Page 1


Сара Рааш

СНЕГ

КАК ПЕПЕЛ


1

Б

локируй удар! — Какой? —  Мне нельзя подсказывать тебе. Ты сама должна следить за моими движениями! —  Тогда двигайся помедленнее! Мэзер закатывает глаза: —  Ты и врага попросишь двигаться помедленнее? Его раздражение вызывает у меня лишь усмешку, которая слетает с губ, когда я получаю тупым концом тренировочного меча под коленки. Я с глухим шлепком плюхаюсь спиной в пыль, а вылетевший из рук меч ис­ чезает в высокой траве. Рукопашная схватка всегда была моим слабым ме­ стом. И виноват в этом Генерал, не начинавший моего обучения, пока мне не исполнилось десять. Может, по­ упражнявшись с мечом чуть подольше, я бы сейчас смо­ гла отбить не каких‑то там три жалких удара. А может, никакие тренировки не способны изменить того, что при обращении с мечом я ощущаю неловкость, но страсть как обожаю бросать свой несущий смерть диск — шакрам. Ведение ближнего боя с предугадыванием движений 5


С НЕ Г К А К ПЕ ПЕ Л

противника и мельканием меча у лица никогда не было моей сильной стороной. Солнце пригревает кожу, в спину врезается довольно острый камень — я морщусь, таращась в небо. За по­ следнюю четверть часа я уже четырежды оказывалась на земле и любовалась стеблями колышущейся вокруг травы. Легкие горят, по лицу катится пот, так что я не спешу вставать и наслаждаюсь минутой покоя. Надо мной склоняется Мэзер. Надеюсь, румянец на моих мгновенно вспыхнувших щеках он припишет горячке боя. Неважно, сколько раз он опрокидывал меня наземь, — это ничуть не умаляет его красоты в моих гла­ зах. Красоты, которая причиняет мне почти физическую боль и от которой, застигни он меня врасплох, слабеют ноги. Его белые до плеч волосы стянуты бечевкой, а спе­ реди отпущена прядь. Мускулистая грудь, обтянутая ко­ жаными доспехами, не оставляет сомнений в том, что бо́льшую часть своей жизни Мэзер посвятил боевым тре­ нировкам; руки, защищенные наплечниками, жилисты и сухощавы. Бледная кожа лица и шеи усыпана веснуш­ ками — отпечаток палящего солнца Ранийских прерий. —  Выиграешь шесть схваток из одиннадцати? — с надеждой в голосе спрашивает Мэзер, будто и вправду верит, что у меня есть шанс его победить. —  О да, — выгибаю я бровь, — если наш ближний бой перейдет в дальний. Он тихо смеется. —  Мне строго наказали обучить тебя так, чтобы к возвращению Уильяма и остальных ты могла выиграть хотя бы один бой на мечах. 6


С А РА РА А Ш

Я прищуриваюсь, пытаясь подавить накатившую на меня тоску. Генерал отправился с миссией в коро­ левство Спринг*, взяв с собой Грира, Хенна и Дендеру, но оставив нас: Мэзера — будущего короля (готового выполнять миссии гораздо опаснее этой, так как он чуть ли не с рождения обучался боевому искусству), свою жену Элисон (напрочь лишенную боевых способ­ ностей), дюжего солдата Финна (одно из правил Гене­ рала: спину Мэзера всегда должен прикрывать умелый боец) и меня — застрявшую на стадии обучения сироту (которая, несмотря на шесть лет спарринг-тренировок, все еще «недостаточно хороша» для выполнения важных поручений). Мне уже не раз приходилось пользоваться своими навыками во время вылазок за провизией и давать от­ пор случайному солдату или возмущенному жителю одного из четырех королевств Гармонии. Но, организуя миссии в Спринг, приносящие пользу всему Винтеру**, а не только беженцам, Генерал всегда находит причину для того, чтобы не брать меня с собой: Спринг слишком опасен, миссия слишком важна, нельзя рисковать, дове­ рив ее исполнение девчонке-подростку. Наверное, закушенная губа или рассеянный взгляд выдают Мэзеру ход моих мыслей, и он тяжко вздыхает. —  Твои навыки совершенствуются, Мира. Уильям просто хочет быть уверен, что ты сможешь сражаться как в ближнем бою, так и в дальнем — как все осталь­ ные. По вполне понятным причинам. *  Spring (англ.) — весна. **  Winter (англ.) — зима.

7


С НЕ Г К А К ПЕ ПЕ Л

—  Я не настолько ужасна в рукопашной, — сверлю я его взглядом, — я просто не настолько хороша, как ты. Обмани Генерала. Скажи, что я наконец‑то тебя побе­ дила. Ты наш будущий король — он тебе доверяет! Мэзер качает головой: —  Прости, но я могу использовать свою силу только во благо. Он слегка кривится, и я не сразу осознаю, что в словах Мэзера неожиданно для него самого прозвучала ложь. На самом деле у него нет никакой силы. Он не владеет магией, и именно из‑за этого наша с ним жизнь пред­ ставляет собой постоянную борьбу. В повисшем между нами напряжении я сажусь и, чтобы занять себя чем‑то, растираю пальцами сорван­ ные травинки. —  Для чего бы ты использовал магию? — спрашиваю я так тихо, что мои слова едва слышны. —  Помимо подобной лжи ради тебя? Его голос спокоен, но, встав и повернувшись к нему, я вижу, что Мэзер напряжен, и мое сердце сжимается. —  Нет, — отвечаю я. — Если бы у Винтера был це­ лый магический накопитель — накопитель, который работал бы не только в руках королевы, но и в руках ко­ роля, — то для чего бы ты использовал магию? Эта мысль так часто крутилась у меня в голове, что слова с легкостью соскальзывают с языка. Мы упоми­ наем о винтерианском накопителе — медальоне, ко­ торый король Спринга Ангра-Манью сломал, когда шестнадцать лет назад уничтожил наше королевство, — только если разговор заходит о какой‑либо миссии. Это 8


С А РА РА А Ш

всегда что‑то вроде «Нам сообщили, что одна из поло­ винок медальона находится здесь» и никогда — «Если нам удастся собрать магический медальон, то как мы узнаем, работает ли он, если наш наследник престола — мужчина?». Мэзер взмахами меча срезает стебли травы, словно ведет свою личную войну с прерией. —  Не важно, для чего бы я хотел использовать ее, я не смогу заставить медальон работать. —  Конечно, важно, — хмурюсь я. — Добрые наме­ рения… —  Нет, — отрезает он, бросив на меня сердитый взгляд. Следующие за этим слова льются из него так ли­ хорадочно быстро, что я понимаю: ему тоже нужно вы­ сказаться. — Неважно, чего я хочу. Неважно, как умело возглавляю вас или как усиленно тренируюсь. Я ни­ когда не смогу вдохнуть жизнь в замерзшие поля, из­ лечить чуму или наделить силой солдат, что сделал бы, если бы мог использовать накопитель. Винтерианцы, наверное, предпочли бы иметь жестокую королеву, не­ жели короля с добрыми намерениями. С королевой они хотя бы могли надеяться на то, что однажды ее магия им поможет. Так что неважно, как бы я хотел исполь­ зовать магию, — главнокомандующих ценят за совер­ шенно другие заслуги. Мэзер тяжело дышит, сжав зубы. Он морщится, по­ нимая, что обнажил передо мной все свои страхи и сла­ бости. Прикусив щеку изнутри, я стараюсь не смотреть на то, как он вновь ожесточенно принимается крошить мечом траву. Я не должна была давить на него, но всегда 9


С НЕ Г К А К ПЕ ПЕ Л

в глубине души изнывала от желания поговорить и уз­ нать как можно больше о королевстве, которого никогда не видела. —  Прости, — тихо извиняюсь я, потирая шею. — С моей стороны было не очень разумно поднимать та­ кую щекотливую тему, когда ты вооружен. Мэзер пожимает плечами: —  Нет, мы должны об этом говорить. —  Ага, скажи это остальным, — фыркаю я. — Уно­ сятся на свои миссии, а потом возвращаются, истекая кровью, и заверяют: «В следующий раз у нас все полу­ чится — мы найдем одну половинку медальона, потом раздобудем другую, после чего вместе с союзниками подчиним Спринг и всех спасем». Как будто сделать это проще простого. А если все на самом деле так просто, то почему мы об этом почти не говорим? —  Потому что говорить об этом слишком больно, — отвечает Мэзер. Прямо и без обиняков. Это останавливает меня от дальнейшего развития темы. Я встречаю и удерживаю его взгляд: —  Когда‑нибудь это перестанет причинять нам боль. Мы, беженцы, постоянно говорим друг другу одну и ту же фразу: перед тем как отправиться с миссией, по­ сле возвращения раненых и пострадавших, когда стано­ вится только хуже и мы в ужасе жмемся друг к дружке: «Когда‑нибудь… у нас все будет хорошо». Мэзер прячет меч в ножны. Помедлив несколько се­ кунд, он подходит ко мне и кладет ладонь мне на плечо. Вздрогнув, я вскидываю на него глаза, и он тут же уби­ рает руку, осознав, что только что сделал. 10


С А РА РА А Ш

—  Когда‑нибудь, — хрипло соглашается он. Я внутренне трепещу, видя, как касавшиеся меня пальцы сжимаются в кулак и разжимаются. —  А сейчас нам нужно думать только о том, как вер­ нуть медальон, чтобы с его помощью воссоздать коро­ левство и собрать союзников для борьбы со Спрингом. Ах да, еще мы должны добиться того, чтобы на мечах ты сражалась не лежа, а стоя. —  Ха-ха-ха, ваше высочество, очень смешно! Мэзер морщится, и причиной тому титул, который я назвала. Который я должна называть, обращаясь к нему. Эти два слова — «ваше высочество» — удержи­ вают нас на надлежащем расстоянии друг от друга: меня, сироту на военном обучении, и его, нашего будущего короля. Пусть наше положение плачевно, пусть мы вме­ сте росли и воспитывались, пусть от одной его улыбки по моему телу проходит приятная дрожь — это ничего не меняет. Он — это он, а я — это я. И да, однажды он женится, но на благородной девушке, герцогине или принцессе, а не на девчонке, которую учит сражаться. Мэзер вновь обнажает меч. Я принимаюсь шарить в высокой золотистой траве в поисках своего выронен­ ного оружия. Я пытаюсь думать о поставленной передо мной задаче, а не о том, как Мэзер не сводит с меня взгляда. Наш лагерь разбит всего в нескольких шагах отсюда, блеклые коричневато-желтые палатки практи­ чески незаметны на просторе прерий. Такая маскировка плюс слухи о том, что Ранийские прерии опасны для путешествий, последние пять лет делали нашу жизнь безопасной в этом жалком подобии дома. 11


С НЕ Г К А К ПЕ ПЕ Л

Я замираю, устремив взгляд на лагерь и ощущая рас­ тущую на плечах невидимую тяжесть. Наш дом — или то, что мы им зовем, — всего пять убогих палаток и два загона: один для лошадей, другой для пары коров. Мы обустроились достаточно далеко от Спринга, чтобы нас не обнаружили, но достаточно близко для того, чтобы устраивать вылазки за всем необходимым. Ранийские прерии бесплодны, засушливы и жарки даже по мер­ кам знойного королевства Саммер* и потому пустуют, не присоединенные ни одним королевством Примории. У нас три года ушло на то, чтобы вырастить в саду гор­ стку чахлых овощей, что уж говорить об урожае, способ­ ном прокормить все королевство. Только магия может заставить эти земли плодоносить, но уйдет ее столько, что вряд ли игра стоит свеч. А любование закатом вы­ годы не приносит. Нам еды хватает, нас всего восемь. Восемь из двад­ цати пяти человек, которым удалось сбежать после паде­ ния Винтера. У меня сжимается сердце при мысли о тех, кто не выжил. Наше королевство было домом для сотни тысяч винтерианцев, и большинство из них вырезали во время вторжения воинов Спринга. Тех, кого не убили, увели в рабочие лагеря. Сколь мало их, заключенных в рабство, ни осталось, они стоят того, чтобы их спа­ сти. Эти люди — винтерианцы, частички былой нашей жизни, и они заслуживают — все мы заслуживаем — спокойной жизни, настоящего королевства. И как бы долго Генерал ни ограждал меня от опасных миссий, *  Summer (англ.) — лето.

12


С А РА РА А Ш

как бы часто я ни задавалась вопросом, достаточно ли будет найти медальон, чтобы одолеть врагов и освобо­ дить наше королевство, я в любой момент готова по­ мочь. Я уверена, Генерал прекрасно знает о полыхающей в моей крови самоотверженности и понимает, как отча­ янно я разделяю его желание вернуть Винтер. И одна­ жды он не сможет больше игнорировать меня. Как‑то раз, когда мне было двенадцать, мы с Генера­ лом наведались в одно из королевств Гармонии — Яким. Там, в переулке, нас окружили озлобленные мужчины. Они ругались, обзывая королевства Сезонов варвар­ скими и воинствующими. «Поскорей бы вы прикончили друг друга!» — плевались они, надеясь на развалинах наших королевств найти то, что потеряно по вине Сезо­ нов: приморийский источник магии, спрятанный в глу­ бокой расщелине, поверх которой стоят наши четыре королевства. —  Они правда хотят, чтобы мы убили друг друга? — спросила я Генерала после того, как мы от них сбежали. С одним из мужчин я дралась сама, однако гордость за это сменилась смущением и досадой, когда нам при­ шлось удирать, карабкаясь по стене. Где‑то в глубине земли, под королевствами Сезонов, пульсирует огромное магическое ядро, и в Кларинских горах когда‑то был к нему доступ. Под влиянием маги­ ческой силы оказались только четыре королевства Се­ зонов, что, естественно, сказалось на их окружающей среде, однако каждый правитель Примории, Гармонии и Сезонов — будь то король или королева — обладает частичкой собранной в накопители магии, которую 13


С НЕ Г К А К ПЕ ПЕ Л

они могут использовать во благо своих королевств. Че­ тыре королевства Гармонии ненавидят нас за то, что владеют всего лишь крупицей магии — магией, на­ копленной в таких предметах, как кинжал, медальон или кольцо. Ненавидят нас за то, что мы позволили обвалам скрыть расщелину, а времени — стереть ее местонахождение из нашей памяти. Они ненавидят нас за то, что, живя прямо на источнике магии, мы не раздираем свои королевства на части в попытках добраться до него. Генерал тогда остановился, присел, чтобы быть вровень со мной, и подхватил с обочины пригоршню снега. —  Королевства Гармонии завидуют нам, — загово­ рил он, глядя на тающие в ладони снежинки. — В нашем королевстве круглый год царит зима во всем великоле­ пии льда и снега, в то время как в их королевствах один за другим сменяются четыре времени года. Им прихо­ дится мириться и с неприятной слякотью, и с удушли­ вой жарой. — Он подмигнул мне и широко улыбнулся редкой задорной улыбкой, от которой у меня счастливо замирало сердце. — Нам стоит их пожалеть. Я поморщила нос, глядя на грязную жижу в его ла­ дони, но губы сами собой расплылись в улыбке. В это мгновение я, как никогда, почувствовала себя винтери­ анкой, членом своеобразного братства, занимающегося спасением нашего королевства, и наслаждалась возник­ шим между нами чувством товарищества. —  Я рада, что у нас круглый год зима, — сказала я. —  Я тоже, — отозвался он. 14


Улыбка сошла с его губ. Тогда я в первый раз почув­ ствовала — нет, осознала, — что Генерал увидел, как пылко я желаю помочь. Но сколько бы я ни доказывала ему свою готовность, он не снимает в отношении меня своих ограничений. Разумеется, я не бросаю попыток добиться своего. Мы ведь только и делаем, что «пытаемся»: выжить, выстоять и, несмотря ни на что, вернуть свое королевство. Я нашариваю в вытоптанной траве меч и, подняв его, хмурюсь при виде Мэзера, устремившего взгляд за мою спину. Его лицо непроницаемо — это идеально подходит монарху, но страшно раздражает в друге. —  Что там? — прослеживаю я его взгляд. В нашу сторону едут всадники, их силуэты на жаре размываются и плывут. Но на таком расстоянии отчет­ ливо видно их число — один, два, три, четыре. От облег­ чения у меня перехватывает дыхание. Они вернулись. Все. Они выжили.


2

О

ни здесь! — проносится мимо меня Мэзер. Подобрав юбки и бросив приготовление еды, из лагеря выбегает Элисон. Из палатки, подхва­ тив сумку с лекарствами, выскакивает Финн. Я бросаю меч и устремляюсь за Мэзером, не сводя глаз с при­ ближающихся фигур. Вон тот человек — это Генерал? Он как‑то странно заваливается в седле. Он ранен? Конечно, ранен! Двое из них проникли в окрестности столицы Спринга, Эйбрила, а двое других — в его мор­ ской порт, Лайнию. Не то чтобы в самую глубь коро­ левства, но все же в пределах области влияния Ангры. Миссии в этих землях никогда не обходятся без про­ литой крови. Мы с Мэзером добегаем до них первыми. Финн, не­ смотря на крупную комплекцию, обгоняет Элисон и тут же разбирает сумку с повязками и мазями. С ло­ шади обессиленно валится на землю Дендера. Белые, как у всех винтерианцев, волосы падают на ее лицо, закрывая легкие морщинки в уголках глаз и губ — ей около пятидесяти, как и Элисон. Пытаясь отдышаться, она прижимает руку к животу и поворачивается к сле­ зающему с коня Гриру. 16


С А РА РА А Ш

—  Нога, — выдыхает Дендера, указывая Финну на глубокую рану на бедре Грира. Грир в ответ отмахивается, показывая на нее саму: —  Ей хуже. Он глубоко и ровно дышит, уткнувшись лбом в седло. Его короткие волосы цвета слоновой кости слиплись от пота и крови. Он излучает неумолимую решимость браться за любое дело, любую миссию, и мы с легкостью забываем о том, что он старше нас всех. Хенн соскаль­ зывает с лошади рядом с Дендерой, забрасывает ее руку себе на плечи и помогает подняться. Он так бережно поддерживает ее, что мне кажется, будто я подгляды­ ваю за чем‑то интимным, и хочется смущенно отвести взгляд. Странно, что у меня возникло такое чувство. Мы все одинаково относимся друг к другу — скорее маленькая разношерстная армия под командованием Генерала, нежели семья. Интересно, если бы мы не на­ ходились в столь бедственном положении, захотели бы Хенн с Дендерой стать настоящей семьей? Все четверо покрыты ранами, перетянутыми повяз­ ками из разорванных рубашек. Повязки запятнаны буро-красным — высохшей и свежей кровью. Генерал — единственный, кто, спустившись с лошади, стоит прямо, неподвижно возвышаясь над всеми и бесстрастно глядя на нас. Я столько времени провела вместе с Мэзером, что давно должна была бы научиться невозмутимости. Но я застыла на месте, скованная волнением, не в силах сдвинуться, чтобы помочь Финну и Мэзеру. Я лихорадочно оглядываю каждую лошадь, каждую сумку. Они достали половинку медальона? 17


С НЕ Г К А К ПЕ ПЕ Л

—  Уильям! — Крик Элисон лишь на пару ударов серд­ца опережает ее саму. Она бросается к мужу, не ду­ мая о том, ранен он или нет. Генерал обхватывает ее худенькое тело руками и от­ рывает от земли, точно медведь, сжимающий тряпич­ ную куклу, — сила и власть рядом с хрупкостью и кро­ тостью. Они крепко обнимают друг друга, уязвимые в такой редкий момент проявления чувств. Генерал ставит жену на землю. —  Она в Лайнии. Ее привезли туда в день нашего отъезда. Финн опускает повязку, которую прижимал к ноге Грира. Мэзер, держащий у губ Дендеры бурдюк с во­ дой, поднимает взгляд. Я хватаю ртом жаркий тяжелый воздух. Голова идет кругом. С самого падения Винтера мы только и делаем, что ищем по всей Примории ме­ дальон, но лишь несколько раз получали зацепку, где будет находиться его половинка. Одну из них Ангра постоянно перемещает из городов Спринга в отдален­ ные поселения неподвластных королевствам земель Примории — подножие Пейзлийских гор, морские порты, — чтобы нам сложнее было вернуть обе поло­ винки медальона. Но теперь мы близки к нашей цели. Грудь распирает от возбуждения, которое, я знаю, сей­ час охватило нас и недавно охватывало их — до того как они были ранены. Генерал обязательно отправит кого‑нибудь за половинкой медальона. А отдохнувшие и бодрые солдаты — лучшие воины, поэтому он ни за что не пошлет на задание тех, кто только что вер­ нулся. Что означает… 18


С А РА РА А Ш

Я бросаюсь к Генералу. Окинув взглядом сначала Мэ­ зера, потом Финна, он объявляет: —  Вы вдвоем отправляетесь немедленно. —  Им понадобится помощь, — встаю я резко. — Я с ними! Генерал глядит на меня так, будто вообще забыл обо мне. Нахмурившись, он качает головой. —  Не сейчас. Мэзер, Финн, через пятнадцать минут вы должны быть готовы к отъезду. Собирайтесь. С болтающейся на плече сумкой Финн стремглав бе­ жит к лагерю. Ни на секунду не замешкался. Я смотрю на Генерала, сжав зубы. —  Я готова. И иду с ними. Взяв лошадь под уздцы, Генерал направляется к ла­ герю. Остальные следуют за ним — все, кроме спокойно наблюдающего за нами Мэзера. —  У меня нет времени на споры, — резко говорит Генерал. — Задание слишком опасно. —  Слишком опасно для меня, но не для нашего бу­ дущего короля? Он бросает на меня взгляд. —  Ты победила Мэзера в бою на мечах? Я кисло морщусь. Генерал все понимает по выраже­ нию моего лица. —  Вот поэтому это задание и слишком опасно для тебя. Мы так близки к цели, что не имеем права риско­ вать. Высокая трава хлещет по моим бедрам, сапоги с ка­ ждым шагом взметают грязь все выше. 19


Рааш С. Снег как пепел (отрывок)  

Книга «Снег как пепел»: - успешный дебют американской писательницы Сары Рааш; - хит продаж и бестселлер № 1 в жанре Young Adult; - Бестсе...

Рааш С. Снег как пепел (отрывок)  

Книга «Снег как пепел»: - успешный дебют американской писательницы Сары Рааш; - хит продаж и бестселлер № 1 в жанре Young Adult; - Бестсе...

Advertisement