Page 1

СЛОВО, ДЕЛО, СУДЬБА

КАПИТАН НЕВРУНГЕЛЬ,

ДРУГ ГАРГАНТЮА

ДАВИД ЯНОВИЧ ЧЕРКАССКИЙ — ЗНАМЕНИТЫЙ СОВЕТСКИЙ И УКРАИНСКИЙ ХУДОЖНИК-МУЛЬТИПЛИКАТОР, РЕЖИССЕР И СЦЕНАРИСТ. НАРОДНЫЙ АРТИСТ УКРАИНЫ. БЕССМЕННЫЙ ПРЕЗИДЕНТ МЕЖДУНАРОДНОГО ФЕСТИВАЛЯ АНИМАЦИОННЫХ ФИЛЬМОВ «КРОК». Казалось бы, такие регалии для многих людей — недостижимая вершина и предмет гордости. Только не для Черкасского. Неиссякаемый юмор, радость жизни во всей ее полноте, заражающий всех вокруг оптимизм и возвышенное наслаждение души для людей, оказавшихся рядом с ним. Platinum: Как сегодня живется мультипликатору, любимцу миллионов зрителей? Давид Черкасский: Давайте поставим вопрос иначе: как живется пожилому мультипликатору? Потому что имя — это имя. Оно гдето вдали… Нормально живется. Я не работаю. Получаю удовольствие просто от жизни. Она мне нравится. Я люблю и позастольничать, и побегать за дамами… Хотя слово «побегать» уже мне не подходит: не та скорость — скорее, поволочиться. Все привязанности остались. Pl.: А от чего получаете наибольшее удовольствие? Д. Ч.: Люблю театр. Очень! Еще Кино. Но больше всего сам поток жизни, который меня овевает. Pl.: Странно, что кино у Вас на третьем месте. Какой из последних фильмов понравился?

D

avid Yanovich Cherkasskiy is a famous soviet and Ukrainian cartoon animator and maker, script writer and People’s artist of Ukraine. All these titles seem unachievable but not for him. Sense of humour, joy of life, catching optimism and sophisticated soul enjoyment for people around him is all about David Cherkasskiy.

66

platinum

Д. Ч.: Третьего дня посмотрел «Отверженные» по роману Гюго. Прекрасное кино, и музыка там очаровательная. (Интервью проходит в Доме кино, и к Давиду Яновичу постоянно подходят поздороваться, перекинуться парой слов…) Pl.: Послушайте, так ведь невозможно работать! У Вас бешеная популярность. Д. Ч.: Веселый человек всегда нравится окружающим. Папа и мама подарили мне оптимизм. Я родился уже радующимся жизни. Хотя ее не назовешь легкой: война, эвакуация, поиск себя в этом мире… Но я помню только светлые моменты. Думаю, это и есть счастье. Pl.: Оптимизму можно научиться? Д. Ч.: Нет, конечно. Это врожденное чувство восприятия мира. У меня есть приятельница, довольно красивая статная дама. Но ей все не нравится: что солнце, что дождь, что снег, что утро, что вечер… Я у нее спрашиваю: «Как ты можешь так жить?» Но ей и этот вопрос не нравится. Pl.: Вы учились на строителя, а стали мультипликатором. Кто сбил с пути истинного? Д. Ч.: Я родился мультипликатором! С детства мечтал им быть. Мне повезло просто! Я первым пришел на «Киевнаучфильм» открывать отделение мультипликации. Затем перетащил туда своих друзей архитекторов. Это была сумасшедшая команда!

Pl.: Вас можно назвать гедонистом? Д. Ч.: Скорее раблезианцем. Франсуа Рабле — гениальный писатель и философ. Как смешно и просто он пишет о любви: «...частенько составляли они вместе животное о двух спинах и весело терлись друг о друга своими телесами...». Pl.: И не менее точно о жизни: «Кишок без дерьма не бывает». Как Вы оцениваете свой вклад в искусство? Что через 100 лет прочитают о Вас в энциклопедии? Д. Ч.: Загадывать нельзя, а то вот герой Булгакова загадывал, что будет завтра, а вышло все по Воланду. Pl.: Фестиваль «КРОК» — это… Д. Ч.: Это прекрасный фестиваль! Я его президент от Украины, а Россию представляет мой коллега Эдуард Назаров. Пользуясь своим положением, мы можем не вмешиваться ни во что, а просто наблюдать за всем, что творится, с «капитанского мостика» и получать удовольствие от своего звания. Если бы все президенты вели себя так, мир был бы гораздо веселее. Pl.: У отечественной мультипликации есть будущее? Д. Ч.: Конечно! Она умереть не может. Самое главное — чтобы не исчезла связь… Но что-то есть, что-то живет, что-то шевелится, дышит, начинает, как травка сквозь асфальт, прорастать. Что-то будет! Pl.: В какой стране или городе Вы хотели бы жить?


Д. Ч.: Только в Киеве! Я много раз мог уехать, но не хотел. Это мой город, мой Крещатик. Тут я знакомился с девушками. Не спрашивал банально, который час, а являлся перед ней, глядел в глаза и нес разную чепуху — просто набор слов без прилагательных. Так же и экзамены сдавал: пропускал всех отличников вперед, а сам шел, когда преподаватель засыпал от усталости, и говорил все подряд — тот все равно уже не слушал. Pl.: Что для Вас роскошь? Д. Ч.: Радость человеческого общения. Pl.: У Вас есть аккаунт в Интернете? Д. Ч.: Есть, можете добавить меня в свои друзья на «Фейсбуке». Но в Интернете не общение, а переписка с виртуальными личностями. Показывают милое личико, а при встрече вдруг крокодил какой-то — потом томись всю жизнь! Однажды прочел в Сети мольбу некой Татьяны, которая рассказывала про собачку, которую кто-то выбросил. У меня оставалось всего 2000 гривен, но 1000 отослал не задумываясь. Сейчас собачка эта уже в порядке. Вот этим я горжусь! Pl.: Как Вы относитесь к выражению «мужчина — это часы, автомобиль и ботинки»? Д. Ч.: Как человек искусства, которому глянец по статусу положен, придаю значение обуви. Все остальное для меня второстепенно. Автомобиль — это хитроумное устройство, которое подвозит меня к подъезду дома после задушевной встречи с друзьями. Часы с шестизначной ценой — это для пижонов. Pl.: Есть слабости, которым Вы не можете противостоять? Д. Ч.: Целый букет, которым я дорожу и всячески пестую: женщины, застолья, зрелища... А потом просто прийти домой, лечь и заснуть. И — опять проснуться, обязательно с чувством радости. Pl.: Правда ли, что на двери Вашего кабинета висела табличка: «Без целлюлита просим не входить!» Д. Ч.: Правда! И не входили. В мое время были роскошные женщины, совсем другие стандарты красоты. Не то что сейчас.

Pl.: Дайте совет молодежи. Чем заниматься? Что читать? Что ценить в жизни? Как противостоять соблазнам легкой жизни? И нужно ли им противостоять? Д. Ч.: То что соблазнам противостоять не нужно — это я точно знаю. А посоветовать молодежи ничего не могу, потому что моя жизнь была соткана из одних ошибок. Но каких прекрасных! Живите, как получается! И радуйтесь этой жизни. Главное — не грустить, что бы ни произошло. Pl.: Если бы Вы отправляли послание в бутылке будущему поколению, что бы в нем написали? Д. Ч.: Если я совершаю до сих пор те же ошибки, что совершал в детстве, то что я могу посоветовать этим бедным людям? Идите навстречу страху! И чтобы сопутствовала удача. Это очень хорошее слово «удача». Вот представьте себе: едете на работу и попали в пробку, опоздали на 10 минут. А в этот момент — две башни, самолет с террористами… Удача!

Pl.: Если бы не мультипликация, каким творчеством могли бы заниматься? Д. Ч.: Завидую талантливым актерам, но Бог обидел лицедейством. А вот театральным режиссером — это мое. Pl.: Что Вы вкладываете в понятие «творчество»? Д. Ч.: У меня нет специального образования. Я не учился какомулибо виду искусства. Pl.: А то что Вы на минуточку член-корреспондент Академии искусств Украины, значения не имеет? Д. Ч.: Я штукарь, человек, который делает что-то, поддавшись секундному настроению. Творить для души с думой о человечестве мне не приходилось. Но в голове постоянно прокручиваются какието проекты, ищу новые формы, интересные истории. Pl: Вы бы могли сказать, что до сих пор остались ребенком? Д. Ч.: Дайте мне грудь, и я докажу это! Pl

«Ведь мне не надо ни шоколада, ни мармелада — а только овевающего радостного ветра жизни». Давид Черкасский

platinum

67

pl36_01_cherkasskiy  

jornal, magain

pl36_01_cherkasskiy  

jornal, magain

Advertisement