Page 1

«Автобусы, рога и секс по принуждению»

Сидит себе такая ничего женщина на окне, только с пустой головой — ну, то есть без фуражки или там пилотки хотя бы — и в кальсонах... голая почти. «Сердца четырех. Хроники»

А. Насретдинов Д. Рипко Ю. Бурмистрова А. Кац

Автобусы, рога и секс по принуждению

Троллейбус у меня всегда ассоциировался с альфонсом. Очень красивый, изящный, хорошо одетый, слегка праздный, остроумный, но чего он стоит, если обрезать короткий поводок, соединяющий его с дамой, носительницей мехов и денег? Ничего! Троллейбус без проводов!

Автобусы, рога и секс по принуждению


Автобусы, рога и секс по принуждению Алексей Насретдинов Юлия Бурмистрова Дмитрий Рипко Александр Кац


Алексей Насретдинов Юлия Бурмистрова Дмитрий Рипко Александр Кац

Автобусы, рога и секс по принуждению

Москва 2006


УДК 882 194 ББК 84(2Рос=Рус)6 А 18

Дизайн Юлии Кудря Бирюковой

Иллюстрации Елены Шмелевой

А 18

Автобусы, рога и секс по принуждению / А.Насрет

динов, Ю.Бурмистрова, Д.Рипко, А.Кац. — М. : Вагриус Плюс, 2006. — 448 с.: ил. ISBN 5 98525 023 7 Эта книга состоит из двух книг, связанных не только авторством, но и стилем и жанром написания. Первую книгу «Автобусы, рога и секс по принуждению» написал, вспомнил и придумал известный физик Алексей Насретдинов. Выдуман

ные персонажи живут в правдивых, почти мемуарных расска

зах. Вторая книга — «Сердца четырех. Хроники» написана че

тырьмя авторами. Удивительные герои открывают рецепт бес

смертия, летают на Марс, считают облака, тайком пускают мыльные пузыри, проверяют документы, видят удивительные сны, попадают в смешные ситуации, превращаются в птиц и драконов, по лицензии грабят банки и ждут весну. УДК 882 194 ББК 84(2Рос=Рус)6 Охраняется Законом РФ об авторском праве ISBN 5 98525 023 7 © Насретдинов А., 2006 © Бурмистрова Ю., 2006 © Рипко Д., 2006 © Кац А., 2006 © Оформление. ЗАО «Вагриус Плюс», 2006

4


Объяснительная записка

Хочу признаться. Врал. Часто. Часто врал в письменной форме. Но иногда не врал в письменной форме. Да. Ча

сто не врал в письменной форме. Иногда даже гово

рил правду в письменной форме. И в устной форме то

же говорил, иногда. Но чаще в письменной. Все это я записал в эту книжку, в первую ее часть. Аккуратно. И назвал ее «Автобусы, рога и секс по принуждению». О чем честно и хотел вам сказать, потому, что в письменной форме я никогда не врал. Ну, разве что чуть чуть. И Лао Цзы здесь ни при чем. А еще, я люблю. Люблю Даниила Хармса. Люблю своих друзей, которые любят Даниила Хармса, несмотря на то, что живут в разных странах — в России, в Китае, в Израиле и Германии. От этой любви у нас родилась совместная книга. Это очень правдивая книга. Правда, все персонажи в ней выдуманные, но это самые правдивые истории. Пожалуй, это даже самое правдивое, что я на

писал в своей жизни. Мы так и назвали ее — «Сердца четырех. Хро  ники». Так вот и получилось, что эта книга состоит из 5


двух. Потому что больше всего в жизни я люблю врать в письменной форме и люблю своих друзей. Я вообще люблю людей, особенно девушек и Даниила Хармса. Даже несмотря на то, что я очень честный человек правильных взглядов и никогда не вру девушкам. Разве что иногда и устно. Обещаю впредь не врать. Никогда. В письмен

ной форме. Вранье в письменной форме обещаю все

гда выделять курсивом. С уважением, А. Насретдинов


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению


«Упрощать сложно, усложнять — легко» Лао Цзы


Непридуманные и непродуманные истории


Воспоминания о русской душе История эта подлинная. Лет 15 20 назад я учился в Московском физи

ко техническом институте, а на зимние каникулы ез

дил к родителям в Свердловск. Не знаю, как сейчас в Екатеринбурге, но зимой в Свердловске было не

жарко. Ночью до –25 –30 градусов не по Кельвину. Собрался я уезжать от родителей на поезде. По

езд отправлялся в 8 утра с вокзала, а вокзал распо

лагался да другом конце города от дома родителей. Дорога на автобусе занимала максимум 30 40 минут, но я вышел из дома за 2 часа до отправления. Итак, в 6 утра, зимой, в «несерьезных москов

ских ботинках», с тяжелым рюкзаком и сумкой я при

шел на конечную остановку автобусов. Несложно до

гадаться, что никаких автобусов там не было. И ма

шин не было. Вообще ничего не было. Зато были лес, мороз, ветер и свет фонаря вдалеке. Я начал ждать автобус. И тут ко мне подходит здоровый мужик с широкой русской душой, которая казалась еще шире из за распахнутого тулупа. Шапки на мужике не было, зато были мохнатые унты. Мужик был трезвый (!), ну, или почти трезвый! Он окинул меня взглядом: 11


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению

— Ну как, ваще е е то? — Уважаемый потенциальный пассажир ав

тобуса! Я, как и вы, жду здесь автобус. Его нет уже более двадцати минут, что превышает предельно допустимый интервал между автобусами с одинако

выми номерами, движущимися по одному маршру

ту, — ответил я. — Бр р р! — Мужик покрутил головой. — Ты че сказал то, не понял я че то… А? — Да замерз я совсем! Автобуса давно нет. А я на поезд опаздываю! — А а а! Щас че нибудь придумаем! Держи, согрейся! — Он достал практически полную бутылку водки и протянул мне. Что делать! С мужиком нужно было дружить, да и замерз я сильно. Отпив из горла два хороших глотка без закуски на пустой желудок, я быстро согрелся. — Ну и ладушки! — сказал мужик. — Откуда ты взялся то? — Да студент я. Еду от родителей в институт, в Москву, а автобуса нет и нет. — В Москву у у?! — Протянул мужик и с ува

жением посмотрел на меня. — Ну, ты даешь! — Вид

но у него не укладывалось в голове, что в Москву можно приехать, да еще и учиться там. Мы стояли и трепались. — Леха! Ты же нормальный парень, я же ви

жу! Не г..дон какой нибудь! Ну на х… ты в Москву то поперся? Я чуть чуть согрелся и рассказал, что уже дав

но живу в Москве, что там нет леса и зимы, что учиться мне не тяжело, что на питание хватает. Он поведал, что работал на золотых и плати

новых приисках на Камчатке, около Магадана, в районе Иркутска и Читы. Рассказал, что очень лю

бит оружие. Потом продемонстрировал мне тесак 12


Непридуманные и непродуманные истории

из рессорной стали сантиметров 30 40 в длину и пистолет, который ему друзья продали в Сверд

ловске. «Ничего себе друзья! — подумал я. — С таки

ми друзьями и врагов не нужно!» Так мы проговорили еще минут 20 30. И тут Юра (так звали мужика) говорит: — Леха! Так ты ж на поезд опоздаешь! Ща мы сообразим че нибудь! — А че тут сообразишь, — сказал я печаль

но, — автобусов все равно нет! — Не е е… Леха! Ты че? Ща все устроим! Он вышел на пустынную дорогу, шедшую из ле

са в город. Как был в последний момент беседы, так и вышел: тулуп нараспашку, в правой руке — тесак, в левой — пистолет. Из леса выехал микроавтобус «рафик». Мужик встал посредине дороги. «Рафик» не смог его объе

хать и остановился. Юра положил руки на лобовое стекло машины, и водитель вышел из машины. — Слушай! — обратился мужик к водите

лю, — я тебя как друга прошу! Довези моего друга до вокзала, опаздывает он! А? Очень тебя прошу! Водитель смотрит, пассажиры трезвые, но уж очень активные и с оружием. — Ну ладно, довезу, пусть садится! Я сел в «рафик», пригрелся там, вышел на вок

зале и хотел расплатиться. — Не надо! Это ж для друзей! — возразил во

дитель. Уже сидя в поезде, я думал о дяде Юре, о Кам

чатке, о платиновых приисках. Думал, что те люди, которыми я восхищался в то время — талантливые ученые, физики, математики — уж очень не похожи на дядю Юру. А дядя Юра мне понравился. Он был 13


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению

открытый, жил в изменчивом мире, но был с ним в гармонии, да и в России он жил. А я с миром в гар

монии не был. И жил я не в России, а в маленьком искусственном мире, чуждом многим обычным лю

дям… Так и текли мои железнодорожные мысли. Плавно…

14


Непридуманные и непродуманные истории

Широкая татарская душа Начну с преамбулы. У меня замечательный отец. Он очень умный и честный человек. Дай Бог ему здоровья и долгих лет жизни. Тяжело быть умным и честным одновре

менно. Тяжело сейчас, и раньше было не легче. Он более 20 лет преподавал высшую математику в ин

ституте города Свердловска. Читал лекции и вел се

минары по разным дисциплинам. Взяток он никогда не брал ни деньгами, ни борзыми щенками, хотя предлагали. Иногда настаивали и угрожали. С этим даже было связано несколько неприятных момен

тов, с обвинением его в необъективности на вступи

тельных экзаменах. Студенты его очень любили, насколько я знаю. Писали про него хорошие статьи в свои студенческие издания, издавали «самиздатом» его лекции. Им нра

вились простота, глубина, ясность и полнота изложе

ния сложного материала. А в математике ясность и чистота очень важны. В дополнение к преподаванию он был партор

гом института. Партийный стаж имел какой то непри

лично большой. Говорил он на партсобраниях, види

мо, не совсем приятные вещи для членов партии (со

трудников института), поэтому некоторые преподава

тели его недолюбливали. Но, говоря о взяточничест

ве и о низком качестве преподавания «блатными» пе

дагогами, он никогда не стремился «резать правду матку», а просто искренне переживал за институт и хотел сделать его лучше. Зарплата у отца была небольшая, жили мы не

богато. Ни дач, ни машин не нажили. Когда началась перестройка, он понял, что у студентов совсем пропал интерес к учебе, да и специальности стали неадекват

15


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению

ными современной жизни. Тогда он ушел из институ

та. Некоторое время работал на разработке АСУ больших заводов, но потом и это забросил. В то время, точнее чуть раньше, отец купил не

большой домик, сруб в уединенной татарской (мой отец — татарин) деревне в районе Среднего — Южно

го Урала. Дом стоил 600 рублей. Как сейчас помню, столько же стоила швейная машинка. Вначале отец там проводил лето, по

том — и осень, а затем — и зимовать стал. Бесплат

но чинил телевизоры и радиоприемники, ходил на покосы... Потом его уговорили преподавать в дере

венской школе. Он отлично знал татарский язык, причем не только разговорный, но и литературный. А это редкость. Преподавал там математику, потом добавилась физика, потом, до кучи, химия, труд и физкультура. Детей в школе училось немного, но все очень старались. Отец их учил (да и сейчас учит) на совесть, с ду

шой и присущим ему преподавательским талантом. Амбула, а то преамбула как то затянулась. Ехал я опять таки зимой в деревню к отцу. И опять в студенческие времена. Надо сказать, доби

раться туда было нелегко. Сначала на электричке два с половиной часа, потом трехчасовое ожидание поез

да и еще два часа. Поезд, кстати, так называемый «рабочий», т.е. тепловоз и два вагона и никаких кон

дукторов и прочих работников состава. Наступила ночь. Я как раз ехал в поезде. В ва

гоне было довольно холодно и темно. Тускло «желтел» только фонарь у входа в тамбур. И вдруг из соседне

го вагона заходят ко мне в вагон молодые ребята, лет 15—19, человек восемь. Сильно татарской внешности и с явным желанием срочно набить кому

нибудь морду. Я оказался единственной подходящей 16


Студенческие истории


День познания экзистенции Собрался ехать из Ленинграда в Москву. Было это лет 10 назад, осенью. Моя жена жила в Ленингра

де, и я ездил к ней в гости. Билеты я никогда не поку

пал заранее, обладая твердой уверенностью, что один билет в хороший поезд я куплю всегда. Но в этот раз твердая уверенность меня подвела, очень быстро превратившись в мягкую неуверенность. И я купил билет на дополнительный пассажирский поезд «Ле

нинград—Москва». Была осень, и вечером было уже прохладно. Я на

деялся согреться в поезде, выпить стакан чая из же

лезнодорожной воды и железнодорожной заварки и забраться потом под одеяло. Но как только я зашел в вагон, я понял, что ошибся. Ошибся днем, поездом и еще чем то. В вагоне было очень грязно, на полу лежала пыль. Часть окон разбита, по вагону гулял свежий ве

терок, который заметно усилился, когда поезд тронул

ся. В вагоне был полумрак. Слегка освещалось толь

ко мое элитное место — боковая верхняя полка в по

следнем купе плацкартного вагона, рядом с туалетом. Дверь в тамбур отсутствовала, дверь в туалет присут

ствовала, но была сорвана с петель. Это было очень 35


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению

кстати. Люди не ходили в туалет, они ходили в тамбур между вагонами. На нижней полке за столиком притулилась ху

денькая, миниатюрная девушка, одетая по питерской моде в длинную узкую черную юбку и белую блузку. Она куталась в шаль и зябла. «Девушка хлопушка», есть такая работа на «Мосфильме»: «Хлоп — дубль 12!» Короче говоря, человек искусства. Когда поезд тронулся, девушка сходила и спро

сила у проводницы постельное белье и одеяло. Мат проводницы был слышен довольно отчетливо. Девуш

ка вернулась на место, села за столик и через некото

рое время, опустив голову на столик, тихо заплакала. Я почувствовал себя одновременно сволочью, муж

чиной и героем. Пошел к проводнице, обложил ее ма

том, дал 10 рублей и взял два пледа. Простыней, ко

нечно, не было. Девушка преобразилась. Она стала улыбаться, сказала, что ее зовут Света и что она работник мира искусства. Именно в этот момент она поняла, что я ее самый лучший друг. Она закуталась в плед, забра

лась с ногами на сиденье, а я развлекал ее рассказа

ми о нелегкой судьбе программиста. Не меня, конеч

но, а такого выдуманного, железнодорожного про

граммиста. Наступала ночь, ветер, гуляющий по вагону, крепчал, температура падала. Девушка опять стала грустить. Я обратил внимание на наших соседей в купе напротив. Там сидел довольно здоровый му

жик, как впоследствии выяснилось, какой то ком

пьютерный босс, девушка в теле и в лосинах, как по

том выяснилось, — валютная проститутка из Молда

вии, возвращающаяся с вахты в Питере, смазливый молодой человек с переносным магнитофоном и ка

кой то командировочный. Мы переглянулись, зябко повели плечами и почти одновременно полезли 36


Студенческие истории

в свои сумки. Компьютерный босс достал две бутыл

ки водки, молдаванка — колбаски, я достал банку солений от тещи, смазливый мальчик (мы его стали называть: МальчикПодстригающийГазоныВАнглий

скомПосольстве) — кассеты для магнитофона. Вод

ки, конечно, не хватило. Ходили покупать у провод

ников. И откуда берется водка со вкусом железнодо

рожной воды? Моя девушка хлопушка растерянно улыбалась. Так как спать было совершенно невозможно, мы пи

ли водку из стакана по очереди, закусывали чем по

пало и слушали какую то совершенно сумасшедшую музыку. Короче, братались! Моя девочка водку пить отказалась, сказала, что не умеет. Ей объяснили: «За

мерзнешь, дура…» Она поняла, но спросила, как ее, эту водку, пьют? Ей сказали — выдохни воздух и вы

пей. Что она и сделала, выпив где то 3/4 стакана не отрываясь. Чуда не случилось. Вначале она быстро всем нам рассказала, что все режиссеры — гады и кобели, потом собралась отключаться. Ее аккуратно уложили на боковую нижнюю полку и укрыли чем было. Но спать ей было неудобно, и она тихо, на весь вагон, попросила меня помочь ей. Она несколько раз сказа

ла: «Леша! Леша (это я)! Помоги мне снять юбку!» По

том она еще много чего говорила. Я был сконфужен. Услуги девушки проститутки она отвергала, так как она не была ее лучшим другом, а я был. Кряхтя и чертыхаясь, я пытался стянуть с нее юбку. Вниз она не стягивалась, только застряла. С трудом ее удалось снять через голову. Она помогать мне не могла, только блаженно улыбалась и сопела. При этом у нее расстегнулся бюстгальтер (который ей, вообще говоря, был не нужен), и оттуда вывалилась толстая «колбаса» денег, которую я прикарманил (по

ложил в карман). 37


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению

Наутро ей было плохо. Очень плохо. Она не хо

тела вставать, пыталась спрятаться под одеяло, но была вытащена оттуда молдаванкой и затащена в туалет, где ей умыли лицо и слегка причесали. Дело в том, что ее в Москве встречала мама и все купе чувствовало ответственность за то, что перед мамой должна предстать слегка уставшая, но вполне при

личная дочь. Мы объединили усилия в этом благо

родном деле. Ее приодели. Валютная проститутка ее накрасила, ей даже дали съесть кусочек вялого огур

ца. В качестве завершения подготовки к встрече с мамой я вручил ей «колбасу» денег. Она даже смог

ла немного удивиться. Посмотрев на девушку в последний раз и по

обещав ей звонить, я первым вылетел из вагона, со

провождаемый долгими взглядами пассажиров. Вы

тащил листочек с адресом и телефоном девушки хло

пушки, посмотрел на него и разорвал мелко мелко, чтобы не успеть их запомнить. Ну что я сказал бы по

том при встрече? Приехал я в славный город Долгопрудный, где учился в то время в аспирантуре. Зашел в свою ком

нату в общежитии, включил чайник и телевизор. С эк

рана на меня смотрел мужик в очках, вращал глаза

ми и руками. Молча. Я сделал звук громче, но ничего не изменилось. «Да… Приехали, алкогольная инток

сикация, нервное истощение и белая горячка», — по

думал я. Даже успокоился слегка. Потом неожиданно телевизор заорал. Оказывается, это выступал вели

кий целитель Алан Чумак. А выступает он обычно молча. Пора было ехать в Москву на работу. Выпив чаю, я побрел на станцию ждать электричку, но у эле

ктричек был перерыв. Тогда я пошел к Дмитровскому шоссе на автобусную остановку. Подходя к ней, я по

чувствовал, что что то не то. По шоссе шли танки 38


Студенческие истории

и БТРы. Я сел на скамеечку и подумал: «И все таки бе

лая горячка». Но это была не она. Это был осенний путч 1993 года. Предстоял еще не один день волне

ний, поездок в штормовке и сапогах на защиту Бело

го дома и прочие веселые и грустные глупости. Но это потом. Этот день и ночь мне запомнились надолго и приблизили меня к пониманию экзистенции, сущно

сти и смысла всего.

39


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению

Гипнотизер, или «А как насчет тех, кого мы приручили?» Ближе… ближе Еще ближе Почувствуй, что ты становишься ближе Ты полностью расслаблен Ты чувствуешь, что твоя правая рука полностью расслаблена Она лежит на подлокотнике кресла Она теплая, ты чувствуешь, как тепло наполняет твою руку Твоя рука теплая, твои пальцы теплые Ты чувствуешь, как в твой указательный палец идет тепло… Твоя рука тяжелая, она очень тяжелая Она теплая и тяжелая Она удобно лежит на подлокотнике Тебе не хочется ее поднимать Ты расслаблен Полностью расслаблен Твоя левая рука наполняется теплом… Ты смотришь на свечу Ты видишь ее свет Ты видишь только свет свечи Ты видишь свечу и слышишь мой голос Ты расслаблен Ты абсолютно спокоен Ты слышишь только меня Твои глаза закрываются Ты слышишь только меня Я начинаю считать, и твои глаза закрываются 40


Студенческие истории

Твои глаза закрываются Тебе тепло и хорошо Раз… Твои глаза закрываются Ты слышишь только меня… Сколько раз, когда я учился в институте, я слы

шал эти речитативы… Мне было интересно наблюдать за людьми в сомнамбулическом состоянии и в пост

гипнотическом. Интересно было самому вводить лю

дей в такие состояния. Не буду описывать все опыты, скажу лишь, что некоторые из опытов были довольно полезными с практической точки зрения. Например, человеку в память записывалось кодовое слово, ска

жем, «сюрприз». После того, как человек произносил это слово, сидя в стоматологическом кресле, он пере

ставал чувствовать боль на пару часов. Человек в постгипнотическом состоянии мог фотографически запоминать тексты на английском языке или длинные формулы. Но вспоминается другое. Событие, после кото

рого я перестал практиковать подобные вещи совер

шенно. Парень, который обучал меня технике гипно

за, как то ввел человека, нашего однокурсника, в со

мнамбулическое состояние, человек при этом вел се

бя довольно активно. Он сидел на кровати, размахи

вал руками, пытался вставать. Ему сказали, что он на войне, вокруг свистят пу

ли… Человек так смешно уворачивался, пытался за

рыться в землю (кровать). Было очень смешно. И вдруг ему сказали, что одна из пуль попала в сердце. Парень замер, обмяк и повалился на кро

вать. Гипнотизер тряс его, бил по щекам, поднимал на ноги. Парень не дышал, пульс не прощупывался. Тут уже мы стали сами синеть. Быстро сбегали за водой, 41


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению

крошил туда мяса и пошел делать бланшированные (или пассерованные?) овощи. Поджарил на сковород

ке лучок, морковку и прочее, потом обжарил тщатель

но куски свинины. После этого я все сложил в кастрю

лю, налил много воды, подождал, снял пенку, добавил соль, перец... Голодный народ ждал. Запах был вкусный. До

стали три тарелки (больше не было) и две ложки (по той же причине). Разлили одной тарелкой. Первый попробовал — не понял. Я попробо

вал — не понял. Попробовал еще раз — понял. В процессе приготовления блюда я его ни разу не пробовал. Суп получился безумно кислым, потому что мясо я вымачивал не в слабом растворе уксуса, а в уксусной эссенции и, кажется, я засандалил всю бутылку. Народ плакал. Он хотел есть, но не мог. Запах не давал жить... Тогда некоторые вспомнили, что они — химики! Притащили пищевую соду. И начали га

сить суп содой. Вначале шли пузыри, под которыми скрывалась еда. Потом пена оседала, и появлялись следы мяса и овощей. Короче говоря, весь суп съели! Но ели не все. Тем больше хватило тем, кто ел. Да здравствует союз химии и домовитости!


Деревня Чураки


Как я провел лето. Стройотряд Как то, учась на втором или третьем курсе ин

ститута, я решил заработать денег. Не просто подза

работать, а заработать целую кучу. Вариантов у меня было немного. В то время бы

ли распространены стройотряды, куда уезжали тощи

ми, затурканными студентами, а возвращались заго

ревшими, спортивными рабочими с кучей денег и с тайной улыбкой. Вернувшись, они смотрели слегка (очень легко) свысока, как будто узнавали там некую тайну, которую мы (те, кто туда не ездили) не знали. Были и короткие обмолвки, что то про случайный секс ночью на пляже на берегу Тихого океана, в бухте, на Сахалине или под Владиком. Рассказы про нерест лососевых, живительное действие лимонника... Было описание кочевников Алтая и Тувы, их заунывных, бе

редящих душу песен... Мне хотелось быть таким же. Иметь кучу денег, ходить с тайной улыбкой и быть загоревшим и уверен

ным в себе. Поставив себе цель, я стал к ней двигаться. Вначале я вел философские беседы с теми, кто уже прошел огонь, воду, цемент и канализацию. — Ну, ты знаешь... Главное — быть полез

ным, — говорили они, — делать что то нужное. Никто 53


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению

тебе не будет говорить там — делай то и то. Понима

ешь? Вот ты, скажем, умеешь делать что то нужное? Я смущался и понимал, что ничего нужного я на самом деле делать не умею. Тогда я решил пойти «стэп бай стэп», или, как говорил старец Лао, — «дорога в тысячу ли начинается с первого шага». Стало ясно, что в те места, где зарабатывают большие кучи денег (Алтай, Приморье, Сахалин), меня не возьмут. И я ре

шил ехать туда, где есть кучи поменьше, в Подмоско

вье например. Я выбрал себе спокойного, слегка флегматичного командира подмосковного стройотря

да, комсомольца, примерного семьянина, отличника, слегка малохольного товарища и записался к нему в отряд. (Это только потом я понял, что примерные се

мьянины редко оказываются хорошими командира

ми, то ли тестостерон в этом виноват, то ли наличие массы комплексов, не знаю.) В общем, поехали мы с отрядом в славный го

род Электросталь на территорию электростанции. В нашу задачу входило возведение гидролизной стан

ции. Гидролизные станции — это такой подвид стан

ций, отличающийся, скажем, от станций переливания крови тем, что там с помощью электролиза добывают металл и прочий водород. Гидролизные машины очень тяжелые, и мы делали под них толстый, тяже

лый фундамент. И вот моей первой задачей было сто

ять в яме, вырытой под фундамент, в болотных сапо

гах, в штормовке с накинутым и затянутым капюшо

ном и разбивать спиной поток бетона, льющегося из бетономешалки. А потом с помощью Большой Совко

вой Лопаты раскидывать бетон дальше по яме. Более тяжелой работы я больше никогда не встречал. Но это все было очень познавательно и даже замечательно. Кормили нас хорошо, часто. Мы ходили в столо

вую, в которую пристроили нашу отрядную повариху, девушку из нашего института. Девушка была из хоро

54


Деревня Чураки

шей семьи. Ее тошнило при виде синих протухших кур, которых повара бодро ощипывали, потрошили и дела

ли из них похлебки с большим количеством чеснока и лука, чтобы отбить запах. Лук при этом тоже был, мягко говоря, гниловатый. Еще на нее тяжело дейст

вовали мыши и тараканы, которые бегали по доскам, не давая разделывать свежую пищу. А еще тяжело было мне, так как эта повариха была моей девушкой. Я ночевал у нее, в отдельной комнате, а не с двадцатью немытыми мужиками, но зато выслушивал все ее рассказы о страданиях на работе. Про то, чем нас кормят на самом деле, про по

стоянный мат и тычки на кухне в рабочей столовой. Таким образом, получалось, что ночью я почти не спал. А ведь это неправильно! Неправильно это! Когда мы уже сделали крышу гидролизного це

ха, утеплили ее утеплителем, гидроизолировали гид

роизоляцией, приехал Большой Начальник. Посмот

рел, схватился за голову и молча уехал. Мы ничего не могли понять, мы гордились сво

ей работой! Гидролизный цех представлял собой хоть и неказистое длинное одноэтажное здание, кое где заляпанное гудроном, где то со следами ужасной шту

катурки, но крепенькое и сухое! Потом пришел про

раб, посмотрел и тут же ушел в запой, не заходя до

мой. Так я его больше и не видел ни разу. Проблема быстро прояснилась. Мы при строи

тельстве цеха оставили только узкие двери для персо

нала. И все! А гидролизные ванны, корытца разме

ром метров 5 на 6, плюс тяжелое оборудование еще не были установлены! То есть стены (не говоря о кры

ше) возводить мы должны были тогда, когда оборудо

вание уже будет установлено в цехе на фундамент! Сейчас же оставалось только полностью разо

брать здание (или хотя бы снять крышу и одну стену). 55


Алексей Насретдинов

Автобусы, рога и секс по принуждению

вался их отпилить ножовкой от каких нибудь горбылей рядом с мастерской. Но разве мог столяр деревни дове

рить мне, его другу, сделать это самостоятельно?! Он взял хорошую длинную доску, включил свою древнюю «циркулярку» (без всяких там аварийных стопоров, за

щитных кожухов — просто мотор, ремень, стол с проре

зью и дисковая пила). Пила загудела, набирая обороты. Вначале он снял кромки с доски циркульной пи

лой. Кромки смешно дрожали, он их обламывал, пила пела и звенела. Он все говорил и говорил о своих де

вушках, а когда он что то отпиливал, ничего не было слышно из за шума пилы. Он кричал, жестикулиро

вал, часто смотрел на меня, а не на пилу и доску, паль

цы его то и дело соскальзывали с доски, и он еле еле успевал их отдернуть от вращающегося диска… И тут случилось то, что всегда случается. Случилось то, что должно было случиться. Ведь нельзя было так поступать. Работа есть работа! Тем более — опасная работа! Что произошло? Я просто подошел к стене и вырубил рубильник. Наступила тишина. В ушах звенело от тишины. И па

рень прозрел (и слегка оглох при этом). Мы сели на два чурбака, поставили между собой перевернутое ведро и начали пить водку. Через некоторое время он пришел к выводу, что нужно бросать пить. Еще через некоторое, что нужно жениться на той первой девоч

ке с косичками. Через год два, когда я опять приехал в деревню Чураки на заработки, я узнал, что э э э… Полуэкт уе

хал в центральную деревню района, построил там дом, женился, не пьет и у него уже растет дочка. Вот только одно хочется узнать, а на ком же он все таки женился?!


Музыкальные истории


Как я был молодцом и потом объелся Когда мне было 14 лет, я учился в музыкальной школе по классу фортепиано. Как то раз нас, группу музыкантов, послали на концерт к каким то началь

никам. Мы все принарядились, мама погладила мой школьный костюм. Комсомольского значка, правда, не было, потому что меня уже исключили из комсомо

ла. Кроме сольного выступления, я должен был ак

компанировать скрипичной и духовой группе. Скри

пачи «отстрелялись», наступила наиболее любимая начальством часть — выступление духовой группы. Здесь нужно сделать пояснение для не музы

кантов. Тот, кто солирует, обычно знает свои партии наизусть. А аккомпаниатор, то есть я, играет по нотам. Причем в данном конкретном случае я этих нот до вы

ступления ни разу не видел. И вот началось. Парень — тромбонист — не

щадно дудел мне в ухо, подглядывая в ноты на рояле, трубачи дудели в зал, нервный потеющий валторнист переворачивал мне ноты. Его руки дрожали, степле

ров раньше не было, и листки с нотами разлетелись по всей сцене, часть из них улетела в партер. Далее следовал музыкально хореографичес

кий номер: «бегающий на коленках по сцене мальчик 75

Nasretdinov_Avtobusi  

Nasretdinov_Avtobusi_Roga_&_sex