Issuu on Google+


В номере: Тема номера: «Кризис отцовства: я жду тебя, папа»

о вiсник Благ1

Русское издание

Ежеквартальное издание Церкви христиан веры евангельской Украины

№ 2 (76) 2012

4

Василий Мартинюк. Слезы отца

6

Джеймс Добсон. Уважение отца

7

Николай Синюк. Кто твой отец?

10

Дерек Принс. Когда отцы терпят поражение

13

Отцовская гордость. Семья Скоць

14

Джон Пейсти. Настоящий отец

17

Ларри Кристенсон. Представляйте ваших детей Богу

18

Василий Мартынюк. Отцовский уют

20

Дмитрий Довбуш. Большая жажда маленького сердца

22

Светлана Береза. Тимка

26

Геннадий Андросов. Ты нужен Богу

28

«Мне купили гроб...» Свидетельство Лады Шмель

32

Марина Гогуля. Так каким же должно быть музыкальное прославление?

35

Денис Гореньков. Реальность

36

Юрий Вавринюк. Македонские парадоксы

40

Поэтическая страница. Мария Звирид

42

Юрий Вавринюк. Свобода во Христе

44

Михаил Юнаковский. Ночной пилильщик

46

Дмитрий Довбуш. Борозды на полесской земле

52

«Слово зоряне Христове» на украинском языке

54

Новости

Фото на первой странице обложки Галины Вавринюк В номере использованы фото Юрия Вавринюка, Виктора Мокийчука, Галины Вавринюк, Геннадия Андросова и интернет-ресурсов

Редколлегия журнала: М. Паночко, Н. Синюк, В. Онищук, Е. Мельничук, Е. Абрамович, В. Паламарчук, О. Мицевская, В. Мартынюк, Д. Довбуш, Ю. Троць Главный редактор: Юрий ВАВРИНЮК Литературный редактор русского издания Лидия ВУДВУД Адрес редакции: ул. Воронихина, 14а, г. Луцк, 43020 Телефоны: (0332) 78-99-85, (0332) 25-44-06 098 83 27 611, 050 54 04 916 Факс: (0332) 78-97-98 E-mail: blagovis@gmail.com

www.blag.org.ua Расчетный счет 26000232440001, МФО 303440 в КБ “Приватбанка” г. Луцк, код 23253886 Свидетельство о регистрации КВ № 3574 от 30.11.98

Над номером работали: Виктор МОКИЙЧУК , Ольга МИЦЕВСКАЯ, Василий МАРТЫНЮК, Владимир ШОЛОМ, Анна ЯРУТА, Наталия КОРНИЙЧУК, Дмитрий ДОВБУШ Представитель журнала в Канаде: Anatoliy Koren, 1764 Dingman Dr. London, ON, N6N107 Canada тел. (519)685-99-88 Напечатано: Религиозное общество «Миссионерская книжная фабрика “Християнське життя”» (ВСО ЄХБ), ул. В. Стуса, 3, г. Луцк; тел. (0332) 710874

Тираж 1000 экземпляров При перепечатывании ссылка на «Благовісник» обязательна. Редакция не всегда разделяет мнения авторов напечатанных матералов. Присланные материалы не рецензируются и назад не возвращаются


2 Страница редактора В Библии одними из наиболее непонятных и подвергающихся критике являются фразы типа «Авраам родил…». Даже среди христиан можно услышать шутки на эту тему: «Вот когда-то мужчины рождали детей, а теперь — женщины». Но, несмотря на необычность, эти слова несут в себе очень важную истину. Нет, мужчины и раньше не рожали детей, еще с праматери Евы эти обязанности возлагались на женщин. Есть более важный аспект, нежели физическое рождение, и именно его имели в виду библейские авторы, написав: «Исаак родил…» Появление на свет нового человеческого существа возлагало очень большую ответственность на мужчину. Именно отцовскую фамилию наследовал ребенок. Имя отца он прибавлял к своему имени. Именно по отцовской линии определялась родословная. Именно отец заботился о материальном обеспечении, интеллектуальном развитии и духовном воспитании детей. Кто-то заметит, что это все — пережитки прошлого, когда женщина считалась бесправной и не могла рассчитывать на подобные привилегии. Частично, это так. Но все же причина была в ином: именно на отца ложилась главная тяжесть относительно того, кем будет его сын или дочь. Отец отвечал за будущее своих детей, как перед Богом, так и перед обществом. Если дети вырастали хорошими людьми, то все говорили: «Видишь, какие дети Иакова, (Ивана, Петра, Гната)». Если наоборот — снова упоминали того же Иакова, Ивана Петра, Гната… Телом родились от матери, но кем стали — спрашивают у отца. Но это было когда-то. Сегодня детей женщины рожают, воспитывают, кормят, одевают и даже благословляют (или выталкивают) в жизнь. Нередко дети могут и не знать имени отца. Он часто, узнав, что стал участником зарождения новой жизни, пугливо прячется в кусты. Он просто боится ответственности за свои легкомысленные поступки. Он не готов быть отцом… К сожалению, много таких и в браке. Стараясь будто бы прокормить семью, мужчины просто отказываются от своих обязанностей — воспитать своих потомков такими, чтобы не было стыдно за свое имя. Более того, страшных оборотов набирает новое (правда, ничего нового под солнцем не бывает) движение, в котором мужчины вообще отрекаются от своего мужского естества, становясь, в прямом понимании слова, женщинами. Гомосексуализм посягнул на самое святое: семью, отцовство и мужское достоинство. И на этом фоне совсем по-новому, брутально и гротескно звучат слова: «Такой-то родил…» Поэтому мы имеем право говорить сегодня о кризисе отцовства, кризисе мужской сущности, кризисе в отношениях отца и сына. И даже в христианстве. Сильный пол катастрофически теряет библейский образ отца как главы семейства, как гаранта его благополучия, как того, который готов взять на себя славу или позор своих детей. Я интересуюсь историей, в том числе и христианской. Особенно люблю читать биографии известных служителей. Мне лично приходилось исследовать жизнь и служение некоторых из них, писать о них материалы. Я невольно ставил себе вопрос: «Почему в некоторых христиан, в которых мощно действовал Дух Святой, дети — неверующие?» Ответа у меня нет. Возможно, они были искренними христианами, преданными служителями, жертвенными работниками, но — небрежными отцами. Как важно нам, отцам-христианам, быть исполнителями слов пророка Исаии: «Отец возвестит детям истину Твою!» (38:19). Как важно на вершине жизни и служения смело сказать, как апостол Павел: «Я родил вас во Христе Иисусе благовествованием… Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу» (1Кор. 4:15,16). Этот номер журнала для тех, кто мечтает стать отцом, кто им является, для тех, кто по тем или иным причинам не состоялся как отец. Мужчины, давайте будем настоящими отцами! P.S. Когда редакторская статья уже была написана, в фейсбуке прочитал эмоциональную реплику одной из женщин. Привожу ее, упуская только слишком резкие слова: «Слушайте, задолбали эти претензии и давление на женщин, «которые убивают своих младенцев». Будто все эти дети были зачаты без участия мужчин. А где мужики? Мужчины, где вы??? Если бы мужики были мужчинами а не безответственным ленивым мурлом, то абортов было бы, как минимум, вдвое меньше…» Подписываюсь под этими словами.


3 Два вопроса по теме журнала 1. Наблюдается ли сегодня кризис отцовства, что к нему привело и в чем он проявляется? 2. Какие черты характера, по-вашему, в первую очередь должен воспитывать в себе отец-христианин?

Петр Скубенич, пастор церкви, г. Ужгород, отец 10-ти сыновей и 3-их дочерей: 1. Да, наблюдается. Причин тому много, но главная из них состоит в том, что родители мало времени уделяют общению с детьми, не вникают в их проблемы и, не наладив вначале правильных отношений с детьми, пытаются установить правила и принуждают исполнять их. Результатом таких отношений становится бунт, раздражительность, обидчивость и непослушание детей. А в худшем случае, дети теряют уважение к родителям и веру в Бога. При этом не нужно забывать строки Святого Письма: «Наказывай сына твоего, и он даст тебе покой, и доставит радость душе твоей» (Пр. 29:17). 2. Прежде всего, быть христианином не на словах, а на деле. Мало пользы в том, если мы убеждаем детей, что любим их, не будучи при этом доступными для них, нежными, спокойными. Дети сразу видят и чувствуют неискренность. Поэтому важно быть мудрыми, ласковыми, искренними в добром поведении с детьми. Отец-христианин должен воспитывать в себе эти черты, прилагая к этому все усилия, чтобы передать духовное наследие своим детям. Другое дело, когда дети неправильно его используют, как мы это видим на примере блудного сына (Лук. 15:11-32). Но здесь, прежде всего, выражается любовь и терпение отца-христианина, который долго ждал, встретил и благословил своего сына. Зиновий Кучер, директор центра опеки ребенка «Рідна Оселя», г. Тлумач, ИваноФранковская область: 1. Кризис отцовства определяется тем, что теряется модель, пример настоящего отца. Причина, прежде всего, в том, что мужчина как отец отсутствует в воспитательном процессе своих детей. Физическое, эмоциональное и духовное отсутствие отца в жизни семьи и воспитании детей — наиболее отрицательное явление в современном украинском обществе. Это произошло потому, что, во-первых, нынешнее поколение мужчин воспитывалось под влиянием тоталитарной идеологии, которая формировала стереотип самореализации мужчины за пределами семьи: в социальной, общественной, профессиональной и творческой сферах. Во-вторых, Украина пережила две мировые войны, сталинские репрессии и голодоморы, на протяжении которых были уничтожены десятки миллионов людей. Вследствие этого, сотни тысяч семей остались без отцов и не смогли передать последующим поколениям пример мужества и ответственности. В-третьих, это современные тенденции относительно неправильного взгляда на семейные ценности, упадок духовности, игнорирование Бога. 2. Ответственность, жизненная стойкость, безграничная любовь к детям, несокрушимая вера в Бога, любовь и уважение к супруге. Это лишь часть свойств, которыми должен обладать отец-христианин. Хороший отец отвечает за охрану жизни зачатого им ребенка, за материальное обеспечение своей семьи, за то, чтобы робота не нарушала здоровых отношений в семье, а также — за духовное воспитание детей. Анна Собко, ответственная за женское служение Хмельницкого объединения церквей ХВЕ: 1. Сегодня кризис отцовства не просто существует, но и достиг критической точки, когда понятие «семья» или полностью отсутствует, или искажено до неузнаваемости и, к большому сожалению, в христианстве в том числе. Причин несколько. Первая — это общий моральный упадок общества. Не менее важной является также экономическая составляющая, ведь именно бедность и безденежье побудили людей к остарбайтерству, и как результат — разбитые семьи, недосмотренные дети, недостаток или вообще отсутствие какого-либо воспитания. Родители утратили по разным причинам авторитет у детей. Мужчины все меньше готовы брать на себя ответственность, а женщины, в свою очередь, перебирают на себя роль лидера. Кризис отцовства вызывает нарушение равновесия в контакте отцов и детей, он нередко становится причиной нарушения равновесия в отношениях мужчины и женщины. 2. Отец как глава семьи, прежде всего, должен иметь близкие отношения с Богом, приучаться к стабильности в молитве, чтении Слова Божьего, взращивании в себе плодов Д уха. Воспитывать своих детей в учении и наставлениях Господних — это, прежде всего, отцовская обязанность. Отец, как и мать, должны быть примером для детей. Главное для родителей — брать пример с Отца Небесного и быть для своих детей теми, кем для нас есть Он.


4 Проблема

Слезы отца Василий МАРТЫНЮК

Говорят, мужчины не плачут. Все-таки сильный пол: твердый мужской характер обязывает держать в себе эмоции. Но в реальности жизнь ставит человека в такие ситуации, когда и мужчины плачут. Не столько от физической боли, сколько от душевной. И особенно горькими бывают слезы отца…


5 Отец, который плачет. Вы скажете, что это редкостное явление. Теперь чаще можно увидеть ребенка, оставленного отцом или даже матерью, который не просто плачет, а рыдает. Но все же отцовские слезы не так редкостны. Я не буду говорить об отце, который плачет от перепоя, от наркотической ломки, старческого бессилия и одиночества после безответственной и растраченной попусту жизни, а о верующем отце, который знает Бога, знает Иисуса Христа. Но зачем такому отцу плакать? Разве ему не достаточно Божьего откровения? Достаточно! Но только потому, что получил его, он плачет. Потому что чувства его обострены, потому что в свете Божьем он видит не только ошибки своих детей, их отчуждение от Бога и себя, но и свои собственные недостатки. Они болезненны для него так же, как и вина перед Господом и детьми. Это трагедия. Трагедия отцовства. Слезы отца. Много таких трагедий мы наблюдаем в Библии, в частности — в семьях Аарона, Илия, Самуила, Давида. Сыновья Аарона, Надав и Авиуд, пренебрегли Божий приказ и «принесли пред Господа огонь чуждый, которого Он не велел им. И вышел огонь от Господа, и сжег их, и умерли они пред лицем Господним» (Лев.10:1,2). Аарону даже не разрешено было носить траур по ним. Большая трагедия для отца, который должен был бы радоваться своим сыновьям-священникам, но он тайно оплакивал их. А все из-за одного неправильного поступка. Но разве Бог так жесток, чтобы наказывать смертью за один грех? Вина сыновей Аарона кроется значительно глубже — в их сердцах, а именно: в легкомысленном отношении к Божьему закону, к Самому Богу. Они не понимали важности своих обязанностей, поэтому воспринимали их несерьезно. Для них это был непонятный обряд, какая-то бессмысленная игра. И чуждый огонь, который они принесли пред Господа,— это следствие их неверия. Не потому ли все это случилось, что сам Аарон не всегда бодрствовал и однажды проявил свое неверие в том, что сделал золотого тельца израильтянам для поклонения? А сыновья

все видели. Это не придало им веры и благоговения перед Богом. И, думаю, Аарон сам осознавал свою вину за поступок, которым он «разнуздал» свой народ вместе со своими сыновьями и который отзывался болью всю жизнь? Илий пережил трагедию не меньше. А почему? Потому, что «сыновья Илия были люди негодные; они не знали Господа» (1Цар. 2:12). Когда Илий укорял их, «они не слушали голоса отца своего». Во время войны с филистимлянами «два сына Илиевы, Офни и Финеес, умерли» (1Цар. 4:11). Сыновья сделали выбор между Законом Божьим и беззаконием, между наставлениями отца и своими желаниями, избрав осуждение и смерть. Грех сыновей Илия был таким большим, что простых отцовских наставлений оказалось мало, нужно было применить отцовскую волю и власть, чтобы остановить их и прекратить беззаконие среди Израиля. Но отцовская любовь оказалась слепой, и за нее он понес наказание вместе со всеми потомками. Подобную трагедию сыновнего отступничества пережил и Самуил. Сыновья Самуила, Иоиль и Авия — судьи в Израиле, — «не ходили путями его, а уклонились в корысть, и брали подарки, и судили превратно» (1Цар. 8:3). Следствием этого явилось то, что народ вместо них потребовал царя. Самуилу было больно. И не столько потому, что народ не захотел видеть его сыновей своими судьями, сколько потому, что они оказались неверными Божьему Закону и отцовским наставлениям. Но, наверное, трагедия Давида как отца превосходит все упомянутые. Давид — пастух, который стал помазанником Божьим, царем и пророком. Разве может быть достижение более этого? Это вершина. Радуйся, Давид. Но нет. Давид плачет за первородным от Вирсавии. Его горькие слезы исполнены осознания собственной греховности и Божьей справедливости. Дитя умерло, потому что оно — плод прелюбодеяния. Но отцу от этого не легче. Вырастают сыновья-рыцари, сыновья-красавцы. Есть наследники, а значит, есть надежда, что пророческое слово будет звучать, престол Давида не опустеет, а его песня не умолкнет. Однако, что мы видим?

Сыновья Давида не думают о благочестии. Старший обесчестил свою сестру Фамарь, Авессалом убил Амнона. И плакал Давид «очень великим плачем». Но это еще не все. Авессалом поднимает бунт против отца, так что тот вынужден бежать из Иерусалима. Наконец, эта война отца с сыном заканчивается смертью Авессалома. И «вот царь плачет и рыдает об Авессаломе» и громко взывает: «Сын мой Авессалом! Авессалом, сын мой, сын мой!». «И

В каждой семье христиан, в которой дети где-то блуждают в мире, льются слезы. Плачет отец. Этих слез, может быть, никто не видит, но их видит Бог. И горечи этим слезам придает мысль: «Господи, это я где-то неправильно поступил, если мои дети не пришли к Тебе, прости меня и обрати их к истине». обратилась победа в плач…» (2Цар. 19:1-4). Смерть даже непослушного сына-бунтовщика стала горем для отца, которое он омывает слезами, и он готов заплатить своей смертью за жизнь сына. Да, это трагедия, когда дети, чуждаясь отца, становятся его врагами, а вместе с тем и врагами Бога, Которому он служит. Но осознавал ли Давид причинноследственную связь между своими грехами и судьбой своих собственных детей? Думаю, что да. И это его боль. И это смиряло его перед Богом и людьми. И, наверное, поэтому он запретил убивать Семея из рода Саулова, когда тот злословил его, приказав: «Пусть он злословит; ибо Господь повелел ему злословить Давида» (2Цар.16:11). Он в смирении пожинал посеянное, хотя трагичность ситуации от этого не уменьшилась, разве что боль была меньше. Таких трагедий множество. Было и есть. Если в вашей семье все хорошо, дети любят вас, Бога и Церковь, то у кого-то из ваших родственников — плач о спасении детей. В каждой семье христиан, в которой дети гдето блуждают в мире, льются слезы. Плачет отец. Этих слез, может быть, никто не видит, но их видит Бог. И горечи этим слезам придает мысль:


6 «Господи, это я где-то неправильно поступил, если мои дети не пришли к Тебе, прости меня и обрати их к истине». Вспоминаю трагедию в семье своего брата. Его первородный сын, который с детства ходил на собрания, пел псалмы, читал Библию, в подростковом возрасте стал своевольным, отказался от собраний ради друзей из неверующих семей. И вот он, восемнадцатилетний, из-за них погиб. К тому же в такой ситуации, в которой, казалось бы, нельзя было погибнуть. Это большое горе для семьи. Брат, понимая, что жизнь сыну не вернуть, что это случилось не без Божьей воли, перебирал все моменты своего отношения к сыну, находил что-то в своем поведении, по его мнению, нехорошее и страдал. «Если бы я этого не сделал, ес-

ли бы я так поступил, если бы я так говорил с ним, то этого не случилось бы», — укорял он себя, еще более раздирая душевную рану. Более всего его донимала боль, что он где-то ошибся в воспитании сына, и это привело к трагическим последствиям. Отец плачет. Есть семьи, на первый взгляд, благополучные: дети все живы, богаты, здоровы, не пьяницы и не блудники. Но если они игнорируют Иисуса Христа — Господа их отца, отец плачет. И пусть сыновья не рассказывают о своей любви. Кто поверит им, если они пренебрегли самыми интимными чувствами отца — любовью к Спасителю, пренебрегли его самым сокровенным желанием, чтобы его дети полюбили Иисуса так же, как он, и даже больше? И я знаю, что рано или поздно,

они почувствуют горечь отцовских слез, если еще не почувствовали. Отец, который плачет, задумывается о своих отношениях с Господом. Он видит, что не всегда был на надлежащем духовном уровне: много было формальностей, пренебрежения Словом Божьим, молитвой, собраниями, малодушия относительно греха — там проявил корысть, там сказал неправду, а там кого-то обидел, не проявил уважения, осудил. А может быть, что-то и хуже этого. Отец понимает, что эти недостатки его духовной жизни каким-то таинственным образом повлияли на духовную жизнь его детей. И он плачет и раскаивается, ищет лица Божьего, Его любви, милости и святости. И Господь помогает ему найти Себя, меняет его сердце и сердца детей.

1

Уважение отца — Моя жена изо всех сил старается привить сыну уважение ко мне как к отцу. Даже, если она сердится на меня, дети никогда этого не замечают. Не правда ли, это очень благородно с ее стороны? — Она не только благородная, но и мудрая женщина. Матери призваны укреплять связь поколений, но иногда своим поведением разрушают ее. Эту мысль замечательно преподнес нам Льюис Яблонски в своей книге «Отцы и сыновья». Автор отмечает, что мать является образцом в отношении к личности и характеру отца. То есть, отношение сыновей к отцам во многом формируется отношением к ним матерей, и тем, что и как они говорят о своих мужьях, как оценивают их поступки. Случилось так, что мать Яблонски сама разрушила уважение сына к своему отцу. Вот что он пишет: «Я четко помню, как я сижу за обеденным столом вместе с двумя братьями и съеживаюсь от голоса матери, которая постоянно нападает на отца. «Посмотрите на него, — говорит она. — Видите, как он втягивает голову в плечи?

Он же — неудачник. Ему не хватает смелости подыскать работу лучше, чтобы больше зарабатывать. Он ни на что не годен». Обычно отец смотрел в тарелку и ничего ей не отвечал. Она никогда не говорила о его достоинствах и настойчивости, о том, как он много работал; вместо этого, она постоянно делала акцент на всем отрицательном. Ей удалось создать у всех сыновей представление об отце, как о безвольном человеке, неспособном к борьбе и раздавленном жизнью. В сознании сыновей его молчание в ответ на постоянную критику подтверждало ее справедливость. Я хочу добавить, что отношение моей матери к отцу не способствовало моему уважению к браку и доверию к женщине. Кроме того, роль отца и мужа тоже не привлекала меня, ибо я был постоянным свидетелем унижения моего отца. Мои всесторонние исследования в этой области однозначно свидетельствуют, что мать в семье выполняет роль главного фильтра и существенно определяет отношения между отцом и сыном».

Яблонски ничего не говорит о том, что и отец может нанести ущерб отношениям матери с детьми. С самого начала я замечал, что мое раздражение поведением Шерли немедленно подхватывалось сыном и дочерью. Кажется, они рассуждали так: «Если папе можно спорить с мамой, значит и нам тоже можно». Я понял, как важно выражать мою любовь к Шерли. Но мне никогда не удавалось выражать свое уважение к жене так же хорошо, как ей! Она делала меня королем в моем собственном доме. Я был бы счастлив, если бы мои дети поверили хотя бы половине того, что она говорила им обо мне. Моими близкими отношениями с Данаей и Райаном я обязан большой любви Шерли ко мне и тому, как она «интерпретировала» меня нашим детям. Я всегда буду благодарен ей за это! Джеймс Добсон, из книги «Исчерпывающие ответы»


7 Воины замерли. Воцарилась тишина. Взгляды всех воинов, и филистимских, и еврейских, направлены на фигуру безоружного пастуха, который стремительно бежит в сторону великана Голиафа. Солнце, кажется, остановилось в зените. Потные руки солдат дрожат от напряжения, сжимая древко копья. Ближе и ближе… Напряжение становилось все более ощутимым. Хохот великана заставил содрогнуться: «Эй, ты куда с палкой? Я что — собака? Проклинаю тебя моими богами! Давай, подходи! Еще одно мгновение, и твое тело я отдам птицам небесным!». Голос Давида, молодой и звонкий, звучал вызывающе: «Ныне предаст тебя Господь в руку мою… и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле… ибо не мечем и копьем спасает Господь» (1 Цар.17:42-47).

Николай СИНЮК

Давид, возбужденный и вспотевший, с головой великана в руках подходит вместе с военачальником к царю Саулу. «Чей ты сын, юноша? Кто твой отец? — вместо приветствия спросил царь. — Я сын Иессея…» Покажи нам Отца Итак, победа. Такая неожиданная и очевидная! Голова Голиафа — как доказательство. Теперь мертвые уста силача больше не будут пренебрегать Бога. Не кажется ли удивительным нам вопрос Саула? Разве не уместнее было бы спросить: «Как тебя зовут?» или: «Откуда ты явился в такой ответственный момент?» Поставленный вопрос намного глубже: «Чей ты сын?» Это значит: кто твой отец, какого ты рода, с какого корня вырос этот благословенный росток. Не то, что ты сделал, даже

не то, кем ты являешься, а кто твой отец! Следовательно, отцовство… Что это такое? Отец, отчизна, отечество, родина, родитель, род, родоначальник — слова, близкие по значению. Значит, отец (родитель) — это тот, кто дал жизнь, и не только ребенку, но и мысли, идее, слову, поступку, направлению в политике, науке, спорте… Отцом веры Библия называет Авраама, отцом музыки — Ювала, отцом кочевников и фермеров — Явала, отцом кузнецов — Тувалкаина. Отцом медицины называют Гиппократа, отцом ядерного оружия — Сахарова… Список можно продолжить. В этом контексте становятся понятными слова апостола Филиппа, который однажды заявил Христу: «Господи, покажи нам Отца, — и довольно для нас!» Другими словами: «Господи, мы видим Твою силу и величие, слы-


8 шим слова мудрости, даже именем Твоим демонам приказываем — и покоряются нам, но мы хотим знать, кто стоит за этим, кто твой отец, где кроется сущность всего того, чему мы свидетели. Покажи нам Отца — и этого будет достаточно. Апостол Павел эту мысль углубил следующим открытием: «Для сего преклоняю колена мои пред Отцем, от которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф.3:14-15), «…ибо все из Него, Им и к Нему» (Рим.11:36). Вот такого Отца покажи нам — и этого достаточно! Мы увидим корень, суть, первопричину! Ответ был неожиданным: «Кто видел Меня, видел и Отца». Своего Небесного Отца Я представляю Собой! «Я в Отце, а Отец во Мне» (Ин.14:11). Покажи собой Отца А теперь поразмышляем. Что сложнее — родителям иметь детей или детям иметь родителей? Мое мнение: сложнее в этой ситуации детям. Я встречал, думаю, и вы также, глав семейств, в которых сосредоточена вся власть, вроде президента известного государства: и законодательная, и судебная, и исполнительная. Можно показать — и часто это делается в государстве под названием «Семья» — всю полноту власти. Можно показать, кто в доме хозяин. Можно показать священника домашней церкви, но вопрос стоит глубже: как показать собой Отца?! ( Я специально написал слово «Отец» с большой буквы). Вот здесь и начинаются проблемы. Оказывается, быть Отцом не так просто. Юношам рекомендую подумать над этим. Что мы демонстрируем и чем хвастаемся перед ровесниками? Набор дешевых «крутых» фраз, позерство, полную независимость от родителей и церкви? Если ты хочешь и в самом деле создать впечатление — покажи собой отца! Именно

так: заботой о слабом, вниманием к младшему братику или сестричке, внимательным отношением к маме — это то, что действительно ценит и хочет видеть в своем суженом каждая трезвомыслящая девушка. Надеюсь, многим известно выражение «отцы нации» — люди, которые стояли во главе возрождения своих государств и своего народа. Яркий образ отца нации — Моисей. Во время отступления народа от Бога в нем заговорил голос не политика, не вождя, а голос Отца: «И возвратился Моисей к Господу, и сказал: о, народ сей сделал великий грех; сделал себе золотого бога. Прости им грех их. А если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал» (Исх.32:31-32). Что это — потакание греху, слабость, голос обиды? Это — голос Отца, который не отказывается от ответственности за судьбу народа, порученного ему Богом. Проведем аналогию между сказанным и служителем Церкви. Можно показать собой пресвитера, администратора, ревнителя традиций и др. — но очень сложно показывать собой в церкви Христовой отца! А теперь об отце — главе семейства. Создается впечатление, что мы возвращаемся во времена матриархата (если были таковы), когда роль мужа сводилась к репродуктивной функции. В детских садах воспитатели — женщины, в школах — женщины, поэтому несправедливо называть школьное собрание в Украине «батьківським», потому что отцов, даже и христиан, там не бывает. В ВУЗах — та же картина. В церквях две трети — женщины. Единственное, чем можно «похвастаться», — это тюрьмы, там мужчин больше. Возможно, еще армия. Итак, отцы, задание номер один — покажите собой отца. В первую очередь для своих сыновей и дочерей. Отца—главу семейства, к слову которого прислушиваются, дружбу с

которым ценят, авторитетом — восхищаются. Вспоминаю свои школьные годы. Самым веским аргументом классного руководителя относительно дисциплинирования сорванцов была фраза: «Завтра в школу — с отцом…». Сегодня у школьника это может вызвать разве что ехидную ухмылку. Отцы в школе, как розы на Колыме, — не приживаются, поэтому собрания, как правило, не родительские, а «дедушко-бабушко-материнские». Показать собой отца в церкви — в будни и праздники. Неоспоримый факт: насколько отцы интересуются жизнью церкви, насколько уважительно относятся к служителям, настолько ответственным и уважительным будет отношение детей к церкви. Вспоминаю разговор двух мальчишек: — А твой отец может играть в футбол? —Может. — А на мотоцикле может? — Может. — А через три ступеньки перепрыгнуть сможет? — Сможет, даже через четыре, сам видел. — А мой отец только проповеди пишет, — с горечью констатирует другой. Быть отцом в будни и праздники. Дома, на улице, в школе, в церкви — покажи собой Отца! Кто видел Меня — видел Отца Заявление Иисуса Христа было однозначным. «Каждый, кто встретился со Мной, услышал Мои слова, увидел Мое поведение, Мой образ жизни, тот увидел Моего Отца Небесного», — так можно перефразировать слова Господа. «Я показываю, Кто мой Отец!» А теперь: имеет ли право на жизнь такой тезис — кто видел отца-христианина, тот видел Христа? «Каждому мужу (отцу) — глава Христос», — утверждает апостол Павел.

Ни один человек не может стать хорошим отцом, пока не научится понимать своего отца.


9 Вопрос вот в чем: насколько точно, соответственно и убедительно я как отец семейства представляю своим детям Христа? Какого Христа видят во мне мои домочадцы? Сурового судью, мимо взора которого не пройдет ни один грех? Непреклонного законодателя, главным критерием которого является аргумент силы, а не сила аргумента? Раздраженного и горячего, который кричит на жену и никогда не имеет свободного времени? Какого Христа я как отец показываю своими словами, поведением, стилем жизни, манерой общения? Надеюсь, вы помните пример, который стал классическим. Один евангелист убедительно проповедовал о Христе, о его любви, доброте, милосердии. Кто-то из присутствующих, наверное, «под градусом», громко комментировал его слова: «Знаю, знаю, о ком это он. Это мой сосед — штунда. Такой уже человек,

такой человек…». Очевидно, сосед хорошо представлял своей благочестивой жизнью Бога, которому служил, если посторонний человек увидел в нем характер Христа. Кто твой Отец? Украинская народная мудрость гласит: «Яка хата — такий тин, який батько — такий син». В действительности, мы передаем на генетическом уровне внешность, манеры, привычки и много чего другого, что унаследовали от земных родителей. Многие даже выбирают профессии родителей и продолжают их идеи, начинания и дела. Собственно говоря, то, что я делаю, мои поступки отражают мою внутреннюю духовную сущность. Современники Христа, евреи, часто ссылались на авторитет праотцов. Помним популярное: Мы семя Авраамово, и не были рабами никому никогда».

Ты — Иисус? Ловлю такси, чтобы доехать до церкви. Вообще-то и пешком недалеко, всего минут десять ходьбы. Но снова повалил снег, и так не хочется мерзнуть. В такси пытаюсь объяснить шофёру, куда везти. Поняв, что в церковь, он уточняет: — Ты Иисус? (Всех христиан здесь называют «Иисус»). Киваю головой: «Ага, Иисус!» А сама думаю: «Ктото где-то ходит в церковь к Иисусу (попросить о чем-то,

На это Спаситель ответил: «Если бы вы были дети Авраама (и он был бы вашим отцом), то дела Авраамовы делали бы. Вы ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину. Авраам этого не делал». И — как итог разговора — слова: «Ваш отец диавол» (Ин. 8:39-44), потому что ваши дела показывают это. Подводя итог, можно констатировать: нашего отца определяют наши дела! Поэтому подумаем над тем, кто отец наших мыслей? От кого идет зачатие слов, которые рождаются нашими устами? Кто стоит за нашими поступками, делами, служением? Бог—Отец, или собственные амбиции, тщеславие, зависть? Образцом единства с Небесным Отцом является Христос. Он сказал: «Я всегда делаю то, что Ему угодно» (8:29). Кто твой отец???

1

прославить, послушать Его слово и т.д.), ну а мы — потому что сами Иисус! А это уже, как в настоящей семейной жизни. Не потому общаемся, что вдруг что-то случайно понадобилось, а потому, что мы уже — ОДНО («уже не я живу, но живёт во мне Христос...»). И никуда уже друг от друга не уйти. Навсегда теперь связаны одним именем и одной жизнью. Проблемами и радостями... Светлана Андрейченко, из миссионерского дневника, Монголия


10 Тема номера

Когда отцы терпят поражение Дерек Принс

Фото Юрия Костюка


11 Если верное отцовство рождает благословенный и процветающий народ, то что будет с теми, чьи отцы потерпели неудачу в исполнении своих основных обязанностей? В 28й главе Второзакония Моисей показывает нам яркую картину того, чего нам следует ожидать. Эта глава естественным образом разделяется на две части. В первых 14-ти стихах Моисей перечисляет все благословения, которые придут на Божий народ, если он будет послушен Богу. В остальных 54-х стихах Моисей представляет список проклятий, которые придут на них, если они ослушаются Его. Одно из проклятий, которое постигнет народ, если отцы не выполняют своих обязанностей по отношению к семье, гласит так: «Сынов и дочерей родишь, но их не будет у тебя, потому что пойдут в плен» (28:41). Однажды меня ошеломила мысль: «Если мы не радуемся нашим детям, то это — проклятие!». Я начал спрашивать себя, сколько родителей сегодня радуется своим детям, и пришел к выводу, что немного. По какой причине? Я думаю, что причиной является проклятие за непослушание. Бог сотворил детей, чтобы они были самым большим благословением из всех Его благословений, и ему могут радоваться и мужчины, и женщины. Когда отцы и матери, но особенно отцы, не ходят путем Господа, то их сыновья и дочери перестают быть благословенными и находятся под проклятием. В огромном множестве разбитых семей дети уже не принадлежат своим родителям: родители и дети отчуждены друг от друга. Это является действием проклятия. Моисей предупреждал, что дети будут «взяты в плен». В начале 60х годов на Западе миллионы детей начали уходить в сатанинский плен: в наркотики, запрещенный секс, оккультизм и разного рода секты. Это рабство, вне всяких сомнений, соответствует такому же рабству, как если бы чужеземная армия захватила их в качестве пленников. Ответ на вопрос, почему миллионы детей попали в плен, данный в 28-й главе Второзакония: из-за постоянного отвержения Божьих требований, особенно в семье. Бог возлагает основную ответственность на мужчин. Это не озна-

чает, что женщины не несут своей доли ответственности. Но именно проблемы в мужском руководстве открывают путь для всего последующего зла. То, что произошло когда-то в Эдемском саду, повторялось бесчисленное количество раз в истории человечества. Адам безответственно отнесся к своей обязанности охранять Сад, что дало возможность сатане искусить и соблазнить Еву. Таким же образом безответственность мужчин открыла путь потокам зла, которое сейчас наводнило западную цивилизацию. В книге Малахии 2:7 пророк указывает на основную обязанность отца, которую он несет по отношению к своей семье как священник: «Ибо уста священника должны хранить ведение, и закона ищут от уст его, потому что он вестник Господа Саваофа». Что происходит, если священник не исполняет своей обязанности? Бог провозглашает: «Истреблен будет народ Мой за недостаток ведения: так как ты отверг ведение, то и Я отвергну тебя от священнодействия предо Мною; и как ты забыл закон Бога твоего, то и Я забуду детей твоих» (Ос. 4:6). В качестве священника в своей семье каждый отец пользуется привилегией делать то, что делал Иов, — постоянно приносить своих детей Богу в молитве. Это дает им возможность быть под постоянным присмотром и защитой Всемогущего. Но когда отец не способен исполнить служение ходатайства, возложенного на него как священника, то Бог говорит: «Я забуду твоих детей». Это серьезное Божье предупреждение очень ярко выражено в последнее время. Иногда я смотрю на огромное количество молодых людей на улицах города, и спрашиваю себя: «Сколько из них забыто Богом, кого из них Он игнорирует из-за того, что нет отцов, которые бы ходатайствовали за них?»

Диагноз Малахии По хронологии книга Малахии является последней книгой Ветхого Завета. Более того, последнее слово этой книги является проклятием. Если бы Богу нечего было сказать человечеству после Ветхого Завета, то Его последним словом было бы проклятие. Благодарение Богу за Новый За-

вет, который указывает на выход из проклятия! Вот что Бог говорит в двух последних стихах Ветхого Завета: «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного, и Он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы, придя, не поразил земли проклятием» (Мал. 4:5-6). Итак, более двух тысяч лет назад через пророческое предвидение Бог открыл Малахии самые большие и требующие срочных мер проблемы нашего времени: проблему безответственности отцов и проблему детей, лишенных родительского попечения. Экономисты и правоведы предлагают нам всякого рода диагнозы и способы решения их. Однако истинный корень кроется в семье. Родители ушли от своих обязанностей ��о отношению к детям и друг к другу. Часто виновны в этом оба родителя, но основная ответственность лежит на отцах. Мы должны признать, что женское движение за свободу в какойто степени дало ответную реакцию. Прогресс в области равно оплачиваемого мужского и женского труда привел к тому, что в сущности женщины просто освободились от обязанности уважать и слушаться своих мужей. В свою очередь мужья освободились от обязанности хранить верность одной женщине. Послание Малахии было обращено к чрезвычайно ревностным религиозным людям, которые жаловались, что Господь не отвечал на их молитву так, как они ожидали. В ответ Господь указал им на их упущения, в особенности мужей и отцов: «И вот, еще, что вы делаете: вы заставляете обливать слезами жертвенник Господа с рыданием и воплем, так что Он уже не призирает более на приношение и не принимает умилостивительной жертвы из рук ваших. Вы скажете: «За что?» За то, что Господь был свидетелем между тобою и женою юности твоей, против которой ты поступил вероломно, между тем как она подруга твоя и законная жена твоя» (Мал. 2:13-14). Бог видел глубже их внешнего благочестия. Под ним Он увидел нарушение брачных клятв мужей. На современном языке послание Малахии можно было бы подытожить сле-


12 дующим образом: «Ничто из того, что вы делаете в церкви, не покроет того, что вы делаете дома». Далее Господь объясняет основную цель единобрачия, которое Он установил первоначально: «Разве не сделал их Господь одним? По плоти и в духе они Его, а почему едины? Потому что Он желал получить благочестивое потомство» (Мал. 2:15; досл. перевод с англ.). Когда муж и жена живут в гармонии, в соответствии с принципами Писания, то они обладают необходимыми качествами, чтобы воспитать праведных, богобоязненных детей. Когда распадается брак, именно дети страдают больше всех.

Какова же ваша реакция? В каждом государственном офисе Великобритании, где регистрируются браки, супружество определяется следующим образом: «Супружество является союзом одного мужчины с одной женщиной на всю жизнь, ради которого они оставляют всех остальных». За тот период времени, в течение которого народ Британии все дальше и дальше удалялся от этого стандарта, страна переживала постоянный упадок практически в каждой области своей жизни. Сегодня многие сомневаются в том, ставить ли прилагательное «великая» перед словом «Британия»! Слово Божье бросает вызов не только Британии, но и всей западной цивилизации, предлагая только две альтернативы: или мы начнем восстанавливать семейные отношения и выживем, или мы позволим, чтобы дальше разрушались семьи, как это было в течение последних нескольких десятилетий. Если мы выберем второе, то мы погибнем под действием Божьего проклятия. Конечный результат этого кризиса определит реакция отцов. Именно на них Бог возлагает основную ответственность. В Своем послании через Малахию Господь требует, чтобы в первую очередь сердца отцов обратились к детям. Только после этого сердца детей обратятся к отцам. Те из нас, которые принадлежат к старшему поколению, могут жаловаться на молодое поколение, могут указывать на все их неудачи и ошибки, но кризис начался не с них. В нем виновны именно старшие поколе-

ния. Они предали их, не смогли показать им истину и воспитать в благочестии и дисциплине. Теперь Бог судит нас через наших детей. Раздаются голоса, которые предлагают сегодняшней церкви стать более приемлемой для общества. Нет другой сферы, в которой есть лучшая возможность для церкви стать приемлемой обществом, чем сфера семейной жизни. Именно в этой области мы сможем откликнуться на самый насущный вопрос нашего времени. Сегодня Церкви следует своими действиями показывать христианскую семью в таком виде, в каком ее задумал Бог, где четко определены роль мужей, жен и детей.

В Нагорной проповеди Иисус предупреждал Своих учеников, что их посвящение и стремление следовать за Ним будут привлекать к ним человеческое внимание: «Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на вершине горы. Так да светит свет ваш перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:16). Иисус говорил ученикам, что Он не просто ждет, чтобы они стали светом в мире, где царит тьма. Он говорил о том, каким образом должен сиять их свет: через добрые дела, явные для всех.

Из книги «Мужья и отцы»

Статуя «Иисус прослезился», Оклахома-Сити (штат Оклахома, США). Установлена на месте теракта 19 апреля 1995 г.


13 Отцовство на практике

Отцовская гордость Есть на Волыни в Камень-Каширском районе село Гута-Каменская. Село как село, и люди как люди. Живет в этом селе семья Зиновия и Марии Скоць. Ничем особенным не отличается: и родители, и дети заняты обычными сельскими хлопотами — таких тысячи на полесской земле. Правда, семья — многодетная — 10 детей, но для Волыни это не удивительно, ведь есть и больше. Но все-таки эта семья привлекла наше внимание. Нет, не ожидайте каких-то сенсаций. Мы обратили внимание на тот факт, что все десять сыновей (именно сыновей, дочерей супружество дождалось тогда, когда сыновья начали приводить в семью невесток) —искренние христиане, хорошие мужья и отцы, а пятеро из них — служителя церкви. Зиновий Степанович и Мария Андреевна пришли к Богу в начале 70-х годов прошлого столетия. С того времени они ревностно служат Господу, а дети продолжают их дело. Мы обратились к сыновьям с вопросом: «Какие черты характера от-

ца особенно запомнились и оказали на вас самое большое влияние?» Степан: — Мне больше всего запомнились его трудолюбие и чуткость. Наш отец всегда в движении, даже его возраст не может замедлить темп жизни. Его энтузиазм, энергичность, любовь к природе — пример для нас, детей. Наш отец никогда не проходил мимо человеческих нужд, всегда первым приходил на помощь. Я горжусь своим отцом. Игорь: — Отец никогда не пропускал богослужений без уважительных причин. Бывало, солнце еще высоко, а мы оставляем работу на поле, чтобы вовремя приехать домой и успеть на служение. Отец был для меня примером в молитве. Начиная работу, он всегда в краткой молитве просил у Бога благословения, а, закончив ее, благодарил за Божью помощь во всем.

Роман: — Навсегда запечатлелись в моей душе его любовь, доброта, честность. Все эти черты проявлялись в его жизни и относительно нас, детей, и всех окружающих. Особенно меня вдохновляла его смелость в годы преследований за веру. Он бесстрашно говорил о своей вере в Бога. Школа, где на нас оказывали давление, была местом битвы за наши души, и отец победил в этой битве. Божий страх и верность своим убеждениям стали примером для меня. Анатолий: — Большое влияние на меня оказали мужество и твердость отца, его забота о семье, которая проявлялась в усердном труде. Он всегда вставал рано утром, и нас учил быть старательными в работе. Я не видел в нем страха, когда в наш дом приходили представители власти и угрожали штрафами или даже заключением за веру. Эти ответы не открывают нам каких-то особенных секретов. Обычное поведение обычного христианина — но каков результат! Наверное, именно таким и должен быть настоящий отец!

1


14 Библейский портрет отца

Настоящий отец Джон ПЕЙСТИ

Если ты ищешь пример истинного христианина, посмотри на этого отца. Христианин по-настоящему испытывается не в церкви, а в семье. Отец блудного сына выдержал это испытание. Вместо выговоров, он проявил любовь. Вместо осуждений, он проявил сострадание. Вместо печали и огорчений, отец говорит: «Надобно радоваться и веселиться, что он был мертв и ожил, пропадал и нашелся»...

Фрагмент картини Николая Лосева «Блудный сын»


15 Почему-то часто получается так, что когда заходит речь о матерях, то одна похвала сменяется другой. Но когда заходит речь об отцах, то мы склонны больше вспоминать их недостатки и странности. В этой статье я хочу поговорить именно об отцах, мне тоже вспоминаются их типичные недостатки. Но чтобы быть объективным, я, отметив недостатки отцов, хочу поговорить об одном замечательном отце. Вначале немного о типичных, то есть встречающихся чаще всего, недостатках отцов. На мой взгляд, их четыре. Первый. Это самоотстранение от хлопотливых, нелегких и постоянных забот внутри семьи, когда отцы либо не хотят принимать участия в обыденной работе по дому и в процессе воспитания детей, либо не умеют распределить свое время. Проще все заботы переложить на хрупкие плечи своих жен. Это безответственные отцы. Второй. Есть отцы, которых можно назвать «негативными». Они всегда чем-то недовольны, а поэтому на их лице редко появляется улыбка. Они часто хмурятся, повторяя: «Смотри, осторожно!», «Смотри, не забудь!», «Сколько раз можно повторять?» Эти отцы во всем хотят проявить свою власть, всех подчинить своей воле, они не допускают никаких возражений. Третий. Встречаются «холодные», как бы отсутствующие отцы. Физически они могут находиться рядом, вы их видите в кругу семьи, но от их присутствия не тепло, а холодно. Они своими мыслями находятся гдето далеко, продолжая и дома решать нерешенные проблемы по работе. Фактически, они в семье отсутствуют. И их наличие в семье не приносит никому радости. Четвертый. Это отцы, которые считают себя безукоризненными отцами. Они могут сделать все, кроме одного: они не могут признать своих недостатков. Такой отец считает себя совершенством. Его не назовешь безответственным. Это сплошная самоуверенность. Однако я лично предпочел бы иметь самого обычного отца, доступного и человечного, в котором живет и отец, и друг! Отца, которому присущи такт и чуткость, который просто

и искренне может сказать, признав себя неправым: «Прости меня». Я предпочел бы доброго и любящего не на словах, а на деле отца, готового сказать: «Я прощаю тебе, потому что люблю тебя». В Новом Завете мы читаем об отце, на которого в проповедях реже обращают внимание, так как чаще и больше говорят о его сыновьях. Мне хотелось бы, чтобы наше внимание было сосредоточено больше на отце, о котором мы читаем в 15-ой главе Евангелия от Луки. Он – невоспетый герой притчи, известной всем как притча о блудном сыне. Отец был в достаточно зрелом возрасте и имел двух взрослых сыновей. Он был довольно состоятельным человеком, имел большое имение, скот, слуг и наемников, и сам руководил всем. И еще мы знаем, что его наемники имели довольно много хлеба, даже с избытком. Это говорит о том, что отец был хорошим, добрым хозяином. У него всем жилось хорошо. Из 29-го стиха мы узнаем о том, как он воспитывал своих сыновей. Старший сын говорит, что он верно служил своему отцу много лет и никогда не пренебрег ни одним из его приказаний. То есть отец был строг и не потакал своим сыновьям, не позволял себе выполнять капризы своих сыновей. А вот младший сын выразил желание быть самостоятельным. Заметьте, что это желание родилось раньше у младшего сына, а не у старшего. Мнение о том, что младший ребенок в семье имеет больше прав или больше привилегий, чем остальные, — довольно распространенное мнение. Итак, младший сын говорит своему отцу: «Довольно, хватит с меня! Отдай принадлежащую мне часть имения!» И с этого момента, уже со второго стиха этой притчи, мы можем делать определенные выводы об отце. Мы видим, что отец поддерживал открытые, честные взаимоотношения со своими сыновьями. Для сына, который, как я полагаю, был еще довольно молодым, не просто было придти к отцу и потребовать свое наследство: «Дай мне следующую мне часть имения» (Лука 15:12). Но совершенно очевидно, что между ним и отцом была откровенность, позволявшая ему коснуться даже та-

кой щекотливой темы, как разделение имущества; и сын не опасался, что может быть вспышка гнева или даже раздражения со стороны отца. И сказано: «И отец разделил им имение». Этот краткий диалог проходил без каких-либо осложнений. Такие взаимоотношения я называю откровенными взаимоотношениями. Отец проявил сдержанность и уважение по отношению к своему сыну. Сын оставил дом своего отца и ушел на «свободу», предавшись увлечениям юности. И, наверное, каждый проповедник, проповедь которого вы можете припомнить по этой притче о блудном сыне, говорил о греховной жизни юноши. Но мы сегодня говорим больше об отце. Подумайте, что в это время делал отец? Может быть, он обратился в органы власти с просьбой, чтобы ему помогли вернуть сына домой? А может быть, он отрекся от сына, предупредив, чтобы тот никогда не возвращался в родительский дом? Или, может быть, он перестал доверять Богу и стал винить себя за то, что сын оставил его? Ничего подобного. Мы не находим и следа паники, отчаяния, огорчений или обвинений. Отец знал, что он сделал для сына всё, что от него зависело. Мы видим отца, который спокойно, с полной уверенностью ожидает, чтобы Бог сделал то, чего сам он не в состоянии сделать, т.е. изменить своего сына. Уповая на Господа, отец был спокоен. А теперь давайте посмотрим на самого блудного сына. Мы читаем, что за это время сын «расточил имение своё», «он растратил всё» и вынужден был «пасти свиней», и «рад был наполнить желудок свой» той пищей, которой питались свиньи, но и эту пищу не всегда давали ему... Сын находится в свинарнике, где украдкой собирает рожки, чтобы наполнить желудок... И вот здесь он обдумывает свою жизнь. «Пришед же в себя, — а это указывает на то, что до этого он был вне себя, — пришед же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода! Встану, пойду к отцу моему...» Заметьте, что он не говорит: я пойду в мой красивый дом! Нет! Он хочет пойти к отцу своему. Силой, которая невидимо подталкивала его придти в себя, был его отец. Вот по-


16 чему он тосковал. «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобой». Наверное, он получил изрядную порцию поучений из Библии от своего отца, потому что знал, что такое грех. Он также знал, что должен был исповедать свой грех не только против неба, но и против своего отца. Интересно, где он научился просить прощения? Если твой сын способен снизойти до того, что, при необходимости, может попросить прощения, то у тебя богатейшее наследство! «Я уже недостоин называться сыном твоим, прими меня в число наемников твоих». Да, было время, когда его сердце возмутилось против отца, но в глубине сердца своего он питал глубокое уважение и доверие к своему отцу. И, воистину, его отец заслужил это доверие, как заслужил право называться настоящим отцом, в самом высоком значении этого звания, быть отцом! Итак, сын возвращается домой. Однако даже на мгновение не допускайте мысли, что отец, который спокойно, с уверенностью ожидает Божьего действия, сам оставался пассивным. Я верю, что не прошло ни одного дня, чтобы отец не смотрел вдаль. Я убежден, что когда отец вставал с колен, помолившись о своем сыне, он подходил к окну и смотрел, не идет ли его сын домой. И вот однажды он увидел сына, когда тот был еще далеко от родительского дома. О, отец узнал его сразу, он узнал, что это его сын! «Как мне знакома его походка! А его внешность я узнаю издалека! Да, это мой сын! Он похудел, но это мой сын! Он немного неуверенно шагает к дому, но это мой сын!» Наверное, такие мысли пробегали в сознании отца, когда он смотрел на приближающуюся фигуру сына. В Евангелии написано, что сын пошел к отцу своему. Но отец, увидев сына, не пошел навстречу ему, не стоял на месте, ожидая сына своего, нет. Увидев сына издали, отец побежал ему навстречу. Побежал! Как о многом говорит это одно действие: «ПОБЕЖАЛ!» В 20-ом стихе этой главы очень сильно выражено именно состояние отца, и это выражено его действиями: он УВИДЕЛ издали сына своего, он СЖАЛИЛСЯ (прощение сына совершилось в сердце отца

моментально, как только он увидел его, возвращающегося домой), он ПОБЕЖАЛ к нему навстречу, он ПАЛ сыну своему на шею, он ЦЕЛОВАЛ сына своего. Именно действия, а не слова, выражали безмерную любовь отца к сыну своему! Отцом не было сказано ни одного слова упрека. Отец действиями выражал глубокое сострадание и всепрощение. Читая этот один стих, невозможно не заметить прекрасных качеств отца. И эти качества видны не из слов, а из его поступков. Отсутствие какой-либо гордости; ведь в подобном положении другой отец даже бы не вышел из дома, а сидел бы и ожидал, чтобы сын ПАЛ ему на шею или в ноги с покаянием и СОЖАЛЕНИЕМ. Но здесь проявляется чуткость отца, его умение сострадать, умение понимать сына своего без лишних слов и объяснений. Мы видим в отце и умение прощать, при этом оберегая достоинство сына. Если ты ищешь пример истинного христианина, посмотри на этого отца. Христианин по-настоящему испытывается не в церкви, а в семье. Отец блудного сына выдержал это

испытание. Вместо выговоров, он проявил любовь. Вместо осуждений, он проявил сострадание. Вместо печали и огорчений, отец говорит: «Надобно радоваться и веселиться, что он был мертв и ожил, пропадал и нашелся». Отцы, мы можем очень многому научиться из этой притчи. Она дарит надежду, она воодушевляет! Какой замечательный пример находим мы в этом любящем, доверяющем и прощающем отце. Как он не похож на тех отцов, о которых я говорил в начале. Настоящий отец любвеобилен и всепрощающ, сострадателен и доступен. Таков наш Небесный Отец. Когда мы приходим к Нему, исповедуя свои недостатки и ошибки, Он ожидает нас с распростертыми объятиями, желая восстановить с нами добрые взаимоотношения. Он также помогает нам преодолеть наши недостатки и исправляет наши ошибки. При наличии Божьей помощи для нас, отцов, всегда есть надежда на добрые результаты. А это значит, что есть надежда и для наших семей.

1


17

Представляйте ваших детей Богу В послании к Евреям (7:25) говорится о высокой священнической роли Иисуса. Он осуществляет Божье попечительство о людях. Он показывает пример, каким образом каждый священник должен приносить свой народ Богу. Смысл упомянутого стиха сводится к следующему: «Он вечно жив, чтобы ходатайствовать за людей». В молитвах-ходатайствах отец-священник приносит своих детей Богу. И здесь важно осознавать, что призванного быть «священником» Бог наделяет духовным авторитетом. Его молитва сильна тем, что Бог возложил на него определенную ответственность. Да не посмеет он избегать этой ответственности из-за ложного чувства скромности! Она возлагается, прежде всего, на отца, а в случае его отсутствия — на мать. Отец, призванный быть священником в своей семье, обязан поч��ительно, но смело представать перед Богом и приводить в Его присутствие своих близких. Окружив их со всех сторон своим могущественным заступничеством, он утверждает благополучие всей семьи на незыблемой основе.

Семейная молитва — не просто красивый человеческий обычай, в ней — условие процветания христианского дома, и условие это выдвинуто Самим Богом. Не практикуя таких молитв, глава семьи не сумеет выполнить высоких обязанностей христианского мужа и отца. Преуспевать он может только с помощью семейной молитвы. Многие внешние и внутренние обстоятельства могут быть направленными против него, но мужчина, который не преодолевает их, не осознал своей ответственности. Он не понимает собственного достоинства, ни тех благословений, которые должны излиться через него, он не имеет понятия о могущественной помощи Христа, назначившего его быть отцом. Молитвы, которым мы учим своих детей, — неотъемлемая часть христианской жизни; с их помощью дети вступают в непосредственный контакт с Богом. Но заменить отцовские священнические молитвы они не могут, ибо молитвы отца облечены особым авторитетом, и призваны снискать для семьи все необходимое для жизни, а также — защиту

от зла. Никто не может взять на себя эту отцовскую миссию. Ни посторонний человек, ни друг-христианин. Глава дома не должен перекладывать свои обязанности и на супругу. Именно через него изливаются благословения на всех домочадцев. Молитвы, почерпнутые из книг, в сравнении с той, что идет от полноты отцовского сердца, неся к престолу Всемогущего желания и благодарения всего его дома, — то же, что вода из крана по сравнению с родниковой водой. Но роль ходатая, облеченного священническими полномочиями, требует дисциплинированной молитвенной жизни. Родитель-священник, ведущий небрежную молитвенную жизнь, подобен солдату с заржавленным ружьем или стрелку из лука, тетива которого не натянута. Тот отец, который не близок с Богом, не получит от Него и обильных благословений для своей семьи. Ларри КРИСТЕНСОН


18 Отцовство на практике

Василий Радчук — пресвитер церкви христиан веры евангельской с. Здовбица Здолбуновского района Ровенской области — заинтересовал меня, прежде всего, как основатель и президент известного в Украине и за ее пределами благотворительного фонда «Батьківський затишок» («Отцовский уют»), который опекает детей-сирот. Я подумал: «Почему фонд назван «отцовским», а не, к примеру, материнским?», о чем и спросил Василия Александровича. И услышал такой ответ:

— Кто создает семью? Конечно, мужчина, будущий отец. Он и отвечает за нее, за ее материальное и духовное состояние. Он закладывает основу для ее благополучия, для ее уюта. Когда нет отца, жена — вдова, а дети — сироты. О каком уюте тогда можно говорить? Кроме того, отец — это прообраз Небесного Отца, который заботится о каждом человеке и побуждает каждого из нас беспокоиться не только о своих детях, но и о сиротах, чтобы иметь «чистое и непорочное благочестие». Поэтому, именно «Отцовский уют» — и никакой другой. Слушая рассказ брата Василия о строительстве дома для сирот и создании фонда «Батьківський затишок», читая об этом в его книге «Идти следами веры», удивляешься

его духовной отваге. Представляете, отец большой семьи берется за строительство дома сирот, не имея ни денег, ни специальности строителя, ни юридического образования, чтобы все устроить и не быть обманутым при составлении разных договоров. И вправду, для этого нужна или огромная решительность, которая граничит с наглостью, или отвага от Бога, истинная вера и руководство Духа Святого. Убеждаешься, что именно Дух Святой руководил братом Василием. Как же все началось? По словам Василия Александровича, летом 1995 года Дух Святой проговорил к нему: «Отныне ты должен думать о строительстве дома для сирот». И он стал размышлять, как, где, за что строить, то сомневаясь в своих воз-

можностях, то утверждаясь на примерах Авраама и других библейских героев. Искал спонсоров, договаривался с администрацией, то есть что-то пытался делать в этом направлении, но успеха не было. И, когда уже, казалось, совсем разуверился, в 2001 году Бог дал знать, что пришло время для исполнения Его воли. К тому же, Господь научил Василия надеяться не на себя, не на людей, а полностью довериться Богу, «идти следами веры», — как говорит он. И вот в конце года они выкупили помещения бытового и административного корпуса бывшего завода железобетонных изделий в Здовбице, и сразу же стали его реконструировать, получив разрешение. Как свидетельствует брат, теперь он хорошо понимал, что надежда не на деньги, а только на Иисуса даст возможность довести задуманное до конца. «Я переходил от веры к вере, будто в неизвестность, но Слово Божье росло во мне, как росток, который питается живой водой Святого Духа», — вспоминает он. Конечно, нашлись люди, которые стали отговаривать Василия от


19 его действий, пытались остановить строительство. Но он вместе с братьями благословлял тех, которые не понимали воли Божьей. Он желал быстрее закончить дело и думал о сиротах, любовь к которым у него росла с каждым днем, несмотря на то, что у него хватало своих детей, а их у него шестнадцать. И вот наступил 2004 год — год открытия дома сирот. Это был праздник, победа веры и надежды на Господа, а также радость для многих сирот, которые нашли отцовскую и материнскую заботу. В этом же году был утвержден устав благотворительного фонда «Батьківський затишок», заданием которого является создание детских домов семейного типа и приемных семей, забота о детяхсиротах и, в целом, способствование духовному возрождению детей и молодежи. Сегодня «Батьківський затишок» опекает четыре детских дома семейного типа и три приемные семьи, в которых насчитывается 65 детей. Здания и территория, где проживают дети, привлекательны и ухожены. Сразу видно руку хозяина. Поскольку меня интересовала личность именно хозяина, я не встречался с детьми и не расспрашивал об условиях их проживания. Но те, которые проходили мимо или проезжали на роликах, вежливо здоровались и улыбались. Их живые глаза и улыбки убеждали меня, что им живется хорошо, как и должно быть при отцов-

ской опеке и отцовском уюте. Василия Александровича знают не только как пресвитера и президента фонда, но и как одаренного брата, через которого Господь наставляет, духовно укрепляет, исцеляет. Но, наверное, эта его одаренность наиболее востребована, по-

В этом мне пришлось убедиться на собрании евангельской церкви в Клевани, куда он приехал проведать своих родителей, а я там был вместе с участниками литературной студии «Слово». Я удивляюсь такому разнообразию интересов брата Василия и его трудоспособности. Он из тех

тому что и мне пришлось побывать на молитве у него. Стоит еще отметить, что он написал четыре книги: «Праведник цветет, как пальма», «Тайна», «Наши мысли, какие они», «Идти следами веры». А еще он любит стихи и читает их с особой выразительностью и вдохновением.

людей, которые, как сказал епископ Виктор Боришкевич, «постоянно в труде — духовном и физическом, они делают, что могут — по силам и сверх силы; и там, где не хватает сил — взор к небу, и милость Божья вдохновляет их в том, что трудно, но с Господом возможно». Сам Василий не хвастался своими способностями, трудолюбием и дарованиями, а больше говорил о вере, о послушании Духу Святому, о смирении, о надежде на Господа. Если и вспоминал о труде, то только о труде над самим собой. И для меня эта встреча послужила наукой: чтобы быть настоящим отцом, нужно быть послушным Отцу Небесному, быть отважным в исполнении воли Божьей и работать над собой. Благодарю вас, Василий Александрович, за науку и за «Батьківський затишок». Пусть Господь вдохновит вас еще больше в исполнении Его воли, а «Отцовскому уюту» даст возможность подарить тепло и любовь Христа еще многим сиротам!

Какой отец отворачивается от своих детей, которые льнут к нему? Разве не обнимет и не согреет своего ребенка любящее сердце отца? Это чувство заложено в нашем характере и эмоциях. Мы не можем по-другому, и нашим детям отдаем все лучшее, все, о чем они нас просят. Мы искренни со своими детьми. Такими нас создал наш Творец. И не только нас. Все творение Божье не равнодушно к своим детям. Медведица — и она будет бросаться на тех, кто пытается забрать ее детей, она не допустит к ним никого. Такова ее природа, создана по Божьей воле и согласно Его любви. И Он неравнодушен к Своим детям. Его обетования безмерны, а относительно охраны — Он охраняет нас, как зеницу ока. И привлекает нас к себе, и согревает любовью. Это чувство — наше большое богатство, не будем пренебрегать им. Наши дети хотят чувствовать тепло, а не жестокость, которую мы проявляем, неправильно воспитывая их. Бывает, советуют: «Дай ему хорошенько, будет знать, как не слушать отца». Но жестокость приводит к большему злу. Василий Радчук, из книги «Идти следами веры»

Василий Мартынюк


20 Боль сердца

Большая жажда маленького сердца Такой себе мальчиш… Весь в веснушках… Неразлучный со своей беззаботной хитроватой улыбкой. С искорками в глазах… Вот только… Мне показалось, я увидел в них что-то до боли знакомое. Какую-то невысказанную детскую боль, подвластную только языку глаз. — Почему ты не выйдешь поиграть с нами? Я не поверил своим ушам! Соседский мальчик пришел к такому взрослому «дядьке» как я, далекому от его интересов и мечтаний? Неужели ему мало друзей, которые вот там, неподалеку, гоняют мяч? Я подумал, что мне послышалось… А потом кое-что вспомнил. Я вспомнил шестилетнего мальчишку, сидящего на ветке старой вишни и задумчиво смотрящего вдаль. У него немного друзей, родители на работе, а бабушка болеет. И, если говорить начистоту, он действительно одинок. Знакомьтесь — это я… А знаете чего этот малыш ждет больше всего на свете? Выходных — ведь папа и мама будут дома! — Так ты выйдешь к нам?

Конечно, я выйду, хотя у меня совсем другие планы. Но не выйти не могу, потому что из твоих глаз, маленький Ванюша, смотрит на меня мое детство… Мое удивление на этом не закончилось. Мы играли в футбол, и я заметил, что мальчишки слушаются меня с первого слова, радуются каждому поручению. Вдруг я осознал — каждый из них требует, как воздуха, — старшего друга, с которым можно поиграть в мяч, поговорить о разных интересных вещах, пойти в парк, запустить бумажного змея, пожарить сало на костре и заняться множеством других сугубо мужских дел. Опытного друга, которому можно задавать сложные вопросы. Сильного, которым можно восхищаться. Покровителя, который всегда рядом, когда попадешь в беду. И это ничья иная привилегия, как только — отца. Вспоминаю шестилетнего мальчика, который, наконец, дождался выходных. Он просыпался, когда еще все спали, готовил завтрак и приносил маме и папе прямо в постель.

Знаете, с какой надеждой он ждал, когда родители проснутся, и кто-то из них скажет: «Спасибо, сынок!» Присмотритесь, загляните в его глаза. Вы увидите то же, что я увидел в глазах маленького Вани — невысказанное желание внимания, любви, родительского тепла. Мы сидели в школьной столовой, пили чай. Я не знал, с чего начать… Этот парень, который сидел напротив, упорно издевался над моей младшей сестрой, и сегодня настало время за все ответить. Направляясь в школу, я имел твердое намерение строго поговорить с сорванцом. Вот только один вопрос не давал мне покоя: почему дети становятся такими? От счастливой жизни? Возможно, этот вопрос, который всё вертелся в моей голове, и заставил, в первую очередь, пригласить Рустама в столовую и купить ему чая с печеньем… — Как твои дела? — Хорошо. — Как твои родители? — Хорошо. Конечно же, он знал, зачем я при-


21 шел. Для него это не впервые — выслушивать нотации взрослых (как я узнал, повлиять на него не могли ни учителя, ни директор). Его глаза смотрели в пол, ответы были краткими. И что же тут удивительного? Почему это он должен открывать свою душу мне, взрослому, из которых ни один до настоящего времени даже не попытался понять его боль? Первый шаг должен был сделать я. И я рассказал ему о шестилетнем мальчике из моего детства. О том, как ему было одиноко сидеть на ветке старой вишни. И о том, как он ждал выходных. И о том, как он переживал, что сегодня отец может снова прийти нетрезвым. И ему было страшно… Вдруг Рустам поднял глаза. О Боже! Это была она — из его зрачков смотрела на меня та же жажда отцовской любви, которая уже встретилась с предательством! — Мне тоже бывает страшно… И он начал говорить. Из его съежившегося израненного сердца начала выливаться боль. Его старший брат — в тюрьме. Родители — на заработках. Он предоставлен сам себе и улице…

Все мое естество кричало! Господи! Это — просто беззащитный ребенок! Ребенок, которому хочется кому-то довериться, чтобы его кто-то понял! Он пытается привлечь к себе внимание, хоть каким-то образом. А что, если бы я стал очередным взрослым, который цинично отфутболил это маленькое сердце подальше от себя? Я сказал, что он может приходить в наш дом. Что его любит Бог. Мы попрощались… А вечером сестра с удивлением рассказывала, как все учителя и одноклассники наблюдали небывалую метаморфозу. Мальчик, который до этого всем грубил и делал пакости, вдруг начал приветливо здороваться и открывать дверь учителям. Что это с ним произошло? Просто, кто-то поверил в него… И сумел хоть чуть-чуть коснуться его души вниманием и пониманием. Возможно, и у вашей постели стоит шестилетний мальчик, тая в своем сердце мучительную жажду. Жажду, которой уже говорили: «Не мешай!», «У меня нет времени!» и «Тише, я смотрю телевизор!». И теперь она снова с надеждой ждет. Что будет на

этот раз? Ласковые объятия или резкие слова? Нет, он не обидится. Он понимает, что родители «зарабатывают деньги», они «слишком устали» или у них просто «плохое настроение». Он обязательно придет еще раз. А возможно, и нет… Поэтому, я прошу вас, когда проснетесь, скажите ему несколько теплых слов. Знаете, какое самое яркое воспоминание из моего детства? Я помню, как мама не пошла на работу, мы зашли в магазин и купили игрушечный самолетик на колесах. А потом — были дома и играли вместе. Только мы вдвоем. Я помню, какого цвета был самолетик, как он ехал по паркету от меня к маме. Я помню мамины глаза и мой радостный смех. Я помню собственные молоточек и маленький топорик, сделанные мне отцом. И как я всегда любил помогать ему, что бы он ни делал… Родители, пожалуйста, проводите время со своими детьми. Вы нужны им. Пожалуйста… Дмитрий ДОВБУШ


22 Жизненная история

Светлана БЕРЕЗА

…Благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. Евангелие от Матфея 5:44


23 Дом встретил Тимофея тоской, которая не рассеивалась здесь, кажется, никогда: та же дверь, что так жалобно стонет, когда ее открываешь (кто знает, когда в последний раз смазывались на ней петли); тот же порог, грязный и немытый, закопченные стекла, о которые уже столько лет разбиваются солнечные лучи, напрасно пытаясь ворваться в комнату… По углам пауки ткут свое ажурное полотно, («не единственное ли украшение этого жилища», — горько улыбнулся юноша). На стене — подкова, старая, черная, покрытая пылью. Как долго она здесь, и кто ее повесил, парень понятия не имеет, но очень хорошо помнит мамины слова: «Ты обращайся к ней, сынок, когда будет трудно, она поможет. Эта подкова — на счастье»… «Ну, что, помогла? — с горькой иронией коснулось сердца тяжелое, как камень, воспоминание… *** Сироты, то есть Тимка со старшим братом Мишкой, стояли рядом. Мишка плакал, а Тимка, всматриваясь в желтое, как воск, лицо матери, думал: «Почему мама умерла? Почему подкова не помогла? Разве легко было маме, когда ее бил отчим, когда потом долго лечилась от побоев, но она не помогала. И вот сейчас лежит в гробу? Почему?..» Закончились похороны. Разошлись люди. В детских сердцах сверлила боль… Время летело быстро. Шли дни за днями, и каждый из них нес новые тревоги, новые испытания. В тяжелой круговерти будней некогда было думать над тем «почему?». Отчим не очень любил чужих детей еще при жизни матери, когда же ее не стало — совсем возненавидел ребят. «Лишние рты», — говорил пренебрежительно чужой тетке, которая все чаще появлялась в их доме, с которой целыми днями просиживал за бутылкой водки. Чтобы «лишние рты» не мешали, все чаще посылал детей в самые людные места их городка просить милостыню. «Хоть какая-то выгода будет,— радовался, — детям всегда охотнее подают». Ни Мишке, ни Тимке попрошайничать не хотелось. Ребят влекла школа, но что поделаешь, отчима боялись: если маму так жестоко избивал, что говорить о них, беззащитных. Стоя босиком на улице, в рваных штанишках, ребята боязливо оглядывались: нет ли гдето рядом знакомых или (что еще хуже) одноклассников, засмеют же. Хотелось сбежать от пьяного отчима куда-нибудь далеко, хоть на край света. Но как убежишь?.. Кто в этом большом мире защитит, пожалеет, поможет?.. «Может быть, подкова? — промелькнула как-то мысль в голове Тимки. — Мама же говорила, что помогает в беде. А разве сейчас не беда? Надо попробовать»… — Давай сегодня убежим в школу,— предложил старшему брату. — А когда придем домой, сразу попросим подкову, чтобы она защитила нас от побоев отчима. «Кар-р! Кар-р!» — где-то совсем рядом каркнула во-

рона, будто бы хотела предостеречь ребят от беды. Но Тимка, наклонившись, поднял комок земли и бросил вверх, чтобы прогнать птицу. «Вон отсюда! — крикнул. — Раскаркалась тут, вещунья несчастная! Не будет никакой беды, слышишь! Нас защитит подкова. Вот так!». Ворона, еще раз недовольно каркнув, перелетела с одной ветки на другую, а дети, весело смеясь, побежали в школу… *** «Идол есть что-нибудь?» (1Кор. 10:19) — вспомнились Тимофею слова Священного писания. — Вот, если бы тогда, в детстве, знать об этом». Чем пристальнее всматривался в почерневший предмет, тем более удивлялся: как он мог так наивно верить в то, что есть произведение человеческих рук... Чем была эта старая подкова для него в пору безрадостного детства? Богом?!.. Наверное, да. Когда не знаешь Бога живого, тогда поклоняешься богу-идолу, веря в его защиту. Дорого обошлась ему эта мальчишеская наивность. Тимофею хотелось не думать о том, что давно прошло, но память калейдоскопом меняла картинки-воспоминания. Казалось, будто и не было этих десяти лет — и снова ст��ял на пороге, испуганно прижимаясь к двери, девятилетний Тимка. Рядом — Мишка. В доме удушающий водочный перегар, а за окном, будто взяв реванш, снова насмехается ворона: «Кар-р! Кар-р!»… Отец, пьяно шатаясь, подходит совсем близко. Тимка не видит ни затуманенных глаз, ни слюнявых толстых губ, перед его глазами только отцовские руки, черные, тяжелые, страшные. — Где деньги? — сурово спрашивает ребят. — Нет… — Тимка спешит ответить первым: он же меньше, а маленьких, как говорят, жалеют, не так больно бьют. — Мы сегодня в школу ходили… За окном снова это надоевшее: «Кар-р!» Или, может быть, показалось? У Тимки бешено колотится сердце, а глаза умоляюще смотрят туда, на стену, где висит подкова: «Помоги!»… Напрасно. Оберег счастья глух и нем. Зато отчим… — В школу, говоришь?! — Не проговорил, а грозно зашипел. — Так ты уже ученый? Вот тебе, уродец, наука!.. Тяжелый удар кулака рассек правую бровь, лицо залила кровь, даже на губах Тимка почувствовал ее соленый вкус. Хотел было убежать, но пьяный отчим ударил чем-то тяжелым по ногам. От боли потемнело в глазах — и он упал на землю. Отчим еще ругался, бил мальчишку сапогами, но он уже не слышал этого… Очнулся в чужом доме. Вокруг прохлада и тишина. Лежал на белоснежной простыне, боясь пошевелиться (невыносимо болела нога), а рядом — соседка, тетя Люба. — Живой? Слава Богу! Не пугай нас больше, дитя, — ласково улыбнулась женщина. Из-за ее спины выглянул Мишка. Это он, как только Тимка упал в обморок, шмыгнул из дома прямо сюда, к тете Любе. Ее муж, дядя Вася, услышав детский крик: «Убили!» стремглав побежал к соседскому дому и, оттолкнув пьяного отчима,


24 взял полуживого ребенка, понес к себе. «Побойся Бога, Иван!» — с укором бросил ему на ходу. — За что сирот обижаешь? Смотри, суровой будет расплата!». …Когда Тимка открыл глаза, он не сразу узнал тетю Любу. Показалось, это — мама. — Ты здесь, мамочка? — прошептал лишь губами. — Почему она не помогла? Почему? — Кто «она»? — тетя Люба легонько коснулась Тимкиных волос, приглаживая их. — Подкова. — Подкова, говоришь? Ты у нее защиты искал, наверное? Как видишь, напрасно. Не подкове нужно доверять, а Богу Живому. — Но Бог же далеко, на небе… — Бог всегда рядом. «Возложи на Господа заботы твои, и Он поддержит тебя». Я потом тебе об этом и о многом другом расскажу. А теперь отдохни… От этого мягкого голоса, очень похожего на голос мамы, Тимке стало спокойно и уютно. И он уснул… *** Горькие воспоминания тисками сдавили душу. Тимофей хотел освободиться от них — и не мог: память в этот раз была безжалостной… В детском приюте, куда тетя Люба привезла братьев, освободив их от пьяной опеки отчима, Тимке так же было тяжело: чувствовал себя сломанной веткой в цветущем саду. Шрам над бровью сильно искажал юное лицо. Но это — еще полбеды. Нога, как оказалось, сломанная отчимом, срослась неправильно — и мальчишка не мог обходиться без костылей. Но в детдоме некому жаловаться, некому и жалеть. Дети, не знавшие с детства материнской ласки и отцовской заботы, лишены сентиментов, здесь — каждый за себя отвечает сам. Впрочем, Тимка и не ожидал ни от кого сочувствия, лишь бы не насмехались. Но где уж там! Мальчишки с первых дней придумали прозвище: «Калечь»… Ах, эта инвалидность!.. Сколько горячих слез пролито из-за нее ночами! Вот так страдая, разработал как-то себе план: сбежать из детдома. « Но куда? Конечно же, в лес, он совсем недалеко отсюда. Заберусь в заросли, выкопаю себе землянку и буду жить в одиночестве, подальше от этого жестокого мира, — мечтал мальчишка. — Вот только Мишку жалко. Он, наверное, будет скучать без меня. А еще — тетя Люба, добрая, заботливая, как мама. Каждую субботу забирает их к себе домой, кормит такой вкусной едой, которой он никогда не пробовал. А по воскресеньям водит их вместе со своими детьми в воскресную школу. Нет, от нее сбежать нельзя, нужно терпеть до следующих выходных. В конце концов, я же не терплю таких мук, как Иисус Христос, о котором рассказывала тетя Люба, — размышлял Тимка. — Я страдаю только за себя, а Он — за меня и за весь мир (и даже за отчима!). Страшно подумать, сколько Он вытерпел мук! Так разве я не смогу вытерпеть каких-то насмешек? Пусть смеются, если им так смешно» … С этого времени инвалидность донимала мальчишку меньше — перед глазами сразу, когда начина-

ли смеяться, появлялся Христос, смиренный, добрый, сильный. Каждое утро и каждый вечер Тимка обращался в молитве к Богу, называя его доверчиво Отцом, и просил… здоровые ноги. Верил, что Отец слышит его детскую просьбу и непременно сделает чудо. …Чудо и в самом деле произошло. Однажды тетя Люба приехала в детский дом не одна. — Это врач, Тимка, — указала она на незнакомого человека. — Он осмотрит тебя, и, может быть, ты скоро будешь ходить без костылей. По крайней мере, мы будем об этом молиться. Согласен? У Тимки, будто выросли крылья. Тетя Люба еще спрашивает о согласии. Да он готов целыми днями молиться, лишь бы Господь благословил руки этого человека. —Попробуем! — сказал врач, осмотрев сначала шрам над бровью, а потом и больную ногу. — Если будет на то воля Божья, у нас все получится… «Непременно получится, — мысленно ответил мальчишка. — Я знаю, Бог меня любит»… *** …В доме кашлянули — и воспоминания Тимофея, наконец, развеялись окончательно, как сон. Глянул туда, откуда послышался кашель. На кровати, где, как и десять лет назад вместо постели — охапка соломы, застеленной грязным рядном, сидел дед. Худющий, только кожа да кости (как только душа держится); небритый подбородок подчеркивал колючее выражение лица; в давно немытых и нечесаных волосах запуталось несколько соломин. Это был отчим. «Ему же только пятьдесят», — промелькнуло в голове Тимофея, и сожаление коснулось сердца. — Здравствуйте, отец, — молвил как можно спокойнее. — Это ты, Тимка? — хрипло отозвался отчим, узнавая в этом стройном юноше того мальчишку, которого так жестоко обидел. Да и как узнать: вырос, возмужал, стал вот каким красавцем (от бывшего увечья и следа не осталось). — Что пришел отомстить? Видишь, каким немощным я стал. Бей меня, бей… — Что вы говорите такое, отец? Кто я таков, чтобы судить вас? Господь нам иную заповедь оставил: «Любите друг друга, как Я полюбил вас» (Ин.15:12). — Не будешь бить? — Отчим никак не мог поверить тому, что говорил пасынок. —Выходит, и тебя Любка святым сделала?.. Дела-а!.. — Никто, отец, не является святым, кроме Отца Небесного, — спокойно объяснил Тимофей. Я, как и тетя Люба, — Его дитя. А детям Божьим не годится сводить счеты, мы имеем Ходатая на небе. К вам же приехал помочь немного, потому что здоровье, как вижу, совсем неважное. Давайте, дров нарублю вам, воды принесу… Прошел час, другой, третий… Отчим, надрывно кашляя, так, что грудь болела, наблюдал, как ловко хозяйничает в его доме Тимофей. На плите уже доваривался суп, впервые за последние несколько лет вымытый пол дышал свежестью и чистотой. Дом уже не казался за-


25 пущенным — в нем появилась искорка жизни, и глаза отчима стали влажными… Он хотел понять пасынка и не мог. Парень был для него другим миром — светлым, красивым, чистым, но… недостижимым. В том мире, где жил отчим, не умеют любить, не умеют прощать. А Тимка, видишь, и словом не вспомнил о том, что было когда-то. Приехал, помогает, как родному. Сосед Василий не раз рассказывал, что Бог делает с человеческим сердцем настоящие чудеса. Не верил, смеялся, а, выходит, и вправду. «Кто бы и меня изменил? — не понял, как произнес это вслух.

Христианский дом Прекрасен тот дом, где душевная полная чаша, Где чувства горят тем неброским, но чистым огнем. Войдет человек в этот дом и почувствует сразу — Здесь пахнут цветы, здесь насыщенно — сладок озон! Войдет человек словно в тихую летнюю гавань, Глотнет аромат чудодейственной ранней росы, И сразу поймет — этот дом необычен и славен Искусством добра и талантом сердечной красы!

— Для Бога нет ничего невозможного, — ответил Тимофей. — Он изменит вас, отец, нужно только прийти к Нему с открытым сердцем. Верю, что так и будет, потому что я молюсь за вас. …Сквозь вымытое оконное стекло, наконец, ворвался в комнату солнечный луч. Отчиму показалось, что это Божий вестник коснулся его души. В груди стало необыкновенно тепло, кашель утих, и он улыбнулся Тимке. Впервые в жизни…

1

Любите людей, даже тех, кто для вас неприятен, Пожертвуйте им ваши чувства святой доброты. За эту любовь вам по жизни ответят наградой, И ваш неприятель однажды подарит цветы! Любите и тех, кто вам кажется хитрым и ложным, Пусть в сердце горит равным пламенем тихо свеча. Ведь лед и огонь так опасны и так непохожи; Согрейте людей в милосердьи живого луча! Пусть звезды горят, освещая мерцанием окна, Маня в высоту, совершенствуя внутренний мир! Любите ваш дом — и он будет, как небо, просторным, И светлым, как солнце, любимое всеми людьми. Любите детей — это символ любви и бессмертья. Чем больше любви, тем счастливее вечная жизнь, Когда в небесах хороводом живого наследья Соткется награда для вашей бессмертной души! Светитесь огнем добродетели и милосердья, Всегда удаляйтесь источников злой клеветы, И ваши глаза снова юность живая осветит, Напьется душа из Источников Доброй Воды! Стремитесь нести пополам чью-то тяжкую ношу, Пусть годы пройдут — и пойдут золотые дожди, Усыплется путь благодарностью чей-то хорошей За то, что ты был чьим-то ангелом добрым в пути! Любите ваш дом! Остальное приложится также: Достаток, удача, а если бы даже и нет — Создайте уют, и ваш дом будет полная чаша; И будет Господь! И Его отражения свет! Наталья ФИЛОН


26 Слова ободрения

Ты нужен Богу!

Фото Юрия Костюка


27 «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших, которые суть Божии» (1 Кор.6:19-20). Часто приходится слышать фразы: «Богу нет до меня дела», «Бог меня не слышит, не любит, не отвечает» и подобные. Действительно ли это так? Не раз проповедники отмечают, что Бог без нас обойдется, что не мы, а Бог нужен нам. Это правда, но и мы также нужны Богу! Попробую доказать это утверждение. Вспоминаю свой личный опыт поиска Бога. Я думал: «Ну как Бог может меня услышать среди миллиона других людей?» Я не понимал, что Бог Духом Святым охватывает всю Вселенную, всю Землю и каждого человека отдельно. Он может слышать каждого и общаться с ним. Это трудно понять (не потому ли апостол Павел назвал любовь Христа превосходящей разумение, см. Еф. 3:19), но это так. Бог дал мне лично пережить это. Он словно проговорил ко мне: «Ты волновался, услышу ли Я тебя? Я не просто слышу, Я здесь, Я с тобой!» Я пережил такое прикосновение Святого Духа (я назвал это лаской внутренней Божьей любви во мне), и все мои сомнения быстро развеялись. В последующие дни только я мысленно говорил «Иисус!», как меня окутывала теплая волна внутренней Божьей ласки. Приведу другой пример. Каждый из нас что-то покупает. И если мы, покупая что-то, платим большие деньги, можно с уверенностью сказать, что эта вещь нам просто необходима. Возможно, ты много лет мечтал ее приобрести, и первые дни не можешь нарадоваться. Разве не так? А теперь проведем параллель с нашими отношениями с Богом. Иисус Христос нас буквально купил, заплатив огромную цену — свою драгоценную Кровь. В мире нет цены больше! Ничто не сравнимо с ценой крови Христа — никакое золото, никакие богатства мира. За меня, за тебя заплатил Христос! Так разве можно гово-

рить, что Богу до меня нет дела? В таком утверждении нет никакой логики. Если Христос меня купил, дорого заплатив, значит, я ему нужен! Припоминаю, раньше, в минуты сомнений, я открывал Библию и читал: «Ныне же так говорит Господь, сотворивший тебя… не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; ты Мой… ты дорог в очах моих, многоценен, и Я возлюбил тебя…» (Ис. 43:1-5). Эти слова являются существенным подкреплением не только для меня. Иисус Христос не просто заплатил и, таким образом, купил нас для Себя, Он теперь — наш Ходатай перед Отцом Небесным: «Если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас. Кто отлучит нас от любви Божией…» (Рим. 8:31-35). Следовательно, за нас просит Иисус Христос как первосвященник, а также ходатайствует и помогает в немощах наших Дух Святой (см. Рим. 8: 26-27). Бог подкрепляет нас в наших слабостях, трудностях, болях, скорбях. Более того, написано, что Иисус Христос сочувствует нам в немощах наших (см. Евр. 4:15). Украинский перевод под редакцией Деркача говорит так: «Бо ми маємо не такого первосвященника, який не може страждати з нами в немочах наших…» То есть Иисус Христос вместе с нами переживает наши страдания, словно это его страдания. Разве это не доказательство Божьей любви? Разве это не доказательство того, что мы нужны и важны для Христа? Конечно же, каждый человек волен сам выбирать, как относиться к вере в Бога, как строить личные отношения с Иисусом Христом. Это еще раз подчеркивает особенную Божью любовь к нам: насколько мы драгоценны в глазах Божьих. Он ценит нашу личность, заботливо и ненавязчиво ведет Себя, и только тогда, когда это необходимо, предлагает Свою волю (хотя имеет за-

конное право на нас!). Образно говоря, пылинки с нас сдувает, лишь бы нечаянно не навредить нашему самолюбию. Наверное, не стоит так относиться к Творцу, Пастырю и Душепопечителю: «Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1Петра 5:7). «Ибо вы были как овцы, блуждающие [не имея пастыря], но возвратились ныне к Пастырю и Блюстителю душ ваших» (1 Петра 2:25).

Осознание того, что не только Бог нужен нам, но и мы нужны Ему, поможет нам более ответственно относиться к нашим взаимоотношениям с Господом. Ибо за нас уплачена такая высокая цена — цена Святой Крови Христа. Так что стоит целиком довериться Богу! Кто лучше сможет позаботиться о нас, как не наш Творец? Никто другой нас так не любит и не полюбит, и не подаст нам блага. «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1 Кор. 6:19-20). Осознание того, что не только Бог нужен нам, но и мы нужны Ему, поможет нам более ответственно относиться к нашим взаимоотношениям с Господом. Ибо за нас уплачена такая высокая цена — цена Святой Крови Христа. Как я могу подвести своего Господа?! Я уже себе не принадлежу, и уже не я живу, а Христос во мне. Мы не должники плоти, греха, дьявола — мы полностью принадлежим Господу Иисусу Христу, мы — Его собственность, а Свою собственность Господь ценит. Он готовит и шлифует нас для блаженной вечности. Я верю, что это только начало, только мгновение, а впереди настоящее, вечное, бесконечное. Геннадий АНДРОСОВ


28 Свидетельство

«Мне купили платье, в котором должны были положить в гроб…»


29 Написано, что «вы примете силу» и будете свидетелями Иисуса Христа (Деян. 1:8). Я благодарна Господу, что приняла эту силу и являюсь свидетелем любви и милости Божьей. Я родилась в культурной интеллигентной семье. В нашем доме не было ссор, скандалов, не употребляли спиртных напитков. Нас правильно учили и воспитывали. Но в нашей семье ничего не говорили о Боге — ни хорошего, ни плохого. Мои родители были заняты работой и карьерой, но совсем не работали со мной. Все это не могло не отразиться на моей жизни: в 16-летнем возрасте я оказалась на скамье подсудимых. Пребывая в колонии, я однажды задумалась: «В чем же смысл жизни? Возможно, и нет никакого смысла, люди только используют эти слова как прикрытие?» Тогда я не понимала, что Бог стучится в мое сердце. В колонии я попробовала наркотики. Вышла оттуда наркоманкой с сильной зависимостью. По возвращении домой, я поступила в институт и стала работать в филармонии, вместе с родителями. Внешне я была успешной, но никто не догадывался, что у меня иная жизнь: наркотики и притоны. Но шила в мешке не утаишь: вскоре узнали о моей зависимости и постепенно все отказались от меня, кроме мамы. Я вынуждена была оставить институт и работу. Мама водила меня к врачам, экстрасенсам, мы платили большие деньги за курсы лечения, но ничего не менялось. Я лечилась в психиатрической клинике, но и это не дало никакого результата. Чистили мою кровь, но внутренне я не менялась. Мы испробовали много чего, но все напрасно. Однажды к нам в дом пришла женщина, которая сказала, что у нас проблемы, потому что мы не знаем Бога. Я тогда подумала, что, на самом деле, в церковь мы еще не обращались. Мы посетили православный храм, служитель церкви крестил меня, а заодно и маму. Мы надеялись, что эти обряды как-то помогут мне избавиться от наркотической зависимости. Ничего не помогло. Сразу, придя домой, я укололась. Тогда я обозлилась на Бога, хотя в сущности Его не знала. Оборвалась последняя ниточка моей надежды: я поняла, что для меня нет выхода. Вскоре в наш дом пришла еще

одна простая женщина, в сердце которой пребывал Дух Святой. Она рассказывала нам о любви Божьей, но я не слушала ее, потому что была озлобленной. Но моя мама выслушала ее внимательно и стала молиться за меня. Мое состояние ухудшалось, я все чаще попадала в больницу. У меня началась газовая гангрена ноги. Я лежала в ожидании операции по ампутации ноги. В это время меня навестила эта женщина-христианка. Она убедила меня лично обратиться в молитве к Богу. Я уже не помню, о чем я молилась, но помню хорошо, что молилась. Утром пришел врач и сказал, что они не будут пока делать мне операцию из-за отсутствия нужных медикаментов. Когда ко мне снова пришла эта верующая женщина и увидела, что у меня две ноги, она не могла сдержать своей радости. Я не поняла, чему она радовалась, поэтому грубо выставила ее за дверь. Лекарства не появились даже через десять дней, зато моя нога ожила: трупные пятна исчезли. Я вышла из больницы на двух ногах, но не понимала, что это сделал Бог. Только, годы спустя, я узнала, что эта женщина вместе со своей семьей молилась и постилась за то, чтобы Бог оказал мне милость. Я и теперь глубоко благодарна этой чудесной женщине. Потом меня снова положили в больницу и уже хотели ампутировать другую ногу. Моя мама молилась, и врач каким-то образом не с��елал этого. Вместо ампутации он поставил мне искусственные вены. Это была дорогостоящая операция, и я верю, что сам Господь управлял руками врача. После операции он сказал, что я не смогу ходить ближайшие полтора-два года. Когда же через два месяца я вошла в его кабинет своими ногами, он очень удивился и сказал, что не понимает, что со мной происходит. Я также не понимала этого. Я продолжала болеть, по несколько дней не могла подняться с постели, у меня начался тромбофлебит обеих рук, у меня пропадал слух, зрение. Когда я буквально выползала на улицу, я была больше похожа на чудовище, чем на человека. Мне плевали вслед прохожие, все меня ненавидели, а я отвечала взаимной ненавистью. Врач мне сказал, что у

меня распадаются все внутренности. У меня не было ни единого нормального органа. Большой список моих диагнозов завершал самый страшный — ВИЧ-инфекция. Я понимала, что это конец — дни моей жизни сочтены. Мы с мамой приехали домой с больницы, и стали готовиться к моим похоронам. Купили платье, в котором меня должны были положить в гроб. Начался самый страшный период моей жизни, во время которого не было жизни, никакой надежды, никаких мечтаний, планов на будущее. Засыпая, я думала, что утром не смогу проснуться. За окном благоухала весна, и я понимала, что это последняя весна в моей жизни. Но верующие не переставали молиться за меня. Однажды мама начала мне оживленно рассказывать о реабилитационном центре в Буче. Я ее не слушала, потому что не верила, что мне что-то или кто-то может помочь. Но вдруг услышала, что центр предлагает помощь людям бесплатно. Я заинтересовалась, потому что мы за все всегда платили, и согласилась поехать туда. В сильном наркотическом и алкогольном опьянении я впервые пришла на воскресное богослужение церкви в Буче. Как только я переступила порог дома молитвы, вдруг почувствовала что-то непонятное внутри себя. У меня было такое чувство, что на меня кто-то смотрит. Я посмотрела вокруг: никто на меня не обращал внимания. Здесь я услышала первую проповедь в своей жизни. Для меня она была непонятной, но интересной. Потом все присутствующие начали молиться. И что-то переломилось во мне. Я увидела, что они понастоящему счастливы, у них есть то, чего я никогда не имела. Я сразу же вытащила с кармана пачку сигарет и отдала маме, чтобы она выбросила, потому что решила, что никогда уже не буду курить. Я также сказала, чтобы она вылила наркотик, потому что он мне уже не понадобится. Я смотрела на окружающих меня людей — и мне захотелось остаться с ними и быть такой же, как и они. И я не вернулась тогда домой, а осталась в реабилитационном центре. Под конец третьего дня я убедилась, что люди там живут так, как и


30 говорят. Я привыкла жить в мире обмана и неправды, а здесь все было настоящее, правдивое. И я склонила колени перед великим Богом, каялась и плакала, и постепенно уходила боль из моей души, а на ее место приходила свобода. Через день я пережила крещение Духом Святым. Бог исцелял мою душу и тело. У меня появились новые мысли и желания. Две недели спустя, я сказала Господу, что посвящаю Ему свою жизнь на служение… Уже более десяти лет я служу Богу и, по Его великой милости, храню верность Ему. Я ни разу не пожалела о том, что пошла за Господом. Через три года брат-служитель сделал мне предложение — и нам разрешили пожениться. У меня был диагноз — бесплодие, я думала, что у меня никогда не будет детей, и смирилась с этим, но Господь распорядился иначе и дал нам четверых прекрасных сыновей. Я молилась о тюремном служении, и братья стали брать меня на служения для заключенных.

Через некоторое время мы приняли в свою семью двое детей (мальчика и девочку), рожденных в тюрьме. Потом в нашем доме открылась воскресная школа, мы стали служить детям с неблагополучных семей. Дети были разные: больные, измученные. Мы заботились о них, и они оставались у нас жить. Сегодня мы воспитываем одиннадцать детей, из них семеро — приемные. Господь исцеляет их по Своей милости, они вместе с нашими детьми принимают участие в труде на ниве Божьей. И самое главное: я сегодня благодарна Господу, что у меня есть надежда, у меня есть будущее, которое гарантирует Сам Бог. То, что Господь обещает, сбудется. Этим я живу и утешаюсь. Я хочу ободрить матерей и отцов, которые молятся за своих еще не спасенных детей. Если Господь пришел в мою искалеченную жизнь, исцелил и спас меня, то это обязательно исполнится и в ваших семьях, только продолжайте молиться. Я хочу ободрить тех людей, которые трудятся и

благовествуют: ко мне пришла простая сестра и рассказала о любви Божьей — и это повлияло на меня. Не думай, если ты не владеешь чем-то особенным, у тебя не получится! У тебя есть Бог, Дух Святой — это самая большая ценность, которую мы имеем. Иди, трудись для Господа — и ты будешь переживать нечто необычное, ты увидишь людей, которым ты служил и проповедовал, за которых молился, увидишь, как они склоняют колени в молитве рядом с тобой. Нет радости больше, чем эта! Я хочу ободрить тех, кто работает с трудными детьми в притонах: свершайте свой труд до конца, потому что велика ваша награда от Господа. Кто еще не пробовал трудиться, попробуйте, и вы увидите необыкновенные чудеса Божьи. Да благословит всех нас Господь быть верными Ему и дойти до блаженного конца. Лада ШМЕЛЬ, бывшая наркоманка, г. Киев


31

Реклама


32 Точка зрения

Марина Гогуля


33 Музыкального прославления я жду с радостью. Что греха таить, мои личные молитвы сводятся в основном к просьбам, рассказам Богу о своих переживаниях, иногда просьбам о других людях, иногда — благодарениям за то, что Он помог в чем-то, что-то подарил. Но редко — к восхищению его достоинствами, молчанию пред Его величием. Поэтому, когда прихожу в церковь, наконец-то предоставляется шанс «неэгоистично» прийти к Богу. Приятно, когда вокруг находятся люди, которые думают о Нем так же, или считают нормальным так думать. Эта тема, понятно, сложная, потому что можно говорить здесь и о богословии, и о вкусах, и о культуре, и о поколениях… Спросите мнение по этому поводу у людей разных церквей, разного возраста, разных темпераментов — и вы услышите разные ответы. Я попытаюсь вести разговор, не выходя за рамки протестантской традиции, к которой принадлежу, ибо она все-таки замахнулась достичь индивидуальности, а не толпы, и акцентирует внимание на личном отношении с Богом, а не на коллективном. Для того, кто не знаком с понятием «музыкальное прославление» или «музыкальное поклонение», коротко скажу, что это — разновидность песен, которые используются в религиозных обществах для восхваления Бога, а также признания Ему в доверии, верности, любви. Современные песни во многом похожи на любовные оды, адресованные духовной, нематериальной личности — Богу. В них говорится о Его «внутренних» характеристиках, а также о библейских событиях (например, пришествие Христа на землю в образе человека, Его страдания на кресте, служение людям, смерть, воскресение), а также о личной жизни верующего человека (прощении, принятии Бога, верности Господу). Это — способ проявления любви к Богу. …Открываю «Песнь возрождения» и пою в сопровождении фортепиано. По-сути, это гимны, а не лирические исповеди, поэтому они апеллируют более к рациональному, нежели к лирическому — чувствам, переживаниям. Для этих гим-

нов характерна суровость — «канон повествования», устоявшаяся консервативная структура, медленный темп исполнения — для того, чтобы было время осмыслить слова. С другой стороны — мелодии в них сложные, текс песен часто трудный для понимания, иногда даже чужой. По крайней мере, для меня. Поэтому слова, которые я не понимаю, пытаюсь не петь, потому что исполнять их нужно перед Богом. Это вытекает из моего понимания песен прославления: песня — это то, что ты говоришь конкретно Богу, а значит, несешь ответственность, осознаешь страх перед Ним. Ну, хорошо, относительно меня, я привыкла к другому. Но замечаю, что эта «далекость» касается не только меня. Старшие поют «Песни возрождения» десятилетиями. А вот молодежь, замечаю, во время «общего пения» любит перешептываться, часто поет песни неосознанно, без особенных признаков благоговения перед Богом. Это огорчает, потому что старшие, очевидно, не готовы менять «песенный канон». Получается абсурд, будто бы петь приходится не для Бога, а для старших. Плохим в этой ситуации является то, что молодежь приучается к несерьезному, неосмысленному поклонению. Что-то похожее я заметила в группе по изучению Библии, в которую пришли две новые девушки. Они никогда не высказывали своего мнения, не участвовали в беседе, но часто перешептывались, шутили, чем вносили несерьезность в серьезное обсуждение. Очевидно, это связано с традициями, в которых их воспитали, где они не имели возможности делиться своими мыслями, становясь «непричастными» к серьезным вещам, а это выливается в равнодушие, в легкомысленное отношение к духовным вещам. Я хочу сказать, что молодежь, которую воспринимают несерьезно, идет в «подполье». Оно выражается не в переворотах. А в репликах во время пения, несерьезным отношением ко всему, что происходит, в иронии относительно серьезны�� вещей. Плюс — нежелание мыслить, потому что мыслить не приучили. Поэтому символы теряют свой вес, превращаясь в симулякры (от

лат. Simulacrum —подобие, копия— термин постмодернистской философии, который обозначает изображение, копию того, чего не существует. Копия может быть какая угодно и какого угодно смысла — прим. ред). Вы разве не слышали в коридоре от молодых людей о «долгих, скучных гимнах»? Так песни превращаются в симулякры — когда ритуалы, предметы сохраняются, а содержание теряется. Обычно, симулякры, которые остаются в культуре, чтобы быть хранителями истории (памяти), приобретают иронический характер. Их иронизируют, пока они совсем не переходят в историю, вместе со своим поколением. То же происходит с устаревшей модой, музыкой, национальными символами. Правда существует антипод такому виду прославления, но он, на мой взгляд, альтернативой служить не может. Этот стиль прославления похож на рок-концерт, когда его лидер концентрирует внимание зала на себе. Это отвлекает от Бога. Как и те монологи между песнями, которые состоят из «религиозных клише», которые произносятся не простым языком, а «супердуховными» фразами, не всегда связанными с жизнью человека, который их произносит. Такое несоответствующее поведение повязано из неправильным взглядом на себя лично и страхом перед людьми. Первая часть моего исследования носит критический характер, во второй хочу обратить внимание на то, что я ценю в музыкальном прославлении. 1. Искренность. Осознанное пение на понятном языке, простыми словами. Когда я пою «руки подниму» —нужно не стесняться поднять руки, «на колени упаду» — становиться на колени. Иначе — получается пустословие. Для песен прославления должен быть не чуждым лиризм, пусть это и субъективный опыт. Все согласятся, что Богу важно сердце человека. Поклонение — это вид молитвы, иногда исповедальной. А значит, интимной. Выражая доверие к Богу, человек описывает свои переживания. Открывая боль, например, он не объясняет свое состояние при помо-


34 щи точной дефиниции: «Боже, у меня сейчас такое психо-соматическое состояние…», а использует эпитеты, сравнения, метафоры, интуитивно передавая свои чувства, что порождает образы — адекватные для использования в этом художественном жанре. 2. Простота. Простота проявляется в смирении перед Богом, отсутствии гордости за данный Им талант. Иногда я люблю слушать православную литургию. Меня завораживает смирение этого пения, сам стиль, его благоговение перед Богом, когда все перед Ним равны, ничтожны и недолговечны… Признаком простоты является также скромность, что не обозначает отсутствие эмоций во время прославления и свободы проявления чувств к Богу. Простота, как уже было сказано, может выражаться и в словах песни. Правда, тогда возникает вопрос: так что, духовное искусство обречено быть массовой культурой? Относительно протестантской, направленной на народ, и той, что ставит эстетическое на второе место, — наверное, да. Понятно, нужно заботиться о том, чтобы создавать красивые мелодии. Но не сложные для людей с разными музыкальными возможностями, потому что песни прославления предназначены для коллективного, массового пения. Вместе с песнями прославления необходимы и христианские «авторские» песни — оригинальные, эстетические, глубокие. 3. Забота. Иногда участники группы прославления боятся людей, перед которыми поют, и выглядят закрытыми, отстраненными. Люди, которые в зале, незнакомые друг с другом, психологически чувствуют группу прославления «хозяевами», а себя «гостями». Нужен контакт с людьми — «хозяева» должны принять их. Здесь большую роль играют и взаимоотношения в коллективе, взаимная поддержка участников. Прекрасно, если они друзья. Тогда это — сплоченная команда. Известно, для того чтобы человек «раскрылся» и не боялся полностью служить своим талантом, в него нужно много вло-

жить. В него нужно поверить. И дать право на ошибку. Хочу подбодрить тех, кто боится играть или петь для Бога: во время поклонения большинство людей смотрят на слова, а не на музыкантов и певцов. Я описала музыкальное прославление, опираясь на «внутренние» характеристики его участников. Но когда-то может пройти время сти-

ля, приемлемого для нас сегодня, и нужно будет заменить его другим, который будет отвечать требованиям нового поколения. И тогда нам, состарившимся, нужна будет мудрость, чтобы главное оставалось главным. Марина ГОГУЛЯ, персональний сайт «У Базіки»

Благодарю Тебя, Господь Благодарю Тебя, Господь, За этот, вставший за холмами, Рассвет — как вечности ломоть, Так пахнущий пятью хлебами. Благодарю Тебя за дни, Когда узнал я тяжесть длани Твоей… Не ноше ли сродни Она той самой, что не тянет? Спасибо, Господи, за дом, Так и не ставшей полной чашей, Спасибо за июльский гром, До потолка жилище наше Наполнивший дыханьем трав… От этих трав, подмявших дали, Встававших из любых потрав, Стальные косы увядали. И пусть Ты был со мною строг, Уча меня воде и хлебу, — Ты умалится мне помог, Чтоб смог приблизится я к небу. Юрий Каминский


35

Реальность Хорошо помню момент, когда я зашёл в кабинет нотариуса и начал выкладывать на стол пачки денег, доставая их из карманов зимней куртки. На другом конце стола лежали документы на право владения домом и подготовленный нотариусом договор купли-продажи, который оставалось только подписать. Что я чувствовал тогда? Ничего особенного. Я видел перед собой несколько пачек денег, довольно большую сумму, обладателем которой я был впервые. Оттого, что эти деньги очень быстро прошли через мои руки, сумма являлась для меня некоей абстракцией, ничего реального я не ощущал в этих бумажках. Большие деньги казались для меня менее реальными, чем небольшие, к примеру, моя ежемесячная зарплата. Документы на недвижимость тоже казались мне нереальными. Несколько листов бумаги с какими-то печатями, схемами и подписями. Неужели они дают мне право перевезти весь семейный клад с арендованной квартиры в собственный дом с участком, гаражом, кошкой и собакой? Неужели после того, как эти бумаги окажутся в моих руках, я смогу спокойно ходить в трусах по своим комнатам, пить чай на собственной кухне? В реальности никакой собственности я в тот момент не видел, только бумагу. Обмен нескольких пачек денег на несколько документов произошёл, и всё оказалось реальным. Хотя сумма для меня была огромной, и теперь много придется работать, чтобы вернуть долги, зато теперь я владелец дома. Всё оказалось настоящим, всё оказалось правдой, и это, судя по всему, всерьез и надолго. Так символы превратились в ре-

альность. То, что написано пером, уже не вырубить и топором. Точно так же, как и сделку купли дома, я хорошо помню дни моего крещения. Я был крещён в одиннадцать лет в православном храме города Николаева. Потом, в девятнадцать лет, я вошёл в воду бассейна «Заря», где был крещён баптистским пастором. Я и сейчас не могу связать этих двух событий. И способны ли мы понять сейчас те многие переломные моменты девяностых лет? Так было. Однако я прекрасно помню эти крещения. «Отрекаешься ли от Сатаны?». — «Отрекаюсь». «Веруешь ли в Господа и Спасителя Иисуса Христа?» — «Верую». «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». Вода, образно говоря, смыла все мои грехи. Я был крещён так же, как тысячелетия назад Иисус Христос был крещён Иоанном, как подтвердили своё покаяние и евреи. Какими реальными стали слова Иоанна Крестителя о Том, кто вошёл в переполненную чужими грехами воду! Чистый в нечистое. «Сей есть Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира». Каким реальным было древо Креста, металл гвоздей, сильные пальцы солдат и сердечная мышца Спасителя, которая не выдержала страшных мук! Как реально силились лёгкие вдохнуть воздух и выдохнуть его криком: «Свершилось»! Свершилось. Ради нас и ради нашего спасения. Я живу в странном мире, где

солнце уже всходит, но и луна ещё светит в небе. В этом мире символы превращаются в реальность, одни быстрее, другие медленнее. Деньги превращаются в дома, красноречие — в кровопускание. Но самое главное таинство смены символов на реальность уже произошло и происходит, и ещё произойдёт. Да, это кажется странным. Пасха уже была. Бог на Кресте примирил с Собой мир. Пасха состоялась, но она продолжается и сегодня, меняя каменные сердца на живые, трепещущиеся. Пасха продолжается, обещая новое Небо и Новую Землю. Пасха продолжится, когда новое вино будет разлито и выпито на берегу Реки Жизни. «Сие есть Кровь Моя». В этом мире, где Пасха была и продолжается, как вечный полдень, очень важно не забыть, не разувериться в том, что всё это реально. Символы содержат в себе реальность, как бы ни пытались помешать этому время, цинизм и суета. Важно не обмануться и не позволить символам подменить реальность, превратить истину в ложь, настоящую жизнь в шелуху словесной риторики. История реальна. Обещания Евангелия — реальны. Образ будущего — реален. Христос, Пасха наша, рядом с нами. Денис ГОРЕНЬКОВ, персональный сайт «Добрососедство»


36 Церковь и финансы

Македонские парадоксы Юрий ВАВРИНЮК

Одним из «камней преткновения» в практической жизни церквей является тема пожертвовани�� и десятины. Особенное значение она приобрела в последние десятилетия, разделив христиан на два противоположных лагеря: на тех, которые слишком акцентируют на служении пожертвований и даже оказывают давление на прихожан, и на тех, которые вообще замалчивают об учении пожертвований и категорически отказываются от десятины. В то время, когда богословы ломают копья, споря, кто прав, церковь первого столетия подает яркий пример того, как нужно относиться к пожертвованиям. Часто можно слышать такие высказывания: «Я не могу жертвовать для церкви, я и так беден. Наоборот, церковь должна еще мне помогать». Позвольте не согласиться с этим. Такая позиция противоречит самой сущности пожертвований и говорит о том, что христианин так и не понял, для чего и для кого нужны пожертвования. Понять это нам поможет македонская церковь, о которой вспоминает в своем послании к коринфянам апостол Павел.


37 «Уведомляем вас, братия, о благодати Божией, данной церквам Македонским; ибо они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью, и глубокая нищета их преизбыточествует в богатстве их радушия; ибо они доброхотны по силам и сверх сил — я свидетель; они весьма убедительно просили нас принять дар и участие их в служении святым; и не только то, чего мы надеялись, но они отдали самих себя, во-первых, Господу, потом и нам по воле Божией; поэтому мы просили Тита, чтобы он , как начал, так и закончил у вас и это доброе дело… Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (2Кор. 8:1-9). Внимательное прочтение этого места обнаруживает несколько моментов, которые могут показаться нелогическими или даже абсурдными. Что же было необычным в македонской церкви?

Парадокс № 1 «Уведомляем о Божьей благодати, данной церквам Македонским, ибо они среди великого испытания скорбями…». Обычно, используя термин «благодать», мы имеем в виду что-то особенно ценное, приятное и дорогое, что человек получает от Бога. Прежде всего, это касается голгофской жертвы Христа, через которую мы получаем прощение, усыновление, освящение, вход в Царство Божье, одним словом, Божью благодать. Поэтому, читая в первых словах Павла напоминание о благодати, мы невольно представляем картину каких-то особенных Божьих подарков. Но оказывается, что эта благодать проявляется в форме… горя. Нам неизвестно, что случилось там, в Македонии, но речь идет о каких-то особенных проблемах, с которыми столкнулись верующие, и которые, помимо того, носили и финансовый характер, что-то вроде современного экономического кризиса. Простите, разве горе — это благодать? Оказывается, что да. Для македонян их затруднительное положение было благословением. Почему, увидим дальше.

Парадокс №2 «Среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью, и глубокая нищета их преизбыточествует в богатстве их радушия». А этот текст вообще нелогичен: как можно в горе иметь радость и обогатиться нищетой? Для искреннего христианина это является возможным. Об этом говорил и Христос: «Блаженны нищие духом, блаженны плачущие…». Об этом, исходя из собственного опыта, говорил апостол Павел: «Нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем» (2 Кор. 6:10). Оказывается, отсутствие или недостаток материального богатства не является причиной для грусти и отчаяния, верующий человек обладает богатством, которое не идет ни в какое сравнение с богатствами этого мира. Во-вторых, при любых обстоятельствах он будет благодарить Господа за все. В-третьих, согласно Божьим обетованиям, Небесный Отец не оставит тех, кто надеется на Него, в материальном затруднении и даст необходимое для жизни. Именно такими были македоняне: они умели радоваться в горе и чувствовали себя богатыми в нищете». Прекрасный пример богобоязненных людей! Парадокс №3 «Они доброхотны по силам и сверх сил». Обратите внимание на слово «доброхотны». С дальнейшего текста понимаем, что здесь речь идет о материальном пожертвовании в Иерусалим, или, как сегодня говорят, «в центр». Они жертвовали не по указанию «свыше», а добровольно. И здесь видим еще один парадокс. Когда человек жертвует в «меру сил», это понятно, но как понимать «сверх сил»? Так и понимать. Македоняне жертвовали добровольно, не по принуждению даже тогда, когда это было сверх их сил. Удивительно, не правда ли? Нет, удивительно другое, когда верующие люди «жертвенны» сверх сил для себя. Они, недоедая, недосыпая, надрываются, чтобы купить новый диван, сделать ремонт в квартире или громкую свадьбу, а для церкви, «как Бог даст». Бог не даст, если мы не дадим сами, щедро и доброхотно.

Парадокс №4 «Они весьма убедительно просили принять их дар и участие в служении святым». Скажите, вам приходилось быть свидетелем такой картины. К вам, человеку небедному, пришел бедняк и просит… Нет, не то, о чем вы подумали, он просит, чтобы вы приняли от него пожертвование. Такого не бывает? А вот у македонян было. Судя по содержанию текста, апостолы, учитывая их затруднительное положение, их материальные проблемы, решили освободить их от пожертвований. Но эти македоняне оказались не такими, «как все люди»: они обиделись, они запротестовали, они «убедительно просили», чтобы апостолы приняли их дар. Не их просили сделать финансовый сбор, а ОНИ ПРОСИЛИ ПРИНЯТЬ собранные ими пожертвования. Как же объяснить эти парадоксы? Почему македоняне так себя вели? На то были причины. О них также говорит Павел. Причина №1 Македоняне со всей искренностью и ответственностью приняли Божью благодать и поняли, что она заключается в принятии не только чего-то хорошего и приятного, с точки зрения человека, но и неприятного. Свои временные материальные трудности они приняли, как ни удивительно это звучит, как благословение, как милость Божью. Именно поэтому они были радостны, богаты и щедры в пожертвовании. Причина № 2 «Они доброхотны…» В любом виде духовного служения очень важной является доброе хотение, добрая воля. Богу не нравится, когда Ему служат по принуждению. Добровольный труд дает намного лучшие результаты, потому что работник смотрит на свой труд не так, как наемник. Вспомним широко известную притчу о строителях, которых спросили, что они делают. Один раздраженно ответил: «Не видишь, стену возвожу», другой — с усталостью: «Деньги для семьи зарабатываю». А третий, подняв глаза к небу, гордо молвил: «Строю храм!» Жертвующий по доброй воле, жертвует Богу, а подозрительный, неискренний, дающий


38 принудительно — пресвитеру, на область, на союз, на машину епископу…

Причина № 3 «Они отдали себя Господу и нам по воле Божьей». Еще одной причиной такой ревности было то, что самое большое пожертвование македоняне сделали еще раньше, в момент своего уверования: они отдали Богу, церкви и братьям самих себя. Поэтому им легко было отдать чтото менее важное. Финансовый сбор для церкви, даже в условиях недостатка, был нетрудным и естественным. Любые пожертвования — то ли на собственную церковь, то ли в Иерусалим — для них были, как для Бога. Они понимали, что, хотя эти финансы предназначались для конкретного дела определенной группе верующих, они, прежде всего, Божьи. Причина № 4 «Они просили принять дар и участие в служении святым». Верующие в Македонии понимали, что их дар — это не просто помощь бра-

О

дной из причин, почему люди мало жертвуют на дело Божье, является то, что они утверждают: «Десятина — это Закон. Мы же находимся под благодатью». Но это — заблуждение. Десятую часть давали Авраам и Иаков, когда Закона еще не было. Законом, данным через Моисея, Бог утвердил десятину и назвал ее святыней Господней. Иисус Христос не отменил десятины. Когда я читаю 22-ю главу Евангелия от Матфея, то думаю, что, если бы Иисус захотел отменить десятину, он не сказал бы, обращаясь к фарисеям: «и это нужно делать, и того не оставлять». Это был самый подходящий момент, чтобы отменить ее, сказав: «Да что вы носитесь с этими приправами? Да не нужна эта десятина. Вот что нужно делать!» Но Он не сделал этого. В Послании к евреям написано: «И здесь десятины берут человеки смертные, а там — имеющий о себе свидетельство, что он живет» (Евр. 7:8); это также свидетельству-

тьям, это видимый элемент их общности. Своим пожертвованием они говорили: «Не отвергайте нас, мы хотим быть вместе, мы хотим этим даром доказать наше единство. Мы с вами, мы — ваши, а вы — наши». Пожертвования объединяют верующих, помогают почувствовать плечо друг друга, почувствовать необходимость друг в друге.

Причина № 5 «Ибо это полезно вам…» (стих 10). Обращаясь к коринфянам, апостол указывает на одну из главных особенностей пожертвований — они приносят прибыль (закон сеяния и жатвы: что посеешь, то и пожнешь). Эта прибыль выражается как в материальном отношении (Бог благословляет материально щедрых жертвователей), так и в духовном — христианин возрастает в вере, понимая других и сочувствуя им. Верующие Македонии понимали, что эти пожертвования нужны не только иерусалимской церкви и другим верующим, но, прежде всего, им лично, потому что они обогащают. Пожертет, что десятина не была отменена в первоапостольской церкви. Читая Писание, мы узнаем, что израильский народ на основании Закона отдавал не одну, а три десятины. Одна отдавалась на содержание священников и левитов (см. 3 М. 18:20-24); вторая предназначалась для финансирования священных праздников (см. 5 М. 12:17-18, 14:23); третья десятина, которая отдавалась один раз в три года, но собиралась на протяжении этого времени, называлась десятиной бедных (см. 5 М. 14:28-29, 26:12-13). Поэтому те, кто говорит, что мы сегодня не под Законом, а под благодатью, пусть отдают хотя бы одну. Но благодать призывает нас к большей ответственности. По Закону прелюбодеянием считался сам факт прелюбодеяния. В Новом же завете сказано, что «тот, кто посмотрел с вожделением, уже прелюбодействует в сердце своем». По Закону убийцей считался тот, который убил, а по благодати — «ненавидящий брата своего есть человекоубийца». Но почему-то в вопросах материального служения

вования взращивают плоды искренности, сочувствия, любви, жертвенности.

Причина № 6 «Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою». Наиболее сильным аргументом в пользу пожертвований для македонян стал пример Сына Божьего, Иисуса Христа, который добровольно оставил славу и богатство неба, обнищал ради людей и пожертвовал для них самым ценным — Самим Собой. Это самый большой парадокс во Вселенной, который трудно понять. Его жертва совершилась по доброй воле, сверх сил. Она — доказательство единства с Церковью, доказательство любви. Так разве не логично то, чтобы нам воздать Богу тем же? Так, как это сделали македоняне, которые знали для чего, для кого и по какой причине они жертвуют.

1 мы позволяем себе послабление. И поэтому выходит: по Закону — десятина, а по благодати — прежде, чем вытащить купюру, так скручиваем ее, что у Ярослава Мудрого (он изображен на двухгривневой купюре) слезы выступают. Но благодать не упраздняет сказанного в Законе. Она повышает требования к Божьему народу! Анатолий БЕСКРОВНЫЙ, епископ, глава объединения церквей ХВЕ Донецкой области


39

Духовная ценность материальных ценностей Мы владеем материальными ценностями, пользуемся ими и должны ими служить Господу. Об этом много говорит Писание. Вспомним Закхея. Прежде чем Христос сказал, что пришло спасение его дому, этот человек пообещал, что половину имения отдаст нищим, а всем, кого обманул, воздаст вчетверо. Христос также обратил внимание на вдову, которая пожертвовала две лепты, которые были для нее значительной суммой. Наши материальные ценности могут служить для славы Божьей. Писание прямым текстом призывает нас материально поддерживать тех, кто служит нам словом. А еще оно предостерегает: где наше сокровище, там и сердце будет. И о том, что сребролюбие — это грех. Библия показывает разные случаи, даже фатальные исходы, к которым привело неправильное пользование деньгами и материальными ценностями. Иуда, который имел пристрастие к серебру, воровал его из сокровищницы, а позже предал Христа за тридцать сребреников. Анания и Сапфира, которые, казалось бы, сделали доброе дело, принеся деньги за проданное имение к ногам апостолов, упали замертво, потому что подошли к этому с лукавством. Поэтому, я считаю, что вопрос материального служения очень важен для христианина. Я заметил такую закономерность: христиане обычно позитивно воспринимают все, что сказано в Библии относительно разных духовних вопросов. Но, когда возникает вопрос материального служения, сразу чувствуется противостояние. Это же принадлежит нам, это то, что мы заработали, получили. Люди часто готовы жертвовать тогда, когда нечего отдавать. Составляют обеты. Когда же в руки попадают деньги, что-то меняет людей, куда-то пропадает их желание исполнять то, что пообещали Богу. Почему так случается? Обычно потому, что люди считают свои материальные ценности чем-то «не духов-

ным», маловажным для Бога. Поэтому очень актуально в церквах учить людей правильно распоряжаться своими материальными ценностями. Вопрос пожертвований редко обсуждается в наших церквах. Проповедники или боятся, что их посчитают недуховными, или думают, что это не нужно. Но в церкви есть очень много материальных нужд. Нужно строить и содержать дома молитвы, нужно помогать людям, нужно открывать новые церкви и служения. И когда начинаешь поднимать вопрос материальных пожертвований, то слышишь нарекания, как пришлось мне услышать от одной сестры: «Сколько вам нужно этих денег? Вам только деньги, деньги, деньги…» И это при том, что она не принимает участия в служении, не проповедует, не свидетельствует, а только заботится о том, что и где продать, чтобы собрать побольше. Иногда нам так трудно оторвать от сердца, что хоть бери и с сердцем вырывай. Но я знаю людей, которые жертвовали щедро, больше, чем десятину или другую установленную сумму, и не обеднели, а обогатились, прежде всего в Господе. Если мы все будем делать, как для Господа, Бог будет с нами. Писание призывает: «И все, что только делаете словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса, благодаря через Него Бога и Отца!» (Кол. 3:17). И еще один важный момент. В том же Послании к колоссянам апостол Павел уточняет: «Все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для людей!» (Кол.3:33). Сколько раз бывает так: человек готов пожертвовать, но говорит: «Ты только расскажи мне, куда ты эти деньги вложишь. А если нет, то я их обратно заберу!» На это я отвечаю: «Пока ты эти деньги держишь в своих руках, они принадлежат тебе. Хотя, если честно, то они — не твои, если ты их решил отдать. Но, если ты отдал их, то обратно берешь уже не от меня, а от Него. А с Богом судиться страшно». Мы отдаем не для Ивана, Петра или кого-то другого. Даже, ес-

ли мы благословляем какого-то человека, мы делаем это для Бога. За то, как используются эти средства, будут отвечать перед Богом другие, те, кому доверено распоряжаться ими. А мы должны постоянно жертвовать церкви, чтобы развивалось Божье дело. И к этому мы должны

Люди часто готовы жертвовать тогда, когда нечего отдавать. Составляют обеты. Когда же в руки попадают деньги, что-то меняет людей, куда-то пропадает их желание исполнять то, что пообещали Богу. приучать своих детей с раннего детства. Наши дети не умеют ценить материальное. Мы должны научить их этому. Они не знают, как правильно распоряжаться деньгами и другими материальными ценностями, и наша обязанность — научить их этому. Давайте будем учиться правильно распоряжаться тем, что дал нам Господь, и будем учить этому своих детей. Василий ПАЛАМАРЧУК, заместитель председателя объединения церквей ХВЕ Волынской области


40 Поэтическое слово Сердце мамы В сердце мамы нежность и забота, Теплота, сочувствие, любовь, В нем долготерпение и кротость, Много добрых и приятных слов. Сердце мамы всех детей вмещает, Милых непослушных шалунов, Поругает, а потом прощает, И целует золото голов. Только мама так любить умеет От рожденья до последних дней, Даже взрослых мысленно лелеет В колыбели нежности своей. Нет прекрасней сердца, чем у мамы, Нет святее на земле его, Пусть на нем видны от боли шрамы, Но оно дороже нам всего! Защити, Господь, от непогоды Наших мам любимые сердца, Те сердца, что их не старят годы, Те, что с нами рядом до конца.

Красота Рождества! Простота воплощенья! В нём надежда столетий, Ожиданье веков. Слышно в сердце Христа Новой эры биенье. Взор Младенца так светел, Мир вокруг так суров. На небесных часах Тихо дрогнула стрелка — И с Рождественской ночи Начат новый отсчёт.

Мария ЗВИРИД

На Марии руках Бог в лице человека. Смотрят Вечности очи На соломенный свод. Красота Рождества! Высота воплощенья! В нём аккорды созвездий И величие тайн! В нём виссон торжества И слеза примиренья, Вдохновенье поэзий, Светлый гимн христиан!

Стоп-кадр Твой каждый день, как маленький виток Вокруг себя и праздной суеты. В конспекте жизни пару кратких строк, А дальше — просто чистые листы. А день рожденья — яркий эпизод, На пленке, не проявленной пока, Где каждый кадр — тобой прожитый год. На кнопке STOPa — Мастера рука. Мы все спешим, и мы с тобой в пути Считаем метки улетевших лет. Я знаю: ты успел приобрести В Столицу Счастья проездной билет. В тот город, где не меркнет солнца свет, Где краски обретает негатив. В тот город, где и миллионы лет Слегка лишь приоткроют объектив.

Есть другая Любовь! Уносит ветер лоскуток надежды, Она хрупка, как этот желтый лист. И только дождь, как грустный пианист, Стучит по той скамейке, где как прежде Лежит, забытый кем-то старый зонт, И этот кто-то под осенним небом Идёт таким промокшим, не согретым... Не ты ли этот тот? Любовь, как фейерверк, зажжется ярко, Подарит радость только лишь на миг... Взорвётся... и, рассеявшись, сгорит, Оставшись в сердце дорогим подарком. Но есть Любовь другая, посильней, Она не смотрит на лицо, а в душу, Она не бросит, не предаст, не струсит. Ты знаешь ли о Ней?


41 Любовь та отдала Себя другим, Была унижена, растерзана, избита, Непонятая, наконец, убита, Оставив след служением Своим. Любви той имя — Распятый Христос. Любовь земная блекнет перед нею. Тот счастлив, кто в себе её имеет, А ты встречал Ее? Есть другая ЛЮБОВЬ. О��а жертвенна и беспристрастна, Она грязное всё покрывает Своей чистотой. Есть Христова ЛЮБОВЬ. В ней единственной высшее Счастье. Приходи и попробуй — и будешь сражён Красотой!

Когда уходит друг Я знаю боль. Она сжимает сердце Тисками страшных беспощадных мук. И небо давит так немилосердно... Я знаю боль, когда... уходит друг. Уходит в ночь, сутулясь и горбатясь, Своим уходом руша мир вокруг. И только дождь вослед ему заплачет… Я знаю боль, когда... уходит друг. Так хочется поднять навстречу руки И никуда его не отпустить. Разводит в полночь все мосты Разлука, И шелестят шаги листвой обид. Хочу носить, носить в ладонях сердца Святую теплоту любимых рук. Не хочет память отпускать бесследно Все, чем согрета жизнь... Уходит друг. Уходит друг. О Господи, Ты знаешь — Я ничего не в силах изменить. Уходит он, уже не возвращаясь, А без него я не умею жить...

* * * Мы все когда-нибудь уходим в плаванье, Доверив воле неба паруса, Мечтая об уютной тихой гавани, О теплых брызгах и о чудесах. И, уплывая с каждым годом дальше От островов с улыбками друзей, Становимся серьезнее и старше И учимся быть строже и мудрей.

Но моря гладь засуетится рябью, И помутится бирюза волны, Так нужным станет кто-то добрый рядом, Захочется желанной тишины. И будет ночь туманной, длинной, зыбкой. Устало сложишь весла на корме И ощутишь, что за одну улыбку Все, что угодно, ты отдашь взамен. Вдруг маячком среди морской стихии Затеплятся любимые глаза. Такие бесконечно дорогие, Что ты поймешь: без них уже нельзя.

Мое Счастье мое — это помнить улыбки друзей, Их голоса и доверчивость рук. Счастье — найти среди сотен различных путей Тот уголок на земле, где тоскует мой друг. Сердце навстречу ему повернуть, как радар, На расстоянии длинных запыленных верст. Счастье — иметь тонкой чуткости трепетный дар: Колокол сердца слышать, что о помощи бьет. И с головой непокрытой стоять под дождем, Высшую милость губами ловить и молиться, Слышать раскаты грозы и симфонии гром, Ангелов видеть, дождю подставляющих лица. Счастье мое — излучать доброту и тепло, Быть хоть бы солнечным бликом на темном стекле, Чтобы кому-то без глаз моих стало темно, Если задует свечу мою Бог на земле.


42 Читатель спрашивает

Свобода во Христе: свободный полет или прыжок с парашютом

На собраниях много говорят о том, что мы должны делать, чего не должны, что можно, что нельзя. Какие-то правила, нормы, которые не всегда согласуются со Словом Божьим. Может быть, это и необходимо на первых шагах следования за Господом, но где эта свобода, о которой говорил Христос: «Вы будете свободны»? И как понимать слова: «Не делайтесь рабами человеков»? Я не имею в виду то, чтобы употреблять свободу для телесных удовольствий, жить, как вздумается. Хотелось бы, чтобы в церкви учили, как получить свободу от греха и жить, как учит Библия. Как воспитать в себе нового человека, в котором состоялась бы перемена не внешняя, а внутренняя, перемена сердца? Часто новообращенного прежде всего «раздевают», «одевают», «как прилично святым», и человек думает, что это все, что от него требуется… Другие выполняют все церковные постановления из-за страха перед служителями или зависимости от окружения (а что обо мне скажут люди)… Я не проповедник и не могу выразить свою мысль, надеюсь, вы понимаете, о чем я пишу. Дайте совет на страницах журнала. О.М., г. Ровно


43 Вопросов в письме много (мы даже не все опубликовали), и каждый из них стоит отдельного разговора. Я не полностью согласен с утверждениями, которые прозвучали в письме. Да, упомянутые проблемы существуют в общинах христиан веры евангельской, но было бы неправильно считать их типичными. Может быть, не всюду и не всегда правильно и понятно проповедники объясняют важные для христианина темы, но, считаю, что в большинстве случаев в церквах излагается правильное учение относительно таких важных вопросов, как рождение свыше, внутренняя перемена и практическая жизнь христианина. Если есть случаи, которые упоминаются в письме, то это или недоработка местных служителей или легкомысленное отношение самого человека к тому, чему учит Библия. Вместе с тем, мы согласны, что определенные проблемы в понимании некоторых вопросов практической жизни верующих существуют. Сегодня мы поговорим о свободе во Христе и церковных требованиях и запретах. Эта тема является одной из самых актуальных и дискуссионных, и ею нередко спекулируют сторонники разных точек зрения. Что же такое свобода во Христе, о которой так много говорит Новый Завет? Формат журнальной статьи не дает возможности сделать полное и основательное обсуждение темы, поэтому остановимся на установившихся мифах, которые наиболее распространены и искажают библейское понимание свободы во Христе. Миф первый: свобода — это отсутствие закона Апеллирующие к словам Христа и апостолов о свободе, упускают тот факт, что они, как правило, говорят о Законе Моисея или о природной зависимости человека от дьявола. Новый Завет назван именно так в противоположность Старому, основой которого был сборник четких и конкретных разрешений и запретов, обязательных для исполнения, и который так и назывался: «Закон». Послания апостола Павла к римлянам, коринфянам и галлатам написаны именно по той причине, что неко-

торые евреи хотели сберечь в христианстве отдельные пункты старого Закона. Поэтому, в большинстве случаев, призывы апостола к свободе и освобождению касались именно Моисеевого Закона. Другая важная тема, в которой фигурировало понятие свободы, касается освобождения от рабства, в котором оказались все потомки Адама: «Освободившись от греха, вы стали рабами праведности» (Рим.6:18). Свобода для христианина означала, что он теперь освободился, во-первых, от греховной зависимости, а во-вторых — от зависимости чрезмерно суровых параграфов Закона Моисея. А свобода, в принципе, никогда не означала отсутствия законов. Более того, Яков говорит о парадоксальном понятии: «законе свободы». «Но кто вникнет в закон совершенный, закон свободы, и пребудет в нем, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действовании» (1:25,26). Другими словами, человек, свободный от греха, рожденный свыше, добровольно подчиняет себя другому закону, который по внутреннему содержанию более совершенный, чем Моисеев: «Вложу закон мой во внутренность их и на сердцах их напишу его…» (Иер. 31:33). Новый Завет не означает отсутствие закона, закон остается, но он теперь написан не на пергаменте, а в сердце человека, в котором живет Дух Святой. Апостолы часто называли себя «рабами Иисуса Христа». Как понимать это? Из одного рабства в другое? Да, но это рабство добровольное и означает не тиранию хозяина, как это было под властью сатаны, а зависимость от Бога как Отца, Его воли, Его законов и правил. Иисус сказал, что Его иго (рабство) благо и легко (см. Мф. 11:28-30). Семейная жизнь в определенной степени также является «рабством», ограничением свободы, но при правильных взаимоотношениях это приятное «рабство». Миф второй: свобода — это отсутствие запретов и вседозволенность Апостолы, с одной стороны, объясняли, что такое свобода во Христе,

с другой — еще больше говорили о том, чего нужно избегать в жизни, как себя вести и быть отделенными от мира. Так что свобода — это не отсутствие запретов и вседозволенность, а подчинение себя правилам, которые защищают от искушений и греха. Даже на государственном уровне свобода никогда не означает отсутствие закона. Наоборот, чем страна более цивилизована и демократична, тем больше в ней внутренних

Отсутствие законов всегда ведет к хаосу, разрушению, анархии. Именно поэтому при безвластии (революциях, войнах, катастрофах), а значит отсутствии закона, так сильно проявляются все позорные человеческие качества в форме погромов, братоубийства, грабежа, разврата и т.д. законов, запретов, ограничений. Беззаконие можно увидеть только в политически и морально отсталых государствах. Если перенести рассуждения не­ которых современных христиан, которые протестуют против цер­ковных ограничений, в плоскость обществе­ нно-государственного устройства, то их логика будет неправильной. Это все равно, что говорить: «Я свободный человек, живу в свободном государстве, почему меня всюду ограничивают: за рулем автомобиля я должен придерживаться каких-то правил, мне указывают, как нужно вести себя на улице, в супермаркете, самолете, госучреждении? Почему я не могу построить дом, где хочу и как хочу, почему при поездке за границу мне нужны какие-то бумаги?» Согласитесь, такие вопросы у нас вызывают улыбку. Мы, не задумываясь, каждый день подчиняем себя сотням, тысячам законов, правил и запретов, которые существуют в обществе (даже, если они нам не нравятся), а в духовной жизни отбрасываем любые ограничения. А духовная жизнь не менее важна. Если мы не придерживаемся правил дорожного движения или правил пожарной безопасности, мы риску-


44 ем физической жизнью, если отвергаем духовные правила — рискуем погубить душу. Миф третий: запреты и правила нужны для спасения Часто в проповедях и разговорах можно услышать: «Вот этот человек неверующий, потому что…» — вместо точек м��жно поставить любой церковный запрет: неправильно одет, носит кольцо или украшения, пользуется косметикой, смотрит телевизор и т.д. Такая позиция противоречит Слову Божьему, больше того — обесценивает голгофскую жертву Христа. Новый Завет четко говорит: «тот, кто верует, имеет жизнь вечную» (Ин.3:16); «мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа» (Гал. 2:16-21). Исполнение Закона, Старого или Нового, не дает человеку права считать себя спасенным, только вера во Христа! Об этом много говорил апостол Павел в своих Посланиях к римлянам и галатам. Прочтите их еще раз внимательно! Миф четвертый: если выполнение правил и законов не влияет на спасение, они не нужны В христианстве, как и в цивилизованном обществе, должны существовать законы и запреты. Но с другой целью. Никому не придет в голову сказать: «Я гражданин такого-то государства, потому что я выполняю все его законы». Нет, человек становится гражданином страны не за выполнение требований закона, а за фактом рождения в этой стране или другой специальной процедуры. Мы становимся гражданами Царства Небесного не за добрые дела или христианское поведение, а благодаря Божьей благодати и вере в Иисуса. Но каждый гражданин должен придерживаться законов своего государства, которые существуют для ПОРЯДКА в государстве.

Мы живем в несовершенном мире. В любые времена, при любом общественном строе есть большая вероятность того, что граждане будут себя вести так, что это будет вредить им самим, другим людям и обществу в целом. Именно для этого принимаются законы: регулировать взаимоотношения, запрещать то, что приводит к беде. При правильном подходе законы гарантируют порядок в обществе. Простой пример: читатели-водители, скажите, почему вы выполняете правила дорожного движения? Если быть искренними, даже наиболее сознательные христиане (к сожалению, и я в том числе) скажут: «Чтобы не платить штраф». То есть, наибольшей гарантией нашей безопасности есть (чего грех таить) не столько наше понимание опасности, сколько страх перед наказанием. Поэтому закон (запрет) ДИСЦИПЛИНИРУЕТ нас. В духовном мире, в том числе и в христианстве, также существует вероятность, что рожденные свыше люди, оставаясь в том же физическом теле, живя в несовершенном мире, могут вести себя так, что это будет вредить им самим, ихней святости. Поэтому, учитывая человеческую слабость и опасность искушений, одним из методов сохранить духовную чистоту есть правила и запреты. Они действуют как правила противопожарной безопасности, или правила дорожного движения, защищая наши души от духовных увечий и даже смерти. Кто-то сказал: «Все правила и законы написаны чьей-то кровью». Это действительно так. Конечно, одними запретами не достичь успеха. Они должны использоваться наряду с другими методами: работой над своим духовным ростом, чтением Слова Божьего, молитвами и общением с Богом, наставлениями служителей и духов-

ных учителей. Иначе слепое следование правилам приведет к мертвой религии, как это не раз случалось в истории, в частности с книжниками и фарисеями времен Христа. Важность правил может быть разной: нарушение правил проезда перекрестка значительно большее нарушение, нежели отсутствие ремней безопасности. Но то и другое преследует цель сохранить нашу жизнь. Духовные запреты можно поделить на две основные группы: те, которые установлены Самим Богом и учением апостолов, и которые Слово Божье называет грехами, и те, которые установлены отдельными деноминациями или церковными общинами вследствие определенных причин и обстоятельств. Если правила первой группы являются неизменными и обязательными для христиан всех времен, то правила другой группы могут меняться, дополняться, аннулироваться. Согласен, что не всегда христиане единомышленны относительно библейских правил и запретов, и не всегда внутрицерковные законы являются правильными и логичными. Но это не дает нам права игнорировать их. Нам могут не нравиться государственные законы или правила дорожного движения, но они обязательны для исполнения. Возникает вопрос: если нарушение церковных законов не влияет на наше спасение, то являются ли они обязательными для выполнения? Да, также как государственные законы обязательны для исполнения всеми гражданами. Но существенное замечание: следствием нарушения государственных законов является определенное наказание, но не потеря гражданства (хотя в некоторых случаях, за тяжелые или постоянные нарушения, бывает и так). То же правило действует и в духовном плане: нарушение церковных пра-

Ты называешь себя свободным. Свободным от чего или свободным для чего? Фридрих Ницше


45 вил не лишает человека спасения, он лишь несет наказание в зависимости от преступления. Исключения бывают в случае, когда христианин становится «рецидивистом», грубо, цинично и регулярно нарушая все духовные правила, тем самым пренебрегая спасающей кровью Христа, и в итоге теряет спасение (см. Евр. 10:26-31). Поэтому нам следует быть осмотрительными в наших словах. Фраза: «Носить украшения — это грех» — неправильная, потому что в Библии такого запрета нет, есть только внутрицерковные запреты, на которые, тем не менее, тоже нужно обращать внимание. Поднятый вопрос очень многогранен, поэтому мы не можем в журнальной статье обсудить его полностью. С другой стороны, на него нельзя дать однозначный ответ. Поэтому будет правильным в этом вопросе руководиться не собственным узким видением или принципиальностью, не обвинениями и подозрениями, а искренностью перед Богом и желанием быть в мире с церковью и друг с другом. Как говорил апостол Павел по этому поводу: «Ради пищи не разрушай дела Божьего» (ради собственных принципов и видения — прим. автора). Впрочем, понять всю важность соблюдения правил и законов может только свободный человек. Тот, кто по-настоящему не освободился от греховного характера, в чьем сердце остались лукавство, подозрение, бунт, недовольство, непримиримость, всегда будет протестовать против любых ограничений и правил. Потому что именно они выявляют его настоящую сущность. Юрий ВАВРИНЮК

Ночной пилильщик Несколько лет назад мы с женой купили новый диван. Для нашей семьи это было целое событие. Диван был красивый, мягкий. Спать на нём было одно удовольствие. Но через несколько дней после покупки мы обнаружили, что вместе с диваном мы купили и жука-пильщика, который самым наглым образом точил древесину нашего дивана. Но это ещё не всё. Самое главное, что точил он её исключительно ночью. И это стало для нас маленьким ночным кошмаром. Только начинаешь засыпать, вдруг слышишь: «Хрум-хрум!» — наш «милый друг» начинает свою ночную программу «Для тех, кому не спится». Мы с женой начали искать в интернете, как избавиться от пильщика. Добродушный поисковик дал нам такую рекомендацию: «Снимаете обивку со своей мебели…». После такого начала у нас сразу пропало всякое желание продолжать чтение. Мы решили оставить нашу обивку на месте, а заодно и нашего пильщика, который принадлежал теперь нам по праву приобретения его вместе с диваном. Как-то ночью, слушая очередной «концерт по заявкам», я подумал: «Вот так и совесть. Как бы человеку ни хотелось порой от неё избавиться, она все равно тихо приходит к нему ночью и беседует с ним до утра. Днём её бывает не слышно. Но ночью, когда человек остаётся один на один с собой, её голос как бы просыпается и властно говорит с ним. И этот голос, рано или поздно, всё равно придётся услышать». Ах, как не хочется, чтобы всё было так серьёзно! Хочется просто жить, наслаждаясь своим бытием, и ни о чём не думать. Как досадно порой осознавать, что жизнь, на самом деле, подобна супермаркету, где всё можно брать, но впереди — касса. Как порой хочется жить в блаженном неведении, чтобы потом иметь легальное основание сказать: «Да? А я этого не знал!» К сожалению, всё совсем не так. Я могу весь день изображать из себя хозяина жизни, а потом ложиться спать и позорно проигрывать маленькому червячку, перед которым я оказываюсь бессильным. Это возвращает нас к подлинной реальности. И, кто знает, если Бог это допустил, не является ли это Его намёком на что-то, с чем уже давно пора разобраться? «Пусть живёт, — подумал я, — будет лишний повод задуматься о своей духовности». Михаил ЮНАКОВСКИЙ


46 Встреча с интересным человеком

Дмитрий ДОВБУШ

Мы возвращались домой глубокой ночью, усталость давала о себе знать, ведь выезжали из Луцка рано утром и не спали уже почти сутки. Но мне трудно представить что-то, на что бы я согласился променять этот короткий день своей жизни. Было впечатление, что в сердце появилось что-то новое, драгоценное, за что хотелось держаться изо всех сил, чтобы не потерять… Но все по порядку. Карпиловка, Карпиловка, Карпиловка… Сколько же их есть??? GPS-навигатор, указывающий нам дорогу, постоянно путался, в какую бы область нас направить — в Полтавскую, или в Черниговскую, или в Ровенскую… Наконец, почти добравшись до места назначения, мы чуть не повернули в соседнее село с точно таким же названием (как оказалось потом, не мы первые). Но среди всех земных Карпиловок есть особенная и уникальная — Карпиловк�� Рокитнянского района Ровенской области. Думаете, я хочу ее идеализировать? Нисколько! Но, поверьте на слово, что-то в ней все-таки есть! Впрочем, о Карпиловке слышал, читал и даже видел документальный фильм. Отзывы — сугубо позитивные: перспективное село, которое, вопреки общегосударственной статистике, растет и развивается, наполняется молодежью. Население — около 3000 человек — трудолюбивые, искренние люди, большинство из которых довольны условиями своей жизни. Говорят даже, что в местных магазинах не продают алкоголя и сигарет, а в селе трудно встретить нетрезвого человека. Что же касается местной общины христианпятидесятников, которая, кстати, считается одной из самых многочисленных сельских церквей украинского объединения, то, согласно рассказам, она пользуется редким расположением односельчан, переломав своей открытостью и простотой советские стереотипы в сознании людей. Что ж — проверим! Ведь это и является заданием журналиста…


47 От трассы к селу ведет древняя «царская» брусчатка. Такое покрытие действует лучше, чем дорожные знаки ограничения скорости, медленное движение дает возможность оглядеться вокруг. Вот, справа, среди берез виднеется памятник мелиоративному плугу, который установлен, согласно надписи, «в честь покорителей «Полесской целины». От него словно веет советской эпохой. Нет, не реющими красными знаменами, а, скорее, — запахом хлеба и морщинистых трудолюбивых рук. Оказывается, в прошлом эта местность была покрыта болотами, и ее осушали, начиная с 1959 года. Подъезжаем. Что бросается в глаза при въезде в село? Многолюдно, дороги — ровно заасфальтированные, много транспорта. Чувствуется пульс жизни! Разыскивая дорогу к дому молитвы, общаемся с людьми, спрашиваем об их отношении к церкви, к верующим. Как я и ожидал, в ответ слышим добрые слова, да и сами люди — отзывчивые, приветливые. Впрочем, пора уже в Божий дом. Впереди — чудесное служение, слезы, улыбки, сердечное христианское общение. Сразу же хочется заглянуть в истоки, узнать о тех, кто осушал болота греха и закладывал фундамент Божьей церкви в Карпиловке. Рассказывает пастор Владимир Бричка: «В конце 20-х годов прошлого столетия сюда на заготовку леса приезжали братья из Сарненского района. Живя в соседнем селе — Боровое, они общались с крестьянами и проповедовали им Евангелие. Некоторые уверовали и начали собираться на служения. Туда же стали приходить люди с Карпиловки. Сначала покаялся мужчина по имени Семен, потом — двое молодых юношей, вернувшихся из армии, оба — Василии, оба — Брички. Разныетакие: один — высокий, другой — низкий. Они и стали основателями церкви в Карпиловке, и до конца жизни были известны, как Василий Большой и Василий Малый… Некоторое время спустя, сюда приехали братья из Березновского района, которые дали наставление о крещении Святым Духом. С того времени здесь и существует церковь пятидесятников.

— Как возрастала церковь? Наблюдались ли моменты особых пробуждений? — Когда я принял служение пастора, церковь действовала уже 50 лет и насчитывала приблизительно 260 человек. Сегодня — 660 взрослых, 560 детей, и еще много тех, которые не являются членами церкви, но приходят на служение, их дети учатся в нашей воскресной школе. За последние годы — по 30-40 человек

принимали крещение, большинство из верующих семей. Но бывали такие моменты пробуждений, что дважды в год проводили крещение. На одном из служений в 1991 году покаялось около 70 людей, а однажды, во время евангелизации с участием группы «АвенЕзер» — более 120 человек. Бывало, что люди каялись прямо во время водного крещения. Помню, тогда выдался довольно прохладный день, хоть и лето. Крещение почти закончилось (принимали 16 людей), и я уже собирался выходить из воды, как на призыв к покаянию вышли два человека. Они начали просить служителей, чтобы им разрешили креститься. Мне подали знак подождать. Пока я крестил этих людей, пришла еще одна женщина. Я уже совсем замерз! Смотрю — еще двое пришли! И этих крестили… И ТАК — 53 ДУШИ! Там было такое присутствие Божье, такая благодать! Все плакали, весь народ... В селе Ясногорка был подобный случай. Нескольких покаявшихся лю-

11 марта 2012 года Карпиловская церковь поздравляла Владимира Бричку с юбилеем — 30 лет пастырского служения. Поздравить юбиляра приехали также друзья и сослужители Владимира Дмитреевича, пастыри церквей Ровенщины и Житомирщины. В частности — глава объединенния церквей ХВЕ Ровенской области епископ Виктор Боришкевич, заместитель старшего епископа ЦХВЕУ єпископ Николай Синюк, старший епископ ЦХВЕУ Михаил Паночко, епископ Николай Каминский. В богослужении также учавствовали три хора карпиловской церкви, которые были особым украшением юбилейного служения.


48 дей сразу же, по их просьбе, крестили. На другом берегу в это время стояла молодая пара. Девушка, держась за руку парня, сильно плакала. Когда уже объявляли о завершении служения, она, увидев, что добежать по берегу не успеет, бросилась прямо в воду. Парень ее пытался удержать, но она вырвалась и пошла к пастору. Что оставалось делать? «Веруешь в Господа Иисуса Христа?» — «Да!». Крестили ее. Она — куда же? — обратно на другой берег. А парень ждет. Все затаили дыхание. Что же будет? Подошла, а он ей руку подал, обнял, поцеловал, снял пиджак — и пошел в воду… Сегодня — вдвоем поют в церковном хоре. И, что интересно, с этими людьми, которые так неожиданно приняли крещение, никогда не было никаких проблем, недоразумений. —Исходя из вашего опыта, скажите, как же достичь людей? — Сегодня многие спрашивают: «В чем ваш секрет?» Думают, что я утаил какой-то секрет! Мне кажется, что очень часто Богу не столько нужно помогать, сколько не мешать. Мы же могли «помочь» Богу, сказать: «Подождите-подождите! Пусть покаются, придут в церковь, научатся, тогда и крещение преподадим!» Кажется это — таким правильным, обоснованным, но это — не Божье, а наше. — Что же тогда от нас зависит? — Иметь чуткость. И когда веет Дух Святой и делает Свое дело, не мешать Ему, не стать препятствием. Не выдвигать свои правила, постановления, решения, дипломы! Это не всегда срабатывает, а Божье — срабатывает! Когда же это не Божье, нужно бодрствовать и не допустить ошибки. У нас бывает, наставим оград: «заповедь на заповедь, правило на правило…» Напутаем изгородей, потом перелазим через них, потому что нужно идти вперед, а правила не пускают. Сами себя заводим в тупик. — Ваше село считается перспективным, молодежь не уезжает… Есть ли в этом влияние церкви? — Думаю, что немалое. Люди смотрят, что есть работа, есть с кем работать, есть за что держаться. Поскольку людей много, рождаются дети, то нужны и продавцы, и учителя, и медики, и уборщицы, и водите-

ли… Где есть люди, там — движение. Например, силами церкви мы реставрировали заброшенный детский садик и сделали участковую больницу. Уже — 40 человек имеют рабочие места. В селе 12-13 магазинов, молодежь хорошо зарабатывает на чернике. Жизнь кипит! А в церкви люди чувствуют даже некоторую социальную защищенность. — Какие направления служения развиты в церкви? — За последние годы мы частично взяли на содержание наших миссионеров, работающих в других областях Украины, России. В церкви молодежь задействована в хоре, музыкальных группах. Также навещает больных людей, принимает участие в работе детских лагерей, посещает миссионерские точки. Хотя есть и много незадействованных людей, что нас беспокоит. — Что вы считаете самым большим достижением церкви в Карпиловке? — Больше всего я ценю и горжусь атмосферой среди служителей. За 30 лет работы я не помню никаких конфликтов и недоразумений, из-за которых к нам приезжали бы старшие служителя. Если и приезжали, то только на праздники, крещение, дни благодарения. Хотя были разные ситуации, но Бог давал мудрости все решать своими силами. Это меня утешает. Я уверен, если меня завтра не будет, дело не остановится. — Я спрашивал людей, и многие говорили о том, что в вашей церкви существует особенная атмосфера. Что это за атмосфера, и как ее создать? — Даже настроение лидера церкви, его характер, черты лица играют немалую роль. Чрезмерная строгость, законничество, фарисейское поведение — это влияет и на всех людей. Я больше всего боюсь такой религиозности, двойных стандартов: дома — один, а в церкви — другой. Это очень мешает служителям. Я такой, как есть — с юмором — и дома, и в церкви. Все знают, что я такой. Не ангел какой-то, не с космоса свалился… * * * Мы сидели за круглым столом (наша команда и местные служите-


49 ля) — и разговор лился, как разлитое миро, несмотря на то, что было уже поздно. В общении с необыкновенными Божьими людьми время летело незаметно. Впрочем, пресвитер карпиловской церкви — это отдельная история… Эх, что поделать — буду субъективным! В конце концов, это ведь мой репортаж, поэтому, думаю, право на субъективность у меня есть. После нашего разговора я, не сомневаясь, внес фамилию «Бричка» в список людей, которые особенно повлияли на мое сознание и жизнь. Знаю немного таких служителей — с отцовским сердцем, острым умом и неповторимым чувством юмора (что я лично считаю незаменимым христианским качеством)! На общ��м фоне — это вдохновляет. Пока есть такие люди и те, кого они воспитывают, уверен, что не все так плохо, и в нашем братстве, и в нашей Украине! — У вас 30-летний опыт пасторского служения. Расскажите о себе, о вашем призвании. Как вы стали пастором? — Я покаялся в 16 лет, в 17 — принял крещение. В нашей христианской семье — 9 детей, я был средним. Но, к сожалению, на момент моего крещения только я был верующим. Относительно служения, думаю, что в этом был Божий промысел, Божье провидение. Я никогда об этом не мечтал, не писал в школе сочинений, что хочу быть пастором. Хотя еще в военкомате один из членов призывной комиссии почему-то прозвал меня пресвитером. Потом судьба забросила меня в Россию. Это был период, когда я учился проповедовать. По возвращении домой, я пел в хоре, входил в состав братского совета. В 1981 году умерла жена нашего пастора. Семейные обстоятельства вынуждали его выезжать в Грузию, и кто-то должен был взять на себя это служение. А то время, при атеистической системе, не очень кто и горел таким желанием! Я был тогда еще молод, 27 лет — «нестрелянный заяц». Но обстоятельства сложились так, что просто было некому… И как-то на братском совете пресвитер говорит: «Что же делать? Придется тебе взяться!» Это было для меня, как снег на голову… Вот так я и стал пресвитером. Это

было, как во сне… Конечно же, я не был профессионалом. Но благодарю братьев и церковь, что терпели меня и до сих пор терпят. — На ваш взгляд, какие главные черты пастора? — Я думаю, что очень хорошо быть склерозным: услышал — и забыл. Когда у служителя хорошая память — могут быть проблемы. Тот на мозоль наступил, тот дорогу перешел, тот не так сказал, не так посмотрел — а ты все помнишь! Это будет мешать в принятии объективных решений, когда твое служение и твои амбиции могут пересечься. Павел говорил Тимофею: «Пред Богом и Господом Иисусом Христом заклинаю тебя сохранить сие без предубеждения, ничего не делая по пристрастию» (1Тим. 5:21). Пастор должен быть беспристрастным, незлопамятным, не держать личных обид. Еще одна деталь, которая играет немаловажную роль в работе служителя, это — родственные связи (жена, дети, сваты, братья, близкие и дальние родственники). Со стороны это очень заметно: если это мои дети, то такая мера наказания и такая заповедь, а если чьи-то — уже наказание более строгое, уже другое правило и место из Библии. Очень много людей себя этим скомпрометировали. Мы должны осознавать: если люди сидят в зале и не являются служителями, это не значит, что они глупы. Среди них есть намного умнее, талантливее, способнее и остроумнее меня. Люди читают не только то, что я проповедую, но и то, что между строк. Они все видят. Поэтому мы должны быть максимально открытыми, прозрачными, чтобы нам могли доверять. То, что ты не идеален, что ты можешь где-то ошибиться, люди поймут и простят. А когда ты лукавствуешь, хитришь — это уже не мелочи, не слабости — это большая проблема. — Что бы вы посоветовали молодым людям — как воспитать в себе служителя? — Основной момент — иметь четкое представление и чувствование Божьей воли. Если это не твое, у тебя нет призвания — лучше не браться. Не мотивируйся тем, что «мой дед был пресвитером», не искушайся, что это почетное место… Служение пастора не менее ответ-

ственно, чем врача. Если ты не врач по призванию, а купил диплом — это опасно. Часто судьбы людей, семей — в руках служителя. От его таланта, умения, способностей нередко зависит чья-то жизнь. Вот, к примеру, я — хирург. Имею диплом, знаю, что сердце слева, разрезал, нашел, заменил клапан, зашил. Вроде правильно сделал операцию, только одна проблема — не стучит сердце. Так зачем же так? Не твое — лучше не браться. — Насколько успех служения зависит от пастора, а насколько — от церкви? — Я считаю, от церкви—на 20%, от пастора—на 80%. Если атмосфера не будет теплой среди служителей, то и церковь ничего не сделает. Если кого-то и приведут в церковь, то служителя выгонят своими правилами, острыми взглядами… Как-то перед очередной молитвой за детей ко мне пришла женщина. Она не была членом нашей церкви, но хотела принести свое дитя, чтобы за него помолились. Я оказался в сложной ситуации, потому что понимал, что братья не разрешат, да и не было уже возможности собрать их для беседы. Отказать женщине — она обидится. Я был молод, только принял служение. Знаете, служителю, который основал церковь, был первым, легче, а когда ты уже — третий, то тебя постоянно сравнивают с предыдущими: «А тот не так говорил», «А тот не так делал»… Думаю себе: «Она же только ко мне пришла, а на служении перед всей церковью выйти человеку — не так просто. Говорю ей: «Приносите!», а сам думаю: «Когда придет к делу, она не решится». Но я ошибся… На следующий день, в конце служения (когда люди начинают подходить с детьми), смотрю в окно, вижу — идут. Что же делать? Все, как есть, рассказываю братьям. Старший диакон говорит: «Не спеши делать такие нововведения. Пусть покаются, примут крещение — тогда и приносят дитя». Я говорю: «Братья, я согласен с вами, только нужно кому-то пойти и сказать им, чтобы не заходили!» Братья растерялись: «Кто же пойдет?» Решение приняли, но теперь нужно кому-то пойти и посмотреть в глаза тому человеку! Советовались, сове-


50 товались, потом тот же диакон наклоняется ко мне: «Слушай, брат Володя, пускай уже несут!» Сегодня эта женщина — член церкви, и ее муж, и пятеро их детей. С тех пор все люди приносят детей на молитву — и верующие, и неверующие. — Я знаю вас как современного человека, который учится, развивается. Что вас стимулирует к этому? — Даже за историю моего служения много изменилось в менталитете людей. Сказать проповедь сегодня и тридцать лет назад — большая разница! Тогда в церкви, может быть, два человека имели высшее образование. Несколько человек имели среднее специальное, некоторые — 8 классов, а большинство — начальное образование, а то и совсем были неграмотными. Сегодня у нас — до 50 человек с высшим образованием (педагоги, медики), почти все — со средним. И уже теперь одним «Аллилуйя!» людей не накормишь! Уже нужна настоящая пища. А это заставляет «шевелить мозгами» и передвигать ноги немного быстрее! Потому что — обгоняют! Или ноги переставляй быстрее, или отойди в сторону — пусть молодые идут! И это заставляет учиться. Я сегодня — еще студент, езжу на сессии, пишу дипломные… Существует прогресс, развитие человеческого мышления. И мы должны осознавать, что отвечаем перед Богом за воспитание людей, за уровень образования. Если не развиваться, не учиться, не думать

— будут проблемы. Если ты перестал учиться — завтра переставай и учить. — Как вы думаете, должна ли церковь быть современной? — Когда я захожу в церковь (здание ХХ века), а там — сборники песен ХХVIII века, скамейки ХVII века, — это играет значительную роль. Постоянные люди привыкают к этому, а кто пришел впервые — обращает внимание на все. Большинство людей принимают решение — прийти еще раз в эту церковь или нет — еще до начала служения. Очень важна сама атмосфера, отношение к людям. Заходит человек впервые в церковь, а тут — 500 пар глаз и все — на него! Первое желание — провалиться сквозь землю! И он, особенно не разбираясь, ищет место, где бы поскорее присесть и «спрятаться». Сел, смотрит — а здесь одни женщины, а мужчины — на другой стороне. Куда я сел?! И пересесть неудобно, и сидеть неудобно. Скажите, услышит ли он что-нибудь из проповеди? Он не может дождаться конца, думая: «Больше вы меня сюда не затянете!» Очень хорошо, чтобы в церкви были люди, которые бы встретили, провели, предложили место. Этого не хватает в наших церквях — семейности. Все зависит от того, на кого мы нацелены. Если только на 80-летних бабушек и дедушек, можно и «постарому». А если на детей, на молодежь — нужно иди в ногу, понимать их язык, их уровень. Что бы ни говорили о компьютерах, интернете

— мы их не закроем на замок. Молодые люди будут там, они уже там. А ты не умеешь даже зайти туда… Подхожу к сестре как-то, говорю: «Послушай, я был вчера «В контакте», там — твоя фотография, такая нехристианская… Она с удивлением: «Вы там были??? Вы бываете там?! Простите, сейчас при вас удалю это фото! Уже удаляю!» Необходимо так научить людей, чтобы не я водил их за руку, говоря: «Сюда — можно, а сюда — нельзя!» — Что вам больше всего нравится в вашей церкви? — Люди. Всегда приветливы, готовы поддержать, дружелюбны. Это заметно, потому что я из соседнего села, недавно стал членом церкви. Роман, 24 года — Больше всего нравится сама атмосфера. Здесь человек отвлекается от своих ежедневных забот, которых в селе очень много, настраивает себя на частоту вечности. Он чувствует себя, как в семье. Федор 42 года — Здесь можно по-настоящему пережить благословение Божье. Даже, когда возникают трудности, есть возможность получить помощь от Бога. Каждый раз — новые благословения, откровения Слова Божьего. То, что, читая наедине, сам не можешь понять, Бог открывает в проповедях, много говорит к сердцу. Александр, 37 лет — Я всегда нахожу поддержку служителей, хотя бывают моменты, когда они не понимают молодых, потому что, в основном, все — старшие люди. Но, если найти правильный подход к ним, они со сво��й стороны всегда поддержат. Молодежь у нас не притесняют, поэтому в церкви много молодых людей. Их понимают, дают советы, помогают, поэтому у них есть желание приходить сюда. Евангелина, 20 лет — Нравится наш пастор, он такой жизнерадостный, и нам передает это. Нравится, что приезжает много гостей, хотя и наши братья хорошо проповедуют. Все — просто, искренно, открыто. Таисия, 22 года


51 Нужно учить молодежь так, чтобы они сами умели отличать добро от зла и выбирать добро. Мы не должны бать фанатиками. Нужно так строить структуру нашей церкви, условия служения и жизни, чтобы там было место для грешников, и они чувствовали себя, как дома. Потому что Бог их любит, и они тоже имеют право на спасение. — Почему существуют недоразумения между молодежью и старшими людьми в церкви? Как вы строите отношения с молодежью? — А вот здесь уже не подходит принцип, чтобы служитель был «склерозным». Нужно, чтобы хорошая память была, потому что во многих на старости появляется склероз: они забыли, какими сами были. Не нужно забывать — то, что мы проходили в молодости, и они теперь проходят: и синяки набивают, и спотыкаются — но потом выравниваются. Мы очень хотим, чтобы все было идеально, не понимая, что наши дети — обыкновенные живые люди, и это — нормальные процессы. Чрезмерная строгость не строит доверительных отношений. Это — изъян, фальшь, фанатизм. — Бывают ли в жизни пастора трудные минуты? — Мне приходилось слышать от братьев: «Я за эти годы уже так

устал…» Не знаю. Я так сказать не могу. У меня бывали и беседы до 5 часов утра, и разные узлы, и сна иногда нет, бывает, за ночь простынь веревкой скрутится… Но не в этом трудности. Трудности могут быть между нами и в нас самих. Я верю, что нет такой ситуации, на которую Библия не дала бы ответа, и Бог сказал бы: «Я уже и Сам не знаю, как с тобой поступить!» Не однажды бывало не так, как я думал. И решения принимались не такие, как мне хотелось бы. Так что же? Плакать? Не получается — ну и пусть! Потом или они прозреют, или мне откроется. Это что — твоя частная церковь? Это Божья церковь, и Он все контролирует! Отдай Господу — и иди ложись спать! * * * Что еще сказать? Все же встретили мы посреди села пьяного мужчину. И, как оказалось, алкоголь запрещен не во всех магазинах Карпиловки. И церковь — как церковь, с обычными трудностями, радостями и тревогами… Но, признаюсь, я не искал здесь утопической идиллии. А нашел именно то, чего так не хватало душе: сердечную простоту, неподдельную

искренность, любовь и взаимоуважение. Неповторимые яркие личности, в которых виден характер Христа. Там, где люди открыты для перемен, не гордятся своей святостью и готовы прийти на помощь ближним, — Божья слава не может не явиться! В который раз убеждаюсь — Бог использует не совершенных людей, а искренних, которые любят учиться и не боятся признавать свои ошибки. Поэтому с властью, данной главным редактором, отважусь сказать: то, что Карпиловка особенное село, — не пустые слова! И последнее… По дороге домой я размышлял над ценностью нашей беседы. Точнее сказать, сколько стоит — нет, не запись на моем диктофоне — запись в моем сердце. Тот сладкий трепет, когда Бог что-то запечатлевает Своим перстом на плотяных скрижалях. Я вдруг осознал, что в мире нет ценности, за которую я смог бы это отдать. Более того, самая дорогая материальная вещь, которую я только мог себе представить, на фоне сегодняшнего дня выглядела поблекшим осколком стекла… Вот и все! Таким было мое впечатление, а кто не верит — Карпиловка рада гостям, заезжайте, не пожалеете!

1


52 Юбилей

К 50-летию выхода перевода Библии Ивана Огиенка


53 В 2012 году христиане Украины отмечают 50-летие со дня выхода из печати перевода Святого Письма, осуществленного Иваном Огиенко. Этот перевод Писания сегодня наиболее распространен среди украинцев. В истории литературных языков мира есть немало примеров, когда именно искусно переведенная Библия становилась образцом для дальнейшего развития этого языка и литературы. Так было, в частности, с англоязычным переводом Библии, который выполнил около 1380 года Джон Уиклиф, а завершил эту работу Уильям Тиндейл в 1526 году. Вскоре целые поколения англичан учились литературному языку по переводу Библии Тиндейла. Авторитет живого французского языка поднял своим переводом Библии Жан Кальвин. Первым переводом Библии на украинском языке был перевод Пантелеймона Кулиша. Но одно обстоятельство помешало этому переводу стать в начале ХХ века тем образцом украинского литературного языка, которыми считались тексты Библии англичан, французов, немцев или чехов, — и Кулиш, и Нечуй-Левицкий, и тем более галичанин Пулюй, работавшие над этим переводом, придерживались разных норм правописания. Редактировать рукопись перевода пришлось именно Пулюю, который привнес в текст еще больше местных диалектизмов — «галицизмов». Таким образом, в начале ХХ века перед украинским обществом сложились объективные предпосылки необходимости другого полного перевода Святого Письма на украинском языке. Волей исторических обстоятельств так сложилось, что эта величественная, ответственная и чрезвычайно тяжелая миссия выпала на долю известного деятеля украинского возрождения ХХ века Ивана Огиенко — митрополита Иллариона. Уже через двадцать неполных лет после выхода в мир первой украинской Библии профессор Иван Огиенко, министр образования и вероисповеданий молодой Украинской Народной Республики, начал осуществлять второй перевод. Непосредственная работа над ним

продолжалась с 1917 по 1940 год. Приступая к этой кропотливой работе, Огиенко поставил перед собой две главных задачи: во-первых, в точности передать содержание оригинала, заботясь о точности содержания целого ряда многозначных слов, и, во-вторых, обеспечить перевод благозвучным современным литературным языком. Работа оживилась после того, как Британское и Зарубежное Библейское общество составило договор с переводчиком (1936г.) об издательстве Библии. Первый небольшой тираж четырех Евангелий (от Матфея, Марка, Луки, Иоанна), переведенных Огиенко, вышел в 1937 году во Львове, а в 1939 году — допечатан в Варшаве. Это издание было дополнено «Псалтырем». Перевод всей Библии был завершен 11 июля 1940 года, но, в связи с военным положением, запустить в печать его не удалось. Зато вторая часть Библии — «Новый Завет. Псалтырь» была допечатана еще раз. В этот раз в Финляндии, Стокгольмским Обществом распространения Евангелия в России. В 1955 году, наконец, Библейское общество приняло решение готовить к печати перевод Библии Огиенко. Но эта работа была закончена через семь лет. И только в 1962 году в Лондоне появился на свет солидный том — на 1529 страниц, с золотым оттиском украинского заглавия — «Біблія». С этого времени именно этот перевод Огиенко станет образцом для нескольких более поздних переизданий, в частности, в Москве 1988 года, когда Московский патриархат принял решение об издании Библии на украинском языке в честь 1000-летия Крещения Руси. Этот перевод много раз переиздавался в Канаде, США, странах Западной Европы. В Украине Библия в переводе Ивана Огиенко впервые была издана многотысячным тиражом Украинским Библейским Обществом в1995 году. Библия Огиенко является наиболее распространенной из всех существующих переводов на украинском языке. Для лучшего понимания текста читателем переводчик предлагает богатый аппарат примечаний, ссылок, толкований, которые набраны

курсивом, в отличие от текста оригинала. Весь лексический ряд подается здесь с ударениями (по аналогии с немецкими, французскими переизданиями), что, безусловно, помогает совершенствованию знаний родного языка. И еще одна особенность: текст Евангелия подается не всплошную, а с заглавиями, авторство которых принадлежит Огиенко. Например, заглавие «Книга родоводу Ісуса Христа» объединяет строки Святого Письма от Матфея (1:1 до 1:17). Дальнейшие части текста отделены заглавиями: «Мудреці зі Сходу поклоняються Ісусові», «Йосип та Марія втікають до Єгипту», «Ірод побиває немовлят» и т.д. Это нельзя расценивать, как свободное обращение с текстом. Точно придерживаясь его подлинности, переводчик стремился, чтобы читатель, который, может быть, впервые взял в руки это Святое Письмо на родном языке, доступно мог воспринять его содержание. * * * Я все життя орав та сіяв І обробляв Господню ниву, І Дух Святий на поміч віяв І думку яру, й думку сиву! Перекладав я слово Боже, Святую Біблію відвічну На слово наше, рідне й гоже, Сильне, як меч той обосічний... І скінчена свята робота, По довгій праці — все готове: Завіту Божого чеснота, І слово зоряне Христове! Глибока Біблія — як море, І розум з неї п’є навчання, — Як океан воно просторе, Криниця всього сподівання!.. Иван Огиенко, поэма «Святая Біблія відвічна»


54

В Хмельницком есть «Благодать Христа» 18 марта в Хмельницком состоялось торжественное открытие церкви «Благодать Христа» и посвящение молитвенного дома. Около четырехсот человек пришли разделить радость новой церкви. Ее пастор, который к тому же исполняет служение старшего пастора Хмельницкого областного объединения церквей ХВЕ, Ростислав Мурах предоставил возможность перерезать символическую красную ленту старшему епископу Церкви ХВЕ Украины Михаилу Паночко и пригласил всех присутствующих в новый молитвенный дом. Ведущие, музыканты и служителя в праздничных украинских нарядах заняли место на сцене, а гости — в просторном центральном зале, на балконе, а кому не хватило места, — те наблюдали за действием в дополнительных залах по установленным мониторам. Начал служение пастор Р. Мурах словами Соломона: «Небо небес не вмещают Тебя, тем менее сей храм, который я построил… Да будут очи Твои отверсты на храм сей день и ночь, на сие место, о котором Ты сказал: «Мое имя будет там…». Му-

зыканты поддержали молитвенное настроение песней «Помолюсь я тихо, словом нелукавым…», а приглашенные гости придали праздничности словами поздравлений. Заместитель старшего пастора Хмельницкой области Василий Собко напомнил: «Шесть лет назад один из пасторов сказал, что центральный дом молитвы с офисом областного объединения построит будущий старший пастор. Так и случилось. Благодаря Божьему провидению, тяжелому труду, многочисленным вложениям, Хмельницкий имеет теперь еще одно место для молитвы». Среди поздравляющих были: президент Всеукраинской общественной организации «Я выбираю жизнь», заведующий молодежным отделом церквей ХВЕ Богдан Левицкий, пастор поместной объединенной церкви ХВЕ Павел Сивец, заместитель епископа евангельских христиан-баптистов Виталий Ясницкий, член духовного совета при КаменецПодольском городском совете, священник римо-католической церкви Павел Гончарук, а также заведующая по делам религий и национально-

стей Управления по вопросам внутренней политики Хмельницкой Облгосадминистрации Наталья Лопатовская. Старший епископ Михаил Паночко поблагословил церковь и дом молитвы: «Пусть в этом доме утомленные найдут покой. Пусть в этом доме рождаются новые души для славы Божьей, звучит проповедь Евангелия, люди возрастают в вере, надежде и любви!». Все присутствующие сказали: «Аминь!» Алла Собко


55

Что делать с подростками в церквях? Хорошей традицией для детских работников ЦХВЕУ стало проведение всеукраинской конференции во время майских выходных. Ежегодно конференция проходит в новом месте. В этом году — в живописном Закарпатье, в г. Ужгороде, с 29 апреля по 1 мая 2012 года. Она была посвящена обсуждению работы с подростками в церквях ХВЕ. Ключевыми словами конференции было место Священного Письма: «Наставь юношу при начале пути его: и он не уклонится от него, когда и состареет» (Пр.22:6). Участники конференции — детские работники церквей ХВЕ с двадцати областей Украины. Три дня все присутствующие имели возможность учиться, делиться опытом, дискутировать по проблемным вопросам относительно служения подросткам в поместных церквах. Во время круглых столов, в рабочих группах были подняты проблемные вопросы по организации работы с подростками. Говорили о том, сколько подростков остается в церкви после окончания воскресной школы; легко ли подружиться подросткам с молодежью; какие проблемы возникают у подростков при общении с родителями, со служителями и ровесниками; как организовать консультирование, душепопечитель-

скую работу с подростками и др. Все участники имели возможность поделиться собственным опытом работы с подростками и расска-

зать о методике работы, проанализировать подростковое служение в регионах, выявить сильные и слабые его стороны, обсудить планы развития. Активное обсуждение вопросов подросткового служения помогло участникам конференции получить

ответы на многие вопросы, получить необходимые советы, о чем они свидетельствовали в конце конференции и благодарили Господа. Конференция закончилась словами поощрения присутствующих служить подросткам и пожеланиями работать, объединяя усилия с работниками других отделов (молодежного, сестринского, евангелизационного) и с родителями. Обратили внимание на то, чтобы приобщать подростков к служению в церквах и помочь им найти друзей среди молодежи. Вместе со служителями вести работу, чтобы подростки не оставались вне церковной учебы и общения, а подростковый возраст продлить до 1516 лет. Просим молиться за то, чтобы наши подростки формировались в церкви как последователи Христа и служителя Божьи. Лариса Онищук, заведующая отделом детского служения


56

На Ровенщине более 50 женщин-вдов побывали в лагере отдыха «Вдовство — это еще не конец счастливой женской доли, а время глубокого общения с Богом и начало служения тем, кто готовится к супружеской жизни» — именно эту мысль развивали организаторы лагеря для вдов, который проходил с 5 по 8 мая в лагере «Березка» в с. Александрия, на Ровенщине. На протяжении недели женщины знакомились, делились воспоминаниями о своей жизни и пребывали в молитве. «Здесь, в лагере, я поняла, что я не одна такая, а нас много, —сказала участница лагеря Мария. — Мы понимаем друг друга. Здесь я выплакалась досыта. Плакала с теми, кто плачет, и радовалась с теми, кто радуется. Мне было так хорошо, что этого не высказать. Такого тепла я никогда не чувствовала в жизни». Не впервые ли в истории проведения таких лагерей служителя Церкви ХВЕ Украины из г. Ровно — епископ Виктор Боришкевич и диакон поместной церкви Григорий Хо-

мич — провели служение вечери Господней. На ежедневных богослужениях часто вспоминалась библейская история о вдове, которая приходила к Елисею за помощью. Петр Цинко, старший пресвитер церквей Здолбуновского района, подчеркивал: «Как и вдова, которая имела сосуд елея, так и вы, сестры имейте надежду, что вы не оставлены, что вы не бедны, потому что у вас есть надежда и вера, а Бог силен это маленькое превратить в большое». На вечере свидетельств всех очень впечатлили откровенные истории из нелегкой жизни вдов. Светлана из Кузнецовска не раз убеждалась в Божьей верности. Жили небогато, но на самое необходимое хватало. Как говорит, Сам Бог пополнял. Одна из самых молодых вдов не могла говорить, потому что плакала, когда свидетельствовала. Ей часто приходилось переживать укоры соседей, знакомых, что она вдова, а ее

дети одеты лучше всех. «Моих детей одевает Господь», — спокойно отвечала она. Посетил этот лагерь и пастор из села Карпиловка Рокитнянского ра­ йона — Владимир Бричка, вместе со своими 15-ю вдовами. Кому, как не ему, знать судьбы вдов, ведь их у него в церкви — 80. Вместе с другими служителями он совершил молитву о вдовах, а подбадривая женщин, высказал нестандартную мысль: «Тяжело расставаться с верующим мужем, но представьте, что ваш муж — в командировке». Командировка — это утешительно, потому что будет встреча… Организовал отдых для вдов отдел женского служения обьединения церквей ХВЕ Ровенщины в сотрудничестве с церковью «Святая Троица» г. Ровно По материалам Нели БИЛЕЦКОЙ



Благовісник,2012,2