Page 104

КУЛЬТУРА Дакота делает глоток чая и продолжает уже тише: «Каждый раз, когда у меня случается простой, мне начинает казаться, что работы не будет уже никогда. Я не знаю, можно ли это назвать паранойей, но это то, с чем мне приходится жить». И все же сейчас оснований для беспокойства нет. Актриса подписала контракт на два сиквела «Оттенков серого», а еще снимается в менее масштабных, но более изысканных фильмах, которые позволяют ей продемонстрировать глубину своего актерского дарования. «Размер роли значения не имеет, — утверждает она. — Для того чтобы захотеть сниматься в фильме, мне важно полюбить свою героиню». В середине февраля в прокат вышла комедия «В активном поиске», где Дакота играет одну из четырех манхэттенских подружек, ищущих кто приключений, а кто серьезных отношений. На начало мая запланирована премьера фильма «Большой всплеск», в котором на живописном итальянском острове разыгрывается мрачная мелодрама. В команде с Тильдой Суинтон и Рейфом Файнсом девушка сыграла Пенелопу, упрямую юную сирену. «Она что-то вроде начинающей психопатки, играющей во взрослые отношения, — рассказывает о своей роли Дакота. — Но дело заходит слишком далеко, и в результате она причиняет боль самой себе». Режиссер Лука Гуаданьино (его предыдущим фильмом была артдрама «Я — это любовь») говорит, что ему была нужна актриса, которая могла бы привнести в кадр интеллект, — ею стала Дакота. Гуаданьино так понравилось работать с Джонсон и Суинтон, что он снова поставил их играть в паре в хорроре «Суспирия», съемки которого сейчас в самом разгаре.

Эти проекты сделают актрису частой гостьей на красных ковровых дорожках. И хотя в повседневной жизни она одевается по-нью-йоркски сдержанно и небрежно — под пальто Gucci на ней черное платье-рубашка James Perse и лоферы, на выход по совету стилиста Кейт Янг Дакота выбирает голливудскую классику: платья в пол с глубоким декольте или смелыми разрезами. Любимые марки: Saint Laurent Paris, Prada, Dior. «Дакота всегда сексуальна, что бы ни надела, — говорит Янг. — Но если ей сказать об этом, она примет ужасную позу или будет ходить вокруг как тролль и всех смешить. Она в душе рокерша. Да и парень у нее играет в рок-группе». Папарацци часто фотографировали Дакоту с музыкантом Мэтью Хиттом из группы Drowners (в том числе и на следующий день после того, как она в эфире американского ток-шоу Ellen заявила, что ни с кем не встречается). «Больше всего на свете меня достает, когда люди пытаются снять меня втихаря, — говорит по этому поводу актриса. — Это ужасное нарушение моих личных границ, я чувствую себя очень уязвимой и ничего с этим не поделать. Не могу я просто подойти к человеку и сказать: «Прекратите». Впрочем, и отказываться от поездок в метро она не намерена: «Я не должна прятаться от мира. Ведь в нем я черпаю вдохновение и идеи! Именно люди на улице заставляют меня двигаться вперед. Стоит мне случайно услышать обрывок разговора, чтото грустное, смешное или страшное, как я чувствую, что меняюсь сама». Уильям ван Метер

«Я всегда хотела сниматься в кино – выросла на съемочной площадке, и это было волшебно. Никакого плана Б на случай провала карьеры у меня не было».

БОЛЬШИЕ МАНЕВРЫ САМЫЙ ПЕРЕДОВОЙ ТЕАТР САНКТПЕТЕРБУРГА В АПРЕЛЕ ПРИЕЗЖ АЕТ С ГАСТРОЛЯМИ В МОСКВУ.

С

тарейший в Петербурге Александринский театр давно полюбил экспериментировать с классикой, приглашая к сотрудничеству самых модных российских и европейских режиссеров. Открывшаяся три года назад Новая сцена стала площадкой для совсем уж авангардных постановок вроде балета-перформанса Анны Абалихиной «Экспонат/Пробуждение», получившего год назад «Золотую маску».

166 V O G U E А П Р Е Л Ь 2 0 1 6

ФРАГМЕНТ ДЕКОРАЦИИ СПЕКТАКЛЯ «ТЕЛЛУРИЯ». СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ «ЗЕМЛЯ».

В честь двухсотшестидесятилетнего юбилея театр привезет в Москву свои главные новинки. Главный режиссер Новой сцены Марат Гацалов покажет свой утопический проект по роману Владимира Сорокина «Теллурия». Автор нашумевшей в Москве «Конармии» Максим Диденко в спектакле «Земля» переосмысливает одноименный шедевр кино Александра Довженко. А худрук Александринки Валерий Фокин реконструировал «Маскарад», последнюю постановку Императорского театра перед революцией 1917 года. Современная сценография совмещена с детально воссозданными декорациями, костюмами и знаменитыми занавесами художника-символиста Александра Головина. VOGUE.RU

ФОТО: ANASTASIA BLUR (1); КАТЯ КРАВЦОВА (1); АРХИВ VOGUE (1)

СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ «МАСКАРАД».

Vog042016  
Vog042016  
Advertisement