Issuu on Google+

№17

2013


ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ №17

2013

Учредитель издания администрация Красногорского муниципального района Московской области Редакционный совет: глава Красногорского муниципального района Б.Е.Рассказов, Л.П.Запрягаева, Н.С.Игошина, Г.М.Ковалева, В.И.Ковылин, Л.В.Пакулина, Л.Г.Постникова, Е.Ю.Смирнова, В.Л.Рапопорт.

Редактор Л.Г.Постникова. Верстка Т.М.Чебыкина. Фото на стр.2 П.Т.Левицкого. «КРАСНОГОРЬЕ» Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ №1-50492 от 23.05.2003 Выходит один раз в год. Распространяется бесплатно.

12+ Отпечатано: Первый полиграфический комбинат 143405, Московская область, Красногорский район, п/о «Красногорск-5», Ильинское шоссе, 4-й км.

Тираж –3000 экз. Заказ №.


Дорогие красногорцы! Вновь по нашей традиции представляю вам очередной номер историкокраеведческого альманаха «Красногорье». Уверен, что, начиная с 1996 года, он занял достойное место на полках городских и сельских библиотек и в ваших книжных собраниях. Знаю, что среди вас немало людей, которые каждый год ждут нового номера альманаха. Открывая этот 17-й выпуск, мы видим знакомые рубрики. Но в каждой из них представлены новые, неизвестные нам ранее материалы. Все мы являемся свидетелями того, как очень быстрыми темпами развивается технический прогресс. И вот теперь, благодаря ему, на ваших компьютерах вы сможете ознакомиться с электронными версиями всех номеров «Красногорья». Это стало возможным в первую очередь благодаря усилиям сотрудников центральной районной библиотеки, которые создали не только электронный список краеведческой литературы по истории района, но и оцифровали все номера альманаха, вышедшие в свет. За минувшие полвека Красногорск значительно вырос. Теперь в черту города входят старинные села Павшино и Чернево, и если в прошлом номере была опубликована статья, посвященная первому из них, то в этом выпуске альманах обращается к истории Чернева. Среди наиболее интересных материалов этого номера ваше внимание привлечет статья «Подмосковные дороги Романовых», подготовленная в связи с 400-летием царской династии, где вы найдете забытые ныне подробности, связанные с посещениями царственными особами целого ряда усадеб на территории современного Красногорского района. В рубрике «Годы войны» автор статьи «Далеко от Москвы» пишет о поистине героическом периоде в истории завода №69 имени Ленина, в том числе о его эвакуации из Красногорска в Сибирь и создании в труднейших условиях нового приборостроительного завода, который внес огромный вклад в Победу в Великой Отечественной войне, за что коллектив был награжден орденом Ленина. Вас бесспорно заинтересуют и события, происходившие в послевоенные годы, в том числе воспоминания о насыщенной жизни в пионерском лагере «Зоркий», а также история сельской школы в Путилкове и многое другое, что напечатано на этих страницах. Мне кажется вполне удачным включение в «Красногорье» новых разделов, в том числе рубрики «Семейные хроники». В этом номере представлена история семьи Лягиных, известной в нашем городе рабочей династии. Думается, что у нас найдется еще немало подобных семей. Эта рубрика удачно дополняется таким разделом, как «По страницам семейных альбомов». Здесь вы найдете фотолетопись многодетной семьи Ковалевых. Наконец, последнее, на что хочется обратить внимание, раздел «Книжная полка» с его обзорами и рецензиями на книги, посвященными истории города и района. Глава Красногорского муниципального района Б.Е.Рассказов

3


РЕКА ВРЕМЕН

с.5.

ИСТОРИЯ СЕЛ И ДЕРЕВЕНЬ Е.Н.Мачульский ЧЕРНЕВО

с.8.

ПОДМОСКОВНЫЕ УСАДЬБЫ

В.И.Ковылин, В.Л.Рапопорт ПОДМОСКОВНЫЕ ДОРОГИ РОМАНОВЫХ

с.18.

В.Б.Двораковский ГЕРОЙ СРАЖЕНИЯ ПРИ КУЛЬМЕ

с.45.

ХРАМЫ, ЧАСОВНИ, МОНАСТЫРИ СВИДЕТЕЛИ ИСТОРИИ

с.56.

ЗА ВЛАСТЬ СОВЕТОВ КРАСНОГОРСКИЙ РАЙОН: НАЧАЛО ПУТИ

с.64.

ГОДЫ ВОЙНЫ

В.В.Гащенко КРАСНОГОРСК-43 Г.А.Аляева ДАНЬ ПАМЯТИ или ДОЛГОЕ ЭХО ВОЙНЫ Л.Г.Постникова ДАЛЕКО ОТ МОСКВЫ

с.84. с.94. с.104.

ПОСЛЕВОЕННАЯ ЖИЗНЬ

А.П.Славнов ЧЕРЕЗ ГОДЫ, ЧЕРЕЗ РАССТОЯНЬЯ Т.Ф.Тюльпакова МЫ ТЕБЯ НЕ ЗАБУДЕМ, «ЗОРКИЙ»! Н.И.Кравцова СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В ПРОШЛОЕ В.Л.Рапопорт ЖИЗНЬ В АРХАНГЕЛЬСКОМ с.145.

с. 118. с.127. с.135.

ПОРТРЕТЫ И БИОГРАФИИ

О.В.Данилова СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ЗВЕРЕВ Л.В.Рынденко ЮРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ПОЛЯКОВ Т.М.Чебыкина МАРГАРИТА ВАСИЛЬЕВНА НОГТЕВА

с.154. с.159. с.163.

СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ

В.А.Лобанова ЛЯГИНЫ ИЗ ДЕРЕВНИ ИВАНОВСКОЕ

с.170.

ПО СТРАНИЦАМ СЕМЕЙНЫХ АЛЬБОМОВ

КНИЖНАЯ ПОЛКА

с.179. с.185.


РЕКА ВРЕМЕН Р

ека времен… Какой вселенский и притягательный символ! Могучее течение, которое, прокладывая свой путь через века, вбирает в себя множество больших и малых притоков, в результате чего создается всемирная история человечества. Разумеется, наш альманах не претендует на освещение каких-то глобальных исторических проблем, но, как говорили древние, каждый должен обрабатывать свой сад. Вот уже много лет мы пытаемся это делать, и теперь у нас есть свои авторы, круг которых постепенно расширяется, свои читатели, свои поклонники и свои критики. И редакция благодарна всем, кто участвует в этой работе. Невольно вспоминаются строки из А.С.Пушкина: «Как много нам открытий чудных готовит Просвещенья век…». Эти открытия ждут нас не только в исторической литературе, статьях и различных исследованиях, но и в музеях на красногорской земле. Наконец, можно сказать, что заканчивается многолетняя реставрация дворца в музее-усадьбе «Архангельское», уже открыты несколько залов, и целиком вы сможете увидеть дворцовые интерьеры в будущем году. «Пора, мой друг, пора», – как писал великий поэт. Ведь через пять лет в Архангельском будет отмечаться 100-летие со дня открытия музея. Какая славная дата! Свой юбилей будет отмечать и мемориальный музей немецких антифашистов. Вскоре ему исполнится 30. Этот филиал музея Победы на Поклонной горе представляет собой не только первоклассную экспозицию, но и является достаточно известным научным центром, связанным с изучением одной из страниц Великой Отечественной войны. Вот перед нами новое явление. Именно поблизости от Красногорска появился один из первых частных музеев Подмосковья – музей техники Вадима Задорожного, популярность которого постоянно растет. Владелец его является председателем союза антикваров России и уже собрал у себя внушительную коллекцию старинных автомобилей, мотоциклов, оружия, боевых машин военных и первых послевоенных лет. Красногорск всегда был спортивным городом, и не случайно наш стадион один из лучших в области, поэтому так интересна для многих история красногорского спорта. И вполне естественно, что появляются уже и спортивные музеи. Примером может служить музей волейбола, созданный усилиями в первую очередь старого комсомольца Ю.В.Воронцова в волейбольном клубе «Зоркий». И самое главное – наконец, открывается перспектива создания историко-культурного центра нашего района, где будет представлена его история с древнейших времен до начала XXI века. Уже подобрано соответствующее здание, где ведется капитальный ремонт, поэтому в будущем году встанет вопрос о формировании его экспозиции. Мы ждем предложений наших читателей о том, каким им представляется облик нового музея, помощи красногорцев в комплектовании его фондов. Ждем и надеемся, что река времен будет достойно представлена и у нас на красногорской земле. Однако наши музейные радости омрачает то обстоятельство, что на ОАО «Биомед» в Петрово-Дальнем свернут по определенным причинам прекрасный музей, созданный В.Д.Никитиным, о котором мы писали в 2012 году. Но судьба других подобных музеев на предприятиях оказалась куда более счаст-

5


ливой. Уже более 50 лет насчитывает биография музея боевой и трудовой славы ОАО «Красногорский завод им.С.А.Зверева». Ему первому когда-то было присвоено звание «народный музей». И несмотря на определенные трудности в его многолетней жизни, он действует и более всего посещается в нашем городе. Сравнительно недавно появился сельский музей и в Ильинском. Часть его экспозиции посвящена великой княгине Елизавете Федоровне, которая в конце XIX – начале XX века владела местной усадьбой и славилась своей благотворительностью. В этом году исполнилось 95 лет со времени ее злодейского убийства. В 1992 году русской православной церковью она была причислена к лику святых. Нужно отдать должное инициатору создания этого музея Н.Г.Калининой. Одной из форм работы по сохранению исторического наследия стало создание объединений, обществ и клубов по интересам. В качестве примера можно указать на клуб любителей истории «Архангельского», созданный более двух лет назад В.И.Ковылиным (одним из авторов нашего альманаха) на базе библиотеки санатория. Здесь регулярно проводятся лекции, устраиваются иллюстративные выставки, выпускаются наборы открыток, буклеты, слайдфильмы и даже разыгрывается пьеса, посвященная последним владельцам усадьбы. В клубе была проведена презентация новой книги «Русский Версаль», раскрывающей историю строительства усадьбы в XVIII веке. Члены клуба принимают участие в пока еще очень скромном Пушкинском празднике в Архангельском. Нужно отметить, что все больше уделяется внимания работе школьных музеев. Среди них стоит отметить музеи в старых учебных заведениях. Речь прежде всего идет о школах №1 и 9 в Красногорске, Петрово-Дальневской и Архангельской школах. Мы видим, как последние годы растет население района, появляются новые микрорайоны, новые поселки, а с ними и новые люди. Их дети приходят в новые школы и ничего еще не знают о той земле, на которой теперь живут. Поэтому в школах-новостройках так важно не откладывать создание историко-краеведческих экспозиций, в том числе посвященных боевой и трудовой славе красногорцев. Отрадно, что в жизнь школ вошла такая форма просветительной работы, как краеведческие конференции, в которых участвуют со своими докладами юные историкикраеведы. Этому во многом будет способствовать вышедшее в прошлом году учебное пособие по краеведению. Можно спорить о его достоинствах и недостатках, но в любом случае эта книга для наших школ очень нужная. Историческому просвещению как одной из составляющих патриотического воспитания во многом будет способствовать инициатива районного управления культуры. Речь идет об организации экскурсионной работы в городе силами старших школьников, которые будут проводить экскурсии для ребят в период летних каникул. Пока это только эксперимент, но хочется верить, что он станет традицией. Наряду с музеями на территории района появляются новые памятники и мемориальные доски. Все это наша история, как известно, без прошлого нет будущего. И нужно это помнить.

6


9


Е.Н.Мачульский

ЧЕРНЕВО З

начительно позже, чем Павшино, возникло село Чернево, которое входит в черту Красногорска. Первые сведения о нем в сохранившихся источниках относятся к концу XVI в., когда оно из числа дворцовых земель было выделено в поместье двум служилым людям — Н.С.Путилову и В.Я.Волынскому, происходившему из потомков знаменитого героя Куликовской битвы Дмитрия Боброка Волынского. В 1591 г. подьячим Поместного приказа Вторым Ильиным была составлена межевая грамота, oпределившая границы их владений. Из нее узнаем, что село Чернево существовало задолго до этой даты, так как половину его, со стороны Mосквы, занимала «Старая улица того села», которая досталась в «жеребий» Baсилию Яковлевичу Волынскому. «А которая половина от Нахабинской», стала владением Никиты Семеновича Путилова. В совместное поместье входило также сельцо Князево за речкой Банькой, к которому «тянули» обширные земли. Само сельцо находилось в верхней части нынешней Черневской поляны, известной каждому красногорцу. Оно впервые упоминалось в 1532 году как «село Кокоринское княгини Марии, жены Ивана Дорогобужского», граничившее с селом Aнгелово. Его отец Иосиф Дорогобужский, удельный князь в Тверском княжестве, в 1485 г. перешел на службу к московскому князю, получив в yправление город Ярославль. Отец и сын погибли в 1530 году во время неудачного похода русского войска на Казань. Их наследник, единственный сын Марии Дорогобужской, воспитывался вместе с малолетним царем Иваном IV, был его близким другом, но в 15 лет стал одной из первых жертв его необузданной жестокости и казнен 21 июля 1546 г. После княгини Дорогобужской село за отсутствием наследников перешло в ведение Поместного приказа. А в память о прежних титулованных хозяевах оно получило название Князево. При новых владельцах в сельце не числилось крестьян-хлебопашцев и упоминаются только два двора помещичьих. «Да в деревне позади дворов межа (проходит – Авт.) меж Васильева и Никитина двух дворов... А пруд в деревне в Княжеве вопче». Помещики не приложили сил для развития сельца, оно опустело к середине XVII века и не упоминается как «живущее» в последующих документах. Но через столетия прошло название «Княжово поле», закрепившееся за Черневской поляной у местных крестьян, а в верхней части поляны сохранились до наших дней поросшие камышом остатки копаного пруда, из которого вытекает ручей, образовавший глубокий и живописный Лисий овраг, где ныне проходит знаменитая «лыжня Утробина». Из владельцев Чернева более известен В.Я.Волынский. Он был сыном думного дворянина Якова Васильевича Волынского Щепы и успешно продви-

8


гался по службе: в 1597 г. имел чин думного дворянина, в 1599-1600 гг. был воеводой в Свияжске, в 1601-1602 гг. – судьей во Владимирском приказе. До нас дошло его завещание, составленное в 1601 г. В соответствии с традицией того времени он начинал его с перечисления икон и прочей «святости»: «...Благословляю жену свою Агафью: крест золотой с мощами да образ Пречистые Новоявленные, обложен серебром. Да благословляю сына своего Петра: крест серебряный с мощами, а буде у него детей не останется, и тот крест — детям моим Федору, да Василию, да Ивану, да Семену». Далее идут распоряжения относительно холопов: «А которые мои люди полные и докладные и кабалные мне служили на мое имя, и тех людей всех пожаловать приказщики мои, отпустить на слободу. А наделить мне их нечем... А которые мои люди жене моей или детям моим били челом на их имя, и крепости у них на их же имя, и тех людей приказщикам моим не отпускать» (РО РГБ. Ф. «Волконские», оп. 7, е.х. 1).

Воскресенский собор Ново-Иерусалимского монастыря. Вид с юга. Гравюра середины XIII века Свою главную вотчину в селе Покровском Рузского уезда (ныне Волынщина) он завещал старшему сыну Федору. Что касается Чернева, то это поместье было «справлено» за его младшим сыном Семеном Васильевичем, который стал служить вместо отца. Затем сельцо Чернево стало его вотчиной, «что ему дано из подмосковного его поместья в 128 (1620. – Авт.) году, за московское осадное сиденье, королевичева приходу», т.е. за участие в обороне Москвы в 1618 г. против польского королевича Владислава. Описание 1623 г. отметило здесь двор вотчинника, 5 крестьянских и 11 бобыльских дворов, «людей в них 32 человека». Пустошь Губайлово стала его единолич-

9


ным поместьем, а пустоши за речкой Банькой оставались в совместном поместном владении с князем Юрием Сицким. В 1635 г. Семен Васильевич Волынский построил деревянную церковь Николая Чудотворца и Чернево стало селом, которое по храму одно время именовалось Никольским. Но это название не прижилось. Описание 1646 г. помимо деревянной церкви и двора попа зафиксировало в Черневе 17 крестьянских (52 человека) и 7 бобыльских (17 человек) дворов. После смерти Семена Васильевича Волынского Чернево, отданное Патриарху Никону, в апреле 1657 г. было выкуплено за 1500 рублей из Патриаршего разряда его племянником Василием Семеновичем Волынским, который уже в начале июня продал это село за 2000 рублей патриарху. Столь удивительные для нас сделки были связаны с тем, что в это время правительство, обеспокоенное неконтролируемым ростом церковного землевладения, запретило отдавать земли в монастыри. С.В.Волынский, чтобы обойти закон, прибег к довольно распространенной схеме. Перед кончиной он завещал Чернево своему племяннику Ивану Федоровичу Волынскому, с тем, чтобы тот отдал 1500 рублей с этого села «на помин» его души. Иван Федорович хоть и был богат, но отказался вступить в наследство. Тогда патриарх Никон обратился к другому племяннику владельца, Михаилу Петровичу Волынскому, к племянницам Анне Федоровне, бывшей за боярином Иваном Федоровичем Шереметевым, к Алене Васильевне, жене князя Юрия Алексеевича Долгорукого. Все они, как по сговору, отвечали, что «таких великих денег платить немочно», и таким образом согласились на продажу имения патриарху. Но тут объявился двоюродный племянник, стольник Василий Семенович Волынский, впоследствии боярин и царский казначей. Он выкупил Чернево за требуемую сумму, хотя и не думал владеть селом. По тогдашним правилам покупатель в течение определенного времени мог расторгнуть сделку, причем со взиманием штрафов и пеней. Так B.C. Волынский и поступил: он тут же возвратил село обратно продавцу, но при этом получил весьма существенный доход. Таким образом Чернево стало собственностью патриаршей кафедры. Приобретение села патриархом было связано с основанием Воскресенского Новоиерусалимского монастыря. На него предстоятель Русской церкви возлагал большие надежды, намереваясь перенести сюда патриаршую резиденцию, сделав обитель главным религиозным центром страны. Мечтая о том, чтобы уподобить подмосковные земли окрестностям Иерусалима, патриарх дал многим прилегавшим к монастырю селам библейские названия. При нем Чернево получило название Назарет — так называлось место, где, по преданию, жил Иисус Христос. В том же году патриарх купил за 600 рублей и пустошь Князево с пустошами, которые еще с 1632 г. перешли к Федору Семеновичу Волынскому, а затем его сыну Ивану Федоровичу. Так образовалась большая патриаршья вотчина по обе стороны речки Баньки. (Там же. Оп. 2, е.х. 25). Патриарх бывал здесь неоднократно во время своих походов в Новый Иерусалим. Правда, эти поездки скоро прекратились. Стремление патриарха возвысить церковную власть вызвало недовольство со стороны царя Алексея Михайловича. С 1658 г., посвятив себя строительству монастыря, Никон не появлялся в Москве. В 1664 г. он неожиданно приехал, забрал из Успенского собора в Кремле патриарший посох — символ высшей духовной власти — и решил перевезти его в Новый Иерусалим, чтобы основать здесь «церковную столицу». Посланная царем погоня настигла его в Черневе. После долгих споров посох был возвращен в Москву. Два года спустя Никон был смещен с поста патриарха и отправлен в ссылку в отдаленный Кирилло-Белозерский

10


монастырь. Что же касается Чернева, в 1669 г. оно было приписано к Воскресенскому Новоиерусалимскому монастырю. Описание 1685 г. застает здесь монастырский, скотный и мельничный дворы, в которых отмечены 9 человек, 19 крестьянских (68 человек) и 12 бобыльских (50 человек) дворов. Несмотря на то, что Никону не удалось достроить главный собор Новоиерусалимского монастыря, работы в нем продолжались — сначала при новом царе Федоре Алексеевиче, а затем при царевне Софье. В последующие годы надзор за ними взяла на себя великая княжна Татьяна Михайловна, родная сестра царей Ивана и Петра. Не обошла она своим вниманием и Чернево. В 1690 г. на ее средства здесь вместо деревянной Никольской церкви был возведен каменный храм Успения Богородицы. Описание 1704 г. зафиксировало здесь, помимо новой церкви, 33 крестьянских двора и 116 жителей. Сведения о Черневе за XVIII в. довольно скупы и связаны в основном с посещениями села монаршими особами, направлявшимися для богомолья в Новый Иерусалим. Для встречи знатных гостей здесь был устроен путевой монастырский дворец. Так, согласно сообщению Камер-фурьерского журнала, здесь в 1749 г. побывала императрица Елизавета Петровна... Еще один раз она побывала здесь в июле 1753 г., также на обратном пути из Нового Иерусалима. Очевидно, эти места понравились императрице и в 1759 г. она распорядилась перенести в Чернево из Нового Иерусалима один из своих путевых дворцов. Но... государыня более здесь не была...

Екатерина II

Патриарх Никон

«Обновлять» новый дворец пришлось 2 мая 1763 г. Екатерине II во время ее коронации в Москве. По пути в Новый Иерусалим она посетила усадьбу князя В.М.Долгорукова в Губайлове, а из его дома «изволила до села Чернева со всею свитою шествовать пешком», где, встреченная священником, «приложась ко кресту изволила проходить в стоящий там дворец, и при уступах на крыльцо поднесли Ее Императорскому Величеству от монастыря Нового Вос-

11


кресенского Иерусалима монахи хлеб и соль, и в то время оные жалованы к руке. Ее Величество, побыв некоторое время того дворца на галерее, изволили возвратиться во внутреннюю комнату, а прибывшие с нею кавалеры и дамы, всего в 16 персонах, в галерее кушали вечернее кушанье». Утро следующего дня было занято егерской охотой, после чего к вечеру свита, увеличившаяся за счет вновь прибывших кавалеров, дам и фрейлин, направилась в Новый Иерусалим. Два дня спустя, на обратном пути она вновь остановилась на путевой «станции»: «Прибыть соизволила в 1-м пополудни часу и в состоящем тамо дворце с кавалерами и дамами забавляться изволила в карты. А в 4-м часу изволила предпринять путешествие ж. А в Москву Ее Императорское Величество благополучно прибыть соизволила того же 5-го числа, пополудни в 6 часов». Дворец в Черневе фиксируется материалами Генерального межевания, однако в сведениях 1800 г. он уже не упоминается. Некоторые подробности о нем приводятся в описи села в 1764 г. Деревянный дворец на 14 «покоев» был установлен на каменном фундаменте, а по обе стороны от него были поставлены два флигеля, почти такие же по размеру, объединенные с ним палисадником длиной 30 саженей (около 64 м). Эта опись, составленная поручиком Михаилом Иевлевым, была связана с предстоявшей секуляризацией церковных имений. Из нее мы узнаем о тогдашних повинностях черневских крестьян в пользу монастыря. Их денежные платежи с 65 ревизских душ составляли 12 рублей 78 копеек. Кроме того, они должны были поставлять столовые припасы: 130 яиц «на питомство братии», коровьего масла 1 пуд 15 фунтов, творогу 35 фунтов. Пахали для монастыря лишь 10 десятин, зато вместе с крестьянами деревни Талицы косили сено на 852 десятинах. Намного больше времени отнимали различные перевозки: доставка сена, конюшенных и других припасов в монастырь и в его московское подворье, находившееся в Белом городе на улице Ильинке. Крестьяне должны были провозить туда и обратно монахов, а также «служителей, конюхов и разного звания людей». Ежегодно из села посылали людей для уборки овощей на господском огороде, отправляли в город по одному человеку с лошадью и бочкой для исполнения обязанностей водовоза (РГАДА. Ф 280, оп. 3, е.х. 81). В описи нашли отражение некоторые сведения о беспорядках в селе Назарете-Чернево в 1762 г., когда при Петре III было впервые объявлено о предстоявшей секуляризации. На монастырском скотном дворе, «за разграблением того села Назарецкого крестьяны», не досчитались 6 овец и баранов, 5 гусынь и гусаков, 4 индейских кур, остальной скот пришлось перевести на скотный завод при монастыре. «Хлеб из житниц арженой и с приплодным по урожае реченые назарецкие крестьяне разграбили по себе», березовый и дубовый лес в двух заповедных рощах «того села крестьяне самовольною рубкою привели в опустошение». После реформы 1764 г. село перешло в ведение государственной Коллегии экономии. Теперь вместо работы на барщине крестьяне платили рублевый оброк и могли свободно распоряжаться своим временем. Благодаря тому, что село располагалось на большой Воскресенской дороге, немалый доход местным крестьянам приносили мелкая торговля продуктами питания и содержание постоялых дворов. «Экономические примечания» 1800 г. приводят некоторые подробности о селе: «На правой стороне речки Бани по обе стороны большой дороги. Та речка в летнее жаркое время бывает шириной в полторы сажени, глубиною с вершок. В ней рыба мелкая пискари, плотва. Вода ко употреблению в летнее время по находящейся в ней ржавчине нездорова... Хлеб и покосы средственны. Лес растет дровяной осиновый и березовый. Звери: зайцы, волки, лисицы. Птица: тетерева, куропатки, а при водах дикие утки, кулики. Крестяне на оброке. Грунт земли пещаный, хлеб и покосы родятся

12


средственно. Крестьяне на оброке. Промысел имеют от постояльцев, проезжающих по оной дороге, а многие в зимнее время извозничеством. Зажитка богатого. Женщины упражняются в вязании на продажу чулков и колпаков». В это время в селе числились 28 крестьянских дворов и 175 жителей обоего пола (ЦГВИА.Ф. ВУА, е.х. 18861). К 1834 г. население увеличилось до 133 душ мужского и 129 женского пола. Наряду с домашними ремеслами интенсивно развивались отхожие промыслы: несколько десятков крестьян ежегодно уходили из села по годовым и полугодовым паспортам, нанимаясь на промышленные предприятия и в торговые заведения, расположенные в Москве и в окрестностях. Владельцы лошадей с успехом занимались извозом не только по Bолоколамской дороге, но и в Москве, получая порой очень большую выгоду. Так, в 1830 г. черневский крестьянин Емельянов по контракту сдал в аренду дворянину Данзасу в Москве тройку с ямщиком с оплатой 2000 рублей в год.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы в селе Чернево. Фотография 1930-х годов Последующая жизнь Чернева была в общем-то типична для ближнего Подмосковья. После крестьянской реформы 1861 г. наделы здешних крестьян составили по 3,6 десятины на душу, или, иными словами, значительно больше, чем получали бывшие помещичьи крестьяне, в то время как суммы денежных платежей: выкупных, государственных, земских, волостных и на нужды сельского общества оказались намного ниже и составили около 9 рублей на один земельный надел. С появлением в окрестностях фабричных заведений жизнь многих черневцев оказалась связанной с этими предприятиями. Почти все жители села занимались промыслами, в том числе работали на дому 98 женщин (вязальщицы, перчаточницы), а из мужчин 68 человек были занять на стороне — возили

13


дрова (в основном для фабрик), работали ткачами и красильщиками. Очень небольшую часть составляли зажиточные крестьяне, занятые разной торговлей. Что касается местного храма, то он пришел в ветхость. В 1871 г. имевшийся в нем придел Николая Чудотворца был разобран и положено основание двум новым приделам, которые освящены в 1874 г. Из-за нехватки средств центральный холодный храм был оставлен, хотя в нем имелось много трещин. В итоге в 1882 г. в нем было воспрещено вести службы. В 1892 г. священник храма Д.И.Успенский обратился в Московскую духовную консисторию с прошением, чтобы разрешили разобрать и заново построить основной храм, а также надстроить старую колокольню. Все расходы взяли на себя владелец Знаменской фабрики Александр Яковлевич Поляков и его сын Яков Александрович, числившийся в то время технологом фабрики и церковным старостой. Несколько лет спустя в архивной описи упоминается о приобретении для церкви нового иконостаса. В 1911 г. в Черневе 78 дворов. Согласно переписи населения в 1926 г. в селе числится уже 206 крестьянских хозяйств, а общая численность жителей составила 730 человек (386 мужчин и 344 женщины). К Черневскому сельсовету были приписаны село Губайлово и немногочисленное население, оставшееся в Баньках после закрытия обеих фабрик, а затем и поселок Оптического завода.

Черневская церковь сегодня В 1939 г. в селе отмечены 132 строения и 544 хозяйства (семьи), в которых состояли 1156 жит��лей. Черневская церковь решением президиума Мособлисполкома от 17 сентября 1939 г. была закрыта под предлогом передачи ее здания под школу. В действительности она использовалась под клуб, а впоследствии как складское помещение. Священник Николай Алек-

14


сандрович Воронцов, служивший в ней с 1913 по 1938 гг., избежал репрессий. Переехав в Москву, он служил в Перерве, Черкизове. Вернувшись в Чернево в 1942 г., он стал священником в павшинской церкви во имя Боголюбской иконы Богоматери, был протоиереем, скончался в 1968 г. После войны отмечается уменьшение населения. По сведениям 1951 г. в селе значилось 354 хозяйства и 990 жителей (382 мужского пола и 608 женского). В довоенные годы жители Чернева трудились в колхозе «Новая жизнь», в 1945 г. — «Имени Чкалова», который имел плодово-ягодное направление, и позже вошел в состав совхоза «Ильинское-Усово». В 1962 г. Чернево стало частью города Красногорска. На его прежних землях в последние десятилетия выросли крупнейшие жилые микрорайоны города. На оживленной трассе современного Волоколамского шоссе до последнего времени сохранялась часть сельской застройки.

Чернево в начале XXI века Успенский храм ныне восстановлен и возвращен общине верующих. Его настоятель — протоиерей Константин Островский является благочинным церквей Красногорского района. Под его руководством создана церковноприходская школа, в которой учатся около двухсот детей и работают более двадцати педагогов. При школе действуют детская музыкальная школа и несколько хоров, в том числе «матросский» хор мальчиков, названный по имени знаменитого адмирала Ф.Ф.Ушакова. В 2003 г. ученики школы с успехом выступали на губернаторской елке в храме Христа Спасителя с музыкальным спектаклем «Дорога к Рождеству». Они были участниками и в 2005 и 2006 гг., удостоены ряда наград за участие в районных и областных фестивалях. Сводный хор воскресной школы неоднократно участвовал в архиерейских службах, в том числе и возглавляемых митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием. Ушаковский хор мальчиков сочетает музыкальную подготовку и знакомство с азами военной матросской службы, выезжал в летний лагерь в Воронежскую область, трижды был в городе Североморске, где выступал перед моряками

15


подшефного корабля «Митрофан Москаленко» и несколько дней проходил ускоренный курс морского дела.

16


17


В.Б.Двораковский

ГЕРОЙ СРАЖЕНИЯ ПРИ КУЛЬМЕ В

прошедшем году Россия широко отмечала 200-летие Отечественной войны 1812 года. Однако война еще была не окончена, и в 1813 году начался заграничный поход русской армии. Теперь армия Александра 1 совместно с союзниками сражалась с Наполеоном в Европе. К числу самых знаменитых сражений, которому в этом году исполнилось 200 лет, относится битва при Кульме (ныне в Чехии). Главным героем этой битвы стал русский генерал А.И.Остерман-Толстой.

Мансфельд, Иоганн Георг. Портрет графа А.И. Остермана-Толстого.1813. Бум., пунктир, акватинта, офорт. Российская государственная библиотека

Карло Лазинио. Портрет графа Федора Андреевича Остермана. 1827. Бум., гравюра пунктиром и резцом

В начале XIX века он стал владельцем села Ильинского, которое вместе с графским титулом и фамилией Остерман он получил как наследие от своих знатных родственников по матери. С Ильинским были связаны около 20 лет его жизни.

45


Александр Иванович Толстой родился в 1770 г. (по другим сведениям ― в 1772) в семье Ивана Матвеевича Толстого. Его прадедом был знаменитый царедворец вице-канцлер граф Андрей Иванович Остерман. А.И.Толстому не исполнилось и четырех лет, когда его, в соответствии с правилами того времени, записали на военную службу. В таком возрасте он, конечно, не мог находиться при армии, и его повышали в чинах только за выслугу лет. Действительную армейскую службу А.И.Толстой начал в 1788 г. в русско-турецкую войну, которая стала хорошей школой для молодого офицера. Он участвовал во взятии Измаила (1790) и в разгроме турецкой армии у Мачина (1791). Александр Толстой, конечно же, знал своих именитых родственников, братьев своей бабки — графов Ивана и Федора Остерманов, сыновей упомянутого А.И.Остермана. Они были бездетны и не раз задумывались, кто будет их наследником. Внучатый племянник особенно нравился отставному генерал-поручику Федору Остерману — Толстой навевал ему воспоминания о его собственной боевой молодости. И вот теперь они окончательно убедились в правильности своего выбора и решили, что обстрелянный 26-летний офицер уже готов принять графский титул, фамилию и наследственные права Остерманов. По высочайшему указу Екатерины II Александр Толстой с 1796 г. стал именоваться графом Остерманом-Толстым. Через несколько лет ему перешло огромное состояние обоих братьев. Значительно позже, живя в Италии, Александр Иванович заказал несколько литографированных портретов своих родственников. Под портретом Федора Андреевича Остермана он сделал надпись «Мой благодетель». Остерман-Толстой в разных храмах построил приделы в память Федора и Ивана Остерманов и их сестры Анны. В селе Ильинском Звенигородского уезда Московской губернии Александр Иванович в 1818 г. распорядился устроить в церкви два придела — во имя Феодора, иже в Пергии, и во имя Иоанна Богослова. В обоих приделах было установлено по медной доске с одинаковыми надписями: «Сей придел сооружен иждивением в память Графа Федора и Ивана Андреевичев Остермановых, кои погребены в селе Красном Сапожковского уезда Рязанской губернии, возле матери их Графини Марфы Ивановны, урожденной Стрешневой». В заповедном селе Красном в трапезной части храма был устроен престол во имя святителя Андрея (архиепископа Критского) и преподобной Марфы, а в церкви майоратного села Красный Угол ― придел во имя Зачатия св. Анны. В феврале 1798 г. Александр Иванович произведен в генерал-майоры и назначен шефом Шлиссельбургского мушкетерского полка. Он участвовал во всех войнах против Наполеона, был неоднократно ранен. За кампанию 1806-1807 гг. получил Георгия III степени, Анну I степени и Прусского Черного Орла. В Отечественную войну 1812 года первое серьезное сражение русские войска дали 13 июля под деревней Островно, защищая подходы к Витебску. В один из напряженных моментов боя Остерману (так его стали называть для краткости) донесли, что войска несут всё возрастающие потери. Кто-то спросил — каковы будут его распоряжения? «Стоять и умереть», — прозвучал ответ. Это изречение принесло ему заслуженную известность как непоколебимого и стойкого воина. В день знаменитой Бородинской битвы корпус Остермана-Толстого стоял на самом ответственном участке между батареей Раевского и Багратионовыми флешами, где решалась судьба сражения. Сильно контуженный в самом разгаре боя, Александр Иванович был вынужден покинуть поле битвы.

46


Кившенко А.Д. Военный совет в Филях.1882. Х., м. Государственная Третьяковская галерея На военном совете в Филях Остерман-Толстой вместе с Барклаем-деТолли, Раевским, Дохтуровым и Толем высказался за оставление Москвы. Во время отступления французов части Александра Ивановича участвовали еще в двух крупных баталиях: при штурме города Вязьмы и в битве под Красным (западнее Смоленска). По свидетельству Кутузова, отряд Остермана захватил в плен у Красного 2400 человек.

Ульрих, Карл Вильгельм. Кульм. 18 августа 1813 года. Литография с картины В.Ф.Тимма. Перв. пол. XIX в. Государственный Русский музей

47


В сражении под Бауценом он был снова ранен, на этот раз в плечо, но, наскоро перевязав рану, продолжал руководить войсками до тех пор, пока его, полумертвого от потери крови, не вынесли с поля боя. «Всегда впереди стрелков наших, сохранял он ничем не поколебимую храбрость, которой одушевлял командуемые им войска, водил оные многократно на штыки и всякий раз, стесняя и поражая неприятеля, приобретал совершеннейший успех», — свидетельствовал генерал Милорадович. Сражение под Кульмом в августе 1813 г. стало звездным часом Остермана-Толстого, победа союзных войск изменила весь ход боевых действий в кампании 1813 г. в пользу антинаполеоновской коалиции и предотвратила ее развал. События развивались следующим образом. Потерпев поражение под Дрезденом, Главная союзная армия, преследуемая 40-тысячным корпусом генерала Д.Вандама, стала отступать в Богемию. Попасть туда можно было, только перевалив через Рудные горы. Двигаться предполагалось по трем имеющимся горным проходам, но два из них оказались в руках французов. В результате почти 200-тысячная союзная армия в беспорядке столпилась в ущелье на единственной дороге, к тому же размытой дождями. Выход из этого дефиле находился с противоположной стороны Рудных гор в районе Теплица. Туда и приказал Наполеон двигаться Вандаму, чтобы закрыть проход. Если бы план удался, то всей союзной армии, при которой находились русский и австрийский императоры и король Пруссии, грозил полный разгром. 14 августа Вандам встретился с 13-тысячным отрядом, оставленным для охраны тылов. Русские сумели отбить атаки постепенно подходивших частей Вандама, но потеряли более 1,5 тыс. человек. Сюда для подкрепления срочно была направлена 1-я Гвардейская дивизия. Командиром назначили известного своей опытностью и реши��ельностью генерал-лейтенанта ОстерманаТолстого. Он должен был не допустить выхода корпуса Вандама к Теплицу. Между тем отдельные части французов уже успели обогнуть горную цепь с востока и выйти на дорогу, ведущую к Теплицу. Перед Остерманом-Толстым возникла сложная дилемма: либо вернуться к отступающим основным силам армии, на что он имел разрешение, либо пробиваться вдоль Пирнской дороги с целью занять потом оборонительную позицию вблизи Теплица. Он выбрал последнее, рискуя прослыть в случае неудачи могильщиком цвета русской армии. Весь день 16 августа шли упорные бои, одновременно к русским подходили новые силы, и к вечеру Остерман-Толстой собрал 14 тыс. человек, которые сосредоточились близ маленького селения Кульм. До Теплица оставалось всего 7 верст. На этой позиции предстояло продержаться весь день 17 августа, пока союзная армия не начнет выходить из горного ущелья. С 5 часов утра 17 (29) августа Вандам, понимавший необходимость выйти к Теплицу в этот же день, начал атаки. Русских войск было вдвое меньше французов. Прусский король прислал к Остерману-Толстому адъютанта с просьбой держаться до последней возможности, чтобы спасти армию. Но Остерман-Толстой был преисполнен решимости драться насмерть и без всяких просьб. А.П.Ермолов вспоминал позднее, что ему тогда гораздо труднее было «управляться» с Остерманом, чем с французами. «Ни шагу назад! Стоять и умирать на месте!» — эти возгласы неустрашимого генерала чаще других доносились с боевых позиций. Сражение в этот день продолжалось до семи часов вечера. Во второй его половине крупный осколок ядра раздробил Остерману плечевую кость левой руки. Командование принял генерал-лейтенант А.П.Ермолов, продол-

48


Гальберг С. И. Граф Александр Иванович Остерман-Толстой во время боя при Кульме. 1820-е. Мрамор белый, вырубка. Государственный Исторический музей

Сюртук генерал-лейтенанта Остермана-Толстого. Россия. 1813. Сукно, стамед, шелк, галун, металл, х/б ткань. Государственный Исторический музей

Мастер И.Форстнер. Кубок в честь подвига Остермана-Толстого в битве при Кульме. 1813. Переделан по просьбе Остермана-Толстого в 1817 г. Серебро, позолота. Государственный Исторический музей

жавший умело руководить сражением, которое весь день велось с предельным напряжением сил и огромными потерями. К пяти часам французы, казалось, были близки к победе, но в это время союзная армия стала выходить к Теплицу. К утру собралось до 40 тысяч русско-австрийских войск, а в тыл Вандаму направился 35-тысячный корпус прусских войск генерала Клейста. Примерно к часу дня 18 (30) августа все было кончено, лишь французской кавалерии удалось вырваться из окружения, остальные части во главе с Вандамом и еще четырьмя генералами сложили оружие. Кульмское сражение явилось переломным в кампании 1813 года. Поражение французов, имев-

49


шее важное значение для укрепления антинаполеоновской коалиции, вынудило Наполеона начать отход к Лейпцигу, где он потерпел сокрушительный разгром. Многие историки сравнивали Кульмское сражение с битвой спартанцев при Фермопилах. Адъютант Остермана-Толстого Иван Лажечников, будущий известный писатель, записал в своем дневнике: «Гордись Россия! Дух сынов твоих победил величие Греции и Рима. Ты не имеешь более нужды, в пример питомцам твоим, указывать на родину Леонидов и Сципионов: ты перенесла ее с сими Героями на священную твою землю. Потомство твое, при новых непомерных подвигах мужества, не будет более говорить: они сражались и умирали, как спартанцы под Фермопилами. Нет! Сыны и внуки наши скажут тогда: они сражались и побеждали, как русские под Кульмом». Если главным героем Фермопил был царь Леонид, то главным героем Кульма стал Остерман-Толстой. Спартанский царь проиграл сражение и погиб — Остерман-Толстой одержал победу и потерял лишь руку. Современники сохранили для нас подробности ранения отважного генерала. С поля боя его вынесли два гренадера Павловского полка. Ядро раздробило плечевую кость выше середины. Ампутация была неизбежной. Гвардейские врачи собрали консилиум и стали говорить между собой по-латыни, на что один молодой лекарь заметил, что граф прекрасно их понимает. «Ты молодец, — отвечал генерал, — на, режь ты, а не другой кто. И физиономия твоя мне нравится… А вы чего боитесь? — обратился Остерман к подошедшим офицерам. — Быть раненым за Отечество даже приятно, и у меня останется правая рука, которая мне нужна для крестного знамения, а левая лишняя». Генерал приказал солдатам петь русскую песню, чтобы заглушить свои стоны во время операции… Иван Лажечников вспоминал позднее: «Рука эта долго хранилась в спирте. Когда я приехал с ним в 1818 году в его Сапожковское имение, село Красное, он куда-то пошел со священником и запретил мне сопровождать его. Впоследствии я узнал от того же священника, что он зарыл руку в фамильном склепе своих дядей, графов Остерманов, в ногах у гробниц их, как дань благодарности за их благодеяния и свидетельство, что он не уронил наследованного от них имени». По заказу Остермана-Толстого С.И.Гальберг выполнил в 1822 г. в гипсе скульптуру, изображающую отважного генерала во время той самой операции. Известно, что с нее были сделаны мраморные копии и бронзовые отливки. Одна стояла в подмосковном имении Остермана-Толстого Ильинском (в качестве паркового украшения), другая — в его петербургском доме. Будущий декабрист Д.И.Завалишин был частым гостем в доме ОстерманаТолстого на Английской набережной и видел в одной из комнат скульптуру Гальберга, по его утверждению, «надгробный памятник Остерману, самим им себе заготовленный». Генерал изображен лежащим, опираясь рукой на барабан, — так, видимо, происходило при операции; возле лежит ампутированная рука. В барабан вмонтированы часы, на которых стрелки показывали время ранения. На постаменте сделана надпись по-латыни: «Vides horam; nescis horam!» — «Видит час, но не знает час», то есть никто не может знать того времени, когда придет страшная беда. Не удивительно, что победа под Кульмом сопровождалась небывало щедрыми награждениями русских участников сражения. Командующий русско-прусской армией Барклай-де-Толли получил cв. Георгия I степени. Остерман-Толстой получил cв. Георгия II степени, Ермолов — орден св. Алек-

50


Карло Лазинио. Портрет графа Александра Ивановича Остермана-Толстого (с детьми). 1827. Бум., гравюра резцом и красной водкой. Музей-усадьба Ф.И.Тютчева «Мураново» сандра Невского, многие генералы и офицеры получили орден св. Георгия младших степеней и другие ордена, а нижние чины — знаки отличия Военного ордена. Многие полковники в награду за Кульм стали генералами, а штаб и обер-офицеры получили следующие чины. Награды за Кульм жаловались и через много лет после этого сражения. Когда в 1817 г. Остерман-Толстой был произведен в генералы от инфантерии, указ был подписан 17 августа — в день годовщины Кульмского сражения. В 1835 г., в связи с торжествами по случаю закладки на месте Кульмского сражения памятника русской гвардии, Остерман-Толстой и Ермолов были награждены орденами св. Андрея Первозванного. В Австрии в память сооружения памятника была изготовлена медаль с его изображением и латинской надписью: «Мужеству российской гвардии при Кульме». Золотой вариант этой медали от имени австрийского императора был послан Остерману. Известный австрийский медальер Гейбергер изготовил медальон с портретом А.И.Остермана-Толстого, а чешские женщины поднесли ему своеобразную общественную награду — большой серебряный кубок, украшенный драгоценными камнями, центральную часть которого опоясывала надпись на чешском языке: «Храброму Остерману от чешских женщин в память о Кульме 17/29 августа 1813 г.». Остерман-Толстой обратился к Александру I за разрешением передать кубок Преображенскому полку, нанеся на его стенках фамилии командиров полков, участвовавших в сражении, а также фамилии всех павших в этом сражении обер-офицеров. Любопытен рескрипт, полученный им в ответ на эту просьбу: «Поднесенный вам от Богемских жителей кубок, украшенный разными сея земли каменьями, есть приятное для Отечества нашего свидетельство чистосердечной благодарности сего народа за отвращение от него опасности бессмертным при Кульме подвигом Российской гвардии. Я в полной мере одобряю испрашиваемое вами в письме вашем распоряжение о сем кубке; но не могу оставить без замечания, что вы, отдавая должную справедливость участвовавшим в сем знаменитом сражении воинам, забыли себя, тогда как вы в оном предво51


дительствовали и потерянием руки своей купили победу». На кубке вскоре действительно появились новые надписи, его передали сначала в Преображенский полк, затем в гвардейский собор для «употребления его в Великом Посту при Святом Причастии». Австрийский император Франц I пожаловал Барклаю-де-Толли и Остерману-Толстому командорские кресты Военного ордена Марии Терезии. Прусский король Фридрих-Вильгельм III принял решение наградить особым знаком всех русских гвардейцев, участвовавших в сражении, — от генералитета до рядовых солдат. Об этом небывалом награждении он объявил сразу после окончания сражения, непосредственн��м свидетелем которого являлся. Считается, что король обмолвился о Железном кресте — боевом ордене, учрежденном за полгода до Кульмского сражения, специально для награждения отличившихся во время освободительной войны с Наполеоном, в связи с чем русские гвардейцы тут же стали своими руками делать из кожи, олова и железа, снятого с французского конского снаряжения, примитивные знаки, имитирующие Железный крест. Впоследствии, когда награда была роздана, стало очевидным, что внешним видом и способом ношения она действительно похожа на орден Железного креста I класса. Официально награда называлась «Знак отличия Железного креста». Вскоре длинное название сменилось более коротким неофициальным термином — «Кульмский крест». Полностью идентичный по размерам и форме, от прусского ордена Железного креста Кульмский крест отличался лишь тем, что на нем отсутствовала дата и вензель короля. К награждению этим крестом было представлено порядка 12 тыс. человек, но награду смогли получить чуть более 7 тыс. Многие воины не дожили до 1816 г., когда вручалась награда. В конце 1815 г. Остерман-Толстой стал шефом лейб-гвардии Павловского полка. Это назначение явилось знаком особого уважения к заслугам генерала перед Родиной и армией. Обычно над лейб-гвардейскими полками шефствовали только члены царской фамилии. Александр Иванович в августе 1817 г. получает чин генерала от инфантерии, но его здоровье было настолько подорвано, что он освобождается от командования корпусом и увольняется в бессрочный отпуск. Остерман-Толстой все чаще наведывался за границу, ведь там росли его дети, появившиеся от незаконной связи с итальянкой графиней Лепри (Николас родился в 1823 г., Катерина в 1825 г., а Агриппина в 1827 г.). На Родине он появлялся лишь изредка и ненадолго. Насколько он боготворил императора Александра I, настолько он не признавал Николая I. «Память его, можно сказать, остановилась на исторической странице, которою замыкается царствование императора Александра Павловича, ― свидетельствует П.А.Вяземский, ― далее не шла она, как остановившиеся часы. Новейшие русские события не возбуждали внимания его. Он о них и не говорил, и не расспрашивал». В 1828 г. граф Александр Иванович ездил представиться императору, чтобы предложить свои услуги на время Турецкой кампании. Предложение не было принято, и его отстранили от службы с разрешением ехать за границу. Александр Иванович снова уехал в Италию, а в 1837 г. переселился в Женеву со своей новой семьей и с тех пор уже не возвращался в Россию. А.И.Остерман-Толстой в 1831-1834 гг. предпринял путешествие на Восток. Его компаньоном был немецкий ученый Якоб Фальмерайер. Их сопровождали трое слуг, два врача и один адъютант. Граф все финансовые заботы возложил на себя и взял с собой собрание книг, насчитывающее более 500 томов, большое полотно, изображающее распятие, и бронзовый бюст Александра I. На Восток Остермана-Толстого влекли не столько пирамиды 52


Неизвестный художник XIX в. Портрет графа Александра Ивановича ОстерманаТолстого в старости. Сер. XIX в. Бум., акварель. Частное собрание (Швейцария)

Робер Тюрреттини (1922-2012), потомок Остермана-Толстого (Швейцария). В руках держит часть орденов генерала. Фото М.Гусарова, 2006

Мемфиса, мавзолеи Фив, Абу-Симбел и цветущие сады Дамаска, сколько христианские святыни Иерусалима. Путешественники пересекли Средиземное море, прошли вверх по Нилу до Вади-Хальфа, снова вернулись в Каир и направились в сторону Палестины. По мере приближения к святым местам поведение Остермана-Толстого постепенно менялось. В нем нельзя было узнать прежнего жизнерадостного и энергичного спутника, любителя хорошей еды и вина. Он стал поститься, избегал общения и все больше углублялся в себя. «Можно представить себе, ― писал в дневнике Фальмерайер, ― гордого воина, героя Бородина и Кульма, с глубочайшим чувством собственной ничтожности беспомощно преклонившего колени перед саркофагом на Голгофе!» В ноябре 1832 г. Остерман-Толстой, оставив Фальмерайера в ливанском Триполи, присоединился к египетской армии и в течение полугода находился в распоряжении полководца Ибрагима-паши, всячески помогая ему советом и делом в борьбе против турецкого войска. Блестящая победа египтян в битве при Конии, по всей видимости, состоялась не без участия отставного российского генерала от инфантерии. После подписания мирного договора Остерман-Толстой в мае 1833 г. вернулся в Триполи, чтобы продолжить прерванный средиземноморский круиз. Морем путешественники добрались до Константинополя, затем обследовали Грецию, Ионические острова и, в конечном итоге, высадились в Италии. «В нем скрывался такой богатый запас благожелательности, прямоты, остроты мысли, признательности даже за самые незначительные услуги, оказываемые ему, и в то же время такая скромная и умеренная оценка собственной значимости, что есть все основания причислить Остермана-Толстого к любезнейшим представителям аристократии русского народа», ― отзывался о графе Фальмерайер. П.А.Вяземский, посетивший графа в Швейцарии, вспоминал: «Он принес обет рыцарской верности памяти Александра. Кабинет его в Женеве был как бы усыпальницею покойного императора. Все возможные портреты его, во всех видах и объемах, бюсты, статуэтки, медали ― все, что только могло напоминать его, было развешено по стенам, расставлено на столах. Он был окру-

53


Троицкая церковь в селе Красном Сапожковского района Рязанской области, где находится усыпальница графов Остерманов. Построена в 1761 г. стараниями графа Федора Остермана. Современное фото автора жен этими воспоминаниями, он хранил их с нежным благоговением. Он жил в них и в минувшем, которое они изображали». Графиня Розалия Ржевусская виделась с Остерманом-Толстым в 1850 г.: «Он жил в Женеве и здесь чувствовал себя более независимым, чем где бы то ни было. Поскольку местное общество не придерживалось строгих нравов, он вел себя так, как ему казалось наиболее удобным. Его причудливый наряд спокойно воспринимался окружающими. Он ходил в домашнем одеянии: турецкий халат, греческая тюбетейка на растрепанных седых волосах и к тому желтые комнатные тапочки. Крупные четки ― в единственной руке. Потеря другой руки свидетельствовала о его славном боевом прошлом». Остерман-Толстой последние годы жил в доме дочери Агриппины и ее мужа Шарля де Бюде в женевском пригороде Пти-Саконне. Генерал в конце жизни находился практически на иждивении зятя. Состояние его постепенно сошло на нет. Никаких средств из России Остерман-Толстой не получал, несмотря на то, что законные наследники князья Голицыны полностью распоряжались доходами от его имений. В результате Александр Иванович не оставил никакого завещания, потому что, кроме долгов, ничего не имел. Его похоронили на небольшом местном кладбище в феврале 1857 г. Два православных священника шли перед гробом, украшенным двумя лавровыми венками. За ними следовали все знатные русские, находившиеся в то время в Женеве, друзья и родственники покойного и все население Пти-Саконне, привлеченное небывалым и новым для него зрелищем. То были последние проводы человека необыкновенного, славного воина славной эпохи, проливавшего кровь за Отечество и скончавшегося вдали от родины, на чужбине. Спустя несколько месяцев по запросу российского правительства тело покойного графа было эксгумировано и на траурном поезде перевезено в Россию, в губернский город Рязань и далее в село Красное Сапожковского уезда, а там захоронено в родовой усыпальнице в склепе Троицкой церкви. В 2006 г. на кладбище Пти-Саконне в Женеве по инициативе русских дипломатов была установлена памятная доска на месте бывшего захоронения графа А.И.Остермана-Толстого. А в 2011 г. к 250-летию Троицкой церкви села Красного Сапожковского района Рязанской области перед входом в храм прикрепили доску, где перечислены все представители российской ветви Остерманов, захороненные в усыпальнице, включая Остермана-Толстого.

54


В.И. Ковылин, В.Л. Рапопорт

Подмосковные дороги Романовых … (На северо-запад от первопрестольной) 1.Пролог. Путь в русскую Палестину

В

феврале 1613 года, спустя несколько месяцев после изгнания поляков из Москвы, в стольном граде созывается Земский собор, который избирает на царство Михаила Романова (1596 – 1645). Так четыре столетия назад этот ничем особо не выделявшийся 16-летний юноша становится родоначальником новой династии, сменившей на московском престоле пресекшуюся линию прямых потомков легендарного князя Рюрика. Правление молодого царя начиналось в очень трудный период, когда московская земля была разорена и разграблена в годы Смутного времени. Особенно пострадало ближайшее Подмосковье в окрестностях тушинского лагеря Лжедмитрия 2. Потребовалось несколько десятилетий для того, чтобы подавить народные бунты, восстановить тишину и порядок на местах, разработать новый законодательный кодекс, известный как Соборное Уложение 1649 года, начать реформирование армии и одержать ряд побед над польским королем в борьбе за Смоленск и, наконец, совершить такой важный политический шаг, как воссоединение Украины с Россией. Все это во многом способствовало началу экономического подъема в стране. Большинство из этих событий можно отнести к первому десятилетию правления царя Алексея Михайловича (1629 – 1676), который наследовал первому из Романовых. Среди самых крупных церковных и государственных деятелей того времени выделяется фигура патриарха Никона, который отличался выдающимися способностями, широтой взглядов и очень властным характером. Он родился в 1605 году в семье нижегородского крестьянина, самостоятельно выучился грамоте, какое-то время жил в одном из местных монастырей и стал священником. Однако после смерти его малолетних детей принял постриг и стал монахом Соловецкого монастыря. Вскоре Никон был назначен игуменом небольшой обители на одном из островов Белого моря, где он задумал построить каменный храм. С этой целью в 1646 году он отправляется в Москву, чтобы просить у царя средства на возведение этого храма. Игумен Никон про-

18


Неизвестный художник. Портрет царя Федора Алексеевича. Конец 1670-х – начало 1680-х извел очень сильное впечатление на Алексея Михайловича и вскоре был назначен настоятелем Ново-Спасского монастыря в Москве, а затем и новгородским архиепископом. Благодаря трудам своим, он очень скоро вошел в ближайший круг друзей молодого царя, в число наиболее влиятельных иерархов русской церкви. В 1652 году при поддержке царя он избирается Патриархом и становится ближайшим сподвижником Алексея Михайловича в его борьбе за укрепление Московского государства. Вскоре после избрания патриарх начинает церковную реформу, которая должна была поднять авторитет русской церкви и, прежде всего, напомнить православным народам Восточной Европы о ведущей роли России как крупнейшей православной державы - наследницы Византии. Этому во многом должен был способствовать поистине геополитический проект патриарха Никона по созданию так называемой русской Палестины – подобия святых мест, связанных с земной жизнью, мученической смертью и воскресением Иисуса Христа. С этой целью в 1656 году в 60-и верстах к северо-западу от Москвы на реке Истре начинается строительство Воскресенского монастыря, получившего по воле царя название Новый Иерусалим. Центральной частью этого архитектурного ансамбля должен был стать каменный Воскресенский собор, заложенный царем и патриархом два года спустя. Он повторял в плане храм Гроба Господня в Иерусалиме, величайшую святыню христианского мира. Сооружение Воскресенского монастыря определило и соответствующее название дороги к нему, когда часть древнего Волоколамского пути стала называться Воскресенской дорогой. Она начиналась от села Всесвятского недалеко от Москвы. На полпути до монастыря в селе Черневе, купленном для Нового Иерусалима патриархом Никоном и переименованном им в Назарет1, был поставлен путевой монастырский дворец. По всей видимости, он представлял собой довольно вместительные хоромы, включавшие несколько светлиц. В нем останавливался на отдых патриарх и, возможно, царь Алексей Михайлович. Неизвестный художник. Портрет царя Алексея Михайловича. 1670-е

19


Как известно, «тишайший» государь во всем способствовал патриарху Никону в его усилиях по строительству Нового Иерусалима. Однако этот союз оказался недолгим. В конце 1650-х годов происходит разрыв отношений в этой «премудрой двоице». Никон покидает свою Московскую резиденцию и в течение нескольких лет живет в Новом Иерусалиме, фактически устранившись от роли предстоятеля Русской церкви. Все это кончается для опального патриарха церковным судом и его ссылкой простым монахом в северные монастыри. В связи с этим строительство Воскресенского собора значительно замедлилось. Если у нас нет точных данных о пребывании Алексея Михайловича в путевом дворце в Черневе, то о посещении государем Никольского храма в селе Урюпине есть документальное подтверждение. Эта церковь была построена в 1667 году в вотчине бояр Одоевских, один из которых, князь Никита Иванович, был сподвижником царя и возглавил комиссию по разработке уже упоминавшегося Соборного уложения, крупнейшего памятника русского права допетровской эпохи. В течение долгого времени в этой церкви хранилась запись о том, что на пути в Саввино-Сторожевский монастырь в начале 1670-х годов царь Алексей Михайлович2 вместе с сыном Федором молились здесь, оставив в качестве вклада богослужебную книгу «Триодь постная», (1) напечатанную в Москве в 1635 году.3 Монастырь близ Звенигорода, куда держал путь Московский государь, был основан в 1398 году учеником Сергия Радонежского Саввой, причисленным позднее к лику святых. Обитель была построена на высоком холме, у подножья которого течет речка Сторожа. Отсюда пошло и название монастыря Саввино-Сторожевский. Преподобный Савва приехал в Звенигород как духовный отец князя Юрия Дмитриевича, на средства которого в первом десятилетии XV века в монастыре был построен каменный Рождественский собор. В годы Смутного времени монастырь был, к сожалению, разорен и только в середине XVII века вновь отстроен по приказу царя Алексея Михайловича. Вскоре он стал одной из любимых загородных резиденций, где для царя был построен обширный дворец и красивые царицыны палаты для его жены Марии Ильиничны. Почти все русские государи в XVII – XIX столетиях приезжали сюда поклониться мощам святителя Саввы. Чаще всего такое паломничество включало в себя два монастыря: Саввино-Сторожевский и Воскресенский Ново-Иерусалимский. Собор в последнем из них был достроен только в конце XVII века после того, как царь Федор Алексеевич, приехав в Воскресенский монастырь в 1679 году, распорядился выделить средства на завершение работ по его возведению. Работы были закончены шесть лет спустя уже после кончины царя. Вот почему на освящении этого грандиозного храма в качестве первого лица присутствовала правительница Софья, опекавшая в это время своих несовершеннолетних братьев-царей Ивана и Петра. Через три года царевна Софья Алексеевна отправилась на освящение церкви Успения Пресвятой Богородицы в селе Петровском (2), вотчине бояр Прозоровских. Это был последний год ее правления. Далее начинается время Петра …

2. Их императорские величества. Поездки на богомолье и в гости Одним из величайших деяний Петра I стала победа над Швецией в многолетней Северной войне. В связи с этим, в 1721 году Сенат преподносит Петру титул Императора. Так Московское царство становится Российской империей. Через двадцать лет после этих событий на престол восходит дочь Петра

20


Великого Елизавета (1709 – 1761). Как известно, Елизавета Петровна была большой любительницей балов, маскарадов, охоты и других великосветских забав, но вместе с тем она отличалась глубокой религиозностью и часто совершала поездки на богомолья в самые почитаемые монастыри. Документальным свидетельством этому служил камер-фурьерский журнал, где ежедневно фиксировались все события в жизни царствующих особ. Находясь в Москве в июле 1749 года, матушка-царица решила совершить паломничество в Саввино-Сторожевский монастырь под Звенигородом, а оттуда в Новый Иерусалим, о чем свидетельствует соответствующая запись на страницах упомянутого журнала: «11 числа июля по утру в 12-м часу Ея Императорское Величество изволила шествие иметь в село Хорошево – от Москвы семь верст и тут обеденное кушанье изволили кушать.<…>Того же вечера изволили прибыть в село Знаменское – Денисово графа Алексея Григорьевича Разумовского на Звенигородской дороге (от Москвы 30 верст считают, но не меряно); там вечернее кушание изволили кушать в ставках (шатрах) на лугу подле Москвы-реки». На следующий день 12 июля к вечеру императрица отправилась на другой берег Москвы-реки в гости к князю Федору Ивановичу Голицыну (1700-1759) (3) в его дом в селе Петровском. К сожалению, никаких подробностей об этом визите в фамильном архиве Голицыных не сохранилось. Однако в усадебном доме более 150 лет хранился мраморный барельеф с профилем Елизаветы Петровны, созданный французским скульптором L.Vasse′ в 1767 г., напоминавший о данном событии. В конце того же дня она вернулась к своим шатрам в Знаменское и на следующее утро 13 июля отправилась в обитель святого Саввы, а оттуда, преодолев 25 верст, вечером приехала в Новый Иерусалим (4), где она провела два дня и 15 июля уехала в Москву. В этот день на обратном пути из обители императрица, согласно записи в том же журнале, «изволила шествие возыметь по Московской дороге от монастыря на 21 версту в село Чернево, того мона-

Неизвестный художник. Портрет царевны Софьи Алексеевны. 1680-е

Неизвестный художник. Портрет царя Ивана V Алексеевича. 1690-е

21


стыря тут дворец; и в Черневе в хоромах изволила кушать вечернее кушанье и ночевать изволила тут же в ставках». Весьма примечательно еще одно посещение Елизаветой Петровной села Чернева в 1753 году, когда на пути из Нового Иерусалима она с 18 по 23 июля останавливалась в том же путевом дворце в Черневе. Отслужив обедню в храме Успения Пресвятой Богородицы, она затем приняла участие в псовой охоте – одной из ее любимых забав. По-видимому, эти охотничьи места понравились императрице, и поэтому в 1759 году она распорядилась перенести в Ч��рнево вместо старых хором один из своих путевых дворцов, стоявший ранее поблизости от Нового Иерусалима. Но к этому времени государыня была уже нездорова и более сюда не вернулась. В 1762 году в результате дворцового переворота на российский престол вступила Екатерина II (1729 – 1796). В мае следующего года императрица приезжает в Москву на коронацию и в это время посещает Новый Иерусалим. По дороге в монастырь 2 мая 1763 года она останавливается в усадьбе князя В.М. Долгорукова (5) в селе Знаменском-Губайлове. Как свидетельствует камер-фурьерский журнал, из княжеского дома императрица «изволила до села Чернева со всею свитою шествовать пешком», а там, «приложась ко кресту изволила проходить в стоящий там дворец, и при уступах на крыльцо поднесли Ее Императорскому Величеству от монастыря Нового Воскресенского Иерусалима монахи хлеб и соль, и в то время оные жалованы к руке». Новый путевой дворец, описание которого мы находим в описи села Чернева 1764 года, представлял собой деревянное строение на 14 покоев, установленное на каменном фундаменте. По обе стороны от него были поставлены два флигеля, почти такие же по размеру. Все это было обнесено оградой длиной около 30-и саженей. На следующий день, проснувшись, Екатерина Алексеевна приняла участие в егерской охоте и, отобедав, вечером того же дня отправилась в Новый Иерусалим. 5 мая на обратном пути она вновь останавливается в селе Черневе на отдых, забавляется игрою в карты и в 4-м часу пополудни уезжает

И.П. Аргунов. Портрет императрицы Елизаветы Петровны. Середина XVIII в.

22

Ф.С. Рокотов. Портрет императрицы Екатерины II. 1763


в Москву (6).4 Этот путевой дворец, по-видимому, простоял в Черневе до конца XVIII века, когда был разобран. В 1796 году после смерти Екатерины II на престол вступает ее сын ПавелI (1754 – 1801), который, как обычно, на следующий год отправляется на коронацию в первопрестольную. При этом соблюдаются давние традиции, в том числе поездка на богомолье в Ново-Иерусалимский монастырь. Как свидетельствует камер-фурьерский журнал, на обратном пути из обители 18 апреля 1797 года Павел в знак особого расположения вместе с августейшей семьей и свитой «изволили заехать на мызу его сиятельства князя Николая Алексеевича Голицына (7), где и благоволили кушать кофе, после которого изволили выйти в сад и в оном несколько прогуливаться, в три четверти того же часа изволили с означенной мызы отсутствовать в Московский Слободской Дворец (8)».5 Хотя в этой записи название усадьбы не упомянуто, речь, скорее всего, идет об Архангельском, где уже более десяти лет продолжалось строительство великолепного дворцово-паркового ансамбля. Новый император, еще будучи наследником, находился в дружеских отношениях с князем, о чем свидетельствует их сохранившаяся переписка. Когда-то князь Николай Алексеевич поместил эти письма в особый конверт, оставив на нем следующую надпись: «Собственноручные письма его императорского величества покойного императора Павла I к его искреннему и всегда верному слуге и подданному князю Николаю Алексеевичу Голицыну»6. Фавор для князя был очень недолгим. Вскоре он ощутил на себе резкий и противоречивый характер государя-императора, что привело к завершению его придворной карьеры. Выйдя в отставку в 1798 году, Николай Алексеевич последние одиннадцать лет своей жизни в основном посвящает заботам о скорейшем завершении строительства его усадьбы в Архангельском. В 1803 году в своих «Записках старого московского жителя»7 Н.М. Карамзин писал: «Объезжайте подмосковные. <…> Например, село Архангельское, в 18 верстах от Москвы, вкусом и великолепием садов своих может удивить самого британского лорда; счастливое, редкое местоположение еще возвышает красоту их».

3. Памятные колонны и мемориальные доски Князь Н.А. Голицын скончался в 1809 году, так и не успев до конца завершить отделку ряда залов большого дома. Год спустя его вдова продает Архангельское богатейшему вельможе, дипломату и государственному деятелю, коллекционеру и меценату князю Н.Б. Юсупову (1751 – 1831) (9). Новый владелец Архангельского прилагает максимум усилий, чтобы закончить работы по отделке большого дома и произвести ремонт ряда других построек усадьбы. К весне 1812 года работы по большому дому были окончены, и парадные залы украсились живописью, скульптурой, художественной мебелью, зеркалами, фарфором и бронзой. Сюда же была перевезена часть библиотеки князя. В июне того же года Наполеон с огромной армией переходит границу российской империи и начинает свой поход на Москву. Отечественной войне 1812 года посвящено множество научных исследований и мемуарной литературы. Среди них мы находим ряд публикаций, связанных с пребыванием войск неприятеля в подмосковных усадьбах, в том числе и в Архангельском. После ухода французов юсуповские крепостные – жители окрестных деревень – взбунтовались и нанесли серьезный ущерб большому дому и усадьбе в целом. К счастью, основная часть художественных коллекций была своевременно вывезена в нижегородское имение князя Н.Б.Юсупова и далее по Волге в его владе-

23


ния в Астрахани, а кое-что надежно укрыто в самом Архангельском. В октябре 1812 года Наполеон бесславно покидает Москву, а два месяца спустя остатки великой армии изгоняются из пределов России. В 1813 году из Астрахани возвращаются коллекции, и в течение последующих двух – трех лет идут работы по приведению усадьбы в порядок и дальнейшему ее благоустройству. Одновременно после нашествия и пожаров отстраивается Москва. В середине августа 1816 года император Александр I (1777 – 1825) впервые после окончания войны приезжает в первопрестольную, которая восторженно приветствует победителя Бонапарта, во главе русской армии с триумфом вошедшего в Париж. Имя русского императора в это время гремело по всей Европе. В Москве начинается череда праздничных торжеств. В эти дни газета «Московские ведомости»8 писала: «…По вшествии в Успенский собор, государь-император изволил приложиться к святым иконам и святым мощам. <…> По окончании литургии <…> торжественная песнь «Тебе Бога хвалим» сопровождена была сто одним выстрелом из пушек». Балы и приемы в честь августейших особ следуют один за другим. В течение нескольких дней император с семьей посещает Московский университет, Мариинскую больницу (10) и острог, Воспитальный дом (11), Екатерининский и Александровский институты (12), усадьбу князя П.М. Волконского (13) в селе Суханове и по давней традиции совершает поломничество к подмосковным святыням в Троице-Сергиевскую лавру, Саввино-Сторожевский монастырь и завершает этот сложившийся ритуал поездкой в Новый Иерусалим. 26 августа газета «Московские ведомости» публикует очередное сообщение: «В четверток (четверг) 24 числа по утру, государю императору угодно было посетить в сопровождении его высочества великого князя Николая Павловича Воскресенск, Новый Иерусалим, именуемый монастырь. В сей день его величество и его высочество Николай Павлович обеденный стол имели у г-на действительного тайного советника и кавалера князя Николая Борисовича Юсупова в принадлежащем ему селе Архангельском, лежащем по Звенигородской дороге в 18 верстах от Москвы».9 В память об этом высочайшем визите на следующий год в усадебном парке по распоряжению князя была поставлена памятная колонна, увенчанная орлом, а на ее пьедестале c южной стороны появилась мраморная доска с надписью по-французски, которая в переводе гласит: «1816 года 24 августа Его Величество Император Александр I оказал честь владельцу дворца, князю Юсупову, отобедав у него».10 Следует добавить, что эта колонна, по всей вероятности, была изготовлена в 1817 году по заказу владельца усадьбы в московской мастерской мраморщика К.С. Пенно (14), одного из итальянских мастеров, работавших в России. Традиция отмечать подобными памятниками знаменательные события складывается в дворянских усадьбах со времен Екатерины II. Это могли быть обелиски, колонны, триумфальные арки, ротонды, павильоны в виде античных храмов и т.п. Эти малые архитектурные формы, кроме своего мемориального значения, были предназначены и для украшения дворцово-парковых ансамблей, придавая им живописность и своеобразие. Через год император вновь приезжает в Москву на этот раз по случаю открытия памятника Минину и Пожарскому и закладки храма Христа Спасителя на Воробьевых горах, который на этом месте так и не был построен. Одновременно в России отмечается 5-летие Бородинского сражения. Таким образом, отсутствие императора Александра I в Санкт-Петербурге продолжалось несколько месяцев. Стоит заметить, что во время поездки самодержца по российским губерниям и в Польшу его супруга императрица Елизавета Алексеевна и вдовствующая императрица Мария Федоровна, остававшиеся

24


в Москве, успели в мае 1818 года съездить и приложиться к святым мощам в знаменитых подмосковных обителях. Кроме поездок на богомолье, они наносят визит владельцу усадьбы Архангельское, а Елизавета Алексеевна посещает в Ильинском свою бывшую фрейлину графиню Е.А. Остерман-Толстую, жену одного из героев войны 1812 года. Существует версия, что эти знатные дамы в тот же день успели посети��ь и Петровское Голицыных. Очарованная красотой Подмосковья Елизавета Алексеевна писала своей матери графине Баденской в Германию: «Все монастыри, которые я видела, расположены в таких красивых местах, что я хотела бы закончить свои дни в подобном месте отдохновения. Мое путешествие в четверг было немного омрачено дождем, но вечер был дивным: солнце садилось, заливая светом заката дорогу».11 Известно, что у Остерманов-Толстых императрица приняла участие в открытии липовой аллеи, заложенной вдоль дороги между Ильинским и Глуховым. И не случайно у моста через Егорьевский овраг на этом пути была установлена памятная колонна в ее честь с соответствующей надписью, которая, к сожалению, не сохранилась. Однако жив еще на этой старинной аллее ряд огромных, почти сказочных, лип, посаженных той самой весной, когда родился будущий царьосвободитель Александр II. Много лет спустя, уже после крестьянской реформы он купит усадьбу в Ильинском и будет часто бывать здесь. Но об этом мы расскажем позднее. Нужно заметить, что приезд императриц в Архангельское, о котором упоминалось, также был отмечен Н.Б. Юсуповым мраморной доской, размещенной на ранее установленной колонне в честь посещения императора Александра I. Надпись на ней гласит: «1818 года 14 мая Их Величества Императрицы Елизавета и Мария оказали честь владельцу дворца князю Юсупову, отобедав у него».12 В начале июня того же 1818 года князь вновь ожидал приезда императора в своей подмосковной. В связи с этим здесь готовился пышный праздник. Главным актом этого действа предполагалось торжественное открытие театра, построенного в течение года в Архангельском по проекту знаменитого итальянца Пьетро Гонзага (15). Незадолго до этого князь успел уже выступить в роли хлебосольного московского барина, устроив великолепный завтрак для царской семьи и других высоких гостей в саду Головинского дворца (16), где приветствовал их в качестве официального лица, будучи Начальником садов и дворцовых строений в Москве. Через два дня Николай Борисович встречал августейших особ уже у себя в Архангельском. Разумеется, это событие не могло не найти отражения на страницах столичных газет. Вот несколько отрывков из официальной хроники, напечатанной в «Московских ведомостях». Сообщение начинается словами о том, что 8 июня после обеда государь император со всей царской фамилией, а также Королем Прусским и его наследником(17) «…отправились в Архангельское, где для их Величеств приуготовлен был бал и ужин. Хозяин,… приняв вожделенных гостей при входе на крыльцо, препроводил их Величества и их Высочества в прекрасно убранные покои, где ожидало Государей и Государен многочисленное собрание знатных особ. По обозрении Высокими Посетителями огромного дома и изящных его украшений, изволили сесть на приуготовленные экипажи и ездить по саду. Потом, возвратясь в покои, Государыня Императрица Мария Федоровна с его Величеством Королем Прусским открыла бал, который продолжался до 10 часов».13 Император и Король Прусский после бала отправились в столицу, а торжества были продолжены. Гостям был предложен вечерний стол, и они могли любоваться иллюминацией во дворце, на парадном дворе и в саду, которая создавалась по25


С.С. Щукин. Портрет императора Павла I. 1797

С.С. Щукин. Портрет императора Александра I. 1809

средством двух тысяч плошек и шкаликов, а также многочисленных факелов. В это время во дворце и парке звучала музыка в исполнении вольных и крепостных музыкантов.14 Удивительно, что в этом номере «Московских ведомостей» нет ни единого слова об открытии театра в Архангельском. Причиной этого, вероятнее всего, было то обстоятельство, что гостям было предложено необычное зрелище. На сцене не было ни игры актеров, ни балетных дивертисментов, ни оперных голосов. Они увидели на сцене в сопровождении музыки то, что называлось когда-то «Спектаклем декораций». Он состоял из трех перемен декораций, в том числе живописного занавеса с изображением богатого зала, а также «Тюрьмы» и «Кабинета». Это были первые работы, исполненные по заказу князя выдающимся художником-декоратором Пьетро Гонзага, приглашенным князем Юсуповым в Россию в 1792 году в качестве главного декоратора императорских театров. Гонзага вместе с учениками напишет для театров Москвы и Петербурга множество удивительных декораций, поражавших зрителей объемом и великолепной перспективой. Художник считал, что их можно показывать совершенно самостоятельно, и называл эти спектакли «Музыкой для глаз». К сожалению, это редкое, непривычное действо гости не оценили. Об этом свидетельствует отрывок из письма графини М.Г. Разумовской (18) к мужу: «Сейчас вернулась я от Юсупова. День был самый утомительный… Все рассказывать было бы слишком долго… После получасовой прогулки подъезжаем к театру. Все ожидают сюрприз, и точно сюрприз был полный. Переменили три раза декорации, и весь спектакль готов. Все закусили себе губы, начиная с Государя»…15 Это, вероятно, была последняя встреча князя Николая Борисовича Юсупова с императором. Государь внезапно скончался в ноябре 1825 года в Таганроге. А в декабре после подавления восстания на Сенатской площади к власти при26


ходит его брат Николай Павлович, высокий красавец, олицетворявший собой образцового гвардейского офицера, с его страстью к порядку, дисциплине и казарменной красоте. С другой стороны, это был человек в высшей степени светский, поклонник многих петербургских красавиц. В августе 1826 года предстояла его коронация. Третий раз в своей жизни, случай в истории небывалый, маршалом этой высокоторжественной церемонии был назначен князь Николай Борисович Юсупов, которому в ту пору уже исполнилось 75 лет. Император и весь двор приехали в Москву заранее. Торжественный въезд в столицу при большом стечении народа состоялся 24 июля через 11 дней после казни декабристов в Петропавловской крепости. А в Москве все шло по заранее утвержденной программе. Москвичи вспоминали: «Государь был верхом; за ним следовали в каретах обе императрицы и наследник Александр Николаевич».16 Вместе с другими почетными гостями на коронацию прибыли представители королевских домов Европы, в том числе брат императрицы Александры Федоровны принц Карл Прусский. По древней традиции это венчание на царство состоялось в Успенском соборе Кремля 22 августа 1826 года. Празднества и увеселения по этому поводу продолжались в Москве более месяца. Особым блеском отличались балы, данные графиней А.А. Орловой-Чесменской, а затем князем Н.Б. Юсуповым через три недели после коронации. Нельзя удержаться от того, чтобы хоть как-то не воспроизвести картину этого роскошного бала, устроенного в доме князя на Никитской. Вот что с восхищением писал один из участников этого праздничного события: «Анфилады залов и салонов были украшены и иллюминированы с щедростью и многообразием, демонстрировавшими не только богатство, но и руку вдохновенного творца, украсившего стены с настоящим вкусом и эффектно расположившего орнаменты с деликатной уместностью. Пьедесталы мраморных бюстов императора и императрицы были переплетены: первый – лавровой, а второй – розовой гирляндой. В другом салоне были представлены картины, взятые из огромной и прекрасной галереи… Буфеты, изобиловавшие всеми видами сладостей, фруктов и прохладительных напитков, были богато украшены старинным драгоценным и позолоченным серебром… Большое число люстр, свисавших с высоты, повсюду разливали живой свет… Прибавьте к этому гармонические звуки оркестра, игравшего во время этого чудесного ужина, по завершении которого возобновились полонезы… Затем последовали кадрили, мазурки, котильоны и другие танцы… Их императорские величества соизволили убыть только в 2 часа утра, выразив гостеприимному хозяину свою совершеннейшую благодарность»…17 Этот прием, устроенный князем, многих заставил «вспомнить как боярскую Русь, так и времена Екатерины II.»18 . Нельзя пройти мимо еще одного, может быть, не столь громкого, но знаменательного события, случившегося в эти дни. 28 августа Николай I приказывает привезти с фельдъегерем Пушкина из михайловской ссылки к нему в Кремль. 4 сентября Пушкин выезжает из Пскова и через 4 дня прибывает в Москву, где его тотчас принимает император. Беседа Николая 1 с Пушкиным продолжалась полтора часа и ее содержание хорошо известно. Позже поэт вспоминал, что государь сказал ему: «Довольно ты подурачился. Надеюсь, теперь будешь рассудителен, и мы более ссориться не будем. Ты будешь присылать ко мне все, что сочинишь. Отныне я сам буду твоим цензором».19 Позже Пушкин напишет: «В изгнаньи жизнь моя текла, Влачил я с милыми разлуку, Но он мне царственную руку Простер, - и с вами снова я».20 27


Коронационные торжества завершаются в Москве 30 сентября 1826 года, и в день своего отъезда Николай I с семьей находит время, чтобы посетить старого вельможу в его подмосковной усадьбе. Давайте обратимся к архивным документам. «Почтенный владелец Архангельского не мог остаться равнодушным к неслыханной чести, оказанной ему высочайшим двором, и принял их достойно… Их величества… прибыли в полдень… Свита их в��личеств состояла из принца Карла Прусского и многих других известных персон… Князь Николай Борисович вместе со своим сыном князем Борисом Николаевичем поспешил встретить их величества и был счастлив показать августейшим гостям интерьер своего чудесного дома, а затем сопроводить их в дрожках к памятнику Екатерине II и Капризу. Во время этой прогулки прибыл великий князь Михаил (младший брат императора) и ожидал императорскую семью в доме. По ее возвращении в час объявили, что стол накрыт».21 Известно, что этот обед на 36 персон был великолепно сервирован, и в качестве десерта гостям предлагались экзотические фрукты, выращенные в оранжереях князя. Об этом визите напоминает памятная колонна в усадебном парке с надписью следующего содержания: «1826 года 30 сентября Его Величество Император Николай I, Их Величества Императрицы, Великий Князь Михаил, Принц Карл Прусский оказали честь князю Юсупову, прибыв и отобедав у него в Архангельском».22 По утверждению автора монографии «Архангельское» С.В. Безсонова, эта колонна была заказана в московской мастерской мраморщика С.П. Кампиони (19). Николай I, будучи человеком прежде всего военным, не получившим в молодости достаточно широкого гуманитарного образования, проявлял особую заботу о воспитании и образовании наследника. Поэтому он назначает в качестве главного наставника цесаревича Александра известного поэта, человека добрейшей души и высоких моральных качеств В.А. Жуковского. Когда наследнику исполнилось девятнадцать, по распоряжению государя вместе с Жуковским он отправляется в многомесячное путешествие по российским губерниям. Их интересовали и достопамятности в окрестностях Москвы. Об этом газета «Московские ведомости» писала: «30 июля 1837 г. государь наследник выехал из Москвы… для обозрения двух примечательных монастырей… Воскресенского и Саввинского. Проезжая по Волоколамской дороге, его высочество остановил свое внимание на селе Тушине и с любопытством взглянул на остатки вала, внутри которого за 225 лет пред сим гнездились толпы губителей чужеродных и отечественных».23 Речь идет о следах тушинского «воровского городка» самозванца Лжедмитрия II. Возвращаясь после посещения монастырей по дороге вдоль Москвы-реки, они остановились в селе Петровском у князя М.Ф. Голицына.(20) Цесаревич и сопровождающие его лица расписались в книге для гостей, а его наставник там же оставил шутливые строчки: «Не забудьте о Жуковском, Который был у Вас в Петровском».24 В тот же вечер обратно в Москву они вернулись, проезжая по дороге мимо Архангельского. Годы царствования Николая I были далеко не безоблачны. Помнится, что они начинались с мятежа, устроенного декабристами в самом центре Северной столицы. А затем были сражения с персами и турками в Закавказье, многолетняя Кавказская война в Чечне и Дагестане, подъем национального движения в Польше, результатом которого стало крупное восстание 1830 года, поход русской армии для подавления революционных выступлений в Венгрии в 1848 году и, наконец, унизительное поражение в Крымской войне. Император умирал в ноябре 1855 года на своей походной кровати, всегда стоявшей в его

28


кабинете в Зимнем дворце. Он, вероятно, испытывал самые горькие чувства, связанные с поражением, падением международного престижа России и влияния ее на европейской арене. Крымская война со всей очевидностью показала отставание России в развитии промышленности, железнодорожном строительстве и других отраслях. Однако главной причиной была феодальная система общественно-экономических отношений, которые император стремился всячески сохранить. Россия нуждалась в кардинальных реформах и прежде всего в отмене крепостного права. И с подготовки крестьянской реформы начал свое царствование Александр II. Усилия, направленные на решение этого вопроса, вызвали бурную полемику в дворянской среде, которая разделилась на сторонников и противников реформы. Среди активных союзников императора был князь Н.Б. Юсупов-младший (21) – полный тезка своего знаменитого деда, купившего когда-то Архангельское. Князь испытывал еще и чувства личной благодарности к императору, который помог ему уладить дела, связанные с женитьбой Николая Борисовича на его кузине. Эти, а возможно и какие-то другие причины, вызвали у императора желание во время его путешествия по центральным губерниям России в августе 1860 года принять приглашение князя посетить его подмосковное имение. Подготовка к высочайшему визиту началась примерно за месяц до этого события. Находясь в Москве, князь отдает многочисленные распоряжения в свою Петербургскую и Московскую контору, в том числе такого содержания: выслать в Архангельское с нарочным «…достаточное количество столового десертного и чайного серебра для угощения 200 персон,… вместе с этим серебром должны быть высланы и серебряные принадлежности для убранства стола,… столового и чайного белья на такое же количество персон,… парадные красные для лакеев и офисиантов ливреи с чулками».25 Князь также приказывает привезти в Архангельское оба его «мундира, две шляпы, шпагу, фрачный виц мундир»,26 а также «все ордена… и шифры ее сиятельства27 и орден Боварский».28 Кроме этого, он поручает своим людям передать из дворца на Мойке его тестю графу А.И. Рибопьеру драгоценные украшения для отправки их в Архангельское: «футляр… с бриллиантовой франжей и с ривьерой».29 Вскоре поступает указание управляющему его подмосковной усадьбой И.М. Лукьянову проявить максимум старания с тем, чтобы отыскать бюсты императора и императрицы, а также достать напрокат фарфор и хрусталь на 200 персон и договориться о приглашении оркестра, хора цыган, официантов и лакеев из Англицкого клуба и, наконец, обеспечить организацию фейерверка и приобретение фонарей (плошек) для иллюминации дворца и парка.30 В одном из подмосковных монастырей делается заказ на приобретение большого количества цветов. Князь также обеспокоен состоянием дороги на Тушино, по которой, возможно, император направится в Архангельское, и, в связи с этим, обращается с письмом к Московскому гражданскому губернатору Ф.П. Корнилову с просьбой «сделать Начальническое распоряжение о благовременном исправлении дороги и мостов,… чтобы при проезде государя императора не встретилось препятствий».31 Следует заметить, что просьбу князя учли. И к визиту Александра II, который состоялся 17 августа 1860 года, все было готово. Забегая вперед, следует отметить, что этот приезд был отмечен памятной колонной, поставленной в начале 1860-х годов. Подробности, связанные с ее изготовлением, установкой, а также текстом мемориальной доски, еще ждут своего исследователя. К этому времени в семье императора было уже шестеро сыновей, и о

29


судьбе романовской династии можно было не беспокоиться. Однако здоровье императрицы, женщины хрупкой от природы, было в значительной степени подорвано. Особенно врачи опасались за ее слабые легкие. К тому же сырой петербургский климат мог только способствовать развитию болезни. Во время прогулки по парку в Архангельском в этот солнечный день на исходе подмосковного лета императору, возможно, приходили в голову мысли о приобретении в этой живописной местности недалеко от Москвы красивого и благоустроенного имения, где его супруга Мария Александровна могла бы проводить каждое лето, вдыхая целебный воздух, наполненный ароматами цветущих лугов и соснового бора. Осуществлению этого намерения способствовал случай, когда граф Н.П. Игнатьев, зять владельца села Ильинского Л.М. Голицына, рассказал императрице о предполагаемой продаже этой усадьбы поблизости от Архангельского. Юридические формальности и финансовые расчеты в 1864 году были закончены (имение было куплено за 108 тысяч рублей серебром), и потребовался еще год для обновления бывшего графского дворца и устройства нового Ильинского шоссе на участке от Глухова до Павшина, а также строительства нового моста через Москву-реку. Начиная с сентября 1865 года, в течение следующих пяти лет императорская семья неоднократно приезжает в Ильинское. Вот как описывает один из авторов газеты «Московские ведомости» будни императорской семьи. «Ее жизнь здесь проходила без всякого внешнего шума. Особенных празднеств не было. Это был настоящий семейный отдых в обстановке тихой помещичьей жизни… Рано утром, часов в 7, император отправлялся гулять, почти всегда с великой княжной Марией Александровной32 или в парк перед дворцом, или в поле, или иногда и за реку в рощу, переходя для этого через Москву-реку по простым деревенским лавам. До завтрака государь работал в своем кабинете, вечером снова гулял в саду, или выезжал верхом, или в экипаже с государыней… По воскресеньям августейшие прихожане бывали у обедни в приходском храме,… а к обеду приезжали из Москвы… почетные гости».33 Об этой спокойной и размеренной жизни напоминает в одном из своих стихотворений известный в то время поэт К.Р. (великий князь Константин Константинович) (22): «Чтоб и умом и сердцем отдохнуть, Здесь в тишине безмолвной и привольной, Так мирно, так легко дышала грудь Среди родной приветливой природы.» Александр II, совершая прогулки по живописным окрестностям Ильинского, время от времени наносил визиты своим ближайшим соседям владельцам Архангельского, Никольского-Урюпина и Петровского. Государь, вероятно, помнил, как тридцать лет назад он впервые оказался в Петровском. И теперь вновь несколько раз с семьей он посетил эту гостеприимную голицынскую усадьбу. Они с удовольствием гуляли по парку, западной границей которого служил высокий обрыв над Истрой в том месте, где она впадает в Москву-реку. Это место называлось Зеленой горой. Здесь на самой высокой точке была поставлена беседка-ротонда, откуда открывались удивительные по красоте подмосковные дали. В память о посещении Петровского императорской семьей на одной из колонн беседки была установлена литая чугунная доска с соответствующей надписью: «1866 года июня 6-го дня Их Императорские Величества Государь Император Александр Николаевич с Государыней Императрицей Марией Александровной и Великими Князьями Сергеем и Павлом Александровичами и Великою Княжною Мариею Александровною изволили кушать вечерний чай в сей беседке»34 (23). Известно, что в великолепном доме Голицыных, построенном в начале XIX века в Петровском, был установлен бюст императора работы скульптора Н.А. Рамазанова (1815 – 1867).35 30


Ф. Крюгер. Портрет императора Николая I. 1852

Неизвестный художник. Портрет императора Александра II. 1870-80-е

Александр II не оставил без внимания и другую ближайшую усадьбу – Никольское-Урюпино, владельцами которой были потомки князя Николая Алексеевича Голицына, известного нам в качестве строителя Архангельского. Сохранились воспоминания священника Никольского храма Михаила Фивейского (24) о том, что еще в пору его детства в конце 1860-х годов (вероятно в 1869) он стал свидетелем двух посещений села и усадьбы НикольскоеУрюпино императором Александром II. В первый раз государь приезжал верхом фактически без свиты. Крестьяне, собравшиеся вдоль дороги и у церкви, ожидали его. Как дальше вспоминает отец Михаил: «Наконец, на «плотине» по дороге из барского сада показался Государь, ехавший верхом… Крестьяне прокричали «Ура!». Государь отдал честь… Александр II, увидев людей у церкви, свернул с дороги на тропинку, подъехал к ним и перемолвился словами с моим отцом, немного растерявшимся».36 Тут хотелось бы напомнить о том, как 200 лет назад его пращур царь Алексей Михайлович молился в этом храме. В следующий раз император приехал с женой Марией Александровной, двумя младшими сыновьями Сергеем и Павлом, а также дочерью Марией. Крестьянские дети бегали в господский парк смотреть на императорскую семью, которая прогуливалась по аллеям и пила чай с хозяйкой усадьбы Анной Николаевной Голицыной и ее сыновьями Николаем и Дмитрием (25)37. Но куда чаще Александр II в эти годы посещал своих соседей Юсуповых в Архангельском. Известно, что он побывал у них несколько раз, благо, что от Ильинского до Архангельского - рукой подать. Нужно заметить, что в 60-е годы в свою резиденцию в Ильинское Александр II ездил довольно часто. Особенно многим запомнилась его поездка в мае 1866 года. Императорский кортеж от Тверской заставы следовал по Волоколамской дороге до Павшина, а далее повернул на Ильинское шос31


се мимо известных всем нам селений, в том числе и Архангельского, где на пути его приветствовали крестьяне. Вот как описывается это событие на страницах газеты «Московские ведомости»: «Около села Архангельского, на протяжении 2-х верст шоссе уставлено было флагами. Впереди высилась триумфальная арка из зелени на лицевой стороне с надписью из цветов «Боже, Царя храни»(26), на противоположной стороне со сделанным из цветов вензелем Их Величества. Перед аркой стояли с хлебом-солью управляющий имением князя Юсупова и толпа крестьян, приветствовавших Государя громким «ура»… Государь позволил остановиться и милостиво принять хлеб-соль. При этом Их Величествам были поднесены изящно уложенные на блюде фрукты, а малолетний сын г. Лукьянова (управляющего) поднес Государыне императрице роскошный букет… На театре, выходящем совсем на шоссе, поставлен был весь в цветах бюст Государя императора; под ним написано: «Славься, славься, наш Русский Царь»… Вечером, когда стемнело, пущен был в Архангельском фейерверк».38 Не менее торжественный прием ждал императорскую семью и в Ильинском. По традиции в Ильинском всегда с большим размахом отмечали престольный праздник - Ильин день 20 июля (2 августа по н.с.). Особенно запомнился праздник 1869 года. Вот что писал репортер московской газеты: «В этот день храмового праздника… обширная Ильинская церковь вся наполнилась богомольцами. После литургии, на которой присутствовало все августейшее семейство, духовенство с крестом и святой водой обходило дворец и все строения. Потом были розданы подарки от Государыни императрицы всем работающим на ферме: мужчинам на рубахи, женщинам на сарафаны. На заливном лугу против дворца за рекой, где ежегодно в этот день бывает ярмарка, толпились около палаток со всякими сластями и разным мелочным товаром тысячи крестьян в праздничных платьях, и суетились ребятишки в ожидании начала праздника, который был устроен для них Высокими Владельцами Ильинского… На лужайке вдоль берега тянулись карусели для катания деревенских детей в тележках и на деревянных лошадях, перекидные качели, платформы, на которых акробаты и фокусники показывали народу чудеса силы и ловкости, кукольный театр, панорама и стереоскопы. Позднее пущен был большой воздушный шар и несколько маленьких. Полковой оркестр музыки и военные песенники, чередуясь, увеселяли народ до вечера. Деревенские дети и удальцы из взрослых лазили на высокие мачты добывать развешенные на них призы, состоявшие из сукна на поддевки, сапогов, тапок, кушаков и т.п… Скороходы из деревенских детей бегали взапуски в мешках и спешили потом к платформе, на которой помещались Высочайшие гости и особы, за получением призов и лакомств. Праздник был оживлен и вполне трезв… По возвращении во дворец гостям был предложен чай, перед дворцом в это время пел хор цыган Соколова. После 10 часов сожжен прекрасный фейерверк в трех отделениях, в котором особенно удались щиты с вензельным изображением имен Их Величеств, горевшие разноцветными огнями. Это было волшебное зрелище»…39 Императрица занималась в Ильинском и благотворительной деятельностью, следы которой можно отыскать и сегодня. Например, в селе сохранилось деревянное здание школы, небольшая больница, построенные на деньги августейшей семьи. В те же годы были открыты почтовое отделение и телеграф. Особым вниманием Марии Александровны пользовались молочная ферма, оранжереи и парк, куда был впервые подведен водопровод. 1869 год был последним, когда царская чета приезжала в Ильинское, хотя

32


их приезда здесь ожидали ежегодно. Мария Александровна скончалась в мае 1880 года, и по ее завещанию Ильинское передавалось в собственность одному из ее сыновей – великому князю Сергею Александровичу, который спустя несколько лет женится на немецкой принцессе Элле Гессен-Дармштадтской, получившей при крещении имя Елизаветы Федоровны. Вскоре после смерти императрицы в марте 1881 года Александр II был жестоко убит бомбой, брошенной народовольцем на Екатерининском канале в Петербурге. Его наследник император Александр III был далек от реформаторской деятельности своего отца, он не одобрял его образа жизни и страстной любви к княжне Е.М. Долгорукой (27), которая после смерти императрицы стала его морганатической женой. Новый император, помня о трагической судьбе своего отца, довольно редко выезжал из своей резиденции в Царском Селе, не так часто бывал в Москве и предпочитал проводить лето в Крыму, в Ливадии. Однако за тринадцать лет своего короткого царствования государь успел несколько раз побывать в Ильинском и посетить ряд ближайших имений. Так весной 1886 года он с семьей приезжает в Петровское, и владелец усадьбы князь А.М. Голицын (28) по старой традиции приглашает гостей совершить прогулку по парку и закончить ее в старинной беседке на Зеленой горе, там, где чуть более 20 лет назад его отец император Александр II пил чай и любовался видом живописных окрестностей. Этот визит также был отмечен памятной доской на одной из колонн беседки. Приводим полностью ее текст: «1886 года мая 17-го дня Государь Император Александр Александрович, Государыня Императрица Мария Федоровна с Наследником Цесаревичем Великим Князем Николаем Александровичем и с Великими Князьями Георгием, Алексеем, Сергеем и Павлом Александровичами и с Великой Княгиней Елизаветою Федоровною – изволили посетить Петровское, прогуливаться в бору и отдыхать в сей беседке».40 К сожалению, ни мемориальных досок, ни самой беседки не сохранилось. Но ее можно видеть на фотографии начала XX века. В этот приезд великий князь Сергей Александрович преподнес в дар местному храму икону явления Пресвятой Богородицы Преподобному Сергию и парадный портрет императрицы Марии Федоровны гостеприимным хозяевам.41 Вероятно, в начале 1890-х годов на стене упомянутого храма была установлена отлитая по заказу владельцев усадьбы мемориальная до��ка, с весьма подробными сведениями о посещавших Петровское царских особах: «Храм сей Успения Пресвятой Богородицы сооружен тщанием Боярина Князя Петра Ивановича Прозоровского и дщери его Княгини Анастасии Петровны Голицыной; начат закладкой 1684 года мая 18 дня и освящен 1688 года мая 15 числа Патриархом Иоакимом при лице Государя Царя Иоана Алексеевича и Государыни Царицы Прасковьи Федоровны, Царевны Софии Алексеевны и ее сестер. Посещаем был Государем Царем Петром Алексеевичем42, Государыней Императрицею Елизаветой Петровною 1749 года июля 12 дня, Государем Императором Александром Николаевичем с Государыней Императрицей Марией Александровною и Великой Княжною Марией Александровной 1865 года сентября 9-го дня. Государем Императором Александром Александровичем и Государыней Императрицей Мариею Федоровною, Наследником Цесаревичем Николаем Александровичем, Великими Князьями Георгием Александровичем и Владимиром, Алексеем, Сергеем и Павлом Александровичами и Великой Княгинею Елисаветою Федоровной 1886 года мая 17 дня. Королевою Эллинов Ольгой Константиновною и Великой Княгинею Александрой Георгиевною – 1891 года июля 10 дня».43 Два года спустя Александр III снова приезжает к своему младшему брату великому князю Сергею Александровичу в Ильинское. На этот раз отсюда

33


И.Н. Крамской. Портрет императора Александра III. 1886

В.А. Серов. Портрет императора Николая II. 1900

он едет с неофициальным визитом к Юсуповым в их усадьбу Архангельское. Однако сам повод для этой поездки, имевшей скорее личный характер, не предполагал никакого официального приема. Об этом можно судить по докладной записке управляющего в Петербургскую контору: «… сего 17 августа в три с половиной часа пополудни Его Императорское Величество Государь Император вместе с Августейшим сыном Великим князем Михаилом Александровичем и Великими князьями Алексеем Александровичем, Сергеем Александровичем и Павлом Александровичем и Великою княгиней Елизаветою Федоровною изволили осматривать дворец, театр, гулять в парке, а затем отбыли обратно в Ильинское в шесть с половиной часов пополудни».44 И хотя визит императорской фамилии носил частный характер, а владелец усадьбы князь Н.Б. Юсупов-младший при этом отсутствовал, августейших гостей принимала его дочь княгиня Зинаида Николаевна и ее муж граф Ф.Ф. Сумароков-Эльстон (29). Следуя традиции, еще одна памятная колонна вскоре была установлена в парке. Об этом визите свидетельствуют также автографы Александра III и членов его семьи, оставленные в Гостевой книге усадьбы 17 августа 1888 года.45 Думается, что наши читатели сразу заметили, что наследник престола великий князь Николай Александрович отсутствовал среди членов императорской семьи, приезжавшей в Архангельское. В это время цесаревич вместе со своей сестрой Ксенией и матерью императрицей Марией Федоровной отправились в австрийский курортный городок Гмунден в предгорьях Альп на озере Траунзе. Там императрица встречалась со своими сестрами.

34


Николай Александрович, став императором, приедет на коронацию в Москву, где будет устроено в его честь множество балов и приемов. Кто мог представить тогда, что она станет последней в истории дома Романовых. Празднества, начавшиеся в Москве в мае 1896 года, продолжались около трех недель и для царской четы оказались до крайности утомительными. Местом отдыха для них после этих торжеств стало подмосковное Ильинское, владельцем которого был дядя императора великий князь Сергей Александрович, а его жена Елизавета Федоровна приходилась старшей сестрой молодой императрице. Там собралась не только многочисленная романовская семья, но и целый ряд знатных русских и иностранных гостей. Судя по дневнику Николая II почти четыре недели, проведенные в Ильинском, были насыщены множеством разнообразных поездок и развлечений, в том числе катанием по Москве-реке, игрой в теннис, любительскими спектаклями, пикниками, прогулками и поездками верхом в окрестные села Архангельское, Петровское, Степановское, Никольское и селения на другом берегу Москвы-реки. Особый интерес вызывают приведенные в дневнике описания театральных спектаклей, устроенных для августейших особ и их гостей в соседнем Архангельском. На сцене старинного усадебного театра были представлены отрывки из классических опер в исполнении европейских знаменитостей. Сохранилась программа этого театрального праздника, состоявшегося 1 июня 1896 года, со вкусом оформленная художником И.Г. Крачковским. Она включала два отделения: в первом была представлена сцена из оперы известного итальянского композитора П. Масканьи «Сельская честь», а во втором – модная в то время опера французского композитора XIX века Л. Давида «Лала Рук», написанная им на сюжет древней индийской легенды. Впервые почти за восемьдесят лет со времени открытия театра на его сцене вместо предполагаемых когда-то «спектаклей декораций» было поставлено это красочное музыкальное действо. Среди зрителей, присутствовавших в тот вечер в зале, был и выдающийся русский живописец В.А. Серов (30), который в письме, отправленном на следующий день его жене, писал: «Сам театр старомодный, как на гравюрах, все по-домашнему, но очень чинно – ложа у нас была великолепная, вроде окна со стульями. Из нее (рядом со сценой боковая) сидящая царская фамилия была лучше, пожалуй, видна чем сцена. На сцене пели со старанием оперу «Лала Рук» - Мазини и Арнольдсон – и хорошо. Было очень красиво и стильно. Публика – ближайшие придворные, сравнительно немного. После театра фейерверк…»46 На этом праздник в Архангельском не закончился. В мемуарах М .В. Голицына (31), который жил по соседству в Петровском, и также оказался в числе приглашенных, мы находим такие строки: «… В начале лета 1896 года Николай II с женой после коронации жили… в Ильинском. Юсуповы устроили для них в Архангельском два вечера с приглашенными гостями – соседями, в том числе и мы все были… В театре Архангельского, находящегося около шоссе на Москву, оба раза были спектакли итальянской оперы. Были поставлены «Севильский цирюльник» и еще какая-то опера с участием всех тогдашних знаменитостей…»47. Однако благодаря записи в дневнике императора от 6-го июня, нам теперь точно известно, что, кроме этой оперы, на сцене был представлен четвертый акт из оперы «Риголетто». И вот еще одна деталь, которая запомнилась юному Голицыну: «… во время второго спектакля гости занимали первый ярус, а партер был превращен в клумбу цветов».48 Дальше он вспоминает: «После спектакля был на террасах против дома фейерверк, потом надолго танцы под модный тогда румынский оркестр, и ужин для всех приглашенных в нескольких комнатах. Мы, юные посетители, сидели, конечно, далеко от

35


главного стола, но и на нашем столе у каждого прибора под сменяющимися фарфоровыми тарелками была массивная тарелка чистого золота».49 Уже в знакомой нам Гостевой книге, одетой в сафьяновый переплет и украшенной серебряной надписью «Архангельское», на листе с пометой 1 июня 1896 года можно видеть собственноручные подписи «Николай, Александра» и далее следуют автографы близких и дальних родственников, в том числе членов ряда королевских фамилий Европы. Блистательный праздник в Архангельском, устроенный прежде всего для этих августейших особ, отличался не только богатством и изысканностью программы, он был еще идеально вписан в великолепный ансамбль этой парадной усадьбы. Следуя давней традиции, сложившейся еще при жизни князя Н.Б. Юсупова, его наследники в четвертом поколении решили установить в парке еще одну памятную колонну, которая свидетельствовала о благосклонном внимании нового императора к заслугам этой знатной фамилии на поприще государственной и общественной деятельности. Разработка проекта была поручена архитектору Н.В. Султанову (32), который в те годы исполнял целый ряд работ по заказу Юсуповых в их московском доме, а также в Архангельском. Мраморная колонна и гранитный пьедестал были изготовлены в Москве в известной мастерской М.Д. Кутырина50 (33), а бронзовый орел, который венчал колонну, и мемориальная доска были заказаны в Петербурге. Этот монумент был установлен в 1899 году, и теперь любой из гостей, приезжавших в усадьбу, мог прочесть следующие строки «Их Императорские Величества Государь Император Николай Александрович и Государыня Императрица Александра Федоровна в сопровождении Их Императорских Высочеств: Московского Генерал-Губернатора Великого Князя Сергея Александровича и Великой Княгини Елизаветы Федоровны, Великого Князя Павла Александровича, Великой Княгини Марии Александровны, Герцогини Кобург-Готской с Наследным Принцем Кобург-Готским Альфредом и Принцессой Беатрисой, Великого Герцога Гессенского с Супругою, Наследника Румынского Престола и Наследной Принцессы Румынской, Принца Людвига и Принцессы Виктории Баттенбергских изволили осчастливить своим посещением владельцев села Архангельского 1-го и 6-го Июня 1896 года».51 Этот памятный знак, воздвигнутый на южной границе большого партера, фактически стал символом новой эпохи - прихода ХХ столетия. Оно начиналось для Российской империи не��дачей в русско-японской войне, революцией 1905-1907 годов, «Манифестом о свободах», подписанным императором, учреждением Государственной думы, реформаторской деятельностью А.Н. Столыпина (34) и явным ростом экономики страны. Все эти предвоенные времена, как известно, завершились празднованием 300-летия дома Романовых в 1913 году. До гибели династии оставалось чуть более четырех лет. Первая мировая война, февральская революция 1917 года, отречение императора и приход к власти большевиков знаменовали конец российской монархии. Трагическая судьба царской семьи и других членов императорской фамилии читателю хорошо известна. К сожалению, незавидная судьба была уготована и памятным колоннам, установленным на центральной оси большого партера в честь императоров Александра II и Николая II. И здесь невольно ощущаешь какую-то мистическую связь между недошедшими до нас мраморными колоннами, когда вспоминаешь, как 1-го марта 1881 года тринадцатилетнего Николая привели в кабинет, чтобы проститься с умирающим от ран его славным дедом. Он запомнит этот день навсегда. Тридцать семь лет спустя бывший император с семьей будет мучительно умирать в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге. Так была поставлена последняя точка в истории романовской династии.

36


Более семидесяти лет спустя в новой России на знаменах вновь появляется двуглавый орел, возвращаются исторические имена городам и множеству улиц, появляется военная академия имени Петра Великого и кадетские корпуса. Наконец останки царской семьи находят последнее упокоение в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Видимо, пришло время подумать и о том, что настала пора, ради сохранения исторической памяти, вернуть в Архангельское утраченные колонны в честь царя-освободителя Александра II52 и его внука Николая, причисленного к лику священномучеников.

37


1. Назарет – город в Палестине, где родился Иисус. 2. Смотри портрет царя Алексея Михайловича и портреты других царствовавших особ, посетивших позднее ряд мест на территории современного Красногорского района, а также хронологическую таблицу. 3. ГМУА, Ф. 2, Д. 239, Л. 1, 1об. 4. Цит. по книге Е.Н. Мачульского «Красногорская земля». М. 2004. С.40 . 5. Камер-фурьерский журнал 1797 г. апрель – июнь, СПб. 1897. С. 102 – 106. 6. Крючкова М.А., Парушева В.Г. «Русский Версаль. Усадьбы князей Голицыных Архангельское и Никольское-Урюпино.». М, 2012. С. 89. 7. Журнал «Вестник Европы». 1803. Ч. 10. № 16. С. 282. 8. «Московские ведомости» № 66 от 16.08.1816 г. С. 1433 – 1434. 9. «Московские ведомости» №69 от 26.08.1816 г. С. 1493 – 1494. 10. Перевод с французского члена клуба любителей истории Архангельского А.Г.Малютина. 11. Яшина О.Н., Доценко И.И.«Саввино-Сторожевский монастырь близ Звенигорода». М. 2009. С. 219. 12. Перевод с французского члена клуба любителей истории Архангельского А.Г. Малютина. 13. «Московские ведомости» № 47 от 12.06.1818. С. 1370-1372. 14. В.И. Иванова. «Первый праздник в Архангельском. Палитра. Опыт. Итоги». М. 2008. С. 17. 15. В.И. Иванова. «Первый праздник в Архангельском. Палитра. Опыт. Итоги». М. 2008. С. 24. 16. Н.К. Шильдер. «Николай I. Его жизнь и царствование». М. 2010. С. 189. 17. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 9. Ед. хр. 2. Л. 1-1 об. 18. Там же. Л. 1 об. 19. Н.К. Шильдер. «Николай I. Его жизнь и царствование». М. 2010. С. 198. 20 .Там же. С. 198. 21. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 9. Ед. хр. 2. Л. 1об. 22. Перевод с французского члена клуба любителей истории Архангельского А.Г.Малютина. 23. «Московские ведомости» № 63 от 07.08.1837. С. 455-456. 24. М.М. Голицын. «Петровское». СПб. 1912. С. 94. 25 .РГАДА. Ф. 1290. Оп. 2. Ч. I. Д. 1698. Л. 68. 26. То же. Л. 69. 27. Речь идет о супруге князя Т.А. Рибопьер, ранее бывшей фрейлиной и носившей соответствующий знак (шифр). 28. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 2. Ч. I. Д. 1698. Л. 69. 29. То же. 30. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 2. Ч. I. Д. 1694. Л. 17. 31. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 2. Ч. I. Д. 1698. Л. 71. 32. Мария Александровна – дочь императора Александра II. 33. «Московские ведомости» № 148 за 1 июля 1896 г. 34. М.М. Голицын. «Петровское». СПб. 1912. С. 85. 35. М.М. Голицын. «Петровское». СПб. 1912. С. 94. 36. Из материалов Т.В. Анчуговой «Следы былого». «Красногорье». № 4. 2000. С. 37, 38. 37 .То же. С. 38. 38. «Московские ведомости» № 108, 28 мая 1866 г. 39. «Московские ведомости» № 160, 22 июля 1869 г. 40. М.М. Голицын. «Петровское». СПб. 1912. С. 86. 41. Там же. С. 87. 42. Этот факт не находит документального подтверждения. 43. М.М. Голицын. «Петровское». СПб. 1912. С. 71. 44. РГАДА.Ф. 1290. Оп. 6. Д. 486. С. 113 – 113 об. 45. О.В.Мачугина. «Гостевая книга. Записи 1884-1891 годов». Архангельское. Материалы и исследования. Часть I. 2011. С. 213. 46. «Валентин Серов в воспоминаниях, дневниках и переписке современников». Л. 1971. 47. М.В. Голицын. «Мои воспоминания 1873 – 1917». М. 2007. С. 596. 48.Там же. 49. М.В. Голицын. «Мои воспоминания 1873 – 1917». М. 2007. С. 596.

38


50. В этой же мастерской был исполнен памятник А.С. Пушкину, установленный в Архангельском в 1903 г. 51. Ю.Р. Савельев. «Н.В. Султанов – архитектор Юсуповых». Русская усадьба. Выпуск 9(25). М. 2003. С. 366. 52. Как известно, в 2000 году в Москве поблизости от Кремля был установлен памятник императору Александру II.

39


Приложение

Хронологическая таблица посещений царскими особами дома Романовых памятных мест на территории современного Красногорского района в XVII – XIX вв. № п/ п

Имена царских особ

Дата

Места посещения, владельцы

1

Царь Алексей Михайлович с царевичем Федором Алексеевичем.

1670-е годы

С. Никольское-Урюпино, Никольская церковь, усадьба кн. Я.Н. Одоевского.

2

Царь Иоан Алексеевич, царица Прасковья Федоровна, царевна (правительница) Софья Алексеевна.

15 мая 1688 г.

С. Петровское, Успенская церковь, усадьба кн. Прозоровских.

Императрица Елизавета.

12 июля 1749 г.

С. Петровское, усадьба кн. Ф.И. Голицына.

Императрица Елизавета.

15-16 июля 1749 г.

С. Чернево, путевой монастырский дворец.

Императрица Елизавета.

18-23 июля 1753 г.

С. Чернево, путевой монастырский дворец.

3 4 5 6

Императрица Екатерина II.

2 мая 1763 г.

С. Знаменское-Губайлово, усадьба кн. В.М. Долгорукова.

7

Императрица Екатерина II.

2-3 мая 1763 г.

С. Чернево, новый путевой дворец.

8

Императрица Екатерина II.

5 мая 1763 г.

С. Чернево, новый путевой дворец.

9

Император Павел I.

18 апреля 1797 г.

С. Архангельское, усадьба кн. Н.А. Голицына.

10

Император Александр I.

24 августа 1816 г.

С. Архангельское, усадьба кн. Н.Б. Юсупова.

11

Императрица Елизавета Алексеевна, вдовствующая императрица Мария Федоровна.

14 мая 1818 г.

С. Архангельское, усадьба кн. Н.Б. Юсупова.

Императрица Елизавета Алексеевна.

29 мая 1818 г.

С. Ильинское, усадьба гр. А.И. Остерман-Толстого.

Императрица Елизавета Алексеевна.

29 мая 1818 г.

С. Петровское, усадьба кн. Ф.Н. Голицына.

14

Император Александр I, императрица Елизавета Алексеевна.

8 июня. 1818 г.

С. Архангельское, усадьба кн. Н.Б. Юсупова.

15

Император Николай I, императрица Александра Федоровна.

30 сентября 1826 г.

С. Архангельское, усадьба кн. Н.Б. Юсупова.

16

Цесаревич Александр Николаевич.

30 июля 1837 г.

С. Петровское, усадьба кн. М.Ф. Голицына.

17

Император Александр II.

17 августа 1860 г.

С. Архангельское, усадьба кн. Н.Б. Юсупова- младшего.

16 августа 1864 г.

С. Ильинское, императорская усадьба.

12 13

18

40

Император Александр II.


19

Император Александр II, цесаревич Александр Александрович.

18 августа 1865 г.

С. Ильинское, императорская усадьба.

20

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

1–19 сентября 1865 г.

С. Ильинское, императорская усадьба.

21

Цесаревич Александр Александрович.

7-9 сентября 1865 г.

С. Ильинское, императорская усадьба.

23

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

9 сентября 1865 г.

С. Петровское, усадьба кн. М.Ф. Голицына.

24

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

Сентябрь 1865 г.

С. Архангельское, усадьба кн. Н.Б. Юсупова- младшего.

25

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

27 мая – 3 июля 1866 г.

С. Ильинское, императорская усадьба.

26

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

6 июня 1866 г.

С. Петровское, усадьба кн. М.Ф. Голицына.

27

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

Июнь 1866 г. (дважды)

С. Архангельское, усадьба кн. Н.Б. Юсупова- младшего.

28

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

11 июня – 27 июля 1869 г.

С. Ильинское, императорская усадьба.

29

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

Лето 1869 г.

С. Петровское, усадьба кн. М.Ф. Голицына.

30

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

Лето 1869 г. (дважды)

С. Никольское-Урюпино, усадьба кн. А.Н. Голицыной.

31

Император Александр II, императрица Мария Александровна.

Лето 1869 г.

С. Архангельское, усадьба кн. Н.Б. Юсупова-младшего.

32

Цесаревич Александр Александрович с супругой Марией Федоровной.

11 июля 1869 г.

С. Ильинское, императорская усадьба.

33

Император Александр III, императрица Мария Федоровна, цесаревич Николай Александрович.

Май 1886 г.

С. Ильинское, усадьба вел. кн. Сергея Александровича.

34

Император Александр III, императрица Мария Федоровна, цесаревич Николай Александрович.

17 мая 1886 г.

С. Петровское, усадьба кн. А.М. Голицына.

17 августа 1888 г.

С. Архангельское, усадьба кн. Н.Б. Юсупова-младшего.

35

Император Александр III.

36

Император Николай II, императрица Александра Федоровна

С. Ильинское, 1 – 22 июня усадьба вел. кн. Сергея Александро1896 г. вича.

37

Император Николай II, императрица Александра Федоровна

1 и 6 июня 1896 г.

С. Архангельское, усадьба кн. З.Н. Юсуповой, гр. Сумароковой-Эльстон.

41


ПРИМЕЧАНИЯ (1) «Триодь постная» - богослужебная книга, содержащая в себе мол��твословия на дни

Великого поста до Великой субботы включительно. (2) Вот что пишет об освящении этой церкви М.М.Голицын, цитируя документ того времени: «В 1688 году мая 12 дня Светлейший Патриарх Иоаким вошел в свое село (Дмитровское) и оттуда в 14 день мая на освящение церкви в вотчину к боярину Петру Ивановичу Прозоровскому. А светили в 15 число. И благочестивейший Царь Иоан Алексеевич был с Царицею Прасковьей Федоровною и Царевной Софиею с сестрами. А со Святейшим были Архимандриды – Савинский и Воскресенский. Причт села Петровского при освещении церкви: священник Никита Федоров, дьячки Василий Федоров, Тимофей Никитин… Отобедав в усадебном доме царская семья убыла в Москву и к вечеру изволила прибыть в столицу», - добавляет автор в своем очерке «Петровское»,Спб, 1912. Другой родственник этой семьи С.М.Голицын в своих мемуарах «Записки уцелевшего», М. 2006 вспоминает: «В церкви находилась Тихвинская икона Божьей Матери начала XVII века – моление князя Семена Васильевича Прозоровского, воеводы царя Михаила Федоровича, который возил ее с собой в походы и в день праздника иконы 26 июня победил шведов. С тех пор во всех имениях, перешедших к Голицыным от Прозоровских, этот день отмечался как престольный праздник. А древняя икона сейчас неизвестно где…» (3) Голицын Федор Иванович (1700-1759), князь, сын Ивана Алексеевича Голицына (16581729) и Анастасии Петровны Голицыной, урожденной Прозоровской (1665-1729), капитан Бутырского полка, находясь в отставке, получил чин бригадира, а затем генерал-майора. В 1729 - 1759 г.г. владелец села Петровское. (4) К 1748 году состояние храма Воскресения Господня становится плачевным. Разрушилась уже не только ротонда, но и крестовая часть храма. Предстояли большие восстановительные и ремонтные работы. Покровительство Елизаветы Петровны коренным образом изменило ситуацию. Уже в 1749 г. в Воскресенском соборе освящаются новые приделы, устроенные по желанию императрицы. Елизавета Петровна четырежды посещает Новый Иерусалим и повелевает отпустить 30 000 рублей на приведение храма и шатра в «надлежащее состояние». В 1759 г. по проекту архитектора Б.Растрелли было завершено сооружение деревянного шатра над ротондой Живоносного Гроба Господня. Отдавая дань участию императрицы в восстановлении Воскресенского собора под его главой появилась еще одна строка, начертанная золотом: «От 1749 по 1759 лето благочестивейшая императрица Елизавета Петровна возобнови» (см. Г.М.Зеленская, «Новый Иерусалим», М, 2003). (5) Долгоруков Василий Михайлович (1722-1782), князь, генерал-аншеф, московский генералгубернатор (1780-1782). Во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. командовал армией, разбившей войска Крымского хана. В качестве награды получил к своей фамилии титул «Крымский». В конце 1770-х гг. приступил к строительству нового дворцово-паркового ансамбля в своей усадьбе Знаменское-Губайлово. (6) В современной краеведческой литературе нередко можно встретить сведения о том, что Екатерина II приезжала в село Губайлово-Знаменское в конце 1773 г. и присутствовала при освящении храма Знамения Пресвятой Богородицы. Об этом якобы свидетельствует запись, сделанная в одном из церковных документов, которая гласит: «Церковь каменного здания храма Знамения Пресвятой Богородицы освящена 1773 года декабря в 21 день при державе благочестивейшей, самодержавнейшей, Великия государыни императрицы Екатерины Алексеевны»… Эту запись однозначно следует толковать, как «не в присутствии», а «в период правления» императрицы. (7) Голицын Николай Алексеевич (1751-1809), князь, шталмейстер, тайный советник, сенатор, член Комитета по зрелищам и музыке, внук «верховника» Дмитрия Михайловича Голицына, владелец и строитель усадеб Архангельское и Никольское-Урюпино. (8) Московский Слободской дворец – здание, пожалованное князю А.А. Безбородко Екатериной

42


II и в 1787 г. перестроенное по проекту архитектора Д. Кваренги. Дворец был приобретен Павлом I и переименован в Слободской. С конца 1820-х годов здесь располагалось Ремесленное заведение Воспитального дома, позже переименованное в Высшее техническое училище (ныне Российский технический университет). (9) Юсупов Николай Борисович (1751-1831), князь, известный государственный деятель, дипломат, любитель искусств, коллекционер, владелец ряда мануфактур. Директор Императорских театров, директор Эрмитажа, руководил императорскими стекольным и фарфоровым заводами, шпалерной мануфактурой, сенатор, действительный тайный советник, министр Департамента уделов, член Государственного совета, главноуправляющий Экспедицией кремлевского строения и Оружейной палаты. Кавалер почти всех орденов Российской империи. Владелец усадьбы Архангельское (с 1810). (10) Мариинская больница - больница для бедных в Москве на Божедомке (ныне ул. Достоевского), построена в 1806 г. на средства Московского присутствия Опекунского совета учреждений императрицы Марии Федоровны (в настоящее время в здании больницы размещается Институт туберкулеза). (11) Воспитальный (Воспитательный) дом – основан в Москве в 1764 г. по инициативе И.И. Бецкого (1704-1795) – видного деятеля Российского просвещения, как благотворительное закрытое учебно-воспитательное учреждение для сирот, подкидышей и беспризорников. Комплекс зданий начал возводиться по проекту архитектора К. Бланка. В 1767 году завершилось строительство первой очереди (западный «квадрат»). В настоящее время в здании находится Военная академия им. Петра Великого. (12) Екатерининский институт – институт благородных девиц, одно из первых женских учебных заведений в России. Основан в 1802 г. по инициативе Марии Федоровны, вдовствующей императрицы, супруги императора Павла I. В настоящее время – «Культурный центр Вооруженных сил РФ». Александровский институт – создан в 1804 г. при Московском Екатерининском институте благородных девиц как отделение для девиц недворянских сословий. В настоящее время в здании находится Институт туберкулеза. (13) Волконский Петр Михайлович (1776-1852), светлейший князь, русский военный деятель, видный придворный, участник войны 1812 г., генерал-фельдмаршал (1814), министр Императорского двора и уделов (1826-1852). Владелец усадьбы Суханово. (14) Пенно Карл Сильвестер – итальянский скульптор, владелец мраморной мастерской в Москве в начале XIX века. (15) Пьетро де Готтардо Гонзага (1751-1831), итальянский художник, архитектор, теоретик искусства, художник-декоратор императорских театров в России. (16) Головинский дворец (он же Екатерининский дворец, Екатерининские казармы) – дворцово-парковый комплекс в Москве, построенный для Екатерины II. Ныне в здании располагается Военная академия. (17) Король Прусский – Фридрих Вильгельм III (1770-1840), с 1797 г. правящий монарх. Принц Прусский (1795-1861), сын короля Фридриха-Вильгельма III, с 1840 г. - прусский король Фридрих Вильгельм IV. Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина Прусская (1798-1860), дочь короля Фридриха-Вильгельма III, жена императора Николая I, в православии Александра Федоровна. (18) Разумовская Мария Григорьевна – урожденная Вяземская (1772-1865), княгиня, во втором браке замужем за князем Львом Кирилловичем Разумовским (1757-1818). (19) Кампиони Сантин Петрович (1774-1847), из династии итальянских скульпторов работавших в России. В 1794 г. основал в Москве мраморную мастерскую. (20) Голицын Михаил Федорович (1800-1873), князь, полковник, шталмейстер, предводитель дворянства Богородского и Звенигородского уездов Московской губернии, попечитель и главный директор Московской Голицынской больницы. Владелец усадьбы Петровское (18351873). (21) Юсупов Николай Борисович-младший (1827-1891), князь, государственный деятель,

43


вице-директор Публичной библиотеки в Петербурге, внук Н.Б. Юсупова-старшего. (22) Романов Константин Константинович (1858-1915), великий князь, генерал от инфантерии, генерал-инспектор Военных учебных заведений, президент Императорской Санкт-Петербургской академии наук, поэт и драматург, поэтический псевдоним К.Р. (23) Какие удивительные повороты делает река времен. Сто лет спустя, в этих местах жил фактически в ссылке бывший шахтер, а затем видный партийный деятель и, наконец, первый секретарь ЦК КПСС и Председатель Совета Министров СССР, активный реформатор Н.С. Хрущев (1894-1971). (24) Фивейский Михаил Павлович (1856-1919), священник, сын священника Никольского храма с. Урюпино, окончил Московскую духовную академию, служил в ряде московских храмов. (25) Голицына Анна Николаевна, урожденная княжна Вяземская (1796-1873), княгиня, жена князя М.Н. Голицына. Голицын Николай Михайлович (1820-1885), князь, сенатор, сын М.Н. Голицына и А.Н. Голицыной, владелец Никольского-Урюпино. Голицын Дмитрий Михайлович (1827-1895), князь, ротмистр, получивший прозвище «Митридат», сын М.Н. Голицына и А.Н. Голицыной. (26) Эти слова из российского гимна с 1866 г. обретают для дома Романовых конкретный, можно сказать, трагический смысл, ибо незадолго до этой поездки в Ильинское на императора в Санкт-Петербурге было совершено первое покушение. К счастью, все обошлось. Но в дальнейшем их будет еще шесть. (27) Долгорукая Екатерина Михайловна (1847-1922), княжна, с 1880 г. светлейшая княгиня Юрьевская, морганатическая супруга императора Александра II. (28) Голицын Александр Михайлович (1838-1919), князь, учился в Петербургском университете, коллежский советник, церемониймейстер, предводитель дворянства Звенигородского уезда Московской губернии, последний владелец усадьбы Петровское (с 1873 по 1917 г.г.). (29) Сумароков-Эльстон Феликс Феликсович (1856-1928), граф, генерал-адъютант, Московский генерал-губернатор (май-сентябрь 1915 г.), муж княгини З.Н. Юсуповой. После смерти ее отца князя Н.Б. Юсупова-мл. в 1891 г. получил право именоваться князем. В 1919 г. вместе с семьей эмигрировал. Жил и скончался в Риме в 1928 г. (30) Серов Валентин Александрович (1865-1911), выдающийся русский художник и график, портретист. В начале 900-х г.г. создал цикл портретов семьи Юсуповых. (31) Голицын Михаил Владимирович (1873-1942), князь, земский и общественный деятель дореволюционной России, автор мемуаров «Мои воспоминания. (1873-1917)», написанных в эмиграции. (32) Султанов Николай Владимирович (1850-1908), видный архитектор и реставратор. Одно время состоял на службе у графа С.Д. Шереметева, выполнял заказы князей Юсуповых, Воронцовых-Дашковых и др. Автор проекта Пушкинской аллеи и решетки ворот парадного двора в усадьбе Архангельское. Подготовил проект реставрации Московского дворца Юсуповых в Большом Харитоньевском переулке. (33) Кутырин Михаил Дмитриевич (1855-1923), владелец известной московской мастерской скульптурных и строительно-отделочных работ. Для Архангельского в его мастерской были изготовлены памятная колонна в честь императора Николая II и бюст А.С. Пушкина. (34) Столыпин Аркадий Дмитриевич (1862-1911), государственный деятель Российской империи, реформатор. В разные годы занимал посты уездного предводителя дворянства в Ковно (Каунас), губернатора ряда губерний, министра внутренних дел и премьер-министра. Автор известной аграрной реформы. Убит в Киеве студентом Д. Багровым.

44


29


Свидетели истории В

июле этого года исполнилось 1025 лет крещения Руси. С принятием христианства уже в первой половине XI века с помощью византийских мастеров начинают строиться православные храмы – Софийский собор в Киеве и одноименный храм в Новгороде, которые сохранились до наших дней. Столетие спустя известный ростово-суздальский князь Юрий Долгорукий приказывает построить храмы в окрестностях своей столицы Суздаля – в Кидекше, а также в городе Переславле-Залесском. Его сын Андрей Боголюбский в 60-е годы XII века воздвигает знаменитый Успенский собор во Владимире и храм Покрова на Нерли, а его брат и наследник Всеволод Большое гнездо на рубеже XIII века Дмитровский и Георгиевский соборы.

Церковь Михаила Архангела в Архангельском. Каменных дел мастер П.С.Потехин (1624 - после 1691). 60-е годы XVII века Батыево нашествие и 200-летнее господство Орды, когда были разграблены и уничтожены многие русские города, сковало каменное строительство на Руси. Но уже спустя два десятилетия после победы на Куликовом поле начинается новый подъем русской культуры, и в начале XV века Московскую землю украшают Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря, Успенский собор на Городке и Рождественский собор Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде. Тогда же строится Спасский собор Спасо-Андроникова монастыря в Москве на Яузе.

56


Особая страница храмового строительства связана с сооружением Кремлевских соборов в конце XV-начале XVI века. XVI столетие – это расцвет храмового строительства. Появляются так называемые шатровые храмы – церковь Вознесения в Коломенском, а также такой удивительный шедевр, как Покровский собор на Рву – церковь Василия Блаженного на Красной площади. Одновременно строится ряд крупных соборов в городах и в монастырских обителях. XVII век начался на Руси как период смутного времени. Но уже полвека спустя, когда Московское государство поднимается во весь рост, в богатых подмосковных вотчинах, вместо существовавших прежде деревянных храмов, начали строить каменные церкви. Стоит напомнить, что когда-то деревянные храмы были построены в Павшине, Архангельском, Петровском (Петрово-Дальнем), Дмитровском и ряде других сел.

Церковь Николая Чудотворца в Никольском-Урюпине. Каменных дел мастер П.С.Потехин (1624 - после 1691). 60-е годы XVII века В 60-е годы XVII века во владениях князей Одоевских каменные церкви строятся в Архангельском и Никольском-Урюпине. Чуть позднее, появляются такого рода строения в Петровском и Дмитровском. Особой изысканностью и замечательно декоративным украшением стен цветными изразцами отличалась церковь в Урюпине. Такого рода древнерусская архитектура именовалась узорочьем. В настоящее время с XVII века на территории района сохранилось три каменных храма: церковь Михаила Архангела в Архангельском, церковь Николая Чудотворца в Никольском-Урюпине и, наконец, церковь Димитрия Солунского в Дмитровском. Начало XVIII столетия и первая половина этого века связаны в русской архитектуре с эпохой барокко. Образцом такого рода постройки может служить церковь Ильи Пророка в селе Ильинском, построенная в 1736 году, и хотя позже она перестраивалась, храм сохранил свои барочные формы. На смену барокко во второй половине XVIII столетия приходит архитекту57


Церковь Димитрия Солунского в Дмитровском. 1689 ра русского классицизма. Примером такой храмовой постройки могла бы служить Никольская церковь в Павшине (1821), украшенная куполом и колоннами-портиками. К сожалению, закрытая в середине 1930-х годов, она пока находится в руинированном состоянии и этот памятник позднего классицизма ждет своих реставраторов. Вторая половина XIX века в истории архитектуры связана с так называемыми поисками стиля. В моду входит подражание древнерусским храмам XVII века. К этому времени можно отнести не сохранившуюся Покровскую церковь в Нахабине и небольшой зимний храм в честь иконы Боголюбской Божьей Матери в Павшине, построенный в 1866 году. 58


На рубеже XIX и XX столетий целый ряд обветшавших старинных храмов были разобраны и на их месте выстроены новые. Среди них Успенская церковь в Черневе (1896), Знаменская церковь в Губайлове (1905) и, наконец, Никольская церковь в Ангелове, в облике которой уже просматриваются черты архитектуры модерна.

Церковь Ильи Пророка в Ильинском. Архитектор А.П.Евлашев (1706 -1760). 1736 В 1930-е годы большинство храмов, за исключением церквей в Павшине и Дмитровском, на территории района были закрыты и использовались как

59


склады, общежития, мастерские и тому подобное. Несколько из них вообще были уничтожены. В начале 1990-х годов церковные здания вновь передаются Московской патриархии и после многих лет запустения, после ремонтов и реставраций вновь возвращаются к своей исконной жизни. Почти в то же время начинают строиться и новые храмы, в том числе и Елизаветинская церковь в Опалихе, небольшой храм в честь Луки Симферопольского на территории госпиталя имени А.А.Вишневского и еще несколько церквей и часовен.

Церковь Успения Богородицы в Черневе. Архитектор Н.И.Какорин (1869 - ?). 1896

60


Церковь Знамения Иконы Божией Матери в Губайлове. Архитектор В.П.Десятов (1859 - ?). 1905

Церковь Николая Чудотворца в Ангелове. Архитектор М.Е.Приемышев (1869 1940). 1912

Церковь Преподобномученицы Елисаветы Феодоровны в Опалихе. Архитектор А.Н.Оболенский. 2002

61


Церковь Преподобного Луки Симферопольского в госпитале им. А.А.Вишневского. 2007 Предлагаем вниманию наших читателей фотографии ряда храмов Красногорского района, мастерски сделанные нашим земляком П.Т.Левицким. 62


КРАСНОГОРСКИЙ РАЙОН: НАЧАЛО ПУТИ (Продолжение. Начало в №16)

В

2012 году, когда отмечалось 80-летие нашего района, в предыдущем номере альманаха началась публикация «Отчета Красногорского районного исполнительного комитета советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов с 1931 г. по 1934 г. 2-му районному съезду Советов». В очередном выпуске «Красногорья» мы завершаем ознакомление наших читателей с этим достаточно ярким документом эпохи первых пятилеток. Все это позволяет нам теперь, глядя на эту, казалось бы, сухую статистику, сравнить и увидеть путь, который прошел Красногорский район за минувшие десятилетия. Нам кажется, что это очень интересно. VI. НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ Деятельность Райисполкома в области народного образования определялась решениями партии и правительства о введении начального и семилетнего всеобщего обучения, решениями ЦК ВКП(б) о школе, борьбой за качественное улучшение работы школ, детсадов и детплощадок, развертыванием политпросветработы и задачами окончания ликвидации неграмотности и малограмотности взрослого населения. Конкретные результаты деятельности РОНО характеризуются следующим: 1.Сеть школ: 1932 г. – 31, 1933 г. – 35, 1934 г. – 36. 2.Контингент учащихся: 1932 г. – 4989, 1933 г. – 7544, 1934 г. – 11259. 3.Охват детей коммунистическим движением, число октябрят, пионеров и комсомольцев: 1932 г. – 1761, 1933 г. – 3565, 1934 г. – 5785. 4.Число педагогов, в том числе рабочих: 1932 г. – 27, 1933 г. – 42, 1934 г. – 48; крестьян: 1932 г. – 73, 1933 г. – 88, 1934 г. – 112; служащих: 1932 г. – 55, 1933 г. – 84, 1934 г. – 98; прочих: 1932 г. – 56, 1933 г. – 43, 1934 г. – 43. 5.Образовательный ценз учительства. С высшим образованием: 1932 г. – 24, 1933 г. – 36, 1934 г. – 56; неполным высшим: 1932 г. – 13, 1933 г. – 14, 1934 г. – 27; среднее: 1932 г. – 174, 1933 г. – 206, 1934 г. – 208; краткосрочные курсы: 1932 г. – нет, 1933 г. – 4, 1934 г. – 10.

64


1. Всеобуч С 1931 г. в районе построены 6 новых школ: П��вшинская, Пенягинская, Химкинская, Ангеловская, Вашутинская и Тушинская. В 1934 г. будет достроена вторая школа в Тушино. Организовано, в приспособленных помещениях, две новых школы — Павшиностроевская и Гореносовская. Кроме того значительно расширены Красногорская образцовая средняя школа, Николо-Всехсвятская, Спасская и Петрово-Дальневская. Всего по всем школам района открыто вновь 42 класса — 23 по начальной, 19 по средней и неполной средней. Однако, несмотря на значительный объем проведенного школьного строительства, всё же до сего времени район совершенно недостаточно обеспечен школьными зданиями. Действительно, если считать максимально допустимую вместимость 1-го класса в 40 чел., то окажется, что вновь открытые классы при двухсменных занятиях обеспечивают 3260 чел. Всего же за отчетный период контингент учащихся возрос на 6270 чел. Таким образом почти 3 тысячи учеников размещены за счет несоблюдения санитарной нормы. Нагрузка на 1 учителя до 50 чел. и разбросанность классных комнат в различных помещениях в Красногорском районе частое явление. Это целиком объясняется чрезмерно быстрым ростом контингента учащихся, неразрывно связанным с общим развитием района, в частности притоком за отчетный период свыше 7500 рабочих в промышленность и до 10000 строителей на новостройки, а также введением в 1932/33 уч. году всеобщего обучения. Б. Контингент учащихся В 1932 г. всего в районе было 4989 учащихся, в 1933 г. — 7544, а в 1934 г. контингент возрос до 11259 ч., что составляет 225,6% к 1932 г. и 149,2% к 1933 г. Вместе с тем возрос охват детей коммунистическим движением. В 1932 г. октябрят, пионеров и комсомольцев из числа учащихся было 1761 чел., а в 1934 г. стало 5785 чел., что увеличивает охват с 35,3% до 51,4%. Этот рост является одним из характерных показателей роста культуры трудящихся масс. В. Кадры За отчетный период значительно улучшился социальный состав учительства при одновременном количественном и качественном росте. Так в 1932 г. число педагогов по происхождению из рабочих и крестьян составляло 100 чел. или 47,3%, а в 1934 г. 160 ч. или 53,1%. Учителей с высшим образованием в 1932 г. было 11,3%, а в 1934 г. 18,6%. Втянуто в систему заочного обучения 30 учителей. Г. Ход всеобуча За отчетный период район неплохо справлялся с проведением всеобуча. Все школы района учебный год начинали своевременно и к началу учебы имели твердые расписания. Успеваемость учащихся поднимается — в 1933 г. она составляла в среднем 89% и за I четверть 1934 г. — 92%. Снабжение школ учебниками, учебными пособиями и письменными принадлежностями проходило также удовлетворительно. Приобретено учебников в 1931 г. на сумму 18000 руб., в 1932 г. – 28000 , в 1933 г. – 32000, в 1934 г. – 46000. Кроме того, в 1933 г. на учебные пособия было затрачено 52000 руб. и в 1934 г. — 70000 руб. Начальные школы снабжены учебниками на 80%, средние школы на 85%.

65


Горячими завтраками обеспечены 17 школ с общим количеством учащихся в них — 4300 ч. Таким образом охват к общему количеству школ составляет — 47,2% и к общему количеству учащихся — 38,2%. Следует признать, что охват детей горячими завтраками за I четверть текущего учебного года совершенно недостаточный, а в особенности по сельским школам. Сельские советы и колхозы недооценивают значение детского питания и не оказывают школе соответствующей помощи. В результате горячие завтраки введены только в следующих сельских школах: Химкинской, Пенягинской, П.-Глебовской, Тушинской, Павшинской. Необходимо также отметить, что качество горячих завтраков требует значительного улучшения. Имеются сдвиги, хотя еще недостаточные, в деле организации пришкольных участков. В 1932 г. такой участок имела только одна школа на площади 0,32 га. В 1933/34 г. уже 26 школ имели земельной площади под посевы в количестве 30,7 га. Школами было посажено 18,7 га картофеля, 3 га овощей, разбито садов на общей площади в 2,2 га и занято под лугом 2,4 га. Разумеется, это еще только начало. Обеспечение школьников хорошим, сытым завтраком всецело будет зависеть от того, как школа совместно с общественными организациями села и родителями сумеет создать собственную продовольственную базу. На протяжении всего отчетного периода в районе наблюдались резкие перебои в снабжении школ топливом. В отдельных школах (Гореносовской, Лебедевской, Павшинской и др.) были случаи 2-3-дневного перерыва в школьных занятиях. Отчасти перебои в снабжении топливом происходили вследствие перерывов в поступлении привозного топлива, а главным образом по вине сельских советов, не обеспечивающих своевременность вывозки дров из местных рощ. И в 1934 г. положение с топливом остается напряженным. Из требуемых по плану 6500 куб. м дров фактически заготовлено 3800 куб. м или 57,7% от плана. Особенно плохо обстоит дело в Н. Никольском и Черневском с/советах. Материально-бытовые условия учительства значительно улучшились. В среднем зарплата повысилась на 30—35%, улучшилось снабжение, но по ряду школ жилищные условия учителей остаются до сего времени крайне неудовлетворительными. Учителя снимают квартиры у частников, имеют небольшие и неблагоустроенные комнаты и платят за них до 80 р. в месяц. Такое положение и в Н.-Всехсвятской, Лебедевской, Спасской и некоторых других школах. Д. Политехнизация До 1933 г. политехническое обучение в районе было поставлено слабо. Договора с предприятиями отсутствовали, мастерских и рабочих комнат не было, трудовые процессы, связанные с проработкой программ, не проводились. В 1933 г. в деле политехнизации произошел перелом. Была организована детская техническая и с/х станция при Тушинской школе. В 6 школах ФЗС были созданы различные технические кружки и на 3 предприятиях выделены для учащихся рабочие места. В сельских школах политехническое обучение стало проводиться на пришкольных участках и колхозных полях. В 1934 г. политехнизация получает дальнейшее, более широкое развитие. По средним и неполным средним школам организовано и оборудовано 7 столярных и 5 слесарных мастерских на 260 рабочих мест, охватывающих 2552 учащихся. Во всех неполных средних школах, за исключением Ильинской, Ховринской и Н.-Урюпинской, оборудованы специальные мастерские. По начальным школам оборудованы рабочие комнаты в Гольевской, Пенягинской, Тушинской и Ховринской школах. В процессе осуществления политехнического обучения остаются следующие трудности: недостаточная политехническая

66


квалификация педагогов, нехватка инструментов, главным образом, острая нужда в сырье для мастерских (дерево и металл). Вместе с тем следует отметить, что в ряде школ администрация последних не проявляет должной энергии и настойчивости в деле укрепления политехнической базы. 2. Дошкольная работа Приводится таблица, характеризующая рост дошкольного образования в районе. Детсады: 1932 г. – 8, охват детей – 305, 1933 г. – 9, охват детей – 420, 1934 г. – 18, охват детей – 750. Детплощадки: 1932 г. – нет, 1933 г. – 31, охват детей – 580, 1934 г. – 19, охват детей – 316. С 1932 г. число детей дошкольного возраста, охваченных детсадами, возросло в два раза. По детплощадкам обратное — снижение на 46%, объясняемое прежде всего тем, что РОНО не проявил достаточной настойчивости по закреплению существовавшей сети. Это повлекло к тому, что отдельные колхозы не позаботились сами подготовить требуемый для детплощадок продовольственный фонд и поэтому существовавшие в 1933 г. детплощадки в 1934 г. вновь не были открыты. К числу таких колхозов относятся Бусиновский, Путилковский, Н.-Урюпинский, Н.-Никольский, Братцевский. Несмотря на достигнутые успехи в части охвата дошкольным образованием, в среднем по району с 6% в 1933 г. до 10% в 1934 г., в дошкольной работе имеется еще ряд существенных недостатков. Эти недостатки сводятся к следующему: помещения для детсадов в большинстве не отвечают своему назначению, общее оборудование недостаточно, учебных пособий не хватает. Около 50% педагогов-дошкольников имеют чрезвычайно низкую квалификацию. Следует еще отметить, что отдельные хозяйственники мало уделяют внимания дошкольным учреждениям и не оказывают им должной материальной помощи (ж.-д. организации при ст. Ховрино, Павшинский механический завод). 3. Ликбезработа Рост промышленного строительства и наличие большого количества промышленных предприятий вызвал приток населения, поступающего в основном из других районов. В числе прибывающих выявляется некоторое количество неграмотных и малограмотных. С 1932 г. район имеет неплохие показатели по обучению неграмотных и малограмотных. Разрыв между числом учтенных и охваченных объясняется в основном непрерывным притоком населения, обуславливающим неизбежность такого разрыва. Ко 2-му съезду советов в районе имеется 20 школ для взрослых и 7 пунктов по с/советам. На предприятиях работают 16 платных педагогов-организаторов и 117 культармейцев. В целом по району дело ликвидации неграмотности поставлено не плохо, но все же есть еще существенные недостатки. К ним относится недостаточное качество обучения, что объясняется не редкими случаями плохой грамотности самих ликбезработников и в особенности культармейцев. Неудовлетворительны условия, в которых проводится обучение — помещения в большинстве неприспособленны, не имеют надлежащего оборудования и спл��шь и рядом плохо изолированы от окружающей обстановки, что мешает учебе. 4. Политпросветработа За отчетный период в районе открыто 2 новых избы-читальни, в 6 раз увеличилось количество красных уголков, в 2 раза стало больше библиотек, обе-

67


спеченность каждой из библиотек книгами возросла также почти в два раза. Избы-читальни проводили большую работу. Напр. проведена была работа по внедрению в колхозный двор газет и в результате в селениях, обслуживаемых избами-читальнями, колхозники охвачены подпиской на 71%. Отдельные избы-читальни — Митинская, Н.-Лужинская, Ильинская добились 100% охвата колхозников подпиской. Силами культактива был организован подворный обход колхозников с целью проверки облигаций займов по таблицам выигрышей. Выявлено 54 выигрыша на сумму 3540 руб. Необходимо отметить, что работа изб-читален все же не была на должной высоте. Помещения большинства изб-читален в плохом состоянии, массовая работа не ведется. Кадры избачей мало квалифицированы — из 14 избачей 11 имеют стаж работы меньше 1 года. Сельские советы недостаточно уделяют внимания избам-читальням, мало заботятся о подготовке помещений к зиме. Особенно плохо обстоит дело в Куркине, Сабурове, в Ангелове. В этих с/советах по ремонту изб-читален абсолютно ничего не сделано. 5. Бюджет Отчисления из местного бюджета за 1933/34 г. на народное образование составляли 747,4 тыс. руб. и 1934 г. — 1149,3 тыс. руб., т. е. возросли за год на 53,7%. По удельному весу в расходной части местного бюджета отчисления на народное образование имели в 1933 г.— 45,4% и в 1934 г. — 55,5%. Рост бюджета РОНО зависит, главным образом, от увеличения абсолютного количества учащихся и повышения затрат на 1 ученика. В 1933 г. стоимость 1 ученика по нач. школе составляла 50-00, по ср. школе — 148-00. В 1934 г. стоимость 1 ученика по нач. школе составляла 56-61, по ср. школе — 154-30. Таким образом только за 1 год затраты на 1 ученика возросли по начальной школе — на 13,2% и по средней школе — на 4,2%. Особое внимание делу народного образования советского государства ярко характеризуют следующие данные: в 1926/27 г. расходы по народному образованию на душу населения составляли 4 р. 39 к.; 1928/29 – 4 р. 44 к.; 1927/28 – 5 р. 12 к.; 1932 – 11 р. 75 к.; 1932 - 12 р. 83 к. 6. Вузы, техникумы, научно-исследовательские институты Гигантские сдвиги в области культуры и народного образования, происшедшие в Красногорском районе за отчетный период, далеко не ограничиваются ростом сети школ, осуществлением всеобщего обучения, ростом дошкольного обучения и т. д. В период с 1931 г. в районе открыт целый ряд учебных заведений надрайонного подчинения, имеющих важнейшее значение для страны. Район стал подлинной кузницей кадров. Кадры подготовляются во вновь открытом в п. Тушино вузе и техникуме. Помимо этих учебных заведений за отчетный период в районе оформлены учебные комбинаты — техникумы при Тушинской фабрике №2 Мосчулок и Павшинском механическом заводе, где подготовляются кадры различных квалификаций для своего производства. Кроме того в районе за отчетный период открыто четыре научно-исследовательских института Союзного значения. Строится «Центральная школа профдвижения» ВЦСПС, рассчитанная на 2000 чел. учащихся.

68


VII. НАРОДНОЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ В связи с крупнейшим строительством в районе, пуском в эксплуатацию за отчетный период ряда новых предприятий, резким приростом населения, главным образом за счет промышленных рабочих, явилась необходимость расширения сети лечебных учреждений и усиление медкадров как в количественном, так и качественном отношении. Рост медицинской сети. Число больниц: 1931 г. – 4, 1932 г. – 5, 1933 г. – 6, 1934 г. – 7. Коек в них: 1931 г. – 175, 1932 г. – 210, 1933 г. – 255, 1934 г. – 270. Количество амбулаторий: 1931 г. – 6, 1932 г. – 8, 1933 г. – 9, 1934 г. – 10. Число посещений (в тыс.): 1931 г. – 392,0, 1932 г. – 486,0, 1933 г. – 536,0, 1934 г. – 626,0. Число здравпунктов: 1931 г. – нет, 1932 г. – 10, 1933 г. – 16, 1934 г. – 21. За три года число больниц в районе увеличилось с 4 до 7, количество амбулаторий возросло с 6 до 10, на 55% увеличилось число больничных коек и вновь открыт 21 здравпункт. Наряду с количественным ростом медицинских учреждений значительно повышено и качество лечения. Так за последнее время при Павшинском механическом заводе построена поликлиника с кабинетами по всем специальностям, с электро- и водолечением. Построен диспансер в Тушине. Поликлиника при Никольской больнице значительно расширена, введен ряд новых кабинетов. Всего за отчетный период организованы два рентгеновских кабинета и организуется третий при Тушинском диспансере. В целях борьбы с травматическими повреждениями и оказания первой помощи в цеху, врачебная помощь приближена непосредственно к предприятиям путем организации здравпунктов. В настоящее время все предприятия района имеют самостоятельные здравпункты. При 2-х предприятиях организовано диетическое питание на 150 человек. Однако, необходимо отметить, что темп роста здравоохранения резко отстал от промышленности и в настоящее время, несмотря на проведенное строительство с расширением сети больниц почти в два раза, в районе совершенно недостаточно количество стационаров. Из расчета средних норм при существующем числе жителей требуется 500 коек, а имеется только 270, следовательно, обеспеченность составляет только 54%. Это обстоятельство обусловливает перегрузку больниц, вследствие чего лечебные учреждения сплошь и рядом вынуждены отказывать больным или направлять их для лечения в Москву. Особенно острое положение с заразными отделениями. Имеющиеся 55 коек ни в коей мере не обеспечивают потребности района. 2. Кадры Медицинские кадры за отчетный период значительно увеличены. Приглашен ряд узких специалистов — физиотерапевт, невропатолог и др. В 1931 г. был 21 врач, в 1932 г. — 40, в 1933 г. — 59, в 1934 г. стало 82 врача. Кроме того, приглашено врачей здравпунктов 18 чел., и ясельных врачей 7 чел. Всего в настоящее время 107 врачей. Культурно-бытовые условия медкадров требуют серьезного улучшения. В данное время до 50% врачей не проживают по месту работы из-за отсутствия жилой площади. 3. Детская помощь, ясельная сеть За отчетный период организовано 3 детских и женских консультации в важнейших промышленных населенных пунктах – Красногорске, Тушине и 69


Химкинском п/районе. Рост ясельной сети характеризуется следующими показателями. Количество яслей: 1932 г. – 5, 1933 г. – 7, 1934 г. – 8. Коек в них: 1932 г. – 335, 1933 г. – 383, 1934 г. – 413. Необходимо отметить, что несмотря на рост сети, охват детей остается недостаточным. Прежде всего в самих районах обслуживания обеспеченность яслями по количеству коек далеко неполная, а кроме того, эти 8 п/районов, обслуживаемые яслями, по количеству жителей составляют лишь 50% от общего числа населения в целом по Красногорскому району. Качество яслей, как по оборудованию помещений, так и по постановке работы неудовлетворительное и требует максимальных усилий по приведению в порядок. Из всех имеющихся предприятий в районе яслями обеспечено только 7 предприятий. Наша задача — укрепление существующей сети и расширение ее, тем более потому, что женский труд в промышленности района имеет значительный удельный вес. 4. Бюджет здравоохранения Партия и правительство уделяют громадное внимание вопросам улучшения бытовых условий трудящихся, в частности улучшению народного здравоохранения. В Красногорском районе, по сравнению с 1931 г., бюджет здравоохранения вырос почти в 3 раза, а по годам распределяется так: 1931г. – 522,0 т. р., 1932 г. – 632,0 т.р., 1933 г. – 978,0 т.р., 1934 г. – 1400,0 т.р. Бюджет возрос как за счет расширения сети, так и за счет улучшения качества медобслуживания. В частности, напр. стоимость содержания 1 больничной койки в 1933 г. составляла 1400 руб., а в 1934 г. — 1800 руб., т. е. возросла на 28,6%. Всего за 4 года капиталовложения в народное здравоохранение по району составили 909,7 тыс. руб. За отчетный период построены: 1.Красногорская поликлиника. 2.Диспансер в Тушине. 3.Н.-Никольская больница. 4.Химкинская амбулатория. Кроме того, находятся в процессе стройки заразное отделение Красногорской больницы на. 30 коек и 10 боксов и ясли при ф-ке № 2 Мосчулок на 50 коек. На 1/Х с. г. готовность больницы составляла 50% и яслей – 40%. Первоочередной задачей района должно явиться полное завершение строительства данных объектов в 1934 г. тем более потому, что на ф-ке № 2 Мосчулок при числе рабсилы около 4000 женский труд имеет удельный вес в 75%. 5. Санитарное состояние района Быстрый рост промышленности, строительство канала Волга-Москва, ряда новых промпредприятий, научно-исследовательских институтов и др. крупнейших объектов, привел к тому, что вся восточная часть района покрылась барачными поселками с чрезвычайной плотностью расселения рабочих и их семейств. Такое же чрезмерное переуплотнение, наблюдавшееся на протяжении всего отчетного периода, в сельских населенных пунктах, расположенных вблизи железнодорожных и автобусных линий. Плотность расселения в указанных поселках колеблется от 2 до 4 кв. м жилплощади на человека. Таким образом, с точки зрения санитарной жилнормы район был и остался явно неблагополучным. Гигиеническое обслуживание населения значительно улучшилось, хотя все же остается не вполне удовлетворительным, что видн�� из следующей таблицы. Количество бань: 1933 г. – 6, 1934 г. – 13. Количество прачечных: 1933 г. – 2, 1934 г. – 5. Количество дезустановок: 1933 г. – 8, 1934 г. – 12. 70


Количество парикмахерских: 1933 г. – 6, 1934 г. – 10. За один год в районе в два раза возросло количество бань и прачечных, на 75% возросло количество дезустановок, число парикмахерских увеличилось с 6 до 10 и тем не менее обеспеченность населения данными видами санитарно-гигиенического обслуживания составляет от 5% до 50%. 6.Водоснабжение, канализация, ассенизация В основном водоснабжение рабочих поселков района построено на артезианских колодцах. В 1933 г. в районе было 20 артскважин, в 1934 г. число последних достигло 27. Наряду с расширением водопроводной сети района за отчетный период с 11,7 км до 24,9 км, все же основным недостатком в питьевом водоснабжении является малое разветвление подводящей водопроводной сети и недостаточное ограждение от загрязнений зоны санитарной охраны источников водоснабжения. Необходимо отметить, что в сельском секторе вопрос с водоснабжением обстоит весьма неудовлетворительно, т.к. большинство колхозов и с/советов не уделяют должного внимания своевременной очистке колодцев, ремонту их и обеспечению постоянными ведрами. Наиболее отстающим участком в санитарном благоустройстве рабочих поселков района является канализационное строительство. Несмотря на рост сети с 2,7 км до 14,15 км большинство промпредприятий района не имеет законченных канализационных систем. Санитарная очистка выгребов и вывоз мусора ассенизационными и хозяйственными обозами в районе поставлено неудовлетворительно. Сельские и поселковые советы мало уделяли внимания вопросам благоустройства и эксплуатации свалочных мест и кладбищ. 7.Общественное питание и пищевая промышленность Параллельно с мощным развитием индустриализации района и строительства, мы имеем за отчетный период громадное развитие сети общественного питания. Как большой успех в этом деле следует отметить постройку фабрикикухни в Красногорске и достройку двух мощных столовых и кухонь в Химках и Архангельском. Объекты остальной сети все еще находятся во временных ожиданиях и не удовлетворяют санитарным и производственным требованиям, установленным для этого типа предприятий нормативами Союзнарпита. 8.Борьба с малярией Борьба с малярией является одной из неразрешенных в районе проблем. Наличие в районе 170 га заболоченностей прудов и 595 га заливных лугов предоставляют достаточно большую поверхность для выплода малярийного комара. За 1933 г. пораженность малярией в районе определяется до 50 ч. на 10000 жителей. В 1934 г. в целях борьбы с малярией, органами саннадзора совместно с хозяйственниками, проводилось периодическое нефтевание 140 га заболоченности. VIII. ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО 1. Рост жилищно-коммунального хозяйства Жилищно-коммунальное хозяйство поселков и предприятий района с 1931 г. получило громадное развитие и тем не менее остается на крайне низком уровне. Это несоответствие объясняется только тем, что промышленность района настолько быстро развивалась, темп роста ее был так велик, что ряд 71


других отраслей народного хозяйства района, в том числе и жилищно-коммунальное хозяйство, в своем развитии значительно отстали от промышленности. Об объеме произведенных работ, возможно, судить по следующим данным: в 1931 г. на жилищно-коммунальное строительство предприятиями было затрачено: в 1931 г. – 773,45 т. р., в 1932 г. – 4491,95 т.р., в 1933 г. – 3678,80 т.р., в 1934 г. – 7035,80 т.р. К началу настоящей избирательной кампании в среднем по всем поселкам района жил-фонд возрос почти в два с половиной раза, причем этот рост в основном произошел за счет жилстроительства предприятий. Громадные работы, произведенные в области жилищно-коммунального хозяйства, все же недостаточны. В самом райцентре нет водопровода, канализации, нет коммунальной бани, дорожно-мостовое хозяйство в плохом состоянии, тротуаров не имеется. Аналогичное положение и в остальных поселках района. Обеспеченность жилплощадью рабочих промпредприятий, находящихся на территории района, составляет 40%. Необходимо отметить, что план жилищно-коммунального строительства по предприятиям района полностью не выполняется. Особенно плохо шло строительство на з-де «Стандарт-бетон» — 18,9% (за 8 мес. 1934 г.) и ф-ке «Победа труда» — 3,2% от плана. Каменный трехэтажный дом на ф-ке «Победа труда» строится 5-й год. 2.Выполнение плана благоустройства поселков района После решения МК и МГК ВКП(б) от 25/V с. г. «о приведении в элементарный порядок городов и поселков области» районом был составлен план конкретных мероприятий, на основе которого поселковые советы проводили работу по благоустройству. В целом ни в одном поселке района план не выполнен. Поселковые советы недооценили всей важности работы по благоустройству, не проявили достаточной настойчивости. А некоторые, как напр. Химки и Н. Братцево, совершенно бездействовали. Однако, в тех поселках, где поссоветы опирались на общественность, привлекали к работе секции благоустройства, все же имелись значительные сдвиги. Напр. в пос. Красногорск разбито 4 сквера, построен мост через р. Баньку, с фасадом домов по центральной улице, проведен водопровод для поливки мостовой, произведена планировка с озеленением у ф-ки кухни, построена летняя сцена и т. д. Остались невыполненными следующие работы: ремонт и окраска существующих палисадников и постройка новых, не сделаны тротуары, не установлены названия улиц и не вывешены фонари. Полностью не выполнен план деревонасаждений. В пос. Покровско-Глебово, где секция благоустройства хотя и слабо, но все же работала, произведена очистка территории поселка, частично — на 40% выполнен план по ремонту палисадников, разбит один сквер, установлено 15 уличных фонарей. Частично выполнен план и по п. Кр. Октябрьскому — отремонтирован колодец, разбиты скверы, частично приведены в порядок тротуары по улицам и проездам поселка. В пос. Химки и Н. Братцево, несмотря на все возможности, план почти целиком не выполнен. Причина этому — полнейшая бездеятельность председателей поселковых советов. За прорыв в выполнении плана благоустройства и слабую работу на остальных участках председатели обоих поссоветов с работы сняты. Большая работа проведена Райисполкомом и проводитсяв данный момент по проверке хода подготовки рабочих жилищ к зиме. Были организованы специальные комиссии, которые производили обследование всех домов, общежитий и бараков, предприятий и организаций района. Комиссии опре72


деляли качество ремонта, выявляли дефекты и обязывали хозяйственников принимать меры к исправлению. IX.СОВЕТСКАЯ ТОРГОВЛЯ На XVII партсъезде, касаясь вопроса развертывания советской торговли, тов. Сталин сказал, что «развертывание советской торговли является той актуальнейшей задачей, без разрешения которой невозможно дальше двигаться вперед». Красногорский район только частично разрешил эту задачу, главным образом, по количественным показателям, а качественное обслуживание остается далеко еще не на должной высоте. Приводится сводная таблица основных показателей (по всей товаропроводящей сети). Число магазинов: 1933 г. – 61, 1934 г. – 75. Число палаток и ларьков: 1933 г. – 14, 1934 г. – 32. Число общественных столовых: 1933 г. – 18, 1934 г. – 21. Годовая продукция в тыс. блюд: 1933 г. – 8974,9, 1934 г. – 14520,0. При увеличении розничного оборота всей торговой сети по плану на 1934 г. с 14223,5 т. р. до 25434,6 т. р. или на 78,8% район за 9 месяцев имеет выполнение 86,4% от годового плана. Таким образом, план торгового оборота районом перевыполняется. За 9 месяцев 1934 г. розничный оборот торговой сети на 39,9% превысил оборот за полный 1933 г. Имея значительные достижения в количественных показателях, торговые организации района отстают в качественных. Ассортимент товаров не достаточно широкий, в большинстве магазинов ощущается нехватка посуды, обуви и одежды. Слабо развита коммерческая торговля продуктами питания, хотя потребность чрезвычайно велика, т.к. ни одного колхозного рынка в районе не имеется. Вместе с тем наблюдаются многочисленные факты затоваривания, когда массы товаров, вследствие плохого их качества, а также неповоротливости торгующих организаций лежат на полках годами. Напр. по системе Райпотребсоюза имеется затоваривание теплой одежды, т. к. эта одежда сшита плохо и из недоброкачественного материала. Должного учета в смысле опроса и предложения населения не ведется. Между тем улучшение материального положения трудящихся и повышение их культурного уровня увеличивает потребление и предъявляет новые, возросшие требования к ассортименту товаров, В частности, напр., в районе нет ни одного магазина, торгующего хотя бы такими музыкальными инструментами, как балалайки, гитары, патефоны и т. п. Отчетный период для советской торговли явился периодом крупной реорганизации. Кооперация в товарообороте района перестала иметь подавляющий удельный вес, организованы отделы рабочего снабжения (ОРСы) при крупнейших предприятиях района с откреплением от заводского снабжения элементов, не имеющих отношения к заводу. В 1933 г. удельный вес ОРСов по товарообороту района составлял 21,4% или 3032,6 т. р., а в 1934 г. удельный вес возрастает до 43,9% (10205,6 т. р.). Кроме того с 1933-34 г. в районе организовано отделение Мосторга, который к началу настоящей избирательной кампании имел уже 6 магазинов и 4 палатки. Оборот Мосторга с момента организации и по 1/IХ, т. е. за полгода составил 2100,0 т. р. Организация ОРСов и отделения Мосторга приблизила товар к потребителю и явилась одной из причин увеличения торгового оборота. Несмотря на перевыполнение плана по торговому обороту, торговые организации района далеко не полностью реализовали возможности к расширению оборота. В частности неудовлетворительно идут децзаготовки. План

73


децзаготовок в среднем по району в 1934 г. выполнен лишь на 40%. Крупнейший ОРС з-да им. Молотова, при обороте свыше 4000,0 т. р., план децзаготовок выполнил на 20%. Неповоротливость, отсутствие должной хозяйственной гибкости в сети нашего торгового аппарата — бесспорный факт. Прием на работу недостаточно проверенных кадров по квалификации и социальному признаку, а также отсутствие должного контроля привели к росту растрат и недостач. В 1933 г. имелось 100 случаев хищений и растрат на сумму 150,0 т. р., а в 1934 г. за 9 месяцев зафиксировано 105 случаев на 170,4 т. р. За отчетный период в районе значительно улучшилось дело общественного питания. Увеличилось число столовых до 18 в 1933 г. и 20 в 1934 г. Отпуск продукции за 9 мес. 1934 г. составил 13 млн. блюд против 9 млн. за полный 1933 г. Улучшилось качество обедов как во вкусовом отношении, так и по калорийности. Каждое предприятие района обеспечивает работающих на производстве общественным питанием. Сеть пригородных хозяйств, колхозов, имеющихся почти при каждом предприятии, помимо снабжения рабочих свежими овощами, позволяет улучшать качество обедов. Ряд предприятий, как напр. з-д им. Молотова, ф-ка им. Лебедева и др. имеют вполне удовлетворительное общественное питание. Однако, наряду с этим, до настоящего времени на отдельных предприятиях района общественное питание поставлено скверно, обеды невкусные, однообразные и непитательные, в столовых не соблюдаются санитарные правила. Такое положение наблюдается на заводе «Стандарт-бетон», Химкинской ф-ке №11, ф-ке ВСЕГОСО и др. В связи с последним решением ЦК ВКП(б) «об отмене карточек на хлеб и некоторые другие продукты», перед торгующими организациями района стоит боевая задача по обеспечению района расширением сети хлебных магазинов, палаток, ларьков и в особенности хлебопекарен. Наличие 5 хлебопекарен, общей производительностью в 19,7 т ни в коей мере не удовлетворит потребности района. Большинство хлебопекарен помещаются в совершенно неприспособленных зданиях, исключающих возможность значительного расширения и даже капитального ремонта. Району потребуется ежедневно до 70 т хлеба. Следовательно разрыв между потребностью и наличием составляет 50 т. В целях обеспечения населения бесперебойной продажей хлеба, районными организациями принят ряд конкретных мероприятий, в частности решено построить 2 хлебопекарни на 20 т — в Химках и Гольеве и расширить существующие с увеличением выпечки хлеба на 7,5 т. В порядке самокритики следует отметить, что деятельность РИКа по вопросам советской торговли заключалась, главным образом, в осуществлении санитарного надзора. Вопросы выполнения торгфинплана, вопросы развертывания торгового оборота, паенакопления и т. п. Райисполкомом почти не разбирались. X. ТРАНСПОРТ 1. Дорожное хозяйство За отчетный период в районе проведены чрезвычайно большие работы по дорожному строительству, особенно в 1933 г. и 1934 г. Работы, главным образом, заключались не в расширении существующей сети, а в реконструкции ее — усовершенствовании покрытий. Общее протяжение дорог составляло в километрах: в 1932 г. – 234,1, 1933 г. – 235,1, 1934 г. – 235,1. В дорожном строительстве района подавляющий удельный вес имели работы, проведенные по дорогам высших классов — союзного, республиканского и областного значения. К таким дорогам в Красногорском районе отно74


сятся Ленинградское шоссе, Волоколамское, Путилковское, Пятницкое. Ильинское и Куркинское. Об объеме произведенных работ возможно судить по следующему: В 1932 г. усовершенствованных дорог в районе совершенно не имелось, а теперь они в дорогах высших классов имеют удельный вес в 33,5%. В 1933 г. произведена поверхностная обработка на Волоколамском шоссе от с. Спас до Павшино протяжением 4 км. В 1934 г. реконструировано Ленинградское шоссе на границах района (8 км.) — дорога покрыта асфальт-бетоном. Заканчивается реконструкция Волоколамского шоссе, на 1/Х-34 г. покрыто асфальтом 12 км из 15 по плану. По дорогам районного и сельского значения больших изменений в структуре покрытий не произошло. Большое дорожное строительство вели предприятия района. В 1934 г. построено дорог с каменным покрытием на территории предприятий, рабочих поселков и подъездных путей к шоссейным дорогам — 4,5 км. За отчетный период построено 3 новых моста и возобновлено свыше 10 мостов. В 1932 г. имелось 38 мостов, протяжением 42 пог. м. В 1934 г. стало 41 мост, протяжением 472 пог. м. Дорожный отдел неплохо справился с выполнением плана в 1934 г. Лишь по дорогам с каменной одеждой недостроено 0,1 км, т. к. хозорганизация (совхоз Братцево), с которой был заключен договор на строительство, не выполнила денежных обязательств по смете. По всем остальным работам доротдел имеет перевыполнение. Сверх плана, вместо пришедших в ветхость, построено 5 новых мостов (37 пог. мет. в Н.-Урюпине, Воронках, Ховрине, Н.-Лобанове и Захарково). Отремонтировано 120 м мостовой — подъезд к ф-ке «Победа труда» и отремонтировано дорог естественных — 13 км. 2. Трудовое дорожное участие Слабым местом в дорожном строительстве района являлось плохое отношение к трудовому дорожному участию с/советов, предприятий и учреждений. Особенно слабо проходило труддоручастие в 1933 г. Отдельные с/советы — Н.-Никольский, Бузлановский, Дудинский и Ангеловский — абсолютно никакой работы по труддоручастию не вели. В результате за с/советами числится задолженность за счет невыполнения трудового участия в сумме 80000 руб. В 1934 г. почти все трудовые ресурсы были переданы на дороги высшего класса. Передано 8500 человеко-дней из 14000 и 3580 коне-дней из 5000. По выполнению труддоручастия 1934 г. является переломным. За 9 мес. отработано около 50% трудресурсов. Однако, и в 1934 г. целый ряд колхозов работал по трудучастию слабо. Напр.: 1. Все колхозы Дудинского сельсовета по заданию должны отработать за 1934 г. и за 1933 г. Отработали лишь частично за 1933 г. 2.Тушинский колхоз отработал 6% трудресурсов. 3.Спасский – 7% . 4.Н.-Никольский – 8%. 5. В Ангеловском колхозе работы совершенно не велось. Эти колхозы снижают районное выполнение плана и затушевывают хорошее выполнение по большинству колхозов. В большинстве с/советов дорожные уполномоченные бездействуют. Уход за прикрепленными к с/советам и колхозам дорогами не ведется. 3. Жел.- дор. транспорт За отчетный период были проведены громадные работы по реконструк75


ции ж.-д. узла при ст. Ховрино Окт. ж. д. Затраты на реконструкцию составили 15107,4 т. р. В том числе: на сооружения производственного назначения, обменный парк, пакгаузы, паровозное депо, угольные ямы, расширение подъездных путей, нефтяной водопровод и проч. — 12 290,7 т. р., дом смотрителя и жилые дома — 2 144.4 т. р., фабрика-кухня и магазины ТПО — 672,3 т. р. На строительстве, продолжавшемся в основном до 1934. г. было занято до 6000 рабочих. В настоящее время Ховринский жел.-дор. узел является одним из крупнейших в Советском Союзе. Из года в год ст. Ховрино улучшала свою работу и к настоящему съезду советов приходит с крупнейшими достижениями. Такое положение на станции создалось благодаря ведению работы по твердому плану при широком охвате социалистическим соревнованием и ударничеством. Вместе с тем большое значение оказало внедрение новых методов работы. Если раньше ремонт вагонов производился на починочных путях, то теперь вагоны ремонтируются в отправочном парке, что в значительной степени повлияло на снижение простоя вагона. Радиофикация парка №3 позволила перейти от сигналов рожком к четким распоряжениям по радио. Правильная работа станции зависела также от состояния путевого хозяйства, от состояния будок, стрелок, от состояния башмачного х-ва. За исключением путевого хозяйства, которое требует улучшений, в остальном все приведено в должный порядок. Будки не только утеплены, но приведены в культурный вид. Стрелки содержатся в образцовой чистоте. Тормозные башмаки на 50% заменены новыми. В отличие от прошлых лет подготовка рабочих жилищ к зиме прошла значительно организованнее. Раньше станция не имела точных данных о количестве ударников, а теперь весь район знает фамилии таких лучших из лучших ударников, как стрелочники: Зверев, Бекенев, Васильев, Кошелев, тормозильщики Бахвалов, Толочнов, составители поездов Захаров, Уданов, зав. маневрами Данилов и диспетчера Наумов и Персианцев. В первом туре всесоюзного конкурса ст. Ховрино заслуженно заняла первое место по Окт. ж. д. и второе место по дорогам Союза. ХI. СВЯЗЬ (ПОЧТА, ТЕЛЕГРАФ, ТЕЛЕФОН, РАДИО) За отчетный период связь района резко улучшилась. К началу 1931 г. ни одного телефонизированного сельсовета в районе не имелось, а в 1934 г. все с/советы полностью телефонизированы. В 1932 г. в районе было лишь 3 радиоузла, а теперь имеется 14 радиоузлов. Число радиотрансляционных точек, за этот же период времени, возросло почти в 10 раз и достигло 3800. В два раза возросло протяжение телефонных линий и почти в три раза — протяжение телефонных проводов. В райцентре создан сортировочный пункт, чем ускорена доставка корреспонденции. Переведены на две доставки в день пос. Красногорск, Химки, Трикотажная и Тушино. В остальных населенных пунктах района повсеместно введена ежедневная доставка. До 1934 г. в п. Тушино корреспонденцию рабочие получали от случая сами на почте, а в настоящее время доставка производится письмоносцем непосредственно по общежитиям и баракам. Установка нового коммутатора дала возможность выполнить качественные показатели по междугородным разговорам в части сроков ожидания абонента. Введена ежедневная проверка абонентов телефона, благодаря чему повреждения на сети быстро ликвидируются. В 1933 г. на телеграфе установлен скородействующий буквопечатающий аппарат Шорина. Контрольные сроки по телеграммам по Красногорску, 76


Химкам и Тушино выполняются. Работа радиоузла в смысле чистоты и ясности передач — вполне удовлетворительная. Финплан за 1933 г. и три квартала 1934 г. по Райотделу связи выполнен полностью. Однако, качество работы Райотдела связи не всегда удовлетворительно, а на отдельных участках до сего времени плохое. Имелись неоднократные случаи засылки корреспонденции и доставки не по адресу. Часто поступали жалобы на неполучение газет. Скорость ответа телефонной станции определена планом в 7 сек., не выполняется. Слышимость отдельных аппаратов особенно низовой сети неудовлетворительна. В отдельные пункты района дозвониться почти невозможно. Чрезвычайно показательным для роста культуры трудового населения района являются данные Райотдела связи о распространении газет: в 1932 г. подписка на различные газеты составляла 7900 экз., в 1933 г. – 12165 экз., в 1934 г. – 16621 экз. При росте числа жителей за этот период времени на 43,4% подписка на газеты возросла на 110,4%. XII. НИЗОВАЯ ПЕЧАТЬ Показателем культурно-политического роста масс и важнейшим фактором является рост низовой печати в районе. Низовая печать района стала большой силой по вовлечению масс в дело социалистического строительства, в борьбе за генеральную линию партии, за промфинплан, за выполнение хозяйственно-политических кампаний. За отчетный период тираж районной газеты «Красногорский рабочий» увеличился с 3000 до 6000 и вместе с тем возросла периодичность выхода газеты — в 1932 г. выходило 9 номеров в месяц, а в 1934 г. 12 номеров, причем в период хозяйственно-политических кампаний газета выпускалась ежедневно. В 1931 г. в районе выходила только одна печатная газета (районная), а в 1934 г. мы имеем 9 газет, из них 1 районную, 6 по промпредприятиям и стройкам и 2 при учебных заведениях. ХIII. ФИНАНСЫ Исключительная мощь бюджетной системы СССР, опирающейся на развитие социалистического хозяйства, имеет отражение и в бюджете Красногорского района. По сравнению с 1931 г. местный бюджет возрос на 31,2%, хотя за этот период времени произошло перерайонирование, территория района сократилась почти в два раза и отошло значительное количество источников дохода. Партия и правительство уделяют огромное внимание повышению социально-культурного уровня населения. Из года в год растут суммы, отчисляемые из местного бюджета на народное образование и здравоохранение. В 1931 г. в Красногорском районе, бывш. тогда еще Сходненским, отчисления на социально-культурные расходы составляли 835,5 т. р. В 1934 г., при уменьшении в два раза территории района, социально-культурные расходы возрастают до 1464,7 тыс. руб. Наряду с ростом абсолютной суммы, удельный вес социально-культурных расходов в расходной части местного бюджета возрос с 52,9% в 1931 г. до 70,8% в 1934 г. Красногорский РИК имеет здоровый, крепкий бюджет, учреждения, состоящие на местном бюджете, финансировались своевременно и полностью, перебои имели единичный характер. Со второго полугодия 1931 г. сельские и поселковые советы переведены были на самостоятельный бюджет и в насто-

77


ящее время общерайонный бюджет охватывает 27 с/советов и 5 поссоветов. До 1931 г. доходы низовых бюджетов стягивались в район, а финансирование учреждений и предприятий сельского значения производилось из собственно районного бюджета. Такой порядок отнимал у с/советов заинтересованность в своевременном поступлении доходов и к выявлению новых источников доходов, сводил всю работу к самотеку и отрицательно сказывался на режиме экономии. С созданием самостоятельных бюджетов наблюдалось оживление в работе с/советов, появилась заинтересованность в своевременном и полном получении доходов и в соответствии расходов бюджетным поступлениям. Однако, в ряде с/советов учет и отчетность по выполнению бюджета были поставлены неудовлетворительно, что в основном объясняется слабой квалификацией работников и почти полной бездеятельностью ревизионных комиссий в с/советах. Имелись случаи нарушения бюджетной дисциплины и растрат. К таким с/советам относятся Пенягинский, Захарковский I , Н.-Никольский, Черневский. В целом по району доходная часть местного бюджета выполнена на 68,7% от годового плана и расходная часть — на 67,1%. Незначительный перерасход ассигнований по просвещению и здравоохранению объясняется выдачей зарплаты за отпуск вперед. Перерасход по общему управлению на 2,3% объясняется главным образом тем, что в первом квартале, как это предусматривалось по плану, произведены единовременные расходы по приобретению автомобиля, инвентаря и т. п. В общем следует признать, что выполнение бюджета Красногорским РИКом проходило нормальным порядком и лишь в отдельных случаях были допущены отклонения от бюджетной дисциплины. 1. Мобилизация средств населения На протяжении всего отчетного периода район не плохо справлялся с выполнением плана мобилизации средств населения. За последние три года ежегодно план перевыполнялся. При росте абсолютной суммы начислений по с/х. налогу и самообложению план выполнен. В сравнении с 1932 г. сумма фактических поступлений за 1933 г. увеличилась по всем видам платежей на 1872,4 тыс. руб. За 1934 г. сумма фактических поступлений по всем платежам безусловно превысит поступления в 1933 г., так как за 9 мес. 1934 г. поступило 5467,0 т. р., а за весь 1933 г. — 6812,5 т. р. Прогрессивное увеличение общей суммы поступлений по платежам является ярким доказательством роста социалистического хозяйства, доказательством неизменного улучшения материального положения трудящихся и роста активности рабочих и крестьянских масс в социалистическом строительстве. В деле мобилизации средств населения чрезвычайно большую помощь оказали партийные и общественные организации. К с/советам прикрепились уполномоченные от РК ВКП(б), РИКа и Профсовета. Большое значение оказала введенная система премирования лучших финактивистов и передовых поселковых и сельских советов. Передовыми сельсоветами по мобилизации средств населения 1934 г. явились: Химкинский, Н.-Лужинский, П. Дальневский, Бузлановский, Н.Всехсвятский. Эти сельсоветы, опираясь в своей работе на общественность, привлекая к работе финсекции, добились выполнения и перевыполнения плана. Позорно отстают с/советы: Сабуровский, Юрловский, Ангеловский, П. Ло-

78


бановский, Захарковский II, Черневский. При выполнении плана мобилизации средств населения за 9 мес. 1934 г. на 100,6% по отдельным платежам все же имелось недовыполнение. Не выполнен план по займу (за счет сельского сектора), добровольному страхованию и паям потребкооперации. Невыполнение объясняется недостаточно развернутой массовой работой по охвату подпиской сельского сектора, недооценкой с/советами значения добровольного страхования и слабой работой ЗРК по кооперированию населения. 2. Займы Растет политическая сознательность и активность трудового населения в социалистическом строительстве, непрерывно улучшается материальное положение трудящихся. Это находит яркое выражение в участии населения в подписке на государственные займы. Ежегодно увеличивалась сумма подписки на заем, причем подписка на заем второй пятилетки (1934 г.) возросла против 1931 г. (заем 3-го решающего года) почти в три с половиной раза. Выплачено выигрышей в 1931 г. 34000 руб., в 1932 г. – 81000 руб., в 1933 г. – 198000 руб., в 1934 г. – 566000 руб. Сумма выигрышей по займам в 1934 г. против 1931 г. возросла свыше чем в шестнадцать раз. 5. Вклады в сберкассу Рост заработной платы, вовлечение на производство членов семей, общее улучшение материального положения обусловили наличие у населения свободных средств. Растет сумма вкладов, причем чрезвычайно показательным моментом является рост сбережений в среднем на 1 вкладчика. Количество вкладчиков: на 1.01.1931 г. – 4100, на 1.01.1931 г. – 5800, на 1.01.1933 г. – 7000, на 1.01.1934 г. – 8100. Сумма вкладов на одного вкладчика: на 1.01.1931 г. – 14 руб., на 1.01.1931 г. – 17 руб., на 1.01.1933 г. – 25 руб., на 1.01.1934 г. – 28 руб. Приведенные цифры говорят сами за себя. В общем с 1931 г. по 1934 г., при непрерывном ежегодном росте, количество вкладчиков увеличилось в два раза, сумма вкладов на 1-го вкладчика возросла в три раза. XIV. ВЫПОЛНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО НАТУРАЛЬНОЙ ПОСТАВКЕ С/Х. ПРОДУКТОВ По выполнению государственных обязательств по натуральной поставке с/х. продуктов район относится к числу передовых в области. На протяжении всего отчетного периода план по всем видам поставок выполнялся полностью. В 1934 г. план зернопоставок был выполнен на 30 дней раньше, чем в 1933 г., а по картофелю — на 40 дней раньше. Ко 2-му районному съезду район близок к выполнению плана по молоку, отстает лишь в мясопоставках, план по которым на 1/ХII-34 г. выполнен лишь на 83,0%. Тем не менее по молоку и мясу район числится в 1-й группе районов Московской области. Первоочередной задачей района является проведение массовой работы среди колхозников и единоличников к полному выполнению плана еще в 1934 г. В данное время по мясу отстают следующие с/советы: Сабуровский годовой план выполнен на 52% Дудинский » » » 55,6% П. Дальневский » » » 55,9% Ильинский » » » 57,0% Черневский » » » 60,0%

79


Эти с/советы, а также с/с Бузлановский, Н.-Никольский, Павшинский, П. Лобановский, Воронковский и Юрловский, имеющие выполнение до 64%, занесены районной газетой «Красногорский рабочий» на черную доску. Впереди с/советы: Митинский 99,0% Бусиновский 92,4% По отдельным секторам план мясопоставок по состоянию на 1/ХII-34 г. выполнен так: колхозы 91,0% колхозники 82,0% единоличники 85,0% XV. РЕВОЛЮЦИОННАЯ ЗАКОННОСТЬ В борьбе за охрану социалистической собственности и с преступностью органами прокуратуры и народного суда за основу были положены закон от 7/VIII-32 г. «Об охране социалистической собственности» и инструкция СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 8/V-33 г. За отчетный период через Нарсуд прошло всего 4798 уголовных дел и 4648 гражданских. Из них по годам: 1931 г. уголовных ..........891 и гражданских…. .. 740 1932 г. уголовных……...1040 и гражданских……1100 1933 г. уголовных ……..1742 и гражданских……1380 1934 г. уголовных……...1125 и гражданских……1428 До второй половины 1933 г. резко увеличилось число уголовных дел, главным образом, за счет привлечения к ответственности за расхищение социалистической собственности. Вместе с тем возросло число дел по частным кражам и хулиганству. На основе применения закона от 7/VIII-32 г. со второй половины 1933 г. количество дел по расхищению социалистической собственности резко снижается и в 1934 г. эти дела имели только единичный характер. Однако, значительно медленнее снижаются дела по хулиганству. Случаи хулиганства в районе еще весьма многочисленны и следует отметить, что достаточно энергичной борьбы с этим безобразным явлением не ведется. Таким образом, общее снижение уголовных дел в 1934 г. против 1933 г. объясняется, главным образом, уменьшением дел по охране социалистической собственности, а также тем, что в районе значительно улучшилось качество следственной работы. Наиболее значительными делами, прошедшими за отчетный период, являются: 1. Дело по обвинению Савукова, председателя Н.-Николъского сельпо в растрате. Савуков путем подлогов и подделок за 2 мес. присвоил 5853 руб. На основе закона от 7/VIII-32 г. осужден на 10 лет лишения свободы с погашением гражданского иска. 2. Дело по обвинению председателя Никольского колхоза Корягина в растрате. Корягин путем различных злоупотреблений присвоил 8000 руб. Осужден по 109 ст. УК на 8 лет лишения свободы с удовлетворением гражданского иска. По сельскому сектору через народный суд прошли, главным образом, дела, связанные с проведением хозяйственно-политических кампаний, обязательных поставок государству с/х. продуктов и т.п. В подавляющем большинстве преступления совершала кулацко-зажиточная часть жителей села. В 1932 г. рассмотрено 52 дела, осуждено 73 чел.,

80


из них кулацко-зажиточной части — 37 чел. и середняков — 36 чел. В 1933 г. осуждено 89 чел., из них: кулаков и зажиточных — 58 чел. и середняков – 31 чел. В 1934 г. рассмотрено 34 дела, осуждено — 43 чел., из них: кулаков и зажиточных — 24 чел. и середняков – 19 чел. Снижение числа дел по сельскому сектору в 1934 г. в основном объясняется тем, что сельские общественные суды своевременно включались в кампанию и путем мер общественного воздействия добивались от сдатчиков выполнения обязательств. Необходимо отметить, что общественная работа Нарсуда не на должной высоте. Суд недостаточно руководил сельскими общественными и производственно-товарищескими судами по предприятиям. Между тем, как показала практика, хорошо работавшие общественные суды по ф-ке № 2 «Мосчулок», ф-ке им. Лебедева, ф. «Победа труда» и др., а на селе — Глебовский, Бузлановский и Павшинский оказали Нарсуду большую помощь. Соцсовместителей до последнего времени народный судья не имел. Необходимо иметь в виду, что за отчетный период времени число жителей в районе возросло в 2 раза и если сопоставить относительные данные, то, окажется, что с 1931 г. при увеличении числа населения на 100% количество уголовных дел возросло лишь на 30%. Следовательно, преступность в районе снижается, чему в большой степени способствовало постановление правительства «Об охране социалистической собственности». XVI. ОРГАНИЗАЦИОННО-МАССОВАЯ РАБОТА Отчетный период сопровождался дальнейшим укреплением советов как органов диктатуры пролетариата, опирающихся в своей непосредственной работе на возросшую политическую активность трудящихся масс. Не плохое проведение хозяйственно-политических кампаний (весенний сев, уборочная кампания, мобилизации средств, госпоставки и др.) в значительной мере объясняется возрастающим влиянием с/советов в деле руководства массами. К началу настоящей избирательной кампании в районе имелось: Сельских советов 27 В них членов 269 Секций 118 Вовлечено актива в секции 578 Депутатских групп 7 В них членов 45 Поселковых советов 5 В них членов 169 Секций 21 Вовлечено актива в секции 216 Депутатских групп 11 В них членов 56 В отдельных сельских советах и поссоветах секции и депутатские группы, при правильной расстановке и руководстве со стороны председателей, имели огромное значение. Вот конкретные примеры: Путилковский сельсовет: финансовая секция под руководством тов. Зайцева В.В. активно помогала с/совету в деле мобилизации средств населения. В результате с/совет из года в год своевременно и полностью выполнял финансовые планы.

81


Покровско-Глебовский п/совет. Хорошо работает секция революционной законности. Эта секция имеет свою стенгазету, организовала бригадмильцев, регулярно проводит сельсуды, борется с хулиганством и беспризорностью. Павшинский сельсовет: сельскохозяйственная секция, руководимая тов. Захаровым И.Е., оказала большую помощь колхозу в выполнении с/х. работ. Члены секции прикреплены к бригадам, где ведут организационную и разъяснительную работу. Павшинский колхоз за хорошие хозяйственные результаты 1934 г. занесен на районную доску почета. Однако, следует констатировать, что в большинстве сельсоветов секции и депутатские группы работали неудовлетворительно, отставая от общих задач социалистического строительства. Живое, конкретное руководство с/советами, секциями и депутатскими группами со стороны Орготдела РИКа отсутствовало. Председатели отдельных с/советов работу проводили путем администрирования, причем, в таких сельсоветах, как Ангеловский, Юрловский, П. Лобановский, Сабуровский не только не видно работы секций, но председатели этих сельсоветов даже не знают, кто из актива состоит в секции. Указанные сельсоветы по выполнению хозяйственно-политических кампаний стоят на последнем месте в районе.

тов.

1.Конкурс сельсоветов Красногорский район включился в Всесоюзный конкурс сельских сове-

Важнейшее политическое и хозяйственное значение конкурса, охватывающего такие отрасли работы, как подъем животноводства, дорожное строительство, выполнение финплана, подготовка к новому учебному году было подхвачено с/советами. Отдельные сельсоветы, включившиеся в конкурс и заключившие договора на социалистическое соревнование по конкурсу, взяли на себя ряд конкретных обязательств и успешно их выполняют. К таким сельсоветам относятся Н.-Урюпинский, П.-Глебовский, Н.-Никольский, Ильинский, Павшинский и ряд других. Красногорский район за три с половиной года в своем развитии прошел громадный путь и становится в ряды ведущих районов Московской области. Впереди стоят еще более ответственные и сложные задачи, за разрешение которых мы должны бороться еще с большим упорством и настойчивостью, побольшевистски преодолевая все препятствия на пути к построению бесклассового общества.

82


В.В.Гащенко К 70-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО КОМИТЕТА «СВОБОДНАЯ ГЕРМАНИЯ»

КРАСНОГОРСК-43 12

июля 1943 года, в дни, когда началось одно из величайших сражений второй мировой войны – Курская битва, в подмосковном Красногорске открылась учредительная конференция Национального комитета «Свободная Германия» (НКСГ). Образование НКСГ в какой-то мере повлияло как на события Великой Отечественной войны, так и на послевоенную историю восточной Германии, будущей ГДР. Красногорск не случайно стал местом создания этой антифашистской организации среди немецких военнопленных в СССР. Это произошло ��о нескольким причинам. Известно, что здесь зимой 1941-42 гг. был создан приемно-пересыльный пункт для военнопленных, территориально входивший в зону оперативной ответственности Западного фронта. Сюда направляли немцев, попавших в плен под Москвой. В марте 1942 года приемно-пересыльный пункт в Красногорске, ставший к тому времени основным местом приема пленных, взятых на центральном участке Западного фронта, был преобразован в стационарный лагерь. Через несколько месяцев он стал лагерем-распределителем, где находилось свыше 400 солдат и офицеров вермахта. В марте 1943 года его стали именовать фронтовым приемно-пересыльным лагерем, а в апреле того же года он вошел в список важнейших лагерей для офицерского состава, став оперативно-пересыльным лагерем. При этом по планам Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД СССР его контингент должен был возрасти с 1700 до 3500 пленных1. Кроме того, по приказу Наркома внутренних дел СССР № 002707 лагерь был подчинён непосредственно ГУПВИ. В Красногорском лагере, получившем наименование особый оперативно-пересыльный лагерь №27, создаётся оперативный отдел для работы с военнопленными. Его главной задачей был сбор данных военного, экономического и политического характера. На всех военнопленных офицеров заводились личные дела в двух экземплярах: одно в управлении, другое в лагере. В оперативном отделе лагеря в обязательном порядке создавалась картотека2. Через 1. И.М.Ружина. Концепция выставки «Сквозь плен». Красногорск, 2012 2. РГВА ф. 451п оп. 1 д. 1 лл. 55-57

84


Красногорский лагерь прошли практически все взятые в плен представители военной, политической и экономической элиты государств, воевавших против Советского Союза, что в немалой степени определило его особый характер. В 1943-1944 годах начальником лагеря был полковник Н.А.Щетинин. Следует иметь в виду, что в Красногорске с марта 1943 года начала, а точнее продолжила работать Центральная антифашистская школа. Она была создана за год до этого по инициативе коммунистов-политэмигрантов, поддержанной советскими партийными структурами. Первоначально школа размещалась в лагере для военнопленных №74, расположенном в пос. Оранки Горьковской области. Однако необходимость командировок туда привлеченных к работе политэмигрантов, трудности с их размещением и пропускным режимом заставили задуматься о переводе этой школы ближе к Москве. Секретариат исполкома Коминтерна 5 февраля 1943 года принял решение о значительном расширении школы и переводе ее в Красногорск. «Наличие огромного количества военнопленных немцев, румын, венгров и итальянцев вызывает необходимость организовывать лучше и на более солидной широкой базе всю политическую и организационную работу среди военнопленных. Надо развернуть массовое антифашистское движение среди военнопленных с целью освобождения их от фашистской идеологии, воспитания сознательных и активных антифашистов, подготовки национальных воинских частей для соответствующих стран, а также новых кадров для коммунистического движения в этих странах», – говорилось в принятом постановлении. Оно появилось через три дня после завершения Сталинградской битвы.3 Центральная антифашистская школа на базе Красногорского лагеря №27 начала работать с третьим набором слушателей в марте 1943 года. В ее состав были включены 7 национальных секторов. Число слушателей с трехмесячным сроком обучения увеличено до 300 человек. Была введена обновленная учебная программа, которая учитывала наиболее действенные идеи национального движения за мир, выдвинутые Коминтерном и ЦК КПГ, а также опыт работы школы в Оранках и новые методы пропагандистской деятельности на фронтах. В программе были сформулированы основные задачи школы. С помощью выпускников ЦАШ предполагалось развернуть массовое антифашистское движение среди военнопленных в Советском Союзе, организовать рабочие батальоны с перспективой превращения их в национальные воинские части для борьбы с Гитлером, подготовить инструкторов для работы среди пленных, а также новые кадры для коммунистического движения в разных странах4. Осенью 1943 года начальником Центральной антифашистской школы в Красногорске стал опытный офицер-политработник подполковник В.Е.Парфенов, руководивший ею до конца 1945 года. ЦАШ имела хорошо подготовленный преподавательский состав. Основная лекционная нагрузка приходилась на долю сотрудников седьмого отдела Главного политуправления Красной армии, занимавшегося разъяснительной работой и агитацией среди войск и населения противника. Для национальных секторов подбирались в качестве преподавателей иностранные коммунисты. Таким образом, местом проведения учредительной конференции Национального комитета «Свободная Германия» был выбран именно Красногорск. И не случайно образование НКСГ прошло летом 1943 года. Дело в том, 3.А.А. Крупенников. Антифашистские школы и курсы для военнопленных в СССР / Трагедия войны трагедия плена. – С. 82. 4.Л.Г. Бабиченко. Антифашистские школы и курсы немецких военнопленных в СССР – система подготовки актива движения «Свободная Германия», кузница кадров для будущей ГДР. // Трагедия плена. Красногорск, 1996. – С 65.

85


что к этому времени в лагерях было достаточно военнопленных и прежде всего немцев, попавших в плен под Сталинградом, готовых воспринять идеи антифашизма. По данным Совинформбюро, за время с 19 ноября 1942 по 5 января 1943 года на Юго-Западном, Донском и Сталинградском фронтах было взято в плен 144150 человек. На 13 февраля 1943 года Управлением по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР было зафиксировано 93625 военнопленных, захваченных в ходе ликвидации Сталинградской группировки противника. Общее число военнопленных вермахта, захваченных в наступательном периоде Сталинградской битвы составило 237775 человек. Разгром 6-й армии вермахта способствовал тому, что в советском плену оказалось значительное количество высокопоставленных офицеров и генералов: 6669 офицеров, 23 генерала и получивший накануне капитуляции высшее воинское звание генерал-фельдмаршала командующий армией Фридрих Паулюс, который какое-то время находился в Красногорском лагере. Следует также упомянуть, что среди военнопленных в Красногорске был известный ученый, будущий лауреат Нобелевской премии по биологии Конрад Лоренц. Для сравнения до начала наступления частей Красной армии под Сталинградом 19 ноября 1942 года в лагерях для военнопленных и спецгоспиталях на территории СССР содержались 10528 военнопленных противника. Некоторые военнопленные выступали против нацизма до разгрома 6-й армии, но их было немного. Приток военнопленных из-под Сталинграда переломил обстановку в лагерях. Большинство «сталинградских» немцев были в глубокой депрессии, измучены голодом и холодом и считали главными виновниками поражения Гитлера и его окружение. Многие начали задумываться о том, есть ли смысл сохранять присягу фюреру. Это постоянно отмечалось сотрудниками седьмого отдела ГлавПУ РККА, которые стремились вовлечь военнопленных в антифашистскую деятельность. С этой целью чаще всего использовались те, кто уже перешел на антифашистские позиции. Ту же цель преследовали культурно-просветительные мероприятия, проводившиеся администрацией лагерей. Но пока в умах пленных происходило осмысление пережитого, они не хотели принимать участия в каких бы то ни было пропагандистских акциях. Один из сталинградских пленных полковник Л.Штайдле, ставший впоследствии одним из активнейших антифашистов5, писал: «Мы гнушались «антифа» (антифашистский актив в лагерях). Сотрудничать во время войны с врагом, вести агитацию против своих камерадов6 представлялось нам беспримерным нарушением воинской присяги, не идущим ни в какое сравнение с тем, что сделали мы, когда решили капитулировать вопреки приказу Гитлера держаться до конца». Распропагандировать военнопленных и заставить их включиться в антигитлеровскую деятельность становится основной задачей сотрудников политаппарата ГУПВИ НКВД. Перелом в настроении многих военнопленных позволил начать подготовку к созданию широкой антифашистской организации в лагерях. В плане подготовки предусматривался созыв конференции, делегаты которой должны были быть избраны от каждого лагеря. Основная масса немецких военнопленных к июню 1943 года была сосредоточена в пяти лагерях в разных частях страны. В каждом из них были активисты антифашистского движения. Их противники переводились в другие лагеря. После значительной политико-воспитательной работы появилась возможность созвать учредительную конференцию НКСГ.

5.Штайдле Луитпольд, указ. соч., С. 252. 6.Друг, боевой товарищ (неофициальное обращение немецких военных друг к другу)

86


Военнопленные – делегаты учредительной конференции НКСГ направляются к Зимнему клубу КМЗ. Красногорск. 12-13 июля.1943 Подготовительные мероприятия начались в апреле 1943 года. Разумеется, в этом принимали участие как руководители Коммунистической партии Германии, работавшие в исполкоме Коминтерна, так и ответственные сотрудники аппарата ЦК ВКП(б). Документальных свиде��ельств того, что создание Национального комитета «Свободная Германия» было идеей И.В.Сталина, мы не имеем. Но без его санкции ни о каком комитете не могло быть и речи. Будущий вице-президент НКСГ граф Генрих фон Айнзидель, сбитый под Сталинградом, вспоминал свою встречу с сотрудником отдела Центрального Комитета ВКП(б) Й.Г.Кэбиным, который в начале июня 1943 года присутствовал при телефонном разговоре И.В.Сталина с начальником ГлавПУ РККА А.С.Щербаковым. По словам Кэбина, Сталин сказал: «Товарищ Щербаков, пора немцам образовывать антифашистский комитет на широкой основе. Самое время. Сделайте соответствующие распоряжения и предоставьте для этого необходимые средства»7. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что Национальный комитет «Свободная Германия» был создан если не по инициативе, то с одобрения политического руководства СССР. Национальный комитет должен был объединить все антигитлеровски настроенные слои немцев, вольно или невольно находившихся в СССР. Для успешной подготовки конференции в ряде лагерей работали инициативные группы из числа военнопленных, уже участвовавших в антифашистском движении. Одна из таких групп публикует в газете для военнопленных «Das freie Wort» («Свободное слово») призыв создать Немецкий национальный комитет8. 7. Крупенников А. А. Солдатский путь. – М., 2005. – С. 180. 8.За Германию – против Гитлера! – М., 1993. – С. 99.

87


Первой под этим обращением стоит подпись Эриха Вайнерта. Этот известный поэт ещё в 1933 году эмигрировал в СССР и с первых дней войны сотрудничал с седьмым отделом ГлавПУ РККА. Именно он стал наиболее подходящей фигурой на роль лидера антифашистского движения в СССР. Убеждённый коммунист он однако не входил в число руководителей КПГ. Кроме него, в подготовительный комитет вошли четыре военнопленных и четыре политэмигранта. На учредительной конференции НКСГ Эрих Вайнерт был избран его президентом. Вице-президентами стали военнопленные майор Карл Хетц и лейтенант граф Генрих фон Айнзидель.

Президиум учредительной конференции НКСГ. Слева направо К. Хетц, Э. Вайнерт, Г. фон Айнзидель. Красногорск. 12-13 июля. 1943 Учредительная конференция Национального комитета «Свободная Германия» прошла 12-13 июля 1943 года в здании Зимнего клуба Красногорского механического завода (ныне ДК «Салют»). На тот момент это был самый большой зал в городе. Делегаты из числа военнопленных прибывали по железной дороге на станцию Павшино, а затем размещались в лагере №27. Политэмигранты и сотрудники советских инстанций приезжали на автомашинах из Москвы. На учредительной конференции был принят манифест, с которым Национальный комитет обратился к немецкому народу. Проект этого текста

88


Зал заседания учредительной конференции НКСГ. Красногорск. 12-13 июля. 1943 был подготовлен коммунистами-политэмигрантами Альфредом Куреллой и Рудольфом Херрштадтом. Позднее они будут работать в структуре НКСГ. Редактировал манифест известный ученый-германист заместитель начальника седьмого отдела ГлавПУ РККА полковник И.С.Брагинский, а окончательно текст утверждался членами совета по военно-политической пропаганде, курировавшими пропагандистскую работу на фронте, куда входили член ЦК ВКП(б) Д.З.Мануильский и заместитель начальника ГлавПУ РККА генерал И.В.Шикин.

На учредительной конференции один из делегатов подписывает манифест НКСГ. Красногорск. 13 июля. 1943 89


Основные положения этого манифеста: «Гитлер должен пасть, чтобы жила Германия. За свободную и независимую Германию»9. Материалы учредительной конференции вместе с манифестом были выпущены в виде брошюры тиражом миллион экземпляров и распространялись в лагерях военнопленных и на линии фронта. Через неделю после своего образования НКСГ начинает издавать газету «�������������������������������������������������� Das����������������������������������������������� freie����������������������������������������� ���������������������������������������������� Deuschland������������������������������ ���������������������������������������� » («Свободная Германия»), первый номер которой вышел 19 июля 1943 года. В нём были также опубликованы материалы учредительной конференции и манифест НКСГ10. Газета «Свободная Германия» позднее станет основным источником информации в лагерях вместо выпускавшейся ранее «Das freie Wort»11.

Председатель КПГ В.Пик с участниками учредительной конференции НКСГ перед входом в Зимний клуб КМЗ. Красногорск. 12-13 июля 1943 В августе 1943 года в газете «Правда» была опубликована статья президента НКСГ Эриха Вайнерта, посвященная созданию Национального комитета. В ней говорилось: «12 и 13 июля проходила учредительная конференция по созданию Национального комитета, в которой приняли участие сотни немецких солдат от рядового до подполковника, а также живущие в Советском союзе немцы-эмигранты. В конце заседания конференция единогласно избрала Национальный комитет, в состав которого вошли 38 членов, президент и два вице-президента. Конференция продемонстрировала единодушие подавляющего большинства делегатов по вопросу о цели борьбы – избавить Германию от Гитлера, а также по вопросу о средствах достижения этой цели. Будучи председателем Подготовительного комитета, я открыл конференцию своей программной речью, в которой сообщил об учреждении Национального комитета и о целях его борьбы. За два дня работы конференции 9.ММНА. КП 1317/5. 10. ММНА. НВФ 1223/63. 11.Бурцев М. И. Прозрение. М. 1981. – С. 187.

90


выступили еще 22 делегата – люди разного происхождения, люди самых различных политических взглядов и убеждений. Каждый из них говорил языком своего класса и языком своей профессии. И независимо от различной идеологической окраски выступлений все они сводились к одному настоятельному и страстному требованию: «Долой Гитлера и всех его покровителей и приспешников! Немедленно покончить с войной! Дорогу свободной и независимой Германии и сильному демократическому народному правительству! За теснейшую дружбу с народами Советского Союза!» Каждое выступление делегатов учредительной конференции звучало как обвинительный акт против Гитлера. Так, штабной офицер, на себе ощутивший катастрофу под Сталинградом, прямо обвинял в этом фюрера. Учитель социал-демократ говорил о деградации культуры в Германии за последнее десятилетие. Беспартийный солдат винил Гитлера за бессмысленно погибших фронтовых товарищей. Летчик, бывший эсэсовец, описал свой путь от солдата до офицера, примкнувшего к антифашистскому движению. Военнопленный, экономист по профессии, представил картину коррупции и разложения в фашистском руководстве. Бывший рабочий, лишенный всех прав по вине нацистов, требовал их возвращения. Католический миссионер бичевал гестапо за преследования верующих. Затем выступил коммунист, бывший депутат рейхстага, – его речь была проникнута искренней любовью к родине. Среди выступавших был и немецкий аристократ, потомок Бисмарка, который напомнил слова своего прадеда о том, что нельзя воевать с Россией. В том же ключе выступал и пастор евангелической церкви, заклеймивший Гитлера. Особой силой и убедительностью отличалась речь немецкого писателя-политэмигранта. Эти выступления часто прерывались аплодисментами. После избрания Национального комитета тут же в зале его руководство и все делегаты поставили свои подписи под манифестом. Таким образом, был сделан своего рода исторический шаг в борьбе за свободную и демократическую Германию. Свершилось то, что ещё недавно казалось невозможным12. Учитывая особое значение манифеста НКСГ, начальник ГлавПУ РККА в своей директиве от 30 сентября 1943 года предписывает как можно эффективнее распространять этот документ с помощью авиации на линии фронта и на территории Германии 13. Ведь донести до немцев сам факт создания Национального комитета было не менее важно, чем заставить их прислушаться к его идеям и лозунгам. Тем более что они отличались от лозунгов советских политорганов. Это различие было обусловлено тем, что немецкие антифашисты вели агитацию с позиции граждан Германии, которых заботила её судьба в будущем. Кроме выпуска в Москве листовок НКСГ, на фронтах начинают работать уполномоченные Национального комитета. Их первостепенной задачей было в контакте с офицерами седьмого отдела ГлавПУ РККА вести работу по разложению войск вермахта. Бывший начальник седьмого отдела ГлавПУРа генерал М.И.Бурцев вспоминал: «Сотрудники седьмых отделов политуправлений фронтов и седьмых отделений политуправлений армий вначале с подозрением относились к таким новым помощникам». Но деятельность антифашистов отличалась высокой эффективностью, поэтому число уполномоченных НКСГ на фронтах постоянно росло. 12. За Германию против Гитлера.­— М.1993.— С.272. 13. Главные политические органы Вооруженных сил СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945. Документы и материалы. – М., 1996. – С. 238.

91


Если на начало августа 1943 года на фронтах было пять уполномоченных, то спустя несколько месяц��в их стало втрое больше. Так, на Карельском фронте эту работу вел обер-ефрейтор Йозеф Робине, на Ленинградском – лейтенант Эрнст Келер, Волховском – лейтенант Дитрих Вильмс, Северо-Западном – ефрейтор Эмиль Круммель, 1-м Прибалтийском – лейтенант Мюллер, Западном – ефрейтор Франц Гольд и лейтенант Гудцерн, Белорусском – солдаты Гейнц Кесслер и Макс Эрмансдорфер, на 1-м Украинском – солдат Эрих Кюн и лейтенант Бернд фон Кюгельген, 2-м Украинском – лейтенант Карл Брюк, 3-м Украинском – обер-лейтенант Эбергард Каризиус, 4-м Украинском – фельдфебель Герберт Штрезов и лейтенант Генрих фон Айнзидель14. Каждый уполномоченный начинал с листовки, в которой извещал о своей деятельности на фронте15. Кроме того, они постоянно использовали громкоговорящие установки, обращаясь к солдатам вермахта на линии фронта.

Фрагмент экспозиции Мемориального музея немецких антифашистов. Красногорск. 2000-е Руководящий состав НКСГ на первых порах находился в Красногорском лагере. Однако начальник ГУПВИ генерал И.В.Петров вскоре докладывал наркому внутренних дел Л.П.Берия: «НКСГ в условиях лагерного режима не имеет условий для работы в лагере №27. Предлагается организовать специальный лагерь, который именовать объектом. Разместить в 45 километрах от Москвы по Ленинградскому шоссе, в поселке Лунёво в бывшем доме отдыха Управления милиции Московской области. Войсковой охраны не устанавливать. Внутри 14. Главные политические органы Вооруженных сил СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945. Документы и материалы. – М., 1996. – С. 306 15. За Германию – против Гитлера! – М., 1993 – С. 242.

92


объекта военнопленным перемещаться беспрепятственно. Выход из лагеря и уход через ворота установить по пропускам. Разрешить военнопленным для работы и культурного обслуживания выезды в Москву с ведома и разрешения начальника объекта в сопровождении членов комитета не военнопленных. Разместить по 2 человека в комнате. Питание установить по генеральской норме»16. В Лунёво НКСГ проработал до конца войны. Основной кузницей кадров для него по-прежнему оставался Красногорск. Все наборы Центральной антифашистской школы после образования НКСГ состояли из активистов Национального комитета. После войны эти люди, вернувшись в Восточную Германию, составили костяк политической и военной элиты ГДР. Во многом благодаря им в мае 1985 года в Красногорске был открыт Мемориальный музей немецких антифашистов, обладающий сегодня богатейшими фондовыми коллекциями по истории НКСГ и уникальной экспозицией, рассказывающей в том числе и об истории антифашистского движения в СССР.

16. РГВА Ф. 4п оп. 3 д. 3 лл. 1-3.

93


Л.Г.Постникова

ДАЛЕКО ОТ МОСКВЫ Красногорские оптики в Новосибирске. Хроника военного времени ЭВАКУАЦИЯ

Э

тот первый день войны никогда не забудется. Много лет спустя, вспоминая 22 июня 1941 года, бывший начальник ОТК завода имени Ленина в Красногорске и член редколлегии заводской многотиражки И.Е.Волчков писал: «В тот воскресный … июньский день… я находился в редакции … газеты «Рабочая трибуна», занимался редактированием… как член редколлегии. Было включено радио. В 12 часов дня я услышал выступление народного комиссара иностранных дел В.М.Молотова… Итак, началась война с сильным, коварным и опасным врагом. Я побежал на завод. По пути встретил взволнованного директора завода А.С.Котляра. Немедленно был вызван весь командный состав на совещание. Было приказано находиться на своих местах…» В этой оставшейся в истории речи В.М.Молотова прозвучала главная мысль о вероломном нападении фашистской Германии. Но была ли развязанная Гитлером война так неожиданна? Ее приближение ощущалось в нашей стране. И мы готовились дать отпор. Началось перевооружение армии, которой требовалось все больше оптических систем и специальных приборов, выпускавшихся в том числе в Красногорске. И совсем не случайно в первой декаде июня 1941 года главному конструктору С.М.Николаеву, его заместителю Е.И.Финкельштейну и автору приведенных выше воспоминаний было поручено подготовить выставку военной продукции. 15 июня на завод приехал народный комиссар обороны, маршал С.К.Тимошенко с группой военачальников. После осмотра выставки все собрались в кабинете главного инженера Д.Ф.Скаржинского для обмена мнениями. В начале 1941 года директором завода был назначен Александр Савельевич Котляр. Он родился в 1907 году и после окончания Ленинградского инженерно-экономического института в 1935 году работал начальником планово-производственного отдела Ленинградского оптико-механического завода, затем был направлен в Красногорск, а спустя всего четыре года в числе первой группы работников завода имени Ленина он был награжден орденом «Знак почета».

104


Директор завода №69 имени Ленина А.С.Котляр

На 1941 год заводу был запланирован для оснащения Красной армии и флота выпуск целого ряда новых приборов, таких, как специальная оптика для командирских пунктов дивизионной и корпусной артиллерии, комплект приборов, включавших орудийные прицелы и перископ для укрепрайонов, модернизированный стереоскопический дальномер для зенитной артиллерии, пулеметный прицел для танка Т-37, перископические прицелы для бронекатеров, прицел для минометов крупного калибра, а также освоение еще ряда новых изделий. В целом в то время объем военной продукции составлял более 90% всей продукции завода. Вновь обратимся к воспоминаниям И.Е.Волчкова: «С первых дней войны коллектив … завода перешел на режим работы с длительностью 18 часов в сутки, без выходных дней. 6 июля 1941 года меня через Наркомат вооружения (которому с 1939 года был подчинен Красногорский завод – ред.) вызвали в Кремль к Н.М.Швернику, где после… беседы я был назначен руководителем группы по выполнению спецзадания. В группу помимо меня были включены заместитель главного механика… Ф.Л.Борисов и главный инженер УКСа Е.Л.Каплан (на самом деле было создано две таких группы, которые выполняли одно и то же задание, – ред.)». Группе было поручено изыскать экономические районы, – пишет И.Е.Волчков, – где бы можно было на случай эвакуации заводов разместить их вдали от центра страны. При выполнении этого важнейшего спецзадания требовалось решить вопросы, связанные с размещением оборудования, людей, обеспечением сырьевыми ресурсами, кадрами, наличием энергетической базы… В июле начались налеты фашистской авиации на Москву и ближайшие промышленные города. Бомбы падали и в Красногорске. Немецкие войска все ближе продвигались к нашей столице. В связи с этим встал насущный вопрос об эвакуации завода имени Ленина. 7 октября 1941 года директором был подписан приказ №155. В нем говорилось:

105


«В осуществление решения Совета эвакуации (входившего в состав Государственного комитета обороны – ред.) от 7/Х-1941 г. утверждаю график эвакуации к неуклонному исполнению и приказываю: 1.Немедленно приступить к организации подготовки цехов к эвакуации. 2.Составить план эвакуации цехов по мастерским, руководствуясь необходимостью полного комплектного выполнения плана октября сборочными цехами и первоочередного закрытия дефицитных деталей по цехам 6, 3, 5, 7, 1 и др., а также подготовки незавершенного производства на ноябрь. При составлении плана учесть, что демонтаж оборудования и отправку его на новое место производить по мере окончания изготовления дефицитных деталей октября…» Через два дня после приказа на заводскую ветку был подан под погрузку первый эшелон. Поначалу в качестве места эвакуации были указаны города Свердловск и Уральск. По словам И.Е.Волчкова, погрузка производилась с учетом разделения завода на два производства. Так же отбирались и кадры. Надо сказать, что до самого момента демонтажа станки в цехах продолжали работать. Вот что вспоминал об обстановке, царившей в цехах, бывший начальник участка Б.С.Модестов. Он пишет: «…велика была роль мастеров и бригадиров при подготовке к эвакуации людей и оборудования… Благодаря их самоотверженности ни один станок не был забыт… или поврежден, не было ни одной аварии.». Далее он поясняет, что все оборудование, инструмент и имущество упаковывались в ящики, на которых делались надписи яркой краской, указывалось все, вплоть до фамилий рабочих, ответственных за упаковку. 10 октября через выломанные проемы в стенах началась переброска оборудования на заводскую железнодорожную ветку. Его перемещали вручную на катках или железных листах. Каждый станок укрепляли на платформе. Все делалось тщательно, с любовью и по-хозяйски. Работали день и ночь, многие не уходили домой. Более 20 груженых платформ отогнали на время в тупик. Затем на заводские пути были поданы 24 теплушки, вмещавшие примерно по 40 человек каждая, которые были утеплены и оборудованы двухъярусными нарами, чугунными печками, бачками для воды и ведрами. Всем уезжавшим работникам завода взамен паспортов были выданы специальные удостоверения и справки о том, что они вместе с семьями направляются на выполнение особого задания по постановлению правительства. «Отныне мы были мобилизованы», - так называли себя отъезжавшие.

106


При подготовке эвакуации планировалось, что для перевозки людей и о��орудования потребуется сформировать 20 эшелонов. На самом деле после всяческих уплотнений на станцию назначения пришли только 14. Но пока они находились в пути, было принято новое решение об эвакуации завода в Новосибирск. В связи с этим в срочном порядке был отдан приказ направить группу заводских специалистов в Новосибирск для подготовки к приему эшелонов из Красногорска. В состав этой группы входили: начальник механосборочного цеха С.В.Аленичев, главный инженер УКСа Е.Л.Каплан, зам. начальника сборочного цеха Д.Д.Соболев, начальник отдела снабжения С.Б.Винец и зам. начальника цеха И.М.Шефтер. И.Е.Волчкову было поручено возглавить эту группу. Он получил особую доверенность на право переадресовки идущих эшелонов в Новосибирск. Теперь его группе предстояло добраться как можно быстрее до места назначения. Вначале предполагалось лететь на самолете, но все аэродромы в Москве были закрыты. И красногорским специалистам предложили крытую грузовую полуторку, чтобы добраться до Горького и там сесть на самолет. Но им не повезло с самолетом и здесь. Пришлось оставить машину и на барже по Волге отправиться в Казань. И только оттуда удалось вылететь в Свердловск. Здесь они узнали, что переадресовка эшелонов уже состоялась. 24 октября И.Е.Волчков и его группа, наконец, оказались в Новосибирске, где они должны были встретить первый заводской эшелон.

В музее трудовой славы КМЗ сохранилось удостоверение инженераоптика И.А.Турыгина*, утвержденного приказом директора завода от 11 октября 1941 года начальником эшелона №3, где, кроме обращения ко всем партийным и советским органам с просьбой о содействии, его рукой было помечено, что в эшелоне 396 человек, из них 82 ребенка. В каждом вагоне назначался старший. Одним из них была инженер Н.Ф.Миронова, которая вспоминала, что буржуйка в вагоне топилась круглые сутки. На ней же готовили нехитрую еду. Эшелон прибыл в Новосибирск 7 ноября, в тот самый день, когда состоялся исторический парад на Красной площади. Первую ночь про-

107


вели в бывшем здании школы. Сверху из лопнувших батарей беспрерывно текла вода, и штукатурка падала с потолка. Как красногорцы в теплушках преодолевали эти три с лишним тысячи километров, можно представить себе и по другим воспоминаниям. Вернемся к тому же Б.С.Модестову, который хорошо запомнил день 16 октября 1941 года, когда рано утром на эстакаду пришли работники его цеха со своими семьями. Разрешалось взять в дорогу лишь минимум вещей. Шел дождь, и у всех на душе было муторно. С грустью они расставались с родным городом, его замечательной природой, с домашним уютом. Люди еще не знали, где и как им придется провести годы войны. Это был тот страшный день, когда в Москве начались паника и грабежи магазинов. Но порядок навели довольно быстро, грабителей расстреливали на месте. Эшелон шел медленно, иногда стоял сутками, а в другой раз двигался без остановок по 200-300 километров. На станциях все слушали сообщения Совинформбюро. Настроение было тревожное. На остановках бегали за кипятком, получали по карточкам хлеб и, благодаря специальным удостоверениям, в станционных магазинах продукты им отпускали без очереди. Дорога была очень тяжелой и казалась всем бесконечной. Три-четыре недели в тесноте, в грязи, без бани, с малыми ребятишками, но люди не расслаблялись и терпеливо ждали конца пути. Уже на подъезде к Новосибирску отпраздновали 24-ю годовщину Октября. 8 ноября заводской эшелон прибыл на первый путь станции Новосибирск-Главный. В Сибири было уже очень холодно, мороз ниже 30 и пурга. Красногорцев с вещами на грузовиках перевезли в одно из зданий, которое до войны занимал Новосибирский институт военных инженеров транспорта (НИВИТ). Ночевать пришлось на полу. А за две недели до них в Новосибирске принимали первый заводской эшелон. Группа во главе с И.Е.Волчковым встретила земляков, можно сказать, хлебом и солью – фургон, загруженный лотками с ржаными буханками, пригнали прямо на платформу и раздавали хлеб измученным людям. Всех «новоселов» на ночь разместили в здании театра юного зрителя. Следующий эшелон пришел через два дня, а последний приняли уже после Нового года. В общей сложности было эвакуировано чуть более 50 процентов личного состава завода №69. Красногорцы привезли в Сибирь полный комплект металлообрабатывающего оборудования, в том числе станки новейшей конструкции знаменитых немецких фирм, которые были закуплены перед войной и установлены в цехах завода №69 в Красногорске. Мало кто знает, что группа заводских специалистов, занимавшаяся вплоть до начала войны приемкой и отправкой оборудования из Берлина, была интернирована вместе с сотрудниками советского торгпредства и позже освобождена в обмен на членов германского посольства в Москве. Из Красногорска было увезено все, остались только пустые корпуса цехов и других заводских помещений. Опустевшие здания были заминированы. Но, бесспорно, самое ценное, что удалось сохранить, это квалифицированный коллектив – от станочников до конструкторов. Мастер сборочного цеха К.А.Арабьян вспоминает своих товарищей, приехавших в Сибирь вместе с ним: начальник цеха П.К.Торопов, его заместитель Д.Д.Соболев, старшие мастера П.П.Халезов и Раздовский, мастера К.П.Князев и И.И.Хорошайлов, начальник физической лаборатории Е.С.Динабург, технолог Р.Л.Щербова и другие. Всех не перечислишь.

108


ЖИЗНЬ И РАБОТА НА СИБИРСКОЙ ЗЕМЛЕ Эвакуация завода имени Ленина завершилась к концу 1941 года. Теперь первейшей задачей стал ввод предприятия в строй. Оптики-механики ворочали ломами станки. Как скажет позднее один из организаторов эвакуации заместитель главного технолога завода М.Н.Полосухин, «металл стыл на морозе, а люди держались».

Бывшие конюшни, складские и подсобные помещения школы погранохраны, где разместились цеха эвакуированного завода. Новосибирск. Фото военных лет Вопрос обеспечения электроэнергией явился одним из главных при пуске завода на новом месте. Систему электроснабжения пришлось делать зимой своими силами и своими материалами. Инженеры на сорокаградусном морозе перекатывали огромные катушки электрокабеля. ИТР и управленцы долбили кайлами землю, промерзшую и твердую, словно гранит. Ко всем трудностям прибавилась и проблема водоснабжения. Наиболее крупным производственным объектам завода отпускалось не более 50 кубометров воды в сутки, а ее требовалось в 10 раз больше. В первую очередь вступил в действие график перераспределения отпуска воды потребителям, был установлен суточный лимит водоснабжения. В результате удалось добиться получения для производственных целей 350-400 кубометров воды в сутки. Не легче было справиться с проблемой обеспечения производств теплом и паром. Целый ряд цехов отапливался печами домашнего типа. Пришлось своими силами расширять котельную. Трудности пускового периода были связаны еще с тем, что производственные площадки находились далеко друг от друга. Решено было строить внутризаводскую узкоколейку, которая связала бы основную базу завода с его другими объектами и давала выход на Транссибирскую магистраль. Что и было сделано без всякой агитации в нерабочее время. Заводская ветка позволила наладить снабжение материалами и вывоз готовой продукции. Упоминавшийся уже К.А.Арабьян достаточно подробно описал процесс размещения завода на новом месте и начало его работы. Вот что мы узнаем. Уже 22 ноября на первом и втором этажах бывшего учебного кор-

109


пуса НИВИТа было установлено оборудование механического и механосборочного цехов. В Сибстрине разместились еще два цеха, в «красных казармах» – инструментальный цех и инструментальный отдел со складом. Оптический цех оборудовали в корпусе НИИЖТа. В те дни руководители цехов, как правило, жили прямо на объектах. Транспортных средств на первых порах на заводе практически не было, кроме двух легковушек и грузовика. Внутризаводские перевозки осуществлялись на лошадях. Каждый цех имел свою телегу с конем, причем сверхурочная работа для животных строго запрещалась. Рабочая смена в цехах и отделах продолжалась 12 часов. Подростки работали по 8 часов в три смены. 6 ноября 1941 года А.С.Котляр подписал приказ «О пуске завода в эксплуатацию, режиме и порядке работы». Через 21 день после завершения эвакуации на фронт из Новосибирска были отправлены первые партии орудийных и минометных прицелов, собранных из комплектующих, привезенных с собой. Красногорцы позаботились об отправке в Новосибирск значительного количества готовых деталей для будущей сборки. 21 января 1942 года на общем собрании было объявлено, что на предприятии запущено 90 процентов станочного парка. С завершением монтажа сборочного цеха в конце декабря 1941 года на заводы Наркомата вооружения большими партиями пошли орудийные панорамы, прицелы для противотанковых орудий, перископические прицелы для тяжелых танков, минометные прицелы, артиллерийские стереотрубы, визиры и дальномеры для зенитной артиллерии. Все они помогали точнее разить врага. Потребность в этих приборах была столь велика, что почти ежедневно продукцию завода отправляли специальным транспортным самолетом. Важно отметить, что к концу 1942 года было полностью налажено серийное производство. Для пополнения коллектива, в котором так не хватало рабочих рук, пришлось в массовом порядке принимать необученную местную молодежь. Таким образом, за первые три месяца завод получил до 30 процентов необходимых рабочих кадров. Но большинство новичков нужно было учить и прежде всего делать из них квалифицированных станочников. В качестве наставников выступали прежде всего красногорцы – инженеры, техники и опытные рабочие. Можно вспомнить историю оптического завода, которому не раз приходилось переезжать и начинать все с нуля. Так было с переводом его из Риги в Петроград, далее в Пермь и Подольск, а затем в Баньки – будущий Красногорск – и, наконец, в Новосибирск. Но каждый раз завод вставал на ноги, несмотря на все трудности обустройства на новом месте. Особенно остро стоял вопрос с жильем. Обратимся к воспоминаниям бывшего конструктора завода М.Е.Михалева: «Жили мы в тяжелейших условиях. Чаще всего нас либо подселяли к семьям новосибирцев, либо давали какие-то другие помещения. Дом, где я жил, находился в девяти километрах от завода. Это расстояние почти ежедневно приходилось преодолевать пешком, тратя на дорогу туда и обратно часа четыре, так как трамваи и автобусы почти не ходили. Зимой, в жестокие морозы, я шел с одной мыслью: только бы не обморозиться…» Приведем еще одно воспоминание о том времени бывшего комсорга ЦК ВЛКСМ на заводе В.А.Королева. Он писал, что жилье эвакуированные получали уже в процессе работы. Некоторые жили в землянках. У большинства кадровых рабочих не было валенок и другой зимней одежды. Плохо обстояло дело с питанием. На работу из разных концов города ходили пешком. Из двух трамвайных линий действовала только одна. Но самые ушлые придумали для себя персональный транспорт. Молодые ребята приспособились ездить

110


на работу на собаках, запряженных в санки. Общую картину обеспечения коллектива жильем можно представить себе из доклада директора завода А.С.Котляра, направленного наркому вооружения Д.Ф.Устинову: «… на 1 января 1942 г. завод имел жилплощадь 5562 кв. м, которая состоит из строений постоянного и временного типа: домов – 60 (из них дач – 17), бараков – 25, землянок – 184. Жилые помещения временного типа (бараки, землянки) в большей части находятся в исключительно плохом состоянии, в особенности землянки, которые подвержены действию грунтовых вод и разрушению от гниения, вследствие чего перед заводом встает необходимость обязательного выселения жильцов из этих землянок, дальнейшее проживание в которых становится угрожающим…» Из того же источника мы узнаем, что для решения вопроса, связанного с питанием и бытовым обслуживанием работающих, на заводе был организован отдел рабочего снабжения (ОРС), в ведении которого находилось 8 столовых на 1600 мест «с пропускной способностью 17 тыс. блюд в сутки». Кроме того, завод имел два подсобных хозяйства, сапожную и пошивочную, пимокатную, бондарную и посудо-ремонтную мастерские, а также парикмахерскую. Ремонт и пошив обуви, кроме того, производился в 13 цехах. Но на первом месте всегда оставалось производство. Особое значение имела работа конструкторов и в целом инженерного корпуса. Армии каждодневно требовались оптические приборы. В них нуждались везде – от окопов до армейских командных пунктов. Поэтому перед разработчиками и технологами была поставлена задача в самые сжатые сроки упростить и унифицировать конструкцию выпускаемых приборов, снизить их трудоемкость и затраты дефицитных материалов, наладить серийное производство. Однако условия, в которых первое время работали конструкторы, были крайне стесненными. Конструкторское бюро размещалось в двух небольших комнатах с низкими потолками. Чертежные доски крепились неподвижно на самодельных козелках. Вместо ватмана использовалась желтая оберточная бумага, а калька заменялась той же бумагой, только промасленной. Для непосредственной связи с действующей армией на заводе была создана специальная бригада конструкторов и механиков во главе с опытным специалистом Д.В.Кречетовым, которая выезжала на фронтовые позиции от Мурманска до Сталинграда. Возвращаясь каждый раз в Новосибирск, заводские инженеры и техники привозили с собой целый перечень предложений по совершенствованию выпускаемых изделий. Благодаря этому за короткое время были усовершенствованы пять видов танковых прицелов. Техническая документация на их производство была передана и на другие заводы отрасли, где они изготавливались применительно к различным типам танков. Конструкторское бюро занималось также разработкой нового образца минометного прицела, который вскоре был передан в серийное производство. Он оказался во много раз надежнее своего предшественника, разработанного в Красногорске еще в 30-е годы, и успешно выдерживал перегрузки при длительной боевой стрельбе. Этот прицел был установлен также на гвардейских минометах «Катюша». Надолго запомнилось на заводе 22 июня 1942 года, когда в первую годовщину войны для вручения коллективу переходящего Красного знамени ВКП(б) вместе с руководителями отрасли прибыли несколько офицеров 4-го гвардейского минометного полка, на вооружении которого находились знаменитые «Катюши». С этого и началась боевая дружба гвардейцев-минометчиков и тружеников завода №69.

111


Коллектив завода №69 после вручения ему переходящего Красного знамени ЦК ВКП(б). Новосибирск. 1942 Высокими техническими характеристиками отличалась артиллерийская стереотруба с насадкой двадцатикратного увеличения. Она была проще по конструкции, более технологична и менее трудоемка, чем прежний образец. Один из ведущих специалистов завода Е.И.Финкельштейн оригинально решил задачу по упрощению конструкции прицелов для противотанковой артиллерии. Фронту они требовались в огромных количествах. Исходя из этого, Ефим Израилевич Финкельштейн, в послевоенные годы главный конструктор завода, реализовал простую идею. Он предложил в качестве прицела для подобных орудий приспособить один из окуляров полевого бинокля, которые завод выпускал большими партиями. За несколько дней в цехе сделали этот оригинальный прицел, оснастив его простейшим приспособлением для увязки с механизмом наводки орудия. После испытаний на полигоне он получил «добро» ГКО и на фронте пришелся «пушкарям» по душе. Заводские инженеры в годы войны работали особенно плодотворно. Так, находившиеся на вооружении в начале войны танковые телескопические и перископические прицелы имели ряд недоработок. Из-за недостаточной кратности увеличения они не позволяли вести точное прицеливание при дальней стрельбе. Поэтому им на смену пришел телескопический шарнирный прицел, разработанный ведущим конструктором В.А.Агнцевым. Вскоре после окончания войны за создание новых и модернизацию серийных танковых прицелов главному инженеру завода Д.Ф.Скаржинскому, главному конструктору С.М.Николаеву, ведущим конструкторам В.А.Агнцеву и И.Л.Сакину была присуждена Сталинская премия. Таланты на заводе уважались и поощрялись. Изобретателям и рационализаторам выписывались денежные премии. Но больше всего ценились такие

112


премиальные, как валенки или другие бытовые вещи для дома, для семьи, которые в те военные времена распределялись по карточкам и доставались людям в длинных очередях.

Работники завода, награжденные правительственными наградами. В центре слева направо главный инженер Д.Ф.Скаржинский, директор завода А.С.Котляр и парторг ЦК ВКП(б) на заводе Я.С.Гицель. Новосибирск. 1944 Естественно, основная тяжесть серийного освоения новой военной продукции ложилась на технологическую службу. Благодаря усилиям технологов был резко сокращен срок выпуска новых приборов. Если в предвоенный период прибор осваивался в течение полутора лет, то в тяжелейшем сорок втором он запускался в серию через полтора месяца. Нужно подчеркнуть, что за четыре года войны завод трижды обновил номенклатуру выпускаемых изделий, создав 48 образцов новых военных приборов. В том же 1942 году для выпуска орудийных панорам из-за низкой квалификации молодых рабочих по предложению главного инженера Д.Ф.Скаржинского и главного технолога А.А.Менца было решено максимально упростить операции и перевести сборку на поток. При активном участии старшего мастера участка сборки П.А.Халезова, мастера Д.С.Самарина, технолога М.Н.Котова, а также опытных сборщиков и юстировщиков В.И.Ефимова, И.И.Хорошайлова и Н.В.Королева была проделана большая подготовительная работа по переводу изделия на поток. Этот технологический процесс курировали ведущие специалисты служб главного конструктора и главного технолога Е.И.Финкельштейн и Н.А.Моталина. Впервые в оборонной промышленности того времени эта технология стала широко использоваться. Если в 1940 году в Красногорске в месяц выпускалось 300-400 панорам, то к концу 1942 года их количество выросло до двух тысяч в месяц, а в победном сорок пятом возросла до 5000. Такой рост стал возможным благодаря поточному производству на мелкосерийной сборке. Подобный технологический процесс был испол��зован также и на сборке других изделий. При острой нехватке материалов и рабочих рук приходилось искать пути более рационального использования оборудования. Технологи Н.М.Печерский, Панасюк, Ф.С.Стрельников и конструкторы И.В.Кузьмич, М.Е.Михалев, Л.В.Знаменская усовершенствовали производство одного из изделий, что позволило высвободить 9 металлообрабатывающих станков, сэкономив при этом 182 тысячи станко-часов и 117 тонн металла.

113


Новосибирские приборы времен Великой Отечественной войны (слева направо): Минометный прицел МП-41. Минометные прицелы обеспечивали прицельную стрельбу из всех типов минометов, а также из боевых машин реактивной артиллерии («Катюш»). Танковый панорамный прицел ПП-4. Устанавливался на средних и тяжелых танках, позволял повышать точность стрельбы. Зенитный визир для определения координат воздушной цели Нужно отметить, что уже в начале войны на заводе был создан единый центр, который направлял научно-исследовательскую и технологическую работу, в том числе и деятельность заводских лабораторий и специальных производств. В этих подразделениях были разработаны и внедрены заменители ряда дефицитных материалов и химикатов, в том числе смазок, каустической соды и ряда других компонентов, необходимых для производства. Все это во многом помогло обеспечить бесперебойную работу оборудования. Показательным примером может служить разработка рецепта клеящего вещества для линз, аналогичного так называемому «канадскому бальзаму», поставки которого были особенно затруднены в военное время. Этот оптический клей, разработанный институтом органической химии, производился только в Ленинграде. Условно его называли «продукт №1». Однако получать этот компонент из осажденного города было практически невозможно. В конце концов заводские химики сумели изготовить необходимый в оптическом производстве клеящий препарат (бальзамин) и стали вырабатывать его столько, что поставляли на другие заводы. Примечательно, что лаборатория работала в помещении бывшей конюшни. Как видим, чаще всего в коллективе опирались только на собственные силы. По воспоминаниям того времени, у директора А.С.Котляра был свой подход к решению казалось бы неразрешимых проблем. Если заводу нужен был станок, он его покупал, выменивал или отдавал приказ изготовить у себя. Директор нередко ездил по заснеженным улицам города в санях, запряженных тройкой лошадей. По воспоминаниям бывшего технолога В.И.Еремина, рабочие за это прозвали его «царь Сибири». Новоявленный Ермак Тимофеевич мог решать самые сложные задачи. Так например, своими силами были изготовлены шлифовально-полировальные установки, гвоздильные автоматы, пилы Геллера, сверлильные и резьбонарезные станки, станки для кокилей. Завод сумел в короткое время освоить производство сложных микровинтов, ранее поступавших со стороны, и других комплектующих деталей. 114


Особая история связана с производством на заводе специального стального литья, поскольку в условиях начального периода войны получать от смежников металл в нужном количестве было почти невозможно. Тогда решили построить собственную сталеплавильную печь. Это было поручено группе инженеров, куда вошли Кудрявцев, Дубейский, Самойлов, Шемякин и другие. Они разработали техническую документацию и с помощью отдела главного механика смонтировали сталеплавильную печь производительностью 0,5 тонны, для которой было построено отдельное здание. Как только эта печь вступила в строй, завод получил возможность использовать свою марочную сталь для изготовления высокоточных оптических приборов. Когда завод прибыл в Новосибирск, вскоре выяснилось, что ему крайне необходимо резиновое производство для разного рода прокладок в оптических приборах. К счастью, на местном кожевенном комбинате существовал небольшой участок по выпуску простейших резино-технических изделий. С.А.Котляр немедленно приказал приобрести это скромное производство, переоборудовать его и начать изготовление прокладок для собственных нужд. Кроме того, с расширением этого участка здесь стали выпускать текстропные ремни для станков, тормозные колодки для автомашин, очень дефицитную в то время изоляционную ленту и другую продукцию. Но этим не ограничились. Начали отливать резиновые чуни для сельских тружеников, а для своих изготовляли резиновые сапоги и женские ботики. Со временем этот участок оснастили специальными станками для литья пластмасс, и к резино-технической продукции добавился еще один хозяйственный ассортимент – пластмассовая посуда. Если говорить об основном производстве, следует отметить, что в 1943 году завод №69 сверх задания ГКО дал продукции на 75,5 млн. рублей, значительно перешагнув довоенные показатели. Всего за годы войны завод выпустил свыше 16 тысяч зенитных дальномеров, около 50 тысяч артиллерийских стереотруб и 12 тысяч орудийных панорам. Эти цифры наглядно свидетельствуют о вкладе коллектива, основу которого составляли красногорские оптики, в дело победы над врагом. В течение четырех военных лет партийную организацию завода возглавлял Я.С.Гицель. Он родился в 1908 году в городе Алексине на Оке. В 19 лет начинал чернорабочим на заводе точной механики в Баньках, а затем работал шлифовщиком, сборщиком-механиком, мастером, начальником очкового цеха. В 30-е годы Яков был одним из комсомольских активистов. После окончания техникума его выдвинули на должность начальника цеха сборки дальномеров, а затем поставили во главе механосборочного цеха. Классическая трудовая биография. В числе других работников завода имени Ленина в 1939 году Я.С.Гицель был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В декабре 1941 года, находясь в эвакуации в Новосибирске, он был утвержден в качестве парторга ЦК ВКП(б) на заводе. Ветераны помнят, что в годы войны во Всесоюзном социалистическом соревновании завод имени Ленина 34 месяца удерживал переходящее Красное знамя ЦК ВКП(б). В итоге это знамя было оставлено коллективу на вечное хранение. За высокие достижения не раз работники завода удостаивались орденов и медалей – всего было награждено около 400 человек. 9 июля 1945 года за успешное выполнение заданий правительства по обеспечению фронта и за выдающиеся успехи в разработке, оснащении и выпуске для народного хозяйства точных оптических приборов вклад приборостроителей завода №69 был отмечен высшей наградой – орденом Ленина. Вскоре на первой полосе газеты «Труд» было опубликовано письмо ру-

115


ководства завода в адрес Председателя ГКО И.В.Сталина. В нем говорилось: «… Все правительственные задания по обеспечению оптическими приборами артиллерии танковых войск Красной Армии коллективом нашего завода полностью выполнены… Завод выпустил за годы войны сверх плана на десятки миллионов рублей военных приборов, снизил стоимость их на 45% и дал только за счет внедрения рационализаторских предложений экономии на десятки миллионов рублей…» В том же номере в ответ на это письмо была опубликована благодарность председателя ГКО. После окончания войны новый поворот в биографии завода имени Ленина был связан с тем, что целый ряд ведущих специалистов и квалифицированных рабочих решили вернуться в родные места, в подмосковный близкий им Красногорск, где в феврале 1942 года на площадях эвакуированного в Сибирь предприятия возобновилось оптическое производство. Новосибирский №69 и Красногорский завод №393 стали родными братьями. Сюда вернулись А.С.Котляр (в 1946-1947 году директор КМЗ), Д.Ф.Скаржинский (с 1947 года директор КМЗ), С.М.Николаев, сыгравший значительную роль в создании ЦКБ, и с ними целая группа высококлассных специалистов. В послевоенные годы многие красногорцы, работавшие в Новосибирске, заняли руководящие должности в отрасли. Так, В.А.Шестаков (начальник инструментального цеха, затем главный технолог, с 1948 года – начальник планово-производственного отдела Новосибирского завода) возглавил Лыткаринский завод оптического стекла, а в 1970 году был назначен генеральным директором производственного объединения «Рубин». И.М.Корнилов на заводе №69 прошел путь от конструктора до начальника ОТК и парторга завода. В 1953 году был направлен руководителем Уральского оптико-механического завода. Бывший начальник сборочного цеха П.А.Халезов много лет возглавлял завод №237 в Татарии. Но немало наших земляков навсегда связали свою судьбу с Новосибирском, который стал для них второй родиной. В их числе А.А.Менц, Е.И.Финкельштейн, А.А.Морозов, М.Е.Михалев, Н.А.Никаноров, Л.В.Знаменская, А.В.Колбецкий, И.И.Хорошайлов и другие. В известной книге «Оружие победы», вышедшей в 1987 году, приводится внушительный список приборов, произведенных на заводе №69 в Новосибирске в годы войны. Вспоминая сегодня дни и ночи тех тяжелых и героических лет, мы отдаем должное красногорцам и пришедшим к ним на помощь сибирякам, создавшим общими силами далеко от Москвы новый центр советского приборостроения, который вместе с другими заводами обеспечивал нашу армию зорким взглядом первоклассных прицелов. Наш долг сохранить добрую память о людях этого поколения. Редакция альманаха «Красногор��е» благодарна заведующей музеем трудовой славы Новосибирского приборостроительного завода С.В. Волковой за содействие в подготовке данной статьи. Благодаря ее участию нами были получены юбилейные издания «Точный прицел. История Новосибирского приборостроительного завода имени Ленина (1905-2005)» и «Через призму времени. 65 лет на сибирской земле (1941-2006)», куда вошли материалы, связанные с заводом точной механики №19, а затем №69 имени В.И.Ленина. У Красногорского механического завода и новосибирских приборостроителей общие корни. *Иван Афанасьевич Турыгин (1904-1966)­­ - известный специалист в области оптического приборостроения, автор двухтомного учебного пособия «Прикладная оптика», вышедшего в 1966 году и посвященного коллективу КМЗ, профессор, ректор факультета приборостроения МВТУ им.Н.Э.Баумана.

116


Г.А.Аляева

ДАНЬ ПАМЯТИ или ДОЛГОЕ ЭХО ВОЙНЫ Т

ема Великой Отечественной войны для всех нас будет актуальна еще не одно десятилетие. Слишком большие потери понёс наш народ. Отступление 41-го, блокада Ленинграда, тяжелые бои под Ржевом, зверства фашистов на оккупированных территориях… Мы никогда не забудем самоотверженный труд советских людей в тылу. Об этом написано сотни томов. В последние годы, в том числе в связи с открытием архивов, все больше становятся известными факты, связанные с солдатскими подвигами, буднями войны. Вместе с тем все больше разворачивается работа по сбору воспоминаний фронтовиков и тружеников тыла, которых, к сожалению, с каждым годом становится все меньше. Мы еще далеко не все знаем о людях, которые погибли в боях и на русской земле, и за ее пределами. Разумеется, о Героях Советского Союза и полных кавалерах ордена Славы мы знаем куда больше. А про всех остальных? Ведь погибли миллионы наших солдат и офицеров. В лучшем случае память о них сохранилась в солдатских письмах, фронтовых фотографиях и надписях на обелисках, разбросанных по всей стране. Поэтому любые новые сведения, особенно о наших земляках, нам очень дороги. Для увековечения памяти погибших при защите Отечества Министерством обороны Российской Федерации создан единый компьютерный банк данных, содержащий обширную информацию. Открыт доступ и к наградным документам, где мы находим сведения о жителях поселка Нахабино, погибших в годы войны. Все они были призваны Истринским районным военкоматом (в то время Нахабино входило в состав Истринского района). В донесениях военного периода о безвозвратных потерях значатся их родственники с нахабинскими адресами. В этом номере мы начинаем публиковать наградные документы на наших земляков-нахабинцев с краткими характеристиками их боевых заслуг. Текст дается так, как в оригинале.

94


Алябьев Яков Дмитриевич Родился в 1913 году в селе Алябьево Курской области. Член ВКП(б). Работал в автобусном парке шофером. Жена Марфа Дмитриевна Алябьева, проживала в Нахабине по ул. Советской. На фронте с августа 1941 года. Гвардии сержант. Шофер роты управления 44 мотострелковой бригады 1-го танкового Краснознаменного корпуса. Приказом №013/н от 23 декабря 1943 года по 44 мотострелковой бригаде 1-го танкового корпуса награжден медалью «За отвагу»: «Тов. Алябьев восстановил подбитую вражеской авиацией 15 декабря 1943 г. машину с продуктами с большим риском для жизни, т.к. участок, где была расположена его машина, в ночь на 16 декабря обстреливался артиллерийским минометным огнем противника. 8 камер накачал и установил на место, запаял пробитый радиатор и бензобак и вовремя доставил машину с продуктами на передовую». Убит 18 сентября 1944 года. Имя Якова Дмитриевича Алябьева занесено на доску мемориального комплекса погибшим в годы Великой Отечественной войны жителям Нахабина.

Анисьин Николай Андреевич Родился в 1919 году в селе Бобровка Куйбышевской области. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1939 года. Жена Нина Михайловна Короткова, проживала в Нахабине по ул. Почтовой. Приказом войскам 5-й гвардейской армии №0116/4 от 4 ноября 1943 года начальник штаба 178 гвардейского стрелкового полка 58 гвардейской стрелковой Красноградской дивизии гвардии майор Николай Андреевич Анисьин награжден орденом Отечественной войны II степени: «В боях с немецкими захватчиками под гор. Харьков с 12 августа по 10 сентября 1943 г. тов. Анисьин показал образцы мужества и умения в управлении войсками. Во время боевых операций майор Анисьин всегда появлялся там, где было критическое положение. При выходе из строя командира полка тов. Анисьин принимает командование полком на себя и умело настойчиво выполняет боевые приказы командира дивизии до прихода командира полка. За период командования полком с 16 по 19 августа 1943 г. полком уничтожено до 800 солдат и офицеров, одна самоходная пушка, два танка, один танк «Тигр», две минометные батареи, шесть дзотов противника». Приказом войскам 5-й гвардейской армии №048/4 от 10 сентября 1944 года командир 178 гвардейского стрелкового полка 58 гвардейской стрелковой Красноградской Краснознаменной дивизии гвардии майор Николай Андреевич Анисьин награжден орденом Александра Невского: «Гвардии майор Анисьин в занимаемой должности с апреля мес. 1944 года. До этого работал начальником штаба вышеуказанного полка. За командование полком проявил себя смелым, способным офицером управлять подразделениями полка в любых условиях боя, особенно отличился в боях на левом берегу р. Висла при расширении плацдарма. Полк, после форсированного марша 100 километров, с хода вступил в бой, преграждая путь немецким танковым дивизиям, имевшим задачу любой ценой части дивизии отбросить на правый берег р. Висла. В ожесточенных боях с 8.08 по 20.08 44 полк под командованием тов. Анисьина отразил 13 контратак противника, не дал возможность противнику продвинуться ни на один метр. Только в этих боях полк уничтожил 6

95


танков, 7 пушек, 7 пулеметов, 10 автомашин и более 500 солдат и офицеров противника. Успехи, достигнутые 178 гв.п. в боях с немецкими захватчиками, определяются высоким морально-политическим боевым духом личного состава, отличной боевой выучкой офицерского состава. Тов. Анисьин смелый волевой офицер, далек от паники и трусости, грамотно и обдуманно ставит задачи своим подчиненным». Приказом войскам 5-й гвардейской армии №025/4 от 28 марта 1945 года командир 178 гвардейского стрелкового полка 58 гвардейской стрелковой Красноградской Краснознаменной дивизии гвардии майор Николай Андреевич Анисьин награжден орденом Красной Звезды: «178 гвардейский стрелковый Краснознаменный полк под командованием гв. майора Анисьина, ведя упорные наступательные бои с отходящими частями противника на левом берегу р. Одер, 23 января 1945 г. вышел на правый берег. Во взаимодействии с 175 гв. стр. Висленским полком точно разведал скрытые подступы и минные поля, а также огневые точки противника, правильно организовал для подавления огневых точек, первым схода форсировал реку в районе местечка Бебрин, понеся незначительные потери, и захватил плацдарм на левом берегу. К исходу дня 23.2.45 г. все подразделения были переправлены. 24 января 1945 г. расширяя плацдарм, овладел селом Эйзенау и оседлал шоссейную дорогу, идущую на г. Шургаст, откуда противник подбрасывал подкрепление». Убит в бою 19 апреля 1945 года. Похоронен во Львове на Личаковском кладбище. Приказом войскам 5-й гвардейской армии №04/4 от 29 марта 1946 года командир 178 гвардейского стрелкового полка 58 гвардейской стрелковой Красноградской-Пражской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова дивизии гвардии майор Николай Андреевич Анисьин награжден (посмертно) орденом Отечественной войны I степени: «16 апреля 1945 года после артподготовки подразделения полка форсировали реку Нейсе в районе г. Маслау. Имея сопротивление противника, прорвали сильно укрепленную много заминированную оборону противника, понеся незначительные потери. Развивая наступления подразделения полка сходу первыми форсировали реку южнее г. Бремнер и стремительно развили наступление на запад. 19.04.1945 года гв. майор Анисьин в боях с немецкими захватчиками погиб смертью храбрых. Только в боях с 16.04. по 20.04.45 года 178 гв. стр. полк под командованием гв. майора Анисьина уничтожил и захватил солдат и офицеров 1000, танков 5, минбатарей 2, орудий 16, автомашин 150, паровозов 19, вагонов 170».

Борщ Яков Андреевич Родился в 1909 году. Член ВКП(б). Женат. Кадровый военный. В Красной Армии с 1931 года. Военинженер 2 ранга. Старший помощник начальника штаба инженерных войск 56 армии. Приказом №046/н от 4 марта 1943 года по войскам Черноморской группы Северокавказского фронта награжден орденом Красной Звезды: «Тов. Борщ, работая старшим помначштаба инжвойск 56А, показал себя, как образованный честный знающий своё дело командир. Преданный делу партии Ленина-Сталина. Политически развит, идеологически устойчив. Дисциплинирован. Военная специальная подготовка хорошая. У подчиненных 96


пользуется авторитетом. Ведет большую работу по инж. разведке в полосе армии, у него всегда свежие данные о минировании и укреплениях противника. Тов. Борщ личным своим контролем не однократно под огнем противника руководил оборонительными работами... Работая на ВПУ, он не однократно выполнял ответственные боевые задания по руководству инжчастями. Аккуратно и четко ведет всю оперативную работу на ВПУ». Инженер–майор. Преподаватель военно-инженерного дела курсов «Выстрел» в Солнечногорске. 3 января 1945 года госпитализирован в главный военный госпиталь Красной Армии. Прободная язва желудка. Перитонит. Умер 8 января 1945 года.

Веселов Александр Петрович Родился 11 сентября 1914 года, сельский совет Краснохолмский Калининской области. Ближайший родственник отец Петр Васильевич Веселов, проживал в Нахабине по ул. Железнодорожной. Призван 22 июня 1941 года. Старшина. Заведующий продовольственным складом 901 стрелкового полка 245 стрелковой дивизии. Приказом №0565 от 19 августа 1942 года по войскам 34 армии награжден медалью «За отвагу»: «18.08.41 года. 3-й батальон вел бой в районе дер. Гниловец. Связной комбата – красноармеец Веселов А.П. доложил, что два пулеметных расчета вышли из строя, патроны были на исходе. По приказу комбата т. Веселов под сильным пулеметным огнем противника, вынес 3-х тяжело раненных пулеметчиков и станковый пулемет. 23.08.41 г. в селе Залучье шел уличный бой. Комбат послал выяснить почему с правого фланга замолчал наш станковый пулемет. На обратной дороге на отважного бойца напала группа немецких солдат. Т.Веселов не растерялся, залег в борозду огорода и мигом отполз в сторону. Одна за другой посыпались немецкие гранаты. Немцы шли во весь рост. Автомат т. Веселова был уже на изготовке. Огнем своего автомата он убил 5 немецких фашистов. 2.09.41 г. в районе д. Кукой немцы отрезали пути прохода к нашим подразделениям, ведущим бой. Открытая местность сильно обстреливалась противником пулеметным и минометным огнем. Тов. Веселов продукты на передовую линию доставил своевременно. В том бою т. Веселов вынес с поля боя 12 ран. бойцов и командиров с их личным оружием, в том числе командира роты орденоносца мл. лейтенанта Логачева. 3.09.41 года в районе дер. Березовец, командный пункт комбата Рыбинцева был зажат в кольцо немецких автоматчиков, комбат - сильно ранен. Тов. Веселов, попеременно с политруком Лещинским вынесли комбата из вражеского кольца, жизнь комбата была спасена. Тов. Веселов назначен зав. продовольственным складом полка с 11.12.41 года, где работает по настоящее время. Весной 1942 г. в самое тяжелое время, через болота, протяжением 8 км. на вьюках своевременно бесперебойно снабжал полк доброкачественными продуктами питания. Армейской комиссией в июне 1942 г. отмечено заботливое отношение т. Веселова к продскладу, хорошее хранение продуктов и фуража. Потерь продуктов и фуража не имел. Приказания командования выполняет четко и в срок. Морально устойчив, требователен, инициативен. Достоин правительственной награды медали «За отвагу». Член ВКП(б) с 1942 года. Младший лейтенант. Адъютант командира 901

97


стрелкового полка 245 стрелковой дивизии. Приказом №07 от 3.03.1943 года по 245 стрелковой дивизии Северо-западного фронта награжден орденом Красной Звезды: «Во время боев с 17 по 23 февраля 1943 г. находясь на командном пункте полка т. Веселов своевременно в трудных боевых условиях доводил мои приказания до командиров подразделений. Во время наступления и преследования противника под ураганным огнем его передавал мои устные приказания и получал для меня подробную информацию о ходе развития операции. В ходе наступления дважды спас жизнь мою и комсостава находящегося на командном пункте. 20 февраля 1943 г при наступлении в районе д. Малое Опуево в направлении командного пункта полка двигалась группа лыжников пр-ка. Заботясь об охране КП, т. Веселов первым заметил приближающуюся группу и, обстреляв её из автомата, убил 8 лыжников. 21 февраля в районе д. Новинки вторично КП полка находился в опасности, но благодаря своевременному обнаружению тов. Веселовым противника, он был с потерями отброшен. Смелый решительный и храбрый командир показал мужество и стойкость». Старший лейтенант интендантской службы. Помощник начальника военно-технического снабжения 245 Режицко-Валгинской стрелковой дивизии 59 армии. Убит в бою 20 января 1945 года. Похоронен в Польше на кладбище в Кракове. Приказом №011-н от 4 февраля 1945 года по войскам 59 армии награжден посмертно орденом Отечественной войны I степени: «Тов. Веселов в Красной армии с июня 1941 года, в действующей армии с начала Отечественной войны. Тов. Веселов состоял на службе в дивизии с 1941 г. вырос за время Отечественной войны от рядового до офицера. Последняя должность т. Веселова - помощник начальника Военно-Технического снабжения дивизии. К своим обязанностям относился добросовестно, с работой справлялся хорошо. Тов. Веселов за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте с немецкими захватчиками награжден орденом «Красная звезда» и медалью «За отвагу». Тов. Веселов был дисциплинированным и исполнительным офицером, пользовался заслуженным авторитетом среди офицерского и рядового состава. Был предан делу партии Ленина – Сталина и социалистической Родины. Погиб смертью храбрых в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в р-не г. Краков при выполнении боевого задания по обеспечению войск передовой части бензином. Достоин посмертно правительственной награды – орденом «Отечественной войны Первой Степени». Имя Александра Петровича Веселова занесено на доску мемориального комплекса погибшим в годы Великой Отечественной войны жителям Нахабина.

Герасимов Николай Сергеевич Родился в 1923 году, станция Нахабино Московской области. Проживал в Нахабине. Призван в сентябре 1941 года. Сержант. Командир отделения 1077 гвардейского стрелкового полка 8 гвардейской стрелковой дивизии. Указом Президиума Верховного Совета СССР №209/844 от 30.05.1951 года за отвагу и храбрость, проявленные в боях с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне, награжден медалью «За отвагу»:

98


«Солдат Герасимов Николай Сергеевич находился на фронте с 11.41 г. по 6 февраля 1942 г. 6 февраля 1942 г. Герасимов Н.С. находясь в должности стрелка 1077 стрелкового полка 8 гв. стрелковой дивизии Северо-Западного фронта в бою под гор. Руса был тяжело ранен: пулевое ранение левого плеча с повреждением кости и лучевого нерва». Погиб 10 февраля 1942 года.

Гусев Василий Иванович Родился в 1920 году, станция Нахабино Московской области. Ближайшие родственники – отец Иван Иванович Гусев, проживал в Нахабине по ул. Почтовой. Кадровый офицер с 1941 года. Гвардии младший лейтенант. Командир звена 69 гвардейского истребительного авиационного полка 304 истребительной авиационной Черкасской Краснознаменной дивизии. Кандидат в ВКП(б) с 1943 года. Приказом №3/н от 21.10.1943 года по 304 истребительной авиационной Черкасской Краснознаменной дивизии награжден орденом Красной Звезды: «Гв. мл. лейтенант тов. Гусев молодой летчик-истребитель. Имеет 12 боевых вылетов. В воздушных боях проявил себя смелым, инициативным, решительным воздушным бойцом. Летает ведомым гв. лейтенанта Филатова, который сбил 2 с-та противника. Сам тов. Гусев лично сбил так же 2 самолета пр-ка МЕ – 109. 19.10.43 г. выполняя задание по прикрытию наземных войск в группе 4 самолетов «Аэрокобра» был атакован 4 МЕ-109. Смело атаковав ведущего первой пары, со второй атаки сбил его, но в это время был сам атакован. Самолет получил повреждение плоскостей, отбит левый элерон, осколками повреждена приборная доска. Сам Гусев легко ранен в ногу. Несмотря на это, на поврежденном самолете тов. Гусев бросился на помощь товарищу и с дистанции 50 метров сбил второй самолете МЕ-109, который резким скольжением старался сбить пламя. Преследуя противника до земли и убедившись, что МЕ-109 врезался в землю и взорвался тов. Гусев с трудом вывел поврежденный самолет из пикирования. Только мужество, хладнокровие и отличная техника пилотирования позволили довести самолет до самого аэродрома, где несмотря на перебитую пневматику тов. отлично произвел посадку. В этот же день пересев на другой самолет, т. Гусев летал на боевые задания». Сбит в воздушном бою 5 августа 1944 года. Имя Василия Ивановича Гусева занесено на доску мемориального комплекса погибшим в Великой Отечественной войне жителям Нахабина.

Гусев Константин Васильевич Родился 21 декабря 1926 года, станция Нахабино Московской области. Член ВЛКСМ. Ближайшие родственники – мать Татьяна Ивановна Гусева, проживала в Нахабине по ул. Станционной. Призван в 1944 году. Старший сержант. Наводчик 1403 самоходного артиллерийского полка 21 армии. Приказом войскам 21 армии №0119/4 от 6 апреля 1945 года по 1403 самоходному артиллерийскому Двинскому ордена Кутузова III степени полку за образцовое выполнение боевого задания командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награжден орденом Славы III степени: «В боях с 15.03. по 18.03.1945 г. при прорыве обороны противника в райо-

99


не Хенигсторф, Обер, проявил мужество и героизм. В составе экипажа уничтожил 4 подводы с военным имуществом, 5 пулеметов, 3 ПТО, разбил 4 дзота, 1 автомашину и уничтожил до 25 солдат и офицеров противника. Т. Гусев огнем из орудия разбил каменный дом, в котором находились гитлеровцы, уничтожил расчет с пулеметом, чем обеспечил пехоте продвижение вперед и занять д. Обер». Погиб в бою 7 мая 1945 года. Имя Константина Васильевича Гусева занесено на доску мемориального комплекса погибшим в годы Великой Отечественной войны жителям Нахабина.

Ефремов Сергей Васильевич Родился в 1905 году. Работал шофером в Красногорском районном потребсоюзе. Жена Клавдия Алексеевна Ефремова, проживала в Нахабине по ул. Почтовой. Призван в 1941 году. Гвардии красноармеец, шофер роты технического обеспечения 14 гвардейской танковой бригады. Приказом №12/п от 12.03.1943 года по 14 гвардейской танковой бригаде за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награжден медалью «За боевые заслуги»: «За время боевых действий бригады тов. Ефремов с 16.12.42 г. работал шофером по подвозу ГСМ на передовую танкам. Все приказы и распоряжения командования по доставке горючего в указанные пункты выполнял в срок. Тов. Ефремов, выполняя боевые задания, не имел вынужденных простоев и поломок своей машины. А также в районе Красноморска и гор. Красноармейска не раз подвозил ГСМ». Погиб 15 февраля 1945 года. Имя Сергея Васильевича Ефремова занесено на доску мемориального комплекса погибшим в годы Великой Отечественной войны жителям Нахабина.

Завьялов Александр Федорович Родился в 1921 году, станция Нахабино Московской области. Член ВЛКСМ с 1937года, комсомольский билет №5162704. Ближайшие родственники – отец Федор Иванович Завьялов, проживал в Нахабине по ул. Советской. В ряды Красной Армии призван в 1940 году. Окончил летное училище. Лейтенант. Штурман самолета 140 бомбардировочного авиационного полка 276 бомбардировочной авиационной Гатчинской дважды Краснознаменной ордена Суворова дивизии. Удостоверение личности серия АГ 000001 №83345, выдано 140 БАКП от 11.05.44 года. Приказом № 02/н от 10 февраля 1944 года по 276 бомбардировочной авиационной Гатчинской дивизии награжден орденом Красной Звезды: «Участник Отечественной войны с июля 1943 г. на Ленинградском фронте, где произвел 25 успешных боевых вылетов ведомым на бомбардирование арт. батарей противника на Синявинском направлении и обстреливающих г. Ленинград, по уничтожению ж.д. эшелонов на ст.Тосно и Красногвардейск, бомбардировки переднего края обороны противника и резервов живой силы и техники в оперативной зоне. В бою ведет себя смело и мужественно. На боевые задания летает с большим желанием и настойчивостью. В воздухе чувствует себя с высоким моральным духом, добивается выполнения своего боевого вылета любыми способами, не щадя жизни и сил. Особенно успешно выполнил следующие бое100


вые задания: 23.08.1943 г. и 3.9.1943 г. при бомбардировании ж.д. эшелонов на ст. Тосно в составе шести Пе-2 ведомым уничтожено: склад боеприпасов, 36 вагонов, 2 эшелона, разрушено 60 м. ж.д. полотна, один пакгауз, прямое попадание бомб в казармы, созданы очаги пожаров и взрывы большой силы (подтверждено фотосхемами №120-122); 15.9.1943 г. при бомбардировании арт. батарей противника в районе Келколово в составе шести Пе-2 ведомым подавлена одна арт. батарея 3-х орудийного состава, одна минометная батарея, прямое попадание в землянки (подтверждено фотосхемой №128). В период наступательных действий на Красносельском и Приморском направлениях, в сложных метеоусловиях, при плохой видимости, низкой облачности и высоте 200-300 метров произвел 5 боевых вылетов на бомбардирование арт. мин батарей противника, живой силы и техники, мотопехоты и переднего края обороны в районе Финское-Коерово, Дудергоф, Пушкино, Волосово, где наблюдением экипажей установлено о нанесенном большом ущербе пр-ка, чем обеспечена возможность нашим войскам взятие Красного села и соединение с Приморской группировкой. Несколько раз приводил свой самолет на свой аэродром закрытой низкой облачностью, снегопадом и дымкой, давая возможность молодому летчику благополучно совершить посадку». 30 июля 1944 года при выполнении боевого задания в районе железнодорожной станции Войвори самолет сбит прямым попаданием зенитной артиллерии противника. Экипаж погиб. Имя Александра Федоровича Завьялова занесено на доску мемориального комплекса погибшим в годы Великой Отечественной войны жителям Нахабина.

Завьялов Владимир Павлович Родился в 1916 году, поселок Нахабино Московской области. Призван в ряды Красной Армии в октябре 1937 года. Служил по ноябрь 1940 года. Ближайшие родственники – отец Павел Иванович Завьялов, проживал в Нахабине. На фронт призван 12 мая 1942 года. Гвардии младший лейтенант. Командир танка ИС122 1-го танкового батальона 16 гвардейской танковой бригады. Член ВКП(б) с октября 1944 года. Приказом № 65/н от 31.10.1944 года командующего бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Белорусского фронта награжден орденом Красного Знамени: «Тов. Завьялов, работая на должности командира среднего танка, показал себя хорошим воспитателем своих подчиненных, инициативным, смелым воином. За время боевых действий при прорыве обороны и форсировании р. Нарев проявил мужество и геройство. При прорыве обороны 4.9.44 г. в районе Вышкув т. Завьялов встретил противотанковую батарею, которая открыла ураганный огонь. Тов. Завьялов зашёл с тыла и, на полной скорости ведя огонь, уничтожил вместе с расчетом противотанковую батарею, тем самым обеспечил продвижение наших подразделений. В бою 6.9.44 г. в районе д. Губеница тов. Завьялов первым ворвался в деревню, захватив 6 тяжелых минометов и склад боеприпасов. В этой схватке был подбит его танк. Тов. Завьялов пересел на другую машину и продолжил уничтожать живую силу и технику противника. В этом бою уничтожил: 1 самоходное орудие, 2 ПТО, 3 миномета, 4 автомашины с боеприпасами и до 70 гитлеровцев». Погиб 5 февраля 1945 года. Имя Владимира Павловича Завьялова занесено на доску мемориального комплекса погибшим в годы Великой Отечественной войны жителям Нахабина.

101


Иванов Ефим Федорович Родился в 1904 году в деревне Махово Курской области. Русский. Беспартийный. Рабочий. Образование 4 класса. Жена Анна Андреевна Иванова. Имел двух детей. Проживали в Нахабине. Призван 20 июня 1941 года. Старшина хозвзвода 1-го стрелкового батальона 932 стрелкового полка. Приказом №14/н от 13 августа 1943 года по 932 стрелковому полку 252 стрелковой дивизии награжден медалью «За отвагу»: «Во время боев на Белгородском направлении тов. Иванов бесперебойно обеспечивал батальон боеприпасами и питанием. Несмотря на сильный огонь противника тов. Иванов горячую пищу доставлял непосредственно на передовую позицию два раза в день, а так же обеспечивал бесперебойно питьевой водой». Командир взвода снабжения 2 стрелкового батальона 932 стрелкового полка. Приказом №035/н от 18 сентября 1944 года по частям 252 стрелковой Харьковской Краснознаменной орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизии награжден медалью «За боевые заслуги». «Работая в должности с июня месяца 1943 г. тов. Иванов показал исключительные заслуги в деле снабжения личного состава батальона продовольствием, боеприпасами, требовательный и находчивый командир. Транспорт, амуниция и конский состав у тов. Иванова всегда в хорошем состоянии. За время наступательных боев по окружению немецких войск в районе юго-западнее Кишинева у тов. Иванова не было ни одного оставшегося без горячей пищи, кормит бойцов без перебоев, а также своевременно обеспечивал и доставлял боеприпасы на передний край. Тов. Иванов, как командир хозяйственный, знает хорошо свое дело и добросовестно относится к своей работе». Пропал без вести в феврале 1945 года. Имя Ефима Федоровича Иванова занесено на доску мемориального комплекса погибшим в годы Великой Отечественной войны жителям Нахабина.

Кузнецов Николай Георгиевич Родился в 1926 году, станция Нахабино Московской области. Беспартийный. Ближайшие родственники – мать Анастасия Захаровна Кузнецова, проживала Нахабине, пос. НКПС. Призван 18 апреля 1943 года. Красноармеец кабельного отделения 3-го взвода 21 отдельной электр. роты 10 армии. Приказом №25/н от 21.08.1943 года по 385 стрелковой дивизии 10 армии Западного фронта награжден медалью «За отвагу»: «Красноармеец кабельного отделения 3-го взвода 21 ОЭТР Кузнецов в апреле м-це в армию вступил добровольно, на боевом задании на участке 385 с.д. с апреля м-ца. Развертывая высоковольтный кабель, показал себя смелым и отважным бойцом. Под ружейно-пулеметным огнем противника вместе с двумя бойцами проложил 10,5 км кабеля. Под ружейно-пулеметным огнем противника ходит за передний край, ползком проползал вдоль препятствий, устраняет повреждения. Красноармеец Кузнецов получил приказ подключить кабель к электро-препятствиям. Выполнив задание и при отходе в свою траншею командир отделения был тяжело ранен. Под сильным ружейно-пулеметным огнем сделал перевязку и вынес командира из нейтральной зоны. Этим

102


спас жизнь своего командира…» 12.12.1943 года получил пулевое ранение в живот. Поступил в полевой подвижной госпиталь № 724. Умер 2 января 1944 года.

103


79


В.Л.Рапопорт

ЖИЗНЬ В АРХАНГЕЛЬСКОМ (Продолжение. Начало в №11-16 «Красногорья»)

В

начале 70-х годов воплощались в жизнь дальнейшие планы по расширению экспозиционных возможностей музея. На очереди был малый дворец «Каприз». Это парковый павильон, появившийся в конце XVIII века ещё при Голицыных. «Каприз» был значительно п��рестроен в 1824 году по проекту архитектора Е.Д. Тюрина. Когда-то в нём размещалась часть картинной галереи князя Н.Б. Юсупова. Там же была бильярдная, позднее, судя по документам, в одном из помещений «Каприза» устроили печь для обжига фарфора. С 40-х годов XIX века он сдавался внаём в качестве дачи. Последние владельцы устроили здесь электростанцию, работавшую на жидком топливе. В послевоенные годы в нём размещалось управление санатория, а затем, до конца 60-х годов, санаторная аптека. За свою долгую жизнь «Каприз» утратил левое крыло. Решено было восстановить его по проекту О.С.Горбачёвой. Начальником участка в ту пору был военный строитель капитан В.К.Ушаков. Он служил в УНР-37, специально созданном военно-строительном управлении, которое осуществляло большие объемы работ как в Архангельском, так и на строительстве госпитального комплекса им. А.А.Вишневского. Первым начальником УНР-37 был молодой энергичный майор Ю.К.Муранов. В восстановленном заново левом крыле «Каприза» разместили санаторный радиоузел, который до конца 50-х годов находился на антресольном этаже в служебной части дворца. Кроме радиоузла, в остальной части «Каприза» был оборудован выставочный зал, где установили витрины. Здесь предполагалось экспонировать керамику, художественное стекло, бронзу и другие предметы декоративно-прикладного искусства. Но этим планам не суждено было сбыться. Александр Николаевич Комаровский умер в 1972 году. Тяжелый инсульт настиг его прямо в служебном кабинете, в особняке на Знаменке (тогда улица Фрунзе), который до революции принадлежал знаменитому московскому коллекционеру С.И.Щукину. Дальнейшему расширению музея, на что руководство Центрального военно-медицинского управления смотрело с явным неодобрением, был положен предел. За год или полтора до своей кончины Александр Николаевич обратился ко мне с просьбой, которую выполнить было не просто. В это время под его руководством заканчивалось строительство «Охотничьей резиденции» Л.И.Брежнева в Завидове. Комаровский просил меня найти какое-то живописное полотно, чтобы украсить столовую. Я сказал ему, что передать картину из музея не имею права, но постараюсь помочь. И решил обратиться к Феликсу Евгеньевичу Вишневскому. Он предложил роскошный «Букет» из своего собрания, написанный малоизвестной немецкой художницей середины ХIХ века. Я

145


Экскурсия во дворце. Зал Тьеполо. Архангельское. 1970-е привёз этот натюрморт А.Н.Комаровскому домой на Сивцев вражек. Он ему очень понравился. Как говорится, долг платежом красен. Вишневский передал его безвозмездно. Казалось, что эта история благополучно закончилась, однако она имела своё продолжение. В начале 70-х годов прошла целая серия су-

146


дебных процессов над московскими коллекционерами. После обвинительных приговоров их собрания, как правило, конфисковывались. Существовала специальная организация, куда передавали выморочное имущество и конфискованные вещи. Ф.Е.Вишневский имел там многолетние связи, поэтому картина, о которой идет речь, оказалась в его коллекции. Её-то и передали в Завидово. Через несколько лет суд восстановил владельца в правах и принял решение вернуть коллекцию. Нужно было возвращать и картину, но как это сделать? Никто не решался снять её со стены столовой у Леонида Ильича. Наконец, комендант охотхозяйства «Завидово» согласился: «Эту картину вернём, но давайте что-нибудь взамен». Выход нашёлся, когда на складе «культпросветимущества» в санатории я обнаружил несколько полотен известных русских художников, в т.ч. «Лесной пейзаж» работы ученика И.Е.Репина Льва Каменева. Наш реставратор Тамара Беляева привела полотно в порядок, и мы стали ждать, когда нам привезут картину из Завидова. Приехал какой-то майор, который передал нам «Букет» с дырой величиной в кулак, так он «бережно» вёз её в своей машине. Той же Тамаре пришлось самым тщательным образом отреставрировать этот холст, а затем мы вернули его владельцу. Это был высокий красивый старик, похожий на офицера одного из гвардейских полков императорской армии. В знак благодарности он подарил нам большой альбом Марка Шагала. В ту пору таких изданий в СССР не печаталось. А.Н.Комаровский ещё раз обратился ко мне с подобной просьбой, но тут всё решилось без особых осложнений. По указанию А.А.Гречко рядом с его особняком в Горках-6 Комаровскому было поручено оборудовать на даче одного из бывших руководителей военного ведомства «Дом приёмов министра обороны». Вместе с начальством УНР-37 я поехал на эту дачу. На втором этаже была спальня, стены которой были отделаны панелями из карельской берёзы. Этажом ниже находились бильярдная, небольшой кинозал и столовая. Длинный обеденный стол был обит войлоком, поверх него расстилали скатерти. И таким образом на него без всякой опаски ставились тарелки с горячими блюдами. Всё это для меня было внове. В доме была ещё большая открытая веранда на уровне второго этажа. Прекрасную акварель с морским видом работы известного художника Р.А.Барто для бывшей спальни я нашёл на складе санатория. Появление «Дома приёмов» по-своему отразилось на жизни музея. Организация здесь всякого рода мероприятий проводилась под руководством сотрудников хозяйственного управления (ХОЗУ) Министерства обороны. Неизвестно, кто из больших начальников подал мысль устраивать приёмы при свечах, но мысль понравилась. Однако для свечей требовались ещё и подсвечники, а где их взять? Поблизости и проще всего в «своём музее». И теперь примерно раз в месяц к нам приезжал симпатичный полковник В.Н.Голубев из руководства ХОЗУ. Он просил выдать на один вечер под расписку французские канделябры, украшавшие камин в одном из залов дворца. Это были небольшие вазы, из которых словно вырастали причудливые ветви с цветами. Разумеется, эти позолоченные канделябры работы парижского мастера середины XVIII века придавали особую изысканность «мероприятию». Откуда у этих людей, которые гордились своим рабоче-крестьянским происхождением, явились эти аристократические замашки? Нам возвращали подсвечники, залитые воском. Мы их чистили и вновь ставили в зал. В музее долго не знали, как избавиться от этой повинности. Нам помог весьма неприятный случай. На один из приёмов для веселья был приглашен цыганский ансамбль, и кто-то из этих артистов свинтил изящную, в виде тюльпана, профитку*. После этого военные больше не покушались на музейные экспонаты, отлив для себя копии.

147


Но были ещё более досадные потери. Так, из зала Ротари белым днём были похищены стоявшие на камине небольшие французские часы XVIII века «Петух на бочонке». Мы стали привязывать все мелкие вещи, а я постоянно твердил смотрителям: «Воруют, когда мало людей, не отвлекайтесь». Самой крупной потерей на моём веку стала кража с выставки в церкви иконы XVI века «Евангелист Лука». Там просто обрезали шнуры и унесли икону размером примерно 40x50 см. Как это случилось, смотрители объяснить не могли, и поиски по горячим следам ничего не дали. Похищенная икона была выдана нам на выставку из Исторического музея. Однако вернёмся ещё раз в Горки-6. Этот дачный посёлок производил довольно странное впечатление. Обширные дачи, особняки, заборы и полное отсутствие людей на его улицах. Только однажды, проходя по его пустынным переулкам, мы с женой увидели у ворот одной из дач старика, сидящего на скамейке. Это был один из героев Московской битвы, командир 79-й Сибирской стрелковой дивизии Афанасий Павлантьевич Белобородов. Спустя несколько лет генерал армии Белобородов завещал похоронить себя рядом со своими солдатами, павшими на рубеже обороны Москвы у посёлка Снегири. Теперь можно рассказать и о дальнейшей судьбе «Каприза». Здесь командование решило устроить музей истории санатория. Меня включили в рабочую группу, и мы с помощью архитектора и художника Московского областного художественно-оформительского комбината сделали вполне приличную экспозицию. Правда, прожил этот музей недолго. Хочу сказать, что у меня уже был некоторый опыт работы по созданию такого рода музеев. В начале 60-х годов я участвовал в подготовке основных разделов экспозиции музея трудовой славы КМЗ. Это был первый заводской музей, который размещался в одной из комнат Зимнего клуба (ныне ДК «Салют»). Там на площади всего 30 кв. м художники и дизайнеры ЦКБ при участии ветеранов завода создали неплохую музейную экспозицию. Через несколько лет я принял участие и в работе следующего по счёту музея КМЗ, который был открыт в зале площадью около 100 кв. м в помещении заводоуправления. Этой работой руководил Л.В.Веселовский, который в то время был зам. директора завода по быту. Работая в Архангельском, я не порывал связей с редакцией заводской газеты «Советский патриот», где много лет трудилась моя мать Ю.Л.Фельдштейн. Я решил продолжить её дело по созданию истории завода, которую она начинала вскоре после войны. В 1968 году начал писать книгу. И подшивки заводской многотиражки, которые хранились в редакции, давали мне основной материал. Книга «Мастера оптики» (очерки по истории завода и города Красногорска) вышла в 1983 году. Дело было сделано, хотя на это ушло не менее пят��адцати лет. Большие отрывки из этой книги предварительно публиковались в заводской газете под заголовком «Годы, события, люди». Подводя итоги этой многолетней работы и испытывая какую-то грусть, я повторял слова А.С. Пушкина: «Печаль моя светла». Красногорск навсегда останется в моей памяти. Ему посвящены два фильма, сценарии которых были написаны мною совместно с И.М.Фурмановой. Возможно, они сохранились в Госкиноархиве. Мною были придуманы их названия: «Город, в котором мы живём» и «Время, которое с нами». Можно сказать, что Красногорск живёт у меня в крови. Поэтому спустя более десяти лет после выхода моей книги, я стал автором герба этого подмосковного города, а затем «отцом-основателем» историко-краеведческого альманаха «Красногорье». В нём из года в год печатается множество разнообразных материалов из истории города и района. Когда я пишу эти строки, взяв на себя в какой-то степени роль летописца музея, то в памяти время от времени всплывают слова из знаменитой когда-то 148


Сотрудники музея-усадьбы «Архангельское» на субботнике. 1970-е песни «жизнь невозможно повернуть назад...». Но меня утешает лишь то, что мысленно я могу это сделать. Поэтому возвращаюсь в Архангельское в 70-е годы. К этому времени мы уже совершенно ясно ощущали, что такое «музейный бум». Это особенно сказывалось в музеях-усадьбах. Так, за одно десятилетие, начиная с 1965 года, посещаемость музея «Архангельское» выросла примерно в три раза, составив около 150 тысяч человек в год (и это только во дворце). Теперь мы уже не думали о том, как привлечь посетителей. Куда более актуальным становился вопрос, как регулировать этот поток? И даже в определенной мере ограничить его, чтобы уберечь от излишней нагрузки дворцовые интерьеры. Причины этого бума достаточно хорошо известны: рост жизненного уровня; увеличение свободного времени; улучшение работы транспорта; множество телевизионных передач, посвященных известным памятникам русской культуры; выпуск большого количества краеведческой и справочной литературы, в т.ч. таких замечательных серийных изданий, как «Дороги к прекрасному», «Города и музеи мира», художественных альбомов, диафильмов и т.п. В эти годы постепенно складывается система туристического обслуживания на уровне областей, городов и районов. Появляются популярные экскурсионные маршруты, такие, как «Золотое кольцо». Разнообразнее становятся формы работы музеев. Последствия всего этого мы в полной мере испытывали в Архангельском. И хотя экспозиционные возможности в музее значительно расширились и объектами показа, кроме дворца, стали ещё три здания, а также дополнительная территория, освоенная в бывшей хозяйственной части усадьбы, музей в субботние и воскресные дни почти задыхался. Очередь стояла через весь двор. На входе работали три кассы одновременно, на билетах теперь ставилось время посещения дворца из расчёта 300 человек в час. Действовал график пропуска групп и одиночных посетителей. Была оборудована система радиоинформации на территории музея. Наконец, у нас появился первый в музеях Московской области автоответчик. Тогда это было чудо техники, которое выпускалось нашей промышленностью в количестве 120 штук в год. С той поры я очень гордился тем, что по телефону сумел уговорить сотрудницу Госкино (поскольку они делались для кинотеатров) выделить нам автоответчик. 149


Для поддержания порядка на входе во дворец появились разделительные барьеры и даже собственный милиционер – Иван Дмитриевич Дубейский, которого мы всякими правдами и неправдами оформили по совместительству для работы в летний период в субботу и воскресенье. Разумеется, никакой милиции нам в ту пору не полагалось. Хочу сказать и надеюсь, буду правильно понят, что каждое самое малое приобретение, каждый гвоздь, забитый во благо музея, словно проходил через меня и очень радовал. Радовало и то, что появилась разнообразная печатная продукция: буклеты, открытки, планы усадьбы с указанием музейных объектов и краткими аннотациями, а также путеводитель по музею. В 1971 году вышла моя первая скромная книжка «Парк в Архангельском». Хочется надеяться, что она в какой-то мере не устарела и сегодня. В этой круговерти и в силу своего характера я всегда торопился и всегда торопил других. Далеко не всем это нравилось, но у меня были хорошие помощники и в их числе педант и прекрасный организатор Александр Фёдорович Шклярук, руководивший экскурсионным отделом. В середине 70-х годов у нас появился первоклассный методист выпускник Московского университета и будущий профессор Андрей Александрович Карев. Такие люди значительно повышали уровень работы музея. Новые времена, о которых идёт речь, резко обостряли противоречия между интересами музея и санатория. В конце 60-х годов Л.А.Эльдарова сменил Николай Григорьевич Головко. Чуть располневший красавец, светский человек, насколько это было возможно в военно-медицинском ведомстве, чемпион Советской Армии по шахматам, про которого остряки говорили, что он «шахматист среди медиков и медик среди шахматистов», по характеру был человек благодушный, и работать с ним было легко. У каждого из начальников санатория были собственные затеи. Николай Григорьевич запомнился тем, что активно занимался устройством площадки для игры в крикет, или на официальном языке «площадки для малоподвижных игр». Правда, эту площадку вскоре забросили, забыли. Ещё один след, оставленный Н.Г.Головко, это позывные санаторного радиоузла, где звучала мелодия Э.Грига. Мои отношения с Н.Г.Головко, можно сказать, были добросердечными, но это не означало, что роль санатория как «старшего брата» хоть сколько-нибудь уменьшилась. Он всеми силами оборонялся от посетителей музея. Перекрывались барьерами аллеи, ведущие вдоль партера к санаторным корпусам, выставлялись дежурные с красными повязками и солдаты, строились многочисленные ограды, вешались замки на воротах, повсюду появлялись всякого рода надписи-запреты, но всё это мало помогало. На глазах ещё недавно тихий музей превращался в крупный досуговый центр. Посетители «осаждали» «генеральский магазин», пробивались на лодочную станцию и в солярий, купались в запретной зоне на Москве-реке. Всё это, естественно, раздражало начальство, которое в прежние годы видело в музее обычное культурно-просветительное подразделение, нечто вроде клуба, куда водили на экскурсию отдыхающих. А тут ещё непонятный для лечебного учреждения «музейный бум» и какие-то претензии на развитие научной работы. Дело дошло до того, что нам не рекомендовали печатать статьи о музее и вообще не привлекать к нему внимание публики, но «джинн» был уже выпущен из бутылки. Музейному взрыву в Архангельском немало способствовало Красногорское экскурсионное бюро, во главе которого стояла «железная женщина» Валентина Никитична Заболотная. Она тесно сотрудничала с музеем и даже присвоила себе монопольное право организовывать экскурсии к нам изо всех районов Московской области. В.Н.Заболотная сумела получить

150


здание бывшей Знаменской церкви, где до этого размещалась типография, а затем госбанк. Она заново отделала помещение, и её бюро стало едва ли не лучшим в области. Здесь работали курсы экскурсоводов, была неплохо поставлена методическая работа. Валентина Никитична была хорошим организатором. По характеру и внешнему облику она чем-то напоминала Нонну Мордюкову в роли председателя колхоза из фильма «Простая история». Благодаря В.Н.Заболотной наши сотрудники получили возможность подрабатывать и совершать группами какие-то дальние путешествия. «Музейный бум» не только заставил нас во многом пересмотреть систему обслуживания посетителей, но принёс еще и заметный экономический эффект. Проще говоря, доходы музея настолько возросли, что санаторий смог отказаться от бюджетного финансирования этого отделения. Музей сам обеспечивал текущее содержание. Из бюджета платилась только зарплата директору, да и то, наверное, чтобы он совсем «от рук не отбился». Значительный рост доходов позволил поквартально премировать сотрудников музея, а оставшуюся часть списывали в бюджет к 1 января следующего года. Поэтому в последнем квартале мы стремились потратить как можно больше средств на материалы, оборудование, хозяйственное имущество и многое другое, столь необходимое музею, например, приобрести полушубки и пошить новую форму для смотрителей. Наши доходы собирались буквально по копейкам. Следует только напомнить, что стоимость входного билета во дворец составляла тогда 20 копеек, для студентов и школьников – вдвое меньше. При этом случались ещё характерные казусы. Так, например, какойнибудь не очень просвещенный посетитель, заплатив свой гривенник за выставку икон в здании церкви, нередко восклицал: «Ну и что здесь смотреть?» На что Наталья Николаевна Иванова, которая ведала филиалами и отличалась нетерпимостью к таким людям, приказывала кассиру: «Верните посетителю деньги!». Он, не ожидавший такого отпора, начинал возмущаться и заявлял: «Я буду жаловаться, как Ваша фамилия?» На что она дерзко отвечала: «Ну, например, Иванова!». Это вызывало ещё большее раздражение. Кстати, экскурсия по дворцу и парку продолжительностью в 1,5 часа стоила для групп пять рублей. Исходя из наших доходов, финансовая служба санатория возвела музей в ранг хозрасчетного подразделения и уравняла его в этом смысле с бильярдной и лодочной станцией. Кроме «Архангельского», в то время в Москве был лишь один музей, который окупал расходы на своё содержание. Это была «Бородинская панорама». В отличие от неё музей-усадьба «Архангельское» не был юридическим лицом и не имел, соответственно, устава, баланса, печати и занимал положение подсобного предприятия при санатории. У руководителей этого лечебного учреждения своих забот было выше головы, потому что оно являлось одной из лейб-медицинских служб для центральных управлений Министерства обороны. Как говорили шутники, чтобы удержаться в кресле начальника санатория, по крайней мере нужно быть братом министра. Поэтому музей во многом был предоставлен самому себе. Мы напечатали полуофициальный бланк для переписки с другими учреждениями. Иной раз пользовались печатью, которая осталась с 20-х годов, и ходили по инстанциям, можно сказать, в частном порядке. У нас было лишь два воздействия – красота усадьбы и личное обаяние. А поскольку большие начальники отдыхали в Архангельском, и мы им обычно показывали экспозицию и фонды, приглашали на концерты, презентовали музейные издания, читали лекции для отдыхающих – всё это вызывало положительные эмоции и помогало нам попасть к ним на приём с просьбами.

151


Парк музея-усадьбы «Архангельское». Слава направо главный хранитель музея Л.И.Булавина, зав. экскурсионным бюро Е.М.Богуш, экскурсовод Р.М.Фетисова. 1970-е С искренней благодарностью вспоминаю начальника центрального финансового управления Министерства обороны Владимира Николаевича Дутова и его сотрудников. Это они помогли нам добиться повышения категории музея, что давало возможность увеличить количество должностей научных сотрудников и несколько повысить в музее зарплату. Штат музея в то время насчитывал около 70 человек. Он включал пять основных отделов, реставрационную мастерскую и технический персонал.

* Профитка - подсвечная трубка, подогарник; каменная или фарфоровая свечка с металлическою иглой, служащей для натыкания на нее огарков, чтобы свеча могла сгореть до конца.

152


А.П.Славнов К 95-летию ВЛКСМ

ЧЕРЕЗ ГОДЫ, ЧЕРЕЗ РАССТОЯНЬЯ Н

ачало 60-х. Хрущевская оттепель. Начало космической эры. Физики и лирики. Время надежд. Перед нами открывались новые горизонты, новые пути и дороги. Теперь, когда все стали жить лучше, когда появилось больше свободного времени, буйным цветом расцвел молодежный туризм. Каждое лето начиналось с походов в горы, к северным монастырям, к южным морям, в Крым и на Кавказ и просто по бескрайним российским просторам. И колеса закрутились, прежде всего у первых вело- и мототуристов с КМЗ. У каждого из них, кто хотя бы однажды садился в седло мотоцикла, есть что вспомнить. Сколько в этом было романтики! Сначала их было немного – всего несколько ребят, недавно вернувшихся из армии на завод, где они уже успели поработать до призыва. Среди отцовоснователей нашего мотоклуба были Юрий Гаранин, Александр Левин, Михаил Никитин и автор этих строк. Начиналось все с велосипедных поездок на Истринское водохранилище на рыбалку и походов выходного дня. Несмотря на скромные заработки, вскоре у нас появилась двухколесная техника с лошадиными силами – два мотоцикла «Ява» и два мотороллера «Вятка». Благодаря этому постепенно география наших поездок расширялась. Теперь мы колесили по ближайшим областям, потом смело двинулись в Крым, а в 1964 году отправились по круговому маршруту: Красногорск-Ленинград-Эстония-Латвия-Калининград-Литва-Белоруссия-Украина-Крым-Москва-Владимир-Суздаль-Красного рск – почти кругосветка. Эта экспедиция еще была малочисленной – одна «Ява», две «Вятки» и четыре члена экипажей. Однако число любителей мототуризма быстро росло. Под наши знамена собираются В.Хилькевич, В.Сомов, Г.Герасимова, Л.Левина, В.Уткин, Ю.Соловьев, Ю.Антонов, Д.Бережков, В.Мартынов, М.Медведев, А.Зборовский, А.Александров, В.Ведерников, В.Ерохин и другие. Так создается наш мотоклуб, который получает собственное помещение в подвале на Пионерской, 4. А в 1967 году один из наших друзей А.Александров узнает о существовании в Москве клуба автомототуристов, на счету которого был такой подвиг, как поездка в Братск – один из этапов ралли «Родина», посвященного 50-летию Октябрьской революции. Старт следующего этапа Москва-Владивосток был запланирован на 22 июня. Юрий Гаранин и Владимир Кирсанов присоединились к московской команде и с ней отправились на Дальний Восток. Так началось наше сотрудничество с этим столичным клубом.

118


Слет мототуристов в Волгограде. 1972 На майские праздники 1968 года Юрий Гаранин организует поход в город-герой Волгоград. Желающих набралось 28 человек на 16 мотоциклах. Маршрут третьей категории сложности проходил через Воронеж, Саратов, Волгоград и Пензу. Вот как запомнился мне этот поход. Выехали 29 апреля. Погода благоприятствовала. Однако на следующий день все резко переменилось. В лицо дул холодный ветер, и шел бесконечный дождь. Мы приехали в Борисоглебск недалеко от Тамбова, голодные и промокшие насквозь. Нашли столовую. И тут дали себе волю: взяли по два первых и по два вторых. Нужно учесть, что в нашей команде было много женщин, в том числе семейных пар. Ночевать в палатках было рискованно. Что делать? До Саратова, где нам обещали крышу над головой, не дотянуть. Остановились на ночлег в небольшом городке – Калининске. Нашли свободную избу и с разрешения хозяев устроились на ночевку. Все продрогли и натопили печь так, что дышать стало нечем: все-таки 28 человек в одном помещении. Кто-то не выдержал и пошел спать в сени. Вот и Саратов. У одного из наших здесь проживал товарищ по службе на флоте. На сутки «арендуем» у него однокомнатную квартиру в «хрущевке». На этой площади всем места даже на полу не хватит. Но выручили наши добровольцы, которые вызвались ночью охранять мотоциклы. Лихая погода дала себя знать – кое-кто простудился. Чтобы дальше не рисковать, было принято решение женщин из экипажей отправить до Волгограда поездом. Осталась только одна героическая девушка – водитель Галина Герасимова. Ее судьбу тоже постарались облегчить, дали ей мотоцикл с коляской. На трех колесах вести было все-таки проще. При движении по размокшему чернозему все равно, что ехать по мокрому мылу. Волгоград встретил нас теплом и солнцем. Живем, как «белые люди»,

119


– в гостинице «Турист» на берегу Волги. Рядом знаменитый ансамбль, посвященный героям сталинградской битвы, открытый всего год назад. Ходили на экскурсии – замечательно интересно. Прощаемся с городом-героем и начинаем обратный путь. Не зря говорят: к дому ноги сами несут. Ночевали в приличных условиях в Пензе. На следующий день вечером были уже на площади Маяковского в Красногорске.

По пути в Волгоград. 1972 Осенью того же года центральный клуб автомототуристов проводит 1-й Всесоюзный слет-ралли. Наша команда в составе трех человек стала победительницей, впервые получив всесоюзный приз «Багряный лист». Но были и другие награды. В 1969 году наш клуб принял участие в телевикторине «Всё о «Яве». Лучше всех знал эту машину наш заводской инженер В.К. Кучинский. И главный приз – мотоцикл «Ява-250» – уехал в Красногорск. Приближалось 100-летие со дня рождения В.И.Ленина. В честь этой даты центральный клуб организовал ралли «Искра» с финишем в селе Шушенском Красноярского края. Это означало пробег по ленинским местам и прибытие к финишу в определенные сроки. Руководитель этого похода Ю.Гаранин разработал маршрут и сформировал команду из 11 человек. Ему тогда было 34 года. Небольшого роста, очень крепкого сложения, бывший морякподводник, он не стеснялся открывать двери в самые высокие кабинеты, чтобы получить разрешение на тот или иной поход. На этот раз был особый маршрут – дух захватывало: Москва-Казань-Ульяновск-Куйбышев-УфаЧелябинск-Курган-Омск-Новосибирск-Кемерово-Красноярск-Шушенское. Всего-то пять тысяч километров! Вот что осталось в памяти об этой поездке у членов нашей команды. По традиции берем старт на площади Маяковского. Июль, погода отличная.

120


Без особых трудностей прибываем в Казань. Идем на экскурсию, поднимаемся по мраморной лестнице в университете, где учился Ильич. Еще одно ленинское место – Кокушкино, тоже заехали. Наш фотограф Володя Доброхотов много снимает – для отчета на финише. Ставим отметку в маршрутной книжке и двигаемся дальше. В Курганской области нас встретили дожди и размокшие дороги. Изза этого потеряли пять дней. Благодаря участию местных властей, которые в помощь нам выделили трактор, добрались до станции Лебяжье, а оттуда на открытой платформе под дождем и ветром едем в Новосибирск. Дальше своим ходом отправляемся в Кемерово. Здесь не обошлось без досадных потерь. Один из наших упал с мотоцикла и сломал ключицу. В Кемерове медики ему помогли, и мы в полном составе двинулись дальше – в Красноярск. Там были на экскурсии в доме-музее В.И.Ленина и музее-усадьбе знаменитого художника В.И.Сурикова. Помните «Боярыню Морозову»? За Дивногорском посетили известный заповедник «Столбы», мечту всякого альпиниста. Впереди нас ждали Абакан, Минусинск и Шушенское – конец нашего маршрута. В Шушенское въезжали торжественной колонной со знаменами союзных республик. Здесь мы встретились со своими друзьями из Московского клуба, которые шли совсем другим маршрутом. Домой возвращались уже по железной дороге. В мае того же года еще один памятный пробег, правда, много короче. Он был посвящен 25-летию освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков. График наших поездок становился все более плотным. В августе командой в составе пяти человек ездили на Украину и в Белоруссию. В юбилейный 1970-й вместе с москвичами покоряли очередной этап ралли «Искра» по северным городам. Заняли почетное второе место. Мы не оставили без внимания и известный экскурсионный маршрут – Золотое кольцо. В эту поездку отправились семейные пары: Сомовы, Славновы, Хилькевич и Волковы.

По дороге в Шушенское. Слева направо: Ю.Гаранин, Ю.Бурашников, А.Левин, А.Александров, М.Шаливский, А.Славнов, И.Кудрявцев, Ю.Манохин и А.Ерохин. Июль 1969 В 1971 году справили очередное новоселье, из одного подвала переехали в другой, правда, побольше. Теперь вся мотожизнь сосредоточилась на Октябрьской, 3. К этому времени нашему клубу исполнилось почти десять лет. Подводили итоги и расставались с основателями клуба: Ю.Гараниным, В.Кирсановым, А.Левиным, А.Александровым. Ряды мотосекции чаще все-

121


го редели из-за того, что недавно еще отважные мотоциклисты-романтики с большим трудом покупали себе «Запорожцы» и становились обыкновенными водителями микролитражек. Мечтой каждого, без сомнения, были «Жигули», но и, как дар божий, разумеется, «Волга». Но жизнь секции не останавливалась. Мы постоянно принимали участие в городских слетах, в совместных походах с москвичами. Соревновались с ними в обустройстве лагеря и других туристических конкурсах. Наши ребята были покрепче, опытнее и не жалели себя. Над соперниками часто подшучивали. Была даже присказка: «Красногорск – столица, Москва, конечно, ничего, но только пригород его». Такие встречи чаще всего проходили на Истре напротив Павловской слободы. Жаль, что нынче эти места сплошь застроены. Следующая поездка в Прибалтику на 4-й Всесоюзный слет. Едем на своих «лошадях», несмотря на погоду. Кроме участников, были еще пассажиры, просто желавшие прокатиться и пожить в походных условиях. Наши ребята уже выходили на большую арену. Наверное, многие еще помнят телеконкурс «А ну-ка, парни». Мы выставили своего богатыря Володю Сомова. И победили! Приз был весьма оригинальным – гигантский торт метр на метр с шоколадным мотоциклом сверху. С этой сладкой глыбой всей мотосекцией мы расправлялись в квартире у победителя.

Участники слета «Друзья «Явы». Юкки, Ленинградская область. 1975 С 1972 года по инициативе Чехословацкого внешнеторгового объединения «Мотоков», поставлявшего мотоциклы в нашу страну, в СССР стали проводиться встречи «Друзья «Явы». Первая такая встреча состоялась в Одессе. На нее были приглашены команды из 8 городов. Красногорский клуб туда не попал, но члены нашей секции А.Славнов и Г.Герасимова поехали в составе московской команды. И не ударили в грязь лицом. Галина вернулась с призом, а Славнов получил приглашение на двухнедельную поездку в Чехословакию. До него из Московской области на собственном мотоцикле за границу еще никто не выезжал.

122


Встречи под девизом «Друзья «Явы» проводились в разных городах на протяжении 14 лет. Последняя состоялась в 1985 году в ЧССР. Мы не пропустили из них ни одной. Каждая такая встреча была очень серьезным испытанием. В программу многоборья входили фигурное вождение, спринт, разгон-торможение, триал, а также основные приемы развертывания туристического лагеря: установка и снятие палатки, разжигание костра и, наконец, преодоление препятствий. Отдельным разделом шли вопросы «Знаете ли вы Чехословакию?» и по правилам дорожного движения. Обычно команда состояла из четырех мужчин и одной женщины. С прекрасным полом была «напряженка». В этой роли почти бессменно выступали Галина Герасимова и Лариса Левина. Но к последней встрече подросла дочка В.Хилькевича – Оксана. В 70-х годах в наш коллектив постепенно стало вливаться новое поколение, говоря современным языком, байкеров. На смену нам пришли способные ребята: А.Рузаков, В.Бабарцев, С.Старостин, Д.Гагров, А.Яковлев и другие. Пусть меня простят те, кого я не упомянул в этом списке. Снова вспоминаю 1972 год. Слет, посвященный 30-летию Сталинградской битвы, который включал ралли по Волгоградской области, многоборье и ориентирование. Участники В.Сомов, В.Хилькевич, А.Славнов, В.Гаврилов, Г.Герасимова. Жара африканская. Даже листья с деревьев опали. А у Хилькевича почему-то чудовищный насморк, наверное, аллергия, но несмотря ни на что он путешествовал без рубашки с полотенцем на шее вместо носового платка. У нас, как в цирке. Один ехал почти голым, а другой, Василий Ведерников, – в полушубке, правда, как пассажир. Этот полушубок смягчил удар, когда они вместе с водителем Михаилом Розенбергом свалились с мотоцикла. Подвела старая резина на заднем колесе. Пришлось В.Хилькевичу и мне намотать лишних 200 км, чтобы найти новую. Все другие оставались ждать на обочине, изнывая от жары.

На Малой земле. Слева направо: А.Славнов, Ю.Соловьев, С.Кравченко, С.Кирюшин, В.Сомов, участник боев на Малой земле (фамилия неизвестна), М.Смилык и В.Хилькевич. Новороссийск. 1976 Четыре года спустя, как всегда в мае, в связи с Днем Победы мы отправились в город-герой Новороссийск. По пути осмотрели мемориал «Курская дуга». В Новороссийске прежде всего побывали на знаменитой Малой Зем-

123


На первомайской демонстрации. Красногорск. 1973 ле, где в 1943 году было, наверное, больше металла, чем земли. Встречались с ветеранами, которые удерживали этот плацдарм несколько месяцев. В середине 70-х справили еще одно новоселье. Получили помещение в цокольном этаже на Школьной, д.2. Здесь у нас веселая компания вместе с пешеходниками и байдарочниками. Теперь у нас было место, где можно поставить шкафы с призами и другими наградами, но главное, здесь появилась возможность готовить мотоциклы к соревнованиям и дальним походам. Правда, времени нам всегда не хватало, поэтому частенько работали ночами. И чтобы не умереть с голоду, брали с собой в ночную смену хлеб и большую банку кильки пряного посола. Килька килькой, но благосостояние народа росло. Постепенно многие из нашей секции пересаживались на автомобили и в этом качестве продолжали участвовать в соревнованиях и походах. Теперь наша колонна выглядела куда более мощно, настоящий автомотопробег. Так, в 1979 году в поездке по Кавказу было уже шесть авто и только два мотоцикла. Но не все до конца изменили легкой кавалерии. Нередко можно было видеть, как по пути на соревнования за машинами буксировали мотоциклы. А ездить приходилось довольно часто. Нас ждали в Туле, Алексине, Калуге и других городах для участия в соревнованиях, которые там проводились. Хозяева только боялись, что мы заберем все призы. В конце 70-х годов закрылся Московский клуб автомототуристов. Но оставшиеся без призора бывшие его члены по старой дружбе вместе с нами продолжали приезжать весной и осенью в «намоленное» место на Истре под Павловской слободой. В начале 80-х молодежь из нашего клуба стала осваивать новый вид зимнего мотоспорта – скийоринг (гонки мотоциклистов с лыжниками на буксире). И это у них неплохо получалось. С таким видом гонки мы неоднократно выезжали в Прибалтику, где, как известно, мотоспорт всегда был в почете. Подобные соревнования проводились и в Подмосковье: в Крылатском, Зеленограде и однажды у нас в Красногорске на новой плотине. Выступали не124


плохо, участвовали в первенстве Москвы. Вот как говорил о наших спортсменах семикратный чемпион столицы по кроссу М.Кашурников: «Какой упорной была борьба с красногорскими ребятами – классно ехали». Молодые красногорцы становились мастерами спорта, и среди них в первую очередь надо назвать Сергея Бреднева. Еще одним примером может служить Дмитрий Колобков – парень 1991 года призыва в нашей мотосекции. Правда, он вскоре пересел за руль автомобиля и стал заниматься автоспортом. Среди его побед чемпионаты Московской области и России по автомногоборью, а кроме того, у него множество и других спортивных наград и призов. В 1993 году жизнь нашего клуба, к сожалению, осложнилась. Начался дикий капитализм, и мы лишились своего помещения, но коллектив устоял. Кстати, в годы перестройки никаких крупных соревнований не проводилось. И вот после длительного перерыва журнал «Мото» организовал слет на реке Истре. Об этом событии в своем июньском номере за 1993 год журнал писал следующее: «Большую команду выставил Красногорск. На две трети она состояла из бывалых мотоциклистов, участников многих соревнований и слетов, в том числе очень популярных в прошлом «Друзей «Явы». Старая гвардия показала пример сплоченности, приехав на слет семьями с детьми и собаками, раскинув на берегу пестрый палаточный городок». Кроме того, в журнале звучали сплошь хвалебные слова по поводу выступлений наших товарищей: «…Самым быстрым на дистанции слалома оказался С.Бреднев.., а в спринте победил тоже красногорец В.Бабарцев… С.Бреднев проделывал на своей «Ямахе» настоящие чудеса…». Прошел год. И снова соревнования, организованные журналом «Мото», и снова наши стали победителями: в ралли Василий Бабарцев, в триале Сергей Бреднев. Среди юных участников, отмеченных наградами, был наш земляк Павел Дутиков 14 лет от роду. Среди женщин-победительниц лучшей была потомственная мотоциклистка Оксана Хилькевич.

Один из эпизодов соревнований по технике мототуризма. Истра. 1977

125


Вспоминается очередной слет в Обнинске 1996 года. Там были представлены отцы и дети, в том числе отец и сын Чибизовы из Немчиновки, а также Аркадий Славнов по прозвищу «дед» из Красногорска. Победителем стала команда «Зоркий». Наша мотоэпопея закончилась в Малоярославце на рубеже XXI века. Но там были уже другие организаторы, другие люди, другие интересы. Мы всегда будем хранить память о нашей молодости, первых походах, первых мотоциклах, о наших ребятах, которые начинали это благородное дело. Честь и хвала этим людям. О них вспоминал Аркадий Славнов, мототурист с 45-летним стажем, так и не пересевший на автомобиль.

126


Т.Ф.Тюльпакова К 95-летию ВЛКСМ

Мы тебя не забудем, «Зоркий»! Н

Сюда нас посылали вновь и вновь. Линейка, строй уж по команде замер, И барабанщик рассыпает дробь, Салют тебе, наш пионерский лагерь!

а страницах этого номера «Красногорья» очень хочется рассказать о хорошо знакомых мне людях, с которыми когда-то посчастливилось встретиться и работать в заводском пионерском лагере в Ново-Никольском, который с 1951 года стал называться «Зоркий».

На парадной лестнице пионерского лагеря. Старшая пионервожатая Т.Ф.Бровкина (Тюльпакова, в центре), начальник пионерлагеря Н.М.Татищева (слева) и воспитатель Н.Д.Лукьянова (справа). Ново-Никольское. 1959

127


Меня и других комсомольцев КМЗ направляли на летний период в «Зоркий» в качестве отрядных вожатых. Итак, возвращаюсь в 1958 год. Начальником лагеря в то время был замечательный человек, инженер-испытатель ЦКБ Николай Павлович Медников. В целом за работу лагеря нес ответственность профком КМЗ, председателем которого много лет избирался Константин Акимович Багмет. Он часто приезжал в «Зоркий» и вникал во все абсолютно: ходил по корпусам, непременно наведывался в столовую. Здесь главным действующим лицом являлась наш бессменный шеф-повар Анна Алексеевна Мотовилова. Вообще-то она была оператором котельной на КМЗ, но каждое лето работала на лагерной кухне. Поварам приходилось нелегко. Детей кормили 4 раза в день, а печи в то время топились дровами, это позже появились электроплиты. Анна Алексеевна была мастером на все руки. Какие булочки, ватрушки, бисквиты выпекались на кухне! По окончании смены на прощальной линейке каждому отряду вручали большой круглый пирог. Сколько это доставляло радости нашим детям!

Вручение призов и грамот. Ново-Никольское. 1961

На экскурсии в Петрищеве. 1962 Те, кто бывал в лагере в те годы, наверное, помнят, что спальные корпуса и другие постройки были деревянными, в том числе эстрада и танцплощадка. Что касается туалетов и умывальников, они, естественно, стояли отдельно на улице. Вожатыми в лагерь, как правило, направлялись комсомольские активисты с завода. Они работали в отрядах вместе с воспитателями, как правило, молодыми учителями, рекомендованными РОНО. В их числе вспоминаются Нина Дмитриевна Лукьянова, Ольга Ивановна Самофалова, Евгений Николаевич Мачульский и еще целый ряд учителей. В летний сезон 1958 года в числе

128


пионервожатых в лагерь направили меня, Таисию Бровкину (Тюльпакову) (цех 10), Валю Романычеву (цех 4), Сашу Преображенского (цех 5), Гену Царева ( цех 2), Колю Беденко (цех 13) и многих других из разных подразделений завода. В целом персонал лагеря насчитывал более 60 человек, людей самых разных профессий. Начну с истопника дяди Вани. Это он обеспечивал лагерь горячей водой на кухне и в рукомойниках. Мы даже посвятили ему песню на известный мотив: «Дядя Ваня, хороший наш, пригожий, дядя Ваня – на ангела похожий…» Вместе с примечательными людьми были в лагере и примечательные животные, например, в том числе верный Росинант по имени Савраска, которого дети нежно любили и постоянно подкармливали. Савраска отличался особой памятью и умом. Нам казалось, что он знал многих детей в лицо, и часто приветствовал их громким ржанием. Управлял Савраской дядя Коля Баранов, наш ездовой. Каждый день он заботился о чистоте территории: собирал мусор и отвозил его в укромное место.

Встреча гостя с Берега Слоновой Кости (четвертый слева), в центре начальник пионерлагеря М.С.Синицын. Ново-Никольское.1960 Хотелось бы еще вспомнить о нашем лагерном «таксисте» – дяде Леше Банькове. Вообще-то он был чернорабочим на ассенизаторской машине, которая нередко использовалась нами как лагерное такси. В 1959 году начальником лагеря стала сотрудница ЦКБ Надежда Михайловна Татищева, а я пошла вверх по служебной лестнице – меня назначили старшей пионервожатой. В новом летнем сезоне пришли в лагерь вожатыми Валя Кузнецова, Кира Абрамова, Валя Савельева и другие. Каждый год вожатые, как правило, менялись. Работа была не такая уж легкая, потому что за детей приходилось отвечать круглые сутки. В 12 отрядах насчитывалось более 400 человек. Попробуй управься с такой оравой!

129


Вожатая отряда №1 Т.Ф.Бровкина (слева) со своим отрядом на торжественной линейке в честь открытия первой смены. Ново-Никольское. 1958

Слева направо: секретарь комитета ВЛКСМ КМЗ Д.Ишутин, председатель профкома КМЗ К.А.Багмет, инструктор ГК ВЛКСМ В.Корнева, старший воспитатель пионерлагеря «Зоркий» Н.Д.Лукьянова и старшая вожатая Т.Ф.Бровкина. Москва. 1960 Старшие ребята в отрядах с первого по шестой были ежедневно заняты на дежурстве по пионерлагерю, в столовой, на посту у ворот, на территории, в живом уголке и т.д. Важное значение имел так называемый домик самообслуживания, где висел лозунг: Чистим, гладим, пришиваем Все без брака и обид. Приходите, приглашаем, Придадим опрятный вид! И здесь главную роль играла сестра-хозяйка Мария Дмитриевна Тушева, которая проработала в лагере около 30 лет. Ей наш «Зоркий» обязан также появлением живого уголка. В нем в разные годы обитали обезьянки, скворцы, попугайчики и даже медвежонок Потап. Как их любили! Каждый отряд имел собственную песню, и в лагере почти целый день звучала музыка. Ребятами руководили профессиональные музыканты Анатолий и Нина Николаенковы. Отрядные песни исполнялись под баян Михаила Сабуркина. Но главным увлечением ребят, конечно, был спорт. С ними занимались замечательные физруки. Не могу не вспомнить супружескую пару тренеров Галину Ивановну и Алексея Федоровича Стаселько. К тому же они вели и кружки: Галина Ивановна – флористики и поделок из соломки, Алексей Федорович – секцию шахмат и шашек. В лагерной библиотеке многие ребята вместе с капитаном Немо и другими героями Жюль Верна, Марка Твена, Катаева, Гайдара и Носова погружались в увлекательный мир книги. Известностью пользовались и собственные литераторы – постоянные авторы наших стенных газет. До сих пор горжусь тем, что у нас в «Зорком» делали свои первые шаги будущие знаменитости – хоккеисты братья Петровы. В ту пору

130


будущий олимпийский чемпион Володя Петров был неплохим горнистом и барабанщиком. Хочу сказать несколько добрых слов об Анатолии Васильевиче Мелехове, организаторе многочисленных и веселых мероприятий, в том числе пионерских костров, фестивалей, конкурсов и смотров. К тому же он отлично плясал – чувствовалась школа Галины Николаевны Плотниковой. Но мы не сидели только на территории лагеря. Было множество увлекательных поездок по Подмосковью. Стоит только вспомнить Петрищево, Бородино, Дубосеково, Клин, Мураново и Мцыри.

Начальник лагеря Н.П.Медников (третий слева в последнем ряду), физрук В.И.Матюшкин (рядом справа), далее пионервожатая Т.Ф.Бровкина с отрядом №6. Ново-Никольское. 1958 Каждая смена в лагере открывалась под звуки духового оркестра завода, которым руководил Федор Федорович Трапезников, но этому всегда предшествовала своеобразная «увертюра». Начиналась она на стадионе «Зоркий». В одно прекрасное утро там собиралось около тысячи человек детей и родителей, а площадь украшала вереница автобусов с номерами отрядов на переднем стекле. Прежде всего грузили более 400 чемоданов всех цветов и размеров, но с обязательной наклейкой типа «Ваня Быстров, 6-й отряд». Заботливые родители еще вклеивали внутрь опись вещей любимого чада. Потом давалась команда «Посадка», за которой строгим и внимательным взглядом наблюдали профсоюзные деятели. Колонну возглавлял желтосиний милицейский мотоцикл, за ним шел фургон с чемоданами, дальше двенадцать автобусов и, наконец, грузовик – машина прикрытия. Через 20 минут это путешествие заканчивалось. Разгрузка, размещение по корпусам, а потом уже оркестр, песни и танцы. Среди деревьев разливались мелодии вальсов, танго и даже фокстротов. Немало ребят начинали свою артистическую карьеру в «Зорком». Например, Лида Давыдова, будущая певица Лидия Никольская. Помню худенького мальчика Сережу Митичкина, который, играя

131


Горнисты и барабанщики с начальником лагеря М.С.Синицыным. Пятый справа Владимир Петров, будущий олимпийский чемпион. Ново-Никольское. 1960

Слева направо: баянист М.Сабуркин, отрядный вожатый А.Преображенский и электрик лагеря Ю.Гусев. Ново-Никольское. 1959 на баяне, сидел на стуле, едва доставая ногами до пола. Теперь он уже много лет руководит большим хором ДК «Подмосковье». Переходя к разговору о наших врачах, невольно вспоминается фильм «Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен». У нас были первоклассные медицинские работники: врачи Вера Витальевна Акулинина, Вера Петровна Красивичева, Маргарита Викторовна Сергеева, Надежда Ивановна Селиванова, Лидия Фоминична Лебедкина, Ольга Дмитриевна Дикань и другие. Но мы не только развлекались, ездили на экскурсии, играли в футбол и ходили в походы. Каждую смену бывали и трудовые десанты, когда мы выезжали в колхоз «Ленинский луч» на прополку овощей. Было трудно, но весело, особенно на морковном поле. Рядом с лагерем по сей день стоит старая ткацкая фабрика, основанная еще в 1885 году. Там мы тоже бывали. В фабричном клубе показывали кинофильмы, туда мы поочередно водили наши отряды. Но самой любимой процедурой считалось купание в Баньке. К ней спускалась парадная беленая лестница, украшенная гипсовыми вазами и львами. Это позже в лагере построили бассейн с подогревом. Там проходили соревнования по плаванию, а купались ребята по графику. Какие гости бывали в лагере: старые большевики, известные актеры, артисты цирка. Но иной раз приезжали и совершенно экзотические люди. Так, однажды «Зоркий» посетил африканец, уроженец страны Берег Слоновой Кости. Многие из ребят впервые видели чернокожего человека. Ему была специально посвящена общелагерная линейка, и в результате появилась популярная речевка: «Пусть всегда к нам едут гости с Берега Слоновой Кости…» Такие встречи запомнились очень многим. Но чаще всего к нам в лагерь приезжали передовые работники завода, и среди них Герои Советского Союза П.И.Головкин и В.А.Бударагин. Бывал

132


у нас и председатель подшефного колхоза КМЗ Герой Социалистического Труда Т.С.Пряхин. Жгучий интерес вызывали соревнования с соседними лагерями «Искра» и «Спутник». Особенно накалялись страсти во время футбольных матчей, которые проводились на стадионе какой-то воинской части, так называемой хорде. Вот уж за нас болели! Самым трудным днем в лагере было, конечно, воскресенье – родительский день. Тогда ребятам привозили конфеты и прочие сладости, и любящие родители с удовольствием, а врачи с тревогой наблюдали весь этот пир. Целый день в лагере царила какая-то казацкая вольница. Этой работе с детьми я отдала 10 лет своей жизни. В 1968-1970 году мне доверили пост начальника лагеря «Зоркий». Меня уговорил принять это решение председатель профкома Василий Фирсович Ермишин. Вообще мы не могли пожаловаться на отсутствие внимания со стороны профсоюзной и комсомольской организаций, а также руководства КМЗ в лице его директора Вилора Григорьевича Трифонова. Не могу не вспомнить и Виктора Ефимовича Новикова, какое-то время тоже возглавлявшего профком. Слава богу, во время моей работы в пионерлагере не произошло ни одного ЧП, хотя, честно признаться, были у нас храбрецы, которые прыгали с крыши спального корпуса и приземлялись на клумбу, пролетая по воздуху метров 5 или 6. Но у нас все возвращались домой целыми и невредимыми. Каждый раз в начале сентября в районной газете неизменно появлялась статья «Пионерское лето», которая всегда кончалась словами: «В лагере дети загорели и поправились». В связи с этим вспоминаю, как на линейке крошечная девочка из 13 отряда Таня Самофалова громким голосом читала стихи: Рапортует, рапортует Самый маленький отряд. В этом маленьком отряде Тридцать маленьких ребят. Мы за лето подрастем И здоровья наберем. Вместе с нами будут рады Мамы, папы и отряды…

Сотрудники пионерлагеря. Ново-Никольское. 1970

133


Группа пионервожатых и воспитателей пионерлагеря. Начальник лагеря Н.М.Татищева вторая справа внизу. 1959

В бассейне пионерлагеря. Ново-Никольское. 1970

На лагерной спартакиаде. Старшая пионервожатая Т.Ф.Бровкина (слева) и начальник лагеря Е.А.Ермаченкова. Ново-Никольское. 1961

Оглядываясь сегодня на годы нашей молодости, на наши комсомольские дела, все лучше понимаешь, что мы жили тогда будто бы в другой стране. Была уверенность, что мы на правильном пути и нужно только работать и работать. И хотя не было в то время компьютеров, мобильных телефонов и прочих подобных благ, но нам вспоминается множество поистине счастливых моментов. На моих глазах благоустраивался лагерь. Деревянные постройки сменялись кирпичными корпусами. На территории появился бассейн, новое оборудование на кухне и многое другое. И все это делалось за счет вложений Красногорского механического завода и руками его работников. Новые лагерные корпуса и зимой не пустовали - в них открывался профилакторий, куда каждый вечер привозили нуждавшихся в лечении из разных подразделений завода. Как жаль, что эпоха пионерских лагерей ушла в прошлое. Ведь наш «Зоркий» прожил более 60 лет. И если учесть, сколько детей за эти годы каждое лето ездили в лагерь, то получится огромная цифра. Я попыталась посчитать. И вот результат – свыше 70 тысяч юных красногорцев, пройдя эту пионерскую школу, в большинстве своем стали опорой нашего города и района. Хочется верить, что мы в «Зорком» трудились не зря.

134


Н.И.Кравцова

В

СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В ПРОШЛОЕ

ек ХХ ушел за горизонт. Век ХХI уже подросток – спешит, разворачивается, удивляет живущих на Земле, и радует, и пугает. Я много лет не была в деревне Путилково, что тянется по двум сторонам одноименного шоссе. Пройдешь от фабричного поселка («Победа труда») мост над речкой Сходней – и вот оно, Путилково, на взгорке. Слева ряд домов начинался когда-то длинным одноэтажным кирпичным зданием школы, которое окружали большие деревья, кусты и невысокая ограда. Школа называлась Ульяновской, где я работала с 1971 по 1980 год. В мае деревенские палисадники с их сиренью превращались в благоухающий сад. И вот я снова здесь. Зима 2013 года. Не узнаю прежнего Путилкова: старый деревенский домик, а рядом с ним – двухэтажный особняк, дальше снова домик и тут же недостроенный каркас нового здания. И такая картина по всей деревне. Забавно и несколько грустно выглядит один из маленьких деревенских домов – №106. Он зажат с двух сторон внушительными строениями и, кажется, ему нечем дышать. Небо тоже как будто бы сузилось: на горизонте царят вертикали домов-динозавров. Я искала дом, где жила Нина Степановна Агафонова, замечательная учительница начальных классов. Он был построен в стороне от главной улицы, справа на пригорке. Жив покуда! Хотя со стороны Москвы наступают те же высоченные дома. Съедят, затопчут! Держись, старина!

6-й класс Ульяновской школы в Путилкове. 1940-е

135


Учителя Ульяновской школы: слева направо первый ряд А.Я.Селиверстова, старшая вожатая Н.М.Григорьева, М.Н.Трунина; второй ряд И.Г.Бляхман, И.З.Слюсарь, А.Т.Ярре, В.П.Попов, Ф.И.Молодцова, Л.И.Белякова; третий ряд вторая слева К.Ф.Сухова, далее Н.Н.Несова, четвертая К.Н.Лукьянова. Путилково. 1950-е А где же моя старая школа? Высокий серый забор окружает место, где она стояла. За забором какое-то строение с трубами. Рядом – навязчивая реклама кафе. Куда ушла отсюда кипучая школьная жизнь с ее веселыми детскими голосами и строгими наставлениями учителей? Кто помнит их сегодня? И мне захотелось вернуться в прошлое, вспомнить старую деревенскую школу, снова пережить те давние дни. Для детей и внуков наших бывших учеников в 1983 году на другом конце Путилкова было построено новое здание школы. Но нам дорого то место, по которому когда-то мы ходили, где работали. Свое сентиментальное путешествие во времени я начала с телефонных звонков бывшим коллегам и ученикам. По разным причинам откликнулись не все, хотя многих мое предложение вспомнить былое искренне взволновало. Я просто не ожидала, что вновь обрету друзей, которые, казалось, давно забылись. Встречи у меня дома, в гостях, долгие разговоры, телефонные звонки и, наконец, большой праздник в новой Ульяновской школе. Здесь собрались наши повзрослевшие ученики, чтобы отметить 35-летие окончания школы и просто повидаться. Почти все они – люди состоявшиеся, полные сил и энергии: Ольга Бархатова, Галина Мордвинцева, Татьяна Подмаркова, Алексей Егоров, Сергей Алисоветий, Юрий Дормидошин. Всех не перечислишь! Вот на экране появились их школьные фотографии, и начались воспоминания... Явилась из прошлого забавная сценка с завучем, который, отчитывая ученика, постукивал пальцами по его груди, видимо, для того, чтобы лучше дошло. Все это вспоминалось с улыбкой. Мы словно разворошили угасший костер. Время заговорило.

136


Школа-семилетка была открыта в деревне Путилково Сходненского района 1 сентября 1929 года. Ей предшествовала начальная школа, которая занимала помещение в одном из хозяйственных зданий фабрики «Победа труда» (бывшей фабрики Хуторева). Она-то и стала называться Ульяновской. Существуют две версии, связанные с названием школы. Одна из них якобы отражает решение общего собрания, которое постановило именовать школу в честь вождя октябрьской революции В.И.Ульянова-Ленина. Другая связывает это название с наименованием новой волости – Ульяновской, созданной в 1919 году. Первый урок, общий для всех, назывался «Введение в мир грамоты». Его проводили учителя этой школы: Анастасия Ивановна Панкина, Татьяна Павловна Комова, Евгения Дмитриевна Миролюбова, Алла Григорьевна Зайцева, а также директор Надежда Васильевна Демина. Какими были учителя и ученики того времени, можно видеть на старых фотографиях, которые публикуются на страницах этого номера. В довоенные годы большая часть учеников после школы шла работать в местный колхоз, а также на ткацкую фабрику «Победа труда». Когда началась Великая Отечественная война, директор школы Василий Иванович Савин ушел на фронт. В ряды народного ополчения записались учителя истории Илья Григорьевич Бляхман, физики Василий Петрович Попов, а также завуч Иван Захарович Слюсарь. Учитель русского языка и литературы Георгий Захарович Смагин погиб на войне. В тяжкие дни обороны Москвы в результате бомбежки школа была повреждена и временно закрыта 1 декабря 1941 года. Занятия с учениками начальных классов проводились в избах колхозников и возобновились в здании школы только в 1943 году. За все эти годы в школе сформировался сплоченный учительский коллектив, который продолжал трудиться в период войны и в послевоенные годы. В 1948 году многие из педагогов были отмечены правительственными наградами. В 1945 году школу возглавил И.З.Слюсарь, который в качестве директора трудился на протяжении 13 лет. В 1957 году школа становится десятилеткой. В это время сюда приходят новые учителя. Ивана Захаровича сменила Любовь Ивановна Белякова. Она отличалась высокой культурой, неуемной энергией и большим обаянием. О ней до сих пор с теплотой вспоминают ее бывшие коллеги, учителя Н.Н.Несова и Б.И.Алексеев. Именно в годы директорства Беляковой школа вышла на качественно новый уровень. И не только учебный, но и в развитии внешкольной работы. Школа налаживала тесные связи с шефами, в том числе воинской частью в Митине, которая сделала ей подарок, передав списанный грузовик ГАЗ51. Учитель труда, а позднее заместитель директора по воспитательной работе, бывший танкист с золотыми руками И.И.Несов сумел вдохнуть новую жизнь в старую автомашину, которая стала верой и правдой служить Ульяновской школе. Для своего любимого детища школьники под руководством Ивана Ивановича построили гараж, а наставник учил их разбираться в двигателе и водить машину. Школьный грузовик был настолько надежен, что группа учителей решилась на нем совершить путешествие за полторы тысячи километров в Одессу и обратно. Вел машину Иван Иванович. С ростом числа школьников в Путилкове и ближайших поселках встал вопрос о расширении здания школы. И.И.Несов сделал проект пристройки, где после завершения строительства разместились несколько классов, раздевалка, спортзал и мастерские, которые с помощью шефов были оснащены токарными и деревообрабатывающими станками. Бывшая учительница химии Н.Н.Несова, жена Ивана Ивановича, вспоминает о его бесконечных хождени-

137


Начало учебного года. Выступает директор Ульяновской школы И.З.Слюсарь. Путилково.1950-е. ях по мукам в поисках строительных материалов. Кроме этого, к числу заслуг И.И.Несова относится проведение в школу стационарного водопровода и работа по установке памятника воинам-землякам в Путилкове. Рассказ об этом человеке будет дорог его жене, дочери Анне и сыну Сергею – моему ученику. А вот еще одно свидетельство о жизни школы тех лет. Дадим слово учителю физкультуры Борису Ивановичу Алексееву, ныне пенсионеру. «Я начал работать при Л.И.Беляковой. Очень ценю ее как директора. Когда в ее бытность к школе сделали пристройку, в том числе спортивный зал, общими усилиями мы приобрели дефицитный в то время магнитофон, и я смог проводить занятия физкультурой под музыку. Но больше всего ребята любили туристические походы, которые организовывались почти каждый год. Бывало, спросишь своего повзрослевшего ученика, что осталось в памяти о школьных годах, в ответ – поход, интересная поездка. Увлечение туризмом зародилось еще при моем предшественнике – Владимире Ивановиче Тоболенкове. Отдадим ему должное. Всем запомнились походы по местам боев в Белоруссии, особенно небольшой город Борисов, о котором с такой трагической силой писал Константин Симонов: Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом, По мертвому плачущий девичий крик, Седая старушка в салопчике плисовом, Весь в белом, как на смерть, одетый старик. В Путилковской школе работали два поколения семьи Беляковых: Любовь Ивановна и ее дочь Маргарита Гавриловна, которая была классным руководителем. Ее класс принял участие в поездке в Брестскую крепость. Своими глазами ребята увидели следы страшных боев: оплавленные огнеметами кирпичи. Один из них они получили в подарок для своего школьного

138


музея. А каким был зимний поход в Переславль-Залесский! Часть пути мы прошли на лыжах. Подобный поход был совершен и в Зарайск. Горжусь, что из стен Ульяновской школы вышли отличные спортсмены: Александр Трепыхалин – мастер спорта по милицейскому многоборью и его брат Андрей – чемпион России 1978 года по летнему биатлону, Наталья Веденькина – мастер спорта по гребле на байдарках, чемпионами Красногорского района по волейболу стали Сергей Шиш, Игорь Савицкий и Александр Григорьев. Но особенно школа гордится своим олимпийским чемпионом (Сиэтл, 1976 год, золотая медаль) по гребле на каноэ-одиночке Александром Роговым. Физкультура всегда была в школе в чести. И не случайно две выпускницы стали учителями физкультуры, в том числе Наталья Баранова, которая до сих пор работает в своей родной школе. Учительство в старой Ульяновской школе – главная часть моей жизни, очень светлая. До нее я работал в других школах, но нигде не было таких доверительных отношений с учениками. Память о пережитом греет до сих пор, связи с учениками остаются!» На смену Л.И.Беляковой пришла Мальвина Николаевна Трунина. Она уделяла большое внимание учебному и воспитательному процессу. Ульяновскую школу по праву можно считать своеобразной кузницей пионерских вожатых и педагогов. Примером могут служить Н.М.Трошкина, Н.С.Кузнецова, Л.И.Бондарь, О.А.Бархатова, С.П.Архипенкова и другие. В школе кипела комсомольская и пионерская жизнь. С какой страстью все собирали металлолом под девизом «БАМу – пионерские поезда», а еще были тонны макулатуры и помощь колхозу в операции «Корнеплод». Сколько еще славных дел на счету: посадка деревьев около школы – на аллее пионерской и комсомольской славы, трудовой десант на птицефабрику и фабрику «Победа труда» для сбора средств на памятник Вячеславу Томаровичу. О нем нужно рассказать подробнее.

Выпускники Ульяновской школы. В центре учителя Л.И.Белякова (слева) и Н.Н.Несова. Путилково. 1969

139


Открытие памятника инженеру-конструктору парашютов, выпускнику Ульяновской школы В.В.Томаровичу. Путилково. 1970-е Он был сыном старейшей учительницы Ульяновской школы Веры Савельевны Томарович, преподававшей русский язык и литературу. Профессия у него была крайне трудной и очень опасной: инженер- конструктор парашютов. В 1970-е годы вместе со своими товарищами, асами парашютного спорта, Вячеслав Томарович получил особое правительственное задание: десантироваться на одну из высочайших вершин на Памире – пик Ленина высотой 7134 метра. Все шло по программе, но внезапный порыв сильного ветра отнес смельчаков от места предполагаемой посадки в горное ущелье. Три человека из этой группы погибли и в их числе был инженер-конструктор Томарович. Посмертно они были награждены орденами Красного Знамени. В городе Киржач Владимирской области, там, где находится летно-испытательный комплекс и институт парашютостроения, и в Путилкове есть улицы Вячеслава Томаровича. Кроме того, комсомольской организации Ульяновской школы было присвоено его имя. В память о нем был установлен бюст перед зданием школы. Сейчас он находится на территории новой школы. Каждый день мимо этого памятника проходят сегодняшние поколения путилковских школьников. Среди бывших учеников, за которых школа испытывает настоящую гордость, следует назвать также имя Николая Цветкова. Поселковский мальчишка стал председателем совета директоров ФК «УРАЛСИБ». Он помнит Путилково, свою школу, своих учителей и более всего первую учительницу Валентину Ивановну Ерофееву. Каждый год в день ее рождения он присылает ей огромный букет цветов и необыкновенно красивый торт. Но этим далеко не исчерпывается его забота о малой родине. Н.А.Цветков из собственных средств финансировал строительство деревянного храма во имя Михаила Архангела в Путилкове. Вскоре его сменит большая каменная церковь, строительство которой идет полным ходом.

140


Много внимания он уделяет новой путилковской школе. Теперь это современное здание, но оно тоже нуждалось в ремонте и оборудовании. На средства Н.А.Цветкова был произведен первоклассный ремонт, закуплена школьная мебель, электронные классные доски, а также огромный глобус, заново был оборудован спортивный зал. Низкий поклон ему. О В.И.Ерофеевой я скажу еще несколько добрых слов. Валентина Ивановна начала работать в Ульяновской школе сразу по окончании педучилища, ей было 20 лет. Она выбрала эту деревенскую школу, где ее приняли как родного человека. И вся жизнь Валентины Ивановны прошла здесь. Своей семьи у нее не сложилось. Ее дети – это ее ученики. Проходя по поселку, она то и дело отвечает на приветствия. Её останавливают, хотят с ней поговорить. Это ли не лучшая награда учителю! Я тоже работала в Ульяновской школе при М.Н.Труниной, почти 10 лет. Здесь начался мой путь учителя словесности. Многие события запечатлелись в памяти. Начну с дороги в школу. В молодости все кажется легко и преодолимы любые трудности. Но путь из Красногорска, где я жила, был поистине нелегким. Автобусы ходили редко. Сколько раз от Спаса приходилось идти пешком, а иногда и бегом, чтобы не опоздать на уроки. Нередко «голосовала», стоя на обочине, когда видела, что приближается какой-нибудь грузовик. До сих пор в душе живет благодарность этим водителям: обязательно подвезут и от денег откажутся. «Голосовать» мы тогда совсем не боялись. После поездок с ребятами в театр или в цирк возвращалась домой в первом часу ночи. Как правило, на перекрестке у архива меня встречал отец. Деревенские и поселковые ребята, которых я учила… Сколько их осталось в памяти! Хорошо, что смешные рожицы пятиклашек и серьезные лица старших ребят я могу видеть на фотографиях – они со мной. О некоторых мне хочется рассказать. Николай Алисоветий. 9-й класс. На задней парте сидит невысокий коренастый парень с копной черных кудрявых волос. Изучаем произведения Толстого и Достоевского – он ничего не читал, но на уроке слушает внимательно. Как-то в коридоре я заговорила с ним. - Почему ты ничего не учишь? Надо образование получить, профессию. Ведь мужчина должен семью содержать. Он помолчал и грустно ответил: - Мне бы всю землю пешком обойти… с гитарой. - Эх ты, романтик! Николай прекрасно играл на гитаре, пел, выступал на школьных вечерах. Он организовал небольшой ансамбль. На вечере, посвященном поэзии Сергея Есенина, под его гитару мы пели любимые песни на стихи поэта. На выпускном Коля появился в ослепительно белом костюме, пел и был в центре внимания. Очень жаль, что он трагически погиб летом после окончания школы. Те его слова, случайно сказанные мне, время от времени всплывают в памяти и бередят душу. А вот на фотографии Гриша Владимиров. Я учила двух братьев Владимировых. О судьбе старшего из них – Гриши – я узнала в конце девяностых, когда случайно встретила на кладбище его мать Валентину Григорьевну. Оказалось, она приходила на могилу к сыну. Вот что она мне рассказала. В 1979 году Гриша окончил Красногорский техникум и вскоре получил повестку – его призвали в армию. Через полгода учебы он попал в Афганистан, где стал водителем БМП (боевой машины пехоты). От него часто приходили бодрые письма: «Жив, здоров. Служба идет нормально. Каждый день занимаюсь зарядкой…» Лишь какое-то время спустя ребята, вернувшиеся из Афгана,

141


Выпускник Ульяновской школы Григорий Владимиров (второй слева). Афганистан. 1980

Учителя Ульяновской школы Нина Николаевна и Иван Иванович Несовы. Путилково. Конец 1950-х рассказали ей, какой на самом деле была эта война. Мать тогда не знала, что ее сын во время обстрела на своем БМП упал в пропасть и получил тяжелое ранение. Он лежал в госпитале в Термезе и потом снова вернулся в свою боевую часть. Он писал письма матери, младшему брату Роману и своему деду Григорию Сергеевичу Фокину, майору в отставке, инвалиду войны, прошедшему путь от Москвы до Берлина. Гриша вернулся из Афганистана в июне 1981 года с серьезной контузией. Казалось бы, все в порядке: женился, получил квартиру. У него родились дочь и сын. Мать и дед радовались. Но Афган сделал свое черное дело: Григорий Владимиров внезапно умер в 1994 году. Я снова беру в руки школьную фотографию и думаю о том, что Гриша стал настоящим мужчиной. Его одноклассникам сейчас за пятьдесят. Как сложились их судьбы? Из школьной жизни запомнился еще поход, который мы организовали в деревню Нефедьево, где в ноябре 1941 года проходил последний рубеж

142


обороны Москвы. Знаменательно, что поход начался 22 июня. Нам повезло, поскольку вместе с нами отправился один из знатоков-краеведов, фамилию которого я, к сожалению, не помню. Никакие музеи, никакие другие походы не дали мне такого живого, такого ошеломляющего впечатления о страшных боях 1941 года, как рассказ жительницы Нефедьева тети Шуры. Мы собрались на высоком месте возле речки, что делит деревню надвое. И вот что поведала нам эта деревенская женщина, которая была живым свидетелем тех страшных событий. По ее словам, на этом самом месте, изрезанном когда-то окопами, и разгорелся смертельный бой. Здесь держали оборону сибиряки, крепкие ребята в белых полушубках, только что прибывшие на защиту Москвы. Немцы двинулись снизу из-за реки, пытаясь захватить верхнюю часть деревни, но их сюда не пропустили. Местные жители прятались в погребах и землянках и выбрались из них после боя. Им открылась страшная картина – кругом раненые и убитые. Когда раненых увезли, бабы стали обходить поле боя. Они подходили к погибшим солдатам, чтобы забрать медальоны с их данными. Тяжко было смотреть на молодые, красивые, но уже мертвые лица. Глубокие карманы фартуков быстро наполнились до краев. Потом хоронили наспех: опустили в окопы и засыпали снегом. Весной, когда начал таять снег, с того поля потекли в речку красно-бурые ручьи... Я думаю, что этот рассказ произвел на ребят незабываемое впечатление. Еще многое мне запомнилось из нашей школьной жизни. Например, работа в пионерлагере «Дружба», куда ученики уезжали на летние каникулы. В отряде, где я была воспитателем, пионервожатым работал Геннадий Дормидошин – веселый человек, который не расставался с гитарой. Ребята постоянно ходили за ним. Сколько песен мы спели все вместе! Какое-то время в отряде жил 12-летний Дима Харатьян. Это был живой, неугомонный парнишка. Я ничего не сказала о своих коллегах, назову хотя бы некоторых: завуч и учитель иностранного языка Дина Сергеевна Алексеева, строгий математик Татьяна Станиславовна Склянкина, физик Зоя Макаровна Лапшина, словесник Лидия Васильевна Мотылева, учитель немецкого языка Юлия Алексеевна Смирнова, историк, завуч по воспитательной работе, близкий друг старшеклассников Людмила Леонидовна Маркина. Как весело мы проводили наши учительские праздники, а потом вместе ехали домой (многие были из Красногорска). В маленьких школах учителя ближе друг к другу. Что сказать об учительском труде? Нас иногда называют «истинные подвижники». Это высокие слова. Мы просто любили свою работу, детей, старались честно исполнить возложенные обязанности. На уроках нас согревали живые, любопытные глаза малышей, требовательные, недоверчивые – подростков. Хотелось быть достойными их внимания. Пионерские, комсомольские заветы вдохновляли нас так же, как и ребят. Может быть, лучше всего об этом когда-то написал Роберт Рождественский: Я жил в эту пору, Жил в это время. В это, А не в какое другое. Всходили знамена его и знаменья, Пылали проклятья его и скрижали. Наверно, Мы все-таки что-то сумели. Наверно, Мы все-таки что-то сказали.

143


Мне помогли подготовить эту статью директор новой Ульяновской школы Ж.Н.Абрамова, учитель русского языка и литературы (также заведует комнатоймузеем новой Ульяновской школы) Н.М.Демидова, в прошлом преподаватель военного дела и истории, теперь пенсионер А.И.Горобец. Хочу подчеркнуть, что Андрей Иванович собрал материал и написал историческую справку об Ульяновской школе. Отдельное спасибо Н.Н.Несовой за помощь в описании старых фотографий. .

144


99


В.А.Лобанова

Лягины из деревни Ивановское Н

аш дедушка по отцовской линии – Николай Егорович Лягин – родился в 1858 году в Дмитрове Московской губернии в семье кузнеца. Когда он подрос, тоже стал кузнецом. По большей части семья выполняла заказы по ковке крестов для храмов. Позже дед переехал в Москву, а затем был принят на работу в имение князей Юсуповых в Архангельском. Поначалу служил водовозом: на лошади возил воду в бочках для поливки овощей, фруктов, цветов и прочего в оранжереях поблизости от прудов. Его посылали еще в юсуповские имения в Курской и Саратовской губерниях за лошадьми, коровами и телятами. Оттуда же он привозил саженцы деревьев и кустарников. Позднее Николай Егорович был назначен лесником. В 1886 году дедушка женился на крестьянской девушке Анастасии из деревни Лохино недалеко от Архангельского. Венчались они в местной церкви на берегу Москвы-реки. На первых порах молодые жили в сторожке лесника, стоявшей в лесу между Архангельским и деревней Ивановское. Дед работал в лесу, а его жена вместе с другими крестьянками на поденной работе. В сторожке у них в 1887 году появился первенец – Иван. Три года спустя родился ещё один сын – Сергей. А за ним дочь – Мария и, наконец, наш отец ��� Александр. Пока дети подрастали, они помогали заготавливать хворост и дрова для печки. Собирали ягоды и грибы. На зиму запасали большой мешок сушеных боровиков. Дети ходили учиться в Архангельскую школу. Сыновья окончили четыре класса, а дочь Мария два. Бабушка Анастасия сказала: «Хватит». Маня с 6 лет научилась вязать крючком и спицами, а когда ей исполнилось 12, то золовка – Антонина Петровна – научила её шить на ножной швейной машине. В 1906 году на день рождения ей купили в подарок швейную машинку «Зингер», которая прослужила ей верой и правдой до старости. Она и сейчас в рабочем состоянии. В то время агенты фирмы «Зингер», машинки которой выпускались в Подольске, развозили их для продажи по селам и деревням. Интересно, что они продавались в рассрочку на шесть месяцев. У Мани в деревне Ивановское были подружки из семьи Варёновых. Они приходили за ней в сторожку, чтобы увести к себе поиграть. Бабушка, отпуская 170


Александр Николаевич Лягин. Петроград. 1914 дочку, давала ей большой ломоть хлеба своей выпечки. Маня брала с собой и вязание – времени не теряла. Она и мой отец смолоду научились печь хлеб и пироги. Но иногда дед баловал детей сушками и баранками из чайной в деревне Гольево. Старшие сыновья Иван и Сергей сначала работали в имении, помогая отцу, а затем перешли на фабрику Поляковых в Баньках. Недалеко от сторожки была поляна, на которой росло множество цветов и земляники. Вокруг стояли берёзы, черёмуха, росла малина. Иногда владельцы усадьбы вместе со своими гостями устраивали здесь пикники. Наш дед Николай Егорович ставил для них большой самовар. Гости наслаждались природой и с удовольствием пили чай со всякими сладостями. После их отъезда деревенские дети собирали красивые обертки от конфет. Ежегодно в Троицын день в Архангельском его владельцы устраивали праздник для местных крестьян, которые приходили с женами и детьми. На парадном дворе рядом с дворцом выставлялись мешки с конфетами, орехами и семечками. Дети вставали в очередь, и все получали по горсти из каждого мешка. Были такие ловкие, что умудрялись подойти по второму разу. Женщинам давали ситец на платья, а мужчинам материал на брюки и рубахи. Юсуповы помогали крестьянам и в случае падежа скота: кому-то давали корову, кому-то лошадь или телёнка. Бедным семьям помогали с ремонтом крыши, а иной раз привозили мешок муки. В 1901 году дедова сторожка сгорела, и семья перебралась в Иванов-

171


А.Н.Лягин (справа). Москва. 1919

Александра Алексеевна Лягина (слева) с соседкой. Ивановское. 20 февраля 1921

ское, где ее приютили в доме Волковых. Вскоре Николай Егорович Лягин купил солидный участок земли в центре деревни. На этом участке около 15 соток занимали постройки, там же был большой огород, 10 соток засевали травой для скота, а на остальной части сеяли пшеницу. Строиться начали в 1902 году, и в новый дом переехали только через шесть лет. Дом был на загляденье: он имел семь окон, украшенных резными наличниками, а также резной фронтон с инициалами «Н» и «Е» в честь хозяина (Николай Егорович). Горница и другие помещения были довольно просторные, высотой почти четыре аршина (около трех метров). Для красного угла хозяева заказали большую икону, на которой были написаны святые – покровители нашего семейства. Батюшка из Архангельской церкви освятил все постройки. После этого семья стала жить в новом доме. Дом отапливался большой русской печью с лежанкой и печурками, где зимой сушили обувь и варежки. Лежанка была выложена изразцами. Топили печь зимой дровами, летом – хворостом. К дому были пристроены сени, горница, чулан и большой крытый двор, где находились коровник, курятник, свинарник. В хозяйстве была также лошадь. К ней коляска, телега и сани. Ближе к соседским оградам дед выстроил избушки с печками, где можно было жить и зимой. Перед домом был устроен палисадник. Здесь цвели сирень и акация, а под окнами росли георгины и золотые шары. Здесь нельзя не вспомнить нашего соседа – Василия Ивановича Некрасова. В первую мировую войну он попал в плен и работал в саду в каком-то

172


поместье. Здесь он многому научился. Вернувшись домой, привёз с собой саженцы яблонь, вишен, рябины и кустарников. У него у первого в нашей деревне появился сад, где стояли ульи. Это он посоветовал деду сажать в палисаднике красивые кустарники и цветы. Помню, как в августе на медовый Спас он угощал нас, детей, своим мёдом, а на яблочный Спас – яблоками. Мы этого не забыли. Трудиться начинали рано. Когда Марии в 1910 году исполнилось 16 лет, она пошла работать на фабрику Поляковых в Баньках и стала сновальщицей. Смена продолжалась по 10 - 12 часов, потом надо было идти домой в деревню. Ходить было далеко, но все же лучше, чем жить в рабочей казарме, спать на нарах за занавеской. На этой фабрике Мария работала до 1912 года. Два года спустя ее выдали замуж за смоленского парня Николая Артамонова, приехавшего в Москву к своей тетке. Венчались они в Архангельской церкви, там же, где когда-то венчались ее родители. В августе 1914, когда Россия вступила в войну, его взяли в армию, и вернулся он уже в 18-ом. А затем всю жизнь работал на Виндавской (Рижской) железной дороге: обходчиком, бригадиром, мастером. Жили они смолоду в будке на перегоне у станции Павшино. Детей у них не было, и нас, своих племянников, они очень любили. После смерти Николая Артамоновича в 1962 году Мария Николаевна прожила еще 20 лет. В эти годы еще много работала надомницей на фабрике «Красная Пресня», хорошо шила и вязала, в том числе обшивала нашу многочисленную семью. Мы ее похоронили в 96 лет. Мой отец, Александр Николаевич Лягин, был младше своей сестры Марии на два года. Он с ранних лет помогал деду в работе. Вместе они сажали сосны вдоль Ильинской дороги поблизости от Архангельского. Про отца в ту пору можно было сказать «мужичок-с-ноготок» – ему было всего 10 лет. С 1914 по 1917-й отец служил в армии. Их полк охранял императорскую семью в Царском селе, а затем вместе с другими частями Петербургского гарнизона перешел на сторону народа. Вскоре отец вернулся в родные края и пошёл работать на Рублёвскую водонасосную станцию, где выучился на сварщика. Там же работали братья моей матери– Егор и Сергей Чёвины. Когда отец вернулся из армии, в родительском доме уже не было того большого семейства, дедушка и бабушка жили одни. Братья моего отца были уже женаты. Иван Николаевич работал на фабрике Поляковых и жил в Баньках. Сергей Николаевич устроился в Москве. Глава рода Лягиных – Николай Егорович – умер в 1918 году, и мой отец вместе с матерью, нашей бабушкой Анастасией Ивановной, остались в деревенском доме в Ивановском вдвоем. Наша мама, Александра Алексеевна Чёвина, родилась 23 апреля 1901 Мария Николаевна Лягина с мужем Нигода. Окончила два класса Павшинской колаем Артамоновичем Артамоновым. школы. Ее мать Пелагея, наша бабуш- Москва. 1912

173


Н.А.Артамонов (слева) в армии.1914

Анастасия Ивановна Лягина. Красногорск. 1935

ка по маминой линии, сказала хватит, чтобы помогать растить младших детей. Александру в семье родителей называли «хозяюшкой». Она действительно вела домашнее хозяйство, обычно в одной и той же лавке в Павшине брала под запись продукты, а когда родители получали зарплату, раз в месяц расплачивалась. Хозяин лавки дарил ей коробку конфет. Так же, как многие другие женщины в селе, она неплохо вязала и шила. В сенокос мама вместе с другими женщинами ходила на подённую работу к купцам Корзинкиным. Бабушка Пелагея часто брала дочерей на службу в Никольскую церковь в Павшине. Мама пела в церковном хоре с 9 до 18 лет. Мои родители поженились в 1920 году и венчались в той же Никольской церкви. Жить стали в деревне Ивановское вместе с бабушкой Анастасией. Брак был счастливым: у них родились четыре сына и дочь. Правда, один ребенок умер в младенчестве. В 1921 году появился на свет первенец – Виктор. В родительской комнате около кровати к потолку была подвешена люлька, в которой нас всех и качали. Забот у родителей хватало: большая семья и обычное в ту пору хозяйство. У них были лошадь, корова, поросёнок, овцы и куры. Бабушка им помогала. Наш отец был мастером на все руки. Этому его выучил отец, Николай Егорович. А он учил мастерству своих детей. Все мы помогали маме по дому, на огороде и вообще по хозяйству, а позже стали работать в колхозе. На рубеже 30-х годов началась коллективизация. Как правило, коллективное хозяйство создавалось на базе отдельной деревни или села. Такой колхоз был организован у нас в Ивановском. По уставу колхозникам оставили по 25 соток земли. Наша семья вступила в колхоз в числе первых. Родители передали в колхозное хозяйство лошадь, коляску, телегу и сани. Многие были против такого хозяйствования, и отца избили. Но колхоз был создан и получил название «Сельхозартель имени Мос-

174


гарнизона», позднее в предвоенные годы ему присвоили имя Н.С.Хрущева. Всем миром на окраине деревни посадили вишнёвый сад, выкопали пруд, который жив и сейчас. За колхозным садом начали строить два больших бревенчатых сарая. Бревна для них пилили сами в ближайшем лесу. Наш отец, работавший на Рублевской станции, принимал участие в этой работе по выходным. Первый сарай предназначался для хранения зерна, овощей и сельхозинвентаря. Второй строили как скотный двор. Одну часть занимали стойла для телят и коров, другую – отделение для свиноматок и поросят. Рядом с воротами стояли лошади. Все было деревянное, и по правилам пожарной безопасности рядом помещалась телега с пожарным насосом и бочкой с водой. В первый год скотный двор до конца построить не успели, поэтому на зиму было решено раздать скот по колхозникам. В наш двор, поскольку он был одним из самых больших в деревне, поставили 10 лошадей. Колхозная жизнь постепенно налаживалась. Каждую весну сеяли пшеницу, овёс, горох с викой, гречиху (у колхоза была своя пасека) и другие культуры. Само собой, сажали картошку, капусту, свёклу, репу, брюкву, турнепс. Поближе к воде, около речки Курицы выращивали огурцы, помидоры, морковь. На каждый дом по количеству членов семьи определялись участки для ухода за посевами. На сенокос и жатву выходили всей деревней. Поскольку колхозники плату получали натурой, надо было зарабатывать трудодни. Еще не так давно в русском языке существовало забытое ныне слово «молочница». Обычно это были колхозницы, которые каждое утро с тяжелыми бидонами ездили в Москву и снабжали молоком своих постоянных покупателей. Помнится, как наша мама, ни свет, ни заря подоив корову, шла с бидонами на станцию Павшино, ехала на поезде до Рижской, а там на трамвае добиралась почти до центра Москвы – на Первую Мещанскую. На молоке нашей замечательной Милки выросли дети во многих артистических семьях. Мама возвращалась и выходила на работу в колхоз. Так она зарабатывала трудодни. До 1933 года отец продолжал работать в Рублёве на водонасосной станции. Его брат Сергей жил в Москве, и когда в столице началось строительство первой линии метрополитена, он уговорил отца перейти к нему на метрострой. Первая очередь Московского метро «Сокольники» - «Парк культуры» открылась в 1935 году. Отец работал и на строительстве следующей линии «Площадь Свердлова» (ныне «Театральная») – «Поселок Сокол», которая начала действовать в 1938 году. Когда отец, сварщик 6 разряда, трудился на метрострое, он зарабатывал немалые по тем временам деньги. С этих заработков он купил нашей маме швейную машину, на которой и по сей день можно шить. Кстати, родители оба неплохо шили. Благодаря этому все мы, братья и сестры, в те годы были всегда прилично одеты, а мама была одета, наверное, лучше всех в деревне. На зиму у всех было по две пары валенок. Одни, подшитые, для горы. Другие, новые, с галошами, для школы. Был у молодежи и кое-какой спортивный инвентарь: лыжи, коньки, волейбольные и футбольные мячи. Летом 1935 года в наш дом из Баковки пришла сестра нашей бабушки Александра Ивановна Голышева. Тут и осталась жить. Бабушка Анастасия уже стала прибаливать. Внуки подросли. Вот им вдвоём и было хорошо. Бабушка Анастасия умерла в 1936 году. В конце 30-х – начале 40-х годов в нашей семье появилось ещё четверо детей, в том числе и я. Теперь в семье стало восемь детей. В связи с заболеванием лёгких, так как отец работал сварщиком да ещё и под землёй, врачи посоветовали ему сменить профессию. Отец уволился из метро и стал кол-

175


Тамара Александровна Лягина (1928). Красногорск. 1944

Виктор Александрович Лягин (1921). Новосибирск. 1942

хозником. Он вместе с соседом И.В.Вареновым возил на лошадях отходы из московских столовых на корм скоту. За весну и лето 1941 года наша семья вырастила на огороде хороший урожай овощей, в том числе много картошки. Когда началась война и немцы стали приближаться к Москве, все деревенские заторопились убрать урожай. Отец со старшими сыновьями выкопали в конце огорода землянку. Через две недели после начала войны отец получил повестку из райвоенкомата. Недалеко от плотины в карьере у них были учебные стрельбы. Раздали по три патрона. Наш отец с первого раза выстрелил точно, два патрона вернул инструктору. Второго августа из Опалихи их отправили на фронт. На пять человек приходилась одна винтовка. Мама осталась со всей нашей оравой. Николаю на тот момент было 16, Томочке 13, Льву 4 года, мне 2, а Людмиле 4 месяца. До сентября мама с нами во время бомбежек спасалась в землянке. К нам прибегали и соседи. Вот когда землянка пригодилась. Некоторые немецкие самолеты прорывались к столице, бомбили Москву и окрестности. Бомбы падали на Гольево, Губайлово и на Красногорский завод. Старший брат Виктор уже работал на этом заводе. Участвовал в погрузке оборудования для отправки на восток. Родственники звали маму жить к ним в Павшино, она согласилась. Для переезда колхоз дал лошадь. Виктор пришёл с завода, и вместе с мамой они погрузили на телегу вещи: перину, подушки, одеяло, одежду, а также мешок муки, привязали к телеге козу, и мы отправились в Павшино. Жили у бабушки Пелагеи и её дочери Прасковьи, маминой сестры. Брат Николай остался охранять дом в Ивановском, а Виктор последним эшелоном в октябре вместе с заводом уехал в Новосибирск. Отец ушел на фронт, но долго воевать ему не пришлось. В районе

176


Сычёвки Калининской (ныне Тверской) области ополченцы попали в окружение. Пленных немцы поместили в лагерь, где единственной едой были мороженые капустные кочерыжки. Начались дизентерия и тиф. Отец в детстве переболел тифом и не заразился. Он решил бежать. Это ему удалось. Помогла какая-то сердобольная бабушка, у которой он переночевал. Она дала ему простую одежду, валенки (один чёрный, другой серый) и посоветовала идти лесом в сторону Москвы. Так он добрался до Истры, а затем до Снегирей, где встретил наших разведчиков. Его отправили по месту приписки, в Красногорский райвоенкомат, где его по болезни сняли с воинского учета. Он вернулся в Ивановское 11 декабря 1941 года уже после начала контрнаступления Красной армии, весь обросший, с усами и длинной бородой. В этот день с утра мама и бабушка Пелагея оказались в Ивановском, чтобы приготовить еду брату Николаю, и послали его за водой на колодец. Отец встретил его на дороге, окликнул, но сын не узнал его и побежал с пустыми вёдрами дальше. Отец вошёл в дом. Мама готовила на кухне, а бабушка подметала пол. Она думала, что это какой-то нищий, и пошла в кухню за куском хлеба. Тут он окликнул ее, и она узнала зятя по голосу. Все были рады до слёз. Колю тут же послали в Павшино с этой счастливой новостью. Оттуда прибежали все родственники. Папа сам себя подстриг (в семье была машинка), сделал чапаевские усы, чтобы повеселить детей, а потом их сбрил. Всю одежду он сжёг на костре. И на следующий день мы все вернулись домой. В начале 1942 года начали заново вводить в строй корпуса завода имени Ленина в Красногорске. Здесь-то и стал работать сварщиком-автогенщиком наш отец.

Николай Александрович Лягин (1925). Кавказ. 1943

Владимир Александрович Лягин (1923). Ивановское. 1947

177


Зимой 41-42 года через нашу деревню двигались советские войска. Солдат распределяли по домам на отдых. И в нашем доме они тоже стояли. Для них мама варила картошку, заваривала морковный чай, благо запас овощей у нас был. Во время войны мужчин в деревне почти не осталось. Дети фронтовиков часто приходили к отцу и просили подшить им старые валенки. Никакой платы он, конечно, не брал. Кроме того, из старых телогреек отец кроил и строчил бурки, которые носили с галошами. Ведь валенки были не у всех. А еще из овчины выкраивал и шил рукавички. Чтобы экономить дрова, отец каждую зиму выкладывал из кирпича малую печку рядом с русской печью. Топили ее вечером для тепла. Когда у него было время, он нам около этой печки читал книжки и рассказывал, как они жили раньше. А мы трое на плите пекли картошку, нарезанную кружочками или соломкой. Как это было вкусно! Ни с какими чипсами не сравнить. В Ивановском в начале войны пустовал дом Безруковых. Хозяева вместе с заводом №69 уехали в эвакуацию в Новосибирск. В их доме правление колхоза решило открыть детский сад, чтобы привлечь больше женщин к сельхозработам. Правда, нас в этот сад не отдали. Нас помогали растить наши старшие брат и сестра. В 43-м году у мамы родился последний ребенок. Его назвали Борис. Через два года мы отпраздновали Победу. Начиналась послевоенная жизнь. (Продолжение в следующем номере)

178


153


О.В.Данилова

СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ЗВЕРЕВ

В

октябре 2012 года исполнилось 100 лет со дня рождения ученого, талантливого инженера, выдающегося организатора одной из важнейших отраслей советской промышленности Сергея Алексеевича Зверева, много лет возглавлявшего Министерство оборонной промышленности СССР. Сергей Алексеевич Зверев родился 18 октября 1912 года в деревне

154


Софронково Демянского района Новгородской области. Свой трудовой путь он начал в 1931 году на Государственном оптико-механическом заводе (ГОМЗ) в Ленинграде. Спустя шесть лет Сергей Алексеевич становится дипломированным инженером, закончив Ленинградский институт точной механики и оптики, и быстро идет в гору на ГОМЗе: инженер-конструктор, главный технолог, главный инженер, заместитель директора. Незадолго до начала войны С.А.Зверев принимает участие в создании оптического производства в поселке Дербышки под Казанью. Вместе с директором нового завода В.Л.Ольшанским Зверев приезжает на строящееся предприятие, куда он был назначен главным инженером. Первы�� три года войны у него связаны с этим заводом. В октябре 1944-го его назначают главным инженером на завод №393 в Красногорске. С 1942-го по 1945-й КМЗ дал фронту более 400 тысяч различных оптических приборов, помогавших точнее разить врага. Советская армия получала из Красногорска танковые панорамы, станковые смотровые приборы, широкоугольные стереотрубы, перископические артиллерийские буссоли, перископические аппараты дальнего фотографирования, танковые корректировочные перископы, снайперские прицелы и многое другое. В августе 1944 года 26 работников КМЗ были отмечены правительственными наградами. Через месяц после Победы еще 50 работников получили ордена и медали. И среди них был Сергей Алексеевич Зверев. В первые послевоенные годы под его руководством на КМЗ создаются специализированные проектно-конструкторские бюро по аэрофотоаппаратуре и артиллерийским оптическим приборам, которые вошли в состав организованного в 1948 году центрального конструкторского бюро (ныне научно-технический центр). Одновременно с первыми конструкторскими подразделениями создаются экспериментальные мастерские, где изготавливаются опытные образцы новых приборов. В дальнейшем эти мастерские стали основой для опытного мелкосерийного производства. С 1945 года наряду с основной номенклатурой коллектив переходит на выпуск мирной продукции, которую ждали многие отрасли промышленности, науки и культуры. Среди первых образцов этого направления следует назвать проекционные аппараты для библиотеки имени В.И.Ленина, театральные бинокли, фотоувеличители и, главное, фотоаппараты «Москва-1» и первые «Зоркие». Незаурядные организаторские способности С.А.Зверева получили достойную оценку. В 1947 году его переводят на руководящую работу в Министерство вооружения, впоследствии переименованное в Министерство оборонной промышленности. В конце 50-х - начале 60-х годов он становится одним из руководителей Государственного комитета Совета Министров СССР по оборонной технике, с 1965 по 1978 год – министром оборонной промышленности СССР. Он стал первым руководителем оборонной промышленности, добившимся одобрения правительства в вопросе сотрудничества оптических научных и промышленных предприятий, занятых военной тематикой, с зарубежными коллегами и организовавшим заключение договоров с известными всему миру оптическими фирмами Германии. Несмотря на крайнюю занятость, будучи главой отрасли, С.А.Зверев уделял особое внимание нашему заводу и городу. Он принимал участие во всех значимых для КМЗ замыслах и проектах, знал лично многих кадровых работников и всегда помнил о проблемах, стоявших перед заводом, и

155


Министр оборонной промышленности СССР С.А.Зверев в своем кабинете. Москва. 1969 прежде всего о проблеме обеспечения многотысячного коллектива жильем. Благодаря его помощи при выделении соответствующего финансирования вырос заводской микрорайон Чернево-1, проведена реконструкция стадиона «Зоркий», построены новый больничный комплекс и поликлиника. При его активном содействии руководству завода и города удалось завершить строительство крупнейшего в области Дворца культуры «Подмосковье». Успехи в разработке новых приборов и другие достижения КМЗ воспринимались Сергеем Алексеевичем с особой гордостью. КМЗ никогда не подводил отрасль и оправдывал надежды министра. Уже к 1973 году 10 изделий предприятия были удостоены «Знака качества», в том числе фотоаппарат «Зоркий-10» и телеобъектив «Таир-45Т». Красногорцы в числе первых разработали систему высокоточного наведения орудия на цель во время движения танка, обеспечив этим превосходство перед зарубежными аналогами. Ежегодно коллектив ЦКБ разрабатывал и внедрял в производство до нескольких десятков уникальных приборов. Когда в 1976 году за заслуги в создании и освоении образцов специальной техники КМЗ был удостоен ордена Трудового Красного Знамени, министр С.А.Зверев приехал лично поздравить коллектив с этой высокой наградой. Описав профессиональный путь С.А.Зверева, нельзя умолчать о том, как сложилась его личная судьба. В 1931 году на первом курсе Ленинградского института точной механики и оптики он познакомился со своей будущей женой – Александрой Васильевной. Они много лет прожили душа в душу. В семье родились две замечательные дочери, а потом была еще одна радость – любимые внуки. Познакомиться с третьим поколением своих потомков министру не удалось: в 1978 году его жизнь оборвалась. С.А.Зверев был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

156


С.А.Зверев внес неоценимый вклад в развитие оборонной отрасли. Он стал инициатором создания новых научных и производственных коллективов, активно содействовал внедрению новейших достижений оптической науки, в том числе инфракрасной техники, фотоэлектрических приемников, оптикоэлектронных систем, лазерной техники и многого другого. За годы продуктивного труда на благо процветания научной и производственной сфер отечества Сергей Алексеевич получил немало почетных званий и наград: Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, кавалер шести орденов Ленина, двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена Отечественной войны I степени, ордена Красной Звезды и ордена «Знак Почета». Приказом Министра оборонной промышленности СССР №43 от 9 февраля 1979 года производственному объединению «Красногорский завод» было присвоено имя Сергея Алексеевича Зверева. В 1993 году в память о нем Оптическим обществом имени Д.С. Рождественского была учреждена специальная медаль, которой за выдающиеся достижения ежегодно награждаются работники предприятий, организаций и учреждений оптического профиля.

С.А.Зверев с генеральным директором КМЗ В.Г.Трифоновым и группой работников завода на строительстве жилых домов в микрорайоне Чернево-1. Красногорск. 1970-е

157


С.А.Зверев в цехе 007 Красногорского механического завода. Красногорск. 1970-е 100-летие со дня рождения С.А.Зверева было достойно отмечено в ОАО КМЗ, носящем его имя. В зале Зимнего клуба (ныне ДК «Салют»), где неоднократно выступал Сергей Алексеевич, 2 ноября 2012 года собрались его друзья и коллеги, чтобы почтить память этого выдающегося руководителя. Среди присутствующих были члены семьи С.А.Зверева, в том числе дочь Наталья Сергеевна и внук Сергей, названный в честь деда. В музее трудовой славы ОАО КМЗ была открыта специальная экспозиция, посвященная 100-летию С.А.Зверева. К этому юбилею на заводе выпустили книгу «Министр оборонной промышленности Сергей Алексеевич Зверев» и изготовили памятную медаль. Список удостоенных этой почетной награды включает более 250 человек. Первой, кому вручили медаль и юбилейное издание, была дочь министра Наталья Сергеевна. С явным волнением она обратилась к друзьям и соратникам Сергея Алексеевича: «Дорогие друзья, я сердечно благодарю вас за доброту, за светлую память о моем отце». Добрую память о нем чтят в нашем городе. В его честь названа улица в новом микрорайоне Павшинская пойма.

158


Л.В.Рынденко

ЮРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ПОЛЯКОВ

В

конце 2012 года ушел из жизни известный ученый-историк академик Юрий Александрович Поляков. Эта фамилия хорошо знакома многим красногорцам. Его прадед Александр Яковлевич Поляков покоится в склепе-часовне рядом со Знаменской церковью в Губайлове, человек, который выбился из крепостных в купцы, а затем в фабриканты, ставший владельцем «Товарищества Знаменской мануфактуры», куда входили ткацкие фабрики в Баньках и Ново-Никольском. На его пожертвования были построены новые церкви в Губайлово-Знаменском и Черневе. В семье А.Я.Полякова было девять детей. Своим сыновьям он дал хорошее образование. Новое просвещенное поколение во многом представляло русскую интеллигенцию, связанную с культурой серебряного века.

159


Один из его сыновей – Василий Александрович, который родился в 1853 году, увлекался сельским хозяйством и состоял в Московском обществе любителей птицеводства, Российском обществе любителей садоводства и был казначеем Российского общества охраны народного здравия. Его сын Александр Васильевич учился на медицинском факультете Гейдельбергского университета в Германии и впоследствии стал хорошим хирургом. Революция и все, что за этим последовало, в том числе национализация частной промышленности, лишило молодых Поляковых их прежнего благосостояния и разбросало эту многочисленную семью по всей стране. Александр Васильевич Поляков каким-то образом оказался в Ташкенте, где в 1921 году у него родился сын Юрий. В своих воспоминаниях Юрий Александрович писал: «Думаю, что мой интерес к истории, приведший в конечном счете к выбору профессии.., сложился постепенно, под воздействием целого комплекса обстоятельств и причин». В 1928 году неожиданно в Ташкент приехал Сергей Александрович Поляков, «лысоватый сутулый старик» – выпускник Московского университета, математик, полиглот, знавший 15 языков, переводчик, меценат, издававший когдато знаменитый литературный журнал «Весы», альманах «Северные цветы», и владелец издательства «Скорпион». После революции этот покровитель поэзии русского символизма служил в театральном отделе Наркомпроса. Кроме того, он работал в качестве переводчика и редактора в издательстве «Всемирная литература» и в Госиздате. Крутой перелом в судьбе обитателей этого ташкентского дома наступил в начале 30-х годов. Ташкентский мальчик стал москвичом, когда поселился вместе с матерью на Пречистенке. Сергей Александрович сначала уехал в Ленинград, где жил в семье сына, а после его ареста и ссылки в Якутию, когда ему было запрещено жить в крупных городах, он поселился поближе к Москве на 101 километре – в Чисмене. Отсюда Сергей Александрович нередко приезжал в гости к своему внучатому племяннику. «Он охотно пил чай, съедал пару бутербродов, рассказывал о своем житье-бытье, вспоминал с мамой старых друзей», – пишет в своих воспоминаниях Ю.А.Поляков. Этот известный деятель русской культуры, говоря о С.А.Полякове, умер в 1943 году всеми забытый в Казани. Судьба Юрия Полякова, к счастью, сложилась иначе. Дух истории, завладевший им еще в Ташкенте от первых соприкосновений со стариной, привел его осенью после окончания школы в 1940 году в институт философии, литературы и искусства (ИФЛИ). Это был лучший гуманитарный вуз в стране, прозванный «Лицеем в Сокольниках». Там учились молодые люди: поэты, писатели, философы, историки, которые в послевоенные годы стали гордостью советской культуры. В годы войны ИФЛИ был слит с историческим факультетом МГУ. Его и закончил в 1945 году Ю.А.Поляков. Он стал историком и на этой стезе достиг многого как ученый. Его интерес к историческим событиям, происходившим в Средней Азии в начале 1920-х годов, нашел свое отражение в таких исследованиях, как «Конец басмачества», а также в соавторстве с А.И.Чугуновым в работе «Басмачество: возникновение, сущность, крах». Круг научных интересов Юрия Александровича был очень широк. Он стал видным специалистом в области новейшей истории России, в том числе исторической демографии и исторической географии. Его перу принадлежит около 600 работ по истории России XX века. Стоит проследить его путь как ученого и педагога. В 1949 году Ю.А.Поляков уже научный сотрудник института истории академии наук СССР. В то же время он начинает преподавательскую деятельность в МГУ и Академии общественных наук. Показателем его высокого творческого потенциала стала за-

160


щита докторской диссертации в 1965 году, и вскоре после этого он занимает место главного редактора журнала «История СССР», одного из ведущих периодических изданий, посвященных отечественной исторической науке. С 1970 года он профессор МГУ. Признанием заслуг Ю.А.Полякова как ученого стало избрание его в 1993 году академиком Российской академии естественных наук, а затем четыре года спустя действительным членом РАН. Учитывая его высокий научный авторитет, руководство академии наук поручает ему роль председателя научного совета по проблемам исторической демографии и исторической географии, а также руководителя центра изучения истории территории и населения России института российской истории.

Ю.А.Поляков. Москва. 2000-е В 2001 году научная общественность достойно отметила его 80-летие. В честь этой даты был выпущен посвященный ему сборник, куда вошли очерки, исследования, документальные публикации и мемуары, в том числе работы его учеников. Он прожил долгую жизнь, большую часть которой посвятил такой замечательной науке, которую мы называем история. Его заслуги перед этой наукой были отмечены самой почетной для ученого премией имени выдающегося русского историка В.О.Ключевского, а также государственной премией и рядом правительственных наград, в том числе орденом Дружбы народов. Его

161


младший коллега академик В.Маслов вспоминает: «…мы постоянно и подолгу беседовали. Он учил меня смотреть на современные события как на часть исторического процесса, вселял оптимизм и надежду на то, что… чувство братства народов СНГ, которое в нас заложено сызмальства, взаимное проникновение культур, приводящее к единству, которое особенно ярко проявилось во время войны, победят современные разногласия, и наши народы снова сплотят… общая наука, русский язык, экономические связи. Вот темы, которые мы горячо обсуждали… Я обращался к нему, как обращаются к духовнику». В научном наследии Ю.А.Полякова мы находим такие значительные работы, как, кроме уже перечисленных, «Московские трудящиеся в обороне советской столицы в 1919 году» (1958), «Переход к нэпу и советское крестьянство» (1967), «1921-й: победа над голодом» (1975), «Великая Октябрьская» (1977), «Проблемы истории русского общественного движения и исторической науки» (1981), «Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население» (1986), «Историзмы (мысли и суждения историка)» (2001), «Война и общество. 1941-1945» (2004), «Минувшее. Фрагменты. Воспоминания историка» (2011) и еще много книг и масса статей. Юрия Александровича Полякова похоронили на Ваганьковском кладбище. Здесь и на Новодевичьем кладбище лежат многие его родичи, потомки крепостного крестьянина из Богородского уезда Московской губернии, ставшего известным промышленником и основателем фабричного дела - будущего города Красногорска. Все они верно служили России.

162


Т.М.Чебыкина

МАРГАРИТА ВАСИЛЬЕВНА НОГТЕВА

Е

е имя, без сомнения, знали многие в Красногорске. Она родилась осенним днем 9 октября 1936 года. С ранней юности мечтала стать поэтом: «Мне было 17 лет, и мне было абсолютно ясно, что я буду поэтом, хотя  я никому об этом не говорила». Свою мечту она осуществляла последовательно и всю свою жизнь. Об этом свидетельствовали ряд поэтических сборников. Первый

163


ее сборник «На речных наречьях» появился в 1965 году. В тот же год она познакомилась с Анной Ахматовой: «Мы с Лазарем Шерешевским, поэтом и моим мужем, «рванули» в Ленинград,  чтобы познакомиться с Анной Ахматовой.  План был дерзкий и отважный – просто прийти в гости и познакомиться с великой поэтессой, которой  в конце 1964 года была  присуждена одна из крупнейших премий Италии «Этна Таормина». Мы были тогда сравнительно молоды и самоуверенны и еще могли себе позволить этот шаг. …Она вышла к нам медлительной величественной походкой. Я пожала протянутую мне изящную пухлую руку, спутник мой, пользуясь старинным мужским преимуществом, эту руку поцеловал. Анна Андреевна была такой и одновременно не такой, какой я ее се­б е представляла. Величавая, убеленная благородными сединами, с тем четким классическим профилем, который современники срав­нивали с античной камеей...» Это стало для молодой поэтессы своеобразным Посвящением и еще чем-то таким, что и словами не выразишь, но чувствуешь и сохраняешь в себе. Следующий стихотворный сборник М.В.Ногтевой «Орешек», появившийся в 1970-м, был уже отпечатан в издательстве «Советский писатель», затем появилось, словно сотканное из ярких красок, полутонов и «сиреневой пыли», романтичное «Полнолуние» (1984): Но такого цветенья сирени Я еще не знавала вовек. Куст сиреневый… Раненый пленник Замышляет бессмертный побег… Он бежит вдоль реки… Что за дивоОн плывет на сосновых плотах, Он становится вспышкой и взрывом, И сиреневой пылью в мирах! Маргарита Ногтева стала членом Союза писателей России, вошла в состав Московской городской писательской организации, в 2010 году отметила 55-летие своей творческой деятельности. Это еще не все. Она стала фактически первой исследовательницей истории старинной усадьбы «Знаменское – Губайлово». Её ставшая хрестоматийной книжечка «Родословная старинной усадьбы» вышла в 1994 году при содействии газеты «Красногорские вести». Это небольшое, но очень емкое издание посвящено не только усадьбе князя В.М.Долгорукова–Крымского. Это еще и полноценное исследование феномена серебряного века российской поэзии, связанного с этой усадьбой. К.Бальмонт, А.Белый, В.Брюсов, Ю. Балтрушайтис, издательство «Скорпион», журнал «Весы», альманах «Северные цветы» - вся деятельность поэтов-символистов была связана с усадьбой на Красной горке и её последними владельцами Поляковыми. Сборник очерков «Самоцветы железного столетия» (2009) М.В.Ногтевой посвящен современникам – людям двадцатого столетия, в нем много страниц – о красногорцах, которых поэтесса знала, любила, чьими талантами восхищалась. А талантливых людей в окружении Маргариты Васильевны было немало. Прежде всего потому, что она сама была человеком творческим и талантливым. Срабатывал принцип: подобное притягивается подобным. Она писала о них красиво и со всей щедростью души. Вот несколько строк, посвящен-

164


М.В.Ногтева в молодые годы. Нижний Новгород (г.Горький). 1950-е. Фото из личного архива М.В.Ногтевой

ных этим талантам: «Персональная выставка графики молодого художника Александра Сергеевича Дроздова, коренного красногорца, - большое событие в культурной жизни нашего города. Его скромная палитра не сразу бросается в глаза, но если внимательно всмотреться, то постепенно глубоко проникает в душу и сердце». «Художники Эдуард и Юлия Русенко – брат и сестра в лучшем смысле этого слова. Редкое единение не только по крови, но и по душе. С первых дней жизни их растил и воспитывал Красногорск…». Их работы Маргарита Васильевна увидела на какой-то выставке в середине 90-х, загорелась, восхитилась и не раз посвящала им свои строки, называя «новой творческой элитой». Она вообще страстно любила живопись, замечая: «Порой о живописи говорить труднее, чем о музыке, балете или опере, хотя произведения, созданные в этих жанрах, передаются языком куда более условным, чем зрительные образы на полотне». Она дружила с ветераном войны Александром Семеновичем Океановым, жившим в соседнем доме, кавалером шести орденов и одиннадцати медалей. В их числе - орден Богдана Хмельницкого. Гордилась этой дружбой, называя Океанова «Орлом Карпат». Океанов познакомил ее со своим фронтовым другом-побратимом – киевским поэтом Леонидом Вышеславским, автором «Звездных сонетов» и многих других поэтических книг. Эта творческая дружба, породившая немало замечательных строк, ими гордо

165


именовалась «планета Вышеславия». 14 лет дружбы связало М.В.Ногтеву в семидесятых–восьмидесятых годах с участницей войны писательницей Валентиной Степановной Иванниковой, жившей в Красногорске. Работая во время войны во фронтовой газете, В.С.Иванникова подписывала свои очерки «Солдат В.Степанов». «Сюжет возник сам собой, - шутила Маргарита Васильевна,- она – Солдат, я - королева Марго, которую так легко выменять на двадцать килограммов макулатуры» (дело было в 80-х годах). А всерьез, уже позднее, в своем очерке «Солдат королевского войска» Маргарита Васильевна определила эти отношения, как «14 лет баснословно счастливой дружбы, творческого взаимопонимания и душевной поддержки». Добавив: «Это была игра тонких человеческих отношений, основанных на взаимном уважении и интересе».

М.В.Ногтева, Л.В.Шерешевский (слева) в гостях у К.Ш.Кулиева. Нальчик, 1974 Последняя большая книга М.В.Ногтевой «Усмешка бытия. Лазарь Шерешевский. Жизнь и творчество», написанная в соавторстве с В.А.Гальпериным, вышла в 2011-м - в память о муже: литературоведе, переводчике и поэте Л.В.Шерешевском (1926-2008). Эта пока единственная книга о его жизни, создавалась в течение трёх лет и являет собой исследование не только жизни и творчества этого видного поэта и переводчика, но и эпохи, в которую он жил. Родившийся в Киеве, Шерешевский воевал на Украинском фронте, строил на Крайнем Севере в сталинских лагерях знаменитую железную дорогу на Ямал («дорогу в никуда»), создавал в Салехарде первый в истории народов севера ненецкий ансамбль. В 2008 году Маргарита Васильевна в возрасте 72 лет специально съездила в Салехард, чтобы «подышать тем же воздухом», почувствовать Север. Кроме того, Шерешевского связывала творческая дружба с выдающимся литовским поэтом Эдуардасом

166


М.В.Ногтева. 2000-е Межелайтисом, с армянским классиком Геворком Эмином, с балкарским поэтом Кайсыном Кулиевым, Булатом Окуджавой и многими другими мастерами поэзии и прозы. Все это, и многое другое, вошло в книгу, в которой почти 600 страниц. М.В.Ногтева была человеком очень трудолюбивым. Она многое делала и многое успела. Очень эрудированная, она неплохо знала живопись, историю, литературу, любила путешествовать. Почти каждое путешествие становилось поводом для раздумий и выводов, превращалось нередко в искрящиеся строчки: «А вот и Париж! Неужели!? Первые звуки Парижа – легкая классическая музыка. Первые оттенки – мягкие серебристые вздохи ветра. Первые деревья – платаны. Кажется, я сейчас увижу того, ради которого я, может быть, и затеяла эту поездку…. Ура! Я почувствовала этот максимилиановский яд. Я узнала Волошина, иду за ним и твержу его строки: «Неслись года, как клочья белой пены…». Это только казалось, что она жила, как все, – обыденно и нешумно, не обижалась, если ее называли местной поэтессой, не требовала ни званий, ни наград, охотно соглашалась участвовать в очередных мероприятиях в красногорских библиотеках. На самом деле она жила очень напряженной творческой жизнью. Потому, что поэзия – это не умение рифмовать строчки. Поэзия – это особое мировосприятие, мироощущение, когда практически нет быта, а есть бытие. И те, кто волею судьбы оказывался рядом с ней, ощущали это, и либо уходили, не чувствуя в себе силы и интереса жить с таким же напряжением, либо оставались рядом с нею уже навсегда. Однажды Маргарита Васильевна Ногтева поехала в Париж, увидела его. И нет, не умерла, а захотела вернуться, очарованная красотой и поэзией этого города:

167


Вернусь в Париж, стихом, каштаном, камнем. Я буду в нем всегда, во всем, везде. Вернусь в Париж. Не зря мне предоставлен Квартал мечты в архиве Карбюзье... Я думаю, она вернется.

Примечание: книга очерков М.В.Ногтевой «Самоцветы железного столетия» - дань памяти 20-му -«железному» веку и его людям. Многие страницы посвящены красногорцам. Книга вышла в 2009 году.

168


По страницам семейных альбомов Ковалевы с Лесной Эта рубрика, которая сравнительно недавно появилась на страницах альманаха, все больше привлекает внимание наших читателей. Им очень хочется познакомить своих земляков с семейными фотоальбомами, где наглядно проходит жизнь нескольких поколений на протяжении XX века. На старых, часто пожелтевших фотографиях мы видим лица этих людей, какие-то городские пейзажи, праздники и будни – все то, что мы называем повседневной историей. Теперь это удивительно интересно. Такие альбомы, как зеркало, отражают не только жизнь одной из семей, но и служат как будто бы фотолетописью нашего города и района.

Марфа Яковлевна и Ефим Иванович Ковалевы. Красногорск. 1960-е Сегодня мы представляем фотоальбом многодетной семьи Ковалевых. Мы называем их Ковалевы с Лесной.

179


Отец семейства Ефим Иванович (1895-1986) работал возчиком в Люберцах, Подольске и с 1935 года навсегда осел в Красногорске. Семейная жизнь, как и у многих, начиналась в рабочем поселке в бараках на Теплом бетоне. Отец работал на ряде строек будущего города, в том числе стадиона, детского городка, плотины и парка. В начале войны переехали в двухэтажный дом на Лесную, 7 (этот дом стоит и сегодня). В семье было большое хозяйство. Рядом с домом в сарае держали корову, поросенка и кур. Без этого было не прожить – семья-то огромная. Мать, Марфа Яковлевна (1905-1993), родила шесть сыновей и четырех дочерей. И недаром была награждена орденом «Материнская слава» I степени. По семейным обстоятельствам отца не брали в армию, но с 1943 года он 15 лет прослужил в милиции. Насущной потребностью в годы войны были дрова, поскольку в доме было только печное отопление. Их заготовкой занимались старшие братья Михаил и Леонид, которые ездили за ними в лес за плотину. Почти все братья и сестры, подрастая, шли работать на КМЗ. Михаил Ковалев пришел монтером на заводской радиоузел в первый день войны. В то время без радио, без сводок Совинформбюро жизнь не мыслилась. Поэтому много приходилось бегать по крышам и чердакам, налаживая радиосвязь. В дальнейшем он работал в разных цехах, но с начала 60-х годов его почти все знали как начальника заводской народной дружины. Помнят и до сих пор. Кажется, не было на заводе цеха, где бы ни работали Ковалевы: Виктор, Иван, Раиса и Людмила – в сборочных цехах, Владимир – во втором опытном, Лидия – в автоматном. Старшая из сестер Валентина пошла по финансовой части – работала в Сбербанке. А Лидия, окончив пединститут, перешла в школу и работала учителем, завучем и потом директором школы №5. Второй по старшинству брат – Леонид – участник войны, имеет боевые награды. Он стал военным, окончил зенитное училище, а затем артиллерийскую академию. В звании полковника вышел в запас. Старшина милиции Е.И.Ковалев. Красногорск. 1955

М.Я.Ковалева в комнате на Лесной. Красногорск. 1958

Е.И. Ковалев на крыльце дома по ул. Лесной. Красногорск. 1960

180


Мария Игнатьева (в будущем Бокова, в центре) с подругами из бухгалтерии завода № 19. Красногорск. 1933 год

М.Е.Ковалев с дочерью Ольгой у штаба дружины КМЗ. 1962

М.Е.Ковалев. Фото с Доски почета цеха №13 КМЗ. Красногорск. 1947

181


Начальник штаба дружины КМЗ М.Е.Ковалев на дежурстве на стадионе «Зоркий». Красногорск. 1967

Лыжники готовятся к старту. В.Е.Ковалев справа. Красногорск. 1952

Михаил (справа) и Леонид Ковалевы на опушке леса напротив дома по ул.Лесной. Красногорск. 1954

Семья была известна не только своим трудолюбием, но и спортивными достижениями: Иван Ковалев долгое время играл в футбольной и хоккейной командах завода и его знал весь город. Сын Михаила был отличным хоккеистом и выступал за ЦСКА. Сам Михаил, а также Виктор и Владимир увлекались футболом и хоккеем с мячом. Вот такая семья. Давайте откроем их фамильный альбом. Там многое так близко для коренных красногорцев.

182


Сестры Ковалевы: слева направо Лидия, Раиса и Людмила. Красногорск. 1946

Солдат Советской армии И.Е.Ковалев. Брест. 1955

Иван Ковалев (справа) на уроке. Школа №1. Красногорск. 1942

Братья Иван (справа) и Владимир Ковалевы. Красногорск. 1 мая 1959

В.Е.Ковалев в парке КМЗ. Красногорск. 1961

183


Слева направо: Владимир, Михаил, Людмила и Лидия Ковалевы. Красногорск. 1966

Ефим Иванович с внучкой Евгенией на руках, Марфа Яковлевна, Михаил Ефимович и Валентина Ефимовна Ковалевы. На переднем плане Михаил, сын М.Е.Ковалева. Красногорск. 1958

184


Книжкая полка В.М.Возлинская

ПУТИ СОЗДАНИЯ ШЕДЕВРОВ Рецензия на книгу «Русский Версаль» Содержание: усадьбы князей Голицыных – Архангельское и Никольское-Урюпино. Авторы: Крючкова М.А., Парушева В.Г. М.: Изд-во Русск. Мир, 2012, 332 с., ил.

Тема книги, заявленная авторами как главная, среди всего многообразия представленных материалов вызывает несомненный интерес, признательность и уважение к исполненному труду. Стержнем содержания книги является становление личности создателя шедевров в Архангельском и Никольском-Урюпине Н.А.Голицына (1751-1809), что вносит существенный вклад в изучение искусства усадебного зодчества России. Убедительным достоинством работы следует признать использование уникального эпистолярного наследия Голицыных 60-70-х годов XVIII века, тщательно переведенного с французского В.Г.Парушевой. Все это служит подтверждением значимости роли Н.А.Голицына – владельца, заказчика и главного участника возведения этих усадеб. Выбор места, архитектурная композиция, пространственная организация ландшафта, парковые виды и перспективы определялись и владельцем-заказчиком, и зодчими, им привлекаемыми. Этот вывод следует из предлагаемых авторами документов. Основное внимание в них отведено процессу взросления владельца имений Н.А.Голицына со времени его отрочества после смерти отца, когда воспитанием занялись два его дяди – Дмитрий и Александр Михайловичи Голицыны, находившиеся в отдалении: один постоянно жил в Вене, будучи послом России, другой – в Петербурге, исполняя обязанности министра иностранных дел. Найденные В.Г.Парушевой источники свидетельствуют, что общение между Голицыными двух поколений осуществлялось посредством систематической переписки, в которой участвовал и воспитатель молодого князя К.Р.Кох – пример честности, образованности и трудолюбия. Обучаясь в университете в Страсбурге, молодой князь брал также уроки у специально приглашаемых профессоров, посещал примечательные места и музеи в окрестных городах и селениях, составляя описание всему виденному, ведя ежедневный дневник. Так развивался кругозор и обретались знания в сфере многих искусств.

185


Можно выразить сожаление, что в книге опущены документы, приводимые автором в альманахе «Красногорье» (2003, № 7, с.40), свидетельствующие о высоких целях, которые ставили перед собой воспитатели молодого князя*. В них конкретно показаны причины, влиявшие на процессы возрастания и углубления личности, происходившие в сознании знатного русского дворянина. Авторам, наверное, следовало бы более ярко подчеркнуть их основной тезис о доминирующей роли Н.А.Голицына в создании усадеб в Архангельском и Никольском-Урюпине. Университетские годы Н.А.Голицына завершились характерным для того времени «образовательным» путешествием в начале 1770-х годов. Оно было тщательно продумано его дядями и включало изучение архитектуры и искусства таких стран, как Швейцария, Италия, Франция, Англия, Голландия и нескольких германских княжеств. Особого внимания заслуживает письмо одного из его опекунов о предстоящем путешествии. Основная мысль этого письма звучит так: «Переносясь из страны в страну, подобно усердной пчелке, которая ищет мед на самых разнообразных цветах, он вернется, наконец, домой, везя трофеи, собранные у лучших европейских народов, и обретя обильный материал для того, чтобы с пользой служить своей Родине». Вернувшись в Россию, Н.А.Голицын, обогащенный знаниями, впитавший все многообразие европейской художественной культуры, немедля приступил к воплощению своих замыслов, продолжавшемуся до конца его дней – с 1780 до 1809 года. На землях родового имения при селе Архангельское он начал возводить блистательный дворцово-парковый ансамбль с торжественным въездом и протяженным парадным двором, объятым с обеих сторон перистилем высоких двурядных колоннад. Из окон южного фасада дворца открывались широкие партеры, устремленные вдаль, к горизонту. А в девяти верстах отсюда, у села Никольское-Урюпино, напротив церкви Николая Чудотворца, поставленной в XVII веке, над пологим берегом обширного пруда было устроено тихое пристанище для отдыха и бесед – одноэтажный дом-дворец (Белый домик). Посредине паркового фасада находится главный вход, украшенный колоннами лоджии; отсюда открывается вид на геометрически четкие дорожки регулярного партера, окаймляющие пруды и газоны. Поскольку авторы книги предпринимают попытку связать ансамбли Архангельского и Никольского-Урюпина с Версалем, в том числе с одним из наиболее известных его компонентов малым дворцом Трианон, следует заметить, что художественный характер связей этих объектов требует большего внимания к этому аспекту при последующих изданиях. Обращаясь к названным ансамблям, хотелось бы заметить, что изысканность и разнообразие архитектурных форм и деталей, совершенство пропорций и фасадов Белого домика в Никольском-Урюпине указывают на сходство художественных приемов, использованных в Малом Трианоне Версаля, ставшем образцом архитектурного мастерства для последующих поколений. Хочется подчеркнуть, что усадебный комплекс в Архангельском при всем несходстве его архитектуры с Версалем служит явным подтверждением использования принципов Версальского ансамбля в организации природно-ландшафтной среды в этой знаменитой подмосковной. Грандиозность масштаба и величие пространственной композиции сближают оба дворцово-парковых ансамбля в Архангельском и Версале. Заслуживает внимания также интерес авторов ко всем ответвлениям рода Голицыных и деятельности их представителей в области культуры и искусства, что сопровождается публикацией генеалогического древа. Естественно, особую значимость несут сведения, относящиеся к вдохновителю и создателю усадеб в Архангельском и Никольском-Урюпине, и его связям с европейской художественной культурой. Князя Н.А.Голицына по праву можно считать человеком, который способствовал появлению настоящих шедевров архитектуры классицизма на подмосковной земле. Изучение обширных текстовых и иллюстративных материалов, имеющихся в книге, на основе вновь найденных архивных документов позволяет сказать, что они являются базой для новой концепции в истории создания выдающихся произведений культуры России XVIII века.

186


Без сомнения, заслуживают внимания и опубликованные в книге новые материалы о судьбе библиотеки князя Д.М.Голицына – деда создателя Архангельского. * Указанные материалы вошли в новую книгу В.Г.Парушевой, посвященную биографии Н.А.Голицына, которая ныне находится в процессе издания.

187


Поздравление Редколлегия историко-краеведческого альманаха «Красногорье» поздравляет нашего постоянного автора и знатока истории города Нинель Семеновну Игошину с юбилеем и желает ей дальнейших успехов в ее разнообразной творческой деятельности.

188


ОБ АВТОРАХ Аляева Галина Андреевна, родилась в Подмосковье. Образование высшее техническое. В Красногорском районе живет и работает с конца прошлого века. Член Союза журналистов России. Около 300 публикаций в периодике. Член Союза писателей России. Публиковалась в литературнохудожественных журналах и альманахах: «Российский колокол», Кольцо А», «Союз писателей», «Встреча», «Наше поколение» (Молдова) и др. Автор двух книг: сборник рассказов «Черта» (2010); историкокраеведческое издание «От родовой вотчины до первой ракеты» (2012). Возлинская Виктория Марковна, родилась в Москве в 1939 году. В 1966 году окончила Московский архитектурный институт. Долгое время работала в институте Гипрогор. Занималась изучением планировки старинных русских городов и целым рядом архитектурных памятников России. Автор более двух десятков научных публикаций. Член Союза архитекторов и Союза художников России. Ее работы были представлены на нескольких художественных выставках. Гащенко Виктор Викторович, родился в Киеве в 1986 году. Вскоре семья переехала Красногорск. В 2008 году окончил исторический факультет Московского педагогического государственного университета. С 2003 года работает в Мемориальном музее немецких антифашистов: организатор экскурсий, младший научный сотрудник, научный сотрудник, старший научный сотрудник, заведующий отделом. Награждён юбилейной медалью «80 лет Красногорскому району». Данилова Ольга Вадимовна, родилась в Волгограде. Окончила Волгоградский государственный университет по специальности «социология массовых коммуникаций». Работает начальником отдела по связям с общественностью открытого акционерного общества «Красногорский завод им. С.А.Зверева». Главный редактор информационного вестника «Патриот» ОАО КМЗ, член редакционной коллегии научно-технического журнала «Контенант». Двораковский Виталий Борисович, родился в Москве в 1960 году. Музеевед, окончил СанктПетербургский государственный университет культуры и искусств, популяризатор и исследователь графского рода Остерманов, автор интернет-проекта «Остерманиана», имеет публикации в научных сборниках, читает лекции и выступает на конференциях, посвященных истории России и Отечественной войны 1812 года. В настоящее время заведующий отделом в Государственном музее архитектуры им. А.В.Щусева. Ковылин Виктор Иванович, родился в 1944 году в Новосибирске. В 1961 году с золотой медалью закончил среднюю школу № 56 Львова, а в 1967 году – Новосибирский электротехнический институт, факультет автоматики и телемеханики. По распределению пришел работать в оборонный НИИ, а затем был призван офицером в Вооруженные силы, где и прослужил до 1994 года на различных должностях. Службу закончил в Москве в Министерстве обороны. В настоящее время на пенсии. Увлекается историей, краеведением. При библиотеке санатория «Архангельское» основал Клуб любителей истории Архангельского, председателем которого является до настоящего времени. Кравцова Нина Ивановна, родилась в 1937 году в Красногорске. Вместе с семьей была в эвакуации в Новосибирске. Окончила Красногорскую среднюю школу №1. Поступила на работу в многотиражную газету КМЗ «Советский патриот». Одновременно училась в МГУ им. М.В.Ломоносова на филологическом факультете. Получив диплом с квалификацией «филолог, учитель литературы и русского языка», работала в школах Красногорского района. Последние 28 лет преподавала в школе №7. Ветеран труда, награждена медалью «В память 850-летия Москвы». Левицкий Петр Тадейович, родился в 1951 году на Украине. Окончил Черновицкий государственный университет по специальности «оптические приборы». Более 45 лет занимается фотографией. Провел несколько персональных тематических фотовыставок (ДК «Подмосковье», ДК «Салют»). Ежегодно участвовал в экспедициях, путешествиях по заповедным местам Советского Союза (пустыня Каракумы, горы Кавказа, Памира и Тянь-Шаня, Белое море, лыжные походы за Полярным кругом). Заснял тысячи фотографий Красногорска и Красногорского района. Работает инженером на ОАО «Красногорский завод». Ветеран труда. Лобанова Валентина Александровна, родилась в 1939 году в д.Ивановское Красногорского района. Начала учиться в 1947 году в Архангельской школе. Далее училась в Красногорской семилетней школе №4, которую окончила в 1954 году. С января 1955 года началась ее трудовая деятельность на КМЗ ы отделе технического контроля. Без отрыва от производства в школе рабочей молодежи получила полное среднее образование, а затем окончила Всесоюзный заочный машиностроительный институт. С 1967 года работала технологом в цехе автоматизации и механизации. Отработав на КМЗ 40 лет, ушла на пенсию. Затем еще пять лет трудилась в ОКБ им.П.О.Сухого. Мачульский Евгений Николаевич, родился в 1932 году в Забайкалье, но более 30 лет жил в Красногорском районе. По окончании Московского областного педагогического института

189


им.Н.К.Крупской с 1953 года работал в Петрово-Дальневской восьмилетней школе, в 1961-1965 годах был научным сотрудником музея им.И.И.Мечникова, затем преподавал историю в Ильинской вечерней школе и в средней школе №9 г.Красногорска. Занялся краеведением. В 1977-1979 годах работал в Московском областном отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. В 1980-1990 годах – методист Министерства просвещения РСФСР. С 1991 года, работая ответственным секретарем, затем заместителем председателя научного и культурно-просветительского общества «Энциклопедия российских деревень», стал составителем и автором ряда сборников по истории северного и северо-западного административных округов г.Москвы, редактировал труды краеведов. Автор книги «Красногорская земля». Постникова Любовь Григорьевна, родилась в 1945 году в Свердловской области. С 1965 года живет в Красногорске. Закончила факультет журналистики МГУ им.Ломоносова в 1970 году. Работала корреспондентом, ответственным секретарем многотиражной газеты «Советский патриот» КМЗ. В 1978 году назначена на должность редактора газеты и радиовещания. В течение 17 лет возглавляла редакцию. Под ее руководством газета «Советский патриот» завоевала второе место во Всесоюзном конкурсе. Член Союза журналистов РФ. Избиралась секретарем районной журналистской организации, членом бюро партийного комитета КМЗ. Работала в СМИ Москвы. Награждалась почетными грамотами, благодарностями, знаком «Победитель соцсоревнования министерства оборонной промышленности», медалью ВДНХ. Имеет звание «Ветеран труда». С 2008 года редактор альманаха «Красногорье». В настоящее время является директором муниципального учреждения культуры «Районный центр «Ветеран». Рапопорт Валерий Леонидович, родился в 1937 году в Одессе. В 1938 году семья переехала в Москву, затем в Красногорск. В 1955 году окончил школу №1, затем Московский государственный историко-архивный институт. С 1960 года работал в музее-усадьбе “Архангельское” экскурсоводом, научным сотрудником, с 1966 по 1983 год – директором. С 1985 по 1991 год – заместитель директора мемориального Музея немецких антифашистов в г.Красногорске, один из его организаторов. С 1991 по 1994 год – заместитель директора историко-архитектурного музея “Новый Иерусалим”. В 1991 году присвоено звание “Заслуженный работник культуры РСФСР”. В.Л.Рапопорт был в числе авторов фильмов, посвященных истории Красногорска. В 1996 году стал инициатором выпуска историко-краеведческого альманаха «Красногорье». Автор герба Красногорского района. Рынденко Людмила Васильевна, 1950 года рождения, образование высшее. С 1986 года возглавляет Красногорскую централизованную библиотечную систему. Общий трудовой стаж 43 года. Придя работать в библиотеку в 17 лет, она не изменила своему выбору. Работала заведующей отделом обслуживания, старшим методистом. Награждена почетной грамотой Министерства культуры РСФСР (1993), почетной грамотой комитета по культуре администрации Московской области и ЦК профсоюза работников культуры Московской области (1996), знаком «За достижения в культуре» (2000), почетной грамотой министерства культуры Московской области (2003), знаком губернатора Московской области «Благодарю». Славнов Аркадий Прокофьевич, родился 15 июля 1937 года в Красногорске в семье рабочего. В 1956 году окончил Красногорский оптико-механический техникум по специальности «технолог по обработке металлов резанием». В 1959 году поступил на работу на КМЗ. После армии вернулся на КМЗ электромонтажником. Затем работал в «Монтажлегмаше» электромонтажником. В настоящее время на пенсии. Награжден медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина» и «Ветеран труда». Тюльпакова Таисия Федоровна, родилась в 1934 году в Инжавинском районе Тамбовской области. После окончания школы по путевке районного комитета ВЛКСМ работала старшей пионервожатой в детском доме. С 1954 года живет в Красногорске. Ее трудовая биография связана с Красногорским механическим заводом. Начинала в механоштамповочном цехе, затем окончила Красногорский оптико-механический техникум по специальности «техник-технолог». До выхода на пенсию работала в механосборочном цехе. В пионерском лагере «Зоркий» была сначала вожатой, потом старшей пионервожатой и с 1970 года в течение 10 сезонов была начальником лагеря. Занималась общественной работой: секретарь комсомольской организации цеха, заместитель секретаря парторганизации цеха, член комитета ВЛКСМ и профкома КМЗ. Много лет избиралась редактором цеховой стенгазеты «Сборщик», которая неоднократно занимала призовые места по заводу. Награждена медалями «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина» и «Ветеран труда». Чебыкина Татьяна Михайловна - родилась в 1952 году в Пермской области. В 1983 году окончила факультет журналистики МГУ. Работала заведующей отделом писем газеты «Авангард», ответственным секретарем газеты «Патриот» Красногорского механического завода, начальником пресс-центра ОАО КМЗ. Ветеран труда, член Союза журналистов России.

190


РАБОТА НАД ОШИБКАМИ Уважаемые читатели! Редакция альманаха «Красногорье» приносит свои извинения за допущенные в прошлом номере ошибки и опечатки, появившиеся по разным причинам. Стр. 70. Три последних абзаца исключить. Стр. 159. Конец третьего абзаца следует читать: «Кончилось все, как обычно, – он уволился». Стр.163. Второе предложение сверху следует читать: «…брала уроки музыки у Р.А.Линецкой, жены архитектора…». Второй абзац, третье предложение следует читать: «Как-то, опасаясь бомбежки, Лебедевы вечером взяли дочь…» Стр. 174. Заголовок следует читать: «Откуда есть пошла…» моя жизнь.

191


Красногорье №17, 2013