__MAIN_TEXT__

Page 1


ВАЛЕРИЙ ГЕРЛОВИН

ПРИКАЗЫ


Valeriy Gerlovin ПРИКАЗЫ PRONOUNCEMENTS

Предисловие Риммы Герловиной Приказы и фотографии © Валерий Герловин и Римма Герловина 2018 Copyright Valeriy Gerlovin and Rimma Gerlovina 2018 www.gerlovin.com

Все права защищены All rights reserved


приказы

Литературная деятельность Валерия (Ле), которой он занимался параллельно со скульптурными работами, не ложилась ни в какие принятые жанры – он писал приказы. Они были адресованы Римме, фигурирующей под именем Бура-Ле (с ударением на первом слоге); именно такой образ Буры-Ле автор запечатлел в нескольких своих деревянных скульптурах. Приказы охватывали самые разнообразные темы: от метафи­ зики до салата на обеденном столе, от сейсмических обзоров

Два скульптурных портрета и их прототип. «Бура-Ле с волосами» и «Бура-Ле без волос», 1986, дерево, пенька, шприцы, акрил, 31 х 25 х 15 см

7


до наблюдений за поведением мухи. Начав писать их спон­ танно с 1972 от лица начальника к своему подчиненному, т. е. жене начальника, он особенно развил их литературно-худо­ жественный стиль в середине 80-ых, когда эти приказы стали разрастаться до размера конституции.

В приказах была использована «смешанная техника», включающая абсурдистскую игру слов, сугубо казенную терминологию, приемы визуальной поэзии, рисунки и графи­ ческие построения. Можно сказать, что этот неординарный жанр являлся гибридом юридического лексикона Сатурна и эксцентричного слэнга Меркурия. Солипсические алогизмы легко ложились на «суконный» язык регистраторов. В то же время этот неожиданный жанр не был скован ни сатирой, ни фатализмом, ни «жизнеобразным» протоколом событий с их сермяжной мудростью. За плетением словес, обогащенным канцелярской софистикой, проглядывала

8


непрактичность писца, перемежающаяся время от времени с его рафинированным психологизмом. В целом приказы можно охарактеризовать лирико-административным жанром; они написаны о любви, с теми же намерениями как и сонеты у Петрарки.

Приказам предшествовали кипы рисунков, сделанных в России и в Америке, карандашом, кистью, фломастером, ручкой, как правило, в монохромной технике. В отличие от разных альбомов с рисунками, для приказов был использован стандартный лист бумаги, 28 см х 21,5 см, в основном белой, но иногда и цветной, который заполнялся литературно­ визуальным содержанием почти полностью. Приказы были написаны легким росчерком словно на одном дыхании, длившемся многие годы. Тексты и рисунки в приказах «ни в чем себя не ограничивали», а лились фонтаном, свободно, спонтанно и порой даже стихийно. Мысли дополнялись, а слова «договаривались» рисунками, которые варьировались в

9


зависимости от темы. В одних фигурировали реалистические образы, пластичные и жизнеподобные, в других конструктивные фигуры, механические структуры и бордюры; иногда в сюжет «напрашивались» цветные коллажи. Писец фривольно нарушал законы учредительной риторики; приказы писались под видом справок, апелляций, указов и уставов, запретов и разрешений; они принимали форму телеграмм и эпиграмм, теологических и метеороло­ гических сводок, лирических отступлений и любовных признаний, а в критические моменты появлялись в виде проповедей, искушений и покаяний. В некоторых из них превалировали отрешенно-медитативные интонации с ирони­ ческим использованием глубокомысленных пустот. Часто наблюдения за окружающим миром выражались в образных,

метафорических «всплесках». Например, созерцательные дзеновские элементы часто передавались не только словесно, но с помощью рисунков, знаков или псевдоориентальной каллиграфии русского языка.

10


Поскольку эти литературные миниатюры отпочковались от художественно-концептуального творчества, то и их эсте­ тический реализм строился на соответствующих приемах концептуальной иронии, лаконичности и амбивалентности. Как бы приказы не отличались по своему содержанию и стилистическим приемам, через их иррегулярные распоря­ жения проходила единая связующая умозрительная линия. За лаконичными зачастую ироническими формулами, как вербальными, так и визуальными, стояла артистически поданная философская позиция. Во многих чертах она предвосхищала наши более поздние размышления, под­ тверждая идею, что этот синкретический жанр искусства и литературы может служить цели формирования сознания. Между плоскостью листа с приказами и рисунками и трехмерными скульптурными объектами лежало одно измерение, и тем не менее между ними сохранялось все те же связующее единство, характерное для центральных тем творчества Валерия в целом. Изображения голов и прочих скульптурных форм и рельефов сделанных с такой же свободной фантазией в это же время, вполне соответствовали словесной «головоломке» и «головомойке» приказов. Римма Герловшш 2009 New York

11


с Вагричем Бахчаняном 1986


с Вагричем Бахчаняном 1985


фото Вагрича Бахчаняна 1986


фото Сергея Хлысталова,


У Виктора и Любы Новацких, Москва 1989


Нью-Йорк, фото Владимира Янкилевского, 1991


Profile for Rimma Gerlovina Valeriy Gerlovin

Валерий Герловин «Приказы», 2018, c архивными фотографиями. Valeriy Gerlovin Pronouncements  

Литературная деятельность Валерия Герловина, которой он занимался параллельно со скульптурными работами, не ложилась ни в какие принятые жан...

Валерий Герловин «Приказы», 2018, c архивными фотографиями. Valeriy Gerlovin Pronouncements  

Литературная деятельность Валерия Герловина, которой он занимался параллельно со скульптурными работами, не ложилась ни в какие принятые жан...

Advertisement