Issuu on Google+


ОКНО В ЕВРОПУ ОТ СМУТЫ ДО ПЕТРОВСКИХ РЕФОРМ XVII – НАЧАЛО XVIII в.


К ЧИТАТЕЛЮ

Э

та

книга  —

первая

из  серии,

совмес тно

и издательством

журналом

задуманной

.

Те, кто уже знаком с  нами, найду т здесь ожидаемое:

популярный расск аз о  событиях и  людях, населяющих отечес твенную ис торию . Ну а  те, кто вс т речается с  нами впервые, стану,ткак мы надеемся, нашими постоянными читателями. Ведь чем

не т

ис тория.

с  днем

ничего

более

Не  углубившись

сегодняшним

интересного в  нее,

и ( 

акт уа льного! ,)

не  соотнеся

и  завт рашним,

нельзя

прошлое

идти

вперед.

Ос тановиться, огляну ться, понять, что у  тебя и  у твоей с траны за  спиной,  — самый эффективный способ обус т ройс тва своего будущего . Почему  бы не  прислушаться к  выдающемуся русскому

ис торику

ис тория

вроде

зирательница,

Василию

никого она

К лючевскому , который

ничему

с у рово

говорил,

что

с т рогая

над-

не  у чит , н,о к ак

нак азывае т

за  невыу ченные

у роки

прошлого . Ис тория,

безусловно ,

«всем

возрас там

покорна» .

Чем

рань-

ше человек прикоснется к  ней, тем легче будет для него разобраться в  окруж ающем мире и  выбрать свой пу ть в  жизни. Очень надеемся, что наше издание поспособс твует этому , тем более что под его обложкой собраны лу чшие ис торики, которые умеют донес ти читателям свои мысли в  дос т упной и  привлек ательной, за хватывающей форме. Ведь ис тория  — это еще и  сборник

поис тине

де тективных

ис торий

с  неожиданными

поворотами и развязками. Впрочем откройте книгу и  убедитесь сами, что ис тория, пусть и внеклассная, — всегда классная шт ука! Виталий Дымарский, главный редактор журнала


СОДЕРЖАНИЕ

РАЗДЕЛ I

8 10

16

22

26

32

36

42

44

48

БОРИС ГОДУНОВ. СМУТА. НАЧАЛО ДИНАСТИИ РОМАНОВЫХ ХРОНИКА СМУТЫ Глазами современников «И ПОКРЫЛИСЬ МЫ ЛОЖЬЮ…» Мнение ЦАРЬ БОРИС: ИЗБРАНИЕ Лицо второго плана ЦАРЕВНА КСЕНИЯ — ИНОКИНЯ ОЛЬГА Несбывшееся УДИВИТЕЛЬНОЕ — ЯДОМ (Жизнь и смерть князя Михаила) Цена вопроса БЕССУДНАЯ КАЗНЬ ПРЕТЕНДЕНТЫ НА РУССКИЙ ПРЕСТОЛ На самом деле… КАЗАКИ СКАЗАЛИ: «ЛЮБО!» (Избрание Романова) Мастер-класс ЧИТАЯ В. О. КЛЮЧЕВСКОГО

РАЗДЕЛ II РОССИЯ ПРИ ПЕРВЫХ РОМАНОВЫХ ОТ МИХАИЛА РОМАНОВА ДО ЦАРЕВНЫ СОФЬИ На самом деле… ТИШАЙШИЙ («Лучший человек Древней Руси»?) Цена вопроса ВЫБОР ВЕКА (Раскол церкви) На русской службе ИНОЗЕМЦЫ НА РУСИ История с географией НОВАЯ ЗЕМЛЯ ДЛЯ НОВЫХ ЛЮДЕЙ Несбывшееся ВОЛЕЮ «ВСЕЙ ЗЕМЛИ» (Царь — избранник и «земская демократия» в XVII веке) Выход из положения? БРАТЬЯ ПО ТРОНУ (Дуумвират Ивана и Петра) Мастер-класс ДЕТСТВО КАК СУДЬБА

54

56

64

72

84

90

102

108

114


РАЗДЕЛ III 124

126

136

142

146

150

154

158

ПЕТРОВСКАЯ РОССИЯ — РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ ХРОНИКА ПЕТРОВСКОГО ВРЕМЕНИ Европейский урок В «МАСТЕРСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ» (Великое посольство «урядника Петра Михайлова») К источникам! ПОШЛИНА НА ШТАНЫ (Одежда для «светских козлов, то есть граждан») Глазами современников «И МОРЕПЛАВАТЕЛЬ, И ПЛОТНИК…» (Три дня из жизни царя глазами датского посланника Юста Юля) К источникам! ФЛОТ КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ (Создание Петром российского флота) Цена вопроса КАЗНЬ ОБЕР-ФИСКАЛА К источникам! ИЗ СТАТЬИ «О НЕКОТОРЫХ ЛОЖНЫХ ВЗГЛЯДАХ НА РУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ».

«Гром победы, раздавайся!» «ТЕСНИМ МЫ ШВЕДОВ РАТЬ ЗА РАТЬЮ…» На самом деле... ИВАН МАЗЕПА: ПРЕДАННЫЙ ИЛИ ПРЕДАТЕЛЬ? К источникам! ТАБЕЛЬ О РАНГАХ (Иерархия службы вместо иерархии родословной) Мнение «МЕТАЛЛИЧЕСКИЙ ВСАДНИК» (Гений или злодей российской истории?) На самом деле… «ОТЛОЖА НЕМОЧЬ ЖЕНСКУЮ…» (Екатерина I — путь к престолу) Человек своего времени «…ОН МНЕ И ВПРЕДЬ НУЖЕН» (Александр Данилович Меншиков) К источникам! «ЮНОСТИ ЧЕСТНОЕ ЗЕРЦАЛО, или показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов»

160

166

178

182

188

194

202


ОТ РЕДАКЦИИ

«И

стория в некотором смысле есть священная книга народов… завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего»,  —

писал Н. М. Карамзин в предисловии к своей «Истории государства Российского». И это именно так: история — не только наше прошлое, но и настоящее, и будущее, поскольку ключ к пониманию современных событий нередко лежит в «делах давно минувших дней». И  тем не менее нередко школьный курс этого фантастически интересного и столь  же необходимого человеку предмета сводится к заучиванию событий, дат и имен  — безличному, неувлекательному, не дающему пищи для размышлений и не пробуждающему никаких чувств, кроме желания «сдать и забыть». Новый проект издательства

«Внеклассная исто-

рия» стремится дать ученику возможность заглянуть за кулисы школьного курса и за цифрами и фактами увидеть живых реальных людей: со своими интересами, страстями, подвигами и ошибками; понять, что стоит за общеизвестными фактами, почувствовать дыхание ветра истории на лице. Мы надеемся побудить наших юных читателей к дальнейшему углублению в многогранный, богатый, увлекательный мир отечественной истории и не только сдать все экзамены на «пять», но и искренне полюбить историю родной страны.

6


АВТОРЫ Сергей Антоненко — историк-религиовед, культуролог. Евгений Анисимов — доктор исторических наук, профессор, специалист по истории России XVIII в. Андрей Богданов — доктор исторических наук, специалист в области истории взаимовосприятия культур. Сергей Бунтман — журналист, автор статей и радиопередач на темы истории, культуры, искусства. Людмила Зеленина — историк, специалист в области истории Балкан и Османской империи. Александр Каменский — доктор исторических наук, профессор, специалист по истории России XVII — начала XIX века. Юдифь Копелевич — историк, архивист, автор книг по истории возникновения научных академий. Алексей Нарышкин — журналист, радиоведущий, автор статей и радиопередач на актуальные темы политики и культуры. Юрий Пивоваров — академик РАН, доктор политических наук, профессор, ведущий специалист в области изучения политической культуры и государственности России. Борис Соколов — доктор исторических наук, специалист в области военно-политической истории России. Елена Сьянова — журналист, писатель, автор ряда популярных радиопередач на историческую тематику. Татьяна Таирова-Яковлева — доктор исторических наук, профессор, специалист в области истории Украины. Татьяна Филиппова — кандидат исторических наук, автор работ по истории образов взаимовосприятия народов и культур. Виталий Шеремет — доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН, выдающийся историк-востоковед, специалист в области межцивилизационных контактов в Новое и Новейшее время.

7


РАЗДЕЛ I

С. В. Иванов. В Смутное время. Фрагмент


Шуйский: …Борис не так‑то робок! Какая честь для нас, для всей Руси! Вчерашний раб, татарин, зять Малюты, Зять палача и сам в душе палач, Возьмет венец и бармы Мономаха... <...>

Димитрий (гордо): Тень Грозного меня усыновила, Димитрием из гроба нарекла, Вокруг меня народы возмутила И в жертву мне Бориса обрекла, — Царевич я… <...>

Царь: Возможно ли? Расстрига, беглый инок На нас ведет злодейские дружины, Дерзает нам писать угрозы! Полно, Пора смирить безумца!..

А. С. Пушкин. Драма «Борис Годунов»


ХРОНИКА СМУТЫ 1590–1593

Война Русского государства со Швецией. Возвращение России городов Яма, Корелы, Иван-города и Копорья.

Ф

ед о

р Ио

а

нн ов ич

1597

ц а рь

Смерть в Угличе при странных обстоятельствах царевича Дмитрия, сына Ивана Грозного, наследника престола.

Указы царя Федора Иоанновича о кабальных холопах и сыске беглых крестьян, ужесточившие крепостное право. Рост крестьянского недовольства политикой власти.

Смерть царя Федора Иоанновича, последнего представителя московской ветви династии Рюриковичей (правил с 1584 года). Появление слухов о чудесном избавлении царевича Дмитрия от смерти.

1598 – 1 605

август 1601

Борис Годунов издает «Указ о крестьянском выходе», частично ослабляя бремя крепостничества. Бояре Романовы и их родственники отправляются в ссылку.

Происходит лунное затмение, которое воспринимается современниками как предзнаменование грядущих бед для России.

10

май 1598

Время правления Бориса Годунова, шурина царя Федора. Фактически Годунов стал правителем еще при жизни Федора — в 1587 – 1598 гг.

Мороз уничтожает яровой хлеб в России, начало трехлетнего голода. Вступление России в период острого политического кризиса.

1601

1591

20 ноября 1601


1604

Лж

1603

р Бо

ис

1605

Годуно в

13 апреля 1605

Умер Борис Годунов, воцарился его сын Федор.

Свержение династии Годуновых. Измена рязанцев и части русского войска под Кромами; они переходят на сторону Лжедмитрия. Торжественное вступление Самозванца в Москву. Поставление патриархом архиепископа Игнатия Рязанского. Законный же патриарх Иов смещен с патриаршей кафедры и заточен в монастырь. Князь Василий Шуйский распускает в Москве слухи о самозванстве Лжедмитрия. Тот приговаривает его к смертной казни, но милует в последний момент у плахи.

июль 1605

июнь 1605

В столицу была доставлена царица Марфа, признавшая в Самозванце своего сына, Дмитрия. Венчание Лжедмитрия I на царство.

н а Мн и

ш

ек

Ма

м и т р ий

Польский король Сигизмунд признает права Лжедмитрия на русский престол в обмен на обещание передать Польше Смоленс�� и Северские земли. Начало похода Лжедмитрия на Москву.

Лжедмитрий I объявлен в России боярским сыном Отрепьевым, что должно было подчеркнуть, что он самозванец. Его войска терпят поражение под Добрыничами.

ри

ед

I

Усиление слухов о том, что царевич Дмитрий жив. В Польше появился Лжедмитрий I; он объявляет литовскому князю Адаму Вишневецкому о своем царском происхождении и входит в тесные отношения с польским магнатом, сандомирским воеводой Ежи (Юрием) Мнишеком. Борис Годунов издает грамоту о войне с Самозванцем.

В Москву приезжают Юрий Мнишек с дочерью Мариной.

23 апреля 1606

11


Венчание Лжедмитрия I и Марины Мнишек.

Крестьянское восстание под предводительством Ивана Болотникова. Политический кризис в России переходит в стадию гражданской войны.

август 1606

12

ч

1606  –   1 608

2 декабря 1606

Бои правительственных войск с отрядами армии Болотникова под Калугой, Пчельней, Каширой, Тулой. Поражение армии Болотникова.

Издан указ о беглых холопах, ужесточивший наказания за преступления против землевладельцев.

1607

нови

Болотников из Путивля прибывает под Кромы, разбивает царских воевод; правительство выдает их бегство за добровольный отход.

Сражение царских войск с армией Болотникова, поражение восставших и отступление в Калугу.

декабрь 1606 — октябрь 1607

оан

й ский

Наречение на царство организатора переворота Василия Шуйского.

И

Шу

8 июня 1606

16  –   1 7 мая 1606

сил и й

Боярская оппозиция во главе с Шуйским свергает Лжедмитрия I, воспользовавшись возмущением жителей Москвы поведением польских авантюристов, прибывших в российскую столицу на свадьбу Самозванца и Марины Мнишек. Лжедмитрий I жестоко убит.

Ва

8 мая 1606

1607

Очередные слухи о чудесном избавлении царевича Дмитрия от смерти. В Стародубе появился Лжедмитрий II, или Тушинский вор (по названию села Тушина, где Самозванец расположился лагерем, когда подступил к Москве). Лжедмитрий II одержал победу над войсками Шуйского. Часть городов на юге присягает новому самозванцу.


Тушинский лагерь под Москвой (сторонники Лжедмитрия — польские мятежники, южнорусские дворяне, казаки и остатки войска Болотникова). Затяжное противостояние московских властей и сторонников очередного самозванца. Указы Лжедмитрия II о холопах (передача крепостным крестьянам земель «изменников-бояр») увеличивают ряды сторонников Самозванца.

1608

Власть Лжедмитрия II распространилась на значительной части русских земель. Из-за ослабления русской пограничной службы учащаются набеги Ногайской орды, крымских татар. Польсколитовские войска захватывают значительное число русских городов, подступая к Москве. Лжедмитрий II становится марионеткой поляков. В стране появляется множество самозванцев и «родственников» Лжедмитрия.

Зарождается широкое национально-освободительное движение, в ряде городов создаются местные ополчения для борьбы с интервентами. Князь Михаил Скопин-Шуйский ведет успешные операции против польско-литовских войск. Заключенный Василием Шуйским Выборгский договор со Швецией позволяет объединить на некоторое время силы русской и шведской армий в борьбе с польским вторжением.

осень—зима 1609

январь 1610

Полки Скопина-Шуйского вступили в Москву.

Внезапная смерть Скопина-Шуйского.

4 июля 1610

1608 — начало 1610

Тушинский лагерь распадается. Лжедмитрий II бежит в Калугу, начиная самостоятельную борьбу с Василием Шуйским и Сигизмундом III, создает дублирующую систему государственного управления, опираясь на присягнувшие ему города, выступает с антипольскими лозунгами, очищает свое войско от иноземцев.

Отступление поляков от Троице-Сергиева монастыря, годами сдерживавшего войска литовского гетмана Яна Сапеги на подступах к Москве. 12 марта 1610

1608  –   1 610

23 апреля 1610

В битве под Клушином польская армия разбила русско-шведские войска. Полякам открылся путь на русскую столицу. Авторитет Шуйского как «боярского царя» окончательно подорван. К Москве подступают войска Лжедмитрия II.

13


В результате заговора во главе с Захаром Ляпуновым Шуйский свергнут и насильно пострижен в монахи.

лето 1610

На деле управление страной осуществляет совет из семи знатнейших бояр — так называемая Семибоярщина во главе с князем Милославским. Именно этому органу принадлежала идея не избирать на царство представителя русских родов, чтобы избежать очередной войны знатных семейств. Бунт в Москве удается предотвратить, но власть переходного правительства распространяется только на столицу. Москва осаждена одновременно двумя силами: с запада — войско Речи Посполитой во главе с гетманом Жолкевским, с юго-востока — Лжедмитрий II с гетманом Сапегой. Под натиском Жолкевского Лжедмитрий возвращается в Калугу и пытается сделать из нее новую столицу. Жестокими казнями он начинает отвращать от себя сторонников.

Бояре подписывают договор с гетманом Жолкевским, по которому королем России становится Владислав IV, сын польского короля Сигизмунда. Из двух зол было выбрано (по мнению бояр) меньшее.

осень 1610

11 декабря 1610

Создание Первого ополчения во главе с Прокопием Ляпуновым, князем Дмитрием Трубецким и атаманом Заруцким.

Подход Первого ополчения к Москве. Польский гарнизон устраивает резню; в столице происходит восстание против интервентов. Вступление Первого ополчения в Москву. Раздоры в стане ополченцев. Ляпунов убит казаками.

14

август 1610

Бояре, опасаясь более популярного в Москве, чем они, Лжедмитрия II, впускают польские войска в Кремль и сами при этом оказываются в положении заложников. Поведение поляков в очередной раз вызывает возмущение москвичей. Ряд русских городов на северо-западе и востоке отказываются присягать Владиславу.

Лжедмитрий II убит татарским князем Петром Урусовым, начальником его стражи, в отместку за казнь своего родственника, касимовского царя, войска которого Самозванец ­намеревался направить на Москву.

зима 1611

июль 1610

март — апрель 1611


лето 1611

Оставшиеся войска под предводительством Дмитрия Трубецкого и Заруцкого держат осаду Кремля до прихода Второго ополчения. Смоленск захвачен поляками. Шведы разоряют города Русского Севера.

Земский староста из Нижнего Новгорода Кузьма Минин начинает формировать Второе ополчение, приглашает для руководства боевыми действиями князя Дмитрия Пожарского.

февраль 1612

Второе ополчение приближается к Ярославлю. В течение четырех месяцев ведутся организационные работы и координируются усилия ополченцев.

Ополчение двинулось на Москву.

сентябрь 1612

октябрь 1612

Грамота соправителей Русского государства князей Пожарского и Трубецкого о созыве в Москву представителей от городов для избрания царя.

Съезд в Москву выборных от всех сословий. Начало работы всесословного Земского собора. Борьба сторонников основных кандидатур — Василия Ивановича Шуйского, Ивана Михайловича Воротынского, Дмитрия Тимофеевича Трубецкого и Михаила Федоровича Романова.

февраль 1613

август 1612

Второе ополчение наносит поражение гетману Ходкевичу, выдвинувшемуся на помощь польскому гарнизону в Москве. Вступление Второго ополчения в Москву. Капитуляция польского гарнизона, освобождение московских бояр-заложников.

15 ноября 1612

сентябрь — октябрь 1611

январь 1613

Михаил Романов избран Земским собором на царствование. Началась династия Романовых (1613 – 1917). Смута идет на спад, но еще не преодолена.


ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКОВ 

«И ПОКРЫЛИСЬ МЫ ЛОЖЬЮ…» Смутное время, когда жить подчас было страшнее, чем умереть, породило не только жестокость, ненависть, войну и предательство, но и немало ярких, интересных документов и литературных произведений. Они дают нам возможность заглянуть в человеческую суть «русского бунта», почувствовать, что переживали люди в начале XVII, «бунташного» века…

…НИ ВО ЧТО НЕ ОЦЕНИЛА И ЭТУ КРОВЬ РОССИЯ»

С

овременники рисуют страшную картину Смуты  — всеобщего безумия, чем  же еще можно было объяснить кровавую междоусобицу? Так, в «Сказании

киих ради грех…» (то есть за какие грехи Бог наказал

16

Э. Э. Лисснер. Изгнание поляков из Кремля в 1612 г. Начало ХХ в.


Россию) описывается, как русские опол-

чаются друг против друга «смертным боем», тогда как поляки и литовцы «смеются безумству нашему и междоусобию». Если «защитник Руси» попадал в плен к интервентам, то ему, как говорит нам «Сказание», бывало, могли сохранить жизнь, но если кому случалось попасть в руки «русских изменников»  — того ожидали нечеловеческие пытки («суставы его раздробили люто»). Поляки и литовцы, видя это, «содрогались сердцем и отбегали», а наиболее разумные из них «не могли сдержать слез». Лихие  же

Русское вооружение XVI–VII вв. Cамопалы, или ручницы.

сторонники Самозванца называли своих отличавшихся милосердием союзников «худяками» (слабаками) и «жонками» (женщинами). Со  страниц повестей эпохи Смуты встают зверства рыскавших по всей Руси разбойных отрядов. В  одном из свидетельств говорится: непокорных, любого возраста и чина, иных сбрасывали с высоких городских башен, иных с камнем на шее бросали с крутых берегов в глубину реки, иных, связав, расстреливали из луков и самострелов, иным переламывали голени… У иных  же, отняв детей, поджаривали их на огне н�� глазах родителей… Оторвав младенцев от материнской груди, разбивали их о землю, о пороги, о камни, об углы или, насадив на копья и сабли, носили перед обезумевшими от ужаса родителями. Люди, писавшие в то время, на деле вершили собственный суд — и над историей, и над своим временем. Каялись в своих и всеобщих грехах, осуждали насилие и ложь. Писатели и хронисты больше всего уделяли внимания не политике и правителям, а нравам и чувствам, породившим, на их взгляд, Смуту. Возможно, самый важный вопрос, которым задаются авторы,  — истоки разрушения Московской державы. В  «Сказании киих ради грех» напрямую говорится об

17

Русское вооружение XVII столетия. Алебарды и протазаны


ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКОВ

ответственности самих жителей Руси за роковую цепочку событий. Первый грех  — убийство царевича Дмитрия; за ним другой: «ни во что не оценила и эту кровь неповинную вся Россия»; каждый, мол, говорил: кто в деле, тот и в ответе; уж так судил Бог.

«…КАК МЫ НЕ ПОЩАДИЛИ, ТАК И НАС НЕ ПОЩАДИЛИ» Строго осуж дается использование политиками религии и Церкви для того, чтобы поднять роль власти. Так, во время призвания Бориса на царство церковники по повелению патриарха ради убеждения Годунова вынесли Владимирскую икону Богоматери. Об  этом автор иронично написал: «Двигнут был той образ нелепо, двигнута  же и Россия была нелепо». Смеялись авторы и над «предвыборными» обещаниями Бориса: «Бог свидетель, никто не будет в моем царствии нищ или беден». «Начало беды»  — страшный голод 1603  года современники называют возмездием Бога «за всего мира безумное молчание», за то, что люди не противились несправедливым делам Годунова, а предпочитали погоню за роскошью. Накануне кризиса, писали авторы, уже невозможно было

Страшный голод 1603 года современники называют возмездием Бога «за всего мира безумное молчание». понять, кто из какого сословия происходил, — разодетые в злато, серебро и бисер московиты «все вели себя как бояре». А  когда случился неурожай и наступил голод, имевшие достаток не делились своими запасами. «И как мы не пощадили, так и нас не пощадили враги наши», — делает вывод автор. Достается от тогдашних писателей (многое говорит за то, что это были келарь Троицкого монастыря Авраамий Палицын и его архимандрит Дионисий Зобниновский) и «чинам церковным»  — священникам, которые, думая о богатстве, перестали служить делу Церкви.

18


С этим «Сказанием» перекликается и «Плач о пленении и о конечном разорении Московского государства». В  его авторе мы видим начитанного человека, который переживает политический кризис в стране как свой собственный, внутренний, духовный. Он с ужасом понимает, что все церковные и светские писания: жития святых, философские и «царственные» книги, хронографы, исторические повествования  — не дают ответа на вопрос о причинах падения «превысочайшей России», которая еще недавно так «страшна была басурманам, германцам и прочим народам»… В чем  же корень зла? Автор жестко осуждает… царей (причем во множественном числе!  — значит, проблема нарастала давно, на протяжении жизни нескольких поколений). Но за что именно? Оказывается, они вместо «спасительных слов истины» «приняли бесовские козни, волшбу

19

В. А. Котарбинский. Больной князь Дмитрий Пожарский принимает московских послов


ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКОВ

и колдовство». Ведь современникам было хорошо известно, например, что Борис Годунов «старательно занимался чародейством», а Василий Шуйский «любил гадать у волхвов». Цари, как говорится в «Плаче», «не позволяли слуху разума­ своего воспринимать слова правдивые», истребили множество народа из‑за клеветы…

«БЕССЛОВЕСНОЕ МОЛЧАНИЕ» Но  автор далек от популярной во все времена идеи перекладывать всю вину на правителей. Вина лежит на всех! «От великих благородных, от премудрых и до простых… от главы и до ног все неисцелимыми струпьями опоясались». Заметим: как и в «Сказании», используется местоимение «мы»: «…исчезли благоговейные с лица земли, правда в людях оскудела и воцарилась неправда, и всяческая злоба, и ненависть, и безмерное пьянство, и блуд, и ненасытное стяжательство, и ненависть к братьям своим умножилась, оскудела доброта и обнажилась злоба, и покрылись мы ложью».

Cовременникам было хорошо известно, например, что Борис Годунов «старательно занимался чародейством». Князь Иван Михайлович Хворостинин, старавшийся загладить беспорочной службой Михаилу Романову свое пребывание в кравчих у Лжедмитрия I, в «Словесах дней и царей и святителей московских» писал: «Оскудели города, оскудели люди, но не оскудела мерзость, и возрос плод греха, распространились дела беззаконные, и возненавидели люди друг друга, и все чаще мы стали впадать в соблазн». Как видим, и этот автор не отделяет себя от виновных в Смуте. Мудрый психолог и «книгочей» дьяк Иван Тимофеев словно приглашает современников к непростым размышлениям: «Поищем у себя и все усердно постараемся, прежде всего, уяснить то, за какие грехи, не бессловесного  ли

20


ради молчания наказана наша земля…» Он выстраивает даже череду главных грехов, приведших к Смуте, в таком порядке: клятвопреступления  — гордыня  — лицемерное упорство  — стремление к наградам любой ценой  — оскудение любви  — пьянство и обжорство  — сексуальная невоздержанность. К  этому он добавляет жадность и, как сказали  бы мы сейчас, коррупцию, «карманы, не закрываемые для наград, не поддающихся исчислению, охоту к похищению чужого имущества», «безобразное хвастовство одеждою». «Последнее нетерпимое зло», по словам Тимофеева,  — это «самовольное оскорбление каждым при ссорах лица ближнего, именно  — «зловонное произношение матерных скверных слов»… Есть  ли в тогдашних пов е с тя х

и

сказаниях

полож ительные образы, герои, события? Их  мало, но тем они ценнее. Это «крепкостоятельный град Смоленс к»,

му жес т вен-

но выдерживающий осаду короля Сигизмун да; Т р о и ц е - Се р г и е в

мо н а-

стырь, устоявший против «воров» и интервентов; крепкий в вере патриарх Гермоген... А еще  — скромная, тихая монахиня Ульяния Осоргина (из «Повести об Ульянии Осоргиной»): посреди земного ада Смуты она тихо молится — сразу за всех… Чего нет у тогдашних авторов, так это политических призывов и программ  — они говорят прежде всего о силе слова, о нравственном очищении: «смилуйтесь и умилитесь», забудьте себя, отбросьте своекорыстие, помогите ближним и стране… А еще у них мы находим слова, которые не раз потом, в иные времена и эпохи, повторят другие писатели России, — совет «жить не по лжи».

М. Н. Нестеров. Видение Ивану Сусанину ­образа Михаила Федоровича


МНЕНИЕ

ЦАРЬ БОРИС: ИЗБРАНИЕ Начало каждого нового века русской истории всегда было временем рубежным — не только по календарю, но и по смыслу происходящих событий. В  свой XVII  век Россия вступала с  тревогой и предчувствием трудных времен. На волне очередного кризиса власти случается небывалое  — на  вершину Московского царства попадает человек «безродный» (по  понятиям тогдашней боярской аристократии), лишь прихотью истории приближенный к престолу. Знакомимся: боярин Годунов.

22


17

  января 1598  года. Умирает Велик ий к нязь Московский Федор Иванович — последний из сыновей Ивана Грозного. Династия Рюриковичей иссяк-

ла. На  повестку дня встает вопрос о  выборе нового царя. Больше всего шансов избрать своего ставленника было у  двух династий близких к Рюриковичам  — Романовых и Мстиславских. Но сил захватить престол сходу им не хватало. И  потому совещание тогдашней высшей аристократии, бояр, придумало компромисс и  потребовало, чтобы народ присягнул им в лице Боярской думы. Но с таким выбором втайне был не согласен один честолюбивый политик, чьи шансы на победу в борьбе за шапку Мономаха, на первый взгляд, были самыми слабыми. Все знали, что этот «худородный боярин» ведет свое происхождение от золотоордынского мурзы. И никакого отношения к Рюриковичам не имеет. Если бы не одно «но». Дальновидный боярин в свое время выдал свою сестру Ирину замуж за  того самого умершего царя  — последнего Рюриковича. Звали претендента Борис Годунов. При болезненном и  слабоумном Федоре Ивановиче именно Борис управлял страной — целых 14 лет! Это был немалый срок для приобретения опыта политического маневра и  дворцовой интриги. Его авторитет в  придворных кругах неуклонно рос, несмотря на то, что именно его молва считала виновным в гибели другого сына Ивана Грозного, малолетнего царевича Дмитрия. Как выяснилось, это обвинение было несправедливым, но  сыграло свою роль в дальнейшей истории. После того, как умер последний Рюрикович и  начался династический кризис, умный и  осторожный Борис столкнулся с проблемой: как фактическому правителю страны узаконить свое правление? Годунов принял решение провести то, что сейчас мы назвали  бы избирательной кампанией. Это был сильный ход. Ведь в то  время главные вопросы жизни государства решались «волей всей земли», то  есть на  Земских соборах, собиравших представителей разных сословий, а не только бояр, относившихся к Борису как к  «выскочке». К тому  же Борис прозорливо дружил

23

А. Д. Кившенко. Царь Федор Иоаннович надевает на Бориса Годунова золотую цепь


МНЕНИЕ 

с  церковью, приобретя себе авторитетного «За  Годунова было дол-

сторонника  — первого русского патриарха

г оле т не е

Иова. Именно он, экстренно созвав в своих

царскою Ф еодоре,

пол ь з ов а н ие при

палатах другое совещание  — церковный

дос та в л явшее

Собор, провозгласил: «Годунова — в цари!».

влас тию

ему обширные средства: везде  — в  Думе, в  прика-

Были у  претендента и  деньги для при-

зах, в областном управле-

обретения сторонников  — значительная

нии  — были люди, всем

часть небогатых помещиков, всем обя-

ему обязанные, которые

занных Годунову, проголосует за  него

могли все потерять, если

на  Земском соборе. Одновременно с  этим

правитель не  с делаетс я

сестра Бориса, вдовствующая царица, дого-

царем. Пользование цар-

варивалась с  офицерами столичного гар-

скою властию при Феодоре

низона — сотниками и пятидесятниками,

доставило Годунову и  его

деньгами и обещанием будущих льгот вер-

родственникам огромные

буя их в стан Годунова. Ирина добивалась,

богатства, так же могуще-

чтобы офицеры вели пропаганду в  гарни-

ственное средство приоб-

зоне и  среди москвичей: всем выступать

ретать доброжелателей».

за шурина покойного царя.

С. М. Соловьев. «История

В  результате, когда нерасторопные боя-

России с древнейших времен»

ре, наконец, постановили, что правление остается в их  руках, и  созвали народ для

клятвы верности новому правительству, люди в один голос закричали, чтобы царем был Борис. Патриарх Иов, развивая успех, призвал народ просить Бориса принять царство. Но осторожный Годунов медлил, заявляя, по словам современников: «И в разум мне никогда не приходило и в мысли того не будет, чтобы мне царствовать». Бояре Шуйские, услышав такое, наивно обрадовались, мол, «неприлично более его упрашивать, а  надобно приступить к  избранию другого». Но  Годунов ждал голосования на  Земском соборе. Большинство «депутатов» поддержали Бориса. Бой был выигран, но не  война в  целом. Бояре по‑прежнему угрожающе молчали. Поэтому пришлось организовывать крестный ход в Новодевичий монастырь, где пребывал тогда кандидат в  цари. Настойчивые призывы патриарха и хорошо организованный «глас народа» побудили Бориса «решиться». Заливаясь слезами, он

24


«сдался», заявив: «Господи, Боже мой, я твой раб, да будет воля твоя!» Иов объявил Годунова царем. Но  бояре по‑прежнему отказывались присягать. Возвращаться в  Кремль, в  осиное гнездо боярского заговора, по‑прежнему было опасно. Нужен был беспроигрышный вариант действий. И он нашелся: сплотить подданных перед лицом якобы военной угрозы. Неявка под флаг главнокомандующего была опасна  — появлялся повод обвинить строптивых в  государственной измене. Явка  же означала фактическое признание Годунова царем. И вот в начале апреля по Москве распространился слух, что крымский хан с турецкими полками движется к столице России. Годунов готовил отпор врагу, а  попутно угощениями и  обещаниями склонял служилых людей на свою сторону. Летом выяснится, что из  Крыма едут всего лишь ханские послы. Но к  тому времени дело будет сделано  — вся армия, а не  только московский гарнизон, выступит на стороне Бориса. Оставшимся в  одиночестве боярам не  осталось иного выбора, кроме как присягнуть Годунову на верность. 13 сентября 1598  года шапка Мономаха увенчала голову царя Бориса. А спустя шесть с половиной лет, 13 апреля 1605 года, царь, казавшийся здоровым и  веселым, внезапно почувствовал дурноту, упал, из ушей и носа хлынула кровь… Отравился? Был отравлен? Или просто инсульт? Ведь болел Годунов и до этого приступа. Версий много. Вскоре и все Московское царство надолго заболеет Смутой, обливаясь кровью междоусобиц и внешних вторжений…

А. Я. Головин. Портрет Ф. И. Шаляпина в роли Бориса Годунова


ЛИЦО ВТОРОГО ПЛАНА


ЦАРЕВНА КСЕНИЯ — ИНОКИНЯ ОЛЬГА В женской доле царевны Ксении Годуновой — весь ужас русской Смуты; ее жизнь — как страшная сказка, в которой лишь в самом конце появляется надежда. Пережив страдания, боль и унижения, дочь царя Бориса выжила, не потеряла себя. Но какой ценой! Сочувствие к ней сплачивало, объединяло современников…

О

  Ксении как символе исторической надежды впервые написал не русский, а немец. В  неоконченной драме Фридриха Шиллера «Деметриус» ум и чисто-

та несчастной царевны служат залогом будущего избавления России от междоусобья. Произведение весьма далеко от фактической точности: по сюжету в Ксению влюблен будущий царь Романов, который «служит единой правде. Ксению любит он безнадежно и любим взаимно, не подозревая этой любви»… Финал драмы таков: Романов, заточенный при Самозванце в темницу, «утешен неземным видением: ему является душа Ксении, повелевает ему спокойно дожидаться своего жребия и не обагрять своих рук в крови». Жизнь Ксении  — или, на русский манер, Аксиньи  — действительно не могла оставить равнодушным благородного романтика. …Она родилась в 1582  году в семье всесильного главы русского правительства, государева конюшего, наместника Казанского и Астраханского царств Бориса Федоровича Годунова и его супруги Марии, дочери внушавшего всем трепет Малюты Скуратова. Современник нашей героини дьяк Иван Тимофеев отмечает, что Ксения «по смыслу имени ее — странница (гостья)», и это предначертание сполна сбылось в ее судьбе. Историк  С. Ф.  Платонов считал, что царь Борис загодя начал готовить свою династию в преемники Рюриковичам. Избранный в 1598  году на престол, Годунов распорядился,

27

К. В. Лебедев. Лжедмитрий I и Ксения Годунова


Лицо второго плана

чтобы в церквях пели многолетие не только ему самому, но и жене и детям как продолжателям нового царского рода. Жизнь царевны московской была определена придворным укладом. Рукоделие, пение, занятия с учителями, беседы с отцом, выезды на богомолье составляли круг жизни царственной девицы. Борис рано приохотил своих детей, Федора и Ксению, к чтению, специально для них печатались книги (в основном духовного содержания), приглашались преподаватели из‑за моря. Хрестоматийным стал ее портрет в «Повести», приписываемой князю И. М.  Катыреву-Ростовскому: «Отроковица чудного разума, яркой красотою лепа, бела вельми, щеками румяна, красна губами, очи имеет черные, большие, бровями союзна, телом изобильна, ростом ни высока ни низка; волосы имеет черные, густые, по плечам лежат… многим цветет благоречием, воистину во всех своих делах искусна…» Желая укрепить свою династию связями с Западной Европой, Годунов пытался выдать Ксению замуж за иноземных королевичей. Но уже тогда словно злой рок тяготел над царевной. Прибывший в Россию шведский принц Густав Ваза, алхимик и гуляка, разочаровал царя; Годунов отправил его в почетную ссылку в Углич. Герцог Иоганн, сын датского короля, «настоящий красавец и большой умница», очень понравился Борису; с первого взгляда пришелся по сердцу и Ксении. Королевич уже осваивал русские обычаи, но в разгар подготовки к свадьбе неожиданно занемог и умер. Борис был безутешен, Ксения тоже… Неудачными были переговоры с Габсбургами и шлезвигским герцогом; еще один потенциальный жених  — грузинский царевич Хосрой — не смог пробиться в Московию из‑за дагестанских смут. В  итоге к смертоносному для династии 1605  году Ксения подошла «засидевшейся в девицах». Царевне довелось пережить смерть отца, тревожное полуторамесячное царствование брата Федора. Затем Годуновых свергают и помещают под домашний арест. Москва готова открыть ворота Самозванцу, но тот дает понять, что въедет в город лишь

28


после того, как будут уничтожены его главные враги… 10  июня Федор с матерью были убиты, а Ксению в бесчувственном состоянии отвез в свой дом один из убийц  — Василий Мосальский-Рубец. Возможно, что на нее уже имел свои нечистые планы Лжедмитрий. Начинается самый тяжелый и мрачный период жизни Ксении. Самозванец, прибыв в столицу, делает наследницу погубленной династии своею наложницей. Русские свидетельства того времени обычно сдержанны, не живописуют подробностей позора царевны. В  своем «Временнике» Иван Тимофеев лишь намекает на то, что Лжедмитрий силой взял Ксению… Автор популярных в конце XIX века слегка «желтоватых» исторических повествований П. П. Каратыгин (Кондратий Биркин) судит царевну строго: «…Жертвою зверского насилия честнейшая девушка может быть раз в жизни, но чтобы в течение нескольких месяцев переносить ласки человека ненавистного, убийцы ее отца, матери, брата, не имея духу убить злодея или собственной, добровольной смертью избавиться от позора, для этого надобно иметь в характере огромный запас трусости и подлости. Или Ксения, ослепленная Самозванцем, сменила ненависть на любовь и сердечно привязалась к нему? В таком случае, что же она за существо?»

Начинается самый тяжелый и мрачный период жизни Ксении. Самозванец, прибыв в столицу, делает наследницу погубленной династии своею наложницей. Сегодняшние авторы обычно ищут практических объяснений: Ксения, рассчитывая на свои женские чары, планировала… женить Лжедмитрия н�� себе и вернуться во дворец не царевной, а царицей! Не зря же, в конце концов, она была дочерью искушенного в придворных интригах Бориса Годунова и внучкой карателя-опричника Малюты Скуратова; не зря изучала европейские хроники!

29


Лицо второго плана

На самом деле никто из подданных московского государя не посмел бы тогда такого даже предположить. Московиты XVII  века были милосерднее к царевне-узнице: они понимали, что Ксения была бессильна против разнузданности Лжедмитрия. Ее считали жертвой, ей сочувствовали, обращая свой гнев на насильника, почтительно титуловали «царевной» до конца ее дней. В  «Повести» КатыреваРостовского звучат следующие «укоры проклятому самозванцу»: «О  волк хищный, ненасытный! Не  насытился сластолюбием кроме сей благородной девицы! …Почто сию благородную девицу, дщерь цареву, не пощадил, девственный чертог ее опорочил?» Дьяк Иван Тимофеев решительно утверждает, что дочь Бориса «неповинна», ибо неопытна: «не знала и не ведала прежде, что такое грех плоти».

Современники горько сетовали: грубые мужланы обирают царственных монахинь, «на которых прежде и взглянуть не смели»! Вдоволь натешившись (а возможно, и вняв полякам, не желавшим скандала перед его свадьбой с Мариной Мнишек), Лжедмитрий приказал сослать Ксению. Ее постригают с именем Ольги, отправляют в Воскресенский монастырь на Вологодчине. В 1606 году новый царь Василий Шуйский повелел перенести останки Годуновых в Троице-Сергиев монастырь. Ольге довелось принять участие в похоронах своих родных. Это была торжественная процессия: гробы несли по 20 человек. Царевна-сирота ехала следом в санях; очевидцы слышали, как она рыдала и взывала к Божьему суду над Cамозванцем... Ольга поселилась поблизости от Троицкой обители; в 1608 – 1610 годах вместе с ее защитниками терпела все тяготы 16‑месячной осады войска Речи Посполитой и «воровских людей». После освобождения Троицы от блокады Ольга перебралась в московский Новодевичий монастырь, но несчастья Смуты настигли ее и здесь. Казачья ватага Ивана Заруцкого

30


ворвалась в монастырь и Ольгу, вместе с ее подругой по несчастью, инокиней Марфой, бывшей королевой Ливонии, «ограбили донага». Современники горько сетовали: грубые мужланы обирают царственных монахинь,

«на

которых

прежде

и

взглянуть

смели»!

Иван

не

Тимофеев

пишет о печальных скитаниях

царевны-инокини:

«И  от места на место, и от лавры в лавру она переходила, терпя всякого бесчестия скудость и нужду»... После окончания Смуты последние

годы

жизни

Ксении-Ольги связаны с владимирским или сузда льск им

Покровск им

монастырем. Скончалась она в 1622  году, распорядившись перед смертью сделать из своего небольшого имущества вклад на помин души в Троицкий монастырь. В  родовой усыпальнице Годуновых, слева от парадного крыльца Успенского собора лавры, несчастная царевна обрела свой последний приют.

И. К. Винцман. Ксения Годунова рассматривает портрет своего жениха


НЕСБЫВШЕЕСЯ


УДИВИТЕЛЬНОЕ — ЯДОМ

(ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ КНЯЗЯ МИХАИЛА)

Могла бы история самодержавной России пойти другим путем? Возможно, могла. Если бы в феврале 1613 года на царствование был избран другой Михаил — боярин и великий мечник, талантливый военачальник и государственный деятель, князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский (1586  –  1 610).

О

н происходил из знатнейшего рода суздальско-нижегородских князей и отличался благородством не только по крови, но и по духу. Рано потеряв отца, погибше-

го в ссылке (Годунов недолюбливал Шуйских), Михаил лишь на 18‑м году был отпущен матерью к царскому двору. При новом царе Василии Шуйском карьера юноши, казалось бы,

← Боярин XVI –  XVIII столетий. Гравюра из книги А. В. Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск»

была обеспечена. Но свою воинскую славу Михаил добывал сам  — с энергией и талантом полководца, верного присяге. Воспитание Скопина ставило его на защиту государственного порядка, воплощенного в самодержавном царстве. Оттого в Смутное время ему подчас приходилось сражаться не только с иноземцами, но и с собственным народом. И  в 1606  году 20‑летний Михаил вступил в гражданскую войну на стороне власти — против бывшего холопа и талантливого полководца Ивана Болотникова, сплотившего отряды крестьян, холопов, казаков, горожан и дворян в походе на Москву. Разгромив повстанцев под Коломенским, Михаил был назначен первым воеводой Большого полка — ядра новой армии. Так на 21‑м году жизни он стал главнокомандующим… Но  до полного разгрома Болотникова было далеко. И  Скопин схитрил: пообещал в случае сдачи в плен жизнь

33

↑ Князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский. Парсуна


НЕСБЫВШЕЕСЯ

и свободу всем участникам восстания. Его вожди знали, что царь, от имени которого говорил Скопин, лжив и вероломен, но пожертвовали собой ради товарищей и были закованы в цепи, пытаны и казнены. Чувствовал  ли Михаил при этом свою вину или интересы дела были для него превыше всего? В  пользу первого говорит то, что после этой бесчестной победы он ушел в частную жизнь, женился на Александре Головиной. Однако уже в 1608 году Скопин согласился возглавить войска для борьбы с армией Лжедмитрия, окопавшейся в селе Тушине. Русским войскам требовалась поддержка; за ней по приказу царя Михаил отправился в Новгород, к шведам, всегда готовым поживиться на русской смуте. Заключив в  феврале 1609  года договор о военной помощи со Швецией, Скопин во главе разноплеменного войска наемников под командованием Якова Делагарди и ополченцев выступил из Новгорода. После победы над сторонниками Лжедмитрия под Тверью Делагарди оставил воеводу  — денег на оплату наемников катастрофически не хватало… Князь сделал выводы и продолжил создавать русскую армию нового образца, способную воевать не числом, а умением. Особое внимание он уделял укреплениям, о которые разбился бы порыв противника и за которыми могли укрыться свои войска. Скоро это принесло стратегическую победу. После неудачного для русских боя под Александровой слободой (польский гетман Сапега объединился с гетманом Тушинского вора Ружинским) воины Скопина из‑за укреплений и надолбов стали огнем истреблять польскую шляхту. Современник так писал об этом бое: «Князь все полки свои умно и быстро расставил, везде за полками сам наблюдал и Русское вооружение с XVI до второй половины XVII столетия. Самострелы

сам огромную свою силу и мудрую храбрость показал, впереди полков выступая… И с того времени охватил все польские и литовские полки страх и ужас». Неудивительно, что при одном известии о наступлении Скопина гетман Сапега снял долгую осаду с Троице-Сергиева монастыря и «Москва от осады очистилась, изо всех городов к Москве поехали с хлебом и со всяким харчем…» Наступил звездный час в жизни князя Михаила — 12 марта его полки

34


В 1608 году Скопин согласился возглавить войска для борьбы с армией Лжедмитрия, окопавшейся в селе Тушине. вступили в столицу, их встречал народ — со слезами славил он и благодарил освободителей. Но торжество и слава — непостоянные спутники в жизни воина. Человек чести, Скопин не согласился на предложения противников Василия Шуйского свергнуть «нечестивого царя, недостойного царствования», и самому занять престол. Но  и не выдал их Шуйскому на расправу. И  воинский талант князя Михаила, и его популярность у москвичей, и благородство поступков были восприняты царем как вызов, опасный для его не слишком прочной власти. На  помощь пришло средство верное и испытанное веками придворных интриг  — отравленная чаша на царском пиру. Несколько дней боролся организм крепкого воина с отравой, но она оказалась сильнее… Гибель Скопина стала началом страшной катастрофы. Армия досталась бездарному и, похоже, полубезумному Дмитрию Шуйскому, наследнику бездетного Василия. Тот умудрился разделить силы, поссорился с наемниками, отказался от укреплений. В  июне 1610  года 40‑тысячная русская армия и 8 тысяч наемников были разгромлены под Клушином поляками, многие перешли на сторону Речи Посполитой. Шведы вступили в войну с Россией. Вскоре Московское государство растаяло в дыму сданной полякам и сожженной столицы. Собравшиеся весной 1612 года в Ярославле выборные «всей земли» объявили о рождении нового государства  — Великой России. Царем через год стал Михаил Романов, не сумевший ни дня править самостоятельно. Сильный, мудрый и удивительно честный для своего «смутного времени», Михаил Скопин остался лишь в народных песнях. Несбывшийся правитель, другая история…


ЦЕНА ВОПРОСА

БЕССУДНАЯ КАЗНЬ

Иван Воренок. Ему выпало родиться в страшное время в раздираемой на части стране. Мать, Марина Мнишек, дочь сандомирского воеводы, движимая честолюбием и алчностью отца, в 18  лет вышла замуж за московского царя Дмитрия Ивановича — его мы сегодня именуем Лжедмитрием I. Однако царствование ее продолжалось ровно неделю: супруг был убит заговорщиками, а ее, чудом избежавшую смерти, «на всякий случай» отправили вместе с отцом в ссылку в Ярославль.

36


Н

о 

призра к

ос та л­ ся

мужа

ря дом:

он

(точ­ н ее, некто, при-

нявший его имя), «чудом спасшийся», объявляется с

Ш. Богушович. Заочное обручение Марины и Лжедмитрия в Кракове в 1605 году

огромным войском в подмо с ковном

Т у ш и не.

Его

людям удается отбить у охраны следующих на родину Мнишеков. Марина долго не

согла шаетс я

признать

Лжедмитрия II мужем и приехать в Тушинский лагерь, но собственное честолюбие и стремление Юрия Мнишека разбогатеть заставляют ее преодолеть отвра щение к о че р е д ном у

с а моз в а н ц у.

Марина ставит условие, что тот не будет «жить с ней яко с женою», пока не утвердится на московском престоле. Так она уже поступала в своей жизни; Лжедмитрию I также было указано: сначала  — трон, потом — свадьба. Об отце мальчика известно немного. С полной уверенностью можно утверждать только одно: сыном Ивана Грозного он не был. Сын то  ли священника, то  ли стрельца, он был просто польской марио­неткой. В  Тушинском лагере этому человеку приходилось считаться со своеволием командиров как русских, так и польских отрядов: для антиправительственных сил он был символом, но никак не реальным лидером. Как‑то послы Тушинского вора прямо признали во время переговоров: «Мы не запираемся, что человек, который называет себя Димитрием, вовсе не Димитрий, и мы сами не знаем, кто он таков... Он Божие орудие».

37

↑ Лжедмитрий I и Марина Мнишек. Парные портреты


ЦЕНА ВОПРОСА

↑ С. В. Иванов. В Смутное время

Однако распад Тушинского лагеря неожиданно вдохнул в «царя» силы и решимость бороться за свои «права». Он забирает с собой беременную жену и отступает к Калуге, где основывает новый лагерь. Именно здесь в казачьем шатре и предстояло появиться на свет «царскому сыну» Ивану Дмитриевичу. Буквально через несколько дней после того, как его отец погиб, зарубленный касимовскими татарами, мстившими за казнь их предводителя.

Он будет считать отцом человека, который был рядом с его матерью в годы, вместившие всю его короткую жизнь. Вряд ли мальчик успеет что‑либо узнать о своем настоящем отце (впрочем, молва будет потом утверждать, что и тот  — не настоящий, уж больно однозначную репутацию

38


заработала себе Марина Мнишек). Скорее всего, он будет считать отцом человека, который был рядом с его матерью в годы, вместившие всю его короткую жизнь. Иван Заруцкий  — уроженец Червонной Руси (ныне Западная Украина и Юго-Восточна я Польша), атаман донск их казаков  — был будто создан для Смутного времени. Находчивый и решительный, смелый и жестокий («сердцем лют и нравом лукав», как охарактеризовал его современник), он примкнул со своим отрядом к Лжедмитрию I на его пути к Москве. Затем будут войско Болотникова, оборона Т улы, поиск и «чудом спасшегос я царя» в Северской земле, поход с Лжедмитрием II к Тушину, участие в походе на Москву гетмана Жолкевского, ссора, возвращение к «Дмитрию Ивановичу» в Калугу. После гибели Самозванца Заруцкий со своими казаками вливается в Первое ополчение. Конфликт между вождями патриотического войска приводит к гибели одного из его лидеров, Ляпунова. После этого события у Заруцкого и Марины появляется план, к которому присоединяется третий лидер ополчения  — князь Дмитрий Трубецкой. «Царевич» Иван, восьми месяцев от роду, объявлен наследником престола. Ему наспех присягают казаки, клятву приносят и некоторые города к югу от Москвы. Тем временем объявляется еще несколько «Дмитриев Ивановичей». Наибольшее признание завоевывает псковский житель Сидорка. Он дважды разоблачен как самозванец (жителями Новгорода и шведским послом), но это уже мало кого останавливает. Его признают Псков и другие города Северо-Запада, а также стоящие под Москвой казаки. Заруцкий, уже открыто живущий с Мариной и, по слухам, даже обвенчавшийся с нею, не желает идти против казачьей массы и встает на сторону «истинного царя Дмитрия Ивановича». Разумеется, мла денец не знает, что любовник его матери признает очередное чудесное спасение его отца и, следовательно, при удачном развитии событий маме предстоит воссоединение с очередным воплощением ее

39

Серьги. Золото, эмаль, рубины, изумруды, жемчуг. 1660-е годы. Москва


ЦЕНА ВОПРОСА

единственного мужа. А  в Астрахани, в случае чего, уже объявился еще один «ч удом

с п а с ш и й с я »...

Ма ленькому Ивану нет до этого дела. Он живет в Коломне, ест, спит, играет с тряпичными куклами... Но  третьему Дмитрию не хватило выдержки  — он ударился в кутежи и насилие над псковичами, быстро растерял поддержку жителей и пришлых С. В. Иванов. Стрельцы

казаков и в конце концов был убит. А астраханский — вообще куда‑то делся... Тем временем против кандидатуры Воренка, сына Тушинского вора, выступают патриарх Гермоген и лидеры формирующегося на Волге Второго ополчения Пожарский и Минин. При приближении отрядов ополчения к Москве Заруцкий и Мнишек, прихватив коломенскую казну, бегут в рязанский городок Михайлов, откуда заявляют о правах Ивана на престол собравшемуся в Москве Земскому собору. Но  первым своим постановлением Собор решает: «... Маринки с сыном не хотеть». Заруцкий находит поддержку у отрядов бродящих по югу России черкас (так называли украинских казаков), но проигрывает сражение войску нового царя Михаила и уходит в Астрахань. Удача от него явно отвернулась: он вынужден бежать на Яик, где атаман Ус, ватага которого еще остается с Заруцким, берет ситуацию под свой контроль. Маленького Ивана атаман отбирает у матери и держит в своем шатре как заложника. При подходе царских войск казаки Уса выдают всех троих. В  Москву их конвоируют пятьсот человек самарских стрельцов, Заруцкого и Марину заковывают в кандалы. В  Москве Заруцкий был посажен на кол, а маленький Иван, не дожив несколько недель до своего четырех­-

40


летия,  — повешен в Замоскворечье у Серпуховских ворот. Существует легенда, что веревка на детской шее не затянулась, и он умирал от холода несколько часов… Вряд  ли это так, скорее всего, тело просто долго не снимали, дабы все убедились в пресечении «воровского семени». Марина Мнишек, по официальной версии, «на Москве от болезни и с тоски по своей воле умерла», что тоже маловероятно, не такая это была женщина.

История злопамятна: завязанные ею кровавые узлы развязываются через века не менее кроваво. Казнь ребенка не входила в традиции Русского государства (убивать убивали, но торжественная публичная казнь  — чуть  ли не единственный пример). Наверное, было важно пресечь будущие слухи о «чудесном спасении» очередного претендента на русский престол (тем не менее историкам известен по меньшей мере один Лжеиван). Кроме того, убивая Воренка, Романовы рассчитывали задним числом продемонстрировать незаконность всех Лжедмитриев: ведь не может  же закончить так позорно свою жизнь природный внук Ивана Грозного!.. Жестокое лукавство. История злопамятна: завязанные ею кровавые узлы развязываются через века не менее кроваво. Бессудной казнью одного невинного мальчика начнется царствование Романовых, бессудной казнью другого — царевича Алексея, сына последнего российского императора Николая II — оно через три столетия и завершится.


ПРЕТЕНДЕНТЫ НА РУССКИЙ ПРЕСТОЛ Имена, звучавшие в числе возможных кандидатур на престол во время Земского собора 1613 года

42


«ЮНОСТИ ЧЕСТНОЕ ЗЕРЦАЛО,

ИЛИ ПОКАЗАНИЕ К ЖИТЕЙСКОМУ ОБХОЖДЕНИЮ, СОБРАННОЕ ОТ РАЗНЫХ АВТОРОВ»

Этот документ петровской эпохи нашим современникам известен, как правило, своими поучениями, которые кажутся сегодня такими странными — «не городить огород из костей» на тарелке, не сморкаться в скатерть, не чавкать во время еды и не хлюпать носом во время разговора… Да, забавные правила старинного этикета. Но ведь правильные. Однако это далеко не все, что можно извлечь из этого важного источника, по праву названного историками памятником педагогической мысли XVIII века.

«Ю

ности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов»  — док умент слож ный, он состоял из

нескольких частей и представлял своего рода мегаучебник для подрастающего поколения. Он был подготовлен по личному указанию Петра I сподвижниками царя, в том числе и как одно из первых пособий по обучению гражданскому шрифту и арабскому написанию цифр, заменивших по петровскому указу прежние церковнославянские обозначения. Азбука, таблицы слогов, цифр и чисел, нравоучения из Священного Писания составляли первую часть документа. Во второй части были правила поведения (этикета) для молодежи дворянского сословия. Стремительно менявшаяся жизнь петровского времени требовала раннего освоения новых норм поведения, нового стиля общения, новых манер и способов самопрезентации в обществе. На  обучение всем этим премудростям, на формирование нового типа личности и было нацелено «Зерцало». Для юноши-дворянина  — иностранные языки, верховая езда, владение оружием, танцы, галантность. Для девушки-дворянки — добродетельное поведение, почтение

203

← Обложка книги «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению...»


К источникам!

к

р о д и т е л я м,

д о л ю б и е,

т р у-

с держ а н-

ность манер. В  тексте мы находим правила едва ли не на все случаи жизни  — от поведения за столом до служения государству. Обучение европейским манерам преследовало не только формальное введение светскости манер, но и предостерега ло молодежь от соблазнов дурных знакомств, разгульных компаний и пьянства, мотовства, грубости

и

п р оч и х

пороков, не совместимых с образом дворяни↑ К. В. Лебедев. Ассамблея при дворе Петра I

на на службе отечеству. Идея Петра о создании учебника жизни для молодых поко-

лений реформируемой России удалась в полной мере: многочисленные переиздания «Юности честного зерцала»

свидетельствовали не только о последовательности государственного заказа, но и о настоящей популярности книги в обществе. Вот лишь несколько отрывков из этого наставления, суть которых  — обучение социальному поведению, правилам, манерам и принципам встраивания молодого человека в жизнь общества и в систему службы. В  первых наипаче всего должны дети отца и матерь в великой чести содержать. И когда от родителей что им приказано бывает, всегда шляпу в руках держать, а пред ними не вздевать и возле их не садитися, и прежде оных не заседать, при них во окно всем телом не выглядовать, но все потаенным образом с великим почтением, не с ними вряд,

204


но немного уступи позади оных в стороне стоять, подобно яко паж некоторый или слуга. Всегда время пробавляй в делах благочестных, а празден и без дела отнюдь не бывай, ибо от того случается, что некоторыя живут лениво, не бодро, а разум их затмится и иступится, потом из того добра никакова ожидать можно, кроме дряхлова тела и червоточины, которое с лености тучно бывает. Младый отрок должен быть бодр, трудолюбив, прилежен и беспокоен, подобно как в часах маятник, для того что бодрый господин ободряет и слуг: подобно яко бодрый и резвый конь учиняет седока прилежна и осторожна. Потому можно отчасти смотря на прилежность и бодрость или радение слуг признать, како правление котораго господина состоит и содержится. Ибо не напрасно пословица говорится, каков игумен, такова и братия. Младыя отроки должны всегда между собою говорить иностранным языки, дабы тем навыкнуть могли, а особливо когда им что тайное говорил, случится, чтоб слуги и служанки дознаться не могли и чтоб можно их от других не знающих болванов разпознать: ибо каждый купец, товар свой похваляя, продает как может. Когда кто меж своими слугами присмотрит одного мятежника и заговорщика (переговорщика), то вскоре такого надобно отослать. Ибо от одной овцы паршивой все стадо пострадать может, и нет того мерзостнее, как убогой, гордой, нахалливой и противной слуга, от чего и пословица зачалась: в нищенской гордости имеет диавол свою утеху. К оным, которые исправно служат, должно быть склонну и верну, и в делах их спомогать, защищать и их любить, пред другими повышать и договорную мзду исправно в прямый срок платить, то напротив того, ему больше счастия и благословения будет от бога и не даст причины, чтобы его порекали, как инако у них обычай делать. А особливо, когда кто их известную мзду задержит как некоторая в том мало совести имеют.

205


К источникам!

И никакое неполезное слово, или непотребная речь да не изыдеть из устен твоих. Всякой гнев, ярость, вражда, ссоры и злоба да отдалится от тебя. И  не приуготовляй никаких ссор: все, что делаешь, делай с прилежанием и рассуждением, то и похвален будешь. Когда ты верно обходисся, то и богу благоприятно, и так благополучно тебе будет. А ежели ты не верно поступаешь, то наказания божия не минуешь, ибо он видит все твои дела. Не  учись как  бы тебе людей обманывать, ибо сие зло богу противно, и тяжкой имаши за то дати ответ: не презирай старых или увечных людей, буди правдив во всех делах. Ибо нет злея порока в отроке, яко ложь, а от лжи рождается кража, а от кражи приходит веревка на шею. Не  выходи из дому твоего без ведома и воли родителей твоих, и начальников, и ежели ты послан будешь, то возвратись паки вскоре. Не  оболги никого ложно, ни из двора, ни во двор вестей не переноси. Не смотри на других людей, что они делают или как живут, ежели за кем какой порок усмотришь, берегись сам того. А  буде что у кого доброе усмотришь, то не постыдись сам тому следовать. Кто тебя наказует, тому благодари и почитай его за такова, которой тебе всякого добра желает. Где двое тайно между собою говорят, так не приступай, ибо подслушивание есть безстыдное невежество. Когда тебе что приказано будет сделать, то управь сам со всяким прилежанием, а отнюдь на своих добрых приятелей не надейся и ни на кого не уповай.

206


В КНИГЕ ИСПОЛЬЗОВАНЫ МАТЕРИАЛЫ ИЗ СЛЕДУЮЩИХ ИЗДАНИЙ: Российское законодательство X—XX вв.: В 9 т. Т. 4, 5. М.: Юридическая литература, 1987. Под стягом России: Сборник архивных документов. М.: Русская книга, 1992. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней / А.С. Орлов, В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина. М., 1999. Народное движение в России в эпоху Смуты начала XVII века. 1601 – 1608 гг. М. Наука, 2003. Восстание И. Болотникова. Документы и материалы. М., 1959. Дневник Марины Мнишек. М.: Дмитрий Буланин, 1995. Тихомиров М.Н. , Епифанов П.П. Соборное уложение 1649 года. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1961. Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы в трех томах. М., 1953. Крестьянская война под предводительством Степана Разина. Сборник документов. М., 1957. Письма и бумаги имп. Петра Великого. Т. IX. Вып. 1. М.—Л., 1950. Междуцарствие 1730 года в России и восшествие Анны Иоанновны на императорский престол // Законодательство императрицы Анны Иоанновны / Сост. и авт. вступ. статей В. А. Томсинов. М.: Зерцало, 2009. Екатерина Дашкова. Записки. 1743 – 1819. М.: Наука, 1985. Екатерина II. Сочинения / Сост. и примеч. В. К. Былинина и М. П. Одесского. М.: Современник, 1990. Екатерина II и Г. А. Потемкин. Личная переписка. 1769–1791. М.: Наука, 1997.

207



"Окно в Европу"