Page 1

Роман ПРИХОДЬКО ПРИХОДЬКО, генеральный директор ООО «Строймонтаж-2002»:

— Кризис уже вплотную приблизился к промышленному сектору Дальнего Востока, по крайней мере производственные объемы у нас сокращаются

стр. 6 Сергей НИКИФОРОВ НИКИФОРОВ, генеральный директор ОАО «Вилюйавтодор»:

— Мы не сможем нормально конкурировать с промышленниками из европейской части страны до тех пор, пока северные коэффициенты и надбавки не станут общефедеральным налогом

стр. 16 Георгий КАРАМЗИН КАРАМЗИН, генеральный директор ГК «Утум+»:

— У нас быстрее построить самый сложный объект, чем получить разрешение на строительство

стр. 10 Владимир ТИХОНОВ ТИХОНОВ, глава Сунтарского улуса Якутии:

— Мы предлагаем внести в программу развития Дальнего Востока мелиорацию в сельскохозяйственных районах региона

стр. 18

КАК РАЗМОРОЗИТЬ ЭКОНОМИКУ СЕВЕРА


ТЕМА НОМЕРА

«Кризис,

о котором так долго предупреждали экономисты, к нам уже приблизился вплотную»

Корреспонденты бизнесгазеты «Наш регион  — Дальний Восток» вновь побывали в  командировке в  Якутии. Причем на  этот раз мы проехали по  федеральной автодороге «Вилюй» от Якутска до Ленска. И всюду встречались как с представителями административных структур территории, так и  с руководителями производственных компаний. Строительных, дорожных, энергетических, сельскохозяйственных… Перечень получился большой. И все наши собеседники буквально в  один голос говорили о самых насущных проблемах, характерных для  российского Севера. И наш номер мы, уже традиционно, открываем комментариями специалистов.

В  последние месяцы производственный сектор Дальнего Востока испытывает серьезные проблемы. И делать вид, что ничего не происходит, у властей уже не получается. Вот как обозначил ситуацию генеральный директор одной из  самых крупных строительных компаний Якутии — ООО «Строймонтаж-2002» Роман ПРИХОДЬКО:

П

роизводственные объемы в нашем регионе постоянно сокращаются. И мы, строители, ощущаем это более остро, чем другие участники рынка. У нас ведь всё просто: есть заказы  — экономика предприятия работает нормально, нет заказов — экономические показатели компании сжимаются. О причинах можно только догадываться, но скорее всего кризис, о котором нас так долго предупреждали экономисты, вплотную приблизился к производственному сектору региона. Это ощущается уже довольно давно. И по отсутствию крупных объектов, о строительстве которых заявлялось ранее, и долгам между участниками рынка. Но самое печальное заключается в  том, что каких либо позитивных сдвигов я, как производственник, пока не вижу. Поймите

Как правило, в своих интервью главы муниципальных районов говорят о реализации программ, о строительстве новых объектов, о планах на будущее. А вот руководитель Нюрбинского района Якутии Борис ПОПОВ выстроил диалог по-другому:

Л

О свободе и власти — на стр. 14.

Продолжение разговора — на стр. 6.

внести в программу развития Дальнего Востока финансирование мелиорации в сельскохозяйственных районах» Несмотря на особые климатические условия, на Севере достаточно динамично развивается агропромышленный комплекс. В  том числе и  его стандартные направления  — животноводство, растениеводство и так далее. Однако тут есть свои проблемы. Вот что рассказал нам глава Сунтарского улуса Якутии Владимир ТИХОНОВ:

Н

аш район относится к числу типично сельскохозяйственных. И правительство нашего региона здорово помогает своему АПК. Однако далеко не всё зависит от  наших руководителей. И  тут есть весьма серьезные проблемы. Я  имею в  виду, в  первую очередь, обеспечение кормами. Для  развития сельского хозяйства, в частности животноводства, необходима соответствующая кормовая база. И  основным путем создания условий для заготовки кормов в нашей местности является мелиорация. Она у нас, конечно, ведется, но явно не в  тех объемах, какие нам требуются. Общий объем земель сельскохозяйственного назначения в нашем районе составляет 60 тысяч гектаров, из них половина — это не-

посредственно пашни. Сами понимаете, объемы более чем приличные. В европейской части страны такого, наверное, даже представить себе не могут. И, разумеется, у нас требуется вести серьезные мелиоративные работы. Да, кое-что в этом плане у нас, разумеется, делается. На профильную деятельность у нас в течение трех лет было израсходовано порядка 15 миллионов рублей. Однако при нашем земельном изобилии этого явно недостаточно. К тому же после проведения мелиоративных работ необходимы работы по  коренному улучшению лугов (КУЛ). Вот я  хотел бы через вашу газету обратиться к  разработчикам государственной программы развития Дальнего Востока с  предложением включить в  этот документ пункт о  финансировании мелиорации и  КУЛ для  сельскохозяйственных территорий, работающих в  сложных природноклиматических условиях Севера. Ведь это станет огромным подспорьем для наших территорий. Более того, такая мера будет способствовать сохранению и увеличению поголовья КРС, развитию сельского хозяйства в целом, а значит, и росту доходов сельского населения. Именно этот момент поможет нашему селу устоять на ногах. И, в определенной степени, остановит отток людей в города. Впрочем, мелиорация — это не единственная наша проблема. Но всё остальное мы успешно решаем сами, при большой поддержке наших региональных властей. Подробнее о проблемах АПК северных территорий — на стр. 18.

ИЮЛЬ 2013

убедились  — а  ведь и  правда можно и  на селе в  бытовом отношении жить не хуже, чем в городе. В  итоге 10 человек улучшили свои жилищные условия, и  этот процесс, я  надеюсь, будет продолжаться. И  тут ведь есть громадный психологический плюс. Если человек самостоятельно решил какую-то проблему, он начнет себя по-настоящему уважать. Он прежде всего самому себе скажет: вот, я без каких-либо подачек сделал жизнь своих близких на  селе такой же современной, как в городе. Сам! Лично! И я хозяин своей судьбы. Вот оно, ощущение личной свободы в чистом виде. А через некоторое время такой человек возьмет по лизинговым схемам трактор и организует собственное сельхозпредприятие. Или еще каким-то бизнесом займется. Или просто уйдет с  опостылевшей, малооплачиваемой работы на другую, где платят гораздо больше. Но в любом случае он почувствует вкус к принятию самостоятельных решений. А  начинается всё с  малого. С  благоустроенного санузла. Вот так-то.

меня правильно, я не нагнетаю обстановку, а  констатирую факт. На  сегодняшний день всё движется не в  лучшую для нас сторону. Причем на это накладываются, и уже давно, существующие проблемы. И тот же ФЗ-94 (а также новая система, вводимая с 2014 года, которая полностью повторяет ошибки этого закона), и  поздние сроки проведения аукционов, что не позволяет нам формировать более или менее долгосрочную производственную политику), и кадровый голод. Ситуация не из приятных. И это еще мягко сказано.

«Предлагаем

«Современное общество может быть только конкурентным, при этом залогом здесь должна быть духовная свобода» ично я, как глава района, намерен создавать условия, при которых мои земляки будут свободными и конкурентоспособными. Только в этом случае мы сможем жить не просто «как в  Америке», а  лучше, чем в Америке. К величайшему сожалению, у нас в стране сформировалась потребительская психология. Многие из наших людей живут по принципу — вы власть, значит, обязаны дать мне то-то и  тогда-то. Но ведь это неправильный подход. Почему власть за тебя должна выстраивать твою жизнь? А ты попробуй что-то сделать сам. Я  вот вам конкретный пример приведу. Есть у нас в районе село, жители которого живут, как и в обычном, среднестатистическом селе нашей страны. То есть с туалетами на улице и банями во дворах. Приехал я как-то туда и предложил: друзья мои, а  мы ведь с  вами в 21-м веке живем. Почему бы вам не обзавестись благоустроенными санузлами? Возьмите ссуды под минимальный процент в нашем потребительском кооперативе «Саха-кредит» и обустройте свои дома. Поначалу на  меня как на  дикого смотрели. Но вскоре люди

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Как разморозить экономику Севера

3


ТЕМА НОМЕРА

Как разморозить экономику Севера «Отток

населения из нашего региона продолжается, и уезжают отсюда далеко не худшие»

Об уровне бюрократии в России можно рассказывать бесконечно. Это — тема не просто актуальная, она практически вечная. Причем доходит до поразительных вещей — производственники готовы на свои деньги создавать самые современные объекты. Но на решение простейших вопросов в органах власти у них уходят годы. Об этом — в комментарии генерального директора ГК «Утум+» Георгия КАРАМЗИНА:

Якутия — самый крупный регион страны, занимающий пятую часть России. Эта земля нуждается в системном энергообеспечении. Чем и занимается ОАО «Сахаэнерго» — стопроцентная «дочка» ОАО АК «Якутскэнерго». Именно это предприятие не только эксплуатирует уже существующие котельные и  дизельные электростанции (ДЭС), но и  активно создает новые мощности. В том числе альтернативные — солнечные электростанции и  ветроэнергетические установки. Что же касается основных проблем, то, по мнению генерального директора ОАО «Сахаэнерго» Сергея ГУБСКОГО, они связаны именно с дефицитом кадров:

К

адровый голод наша компания, естественно, ощущает. Как и подавляющее большинство предприятий Якутии. Хороших специалистов на Севере остается всё меньше. Еще в девяностые годы в России были закрыты многие ПТУ и техникумы. В итоге именно сейчас мы сталкиваемся с нехваткой квалифицированных рабочих, поскольку представители старшего поколения, получившие

«Быстрее

построить самый сложный объект, чем получить разрешение на строительство»

профильное образование еще во времена СССР, выходят на пенсию. А молодежи нет. Это общероссийская беда, но в нашем регионе она наслаивается еще и  на местную специфику, поскольку отток населения в  западные края и области продолжается. Уезжают отсюда далеко не худшие.

Д

авайте будем говорить предельно конкретно. Во всех даже относительно крупных городах одной из  основных проблем является отсутствие парковок. Машин становится всё больше, а мест для стоянок, соответственно, всё меньше. И мы решили хотя бы частично изменить ситуацию в Якутске. Подготовили проект строительства девятиэтажного гаражного комплекса и закупили в Республике Корея соответствующее оборудование. Такого на Дальнем Востоке еще нет. А  мы планируем построить даже не одну, а, как минимум, две такие стоянки на 100 машин каждая. Выиграет от  этого город? Думаю, ответ очевиден. Во-первых, потому что в лучшую сторону изменится ситуация с парковками, а во-вторых, бюджет от этого не потеряет ни копейки. Мы всё делаем сами и  никаких денег ни у  кого не просим. Да в  том же Гонконге, Сингапуре или Китае такого застройщика носили бы на  руках. Но мы до сих пор, вот уже полтора года, не можем получить разрешение на землю

Продолжение темы — на стр. 12.

«Северные

коэффициенты и надбавки должны стать общим федеральным налогом»

Дальневосточные промышленные компании, работающие на Севере, никогда не смогут нормально конкурировать с предприятиями из европейской части страны. Хотя бы потому, что именно наш промышленный сектор отягощен дополнительными финансовыми нагрузками. В виде тех же северных коэффициентов и надбавок, например. Одно это уже подрывает основы регионального бизнеса. Что делать? На этот вопрос ответил генеральный директор ОАО «Вилюйавтодор» Сергей НИКИФОРОВ:

М

не интересно, расположены ли наши федеральные чиновники выслушивать конкретные предложения из районов Дальнего Востока? Вот я, как руководитель крупной дорожной компании и депутат Нюрбинского районного совета, хочу такое предложение озвучить. В настоящее время все предприятия, работающие на Севере, выплачивают своим сотрудникам соответствующие северные надбавки и коэффициенты. Плюс ко всему несут дополнительные расходы, связанные с длинными отпусками, субсидированием переездов наших работников и членов их семей к местам отдыха и обратно и так далее. Всё это делает наш бизнес неконкурентоспособным по сравнению с бизнесом, работающим в  европейской части страны. Участвуем-то все

мы в одних и тех же аукционах. Только наши конкуренты могут снижать цены, а  мы  — нет. Поскольку именно мы обременены дополнительными расходами. Так давайте поступим просто и справедливо — внесем те же коэффициенты, надбавки и прочие региональные расходы в  некий единый федеральный налог. В какой именно — пусть подумают специалисты. Но если эти затраты станут совокупно нести все предприятия России, объем соответствующих выплат для  каждого из  таких предприятий будет копеечным. Зато пользу получат все, ведь Север — это огромная ресурсная кладовая нашей страны. Развитие темы — на стр. 16.

ИЮЛЬ 2013

К

4

огда верстался этот номер газеты, из Якутии пришла скорбная весть — 2 июля потерпел катастрофу вертолет Ми-8. Погибли люди, только четверым удалось выжить. В  числе погибших  — генеральный директор государственного унитарного горногеологического предприятия Республики Саха (Якутия) «Якутскгеология», руководитель фракции «Единой России» в Государственном собрании (Ил Тумэн) РС (Я) Александр Павлович МОРОЗКИН. Так случилось, что буквально за несколько часов до  катастрофы мы разговаривали с  ним, уточняли его позицию по  поводу развития республики и всего Дальнего Востока. Во время недавней командировки в Якутию наши корреспонденты взяли у Александра Павловича развернутое интервью, которое опубликовано в предыдущем номере газеты. «Якутскгеология» — давний партнер нашей газеты, постоянный участник спецвыпусков, посвященных республике. Генеральный директор предприятия всегда был открытым, честным и принципиальным человеком. Таким мы его и запомним.

«Национальный

Подробное интервью с  Георгием Карамзиным — на стр. 10.

колорит

в современной якутской архитектуре ещЁ не найден» На первый взгляд, в Якутии появляется всё больше оригинальных по своим проектным идеям зданий, в которых присутствует национальный орнамент. Однако, по мнению директора ООО Архитектурная творческая мастерская «Утум» Николая ФЕДОРОВА, тут не всё однозначно:

Я

кутской национальной особенности в  архитектуре Якутска и  в целом в  Якутии пока еще не существует, хотя архитекторы и  пытаются что-то сделать. Так сказать, находятся в  постоянном поиске. Но, к  сожалению, архитектурное наследие якутского народа и вообще северных народностей небогато. Я  думаю, из-за экстремального климата, постоянной борьбы за выживание. Формы якутского балагана, урасы и так далее, которые используются архитекторами в поисках, на  мой взгляд, не совсем удачны. По крайней мере, во многих случаях. Да, после августовского путча 1991 года у нас в Якутии, да и по всей России, наблюдался некоторый архитектурный всплеск. У специалистов появилась свобода самовыражения, и они стали уходить от при-

Редакция бизнес-газеты «Наш регион — Дальний Восток» выражает искренние соболезнования родным и  близким Александра Павловича Морозкина, коллективу ГУП «Якутск­ геология», всем, кто потерял в  этой катастрофе дорогих людей.

под строительство этой многоуровневой парковки. Получили все соответствующие разрешения, в том числе и в Москве, от МЧС РФ, а вот на местном уровне вопрос не решается. И  лично у  меня возникает простой вопрос к Владимиру ПУТИНУ, Дмитрию МЕДВЕДЕВУ и другим высокопоставленным чиновникам: господа, о каких зарубежных инвестициях в нашу экономику вы мечтаете, если на решение элементарного вопроса в наших административных структурах даже свой, отечественный бизнес тратит минимум полтора года? Минимум! И  какой инвестор в  таких условиях понесет свои средства в нашу колыбель бюрократии и  неэффективности? Неужели нельзя навести порядок и  сделать так, чтобы любой, кто на  законных основаниях вкладывает свои средства в  строительство, мог в  одном окне и в течение короткого времени получить все нужные бумаги?

вычных стандартов. Но, во-первых, всё это длилось недолго, поскольку архитекторы (такая уж особенность у нашей профессии) не могут работать сами по себе, они напрямую завязаны на  интересы и  деньги застройщика. А  застройщик, как правило, заинтересован в  первую очередь в  получении прибыли. Думаю, не стоит объяснять, почему нельзя построить дешевый и  в то же время красивый объект. Ну а, во-вторых, архитектурная свобода  — это всё же не синоним национальной особенности. Она, эта особенность, формируется в течение многих лет, если не столетий. Об  особенностях национальной архитектуры — на стр. 23. Подготовил Александр МАТВЕЕВ


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема

«Наш

регион должен стать привлекательным для жизни и бизнеса» Полный комплекс

Всё официально — О ваших деловых партнерах — чуть позже. А пока хотелось бы узнать, какие лицензии есть у ваших компаний? — Наши предприятия обладают, во-первых, лицензией Федеральной службы геодезии и  картографии РФ на  ведение картографических и геодезических работ, а во-вторых, лицензией Росимущества на осуществление оценочной деятельности. — Но ведь ваши компании, наверняка, работают в  направлениях, которые содержат сведения, составляющие государственную тайну? — Я понял ваш вопрос. Да, у компании ООО «Генезис» есть лицензия, позволяющая нам работать как раз со сведениями, составляющими гостайну. Без этого в  нашей деятельности не обойтись.

— По мнению большинства участников рынка, сейчас во многих сферах наблюдается падение качества инжиниринга. Вы согласны с такой оценкой? — Мне не хотелось бы в этой связи делать какие-то выводы. Ведь инжиниринг  — это

Чуонинский и  Садынский национальный эвенкийский наслеги. Ну и сам Мирнинский район, конечно. Так что наше предприятие является серьезным участником земельного рынка территории.

Промышленный сегмент — Теперь — о другом направлении в вашей деятельности. С какими промышленными компаниями вы сотрудничаете? — Наш основной и самый давний деловой партнер  — это, разумеется, АК «АЛРОСА». Что, собственно, не удивительно, поскольку эта компания является и  промышленной, и  социальной основой нашего района. Поэтому мы выполняли различные виды работ (и геодезических, и  землеустроительных, и всех остальных) для многих подразделений группы. В частности, для Мирнинского, Удачнинского, Айхальского и Нюрбинского ГОКов, ОАО «Алмазы Анабара», Амакинской ГРЭ, СТ «Алмазавтоматика», института «Якутнипроалмаз», Мирнинского авиационного предприятия, Вилюйской ГЭС-3 и  других структур. Но помимо этого мы работали в  рамках нескольких серьезных договоров. В частности, взаимодействовали с АК «Якутскэнерго» на  столь значимых объектах, как каскад Вилюйских ГЭС. Плюс ко всему в перечне наших деловых партнеров ОАО «Сургутнефтегаз», ООО «Газпром нефть шельф», ОАО «Тас-Юрях Нефть», ООО «Тас-Юрях Нефтедобыча», ОАО «Ленанефтегаз», ЗАО «Иреляхнефть», ОАО «Саханефтегазсбыт» и так далее. И могу сказать, что наш производственный потенциал, а также наши опыт и репутация являются своего рода гарантией нашего многолетнего сотрудничества со многими участниками рынка. — Какие технологии вы используете в своей работе? — В нашем распоряжении — весь современный технологический набор, позволяющий эффективно решать профильные задачи. Это, само собой разумеется, и системы GPS-ГЛОНАСС, и цифровые тахеометры, а  также цифровые нивелиры, и  лазерные рулетки, и  эхолоты, и  лицензионные программы,

Неоднозначная поддержка — Вы не планируете расширять свою производственную географию за пределы Якутии? — Нет, не планируем. С  учетом нашей географической и  транспортной изоляции сделать это было бы крайне проблематично. Вот компаниям из европейской части страны гораздо проще заходить в  Якутию, чем нам переместиться, например, в  Благовещенск. Это — данность, и с ней не поспоришь. — Представители регионов, в  первую очередь чиновники, говорят о  том, что Дальний Восток нуждается в  поддержке федерального центра. Вы разделяете такую позицию? — С  одной стороны, я  считаю, что нужно предоставлять больше свободы бизнесу. И он, что называется, «всё вывезет». Причем в нормальном рыночном формате. С другой — задачи государственной и муниципальной власти заключаются, на мой взгляд, в системной работе по нескольким направлениям. Я имею в виду образование, здравоохранение, безопасность граждан, а также соблюдение законности на всех уровнях. Ну и в этом же перечне формирование качественной дорожной сети также играет большую социальную роль. Это для нашей территории — более чем актуально. Кроме того, хотелось бы отметить, что именно муниципальная власть должна обеспечить создание современных условий для проживания людей. Архитектура и благоустройство, организация качественной сферы услуг (в том числе ЖКХ и торговли), формирование благоприятных условий для бизнеса — комплексное решение всех этих задач и сделает наш регион привлекательным для  жизни и  удобным для  работы. В  том числе и  для развития бизнеса. Хотя многое в этой связи уже делается. Я хотел бы поблагодарить администрацию Мирнинского района, которая в течение 15 с лишним лет уделяет большое внимание муниципальному земельному кадастру. В  первую очередь профильному мониторингу. Причем наши руководители прекрасно понимают  — вложенные в  этот процесс средства окупаются многократно при решении задач по  собираемости платежей и управлении земельными ресурсами. Это — по-настоящему современный управленческий подход. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ИЮЛЬ 2013

Проблемные моменты

не единая субстанция. И  в каждой отрасли есть свои нюансы. Что же касается нас, то мы стараемся блюсти традиции, наработанные нашими предшественниками в  течение долгих лет. — Хорошо, тогда задам вопрос, который относится именно к вашей сфере. Сейчас руководители многих районов открыто говорят о  том, что у  них не осталось серьезных властных полномочий. По сути, муниципальные чиновники управляют лишь небольшими территориями. А  вот к землям того же лесного фонда они отношения не имеют, что создает массу проблем. Даже выделить участок под свалку в  двух километрах от  райцентра уже сложно. Как руководитель организации, занимающейся земельными вопросами, вы ощущаете эту проблему? — В  определенной степени. Хотя главы районов, которые высказывают такую озабоченность, определенно правы — у них нет не только полной, но и  частичной картины того, что происходит даже в  двух шагах от поселений. Лесной фонд — федеральная собственность, берега рек  — тоже федеральная собственность. И мало того что муниципалитеты не в состоянии хоть каким-то образом использовать эти земли, так они даже элементарную информацию получить не могут. Раньше такие данные предоставлялись чиновникам на основании официально оформленного ходатайства. А теперь и этого нет. Вот и получается, что руководитель района не в состоянии решить даже элементарного вопроса. Тем более всё, что связано с лесом — это однозначный интерес крупных игроков рынка. А там свои правила. — Тем не менее ваши предприятия активно сотрудничают с административными структурами в части создания кадастровых планов муниципальных земель. А с какими именно поселениями работала компания «Земкадастрпроект»? — На территории нашего района, наверное, со всеми. В  этом списке — города Мирный и Удачный, поселки Чернышевский, Айхал, Светлый и Алмазный. Плюс Ботуобуйинский,

в частности MicroStation V8i (Bentley Systems, Incorporated) Credo Dat 4.0, Credo Mix, Credo Lin, Pinnacle, SKI и  Justin. Причем всё профильное оборудование у  нас проходит ежегодные проверки в специализированных метрологических лабораториях. — А это правда, что ваша компания является чуть ли не единственной в Якутии производственной структурой, которая использует в  своей деятельности ГИСтехнологии? — А я просто не знаю, кто, кроме нас, использует ГИС. Мы же работаем в этом формате уже давно.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

— Олег Владимирович, какие производственные задачи выполняет компания ООО «Земкадастрпроект»? — Мы выполняем полный комплекс отраслевых работ — топографо-геодезических, инженерно-геодезических, картографических, землеустроительных и  оценочных. Ну и, конечно же, мы ведем системную деятельность по созданию и использованию информационных ресурсов и баз данных. — Насколько я знаю, у вас есть еще одна компания — ООО «Генезис», которая занимается примерно тем же самым. В чем разница между двумя этими структурами? — Основная деятельность ООО «Генезис» — это, безусловно, всё, что связано с  геодезическими, инженерно-геодезическими, маркшейдерскими и  картографическими работами. Это предприятие фактически выросло из  Мирнинского геодезического центра, то есть оно в течение многих лет занималось как раз своей профильной деятельностью. И за эти годы здесь были наработаны большой производственный опыт и серьезная информационная база. Что же касается ООО «Земкадастрпроект», то эта компания была образована на  базе Мирнинского горкомзема. Причем она сохранила не только свои основные виды деятельности (землеустройство и  кадастр), но и  органично вписалась в рыночные реалии. Так что теперь оба наших предприятия выполняют полный комплекс отраслевых работ. Как для промышленной сферы, так и для муниципальных образований. Причем одним из наших главных отраслевых преимуществ является наличие полноценной информационной базы. По сути, в нашей деятельности могут быть заняты многие. Любой кадастровый инженер в состоянии выполнить перечень отраслевых работ. Но у  него вряд ли будет даже сотая часть той информации, которая есть у нас. И это наше огромное конкурентное преимущество.

Географическая и транспортная изоляция северных территорий России позволяет местному бизнесу, в лучшем случае, сводить концы с концами. О какой-то работе на перспективу здесь даже речи не идет. Но несмотря на это, в нашем регионе еще остаются компании, качественно решающие самые сложные отраслевые задачи. О проблемах и путях их решения — в интервью с генеральным директором ООО «Земкадастрпроект» (город Мирный) Олегом ЕМЫШЕВЫМ.

5


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема

«Государственн

мы видим толь

О развитии Дальнего Востока сейчас говорят очень часто. В том числе и высокопоставленные федеральные чиновники. Если этому верить, то может сложиться весьма радужное впечатление — вотвот и в нашем регионе начнется реализация глобальных проектов. Что станет просто огромным стимулом как для развития местного производственного сектора, так и  для социальной сферы. А  что происходит на самом деле? Например, в строительной отрасли? Об этом мы и поговорили с генеральным директором одной из самых крупных отраслевых компаний Якутии — ООО «Строймонтаж-2002» Романом ПРИХОДЬКО.

ИЮЛЬ 2013

Кризис приблизился

6

— Роман Владимирович, ощущаете ли вы, как руководитель крупного отраслевого предприятия, государственную поддержку? По  крайней мере, в  виде производственных объемов? — К сожалению, производственные объемы в нашем регионе постоянно сокращаются. И  мы, строители, ощущаем это, наверное, более остро, чем другие участники рынка. У  нас ведь всё просто: есть заказы  — экономика предприятия работает нормально, нет заказов  — экономические показатели компании сжимаются. — А с чем это связано? — Могу только догадываться. Видимо, кризис, о котором нас так долго предупреждали экономисты, приблизился и  к производственному сектору Дальнего Востока. Это ощущается уже довольно давно. И  по отсутствию крупных объектов, о строительстве которых заявлялось ранее, и по долгам между участниками рынка. Но самое печальное заключается в том, что каких-либо позитивных сдвигов или хотя бы призрачных перспектив на изменение ситуации в лучшую сторону я не вижу. Поймите меня правильно, я не нагнетаю обстановку, а  констатирую факт. Я  не политик, не эксперт, не экономист… Я  чистой воды производственник и  все выводы делаю из  вполне конкретных ситуаций. Пока всё движется не в лучшую для нас сторону. Причем на это накладываются, и уже давно, существующие проблемы. И  тот же ФЗ-94 (а также новая контрактная система, вводимая с  2014 года, которая почти полностью повторяет ошибки этого закона), и поздние сроки проведения аукционов (что не позволяет нам формировать более или менее долгосрочную производственную политику), и кадровый голод. Ситуация не из приятных. И это еще мягко сказано. — Вы руководите достаточно большой промышленной структурой. Видимо, вам, если сравнивать с малым и средним бизнесом, легче переносить сегодняшний кризис? — Да как сказать легче. У  каждого свои проблемы. Мы, как крупное предприятие, зависим именно от  крупных производственных объемов. В лучшие времена наши финансовые показатели (по итогам года, разумеется) зашкаливали за миллиард рублей. Сейчас эти параметры значительно ниже. И  я вам могу откровенно сказать  — если, в  нашем случае, планка опустится до отметки в 500 миллионов, то нам придется… как это теперь называется, оптимизироваться. А  если говорить проще, то

сокращать предприятие. Но мне не хотелось бы об этом думать.

Серьёзные позиции — К проблемам мы в нашем разговоре еще вернемся. А пока — другой вопрос. Несмотря на весь негатив, ваша компания занимает в  республике серьезные отраслевые позиции. Вы в каких районах работаете? — Да тут перечислять можно долго. Своей производственной деятельностью мы охватываем, как минимум, половину районов Якутии. — А можно перечислить объекты? — Например, в  Среднеколымске мы реконструируем магистральные теплосети вокруг райцентра, где ГУП ЖКХ строит новые котельные. В  Якутске строим общежитие на  900 мест для  Северо-Восточного федерального университета (СВФУ). А в Мирном опять-таки для  СВФУ ведем строительство учебно-лабораторного корпуса. Востребован наш производственный потенциал и  в Олёкминске на  строительстве двух блоков современного медицинского учреждения, который, если не ошибаюсь, называется центром здоровья. В Якутске для Росавиации должны сдать здание управления воздушным движением. Участвуем мы и в программах по переселению людей из ветхого и аварийного жилья. То есть строим для них новые дома. Ну и, конечно же, ведем собственное жилищное строительство. По принципу: сами строим — сами продаем квартиры. Мы ведь в своей отраслевой деятельности применяем комплексный подход. От проработки и анализа проектной документации до  сдачи полностью готовых (и даже благоустроенных) объектов в  эксплуатацию. Причем речь идет о  жилищногражданском, дорожном, энергетическом и инфраструктурном строительстве. Полный комплекс, иначе и не скажешь. — А сколько человек работает в компании ООО «Строймонтаж-2002»? — У нас относительно небольшой коллектив. Но специфика нашего бизнеса такова, что в  сезонный, то есть теплый период времени мы привлекаем к работам до 500 человек.

Главное  — репутация — А с какими заказчиками вы сотрудничаете? — Проще сказать, с  какими не сотрудничаем. Ну вот ГУП ЖКХ я  вам уже называл. Разумеется, в рамках государственных программ работаем с республиканской службой

заказчика. Кроме того, у нас сложились давние партнерские отношения с таким крупным игроком рынка, как «АЛРОСА». Для  этого холдинга мы строили объекты социальной инфраструктуры. Например, детский сад в  поселке Удачном. Да и  не только детсад. Также мы взаимодействуем с ОАО «Сургутнефтегаз». Тут также речь идет о строительстве административных зданий. И  продолжать перечень можно долго. За 11 лет наша компания наработала хорошую репутацию. Мы никого и  ни разу не подвели. Поэтому с  нами сотрудничают как государственные, так и частные заказчики. — Эксперты рынка говорят, что в своей работе вы применяете самые современные технологии. Какие именно? — Прежде всего мы стараемся использовать наиболее качественные строительные материалы. Ведь именно от  этого зависит и  безопасность людей, и  долговечность объектов. Поэтому на  стройматериалах мы никогда не экономили и экономить не собираемся. Как, собственно, и на технике, а также на высокотехнологичном оборудовании. Например, недавно купили в Канаде асфальтовый завод нового поколения, благодаря которому можно решать отраслевые задачи любого уровня сложности. Хотя, если честно, я теперь не знаю, что с этим заводом делать. Деньги мы потратили серьезные. И мощности этого производственного комплекса могут обеспечить асфальтом не только наше, но и  другие предприятия. Однако, как я  уже говорил, производственные объемы у  нас снижаются. И  что нам теперь, этот асфальт в  мешках хранить? До  лучших времен? Так что и тут возникают проблемы. Но в любом случае мы постоянно производим модернизацию компании. Впрочем, всё перечисленное (я имею в виду техническое перевоору-

жение) имеет, на мой взгляд, хоть и важное, но все же второстепенное значение. Если ты хочешь эффективно работать в отрасли, то ту же технику станешь закупать регулярно. Это, скажем так, не доблесть. Гораздо важнее — профессионализм сотрудников и собственная репутация на рынке. Вот на этих вещах мы, фигурально выражаясь, зациклены. Мы, действительно, ни разу никого не подвели, ни по качеству, ни по срокам.

Всё  — важно — Какими построенными вашей компанией объектами вы гордитесь? — Вот я вам сейчас скажу абсолютно честно — всеми. Всеми без исключения. За 11 лет мы построили более 100 объектов различного назначения. И ни за один из них нам не стыдно. Мы действительно гордимся своим трудом. Но выделять какое-то конкретное здание я не хочу. — А  как же реконструкция старого города в центре Якутска, где вами были построены уникальные торговые ряды «Кружало»? Ведь этот объект стал своего рода визитной карточной столицы республики. Или, скажем, интересное по  своей концептуальной идее здание Алмазэргиэнбанка в том же Якутске? Тоже особый предмет для гордости. Или восстановление и реконструкция памятника архитектуры — здания Русско-Азиатского


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ) НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ную поддержку ько на бумаГе» непосредственном участии. Не случайно миссия нашей компании определена в одном показательном предложении. Цитирую: «Мы стремимся создавать комфортные условия проживания и ведения бизнеса для каждого жителя республики, обеспечивая тем самым экономическое развитие региона, компании и ее сотрудников». Вот этим, собственно, всё и сказано.

нУжЕн зАКон

банка? Тоже в определенной степени эксклюзив. — Вы правы, но лишь отчасти. Да, перечисленные вами объекты — действительно по-своему уникальные. На них и правда приятно смотреть. Не говоря уж о том, что они обладают не только внешней красотой и аутентичностью, но и современным, качественным функционалом. Однако для нас не менее важное значение имеют и обычные жилые дома. Прежде всего потому, что речь идет об удобстве наших людей. Понимаете? Можно возвести сколько угодно красивейших зданий. Можно за счет этого получить на отраслевых выставках мешок золотых медалей. Можно, в конце концов, сделать на этом чуть ли не мировое имя. Но гораздо важнее всё-таки обеспечить свой народ качественным жильем. Тем более у нас, в Якутии, с нашими до сих пор не снесенными бараками, эта проблема уже давно приобрела особую остроту и актуальность. Или вот момент. Не так давно нами в Витиме был построен по-своему уникальный образовательный комплекс, включающий в себя школу, детский сад общежитие и жилой дом. Это что, менее важный проект, чем объекты культурного наследия? Поймите меня правильно — мы гордимся построенным нами «Кружалом». Но для нас важно буквально КАЖДОЕ, я сознательно это подчеркиваю, здание, появившееся при нашем

— Вы перечислили множество объектов. И в то же время говорите, что вам не хватает производственных объемов. Где логика? — Да, не хватает. Хотя бы потому, что в свое время государство заявляло о намерении реализовать более масштабные проекты, особенно на территории центральной и южной Якутии. Речь шла как о промышленной сфере, так и о социалке. Впрочем, одно без другого развиваться не может. Однако дальше слов дело не идет. В итоге объемы падают, а государственную поддержку мы видим только на бумаге. — В этом виновно руководство республики? — А я не сотрудник следственного комитета, чтобы искать виновных. Но, по моему мнению, «благодаря» нашей вертикали власти у руководителей регионов нет сейчас особых полномочий. Как, собственно, и серьезных финансовых средств. Всё это оказалось в руках представителей федерального центра. Так добро бы толк был. А то получается совсем иная картина. С одной стороны, государство декларирует заинтересованность в развитии Дальнего Востока. Создается региональное министерство, принимается какая-то госпрограмма, к нам приезжают первые лица страны… Но если присмотреться к происходящим процессам, то проявляются совершенно странные вещи. Например, продолжаются разговоры о необходимости создавать на Дальнем Востоке некую государственную корпорацию, которой будут предоставлены мощные налоговые и иные льготы. И у меня возникает вопрос к представителям нашей федеральной власти — господа, при принятии дальневосточной программы вы подумали об интересах регионального бизнеса?

Ведь это мы, а не мифическая госкорпорация или вполне реальные госмонополии, создаем здесь львиную долю рабочих мест. Ведь это мы платим налоги в бюджеты всех уровней. Ведь это мы работаем в жестких условиях Севера, где цены (особенно на стройматериалы и ГСМ) просто зашкаливают, а тарифы (в первую очередь транспортные и энергетические) превышают все разумные пределы. Наконец, это мы, а не государство, выплачиваем своим сотрудникам региональные коэффициенты и надбавки, а также поддерживаем местные социальные инициативы. Так почему льготами планируется наделить лишь вновь образованные структуры? А как же давно работающие здесь предприятия? Почему о нас-то никто не подумал? Я ведь сейчас даже не о себе говорю. И не о своих коллегах-бизнесменах. Сами понимаете, мы не бедные люди. И уж точно можем позволить себе уехать куда-нибудь в другой регион страны. Причем лично мне это хочется сделать давно. Но за мной стоят люди, мой коллектив. Да если я их брошу, то мне потом глаза каждого из моих работников по ночам сниться будут. Поэтому, на мой взгляд, давно назрела необходимость принимать федеральный закон «Об особом экономическом, социальном и культурном статусе Дальнего Востока», где будут четко определены налоговые и иные льготы как для регионального бизнеса, так и для жителей нашей территории. Думаю, со мной согласятся и региональные чиновники, и дальневосточные производственники, и простые граждане.

СЕМЕЙнАЯ ИСТоРИЯ

Роман ПРИХОДЬКО: — У меня возникает резонный вопрос к представителям нашей федеральной власти — господа, при принятии дальневосточной программы вы подумали об интересах регионального бизнеса? Ведь это мы, а не мифическая госкорпорация или вполне реальные госмонополии, создаем здесь львиную долю рабочих мест. Ведь это мы платим налоги в бюджеты всех уровней. Ведь это мы работаем в жестких условиях Севера, где цены (особенно на стройматериалы и ГСМ) просто зашкаливают, а тарифы (в первую очередь энергетические и транспортные) превышают все разумные пределы. Наконец, это мы, а не государство, выплачиваем своим сотрудникам региональные коэффициенты и надбавки, а также поддерживаем местные социальные инициативы. Так почему льготами планируется наделить лишь вновь образованные структуры? А как же давно работающие здесь предприятия? Почему о нас никто не подумал? Ведь это в корне неправильный подход к развитию территории. На мой взгляд, давно назрела необходимость принимать федеральный закон «Об особом экономическом, социальном и культурном статусе Дальнего Востока», где будут четко определены налоговые и иные льготы как для регионального бизнеса, так и для наших жителей. Думаю, со мной согласятся и многие региональные чиновники, и дальневосточные производственники, и простые граждане.

ИЮЛЬ 2013

— Роман Владимирович, о необходимости масштабно развивать наш Дальний Восток говорят в течение вот уже многих лет. А какой опыт в этой связи был, на ваш взгляд, самым удачным? Например, в советские годы здесь создавались мощные оборонные предприятия, строился БАМ, разведывались и осваивались новые месторождения полезных ископаемых… Можно ли назвать тот период «золотым» для нашей территории? — Думаю, золотым, как вы это называете, было другое время. Я имею в виду реформу премьер-министра Российской империи Петра Аркадьевича СТОЛЫПИНА. Вот когда Восточная Сибирь получила мощнейший импульс для векового развития. Ведь тогда государство не просто раздавало переселенцам земли, но и обеспечивало их всем необходимым. В первую очередь орудиями производства. Я знаю это не понаслышке. Столыпинская реформа — это вообще наша семейная история. — В каком смысле? — А в самом прямом. Мои предки по отцовской линии переселились сюда (на территорию современной Иркутской об-

ласти) из Белоруссии еще в 1907 году. Так что тема мне знакома. И вот я думаю — наше государство еще 100 с лишним лет назад вложило в проект освоения Дальнего Востока громадные силы и средства. А мы так бездарно всем этим распоряжаемся. Хотелось бы надеяться, что ситуация в нашем регионе, с его уникальной природой, несметными богатствами полезных ископаемых и поистине замечательными людьми, все-таки изменится к лучшему. Лично я в это верю. А что еще остается делать? Беседовал Александр МАТВЕЕВ

7


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема

Дорожники Крайнего Севера Якутия — республика с жестким климатом. И это известно каждому жителю России. Но даже здесь, несмотря на суровые морозы и прочие весьма непростые северные условия, работают дорожные предприятия, которые выполняют важнейшие задачи по обеспечению населения транспортной инфраструктурой. О специфике работы отраслевых организаций на Крайнем Севере — в интервью с генеральным директором ООО «РемонтноЭксплуатационная компания — Яна» Михаилом ЧИРЯЕВЫМ.

Это Заполярье — Михаил Петрович, если говорить о производственной географии, то можно отметить, что ваша компания работает в Усть-Янском районе Якутии? — В основном да, наши производственные объемы сосредоточены в Усть-Янском районе. Однако с недавних пор мы работаем еще и в Верхоянском улусе республики. И всё это уже даже не Север, а, по  большому счету, Заполярье. — И трудятся у вас, как несложно догадаться, в основном местные жители? — Не в основном, а только местные жители. И бульдозеристы, и скреперисты, и грейдеристы, и  сотрудники бухгалтерии, а  также управленческого аппарата — все живут в поселке Усть-Куйга. В  Якутске у  нас работает всего пять человек. И  представительство в  столице республики нам нужно лишь для  оперативного решения возникающих вопросов. Не более того. Но в основном все мы находимся на Крайнем Севере. Где и выполняем поставленные перед нами задачи. — К задачам мы еще вернемся. А пока — вопрос справочного характера. Сколько человек работает в  компании ООО «РЭК — Яна»? — Общий штат наших специалистов насчитывает всего 55 человек. А  для выполнения сезонных работ (то есть в  периоды июнь — сентябрь и ноябрь — апрель) мы набираем дополнительных сотрудников. Тогда численность персонала у нас увеличивается примерно до 70 человек.

ИЮЛЬ 2013

Новейшая история

8

— А вот теперь — о ваших профильных задачах. Как известно, ваша компания занимается ремонтом и  содержанием автомобильных дорог различного назначения. Где именно вы работаете? — Начнем с нашей новейшей истории. Тут стоит отметить, что еще в  2010 году ООО «РЭК — Яна» выиграла аукцион и подписала государственный контракт на обслуживание 347 километров региональной автодороги «Яна» (1102-й–1449-й км) в Усть-Янском районе Якутии. Однако эта трасса является

весьма проблемной. Как и  большинство региональных, а уж тем более муниципальных дорог. Дело в том, что автодорога была введена в эксплуатацию еще в 1988 году и с тех пор эксплуатируется в сложных климатических и транспортных условиях. Особые сложности возникают в  период дождей, то есть летом и осенью, когда воды просто разрушают полотно, дорожную одежду и  искусственные сооружения. И  власти понимают  — ситуацию нужно, по  крайней мере, выравнивать. В  итоге именно наша компания выиграла аукцион на ремонт нескольких участков региональной автотрассы «Яна». В  рамках подписанного контракта мы выполняли целый комплекс ремонтных работ. Начиная от  ремонта полотна и  заканчивая ремонтом водопропускных труб. При этом профильную деятельность мы вели на довольно проблемном участке Усть-Куйга—Депутатский. С  возложенными задачами наша компания справилась. Это отметили и наши заказчики.

для нашего небольшого предприятия и они, конечно, имеют значение.

рисковать. Тем более мы сотрудничаем с уже давно работающими дорожными компаниями. А для них-то как раз репутация деловых партнеров имеет первичное значение. И для нас это также весомая мотивация.

Объёмы растут

Люди  — это главное

— В этом году ваши производственные объемы увеличились? — Конечно! В  общей сложности объемы содержания автодороги «Яна» увеличились на 533 километра. Причем как в Усть-Янском, так и в Верхоянском улусе Якутии. — А на сколько всего увеличились производственные объемы компании «РЭК — Яна» с тех пор, как вы вошли в дорожный рынок Крайнего Севера? — Подсчитать нетрудно  — начинали мы с  содержания 700 километров трассы. Сегодня этот показатель вырос до 1 тысячи 300 километров. То есть производственный рост в этом случае составил порядка 40 процентов.

Наши сёла

— Михаил Петрович, вот вы сказали, что с этого года ваша производственная география расширилась, и  вы, что называется, вошли в  Верхоянский район. Планируете ли вы и  дальше расширять свое присутствие в регионе? — Соответствующие предложения нам поступают. Например, поработать в Булунском улусе, в других местах. Нас на Севере неплохо знают. Но мы к предложениям о расширении производственной географии относимся несколько настороженно. — Почему? — У нас производственная политика простая и эффективная — лучше меньше, да лучше. Мы твердо знаем, что при сегодняшней численности сотрудников и  парке техники можем хорошо выполнять профильные задачи именно в  Усть-Янском (а с  этого года и в Верхоянском) районах. И пока выходить за пределы этой территории не планируем. А то знаете, как у нас в России бывает — организации всеми силами наращивают объемы, а потом не знают, как с этим всем справиться. Нет, мы так не хотим. Мы очень дорожим своей производственной репутацией, чтобы ею

— Можно ли сказать, какая средняя зарплата на вашем предприятии? — Ну а  почему нельзя? Порядка 40–50 тысяч рублей. Плюс ко всему каждый наш сотрудник обеспечивается полным социальным пакетом. Это даже не обсуждается. — Вот интересно получается, 50 тысяч рублей для  Севера  — вроде небольшие деньги. А с другой стороны, вы полностью зависите от производственных объемов, то есть платите своим людям ровно столько, сколько можете. Как вы считаете, можно ли изменить ситуацию и финансово подкрепить эти территории? Чтобы люди отсюда уезжать перестали? — Это не только можно, но и нужно делать. У нас немалый оборот финансовых средств по показаниям за год, но если вычесть из этой суммы наши расходы (а на Севере, как вы понимаете, всё стоит очень дорого), то останется довольно небольшой процент, который мы можем тратить именно на заплату. Но даже в таких условиях руководство нашего предприятия находит возможности постоянно повышать доходы сотрудников. Не так давно заработная плата у  нас увеличилась на  50 процентов. Но беда в  том, что профессионалов в нашем регионе остается всё меньше и меньше. Люди уезжают с Севера. — Последний вопрос. ООО «РЭК — Яна» оказывает постоянную спонсорскую помощь своему району. Насколько вам финансово сложно это делать? — Непросто, конечно. Но не оказывать такую поддержку мы не можем. Ну как не помочь, например, школе, в которой учатся дети твоих сотрудников? Это ведь святое. Да и вообще, как не поддерживать свой родной район и поселок? Помните, в советские годы была популярна фраза: «Если не мы, то кто же?» Это, на мой взгляд, типично северный принцип. У нас поодиночке выжить нельзя. Вот мы и держимся друг за друга. Иначе просто не умеем. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

— Насколько я  понимаю, все дороги, которые вы содержите и ремонтируете, проходят через конкретные сёла. Соответственно от  вашей работы напрямую зависит жизнь многих людей. В каких населенных пунктах в той или иной степени присутствовало или присутствует ваше предприятие? — Перечень тут приличный. Несмотря на то, что населенных пунктов на Крайнем Севере осталось не так и много. В нашем случае, если говорить о двух дорогах и зимнике, это Депутатский, Белая Гора, Тополиное, Токума, Батагай, Усть-Куйга, Нижнеянск и так далее. Но поймите правильно, наше дело — это именно дорожные работы. И мы прекрасно понимаем — от состояния транспортной инфраструктуры зависит и  социально-экономическое развитие нашей территории. — Но ведь вы работаете не только в  рамках вышеперечисленных договоров? — Да, мы работаем и по другим контрактам. Но это уже некие разовые работы. Хотя

Осторожная позиция


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

ОАО «Якутский государственный проектный научно-исследовательский институт строительства» был образован в 1962 году и является одним из старейших НИИ Республики Саха (Якутия). Именно эта компания профессионально и последовательно занимается научными исследованиями, испытанием строительной продукции, различными инженерными изысканиями, оценкой технического состояния объектов, проектированием и научно-техническим сопровождением в суровых условиях Севера.

За большой вклад Но для начала — официальная информация. Итак, еще в апреле текущего года глава Республики Саха (Якутия) Егор Афанасьевич БОРИСОВ подписал указ о  награждении Государственной премией РС (Я) имени Г.И. ЧИРЯЕВА сразу двух специалистов ЯкутПНИИС — генерального директора института, заслуженного строителя РС (Я), кандидата технических наук Ольги Иннокентьевны МАТВЕЕВОЙ и ведущего научного сотрудника этой же организации, кандидата технических наук Галины Дмитриевны ФЕДОРОВОЙ. Причем в  тексте указа было сказано предельно четко и лаконично: «За разработку и внедрение в строительство новых видов бетонов повышенной долговечности, обеспечивающих безопасность зданий и сооружений, эксплуатируемых в  суровых условиях Севера». Но за этой лаконичностью скрывается большая и  сложная работа целого коллектива. О которой можно писать долго, и  всё равно не передашь даже десятой доли необходимой информации. Об  отраслевой специфике и  профильных проблемах  — в  интервью с лауреатом Государственной премии РС (Я), генеральным директором ОАО «ЯкутПНИИС» Ольгой Матвеевой.

Это  — наша работа

Серьёзные объёмы — В рамках реализации каких проектов работал ваш институт в последние годы?

Наши технологии

«

давно себя оправдали» Мы не раз рассказывали об  уникальных технологиях специалистов ОАО «Якутский государственный проектный научно-исследовательский институт строительства». И такой интерес совсем не случаен. Дело в том, что именно эта организация занимается крайне важным и нужным делом — разработкой отраслевых нормативных документов, повышающих долговечность объектов в суровых природно-климатических условиях Севера. И в этом году специалисты института были отмечены более чем заслуженно наградой.

понятно. Но ведь ваша основная работа связана с фундаментами. И вот хотелось бы спросить — какие моменты ваши специалисты учитывают в первую очередь? — В свете ожидаемого потепления климата, прежде всего, закрепление и усиление грунтов. То есть предотвращение деформаций, связанных с  грунтовой оттайкой. И речь тут идет не только об общегражданском строительстве, но и обо всех отраслевых направлениях. Например, мы разработали технологии устройства буронабивных Досье (БНС) и  буроинъекционных (БИС) МАТВЕЕВА Ольга Иннокентьевна — генеральный дисвай, технологии закрепления церектор ОАО «Якутский государственный проектный ментацией ленточных фундаментов старых зданий и так далее. научно-исследовательский институт строительства».

— Перечень большой. Достаточно сказать, что мы проводим комплексные исследования в рамках реконструкции взлетно-посадочной полосы аэропорта Якутска. Это весьма серьезная работа, поскольку она имеет прямое отношение к  безопасности объекта стратегического значения. Второе, не менее актуальное направление в  нашей деятельности касалось взаимодействия с таким глобальным участником рынка, как АК «Транснефть», для которой мы осуществляли комплекс мер по  повышению долговечности и  научнотехническому сопровождению строительства нефтеперекачивающих станций (НПС) № 12, 13, 14, 15, 17, 18, 19. Помимо этого, мы проводили исследования по дорожным покрытиям, разрабатывали технологии производства бетонов высокой прочности, долговечности и  морозостойкости, которые могут быть использованы в  мостостроении. К  сожалению, дорожная инфраструктура Якутии была и остается весьма проблемным моментом. И тут требуются

Один из самых опытных специалистов региона в области разработок, исследований и внедрений строительных материалов повышенной долговечности и морозостойкости. Кандидат технических наук, лауреат Государственной премии РС (Я), заслуженный строитель РС (Я), почетный строитель РФ и Якутии. Автор 88 научных работ. Помимо этого, является автором и соавтором двух изобретений. Руководитель органа по сертификации продукции и услуг в строительстве «Якутстройсертификация», член коллегии и научно-технического совета Министерства архитектуры и строительства РС (Я) и Межрегиональной ассоциации «Железобетон», а также действительный член Международной академии «Северный Форум». Награждена почетными грамотами Госстроя России, медалью имени В.М. МОСКВИНА РНТО Строителей и знаком «Строительная слава».

серьезные разработки, которые повысят надежность наших автомобильных трасс. Тем более что сейчас этому вопросу в республике уделяется большое внимание. Да и как иначе? Многие наши районы, особенно относящиеся к арктической группе улусов, находятся в настоящей транспортной изоляции от внешнего мира. И ситуацию нужно однозначно выравнивать. Но с учетом природно-климатических условий Крайнего Севера тут требуется применять новые технологии в  дорожном строительстве. Кстати, один из  наших проектов в  рамках сотрудничества с  заводом ТБМ касался именно современных видов армирования, в  частности использования некомпозитной арматуры в  бетонных конструкциях и дорожных покрытиях. — С  дорожным строительством всё

Шахтные стволы подземного рудника «Мир» (2003–2004 гг.), «Удачный» (2004–2005 гг.) — коррозионностойкий бетон с добавкой НН + ПФМ-НЛК, технология приготовления бетонной смеси для укладки по вертикальным трубам

Наша специфика

— Вы сейчас работаете еще в  202-м и  203-м микрорайонах города Якутска. Это довольно большой участок республиканской столицы. Расскажите, чем интересен для вас этот проект? — Для нас он не только интересен, но и  хорошо нам знаком, поскольку именно наш институт в  свое время разрабатывал строительные нормы для этого жилмассива. И когда говорят, что тут идет крупномасштабный эксперимент, я с этим соглашаюсь с одной поправкой — этому эксперименту уже три десятка лет. И в его основе — как раз разработки ЯкутПНИИС. — А  в чем смысл ваших проектов? — Если говорить простым языком, чтобы поняли и  непрофессионалы, то речь идет об  обеспечении устойчивости и долговечности зданий без ущерба для вечной мерзлоты. Причем позиция специалистов института — сохранение мерзлоты под намывными грунтами — это правильный принцип. Он полностью себя оправдал. Мы ведь занимаемся этой проблемой, как я уже и отмечала, более 30 лет и разобрались в сути вопроса. Нельзя допустить оттаивания мерзлоты под намывными грунтами. Это чревато самыми плачевными последствиями. Да, тут есть некоторые нюансы. Да, это северная специфика. Да, сохранение вечной мерзлоты сопряжено с определенными затратами. Но мы уверены в одном — ни в коем случае нельзя экономить на  долговечности и безопасности строений. Мы уже видим, что даже под старыми одноэтажными и двухэтажными деревянными домами со сроками службы 40–50 лет и там, где не принимались методы сохранения вечной мерзлоты, так называемая «чаша протаивания» достигает 18 метров. Так что мы убеждены в правильности рекомендуемых способов строительства. Тем более что применяемые нами технологии уже давно себя оправдали. — Последний вопрос, Ольга Иннокентьевна, каким вы видите будущее ОАО «ЯкутПНИИС»? — Наше будущее напрямую связано с будущим нашей республики. Ведь развитие Якутии — это серьезный импульс для реализации самых масштабных промышленных проектов. И думаю, что тут без нашего научного, технологического и кадрового потенциала не обойтись. Я также могу утверждать — в нашем институте работают опытные профессионалы очень высокого уровня. И каждый из них — это настоящая гордость ОАО «ЯкутПНИИС». Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ИЮЛЬ 2013

— Для  начала, Ольга Иннокентьевна, хочется поздравить вас с  заслуженной наградой. И  в связи с  этим первый вопрос — о каких конкретных разработках идет речь в указе главы республики? — За поздравление спасибо. Что же касается разработок, то тут нет односложного ответа. Наш институт был основан еще в 1962 году. И  в течение 51 года коллектив ЯкутПНИИС занимается именно вопросами повышения безопасности и долговечности строительных материалов. В  частности бетонов высокой прочности и  морозостойкости. Думаю, это вполне объяснимый момент, ведь мы живем и  работаем в  условиях Севера, и  этим всё сказано. Другое дело, что сейчас нам приходится учитывать не только вечномерзлотные проблемы, но и другие аспекты. — Какие именно? — Например, вопросы, связанные с  обеспечением долговечности строительных материалов, в частности бетонов. Тема большая, серьезная и неоднозначная. И над ней мы тоже работаем. Вот как раз комплексное изучение этих проблем и  было отмечено высокой правительственной наградой. За что, пользуясь случаем, хотелось бы поблагодарить руководство Республики Саха (Якутия) и лично Егора Афанасьевича Борисова. Конечно, мы гордимся званием лауреатов Государственной премии РС (Я). Но с другой стороны, это наша работа. Работа плановая и ежедневная.

Главная тема

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Справка

9


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема

«БЫСТРЕЕ

ПОСТРОИ ДОКУМЕНТЫ НА СТ Об уровне бюрократии в России вообще и на Дальнем Востоке в частности можно рассказывать бесконечно. Это — тема не просто актуальная. Она практически вечная. Причем порой доходит до поразительных вещей — производственники готовы на свои деньги создавать самые современные объекты. Но на решение простейших вопросов в органах власти у них уходят годы. Об этой и других проблемах — в интервью с генеральным директором группы компаний «Утум+» Георгием КАРАМЗИНЫМ.

Досье

ИЮЛЬ 2013

КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД

10

КАРАМЗИН Георгий Олегович родился 20 апреля 1960 года в городе Вилюйске Якутской АССР. В 1983 году окончил архитектурный факультет Ленинградского инженерно-строительного института. С этого же времени работал в институте «Якутгражданпроект», где прошел путь от архитектора до ведущего архитектора. С 1991 года — главный архитектор проекта в проектной фирме «Утум». В 2001 году организовал и возглавил новую организацию — проектно-строительную фирму «Утум+». И за короткое время эта структура выросла в группу компаний, занимающую в настоящее время одну из лидирующих позиций на отраслевом рынке территории.

— Георгий Олегович, для начала простой вопрос. Это правда, что ГК «Утум+» является крупным застройщиком в городе Якутске? — Я бы сказал по-другому — мы занимаем на этом рынке небольшую долю. Наша компания ведет полный комплекс работ — проектирование, строительство, продажу недвижимости и управление жилым фондом. И это — далеко не полный перечень наших бизнес-интересов. Вот в этом плане — да, в Якутске мы организация, которая выполняет весь производственный цикл. — Как нетрудно догадаться, подразделения группы могут выполнять различные функции? — Они их и выполняют. К примеру, если вести речь о проектировании, то с этого мы в свое время начинали. Изначально наша фирма была именно проектной. Это уже потом она стала основой для группы компаний. Поэтому на проектном рынке мы занимаем серьезные позиции. Но тут есть один показательный момент. В своей деятельности мы, в отличие от наших конкурентов, ориентируемся на частных заказчиков. Бюджетные направления нас мало интересуют. — Почему? Руководители многих организаций просто спят и видят, как бы присоединиться к освоению бюджетных средств. — Вот именно. Мы деньги не осваиваем, а зарабатываем. И в этом плане сотрудничать с бизнесом гораздо проще. Тут всё прозрачно и понятно. Тем более что своим деловым партнерам мы можем предложить, опятьтаки, полный комплекс — от самой идеи и архитектурной концепции до внедрения современных технологий (например, ГИС), разработки градостроительной документации и соответствующих согласований. Второе направление — строительно-монтажные работы. Тут у нас опять же всё развивается комплексно. Наши предприятия выполняют функции заказчика, застройщика и генерального подрядчика. Такой формат позволяет нам решать задачи любого уровня сложности. Причем решать на высоком уровне. Третье направление — работа на рынке недвижимости. В нашу группу входит собственное риэлторское агентство, которое с максимальной выгодой для наших клиентов проводит и оформляет любые профильные сделки. Наконец, четвертое — управление жилфондом. Наша управляющая компания работает безукоризненно и в то же время лояльно по отношению к клиентам. Вот, собственно, чем мы и занимаемся.

ОБЪЕКТОВ МНОГО — Какие объекты были спроектированы и построены ГК «Утум+»? — Да перечислять на самом деле можно долго. Ну что тут стоит назвать? Например, нашими сотрудниками были запроектированы храм Арчыы в Якутске, жилые дома в 16, 129, 143, 202-м и других кварталах республиканской столицы, школы, торговые центры, жилой дом «Олимпия», культурноразвлекательный центр «Муус-Хайа», жилой комплекс «Ильинка»… Плюс ко всему наши организации вели проект благоустройство озера Теплое и западного берега озера Сайсары, реконструкцию дамбы в 202-м квартале, благоустройство сквера ветеранов и молодоженов в этом же микрорайоне… Тут я вновь могу долго перечислять наши объекты. — Вы довольно много работаете в 202-м и 203-м микрорайонах города Якутска… — Да, и сотрудники нашего подразделения — проектного бюро «Горпроект» делали генплан 203-го микрорайона. — Можно ли в двух словах выразить ваше профессиональное кредо? — Мы формируем полноценный дизайн городской среды — от культового зодче-

ства до прогрессивных и функциональных решений. А в конечном итоге речь идет о формировании качественного облика нашего города. — А как это сочетается — культовое зодчество и современный облик? — Объясню с удовольствием, тем более что у нас в этом плане есть одна очень интересная идея. Наш Якутск начинался с деревянного острога. А соответственно и с башни острога, которая до сих пор остается (и, надеюсь, останется на века) символом нашего города. История этого объекта чрезвычайно любопытна. Башня была воздвигнута еще в 1685–1687 годах. После этого ее, правда, неоднократно перестраивали, а дважды так вообще переносили с одного места на другое. Но в 1911 году якутский губернатор Иван КРАФТ приказал реконструировать башню. Что и было сделано. Вторая серьезная реконструкция произошла 70 лет спустя, причем большие усилия в этом направлении приложил знаменитый исследователь русского деревянного зодчества, академик Александр ОПОЛОВНИКОВ. А в 2002 году она сгорела. Правда, накануне торжеств, посвященных оче-

редному юбилею города, башню Тыгына восстановили, но уже в другом месте. При этом не надо забывать — ее место именно там, где она и стояла раньше. Это историческая справедливость в чистом виде. Так вот суть нашей идеи заключается в том, чтобы именно на территории деревянного острога Якутска построить высокое на вечной мерзлоте шестнадцатиэтажное жилое здание из стекла, в форме… Да-да, именно башни Тыгына. То есть этот исторический объект вернется на свое место, но уже в ином виде. — Почему из стекла? — Во-первых, это действительно современно и красиво. А во-вторых, придаст зданию неповторимый внешний


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

вид. У нас ведь город туманов. И вот представьте себе, из этой дымки перед глазами людей будет вырастать величественное сооружение — башня Тыгына 21-го века. В этом здании будет воплощена связь времен. — Можно ли строить такие объекты на вечной мерзлоте? — К сожалению, мы часто живем представлениями полувековой давности. Современные технологии позволяют реализовывать проекты любого уровня сложности. В том числе и в зоне вечной мерзлоты. Ничего особо трудного, а уж тем более опасного здесь нет. Если, конечно, соблюдать все проектные условия и руководствоваться мировыми стандартами. — Когда вы планируете воплотить проект в жизнь? — Это пока даже не проект, а идея. Но наша организация — не государственная. У нас нет ни времени, ни желания долго возиться с решением задач. Поэтому сейчас я занимаюсь тем, что оформляю землю на необходимом участке. А потом мы планируем приступить и к другим работам.

БАРЬЕРЫ БЮРОКРАТИИ — Насколько сложно оформить землю? — О, это отдельная история. У нас иногда проще и быстрее построить, чем оформить землю под строительство. Бюрократические препятствия в этой связи довольно жесткие. И я не стану сейчас судить, виновны ли в этом наши чиновники или проблема в несовершенной нормативной базе. Но факт остается фактом — для получения соответствующих документов нужно потратить порой не один год. А это всё время и, разумеется, дополнительные расходы. При этом наши власти любят рассуждать о необходимости привлекать в экономику России иностранные инвестиции. И у меня возникают

резонные вопросы к Владимиру ПУТИНУ, Дмитрию МЕДВЕДЕВУ и другим высокопоставленным чиновникам — господа, о каких зарубежных инвесторах вы мечтаете, если на решение элементарного вопроса в наших административных структурах даже свой, отечественный бизнес тратит минимум полтора года. Минимум! И какой инвестор в таких условиях понесет свои средства в нашу колыбель бюрократии и неэффективности? Неужели нельзя навести порядок и сделать так, чтобы любой, кто на законных основаниях вкладывает свои средства в строительство, мог в одном окне и в течение короткого времени получить все нужные бумаги? Мы строим новые объекты, создаем рабочие места, платим налоги в бюджеты всех уровней. И не требуем от государства никакой помощи, кроме одной — обуздайте собственную бюрократию. Вот тогда наша Россия и станет современной, конкурентной и процветающей страной. — А вы верите, что положение может измениться в лучшую сторону при сегодняшней политической и экономической ситуации? — По крайней мере, мне хотелось бы в это верить. Я не политик, а бизнесмен и производственник. А еще гражданин своей страны. И уверен в том, что если проблемы возникают — их нужно озвучивать честно и открыто. Это — неотъемлемое право гражданского общества. Иначе нас вообще никто и никогда не услышит.

РЕЙТИНГ С МИНУСОМ — Как вы считаете, чем грозит бизнесу такая ситуация с документооборотом? — Ну, паниковать я бы, конечно, не стал. Наш бизнес — он ведь настолько привык выживать в невыносимых условиях, что это стало частью нашей жизни. Мы уже привыкли работать в таком формате. Начиная любое

дело, мы уже точно знаем, что нам предстоит обойти десятки чиновничьих кабинетов и подписать сотни никому не нужных бумаг. Это уже — печальная данность. — Ну ведь можно решать вопросы и подругому? — Вы имеете в виду, заносы конвертов? Так вот я принципиально не даю взяток. С меня их, в принципе, вроде как и не вымогали (по крайней мере, в открытую не требовали), но в любом случае таким образом я вопросы не решаю и решать не буду. Тут ведь интересно другое. Бюрократия в России приняла такие формы, что теперь наша страна приобрела очень странный «имидж». Вот в свое время Всемирным банком был опубликован рейтинг условий ведения бизнеса. Так вот по условиям оформления разрешений на строительство в этом списке наше государство занимает 182-е место из 183. Оказывается, хуже нас строители живут только в африканской Эритрее. Что называется, дожили. Раньше говорили — догнать и перегнать Америку, а вот теперь мы догнали и даже обогнали такую «сверхдержаву», как Эритрея.

МНОГОЭТАЖНЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ

— Еще один вопрос, который не раз озвучивали ваши коллеги,— это техническое присоединение к энергосетям. Что вы можете сказать по этому поводу? — А что тут скажешь? Всё обстоит крайне печально. Мало того что за техническое присоединение энергетики берут с нас большие деньги, так до недавнего времени они нам еще и условия диктовали. Мол, трансформатор вы должны купить там-то, а остальное специализированное оборудование — у такого-то поставщика. А почему мы вообще должны платить деньги за техническое присоединение? Мы ведь энергетикам, можно сказать, дарим рынок. Как в том мультфильме, бесплатно, то есть даром. Они же потом средства будут собирать с тех потребителей, которые станут жить в построенных нами домах. Или работать в построенных нами офисах, торговых центрах и так далее. С какой стати кто-то получает от всего этого двойную выгоду? Лично мне это непонятно. — Но, несмотря на все проблемы, работы у вас хватает? — Да, у нас есть серьезные объемы и в проектировании, и непосредственно в строительстве. Но тут нас выручает профессионализм и безупречная репутация на отраслевом рынке. Заказчики нам доверяют, потому что мы всегда выполняем свои обязательства качественно и в строго установленные сроки. Но в любом случае нам хотелось бы, чтобы власть к нам прислушалась. Это, кстати, выгодно как нашим гражданам, так и самой власти. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

Георгий КАРАМЗИН: — У меня возникает резонный вопрос к Владимиру Путину, Дмитрию Медведеву и другим высокопоставленным чиновникам — господа, о каких зарубежных инвестициях в нашу экономику вы мечтаете, если на решение элементарного вопроса в наших административных структурах даже свой, отечественный бизнес тратит минимум полтора года. Минимум! И какой инвестор в таких условиях понесет свои средства в нашу колыбель бюрократии и неэффективности? Неужели нельзя навести порядок и сделать так, чтобы любой, кто на законных основаниях вкладывает свои средства в строительство, мог в одном окне и в течение короткого времени получить все нужные бумаги? Мы строим новые объекты, создаем рабочие места, платим налоги в бюджеты всех уровней. И не требуем от государства никакой помощи, кроме одной — обуздайте собственную бюрократию. Вот тогда наша Россия и станет современной, конкурентной и процветающей страной.

ИЮЛЬ 2013

— А вы можете привести пример, когда вам не удалось получить разрешение на строительство? — Только давайте говорить конкретно о решении вопросов, связанных с земельными участками. Но для начала — картина из жизни. Во всех хотя бы относительно крупных городах уже давно ключевой проблемой стал вопрос с парковками. Их просто катастрофически не хватает, этих самых парковок. Аналогичная ситуация возникала и за границей, но там всё дело решилось довольно быстро. Прежде всего за счет многоуровневых гаражей. Либо подземных, либо надземных. Казалось бы, а почему бы и нам не пойти по этому же, проверенному и однозначно эффективному пути? Мы подготовили соответствующий проект строительства девятиэтажной стоянки автомобилей и закупили в Республике Корея уникальное оборудование. Это, грубо говоря, робот. То есть вы заезжаете на первый уровень гаража, выходите из машины — и всё. Остальное за вас сделает именно робот, который сам поставит вашу машину в ваш бокс. Такого на Дальнем Востоке еще нет. Это — абсолютно новые для нашего региона технологии. А мы планируем построить даже не одну, а, как минимум, две такие стоянки, на 100 машин каждая. Вот скажите мне, выиграет от этого город? Думаю, вопрос очевиден. Во-первых, потому что в лучшую сторону изменится ситуация с парковками, а во-вторых, бюджет от этого не потеряет ни копейки. Мы всё делаем за собственный счет и ничего ни у кого не просим. Да в том же Гонконге, Сингапуре или Китае власти такого застройщика на руках бы носили. Но мы ждём вот уже полтора года и пока не можем получить разрешение на землю под строительство этой многоуровневой стоянки. Получили все соответствующие разрешения, в том числе и в Москве, от МЧС РФ, где четко сказано — наш проект абсолютно надежен с точки зрения безопасности. Однако на местном уровне вопрос не решается. Между тем технику мы

ПЕРЕКОШЕННАЯ ЭНЕРГЕТИКА

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ИТЬ, ЧЕМ ПОЛУЧИТЬ ТРОИТЕЛЬСТВО»

уже закупили, она готова к монтажу. Но когда идея всё-таки будет воплощена в жизнь, я не знаю. — Вы обращались со своей проблемой в какие-то вышестоящие органы власти? — А зачем? Мы обращаемся к тем, кто обязан решить именно эту ситуацию — и непосредственно на своем уровне.

11


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема

«ВЕТРЯНАЯ

И СОЛНЕЧН ЗАРЕКОМЕНДОВАЛА С 1 мая нынешнего года в ОАО «Сахаэнерго» (дочерняя компания ОАО АК «Якутскэнерго») сменился руководитель. Должность генерального директора занял главный инженер этого же предприятия Сергей ГУБСКИЙ. На этом посту он сменил Николая ПАРНИКОВА, возглавлявшего отраслевую структуру в течение 12 лет. И одно из первых интервью, в новом качестве, Сергей Иннокентьевич дал нашей газете.

Досье

ИЮЛЬ 2013

ГУБСКИЙ Сергей Иннокентьевич родился 19 октября 1954 года в селе Частые Частинского района Молотовской области (в настоящее время Пермского края). После окончания школы по семейной традиции стал речником. Хотя свою первую навигацию он совершил гораздо раньше, в четырнадцатилетнем возрасте. Как сейчас вспоминает сам Сергей Иннокентьевич, особого выбора у него и не было — его отец имел за плечами 55 навигаций в качестве механика и капитанамеханика (а на пенсии — и боцмана), и даже бабушка всю сознательную жизнь отработала бакенщиком. Поэтому и сам Сергей связал свою судьбу с рекой. Был мотористом-лебедчиком, вторым помощником механика, вторым помощником капитана. В 1980 году окончил Новосибирский институт инженеров водного транспорта. Впоследствии работал в Якутском речном порту, где прошел все производственные ступени, вплоть до должности главного инженера — технического директора. Но судьба сложилась так, что в 1997 году Сергей Иннокентьевич перешел на работу на предприятие энергетической отрасли. Вот его трудовая биография этого периода: — 1997–2001 годы — заместитель начальника службы эксплуатации и ремонта двигателей внутреннего сгорания, заместитель главного инженера СевероВосточных электрических сетей ОАО АК «Якутскэнерго»; — 2001–2007 годы — заместитель главного инженера — начальник ПТО; заместитель главного инженера, главный инженер-наставник ОАО «Сахаэнерго»; — 2007–2013 годы — первый заместитель генерального директора — главный инженер ОАО «Сахаэнерго»; — С мая 2013 года — генеральный директор ОАО «Сахаэнерго». За многолетний добросовестный труд отмечен многими отраслевыми и ведомственными наградами. В 2010 году Сергей Иннокентьевич ГУБСКИЙ одержал победу в конкурсе «Лучший инженер Якутии».

12

ПРОБЛЕМНЫЙ ВОПРОС — Сергей Иннокентьевич, многие дальневосточные производственники среди главных проблем называют кадровый голод. Ваша компания сталкивается с этой бедой? — Сталкивается, причем регулярно. Хороших специалистов на Севере остается все меньше. И это печальная данность. Тут ведь вот какая история получается. Еще в девяностые годы в России были закрыты многие ПТУ и техникумы. В итоге именно сейчас мы сталкиваемся с проблемой отсутствия квалифицированных рабочих, поскольку представители старшего поколения, получившие профильное образование лет 30 назад, выходят на пенсию. А молодежи нет. Это общероссийская беда. Но в нашем регионе она наслаивается еще и на местную специфику, ведь отток населения на запад страны продолжается. И уезжают отсюда далеко не худшие. — Что делать? — Надеюсь, что принятая государственная программа развития Дальнего Востока поможет выровнять ситуацию. По крайней мере, хотелось бы в это верить. Это, так сказать, один момент. Есть и другой. Вот что нужно для создания комфортной среды на Севере? Первое — создать условия для подготовки в нашем регионе высококвалифицированных специалистов. Иначе развивать территорию будет некому. Второе — обеспечить население высокооплачиваемыми рабочими местами. В противном случае эта земля рискует вообще остаться без населения. Наконец, третье — требуется повысить качество жизни, особенно

в отдаленных северных районах. То есть создать современную инфраструктуру, благодаря которой народ будет жить в нормальных условиях. Я имею в виду, главным образом, устойчивое энергоснабжение. Грубо говоря, у каждого человека, где бы он ни жил, в доме должно быть тепло и светло, а из кранов течь горячая и холодная вода. И вот два первых пункта — как раз сфера компетенции ОАО «Сахаэнерго».

О ТАРИФАХ — Насколько я знаю, именно ОАО «Сахаэнерго» в настоящее время реализует некую отраслевую программу. Это так? — Эта программа называется «Оптимизация локальной энергетики Республики Саха (Якутия) на 2014–2018 годы».Сейчас находится на согласовании в Минэнерго России. Но на самом деле сроки программы определены, в известной степени, условно. Дело в том, что этот план мероприятий не ограничивается 2018 годом. Наша задача заключается в двух серьезных вещах. Во-первых, мы обязаны к 2020 году (вот почему и сказал об условности сроков) обеспечить устойчивым энергоснабжением те районы, в которых функционируют объекты компании. Тут мы имеем в виду ввод в эксплуатацию линий электропередачи (ЛЭП), строительство теплоэлектроцентралей (ТЭЦ) и реконструкцию дизельных электростанций (ДЭС). Ну а во-вторых, наша цель — привести среднеотпускной тариф в соответствие со среднероссийскими стандартами. — Проще говоря, речь идет о снижении тарифа? — Совершенно верно, хотя мы, энергетики, к таким фразам относимся осторожно. Это компетенция ФСТ и РЭКов. Плюс ко всему не стоит забывать — тариф в нашей стране имеет серьезную политическую основу. Что также находится вне сферы нашей компетенции. Но тем не менее наши головные компании — ОАО АК «Якутскэнерго», а также РАО ЭС Востока принимали активное участие в разработке нашей программы, в которой предусмотрен целый комплекс мероприятий, направленных именно на оптимизацию тарифов. Для нас бесспорно одно — люди на Севере не должны платить за электроэнергию больше, чем жители Рязанской, Тульской,

Тверской и других западных областей России. Иначе о каком-то системном развитии Дальнего Востока даже мечтать не придется. — А за счет чего планируется оптимизировать тариф? — Да тут-то как раз всё просто. Из чего складывается стоимость той же электрической или тепловой энергии? Из затрат на производство, а также из расходов на транспортировку топлива. Чем выше эти затраты и расходы — тем дороже стоимость самого ресурса. Это, само собой, азы экономики. Поэтому ключевым пунктом нашей программы как раз и является снижение всех перечисленных затрат и расходов. — Каким образом всё это будет делаться? — Начнем с того, что дизельные электростанции (ДЭС) в некоторых населенных пунктах имеют значительную степень износа. Мы их, конечно, постоянно реконструируем в рамках наших программ, но проблема пока еще не решена. А изношенное оборудование и линии электропередачи — это, прежде всего, огромные потери и чрезвычайно низкий КПД. А чем ниже КПД — тем выше и затраты. Поэтому мы и говорим о реконструкции электростанций. За счет этого, в частности, будут снижаться затраты локальной энергетики на доставку дорогостоящего дизель-


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

ного топлива. Плюс ко всему в программе предусмотрена когенерация. Ну и, конечно же, мы добиваемся снижения уровня потерь в электросетях.

РЕАЛЬНАЯ ПРОГРАММА — Можно ли поподробнее рассказать о вашей программе? — Конечно, тем более что здесь всё тщательно просчитано. Например, пункт первый «Сокращение зоны децентрализованного электроснабжения» включает в себя строительство ЛЭП к населенным пунктам. Но Якутия — сложный регион. И в силу географической изоляции далеко не везде можно реализовать эти отраслевые мероприятия. Ведь у нас есть настолько удаленные села, что «дотянуться до них проводами», а также построить там собственные ТЭЦ или ТЭС фактически нереально. Да и неэффективно. Сами подумайте, если в каком-то селе живет 20–50 человек (а таких поселений на Севере хватает), то о какой теплоэлектроцентрали тут можно говорить? Однако в любом случае все эти люди должны быть обеспечены и теплом, и светом. Поэтому еще одно направление нашей программы предусматривает строительство высокоэффективных (и в то же время экономичных) ДЭС малой мощности. Точнее, именно той мощности, которая соответствует нагрузкам потребителей. Помимо этого, в третьем пункте программы мы говорим и о газодизельных станциях (этот план встроен в масштабный проект газификации Якутии), и о малых ГЭС, и о ветряных электростанциях. По сути, мы используем все имеющиеся возможности рынка и пытаемся «привязать» их к условиям конкретных населенных пунктов. Но тут есть еще один знаковый момент. Помните, мы обозначили проблему реконструкции сетевого хозяйства? Так вот, для минимизации потерь электрической энергии специалисты ОАО «Сахаэнерго» применяют самонесущий изолированный провод (СИП), что также дает положительный отраслевой эффект. Теперь — к четвертому пункту нашей программы. Его, по сути, можно обозначить как природоохранный, ведь даже название в этом случае говорит само за себя: «Снижение техногенного воздействия негативных факторов на окружающую среду». Это

направление включает в себя следующий перечень мероприятий: • снижение выбросов загрязняющих веществ в атмосферу; • увеличение степени очистки сточных вод и достижение норм предельно допустимого сброса в водоемы; • снижение количества отходов и увеличение степени их переработки и утилизации; • снижение объемов чистой воды, используемой в производственных нуждах; • разработка и внедрение международных принципов стандартизации в области экологического управления, включающего в себя профильный (имеется в виду, конечно же, экологический) аудит, а также соответствующую сертификацию продукции. Вот, собственно, вам и четыре пункта, из которых состоит наша программа «Оптимизация локальной энергетики Республики Саха (Якутия) на 2014–2018 годы». — Но ведь это не единственный программный документ компании? — Разумеется, нет. У нас есть и другие серьезные проекты. В частности, среднесрочная инвестиционная программа ОАО «Сахаэнерго» также на 2014–2018 годы, куда включены мероприятия, которые мы в силах осуществить за счет собственных средств. Плюс другие отраслевые наработки. И все они четко увязаны между собой. Увязаны, по сути говоря, в единый план мероприятий, которые позволяют решать целый комплекс отраслевых и социально-экономических задач. И всё это будет отражаться на повышении качества жизни населения Якутии.

воду ДЭС на сырую нефть. Плюс ко всему мы построили солнечную электростанцию мощностью 20 кВт, оснащенную наклонным механизмом в поселке Куду-Кюель Олёкминского района и в селе Дулгалах Верхоянского района. Кстати, солнечные станции — это, в некоторой степени, фирменный стиль ОАО «Сахаэнерго». Вы, наверное, знаете, что еще в 2011 году наша компания впервые в Якутии построила солнечную электростанцию в поселке Батамай Кобяйского района. Изначально она была запроектирована под мощность в 10 кВт. Но солнечные панели на этом объекте настолько хорошо себя зарекомендовали, что впоследствии мощности были увеличены до 30 кВт. А год назад мы построили еще одну солнечную станцию в поселке Ючюгей Оймяконского района мощностью в 20 кВт. И вот в этом году ввели еще две солнечные электростанции. Стоит отметить — наше предприятие вообще активно использует возможности альтернативной энергетики. Не случайно еще шесть лет назад мы смонтировали в Тикси ветровую энергоустановку мощностью 250 кВт. Но это уже — дело прошлое. А в текущем году мы планируем (и эта работа уже идет) построить ветроэлектростанцию мощностью 40 кВт в селе Быков Мыс Булунского района. Помимо этого, нашими специалистами разрабатывается опытный образец электронных регуляторов скорости на дизельгенераторах ДЭС поселка Чокурдах. Также мы продолжаем реконструкцию распределительных сетей с применением СИП. И всё, что я перечислил,— далеко не весь план мероприятий на 2013 год. Достаточно сказать, что стоимость одной лишь ремонтной

программы ОАО «Сахаэнерго» превышает 270 миллионов рублей. — Сергей Иннокентьевич, вы сказали о применении новых технологий в энергетике Севера. Насколько я понимаю, всё это было изначально заложено в структуру работы ОАО «Сахаэнерго»? — Совершенно верно. Вот смотрите, лично я работаю в структуре этой компании практически с момента ее образования, то есть с 2001 года. И могу сказать абсолютно точно — и руководство ОАО АК «Якутскэнерго», и менеджмент ОАО «Сахаэнерго» были изначально нацелены на внедрение передовых технологий. Иначе, наверное, и быть не могло, ведь наше предприятие обеспечивает теплом и электроэнергией две трети территории республики. То есть в общей сложности 17 районов, занимающих площадь в 2 миллиона 200 тысяч квадратных километров. При этом многие населенные пункты находятся в настолько труднодоступных местах, что добраться к ним можно либо по автозимнику, либо на вертолетах. Поэтому тут волей-неволей приходится применять современные отраслевые технологии. Не случайно мы первые в России еще в начале нашего столетия разработали и, что очень важно, реализовали комплексную программу развития малой энергетики. Причем особую роль в этом процессе сыграли в то время генеральный директор ОАО «Сахаэнерго» Николай Макарович ПАРНИКОВ и главный инженер предприятия Алексей Михайлович ЛИХТИН. Было это еще

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

НАЯ ЭНЕРГЕТИКА НА СЕВЕРЕ СЕБЯ ОЧЕНЬ УДАЧНО»

в 2001–2005 годах. Опыт получился весьма удачным. Удачным прежде всего для Якутии. Поэтому и в будущем мы будем только наращивать свои проекты, связанные с применением технологий нового поколения. По сути, наша республика уже стала экспериментальным полигоном для внедрения современных отраслевых стандартов. И мы гордимся, что принимаем в этом процессе самое непосредственное участие. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

БЛИЖАЙШИЕ ПЛАНЫ

ИЮЛЬ 2013

— Какие мероприятия вы планируете реализовать в текущем году? — Тут у нас также всё прописано предельно четко. Мы выполняем целый комплекс мероприятий по подготовке к зиме. В частности, серьезные работы в настоящее время ведутся на ТЭЦ поселка Депутатского. В этом году введены в эксплуатацию: • АДЭС мощностью 260 кВт в с. Русское Устье Аллайховского района; • АДЭС мощностью 650 кВт в с. Аргахтах Среднеколымского района. Также в этом году будут введены в эксплуатацию следующие дизельные электростанции: • АДЭС-2190 кВт в селе Саккырыр ЭвеноБытантайского района; • Резервная ДЭС-5000 кВт в поселке Депутатский Усть-Янского района. Помимо этого, у нас реализуется программа технического перевооружения объектов. В частности, продолжается работа по пере-

13


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема

«Рабам

конкуренция

не нужна»

Что в основном волнует руководителей дальневосточных муниципалитетов? Если судить по их интервью, то основных проблем у них, как минимум, три — отсутствие реальных полномочий, нехватка денег в бюджетах и ФЗ-94. А вот глава Нюрбинского района Республики Саха (Якутия) Борис ПОПОВ в разговоре с нашим корреспондентом неожиданно заговорил о внутренней свободе личности, о конкурентоспособности человека и о том, как бы он поступил, если бы у него под окнами возникла собственная «Болотная площадь».

июЛь 2013

Подходить вдумчиво

14

— Борис Николаевич, давайте начнем с одной из самых болезненных для чиновника тем. С отсутствия денег в муниципальном бюджете. По мнению многих ваших коллег, эта проблема для  районов  — ключевая. Поэтому уже давно назрела необходимость пересматривать межбюджетные отношения и  больше налогов оставлять именно на  местах. Вы с этим согласны? — Кто же откажется от  лишних денег? На  сегодняшний день в  районах остается лишь часть НДФЛ и  некоторые другие, не слишком значительные платежи. Однако, с другой стороны, тут есть несколько спорных моментов. В  частности, такой  — вот в  вашей газете не раз предлагалось оставлять в  районах часть НДПИ. И  богатые своими природными ресурсами территории от этого выиграют. А  что делать тем муниципальным образованиям, где этих богатств нет? Или они есть, но в силу труднодоступности месторождений их никто не отрабатывает? Получается очередной перекос. Кто-то будет «в шоколаде», а для кого-то ничего хорошего от  налогового новшества не будет. Но ведь везде живут люди. И в богатых, и в бедных районах. И наши граждане не виноваты, что у них на земле нет золота или алмазов. Это я вам всего лишь один из примеров привел. А  если мы и  дальше станем рассматривать схемы межбюджетных отношений, то здесь проявятся и другие теневые стороны, о которых мы пока не задумываемся. Так что к  изменению налоговой политики нужно подходить вдумчиво и аккуратно. — Но денег-то районам действительно не хватает. В том числе и на реализацию важных социально значимых проектов. Как тут быть? — Денег не хватает всегда. И  людям, и районам, и регионам, и стране. Но вопрос в другом. Вот сейчас на территориях (в том числе и в Якутии) внедряется программноцелевой метод распределения бюджетов. Скажу больше, тут прослеживается четкий «подушевой» подход. В итоге бюджетная политика у нас стала более сбалансированной, нежели раньше. — Что значит сбалансированной? — Объясню популярно. Давайте возьмем в качестве примера, скажем, 2005 год. Тогда главе района, чтобы «пробить» на  региональном уровне финансирование какого-то

проекта, нужно было в первую очередь выстроить хорошие отношения с высокопоставленными чиновниками. То есть стать своим для  тех или иных руководителей. В  этом случае вопросы решались относительно легко. И знаете, каким был бюджет нашего района в 2005 году? А я вам скажу — тогда он не превышал 500 миллионов рублей. Сейчас ситуация изменилась кардинальным образом. Главе района не нужно «дружить» с руководителями правительства. Ему достаточно четко и аргументированно защитить те или иные программы. Да, это непросто и требует профессионализма. Да, для получения инвестиций необходима защита своих проектов. Да, наши нормативные акты в  этом плане весьма строгие. Всё это так. Но ведь и ситуация с бюджетным регулированием в нашей республике стала гораздо прозрачнее. В итоге теперь наш районный бюджет составляет 2 миллиарда 100 миллионов рублей. Вот вам и  вся разница между 2005 и  2013 годом. Плюс ко всему на республиканском уровне стали учитываться простые, но в то же время очень важные вещи. Например, сколько человек живет в том или ином улусе. Я ведь не случайно сказал о «подушевой» схеме распределения бюджетных средств. Так что позитивные сдвиги у нас есть. Хотя проблемы, связанные с  отсутствием средств, конечно же, остаются. И это касается не просто живых денег, которых у  нас нет. Соответствующие минусы связаны с тем, что полномочия глав районов (прописанные в ФЗ-131) не подкреплены финансово. Поэтому развитие наших территорий идет на пределе возможностей.

В  современных условиях — Ну вот мы с  вами и  «вырулили» на  главную для  муниципальной власти проблему. — А кто вам сказал, что она главная? На мой взгляд, основная наша беда заключается в вещах гораздо более глубоких. — В чем именно? — В  отсутствии у  наших людей ментальной конкурентности. Вот смотрите, для чего люди приходят во власть? Я  имею в  виду нормальных людей, а не тех, кто при помощи должности решает собственные задачи. Мне кажется, что нормальный руководитель

Ысыах Олонхо в Нюрбе должен руководствоваться двумя задачами. Задача первая — текущий момент. Строительство жилья, школ, детских садов, больниц, стадионов… Всё это, безусловно, важно, но эти вопросы решаются в рабочем порядке. Мы этим занимаемся и  будем заниматься в  дальнейшем. Так что тут никакой особой заслуги я не вижу. Обычная текущая работа, не более того. Задача вторая — наше будущее. Причем не только завтрашнее, но и, что называется, послезавтрашнее. И вот это уже очень серьезный момент. Лично я, как глава района, намерен создавать условия, при которых мои земляки станут свободными и конкурентными. Только в этом случае мы сможем жить не просто «как в  Америке», а лучше, чем в Америке. — Давайте об этом поподробнее. — К  величайшему сожалению, у  нас в  стране сформирована потребительская психология. Многие из наших людей живут по  принципу: вы власть, значит, обязаны дать мне то-то и тогда-то. И вот тут вспоминается известная притча о  рыбе и  удочке. Это, естественно, аллегория. А  вот вам реальный пример. Есть у нас село Нюрбачан. Обычное такое село, с  туалетами на  улице и банями во дворах. Приехал я как-то туда, посмотрел на всё это «великолепие» и сказал примерно следующее: друзья мои, а ведь мы с вами в 21-м веке живем. Почему бы вам

не обзавестись благоустроенным санузлом? Как в  городе. Ведь приятно же принимать душ, как минимум, раз в день? Вы не представляете, как на меня после этой речи посмотрели сельчане. Мол, ты чего несешь? Какой санузел, какой душ? Мы же в  селе живем! Так я  не успокоился и  стал приводить другие доводы — ладно, вы не хотите благоустраивать свое жилье. Но неужели вам хочется, чтобы и ваши дети и внуки жили так же, как вы? С туалетом на улице? Тут уж народ стал задумываться. И вот тут я им конкретное предложение сделал. У нас в районе работает отличный потребительский кооператив «Саха-кредит», где под минимальный процент можно взять ссуду на благоустройство. Как глава, я специально ставил задачи, чтобы эта организация присутствовала буквально во всех населенных пунктах Нюрбинского улуса. Сельчанам это удобно. И что вы думаете? Через некоторое время 10 семей из Нюрбачана благоустроили свое жилье. Надеюсь, что этот процесс у нас продолжится.

Вкус свободы — А  при чем здесь свобода и  конкурентность? — Да при том, что люди сами принимают решения и делают свою жизнь комфортной, без оглядки на  «доброго дядю». Если человек самостоятельно решил такую задачу, он будет себя уважать. Он, прежде всего, себе скажет — вот, я без чьих-либо подачек сделал жизнь своих близких на  селе такой же современной, как в  городе. Лично! И  я хозяин своей судьбы. Вот оно, ощущение внутренней свободы в чистом виде. А через некоторое время такой человек возьмет по лизинговым схемам трактор и организует собственное сельхозпредприятие. Или магазин откроет. Или еще каким-нибудь бизнесом займется. Или просто уйдет с опостылевшей, малооплачиваемой работы на  другую, где платят гораздо больше. Но в любом случае он почувствует вкус к самостоятельному принятию решений.


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

— И всё начинается с благоустроенного санузла? — Всё начинается с  принятия решения о создании благоустроенного санузла. Нужно начинать с малого. И тогда ты увидишь великое на расстоянии вытянутой руки. — Но ведь для этого придется изменить психологию нашего человека? — Не изменить, а  скорректировать. С психологией-то у наших людей как раз всё нормально. Просто они не привыкли жить в  нормальном конкурентном пространстве и  быть истинными хозяевами своих судеб. Это, кстати, наша общая беда. Раньше мы надеялись на  советскую власть. Теперь  — на Егора БОРИСОВА, Дмитрия МЕДВЕДЕВА, Владимира ПУТИНА, еще на  кого-то. Лишь немногие, истинно свободные люди делают свою жизнь сами, без оглядки на  власть. Но они и  есть настоящая элита. Конкурентность не нужна только рабам. Но лично я не хочу жить в  обществе рабов. Мне по  душе сообщество личностей, свободных людей. А прогресс двигают только они, но уж никак не рабы.

По-взрослому — Мы с вами говорим о взрослых людях. Но ведь свободная личность формируется с ранних лет… — Вот! Именно поэтому сейчас мы разрабатываем еще и собственную концепцию образования. Да, существуют федеральные образовательные стандарты. Однако они касаются главным образом учебного процесса. Ладно, мы сюда и не лезем. Но вот что касается воспитания, то это как раз наша задача. Задача муниципальной власти, поскольку мы, по сравнению с другими государственными структурами, ближе всего находимся к интересам каждого человека. Так что организация качественного воспитательного процесса  — это наша прямая обязанность. Например, мне представляется целесообразным, чтобы педагоги в  наших школах всех детей, начиная с  первого класса, называли на  «вы». Не сюсюкались с ними, а выстраивали диалог личности с  личностью. Да, учитель обязан быть требовательным, а  порой и  жестким. При этом дети, в свою очередь, должны понимать — к ним относятся как ко взрослым. Со всеми вытекающими последствиями. — С какими? — Я  имею в  виду требования. То есть к  школьнику обращаются на  «вы». И  никто

не смеет его унизить. Но если этот самый школьник совершит неблаговидный поступок, то и отвечать за него он должен без ссылки на юный возраст. Тоже по-взрослому. Я еще раз говорю, воспитание — это диалог личности с личностью. Причем всё сказанное сейчас мной — это лишь маленький штрих. Надеюсь, наша образовательная концепция будет максимально прогрессивной и  качественной.

Текущая работа — Есть еще один важный нюанс. Человек может и не рассчитывать во всем на  свою власть. Но власть обязана создавать условия для этого человека. Прежде всего социальные условия. Или я не прав? — Правы, конечно же. Иначе зачем власть вообще нужна людям? Но я вам и сказал, что мы последовательно решаем социальные задачи. Могу опять-таки привести конкретный пример. Одной из  самых серьезных проблем в нашем районе является здоровье местных жителей. Тут сказывается множество факторов, начиная от  чисто климатических и заканчивая искусственным воздействием. Например, что бы ни говорили наши недропользователи, но я  никогда не поверю, будто технические сливы в реки на Айхальском, Удачнинском и  Нюрбинском ГОКах абсолютно безопасны. Да и других моментов у  нас хватает. О  чем говорить, если от  ста процентов наших призывников различными заболеваниями страдают… все сто процентов. Поэтому некоторое время назад мы приняли собственную программу здравоохранения, которая у нас уже довольно успешно работает. — Но ведь здравоохранение — это федеральная компетенция? — Да, федеральная. Однако мы тут тоже не можем остаться в стороне, иначе люди нас просто не поймут. Да и я не смогу спокойно смотреть в глаза своим избирателям. В итоге сейчас мы организовали процесс, при котором КАЖДЫЙ житель улуса бесплатно проходит полное медицинское обследование. Вроде бы они и  так могут его пройти, без нашего участия. Однако вы сами понимаете, что с  этим у  нашего населения постоянно возникают проблемы. То в районной поликлинике врачей узкого профиля не хватает, то нужного оборудования там нет. Мы же привлекли для этих целей ведущих специалистов

СХПК «Байар» — заготовительное предприятие района

медицинского института СВФУ. И теперь каждый нюрбинец может пройти самую полную диагностику и получить квалифицированную консультацию. Я вам больше скажу — у нас в  районе создается собственный центр сердечно-сосудистой хирургии. В этом прямая заслуга нашего главврача Александры Николаевны АНДРЕЕВОЙ. Думаю, далеко не каждое муниципальное образование может похвастаться таким успехом. А у нас это стало реальностью. Вторая наша большая проблема — бездорожье. Некоторые наши сёла отрезаны даже от собственного райцентра. Людям приходится по пять часов добираться до нас на моторной лодке. Но это же ненормально. И вот теперь мы прорабатываем проект использования малой авиации. — Авиации? Районного значения? — А что вы удивляетесь? Да, в России, помоему, еще не было прецедента, чтобы где-то осуществлялись авиаперевозки внутри одного района. Но Якутия — случай особый. И мы сейчас прорабатываем идею использовать два вертолета, которые будут возить наших земляков из  дальних сел в  райцентр и  обратно. Если удастся, то мы станем первыми в стране, кто создаст у себя районную авиакомпанию. По крайней мере, инвестор этим проектом уже заинтересовался. Я  вам еще много примеров нашей работы могу привести, связанных и с сельским хозяйством, и с другими производственными направлениями. Но бесспорно одно — для себя мы ставим даже не задачи, а сверхзадачи. Чтобы наш народ жил, как минимум, не хуже, чем в развитых странах. А по возможности и лучше. Пусть не сразу, но мы этого добьемся.

Примеров хватает — И всё-таки, Борис Николаевич, на какую отдачу вы рассчитываете во всех своих начинаниях, связанных с формированием сообщества свободных людей? — Процесс формирования свободной личности долгий по  определению. Хотя он может быть и  динамичным. Вот кто еще полвека назад знал, что такое Сингапур? Это был крошечный клочок земли, да к тому же еще и традиционно находившийся под чьимто протекторатом. То он входил в  султанат Джохор, то был британской колонией, то находился под японской оккупацией, то стал частью Малайзии. Но вот к власти пришел, казалось бы, откровенный диктатор ЛИ КУАН Ю, который привел с собой, как сейчас говоСтроительство сельских дорог

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Современные здания технического лицея (слева) и ОАО «АЛРОСА-Нюрба» украшают город

рят, команду эффективных менеджеров. И за пару десятилетий (в историческом разрезе срок незначительный) Сингапур из отсталой, нищей страны превратился в  государство с  одной из  ведущих мировых экономик. Та же ситуация и с Южной Кореей. — Где, кстати, у власти тоже были диктаторы. Причем даже не один. Вы считаете, что диктатура в  России сможет вывести нас на передовые позиции? — Да ни в коем случае. Не дай Бог нашей стране пережить еще одну диктатуру. Я привел примеры, как в принципе можно развивать экономику государства. Ведь и в Сингапуре, и в Южной Корее даже правители-диктаторы сумели создать условия для  конкурентного развития. Принцип был простой, но эффективный — ты можешь быть хоть дворником, хоть грузчиком. И при этом ты будешь зарабатывать приличные деньги. Для этого нужно соблюдать лишь одно условие — ты должен стать САМЫМ ЛУЧШИМ дворником и грузчиком хотя бы на своей улице. Чтобы создать на этом рынке конкуренцию другим дворникам и грузчикам. Чтобы клиенты обращались только к тебе. Конечно, всё это касалось всех без исключения сфер деятельности, начиная от  торговли и  заканчивая IT-технологиями. Но результат налицо. Внутренняя конкуренция стала основой ментальной свободы. И это — шанс для нашей страны. — Кстати, о свободе. Вот вы являетесь одним из трех глав районов Якутии, которые входят в партию «Справедливая Россия». По сути вы оппозиционер. И предположим, что завтра у  вас, под  окнами районной администрации, образуется собственная «Болотная». Выйдут люди и  потребуют вашей отставки. Как вы к этому отнесетесь? — Я  был избран населением. Как вы понимаете, на  альтернативной основе и  без участия административного ресурса. Моя партийная принадлежность применение такого ресурса, разумеется, исключала по  определению. Поэтому народ вправе потребовать и моей отставки. И я, в обязательном порядке, выйду на свою «Болотную» и  буду разговаривать с  людьми спокойно и  уважительно. Они меня избирали  — они имеют полное право и отправить меня в отставку. Но в любом случае, даже если это требование исходит от десяти человек, я обязан (именно обязан) этих людей выслушать. — А если они «агенты Госдепа»? — Агент Госдепа, если он гражданин России, тоже может быть моим избирателем. И права у него в этом плане точно такие же, как и у любого другого россиянина. Впрочем, мы же с  вами об  агентах Госдепа условно говорим, правда? Ведь не хочется на  полном серьезе цитировать откровенный бред о «злых происках врагов». А если серьезно, то ни одному чиновнику, будь он главой района или президентом страны, не позволено презирать даже маленькую часть своего народа. Мы обязаны уважать всех. И людей с «Болотной», и тех, кто засветился на «Поклонной». Все они — наш народ, то есть самый главный для нас начальник. И этим всё сказано. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

Сенокос в Нюрбе

июЛь 2013

15


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема

«СЕВЕРНЫЕ

КОЭФФИЦИЕНТЫ ДОЛЖНЫ СТАТЬ ФЕДЕРАЛЬН Компания ОАО «Вилюйавтодор» является одним из крупнейших дорожных предприятий Якутии. И наша газета не раз публиковала материалы о работе этой отраслевой структуры. Но тут выяснился еще один любопытный момент. Именно «Вилюйавтодор» занимает лидирующие позиции среди наиболее социально ориентированных организаций региона. Для сотрудников здесь делают столько, что другим и не снилось. Об ответственности бизнеса и государства — в интервью с генеральным директором компании, депутатом Нюрбинского народного совета Сергеем НИКИФОРОВЫМ.

ИЮЛЬ 2013

ДЕТСКИЙ ДЕСАНТ

16

— Сергей Валерьевич, а это правда, что дети ваших сотрудников регулярно выезжают отдыхать за границу? Причем за счет вашего предприятия? — В позапрошлом году наши дети совершили тур по Европе. Побывали в Польше, Германии, Нидерландах, Чехии, Франции, Италии и Люксембурге. А этим летом мы их отправляем отдыхать уже, что называется, по возрастным группам. Ребята в возрасте от 10 до 14 лет проведут каникулы в Словакии, в детском лагере «Зарничка». А те, кто постарше, поедут в молодежный лагерь в Германии. Правда, на этот раз мы для детей программу усложнили. По принципу — развлекаться надо с пользой для тела и мозгов. Поэтому в обоих лагерях им будут преподавать иностранные языки. Ну а купание, дискотеки, игры — это уж всё само собой разумеется. — Но ведь, насколько известно, и сами сотрудники предприятия пользуются у вас серьезными социальными бонусами? — А это отражено у нас в коллективном договоре. Тут многое зависит от стажа работы того или иного специалиста. Но в любом случае каждый человек у нас чувствует за своей спиной мощную поддержку всего предприятия. — Какая конкретно поддержка у вас оказывается? В рамках коллективного договора, разумеется. — Ну, если мы начнем цитировать весь коллективный договор, то боюсь, что у вас в газете площади не хватит. Поэтому остановлюсь всего лишь на отдельных моментах. Во-первых, мы выдаем разовые выплаты по рождению ребенка. Сумма также зависит от стажа специалиста. Но выплачивается минимум 10 тысяч рублей. Это если отец или мать новорожденного только-только начали у нас работать. Ну а дальше всё понятно: чем больше стаж — тем выше выплаты. За рождение второго или третьего ребенка также платим больше. Это мы со своей стороны помогаем решать демографическую проблему. Да и наших мамочек, находящихся в отпусках по уходу за детьми, также материально поддерживаем. Причем регулярно, тут уже речь идет о ежемесячных дополнительных выплатах. Это, разумеется,

помимо государственных декретных. Только от предприятия. Мы, кстати, вообще серьезно относимся к тому, чтобы наши специалисты создавали семьи и рожали детей. Выплаты на бракосочетание — тоже наша стандартная социальная схема. — Даже так? — А как же? Мы понимаем — молодежь хочет и свадьбу достойно отметить, и в путешествие съездить. Поэтому тоже этим ребятам помогаем. Суммы выплачиваются тоже разные — от 10 тысяч рублей для тех, кто только начинает свою трудовую биографию в нашей компании, и выше.

СВОЙ ДОМ — Кстати, хотел спросить, в больших городах молодым людям довольно сложно войти в специализированные государственные ипотечные программы. А как с этим обстоит дело в вашем районе? — Специально я не интересовался, но думаю, так же непросто. Тут ведь свою роль играет обычная бюрократия. И вопрос даже не в конкретных чиновниках, а во множестве сложностей, которые создает государство во всех сферах. Увы, это так и есть. Но мы в этом плане также оказываем своим сотрудникам определенную поддержку. — Вы имеете в виду ипотеку? — Нет, конечно. При чем тут ипотека? Мы не банк и на своих людях не наживаемся. Просто у нас в коллективном договоре прописана помощь тем работникам, которые строят индивидуальные жилые дома. — Деньги выделяете? — И деньги тоже. Но ведь мы живем в районе, где большинство домов именно одноэтажные, индивидуальные. Так что для людей, желающих построить такое жилье, гораздо важнее привлечение специальной строительной техники. По сегодняшним ценам оплатить тот же кран или экскаватор может далеко не каждый. Дорогое удовольствие. А мы своим сотрудникам эту технику выделяем бесплатно. Как и для проведения капитального ремонта, в том числе и связанного с благоустройством домов. Так что мы реально помогаем тем, кто хочет обзавестись новым жильем или отремонтировать старое. Мотивация у нас при этом простая — если у человека есть хороший дом, вряд ли он уедет из нашего района в тот же Якутск. Или в другой крупный город. По сути, речь идет о сдерживании оттока населения в другие населенные пункты и регионы. Ну и, конечно же, мы заинтересованы, чтобы наши специалисты жили в хороших условиях. Если человек доволен своим бытом — он и работает с душой. Не нами это придумано, но определение точное. Поэтому мы уделяем серьезное внимание именно бытовым вопросам, возникающим у наших работников. Покупает человек уголь с дровами? Перевозку осуществляем мы. Нужна земля для огорода? Ее также мы привезем. Вода требуется? Вновь

мы перевозкой занимаемся. Чтото еще требуется? Тоже поможем. Поэтому люди у нас за свои рабочие места и держатся.

СЕВЕРНАЯ СПЕЦИФИКА — В каких еще случаях вы оказываете поддержку сотрудникам? — Да практически во всех, когда требуется помощь. Например, у кого-то умирает близкий родственник. Не дай Бог, конечно, но и это случается. Как в таком случае не помочь человеку? Мы и помогаем. На похороны у нас выплачивается единовременная сумма. Также люди имеют свойство болеть. И если наш работник или его близкий родственник нуждается в лечении — оказываем и такую поддержку. Суммы определяются индивидуально, ведь в таких случаях заранее ничего не известно. Но мы стараемся максимально полноценно помогать всем, кому нужна помощь. Это, как говорится, экстренные моменты. Однако мы не забываем и о системе поощрений. Ведь от морального состояния человека зависит и его трудовой настрой. — Вы имеете в виду премии? — Нет, премии — это другая история. И другие фонды, хотя и эту систему поощрений мы практикуем. Но в данном конкретном случае я веду речь о дополнительных выплатах, приуроченных к конкретным датам. Вот отработал у нас человек пять лет. Отдел кадров этот момент фиксирует, и в означенный день мы вручаем сотруднику конвертик с определенной суммой. Небольшой, в 3 тысячи рублей, но приятной, как и всё неожиданное. Стаж работы другого специалиста составил 10 лет? Он обязательно будет вознагражден 10 тысячами рублей. Кто-то 20 лет отдал нашему предприятию? Получит 20 тысяч рублей. Ну и так далее. Та же ситуация и с юбилейными датами наших людей. Накануне круглых дней

рождения в 50, 55 или 60 лет мы также отмечаем юбиляров подарками и существенной материальной помощью. Своими работниками мы дорожим. Каждый из них — на вес золота. Поэтому и отношение к ним соответствующее. Как, собственно, и к нашим ветеранам, о которых ОАО «Вилюйавтодор» также проявляет постоянную заботу. На произвол судьбы мы своих пенсионеров не бросаем. И с праздниками постоянно поздравляем, и в текущем режиме помогаем. И каждый из тех, кто выходит у нас на пенсию, твердо знает — предприятие было, есть и всегда будет его вторым домом. К нам он может обратиться в любую минуту. Это тоже большой стимул работать у нас в течение многих лет. Не забываем мы и о формировании, скажем так, корпоративного духа на предприятии. Точнее, качественного морального микроклимата. К примеру, издаем книги о прошлом и настоящем компании ОАО «Вилюйавтодор». А недавно приступили к созданию собственного музея. У нас ведь, действительно, замечательная история. Особенно если учесть, что компания была создана на базе Нюрбинского дорожного ГУПа, который, в свою очередь, образовался в начале шестидесятых годов прошлого века. А в 2005 году к нам были


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ) НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Ы И НАДБАВКИ НЫМ НАЛОГОМ» присоединены две аналогичные структуры из Вилюйского и Верхневилюйского районов. Так что и книги, и музей — это отражение нашей славной истории. — Кто непосредственно занимается изданием книг и созданием музея? — Это заслуга наших энтузиастов, двух очаровательных женщин. Издательской деятельностью занимается у нас руководитель общего отдела компании, опытный организатор Марина Николаевна ВАСИЛЬЕВА. А вот музей — непосредственная инициатива нашего фельдшера, талантливого медицинского работника Светланы Николаевны ИВАНОВОЙ. Да и другие наши сотрудники им в этом по мере сил помогают. — А это правда, что вы на предприятии оснастили еще и массажный кабинет? — Ну, массажный кабинет — это, может быть, громко сказано, но мы приобрели современное массажное кресло. И все, кто в этом нуждается, могут им воспользоваться. Специалистов мы также приглашаем. Плюс ко всему наш фельдшер Светлана Николаевна Иванова также владеет навыками мануальной терапии. И не только. Она прошла еще и курсы гирудотерапии, то есть лечения пиявками. Случай по нашим временам редчайший для медработников в районах. А у нас — пожалуйста, есть собственный гирудотерапевт. Что еще тут можно сказать? У нас на предприятии проводятся постоянные профилактические мероприятия. Это не только обязательный предрейсовый медосмотр водителей, но и прививки против гриппа и гепатита, и фитотерапия по показаниям врачей, и санация полости рта, и, при наличии соответствующих показаний, уколы, а также физиотерапевтические процедуры. Перечень довольно большой. — Вы сказали о санации полости рта. По нашим временам весьма актуальная услуга. Тем более за счет предприятия. — Я больше скажу — мы оплачиваем 50 процентов от стоимости зубного протезирования. Это также часть нашей собственной программы. Ну и, конечно же, мы оплачиваем работникам санаторно-курортное лечение. Тут тоже всё прописано в коллективном договоре. Например, человек отработал три года. Он имеет право на путевку, половину

стоимости которой оплачивают профсоюз (20 процентов) и предприятие (30 процентов). Если же стаж сотрудника превышает пять лет, то 20 процентов от цены на путевку оплачивает профсоюз, а уже 40 процентов — предприятие. Ну а коль скоро работник отдал компании ОАО «Вилюйавтодор» 10 и более лет, то вклад профсоюза в его путевку составляет 30 процентов, а взнос организации — 50 процентов, то есть сам специалист платит за нее лишь пятую часть от общей стоимости.

КОНКРЕТНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

на федеральном уровне позитив тут уже прослеживается. Может, не в тех объемах, как хотелось бы, но прослеживается. Помимо этого, определенное внимание начинает уделяться и региональным автотрассам. Это пока еще начальная стадия процесса, но тенденция очевидна. В тот же дорожный фонд РС (Я) поступило более 4 миллиардов рублей. Сумма, в принципе, приличная. Но в то же время могу сказать — у нас не уделяется никакого внимания межпоселенческим дорогам. А без этого рассуждать о поддержке территорий не приходится. Это я утверждаю не только как дорожник, но и как депутат районного совета. Складывается впечатление, что федеральные чиновники разделили всех людей на три сорта. Первый сорт (федеральный уровень) получает большие деньги. Второму сорту (это уровень региональный) дают денег в два раза меньше. А третий сорт (люди, живущие в наших районах) вообще брошен на произвол судьбы. Но ведь это несправедливо. И так в цивилизованном государстве быть не должно. Поэтому необходимо не только создавать финансово полноценные муниципальные дорожные фонды, но и вообще поддерживать северные территории реальными делами. — Какими именно? — Мне интересно, расположены ли наши федеральные чиновники выслушивать конкретные предложения из районов Дальнего Востока? Вот я, как генеральный директор до-

вольно крупной дорожной компании — ОАО «Вилюйавтодор» и депутат Нюрбинского районного совета, хочу такое предложение озвучить. В настоящее время все предприятия, работающие на Севере, выплачивают своим сотрудникам соответствующие (северные) надбавки и коэффициенты. Плюс ко всему несут дополнительные расходы, связанные с длинными отпусками, субсидированием переездов работников и членов их семей к местам отдыха и обратно и так далее. Всё это делает наш бизнес неконкурентоспособным по сравнению с бизнесом, работающим в европейской части страны. Участвуем-то все мы в одних и тех же аукционах. Только наши конкуренты могут снижать цены, а мы — нет. Поскольку именно мы обременены дополнительными расходами. Так давайте поступим просто и справедливо — внесем все эти коэффициенты, надбавки и прочие расходы в некий федеральный налоговый платеж. В какой именно, пусть подумают специалисты. Но если эти затраты станут совокупно нести все предприятия России, объем выплат (для каждого из них) будет копеечным. Зато пользу получат все, ведь Север — это огромная ресурсная кладовая нашей страны. Но если тут не останется населения (а такая угроза существует), государство рано или поздно лишится этой территории. Поэтому поддерживать этот регион обязана Россия. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

Сергей НИКИФОРОВ: — Мне интересно, расположены ли наши федеральные чиновники выслушивать конкретные предложения из районов Дальнего Востока? Вот я, как генеральный директор довольно крупной дорожной компании — ОАО «Вилюйавтодор» и депутат Нюрбинского районного совета, хочу такое предложение озвучить. В настоящее время все предприятия, работающие на Севере, выплачивают своим сотрудникам соответствующие (северные) надбавки и коэффициенты. Плюс ко всему несут дополнительные расходы, связанные с длинными отпусками, субсидированием переездов работников и членов их семей к местам отдыха и обратно и так далее. Всё это делает наш бизнес неконкурентоспособным по сравнению с бизнесом, работающим в европейской части страны. Участвуем-то все мы в одних и тех же аукционах. Только наши конкуренты могут снижать цены, а мы — нет. Поскольку именно мы обременены дополнительными расходами. Так давайте поступим просто и справедливо — внесем все эти коэффициенты, надбавки и прочие расходы в некий федеральный налоговый платеж. В какой именно, пусть подумают специалисты. Но если эти затраты станут совокупно нести все предприятия России, объем соответствующих выплат (для каждого из предприятий) будет копеечным. Зато пользу получат все, ведь Север — это огромная ресурсная кладовая нашей страны. Но если тут не останется населения (а такая угроза существует), государство рано или поздно лишится этой территории. Поэтому поддерживать этот регион обязана вся Россия.

ИЮЛЬ 2013

— Скажите, Сергей Валерьевич, а зачем вам всё это надо? Вы — руководитель серьезной производственной структуры. Вы платите своим сотрудникам вполне достойную зарплату. Более того, вы несете все остальные социальные нагрузки. Но ведь финансовые возможности компании не безграничны? — А кто сказал, что они безграничны? Мы ведем свою социальную политику в рамках ровно тех финансовых возможностей, какие у нас есть. То есть сколько заработали — столько и можем потратить. Но ваш вопрос я понял. И отвечу на него так: если бы мы не жили на Севере, то, возможно, не внедряли бы у себя столько социальных программ. У нас ведь, повторюсь еще раз, всё четко прописано в коллективном договоре. И этот договор мы составляли именно с учетом региональной специфики. Понимаете, на Севере люди и так живут трудно. Природа у нас суровая, климат — жесткий, поэтому в одиночку здесь прожить невозможно. Нужна взаимовыручка. Чем мы, собственно, и занимаемся. — Но ведь вы решаете задачу государственной значимости. Как вы считаете, может ли государство поддерживать в этом плане социальный сектор? — Не просто может, оно еще и обязано это делать. И не только социальный сектор, но и региональное производство. Я могу опять же привести вам конкретные примеры. Наша компания, как вы знаете, занимается строительством, ремонтом и содержанием автомобильных дорог различного назначения. Возьмем в качестве примера именно содержание автотрасс. С той же федеральной дорогой «Вилюй» (а в зону нашей ответственности входит 508 километров этой трассы на территории Вилюйского, Верхневилюйского и Нюрбинского районов) особых проблем сейчас практически нет. Свои обязательства Упрдор выполняет. Хотя тут есть другой спорный вопрос, — по моему мнению, Министерство финансов и другие органы власти неправильно исчисляют соответствующие затраты на строительство, ремонт и содержание дорог. Складывается впечатление, что они берут за основу некий европейский формат и на его основании делают расчеты. Но ведь это в корне неправильно. Россия — северное государство. И зона Крайнего Севера у нас чрезвычайно большая. Одна лишь Якутия территориально занимает пятую часть страны. Какие тут могут быть европейские дорожные стандарты? Необходимо изучать опыт той же Аляски в США, тех же северных земель Канады. Вот тогда и можно будет говорить о строительстве нормальных дорог. И об их современном содержании. Хотя, повторюсь еще раз,

17


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема

«СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫМ

НУЖНА НОВАЯ ЗЕМЕ В представлении среднестатистического жителя нашей страны российский Север — это в первую очередь бескрайние просторы с суровым климатом и чахлой растительностью. На самом деле такая картина верна лишь отчасти. Да, просторы здесь действительно громадные. И климат, конечно же, отличается известной жесткостью. Однако также известно, что именно на этих северных землях в течение нескольких столетий успешно развиваются самые разные сельскохозяйственные отрасли. В том числе животноводство. О том, как развивается АПК отдельно взятой территории, а также об основных отраслевых проблемах — в интервью с главой муниципального района «Сунтарский улус (район)» Республики Саха (Якутия) Владимиром ТИХОНОВЫМ.

Досье ТИХОНОВ Владимир Иванович родился 8 апреля 1964 года в Арылахском наслеге Сунтарского района Якутской АССР. Трудовой путь начал рабочим Арылахского отделения совхоза «Тойбохойский». В 1982–1984 годах служил в рядах Советской армии. В 1989 году окончил Хабаровский государственный педагогический институт. В 1989–1992 годах работал военруком Хоробутской средней школы Мегино-Кангаласского района. Впоследствии в течение двух лет занимал должность заместителя директора этого учебного заведения. В 1996–1998 годах трудился директором Майинской школы первой ступени, а затем (1998–2003 годы) — директором Майинской гимназии. В 2003 году был назначен начальником управления образования Сунтарского улуса. А в 2007 году население избрало Владимира Ивановича Тихонова главой района. Спустя пять лет он вновь победил на выборах главы МР «Сунтарский улус (район)» Республики Саха (Якутия).

ТОЛЬКО ФАКТЫ — Владимир Иванович, сколько человек живет в Сунтарском улусе? — Согласно последней переписи, наш район насчитывает около 25 тысяч жителей. Из них более трети проживает в районном центре — селе Сунтар. — Насколько известно, большинство сунтарцев в той или иной степени заняты в сельскохозяйственной отрасли. Это так? — Нет, не совсем. Вот смотрите, у нас порядка 10 тысяч человек относятся к категории трудоспособного населения. Из них в аграрно-промышленном комплексе (АПК) занято около 20 процентов. Хотя если сравнивать со многими другими районами, то в Сунтарском районе реально прослеживается сельскохозяйственный формат экономики. При этом могу отметить — большинство наших сельчан занимаются животноводством. Это, так сказать, наш основной актив.

ИЮЛЬ 2013

СЕРЬЁЗНЫЙ БИЗНЕС

18

— В таком случае, сколько у вас в районе голов крупного рогатого скота (КРС)? — Чуть более 16 тысяч голов. Для республики это весьма неплохой показатель. Хотя в советские годы картина здесь была совершенно иной. Тогда в районе насчитывалось до 34 тысяч голов КРС. Но что об этом вспоминать? Тогда у нас, на территории Эльгяйского наслега был даже собственный совхоз-миллионер. Но теперь мы живем в других условиях, соответственно, нужно вписываться в рыночные реалии. Мы и вписываемся. — А какие основные предприятия заняты в этой отрасли? К примеру, в вашем районе мы были в СХПК «Крестях». Хозяйство весьма крупное. Это основной участник вашего рынка? — В определенной степени — да, так оно и есть. Причем «Крестях» — это

одно из самых крупных отраслевых предприятий не только нашего улуса, но и всей республики. Это многопрофильный сельскохозяйственный кооператив, который занимается мясным и молочным животноводством, растениеводством, имеет пищекомбинат с мясным и молочным цехами, оснащенными серьезным оборудованием. Поголовье КРС в этом хозяйстве превышает тысячу голов. Помимо этого, СХПК «Крестях» занимается еще и коневодством. Разводят лошадей мельжегарской породы. А также закупают у ведущих заводчиков элитных скакунов. Но это уже для участия в скачках республиканского масштаба. В частности, представители СХПК «Крестях» недавно привезли из Ростова-наДону трех лошадей. Так что работа на этом предприятии ведется не просто серьезная, но еще и разноплановая. Еще одна крупная сельскохозяйственная структура нашего района — производственный кооператив «Тюбяй-Жархан» насчитывает около 250 голов КРС, 150 голов лошадей. Эта организация также демонстрирует хорошие производственные показатели. В том числе и с помощью республиканских и муниципальных целевых программ развития АПК. Не так давно там был построен новый коровник на 100 голов КРС. Это стало возможным благодаря реализации профильных государственных программ РС (Я). Могу сказать, что и глава Якутии Егор Афанасьевич БОРИСОВ, и руководители Министерства сельского хозяйства нашего региона ведут большую работу по поддержке агропромышленного комплекса нашей республики. В результате сельчане

могут развивать свой бизнес системно, что называется, на перспективу. Это касается не только крупных предприятий, но и частных хозяйств. Таких у нас в улусе также хватает. Люди содержат от одной до 20 коров. И это — большое подспорье как для них самих, так и для экономики района.

ПОДДЕРЖКА ВЛАСТИ

— Каким образом администрация района поддерживает своих сельхозпроизводителей? — Тут у нас следующая картина. В агропромышленном комплексе района заняты, как я уже и говорил, практически все сельские жители, некоторые работают непосредственно в сельскохозяйственных предприятиях, также трудятся в личных подсобных хозяйствах. И мы учитываем интересы каждого человека, который работает в этом направлении экономики. Строим объекты АПК, развиваем отраслевую инфраструктуру, помогаем решать возникающие проблемы. Но главное для нас — не только сохранить имеющиеся наработки, но и привлечь в отрасль нашу молодежь. Вот это — действительно задача номер один. — У вас молодые люди также уезжают из сел в города, как и везде? — Уезжают, а как же? Это — общая беда всех районов Якутии. Да и те, кто остается, не хотят держать коров. Мол, это слишком трудоемкий процесс. Гораздо проще устроиться на какое-то предприятие со стабильной зарплатой и нормированным графиком работы. А в сельском хозяйстве так не по-

лучится. Вот поэтому мы и создаем основы для вовлечения молодежи в сектор АПК. Например, если молодая семья приобретает в кредит корову, то мы берем на себя покрытие кредитной ставки. В итоге люди получают беспроцентную ссуду. Или вот момент… У нас уже в течение четырех лет работает собственная программа «Длинная корова». Для горожанина название вроде бы странное, но тут мы предусмотрели аналог с термином «длинный рубль». Схема такая — мы бесплатно даем корову каждому, кто хочет заниматься животноводством. Даем на следующих условиях — если появляется теленок, то его ты отдаешь нам, а корову оставляешь себе. Она уже становится твоей. Между прочим, сейчас наш почин подхватили и другие районы республики. Такой формат на селе работает весьма успешно. И мы гордимся, что стали некоторым образом родоначальниками хорошей идеи.

КРЕДИТНЫЕ ЛИНИИ — Вы сказали о кредитах. У вас субсидированием отрасли занимаются банки? — У нас в этом плане работают иные схемы. В частности, на территории нашего района действует местный сельскохозяйственный кредитный кооператив «Забота». Он входит в состав республиканского сельскохозяйственного кредитного кооператива «Сахакредит», который занимается кредитованием отрасли по приемлемым для сельчан схемам. Это действительно интересный опыт. Вопервых, наши жители могут получать ссуды, не обремененные дикими процентами. А во-вторых, для этого не требуется собирать множество бумаг и тратить массу времени. Все решения принимаются очень быстро. Мы же сами заинтересованы в том, чтобы люди брали деньги на развитие


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

сельского хозяйства. Чем больше они возьмут денег на эти цели, тем лучше станет для всех. И для нас, представителей муниципальной власти, в первую очередь. — На какие именно цели народ получает ссуды? — На самые разные. Кому-то понадобилось комбикорма купить, кто-то планирует приобрести запчасти для техники или ГСМ… Перечень тут большой. В прошлом году были выданы целевые займы на приобретение КРС, процентные ставки по которым субсидируются из местного бюджета. И, как правило, людям эти деньги выдаются. Без бюрократических проволочек. Да еще и наличными. Населению это чрезвычайно удобно. — Сколько средств уже получили ваши сельчане? — В общей сложности порядка 20 миллионов рублей. — С возвратом долгов проблем не возникает? — А какие тут могут быть проблемы? Условия-то для людей вполне приемлемые. Плюс ко всему, не забывайте, мы живем «на селе», где все друг друга знают. Поэтому ссуды получают лишь те, кто реально работает в сельском хозяйстве. Например, держит коров и лошадей. Так что тут у нас всё прозрачно. Проблемы как раз возникают в другой плоскости.

ОБЩАЯ СИТУАЦИЯ — В какой, например? — Я имею в виду, в первую очередь,

обеспечение кормами. Для развития сельского хозяйства, в частности животноводства, необходима соответствующая кормовая база. И основным путем создания условий для заготовки кормов в нашей местности является мелиорация. Она у нас, конечно, ведется, но явно не в тех объемах, которые нам требуются. Общая площадь земель сельскохозяйственного назначения в нашем улусе составляет более 110 тысяч гектаров, из них половина — это непосредственно пашни. Сами понимаете, объемы более чем приличные. В европейской части страны такого, наверное, даже представить себе не могут. И, разумеется, нам требуется вести серьезные мелиоративные работы. Да, кое-что в этом плане у нас делается. На профильную деятельность у нас в течение трех лет было израсходовано порядка 15 миллионов рублей. Но при нашем земельном изобилии этого явно недостаточно. К тому же после проведения мелиоративных работ необходимы работы по коренному улучшению лугов. — И что делать? — Вот я хотел бы через вашу газету обратиться к разработчикам государственной программы развития Дальнего Востока с предложением — а давайте включим в этот документ пункт о финансировании мелиорации и КУЛ для сельскохозяйственных территорий, работающих в сложных природноклиматических условиях. Ведь это станет огромным подспорьем для наших территорий. Более того, такая мера будет способствовать сохранению и увеличению поголовья КРС, развитию сельского хозяйства в целом, а значит, и росту доходов сельского населения. Ведь именно этот момент поможет нашему селу устоять на ногах. И, в определенной степени, остановит отток людей в города. Впрочем, мелиорация — это не единственная наша проблема. Остальные мы решаем сами, при большой поддержке наших республиканских властей.

ЗЕМЕЛЬНЫЙ ПЕРЕДЕЛ

СОЦИАЛЬНЫЙ ФАКТОР — Владимир Иванович, чтобы удержать человека в селе, необходимо создавать серьезные социальные условия. Что у вас делается в этой связи? — Работа идет большая. Например, не так давно в районе была построена первая очередь районной больницы на 50 коек и 100 посещений в день. Теперь на подходе вторая очередь. Со здравоохранением у нас в республике, кстати, вообще нередко возникают серьезные проблемы. К сожалению, государство взяло курс на укрупнение медицинских учреждений. Но если для западных регионов страны, где все населенные пункты находятся рядом, это хорошо, то для нас этот вариант неприемлем. Представьте, в отдаленном селе человек получил травму. Так пока его довезут до ближайшей больницы, расположенной за сотни километров, он и умереть может. Вот года четыре назад у нас были закрыты стационары в селах Шея и Усун-Кюель. Остались лишь так называемые «дневные койки». И для народа это крайне неудобно. Хорошо, хоть мы смогли отстоять свои фельдшерскоакушерские пункты. Более того, мы их еще и строим. Новый ФАП появился в поселке Кюкяй. Идет строительство аналогичного

Владимир ТИХОНОВ: — Я хотел бы через бизнес-газету «Наш регион — Дальний Восток» обратиться к разработчикам государственной программы развития Дальнего Востока с конкретным предложением — а давайте включим в этот документ пункт о финансировании мелиоративных работ и КУЛ для сельскохозяйственных территорий, работающих в сложных природноклиматических условиях. Ведь это станет огромным подспорьем для наших территорий. Более того, такая мера будет способствовать сохранению численности нашего населения. Ведь именно этот момент поможет нашему селу устоять на ногах. И, в определенной степени, остановит отток людей в города.

ИЮЛЬ 2013

— О чем тут идет речь? — Когда в девяностые годы нашим жителям предложили брать в аренду земли, многие согласились. И стали землевладельцами. Но потом народ начал уезжать из села. А вот участки, закрепленные за такими людьми, теперь пустуют. На них никто не работает и работать уже не

будет. Все, владельцы стали горожанами. Зачем им пашни и пастбища? Но мы не вправе передать эти земли тем, кто хочет заниматься сельским хозяйством. Это чужая собственность. Вот такая коллизия у нас и возникла. — И как можно решить проблему? — Мы видим лишь один выход — сельскохозяйственным районам Якутии нужна новая земельная реформа. Земли, которые задействованы в АПК, необходимо поделить по-новому. — Это реально? — Думаю, вполне. Мы не случайно планируем привлечь к решению этого вопроса руководителей правительства РС (Я) и Министерства сельского хозяйства Якутии. Также мы намерены вынести эту тему на обсуждение совместной выездной коллегии Минсельхоза и Министерства имущественных и земельных отношений республики. Надеюсь, какие-то схемы в этом плане будут созданы и реализованы. Причем схемы четко прописанные и законодательно оформленные. Например, мы предлагаем создать сельскохозяйственный земельный кооператив, а собственникам земель вступить в этот кооператив, тем самым эти земли будут включены в сельскохозяйственный оборот.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

М РАЙОНАМ ЯКУТИИ ЕЛЬНАЯ РЕФОРМА»

объекта в селе Жархан. Это современные модульные фельдшерско-акушерские пункты с жильем для медработника. Потому что врачи и медработники у нас в большинстве случаев приезжие. Так что определенный позитив тут есть. Однако нам нужна система, при которой даже в небольших населенных пунктах будут работать свои медицинские учреждения. Везде живут люди, и это нужно учитывать. Вот, например, система образования. У нас работают довольно современные школы, которые известны далеко за пределами района. Но мы еще и дальше работаем в этом направлении. В частности, сдали новую школу (на 165 мест) в селе Кюндяя, строятся детские сады. И для нас это — отрадный фактор. Ведь интересы детей для каждого нормального человека должны быть самыми главными. — Наверное, как и интересы вообще каждого человека, живущего в вашем районе? — Да, как и вообще интересы каждого человека. У нас в районе идет большая просветительская и культурная работа. В частности, здесь работает семейно-спортивный комплекс «Тещин язык». Сама туристическая база расположена на живописном берегу реки Кемпендяйка, притока реки Вилюй. Турбаза организует увлекательные экологические и культурные туры в Сунтарском улусе. И, наверное, все жители нашего региона прекрасно знают о достоинствах этого природного уголка. Здесь можно не только полюбоваться красотами, но и с пользой провести время. Среди предлагаемых услуг — сбор ягод, рыбалка, посещение многочисленных музеев улуса. Но сунтарская земля славится не только своей уникальной природой, но и историей и культурой. Ведь именно у нас в свое время был найден первый якутский алмаз. Поэтому в районе работает собственный Крестяхский музей первооткрывателей алмазов. Как и Тойбохойский музейный комплекс с картинной галереей и экспозицией «Курьезы природы». Как и Эльгяйский региональный музейно-экологический центр имени Б.Н. АНДРЕЕВА, а также музейный комплекс имени С.А. ЗВЕРЕВА. Помимо этого, у нас был построен и до сих пор функционирует Дом Олонхо. Наш народ должен знать свои традиции и свою культуру. Для нас этот фактор был, есть и будет самым главным. Только с любовью к прошлому можно нормально жить в настоящем и думать о будущем. Это — моя позиция. И мое жизненное кредо. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

19


ДВ–ВИДЕНИЕ

ДФО

«Газпром»  — тормоз газификации? Руководство Сахалинской области обратилось с письмом в компанию «Газпром» по поводу предстоящих поставок газа, и ответ озадачил власти региона Предлагаемые высокие цены могут серьезно затруднить газификацию области и других регионов ДФО. На заседании совета при полпреде президента в ДФО Викторе ИШАЕВЕ в Якутске сахалинский губернатор Александр ХОРОШАВИН процитировал ответ «Газпрома» на свое обращение, сообщает Восток-Медиа. «Мы получили ответ, который, мягко сказать, вызывает недоумение. Было четко прописано, что газ Киринского месторождения будет стоить значительно дороже того газа, который уже сегодня добывается в области, и поэтому использовать его для газификации Сахалина неперспективно. Возможно, по логике авторов, эффективнее его использовать для производства СПГ, что еще более спорно. Вот такая позиция нас серьезно беспокоит»,— сказал Хорошавин. Напомним, в  текущем году в  рамках реализации Восточной газовой программы планируется начать добычу углеводородов на  Киринском газоконденсатном месторождении на  шельфе Сахалина. Топливо предполагается направить на газификацию Дальнего Востока, в том числе Сахалинской области. В этой связи областное правительство и  обратилось с  письмом в  компанию «Газпром» по поводу предстоящих поставок газа для нужд региона. Губернатор островной области добавил, что срок действия распоряжения правительства РФ, регламентирующего в  настоящее время поставки дешевого газа для Сахалина и Приморского края, истекает в 2014 году. Пролонгировать документ крайне сложно, да и  нецелесообразно. Кроме того, предусмотренных им объемов топлива всё равно не хватит для растущих потребностей области и других дальневосточных регионов. Поэтому Хорошавин предложил вплотную заняться на  уровне полпредства решением возникающих проблемных вопросов, таких как расчет топливного баланса, реализация Восточной газовой программы, поставки газа для газификации Дальнего Востока, развитие газопереработки. Полпред Виктор Ишаев поддержал это предложение, дав соответствующие поручения. «Абсолютно правильный вопрос,— отметил Ишаев.— В  данном случае мы говорим о развитии государства и Дальнего Востока в частности, а не о развитии компании. Здесь интересы необходимо расставлять по приоритетности». Денис СИЛИН

ИЮЛЬ 2013

Новая специальность в  СВГУ

20

Специалистов по обслуживанию горной техники теперь будут готовить в Магаданской области Набор на  новую специальность открыт в  Северо-Восточном государственном университете. «Эксплуатация и  сервис транспортнотехнологических машин» — так официально

называется новая специальность. О  нехватке специалистов по  обслуживанию специальной горной техники говорили на круглом столе «Проблемы и перспективы развития транспортного комплекса Магаданской области», который прошел в начале года в рамках «Недели науки» на кафедре автомобильного транспорта Политехнического института СВГУ. Представители крупнейших горнодобывающих компаний Колымы рассказали о  потребности отрасли в  высококвалифицированных специалистах по работе и обслуживанию горной техники, сообщает Восток-Медиа. С нехваткой специалистов высшего профиля, по словам директора Политехнического института СВГУ Натальи ГАЙДАЙ, призвана помочь справиться новая для региона специальность, появившаяся в вузе. «Выпускники будут востребованы на предприятиях и в организациях, которые проводят эксплуатацию транспортных и технологических машин, а также занимаются хранением, заправкой, техническим обслуживанием, ремонтом и  сервисом, материально-техническим обеспечением эксплуатационных предприятий и  владельцев транспортных средств всех форм собственности»,— пояснила представитель СВГУ, сообщает пресс-служба университета. Антон ЗАЦЕПИН

Мост мосту — рознь На одном из участков Сахалинского региона ДВЖД старый японский мост, простоявший без малого сто лет, заменили новым сооружением Новый объект на  2-м километре линии Корсаков—Ноглики возведен в рамках проекта по  переустройству островной колеи на стандарт 1 520 миллиметров. Его строительство началось еще в феврале. В соответствии с проектным решением, специалисты Сахалинского мостостроительного отряда (филиал ОАО «Дальмостострой») возвели мост на  прежнем месте по  осевой линии главного хода железной дороги, но прежде пришлось построить обходной путь. Цена моста — порядка 150 млн рублей, сообщает агентство «Сахалин-Курилы». «Длина нового сооружения составляет 42 метра, мост железобетонный, трехпролетный. За время двухсуточного технологического "окна" нами была произведена отсыпка подходов к новому мосту в объеме 800 кубометров, уложено 350 метров рельсошпальной решетки на  материковый габарит ширины колеи и произведена врезка в прежний путь. Таким образом, было открыто рабочее движение по новому мосту»,— отметил заместитель начальника Сахалинского мостоотряда Николай КАРПЕЙКИН. Прежний мост был сооружен в  период с 1910 по 1915 год прошлого века в Карафуто, свое он отслужил, и вот теперь заменен. На этом участке между станциями Корсаков и Христофоровка появятся еще два моста — на 14-м и 22-м километре. Всего в текущем году островными мостовиками будет сооружено восемь железнодорожных мостов, на  что компанией «Российские железные дороги» направлено 600 млн рублей. Татьяна ЩУКИНА

В Уссурийске построят автозавод Китайский автопром приходит в Приморье. «Японкам» придется потесниться? Общественный экспертный совет по привлечению инвестиций в  Приморский край одобрил строительство на  территории региона завода китайского автопроизводителя Great Wall Motors Ltd. Предприятие производственной мощностью 150 тысяч автомобилей в год планируется разместить в Уссурийске, сообщает ресурс carscope.ru со ссылкой на  пресс-службу администрации Приморья. Инвестиции на  первом этапе составят 350 млн долларов США. Первоначально предусматривается строительство четырех технологических линий  — прессовки, сварки, окраски и окончательной сборки, а  также цеха по  производству автокомплектующих. На  втором этапе с  объемом вложений 250 млн долларов планируется повышение производительности предприятия и  увеличения мощности. Уровень локализации производства автомобилей после введения второй очереди составит 65 %. Уже выбран участок площадью 150 гектаров под строительство предприятия. Построить завод планируется в сжатые сроки — от 20 до  24 месяцев. Так что потоки китайских автомобилей на  наших дорогах, видимо, не за горами. Олег КОСИМОВ

Минтай-перебежчик «За последнее десятилетие импорт рыбы в России увеличился в 13 раз, подсчитали на днях в Госдуме. При этом наша страна является одним из лидеров по рыбным запасам, а вылов рыбы на Дальнем Востоке в последние годы бьет рекорды. Однако значительная часть этой рыбы добирается до потребителя в центре России через другие страны, куда ее продают рыбаки В  результате, к  примеру, Китай продает в Россию филе российского минтая: в китайских морях минтай не водится»,— сообщают «Новые Известия». По  данным издания, в  прошлом году на  Дальнем Востоке был установлен абсолютный рекорд по  улову лососевых  — 253 тысячи тонн. Но цены на рыбу на рынках не только не упали, но и выросли в рамках продуктовой инфляции, которая ежегодно составляет около 20 %. Цены на рыбу в РФ за первые четыре месяца этого года увеличились на 1 %. Больше всего был заметен рост цен на лососевую икру, соленые и копченые деликатесные продукты из рыбы и на рыбные консервы. Исполнительный директор Союза пред-

приятий «Рыбный союз» Сергей ГУДКОВ пояснил «НИ», что «современный потребитель в  массе своей выбирает не рыбу в  первозданном виде, а  филе или стейки, производство которых в  России сейчас не налажено на должном уровне». Кроме того, по  мнению эксперта, само государство не слишком заинтересовано в развитии рыбной отрасли, так как считает ее нерентабельной: «Сейчас вклад рыбной отрасли в ВВП — мизерный, а усилий она требует, сопоставимых с другими отраслями». «У нас нет нормальных транспортных путей, чтобы с Дальнего Востока доставить, скажем, в  Тверь, родную горбушу»,— объясняет «НИ» руководитель центра общественных связей Росрыболовства Александр САВЕЛЬЕВ. По его словам, сейчас выгоднее гнать рыбу на экспорт, а закупать у китайцев, хотя качество их рыбы оставляет желать лучшего. У российских же промышленников не хватает холодильников, кроме того, «очень долго идут расчеты с Москвой». Трудности с  транспортировкой рыбы приводят к  тому, что цена рыбы по  пути с Камчатки в Москву возрастает в два, а то и в три раза. Вот и получается, что свои же богатейшие рыбные запасы мы покупаем за границей. Денис СИЛИН

Путь к  причалу Камчатское правительство покупает причалы, чтобы выдать зарплату работникам судоверфи. Других желающих выкупить имущество должника нет Самый крупный долг по зарплате на Камчатке остается за ОАО «Петропавловская судоверфь». И вот теперь правительство края покупает имущество должника, чтобы было чем платить людям. К  началу июня «Петропавловская судоверфь» задолжала своим работникам больше 45 млн рублей. До сих пор остаются без денег 276 человек. В прошлом году краевой арбитражный суд ввел на  предприятии внешнее наблюдение. По  судебным искам кредиторов камчатское управление судебных приставов распродает имущество верфи, сообщает Восток-Медиа. Так за 11,5 млн рублей были проданы два причала. Правда, выкупило их правительство края, поскольку частные инвесторы не проявили к ним интереса. Еще три причала приставы пытались продать на аукционе совсем недавно, но на  участие в  торгах не было подано ни одной заявки. На новом аукционе причалы будут выставлены на 15 % дешевле. Проблему задолженности по  заработной плате обсуждали на  заседании межведомственной комиссии в  правительстве края, сообщает ИА «Кам 24».«В настоящее время проводится совместная работа по  изучению возможностей сохранения отраслевой специализации и  единого имущественного комплекса предприятия. Идет работа и над погашением задолженности по  зарплате. По состоянию на конец июня задолженность снизилась на  10 млн рублей и  сегодня составляет 27 млн 168 тысяч рублей»,— рассказала министр социального развития и труда Камчатского края. Инесса КОЙРОВИЧ


ЭРА МИЛОСЕРДИЯ

БЕЛЫЙ ПАРОХОД —

НОВОСТИ ПРОЕКТА

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КРУГИ СВОЯ Судьба последнего из амурских речных лайнеров «Василия Пояркова» так и просится в остросюжетный телесериал.

Н

ЗВЁЗДНЫЙ МАЛЬЧИК ИЗ ГОРОДА ЮНОСТИ Зовут его Паша ЛАУС. Зимой 2009 года после прослушивания детей в Комсомольскена-Амуре художественный руководитель благотворительного проекта «Белый пароход. Поющие реки России», известный оперный солист Николай ДИДЕНКО не раздумывая увез талантливого мальчугана в Москву. Паша без промедления был зачислен в школуинтернат Академии хорового искусства имени В.С. Попова. Так для дальневосточного парнишки-сироты началась настоящая творческая жизнь в столице.

П

! о б и с а Сп

колай морально и материально поддерживает свою команду с «Белого парохода», следит за их обучением. А Паша растет… Недавно ему исполнилось шестнадцать. После перерыва в пении, связанного с мутацией голоса, он возвращается на концертную сцену. У педагогов есть уверенность, что Павел Лаус станет настоящим большим солистом. Нынешним августом звездный мальчик из города Юности вновь примет участие в проекте «Белый пароход. Поющие реки России», поднимется вместе с новобранцами творческой смены на борт любимого лагеря-теплохода «Василий Поярков», круто изменившего к лучшему его жизнь.

Расширяется благотворительная программа ХКБФ АРИДИ «Дорогою добра», направленная на оплату лечения тяжелобольных детей в стране и за рубежом. В списке на экстренную помощь 15 детей-инвалидов из Хабаровского края, Сахалинской области. Ежедневно сотрудники фонда направляют письма в адрес предприятий и организаций с просьбой помочь маленьким инвалидам побороть недуги. Отвечают словами благодарности за оказанную финансовую поддержку. Редакция бизнес-газеты «Наш регион — Дальний Восток» рада назвать имена спонсоров программы «Дорогою добра» с пожеланиями успехов и здоровья их коллективам. Это ЗАО «Восток-Сервис-Амур», ООО «Промцветмет», Дальневосточный банк Сбербанка России, ООО «Инталия-ДВ», ООО «Компания «Презент», Коллектив ООО «РН Сахалин НИПИморнефть», ООО «АРК», ООО «Кипер», ООО «МИР МАШИН», ООО «Оборудование для резки и сварки», ООО Проектный институт «Хабаровскэнергопроект», ООО«ЭнергомашкорпорацияХабаровск». На просьбу о поддержке праздничной программы для детей-инвалидов, сирот, детей из нуждающихся семей, текущей деятельности фонда откликнулись: ООО «Профит-ДВ», ООО «Сатурн», ООО «Сигма Марин Технолоджи», ОАО «Хабаровский НПЗ», ООО «ГринТур», ООО «Компания МАР-ИНТУР», коллектив представительств ОАО «АК «ТРАНСАЭРО» на Дальнем Востоке, ООО «Центр земельного права», ООО «Электросила».

Утвержден список юных певцов и музыкантов проекта — участников благотворительной акции ОАО РЖД и Академии хорового искусства (Москва) в поддержку одаренных детей. В сентябре 47 ребят Хабаровского края, ЕАО, Амурской области вместе со сверстниками из центральных областей России проведут двухнедельные репетиции на базе загородного лагеря «Железнодорожник» под Хабаровском. Концертом в краевом центре откроется предстоящее двухнедельное турне в специальном поезде с выступлениями в Красноярске, Новосибирске, Екатеринбурге. Акция закончится гала-концертом в Москве. Два праздничных утренника, посвященных Международному дню защиты детей, окончанию учебного года, состоялись в актовом зале ХКБФ АРИДИ. Первая встреча собрала участников проекта «Белый пароход. Поющие реки России» из Хабаровска, Хабаровского района, ЕАО. Перед ребятами выступил камерный хор ДК поселка имени Горького под управлением Л.П. ГЛАДКОЙ. Лидия Пантелеевна — добрый друг «Белого парохода», один из руководителей его детского хора. Юные участники проекта рассказали об успехах за прошедший учебный год, подарили зрителям свои лучшие концертные номера. Второй праздник был организован педагогами Хабаровского государственного института культуры и искусств, руководителями реабилитационного театра детейинвалидов ХКБФ АРИДИ Татьяной и Вадимом ПАРШУКОВЫМИ. Вместе со своими студентами они подготовили и провели увлекательную игровую программу, не оставив без внимания ни одного ребенка в зале. Все дети, пришедшие на праздники, получили подарки и призы, отведали угощения.

ИЮЛЬ 2013

аша быстро наверстал учебную программу музыкальной школы, догнал своих ровесников и вошел в число лучших солистов хора мальчиков Академии. Напряженные занятия, многочасовые репетиции, концерты хора в столице и за рубежом наполнили жизнь подростка новым смыслом и содержанием. Одиноким в чужом городе Паша себя не чувствовал. Всегда мог обратиться за помощью и поддержкой к Николаю ДИДЕНКО — выпускнику той же Академии. Да и обращаться особенно не приходилось. Николай хорошо понимал ответственность за судьбу мальчика, единственной опорой которого была бабушка, оставшаяся в Комсомольске. Мать ребенка давно лишена родительских прав, отец умер. Что могло ожидать мальчика в таких обстоятельствах, можно только догадываться. Спасали занятия хоровым пением в ДК авиастроителей родного города, где и произошла встреча Паши со своим новым учителем и другом. Каждое лето Павел Лаус вместе с педагогами Академии прилетал на Дальний Восток для учас-

тия в творческих рейсах теплохода «Василий Поярков». Пел в детском хоре проекта, солировал в концертах «Белого парохода», покоряя зрителей чистым, звонким мальчишеским голосом. И всегда с букетом цветов на сцену к любимому внуку поднималась его бабушка Татьяна Павловна КОРОЛЁВА. Скоро она оставила работу вахтера на авиационном заводе и по приглашению Николая Диденко перебралась в Москву. Окружает домашним теплом Пашу и других выпускников проекта, обучающихся в столице. Жить приходится на съемной квартире вблизи Академии, но дело того стоит. Ребятам, оказавшимся вдали от дома, нужна забота и внимание, а иногда и крыша над головой. Ни-

С дипломами Международного фестиваля музыкального творчества детей-инвалидов вернулись из Санкт-Петербурга юные солисты проекта «Белый пароход. Поющие реки России» Алеша ЮРЕВИЧ (Хабаровск) и Ксения КОЛОБОВА (Комсомольскна-Амуре). Их дуэт с русской народной песней был тепло принят зрителями фестивального галаконцерта. Выступление в программе престижного фестиваля становится традицией для участников дальневосточного творческого проекта. Начало было положено в 2011 году лучшими солистками «Белого парохода» Альбиной ГРАЧЕВОЙ и Аней ПОСТОВОЙ.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

екогда трудяга теплоход в числе доброго десятка своих собратьев из Амурской флотилии возил пассажиров от Хабаровска до Николаевска-на-Амуре, Благовещенска. С появлением быстроходных «метеоров» крупные пассажирские рейсовые суда, носящие имена известных путешественников, начали специализироваться на речном туризме. Но в новом качестве прослужили недолго: один за другим были списаны под баржи-дебаркадеры, в металлолом. Новым хозяевам пароходства не хотелось возиться с убыточными судами-ветеранами, а строить новые оказалось накладно. На опустевшей реке продолжал нести свою вахту только упрямый «Василий Поярков», переживший простои начала 90-х годов, приватизацию флота. При поддержки краевой общественной организации родителей детей-инвалидов экипаж теплохода на арендных условиях развил туристическую деятельность судна в статусе уникального детского оздоровительного лагеря на воде. Осенью 2011 года и «Поярков» ушел с молотка под плавучее рабочее общежитие. Новый владелец судна ООО «Карьер-сервис» внял просьбам организаторов благотворительной программы «Белый пароход. Поющие реки России» и дал теплоходу шанс продолжить биографию пассажирского лайнера. Год с лишним длился ремонт. Осталось соблюсти формальности по запуску теплохода на большую воду. Этого события

с нетерпением ждут сто музыкально одаренных детей-инвалидов, сирот, ребят из нуждающихся семей Хабаровского края. Для них в августе проводится трехнедельный рейс в рамках благотворительного проекта «Белый пароход. Поющие реки России». Печально, что за лето дальний рейс по Амуру оказывается единственным, но есть надежда, что в следующем сезоне детский лагерьтеплоход наверстает упущенное. На это уже сейчас направлены усилия Хабаровского краевого благотворительного фонда активного развития, интеграции детей-инвалидов (ХКБФ АРИДИ) и его многолетнего партнера — столичной Академии хорового искусства имени В.С. ПОПОВА.

21


ПРАВОВОЕ ПОЛЕ

ЮРИСТ ОТВЕЧАЕТ

Кому нужны

«резиновые

Мы продолжаем публиковать заочные консультации в рубрике «Юрист отвечает». Материал любезно предоставлен ЗАО «Центр юридической защиты предпринимателя». Пояснения к новшествам законодательства дает генеральный директор ЦЮЗП Елена Анатольевна КЕДЯ. Человек может быть счастливым и не знать этого. Ровно до тех пор, пока налоговая инспекция не узнает первой.

Пьер Данинос

В

предыдущей статье мы уже обращались к  небезызвестному постановлению Пленума ВАС РФ № 53 от 12.10.2006 года, согласно которому все налогоплательщики имеют право на  налоговую выгоду, но никто не застрахован от того, что данная выгода налоговой службой по каким-то причинам будет признана необоснованной. Под  налоговой выгодой в  этом постановлении понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в  частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на  возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. В  истории права есть понятие «резиновые нормы», то есть нормы, которые могут произвольно толковаться в  зависимости от изменения ситуации или необходимости достижения определенной цели. Данная характеристика вполне применима и  к разъяснениям, содержащимся в указанном выше постановлении, которое, возникнув как средство ограничения произвола налоговых органов в  оценке добросовестности налогоплательщиков, постепенно превратилось в орудие борьбы с налогоплательщиками. Так, согласно указанному постановлению, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в случаях если для целей

налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной экономической деятельности. Логика данного разъяснения предельно проста: если налогоплательщиком учтены операции, которые никак не соотносятся с его экономической деятельностью, которые им реально не осуществлялись и не могли быть им осуществлены, то налоговая выгода, полученная налогоплательщиком в связи с учетом данных операций, не может быть признана обоснованной. Так, организация отразила в декларациях по НДС к возмещению операции в связи с реализацией на экспорт масла розового эфирного. Налоговой проверкой установлено, что данное масло следовало за границу в железных бочках, в то время как согласно документам, связанным с хранением данного масла, оно фасуется исключительно в  стеклянную тару и  не может находиться в  железных бочках, поскольку вступает в  химическую реакцию с  металлом. Также установлено, что организация никогда такое масло от производителей не получала, в своей деятельности такое масло не использует и соответствующая операция носила разовый характер. Исходя из этих обстоятельств, налоговый орган пришел к правильному выводу о том, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение им возмещения экспортного НДС.

О

днако налоговые органы в  своей деятельности расширяют границы указанных разъяснений, ставя под  сомнение реальность хозяйственных операций и  утверждая о  создании формального документооборота, основываясь исключи-

нормы»?

тельно на собственном убеждении. Так, налоговым органом сельскохозяйственному предприятию был доначислен НДС по операции, связанной с приобретением удобрений. В обоснование своего вывода налоговый орган указал, что налогоплательщик не представил документов о транспортировке удобрений от продавца, сам поставщик спустя два года после совершения спорной операции «мигрировал», а  по результатам инвентаризации, проведенной налоговым органом спустя три года после приобретения удобрений, эти удобрения в необходимом, по  мнению налогового органа, количестве обнаружены не были. При этом налоговому органу было известно о том, что продавцом товара являлась организация, имевшая несколько десятков работников и производственные мощности, занимавшаяся поставками закупаемых удобрений и сырья различным сельхозпроизводителям. Более того, поставщик осуществлял свою деятельность более 5 лет на территории, подведомственной тому же налоговому органу, и  неоднократно был объектом выездных налоговых проверок. Контролирующие поставщика лица не оспаривали свою причастность к его деятельности, в том числе и  факт подписания ими документов, связанных со спорной операцией, равно как и  ее реальное осуществление. Более того, поставщик, продавший удобрение налогоплательщику, отразил эту операцию в книге продаж и в декларации по НДС, а следовательно, исчислил и уплатил с этой операции НДС, о чем налоговому органу не могло быть неизвестно, поскольку поставщик состоял на налоговом учете, а соответственно, и отчитывался в том же налоговом органе. Более того, налоговому органу были предоставлены сведения о  внесении налогоплательщиком удобрений в  почву, предоставленные контролирующим органом. Налогоплательщик также объяснил и транспортную схему доставки грузов, ука-

зав на то, что у него в собственности имеется самоходная техника — тракторы, на которых и перевозились удобрения. Однако ни одно из  указанных обстоятельств не убедило налоговый орган, настаивавший на том, что никакие удобрения налогоплательщиком не приобретались, а им был создан формальный документооборот, направленный на получение необоснованной налоговой выгоды в форме вычета НДС. При этом объяснения налогоплательщика о  порядке доставки груза были отвергнуты налоговиками, исходя из собственных познаний в  области сельскохозяйственной техники, на основе которых они сочли, что к тракторам могут быть прицеплены исключительно плуги и сеялки, но никак не прицепы, на которых и  перевозились спорные удобрения. В  решении же налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности особо подчеркивалось, что поставщик прекратил свою деятельность, присоединившись к другой организации, что также ставилось в вину налогоплательщику.

К

ак здесь не вспомнить Оноре де Бальзака, утверждавшего, что «налоговая служба по  природе своей вредна для  общества, она готова ввергнуть страну в пучины слабоумия ради удовольствия перекладывать экю из одной руки в другую, как это делают индийские жонглеры» (О. д. Бальзак «Патология общественной жизни»). Суд поддержал налогоплательщика, указав на  то, что в  целях квалификации действий налогоплательщика как направленных на получение необоснованной налоговой выгоды необходимо все обстоятельства совершения хозяйственной операции оценивать в совокупности и взаимной связи, а само по себе отсутствие транспортных документов не может свидетельствовать о том, что такой товар не приобретался, либо его приобретение не было связано с реальной хозяйственной деятельностью самого налогоплательщика. Голословный довод налогового органа относительно невозможности доставки груза с использованием сельскохозяйственной техники судом был отвергнут как не соответствующий техническим характеристикам данной техники, свидетельствующим об обратном. Однако этот пример наглядно показывает, насколько опасны «резиновые» формулировки в  судебных постановлениях, формирующих практику правоприменения, в результате реализации которых финансовая состоятельность налогоплательщика ставится в зависимость не от конкретных показателей его деятельности, а от субъективного мнения и познаний конкретного налогового инспектора, проводящего проверку.

Заказы на размещение рекламы в бизнес-газете «Наш регион — Дальний Восток» принимаются рекламной службой ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток» по телефону (4212) 450-399

Редакция газеты «Наш регион – Дальний Восток» предлагает вниманию читателей сайт издания www.biznes-gazeta.ru

ИЮЛЬ 2013

Главный редактор А.И. Матвеев Литературный редактор Ольга Глазунова

22

за соблюдением законодательства Сверстан в ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток» Общий тираж 5000 экз. в сфере массовых коммуникаций Печатается на коммерческой основе Фото на обложке с сайта http://gallery.ykt.ru/ по ДВ федеральному округу Перепечатка без соглашения с редакцией Адрес редакции, издателя: Руководитель проекта Галина Баталова Регистрационный номер ПИ № ФС не допускается. Приобретение прав на пе680009, г. Хабаровск, 15-0585 от 23.08.2007 г. репечатку и использование материалов: пр. 60-летия Октября, 210а, оф. 203 Выпускающий редактор Валентина Зимакова Время подписания в печать: (4212) 45-03-99 Тел./факс (4212) 45-03-99 Рекламная группа: Наталья Долгошеева, по графику — 13:00, 30.06.2013 г. Отпечатан в ИП Евдокимов А.И., E-mail: vzimakova@yandex.ru Елена Маркевич фактическое — 13:00, 30.06.2013 г. г. Хабаровск, ул. Хабаровская, 19 www.biznes-gazeta.ru Учредитель и издатель ООО «БизнесТел.: (4212) 78-33-79, 70-02-47 Распространяется бесплатно через УФПС Дизайнер Светлана Зеленова медиа «Дальний Восток» Зарегистрирован в Дальневосточном управи адресной доставкой руководителям Корректор Галина Чернякова Генеральный директор Ирина Ширяева пред­приятий лении Федеральной службы по надзору Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Рекламируемые товары и услуги имеют необходимые сертификаты и лицензии.


Облик Якутии постоянно меняется. И  здесь, в  северной республике, регулярно появляются новые жилые дома, школы, культурные и спортивные центры. Однако их облик далеко не всегда соответствует современным архитектурным требованиям. И  это объяснимо, поскольку, по  мнению директора ООО Архитектурная творческая мастерская «Утум» Николая ФЕДОРОВА, построить красивый, но дешевый объект просто невозможно.

Главная тема

Национальный колорит в якутской архитектуре «

еще не найден»

О свободе и  деньгах

ме этого, в обилии нормативных документов, как старых выпущенных еще в  прошлом столетии, так и еще дополнительно новых, которые не отменяют старые. Нормотворчество в последние годы ведется очень активно. Тяжело за этим процессом уследить и тем более запоминать. В таких условиях, конечно, стало тяжело работать, ну и, естественно, страдает качество проектных и архитектурных решений. Увы, это объективная реальность, и все мы принимаем эти правила игры. Другого у нас пути пока просто нет.

О  заказчиках и  новаторах — Но, Николай Семенович, заказчики, насколько я понимаю, тоже разные бывают. Вы сотрудничаете с государственными структурами? — Нет, мы сейчас в  основном работаем с частными заказчиками. — Хорошо, будем говорить о  частном бизнесе. В  Якутске мы видели здания, построенные по вашим проектам. И это очень интересные архитектурные решения. Так всё-таки у вас получается творчески подходить к  профессиональным вопросам? — Вы, наверное, имеете в виду два объекта — жилой дом № 7 на улице Кирова и жилое здание (с офисом ВТБ) на пересечении

Жилое здание на пересечении улицы Октябрьской и проспекта Ленина

О  нормах и  правилах — Какие еще проблемы существуют в  архитектурной и  проектной сфере деятельности? — Да, собственно, они во многом стандартны. И касаются не только архитектурной или проектной среды, но и всей отрасли в целом. У  нас, на  мой взгляд, слишком усложнены нормативные правила. Документооборот в  проектировании и  строительстве превышает все разумные пределы. И это — действительно проблема, мешающая системному развитию рынка. — Но ведь без этого не обойтись? — Да кто бы спорил? Просто слишком много нормативов, регламентов, гостов и так далее. Причем некоторые противоречат друг другу. А  если подходить разумно, должно быть несколько регламентов по  основным направлениям, по безопасности, противопожарный, сейсмический и так далее. Работать в отрасли стало бы намного легче. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ОТ РЕДАКЦИИ Уважаемые читатели! Просим вас высказать свое мнение о  зданиях в  Якутске, построенных по  проектам ООО Архитектурная творческая мастерская «Утум». Нам кажется, что это действительно необычные и  интересные решения. А  что думаете вы? Свои отзывы просим оставлять на  сайте бизнес-газеты «Наш регион  — Дальний Восток», в комментариях к этой статье.

ИЮЛЬ 2013

— Николай Семенович, вы руководите одной из самых известных в  Якутии архитектурных фирм. Поэтому вам, что называется, и карты в руки. Вот скажите, существует ли якутская национальная архитектура? — Якутской национальной особенности в архитектуре Якутска и в целом в Якутии пока еще не существует, хотя архитекторы пытаются что-то сделать, находятся в постоянном поиске. К сожалению, архитектурное наследие якутского народа и вообще северных народностей небогато, я  думаю, из-за экстремального климата, постоянной борьбы за выживание. Формы якутского балагана, урасы и так далее, которые используются архитекторами в поисках, на мой взгляд, во многих случаях не совсем удачны. Найти национальную особенность в архитектуре, я думаю, очень сложная задача. В  современной мировой архитектуре, если посмотреть, нет ведь национальных особенностей ни в европейской, ни в американской, ни в японской и китайской, за исключением отдельных единичных объектов. — А была ли возможность сформировать национальную особенность? Например, в советские годы? — В советский период вряд ли. Тогда было время жесткого функционализма. А вот начиная с августовского путча 1991 года — да, у нас в Якутии, да и по всей России, наблюдался, скажем так, архитектурный всплеск. У специалистов появилась свобода самовыражения, и они стали уходить от привычных стандартов. Но всё это, во-первых, длилось недолго, поскольку архитекторы (такая уж особенность у  нашей профессии) не могут работать сами по  себе, они напрямую завязаны на интересы и деньги застройщика. А застройщик, как правило, заинтересован в  первую очередь в  получении прибыли. Думаю, не стоит объяснять, почему нельзя построить дешевый и в то же время красивый объект. Ну а, во-вторых, архитектурная свобода — это все-таки не синоним национальной особенности. Она формируется в течение многих лет, если не столетий. Это  — целая совокупность факторов. Самое главное — это высокое развитие строительной науки, технологий, техники, производства строительных материалов. — Многие участники рынка говорят о  кадровом голоде. Ваша компания испытывает такие проблемы? — Недостатка в специалистах-архитекторах в Якутии, я думаю, нет, тем более что их выпускает местный университет. Существует дефицит специалистов  — гидротехников, водоснабжения, канализации. При сегодняшнем положении дел у  архитекторов не слишком много возможностей для развития. Есть такая проблема. — А  почему? Из-за дешевизны объектов? — Основные причины я назвал выше. Кро-

улицы Октябрьской с проспектом Ленина. Да, это действительно в моей карьере, я считаю, наиболее интересные проекты. Не случайно дом на Кирова был отмечен серебряным дипломом на Всероссийском смотре-конкурсе «Зодчество», который проходил в  Москве. Тут есть заслуги и  застройщика. В  сметную стоимость он заложил самые качественные материалы. Причем не только керамогранит, но и гранит натуральный, который был использован для  отделочных работ. Плюс натуральный мрамор для  внутренней отделки. Плюс дорогие стекла для остекления. Ну и наши специалисты, конечно же, постарались. Та же история и со зданием на углу Октябрьской и  проспекта Ленина. Хочу заметить между прочим. В якутской прессе проводился опрос под  рубрикой «Снести уродину». Оба этих здания по голосованию вошли в список. — И как вы на это реагировали? — Можно сказать, почти с  гордостью. В  1889 году, когда в  Париже появилась Эйфелева башня, во французской прессе поднялась волна возмущения. Творческая интеллигенция требовала «снести урода». А сколько упреков и критики вынес автор театра оперы в Сиднее! Тем не менее Эйфелева башня является символом не только Парижа, но и всей Франции, а театр в Сиднее — символом города и Австралии. Я не претендую на  такую известность, но успокаиваю себя. Знаете, если вернуться к разговору о наших домах в Якутске, то меня удивляет другое — почему-то наших людей, возможно не только их, не возмущают «хрущевки». Их не раздражают бараки, в которых до сих пор существуют (полноценной жизнью это можно назвать лишь с трудом) тысячи наших земляков. А вот нечто новое вызывает раздражение. — Но ведь это — не единственные ваши объекты? Я  знаю, что именно Архитектурная творческая мастерская «Утум» сформировала облик многих зданий в республиканской столице. — За 22 года наша организация, действительно, создала много проектов. И каждым из  них мы, в  определенной степени, гордимся, поскольку всегда добросовестно относились к своей работе. Этот же подход мы исповедуем до сих пор. А уж о том, насколько интересны наши объекты — судить не нам, а жителям республики. Это их полное право. Жилой дом № 7 на улице Кирова

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

23


ИЮЛЬ 2013

БИЗНЕС & МАРКЕТ


Бизнес-газета № 8, 2013 г.  
Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you