Page 1

Слово, дело, судьба

Гость редакции – Владимир Ращук, актер студии Театра русской драмы им. Леси Украинки

Guest of the editorial board: Vladimir Raschuk, an actor of Lesya Ukrainka’s Russian Drama Theatre Studio

Владимир Ращук

Молодое достояние

Украины Platinum: Игра, в том числе и  актерская, остается игрой. А что «на табло»? Кто Ваши фаны? Владимир Ращук: Театр – это не спорт. Классическое искусство, как мне кажется, нравится всем, но каждый в нем видит и слышит свое. Сегодня век Интернета, молодежь, на‑ верное, может и Шекспира читать, но и на порносайтах не ред‑ кий гость. Моя цель не осуждать их, а достучаться до души. Pl.: Вы играете Лопахина. Не  слишком молоды для этой роли? В. Р.: Режиссер А. Ф. Кац, начав работу со мной, сказал, что мы либо не создадим спектакль, либо я сам сыграю, либо мы со‑ здадим своего 22‑летнего Лопахина. Одним из условий «возраста» была борода, но я не старился внутри образа, а играл самого себя. Pl.: Для Вас Лопахин отрицательный герой? В. Р.: Скорее, положительный, он много работает, а зна‑ чит, рационален. Не вижу тут отрицания. Pl.: Что Вы ощущали: Лопахин по-настоящему влюблен в Раневскую или пытается добиться цели, используя свое обаяние? В. Р.: Мой Лопахин любит ее как женщину, музу, но впол‑ не осознает, что она недосягаема и никогда не будет ему принадлежать.

62

platinum

Pl.: Почему же он тогда не подарил ей вишневый сад? В. Р.: Думаю, это вопрос к Чехову. Но если серьезно, то по пьесе это невозможно: торги закончились на 45 тысячах, сверху Лопахин положил 90, эти деньги могли отойти Ранев‑ ской, но… Вот она – тайна русской души. Pl.: Какую роль Вы хотели бы сыграть, а какую нет? В. Р.: Никогда не согласился бы играть Иуду и нечистую силу. Хотелось бы сыграть женщину, меня тянет к характер‑ ным, закомплексованным, сложным персонажам. Pl.: Есть ли у Вас мечта? В. Р.: Есть, но как только я произнесу ее вслух – чары рассеются, и она сгинет в суете слов. Pl.: Вам ближе кино или театр? В. Р.: Театр. На съемочной площадке мне довелось играть с известными актерами, которые в основном работают в театре. Современное кино в своей массе – это «мыло», об этом можно сожалеть, но, с другой стороны, для актеров это хорошее мате‑ риальное подспорье. Pl.: На Ваш взгляд, что есть достоянием Украины? В. Р.: У нас потрясающие национальные классики, литерату‑ ра, культура, но лишь некоторых из них можно причислить к ми‑ ровому достоянию, и в этом нет ничьей вины.


Pl.: Булгаков – это украинский писатель? В. Р.: Он один из тех, кто не приклеен к ге‑ ографической карте. Творчество Гоголя, Пуш‑ кина, Чехова, Достоевского не имеет националь‑ ности. Но я согласен с Сергеем Безруковым, который в таких случаях говорит: «Русь-матуш‑ ка!» Pl.: Наверняка слышали, что у  Вас типаж Михаила Пореченкова. Вам бы хотелось с ним сыграть и «затмить»? В. Р.: Это внешняя данность от рождения. Сыграть хотелось бы, а затмить?.. Для этого нужен спортивный азарт. Процесс творчества несколько глубже, чем олимпийский девиз «Бы‑ стрее, выше, сильнее!». Pl.: Поступки, вызывающие у  Вас снисхождение? В. Р.: Глупость вызывает у меня чувство жа‑ лости. Каждый рождается гением, но потом он об этом забывает, ленится. Pl.: Если бы Вы не стали актером?.. В. Р.: Мое детство – это Азовское море, Мариуполь. Окружение, в котором я рос, могло направить меня либо в бандиты, либо в камбуз на судно – я был бы классным коком, так как очень люблю готовить. Но, к счастью, спасла меня сестра Лена, которая в 11‑м классе привела в теа‑ тральную школу. Pl.: Что у Вас можно найти в кармане? В. Р.: Ну, если «руки на капот и ноги шире», то кошелек, телефон, ключи и талисман – «китай‑ ский император», подарок от любимого режиссера, которая очень много для меня сделала. Pl.: Где бы Вы хотели родиться? В. Р.: На Тибете. Pl.: Дар, которым мечтаете обладать? В. Р.: Я умею играть на восьми музыкальных инструментах. В детстве хотелось проходить сквозь стены, чтобы съесть пирожное, которое мама при‑ прятала от меня. Сегодня – героем нашего време‑ ни – Суперменом или Икаром. Pl.: О  чем  бы Вы хотели сказать, а я не спросила? В. Р.: Чтобы был мир, люди светились добро‑ той и везде царила Любовь. Pl.: Прошли огонь, воду и медные трубы? В. Р.: В моей профессии это «женщины, водка и слава». Стараюсь быть прагматиком, и если меня начинает «шатать», вспоминаю слова бабушки: «Неважно, кем ты будешь, главное – быть чело‑ веком». Pl.: Почему не уезжаете в Москву, ведь там перспектив больше? В. Р.: Я как Матроскин: «А нас и здесь непло‑ хо кормят». Это шутка, а серьезно – передо мной и в Украине огромное непаханое поле. Pl

Профессия актера благодарна только искренним и честным ее обладателям platinum

63

pl33_01_rashuk  

jornal,magazine

pl33_01_rashuk  

jornal,magazine

Advertisement