Page 1

1


2


3


4


5


6


7


8


9


10


11


12


13


14


15


16


17


18


19


20


21


22


23


24


25


26


27


28


29


30


31


32


33


34


35


36


37


38


39


40


41


42


[Современная фотография] 43


44


45


46


47


48


49


50


51


52


53


54


55


56


57


58


59


60


61


62


63


64


65


66


67


68


69


70


71


72


73


74


75


76


77


78


79


80


81


82


83


84


85


86


87


88


89


90


91


92


93


94


95


96


97


98


99


Памятники архитектуры Пермской области Пермь: Кн. изд-во, 1970. Краткий словарь архитектурных терминов Архитектурное наследие Прикамья давно привлекает к себе внимание художников, литераторов, учѐных. Писатель П.И. Мельников-Печерский и историк А.И. Слупский, академик И.Э. Грабарь и первый нарком просвещения А.В. Луначарский высоко ценили замечательное мастерство пермских «древоделей» и «подмастерьев каменных дел». Уходящее своими корнями в глубь веков искусство народных зодчих сохранилось для нас в основном памятниками XVII-XVIII вв. В силу исторических особенностей развития края и его географического положения зодчество Прикамья испытало на себе влияние архитектурных веяний центральных областей России. По территории нынешней Пермской области в прошлом пролегали торговые пути из Москвы на Восток, в Сибирь. Опорными пунктами колонизации являлись укреплѐнные городки, превращавшиеся в административные и торговые центры. К их числу относятся Соликамск, Чердынь, Кунгур, Усолье. (Через Чердынь шѐл северный путь на Восток, через Кунгур – южный.) Именно в этих городах и началось каменное строительство. В XVII-XVIII вв. здесь сложились великолепные ансамбли, дошедшие до наших дней. Сочетание традиционных форм народного зодчества и новых архитектурных приѐмов, творческое восприятие московского барокко, разработка оригинальных конструкций и декоративных элементов – всѐ это говорит о силе таланта местных мастеров. о развитии в Прикамье крупной школы зодчества – своеобразной ветви могучего древа русской архитектуры. На развитии архитектуры Прикамья сказалась и высокая художественная культура края, его давние художественные традиции. Предлагаемые вниманию читателя буклеты посвящены наиболее выдающимся памятникам пермской архитектуры, построенным в конце XVII – начале XVIII в. (исключение составляет лишь загадочная башня-храм в с. Пянтеге: исследователи датируют еѐ XVI или даже XV в.). Именно на рубеже этих веков в пермском крае были созданы наиболее значительные произведения архитектуры прошлого. Речь идѐт о жемчужине соликамского ансамбля – Троицком соборе, Доме воеводы и наклонной соликамской колокольне; о древнейшем каменном здании края –Воздвиженской церкви в с. Верх-Боровой Соликамского района; об уникальных памятниках русского деревянного зодчества церкви Преображения в с. Янидоре Чердынского района и сторожевой башне в с. Торговище Суксунского района; о Доме Строгановых в г. Усолье, Никольской церкви в с. Ныробе и других памятниках. Круг представленных памятников определялся и ещѐ одним соображением. В этих произведениях архитектуры воплотился не только художественный гений народных мастеров, но и труд наших современников – мастеров-реставраторов и архитекторов, историков и искусствоведов. Делом охраны и восстановления замечательных памятников прошлого уже более 20 лет заняты сотрудники Пермской специальной научно-реставрационной 100


мастерской. Сбылась мечта В.И. Ленина: достоянием «поголовно всех трудящихся».

сокровища

искусства

стали

Ансамбль – группа произведений одного или нескольких видов искусства (архитектуры, живописи, скульптуры), связанных единством замысла. Анфилада – ряд помещений, сообщающихся между собой дверями, расположенными на одной оси. Апсида – полукруглый или гранѐный выступ с восточной стороны храма (для алтаря). Арка – криволинейное (чаще всего полуциркульное) перекрытие проѐма в стене или пролѐта между двумя опорами. Аркада – ряд арок. Барокко – название архитектурного стиля, для которого характерно обилие декоративных элементов. Бегунец – орнамент кирпичной кладки (пояс из треугольных углублений). Бочка – килевидная форма кровли. Волоковое окно – проѐм, вырубленный в двух смежных брѐвнах сруба (на полбревна вверх и вниз). Окно задвигалось («заволакивалось») дощечкой. Восьмерик – часть здания, имеющая в плане восьмиугольник. Галерея (гульбище) – крытое длинное помещение, обходящее здание с нескольких сторон. Гирька – декоративное украшение арки, обычно из резного камня, подвешенное на скрытом в кладке железном стержне. Закомара – полукруглое или килевидное завершение наружных стен церковного здания (обычно соответствует форме внутреннего свода). Изразец – плитка из обожжѐнной глины, с рисунком, покрытая с лицевой стороны глазурью. Иконостас – деревянная стена, составленная из нескольких ярусов икон, разделѐнных горизонтальными брусьями (тяблами). Отделяет внутреннее помещение храма от алтаря. Капитель – верхняя часть колонны или пилястры. Колокольня – сооружение при церкви для подвешивания колоколов. Клеть – прямоугольный деревянный сруб. Кокошник – декоративная закомара.

101


Кремль – общественный и административный центр древнерусского города, обнесѐнный крепостной стеной. Лемех – деревянная черепица. По форме напоминает лемех плуга. Луковица – покрытие церковной главы, напоминающее по форме луковицу. Палаты – жилое каменное здание с большим количеством помещений. Повал – бревенчатый карниз, образованный постепенным выпуском наружных венцов сруба. Подклет – нижний этаж, обычно хозяйственного назначения. Портал – архитектурно обработанный вход в здание. Придел – малый храм, «приделанный» к основному или устроенный внутри него. Притвор – крытое помещение перед входом в церковь. Свод – перекрытие, имеющее в разрезе криволинейное очертание. Различают своды цилиндрические, коробовые, крестовые и др. Трапезная – пристройка с западной стороны церкви. Шатёр – покрытие в виде гранѐной пирамиды. Ярус – горизонтальное членение фасада, обычно соответствующее этажу здания. Содержание Пянтег. Богоявленская церковь. Янидор. Преображенская церковь Торговище. Сторожевая башня Ныроб. Никольская церковь Верх-Боровая. Воздвиженская церковь Соликамск. Троицкий собор Соликамск. Дом воеводы Соликамск. Богоявленская церковь Соликамск. Соборная колокольня Усолье. Дом Строгановых

102


Пянтег. Богоявленская церковь Храм-башня в с. Пянтеге, вблизи г. Чердыни, – памятник далѐких времѐн, когда на прикамской земле появились первые русские поселенцы. Памятник поистине уникальный. Церквей, рубленных восьмериком от самой земли, в нашей стране сохранились единицы: в Выйском погосте и сѐлах Панилове и Вершинах Архангельской области. Шестигранных же церквей, кроме этой единственной, в Пянтеге, не сохранилось вообще. Известны лишь крепостные сооружения подобной формы. Шестигранная, увенчанная шатром башня стоит на крутом берегу Камы. С какой стороны ни зайди – фоном памятнику служат лесные дали, зеркало воды, неяркое северное небо. В центре этого эпического пейзажа небольшая постройка кажется величественной. Удивительное умение объединять творение человеческих рук с окружающей природой – одна из характернейших черт древнерусской архитектуры. С восточной стороны к башне примыкает прируб для алтаря. Концы верхних брѐвен с напуском, образующим большой карниз. Он предохраняет стены от потоков воды с крыши. Брѐвна сруба настолько плотно подогнаны друг к другу, что не было необходимости его конопатить. В стенах башни сохранились узкие волоковые окна, которые также свидетельствуют о древности постройки. Два таких окна в восточной стене алтаря. Они представляют собой проѐм в двух смежных венцах. Он не ослабляет стены, так как связь между углами сруба не нарушена. Следы волоковых окон сохранились и в других местах, где позднее были устроены окна «косящатые», то есть с косяками. Трудно поверить, что единственным инструментом древних строителей был простой топор! Но ведь топор не так прост, как кажется. Современные специалисты по технической эстетике (дизайнеры) во всеоружии науки и искусства усовершенствовали множество инструментов – даже вилки и ножи обрели обтекаемую форму. Чешский учѐный доктор Петр Тучны всю жизнь посвятил рациональному проектированию удобных рукояток. Однако ни один из корифеев дизайна не рискнул улучшить форму топорища. За долгие годы, а точнее – века и тысячелетия, оно приобрело абсолютно совершенную форму. И если постройки древних зодчих в буквальном смысле являются творением их рук, то топор служил им продолжением руки. Построена церковь – предположительно – в XVI в. Крепостной историк Ф.А. Волегов ещѐ в середине прошлого века писал: «Даже прадеды и прапрадеды нынешних стариков не помнят и не знают времени постройки еѐ». Он же оставил нам предположение, что с. Пянтег получило название от деревни Пеньки, которая, очевидно, была построена на расчищенном от леса месте – на пнях. По другой версии, более убедительной, название села происходит от имени языческого божества Пентека. Памятником в Пянтеге давно интересуются специалисты. В прошлом веке кроме Ф.А. Волегова его обследовал археолог Н.Н. Новокрещенных, в 1952 г. – архитектор Ф.М. Тольцинер. В 1956 г. обстоятельную статью о Богоявленской церкви опубликовал известный учѐный И.В. Маковецкий. Он обратил внимание 103


на глубокие пазы в столбе, ранее поддерживавшем главу храма и крест. Видимо, пазы служили для крепления столба к срубу при прежней конструкции кровли. На чердаке сохранилась старинная лестница из тяжѐлых брусьев. По ней поднимались к главе церкви. Это говорит о том, что сооружение не сохранилось по высоте, что его пологая кровля – позднего происхождения. Первоначально верх был шатровым. Он придавал храму величие и строгость. Эта замечательная конструкция, вся устремлѐнная ввысь, была излюбленной у древних мастеров-плотников (подобие шатровой церкви изображено в псковской рукописи XII в.). Шатровый тип кровли широко распространѐн в северном деревянном зодчестве, он оказал большое влияние на каменную архитектуру XVI в. Москвы и Подмосковья. О шатровой церкви в с. Коломенском современник еѐ сказал, что она «вельми чюдна высотою и светлостию». Камские плотники пользовались известностью на Руси. Недаром Пѐтр I, понимавший толк в ремесле, вытребовал их специальным указом для строительства новой столицы на берегах Невы. Плотники рубили первые уральские города, ставили дома и храмы, остроги и крепостные башни. Именно крепостную башню напомнила пянтежская церковь архитектору И.В. Маковецкому. Он предположил, что это постройка переходного типа в русской деревянной архитектуре: от крепостной башни-шестерика к восьмигранному храму. Церковь в Пянтеге таит ещѐ много загадок... Смотришь на памятник и думаешь, что сказки о высоких теремах, легенды о плотнике Нестере и волшебном топоре имеют под собой реальную почву.

Янидор. Преображенская церковь Издавна славилась Русь лесами. Из дерева строили боярские хоромы и простые избы, сторожевые башни и храмы. С деревом, с лесом была связана вся жизнь русского человека. Но дерево недолговечно – города и деревни древней Руси часто страдали от пожаров. Старинных деревянных построек сохранилось немного. Даже самые древние среди них относятся к XVI-XVII вв. Один из таких памятников – церковь Преображения в с. Янидоре, расположенном в глухой таѐжной местности, километрах в сорока от г. Чердыни. Через эти места проходили пути, соединявшие население Прикамья с племенами Севера. Янидор служил последней остановкой перед длинной и опасной дорогой. Впереди огромная страна лесов и болот – Коми. Везли туда купцы хлеб, соль, ткани, железные изделия. С грузом мехов, дичи, кожи возвращались в Янидор. И здесь, после трудного путешествия, служили благодарственные молебны... Судя по названию села («ени-дор» на коми-пермяцком означает «божий край», «возле бога»), церковь была построена на месте языческого святилища – «капища». Литературные источники датируют памятник первой четвертью XVIII в. (1702 г. или 1707 г.).

104


Церковь расположена посреди села. Низкие деревянные избы как бы расступились перед храмом, образовав небольшую площадь. Здесь собирался сельский сход, решались насущные вопросы местной жизни. Церковь вознесена на высокий подклет – хозяйственный этаж, в котором, по рассказам старожилов, ещѐ в прошлом веке хранили пушнину. Перед нами храм так называемого клетского типа (от слова «клеть» – сруб). Стены здания сложены из отборного кондового леса. Брѐвна тщательно пригнаны друг к другу, поэтому ни мох, ни другой утеплитель не потребовались. Огромные, в обхват толщиной стволы переплетены чисто и тонко. Каждая деталь сооружения целесообразна и красива. Так, высокая клинчатая кровля при небольшой ширине сруба создавала бы ощущение шаткости. Поэтому строители постепенным выпуском брѐвен уширили верхнюю часть сруба. Получились повалы, которые зрительно поддерживают кровлю, создают впечатление устойчивости и равновесия. Совершенно необычна центральная часть памятника: здесь установлена «крещатая» бочка, увенчанная главой. Это чрезвычайно сложная конструкция, требовавшая от мастеров необыкновенно точной разметки. Безвестные плотники справились со своей задачей блестяще. В 1956 г. памятник был обмерен и обследован архитектором Б.В. Гнедовским. Реставраторы воссоздали творение древних зодчих в его первозданной красоте. Глубокие тени резных досок кровли образуют на стенах сруба причудливый рисунок. Лѐгкие части постройки – главы, бочки – покрыты деревянной чешуѐй – лемехом. Искусство его изготовления в наше время почти утрачено. Материалом для лемеха служила свежесрубленная осина. Из толстых плах топором вырубали настоящее кружево. Чешуйке, в зависимости от еѐ места на кровле, придавали определѐнную кривизну. Крепили лемешинку также чрезвычайно искусно: каждую одним гвоздѐм, причѐм он входил в зазор между нижними чешуйками. Со временем, высушенный солнцем и ветром, лемех приобретал серебристый оттенок. Наплывы чешуек смягчают контуры глав, создают ощущение их лѐгкости, невесомости. Главы как бы плывут в небе. Очень интересен интерьер здания. Великолепный портал ведѐт из галереи в трапезную. Потолки из толстых плах, добротные пристенные скамьи, резные косяки алтарной преграды – всѐ говорит о незаурядном вкусе строителей, прекрасно сведущих в приѐмах деревянного русского зодчества. Именно знание традиций давало мастерам право отступать от многих канонов, привносить своѐ в традиционную схему клетского храма. Церковь срублена без единого гвоздя (прибиты только лемешинки), всѐ держится при помощи пазов и врубок. В грамоте на строительство одной из Соликамских церквей сказано: «...строити то церковное здание по пригожеству». Так же работали и плотники в Янидоре. Они оглядывали своѐ детище с разных сторон. Учитывали фон, освещение, сочетание различных частей постройки. И в зависимости от того, «как мера и красота скажет», изменяли и дополняли первоначальный замысел... Памятники древней архитектуры, расположенные далеко от крупных центров, часто беззащитны перед силами стихии, времени, невежественными людьми. Чтобы спасти деревянные шедевры Прикамья от гибели, специалисты 105


предложили свезти их в одно место. Недалеко от Перми, в районе с. Хохловки, будет создан музей под открытым небом, архитектурный заповедник, какие уже существуют в Кижах, Коломенском, в Прибалтике. Одним из экспонатов этого музея станет и памятник из Янидора.

Торговище. Сторожевая башня Знаменитая «Повесть временных лет», составленная в начале XII века, рассказывает о конфликте княгини Ольги с древлянами. Защищѐнный деревянными стенами Искоростень-град упорно выдерживал осаду киевлян. Затворившись в городе, древляне, как пишет летописец, крепко боролись, ибо знали, что... не на что им надеяться после сдачи. «И стояла Ольга всѐ лето и не могла взять города». Успешную оборону Искоростеня обеспечивали не только отвага и стойкость древлян, но и их плотницкое мастерство, умение возводить неприступные оборонительные укрепления. Лишь хитрость помогла Ольге овладеть городом... О высоком качестве древнерусских крепостных построек говорят записи иностранных путешественников (Адама Олеария, Сигизмунда Герберштейна, Павла Алеппского и др.), посетивших Русь в XVI-XVII вв. К сожалению, наиболее ранние памятники этого типа сохранились лишь в виде отдельных фрагментов, найденных археологами, а из крепостей XVII в. уцелели единицы. Это остатки трѐх сибирских острогов (Якутского, Илимского и Братского) да несколько башен. К числу подобных памятников относится и крепостная деревянная башня в с. Торговище Суксунского района. Она представляет собой фрагмент острожка, возникшего в XVII в. (село основано ещѐ во времена Ивана Грозного). Расположенное на водном пути – реке Сылве, вблизи Сибирской дороги, село служило опорным пунктом, противостоящим набегам немирных племѐн на русские поселения в этом районе. Как стратегический пункт, село было окопано рвом и обнесено частоколом с восемью сторожевыми башнями. Одна из них – въéзжая – имела ворота, которые, по словам старожилов, закрывались на огромные замки. Это дало повод иногда называть село «Торговище-запертые ворота». Хорошая обороноспособность и близость к путям в Сибирь способствовали тому, что село стало значительным торговым центром. В нѐм устраивались ярмарки для сбыта сельских продуктов и кустарных изделий. Отсюда пошло и название села – Торговище. Существующая в селе деревянная башня рублена взамен прежней, сгоревшей в 1899 г. Древняя постройка – сторожевая надвратная башня острожка – имела в основании четверик, рубленый из кондового леса. С северной стороны верхняя часть четверика нависала над нижней. Через образовавшееся между ними отверстие защитники крепости кидали в нападающих камни, лили кипящую смолу... Из четырѐхскатной крыши вырастает восьмерик с окнами на все стороны горизонта, увенчанный шатром. Первоначально шатѐр и четверик были крыты «красным» тѐсом (из хвойных пород дерева). 106


Наверху размещалась дозорная вышка («смотрельня»), крытая небольшим шатром. На вышку внутри башни вела широкая с перилами лестница. Венчал башню резной деревянный герб. Описанная постройка простояла без всякого изменения свыше двух столетий. Остальные башни сгорели, как говорит предание, во время осады острожка войсками Пугачѐва. Уцелевшая башня была перенесена на новое место. Через несколько лет после пожара 1899 г. еѐ построили вновь. Редким памятником деревянного оборонного зодчества интересовались многие известные исследователи древнерусской архитектуры. Впервые его описал А.Г. Глаголев в «Кратком обозрении древних русских зданий и других отечественных памятников», составленном в 1838 году. Позже о башне в Торговище писали В.П. Поляков и М.Н. Красовский. Еѐ фотографию (с комментарием в тексте) И.Э. Грабарь опубликовал в многотомной «Истории русского искусства». Время несколько изменило первоначальный облик старинной постройки. Но еѐ остроумная конструкция, великолепная рубка стен, чисто сработанные углы и поныне свидетельствуют о высоком мастерстве пермских «древоделей».

Ныроб. Никольская церковь Дивились люди: сказочный храм вырос посреди села. Точно корабль, готовый в плавание: трапезная – корма, в центре – главный храм, впереди нос – гранѐная апсида. Только что не парус над кораблѐм – купола. Глянешь вверх – закружит голову и поплывут купола в неярком северном небе. Золотится на солнце свежерубленный осиновый лемех. Играет тень на узорчатой стене. Вспомнили тут про мастеров, что построили церковь, а их и след простыл... Знали же про них немного: только, что люди они пришлые, неизвестно кем нанятые. Стройку вели необычно: не ставили ни лесов, ни подъѐмов. Выстроенное за день ночью уходило в землю. По окончании же работ вся постройка «вышла на свет божий да по днесь и стоит». Памятник, о котором рассказывает легенда, сохранился до нашего времени. Это Никольская церковь в с. Ныробе, что недалеко от г. Чердыни. Архитектура церкви решена в стиле «московского барокко». Планировка и конструкция обычны для того времени: трапезная, основной храм и апсида – пристрой в восточной части здания. Двухскатный основной храм завершѐн пятиглавием. Все помещения перекрыты сводами. В северной стене основного храма и в западной стене трапезной два портала. Вместе с тем эта традиционная архитектурная схема «пересказана» свежо, самобытно. Весь памятник богато убран каменной резьбой. Фасады храма украшены наличниками и причудливыми завитками, многорядными карнизами с модульонами, ажурными полукружиями закомар, похожими на гигантские каменные веера. Современников поражала замечательная, почти театральная акустика здания. Секрет еѐ прост. В стенах основного храма в кладку заделаны кувшины из обожжѐнной глины – голосники, которые играют роль резонаторов. Стены и своды храма покрыты живописью. Сохранилась подпись художника Михаила Баженова и дата росписи – 1724-1726 гг. Особый интерес 107


представляет изображение покровителя охоты святого Христофора с собачьей головой. Время не пощадило прекрасного памятника. Реставраторам предстояло не только воссоздать повреждѐнные украшения фасадов, но и увенчать храм новыми главами: прежние были полностью утрачены. Архивные фотографии помогли автору реставрации Г.Л. Кацко установить форму и величину глав. Ещѐ одна подсказка пришла из глубины веков – при обследовании чердака церкви были обнаружены чешуйки лемеха. Смущала реставратора пѐстрая раскраска деталей храма. Не верилось, что древние зодчие так погрешили по части вкуса. И действительно: под слоем масляной краски оказался первоначальный известковый набел. Белая равномерная окраска подчеркнула воздушную лѐгкость фасадов. Замечательный памятник предстал в своей первозданной красоте. Церковные деятели часто приписывали себе все заслуги по строительству храмов. Красоту и «благолепие» храма в Ныробе объясняли ещѐ и особым покровительством святого Николая Чудотворца, его заботой о верующих. Спору нет, среди руководителей церкви встречались такие выдающиеся личности, как строитель Ростовского кремля митрополит Иона Сысоевич. Но большинство храмов возведено под руководством «подрядчиков и каменных дел подмастерьев» – талантливых зодчих из народа. Эти затейливые каменные кружева на церковной стене созданы не бесплотными руками святого. Их выткали крепкие, жилистые руки безвестных мастеров. ...Рыжая кирпичная пыль оседала на лица, на плечи строителей. Точно сами они – из того же материала, что и эти стены. Вот закончат свою работу и уйдут, растворятся в созданной ими каменной сказке, которая останется на века.

Верх-Боровая. Воздвиженская церковь Село Верх-Боровая – древнейшее русское поселение в Прикамье. Основание его приписывают предприимчивым новгородцам Калинниковым, которые заложили на р. Боровице, притоке Камы, первые в нашем крае соляные промыслы. Позднее Калинниковы передвинулись на р. Усолку и в 1430 г. завели здесь новый промысел – на месте нынешнего г. Соликамска. Памятником о былой деятельности Калинниковых в Верх-Боровой и является Воздвиженская церковь, построенная одним из представителей этой фамилии, Иваном Ивановичем Калинниковым, в 1678 г. Это древнейшая из известных нам каменных построек Прикамья. Появление еѐ в глухом прикамском селе в XVII в. – факт необычный. Даже г. Соликамск в то время ещѐ не имел каменных зданий, а все существующие церкви г. Чердыни были построены только в XVIII в. Одноглавая каменная церковь с двухсветным основным храмом расположена на живописном берегу р. Боровицы. С основным храмом хорошо увязаны пристроенные позднее Георгиевский придел (1683) и колокольня. Наличники окон имеют изящную обработку из лекального и фигурного кирпича. 108


Особый интерес вызывает храмозданная надпись. Она опоясывает храм по периметру в три яруса. Буквы – древнеславянская вязь – выделаны из кирпича с удивительным мастерством. Слова разделены узорами – своеобразными кольчужными знаками. Вероятнее всего, что и узоры и буквы вылеплены в кирпиче-сырце ещѐ до обжига. Всего букв около 1000! Большой знаток пермской старины профессор П.С. Богословский обратил внимание на перестановку некоторых букв в тексте. Похоже, что мастер был неграмотен. «Если это так, – писал Богословский, – то приходится ещѐ больше удивляться искусству каменщиков, творивших чудеса в глухом северном селе». Храм поражает миниатюрными размерами и изумительной по тонкости рисунка резьбой портала. В силуэте колокольни, в архитектурной обработке деталей храма чувствуется влияние новгородского зодчества. Всему облику здания присуща некоторая сказочность. Многие элементы и детали этого удивительного сооружения получили дальнейшее развитие в архитектуре старого г. Соликамска. От села до города всего 28 километров: не может быть, чтобы соликамские мастера не были знакомы с этой постройкой. Воздвиженской церковью в с. Верх-Боровой интересовались такие известные исследователи нашего края, как географ И.Я. Кривощѐков, археолог Н.Н. Новокрещенных, литературовед П.С. Богословский. В 1954 г. памятник обследован архитектором Ф.М. Тольцинером, под руководством которого и был составлен проект реставрации.

Соликамск. Троицкий сбор Троицкий собор в г. Соликамске – памятник русской архитектуры конца XVII в. В этот период средневековое зодчество Руси достигло высшей ступени развития. Совершенствовалась строительная техника. В архитектуру из камня вошли многие элементы деревянных построек: богатое декоративное убранство стен, наружные лестницы, шатровые крыльца «на отлѐте». Стираются грани между гражданским и церковным зодчеством – крепости и монастыри, жилые дома и церкви возводят одни и те же мастера. Собор расположен на холме и зрительно как бы завершает центральный ансамбль города. Богатый орнамент – «узорочье», украшающий стены, наличники окон, типично теремные крыльца с кирпичными колоннами, словно выточенными из дерева (каждая пара особой формы), – всѐ свидетельствует о богатстве архитектурной фантазии строителей. Очень удачна композиция здания. Различные части постройки – куб главного храма, два придела, связанные обширной галереей, три апсиды, пять центральных и две придельные главы в форме луковиц, крыльца – образуют гармоническое целое. Точно найденный ритм нарастающих объѐмов – от распластанных на земле крылец к взметнувшемуся ввысь пятиглавию – создаѐт иллюзию реального движения. Интерьер представляет собой бесстолпный зал, перекрытый сомкнутым сводом и окружѐнный галереей. В облике собора традиционные формы и приѐмы русского зодчества (постановка здания на подклет, теремные крыльца, галерея) сочетаются с новыми, несвойственными архитектуре прошлого (богатое убранство фасадов, 109


симметричное расположение основного храма и приделов, элементы ордера и т.п.). Использование форм деревянной архитектуры, выявление их в новом материале говорит о глубокой связи строителей с традициями местного зодчества. В то же время некоторые детали постройки являются результатом творческой переработки форм московской архитектуры. Побывавшего в Москве в середине XVII в. арабского путешественника восхитил один из элементов оформления соборов – гирька. Он так описал еѐ: «...в середине каждой арки выступ арочный (подвеска), обтѐсывают камень в очень красивую форму и, просверлив ...пропускают сквозь него железный шест с двумя ветвями на концах, заклѐпывают их и заканчивают стройку этим камнем, который представляется великим чудом, ибо висит в середине, спускаясь прямо». «Русский ордер» – так назвал этот оригинальный конструктивный приѐм известный учѐный Б.П. Михайлов. Гирьки Троицкого собора необычны: они не из камня, а гончарной работы и политы зелѐной глазурью. Собор заложен в 1684 г., достроен в 1697 г. Эти даты были выбиты на каменной доске, вделанной снаружи в алтарную стену. Строили собор на средства соликамских посадских людей (лишь 200 рублей было выделено по царскому указу из «таможенных и кабацких доходов» Соликамска). В память о «царском жалованьи» в южную стену храма поместили изразец с двуглавым орлом, а на западной стене выложили из кирпича корону. (Изразец не сохранился.) Первоначальный облик собора позднее подвергся различным изменениям. Пристроенные северный и южный приделы, галерея, теремные крыльца ещѐ более обогатили его композицию. В 1953-1964 гг. сотрудники Пермской специальной научнореставрационной мастерской провели большую работу по восстановлению памятника. Автор проекта реставрации архитектор Ф.М. Тольцинер.

Соликамск. Дом воеводы Знаменитый Дом воеводы в г. Соликамске расположен в центральном городском ансамбле. Это замечательное сооружение возведено в 1688 г. при воеводе Иване Головине после пожара, уничтожившего Соликамскую крепость. Здание служило не только жилищем для воеводы и управой, но и крепостью. Двухметровой толщины стены, сложенные из хорошо обожжѐнного кирпича, снабжены бойницами. Смотришь в их узкие чѐрные глазницы и забываешь о времени. Кажется, вот-вот блеснѐт ствол мушкета или железной пищали... Сейчас в Доме расположился Соликамский краеведческий музей. Здесь собраны богатейшие материалы по истории нашего края. Осматривая экспонаты музея, обратите внимание и на внутренний вид Дома. Этажи его перекрыты кирпичными сводами. Коридоры, соединѐнные узкими внутристенными лестницами, разделяют здание на две части: западную и восточную. Снаружи стены украшены декоративными наличниками окон из лекального кирпича. Дверные порталы с северной стороны оформлены арками 110


с колонками и «узорочьем», в московском стиле. Проѐмы счетверѐнного окна украшены кокошниками с квадратной печаткой в центре. Любопытно, что ни одна из них рисунком не повторяет другую! Сочетание этих декоративных элементов и гладких строгих плоскостей самих стен очень выразительно. Дом воеводы расположен рядом с Богоявленской церковью, которую начали строить годом раньше. Легко предположить, что оба здания возводили одни и те же каменщики. Дом воеводы невелик по объѐму, и работа здесь давала мастерам «набить руку», проверить свои замыслы. По преданию, Дом воеводы был снабжѐн системой подземных ходов, которые вели в Богоявленскую церковь, в Кашкин лес, к Соборной колокольне и к р. Усолке. Первые известные нам попытки отыскать эти прокопы были предприняты при соликамском воеводе (1765-1777) Алексее Борисове. Близ Соборной колокольни, в 5-6 саженях к востоку, был найден каменный свод подземной «палатки», которая имела железные двери, закрывавшиеся на огромный замок. Известны и другие попытки отыскать подземные ходы. Жители Соликамска часто обнаруживали в земле различные пустоты, провалы. Фасады Дома воеводы восстановлены по проекту архитектора Ю.М. Сидорова. Особенно удачно реставрирована богатая отделка проѐмов. Со временем высокая тесовая кровля придаст редкому памятнику русского гражданского зодчества первоначальный облик.

Соликамск. Богоявленская церковь Богоявленская церковь – один из наиболее интересных памятников в архитектурном ансамбле Соликамска. Хорошо обозреваемая с реки Усолки, она ориентирована к центру Соборной площади и как бы замыкает подкову центрального ансамбля с востока. Простая в плане бесстолпная церковь украшена богатейшей каменной резьбой. Московское «узорочье», обогащѐнное местными мотивами резьбы по дереву, придаѐт всему памятнику необычайную пластическую выразительность. По творческой выдумке и точности рисунка «каменных дел подмастерья», пожалуй, не уступили бы знаменитым вологодским кружевницам. Посмотрите на фасады храма. Северный вход обрамлѐн порталом. Какие только узоры не использованы в его оформлении! Полуколонки, пояски, разные жгутики и орнаменты из плетѐнки. Над входом целая радуга кружков, напоминающих лимонные дольки, на колонках какие-то диковинные фрукты... «Сквозь кожуру мишурную Глядело с завитков, Что чудилось Мичурину Шестнадцатых веков». (А. Вознесенский) Некоторые детали портала повторяются в обработке наличников окон, расположенных рядом. Этим достигается необходимое стилевое единство. Окна расположены симметрично и, на первый взгляд, абсолютно одинаковы. Но это не так. Художники не любили повторяться и прибегали к различным сочетаниям декоративных элементов. 111


В орнамент над окнами включены огромные каменные снежинки. Они особенно красивы зимой, когда присыпаны настоящим снегом. Язык не поворачивается назвать эти чудеса каменной кладкой! Вокруг всего храма тянется поле архитектурных украшений и двойной ряд ярко-зелѐных изразцов. Плитки украшены рельефным орнаментом и рисунком птиц: индюков, павлинов, воронов. Под керамикой расположен пояс затейливого «жучкового» орнамента. Он встречается и на других соликамских памятниках и служит своеобразным лейтмотивом оформления ансамбля. Восточную и западную стороны куба кроме того пересекает строй каменных балясин, как будто выточенных из дерева. Углы храма зрительно подчѐркнуты тройными гирляндами из фигурного кирпича. Главный храм увенчан пятиглавием. Угловые барабаны украшены такими же изразцами, что и весь храм. Пояс вокруг среднего барабана выложен плитками другого рисунка. Тяжѐлые кресты прихвачены к главам железными цепями-растяжками. Главы, небольшие с виду, на самом деле значительной величины. Например, центральная глава в обхвате около 13 метров. Внутри такого шара свободно уместится десяток человек. Долгое время считалось, что главы храма были крыты лемехом. Но недавно при расчистке чердака куба у основания барабанов были найдены остатки черепицы, по форме напоминающей лемех. Можно предположить, что такая «муравленая» черепица и служила покрытием глав. «Муравленой» еѐ называли по зелѐному травяному цвету («трава-мурава»). С западной стороны к храму примыкает притвор с шатровой колокольней. Во второй половине XVIII в. на средства солепромышленника Максима Суровцева колокольня была надстроена на три яруса (чтобы установить на ней часы). В 1938 г. эта надстройка, на которую фундамент храма не был рассчитан (колокольня осела на сорок сантиметров), разобрана. Древняя часть колокольни имеет форму куба. На «четверик» поставлена восьмигранная башенка с аркадой. Колокольня увенчана шатром с главкой. Шатѐр (деревянный) выполнен реставраторами в 1944 г. по образцу каменного шатра соседней Преображенской церкви. Автор проекта архитектор Ф.М. Тольцинер. Богоявленская церковь была заложена в 1687 г., достроена в 1695 г. В том же году еѐ главы и крыша сгорели. На протяжении XVIII в. Соликамск горел четырнадцать раз, и церковь до десяти раз перестраивалась. В 1965 г. на чердаке куба был обнаружен древний блок для подъѐма груза. Обойма для подвеса искусно выполнена из дерева. Из него же изготовлен и стержень, на котором вращается также деревянный диск для верѐвки с грузом. Потемневшее от времени нехитрое устройство поведало, каким тяжѐлым трудом создавались замечательные произведения старинной архитектуры... С высоты лесов строящейся церкви мастера видели уже почти законченный Троицкий собор. И конечно, они хотели не ударить лицом в грязь, создать нечто подобное. Однако они были связаны схемой плана и менее выигрышным местом строительства. Верно учитывая место своей постройки в общем ансамбле, мастера постарались ни высотой, ни силуэтом не повторить 112


соседние здания. Зато в деталях оформления, в ажурной резьбе из камня они показали своѐ искусство. Богоявленская церковь интересна не только внешним видом. В кубе еѐ основного храма находится резной деревянный иконостас, а в нѐм свыше семидесяти икон – образцов живописи XVII-XVIII вв. Это замечательный художественный ансамбль, заслуживающий отдельного описания. Над иконостасом деревянное распятие, подобное тем, какие составляют известную во всѐм мире коллекцию «пермских богов» Пермской художественной галереи. В 1952-1957 гг. над реставрацией Богоявленской церкви работали сотрудники Пермской специальной научно-реставрационной мастерской. В разное время памятник был обследован архитекторами З.И. Крыловой, М.Ф. Тольцинером, Г.Л. Кацко.

Соликамск. Соборная колокольня Итальянцы называют свои колокольни «кампанилами». Пизанская кампанила известна во всѐм мире тем, что она падает. Учѐные подсчитали скорость еѐ падения и определили, что лет через пятнадцать башня рухнет. Крупнейшие специалисты ломают головы над тем, как приостановить это падение. Соликамская «кампанила» тоже наклонна, но еѐ крен не увеличивается. Она гораздо моложе пизанской: башне в Пизе около восьми веков, а нашей всего-навсего два с половиной века. Такие наклонные башни называли в старину кривыми. Наклонялись они чаще всего во время строительства от неравномерной осадки грунта: в то время не придавали значения прочности основания. Колокольня на Руси – явление гораздо более характерное, чем в той же Италии. И вид, и конструкции колоколен были самыми разнообразными – от врытого в землю толстого столба, на котором под крышей висели колокола, до больших восьмигранных башен с шатровыми верхами. Соборная колокольня в Соликамске построена в 1713 г. Она предназначалась для Троицкого и Крестовоздвиженского соборов, между которыми и расположена. Построена колокольня на «палатах каменных» – двухэтажном доме на подклете, в нѐм хранились купеческие товары. Внутренние стены здания, трѐхметровой толщины, пересекаются в виде креста. Они-то и держат на себе восьмигранную башню. Башня завершается аркадой и тремя ярусами кокошников – декоративными арочками, расположенными «вперебежку». Венчает башню устремлѐнный ввысь шпиль с небольшой главкой и простым крестом. До него с земли 60 метров. ...С железным скрипом открывается небольшая тяжѐлая дверца в стене. Ступаешь на холодную каменную ступень внутристенной лестницы. Тьма кромешная, потому шагаешь на ощупь, задевая плечами стены хода. Поднявшись на куб, можно осмотреть гранѐный «стакан» башни. Верх еѐ выложен крестовой кладкой. Под крестами – каменные лучи – «слѐзы». 113


Соликамскому краеведу А.К. Соколкову они напомнили языки пламени. Возможно, что каменщики увековечили в кладке память о пожарах, так часто пожиравших город. Одолев шаткие ступеньки деревянных лестниц, выходишь на площадку звонницы. Отсюда хорошо видны сооружения всего ансамбля. Все древние здания обращены к центру посада – площади перед колокольней, лицевыми фасадами повѐрнуты к р. Усолке. С реки открывался прекрасный вид на город. На колокольне помещалась дюжина колоколов. Самый большой весил 355 пудов, а два маленьких, вестовых – всего по 20 фунтов (в фунте – 400 граммов). Колокола играли большую роль в общественной жизни древнерусского города, они звонили «во дни торжеств и бед народных». Рассказывают, что в бельгийском городе Малине (откуда и пошѐл по свету «малиновый звон») звонари кончают консерваторию и держат строгий экзамен. На Руси эта профессия также была в большом почѐте. К колоколам относились как к людям: в Ростове Великом им давали имена, а одному новгородскому колоколу, в который звонили во время народного восстания, Екатерина II приказала вырвать «язык»... Соликамцы особенно любили «повседневный» колокол Красносельской церкви. За радостный и чистый звук он назывался Веселилом. Был здесь и свой Лебедь (название знаменитого колокола в Ростове), а один из колоколов звался... Бурло. Историк прошлого века А.И. Луканин писал, что колокольня была пѐстро раскрашена зелѐной и голубой краской. Здание часто страдало от пожаров и после восстановления его красили заново. Венчающий здание шпиль – современный, изготовленный по проекту архитектора Ф.М. Тольцинера.

Усолье. Дом Строгановых «Перед нами широко раскинулось Усолье: на обоих концах его дымятся варницы, и густой дым клубом развеивается над всем селением. Ряд красивых каменных домов, которые не были бы лишними даже и в столице, тянулся по берегу Камы», – так описывает г. Усолье писатель П.И. Мельников-Печерский, посетивший его в 40-х годах прошлого века. «Красивые каменные дома» принадлежали владельцам соляных промыслов Строгановым, Голицыным, Лазаревым. Жестокая эксплуатация крепостного люда приносила им огромные барыши. Крепостные художники и архитекторы проектировали и строили для заводчиков роскошные жилые дома, усадьбы, парковые ансамбли. Дом Строгановых входит в архитектурный комплекс цента Усолья, построенный в начале XVIII столетия. И.Э. Грабарь в «Истории русского искусства» писал об этом памятнике: «Угасавший стиль московского барокко находит ещѐ место в тех немногих каменных палатах, которые созидает провинциальная знать и богатеи... Среди провинциальных палат заметно выделяется дом Строгановых... в Усолье, Пермской губернии, построенный в 1724 году. Кружевная узорчатость его фасадов, несмотря на типичную 114


обработку в стиле барокко, всѐ ещѐ близка стремлениям зодчества Москвы середины XVII века». Здание двухэтажное, прямоугольное в плане, относится к типу построек, именуемых «палатами». Сравнивая Дом Строгановых с жилыми домами XVII – начала XVIII в., можно в общих чертах представить его прежнюю организацию. Строители использовали традиционную планировку хором: несколько клетей, разделѐнных сенями. В данном случае к сеням с двух сторон примыкает по две клети. Первый этаж – подклет – хозяйственного назначения. Здесь помещались склады, кухня, людская. Южная палата первого этажа – каретная. Сюда через широкие ворота въезжали каретные упряжки. Второй этаж представляет собой целую анфиладу палат. Он предназначался для приѐма гостей. По некоторым предположениям, дом первоначально имел три этажа. Наверху были расположены спальни. Представляют интерес внутристенные наклонные каналы в западной стене. Их использовали для подъѐма на второй этаж в специальных ящиках древесного угля для топки печей. Благодаря этому устройству уголь поступал прямо к топкам и не загрязнял парадные палаты. Первый этаж связан со вторым внутренней лестницей. Наружные стены здания украшает богатая архитектурная обработка из лекального и фигурного кирпича: карнизные пояски, обрамления проѐмов, растительный орнамент. Расположенный несколько южнее собора и колокольни, вытянутый в направлении реки прямоугольник Дома Строгановых занимает важное место в живописной композиции архитектурного ансамбля старого Усолья. Из-за частых и опустошительных пожаров ансамбль неоднократно менял свой облик. На протяжении XVIII и первой половины XIX в. село горело шесть раз, и ни один из этих пожаров не пощадил Дома Строгановых. Вследствие этого внешний облик здания и его внутренняя планировка подверглись изменениям. В 1952-1962 гг. сотрудники Пермской специальной научнореставрационной мастерской осуществили реставрацию Дома Строгановых. Проект реставрации выполнен архитектором В.И. Зыковым.

115


116

Памятники архитектуры Пермской области  

Комплект буклетов. Пермь, 1970