Page 1


Сара Рааш

ИНЕЙ

КАК НОЧЬ


Дагу и Мэри Джо, которые не приносили столько хлопот, сколько Генерал и Ханна


1

Мира

В

се это так неправильно. Я прячусь в дверном проеме темницы и ощущаю происходящие в Вентралли изменения. Он будто ожидает пришествия бури. Но вместо того чтобы сражаться бок о бок с винтерианцами, я оставляю их, следуя за практически незнакомым мужчиной. Я понятия не имею, кто он на самом деле. Темницу никто не охраняет: все солдаты участвуют в государственном перевороте. В коридоре с левой и правой стороны от нас распахнуты двери в комнаты. Я могу незаметно наблюдать, что происходит внутри. Солдаты выстраивают придворных вдоль позолоченных стен. Слуги рыдают. Но больше всего пугают те, кто спокойно взирает на происходящее и ничего не предпринимает. Во все стороны, точно ножи, летят угрозы. Солдаты объявляют о свержении короля Джессе и о том, что теперь правительница Вентралли — его жена Раэлин. Королева наделена великой силой, которой могут 5


ИНЕ Й К А К НО ЧЬ

пользоваться абсолютно все, — силой, дарованной ей королем Спринга Ангрой. —  Он жив? —  Его магия сильнее той, что в накопителях? —  Он выжил благодаря ей? Эти вопросы оглушают меня не меньше пульса, стучащего в висках. —  Ангра помог вентраллианской королеве свергнуть короля. Он… — у меня дрогнул голос, — уже вовсю влияет на Корделл. Он захватил Отем и Винтер, убил саммерианского короля, но люди не боятся его, они проявляют интерес. Рарес, если это его настоящее имя, смотрит на меня. —  Ангра скрывался целых три месяца и все это время планировал завоевание мира. Его появление не такое внезапное, как кажется, — отзывается он. — И кому как не тебе знать, что магия всегда вызывала у людей интерес и любопытство. —  Кому как не мне? — выдавливаю я. — Что ты хочешь сказать? —  Ты правда хочешь поговорить об этом сейчас? — прищуривается Рарес. — Я бы предпочел сначала уйти отсюда. До нас доносятся крики солдат и звон мечей. Не дожидаясь моего ответа, Рарес направляется в коридор, и мне лишь остается последовать за ним. Почему я иду за этим таинственным человеком? Я ведь должна вызволять с Мэзером винтерианцев и готовить план освобождения моего королевства. Или 6


С А РА РА А Ш

спасать Кэридвен, находящуюся в плену у Раэлин. Или искать способ вызволить Терона из заточения Распада. Погруженная в тревожные мысли, я сбиваюсь с шага. Я подозревала, что смерть Ангры — это уловка, но даже вообразить не могла, что он настолько силен. Он наделяет магией людей, которые не обладают накопителями. Я не учла того, что его сила подпитывается Распадом, который возник в те времена, когда магия не была привязана к королевским родам. Проходя по коридорам, я вижу кругом влияние Распада. Свет и краски, так поразившие меня по прибытии в Вентралли, померкли. Во дворце Донати теперь, как и в Спринге, царит полумрак. У солдат напряженные и злые лица. Придворные жмутся друг к дружке, трясясь от страха и глядя на завоевателей полными ужаса глазами. Никто не сопротивляется, не угрожает расплатой и не пытается сражаться с солдатами. Это дело рук Ангры. Все выглядит так, будто он наделяет магией только своих приспешников. Как, например, Раэлин, которая с помощью Распада убила саммерианского короля. Но сознание толпящихся в коридорах людей затуманено чужой силой. Их словно опоили скверным вином. Под влиянием магии Ангры люди слабеют духом и способны уступить своим самым порочным желаниям. «Как его остановить? Как спасти…» Сердце замирает. 7


ИНЕ Й К А К НО ЧЬ

Совсем недавно я бежала с Леканом и Коналлом по улицам Ринтиро. Я думала о том, как удержать Кэридвен от убийства ее собственного брата, как сформировать союз с Вентралли и как найти орден Искупителей или ключи, как не позволить Корделлу открыть магический источник. Тогда я задавала тот же самый вопрос, который мучает меня сейчас: «Как мне спасти всех?» И ответ магии поразил меня. Спасти всех можно, если пожертвовать королевским накопителем и вернуть его источнику магии. Но накопитель Винтера — я сама. Живой человек. Рарес толкает меня за декоративное дерево. Мгновение, — и из ближайшей комнаты выходят солдаты. —  Не сейчас, — шепчет он. Лезет в вырез своей рубашки и вытаскивает оттуда висящий на цепочке ключ — последний ключ к источнику магии в Тадильском руднике. — Ты нашла меня. Нашла орден Искупителей. Мы поможем тебе победить Ангру. Но сначала давай выберемся отсюда живыми. Как он узнал, о чем я думаю? Я поступаю правильно: без помощи ордена мне с Ангрой не справиться. Я научусь управлять своей магией точно так же, как Ангра управляет своей. Я смогу уничтожить Ангру и Распад. Или же искореню всю существующую магию единственным известным мне способом. Рарес выводит меня в опустевшую кухню, заставленную массивными деревянными столами. На огне 8


С А РА РА А Ш

жарится мясо. Слуги побросали дела и спрятались. Рарес достает бурдюк и заполняет его водой из насоса в углу. —  Кто ты? — спрашиваю я. Он указывает на ножи, разложенные на кухонной стойке. — Вооружись. —  Кухонными ножами? —  Нож — это тот же клинок. Кровь им можно пустить не хуже кинжала. Нахмурившись, я засовываю несколько ножей за пояс. На спине болтается пустой чехол — мой шакрам остался в бальном зале. В груди Гарригана. Я впиваюсь пальцами в край стойки. На мое плечо опускается ладонь, и я поднимаю глаза. —  Меня зовут Рарес. Тут я не лукавил. Рарес Албескью, глава ордена Искупителей. Он смотрит за мое плечо — на кухонную дверь, ведущую во дворец. Звуки доносящихся оттуда шагов становятся все громче. Времени на объяснения нет, нам надо бежать. —  Я все тебе расскажу, — обещает Рарес. — Но сначала нам нужно добраться до Пейзли. Там будет безопасно. Ангра не посмеет преследовать нас там. —  Почему? Что ты планируешь?.. Почему это… Рарес сжимает мое плечо, и я умолкаю. —  Доверьтесь мне, ваше величество. Я должен много чего показать, но только в Пейзли смогу это 9


ИНЕ Й К А К НО ЧЬ

сделать без опаски. Обещаю, я расскажу все, как только смогу. —  Мира, — поправляю я его. Если уж я ради всеобщего блага буду рисковать жизнью, то пусть ко мне обращаются так, как мне того хочется. Рарес улыбается: — Мира. Мы идем к другой кухонной двери — той, которая выходит в сад. Рарес выскальзывает на улицу, а я медлю, снова почувствовав угрызения совести. Такое ощущение, будто я сбегаю. Рарес оборачивается. —  Ты не можешь спасти всех, оставшись. Мне уже говорили это раньше: «Ты не можешь спасти всех. Винтер превыше всего». И громче всех это говорил Генерал. Меня охватывает печаль. Мэзер рассказал мне о смерти Элисон, но ни словом не обмолвился о Генерале. Уильям пережил нападение корделлианцев на Дженьюри? Что стало с Винтером? В каком состоянии мое королевство? Мысль о смерти Генерала невыносима. Он должен был выжить! И если он жив, то сделает все возможное, чтобы спасти Винтер. Я повторяю про себя слова Рареса. Почему я сравниваю его с Генералом? Они ведь такие разные. Глаза у Рареса больше, кожа темнее, все руки покрыты шрамами от сражений. Но что самое важное — я вижу в нем те качества, какие никогда не 10


С А РА РА А Ш

обнаруживала в Генерале. Всего одно слово, добавленное им, полностью изменило значение привычной мне фразы. «Ты не можешь спасти всех, оставшись». Это не приговор. Это возможность. —  Кто ты? — выдыхаю я. —  Тот, кто очень долго ждал тебя, душа моя, — улыбается Рарес. *** Дворец остается позади, и вскоре тишину туманного сумрака пронзает звук трубящего рога. Обнаружили мое исчезновение. А значит, нашли прикованного к стене темницы Терона, Мэзера и остальных… Нет. Мэзер не допустит, чтобы с винтерианцами случилась беда. Не потому, что я приказала их спасти, а потому, что он защитник по природе. Хоть Мэзер и потерял трон, в душе он все равно остался правителем. Предвестники Расцвета безоговорочно доверяют ему, а подобное доверие может завоевать только прирожденный лидер. Он единственный из тех, кого я знаю, способен самостоятельно найти выход из любой трудной ситуации. «А как же Терон?» Я спотыкаюсь. Мы с Раресом выбегаем из города и скрываемся в густом лесу, окаймляющем Ринтиро с севера. Этот вопрос задала не я. Он прозвучал как… Я резко останавливаюсь. Рарес успевает отбежать на 11


ИНЕ Й К А К НО ЧЬ

несколько шагов, прежде чем заметить это. Голос в голове держит меня в плену, и я сжимаю пальцами виски. «Какая страшная участь — быть частью одной и той же магии, правда? Если бы только ты была сильнее». Окружающий меня мир расплывается. Перед глазами стоит лицо Ангры. —  Нет! — кричу я и падаю. Колени упираются во влажную землю. Ангра слышал мои мысли, когда мы находились рядом, но сейчас он далеко. Как он может говорить со мной? Я должна была его остановить… «Но ты не можешь меня остановить, так ведь, светлейшая? Мои солдаты идут за тобой. С Винтером покончено. Пришло время Спринга». Я с трудом выговариваю одно единственное слово: «Почему?» Я уже задавала этот вопрос во дворце Донати, посреди резни, учиненной Ангрой: король Саммера, Ноум, Гарриган... Тогда я узнала, почему Ангра хочет разрушить рудники Винтера. Чистая магия накопителя способна противостоять Распаду. Поэтому Ангра захватил Винтер. Поэтому не давал никому приблизиться к рудникам. «Ради чего все это?..» Из-за развязанной Ангрой войны погибли мои друзья. Из-за нее мое королевство было разрушено. Из-за нее я всю жизнь спасаюсь бегством. Но я все еще не знаю, чего хочет Ангра. 12


С А РА РА А Ш

На мои пальцы, сжимающие виски, ложатся чужие ладони. Я открываю глаза. По рукам струится магия — прохладная, чистая, сильная. Страх сменяется потрясением: Рарес вливает в меня свою магию. Его лицо напряжено, на лбу выступили капельки пота. —  Борись с ним! Сердцем я понимаю, что не должна подчиняться магии Рареса, но всей душой жажду этого. «Борись!» — велю я себе, открываясь предложенной Раресом помощи. Удар, — и меня отбрасывает назад. Я плашмя падаю на землю, в голове стоит такой звон, будто кто‑то запихнул в нее колокол. Я вижу, что Рарес одними губами произносит мое имя. —  Ты… — еле выговариваю я. — Что ты?.. Меня чуть не выворачивает наизнанку. Рарес вновь кладет свою ладонь поверх моей. Я прожигаю его взглядом, хотя глаза заволакивает багровой пеленой. «Теперь отдохни, — произносит его голос в моей голове. — Отдохни. Доверься мне». «Довериться тебе? Что ты сделал? Ты мне ничего не рассказываешь!» Я пытаюсь сопротивляться, но медленно впадаю в беспамятство. В полудреме ощущаю, что Рарес поднимает меня на руки и несет через лес. «Ты похож на Генерала больше, чем мне казалось», — успеваю подумать перед тем, как погрузиться во тьму.


2

Мэзер

О

на ушла. Мэзер изо всех сил налег на засов. Тот со скрипом поднялся, и дверь в камеру распахнулась. Первым с кулаками наготове вылетел Фил, за ним все остальные. Однако Мэзер не стал терять время на раздачу приказов и поспешил освободить Дендеру, Нессу и Коналла. Крики закрытого в камере Терона в любой момент привлекут внимание солдат… а Мира оставила их. —  Нужно выбираться отсюда, — не обращаясь ни к кому конкретно, сказал он, развернулся к лестнице и замешкался. Если у темницы стоит охрана, то очень быстро они сно­ва окажутся в камерах. Может быть, есть другой путь? —  Мы можем разделиться, — выступил вперед Фил. — Часть из нас пойдет наверх, остальные — в глубь темницы искать другой выход. —  Или вы можете последовать за мной, — раздался еще один голос. 14


С А РА РА А Ш

События этого дня настолько выморозили Мэзера изнутри, что он не чувствовал ничего, кроме готовности убивать. Он прыгнул в сторону голоса и потянулся за мечом, позабыв, что оружие у него отобрали. У него остался лишь накопитель Корделла. Пальцы Мэзера коснулись драгоценного кинжала, засунутого за пояс, рот искривился при воспоминании о том, как небрежно отбросил его в сторону Терон. С каким бы удовольствием Мэзер замарал кровью красивый корделлианский клинок! В середине прохода, сцепив руки, стояла женщина. Ее платье отливало серебром, точно начищенные доспехи, лицо скрывала маска. —  Если, разумеется, хотите жить, — добавила она и властно вздернула подбородок. —  Вы вентраллианка, — заметил Мэзер, подойдя почти вплотную. — С чего нам вам доверять? Женщина фыркнула. —  Можно подумать, у вас есть выбор. —  Вы — герцогиня Бриджит, мать короля! — воскликнула Дендера. — Я видела вас с Раэлин. Бриджит закатила глаза. —  Если я поддержала государственный переворот, то с чего мне тогда спускаться сюда… — она сморщила нос и повела головой, — без охраны? Выбирайте сами: или я потчую вас объяснениями здесь, или вы следуете за мной. Мне лично абсолютно все равно, выживете вы или умрете. Но, кажется, вы можете быть полезны, так что решайте быстрее. 15


ИНЕ Й К А К НО ЧЬ

Загремела дверь, ведущая в темницу. Кто‑то, в конце концов, услышал крики Терона. Мэзер шагнул к Бриджит. Она приняла это как согласие, развернулась на каблуках и поспешила по коридору, сверкая серебристым платьем. Остальные без вопросов последовали за Мэзером, ведь у них действительно не было выбора. Будучи узниками Ангры, они не смогут освободить свое королевство. Как много открылось тайн. Корделл захватил Винтер, Терон пошел против Миры, вентраллианская королева устроила государственный переворот. Можно ли доверять мужчине, с которым ушла Мира? Нужно поскорее выбраться отсюда и убедиться, что с ней все в порядке. Бриджит свернула в камеру справа. Мэзер помедлил всего лишь мгновение, давая глазам привыкнуть к темноте. Если старая карга завела их в ловушку… В задней части камеры была приоткрыта дверь. Если ее закрыть, она полностью сольется со стеной. —  Закройте за собой дверь, — велела Бриджит и вышла. —  Холлис, — прошептал Мэзер. — Прикрой всех. Будь начеку. Холлис отошел назад, пропуская остальных вперед. Мэзер последовал за Бриджит. Камень заглушал почти все звуки, в отдалении лишь слегка постукивали каблуки: герцогиня поднималась по ступеням. Лестница! Мэзер метнулся за женщиной, желая увеличить расстояние между ним и винтерианцами на 16


С А РА РА А Ш

случай, если наверху их поджидает западня. Тогда он сможет предупредить друзей и дать им время повернуть назад. Все случилось так внезапно: появление незнакомого мужчины; неожиданное доверие Миры к нему и ее отчаянная просьба освободить всех. Мэзер согласился только потому, что давно не видел ее такой — пугающей, прекрасной и неистовой, как снежная буря. Лестница привела на небольшую площадку. А та — к еще одной, наверху которой остановилась Бриджит. Тихо звякнули ключи. Мэзер держался в нескольких шагах от Бриджит, готовый встретиться с солдатами или с самим Ангрой. Вглядываясь во тьму, он сжимал и разжимал кулаки. Он был свидетелем смерти Ангры. Собственноручно сломал его накопитель и видел, как тело тирана испарилось. Так к чему же на самом деле привело уничтожение накопителя? Бриджит открыла дверь. Мэзер не спешил, давая глазам привыкнуть к желтому свету, озарившему небольшую часть комнаты за дверью: густой алый ковер, низенький столик из красного дерева, синие стены. Ни одного солдата. Бриджит зашла внутрь, и секундой позже в комнату вошел Мэзер. —  Бабушка! — раздался детский голос. Они очутились в спальне, обставленной мебелью из красного дерева: столом, креслами, широкой кроватью и шкафами. Последние стояли между огромными 17


ИНЕ Й К А К НО ЧЬ

гобеленами, высотой от пола до потолка. Дверь, в которую они вошли, располагалась за одним из таких гобеленов. Еще две двери — ничем не скрытые — находились в разных концах комнаты. Бриджит была матерью Джессе Донати, короля Вентралли. Короля, который во время свержения показал себя и разгневанным, и слабым беспомощным монархом. В большей степени беспомощным. Он сидел сейчас перед Мэзером в мягком кресле, держа на коленях мальчика. За креслом, вцепившись в руку короля, пряталась девочка. Еще одна девочка, ненамного старше сестры и брата, вышла вперед. —  Бабушка, — повторила она. Из-под кружева ее маски скатились слезинки. Бриджит погладила девочку по темным локонам и оглянулась на Мэзера. —  Я помогу вам уйти, но вы возьмете с собой моего сына и внуков. Король Вентралли поднялся. Прячущаяся за ним дочь тут же вцепилась в его ногу, а годовалый малыш в маленькой зеленой маске воззрился на Мэзера большими спокойными глазами. Рядом встал Фил, и Мэзер почувствовал за спиной остальных друзей. За то время, что они тайно тренировались в Дженьюри, он изучил их повадки как свои собственные. Ему не нужно было оборачиваться, чтобы знать, что пальцы Трейса нервно подергиваются, сжимая пустые ножны, Эли сердито выпятил подбородок. 18


С А РА РА А Ш

Готовый броситься на помощь Кифер держится позади всех, внимательно наблюдая за происходящим, а тихие Холлис и Фидж застыли сбоку. Мэзер обернулся, чтобы посмотреть на Дендеру, Коналла и Нессу. Дендера обнимала Нессу, Коналл стоял настороже с каменным и посеревшим лицом. Его брата убили так же неожиданно, как Элисон. Мэзер отвернулся. Нельзя сейчас предаваться горестным мыслям. —  Мама, — произнес Джессе. Даже маска не скрывала его изумления. — Кто… —  Мы договорились? — спросила Бриджит у Мэзера. —  Вы спасаете нас? — он сузил глаза. С детьми он никогда не имел дела, но понимал, что вывести их из дворца будет практически невозможно. Кто‑то из их группы выступил вперед. Мэзер ожидал увидеть Дендеру, но, повернувшись, удивленно моргнул. К Бриджит вышла Несса. —  Конечно, договорились. Мэзер и сам собирался согласиться. Они в любом случае не оставят здесь беззащитных детей. Его поразило другое — с какой непринужденностью Несса опустилась на колени перед старшей девочкой. —  Привет, — сказала она. — Я Несса. А это мой брат Коналл. Коналл удивленно уставился на сестру, но все же смог сделать легкий поклон. 19


ИНЕ Й К А К НО ЧЬ

—  Мелания, — представилась девочка, с трудом выговорив «л». Улыбка, которой ее одарила Несса, была невероятно нежна для девушки, в чьих глазах плескалось отчаяние. —  Что ж, Мелания, не откажешься отправиться с нами в путешествие? Девочка посмотрела на бабушку. Бриджит ободряюще улыбнулась внучке, и Мелания вложила свои пальчики в протянутую ладонь Нессы. После этого все закрутилось. Бриджит повытаскивала из шкафов одеяла и другие пожитки. Дендера и, что удивительно, тихий Холлис принялись убеждать двух других детей отправиться в «путешествие». Все суетились, и лишь король Вентралли неподвижно стоял посреди поднявшейся суматохи. Он больше не держал сына — мальчик прижался к Холлису, — он глядел в пол, стиснув зубы. —  Я должен пойти за ней, — внезапно сказал Джессе, эхом вторя навязчивым мыслям Мэзера. Мэзер взял себе из скудного вооружения кинжал. Он не знал, что ответить королю. Никто больше не сказал ни слова. —  Твоя жена приняла сторону Ангры, — начал он. — Освобождая ее… —  Мне плевать на Раэлин, — рявкнул Джессе. Бриджит, услышав его, перестала сворачивать одеяло. —  Нет. Я не позволю тебе погибнуть из‑за… 20


С А РА РА А Ш

—  Из-за кого? — резко развернулся к матери Джессе. — Как только ты ее не называла за эти годы — никчемной, опасной… шлюхой. Но, похоже, Раэлин гораздо больше соответствует твоим оскорблениям. Так что не смей говорить, что не позволишь мне вызволить Кэридвен. К концу его речи в комнате воцарилась гробовая тишина. Прозвучавшее имя разбередило душу, напомнив Мэзеру о прощальных словах Миры. Она просила его спасти Кэридвен. Почему вентраллианский король тоже озабочен судьбой саммерианской принцессы? Ответ Мэзер прочел на лице Джессе. Бриджит поджала губы. Она ни слова не проронила, следя за тем, как ее сын снимает темно-зеленую маску. —  Я не уйду, пока не разломаю эту маску и не спасу Кэридвен. Мэзер нахмурился. —  Пока не разломаешь маску? Король ответил так, будто множество раз повторял эти слова про себя: —  Это акт окончательного разрыва с человеком. Ломая перед ним маску, ты даешь понять, что сыт им по горло и не боишься показать свое истинное лицо. Ты никогда его больше не увидишь, поэтому твои тайны в руках этого человека ничего не значат. Мэзер кивнул. По правде говоря, не имело никакого значения, что именно собирается делать король. Если Джессе намеревается противостоять жене и спасать Кэридвен, Мэзер пойдет за ним — особенно если это 21


ИНЕ Й К А К НО ЧЬ

означает, что тем самым он выполнит задачу, порученную ему Мирой. —  Все остальные должны уходить, пока это еще возможно, — обратился Мэзер к винтерианцам. — Я пойду с королем. Мне тоже нужно кое‑что сделать. —  Ты тоже нас оставляешь? — ощетинился Кифер. Но вперед выступил Фил: —  Он пойдет за нашей королевой. Мэзер коротко склонил голову. Он ожидал дальнейших возражений, но все молчали. Даже Кифер больше не возмущался. Все осознавали серьезность положения Миры. Она последовала за человеком, которого никто из присутствующих не знал, и в это самое мгновение могла сражаться за свою жизнь… К счастью, молчание прервала Дендера: —  Верни ее. Мы же… — она кивнула на его друзей, Нессу и Коналла, — уведем детей в безопасное место. А что потом? Мэзер не задал этого вопроса вслух, потому что прекрасно знал ответ. Им придется иметь дело с корделлианцами, которые захватили Винтер, с кошмаром, в который Ангра ввергает мир. И вернувшаяся Мира попадет в самый эпицентр борьбы. Но она королева. Она — его королева. Каких бы действий она ни потребовала от Винтера в назревающей войне, он подчинится. Он никогда больше не оставит ее в одиночестве, с чем бы она ни столкнулась. Дендера повернулась к Бриджит. —  Как мы уйдем? 22


Рааш С. Иней как ночь (отрывок)  

Заключительная часть трилогии о Королевстве Винтер. Мира давно поняла, что магия — это зло. Она разрушает, если ты слаб. И если ей придется...

Рааш С. Иней как ночь (отрывок)  

Заключительная часть трилогии о Королевстве Винтер. Мира давно поняла, что магия — это зло. Она разрушает, если ты слаб. И если ей придется...

Advertisement