Page 164

ее водили не на «Людей Икс», а на «Забриски-пойнт», «Пять легких пьес», «Китайский квартал», на Шаброля, Годара, Деми. «Мне повезло с родителями, — смеется Альма. — Они меня не уговаривали, я сама хотела жить как они. Готовилась стать именно театральной актрисой. Попала на съемочную площадку лишь тогда, когда начала сниматься сама». В кино она с четырнадцати лет. Начинала в костюмных сериалах вроде «Гаспара-бандита», потом появилась в «Жизни Адели» Абделатифа Кешиша, где сыграла с Леа Сейду и Адель Экзаркопулос. Этим летом выходят «Влюбленные дети» тридцатилетнего британца Криса Фоггина с молодыми английскими звездами: Себастьяном де Соза, Уиллом Поултером и Карой Делевинь. Супермодель пригласили неспроста — фильм про золотую молодежь. И у Ходоровски впервые центральная роль — француженки, влюбленной в главного героя. Национальность героини оправдывает ее французский акцент, впрочем едва заметный. Альма любит английский язык, совершенствовала его в Нью-Йорке, когда в 2011 году проходила стажировку в местной киноакадемии, а теперь даже сочиняет и поет песни

На вопрос, не пил ли Карл Лагерфельд ее молодую кровь, она смеется и говорит: он любопытный! но нет, она просто внимательно прислушивается к собеседнику, а когда улыбается — сущий ребенок. Так вот, на вопросы о дедушке Альма смущается и объясняет, что главные свои безумства дон Алехандро произвел задолго до ее рождения, что детьми он не так уж и интересовался, а тем более внуками, и не то чтобы этот видный специалист по таро и основатель психомагии качал ее на коленях. У нее, конечно, есть наследственность, но немного другая. Ее папа Бронтис Ходоровски и мама Валери Крузе — театральные актеры, ученики учеников легендарного поляка Ежи Гротовского, встретившиеся в не менее легендарном «Театре Солнца» Арианы Мнушкиной. Белая кость авангардного театра. Ее будили «Временами года» Вивальди, а днем дома слушали Дэвида Боуи. И в кино 226 V O G U E А П Р Е Л Ь 2 0 1 6

на английском. Она делает это вместе со своим приятелем Давидом Бодаром. Их поп-группа называется Burning Peacocks. «Это было первое имя нашей любимой ирландской рокгруппы My Bloody Valentine. Ну раз им не нужно, пригодится нам». Он — гитарист, она — за клавишами и солистка. С него — музыка, с нее — слова и режиссура. У группы сейчас готовится второй альбом. «Там я наконец-то учусь петь и пофранцузски», — говорит Альма. В первом клипе группы «Апрель» она была еще и режиссером. «Это был суперопыт. В первый раз я себя так хорошо чувствовала на съемочной площадке. Я работала с друзьями. Актеры, ассистенты, костюмеры, — все были свои. Дом Chanel дал нам платья. Так бы всегда сниматься! Сейчас я работаю над новым клипом».

Дело в «Апреле» происходит на концерте, в зале находятся друзья и родственники участников группы, они рассажены парами и в какойто момент начинают страстно целоваться. Среди них — мама Валери, но целуется она с другом, а не с папой. С папой они давным-давно живут отдельно, и девочкой Альма путешествовала между маминым домом в Монтрё и папиной квартирой. С мамой сейчас живут две младшие сестры. «Ребекке восемнадцать, она окончила школу, а Нур будет шесть лет, и она скоро пойдет в первый класс». А сама Альма три года назад переехала в живой молодежный Десятый округ. Снимает квартиру вместе с приятелем, имя которого не называет, но, похоже, это Давид Бодар. Собачку японской породы сиба-ину зовут Мерлан, ее талисман. Девушка бегает по утрам и гоняет велосипед вдоль канала Сен-Мартен. Альма Ходоровски сейчас в списке главных парижских красавиц. Среди которых все больше молодых актрис. Они не собираются отдать всю себя моде, а сохраняют дистанцию, которая делает их для модных Домов лишь еще более желанными. «У меня есть возможность лавировать и выбирать, мне не приходится браться за все равно какую съемку и все равно какой фильм», — говорит Альма. С Карлом Лагерфельдом они познакомились три года назад, во время подготовки в Chanel выставки и книги The Little Black Jacket. Альма снялась для выставки и сразу вошла в девичью свиту Кайзера, который обожает окружать себя юными красавицами, молодея от этого. На вопрос «Не пил ли он ее кровь?» она смеется и говорит, что Лагерфельд очень любопытный, он и его команда находятся в постоянном поиске нового. Знакомство пришлось кстати. «Я люблю надевать одну сильную, главную вещь, и тут Chanel вне конкуренции. Все остальное должно ей подчиняться и может быть попроще. Джинсы, например, я всегда предпочту платью». Театр по-прежнему ее главная мечта. Альма рассказывает о последних впечатлениях. Хвалит «Королей войны» фламандца Иво ван Хове: четыре часа сплошного Шекспира в театре Шайо. Но они с мамой хотят поставить что-то полегче. «Дневник Адама» по Марку Твену. Или «Дневник Евы». И пусть же эту Еву сыграет нам Альма. Алексей Тарханов

ПРИЧЕСКА: ALEXANDRY COSTA/ARTLIST. МАКИЯЖ: MARIE DUHART/CALLISTE. МАНИКЮР: CHARLENE COQUARD/ARTLIST. АССИСТЕНТЫ ФОТОГРАФА: BRYAN MONACO; HELENE DECROIX; VINCENT TOUSSAINT. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: LU JIAYING. ПРОДЮСЕРЫ: MATHILDE WACOGNE/ARTLIST; ELENA SEROVA. АССИСТЕНТЫ ПРОДЮСЕРА: NICOLAS DUCHAUSSOY/ARTLIST; KSENIA FINOGEEVA

Х

одоровски или Жодоровски — как правильно произносить вашу фамилию?» — переспрашиваю я у двадцатичетырехлетней красавицы Альмы. «Я француженка, значит Жодоровски, но мои отец и дед из Южной Америки, там произносят Ходоровски». Ну а прадед из Одессы, где он тоже Ходоровский. Семья украинских евреев эмигрировала после революции в Чили, где родился Альмин дедушка Алехандро Ходоровски. Он знаменит своими свирепыми психоделическими фильмами вроде «Крота» и «Священной горы», после которых актеры слетали с катушек, а публика крушила кинотеатры, и завиральными проектами вроде «Дюны», которую в итоге снял Дэвид Линч. Не зря Ходоровски сказал однажды, что пусть другие режиссеры делают кино глазами, а он его делает яйцами. Поэтому у Альмы и спрашивают по три раза на дню, какие у нее отношения с дедом и унаследовала ли от него дьявольские рожки и копыта. Внешне ничего инфернального в ней нет: высокая, тонкая, с серьезным лицом, можно подумать, что недовольным,

Vog042016  
Vog042016  
Advertisement