Issuu on Google+


Содержание РОМАН С КАШЕМИРОМ

КЛ У Б

Виктория Саава

«Я, ты, он, она»

6

12

ДИЗАЙНЕР

АКЦЕНТЫ

Туллио Марани

Оттенки осени

20

26

ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Архстояние

30

С Е М Ь Я П О - И ТА Л Ь Я Н С К И

Лорена Антониацци, Джанлука Мирабасси

38

КЛ У Б

ПОРТРЕТ

Родня

Элеонора. Небо. Самолет

44

48


Кашемир и шелК

www.cashmere.ru

пилотный номер, осень–зима 2012 / 2013

Тренды осеньзима 2012 /2013

Журнал « Кашемир и Шелк » Координаты для обратной связи: Телефон: +7 (499) 136–55–11, телефон/факс: +7 (495) 786–80–90, info@cashmere.ru Свободное распространение во всех магазинах сети « Кашемир и шелк »

п и л от н ы й н о м е р, о с е н ь–з и м а 2012 / 2013

БРУНЕЛЛО КУЧИНЕЛЛИ

Хранитель

Все права защищены

ЛОРЕНА АНТОНИАЦЦИ, ДжАНЛУКА МИРАБАССИ

Семья по-итальянски ТУЛЛИО МАРАНИ

Мечтать, создавать, любить

ВИКТОРИЯ СААВА

Роман с кашемиром

Наши новости на www.cashmere.ru и на facebook.com

П утешествие

ТЕНДЕНЦИИ

Умбрия

Casual dandy Верхняя одежда

56

62

Х РА Н И Т Е Л Ь

ТЕНДЕНЦИИ

Брунелло Кучинелли

Подлинный шик Драгоценные полутона

66

74

И скусство

Я вление

Арт-досье

Заколдованный лес Светский выезд

78

84

FRESH

ТОЧКА НА КАРТЕ

Флагманы сезона

Адреса «Кашемир и Шелк»

100

102


6

© Валерий Кацуба

PRO

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012


P RO

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Виктория Саава

7

Роман с кашемиром «Идея работать с кашемиром пришла мне в голову в 1996 году. И первый наш магазин появился очень скоро — весной 1997-го. На тот момент никто в наше будущее всерьез не верил. Меня считали авантюристкой. История показала другое».

Кашемир появился в самом раннем моем детстве. А родилась я в Иркутской области, где о кашемире знали гораздо больше, чем в центральной России. Ведь это — земля, прильнувшая к Монголии. А Монголия — страна, где как раз и выращивают волшебных кашемировых коз. Отчего именно там? Благодаря уникальным климатическим условиям местные козы имеют то самое качество пуха, которое необходимо для производства кашемира. В детстве бабушка подарила мне кофту, необычно мягкую на ощупь. Тогда я не знала, что она из кашемира, просто она была очень удобная, нежная и любимая. Я и не задумывалась, из какого материала она сделана. Позже, в Москве, я встретила кашемир вновь. Это были вещи, представленные некоей компанией, имевшей дело с кашемиром, но решительно не знавшей, что именно с ним делать. Речь идет о марке Brunello Cucinelli, которую тогда в мире знали очень немногие. С того момента и началось мое знакомство с итальянским кашемиром. Хорошо помню день нашей первой встречи с Брунелло Кучинелли — 17 февраля 1997 года. Мое появление вызвало у него только одно — улыбку! Это и неудивительно: как и многие русские предприниматели за границей, в то время мы не знали законов мира fashion и формата общения. Да и я сама тогда выглядела в глазах искушенных итальянцев этаким недора­зумением — ни кола, ни двора, ни самого захудалого магазина. Одно коротенькое платьице в цветочек... Но все это не помешало мне самоуверенно заявить: хочу продавать ваши коллекции! Ответ был вполне лаконичен: ступай в магазин и покупай! И тогда я купила свои первые 23 вещи этой марки.


PRO

8

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Когда люди приходили к нам в магазин и впервые видели цены, они ужасались: «Как дорого! Вы что, сумасшедшие?!» Да, реакция на высокую стоимость качественного кашемира в ту пору в Москве была откровенно агрессивно-негативной. Но, как видите, нас она не смутила. И жизнь показала, что мы оказались правы. С самого начала главным правилом для наших продавцов было ни в коем случае не «впаривать» клиентам наши вещи. Я не уставала повторять: «Просто предложите покупателю один раз их примерить. После этого, уверена, он сам непременно придет к нам вновь. Почему? Да потому что ничего лучшего уже не найдет». И это правда, наш кашемир становился для клиентов своего рода наркотиком. Вот еще что интересно. Первые месяцы своей жизни наш магазин назывался иначе, чем сейчас: «Fashion World». Но вдруг однажды, случайно, я услышала в кафе разговор двух девушек: «Слушай, пойдем в „Кашемир“!» В тот миг я поняла: лучшего названия нам не найти! Это как тропинка, которую протаптывают сами люди, обходя неудобную дорогу. А поскольку я больше всего люблю сочетание кашемира с шелком, 70% кашемира и 30% шелка, то решено было все наши магазины назвать «Кашемир и Шелк». Вот с этого-то момента и началась наша настоящая история. В первый

Оттавио Миссони-младший, Виктория Саава, Витторио Миссони на открытии монобренда Missoni, Москва

же год у нас собралось не менее 15 итальянских брендов. Главным образом из Умбрии. Именно в этой провинции Италии исторически производится большая часть трикотажа из кашемира. На первый взгляд, вся эта история — случайность. Но, так или иначе, эта «случайность» имела самые «неслучайные» последствия. Случайно вроде бы появились тогда и надежные русские партнеры, очень хорошие люди. Тогда они дали мне впервые почувствовать, что наконец-то я не одна. Это было тем более неожиданно, что на тот момент никто в наше будущее всерьез не верил. Меня считали авантюристкой. Второй магазин открылся в феврале 1998 года. Как это произошло? Одна наша клиентка сказала: «Я управляю торговым центром, и ездить к вам мне далековато. Не хотите ли открыть второй магазин прямо у меня?» И я ответила — да. Третий магазин открылся в июне того же года. Время, сами понимаете, было нелегкое. Но благодаря тому, что тогда у нас уже сложился фанатично преданный коллектив и не менее преданный круг клиентов, через

С Брунелло Кучинелли и его женой Федерикой на приеме в честь открытия одноименного монобренда в Столешниковом переулке

Кашемир появился еще в моем детстве… Родилась я в Иркутской области, это земля, прильнувшая к Монголии. А Монголия — страна, где как раз и выращивают волшебных кашемировых коз.


PRO

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

9

В новом мужском магазине на Большой Конюшенной, СанктПетербург. © Валерий Кацуба

кризис мы прошли довольно успешно. Выжили. Отчасти помог мне в этом мой детский опыт — та самая история про мою «монгольскую» кофточку. Тот, кто в кризис уже не смог покупать кашемир из Италии, стал покупать монгольский. Весной 1999-го мы смогли открыть еще два магазина. С этогото момента и начался период нашего подлинного «взросления». Когда мы стали по-настоящему «взрослыми»? Я этого так бы и не заметила, если б мне не растолковали партнеры-итальянцы. Сами мы, находясь внутри процесса и постоянно ощущая себя на бегу, даже не подозревали, что сделали уже нечто серьезное, «настоящее». Однажды владелец дружественной нам итальянской компании передал мнение другого своего влиятельного коллеги о наших магазинах, назвав их «лучшим выбором кашемирового продукта в мире». И тут вдруг я поняла: надо же, а ведь нас оценили! Стало быть, есть за что. Ну и, наконец, скажу о том, о чем мы задумывались все эти годы — о клиентах нашей компании, существующих и потенциальных. Разумеется, Женский магазин «Кашемир и Шелк» в Екатеринбурге

большинство из нас — люди взрослые, выросшие еще в советскую эпоху. Да, в отношении мировой моды мы долгие годы испытывали голод, чувствовали себя безнадежными провинциалами. И подобные комплексы, в свою очередь, не могли не отразиться на наших вкусах и потребностях. Это как кислородное голодание. Когда мы испытываем его, немедленно начинаем задыхаться и, жадно разе­вая рты, глотать воздух. А дальше? Мы надышались, выдохнули, наша истерика прошла, а дыхание постепенно настроилось на естественный ритм. Вот так и с модой. Первый приступ истеричного потребительства русских уже прошел. Пришло время осмысленного, расчетливого, рационального выбора. И еще, хочу поблагодарить людей, с которыми довелось работать все это время. Это наши итальянские партнеры, коллеги, с которыми мы уже успели сродниться, и, конечно же, наши клиенты. Я счастлива, что наша команда «Кашемир и Шелк» добавляет в жизнь наших клиентов красоту и комфорт. Спасибо!


12

Клуб

Виолетта Турченюк Возглавляет финансовую службу в крупном автомобильном холдинге Кроме того, она оказывает юридические и аудиторские услуги. Вио­ летта много занимается йогой, кунг-фу и медитацией. Платье, бусы Brunello Cucinelli

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012


Кашемир ии Шелк, Шелк, пилотный № 1, 2012 номер, 2012

КЛ У Б

Я, ты, он, она

Казалось бы, у них все разное: профессии, семьи, увлечения. Общее только одно: любовь к жизни в самых разных ее проявлениях. И — «Кашемир и Шелк»… Фотограф Петр Титаренко Стилисты: Светлана Кондратенко, Владимир Серов Визаж и прически: Динара / The Agent

13


14

Клуб

Антон Борисенко банкир

Инна Вавилова юрист, управляющий партнер консультационной группы « Прайм Эдвайс », управляющий партнер адвокатского бюро « Прайм Эдвайс Санкт- Петербург » Главное увлечение Инны и Антона — их работа. Кроме того, они любят хорошие книги и очень ценят время, которое могут провести вдвоем или со своими близкими друзьями. На Антоне: рубашка, галстук, кардиган, брюки — все Brunello Cucinelli На Инне: юбка, рубашка, палантин, бусы — все Brunello Cucinelli

14


16

Клуб

Екатерина Миришова юрист, директор по приобретению инвестиционных проектов ЗАО « ЮИТ  Санкт- Петербург » Любит путешествовать, называя это «переклеивать обои». Путешествие для нее — неиссякаемый источник новых эмоций, возможность радикально поменять обстановку, узнать иные культуры и новых людей… Кроме того, она пишет картины и много лет увлекается горными лыжами. Платье Agnona, жакет Cividini, бусы, браслет Henry Beguelin

Кашемир и Шелк, Кашемир пилотный и Шелк, номер, № 1, 2012


Кашемир и Шелк, и Шелк, №  пилотный 1, 2012 номер, 2012

КЛ У Б

Светлана Пуляева домохозяйка Люби­мое дело Светланы — дизайн интерьеров. Водолазка, жилет Missoni, бусы  Piazza Sempione, брюки Agnona

17


18

Клуб

Александр Козаченко предприниматель Главное хобби Александра, уроженца Горного Алтая, — спорт. В прош­лом он трехкратный чемпион ВВС по гиревому спорту. В последнее время увлечен кикбоксингом, функциональным тренингом и TRX. Рубашка, кардиган, жилет, брюки, обувь — все Brunello Cucinelli

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012


КЛ У Б

19

Анна Шуба выпускница отделения « РR, связи с общественностью » философского факультета МГУ Страсть ее жизни — бальноспортивные танцы, которыми она занимается с трех лет. Топ, брюки, пальто Les Copains, обувь Henry Beguelin


20

персона

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Туллио Марани:

«Моя свобода — в создании предметов моей мечты»

История начиналась почти как игра: беспечные приятели с острова Эльба баловства ради начали создавать вручную причудливые «игрушки» — кожаные ремни, небольшие аксессуары и сумки с удивительным декором. Со временем игра переросла в творчество, а позже — и вовсе в серьезный и успешный бизнес. Так появился на свет бренд Henry Beguelin, которому была суждена долгая и счастливая жизнь. Его первой победой стала коллекция, выпущенная специально для Comme des Garcons. Девизом Henry Beguelin стала идея создания подлинной роскоши, а не сиюминутной, капризной моды. А роскошь, как известно, не терпит никакой суеты.


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

персона

21


22

персона

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Henry Beguelin, в чьи коллекции сегодня входят не только аксессуары, но и обувь, одежда, кожаные сундуки, корзины и даже мебель, представлен по всему миру: в Аспене и Лос-Анджелесе, Токио и Нью-Йорке, Фукуоке и Милане, Москве и Санкт-Петербурге. Так что неудивительно, что президент компании Henry Beguelin Туллио Марани, давний друг и партнер компании «Кашемир и Шелк», стал гостем нашего журнала.

Где и при каких обстоятельствах появилась марка Henry Beguelin? Представьте себе такую картину: самое начало 80-х, шумная компания друзей, очарование острова Эльба... Так когда-то начиналось творческое приключение под названием Henry Beguelin. Тогда и появились наши первые вещи — сумки и ремни. И каждое из этих уникальных произведений было создано вручную с использованием переработанных материалов и натуральных кож. Остров Эльба — восхитительное место, где природа — главное действующее лицо. Тут все вокруг абсолютно естественно, мир дышит и словно бы говорит с тобой на одном языке. Создавая свои коллекции, я черпаю вдохновение именно здесь. Вдохновителем бренда являетесь вы, однако он носит имя Henry Beguelin. Почему?

Мне всегда нравилось бросать вызов быстротекущему времени. Все мои вещи как раз и являются таким вызовом — и времени, и сиюминутной, изменчивой моде...

В создании вещей Henry Beguelin мас­ тера используют традиционные ремесленные методы


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

персона

23

Просто я компаньон и друг Генри Беглина. Поэтому в свое время мы вместе решили дать бренду его имя.

«Лицом» бренда, его эмблемой является omino, «маленький человечек». Отчего именно он? Символ мира Henry Beguelin — это действительно маленький человечек, вышитый вручную специальной вощеной нитью, которой сшиваются все наши изделия. Именно он украшал наши первые ремни, и это стало нашей традицией. Omino — стилизованный знак, ассоциативно отсылающий нас к тому самому столичному жителю, который истосковался по естественному, природному, а потому по-настоящему научился ценить уникальные, аутентичные вещи, сделанные из натуральных материалов. И это тот самый «наш человек», который всегда и безошибочно выбирает для себя бренд Henry Beguelin. Расскажите немного о себе. К примеру, откуда в вас дизайнерские наклонности? Мне всегда нравилось бросать вызов быстротекущему времени. Все мои вещи, сделанные вручную, как раз и являются таким вызовом — и времени, и сиюминутной, изменчивой моде. Да и само искусство выработки кожи — такое же древнее, как живопись или поэзия. Создавать нечто новое — какую-то Все модели изготавливаются на основе традиционных техник кожевенного ремесла. Необычна и их яркая отделка с использованием натуральных необработанных камней.

вещь или идею — один из способов проявления человеческой любви и страсти. Занятие это очень тонкое, и мастер, в чьи руки попадает та или иная вещь, заставляет меняться саму материю... Руки мастера становятся продолжением его мысли.

Говорят, у вас очень непоседливый характер и вы — заядлый путешественник. Вообще-то, для итальянцев это не так уж типично... Да, я действительно очень люблю путешествовать. Благодаря этому я получаю возможность открывать для себя новые места, культуры, наконец, людей. И, конечно же, заново переживать свежие ощущения от самого тесного контакта с природой. В своем творчестве вы многое почерпнули из этнических традиций народов Бразилии, Турции, африканских стран... У вас есть здесь какие-то особые предпочтения?


24

персона

Декоративные детали, входящие в ДНК каждой моей коллекции, в самой своей основе дарят нам ощущение беззаботной молодости, тяги к путешествиям, навевают какие-то легкие едва уловимые

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Интерьер магазина — «лицо» марки Henry Beguelin

этнические мотивы. Они для меня, как муранское стекло, в свое время зародившееся в Венеции и впоследствии попавшее в Африку в качестве разменной монеты. В этих деталях отражается все многоцветие и многообразие нравов и культур, с которыми я сталкиваюсь во время своих бесконечных странствий.

Главный принцип вашей продукции — ручной труд. А в его основе, в свою очередь, лежат самые глубокие традиции, главным образом семейные. Известно, что в ваших мастерских работают целые династии. Как вам удается сохранять такие «архаичные ценности» в наше суетное время? Да, правда, семейные традиции, традиции наследования очень важны в нашем производстве. Руки наших мастеров опытны и мудры, их движения точны и выверены. Навыки, приобретенные ими со временем, каждый день и каждую минуту подпитываются тем вдохновением, той страстью, с которой создается каждая наша вещь. Поэтому для нас так важны секреты ручного труда. Мои мастера практически бесценны. И вообще тут, на острове Эльба, равно как и в Виджевано, в лаборатории Henry Beguelin, хранятся самые потаенные, архаичные и драгоценные секреты не просто

Здесь важно буквально все — и уникальность тщательно подобранной кожи, и ее искусная обработка, и крой, и сборка, выполненные опытными руками мастеров ручного труда, но самого духа здешней природы и ее истории. Да и сами наши удивительные мастера, режущие и сшивающие эти драгоценные кусочки кожи, давным-давно уже стали для меня самыми близкими друзьями и соратниками.

Поклонники Henry Beguelin неизменно восхищаются вашим умением работать с цветом. Вы фантастически умеете имитировать «состаренные» цвета и краски — синие, фиолетовые, зеленые, охристые... Для вас цвет — ключевая доминанта любой коллекции? Все цветовые решения коллекций определялись исключительно моим личным вкусом. Честно говоря, мне всегда нравился эффект состаренной кожи... Как это ни парадоксально, имитация некоторой «поношенности» вещи очевидно украшает ее, придавая этакий запах давних приятных грез и переживаний.


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

персона

25

Когда смотришь на ваши коллекции, создается впечатление, что вы беззаботный художник, вечный бродяга и неисправимый оптимист. Вы и вправду такой? Как минимум, я оптимист. В чем, по-вашему, секрет универсальности вашего дизайнерского языка? Да нет тут никакого особого секрета! Креативность и мастерство — вот главное оружие нашей марки. Как лично вы относитесь к России? Каким вам видится ее образ? Henry Beguelin представлен практически во всех цивилизованных странах, но Россия для нас — страна особая, очень важная. В ней по-настоящему умеют ценить уникальность и красоту наших вещей. К тому же Россия — страна, которую я всегда как-то по-особому любил... Вы человек безусловно необычный. Но есть ли у вас какието правила и стереотипы, от которых вы предпочитаете не отступать? Моя свобода — в создании предметов моей мечты.

Создавать нечто новое — какую-то вещь или идею  — один из способов проявления человеческой любви и страсти.

Виктория Саава и Туллио Марани


АКЦЕНТЫ

26

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Оттенки осени Эффект плетеной кожи, отделка мехом, кружевом, перьями marabou и натуральными камнями, сумки и браслеты, выполненные в технике «кольчуги», перчатки из замши с кашемировой подкладкой — осень-зима 2012–13 будет не только уютной, но и безупречно стильной. Фотограф Людмила Зинченко

3 2

1

6

4 5

7

9

8

1. Блокнот, обложка из кожи с мехом Brunello Cucinelli 2. Перчатки из замши и кашемира Brunello Cucinelli 3. Ботинки Brunello Cucinelli 4. Ремень Brunello Cucinelli 5. Сумка из кожи питона Brunello Cucinelli 6. Галстук из кашемира Brunello Cucinelli 7. Туфли Brunello Cucinelli 8. Ремень из кожи крокодила Henry Beguelin 9. Сапоги из кожи и текстиля, отделка мехом Brunello Cucinelli


АКЦЕНТЫ

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

2

3

1

6

5

4

8

11 7

10 9

1. Сапоги Henry Beguelin 2. Ботильоны Brunello Cucinelli 3. Рюкзак Brunello Cucinelli 4. Сумка из кожи варана Agnona 5. Бусы Brunello Cucinelli 6. Туфли Brunello Cucinelli 7. Ботинки из кожи, отделка перьями марабу Brunello Cucinelli 8. Ремень Henry Beguelin 9. Палантин Faliero Sarti 10. Дорожная сумка Brunello Cucinelli 11. Воротник Brunello Cucinelli

27


28

АКЦЕНТЫ

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Оттенки осени Всегда актуальный серый цвет, от жемчужного до мокрого асфальта, в многочисленных интерпретациях форм, фактур и материалов. Фотограф Людмила Зинченко

3 2

1

5

6

4

9 7 8

1. Сумка Henry Beguelin 2. Туфли Brunello Cucinelli 3. Ремень Henry Beguelin 4. Шарф Faliero Sarti 5. Перчатки Brunello Cucinelli 6. Колье Brunello Cucinelli 7. Перчатки из замши Brunello Cucinelli 8. Ботильоны Missoni 9. Сумка Henry Beguelin


АКЦЕНТЫ

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

29

3 2

1

7

5

4

6

10

9 8

1. Сапоги Henry Beguelin 2. Шарф Brunello Cucinelli 3. Туфли Henry Beguelin 4. Сумка Missoni 5. Клатч Roberta di Camerino 6. Браслет LAURA B 7. Перчатки из кашемира Brunello Cucinelli 8. Сапоги Cividini 9. Портфель Henry Beguelin 10. Ботинки Henry Beguelin


30

Ц ивилизация

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Николай Полисский

Пространство не прощает непопадания в масштаб Вся жизненная философия компании «Кашемир и Шелк», равно как и производства кашемира в целом, тесно связана с темой экологии, с возможностью человека естественно и органично существовать на своей родной земле. Именно поэтому Николай Полисский и вошел в число авторов нашего журнала.


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Ц ивилизация

31

Вселенский разум, 2012 © Архив Н. Полисского


Ц ивилизация

32

Грачи прилетели, 2008 © Архив Н. Полисского

Ф е ст и в ал ь « А рхсто я н и е », с 2006 года обосновав-

использует ландшафт как форму и средство до-

шийся в деревне Никола-Ленивец Калужской

стижения своих художественных задач. По сути,

области, — уникальный арт-проект, аналогов

ленд-арт — не что иное, как естественное продол-

которому не сыщешь в России. Корни его по

жение природной среды.

сути очень «русские», почвеннические. И вме-

Что же касается «Архстояния», то оно вне-

сте с тем они перекликаются со столь актуаль-

дрилось в жизнь Никола-Ленивца куда как глу-

ной сейчас для всей мировой культуры темой

боко. Этот культурный феномен вовлек в свою

так называемого «ленд-арта» (ландшафтно-

артистическую жизнь не только сам ландшафт,

го искусства), возникшего в США еще в конце

но и тех, кто его населяет. Таким образом, фе-

1960-х годов.

стиваль является результатом усилий многих

Создаваемые ленд-артистом объекты тесным

людей — известных российских и западных

образом связаны с природным ландшафтом. Они

архитекторов, художников и простых калуж-

не являются для него чем-то искусственно при-

ских крестьян. Но придуман и воплощен он по-

внесенным. Правильней будет сказать, что автор

настоящему уникальным автором — московским


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Ц ивилизация

Гиперболоидная градирня «Вулкан», 2009 © Архив Н. Полисского

художником Николаем Полисским. Именно благодаря ему «Архстояние» просто и органично сочетает в себе растянувшуюся на многие годы художественную акцию с чертами инноваци-

Фестиваль является результатом усилий многих людей — самых известных российских и западных архитекторов, художников и простых калужских крестьян.

онного, мощного социального начинания, органично вовлекающего в свою историю жизнь полузаброшенной калужской деревни. Благодаря Полисскому жители Никола-Ленивца, созда-

Да и вообще, для России, еще не вполне свык-

ющие арт-объекты своими руками из простых

шейся с экологической этикой, явление это смело

подручных крестьянских средств (дров, веток,

и неожиданно. Оно в полной мере соответствует

шишек, глины, сена и снега), превратились в сво-

новейшей эко-философии, утверждающей, что

его рода крестьянскую общину, «промышляю-

все продукты человеческой жизнедеятельности

щую» современным искусством. Феномен для

должны быть reсyclable и biodegradable. С другой

России совершенно уникальный!

же стороны, оно органично вписывается в так

33


34

Ц ивилизация

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Жар-птица, 2008 Дровник, 2001 Медиа-башня. Праздник урожай, 2002 © Архив Н. Полисского

называемую «русскую идею» со всеми ее извеч-

в рамках фестиваля никогда не претендовали на

ными составляющими — общинностью, собор-

некую масштабность и всеохватность. Нет, мы от-

ностью и стремлением к простоте быта. Именно

талкивались от вполне конкретных реалий этого

поэтому ведущий российский архитектурный кри-

уголка калужской земли, от простой повседнев-

тик Григорий Ревзин назвал Николая Полисско-

ной жизни деревни Никола-Ленивец, от ее жи-

го «верстовым столбом русского ленд-арта». «До

телей с их проблемами и возможностями. И, ко-

него, — пишет Ревзин, — это опыты художествен-

нечно же, с их талантами, которые они открывали

ных маргиналов. После — ландшафтные фести-

в себе с каждым шагом нашей совместной работы.

вали, собирающие многотысячные толпы людей.

В 2000 году, когда у меня появилась идея по-

Это принципиальный сдвиг в структуре функци-

добного арт-фестиваля, эта бывшая колхозная зем-

онирования современного искусства в России».

ля под Калугой никому не была нужна. Я прие-

Главное, с чего хотелось бы начать рассказ

хал сюда и был просто очарован — изломами реки

об истории «Архстояния», — это то, что все наши

Угры, удивительным местным ландшафтом, по-

уникальные творческие затеи и эксперименты

разительной красоты пейзажами Средней полосы


Ц ивилизация

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

35

Николай Полисский © Laurent Bochet

России… Моим первым проектом здесь стали «Снеговики». На дворе стоял февраль, шел снег. Я нашел местных крестьян и попросил их слепить мне огромную армию снеговиков, спускающихся лавиной, как гигантское китайское терракотовое войско, с высоких заснеженных берегов Угры. А в 2002 году в Никола-Ленивце выросла огромная 27-метровая телебашня, сплетенная нами из прутьев. Это нечто среднее между творениями советского академика Владимира Шухова и французского инженера Александра Гюстава Эйфеля. Башня с антенной из велосипедных колес, которые должны были крутиться от ветра и подавать электричество для закрепленного внутри телевизора. Проект неожиданно вызвал большой интерес в столице. В Никола-Ленивец потянулись толпы российских и западных кураторов, художников, интеллектуалов… Постепенно мои крестьяне даже начали зарабатывать народными промыслами и собственноручно приготовленными едой и самогоном. Таким образом у нас и сложился на редкость здоровый альянс: художник помогает выживать крестьянам, а те помогают ему творить искусство. Стало понятно, что наша затея обретает отчетливо социальные черты. Тогда-то у меня и возникла идея регулярного ежегодного фестиваля. Что же каcается официальной истории «Архстояния», то она началась в 2006 году, когда сюда были приглашены самые известные российские архитекторы. Вот они-то, при участии все тех же

У нас сложился на редкость здоровый альянс: художник помогает выживать крестьянам, а те помогают ему творить искусство.

крестьян, и создали целый ряд уникальных объектов из подручных экологических материалов под общим, весьма говорящим лозунгом «Без бетона». В 2007 году «Архстояние» выходит на новый виток своего развития. На фестиваль была приглашена

был показан во дворе Третьяковской галереи во

группа из пятидесяти российских и иностранных

время Первой Московской биеннале современ-

студентов самых разных креативных профессий.

ного искусства. Позже его перевезли в Никола-

В рамках фестиваля и при поддержке Евросоюза

Ленивец и сожгли во время традиционного мас-

они постарались привнести в деревенский ланд-

леничного фестиваля.

шафт собственные экологические идеи.

Тогда мы попытались взглянуть на науку че-

…Но едва ли не cамым заметным событием

рез призму ритуала и магии. Космические ракеты

в жизни Никола-Ленивца стал «Большой адрон-

и их плетеные образы связало живое пламя. А вы-

ный коллайдер». История его создания началась

ход во внеземное пространство превратился в со-

не вдруг. Еще в 2005 году я создал так называе-

жжение, напоминающее погребальные костры,

мый «Байконур», огромную инсталляцию, со-

отправляющие покойника в мир иной.

стоящую из условных подобий ракет и стартовых

В «Адронном коллайдере» нас тоже взвол-

комплексов. Cделаны они были из лозы и пере-

новала та ощутимая художническим чутьем ма-

плетены наподобие корзин. Впервые «Байконур»

гия, окутывающая порой современную науку.


36

Ц ивилизация

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Художник вряд ли может объяснить, как устроен и, главное, для чего существует настоящий адронный коллайдер. Нашей целью было создание той самой магической машины, из которой способен явиться мифический deus ex machina. Не знаю, как ученый, но художник просто обязан верить в подобное чудо! Как бы там ни было, «Коллайдер» стал событием не только для Никола-Ленивца, но и для российского актуального искусства, и даже для Запада. Очень скоро из нашей деревни он перекочевал в Люксембург, в музей современного искусства MUDAM, носящий имя великого герцога Жана. Естественно, «Большой адронный коллайдер» вышел экологически чистым — все его узлы и агрегаты были собраны из природных материалов. Восьмиметровая башня с антеннамилокаторами обшита пластинами вяза, имитирующими клепку металлическими листами. Пучки лозы изображали электрические провода, Большой адронный коллайдер, 2009. © Архив Н. Полисского

Медиа-башня, 2002. © Архив Н. Полисского

Маяк на Угре, 2004. © Архив Н. Полисского


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Ц ивилизация

трансформаторы и реакторы были выпилены из

Именно он, «Вселенский разум», как раз

того же вяза, растущего на берегах Угры. Причем

и стал главным объектом Никола-Ленивца в ны-

(и это оказалось важно для европейской публи-

нешнем, 2012 году. Мы создали огромную инстал-

ки) ни одно дерево не пострадало: артель работа-

ляцию, центром которой стала массивная полу-

ла исключительно с промышленными отходами

круглая деревянная фигура. Она похожа на два

или с уже погибшими деревьями.

полушария мозга, представленного в разрезе в ана-

Единственно, наш «Коллайдер» изначально

томическом театре. К этой фигурной полусфере

делался для музейного пространства, поэтому он

ведет аллея из конусообразных фигур, поразитель-

был не очень масштабен. Так что следующий шаг

но похожих на игрушечные ракеты. В целом же по-

был логичен — создать после «Коллайдера» не-

лучилось нечто огромное и сложное, но при этом

кий «Вселенский разум», который будет уже бо-

вполне человечное и теплое. Я называю это нечто

лее адекватен гигантскому пространству фести-

«мозгом». Тем самым, который по сути своей как

валя «Архстояние», нашему бескрайнему полю.

раз и является противовесом угрожающему челове-

Пространство не прощает малейшего непопада-

ческой природе коллайдеру. И в этот «мозг», в его

ния в масштаб…

способность жить и дышать я, конечно же, верю...

Днем утрированная простота конструкции всецело окупается колоритом внутри помещения. А ночью сквозь те же отверстия пробиваются лучи прожектора, установленного внутри сарая, — и вот уже интерьер начинает преобразовывать экстерьер, обогащая его «космическими» образами.

37


38

С емья по - итальянски

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Лорена Антониацци, Джанлука Мирабасси:

«Мы все всегда делаем вместе»

Тринадцать лет... Столь долгий срок связывает партнерскими и дружескими отношениями «Кашемир и Шелк» и компанию Sterne International SPA. Последняя была основана Джанлукой Мирабасси и Лореной Антониацци в 1991 году. В том же году была запущена первая коллекция под брендом Lorena Antoniazzi. В  чем секрет ее успеха? В сочетании опыта Лорены в области fashion-индустрии и Джанлуки — в управлении сбытом. Именно эти качества обеспечили трикотажному бренду его стремительный рост.


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Фотограф Константин САЛОМАТИН

С емья по - итальянски

39

Слева направо: Никола, Лорена Антониацци, Джанлука и Андреа Мирабасси


40

С емья по - итальянски

Когда и при каких обстоятельствах в вас проявился талант дизайнера? Вы в детстве хотели стать художником? Л.А.: Да, уже с детства, с начальных классов школы учителя замечали, что я хорошо рисую. Мои родственники тоже рисовали и даже принимали участие в выставках неподалеку от Вероны, где жила моя семья. Тогда же, играя с куклами, я начала шить для них костюмы. К примеру, прекрасно помню наряды, сшитые для моей Барби. К слову сказать, в нашей семье дедушка был мужским

В работе над новой коллекцией они всегда дополняют друг друга... © Пресс-служба Lorena Antoniazzi

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

портным, а бабушка шила для жен-

работать байером сразу в четырех

щин. Поэтому выкройки, модели

магазинах. Сначала — в магазине

и ткани стали частью моего детства.

женской одежды, потом — мужской,

Да и меня саму тоже наряжали де-

затем — спортивных товаров и, на-

душка и тетя. Позже я закончила фа-

конец, в «Труссарди». Потом меня

культет искусств государственного

пригласил к себе в Венецию рабо-

Университета Вероны. Потом начала

тать известный дизайнер Энрико

было учиться в Университете Вене-

Ковери. Вскоре после этого я стала

ции на архитектурном факультете,

ассистентом Клода Монтана в Па-

но в семье было мало денег, и мне

риже и там занялась линией его

пришлось пойти работать в Веро-

трикотажа.

не оформителем витрин. Но когда заметили, что у меня есть некоторые способности, то предложили

Вся ваша жизнь оказалась самым тесным образом связана с трикотажем. Почему?


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

С емья по - итальянски

41

Отличительная черта бренда Lorena Antoniazzi — инновацион­ ность во всех аспектах производства Андреа и Никола Мирабасси

Когда мотивом брака является только любовь, есть риск, что она расклеится при первом же конфликте... Наши основания для женитьбы были куда серьезнее — у нас есть общее дело, и мы всегда понимали, что живем ради этого.

Л. А.: Все произошло случайно.

кличку «трикотажница» и всякий

чтобы состоялась очередная коллек-

Компания, для которой я работала

раз, завидев, кричал: «Вот идет моя

ция, необходим напор моего мужа.

в Умбрии, нуждалась в разработке

трикотажница!» Он настоящий

Дж.М.: История нашей собственной

линии трикотажа. Там-то меня

профессионал в своем деле и при

линии трикотажа с самого нача-

и обучили всему, что связано с этим

этом особенный человек. Даже то,

ла обернулась тяжкой борьбой. Мы

материалом. Наверное, я оказалась

как он организовал свое дело, совер-

сражались буквально за все, включая

способной... После Монтана в Па-

шенно не похоже на организацию

регистрацию нашего имени. Причем

риже я начала работать с Джорджио

дел у других дизайнеров. Из тканей

сражались не с кем-нибудь, а с самой

Армани, его трикотажной линией.

он собирал отдельные комплекты:

Лореной!..

Наше сотрудничество продолжа-

это — для пиджака, это — для брюк,

лось примерно пять лет. Имен-

а это — для рубашки. А потом при-

но поэтому я часто разъезжала по

ходила я и добавляла правильный

маршруту Перуджа — Милан — Пе-

трикотажный материал к каждому

руджа. В этот период я и познако-

из этих комплектов. Вместе мы что-

милась со своим мужем... И в один

то комбинировали, корректировали,

прекрасный день он заявил мне:

а в финале получалось нечто цельное,

«Все, пора начинать делать свою

единое и уже окончательное.

трикотажную линию!»

Правда ли, что именно вам принадлежит заслуга создания трикотажной линии Армани? Л. А.: Армани тогда разработал линию Erreuno, где было много трикотажных вещей. Но сам он с трикотажем раньше дела не имел, поэтому и пригласил меня заняться разными техническими аспектами этой линии. Джорджио дал мне шутливую

Однажды ваш муж заявил: «Баста! Пора начинать делать свою трикотажную линию». Когда это случилось? Л. А.: О! Это случилось почти двадцать лет назад, в далеком 93-м... Я человек очень простой. Но к своей работе отношусь предельно серьезно. Поэтому я предпочитаю в группе сильных профессионалов встать где-то сзади, нежели впереди. И вообще, для того,

Как и где вы познакомились? Л.А.: Мы встретились в Милане в тот самый период, когда я работала для линии Армани Errauno. Для нее-то мы и искали тогда хорошего производителя. Меня представили Джанлуке Мирабасси, на тот момент владельцу небольшой трикотажной компании. Дж.М.: Все развивалось как-то само собой. Мы начали вместе работать, и Лорена была в этом деле главной. Поэтому она стала частенько приезжать из Милана в Перуджу. Так постепенно наши отношения перешли из рабочих в очень и очень личные. Л.А.: ...И каждое утро понедельника уезжать из Перуджи в Милан мне становилось все сложнее и сложнее!


42

С емья по - итальянски

Как при всей несхожести ваших характеров вам удается уживаться с мужем? Л.А.: Я родом из Венето и, следовательно, унаследовала все черты северного итальянского характера. В первую очередь это работоспособность. И знаете, когда ты влюблен, многие проблемы разрешаются сами собой. Нет, ругаемся мы частенько. Но за то долгое время, пока мы вместе, у нас родилось двое сыновей и всегда была работа, которую необходимо продолжать. Так что по большому счету на какие-то продолжительные ссоры времени у нас никогда не было. Для нас особой ценностью является семья и наши отношения. Дж.М.: Когда мотивом брака является исключительно любовь, есть риск, что она расклеится при первом же серьезном конфликте. Наши основания для женитьбы были куда серьезнее — у нас есть общее дело, цель, и мы всегда понимали, что живем ради этого. У нас бывают ситуации, когда мы вынуждены друг другу уступать, искать какие-то компромиссы.

Каждая вещь коллекций Lorena Antoniazzi  подчеркивает главную ценность нашего времени — вечно ускользающую женственность © Пресс-служба Lorena Antoniazzi

Лорена, ваш муж увлекается мотогонками и яхтами. Вы считаете его экстремалом? Л.А.: Нет ни одного вида спорта, который бы ему не нравился! И он заразил этим всю нашу семью. Конечно, я за него боюсь. Даже когда мы просто катаемся на лыжах, я бегу за ним следом и уговариваю быть осторожнее, ни в коем случае не рисковать. И я всерьез думаю, что у меня за плечами — ангел-хранитель. А еще нас спасает то, что и в наших общих увлечениях мы всегда вместе. Дж.М.: Да, правда, меня всегда тянет к чему-то новому... Но вместе с тем, я прекрасно понимаю, что должен всегда сохранять некое равновесие, потому что самое главное для меня — это жизнь. Любой бизнесмен должен уметь рисковать. Но любой риск должен быть достаточно обоснованным. Лорена, говорят, вы — потрясающая мать. Это правда? Л.А.: Правда. И в этом я абсолютная итальянка. Но вообще, растить сыновей — самый прекрасный род ответственности.

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

А какого будущего вы хотели бы для собственных детей? Л.М.: Мне хочется, чтобы в конечном итоге они были довольны тем выбором, который сделают. Если они останутся в компании и будут продолжать наш бизнес, мы будем очень рады. Для дальнейшего развития нам нужны свежие идеи. Никола (младший сын): Я уже сейчас начинаю работать с отцом, и это — наш общий выбор. Страсть, с которой он подходит к своей работе, заразила и меня. Я решил попробовать, и мне по-настоящему понравилось. Вернемся к трикотажу. Как бы вы, Лорена, сама определили общую стилистику вашей линии? Какими вы видите своих клиентов? Л.А.: Одно из основных достоинств нашей коллекции — ее иновационность. Мы начали делать трикотаж без швов тогда, когда еще и в помине не было специальных машинок, позволяющих вязать бесшовный трикотаж так, как это делается сейчас. Вообще, мы всегда пытаемся представить себе и другим нечто, чего пока еще нет на рынке.


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

С емья по - итальянски

43

Джанлука, Никола, Андреа Мирабасси и Лорена Антониацци

Для нас особой ценностью является семья и наши отношения.

Что касается клиентов, то мы делаем наши коллекции, ориентируясь на зрелых женщин. Материалы, используемые нами, дорогие, сама одежда — тоже. Поэтому подобные вещи может себе позволить женщина уже состоявшаяся, карьера которой вполне сложилась. Она много путешествует и хочет чувствовать себя при этом комфортно и элегантно.

Что для вас в жизни главное — самореализация, дети, бизнес, любовь?.. Дж.М.: Наши ценности одинаковы. Мы оба понимаем важность нашего союза и то, что мы все всегда делаем вместе. Я постоянно твержу всем вокруг: если и есть кто-то, на ком я должен был жениться, так это моя жена!

В чем, по-вашему, заключается специфика русских клиентов? Л.А.: За последние годы русские женщины сумели удивительным образом развить в себе чувство стиля и элегантности. Сейчас русские клиенты особенно взыскательны, им всегда нужно предлагать нечто большее, чем просто красивую вещь: самое высокое качество, стиль... Дж.М.: Есть еще один важный культурный аспект, особенность, которая отличает Россию. Раньше клиент демонстрировал свой статус исключительно за счет брендовых вещей и был при этом уверен, что хорошо одевается. Сейчас он на удивление изменился — развил в себе подлинный, настоящий вкус и начал носить вещи, не кричащие о своей высокой цене, но отличающиеся самым

высоким качеством. Это то, чего мы не видим в других странах, включая Италию.

Как давно начались ваши отношения с компанией «Кашемир и Шелк»? И как они складывались? Дж.М.: Мы познакомились с Викторией Саава, когда только основали свою компанию. Мы росли и развивались вместе, фактически параллельно. Виктория выбирала коллекции не по принципу известности бренда, а по его качеству. В чем-то наше партнерство напоминает развитие отношений в семейной паре... Тринадцать лет — это двадцать шесть коллекций! И не все они были одинаково хороши, случались и ошибки. В таких случаях Виктория нас всегда поддерживала.


КЛ У Б

44

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Ольга Продовикова

Сергей Продовиков

Платье, бусы Brunello Cucinelli,

Свитер Ballantyne, брюки Brunello

ботильоны Henry Beguelin

Cucinelli, ботинки Lidford 

Фотограф Валерий Кацуба Стилисты: Светлана Кондратенко, Владимир Серов Визаж и прически: Динара и Максим Игнатьев / The Agent


КЛ У Б

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

45

Елена Абросимова

Галина Ивановна Абросимова

Настя и Сашенька

Платье Missoni, туфли Henry

Кардиган Malo

Платье Agnona, мокасины Henry

Beguelin

Beguelin, платье Piazetta from Piazza Sempione

Родня Ольга Продовикова обожает проводить время со своей большой семьей: детьми и родителями, внуками, племянником. Мечтает видеть их всех вместе, окруженных любовью, теплом и комфортом.


46

КЛ У Б

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Рома Абросимов

Дима Продовиков

Петя Продовиков

Водолазка Malo, шарф, кепка Brunello

Поло Malo, брюки Brunello Cucinelli,

Поло Svevo, брюки PT01, ботинки

Cucinelli

ботинки Lidford

Lidford


КЛ У Б

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Петр Петрович Абросимов

Алеся Продовикова

Джемпер, кардиган Brunello Cucinelli

Платье Aquilano Rimondi

Пока этот номер готовился к печати, 8 октября у Димы и Алеси родилась дочка Алена

47


48

П ортрет

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012


Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

П ортрет

Элеонора. Небо. Самолет «Кашемир и Шелк» — это не только сеть бутиков. В первую очередь это клуб людей, объединенных общими вкусами, интересами и ценностями. Именно поэтому в рамках журнала мы открываем рубрику, позволяющую нам с вами лучше узнать друг друга. У нашей первой героини редкая для женщины профессия — авиаконструктор. Генеральный директор «Авиаиздата» Элеонора Романова — давний друг компании, человек жизнелюбивый, яркий и неординарный, полный идей и энергии. Впрочем, судите сами. Фотограф Людмила Зинченко

49


50

П ортрет

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Перед полетом, швейцарские Альпы, 2011 © Архив Э. Романовой

Насколько мы знаем, один из важных этапов в вашей жизни — работа в конструкторском бюро Туполева. И это само по себе делает вашу биографию не совсем обычной «женской историей». Судя по всему, она складывалась не по «женским» канонам. Кстати, а кто вы по профессии? Я инженер-конструктор, окончила Московский авиационный институт. Согласитесь, этот факт уникален: мало кто из женщин отваживается выбрать такую профессию! Да, женщин в этой профессии действительно немного. У нас в группе, к примеру, было всего четыре девушки, остальные — ребята. И все они остались потом в авиации. Поверьте, она как наркотик! Очень затягивает. Хотя в начале 90-х в этой отрасли, как и везде, начался хаос. Но очевидно, что лично для вас выбор такой «мужской» профессии не мог быть случайным… Думаю, всему виной мужские черты характера, которые, безусловно, во мне присутствуют. Как говорили «на Туполях», «у нас есть один настоящий мужчина, и это — Романова». Но вообще-то конструкторское бюро размаха Туполева должно было быть чисто мужским царством. Расскажите, как вы адаптировались в нем? Насколько комфортно в нем себя чувствовали? И в принципе, вы предпочитаете жить в «мужском» или «женском» мире? Интересный вопрос! Наверное, я предпочла бы все-таки совместное проживание (смеется). Рабо­ тать с мужчинами всегда очень интересно, они заражают тебя азартом, им все время надо что-то доказывать. А c женщинами… Их красотой, мягкостью и жизнестойкостью ты восхищаешься, любуешься. Но вместе с тем я всегда отдавала себе отчет в том, что никогда не хотела бы быть домохозяйкой. Правда, в моей жизни был отрезок, когда я больше занималась домом, семьей. Тогда передо мной стояла цель — воспитать сына. Он мое единственное произведение, которым очень горжусь. Всегда шучу по этому поводу: я родила одного, но Льва!

Давайте поговорим о том, что прошло почти через всю вашу жизнь,— про самолеты. Они для вас что-то особенное, символическое? Мечта, свобода, страсть? Нет, не страсть. Пожалуй, просто хобби. Как женщине мне знакома страсть. Но по большому счету в жизни я не особенно азартна. Карты и казино меня никогда не увлекали. А вот если надо чтото доказывать на работе — другое дело! Почему у меня возникла любовь к самолетам? Я и сама не знаю. В детстве было две мечты: балет и авиация. Совсем, казалось бы, противоположные. Но в этом и заключается вся парадоксальность моего характера. В балет, к сожалению, меня не взяли. Для него я слишком высокая и по конституции не подошла. И я увлеклась самолетами. Начала с планеризма, потом поступила в МАИ. Вообще, мой роман с авиацией трудно объяснить рационально. Это сегодня к состоянию авиации в России все абсолютно равнодушны. А раньше к этой профессии было иное отношение: она считалась романтичной, престижной


П ортрет

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

и элитной. Помню, при поступлении в институт

бороться за собственное выживание. И я вошла

конкурс был очень высоким — чуть ли не двадцать

в приватизационную комиссию, изучила все

человек на место! Но где трудно, там мне интерес-

законы и занялась экономикой. Для меня этот

но. Вот и сейчас, когда я сажусь в самолет, меня

момент стал самой серьезной жизненной школой.

51

охватывает ощущение какой-то ни с чем не сравнимой внутренней благости. И это при том, что большинство «нормальных» людей испытывают в самолете чувство явного дискомфорта.

Изменилась ли ваша биография в 1990-е? 90-е — это был рубеж, когда пришлось очень быстро понять, что отныне за тебя уже никто не будет отвечать и самое время начать принимать самостоятельные решения. Тогда же были изданы законы по приватизации и стало ясно, что надо или живьем закопать себя в землю, или начать активно

А вы в тот период не планировали уехать из страны? Ведь многие тогда так поступали. У меня никогда не возникало подобных мыслей. Я всегда чувствовала органичную связь именно с этой страной и всегда считала, что рваться туда, где сам ты ровным счетом ничего не сделал, не создал, ты просто не имеешь права. Я никогда не находила в себе для этого достаточно моральных оснований. И все-таки вернемся к 90-м…

Для меня посмотреть вниз с высоты двадцатиэтажного дома почти немыслимо. Но зато когда я в самолете, у меня самой появляются крылья.

Знакомство с авиационной техникой, музей в Монино, студенческие годы © Архив Э. Романовой


52

П ортрет

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Я начала работать в Туполевском конструкторском бюро. Потом перешла в производственноиздательский комбинат «Авиаэкспорт» на должность старшего научного редактора по сопроводительной документации к самолетам, которыми мы тогда торговали по всему миру: любой самолет сопровождается огромным количеством документов. Когда в стране была объявлена приватизация и появились новые правила управления предприятием, меня избрали директором.

Давайте на полшажка вернемся в ваш первый, туполевский период. Туполев был легендарной, исторической личностью. Но каким он запомнился вам? К сожалению, я застала уже последние годы его жизни, и так получилось, что больше работала с его учеником, Сергеем Михайловичем Егерем. Он-то и стал моим любимым учителем, его портрет висит у меня в кабинете. Кстати, это он сконструировал знаменитый «ТУ-154», который летает до сих пор. Но сам «дед», Туполев, — безусловно, фантастическая личность. У него был грандиозный профессиональный нюх. Когда закладывается новый самолет, прежде всего собирают фанерный макет. Так вот, когда Андрей Николаевич приходил смот­ реть макет, он замечал любую аэродинамическую ошибку. И, требуя ее исправления, запросто мог шарахнуть по макету палкой. Вот это была школа! А тут пришла я, после института, стою перед ним, трясусь… Андрей Николаевич, с его авторитетом, мог добиться получения любого финансирования у правительства. Он был окружен очень сильными людьми еще той, могучей дореволюционной закалки.

Туполев был для вас кумиром. А вообще вам часто приходилось очаровываться людьми, влюбляться в них? Да, в первую очередь в своего учителя, Сергея Михайловича Егеря. Для меня он был буквально божеством! Немец по происхождению, интеллигент и умница, светлейшая голова. И меня поражали бережность и терпение в его отношении ко мне, тогда еще совсем юной выпускнице вуза. Ведь когда приходишь после института, тебе хочется сразу стать главным конструктором. А тебя сажают за доску и заставляют чертить какие-то скучные линии. Вы говорите, «приходишь после института, и хочется сразу стать главным конструктором». А вы с самой юности ощущали в себе столь мощные амбиции? Конечно, они у меня были всегда. Без них человек вообще никто. Амбиции стимулируют творческий рост. Если ты ничего не хочешь и ни во что не веришь, то что из тебя может получиться? А каких мужчин вы предпочитали выбирать для себя в жизни? Вы выбирали мужа по принципу комфортности или по принципу силы, чтобы мужчина был сильнее и мог вас как-то направлять?

Такие легендарные люди, как правило, порождают вокруг себя самые разные мифы. Может, вы помните какие-то рассказы, связанные с именем Туполева, с его чертами характера? Помню, к примеру, что, когда он строил дом, на его территории оказалось живое дерево. Туполев не разрешил его спилить, и строители были вынуждены выпилить в полу и потолке веранды отверстие и дерево сохранили! Вот такое в нем было неожиданное сочетание жесткости, силы и вместе с тем бережного отношения ко всему живому.

На международной авиационной выставке Le Bourget в Париже © Архив Э. Романовой


П ортрет

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

53

Я выбирала их по принципу энергетического соот-

Первый ледник, большой и широкий, оказался

ветствия. Ведь если ты встречаешься с мужчиной

достаточно комфортным для посадки. Там мы

и чувствуешь, что между вами есть какая-то ис-

даже устроили небольшой пикник. Потом поле-

кра, для вас обоих все становится возможным. Но

тели на следующий. С него, правда, нас спугнули

потом мои лидерские качества все же начинали

люди, рассчитывавшие спуститься с ледника на

давать о себе знать… Я и сына, и мужей своих все

лыжах… А вот третий ледник оказался уже куда

время учила жить.

серьезней. Похоже, мой спутник очень хотел показать даме свое мастерство пилота, но при

Известно, что из-за вашей любви к самолетам с вами случались курьезные истории. Поведайте нам о них. Последняя история действительно очень интересна. Случилась она в швейцарских Альпах. В Швейцарии у меня были переговоры, и для них мне понадобился местный юрист. Мы мило поговорили о делах, а потом он протянул мне свою визитку. А я ему свою. Вдруг глаза у него загораются, и он спрашивает: «А вы и вправду имеете отношение к авиации?» Я отвечаю: да. Как он тут загорелся! Оказалось, что в прошлом он пилот. Как любитель летает и по сей день. Причем последнее его увлечение — полеты на альпийские ледники. Что дальше? Он предлагает мне слетать с ним на маленьком американском самолете. Я, естественно, не могу отказать.

посадке немного не рассчитал, и мы зарылись в снег... практически утонули в нем. Надо было как-то откапываться. Но когда выпрыгиваешь из кабины, просто-напросто проваливаешься в снег! И опереться абсолютно не на что. Я (все-таки инженер) начинаю «крутить матрешку». Утрамбовываю вокруг себя снег и хохочу. Мой спутник таращится на меня, глазам своим не веря: мол, только бесшабашные русские могут вести себя так в экстремальной ситуации. А высота, заметьте, — три тысячи двести метров, и дышать, когда активно двигаешься, затруднительно. Да к тому же не жарко. Утрамбовав немного снег, мы стали откапывать самолет. А солнце уже садится, и мы понимаем: как только оно уйдет за гору, окажемся в полной темноте и взлететь уже не сможем. Мой спутник начал звонить спасателям. Прилетел вертолет, но сесть рядом с нами они побоялись.

Когда Туполев приходил смотреть фанерный макет самолета, он замечал любую аэродинамическую ошибку. И, требуя ее исправления, запросто мог шарахнуть по макету палкой. Вот это была школа!

В конце концов они все-таки добрались до нас и откопали самолет. Но взлетать-то на нем некуда, перед нами — пропасть! А я все смеюсь, надеясь, что меня заберут спасатели. Однако мой спутник настаивает, чтобы мы летели вместе. Мы взлетаем над пропастью и вдруг… «проваливаемся»! Вот тут я действительно испытала многое, о чем словами не расскажешь.

Чувствуется, что жизнь ваша полна экстрима. А сама вы считаете себя экстремалом? Нет, не считаю. Разве что когда в молодости летала на планере… Полеты на больших самолетах не дают таких острых ощущений. Хотя все вокруг мне кричат: куда ты лезешь в твои-то годы! А вот высоты я, как ни странно, боюсь. Для меня посмотреть вниз с высоты двадцатиэтажного дома почти немыслимо. Но зато когда я в самолете, у меня самой появляются крылья.

Строительство железной дороги под Пермью, студенческие годы © Архив Э. Романовой


54

Портрет

Кашемир и Шелк, пилотный номер, 2012

Почему у меня возникла любовь к самолетам? Я и сама не знаю. В детстве было две мечты: балет и авиация… В этом и заключается вся парадоксальность моего характера.

Вы частенько шутите о том, что ваш дом стоит ровно на той самой вертолетной площадке, где в свое время приземлился Горбачев, прилетев из Фороса в один из драматичных моментов российской истории. Это анекдот или тут есть доля правды? Это совсем не анекдот. Да, мой дом стоит на бывшей вертолетной площадке. Здесь действительно приземлился Горбачев в августе 91-го, и его дача была тут, буквально рядом. А потом вертолетную площадку ликвидировали. При постройке фундамента моего будущего дома из земли вытаскивали покрышки, и камеры шасси от вертолета. Это место символично тем, что именно здесь закончилась одна эра нашей истории и началась совершенно другая. И оно так же, как и я, связано с авиацией.

Ну и, наконец, вопрос, который мы не могли вам не задать. Как и когда состоялась ваша первая встреча с компанией «Кашемир и Шелк»? И как вообще развивался ваш роман? Я тогда еще «на Туполях» работала, и мой ежедневный путь с работы пролегал по Кутузовскому. Я просто не могла проехать мимо этого магазина! А когда увидела и оценила качество вещей, которые там продавались, то не могла уже их позабыть ни-ког-да! Однажды на одном из традиционных клиентских вечеров мы повстречались с Викторией Саава, и она позвала меня на чашку кофе. Завязалась дружба… Так появились новые ниточки, связывающие меня с «Кашемиром и Шелком». С тех пор, как видите, они только крепнут и крепнут. И это прекрасно, ве��ь мы умеем дружить!


Журнал "Кашемир и Шелк" (часть 1)