Page 1


1

И

зумрудный город пылал. Мохнатые гибкие обезьяньи лапы крепко сжимали меня, и мы поднимались все выше в лунное ночное небо, прочь от дымящегося хаоса, а за спиной в яростной пляске света и огня догорал замок. Казалось, детский праздник вдруг обернулся полнейшей катастрофой: величественные башни и шпили обрушивались в сияющих взрывах конфетти из стекла и драгоценных камней. Это зрелище было бы прекрасно, если бы не гриб плотного черного дыма. Я была черт знает как далеко от Канзаса. Возможно, мои мысли по этому поводу удивят вас. В отличие от некоторых я не особо жаждала туда вернуться и уже начала верить: домой возврата нет. Дороти пыталась попасть в Канзас дважды, и посмотрите, чем это обернулось! Волшебник не смог вернуться с первой попытки. (Возможно, это связано с тем, что путешествовал он на старом воздушном шаре, но все же…) И наконец, я — Эми Гамм, трейлерная нищенка из Флэт-Хилл в штате Канзас. Хоть я и люблю думать, что отличаюсь от людей, подобных Дороти и Волшебнику, все же кое‑что общее у нас имеется. 5


З ЛЫЕ В ОС С ТА Н У Т

Прежде всего, всех нас перенесла сюда из реального мира неведомая сила. Сомнительно, конечно, что кто‑то смог уже выяснить ее происхождение, но у меня есть собственная теория, почему она выбрала именно нас. Всего лишь теория. Ничего не доказано, даже зацепок нет. Но я порой задаюсь вопросом: не связывает ли нас с Дороти и Волшебником то, что мы родились не там, где должны были? Знала ли об этом та неведомая сила? Может быть, все эти годы мы ждали, когда место, которое мы действительно сможем назвать домом, само найдет нас. Но я, конечно, могу отвечать только за себя. Я почти ничего не знаю о Дороти, а о Волшебнике и подавно. Так что, возможно, я ошибаюсь. Это лишь мысли, предположения. Но факт неоспорим: когда попал сюда, назад вернуться трудно. Если же это место не стало домом, тебе дико не повезло. Страна Оз — точно не самая гостеприимная на свете, но я, по крайней мере, могу назвать ее своим домом. И сейчас он поглощен огнем. Меня спас Олли — обезьяна. Когда‑то я вытащила его из рук Дороти. Рядом летела его сестра Мод, держала в лапах нашу невероятную попутчицу Озму, таинственную, но сумасшедшую правительницу Страны Оз с множеством секретов, которые я пыталась разгадать. Теперь, когда земля расплывалась далеко внизу, а мы поднимались все выше за облака, я пыталась сообразить, как у них вообще получилось взлететь. Вы же слышали о летучих обезьянах, правда? Что ж, Мод с Олли таковыми не являлись: хоть они и родились с крыльями, но недавно лишились их. Олли отрезал себе крылья сам, чтобы перестать быть 6


Д а ниэль Пей д ж

рабом Дороти. Что касается Мод… До сих пор не могу без содрогания вспоминать тот момент, когда она лишилась их. Я не просто видела это. Я сама спилила крылья с ее спины, имея под рукой лишь маленький кинжал. Страна Оз стала другой. Не тем счастливым магическим королевством, о котором все слышали. Солнечной она была давным-давно, задолго до того, как я здесь оказалась. Теперь здесь невозможно жить беззаботно. Нужно всегда делать выбор: подчиниться и поступать так, как от тебя требуют, или ради свободы отказаться от того, что для тебя важно. Например, крыльев. Но даже в такой Стране Оз все еще осталась магия, а это значит, что потерянное можно возместить. С помощью подходящего заклинания. Потому‑то Олли и Мод летели сейчас на бумажных крыльях, которые жужжали, словно стрекозиные, и двигались так быстро, что расплывались перед глазами. Они не были похожи на настоящие крылья. Просто две пары склеенных вместе газет и вешалок. Судя по виду, они не должны были выдержать даже самих обезьян, не говоря уже обо мне — довольно тяжелой шестнадцатилетней девушке. Но нет, мы парили в сотне метров над землей и с каждой секундой поднимались все выше. Вот вам и магия! Да, знаю, все это звучит как полный бред. Но последнее время для меня такое в порядке вещей. Забавно, что к безумию так быстро привыкаешь. Впрочем, если считаете это безумием, как вам такое? Пару часов назад я попыталась убить Дороти Гейл, Ее Королевское Подлейшество волшебной Страны Оз. Затем вскрыла грудную клетку Железного Дровосека и голыми 7


З ЛЫЕ В ОС С ТА Н У Т

руками вырвала его сердце, которое все еще билось и тикало, словно часы. Сейчас я положила его в сумку, которую перекинула через плечо, закрепив поверх рваного, заляпанного кровью наряда служанки. И хоть я не привыкла еще к мысли, что сама совершила все эти ужасные поступки, в одном была уверена абсолютно точно: город я не поджигала. Это сделал кто‑то другой. Я смотрела, как растворяется вдали пожираемый пламенем город, и, кажется, догадывалась, кто именно сделал это. Внезапно я осознала: я лишь маленькая шестеренка в большом и сложном механизме. Пока я пряталась в логове врага, Изумрудный город был атакован Революционным Орденом Злых, секретной организацией магического сопротивления, которая и подготовила меня к схватке с Дороти. В то время как я, притворяясь служанкой, пыталась убить принцессу на балу, они разрушили весь город. Оставалось только верить, что Орден знает, что делает. В этом перевернутом вверх тормашками мире, где очаровательная девочка Дороти Гейл и волшебница Глинда стали злодейками, а почти все остальные жители либо плетут интриги, либо стараются не лезть в эти дела, можно совершить поступок более безумный, чем поверить колдуньям, которые называют себя Злыми. Я не доверяла Ордену всецело, но тем не менее была одним из его участников, нравилось мне это или нет. И я сбежала, бросив всех их в горящем дворце, хотя некоторые члены Ордена стали мне как родные. Бросила Момби, Гламору. Тех, кто спас меня, кто научил бороться, быть сильной. Нокса. Человека, благодаря которому я смогла стать такой, какая я сейчас. 8


Д а ниэль Пей д ж

Они остались там, в огненной ловушке, а я улетаю все дальше. Невозможно отделаться от ощущения, что я их подвела. У меня было всего одно задание, и оно оказалось провалено. —  Мы должны остаться, — хрипло повторила я уже раз пятый с того момента, как мы поднялись в воздух; Олли до боли сжимал мои ноги, а я в ответ крепче хваталась за его мех. (Не то чтобы сильно боялась… просто никогда не любила высоту. Одно успокаивает: подниматься лучше, чем падать.) — Нужно вернуться в город. Я обязана была сказать это, даже понимая, что все бесполезно — пути назад нет. —  Я тебе уже говорил, — выдохнул Олли все тем же усталым голосом, что и в прошлый раз, ставя в разговоре точку. —  Нельзя позволить им умереть, — взмолилась я. — Они мои друзья. Однажды — как давно это вообще было? — я спасла Олли жизнь. Но в этом месте было много разных «однажды», и теперь мы с Олли квиты. Надеюсь. —  Это тебе нельзя умирать, — твердо заявил он. — А именно это и случится, если вернешься: ты погибнешь, они погибнут. А вместе с вами и вся Страна Оз. Иного не дано. —  Твои друзья знают, как себя защитить, — добавила Мод. — Они найдут нас в безопасности, на севере. —  Север, юг, запад, восток, — бессмысленно и совсем немелодично пропела Озма. — Нет стороны, которая называлась бы «назад». 9


З ЛЫЕ В ОС С ТА Н У Т

Я вздохнула, не обращая на нее внимания. Знаю, Олли и Мод правы. Но я то и дело вспоминала, каким увидела Нокса в последний раз; образ его вновь и вновь возникал перед глазами: эти вечно встрепанные темные волосы, широкие плечи и сильные жилистые руки. Решительно напряженная челюсть и гордый, немного высокомерный взгляд. В глубине его души всегда таился гнев, готовый в любую секунду вырваться наружу и помочь преодолеть любое препятствие, сделать что угодно, чтобы спасти Страну Оз, дом, который Нокс так любит. Нет, не только Оз, но и меня тоже. Я многое от него узнала. Нокс помог понять, кто я такая на самом деле. А теперь мы, наверное, никогда больше не увидимся, и я ничего не могу изменить. —  Куда мы летим? — уныло поинтересовалась я у обезьян. Пылающий город еще виднелся далеко внизу крошечной рыжей точкой в черной пелене дыма, а через мгновение и она исчезла, словно никогда не существовала. —  На север, — проворчал Олли. — Во владения королевы Бескрылых. Не думаешь, что тебе стоит попытаться хоть немного отдохнуть? Я не винила Олли, что он не желает разговаривать. Ночь выдалась длинной и напряженной. Но хотелось задать так много вопросов, а я даже не знала, с какого начать. В первую очередь меня интересовала Озма. Она удобно свернулась калачиком в лапах Мод и мурлыкала себе под нос какую‑то песенку. Единственная, кого, кажется, совсем не волновало происходящее. Когда нас 10


Д а ниэль Пей д ж

подхватил сильный поток прохладного ветра, унося выше в небеса и взметая облако волос вокруг Озмы, она восторженно взвизгнула, словно каталась на ярмарочной карусели. Зеленые глаза принцессы были столь огромны, что казалось, они освещают нам путь. Она пищала, радостно вертясь в обезьяньих лапах, а Мод изо всех сил пыталась ее удержать. —  Сидите спокойно, Ваше Высочество, — проворчала обезьяна. — Я ведь не могу уронить дочь Лурлин, правда? Королева Лулу мне такое вовек не забудет. Озма нахмурилась, услышав это имя. —  Королева здесь я, — заявила она с раздражением. Я в удивлении распахнула глаза. Теоретически так и есть — она действительно королева. Но Озма не в себе, и сегодня я впервые услышала из ее уст нечто осознанное. Внимательно вгляделась в ее лицо, пытаясь отыскать признаки разума, хоть что‑то, оставшееся от доброй величественной правительницы. Именно такой, по слухам, Озма была раньше, до того, как канзасская девочка Дороти Гейл втерлась к ней в доверие и заколдовала. Но когда Озма, хлопая глазами, уставилась на меня в ответ, я вновь задумалась о том, кто же она на самом деле. Безумная королева, повстречавшаяся мне во дворце, которая бесцельно слоняется по коридорам, будто всеми забытая старушка? Могущественная наследница фей? Возможно, лучшая правительница за всю историю Страны Оз? Или же на самом деле она Пит? Зеленоглазый незнакомец, первый человек, с которым я столкнулась в Оз после падения трейлера? Добродушный садовник, рисковавший собой, чтобы составить 11


З ЛЫЕ В ОС С ТА Н У Т

компанию пленнице в подземельях Дороти? Таинственный парень, который по мановению руки Волшебника прямо у меня на глазах превратился в свихнувшуюся принцесску? Каким‑то образом Пит смог совместить в себе всех этих людей, и вот я узнала, что он и Озма — один и тот же человек. Что все это значит? —  Пит! — позвала я. Нужно верить, что он еще где‑то там, внутри. Но в ответ на меня лишь печально смотрела Озма. — Ну же, Пит! Если слышишь, поговори со мной. Озма нахмурилась, и на долю секунды я заметила блеснувшее в ее глазах узнавание. Может, Пит пытается вырваться наружу? —  Пит, — повторила я вновь. — Это я, Эми Гамм. Помнишь? —  Я знала одну девчонку по имени Эми, — скривившись, проговорила Озма. Взгляд ее вновь помутнел. Принцесса дважды моргнула, прикрыла алые губки изящной ладошкой и рассмеялась одной ей понятной шутке. — Здесь повсюду магия! — воскликнула она. — Только феи знают! И я тоже фея! Я закатила глаза и сдалась, изо всех сил хватаясь за Олли, пока мы взлетали все выше и выше в небеса. Когда обезьяны миновали плотную пелену мокрых облаков, похожих на вату, над нами раскинулось черное небо, словно занавес в зрительном зале вдруг поднялся, являя сцену, и перед публикой предстали звезды. Я уже знала, что в Стране Оз звезды отличаются от земных, но теперь стало ясно, что они совершенно другие. От их вида у меня перехватило дыхание. Эти звезды находились не далеко 12


Д а ниэль Пей д ж

в космосе. Они были прямо здесь, вокруг нас, так близко, что можно протянуть руку и потрогать их. Плоские и пятиконечные, не больше пятицентовой монетки, они напоминали светящиеся в темноте наклейки, которые в детстве я налепила на потолок своей спальни. Тогда отец нас еще не бросил, я была малышкой и жила в доме, а не в трейлерном парке. Они не висели на одном месте, приклеенные к небу, а постоянно беспорядочно двигались, образуя созвездия и вновь распадаясь прямо у меня на глазах. —  На это можно смотреть вечно, — произнесла Мод, заметив мой благоговейный восторг. — Сколько не рассматривай их вблизи, они всегда поражают. Я, наверное, в последний раз вижу их сегодня, — грустно закончила она. Когда я взглянула на Олли, глаза его были широко распахнуты и полны слез. Я вновь попыталась понять, как же он согласился надеть бумажные крылья. Знаю, прозвучит странно, но Олли всегда ужасно гордился, что он Бескрылый, что ради свободы смог пожертвовать той частью себя, которую любил больше всего. Я попыталась как можно более аккуратно разузнать у него: — А ты когда‑нибудь расскажешь, где вы взяли эти крылья? —  Я же сказал, — ответил Олли. — Их дал нам на время Волшебник. Без крыльев нельзя было обойтись. —  Но почему? — изумилась я. — И… Олли оборвал меня на полуслове: —  Я обещал, что защищу тебя. Чтобы сдержать слово, понадобились крылья. И они потеряют свою силу, как только дело будет сделано. 13


З ЛЫЕ В ОС С ТА Н У Т

—  Но Волшебник… —  Позже, — пробурчал Олли, усиливая хватку. — А пока хватит болтать. Так чудесно снова оказаться в воздухе. Я словно вернулся в детство. Просто дай мне насладиться этими звездочками. Может, дело было в том, что Олли произнес знакомое имя, но вдруг я почувствовала, что у меня в кармане кто‑то скребется, и вспомнила, кто до сих пор там сидит. Звездочка, моя ручная крыса! Мы вместе пре­одолели путь от самого Канзаса, и она все это время поддерживала меня. Бывали дни, когда казалось, что без ее компании я бы просто сошла с ума. Например, в темнице Дороти, которая находилась глубоко под дворцом в ­Изумрудном городе. Я вытащила крысу из кармана и посадила на плечо, ощущая, как маленькие острые коготки утопают в ткани платья и впиваются в кожу. Дома я ненавидела Звездочку. На самом деле это мамина крыса, не моя. Говорят, крысы очень умные животные, но если так, Звездочка, должно быть, в своей крысиной школе слыла ярой прогульщицей. Когда мы еще жили в Канзасе, она была мерзкой и глупой, ничем не интересовалась, только бегала в своем скрипучем колесе и кусала меня за руку, если я пыталась ее кормить. Впрочем, пребывание в Стране Оз крысу изменило. Здесь у нее словно появилась душа. Звездочка стала мне другом — самым преданным другом, вместе с которым мы многое пережили. Порой становится так интересно узнать, что́ Звездочка думает обо всех наших приключениях. Жаль, я не могу с ней об этом поговорить. Всем известно, что в Оз животные разговаривают, 14


Д а ниэль Пей д ж

так? А она — нет. Хотя, может, конечно, Звездочка просто скрывает свой дар. Крыса устроилась удобнее, прижавшись к изгибу моей шеи. Так, в полной тишине, мы и плыли по ночному небу, а звезды, словно маленькие снежинки, касались моих щек. Во все стороны, будто бесконечный океан, тянулась пелена облаков. Я запустила в них пальцы и водила ими, захватывая крошечные ватные кусочки и наблюдая, как они бесследно тают прямо в руках. Здесь, наверху, царило спокойствие. Больше не было видно пылающий город. Лишь мы и звезды вокруг. И мне почти удалось представить, что Страна Оз — такая, как в сказке: волшебная, счастливая земля жевунов и говорящих животных, где, конечно, бывают злые колдуньи, но их можно убить, вылив на голову ведро воды. Я все еще представляла, какой была когда‑то Страна Оз, когда почувствовала, как размякло тельце Звездочки на плече. Она заснула. Так и бывает. Сколько угодно можно думать, что сложно расслабиться в подобной ситуации — и поверьте, это правда, — но вокруг сияют звезды, в лицо бьет ветер, Олли летит размеренно, ныряя в воздушных потоках, а крыса так уютно дремлет на плече, что ты тоже засыпаешь. В ту ночь снов я не видела. Когда я вновь распахнула глаза, на горизонте уже показался красный диск солнца. Утро вступало в свои права, и под нами стареньким лоскутным одеялом растянулась вся Страна Оз. Никогда раньше я не летала на самолете, но почему‑то ясно ощущала, что парить в облаках с обезьянами — намного лучше. Теперь мы 15


З ЛЫЕ В ОС С ТА Н У Т

летели достаточно низко, чтобы рассмотреть детали пейзажа. Фиолетовые заплатки полей граничили с игрушечными деревеньками, а на севере поблескивали извилистые реки и стремились в небо туманные горы. Вдалеке, насколько хватало глаз, простирался темный, неприступный лес. И думается мне, именно туда мы и направлялись. Но чем дольше я рассматривала открывшуюся картину, тем четче понимала: внизу что‑то творится. Меняется. Я увидела, как по всей равнине то тут, то там появляются крошечные пятнышки цвета, становясь все больше. Приглядевшись, сообразила, что это цветы. Они вырастали и распускались за считаные секунды. Через пару минут некогда травянистая равнина превратилась в цветочное поле, ­огромное и постоянно меняющееся. Некоторые цветы выросли такими большими, что их лепестки можно было спокойно пересчитать с высоты полета. Темнеющий впереди лес тоже преображался. Сначала я думала, что это происходит из‑за того, что мы подлетаем все ближе, но нет. Когда расстояние до леса сократилось еще больше, стало заметно: деревья действительно тянулись ввысь. Они изгибались и переплетались, срастаясь вместе, ветви их опутывали колючие змееподобные лианы. У деревьев были лица. Раздался похожий на вой ветра, леденящий душу звук. Я не сразу поняла, что его издавали деревья. Они кричали. —  Воюющие деревья, — пораженно воскликнула Мод, заметив их одновременно со мной. — Быть не может… 16


Даниэль П. И восстанут Злые (отрывок)  

Продолжение нашумевшей книги Даниэль Пейдж «Дороти должна умереть» по мотивам легендарного «Волшебника Страны Оз» Фрэнка Баума. История не з...

Даниэль П. И восстанут Злые (отрывок)  

Продолжение нашумевшей книги Даниэль Пейдж «Дороти должна умереть» по мотивам легендарного «Волшебника Страны Оз» Фрэнка Баума. История не з...

Advertisement