, не со всем согласна, или, вернее, не все могу принять: это очевидно написано для более высокодуховных людей. Ну и потом, все-таки совершенно другая культура… Но все же такого в книге гораздо меньше, чем того, что сразу вызывало у меня отклик: «ДА!» По сути оно во многом созвучно тому, что… Я хотела написать: «что говорил мне Он» – но это будет неверно: во-первых, Он не говорил именно такими словами (поскольку вообще почти всегда общается со мной без слов), во-вторых, мы не так уж часто беседовали на подобные темы. Правильнее будет сказать вот как: я уловила все это благодаря общению с Ним. Как будто сам образ Его мыслей настроен на то, что здесь изложено в словах… (Наверно, потому Он когда-то и взял меня с собой на вершину Кайласа? В знак того, что хочет делиться со мной знанием, почерпнутым с тех высот…) Если мы реагируем на ситуацию дурными эмоциями, оставшийся в сознании след в конце концов созреет и окажет дурное влияние на другую жизненную ситуацию. Например, если кто-то на нас зол и мы отвечаем гневом, то оставляем след, который увеличивает вероятность следующего проявления гнева, а также вероятность встречи с вторичными ситуациями, которые будут способствовать проявлению привычного гнева. В этом легко убедиться, если мы часто злимся сами или знаем


человека, с которым это происходит. Злые люди постоянно попадают в ситуации, которые, казалось бы, играют на руку их злости, тогда как с добрыми людьми это случается реже. Любую реакцию влечения или неприязни, направленную на любое переживание – воспоминание, чувство, впечатление или мысль, – можно сравнить со съемкой. В темноте сна мы проявляем пленку. Какие именно образы проявятся конкретной ночью, зависит от вторичных условий, которые нам недавно встретились. Некоторые образы или следы глубоко въедаются в нас благодаря сильной реакции, тогда как другие, являющиеся результатом поверхностных впечатлений, оставляют лишь слабый отпечаток. Наше сознание как луч проектора озаряет следы, которые были затронуты, и они проявляются в виде образов и переживаний сновидения. Мы соединяем их, как кадры кинопленки, – именно так работает наша психика, чтобы получить нечто осмысленное, – и результатом становится сюжет, созданный из обусловленных склонностей и привычных лиц: сновидение. Тот же самый процесс постоянно происходит и наяву, создавая то, что мы обычно считаем "собственным опытом". Его движущие силы легче понять во сне, потому что там их можно наблюдать свободными от ограничений материального мира и рассудочного сознания. Хотя днем мы продолжаем участвовать все в том же процессе создания сновидений, мы проецируем внутреннюю деятельность ума на внешний мир и считаем свои ощущения "реальными" и внешними по отношению к собственному уму. Среди наших знакомых могут быть люди, которые кажутся вечными пленниками мира голодных духов: им всегда мало, они всегда жаждут большего – от друзей, от окружающих, от жизни, – но никогда не насыщаются. Или, быть может, нам знаком человек, похожий на обитателя ада: злой, вспыльчивый, неистовый, мятежный. Если нашей жизни свойственны такие отрицательные эмоции, как ненависть или злоба, мы получим иной результат: рождение в аду. Это может произойти и в буквальном смысле – то есть существо родится в измерении ада, – и в психологическом. Связь с измерением ненависти порождает переживания, которые мы даже в этой жизни называем адскими. Разумеется, это не значит, что все люди стараются избегать таких переживаний. Карма может так настойчиво вести человека в измерение того или иного переживания, что отрицательная эмоция становится привлекательной. Если воспринимать ненависть, убийства и войну как "потеху", можно ощутить вкус ко всему этому. Коренная эмоция мира ада – гнев. Когда проявляются кармические следы гнева, они могут выражаться по-разному. Это может быть неприязнь, напряженность, отвращение, осуждение, ссора, насилие. Гнев – причина многих разрушительных войн, из-за него каждый день умирает множество людей. Тем не менее, гнев никогда не решает проблем. Когда нас одолевает гнев, мы теряем самоконтроль и самосознание. Когда мы одержимы или ослеплены ненавистью, насилием и злобой, то пребываем в мире ада. Лучше, используя осознавание и ясность, управлять сновидением, чем позволить сновидению управлять собой. То же самое справедливо и для мыслей: лучше управлять мыслями, чем позволить им управлять собой. Если мы не умеем работать с мыслью, это значит, что мысли повелевают нами. Если лев ошибочно принимает собственное отражение в воде за нечто реально существующее, он пугается и рычит, если же он понимает иллюзорную природу отражения, то не проявляет никакого страха. Не обладая истинным пониманием, мы реагируем на иллюзорные проекции собственного ума влечением или неприязнью и тем самым создаем карму. Если же мы понимаем, что истинная природа – пустота, мы свободны. Сны, которые чаще всего снятся большинству из нас, – это сансарные сновидения, проистекающие от кармических следов. Смысл, который мы обнаруживаем в этих снах – это тот смысл, который мы на них переносим: он вкладывается спящим, а не является неотъемлемым свойством сновидения. То же самое можно сказать и по поводу смысла в нашей жизни наяву. Однако от этого осмысленные сновидения не становятся менее важными и смысл нашей жизни наяву – тоже. Этот процесс можно


сравнить с чтением книги. Книга – всего лишь значки на бумаге, но, понимая их смысл, можно понять смысл всей книги. Смысл книги, как и смысл сновидения, можно истолковывать по-разному. Двое могут прочитать одну и ту же книгу с совершенно разными результатами: одного обнаруженный на ее страницах смысл заставит круто изменить всю жизнь, а другой сочтет ее всего лишь довольно занимательной, а то и вовсе не оценит. Книга осталась прежней. Это читатель вкладывает в слова собственный смысл, а потом воспринимает его. На глубинном уровне сны отражают состояние спящего и состояние его взаимосвязи с различными энергиями. На Востоке люди признают эти энергии и считают их защитниками и духами-хранителями… Иногда ученики спрашивают, свидетельствует ли сон, который предсказывает будущее, что это будущее предрешено. Последователи тибетской традиции считают, что это не так. Причины всего того, что может случиться, уже присутствуют прямо сейчас, потому что последствия прошлого являются семенами грядущих ситуаций. Первичные причины любой будущей ситуации следует искать в том, что уже произошло. Однако вторичные причины, необходимые для проявления кармических семян, не предрешены: они зависят от обстоятельств. Вот почему практика бывает действенной, а болезнь можно исцелить. Будь по-иному, не имело бы никакого смысла что-то предпринимать, раз ничего невозможно изменить. Если во сне мы видим завтрашний день, а потом он наступает и все происходит именно так, как случилось во сне, это не значит, что будущее предрешено и изменить его невозможно, – это значит, что мы его не изменили. Постоянство становится опорой практики. Утверждение, что все есть сновидение, можно понимать двояко. Первый способ — видеть в нем метод, позволяющий изменять кармические следы. Эта практика, как и любая другая, помогает изменить мировосприятие. Измените привычные и в большинстве своем бессознательные реакции на явления, и качества жизни и сновидений тоже изменятся. Когда мы думаем, что наше переживание – "только сон", оно становится для нас менее "реальным". Оно теряет над нами власть, которую имело только потому, что мы сами ее отдали, и больше не может нас донимать, вгоняя в отрицательные эмоциональные состояния. Теперь мы начинаем подходить ко всем переживаниям более спокойно, с большей ясностью и даже с более высокой оценкой. В этом смысле практика оказывает психологическое воздействие, меняя смысл, который мы придавали тому, что выходит за пределы смысла, опирающегося на умозрительные понятия. Если по-другому подойти к переживанию, наша реакция на него становится иной, и это изменяет кармические следы действий и сам источник сновидений. Второй способ понимания этой практики – осознать, что жизнь наяву есть, в сущности, то же самое, что и сновидение, что цельность обычного переживания соткана из проекций ума… Это один из способов сформулировать понимание того, что все явления пусты и кажущаяся индивидуальная природа предметов и существ — только иллюзия. Наяву, как и во сне, нигде не сыщешь ни единой настоящей "вещи" – все лишь мимолетные, невещественные проявления, возникающие и самоосвобождающиеся в пустой и ясной природе бытия. Полностью осознав истину утверждения: "Это сон", мы освобождаемся от привычных ошибочных представлений, а значит, от ограниченной жизни в сансаре, где фантазию принимают за действительность. От всего сердца молитесь об успехе – молитва подобна волшебной силе, которой мы обладаем, но забываем пользоваться. Подумайте о разнице между тем, как вы думали и поступали в десятилетнем возрасте и как делаете это сейчас, – перемены происходят постоянно. Не позволяйте себе буксовать на месте, считая, будто препятствия, мешающие вашей практике сегодня, сохранятся и в будущем. Зная, что все непостоянно, не придется думать, что нынешний порядок вещей должен сохраниться навсегда. В "Материнской тантре" говорится: если у человека нет осознавания в видении, вряд ли его поведение будет осознанным. Если же у него нет осознавания в поведении, вряд ли он будет проявлять осознавание в сновидениях. А если у него нет осознавания в сновидениях, вряд ли будет осознанным его пребывание в бардо. Что это значит? В данном случае под видением подразумевается не только то, что мы воспринимаем зрением, а все переживаемое в целом: все впечатления, ощущения, душевные и эмоциональные события и все, что кажется нам внешним миром. Видение – это то, что мы "видим" в переживании, наше переживание как


таковое. Отсутствие осознавания в видении означает, что мы не способны увидеть подлинность того, что возникает в переживании и, напротив, становимся жертвами заблуждения двойственного ума, ошибочно принимая проекции и фантазии этого ума за реальность. […] Сновидения возникают из тех же кармических следов, которые управляют нашими переживаниями наяву. Если днем мы слишком отвлекаемся, чтобы суметь проникнуть за пелену фантазий и заблуждений движущегося ума, то, скорее всего, те же самые ограничения будут мешать нам и ночью. Это и значит "отсутствие осознавания в сновидениях". Картины сновидения, которые предстают перед нами, вызывают те же эмоции и двойственные реакции, в которых мы блуждаем наяву, и нам бывает трудно обрести осознавание или продолжать практику. В бардо, промежуточное состояние после смерти, мы входим так же, как, засыпая, входим в сновидение. Если нашему переживанию сновидения недостает ясности, если оно содержит смутные эмоциональные состояния и привычные отклики, это значит, что в силу привычки мы будем переживать процесс умирания точно так же. В сновидении можно бороться с ограничениями ума и преодолевать их. На самом деле мы развиваем гибкость ума – вот что главное. Почему гибкость ума так важна? Потому что косность ума, ограничивающие заблуждения, которые омрачают знание и сужают область переживаний, заманивают нас в ловушку ложной реальности и мешают обрести свободу. Достаточно развитая гибкость ума… позволяет увидеть все в новом свете и реагировать позитивно, а не слепо повиноваться привычным для нас рефлексам. Как во сне можно преображать сновидения, так и в состоянии бодрствования можно преображать эмоциональные состояния и умозрительные ограничения. Убедившись на собственном опыте в том, что всѐ воспринимаемое по своей природе послушно и похоже на сновидение, мы можем преобразить депрессию в счастье, страх в отвагу, гнев в любовь, отчаяние в веру, рассеянность в присутствие. Всѐ неблаготворное мы можем превратить в благотворное. Тьму превратить в свет. Ограниченное и косное – в открытое и широкое. Бросьте вызов ограничениям, которые вас стесняют. Старайтесь сломать рамки переживания, снять гнет обусловливающих и ограничивающих убеждений. Ум удивителен: он способен всѐ это сделать. Ваша личность более гибка, чем вы можете представить. Просто нужно осознать возможность изменить свое восприятие и самого себя – и эта возможность станет реальностью. Если вы убеждены, что ничего не можете поделать, то обычно так оно и бывает. Это очень просто и вместе с тем очень важно. Как только вы заявляете, что способны что-то сделать, это становится началом. Как на Востоке, так и на Западе признают, что сновидения могут служить источником творчества, способствовать решению проблем, диагностике болезней и так далее. Но смысл сновидений не есть нечто неотъемлемо им присущее: смыслом наделяет сновидение человек, который исследует сновидение, а затем его разгадывает. Смысл не существует независимо. Смысл не существует, пока кто-то не начнет его доискиваться. И лучше мы будем управлять сновидениями, чем они нами, как днем лучше не быть рабами своих мыслей или эмоций, а в любой ситуации – полностью руководствоваться осознаванием. Вы сами можете решить, насколько зрелой является ваша практика: когда возникают те или иные образы переживания, понаблюдайте свои чувства и свои реакции на чувства. Управляют ли вами взаимодействия с объектами переживания или вы сами управляете ими? Вызывают ли у вас бурные эмоциональные реакции ваши привязанности и неприязни или вы способны сохранять устойчивое присутствие в самых разных ситуациях? Самое главное – молясь, остро ощущать намерение и желание, вкладывать в молитву всю душу. Жизнь должна принять какую-то форму: если мы не придадим ей форму, она примет форму, продиктованную кармой, которая нам может не слишком понравиться.


Некоторые боятся, например, что, избавившись от гнева, не будут бороться с творящимся в мире злом, будто их может побудить к этому только гнев. Но это не так. Мы – практики и должны нести ответственность за свою относительную жизнь. Когда случается что-то плохое, это должно нас беспокоить, когда мы видим зло, оно должно получить отпор. Но если мы не видим ничего плохого, не нужно его искать. Лучше пребывать в естественном состоянии. Если в нас есть гнев, нужно с ним работать. Но если гнева нет, мы не теряем ничего важного. У тибетцев есть такая поговорка: "Можно получить столько учений, что голова станет плоской (от прикосновения ритуального сосуда), но если не понимаешь сути, ничего не изменится". Практика бесполезна, если вы продолжаете практиковать, не получая результатов, никаких положительных перемен в жизни. Пустые ритуалы ничего не дают. Необходимо наполнить практику пониманием, обнаружить, в чем ее суть и как ее применять. Сила молитвы очень велика. Когда вы молитесь, развивается устремление, и то, о чем вы молитесь, становится ближе к осуществлению. Намерение подобно стреле, выпущенной в цель. Тибетское выражение "создать намерение" буквально переводится "послать желание". Здесь нужно иметь именно такое ощущение: мы посылаем свои молитвы и намерения учителям, буддам и божествам… Если Ясный Свет кажется отдаленной целью, просто старайтесь постоянно сохранять благодатные переживания покоя и радости. Возможно, вы испытываете радость при воспоминании об учителе или о дакини или вас охватывает счастье при виде красоты природы. Пусть всѐ это станет практикой. Каждое мгновение ощущайте в себе благодарность и признательность. Когда вы окончательно завершите практику? Когда наступит смерть, промежуточное состояние, бардо. Смерть – это распутье: каждый умирающий идет по тому или иному пути. То, что с ним происходит, зависит от устойчивости его практики, от его способности полностью пребывать в ригпа. Даже при внезапной смерти, скажем, в автокатастрофе, всегда есть момент, когда можно распознать – хотя и с большим трудом, – что пришла смерть. Многие люди испытали переживания на пороге смерти. Они рассказывают, что после этого страх смерти проходит. Так бывает потому, что они пережили этот момент, знакомы с ним. Когда мы думаем о моменте смерти, мы переживаем не реальность, а фантазию, которая содержит больше страха, чем реальный момент. Все практики сна и сновидений в равной степени являются подготовкой к смерти.

Последняя фраза напомнила мне слова Фламмариона: Жизнь любого мыслящего человека – это постоянные размышления о грядущей смерти. Учитывая, что «жизнь наяву есть, в сущности, то же самое, что и сновидение» – получается, что смысл один… *

*

*

*

*


Я виделась с Ним!... Мы долго бродили, разговаривая, по какому-то огромному зданию: коридоры, лестницы, открытые площадки. Всюду был только серый камень, и свет такой, как под вечер пасмурного дня – но ощущение от всего этого было очень хорошим, спокойным. Я знала, что где-то в этом здании есть комната для нас: мы вышли именно из нее, и потом снова вернемся туда… Под конец Он привел меня в небольшое пустое помещение, где на стене изображен снежный барс с крыльями. Это изображение напоминало мозаичную фреску, но словно ожившую – потому что барс двигался! Прохаживался по ветке туда-сюда. Крылья у него были матово-белыми, перепончатыми… Интересно, значит ли это что-нибудь? Конечно, вряд ли найдется описание именно такого символа – но я все же открыла интернет и ввела в поиск: «крылатый барс». Барс крылатый. В древности это означало божественность, одухотворенность, способность к необыкновенным действиям во имя великих благородных идей, способность к высокому полету.

Крылатый снежный барс – важный национальный символ общеевразийского национализма. Встречается в мифологии древних скифов, гуннов, булгар, тюрков, греков и восточных славян. Символом Самарканда является крылатый снежный барс. Его изображение здесь можно встретить повсюду – при въезде в город, на официальном гербе города, в ремесленной продукции, скульптуре, книжных миниатюрах, архитектуре, национальной валюте.

!!!... Сказать, что я была поражена – значит, не сказать ничего… Итак, мне предвещают «способность к необыкновенным действиям во имя великих благородных идей, способность к высокому полету»? Ну, может, это не следует понимать в таком уж возвышенном смысле. Но однозначно предсказан успех моих начинаний, достижение цели! Только вот какой – из двух, главных для меня? Находить путь к свиданиям с Ним? Или всегда владеть собой, хранить спокойствие духа? А впрочем, это ведь взаимосвязано… Ну, а если все же имелись в виду какие-то высокие свершения – то, конечно, это может относиться только к моей жизни в ином мире. Что ж, посмотрим…)


©Дарья Радиенко. «И знаков ждешь, и требуешь примет...» (Книга XII)

ЧАСТЬ 3 I Снилось, что меня задержали и должны судить. За что – не помню, но я была с этим согласна. Место заключения выглядело как обширный двор с комплексом построек, похожих и на административные здания, и на казармы. Внутри полутемно (а день был яркий, солнечный). Я переходила из помещения в помещение, как указывали: надо было «отметиться» то там, то здесь, в общем, пройти необходимые формальности. При этом тюремщики обращались со мной очень вежливо и доброжелательно. Наконец я пришла туда, где должен состояться суд. И мне почти сразу сказали, что меня освобождают, и выдали пропуск, который нужно предъявить «стражам» (запомнилось именно это слово, – кажется, оно еще и было повторено несколько раз)… Как я прочла недавно: Из острога, тюрьмы во сне выйти — к смерти. Записав это в дневник, я увидела время сохранения файла – 16:38. *

*

*

*

*

Незнакомая станция метро, в темно-красных тонах. Я поднялась на эскалаторе (он был недлинным, вез на промежуточную площадку) – и тут все вокруг словно исчезло, я оказалась в пространстве, залитом ровным приятным светом. И увидела рядом, перед собой, Марса и Венеру! Я просто знала, что это они. Их образы были самим воплощением суровой мужественности и нежной женственности… Помню свою мысль, вернее, чувство: «это мне не кажется, это действительно боги!» Какие-то двое мужчин едут на машине по сельской улице – и, увидев похоронный автобус, просят подвезти их на кладбище (взять на буксир). Водитель согласился. А в следующий миг я сама оказалась на его месте, за рулем. Только уже в легковой машине, голубого цвета… Марс, Венера, – символы мужчины и женщины. Мой уверенный путь на кладбище, т.е., в загробный мир… Думаю, эти два сна – привидевшиеся один за другим – предвещали, что меня скоро ждет новая встреча? Но, наверно, при том же условии, что всегда, – если я сама буду что-то делать для этого? Взяла кость, бросила четыре раза. Выпала фигура Conjunctio, – связь. Прямое указание на нитку – и на то, что я писала об этом: «быть все время на связи»… Да, а второй сон – в нем ведь явно подразумевалось именно это? Буксировочный трос! )) И то, что потом я оказалась в голубой легковой машине – ясное подтверждение, что стоит и дальше использовать этот простой и легкий способ. Он приведет к успеху…


*

*

*

*

*

Просматривая предыдущую часть книги, я прочитала то, что написано мной о зомби: «размеренный шаг» – и мне подумалось: можно ли объективно так охарактеризовать их походку? Я тогда написала первое, что пришло на ум – а оно, как правило, оказывается и самым верным. Но просто интересно, найдутся ли такие слова где-то еще… В общем, я набрала в интернете запрос – и мне встретилось анонимное стихотворение: Сзади – бездомность и мрак, Спереди – холод могил. Тяжек размеренный шаг, Взгляд из-под касок – уныл. Тяжек размеренный шаг, Голое поле вокруг. Где-то скрывается враг И не предвидится друг. Нет ни друзей ни богов! Цели кристально-ясны... Зомби идут на врагов, Зомби последней войны. В этот полуночный час Дрыхнут в постелях своих Люди, создавшие нас, Временно полуживых. Будет повержена тьма Нами в безвестном бою. Чтоб наступила весна, Чтобы свистать соловью. Людям – уверенный смех, Майская зелень листвы, Мы – растворимся навек, Канем в заросшие рвы. Так нам Программа велит, Воля людская зовет, Давит надгробием плит... Зомби, в атаку! Вперед!


Не берусь судить о художественных достоинствах, – просто не умею оценивать стихи с литературной точки зрения, – но… Мне понравилось, правда. И, значит, есть кто-то, у кого сходный с моим образ мечты? Ведь в общем, по духу, это именно то, к чему я стремлюсь! Конечно, самое главное для меня после смерти – быть с Ним. Но желание номер два – это сражаться в рядах живых мертвецов. Впрочем, тут едва ли стоит оговаривать, «что главнее»: ведь эти желания не пересекаются между собой. Первое относится к сфере личной жизни, второе – к сфере занятости…) Одно время я почти разуверилась в этой мечте. Начала думать, что все же такое вряд ли возможно: пусть даже в ином мире ведутся войны – но, наверное, в них сражаются просто бывшие люди, со всем их «слишком человеческим»… Хотя я несколько раз видела сны о своем участии в потусторонней войне – и там у моих соратников не было не только «слишком», но и вообще человеческого. Они были именно как зомби, – не на вид, а по поведению. Но я, как мне свойственно, потом стала сомневаться: вдруг такое приснилось лишь потому, что я этого хочу?... Правда, Он ясно давал понять, что эти сны – «не просто так», и что я мечтаю не зря. Но у меня и тут порой закрадывались сомнения: может, это говорится просто затем, чтобы у меня был стимул управлять собой? Или, может, Он подтверждает как бы саму суть, – что там воюют, и при желании я тоже могла бы, – но все-таки там обычные люди, а во сне мне просто казалось, что нет… Ну, а эти стихи снова придали мне уверенности. Дело в том, что я когда-то читала: человек не в состоянии вообразить того, что заведомо невозможно. Другими словами – если что-то возникло в воображении, значит, оно в принципе может существовать. А если, тем более, это представляет не один человек… Значит, мы с ним прозреваем ту сторону загробной реальности, которая возможна для нас. *

*

*

*

*

Сразу после выхода из дома – завернув за угол – я увидела перед собой на асфальте подковку из белого металла… Находка сама по себе чудесная, – «на счастье»! Но если она сулит успех в чем-то конкретном – то, наверно, это относится к тому, о чем я писала непосредственно перед выходом? Способ, который поможет снова увидеться с Ним… Хотя еще я дописывала фрагмент «о зомби»… Так что – исполнение какого из желаний мне подтверждено? А может, знак предвещает удачу и в том и в другом? Как я пишу сама: и в личной жизни, и в сфере занятости…)


II Ночью я решила пересмотреть «Войну миров» Спилберга. (Первый раз видела несколько лет назад. Впечатляет, что и говорить). Где-то после трети фильма меня осадили коты, и я пошла их кормить – как всегда в это время ночи. Вернувшись, чтобы продолжить просмотр, взглянула на время, где он был прерван… 38:25. «Ну, уж это явно просто совпадение!» Вначале я подумала так. А потом пришло в голову: ведь в начале и в конце фильма показывают земных бактерий – которые привели к смерти инопланетян. Так что и тут символика налицо…)

*

*

*

*

*

Не помню, каким был мой запрос в интернете, но я наткнулась на отрывок из какой-то книги о работе человеческой психики. «Так же, как во сне мы видим только знакомых нам людей»… Я не стала раздражаться, но испытала все то же чувство бесконечного недоумения, о котором писала уже много раз в связи с подобными случаями. Почему людям свойственно так обобщать – судя о других по себе? Неужели человек правда считает, что у всех остальных должно быть так же, как у него?... Мне очень часто приходится видеть во сне каких-то абсолютно незнакомых людей, – могу точно сказать, что они даже отдаленно не напоминают никого, известного мне в реальности. (Я, разумеется, говорю не о «собеседниках с того света», – это особая статья. К слову, недавно мне довелось общаться с ними в очередной раз: семья американского автомобильного магната, жили в начале ХХ века)… Нет, я имею в виду обычные сны. Бывает, что эти незнакомые


персонажи задействованы в сюжете, имеющем отношение ко мне, а бывает, что я просто вижу их действия со стороны, – как если бы мне показывали фильм. И, безусловно, глупо было бы думать, что это некая уникальная особенность, присущая только мне! (Хотя в то же время я бы сказала, что сколько людей, столько и «сновидческих стилей». То есть, наверное, можно выделить какие-то основные типы, – хотя бы даже по этому признаку: кто-то видит больше снов со знакомыми персонажами и местами, а кто-то с незнакомыми, – но все равно в сновидениях каждого человека есть нечто неповторимо-индивидуальное, как почерк…) Нет, ну откуда эта любовь к «мы»? Мне правда хотелось бы понять! Ведь если допустить, что человек всерьез считает всех остальных своими копиями – значит, он просто псих. Ну, или умственно неполноценный, чтобы звучало вежливее. Но при этом ясно, что любая экспертиза признала бы этих людей нормальными… Может, они просто высказываются не думая? Но если так – все равно, почему им в голову приходит именно это «мы», а не «я»?... И ведь с этим сталкиваешься сплошь и рядом, все время. Даже там, где, казалось бы, тема вовсе не предполагает таких обобщений. Вот не далее как позавчера – в отзыве к какому-то фильму: «Для нас [т.е., женщин] важно, чтобы мужчина мог обеспечить материальное благополучие»… Мать твою так, ты пишешь о фильме – ну вот о нем и пиши, а не о «нас»! Это вопервых. А во-вторых – да, конечно, таких женщин много, не спорю; ну так вот и следовало бы написать – «для многих»! Но мне, например, не надо, чтобы меня кто-то обеспечивал, потому что я – для себя – считаю унизительным жить за чужой счет. Даже если это любимый человек. Вернее, если любимый – тем более! И даже если бы для него мое «обеспечение» не представляло никакой трудности. Дело не в этом, – просто я не могла бы чувствовать себя нормально, находясь в финансовой зависимости от него. (Вообще не представляю – как можно искренне любить того, кто тебя содержит?) Но при этом я нисколько не осуждаю и не презираю тех женщин, для которых это приемлемо. Просто у меня так, а у них по-другому. А вот к тем, кто говорит «нас», я невольно испытываю… Не осуждение, не презрение – просто… Есть такой старый ужастик «Капля», где действует какая-то гадкая – инопланетная, кажется – биомасса, которая липнет ко всему живому, превращая его в свое подобие, вернее, в часть себя. Вот этих людей я воспринимаю примерно так… Да, а еще я пару дней назад хотела почитать о «зубах мудрости» (просто стало интересно, у всех ли они есть и в каком возрасте появляются – т.к. о себе я этого не могу вспомнить), и встретила блог какой-то девицы, которая описывает свой опыт по их удалению. Ну, хочешь поделиться опытом – твое право. Но там все излагалось в таком ключе: «у вас будет то-то и то-то», «готовьтесь к…» (и дальше следует описание послеоперационных кошмаров). Вот тоже так твою мать. Мне удаляли все «восьмерки» – причем сразу по две на одной стороне (я просила так сама, чтобы не ходить лишний раз)), и при этом не было вообще никаких осложнений. После наркоза ничего не болит, лицо осталось в нормальном виде, зажило все быстро. Притом что я не соблюдала никаких предписаний: закурила, едва выйдя из клиники, дома ела все что хочу (ну, разве что жевать старалась другой стороной), не пила антибиотики и т.д… Конечно, я понимаю, что не всем так везет – и даже, можно сказать, сочувствую тем людям, у которых все проходит сложно. Но в том-то и дело, что я на основании своего опыта никогда не стала бы писать: «у вас все будет так же» – поскольку осознаю, что бывает по-разному! Зачем же ты – ? А впрочем, ту «каплю» из фильма тоже ведь было бы бесполезно спрашивать, зачем она себя так ведет. Она просто создана такой, – безмозглая слизь, движимая инстинктом слияния… *

*

*

*

*


Поздний вечер, я пришла в какую-то гостиницу. Спрашиваю, есть ли у них свободные комнаты, мне ответили, что да – и указали на помещение, бывшее как бы частью холла. Меня это устроило, поскольку там было тихо и совершенно безлюдно. Но вскоре с улицы вошли две девушки, за ними еще группа молодежи – и все они расположились на диванах вблизи от меня. Вели себя пристойно, но оживленно. «Нет, конечно, теперь я здесь не останусь!» Девушки пытались со мной заговаривать, вовлечь меня в общение; я отвечала вежливо, но односложно, быстро собрала вещи и двинулась к выходу. По пути увидела мужчину средних лет, такой внешности, которая мне кажется отталкивающей. Сидя на низком стульчике посреди холла, он разговаривал с маленьким мальчиком, назидательно объяснял ему что-то о донбасской войне, о «наших героях-защитниках», – все в таком ключе: мол, война – это не красивые картинки из интернета, это тяжелый труд, грязное дело. И поэтому вдвойне следует уважать наших ребят – за то, что взяли это на себя. Будет трудно, но мы победим… и т.п. (Стоит ли пояснять, чем меня это так взбесило? Грязь можно увидеть абсолютно во всем. Можно и любые стороны мирной жизни описывать так, что потянет блевать. А можно видеть красоту – которая также есть во всем. Такие авторы, как Бестужев-Марлинский, Лермонтов, – боевые офицеры, – изображали именно красоту войны: риск, героизм, самопреодоление, ни с чем не сравнимое чувство от пребывания на грани между жизнью и смертью, радость от уничтожения врага, да просто даже от владения оружием, – ведь все это и правда прекрасно! Притом что им приходилось соприкасаться с войной, во всех ее проявлениях, гораздо более близко, чем нынешним воюющим. Более «по-настоящему», если можно так сказать… А насчет «будет трудно» – меня это бесит так же, к чему бы оно ни относилось. «Трудно» или «легко» – на 90% зависит от настроя. Утверждаю с полной ответственностью! Уж не говоря о том, что это еще и субъективные понятия: то, что трудно для одного, может оказаться легко для другого, и наоборот. Зачем же заранее нагнетать, черт возьми?... Да, и еще меня раздражает формулировка «…это труд» применительно к войне – как и к чему бы то ни было. Я лично могу сказать, что достигла успехов только в том, что воспринимала как интересную игру. Может быть, порой сложную, – ну так ведь тем интереснее! А ваш унылый труд – пошли вы с ним знаете куда?...) Я прошипела на ходу: «атошник вонючий»… Этот мужчина тут же встал и двинулся следом за мной: «что ты сказала?» Я ответила что-то вроде «что слышал» – и, захлопнув перед ним дверь, вышла на улицу. Там было темно, шел дождь. Побродив в поисках пристанища, я в конце концов устроилась в каком-то пустынном сквере, на скамейке под навесом. Он все равно не укрывал от дождя, но я подумала: ничего! Главное, что я наконец одна, а не рядом с этими… Мой уход из «земной гостиницы», от всего, что мне здесь одиозно… Символика настолько ясна, что не требует развернутых толкований. *

*

*

*

*

В тот же день – после вышеописанного сна – я зашла к соседским котам, оставленным на мое попечение. Как почти всегда, наугад сняла с полки книгу: оказалось – Семен Скляренко, «Святослав». Я пролистала ее, открывая так же наугад. Ближе к концу рассказывается о болгарской женщине, которая пошла на битву вместе с воинами и «била врагов копьем», пока не погибла. Потом враги, обходя поле брани, увидели убитого, лежащего навзничь, подумали: «встретил смерть, глядя ей в лицо, как подобает воину»… Сняли шлем, и из-под него рассыпались пышные волосы…


Знак для меня – в связи с тем, о чем я писала недавно? Правда, эта женщина воевала в рядах живых. Но сейчас-то они – то есть, люди той эпохи – уже мертвы, так что…) Тем более, если бы я жила тогда, то относилась бы к современникам иначе. Хотя, может, и нет. Наверно, это моя иллюзия – что в другое время я бы воспринимала окружающих по-другому. На самом деле люди во все времена оставались примерно теми же. Просто в романе они изображены идеализированно, а в реальности, конечно, у них были те же черты, которые раздражают меня здесь и сейчас… И все же это был явный знак. Именно «в связи с тем». Но даже не потому, что «сейчас они мертвы». Если разбирать подробнее – как там все происходило? Она пошла сражаться не вместе с воинами, а вслед за ними. За городской стеной присоединилась к концу отряда, «но и там никто не признал в ней женщину». Воинское облачение тех времен не скрывало полностью ни фигуру, ни лицо; значит, на нее просто не особо обращали внимание, а она, в свою очередь, держалась замкнуто-отстраненно (шла, глядя вниз, на вопросы отвечала кратко или вообще кивком). Да и в пути они были совсем недолго. То есть, ей не пришлось ни с кем общаться – и даже просто находиться в людском обществе, по сути, не пришлось. Ни до сражения, ни после. Все именно так, как я хочу… *

*

*

*

*

Перед засыпанием я ощутила, как в уши ударяет тугая звенящая волна. Признак «перехода», – чего не было уже очень давно! Эти накаты тягучего звона продолжались минуту-две, а затем так же внезапно стихли… Но если уж это началось – то, наверное, скоро повторится снова? И если «переход» состоится – возможно, именно этот путь приведет меня к следующей встрече?

III Я вышла ненадолго, – в магазин, – а по пути решила снять денег в банкомате. Правда, мне помнилось, что этот банкомат вроде бы не работал – но, может, уже исправили?... Попробовала вставить карточку – не удалось. Сделала еще две попытки: нет, прорезь явно заделана. Ну и черт с ним… Сама неудача меня нисколько не разозлила – но было очень неприятно, что мужчина, проходивший мимо, приглядывается к моим действиям. Вылупился, чуть ли не открыв рот. Спрашивается, какого …? По обыкновению избегая смотреть на него, я все же мельком заметила весь облик: отвратительно-коряво-обрюзгший, – в общем, подтверждение тому, что «не смотреть» – верная тактика. Но прежде всего у меня вызвало отвращение вот это бессмысленное любопытство. Если бы он сам собирался воспользоваться банкоматом – понятно, другое дело. Так ведь нет: шел мимо и уставился просто так! Да, вот это «просто так» – одно из самых неприятных мне человеческих свойств… Через несколько минут, зайдя в магазин, я увидела, что этот прохожий там же, – бродит возле полок и разговаривает сам с собой. Вернее, бубнит что-то в пространство, – опять же, как это свойственно многим… В общем, ясно, что мозг там или отсутствует изначально, или атрофирован. А злиться на безмозглое существо тем более глупо. Да я ведь и не злюсь. Устала от людей, – вот так сказать будет вернее всего… «О боги, как я люблю мертвых!»


Эта всегдашняя непроизвольная мысль тут же внезапно затмилась другой – связанной уже не столько с раздражающим поведением того человека, как с его отталкивающим обликом. Ведь даже если допустить, что мне суждено находиться среди зомби – многие из них на вид будут такими же… Впрочем, лишь временно: ведь любой из них рано или поздно достигает того состояния, когда о прижизненной внешности уже нельзя судить. А идеальный вариант – это, конечно, скелет. Образ, являющий на физическом уровне то, что меня так привлекает в сфере духа, – освобождение от «слишком человеческого»… *

*

*

*

*

Снилось, что я иду в узкой речке, – по грудь в мутной зеленоватой воде, – и забрасываю удочку. Но рыба мне так ни разу и не попалась. Зато ближе к концу удочка стала все время цепляться за утопленников, лежащих под водой… Что это может значить?! «Ловить рыбу в мутной воде» – такое здесь явно не подходит, да и вообще для меня не актуально. Может, сон просто был навеян тем, что я недавно хотела посмотреть фильм «Озеро призраков» (там как раз об утопленниках, выходящих из воды), но, начав, бросила, так как показалось неинтересно, а потом думала – может, все-таки стоило посмотреть хотя бы на призраков… Но только ведь я уже много раз убеждалась: то, что фабула сна связана с реальными впечатлениями, не исключает его значимости. Сознание просто использует имеющийся материал, чтобы сообщить о чем-то важном… А может быть, сон относился к теме похода на рентген? Мне ведь было предсказано, что он окажется успешным, если я пойду в июле – а сейчас уже почти середина месяца, то есть, точно можно идти; и накануне я как раз думала об этом… Но как истолковать сон в таком случае? «Мутная вода» – ненадежность, обман? «Не поймаю рыбы», – не получу то, чего мне хочется? «Мертвые тела», – дохлый номер, напрасная затея?... Правда, во сне у меня не было чувства разочарования, и вообще все это не казалось неприятным… Может, то, что я иду по грудь в мутной воде, символизировало болезнь легких? «Улов» в виде покойников – смерть… *

*

*

*

*

Вечером, выйдя на кухню ставить чайник, я услышала из другой комнаты слова О.А.: «там белый налив!» (О яблоках, лежащих на столе). Конечно, эпизод слишком уж рядовой, чтобы видеть в нем знак. Но все же мне вспомнился тот сон, где я взяла у покойного родственника яблоко именно этого сорта, причем еще и произнесла название вслух… Ночью я читала о разных фильмах – и прочла о постапокалиптическом фильме «Дорога», где главный герой болен туберкулезом (харкал кровью, в конце умер). Интересно, что где-то за час до этого, наблюдая у себя тот же симптом, я заметила нечто новое: сгусток темной, почти черной крови… Так, может, и вечерний сон имел символическое значение в этом смысле? Вначале я посчитала его просто бредовым – и поэтому особенно неприятной казалась его полная реалистичность. Я в номере какой-то гостиницы, он обставлен просто, но мне там очень нравилось, – все как я люблю. Мужчина, похожий на известного автора шпионских боевиков (тут все ясно, – накануне я вспоминала его книги), спросил, хочу ли я остаться здесь жить навсегда. Я ответила, что да, очень! Он сказал, что это возможно при условии, что я поступлю на службу в их


организацию, буду выполнять миссии в другом мире, как тайный агент (может, он не говорил именно такими словами, но мне запомнилась суть). Вернее, само мое желание жить здесь уже как бы заключает в себе согласие на это. Он может прямо сейчас представить меня руководству, чтобы я получила задание… Я обрадовалась, выразила готовность скорее приступить к работе. Мы с ним вышли, стали спускаться в лифте. Тут я заметила, что полностью обнажена, и сказала, что, наверно, так буду привлекать к себе лишнее внимание. Он согласился с этим. Тогда я сказала, что сейчас пойду оденусь. Вернулась в номер, открыла шкаф, сняла с вешалки одежду: черная юбка и розово-красная футболка, крашеная как бы разводами. Я подумала, что вообще ведь не ношу красное, но сейчас это как раз то, что нужно. (Почему-то чувство было именно таким). Оделась, догнала этого мужчину, и мы спустились в холл, но увидели, что дверь закрыта, – надо как-то обходить. Мы прошли по узкому коридору, выбрались наружу – и оказались перед сетчатой оградой, через которую пришлось перелезать. При этом сетка упала, и мы зацепились за нее ногами, так что едва смогли освободиться. Тут из-под земли наполовину вылез какой-то мужчина – и, обращаясь к моему спутнику, приветствовал его, как знакомого. При этом сказал что-то вроде: ну, как там у вас в аэре? То есть, «воздухе» на латыни… Футболка цвета крови; мой переход в «другой мир»; проводник из высших сфер; путь в обход, с препятствиями, – т.е., я ухожу из земной жизни как бы «не совсем законно», в том возрасте, в котором смерть считается преждевременной; и потом наконец – приветствуют «из-под земли»… Да, похоже, символика здесь явно была… *

*

*

*

*

С утра я взяла кости и обратилась к Нему: – Мне стоит идти на рентген сегодня? С начальных бросков дубль не выпал, потом – 4-4. – А завтра? 6-6, с третьего броска. – А послезавтра? Дубль долго не выпадал. - Но вообще мне стоит идти на рентген? 3-3 (но не с начальных бросков). – В общем, ты считаешь, что это просто бесполезно? 6-6, с четвертого броска. – Ну, а почему же ты тогда так отвечаешь? Просто потому, что мне не стоит так волноваться? 6-6, с четвертого броска. – Поход на рентген меня разочарует? 3-3, со второго броска. – Потому что у меня на снимке не выявят признаки туберкулеза, так?


4-4, со второго броска. – То есть, разочарует по какой-то другой причине? 1-1, с четвертого броска. Но что же это может быть за причина?! Просто не понравится в клинике? Ну и ладно, плевать… – Ну, тогда… я все-таки, может быть, схожу сегодня? Дубль не выпадал. – Может, эта клиника все-таки не вызывает доверия? Дубль не выпадал. – Или тебе кажется бессмысленным само мое желание сделать снимок, потому что ты не понимаешь, зачем мне это нужно? Дубль не выпадал. – Может, тебе не нравится, что я хочу сделать снимок отчасти затем, чтобы написать об этом в книге? При начальных шести бросках стали выпадать «почти да»: 3-3, 1-1, 3-3, 1-1… И наконец кости легли ровно, показав 3-3. – Наверное, дело не столько в том, что я хочу об этом писать, как в том, что я хочу что-то подтвердить и доказать окружающим… Так? 1-1, с третьего броска. Ну вот. Ведь такая догадка возникла у меня еще ночью, – когда я решила спросить «о рентгене» на каком-то сайте с виртуальными гаданиями. Уже не помню, какие именно виды гаданий я выбрала, – да, впрочем, и неважно, – но первый ответ был таким: «желание исполнится, но не совсем так, как вы загадывали». Второй: «желание исполнится, если вы пожертвуете ради него всеми остальными желаниями, даже самыми дорогими». Я сразу подумала: наверно, это значит, что снимок будет таким, как я хочу, при условии, что я не стану писать об этом в книге?... Прочитала о кровохарканье: Если поврежден мелкий сосуд, то кровь имеет алый цвет, если более крупный – то кровь более темного, вишневого А ведь ночью было именно так… Но вообще пишут, что кровохарканье бывает и при бронхите, и при бронхоэктатической болезни легких… Вдруг – ?... Да нет, не может быть, – после того как я столько раз получала подтверждения, что туберкулез!... Да и все остальные симптомы полностью соответствуют ему… Но все же я взяла карты. Произнесла шепотом: «У меня просто заболевание бронхов?» Дама червей, 7 пик. ?... «Ты в целом здорова, болеешь несерьезно»?! Или – «все хорошо, так, как тебе по сердцу; а вот то, что ты делаешь сейчас – не очень хорошо!» Валет червей, 8 треф. «Что ты напрягаешь выяснениями!» Так?... – Значит, кровь – это признак туберкулеза? Дама бубен, король бубен. цвета.


Указание на то, о чем я читала только что? Но там ведь говорилось не только о туберкулезе, а и о других заболеваниях. Правда, большинство сайтов были посвящены именно туберкулезу. В частности, вышеприведенная цитата встретилась именно на «туберкулезном» сайте. И в «народном сознании» – т.е., «у бубновых королей» – кровохарканье ассоциируется именно с этой болезнью… – Наверно, не надо спрашивать, поскольку точно ясно, что у меня туберкулез? Туз треф, 6 червей. «ДА!» Чуть позже: – Ну, а как же все-таки быть с клиникой? С рентгеном? Дама червей, валет пик. «То, чем ты увлечена – пустые хлопоты». – Это относится к моему желанию «подтвердить и доказать»? 10 пик, туз бубен. «Информация, известие» – и «НЕТ». То есть, этого быть не должно… Нельзя? Или просто нежелательно? – Но вообще у меня на снимке выявят что-то, что можно истолковать как признаки туберкулеза? Дама червей, валет треф; 10 бубен, 9 треф. «Да, выявят именно то, чего ты хочешь», – на 100%. – Ну, а если я все-таки захочу написать об этом в книге? Король бубен, 8 пик. «Другие люди» – и «нет», «бездействуй», «молчи»… Хотя, может, ответ следует понимать еще и так, что этого все равно никто не прочтет? – Потому что этого все равно никто не прочтет? 8 бубен, 8 треф. – То есть – может, и прочтут, но это никак не должно быть для меня главным. Да? Туз червей, 10 пик. «Да, это НЕ то, чему надо прилежать всей душой!» Но я еще уточнила: – То есть, я не должна ориентироваться прежде всего на это? 6 треф, 6 пик. «Да, это ложный путь». Немного погодя я снова взяла кости: – Но вообще – мне стоит пойти на этой неделе? Дубль не выпадал. – То есть, мое желание бессмысленно, пока я настроена писать об этом в книге? С первого броска почти выпало 5-5. Я продолжила – и через два или три броска выпало 5-5. После этого я закрыла файл с дневником, куда записывала ответы – и увидела, что он сохранен в 15:37. И тут же минуты на часах сменились на 38.


Да, а ведь вчерашний сон тоже явно намекал на этот вопрос об «оповещении публики»? Я вышла обнаженной, но потом подумала, что надо одеться, – то есть, не стоит раскрывать эту личную информацию, выставлять ее напоказ! Да, но почему: из-за того, что я сама сказала во сне, – «не привлекать к себе лишнее внимание»? Не светиться, попросту говоря? Но ведь у моей книги действительно не может быть много читателей, а даже если кто-то прочтет – ну и что?... Или все-таки имеется в виду, что это намерение плохо само по себе? Как мне было подтверждено сейчас: «не ориентироваться на это прежде всего»… Кстати, когда-то я где-то читала, что именно так желания следует проверять «на истинность»: порадуетесь ли вы этому при условии, что об этом никто не узнает?... Но я так не могу. Тут дело даже не в том, чтобы что-то «подтвердить и доказать». Просто для меня происходящее имеет ценность, только если я могу его описать – и, наверно, такое свойственно любому пишущему человеку. Это часть моей натуры, я не способна от нее отказаться, а главное, не считаю нужным! Так ведь, насколько я поняла, это мне и не запрещено? То есть, писать будет можно, если я захочу это сделать просто из желания запечатлеть свой опыт, «рассказать историю», а не предъявить какие-то доказательства неизвестно кому… Вот только я сама не могу полностью разделить эти мотивы. *

*

*

*

*

Ночью я подумала – может, почитать роман «Дорога», по которому снят тот фильм? (Интересно, как там описывается болезнь главного героя?) Текст книги для скачивания не нашла, читать онлайн можно только постранично, что я не люблю. Заглянула на две первых и две последних страницы – и показалось, что это именно тот случай, когда, «чтобы понять, что яичница тухлая, не обязательно есть ее всю». Посмотрела рецензии на fantlab.ru и livelib.ru: подробные описания сюжета, а также пространные цитаты из книги полностью подтвердили мое впечатление. Унылый бесформенный шлак, очень неправдоподобный (я имею в виду даже не психологию героев, а чисто технические/бытовые моменты «пост-апокалипсиса»); целенаправленное нагнетание ужасов, от которого делается не страшно, а смешно, убогие попытки выжать слезу из читателя и не менее убогие потуги на некую философию. Плюс ко всему этому – претенциозно-рубленый стиль диалогов, который сразу заставил меня вспомнить следующее: Мне предлагалось [американскими издателями] превратить Лолиту в двенадцатилетнего мальчика, которого Гумберт, теннесийский фермер, соблазняет в амбаре, среди мрачных и чахлых равнин, с полувнутренними монологами, состоящими из коротких, сильных, "реалистических" фраз. ("Он парень шалый", "Мы все, я думаю, шалые", "Я думаю, сам Господь Бог – шалый" и тому подобное.)

Несколько удивляет – чтобы не сказать, удручает – обилие восторженных отзывов к этой галиматье: «книга перевернула мою жизнь», «стала эмоциональным шоком» и т.д. Впрочем, мой двоюродный брат, за всю жизнь прочитавший только одну книгу – что-то о вампирах, – тоже долго находился под впечатлением… Но что я не зря потратила время на чтение рецензий – могу сказать точно. И даже не потому, что благодаря им мне не пришлось потратить время на чтение книги… Сайт livelib.ru, 38-я страница с отзывами (https://www.livelib.ru/book/1000314459/~38): Две вещи на свете наполняют мою душу священным трепетом – звѐздное небо надо мной и палочка Коха внутри меня.

Надо сказать, среди отзывов это было единственное упоминание о туберкулезе. Именно на этой странице. Записав это в дневник, я закрыла документ – и увидела, что он сохранен в 2:38.


*

*

*

*

*

На рассвете я, как всегда, вышла налить воды голубям. Как всегда, постояла несколько минут, глядя на деревья и небо. Эти утренние минуты – пожалуй, единственные, когда я могу спокойно полюбоваться красотой вокруг. Спокойно поднять взгляд – зная, что он не наткнется на людскую мерзость… Тополь возле дома, зелено-золотой, как жук-бронзовик, тихо гудел на ветру. Небо на востоке, покрытое переливчатыми облаками, было похоже на чешую огромной рыбы, – как будто она проглотила солнце и уплывает с ним вдаль… Всю ночь я сознательно избегала думать о рентгене: этот вопрос уже стал меня раздражать. Главным образом, из-за непонимания ситуации. Стоит ли идти в клинику, после того как было сказано, что поход меня разочарует (хоть и не в прямой связи со снимком)? Правда, может, под «разочарованием» подразумевалось именно то, что я не смогу написать о результатах? Но почему я не должна об этом писать, черт возьми? «Жертва», – в конце концов, почему она здесь необходима? Ну да, за все надо платить – но, по-моему, достаточно того, что я заплачу за рентген деньгами! А может быть, вот что… Ведь большинство людей, получив снимок с признаками туберкулеза, были бы расстроены. А я, наоборот, могу только порадоваться. Так, может, чтобы было соблюдено некое правило, – «как положено», – с меня хотят взять отрицательные эмоции другим способом – запретив писать об этом? Да, а тот роман «Дорога»… Возможно, здесь также содержалась своего рода подсказка? Ну да, с литературной точки зрения книга плохенькая – но если не учитывать это, а смотреть только на суть… В чем она? Что главный герой в условиях постапокалиптической разрухи был лишен возможности сделать рентгеновский снимок – и мог судить о своей болезни только по ее проявлениям? Но мне ведь не запрещено идти на рентген: запрещено писать об этом в книге, которую я публикую… Ну так вот в том-то и дело, что в тех условиях это было так же невозможно! Ни интернета, ни компьютеров, – разве что писать на бумаге, и то если она найдется. Да только ведь читателей все равно не будет. В том мире не было ни малейшей надежды, что подобную рукопись хоть кто-нибудь хоть когда-нибудь прочтет. Вокруг остались только полные отморозки, – людоеды, мародеры; а единичные нормальные люди вроде тех, которые появляются на последних страницах романа, должны были ежечасно решать проблему выживания для себя и своих близких, – то есть, никак не стали бы заниматься чтением чьих-то записей. Разве что растопили бы ими костер… Так вот, может быть, мне стоит понять, что и со мной по сути все так же? 99% людей никогда не прочтет того, что я пишу, а те 1% – да нет: 0,000001%! – кто случайно на это наткнется, просмотрят мельком и тут же забудут. Но отсюда можно сделать такой вывод: главное – то, что с человеком происходит, а не то, описано это или нет… И все же я не могу согласиться. Для себя не могу. Даже если бы я оказалась в том мире – все равно писала бы «свою историю» до конца. А записи складывала в какую-нибудь герметичную упаковку и прятала в земле или в стене. Нельзя ведь полностью исключить вероятность, что потом снова появятся люди, – пусть через много веков! (Кстати, тогда такая находка будет тем более ценной)). И даже если рукопись заинтересует всего одного человека – можно считать, что в этом смысле писалось не зря. Но только ведь этот смысл – не главный. О том, что для тебя важно, пишешь прежде всего не затем, чтобы привлечь читателей: пишешь просто потому, что не можешь этого не делать. А обращение к читателям – это нечто сродни тому, чтобы соблюсти правила игры. Скажем, в картах принято делать хотя бы минимальную ставку, а здесь – создавать хотя бы условную возможность для того, чтобы написанное смог кто-то прочесть, если захочет. Но найдутся ли такие желающие на самом деле – это волнует в последнюю очередь. По крайней мере, для меня все так…


Нет, значит, в «Дороге» не стоит видеть никакой подсказки, – уже хотя бы потому, что я не могу ее принять. Скорее всего, для меня верна та догадка, которая пришла утром, при взгляде на рассветное небо: поскольку я хочу того, что «по правилам» должно не радовать, а огорчать, значит, я могу это получить лишь при условии, что отдам необходимую долю огорчения. Ну что ж… Согласна. Не буду ничего писать ни о визите в клинику, ни о результатах. А чтобы немного себя утешить, вспомню слова Вольтера: «лучший способ быть скучным – это сказать всѐ»…)

IV Я видела, наверно, 90% существующих фильмов о зомби. Конечно, не все досмотрела до конца, – здесь, как и во всем остальном, 90% шлака. Но те, которые мне нравятся, пересматривала по несколько раз… Этой ночью решила освежить в памяти «Дневники мертвецов». Завтра утром вы проснетесь мертвым, – уже само по себе звучит хорошо, но с продолжением – еще лучше: Дело не в том, что люди просыпаются мертвыми, дело в том, что мертвые просыпаются! Среди отзывов к фильму было следующее: я всегда думаю, что не стала бы от зомби сильно убегать, гораздо веселее с ними ходить, чем бегать и бояться)

До сих пор я еще ни разу не встречалась с таким отношением к вопросу… Итак, нашего полку прибыло? )) С другой стороны, сейчас мне подумалось, что, и пока я еще не «хожу с зомби», в этом фильме можно найти некую аналогию с моим поведением. То, о чем я писала накануне: моя одержимость идеей «все запечатлеть»… «Что не заснято, того не существует!» – ведь это полностью выражает мое кредо, только, пожалуй, еще лучше, чем могла бы выразить я сама. Джордж Ромеро явно превосходит меня как сценарист.) Правда, я не снимаю на камеру, а пишу – но дело ведь не в форме отображения, а в сути самого процесса. К тому же, я где только можно стараюсь иллюстрировать свои записи фотографиями… Хотя нет, разница все-таки есть: там герой снимал происходящее с другими, а я в основном пишу о том, что со мной. Но, может быть, и это различие не так уж значительно? Главное, опять-таки, сама суть: отобразить то, что происходит… И в фильме это не осуждается однозначно, как может показаться на первый взгляд. Скорее там просто все показано как есть: что всегда будут и те люди, которые стремятся «заснять», и те, у которых это вызывает неприятие. Но творческий человек (будь то с кинокамерой, фотоаппаратом, кистью или, образно выражаясь, пером) делает это просто потому, что – я, кажется, уже писала, но повторюсь: потому, что не может не делать. Даже если это относится к смерти. Вернее, если так – тем более! Именно потому, что смерть – самое главное в жизни... Я читала и о писателях, и о художниках (не помню фамилий), которые, находясь рядом с умирающим, невольно запоминали подробности, чтобы потом отобразить в своем творчестве. И мне понятно как само это стремление, так и то, что кому-то оно может показаться ужасным. Тут, как и почти во всем, можно сказать, что каждый прав со своей стороны… Ну, а мне – поскольку я больше интересуюсь собой, чем другими людьми – было бы интереснее всего описать свою собственную смерть. Понятно, это несбыточное желание, но все-таки… жаль, что не удастся.


P.S. Сейчас нашла текст сценария. Да, собственно, там все сказано напрямую: «Такие, как ты, будут всегда. Которые хотят собирать подтверждения, вести своего рода дневник». Но дальше: «Снимай свой фильм. Снимай, пока не кончится место на винчестере. Пока у тебя есть силы»… *

*

*

*

*

Есть несколько фильмов того же жанра, которые мне не то чтобы очень нравятся, но «смотреть можно». Один из них я смотрела на английском – поскольку переводчик отвратительный, из тех, кто смакует нецензурные выражения и вставляет их даже там, где персонажи на самом деле говорят не так грубо. Но главного сквернословца зомби убили довольно скоро – так что можно предположить, что дальше особой похабщины уже не услышишь. А сюжет интересный… В общем, этой ночью мне захотелось посмотреть фильм еще раз – уже с переводом (т.к. американскую речь я не всегда понимаю на 100%. Конечно, для такого фильма это не слишком важно, – я могу точно сказать, что из-за малого процента недопонятых слов не упустила ничего существенного, – но все-таки…) Фильм не удавалось найти нигде. Или оказывается другой с похожим названием, или не работает показ, или очень плохое качество. При этом еще и периодически тормозил интернет, – сайты просто не открывались!… Да, подозрительно это все… Наконец, просмотрев около семи страниц ссылок, я взяла кости и обратилась к Нему: – Это так специально, чтобы я не смотрела? «Да». (Дубли я не записывала, но смысл ответов помню точно). – То есть, ты не хочешь, чтобы я смотрела этот фильм? «Да». Почему?! Там явно нет ничего… ну, словом, ничего такого, из-за чего просмотр этого фильма можно назвать предосудительным. И ведь первый раз мне удалось его посмотреть без всяких проблем! Может, это просто потому, что меня все равно будет раздражать перевод? Ну так я брошу смотреть сама. Или не брошу, а попытаюсь не обращать внимание. Как бы то ни было, не надо решать за меня! Хотя, конечно, ясно, что дело не в этом… На всякий случай я спросила: причина в переводе? – «нет». Значит, причина может быть только одна. Самая простая. – Ты считаешь, что это ни к чему? «Да». – Понятно, спасибо… Гай, извини, пожалуйста, но не надо мне постоянно указывать, что делать. Я не совершаю ничего недостойного. А если ты считаешь, что смотреть этот фильм просто не нужно – я не обязана всегда делать только то, что нужно. И я его все равно посмотрю! Я вернулась к поискам. И, поскольку они продолжали быть безуспешными, вскоре добавила еще следующее: «Значит, или скачаю, или куплю за деньги. За любые деньги! И еще… извини, но я бы хотела, чтобы ты понял одну вещь. Чем больше ты мне мешаешь что-то сделать, тем больше мне этого хочется!»


(Сейчас, записав эти слова, я, конечно, вижу, что они нехороши. Но в тот момент меня, что называется, заело. Правда, я точно знаю, что даже в тот момент не стала бы говорить этих слов, будь хоть малейшая вероятность, что Он может на них обидеться. То есть, если бы я говорила с равным. А поскольку это далеко не так…) Чуть позже я взяла карты: «неужели Он действительно так не хочет, чтобы я смотрела этот фильм?» Первой легла 10 пик, – категорическое «НЕТ». Да ну, не может быть! При перетасовке снова мелькнула 10 пик. Вынула 8 треф, первым лег туз бубен, – подтверждение темы вопроса: действия, просмотр… «Но я все-таки посмотрю!» Дама пик, туз червей. «Сама будешь этому не рада»… Вот как? Ну что ж, я и так знаю, что мне всегда приходится расплачиваться за подобное поведение. Но это меня не остановит! Попробовала скачать: запись оказалась отвратительной, так что смотреть невозможно вообще… Потратив на поиски еще с четверть часа, я наконец нашла нормальную копию с переводом. Но, едва включив просмотр, нажала на паузу. Ведь я все равно не смогу смотреть фильм в свое удовольствие, если знаю, что Он этого не одобряет. Вот в чем дело. Зачем я только, черт возьми, каждый раз притворяюсь, будто не знаю, что так будет – если всегда бывает только так!... Хотя… Если мне все же удалось найти фильм – может, все те неудачи были просто случайными? А Его ответы – просто шуткой… Снова взяла кости: – Гай, ты правда не хочешь, чтобы я смотрела этот фильм? «Да». – Потому, что я его уже видела? «Да». Вопрос я задала именно так – но смысл был следующим: «потому что это не тот фильм, который стоит смотреть повторно». Я просто вдруг сама поняла, что он того не стоит. «Там нет ничего плохого» – верно; но при этом нет и вообще ничего. Ценности ноль. Ну да, порой можно посмотреть и такое – но хотя бы при условии, что фильм забылся, а ведь этот я помню отлично… Да мне ведь по-настоящему вовсе и не хотелось его смотреть! Просто подумала: «не посмотреть ли?» – и занялась поисками. А начав просмотр, конечно, продолжала бы до конца – просто потому, что «так надо, раз уж решила». Вот поэтому все и было устроено так, чтобы я получила возможность заранее задуматься: действительно ли оно мне надо? На что я собираюсь тратить время? Его ведь и правда осталось не так уж много, чтобы заполнять такой ерундой! Ну, а что же посмотреть взамен? Может, другой фильм этого же режиссера, – тоже о зомби? (Я его еще не видела). Фильм нашелся сразу. Но оказалась полная мура, так что я выключила через пять минут. И теперь как-то еще яснее поняла, что тот, первый фильм… если и лучше этого – то очень ненамного. Но все-таки этой ночью меня ждала зрительская удача: «Пугала», 1988 г. Пример того, как в те годы могли снять достойный фильм ужасов с минимумом изобразительных средств, без всей этой компьютерной графики и навороченных спецэффектов. Лица «пугал», где складки мешковины образуют зловещую ухмылку, создавая точное ощущение «живого неживого», тот момент, когда все видится глазами ожившего трупа, поднимающегося по лестнице, и слышно его хриплое дыхание… Все это врезается в память – как и сама атмосфера заброшенного дома, созданная просто мастерски. (Как любой поклонник жанра, я видела десятки фильмов с «нехорошими домами в глуши» – но лишь о


единицах могу сказать, что они мне запомнились). Вообще «страшных» моментов в фильме не так уж много, а весь ужас нагнетается за счет его ожидания, – то есть, как должно быть… Очень хороша та сцена, где деньги оказались зашитыми в труп, и бандиты – уже догадываясь, что обречены на смерть, сидя в угрюмой тишине – вынимают эти окровавленные измятые бумажки. А потом двое оставшихся в живых убегают, и женщина кинулась собирать деньги, рассыпанные по траве (очередная насмешка «пугал»), а сообщник кричит ей: «Брось, они того не стоят! Они того не стоят, слышишь!»… Это снято как-то очень правдиво… Да, а еще мне пришлась по душе деталь с игральными костями, которые эта женщина-террористка бросала «на удачу». Их показывают трижды: первый раз – бросок и дубль 1-1: «мне везет!» Второй раз – видим, как одна из лежащих костей сама собой перевернулась. И последнее – как на кости капает ее кровь… *

*

*

*

*

Я шла по М-й, – одна из окрестных улиц, с застройкой сталинских времен: кирпичные дома, арочные окна, лепные рога изобилия над подъездами… В одном месте тротуар был разрыт, и я прошла под самой стеной дома. Асфальт возле нее был сплошь покрыт ярко-зеленым мхом, и на нем светились оранжевые абрикосы. Я подобрала две штуки… Это было вчера. А сегодня я никуда не выходила, хотя погода была очень хорошая: солнечно, но не жарко, временами легкий ветерок… Но я, во-первых, чувствовала себя плохо, а во-вторых – что, пожалуй, главное, – сегодня мне как-то особенно не хотелось быть среди людей. Воскресенье, в парке будет полно народу. Сесть на бульваре – так ведь и там будут сновать мимо, пусть не все время, но хотя бы иногда… В общем, я решила, что если не хочется, то и не стоит себя насиловать. Но при этом было все-таки слегка жаль, что не вышла. Вскоре это чувство начало принимать оттенок самосожаления: что же я лишена даже такой малости, – пройтись по улице? «И ведь этот день мне уже никто не вернет!» Ну ничего, на том свете нагуляюсь вдоволь… – и от этой мысли стало жаль себя еще больше. А в следующий миг – когда я поняла, как это выглядит – конечно, стало противно. Сидишь и упиваешься страданиями, тьфу! Кто тебе не дает выйти? Только твой собственный настрой. Мешают люди – ты предпочла их не видеть, благо у тебя есть такая возможность. А что при этом приходится не видеть и ничего остального – ну так уж извини! Нельзя и рыбку съесть, и… Интересно: а вообще бывает ли такое у кого-нибудь, кроме меня? Конечно, все равно – но просто интересно. Я набрала в поиске: «не хочу выходить на улицу раздражают люди». И оказалось, что единомышленников у меня предостаточно. Любых возрастов, обоего пола… Честно говоря, я все-таки не ожидала, что таких людей столько. И пришла в голову забавная мысль: так ведь любой встречный может оказаться одним из них? Я, едва кто-то замаячит рядом, сразу же отворачиваюсь и стараюсь побыстрее пройти мимо – а этот человек, может быть, точно так же воспринимает меня…))) В первой же записи на эту тему была фраза: Буддисты верят, что нужно что-то делать только тогда, когда есть желание, а не заставлять себя.

Прямой ответ на мои мысли. Все правильно, все к лучшему! Если настолько не хотелось идти – значит, действительно было не надо. То есть, прогулка не доставила бы мне удовольствия, а то и обернулась бы чем-нибудь по-настоящему неприятным… «Не хочется – не надо!» – теперь всегда буду это вспоминать в подобных случаях (когда речь идет не о необходимости что-то делать, а только о желании или нежелании). Буддистам точно стоит доверять…


А вообще-то, наверно, главная причина все-таки была в самочувствии. Ведь когда оно лучше, мысль об окружающих людях не препятствует мне выйти из дома. Да, они неприятны – но я уже научилась при их виде автоматически вспоминать о том, что исключает эмоциональную реакцию: mortua sum… Так что, скорее всего, сейчас такое отвращение к ним возникло на фоне общей неохоты идти – как бы дополнительно объясняя, почему не хочется. Но и в этом случае превозмогать себя точно так же ни к чему. Силу воли стоит проявлять… вот именно – ради чего-то, что этого стоит. А если просто так – тут ведь только и можно сказать: сила есть, ума не надо…) *

*

*

*

*

То, что произошло этой ночью… Приведу дневниковую запись, как есть: Решила посмотреть фильм «Осквернители могил» (другое название – «Танцы на могилах»), о котором читала вчера. Фильм так себе, – не лучший, но и не наихудший образец жанра. Вернее, первая часть вообще класс, – там, где показывают только знаки присутствия призраков: открывающиеся двери, мигающий свет, и т.д. Все очень достоверно, с потусторонним холодком. А ближе к концу пошел бред: наворотили дешевой чертовщины, призраков изобразили в виде каких-то чудищ, – старались сделать пострашнее, а получилось смешно… Но сама идея – чем может обернуться похабное поведение на кладбище – конечно, хороша. Да, и виды кладбища очень впечатляют… Во время просмотра фильма я ощутила нарастающий жар, из интереса решила померить температуру (оказалось 37,6). По забывчивости передержала термометр на две минуты – так что, когда вынула, на часах было 2:38. А в следующий миг – едва я отвела взгляд от часов – край занавески, ближний ко мне, вдруг резко колыхнулся в мою сторону. Так, будто за ней кто-то есть! Окно закрыто наглухо, ночь тихая, безветренная (да будь там хоть и ураган – из окна никогда не дует после того, как я заделала все щели ради звукоизоляции). И вообще это движение было не таким, как от сквозняка, а именно таким, как если бы кто-то ударил по занавеске рукой… Конечно, я понимала, что ничего не увижу, но все-таки отдернула ее. Пустой подоконник, запертое окно (витраж казался непрозрачным – такая темная была ночь), – все это на миг вызвало у меня странное чувство. Как будто я все-таки надеялась увидеть там что-то другое… «Привет! Да, уже скоро, я тебя жду»… Да еще во время такого фильма… Интересно: это было связано только с его кладбищенской тематикой? Или еще и с тем, что одну из героинь домогался дух покойного?) Конечно, аналогий как таковых здесь нет: он при жизни был насильником, а она оказалась весьма не рада такому общению. Но все же… сцена, где он схватил ее за волосы, мимолетно напомнила мне чью-то привычку. А учитывая склонность этого человека к черному юмору…))

V Я возле аэропорта. Гаснущий закат, сумерки. Решила зайти в аэропорт, посмотреть на самолеты. Там оказалось очень красиво, как в фантастическом фильме: какие-то огромные светящиеся табло, похожие на цветок (т.е., круг, разделенный на секторы, и они складывались и раскрывались, как лепестки). Летящий самолет я тоже видела, – он был прямо надо мной, в вечернем небе, набирал высоту… При этом кто-


то спросил меня: а вам много приходилось летать? Я ответила, что да, на дальние расстояния (имея в виду свои восемь трансатлантических перелетов). Выйдя из аэропорта, я спустилась в метро. Саму поездку не помню, – только запомнилось, как я шла по длинному подземному переходу, уже ведущему наружу. Поднявшись наверх, я оказалась в очень красивой местности: сосновый лес, долина с озером… Вокруг не было ни души, но потом я увидела, как навстречу идет женщина примерно моих лет. Я спросила ее, как добраться до ярмарки (т.к. знала, что мне нужно именно туда). Она ответила очень приветливо, указала вправо. Я пошла по траве в ту сторону – и вскоре оказалась на ярмарке, где продавали сельскохозяйственных животных. Мне там очень нравилось… Аэропорт, летящий самолет – символ моего скорого «отбытия» понятно куда? Подземный переход, – еще один символ того же… Красивый безлюдный пейзаж, – именно то, о чем я думала накануне: что на том свете, надеюсь, мне удастся погулять в таких местах. Но ярмарка? Тут у меня нет никаких предположений… Набрала в поиске: «ярмарка к чему снится». Молодой женщине такой сон снится к обретению жизнерадостного и уверенного в себе спутника жизни. Если на ярмарке себя увидела молодая женщина, скоро она встретит веселого добродушного человека, будущего верного спутника жизни, возможно мужа. Сон о посещении ярмарки для незамужней женщины сулит ей надежного, оптимистично настроенного спутника жизни с веселым, но уверенным характером.

Конечно, Его вряд ли можно назвать «жизнерадостным» и «веселым» (а уж тем более «добродушным!»), но ведь это не следует понимать так уж буквально. То есть, под таким описанием не обязательно подразумевается какой-то массовик-затейник, душа общества: просто человек, с которым чувствуешь себя хорошо. Тот, кому не свойственны противоположные черты, – мрачность и озлобленность. А надежность, оптимизм, уверенность в себе – все это точно о Нем… Итак, скоро будем вместе? (Да, а ведь сельскохозяйственные животные – прямая ассоциация с Его занятием в земной жизни, скотоводство)… Только что имелось в виду: встреча во сне, пока я еще остаюсь здесь – или наше окончательное воссоединение? *

*

*

*

*

Зашла на тот сайт, где комментируют сны. Конечно, вообще этим толкователям не стоит доверять, но один комментарий показался мне примечательным… Женщине приснилась умершая родственница, которая идет вместе с маленькой девочкой, и она (то есть, рассказчица) знает, что эта девочка – она сама. Ответ: «это ваша душа, она ее ведет по жизни». А ведь мне года полтора назад снилось, что я веду за собой умершую родственницу – в местности, явно символизирующей загробный мир… Я подумала, что сон предсказывает мой скорый уход туда – но подспудно чувствовала, что такое толкование неверно. (Правда, в тот же день я получила знаки, связанные с моей смертью; но они могли быть просто ответом на мысль о ней, а не подтверждением, что ее предвещал именно этот конкретный сон). Ведь не я шла следом за умершей, а, наоборот – она за мной! При этом она отстала, и я, остановившись, ждала ее. Или, кажется, даже сделала несколько шагов ей навстречу, как бы приглашая идти дальше… Ну что ж, – теперь, кажется, все ясно. При жизни она была очень робким и нерешительным человеком, всегда удивлялась тому, что я не боюсь ходить одна по всяким глухим местам, говорила: «вот ты можешь постоять за себя, а я так не могу»… и т.д. Значит, в загробной жизни она как бы ориентируется на меня. А может, какой-то мой двойник там помогает ей, просто я об этом не знаю?


*

*

*

*

*

Ночью я решила посмотреть сайт любителей чтения: вдруг по отзывам найдется какая-нибудь интересная книга? И там мне встретилось следующее: Узнала сейчас о рассказе Конан Дойля о художнике, рисовавшем герб на заказ. Персонажи герба появились ожившими: лошади, всадники... Буду признательна, если кто подскажет, что это за рассказ.

Я подумала: надо же! Кажется, читала всего Конан Дойля, а такого не помню… Дальше кто-то подсказал: «Игра с огнем». Название сразу показалось мне знакомым. А через секунду я вспомнила: ну конечно! Тот рассказ, где на спиритическом сеансе явился единорог. Только художник рисовал не «герб», а картину с геральдическими животными, и, кроме единорога, никто из ее персонажей не материализовался. Но можно сказать, что по самой сути описано верно… И все-таки меня – как бывает часто – удивила разница в восприятии. Мне из этого рассказа прежде всего запомнилось совсем другое, – беседа с духом умершего, – а эпизод с единорогом я хоть и помню хорошо, но не воспринимаю как ключевой. А связь с геральдикой вообще не показалась мне значимой деталью… Наверно, другие люди точно так же не узнали бы в моем пересказе многие знакомые им произведения? Каждый выделяет и запоминает что-то свое… Просмотрев несколько страниц сайта, я так и не нашла для себя ничего интересного. Привлекло только одно название: «Парень с соседней могилы». Ну, наконец-то! – с этой мыслью я открыла ссылку… но меня ждало разочарование. Любовно-бытовой роман какой-то скандинавской писательницы. Начинается с того, что герои познакомились на кладбище (придя навестить могилы родственников), а дальше просто о взаимоотношениях. В общем, такое, что я бы не стала читать даже за плату… Отзывы: «несмотря на неприятное название» – и дальше похвалы книге. «Название пугающее, но книга хорошая», – все в таком ключе… Интересно, почему многие люди так избегают темы смерти? Вернее, мне даже понятно, почему, но я как бы не могу этого представить… *

*

*

*

*

Пересмотрела – в пятый, если не в шестой раз – «Ночь живых мертвецов» 1968 г. Да, сильнейший фильм… Сейчас мне показалось, что Барбара сама хотела остаться с зомби. Ну правда: ее ведь не столько затянули в толпу, как она сама шагнула навстречу мертвому брату… Да и ее поведение в доме, – лежала, разглядывая узор на салфетке, в то время как все вокруг суетятся и возводят баррикады, – может, это было не умопомешательство, а притворство? Просто чтобы от нее отстали. А главное, чтобы не подчиняться самозваному «боссу», который там раскомандовался. В таких случаях притвориться психом – очень неплохой вариант! На сайте была рецензия (кажется, иностранного критика): В какой-то степени социум восставших из могил символизирует счастливое общество. Они лишены всех чувств, кроме голода. Им чужды страсти. Они не болеют бездумной жалостью, которая убивает медленно и мучительно. Они никогда не выстрелят в спину, не подставят собрата под удар, не воспользуются им как приманкой или живым щитом. В этой чудовищной метафоре условно счастливой коммуны они смотрятся намного человечнее своего обеда. Ведь люди так легко поддаются страху и уже не могут контролировать свои поступки. Потому и становятся всего лишь кормом для высших существ.


А ведь, пожалуй, здесь сказано именно о том, почему мне нравятся зомби. О том, почему я хочу быть среди них…

VI Я находилась в здании какого-то института, – очень похожего на иняз. Вернее, наоборот: знала, что это иняз, просто он выглядел не совсем так, как в реальности. Бродила по пустынным коридорам (чувство было таким, будто я там учусь, и сейчас у меня «окно» между парами). Вдруг я заметила, что полностью обнажена. Как всегда в подобных случаях, это не смутило меня само по себе, но вызвало легкую досаду: теперь надо искать, чем прикрыться, придумывать какие-то объяснения… Я села на пол в углу коридора, возле аудитории, и символически закрылась сумкой. Тут пара закончилась, и ко мне подошли однокурсники (отчасти похожие на реальных), расположились рядом со мной. На мой вид как будто не обращали внимания. Только потом, когда зашла речь о следующей паре, я сама сказала, что пойти на нее не смогу, – «видите, почему», – и мне ответили что-то вроде: «да, надо же, как это ты так?»… Но это было сказано без особого интереса… «Раскрытие личной информации»? Обнаженность в моих снах всегда символизирует только это. И, конечно, сейчас это относится все к тому же вопросу о результатах рентгена… Итак, мне показано, что данная информация не может никого особенно заинтересовать. Но ведь я понимаю это и сама. Значит, сон просто отобразил мои мысли – и не содержал никакого руководства к действию? То есть, в нем не было указания, что «раскрываться не надо»? А может быть, стоит подумать, почему все это происходило в инязе? В реальности я почти никогда не вспоминаю годы учебы, с однокурсниками общалась мало… Сказать, что институт дал мне какие-то знания, я не могу: если выучила несколько иностранных языков, то лишь потому, что занималась ими самостоятельно – а учебная программа не только не помогала мне в этом, но даже мешала. Не говоря уж о том, что приходилось учить множество совершенно ненужных и неинтересных мне предметов (тут радует только то, что обрывки учебного материала, которые я впихивала себе в голову перед экзаменом, чтобы сдать его на «удовлетворительно», улетучивались на следующий же день)). То есть, иняз не ассоциируется для меня с чем-то важным, таким, что повлияло бы на мою жизнь… Но почему-то же он был выбран местом действия? Ну ладно: может, какая-то догадка придет потом. Главное – понять, что именно сон говорил о моем желании «открыться»? По-моему, смысл в следующем: ну, хочешь – делай, никаких негативных последствий не будет, да и вообще это не привлечет особого внимания… Но почему же тогда мне было сказано, что писать об этом в книге нельзя? Да нет. Было сказано другое: писать можно – но не ради «доказательств и подтверждений». И, похоже, теперь я поняла, почему. Всего лишь потому, что эта надежда иллюзорна, – ни доказать, ни подтвердить так ничего нельзя! Любой при желании все равно решит, что я все выдумала. Это я сама знаю, что не смогла бы солгать в книге – поскольку тогда ее написание для меня теряет смысл, – но ведь ясно, что не все, кто прочтет, готовы верить мне на 100%. При современных возможностях не проблема списать любое рентгеновское заключение из интернета. Даже если бы я решила опубликовать сам снимок – так ведь и он может быть взят оттуда же. Вот в чем дело! Наверно, это я и должна была понять: мой рассказ не может быть доказательством. Он может оставаться только рассказом…


Ну так вот потому-то мне и приснился иняз. Я ведь ушла с четвертого курса, – не сдав госэкзамены, не получив диплом. То есть, «не доказав и не подтвердив» свою профессиональную квалификацию. Но в дальнейшем отсутствие диплома нисколько не помешало мне успешно работать переводчиком… Значит, сон объяснял, что по сути так же и здесь: главное – то, чем я обладаю, а не то, могу ли я это подтвердить предъявлением какой-то бумажки. Мне не возбраняется ее получить, если захочу; не запрещено и рассказать о ней – так же, как я рассказываю о многом из своей жизни; не надо только придавать ей решающее значение. Вот и все… *

*

*

*

*

Конечно, я все-таки пойду. Мне ведь было сказано, что этот поход окажется не напрасным! К тому же, успех подтвердит, что осенью я верно поняла все насчет необходимости не называть в клинике свои настоящие данные. А также – что фотоаппарат был пожертвован не зря… Идти сегодня? Взяла кость, бросила четыре раза: Albus. «Белый», – спокойствие, ясность. То есть, смогу наконец успокоиться с этим вопросом, получив ясный результат? А может, здесь подразумевалась «белая чума»? – На рентгене у меня будут выявлены признаки туберкулеза? Conjunctio. Связь. «Да, то, что связано с этим», – по-моему, ответ можно понять только так… Идти я собиралась во второй половине дня – а пока решила навести порядок на алтаре. Взяла подсвечники, понесла в ванную. И, когда начала мыть один из них, он выпал у меня из рук – и откатился куда-то очень далеко, за стиральную машинку… Посмотрела – нет нигде. Посветив фонариком, увидела, что он лежит во впадине рядом с дальней ножкой ванны, так что мне пришлось доставать его щипцами для белья. Это оказался подсвечник со следами белого воска, – тот, в котором я зажигаю свечу в Его честь… Знак, что сегодня все-таки не нужно идти? Или – не нужно вообще?... Да, а «белый», возможно, означал именно это?! То есть, предвещал, что я получу неодобрительный знак, из которого должна сама понять, что идти не стоит… Я все-таки предпочла ничего не выяснять. Оделась, пошла. За стеклянной дверью клиники оказалась спущенная металлическая стенка, вроде тех, которыми закрывают киоски. Белого цвета. Вот он, Albus?! Честно сказать, я была в легком шоке. На двери написано, что работают до семи, а сейчас всего только половина пятого! Звонка нет. Подождать?... Я постояла перед дверью несколько минут, но оставаться там дольше не захотелось: почти рядом на скамейке сидели женщина с девочкой – и пялились на меня во все глаза. Да и потом, ясно ведь: если клиника ни с того ни с сего закрыта – значит, мне туда не надо. Я повернулась и пошла прочь… Но что же значил ответ Conjunctio? А может, он указывал на взаимосвязь между рентгеном и моим желанием написать о его результатах в книге?! Мне ведь все-таки было четко сказано: не пиши! А я потом стала убеждать себя, что этот запрет был не абсолютным, а зависящим от моей мотивации… Когда уже я пойму: если свыше сказано – нет, значит, нет. И точка! Здесь бессмысленно задаваться вопросом, «почему так»: просто следует раз навсегда усвоить, что у высших сил могут быть свои соображения, которых мне не понять…


Да, так, может быть, и все то, что я истолковала как совет «не раскрывать свои данные», на самом деле относилось к этому же «раскрытию»?! Я решила, что не должна сообщать информацию о себе в клинике, а на самом деле мне пытались объяснить, что не нужно сообщать информацию о рентгене в книге, которую я пишу… Очень вероятно, что так. Подходя к дому, я увидела перед собой на асфальте карту, – король червей. Знак от Него? Так сказать, утешительный приз? Или подтверждение, что теперь я понимаю все верно?... Подняв карту, я обернулась – и увидела, что пол-неба занимают два облака: белое светящееся и серое грозовое. Они были разделены узкой, ломаной голубой полоской, так что их края приходились друг к другу, как в паззле, – выемки напротив выступов. А через минуту, когда я оглянулась снова, паззл уже сошелся… *

*

*

*

*

Ночью я взяла карты: «а если пойду на рентген, точно решив не писать об этом в книге? Просто для себя?» Туз червей, король пик. «Оставайся дома (т.е., не иди), – Он ведь ясно дал тебе это понять!» Так?... 6 треф, валет пик. «Да, эта затея – пустые хлопоты». – Почему? Для меня самой это не нужно, поскольку я и так могу быть уверена, что у меня туберкулез? 9 треф, дама червей. «ДА!» А ведь и тот сон об инязе явно подразумевал именно это. Я истолковала его так, как мне хотелось, – что «официальную бумагу» получить можно, но не ради того, чтобы что-то доказать другим людям, – а настоящий смысл был гораздо проще. Диплом получают только затем, чтобы была возможность его предъявить в подтверждение своего статуса – и я его не получила. То есть, сон показывал, что медицинское заключение нужно мне не для себя, а «для людей» – как бы я ни пыталась делать вид, что это не так, – и поэтому мне следует от него отказаться – так же, как я пренебрегла дипломом… Может быть, «пустые хлопоты» означали, что намерение, о котором я спрашивала, бессмысленно еще и по этой причине? Ведь, получив результат рентгена, «годный для книги», я все равно стала бы искушаться: ну а если все-таки напишу?... Начала бы выспрашивать, просить, торговаться с высшими силами… На рассвете, проходя через соседнюю комнату, я услышала от О.А.: «Можешь у себя окно открыть» (и дальше пояснение: я вот открыла балкон, так приятно, что идет свежий воздух…) Непроизвольно разозлившись, я ответила, что сама как-нибудь разберусь, когда мне открывать окно, и чьи-то санкции мне здесь не требуются. Конечно, сейчас я понимаю, что так реагировать не стоило, но в тот момент ее слова просто задели меня за живое: я ведь и сама рада бы не сидеть в духоте! Но проветривать комнату я считаю возможным лишь в то время, когда меня там нет, – из-за звуков с улицы. Да, впрочем, дело не только в звуках: даже когда там тихо, при открытом окне у меня все


равно возникает чувство насильственного соприкосновения с миром людей… Ну да ладно, речь не о том. Я хочу сказать, что через минуту мне пришло в голову: может, это был знак, – «отворите окно, отворите»?... Спать мне еще не хотелось, и я решила что-нибудь почитать. Скачала из сети несколько рассказов Роберта МакКаммона. (Мне очень нравится его роман «Корабль ночи», – о зомби на подводной лодке, – а остальные произведения как-то не впечатляют. Но сейчас я все же решила ознакомиться с его творчеством до конца). Открыла первый рассказ, «Смерть приходит за богачом»… И на первой же странице – Лорд болеет уже давно. У него чахотка, и медицина здесь бессильна.

*

*

*

*

*

Снилось, что я получила письмо от покойного соседа, в котором он по-дружески приглашает меня на дачу за городом. Не совсем поняв из письма, как добираться, я потом выясняла это по телефону – то ли у него, то ли у какого-то его знакомого. (И была точно уверена, что поеду). При этом я как бы видела местность, где находится дача. Там было очень красиво… «Приглашение на тот свет»? Что же еще? :) Только интересно, почему оно пришло от человека, с которым я почти не общалась. Правда, мне отчего-то кажется, что именно поэтому сновидению тем более стоит верить… Написав об этом в дневник, я закрыла файл и увидела время сохранения – 14:38. *

*

*

*

*

В тот же день я просматривала текст этой части книги, внесла кое-какие правки. Перед тем как закрыть файл, я зачем-то снова пролистнула его к началу. «Из острога, тюрьмы во сне выйти — к смерти… Записав это в дневник, я увидела время сохранения файла – 16:38». Взглянув на эти строки, я закрыла документ – и увидела, что он сохранен в 16:38.

VII Я решила посмотреть, не найдется ли у меня в компьютере какая-нибудь забытая книга, которую можно перечитать. Одной из таких книг оказалась «Творческая визуализация» Шакти Гавайн. Я стала пролистывать ее, наугад выхватывая взглядом строки – и мне в глаза бросилось следующее: Пение. 1. Обязательно надо выучить песни, содержащие необходимые вам утверждения, почаще петь их и слушать. Немалая часть нашего сознания формируется под влиянием популярной музыки […]


2. Сочините свои собственные простые песенки, которые будут содержать нужные вам утверждения.

Интересно, что после первого прочтения книги – несколько лет назад – я совершенно не запомнила этот фрагмент. Не вспомнила его и тогда, когда начала использовать «песенный метод» для сна, дойдя до этого своим умом. (Хотя, возможно, все-таки повлиял и совет из книги, отложившийся в подсознании? Кстати, прямая подсказка – использовать песни для программирования на сон – есть во «Всемирной книге сновидений», но на момент «изобретения» своего метода я не помнила об этом так же. Или мне только казалось, что не помню? В любом случае, проверить нельзя)… Да, так вот – может быть, сейчас я получила знак, что мне стоит обратиться к этому методу снова? *

*

*

*

*

Прочитала книгу – Джон Медина, «Правила мозга». (Автор – специалист по молекулярной биологии). «Мультизадачность – это миф. По своей природе мозг способен последовательно фокусироваться в определенный момент времени лишь на одном занятии». Ага! Что, съели, – те, кто любит приписывать женщинам «мультизадачность»? Меня это всегда раздражало, поскольку я сама абсолютно не могу (и принципиально отказываюсь) делать несколько дел одновременно. И даже не могу спокойно смотреть, если так ведет себя кто-то другой – поскольку убеждена, что в таком случае человек не уделяет должного внимания ни одному из занятий… Так что сейчас было очень приятно встретить подтверждение своей правоты! Впрочем, то, что сказано в книге дальше, заставило меня только пожать плечами. Якобы у мужчин и женщин «происходят разные биохимические процессы в мозгу», и, соответственно, они мыслят и воспринимают все по-разному. Во-первых, я как раз недавно читала, что новейшие исследования доказывают, что между мужским и женским мозгом нет никаких различий: типы мышления у разных людей отличаются, но это не зависит от пола. Во-вторых, данное утверждение из книги противоречит тому, что сказано в ней же: «мозг каждого человека индивидуален… структура нейронных связей зависит от культуры и среды обитания человека… одна и та же деятельность поразному структурирует мозг разных людей». В-третьих, приведенные образцы мужского и женского поведения, на мой взгляд, не имеют ничего общего с реальностью. Например, мужчины якобы склонны между собой соперничать, а женщины сотрудничать. Ну да, мужчины, образно выражаясь, любят мериться, «у кого длиннее». Но многие женщины точно так же рвутся переплюнуть друг друга в тех областях, которые для них важны. (Эллочка и дочь Вандербильда, – по сути ведь подмечено верно)). То есть, это не мужское и не женское свойство, а просто человеческое. А насчет сотрудничества – если уж обобщать, то, по-моему, слаженная деятельность лучше получается у мужчин, и они к ней более склонны. Даже в первобытном обществе мужчины охотились вместе, а женщины собирали корешки поодиночке. Или вспомнить войны, какими они были еще до недавнего времени: думаю, это было традиционно мужским занятием не только потому, что требует большей физической силы, но и потому, что в войске необходима скоординированность действий. Ну разве можно представить, чтобы женщины соблюдали боевой порядок? Они бы рассыпали строй очень скоро – не побежав от врага, а передравшись одна с другой. Хотя, конечно, все это так в целом – а исключений хватает и здесь, поскольку люди все-таки разные… Дальше: «мальчики говорят «сделай это», а девочки – «давай сделаем это», то есть, мужчинам свойственно приказывать, женщинам договариваться. Если так, не было бы ни женщин-начальниц (не говоря уже о правительницах – которых в истории немало), ни мужчин-дипломатов (а их, кстати, больше, чем женщин). А прежде всего, нормально развитый человек – любого пола – будет вести себя так, как уместнее в данной ситуации: в каких-то


случаях скажет «сделай», в каких-то – «давай сделаем», смотря по тому, с кем он говорит и о чем… Ну, а еще один пример меня просто убил. Якобы мужчина на вопрос «ты хочешь пить?», если не хочет, ответит «нет», а женщина – «не знаю». По-моему, так ответить может только человек, у которого явный непорядок с психикой (а если сказать прямо – страдающий клиническим идиотизмом). Но я никогда не сталкивалась с подобным поведением… Единственное из примеров, что совпало лично для меня – «женщины больше концентрируются на деталях, а не на сути». Именно то свойство, которое во мне отмечал Он. Но это-то как раз и подтверждает, что данное свойство не является прирожденной женской особенностью! Иначе указывать мне на это, как на недостаток, было бы так же бессмысленно, как на то, что я, извините, не писаю стоя. А Он говорил именно о том, что мне стоит научиться противоположному, – прежде всего видеть суть. И, запомнив этот совет, я действительно стала видеть ее все чаще – что еще раз доказывает: пол здесь ни при чем… Да, и, кстати, этот пример «женского мышления» опять-таки противоречит другому утверждению из книги: «Наш мозг устроен так, что мы зачастую запоминаем только суть явлений, упуская детали». Под словами «наш» и «мы», естественно, подразумеваются не мужчины, а просто люди в целом. Интересно, как бы сам автор объяснил это противоречие? Или просто не заметил? Еще в книге сказано, что мозг помнит только ту информацию, которая повторяется, т.е., периодически воспроизводится в памяти. И, соответственно, отсюда обратный вывод: если что-то не вспоминать, оно забудется. Абсолютно верно – но только почему это преподносится как современное открытие? Ведь об этом еще в XVII веке сказал Джон Локк: Память – это медная доска, покрытая буквами, которые время незаметно сглаживает, если порой не возобновлять их резцом… Эти слова, прочитанные три года назад, стали для меня просто откровением. Я всегда страдала от того, что разные неприятные эпизоды – даже многолетней давности – помнятся мне так ясно, будто они произошли вчера. И не могла уловить простейшую взаимосвязь: помнится потому, что я это вспоминаю снова и снова!... А встретив это высказывание, я решила проверить его на практике: едва что-то неприятное замаячит в памяти, не приглядываться к нему дальше, а сразу переключаться на что-то другое. И довольно скоро оказалось, что эти воспоминания приходят все реже – притом становясь все более смутными. Так что теперь, пожалуй, я не могла бы полностью воскресить их даже нарочно… Вообще я думаю, что те слова встретились мне – если можно так выразиться – по наводке. Дело в том, что Он когда-то сказал: «ты можешь забыть прошлое, если захочешь». Но только не объяснил, как, – наверное, потому, что считал это самоочевидным: хочешь забыть – не вспоминай, вот и все! Ну, а потом, видя, что я так и не додумалась до этой простой мысли, дал мне ее прочесть… Post scriptum по поводу «деталей и сути». Всего через день я прочитала очень интересную книгу: Морган Джонс, «Решение проблем по методикам спецслужб». И там сказано следующее: «В ходе анализа нам необходимо фокусироваться именно на основных факторах и вопросах… Как ни странно, людям бывает очень непросто выделить основные факторы рассматриваемой ситуации. Вместо этого мы фокусируемся на факторах, которые замечаем первым делом, – то есть, на тех, что оказываются важными лично для нас, но не обязательно определяют ситуацию. Умение выявлять основные факторы не врожденное – оно приобретается с опытом, путем проб и ошибок. Чем чаще человек это делает, тем лучше у него получается». Вот так, – и никаких оговорок насчет мужчин и женщин! Автор – бывший аналитик ЦРУ. Что говорит само за себя…

*

*

*

*

*


Обширное пространство с заброшенными постройками, всюду металлические сетки (они и разгораживали территорию, и покрывали ее сверху). Здесь когда-то была «зона», т.е., лагерь для заключенных. Над всем этим возвышается будка вроде той, в которых сидят охранники на автостоянках. Мне предложили работу – дежурить в этой будке, наблюдать за территорией, – и я согласилась. Подумала, что работа как раз по мне: сидеть одной, в пустынном месте, – чем плохо? Интересно: этот сон следует толковать в том же смысле, что «освобождение из тюрьмы»? То есть, скоро покину свое земное «место заключения» – и буду смотреть на него сверху, как на что-то давно забытое, пустое… *

*

*

*

*

Ночью, читая разные статьи о туберкулезе, я встретила упоминание о «симптоме Франка»: расширение капиллярной сети в области VII шейного позвонка. А ведь у меня в самой верхней части груди именно это… Сейчас, уже на рассвете, я решила посмотреть, где находится этот позвонок. Набрала в интернете запрос – и тут же меня из-за двери окликнула О.А.: «иди, что-то покажу!» Оказывается, кот поймал на балконе голубя. (Восьмой на его «личном счету!») Причем все остальные коты, более молодые и резвые, тоже были на балконе – но он их опередил, несмотря на свой десятилетний возраст. Или именно благодаря долгому охотничьему опыту?... Самого голубя я, правда, не увидела, – О.А. успела отнять его и выпустить. Но вид кота, с горящими глазами и свисающим из пасти пером, был очень живописным… А ведь это явный знак? Я спросила: «он его схватил за горло?» (Шейный позвонок))… «Нет, за спину». Но о том симптоме сказано, что расширенные капилляры могут быть и на груди, и на спине, в межлопаточной области. Впрочем, это не главное. Важна сама суть, – что я так же «поймала» верную мысль… (Вернувшись к себе, посмотрела результаты поиска: да, VII шейный позвонок именно на этом месте). *

*

*

*

*

Этой ночью я решила погадать: скоро ли увижу во сне Его? 10 пик, туз бубен. ?!... Но, может быть, это значит, что мне не помогут песни? (Ведь они – как и вообще любые методы словесной настройки – всегда обозначались тузом бубен). Теперь стоит полагаться только на тактильное ощущение: этого будет достаточно, чтобы направлять сон по нужному пути… «А если я буду только продолжать то же, что сейчас? Тогда – скоро?» 6 червей, 6 бубен. «Ранняя/сердечная дорога» и «скоро». Двойное подтверждение! *

*

*

*

*

…нужно лишь приглядеться к себе и к своим планам, чаяниям, чтобы понять, что все движется так, как мы сами того, может и не эксплицитно, но желали. Иначе говоря: наша ситуация – это лишь следствие нас самих, меня такого, каким я сам себя сделал и постоянно делаю. В этом смысле проект себя в будущее обладает инерцией, он устойчив, если сложился, и его трудно изменить. Но сложился он вовсе не без нашего участия. Как говорил Будда: "Мы – то, о чем думаем. Все, чем мы становимся, – результат наших мыслей. Нашими же мыслями мы творим мир".


…мы часто сами не знаем себя, и наш истинный проект себя намного глубже и устойчивей, чем какие-то наши сиюминутные фантазии. Поэтому проект не может быть явлен, иначе превратился бы в простое представление, наряду с другими представлениями. Но проект существен для человека, ибо он единственный наш проект и в нем покоится индивидуальность и конкретность личности. …то, где мы будем, зависит от нашего проекта судьбы, даже если мы сами не отдаем себе отчета в нем, тем не менее, мы, и только мы, создаем свой проект.

А.А. Курган, «Тайна феномена дежа вю». Книга вообще оказалась очень интересной. Но вот эти строки, процитированные выше, поразили меня больше всего… Ведь Он когда-то сказал: «Человек сам создает все, что с ним происходит». Тогда я просто не поняла, что имеется в виду. Позже, вспоминая эти слова, решила, что Он подразумевал не столько сами жизненные обстоятельства, как то, чем они становятся для человека. (Например, я одно время очень сильно раздражалась из-за шумов во дворе; ясно, что не я сама создаю эту внешнюю ситуацию; но происходящее именно со мной – драматическое восприятие того, что могло бы доставлять лишь незначительный дискомфорт или быть вообще незамеченным – это, конечно, целиком мое творчество…) Интересно: и в книге идет речь именно об этом? Или и в этих словах из книги, и в Его словах был какой-то другой смысл, который я так и не могу уловить? Вообще-то мысль, которую Он передал мне тогда, была выражена не словами, а образами – и по сути они показывали то же, о чем говорится в книге: человек формирует для себя то, что ему нужно, то, что ему подходит больше всего… Может быть, это следует понимать вот как: например, если взять ту же ситуацию с шумом – она была мне нужна, чтобы научиться владеть собой. То есть, я сама устроила такую ситуацию, где что-то раздражает меня сверх меры – чтобы я могла это преодолеть. (И ведь все-таки смогла! Да, я стараюсь по возможности заглушать шумы: дома – закрытым окном или, в особо тяжелых случаях, берушами, на улице – плеером, – но просто потому, что предпочитаю не слышать эти звуки, а не потому, что, слыша их, свихнусь от злости. Я просто осознаю, что они мне неприятны – и к этому осознанию не примешивается ни тени тех бурных эмоций, которые я испытывала когда-то. Владеть собой – это ведь не значит, воспринимать все одинаково, не видеть разницы между желательным и нежелательным. Это значит, что даже нежелательное ты при необходимости сможешь перенести спокойно. Но если есть возможность этого избежать, ею стоит воспользоваться – так же спокойно. «Есть – хорошо, нет – обойдусь», – в таком ключе… А когда мне все-таки приходится услышать эти звуки – да, я воспринимаю их бесстрастно. Секрет, пожалуй, в следующем: я научилась как бы сразу настраиваться на то, что это «просто звук». То есть, не ассоциирую его с отвратительными мне образами – детей или невоспитанных взрослых…) Наверно, если смотреть с такой точки зрения, то и все остальное в моей жизни – даже самое тяжелое, даже постыдное – было мне нужно? Именно потому, что тяжелое я смогла выдержать, не прогнувшись, а постыдное – искупить. Не будь всего этого, – ни преодоления обстоятельств, ни добровольной расплаты за собственные поступки, – я бы сейчас не была такой, как есть. А я хочу быть именно такой, вернее, чувствую, что такой мне и должно быть… Вот положа руку на сердце: хотела бы я прожить просто обычно-благополучную жизнь – не испытав себя на таких «пробных камнях»? Ведь нет! Мне самой странно это осознавать, но – нет… Причем если разобраться – даже то, что я называю обстоятельствами, было спровоцировано или, во всяком случае, усугублено мною самой. Моим выбором линии поведения.


Так что, выходит, и правда – я сама создала себе такую жизнь, чтобы в итоге создать себя по образцу, который был задуман мною же, хоть и неявно для меня самой… Или богами? Наверно, правильнее всего будет сказать так: той частью моего духа, которая с ними на связи… Да, а эти слова: «нашими же мыслями мы творим мир». Ведь это почти буквально совпадает с тем, что однажды сказал мне Он… *

*

*

*

*

Уже несколько дней я время от времени слышу одну мелодию. Вначале я не обращала на это особого внимания: ну, звучит и звучит, – наверно, мотив какой-то песни. Но сейчас, попробовав вспомнить – что за песня? – я поняла, что такой нет. Мелодия создана моим сознанием. Звучит просто, может быть, даже примитивно – но, наверное, именно поэтому воспроизводится сама собой… Ради интереса я попробовала сочинить для нее слова – конечно, «песни для сна», – и они пришли на ум сразу же. Попробовать? Да, мне было сказано, что «песни не нужны» – но ведь я подразумевала, что снова придумаю текст на мотив какой-нибудь известной песни (или вернусь к одной из тех, которые уже использовала). А если и мелодия моего сочинения – причем услышалась так неожиданно! – это ведь другое дело?... К тому же, я все равно буду считать, что главное – «тактильный метод». А песня – так, между прочим. То есть, я повторяю ее просто потому, что она мне нравится, а не ради определенного результата. Может быть, она и поспособствует его скорейшему достижению – но я не буду задумываться, так это или нет… Сейчас пришло в голову: а может, мне было сказано, что «песни не подействуют», именно потому, что я начала относиться к ним слишком серьезно? Я ведь уже убедилась на опыте: успеха можно достичь лишь в том, что воспринимаешь как игру. «Не надо стараться». Он когда-то сказал так – и, думаю, говорил именно об этом…

Дарья Радиенко. "И знаков ждешь, и требуешь примет..." Книга XII  

В этой книге я рассказываю о главных событиях моей жизни, – о событиях, бесповоротно изменивших мою жизнь. О встречах с иным, неведомым миро...

Дарья Радиенко. "И знаков ждешь, и требуешь примет..." Книга XII  

В этой книге я рассказываю о главных событиях моей жизни, – о событиях, бесповоротно изменивших мою жизнь. О встречах с иным, неведомым миро...

Advertisement