Issuu on Google+

сл 3 фо ова ко тон то нце ы пи чки пты кс и ел ли ы ни и ве и кт ор ы

ar -z in

te

bric-à-brac e


И И

Ц К

А Д

Т О

Е Р

Не слишком ли часто разочарование следует за разочарованием? Если вы задумываетесь о бренности бытия, для вас это неизбежно. Искусство — способ уйти от реальности. Искусство сродни очищению — с ним ты один на один. Стремление, любовь к искусству — это стремление чтото изменить. Из человеческих соков оно, из человеческого потайного греха и таланта. Тех, кто верит и надеется, что красота как понятие всеобъемлющее еще способна тронуть сердца, быть может, немного, но совершенно точно всегда должны быть люди, события и вещи, которые побуждают стать лучше. То, что отвлекает он несовершенства и дарит надежду. Пусть иногда хочется просто упасть, но расти необходимо всегда. Благоразумие допустимо сочетать с легким помешательством. Нам много чего удается совмещать несовместимого.

Нади Барциц


И И

И К

И

Л

Н И

Ч ТО

Ы Р Ы О Л Т Е К С Е К В И П И

Елена Вильчукова

Никита Соловьев

Андрей Орлов

Павел Тамакулов

Ы Т П

Сергей Трафедлюк

Е Ц

Владимир Чурсин Елена Станилевич Лина Дамиани Любовь Кузьмина Павел Коваленко

Н О К

Владимир Новиков Наталья Грезина Мария Погорелко Сергей Трафедлюк Дмитрий Аверьянов Ольга Касьянова Алла Дружинович Андрей Килочек Елена Вильчукова Виктор Нефёдов Лина Дамиани 4 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Ы Н

О Т О

Ф

Состав редакции: Алексей Дулов — креативный директор

Елена Корсарова

Владимир Новиков — арт-директор

Юлия Никифорова

Сергей Трафедлюк — литературный редактор

Анастасия Комкова

Наталья Давыдова — выпускающий редактор

Елена Гордеева

Наталья Грезина — ответственный секретарь

Павел Тамакулов

Юлия Никифорова — редактор фотоотдела

Андрей Килочек Дизайн, верстка: Владимир Новиков, Наталья Давыдова, Юлия Никифорова

Мария Щериля Сергей Попков

А В О

СЛ

Алла Дружинович Галина Фадеева Илья Александров Влад Самолётов Алла Величко Сонечка Кривых Кирилл Жижкевич

5


и

линии

Точки Елена Вильчукова . Севастополь. «Девичьи цветочки» Андрей Орлов . Ялта. «Ню». Сергей Трафедлюк . Севастополь. «Мимикрия одиночества» Владимир Чурсин . Ганновер. «Куда возвращаются» Елена Станилевич . Харьков. Павел Филонов: «Наивысшее развитие изобразительной силы» Лина Дамиани . Севастополь. Мозаика Любовь Кузьмина . Севастополь. Графика Павел Коваленко . Севастополь. «Люби ушами»

6 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Точки и линии

7


8 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Ел е

на

Де Ви ви л www. чь ьч vi-art. и у net цв ко ет в оч а ки

Точки и линии

1. Автопортрет с тюльпанами 2. Ваза с красными рыбками

9


10 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Точки и линии

3. Когда тепло 4. Море за окном 5. Восьмое марта 11


12 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Точки и линии

13


6. Цветы и манго 7. Сирень

14 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Точки и линии

15


Ню

16 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

др

Ан ей

ht tp : // ru

ai l/

/m

or

23

79 /

Ор ло в

ai l.

y.m

m


Точки и линии

17


18 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Точки и линии

Мимикрия одиночества Это вовсе не топчанный китч, не узор завитков, беззаботно рассыпанных на китайских купальниках-однодневках, не водная плоскость в заплатках полотенец, матрацев и порео. Пространство, раскрывающееся в картинах Андрея Орлова, больше всего напоминает кусочки пляжной жизни, фрагменты недосмотренных снов, случившихся в шезлонге на июльском солнцепёке, кадры, случайно отснятые кинокамерой, которую забыли выключить да так и оставили, убежав купаться. Что остаётся на плёнке? Изгиб локтя. Пятно загара. Расслабленная линия ткани. Ах, не верьте им, легковесным кадрам, защитите глаза свои от миражей! Этот мир, драпирующийся в кислотную крикливость, не настолько бесхитростный и наивный, каким хочет показаться. Он — повторяется. И он — претворяется. Мимикрирует. Прячется за очевидным, имитируя своей пёстрой кожей банальность и пустоцветность. Но цвет не пуст, не пол, не бесцелен: он отвлекает внимание своей знойной назойливостью или создаёт лёгкую рябь, вибрацию, как если бы в густой листве пряталась невидимая птица и время от времени давала о себе знать — прыг-скок, ветка дрогнула, солнечный зайчик потух. Их почти нагота — лучшая защита.

Ведь на пляже чудаком выглядит не тот, кто голяком напропалую валяется в пене прибоя, а чинный субъект при пальто, кепи и тросточке, поглядывающий на карманные часы. Пляжный дресс-код — обнажённость, и в данном случае она в тысячу раз лучше накладной бороды и чёрных очков скрывает от посторонних глаз. Эффекта подглядывания обнажённости, или же созерцания ню, на картинах Андрея Орлова не возникает отнюдь не потому, что чаще всего «то самое» целомудренно прикрыто купальным треугольником. Ню — состояние не тела, но души, соглашающейся обнажиться перед художником, отказаться от стыда и условностей, чтобы начать разговор о красоте нашего физического существования. Ню — это история о расцвете и увядании человека, рассказанная языком тела. Так вот, в работах Андрея Орлова ню — нет. Ни квадратного сантиметра! Девицы и женщины у Орлова однолики, как пластиковые стаканчики, и лица их глубоко спрятаны в кожу — гладкую, упругую, без единой укромной складочки, которая позволила бы отличить одну фигуру от другой. Бронзовую скорлупу загара не расколет ни любопытный взгляд, ни угол зрения, ни время. При телесной открытости для глаз, для воздуха, для пляжа и пейзажа — им, существам

19


праздным, ленным, удаётся скрывать свои черты, не прилагая для этого никаких усилий. Душа крымских наяд спит глубоко в оболочке плоти, так, как будто её и вовсе нет, и вот уже она — оболочка — остаётся в пустом одиночестве, чтобы думать, вспоминать и мечтать за двоих. Что же ещё делать в одиночку, как не мечтать? При всей абстрактности и условности человеческие фигуры на полотнах едва ли напоминают призраков, сбросивших телесные покровы. Скорее, это хороводы и переплетения тел с растворившимся духовным ядрышком. Тел, которые могут существовать, перемещаться, поглощать, встречаться, проводить время вместе, заводить семью и любоваться закатом, но не совсем понимают, зачем им всё это. В некоторых вещах Орлова особенно саднит ощущение недоделанности, недозавершённости, ущербности человека «здесь и сейчас» по отношению к некоему гипо20 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

тетическому, воображаемому человеку «повсюду и всегда». И там, где это ощущение возникает, нарастает подспудный бунт против всеобщей похожести и ежедневной мимикрии. И у гомункула, неожиданного осознавшего своё одиночество в толпе манекенов, возникает тоска по морщинам, теням, чертам лица. По душе, искажающей ровную гладь тела.

Сергей Трафедлюк


Точки и линии

21


22 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Точки и линии

23


sin .d e

w w w.

ch ur

Вл ад им Чу и рс р ин 24 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

Куда возвращаются


Точки и линии 1. Депо №1, 2010, холст/масло, 50х70 2. Депо №2, 2010, холст/масло, 50х70

25


Елена Станилевич

Павел Филонов: «Наивысшее развитие изобразительной силы». Некоторые особенности ритмической пластики в живописи Павла Филонова («Пир королей», 1913 г.)

«...Художник [...] писал пир трупов, пир мести. Мертвецы величаво и важно ели овощи, озаренные подобным лучу месяца бешенством скорби». В. Хлебников, «Ка». Всякий раз, соприкасаясь с живописью Филонова, утрачиваешь чувство внутреннего покоя. Стремительно возникает ощущение раскрывающейся у ног бездны, тем страшной, что она не реальна (будь это реальная бездна, была бы это половина беды, ибо от внешнего страха можно отшатнуться, спрятать голову в песок или просто уйти). Это бездна внутренняя, спасения и защиты от которой нет. В этом месте, вероятно, следовало бы развить тему о «силе пророческого предвидения Мастера, выраженной в динамике цвета и тревожном колорите», но я позволю себе этого не делать, поскольку рассуждения о «композиционном и колористическом строе картины, призванном подчеркнуть жуткую реальность и разрываемом яркими синими, красными и желтыми красками» не представляются мне верными в контексте филоновской философии. Это лишь вода и сироп. Мне же хотелось бы совершить попытку вникнуть в суть, уловить колебания пластики времени и понять механику изобразительных и композиционных средств художника. С этой целью поборю страх пред внутренней бездной и возьму линейку и циркуль.

26 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

Но прежде сделаю некоторое совершенно необходимое смысловое отступление. Математическая гармония греческой архаики, напряженный экстаз пространства Эль Греко, мерцающее серебро живописи БорисоваМусатова — возможно ли зрителю в полной мере понимать содержание произведения искусства? Полагаю, нет. Действительный смысл неуловим. Время, породившее тот или иной художественный труд, отошло и угасло, и авторы угасли вместе со своим временем, движение их мысли восстановить никак нельзя. Следует сказать, что тут речь идет не о литературных домыслах, реконструкциях и стилизациях, а о верном и правдивом понимании мыслительного процесса, понимании ассоциативных, чувственных (вплоть до дактильных) связей, ощущений и эмоций. Можно проводить сколько угодно глубокий семантический анализ произведения — мы всегда будем иметь дело лишь с трактовками, но никак не с действительным временем. Более того, в процессе анализа и домысливания живая ткань утрачивается окончательно. Хорошо, раз дело во времени, то, в таком случае, что до произведений искусства современного? И для зрителя, и для автора время — одно,


Точки и линии

Илл. 1. Павел Филонов, «Пир королей», 1913 г. Холст, масло, 175х215.

и воздух один, одна структура пространства. Соответственно, и изобразительный язык должен быть понятен и доступен, нес па? Добро пожаловать в галерею. Однако и тут не представляется возможным читать с листа. Отчего так? Вероятно, оттого, что авторы, выстраивающие художественное пространство дня сегодняшнего, живут — в дне завтрашнем. А время завтрашнего дня, по вполне понятным причинам, также — увы — никак не доступно нашему сознанию. В скобках возникает вопрос: но ведь в реалистическом искусстве уж наверняка все должно

быть совершенно ясно в любой эпохе? Рефлексы, блики и полутени, сочные персики, дышащие утренней свежестью, а также покрытые нежным пушком девичьи ланиты. Или вот — архитектурный пейзаж, а там — прилетели грачи. Простой, как кирпич, нарратив, изобразительная летопись пространства и времени. Все понятно. Нет, не понятно. Однако комментировать не берусь, потому как, с одной стороны, мне представляется неверным и невозможным оспаривать важность реалистической школы живописи с ее мастеровитостью и сделанностью детали, а с другой — я не люблю персики. Впрочем, не 27


удержусь и приведу краткую цитату, я нахожу ее крайне уместной: «Вместе с общим культурным ростом в нашей стране выросла и потребность в хорошей музыке. Никогда и нигде композиторы не имели перед собой такой благодарной аудитории. Народные массы ждут хороших песен, но также и хороших инструментальных произведений, хороших опер. Некоторые театры как новинку, как достижение преподносят новой, выросшей культурно советской публике оперу Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». [...] Это левацкий сумбур вместо естественной, человеческой музыки. Способность хорошей музыки захватывать массы приносится в жертву мелкобуржуазным формалистическим потугам, претензиям создать оригинальность приемами дешевых оригинальничаний. Это игра в заумные вещи, которая может кончиться очень плохо» [«Сумбур вместо музыки». Газета «Правда» от 28 января 1936  г. Редакционная статья об опере Д. Д. Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда»]. Пусть этот прекрасный литературный пассаж послужит иллюстрацией к вопросу о реалистическом искусстве, о его методах, а также о трактовках искусства вообще. Кроме того, упоминание нежно любимого мною Дмитрия Дмитриевича Шостаковича (тут неплохо было бы поставить пластинку с Восьмой симфонией) позволяет мне наконец-то с чистой совестью без всяких логических лакун обратиться к собственно живописи и философии Павла Филонова. Итак, «Пир королей». Какими, собственно, средствами достигается это ужасное впечатление прекрасного гармонического диссонанса? Безусловно, важнейшие инструменты — пластический ритм, жесткая конструктивная структура, предельно глубокое, действительно доведенное до атомарной основы членение плоскости холста на смысловые зоны — и последующее объединение ее в болезненно скрученное целое. Как? И все-таки нет никакой возможности удержаться от трактовок, Филонов буквально вынуждает это сделать — и я попробую размышлять.

28 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

«Пир королей» — некое надмирное действо, важность которого многократно подчеркивается и усиливается весомыми точками-ударами — крестообразными формами, выраженными явно (в пересечениях рук) и неявно — в целом крестообразной структурой композиционной схемы (илл.  2 а, б). Стоит ли упоминать о том, насколько сильный, глубокий и многоплановый символ представляет собой крест?

Илл. 2 а, б

Кроме того, «цвет сам по себе что-то выражает», и в живописи Филонова понимание выразительной силы цвета доводится до высшей точки


Точки и линии звучания, до «наивысшего развития изобразительной силы». Вязкое пространство «Пира королей» выстраивается в колорите, густо скрученном из киана и кровавого краплака, пребывающих в антиномическом единстве, и колорит этот куда как более внятно говорит о царской природе персонажей, а также вызывает прямые ассоциации с христианской догматикой, в которой цвет облечен глубоким значением. В этом контексте звучание красного и синего у Филонова обретает совершенно особенный многогранный смысл. Рассмотрим структуру движения ритма синего в полотне.

На схеме хорошо видно крестообразное расположение доминантных синих, этот крест в композиции, как было уже сказано выше, развивается по всей плоскости холста, многократно повторяясь, движется в разных направлениях, отражается и преломляется, рассыпаясь мелким ритмом во множественных узелках-конфликтах. Наиболее агрессивный всплеск синего — в  центре, вокруг чаши с фруктами и около блюда с  рыбой, синий оттеняет эти два важнейших элемента, создает острое напряжение в зоне конфликта, тем самым формируется композиционный центр картины. В точке этого конфликта находится максимально сгущенное проявление цветового содержания и в этой же зоне развивается диалог и движение пластических форм.

Илл. 4

Изображение рыбы на столе является также и смысловым центром сюжета — рыба, как древний важнейший христианский символ, обращает все повествование в целом к материи горней, взывая к полифонии смыслов. Нерегулярная форма силуэта рыбы очерчена эллипсом и заключена в жесткие рубленые границы стола. В этом месте обнажается плоскость картины, здесь звучит земля как основа всего построения. Илл. 3

29


ное изогнутыми линиями спинок тронов, развивается в мерном ритме голов, перетекает через фигуру гиганта в левом углу, сквозь фигуру Шута восходит в темной части правого фланга картины (по массивной вертикали фигуры второго гиганта), совершает крутой разворот и в высшем своем напряжении оканчивается чашей. Устойчивость композиции придают два взаимно проникающих пересекающихся структурных треугольника, развернутых вершинами вверх и вниз.

Илл. 5

Особенно остро и напряженно раскрывается это почти литургическое звучание в образе чаши, которую держит в руке центральный персонаж. На приведенной ниже схеме видно, каким образом это достигается:

Илл. 7

Илл. 6

Обостренная спираль, охватывающая центр картины, начинает движение из левой части композиции от светлого пятна блюда с рыбой и вначале проходит по спине и в светах центральной фигуры. Дальнейшее ее движение, акцентирован30 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

Устремленная ввысь треугольная конструкция — символ духовного возрастания, движения к горнему. Вся композиция состоит из бесчисленных мгновенных созвучий-диалогов, каждое из которых обладает особенным ритмом. Совместно же они образуют слитое гармоническое звучание, где единство достигается за счет острой надрывной пластики цвета. Плоскость стола, на котором лежит блюдо с рыбой, разделяет композицию по диагонали на две зоны: зону вышних сил, горних устремлений, в которой центральное место занимает группа из трех фигур на светлых тронах, и зону земного, где довлеют грубые кубические массы, корчатся в судорогах Шут и изломанные фигуры гигантов.


Точки и линии Их объединяет расположенная по правой золотой линии вертикаль, созданная поднятой рукой с чашей. Цвет отражается, искажается и вибрирует: золото, которым окутана женская фигура в верхней части, при практически зеркальном повторении силуэта рук оборачивается холодом синего в ладонях Шута.

Илл. 8

...Что символизирует обнаженная женская фигура, сидящая на троне в окружении двух хранителей со скрещенными кистями? О чем этот безмолвный диалог, выраженный движениями

рук? Нагота героини предполагает разговор о чувственном начале — так быть может, это Любовь? Но отчего же тогда ее умиротворенный жест в точности копирует Шут, ядовито и саркастически интонируя синими лапками? И почему именно Шут оказывается в центре очень внятно очерченного треугольного пространства, выступая некой важной говорящей частью композиции?.. Над кем и над чем он смеется? Не знал и не мог знать Филонов, что ждет его страну через год, через три, через четверть века. «Пир королей» — не предчувствие и не пророчество. Это максимально точное, полное и безусловное отображение линеарной пластики времени, скрупулезная фиксация всех ее изломов и надрывов. Да, понять в полной мере смысл изобразительного произведения невозможно, поскольку утрачивается связь с прошедшими временами, отсутствует возможность диалога с временами будущими. Однако можно услышать ритм, почувствовать его, вникнуть в конструкцию. Это единственный изобразительный язык, доступный пониманию зрителя. ...Так что же это за женщина, к которой обращены движения и взоры присутствующих на пиру, в честь кого поднимаются чаши? Смерть ли это? Безысходность, Надежда? Может быть, Судьба?

31


ia ni .it li n ad am

w w w.

Да ми ан и на Ли Мозаика

32 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Точки и линии

33


34 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Точки и линии

35


Любовь Кузьмина

36 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Точки и линии

1. Натюрморт 2. Чупа-чупс 37


38 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Люби ушами

Па

ве л

Ко ва ле н

ко

Точки и линии

39


и П

векторы

икселы

Никита Соловьев. Севастополь. Иллюстрации Павел Тамакулов. Севастополь. «Seasons»

40 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Пикселы и векторы

41


du ke -p ic

s.l

iv ej ou

rn al .co m

Ни Со к ло ит вь а ёв Иллюстрации

Эдгар Аллан По. «Человек толпы» 42 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Пикселы и векторы

Эдгар Аллан По. «Низвержение в Мальстрем» 43


Правда Тамара Зибунова приобрела стереофоническую радиолу «Эстония». С помощью знакомых отнесла ее домой. На лестничной площадке возвышался алкоголик дядя Саша. Тамара говорит: — Вот, дядя Саша, купила радиолу, чтобы твой мат заглушать! В ответ дядя Саша неожиданно крикнул: — Правду не заглушишь! (Сергей Довлатов. «Соло на ундервуде»)

44 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Пикселы и векторы Черти Наутро после большой гулянки я заявил Сергею Вольфу: — Ты ужасно себя вел. Ты матюгался, как сапожник. И к тому же стащил зажигалку у моей приятельницы... Вольф ответил: — Матюгаться не буду. Зажигалку верну. (Сергей Довлатов. «Соло на ундервуде»)

45


Па Та в ма ел ку ло в Seasons

Autumn 46 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Пикселы и векторы

Best Friends Forever 47


Dreamcatcher 48 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Пикселы и векторы

Unicorn Fish 49


Ф

отоны

Елена Корсарова. Москва — Севастополь. «Особенные места» Юля Никифорова, Настя Комкова. Севастополь. Merged vision Елена Гордеева, Павел Тамакулов. Севастополь. «Мир без рамок

для фотографий». Ломография

Андрей Килочек. Севастополь. «Зал ожидания» и «Цветение травы» Мария Щериля. Киев. «Ничей овраг» Сергей Попков. Севастополь. «Дворы нашей памяти»

50 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны

51


Елена Корсарова http://lenakorsarova.ru

Особенные места Инкерман

52 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны Может быть, в одном из таких мест умер дикий кот или человек впервые по-настоящему отъехал под тяжелыми наркотиками. А может, кто-то кого-то взял за руку... как-то странно — камни все помнят.

Балаклава

53


Голландия

54 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны

Херсонес

2009, авторская ручная печать

55


Юля Никифорова Настя Комкова Merged vision

56 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны

57


58 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны

http://www.flickr.com/photos/suok

59


Елена Гордеева Мир без рамок Павел Тамакулов для фотографий Развитие цифровой фототехники, безусловно, обогатило сокровищницу мирового визуального искусства. Портфолио современных фотохудожников не перестают поражать широтой жанрового диапазона — постапокалиптические HDR-пейзажи; натужные задумчивые портреты, неумело переведённые в фотошопе в монохром; макроцветочки, угрожающе разевающие пасти на несчастного зрителя; депрессивное чёртово колесо в сепии; и многиемногие другие набившие оскомину сюжеты.

60 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны

Нет ничего удивительного в том, что популярность ломографии набирает обороты именно сейчас — во время дефицита ярких, живых, эмоциональных снимков. Когда два студента Венской Академии Искусств во время путешествия по Чехии обнаружили в фотомагазине невзрачную миниатюрную фотокамеру производства СССР, они вряд ли представляли, чем это обернётся. Фотоаппарат «ЛОМО Компакт-Автомат» не пользовался особой популярностью на родине.

61


В начале 90-х модель уже готовились снять с производства… если бы не чудо (на заводе произошедшее расценили именно так). Австрийцы восприняли «ЛК-А» как игрушку и обращались с ним соответствующе. Снимки делались «от бедра», не глядя в объектив, с многократным экспонированием на один кадр. Однако, увидев результаты на отпечатанных фотоснимках, друзья были поражены. Фотографии, снятые «ЛК-А», отличаются большей глубиной резкости, яркими насыщенными красками и характерными за-

62 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

темнёнными краями. Присущие ломоснимкам геометрические и цветовые искажения в сочетании с нетрадиционными приёмами съёмки и неповторимым пражским колоритом сделали своё дело. Было принято решение организовать первую ломовыставку. А поскольку денег на неё, естественно, не было, находчивые студенты зарегистрировались как официальная организация и обратились за поддержкой в венский муниципалитет. Так в 1991 году родилось Международное Ломографическое Сообщество.


Фотоны

Три года спустя, 1 апреля 1994 года Ленинградское Оптико-Механическое Общество получило факс с предложением о закупке партии фотоаппаратов. В Петербурге его приняли за первоапрельскую шутку, и ответа не последовало. Тем не менее, австрийцы были настойчивы, и в том же году был заключён первый контракт на поставку фотокамер. За 16 лет существования Ломографическое Сообщество превратилось в мощную

организацию. Ломографические Посольства открыты в 75 странах мира. Арсенал ломографов расширился от легендарного «ЛК-А» до множества разнообразных аналоговых лоу-фай-камер, у каждой из которых свои неповторимые особенности и эффекты. Среднеформатные китайские камеры «Диана» и «Хольга» придают сказочный, мистический оттенок даже самому заурядному повседневному кадру.

63


От вращающегося объектива панорамного фотоаппарата «Горизонт» не ускользает ни одна деталь — снимки получаются масштабными, яркими, а перспективные искажения порой делают их похожими на космические пейзажи или отражение в зеркале комнаты смеха. Аналоговое фото принято считать устаревшим и хлопотным занятием. Однако плёнка предоставляет безграничные возможности для игры с цветом. Экспериментируя с реактивами при проявке просроченной плёнки, наложением кадров ломографы добиваются самых непредсказуемых результатов.

64 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны

Ломография далека от натянутости и статичности постановочной художественной фотографии. В то же время, это не сухое документирование окружающей действительности. Главный герой ломографического снимка — эмоция. 10 золотых правил ломографии: Правило № 1: Всегда бери с собой фотоаппарат Правило № 2: Используй фотоаппарат в любое время дня и ночи Правило № 3: Ломография — не вторжение в твою жизнь, а её часть Правило № 4: Снимай от бедра Правило № 5: Приближайся максимально близко к объектам ломосъёмки Правило № 6: Не думай, просто снимай Правило № 7: Действуй быстро Правило № 8: Необязательно знать заранее, что получится на плёнке Правило № 9: И после съёмки тоже Правило № 10: Забудь о любых правилах

Кто-то воспринимает ломографию как искусство, кто-то как философию, кто-то как бренд или моду. А для кого-то это способ увидеть волшебство в самых неожиданных гранях окружающей действительности. 65


Андрей Килочек www.photoarting.com

Зал ожидания Оставляя негаснущие следы, звёзды этой ночью медленно плыли, разрезая какие-то свои пространства, там, невообразимо далеко... На одной из них, укрывшись сухими и тёплыми листьями, лежал я и спал...

66 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны

Цветение травы Однажды, проснувшись очень рано, я, неожиданно для самого себя, легко встал и оделся. Утренние кухни такие сладкие, такие чайные. И хоть ночное время густо, нужно было быстро собраться. Выйдя на улицу, я застал ночь, совершенно темно... Что ж , хороший знак, значит успеваю. Идти пришлось пешком, так как ночной будний город совершенно пуст. Это и хорошо, ведь путь в таком городе может пролегать по разделительной полосе дороги... Скоро уже был во дворе, где нужная мне квартира, одна единственная, кажется, светилась во всем квартале. Да, меня ждали.

67


ил я Щ ер ия ар М Ничей овраг

68 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


69


70 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


71


72 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


73


По пк ов ге й Се р Дворы нашей памяти

74 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


75


76 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны

77


78 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Фотоны

79


онцепты К Наталья Грезина, Мария Погорелко. Севастополь.

«Цветаева»

Владимир Новиков. Севастополь. «Создать систему» Наталья Грезина. «Чудеса Кони-Айленда» Сергей Трафедлюк. Севастополь. «Кто придумал тебя, Дима Свиньин?» и «Словоформы»

80 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

81


На М та ар л ия ья По Гре го зи ре на лк о Цветаева

82 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты А следующий раз — глухонемая Приду на свет, где всем свой стих дарю, свой слух дарю. Ведь все равно — что говорят — не понимаю, Ведь все равно — кто разберет? — что говорю. Бог упаси меня — опять Коринной В сей край прийти, где люди тверже льдов, а льдины — скал. Глухонемою — и с такою длинной — Вот — до полу — косой, чтоб не узнал! 7 апреля 1920 г.

83


. ru no vi xar t

ви ко в ht tp : //

Но ир им ад Вл Создать систему

84 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


85


Наталья Грезина http://www.flickr.com/photos/grezina/


88 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

89


90 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

91


92 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

93


94 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

95


96 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

97


98 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

99


лю к Тр аф ед ге й Се р Кто придумал тебя, Дима Свиньин? Пролог. Дмитрий Аверьянов Глава 1. Елена Вильчукова Глава 2. Дмитрий Аверьянов Глава 3. Андрей Килочек Глава 4. Сергей Трафедлюк Глава 5. Наталья Грезина Глава 6. Сергей Трафедлюк Глава 7. Ольга Касьянова Глава 8. Владимир Новиков Глава 9. Владимир Новиков Глава 10. Алла Дружинович Глава 11. Дмитрий Аверьянов

100 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

ПРОЛОГ, прочитав который, мы приходим к неоспоримому выводу, что Дима Свин��ин — есть ДИМА СВИНЬИН День повесил утро-пальто, Разделся и сел на кровать. Кто придумал тебя, сухой росток? Кто придумал тебя сажать? Из дома тесного в уличный глаз Соринкой своих мощей Вышел мальчик в последний раз И шагал средь колдобин-прыщей. Мрачно, как ночью, солнца мышь Спряталась по́д неба пол, Пустая бутылка высохших крыш Упала под сумерек стол. И кажется, словно то жизни леска Теряет последний крючок, То рыба невежества дёргает резко; Дождь, да он весь промок. И будто этот автобус — желток, Болтается в улиц яйце; Щелчок — включает вечерний платок Огни на его лице. Нелепым сгустком цыплёнка таясь В окошечной скорлупе, Разбух он и вытек в шумную грязь На съедение кошке-толпе. Нет, не всё — выпадает гадкая плоть Из усатого рта, Не жуётся? значит приколоть, Как бабочку, как Христа…

…………………………………….. Читая стихи, кричал как бешеный, Давил словами языков птичьих вошь, Все смотрели на него, будто он уже повешенный, В чьём-то кармане чесал руки нож. Крикнул кто-то: «Ну, хватит, слишком!» Труп замазал ночи́ гуталин. Кто ж тебя выдумал, тощий мальчишка? Кто придумал тебя, Дима Свиньин?

101


ГЛАВА 1, полностью посвящённая портрету главного героя (придумала Елена Вильчукова)

102 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты ГЛАВА 2, в которой Дима Свиньин рассказывает о себе и взрослеет (придумал Дмитрий Аверьянов)

Из поэмы «Бог» (…) Чёрный, колючий ветер. Холодно и темно. Больше всего на свете Хотелось открыть окно. Все нерождённые дети Мечтают открыть окно.

Глазки на облаках Вскачь на север и юг. В этих тогда глазах Первый явился друг, Ну, а в его глазах — Мой облачный луг.

Бьётся стекло кровью В белую простыню. Тётя, неся к изголовью, Голову держит мою. Самой чистой любовью Голову держит мою.

Я и спросил его: Есть ли бог на земле Или много богов В синей висит петле? Чем больше богов, Тем мы больше в петле.

Спешка! Но, дня быстрей, С усами вылезла ночь. Ночь — она муравей — Хотела меня уволочь. Врач приехал быстрей. Врачи ненавидят ночь.

Он сказал, что весна — Повод рожать цветы, Видишь, стоит сосна? Маленькая, как ты. Красненькая страна — Маленькая, как ты.

Был я покрытый лаком, Миру всему не рад. Раз я так сильно плакал, Значит, не страшен ад. Дождь стерпела собака, Мы же стерпели ад.

Нет у ёлки детей, Есть у неё земля, Прахом своих костей Греет она тебя. Ветки ломай быстрей, Только ломай любя.

Дальше я помню свой Самый вишнёвый двор, Вот и тогда впервой Небо рукой протёр, Солнца над головой Жёлтый развёл костёр.

Понял тогда я, жизнь — Это лавка и кров. Поп на меня не брызнь! Я в стране без богов. В ней ёлочья жизнь И не бывает цветов.

Вот мне 16 лет, Я обязан цвести! В красный и жёлтый цвет, Но заставляют мести! Дайте зелёный свет! Дайте же мне цвести!!! Небо — моё пианино, Чёрное и ночное. Сольно Свиньин Дима Вынет своё цветное. У чёрно-белого дыма Сердце всегда цветное. За то, что худые руки В клавиши-звёзды били, Ногами в голову, с**и, В пункт опорный водили. Нет понятней науки, Чем: в голову били. Спаси, ведь убьёт нога, Не вынесет боли тело, Он сына не спас тогда, И до меня нет дела. Свиньин? Беспартийный? Да! В чистилище смотрят дело. И спрашивают: не рад? Вернулся же к смерти снова. Тебе непременно в ад За дерзкую силу слова. Тут пьяницы, смрад и мат. В ладоши хлопают снова. Сломалась сонная жердь, Я мокрый проснулся весь. Сказал: ненавижу смерть, Противную мягкую грезь. Сказал: моя Родина — твердь! Я сказал: Моя Родина — ЗДЕСЬ! 103


ГЛАВА 3, где разморенный Дима неожиданно засыпает и видит странный полуденный сон (придумал Андрей Килочек)

Полуденный сон Димы Свиньина

104 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

105


ГЛАВА 4, в которой Дима Свиньин встречает кучу народу и спасает Родину (придумал Сергей Трафедлюк) Роковые встречи мистерия Действующие лица: Дима Свиньин — общительный молодой человек Все остальные и Родина Действие первое, завершающее. Дима Свиньин. Привет, свиноматка-лето!.. Свиноматка-лето. Здравствуй, Дима. (Исчезает.) Дима Свиньин. Привет, коготок с ноготок! Коготок с ноготок. Привет, Димон! (Исчезает.) Дима Свиньин. Привет, девочка с сервера! Девочка с сервера. превед димочка какдила))))))))))) (Исчезает.) Дима Свиньин. Привет, человек-депутат! Человек-депутат. Здравствуйте, молодой человек! (Исчезает.) Дима Свиньин. Привет, дядя Боря! Борис Ельцын. Я ухожу, я устал, уступи место, мальчик. (Садится и исчезает.)

Дима Свиньин. Додо? Додо. Да-да? (Исчезает.) Дима Свиньин (в недоумении). Да что же это творится, с кем ни поздороваешься, все куда-то исчезают, что тут происходит?! Появляется Родина. Дима Свиньин и Родина долго смотрят друг на друга в гнетущем молчании. Через пять минут Родина удаляется. Дима Свиньин, взопревший от натуги, красный, как помидор, улыбается с горечью эмигранта и вытирает рукавом слёзы. 10 минут играет «Марш славянки». Занавес.

Дима Свиньин. Привет, человек-невидимка! Человек-невидимка. Привет, Дима, скоро увидимся. (Исчезает.) Дима Свиньин. Привет, старый штиблет! Старый штиблет. О, сколько лет, сколько зим, здра… (Стремительно исчезает.) Дима Свиньин. Привет, гваделупский длиннозубый песец, занесённый в Красную книгу! Песец. Дима-Дима, что же ты творишь? (Исчезает.)

106 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

ГЛАВА 5, в которой Дима оказывается в ситуации сложнейшего выбора (придумала Наталья Грезина) 107


Глава 6, в которой мы рассматриваем старый телефон Димы и узнаём кое-что об их совместной жизни (придумал Сергей Трафедлюк)

Клавиши Yes и No Судя по всему, Дима выбирал телефон, находясь под впечатлением от стиха Евтушенко «Два города». Каждый раз, сбрасывая надоедливый вызов, Дима бурчал под нос: «Чёрта с два здесь получишь ты добрый совет, или, скажем, привет, или белый букет». А когда решал поговорить, успевал шепнуть: «Просят губы любые твоих без стыда…», а потом приветствовал звонившего: «Да-да-да? да-дада? да-да-да!»

Цифры 4, 5, 6 Видимо, эти клавиши стёрлись в день, когда Дима твердо вознамерился стать концептуальным поэтом. В своём первом арт-проекте он решил ответить на вопрос: можно ли, бесконечно набирая в эсэмэске одну-единственную строчку— «Колкий склон и пуст и полон», — отыскать в ней сакральный смысл до того, как телефон разрядится? Через семь часов непрерывных поисков сакрального телефон наконец-то сдох, а Дима чётко уяснил, что в поэзии он — ярый традиционалист.

108 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

Стёршаяся нижняя стрелочка около джойстика Намеренно стирая нижнюю стрелочку маминым средством для снятия лака «Ноготок», Дима, кажется, приговаривал: «Не смотри вниз, Дима, не смотри, внизу буквы — махонькие, как муравьи и люди, вверху экран — большой и светящийся, как небо!»

Карта памяти Карта памяти: около 7 неотправленных эсэмэсок 1: я искал смысл но не нашел зайду еще в книжный 2: не отправляй меня 3: 3,1415926535897932384626433832795 дальше не помню 4: ты не любиш а я тоже чековек а я тже пряталсю от смерти под одеяло и ненавиде4 перловку на завтрк 5: sms и sos отличаются одним словом my 6: бог скромный. он всегда просил людей писать его с маленькой буквы. потому что он сидит в любой травке, в каждой букашке, во всяком камушке. бог очень скромный. но послушали его только коммунисты 7: привет!


Концепты Обратная сторона По-моему, возгорание случилось осенью. Пожар дёрнулся к потолку, как больной, резко проснувшийся от тягучего кошмара. По стенам полез дым, хрупкие обои — не успел разобрать, слишком быстро всё произошло — съёжились и пошли ожогами, тюль на глазах обратилась чёрной паутиной и в ту же секунду истлела. Неожиданно заорал телевизор, протяжно взвыло радио, батарея начала издавать ноющий стон, пытаясь перебить надвигающуюся тишину. Кот с диким воплем выскочил в окно — и рама захлопнулась за ним, как дверца мышеловки. Потом все вещи замолчали, все ящики закрыли рты, краны напряжённо втянули воду в ноздри, горький воздух сжался в клубок в углу комнаты. В наступившей разреженной пустоте Дима открыл глаза и встал с дивана. Молча посидел несколько минут. Потом накинул на себя валявшуюся рядом куртку. На полу в прихожей, рядом со шкафом, отыскал ключи, вышел из квартиры и неторопливо запер за собой дверь. На улице в нос ему ударил запах гари. Дима подошёл к груде тлеющих листьев, достал из кармана телефон и кинул его в смуглую гущу. Экранчик на мгновение вспыхнул, будто подхватив блуждавший в гниющих пластах огонёк, — да и погас. Далее свидетельства очевидцев расходятся. Одни говорят, что, бросив в костёр телефон, Дима развернулся и ушёл обратно в свой подъезд. Другие утверждают, будто он направился прямиком к автобусной остановке, и некоторые даже видели, как он садился в тридцатую маршрутку. Дворничиха, поджёгшая осенние листья (женщина в высшей степени порядочная и наблюдательная), вообще видела с предельной чёткостью, что после своего странного поступка «молодой человек сказал: — Дешевле новый купить, — и это, ну вот прям на рынок и пошёл, наверное, за новой мобилкой». По непроверенным данным, Диму вообще никто никогда не видел.

109


ГЛАВА 7, в которой нет ничего, кроме Димы Свиньина и поезда (придумала Ольга Касьянова)

Нечто серьёзное

Отчасти оттого, что он умеет щедро тосковать за остальных, а за себя — умеет не подумать, так странно было ехать одному. И не заснуть. И не задуматься о чём-то. И н�� писать стихов. И книжек не читать. Так вот, тоска пришла. Сама, без состраданья к людям и животным, и обратила зеркало, а в нём — я вот. Помятый, невесёлый. Столбы бегут, согласно всем законам, а мы трясёмся, но стоим. И складки отлежалых простыней — как припорошенные опустелые окопы с кинокартинных (или божественных) высот. Я есмь. Один — красиво неизменный — на верхней. Двадцать два часа уже смотрю в пробел промеж стены — в его проплывшие, невозвратимые, чудны́е… Вот если б зацепиться за ребёнка, снующего туда-сюда, и завести не в шутку разговор, я на себя похожим дольше б пробыл, хотя потом, наверно, всё равно, поближе к ночи, так же б покатилось: молчал бы, памятуя о дерущем простудном горле, коленки подгибал, равнодалёкий к прошлым и грядущим, закутывался б в чёрти что и думал о коровах — проплывших и пропавших. 110 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

Но главное — смущался точно так своим тяжёлым непривычным сердцем — и недовольным, и недобрым чужаком. Терпел его, терплю и буду ждать терпенья от за окном снующих голышей на серых по́лосах, и серое на сером — прекрасно. Мне надобно не здесь — мне там, мне с ними вместе, таким же карандашно-серым быть — нестись назад в узоре перемен — бежать и падать с ног и снова подниматься, бежать — и всё вокруг бежит. Как будто то — нечаянная глупость, что мир — стоит, а мы мимо него несёмся прочь по красной стрелке на размеченном картоне. Несёмся скоро, споро, дымовито — к давно невиданным друзьям, по делу, по работе, на свадьбу, на крестины — и всё же к смерти. Тут — обрыв. Уйди, не наблюдай за ним, он думает не это. Он мятый, невесёлый от усталой духоты, а не червивой мысли. А если он и думает о смерти, то не словами старых дураков, — вздохнул старик и вышел из вагона. А Дима проводил его глазами. И улыбнулся, и прошла тоска. И Дима наш уснул, как будто отогретый, напо́енный, укрытый и родной.

111


Глава 8, в которой Дима видит сон про сотворение мира, смысл мироздания, и он в умилении сердца проникает в цель существования всего живущего на земле... (придумал Владимир Новиков)

112 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

113


Глава 9, в которой Дима просыпается и, совершенно забыв о том, какой сон он видел ночью, поглощает омлет и слушает радио «Маяк» (придумал Владимир Новиков)

114 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

115


ГЛАВА 10, из которой мы узнаём о том, как Дима стал Димой (придумала Алла Дружинович) В одном из возрастов Дима Свиньин звался Митей, но теперь он скрывает это. Был толст. Виляя, катался на велике. Собаки кусали заднее колесо, стремясь погубить МитюДиму. Он жил в доме у железной дороги. Электричка останавливалась у дома, хотя там не было никакой станции — оттуда высаживался мастер из депо, шёл домой, в Митин-Димин подъезд. Иногда на рельсах Дима-Митя находил страшное. Под впечатлением он сочинял стихи в такт своим шагам. Стихи шагали, скакали, падали и вскакивали. Дрыгали ногой. Иллиперко — славный малый, колченогий хрен удалый… — бормотал Митя. Прибежало Конопуло… Дёрнул так, что аж заснуло стадо лётчиков-волчков, вертолётчикочиков… — кружился.

116 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

Завизжала волосянка, закачалася стремянка… — выпив пару бутылок водки и войдя в кураж, Митя мог чесать часами. Митя чувствовал себя пустым и грустным. Он очень хотел, чтоб его любили. Хотел быть одновременно сильным и злым, добрым и хильфстберайтным. Митю колбасило от того, что любви нет ни в нём, ни в окружающем. Митя глядел в огонь и в небо и звал Бога, просил смысла. Так он повзрослел. Стал добрым и всем хильфен, кто ни попросит. А к врагам стал злым и непримиримым. Разобрался, что зачем. Перестал быть толстым Митей. Стал Димой Свиньиным. Бормотал иногда, болтая праздной ногой: Иллиперко… еттык. Закачалася стремянка… Филосóф. И улыбался хорошо.


Концепты

117


ГЛАВА 11, пока последняя, в которой есть комната, но Димы в ней нет

(придумал Дмитрий Аверьянов)

Отъезд Часов 6-7 вечера, может, даже утро, окна зашторены, и включен свет. В середине комнаты на полу, покрашенном неряшливо красной краской, стоит пустая открытая сумка. Взад-вперед, спотыкаясь об эту сумку, ходит Дима, то и дело поглядывая на часы. Ситуация понятна — отъезд. О чём он думает? О том, что положить в эту сумку? Так почему же он не кладёт туда все подряд: зубную пасту, чашку, тапочки, полотенце, ещё чёрт знает что? По незаурядному делу в жизни одного человека, обычному житейскому, самому простому делу, иногда можно судить о личности, по крайней мере, размышлять о ней. Ясно, списка вещей, которые он хочет с собой взять, у Димы нет; а судя по взглядам на часы, время поджимает. Отвлечёмся от ходьбы со спотыканиями и обратим внимание на обстановку, в которой наш Свиньин существует. Скажу честно — ничего особенного: и пол, как я говорил, грубый, и стены страшные, без обоев, полки почти без книг; единственное, что радует глаз — лампочка, свисающая с потолка прямо над сумкой, и когда наш мальчик проходит под ней, становится смешно, так как тонкого провода почти не видно, и лампочка получается прямо над головой — как изображение раздумья. Стол и стул. Стол такой, что если положить на него руку и провести, точно получишь занозу, а стул напоминает скорей боль в спине, чем занятия с книгами. Всё в комнате скучно и пусто, не за что зацепиться, разве что за лампочку, которая, если приглядеться, покачивается. В таком месте, если сочинять что-то, то всё получится обязательно про эту качающуюся 118 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

лампочку, про маленькую, яркую-яркую лампочку. Видите, я и сам уже начал писать про неё. А Дима снова посмотрел на часы. Часы! Совсем забыл про них. Три стрелки, как три лапы, ворочаются в круглом корпусе. В чём же их неуклюжесть? Никаких делений, да ещё и часы прикреплены криво, и сколько времени, наверное, может определить только Дима. «Туц, туц, туц», — стучат часы; «бу, бу, бу», — подыгрывают им шаги. Сколько можно ходить? Вдруг Дима открыл дверь и вышел из комнаты, это произошло более чем стремительно. Показалось, что часы, потеряв аккомпанемент, застучали сильней. Невыразительность картины удвоилась… Пройдёт несколько минут, и человек покинет свой дом и оставит пол, стены, окна, на которых тряпки вместо штор (только сейчас это стало заметным), полки и лампочку, которую хочет проглотить раскрытая, как рот, сумка. Но нет, кажется, что ничего этого больше не будет: дверь на улицу хлопнет, а в комнату — приоткроется, и сюда, как в каюту оставленного корабля, начнёт поступать вода. Cначала скроются стол и стул, потом наступит очередь полок, шторы оторвутся и пойдут ко дну, следом исчезнет лампочка. Минута, и вода уже у потолка… «Туц… Туц…» — послышатся последние два удара неуклюжих часов. Было бы красиво увидеть, как падают с полок книги и, раскрываясь, тонут, но никаких книг нет. Дима, отворив локтем дверцу, вошёл, держа в руках чёрный ящик, на котором нельзя было разобрать надписей. Почему? Неужели так темно? А как же яркая-яркая лампочка? Или она и не горела вовсе? Может, уличный фонарь светил всё это время? Так и есть, и тряпка на окне совсем не

удерживает свет; как можно было спутать её со шторами? Мальчик стал засовывать ящик в сумку. И так выпирает, и так — никак не получается, ручка мешает. Это магнитофон! Старый магнитофон. Крышечка, закрывающая отделение для батареек, отсутствует; думаю, потеряна и давнымдавно. Снова взгляд на часы. Смотрит на руку, где старые часы без делений — как же они всё-таки криво держатся на ремешке! Вот оно, золотое положение! Встал магнитофон! Звук застёгивающейся молнии. Скрип двери. Звяканье ключей. Хлопок… Комната без человека стала ещё более серой и пустой. Да куда там ещё более серой… и более… Так что будем считать, что ничего не изменилось. Зачем и почему Дима взял с собой магнитофон — неизвестно. Известно только название магнитофона — «Весна».

119


фе дл ю к Тр а ге й Се р

Словоформы Владимир Новиков Виктор Нефёдов Лина Дамиани

120 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


М ет аф ор ы

Концепты

Владимир Новиков. «Как»

121


Владимир Новиков. «Наподобие» 122 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

123


Виктор Нефёдов. «Будто»

124 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Сл по ов рт ес р е ны т й

Концепты

125


Лина Дамиани

126 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Концепты

127


ва

Сл о


Алла Дружинович . Симферополь. «Волосы Волопаса» Галина Фадеева . Севастополь. Три прозы Илья Александров . Москва. Стихи Сонечка Кривых . Севастополь. «Из блокнота воздухоплавателя» Влад Самолетов . Москва. «Что вижу» Алла Величко . Севастополь. Стихи Кирилл Жижкевич . Москва. «Раб Аллахов»

Иллюстрации: Наталья Грезина Александр Ельцин Мария Погорелко


Алла Дружинович Волосы Волопаса

Мы с Лерой готовим праздничный обед. На маленьком кухонном столе гора изобилия из рога нашей складчины: целых две пенсии все-таки! Попиваем Кокур, маслинками закусываем, жарим-парим, хлопочем — скоро придут гости. Звонок в дверь! Это нищий. Лера говорит: нельзя нищего презреть, особливо в праздник! — Сейчас, сейчас! И быстренько — того отрезали, сего отломили, в пакет положили. — Обойдется без балыка! Лера смотрит укоризненно: праздник… — Ладно. Дадим и балык. Открываем дверь. Перед нами нищий — человечище 2х2, румяный, чернокудрый, лоснящийся и д��вольный. Разворачивает и со смаком откусывает шоколадную конфетку. Заглянул с критическим любопытством в пакет, толстыми мизинцами раздвинув шуршащий целлофан. И говорит: а масла не найдется? Моркови, картошки — чтобы суп сварить? Закаток каких? Выносим картошки, масла, закаток. — Упитанный, да невоспитанный какойто нищий, Лера.

130 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

— Что ты! Это испытание — жалкому и несчастному любой подаст! Каждый нищий — живой Христос, он тебя испытывает… Нищий разворачивает и съедает еще конфету. — А одежды, обуви у вас не найдется? Зимней, моего размера? — сочным басом спрашивает здоровяк, подпричмокивая конфетой. Глядим виновато — только на днях я отдала ватаге попрошаек все залежи хламья. Закрываю дверь, со смехом говорю седенькой маленькой Лере: — Раз это Христос, усадила бы его, и вымыла ему ноги, и волосами бы вытерла. Раз Христос. — Вот бы он удивился, — беззубо смеется Лера, поправляя пожиделые седые волосенки. На лестничной клетке никого нет уже. Только, в перила вплетенная, качается кем-то всунутая меж прутьев ветка лозы. (…) Даже Илья Ильич в бешенство приходил от моего подхода к моим героям и прямо вскакивал (!) и кричал в мое лицо: человека! человека дайте мне! Любите его… Как извер-


Н. Грезина

гнете вы его из круга человечества, из лона природы, из милосердия Божия?! Вот и думаю, как теперь мне рисовать? Да завинчиваю пузырек желчи. 131


Галина Фадеева arizona-parus.livejournal.com

C

amera Obscūra

Он взлетел еще выше. Розовый туман брел дальше и дальше и, наконец, заполнил весь дом. Уже не нужно было взбегать по лестнице и перебирать длинными ногами ступеньки. Двери растворялись. Mr. Morphine забыл свою трость у комода и пресс-папье. Красные губы облизывали корешки книг. Верхняя губа задержалась на «Камере Обскура». Засушенные зонтичные взлетали тоже, вверх семенами. Неведомая громкая тишина заполняла споры грибов в кадке у крыльца. — Это и есть Чарн, — произнес львиный зев. Толстой, Аксаков и Льюис потянулись за коробком спичек с зелеными головками, что лежал прямо за лиловой картиной с нагой дамой и кувшином с отбитой ручкой. Они никак не могли поделить спички поровну. Всегда у кого-то было больше на две-три-четыре. Они беспомощно размахивали руками и глотали воздух через широко открытые рты. Только лысый Мандельштам мог поделить поровну. В тянущемся ожидании заваривали чай. Аксаков подыскивал, что сгодится для заварки. Паленая шерсть, ручки фарфорового мальчика и красный вчерашний каркаде — все, что нашлось. Самовар клацал зубами. Ему пришелся по вкусу чайный набор и розовый туман. Где-то внизу в подвале взвыла девица, звали ее Эржебет. Однажды Набоков напоил ее выдохшимся пивом и посадил туда. Зеркала в ртутном блеске отражали происходящее. Кто-то нажал на спусковой крючок, и теперь у литераторов было свое хоумвидео. 132 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

N

ew Weird America

Мы с надеждой рисуем себя на пейзажах ранней Америки, мечтая об индейцах, совах, Бротигане, песке, но мы не помещаемся ни на одной картине, все они узки и не по размеру, нарисованы задолго до нашего существования. Раковины также стали малы, а нам все лень приобрести более просторные, по новой моде. Моллюском можно провести все дни жизни, лежа на кровати и обнимая бочку с вином или бочку с женой, поражаться красоте несовместимого музыкального рисунка с вокалом, нелепым ударам драм-машины, серебрить голову, ненавидеть грязь и слякоть, особенно зимой. Зимой все такое некрасивое — вот за что я не люблю зиму. Люди становятся неуклюжими и много пьют, чтобы согреться. Зимой сложнее быть красивым и изящным. Скучно и одиноко. Но какое счастье, когда влажная погода! Можно вспомнить про вельветовые брюки и рыжие ботинки и изменять в них зиме, прикидываясь, что наступила весна. Веришь ли ты, что настанет весна, и на прилавках магазинов появятся луки и копья? Гораздо интереснее было бы сделать лук самому. На нас, конечно, их не хватит, потому что пока мы узнаем о новом товаре, его давно уже раскупят. Мы запремся в твоей комнате и, насвистывая, сделаем пару настоящих луков из веток и резинок от трусов твоего папы. Я, потому что девочка, украшу луки разноцветными нитками, и мы пойдем забавляться снова, только по-другому. Раньше мы прозябали в своих домах, прослушивая те песни, которые раньше всегда обходили седьмой дорогой. Ты учился вязать мне носки и отправлял гневные сообщения, когда проливал чай на брюки или кололся больно спицей. Собираясь вместе, мы собирали паззлы — их давно забросил мой братишка,


Слова но нам они пришлись по вкусу. А как забавно целовать любимые страницы книг! Твои губы сжимались в трубочку и делали в воздухе забавный «чмок».

D

eath Valley 69

Это все так же спокойно, как покачивание в старом кресле и чтение одной из тех захудалых книжек, которые стали для тебя настольными. Тебе звонят и сообщают, что Время умерло. Марк Твен больше не пишет повестей с веселым концом. Все они заканчиваются ожерельем из голов чернокожих девушек, обрамляющих комнату, и резней почище Death Valley 69. Но для тебя это не удивительно, словно ты посмотрел выпуск новостей и узнал о начале войны в далекой арабской стране, и теперь можешь сопроводить это печальное известие самым равнодушным зевком на свете. Тебе и твоим друзьям для счастья достаточно покачиваться в кресле и сходить с ума по свежеиспеченным идолам, на них даже осталось немного мучных крошек. Нужна лишь музыка, гротеск, чипсы, лимонад и немного sweet psychocandies. Испиши свое лицо автографами мертвых людей, и от этого они станут немного живее и вполне подойдут для съемок ужастиков о зомби для твоих будущих детишек. По семейной традиции, следуя советом своей мамочки, ты отведешь их в детский сад для лесорубов, где в первый же день они хлебнут сладкого. Вспомни тех, кто не пропускал ни одного занятия — они умеют не только читать и писать, но и ненавидеть друг друга. Когда тебе захочется умереть по-настоящему, они снимут тебя с любой крыши, поднесут к носу нашатырь и заставят продолжать вдыхать запахи их собственной грязи. Если ты захочешь по-настоящему жить, тебя обзовут чертовым индивидуалистом и снобом. Н.

Гре

Поэтому дело заканчивается полным забытьем — как и хотелось. Хлопковое поле, шванкмайеровские звуки за стеной маленького потерянного в Алабаме домика. Иногда тебе снятся негры, самозабвенно скачущие вокруг костра в ритуальном танце, кружится и Мамочка. Томми и Бэкки мертвы, свечи потухли, а ты все сочиняешь из страшных снов сказки с добрым концом, чтобы забыть их действительное предназначение.

133

зи

на


Илья Александров *** Всё как в детстве. Поверьте. Народа чудной диалект, За отцом я лечу не своими большими шагами, «Дядя Ваня» афиша, бежит под ногами проспект Как кораблик бумажный, и полон карман леденцами, Мне взгрустнулось, что раньше я был как мальчишка простым, И приятен был запах комода в плешивой хрущовке, И ворочаю мысли, а мысли забиты одним: «Ну не любит. Ну, пусть». И слова и глупы и неловки. И шестнадцать неполных. И вспышки одна за одной Фото лентами старыми втиснутся в свежую память. Но афиша — обрывок, карман на куртёнке худой, И один я бегу. А проспект — не проспект, только замять.

134 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Слова

*** Запорошит дороги, и я побреду угрюмым, Потому что метели тетради стихов завьюжат, В этот город, где вместо сухого «Овощи-фрукты», На витринах красуется буквами слово «Счастье». И при всех холодах и печальных звонках трамваев, Поцелую я городу, мягко, в снежинках, губы, За причудливый случай в одном из центральных парков, Ибо стану нашедшим случайно свою подкову. Побреду весь в раздумьях, смотря через небо в космос, Да парадом планет молчаливо, в тиши любуясь, Ты навстречу пойдешь, и столкнёмся совсем тихонько Мы плечом о плечо, и не вымолвим даже слова. До глубин, до поджилок одним я лишь буду тронут, Тем, что ты второпях и от встречи томлёных взглядов На замёрзший асфальт из ладоней своих уронишь, Теплокровные символы нежности — апельсины. Упадут эти фрукты на белую-белую землю И лучами Марокко, посылкой из дальних странствий, Потревожат сознанье запахом юга и моря, Как молитва звучать будут тысячи «извините». Я спрошу лишь на память и буду хранить вечность Талисманом влюблённости только один цитрус, Упадёт что поближе к тяжёлой пушистой твоей шубе. Да услышу сквозь смех: «Вы, однако, какой-то странный!»

135


А. Ельцин


Слова

*** Вот так шипит гюрза в песчаной пыли так время лижет раны впопыхах прозрачный куст простое жили-были поднимет сказку-ночку на дрожжах тьма пробежит по паркам и несчастьям тревожа тенью кроны тополей и млечный путь давнишний белый хлястик в секунду стянет небо поплотней а мы как два пропащих славослова любви багульника и прочей чепухи стоим молчим и знаем как не ново нам это всё но знаем как правы что в пору майских приступов сирени ждём ночи мы и медленно молчим что слабое судьбе сопротивленье сведёт в себе все тысячи причин чтоб быть как быть вчерашними своими сажать цветы не гнуть вершины гор созвездья тишь луна горит да стынет горит да стынет наш с тобой костёр

137


А. Ельцин

138


Слова

ЛЮБОПЫТНАЯ БЕССОННИЦА Бессонница блуждает возле стен. От её одежд пахнет переживаниями и настойкой валерианы. О��а явилась незваным гостем. Я встаю у окна и смотрю на спичечные коробки дверей дома поодаль, Разглядываю герань на подоконнике, влюбляясь в молчание снега. И взгляд перевожу на микромир, Просыпающийся меж стёкол, Всматриваюсь в крохотные города, Людей-лилипутов, спешащих на работу (думают, что утро — просто светит луна, словно солнце), Здания, взгромождённые из пылинок. А вот и поезд, идущий экспрессом в соседний мирок. Не мешкая, я вспрыгиваю на подножку вагона, И еду, еду…

139


…кто… вы? неназванным из стороны покоя опасного вдруг вышли в света круг в пятно исснежное единственное нежное пятно на мне…

Наталья Грезина

…не высказано будет но прочтено у кромки глаз феврально-серых как у воды, нечаянно унесшей селение…


Сонечка Кривых Из блокнота воздухоплавателя

…пузырьки воздуха — к ровной поверхности

…дышу в шарф изнутри счастьем съедаема

суетливо, будто несонно

безразличием дырявятся сталактиты труб

на дне слита с песка невинностью рыба ночи рыба поклона рвет глубины неосторожностью и ложась рядом с рыбой льда заражает её тревожностью и нисходит с земель вода…

рук твоих броскость и глаз оттаяние и впервые нетрезв и груб…

…с крыши край небосвода свешивался надорванный мы собирали капель стекло нерукотворное

…предмет, лишенный опоры день, лишенный меня на хрип твой непокорный сбегается малышня срываются с недвиженья и центром земли кипят может, и не мишень я вдруг надо мной корпят?..

иначе дышу вблизи на миг замеревшего моря иначе верю у рук того, с кем не поспорю…


Влад Самолётов Что вижу

1 В

последнее время провожу прямые аналогии между мной и Майком. Не тем Майком, который был когда-то грозой ринга, женщин и общественности. А Майком сегодняшних дней. Я так же, как и он, хорошо выгляжу только в первых двух раундах. А потом — всё. Скучно, лень и надоело. Ну, чем я не Майк в социуме? Майк и есть. Оба банкроты, порядочные женщины нас избегают ввиду нашей брутальности. Оба психически неуравновешены. Оба живём прошлым, избегая настоящего. Оба страдаем отсутствием стабильности. Нас не любят и боятся. Блин! Так много общего, что аж пугает. Может, мы — молочные братья?

2 П

ару дней назад случайно встретился со школьным приятелем. Сколько лет мы не виделись, уж и не сосчитать. Он вцепился в меня, как оголодавший по крови клещ в бездомную собаку, и поволок общаться в ближайший бар. После третьей кружки пива по его инициативе возник разговор об атрибутах из детства, которые необходимы взрослым, стареющим взрослым или фатально-отчаянно молодящимся стареющим взрослым. Фильмы, фантики от жвачек, игрушечные автомобили, коллекции солдати142 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

ков и, конечно же, примитивные пластиковые игрушки производства фабрики «Горизонт». «Игрушки! — оживился мой одноклассник. — У меня до сих пор хранится мой любимый желтый пластиковый утёнок, которого мне подарили родители, когда мне исполнилось пять лет. И я, кстати, до сих пор принимаю с ним ванну. Жена смеётся, ей не понять, она жестокая и циничная женщина, абсолютно лишённая сентиментальности. И вообще, я стал подозревать в последнее время, что она киборг с планеты Зорг, у которого стёрта память о детстве для его же безопасности. Впрочем, и для моей тоже. У моего утёнка уже смылась вся краска, он местами потрескался, но я его по-прежнему люблю» …Вот уже полчаса, как я скучаю. «У него есть имя?» — чтобы хоть както поддержать разговор, вежливо спрашиваю я. «Кристина», — отвечает приятель.

3 В

озвращаемся из Оптиной. Проезжаем дивные по своей красоте места. Кругом леса и поля, падает крупными мягкими хлопьями снег, и единственный признак цивилизации здесь — это асфальтированная дорога, по которой движется наш автомобиль. Мой анонимный брат, ведя машину и одновременно любуясь пейзажем, говорит: «Смотри, какой лес, какая природа! Здесь, наверное, живность водится. Может, есть в здешних лесах и медведи. Как пить дать есть. Тут без ружья в лес не зайдёшь, кругом хищники. Опасно». Переполненный ощущением контраста между этим миром и тем, в который мы возвращаемся, я отвечаю: «Нет, брат мой, ружьё в лесу ни к чему. Совершенно ни к чему. Хищники — разумные животные. Гораздо большую опасность представляет человек.


Слова Так что не в лес в наше время без ружья не войдёшь, а в метрополитеновский вагон станции Перово в полпервого ночи. Страшнее, чем в диком лесу, честное слово…»

4 В

чера у меня появился новый знакомый. Хороший парень. Далеко не дурак. Разговорились. Как обычно, жизнь, работа, женщины. Знакомый рассказал, что он в своё время работал на Рублёвке. Устанавливал жителям этого «государства в государстве» фильтры для очистки воды. Знаете, что он делал с этими фильтрами? Он в них мочился. То есть банально писал. Как же не любят у нас на Руси богатых! Даже зарабатывая на них, и зарабатывая хорошо, кое-кому трудно удержаться от соблазна совершить удар по ж..е буржуазии. Не знаю, плакать мне или смеяться.

5 В

олею злой судьбы познакомился в Интернете с девочкой. Твенти ту еарс олд. Нат бэд, обмениваемся фото, номерами телефонов и договариваемся о свидании. Естественно, от меня как альфалидера в наших отношениях исходит тестостероновая инициатива по поводу проведения совместного досуга: 1) кино, 2) кино и последующий ужин, 3) ужин без кино, 4) ужин и последующее кино. Какое разнообразие предлагаемого выбора с моей стороны! У неё, наверное, голова кругом. Дама отвергает напрочь все мои скудоумические попытки быть чутким и галантным кавалером. Говорит, что кино и жратва — это банально и неинтересно и предлагает просто прогуляться. Благо пого-

ды нонче стоят чудесные, а на улицах кумач и пьяный первомай. Диир дарлинг, тудэй я как Герасим — на всё согласен. Предлагаю ей встретиться в центре. Она, опять же, напрочь отвергает моё предложение. Говорит, что центр — это очень далеко, и тоном, не принимающим возражений, приказывает быть у неё на районе в 16 ноль ноль и не опаздывать. А живёт она в ближайшем Подмосковье. Какаято нестандартно-нелепая ситуация. Обычно, когда два субъекта противоположного пола первый раз встречаются, они обговаривают приемлемое для обоих время свидания, идут на взаимные уступки и компромиссы. Одним словом, пытаются быть цивилайзд пипл. Здесь всё иначе. Никаких уступков. Ни пяди врагу. Принимается только её сценарий или ничего не принимается вообще. С другой стороны, интересно. Характер — большая редкость в наше время. Как скажешь, так и будет, слова «нет» ты не услышишь, — вот наше сегодняшнее кредо. А в случае с ней — совершенно обратная ситуация. Интригует. Со скрипом и слезами мне удалось выцарапать для себя немного свободы. Добиться встречи в городе Москва, там я, по крайней мере, знаю пути к отступлению, если что. Свершилось. За сутки до нашей встречи регулярно отзваниваюсь по её приказу и сообщаю, где нахожусь и с кем. На следующий день мы встречаемся в парке. Общаемся. Чувствуется жёсткая и непримиримая позиция. Лёгкая агрессия, которая со временем может перейти в физическое насилие. Молодая, но спуску не даёт, держит ситуацию на полном и тотальном контроле. Встреча закончена. Расстаёмся. На прощание я говорю о том, что вижу. Она выслушала. Сказала в ответ: «Не обижайся, Влад, видимо, специфика моей работы стала проникать во все сферы жизни. Я лошадница. С семи лет наездничаю. Профессионально этим занимаюсь и преподаю. Вот недавно купила себе коня и готовлю его к соревнованиям. А с лошадьми, с ними ведь как? Где-то ласково, а где-то и жёстко. Не обессудь, 143


я такая, какая есть. Ай эм вот ай эм». При этих словах у меня перед глазами замелькала наша будущая совместная жизнь. Я совершенно отчётливо и ясно представил себе эту картину. А именно: через пару лет, а может, и раньше, я стану откликаться всего лишь на три голосовые команды: «Тпру!», «Но!» и «Пошёл».

6 Б

ыл у меня приятель по кличке Змей. Змей был гаишником и, дабы не позорить свою профессию, естессно, много пил, был весельчак и затейник. Жил он недалеко от меня. Я сталкивался со Змеем довольно часто. Особенно по утрам. Идёшь, бывало, на работу. Весь такой трезвый и полный желания трудиться на благо Родины. А тут выходит Змей из соседнего дома. С похмелья, в форме и явно заряженный на продолжение. Он видит тебя. Рот его расплывается в довольной улыбке. Попался! Жертва-собутыльник найдена! Змей здоровается со мной своей коронной утренней фразой: «Куда идёшь, свидетель ДТП?» Это означает, что сегодня на работу я не попадаю, так как стал невольным и очень важным свидетелем дорожнотранспортного происшествия (уже третьего за эту неделю). Завтра я предоставлю своему работодателю сотую по счёту справку из ГАИ, в которой объясняется причина моего отсутствия. Причина весомая и непререкаемая. Закон есть закон. Его надо уважать. Шеф недовольно поморщится, попытается что-то сказать, но в итоге возьмёт эту бумажку, положит в стол, а в обед выкинет в корзину для мусора. Так будет продолжаться довольно долго. Но в одно прекрасное февральское утро его нервы не выдержат, и он спросит: «Влад, ты что, на работу ходишь пешком и исключительно по МКАДу? А возвращаешься, судя по бумагам из ГАИ, по третьему транспортному? Что 144 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

ты там делаешь? Может быть, ты увлекаешься спортивной ходьбой?»

7 О

ксана Фёдорова. Шикарная женщина. Брюнетка. После того как она стала вести передачу «Спокойной ночи, малыши!», я не пропускаю ни одного выпуска с её участием. Дико завидую этим плюшевым зас..анцам Хрюше и Степашке. Вернее, актерам, которые сидят под столом и манипулируют куклами... Здорово, Вась! Здорово, Петь! Ну, как ты? Устроился на работу? Да, всё отлично. Работаю на ТВ. Круто! И чем ты там занимаешься? Да так, рутина. Ровно в восемь вечера на федеральном канале глажу ноги мисс мира.

8 С

трашное преддверие восьмого марта. Вчера я вместе с коллегами мужеского пола сдал деньги на подарки для женщин. Что покупать? Не знаем. Где покупать? Опять же, не знаем. После сорокаминутных дебатов, переходящих на крик с использованием ненормативной лексики, выбрали ответственного за приобретение подарков. То есть опять меня. Кто поедет в Трускавец? Как кто? Влад. А на цементный завод? Опять и снова Влад. Попросил персональный автомобиль с личным водителем и одного человека в помощь. Выдали. Дядю Витю с вечно расстёгнутой ширинкой в качестве водителя и Андрюху-помощника. …Вечером мне отдают конверт с собранными деньгами. Чужие деньги — большая и беспокойная ответственность. Не бери в руки чужое, и тебе не попадёт. Отказываюсь. Предлагаю вручить деньги на хра-


Слова

ри дня назад проходил мимо магазина бытовой техники. В мусорном контейнере я увидел большую упаковочную коробку от холодильника. Взял её домой. По дороге купил фломастеры и цветные карандаши. Пришел, поставил её посреди комнаты, написал на ней огромными жирными буквами: «Это – мой мир». Затем вырезал в коробке подобие окон и двери, залез внутрь и разукрасил. Я стал в ней жить. Жить в мире, который я сам для себя создал. Временами я покидаю его территорию, чтобы купить сигарет и сходить на работу. Временами приглашаю в свой мир женщин. Но они в нем не задерживаются. Мой мир слишком мал для двоих. Тесно. Он подобен гробу для покойника: его размеры плотно облегают фигуру. Одному хорошо, вдвоём — некомфортно...

10 С

егодня просматривал концерт Garbage. Ширли Мэнсон просто потрясающа. Умна, талантлива, красива. Истинная женщина. За такой — хоть на край света. Настоящая, не деланая рок-вумен. Что сказать, люблю. Люблю долго и безответно. Но есть один нюанс. Нюанс щекотливый. Тяжело в этом признаваться, но это так. Я, вдобавок ко всему, без ума и от Моники Белуччи. О, знойная итальянская дива. Услада моих очей и бальзам на раненое сердце. Она, кстати, тоже настоящая, не деланая. Как

Г

9 Т

быть, я не знаю. Как же меня достало это моё мужское непостоянство, ветреность и любвеобильность. Обе однозначно достойны моей руки и сердца. А я сижу в своём пентхаусе и никак не могу решить, кто моя избранница. Посерьёзней надо быть. Посерьёзней. Ведь не мальчик уже. Так сказать, не юноша, но муж. Вообще-то, мужичок, если честно. Ну как мужичок? Так, пацанчик из Бибирево. Но такой реальный, не деланый. де-то ласково, а где-то и жёстко. Не обессудь. После того как она стала вести передачу «Спокойной ночи, малыши!», я не пропускаю ни одного выпуска с её участием. Дико завидую этим плюшевым зас..анцам Хрюше и Степашке. Вернее, актерам, ко-

нение Андрюхе. При этих словах лицо Андрея становится необычно серьёзным, и он произносит: «Я не возьму эти деньги. Мне нельзя. Не могу. Я пьющий».


146 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010


Слова

Алла Величко Q Нити счастья и нити боли, Здесь они — потяни, проверишь. Нету сил, перестань, довольно! Слишком страшно и больно, наверно. Ты не можешь жить без гитары, Мои нити — твои струны. Ты играешь, а мне удары Прямо в сердце ночью лунной. Не хотел? Хотел? Я не знаю… Оборвалась струна счастья. Только боль, но моя, родная, Одинаковой мы масти. Поиграл, порвалось и хватит? Нет! Не думай, что я плачу! Вот осколки, пожалуйста, нате! Соберешь — оживешь, значит. Собрала. Вон лежат сбоку, Вставить внутрь не могу, пыталась! Для чего: для судьбы, для рока Я сейчас здесь жива осталась? Может быть, ты придешь, поможешь? Приглашать не хочу, ты знаешь. Соберешь все, заклеишь, сложишь, И умрешь, как всегда умираешь. М. Погорелко 147


Кирилл Жижкевич Раб Аллахов Повествуют в преданиях народов о том, что было, прошло и давно минуло, что в древние времена и минувшие века и столетия жил в городе Багдаде старик по имени Абдаллах. И была у него жена по имени Фатима, которая имела власть над своим мужем. И терпел Абдаллах от нее каждый день побои и всяческие унижения. А зарабатывал он на пропитание рыбной ловлей и выходил каждое утро с сетью на берег и забрасывал ее, пока Аллах не посылал ему что-нибудь. И в один из дней, забросив сеть в очередной раз в море и моля о богатом улове, Абдаллах сказал: «Да наполнится мой дом достатком, если на то воля Аллаха». Затем он потянул сеть и вытащил на берег мертвого осла; и до полудня, по заведенному обычаю, еще кидал. И каждый раз сеть оказывалась пустой. Тогда старик пожелал себе большего на следующий день и отправился домой. А жена дома кричала на него: «О, горе! О, проклятый! Скоро мы будем есть одну бобовую муку! Клянусь, я обращусь к вали, и пусть тебя судят люди за то, что не несешь обязанностей супруга. О, грязный скотник!» И Абдаллах страшился ее и плакал. «Как же я могу прокормить нас, если море принесло лишь дохлого осла? — отвечал он. — Закон Аллаха между мной и морем». И вечером Фатима приготовила тушу осла. И Абдаллах ел гнилое мясо. А когда пришла ночь, и его одолел сон, ему явился ифрит, дикий обликом, с торчащими из-под толстых, словно одеяло, губ клыками, и говорил: «О, старик, знай же, что придет конец твоим бедствиям, и ты насытишься сладкими плодами богатства и удовольствия». И Абдаллах не мог произнести ни слова, как рыба, и только дивился ифриту. А наутро он открыл жене это дело, и она смеялась над ним. Затем, по обычаю, старик 148 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

отправился к морю и провел там целый день, закидывая сеть. И, ничего не поймав, вернулся домой и молил жену о пощаде: «Да накажет меня Аллах, и да продлит он твои дни!» А Фатима опять бранилась и дала ему вчерашнюю пищу. И Абдаллах ел гнилое мясо. А когда пришла ночь, и ум его помутился сном, явился тот же ифрит и говорил: «О, старик, на следующую ночь притворись спящим, чтобы твоя жена ничего не заподозрила, и выйди на улицу, и покинь город Багдад. За городскими воротами ты встретишь девушку, красотой подобную луне. Следуй за ней, пока не достигнешь того, чего желаешь». (А Абдаллах молчал и не мог ответить, ибо ифрит прикладывал к его устам печать молчания.) И наутро старик решил ничего не говорить жене, и отправился, по заведенному обычаю, к морю, и думал о странном деле, что случилось у него с ифритом, и рассуждал так: «Нужно повиноваться ему во всем и исполнять сказанное, уповая на Аллаха, господа миров». И когда этот день сменился ночью, приготовившись ко сну, Абдаллах лег и притворился, что спит; и сопел ноздрями и кряхтел, точно верблюд. И, увидев свою жену спящей, он оделся и вышел из дома. И шел до тех пор, пока не достиг городских ворот и не покинул Багдада. И вскоре, оказавшись на диком пустыре, Абдаллах встретил девушку, вид которой пленял ум и сердце. И она произнесла: «О, любимый, следуй за мной, и ты узнаешь ласки, которые дозволены лишь царям». Затем она встала перед ним на четвереньки, словно кобылица, и позволила насытиться своей юностью. (А ум у старика улетел, точно под действием дурманящего банджа.) И когда Абдаллах закончил, он оседлал девушку и поехал, славя ифрита, и ехал до тех пор, пока они не остановились


Слова в пустынном месте. Тогда девушка сбросила Абдаллаха со спины, как мешок с зерном, и начала искать что-то на земле; и старик увидел, что она тянет за железное кольцо, вделанное в дверь, за которой открылась черная дыра. И Абдаллах опомнился от страха и воскликнул: «Что ты делаешь, о, нечестивая?! Я вкусил сладких плодов твоей темницы, но не собираюсь ввергаться с головой в другую!» А девушка засмеялась, как смеются только одержимые, и, схватив Абдаллаха, кинула его в черную дыру в земле, так что тот чуть не сломал себе шею. Затем она проникла за ним во тьму и, одев на него цепь, ушла. И когда старик понял, что остался один, он ударил себя в грудь, и разорвал на себе одежду, и, упав на собственное лицо, воскликнул: «Нет мощи и силы, кроме как у Аллаха, высокого, великого! Ифрит захотел посмеяться надо мной, а куда человеку тягаться в хитрости с демоном?» Затем он попробовал найти выход или какуюнибудь лазейку, но цепь не пускала его слишком далеко. Тогда Абдаллах покорился судьбе. А девушка приходила к нему в определенное время и кормила его объедками, и это было гораздо худшая участь, чем была у Абдаллаха с Фатимой. Так старик провел в заточении три года. И однажды, когда он ждал появления девушки и не знал, день была или ночь, ибо забыл вид солнца, Абдаллах почувствовал, как его члены обвило что-то скользкое и холодное. Тогда он понял, что это была змея, и воскликнул: «Не вечно горе и мучение смертных, и наконец Аллах желает забрать к себе своего раба!» А змея отвечала ему: «О, Абдаллах, не пришел еще час твоей гибели, так как я хочу освободить тебя и помочь». Но он сказал: «Я не верю тебе, проклятая, как не верю всем духам и созданиям колдовской породы». Тогда змея отпустила Абдаллаха и сказала: «Эта девушка, что заключила тебя здесь, моя сестра, и она колдунья. И я претерпела от нее не мень-

ше, чем ты». Тогда Абдаллах укрепился сердцем и спросил: «А как это было?» И змея начала свой рассказ: «Знай же, что на этом месте раньше стоял город с башнями из червонного золота, мечетями и лавками, наполненными различными тканями, пряностями, коврами и прочим. И сквозь город проходили караванные пути; и через торговлю и обмен товарами жители обогащались, передавая дело от отца к сыну. А правил здесь великий халиф своего времени Юнан, вершащий дела правоверных. И была у него наложница по имени Хасида, которую он любил более остальных, и проводил с ней ночи в объятиях и поцелуях. И со временем Хасида понесла от него, родив двух девочек. (Та, что привела тебя сюда и посадила на цепь, — моя старшая сестра Далила, мне же досталось имя Зулия.) Когда же мы подросли и достигли срока, когда тело созревает и наливается соком, словно спелый гранат, про нас говорили: «Они подобны свету на небе и выделяются редкой красотой и прелестью». А наш отец и повелитель Юнан запретил покидать нам пределы дворца и держал взаперти, приставив вездесущего евнуха для охраны. И мы не могли видеть настоящих мужчин. И однажды Далила сказала мне: «О, сестрица, печаль пятном легла на моем сердце, ибо отец наш поступает строго с нами, лишив счастья управлять собственными глазами и телом. Мы непременно должны устроить какую-нибудь хитрость». (А она владела такими знаниями, какие могут быть у магрибинцов или огнепоклонников, ибо любила проводить время за чтением старинных текстов.) И я спросила: «Какую же хитрость ты хочешь устроить и как мы достигнем желаемого?» Тогда она ответила: «Во всем полагайся на меня и держи это дело в тайне». «Слушаю и повинуюсь, моя госпожа», — сказала я. И однажды, когда пришел день выезда халифа на охоту и когда мы остались под надзором лишь одного евнуха, Далила сделала 149


что-то с кубком для питья и дала его евнуху. И тот, не успев сделать второй глоток, повалился и захрапел, словно бурлящий поток, бьющий по берегу камни. И моя сестра сказала: «О, Зулия, спрячем же его в неприметное взгляду место, где никто не сможет увидеть евнуха. И нам непременно нужно изменить наш облик, чтобы не привлекать внимания посторонних богатой одеждой и повадками». И тогда мы спрятали нашего охранника. Затем Далила воскурила какие-то благовония, от которых пошел густой дым, какой бывает при появлении джинна, и прошептала слова на непонятном языке. И мы обернулись двумя ланями с изящным станом и голубыми глазами, а этот цвет, как известно, признак лукавства. И мы убежали за пределы дворца и достигли мест, где охотился наш отец вместе со своими вельможами. А один юноша заметил нас и воскликнул: «Клянусь Аллахом, я должен догнать этих ланей, так как их красота сравнима с прелестью юных девушек, и я не видел ничего подобного!» Сказав это, юноша погнался за нами и скакал до тех пор, пока не остался с нами один, отстав далеко от халифа и других охотников. И только он натянул тетиву и отогнул свой лук, чтобы стрелой сделать нас своей добычей, как Далила вернула себе и мне человеческий облик, и мы предстали перед юношей нагими с неприкрытыми срамными частями. И он от увиденного чуда свалился с кобылы и остался на земле недвижим, полностью в нашей власти. А мы смеялись над ним, как над мальчишкой, и стали кружить над ним, и пели песни. И затем откинули прочь его лук и копье, чтобы он сменил оружие на ласку и любовь, и проводили время вместе в веселье и играх. А после, насытившись и остерегаясь возвращения во дворец нашего отца, мы приняли вид птиц и возвратились к евнуху, который спал и не ведал об отлучке своих подопечных. Тот же юноша сделался нашим слугой, и мы совершали над ним все, что хотели, ибо он думал по-своему и воображал, что владеет 150 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

нами, и любил нас, как может разбойник любить золото, как может мать любить младенца». Затем змея прервала свои речи. Тогда Абдаллах спросил: «Почему же ты не продолжаешь? Я хочу услышать конец этой истории». А змея отвечала: «Заклинаю тебя, молчи, так как эта нечестивая, моя сестра, приближается. Теперь же дай руки и прими мой яд, от которого тебе придет молодость и свежесть, а ей — немедленная гибель. Только она подойдет, смажь ее ступни этим ядом». Затем змея растворила пасть без клыков и излила из горла Абдаллаху на ладони отраву, и он почувствовал, как его спина выпрямилась, а мышцы наполнились силой и молодостью. И змея исчезла, а Абдаллах, только приблизилась девушка, воскликнул: «Да не наполнятся более мои глаза твоим видом!» После этих слов он взял ее за ноги, и девушка вскрикнула, будто ее жгли каленым железом, и упала мертвая на землю. И Абдаллах, возрадовавшись, снял с ее пояса ключи, и освободился от цепей, и выбрался наружу. А в это время был полдень, и солнце ослепило его, ибо три года он провел как с опущенными веками. И случилось так, что мимо ехал на верблюде один бедуин, и он увидел Абдаллаха, и спросил: «О, юноша, почему ты один в этом проклятом месте? И где твои спутники?» А Абдаллах ответил ему: «О, человек, помоги мне найти дорогу из этого места, и Аллах воздаст тебе сполна. Не было у меня спутников, ибо никто не согласится разделить долю, какая выпала мне». И Абдаллах рассказал ему все от начала и до конца. И когда он закончил, бедуин воскликнул: «Это неслыханное дело! Я обязательно должен показать тебя халифу Шамс-ад-Дину, так как я слышал, что он любит диковинные истории и вознаграждает рассказчика золотом». Затем бедуин дал Абдаллаху еды. И когда тот насытился, они без промедления отправились в путь.


Слова На третий же день бедуин с Абдаллахом достигли дворцовых ворот халифа. И вокруг дворца стоял город с прямыми улицами, чтобы ветер выдувал гнилой воздух, насыщая чистым пространство меж стенами. И жители города отличались белизной тела, будто их отлили из серебра, а мужчины не носили бород, словно женщины или дети. И воин, охраняющий ворота, спросил: «Какое дело у вас к халифу?» А бедуин ответил: «Я привез этого человека, чтобы он своим рассказом развлек халифа Шамс-ад-Дина. И если халифу понравится, то он наградит меня и рассказчика за доставленное удовольствие». И воин впустил их во дворец, примолвив: «Повелитель карает с той же легкостью, с каким дарует золото, если рассказ будет несладок и лишенным зерна, открывающего сердцу веселье». И через некоторое время Абдаллах и бедуин вошли в диван халифа. И халиф спросил у них: «Кто вы такие и зачем явились?» И бедуин сказал: «О, начальник всех мусульман, я бедуин, и три дня пути отсюда встретил этого человека по имени Абдаллах, когда тот пребывал в ужасном положении. Тогда я попросил рассказать, что с ним случилось. Прежде всех вещей Аллах создал перо, которым записал все деяния человека, а история этого несчастного достойна того, чтобы считаться одной их лучших в этом списке, ибо она удивительна». А визирь, что стоял рядом с Шамс-ад-Дином сказал во всеуслышанье: «О, повелитель, я думаю, что эти люди плуты и явились к твоим ногам только для того, чтобы погубить тебя». И от этих слов у Абдаллаха зубы застучали друг о друга. И халиф на это ответил: «Пусть этот человек расскажет свою историю, и если она мне понравится, то я награжу равно как рассказчика, так и бедуина, а если скучна и бесцветна, то им обоим снимут головы». И затем Абдаллах рассказал то, что произошло с ним. И когда он закончил, халиф воскликнул: «Услышанное нами станет назиданием для потомков, ибо ифрит, явленный тебе во сне, о Абдаллах,

не лгал, сказав, что придет конец твоим бедствиям. И наконец ты вкусишь плоды радости в моем дворце». И Шамс-ад-Дин повелел выдать бедуину пятьсот динаров с тем, чтобы тот немедленно покинул дворец и отправлялся на все четыре стороны. А Абдаллаха халиф велел отвести в хамам. И банщик мыл Абдаллаха и разминал его тело, как тесто, и обдавал его паром с водой и натирал душистыми маслами. И после хамама он вышел обновленный, и когда открыл глаза, то почувствовал, что прозрел, и посмотрел на свое отражение в стекле, и увидел себя не стариком, но молодым юношей со светлым ликом. Затем Абдаллаха одели в почетные одежды и пригласили к халифу. И они до ночи проводили время за яствами и беседой. И когда пришла ночь, Шамс-ад-Дин сказал Абдаллаху: «О, юноша, когда я увидел твои глаза, то не смог достичь их дна, и в этот миг я полюбил тебя, как самого себя, и теперь ты непременно должен утолить мою страсть». И Абдаллах воскликнул: «Сократи свои речи! Я не знаю, по каким законам ты живешь, но они — кощунство над законом, врученным нам пророком нашим Мухаммедом». Тогда халиф рассердился и крикнул евнухам. А те явились, словно звери с красными глазами, и связали ноги и руки Абдаллаха. И халиф совершил над ним все, что пожелал, играя и забавляясь до самого утра. И лишь солнце озарило небо, Шамс-ад-Дин отпустил Абдаллаха и велел слугам устроить ему место в гареме, где обитали одни безбородые юноши. И Абдаллах ежечасно клял свою судьбу и сыпал пыль из-под ног себе на грудь. А юноши в гареме смеялись над ним и говорили: «Безумец, смирись, ибо Аллах посыл��ет нам только то, чего мы заслуживаем». И более не было в жизни Абдаллаха ночи, проведенной без мук. И однажды визирь Шамс-ад-Дина увидел Абдаллаха, и подошел к нему, и сказал: «Я вижу, как тебе в тягость наш господин и как ты боишься огня его ярости, если возымеешь мысль прекословить ему». А Абдаллах отвечал 151


ему: «О, визирь, да продлит Аллах твои дни! Как мне вырваться из рук этого проклятого, ибо воробей не может побить сокола». И визирь ободрил его и промолвил: «Знай, что теперь ты будешь под моим покровительством, и я научу, как избавиться от домогательств этого одержимого. Когда поведут тебя в очередной раз к халифу, спрячь в складках своей одежды кинжал с кривым лезвием. Лишь он прикоснется к тебе, как ты ударишь его в горло, чтобы исторгаемый им крик стал хрипом и не разбудил стражи. Действуй смело, так как я буду наблюдать за тобой, и только ты совершишь это дело, я выведу тебя потайным ходом и выдам награду. После ты станешь свободным человеком». И после этих слов визирь дал Абдаллаху кинжал и велел хранить молчание. И в тот час, когда Абдаллаха привели к халифу (а было это, когда полумесяц на мечети соседствовал с небесным), и они остались одни, Шамс-адДин приблизился к своему возлюбленному, чтобы поцеловать его. Но губы его встретили не теплые щеки, а холодное лезвие. И Абдаллах ударил его ножом в горло и в лицо, отчего халиф тут же упал замертво. И тут же перед Абдаллахом возник визирь, произнесший: «Ты счастливейший из смертных, ибо пришла твоя награда, и ты больше не будешь знать нужды и лишений». После этих слов он выхватил меч и хотел было ударить Абдаллаха, но тот отскочил и поразил злосчастного визиря кинжалом, проткнув ему дыру в груди. И из этой дыры кровь полилась, словно из источника. И затем Абдаллах откинул прочь кинжал и воскликнул: «О, шайтаны, что вы спите, когда ваш господин лежит мертвый, отдав его на защиту мягкотелому наложнику!» И на этот крик вбежали войны и увидели мертвого халифа с визирем и схватили Абдаллаха, решив, что он убийца. И не потащили они его в темницу, а, связав, отвезли верхом на осле на городскую площадь, созвав знатных людей, и вельмож, и простых горожан. А каждый, кто приходил туда, спрашивал: «Что случилось?» И тогда 152 | Брик-а-брак №3 Апрель 2010

ему отвечали: «Как ты можешь спать с открытыми глазами и не знать, что наш господин и повелитель Шамс-ад-Дин мертв». И народу собралось на площади великое множество, и все смотрели на Абдаллаха и, показывая на него пальцем, говорили: «Этот человек — убийца и плут, и он достоин страшнейшего наказания». А к Абдаллаху подошел вали и спросил: «Ты ли, невольник, убил своего хозяина и его советника?» На что тот отвечал: «Я не ведаю, о чем ты говоришь, ибо ясно, что убийца — визирь». И в это время в небе поднялся крутящийся ураган, смешав с песком людей в одно мгновение. И появился ифрит, доставший головой небеса. (А это был тот самый ифрит, что являлся Абдаллаху во сне.) И Абдаллах узнал его и воскликнул: «Воистину, вот тот, кто придает моей судьбе форму! Лучше быть пьяницей, чем доверять словам лжеца!» А ифрит на это ответил так: «Нет у людей иного ваятеля судеб, кроме Аллаха». И затем ифрит сказал громовым голосом так, что затрясся фундамент города: «О, люди, этот человек, что рассчитывает на ваш справедливый суд, не убийца и не злодей! Он достоин высшей награды за перенесенные им страдания. И вы сделаете его своим повелителем и начальником во всех делах. Иначе я превращу ваши дома в пепел и умертвлю вас страшной смертью!» И все, кто слышал ифрита, трясся от страха, боясь перечить ему. И после того, как он исчез, Абдаллаха освободили, одели в одежды царей и ввели во дворец не как преступника, но как халифа. И он назначил себе мудрых советников и визиря и правил справедливо, во всем опираясь на законы Аллаха. А однажды, когда ему нужно было выехать за пределы города, Абдаллах выбрал себе сопровождающих воинов и, сев на лучшего скакуна, отправился. И в пути конь Абдаллаха испугался и встал, как вкопанный. И он увидел, как копыта скакуна запутались в кольцах черной змеи. И Абдаллах узнал змею и воскликнул: «Нет мощи и


Слова силы, кроме как у Аллаха, высокого, великого! Ты непременно должна закончить свой рассказ, ибо в прошлый раз твои речи прервались». (А это была та самая змея, что дала ему молодость своим ядом.) И змея спросила: «Ты хочешь продолжения истории?» А Абдаллах ответил: «Клянусь Аллахом, да». И тогда змея продолжила: «Так провели мы с сестрой некоторое время, скрываясь от очей нашего отца. А тот юноша проникся страстью ко мне больше, чем к моей сестре. И Далила завидовала, и душа ее полнилась ненавистью и злобой, видя, как юноша оказывает мне внимание и любезность. И в один из дней, когда мы втроем находились в лесу, Далила мне сказала: «Сестрица, мое нутро словно раскаленная печь. Набери воды из ручья, чтобы я могла напиться и оживить себя влагой». Затем я сходила и принесла воды в кувшине. И только руки Далилы приняли кувшин, как она плюнула в него и, прошептав что-то, прыснула на меня несколько капель и сказала: «Будь же тем, кем предназначено быть тебе Сатаной, а не моей сестрой. Исчезните, прекрасные формы, чтобы больше никогда не смогли вы разжигать вражду между влюбленными». И я превратилась в змею, и пребываю с тех пор в том виде, в каком ты видишь меня сейчас. И тогда я поклялась именем Аллаха отомстить моей сестре. А однажды я ползла мимо дерева, на ветвях которого, помимо спелых плодов, висел пчелиный улей. И, опоясав ствол, я забралась наверх, чтобы полакомиться медом. Тогда пчелы вылетели и стали кусать меня, а от их жал я наполнялась ядом. И после того, как я наелась, я сползла вниз и обратилась с мольбой к Аллаху и сказала: «О, царь небес, я видела, как легко совершается зло, ибо мне не стоило труда разорить этот улей. Так нашли же на город, где я родилась, огонь и всех, совершающих злые поступки, порази огнем. Да утонет все вместе с моей сестрой в пепле!» И Аллах внял моей просьбе и послал на город бурлящий огонь с черным пеплом, так что ни-

кто не спасся. Лишь Далилу вынес через высокие стены джинн, призванный ею. А Аллах мудрее колдунов и духов, так как в один из дней он привел Далиле тебя на ее же погибель. Такова моя история». И, дослушав рассказ змеи, Абдаллах сказал: «Воистину, наш создатель велик и мудр, ибо он замечает за животным человека, а за человеком животное, и поступает по справедливости». А змея на то ему ответила: «И люди должны поступать подобно ему — справедливо». А в это миг как раз пришло время вечерней молитвы; и Абдаллах вместе со своими всадниками обратились лицом к Мекке и молились. Затем, когда они закончили, Абдаллах увидел перед собой не змею, а юную девушку с зубами словно жемчуг, волосами словно ночь и грудью словно горы, с вершин которых струятся потоки свежести и прохлады. И он полюбил Зулию великой любовью и пожелал соединиться с ней в браке, чтобы проводить дни и ночи вместе до самого последнего вздоха. Вот что повествуют в преданиях народов о том, что было, прошло и давно минуло.

153


à

bric-à-brac

Редакция журнала «Брик-а-брак» выражает благодарность всем, кто помог третьему номеру получиться таким, каким он получился. Всех авторов, а также тех, кто готов стать участником нашего интернет-проекта, приглашаем подать заявки на публикацию в «Брик-а-брак» №4.


bric-a-brac