Page 22

Реклама

представляет

Конкурс для тех, кто сделал себя сам Людмила Коржнева

Психология и ресторанный бизнес — не случайная закономерность. Парик исполнительницы главной роли в спектакле «Безобразная Эльза»

Вопреки профессии психолога мой выбор пал на то, за чем с детства наблюдала на экране. Бармен. Эффектно, шумно и весело. После пары уроков я смешивала и подбрасывала коктейли так, будто уже родилась с хайблом в руках. Спустя время я стала заместителем ресторана TGI Fryday’s в Шереметьево — иностранцы радовались, русские — еще больше. Коктейль из тренингов по ресторанному бизнесу в тандеме с психологией помогал мне решать все быстро — учить персонал, обожать гостей, организовывать под ключ ивенты, работать с поставщиками, контролировать качество.

Он говорит про новые решения, новую концепцию, новый репертуар и новые спектакли, про то, что странно говорить о разрушении репертуарного театра и театра-дома, когда в выходные идут антрепризы, а часть помещения сдается под коммерческое предприятие: — Все приходят и уходят, все изменяется. Был один театр — стал другой. Был один репертуар — стал другой. Любому театру время жизни — максимум 10–15 лет. Я вообще за максимальную сменяемость. Предыдущий руководитель сидел там 25 лет. Мне кажется, это губительно для любого человека. Для меня это было бы убийство. Кто-то из труппы останется, и с ними идут переговоры («Сказать, кого я хочу позвать, я не могу. Потому что расстреляют потом»). Теми же словами артисты описывают то, что будет происходить в марте, после ремонта («Он сказал, что не будет с коллективом разговаривать, а будет вызывать по отдельности — расстреливать поодиночке»). — Репертуарный театр сохраняется, просто у репертуарного театра есть масса модификаций, — объясняет Серебренников. — У нас будет репертуарный театр несколько другого вида. Это все риторика. Надо успокоиться, никакого конфликта нет. Мне жалко всех людей, это очень печально, но это случилось из-за того, что хозяйство очень сильно запущено. Пенять надо не на Капкова, не на меня, не на себя даже, а на руководство, которое осуществляло такую пассивную политику и ничего

не делало много десятков лет. Накопились и творческие, и человеческие проблемы. Конечно, это очень тяжело. Мне все это понятно, но театр — это не собес. Хотя я в первый же день сказал заведующей труппой, что мы берем на себя заботу о всех пожилых артистах, которые много лет работают в театре. Но все, этого сонного царства уже не будет. В четверг вечером, вопреки моим ожиданиям, и у входа, и в фойе полно людей. Аккуратные наряженные старушки, какие-то девушки, бегающие в туалет подправить макияж, мамы с детьми-подростками, пары. Раздается звонок, и публика медленно перетекает в зал. Рядом со мной усаживаются две симпатичные кудрявые дамы лет семидесяти. Вскоре к ним подходит третья, с короткой стрижкой и в очках: — Марья Семеновна, где ж вы были? — Сейчас такое модное слово есть — «Секс на пляже». Вот мы его пили тут рядом — в кафе «У Гоголя». Можно же раз в жизни позволить шикануть, — радостно рассказывает Марья Семеновна и подсаживается к подругам. Раздается третий звонок, вежливый мужской голос из ниоткуда просит выключить мобильные телефоны, и в зале повисает тишина.

Параллельно я умудрилась организовать свой бизнес. Конечно же, это был фуд-коктейль-кейтеринг. Еще один курс для директоров ресторанов — и я получаю заманчивое предложение. БАР 30/7— тогда он был очень модным, ему чуть-чуть не хватило до Студии 54. Я создала собственную коктейльную карту — 35 позиций. И коктейли, и чаевые лились рекой. Мне, разумеется, помогали талантливые стажеры, проведение мастер-классов для которых было обычным делом. В 2007 мне предложили старт-ап. Все с нуля. Спать по 4 часа в сутки вошло в привычку. Ответственность и возбуждала, и выматывала одновременно… И… Мне захотелось тишины. Я выдохнула и вдохнула. Несколько месяцев новой жизни в Йоге — и я опять погружаюсь в бизнес. И это был Йога Дом. Ко всем моим навыкам прибавилось развитие восточных практик и то, чего так не хватало, — гармония. Пожив в Индии, я вернулась к себе. Будучи еще крошкой, я обожала Парк Горького. И вот, перешагнув 30-летний рубеж, я — в местах моего детства уже в роли управляющего рестораном Булка. Снова старт-ап. Предновогодний — с катком и горящими сроками. 2012 год мы с друзьями встретили, катаясь на коньках в окружении сотен счастливых гостей Булки. Сейчас осень. Катка в парке нет. Да и в детстве я своем побывала. Впереди — Европа. Ресторанный проект государственного уровня. А рядом — обожаемые горы и склоны… Стоит всегда смотреть только вперед, любить людей и помнить, что к любой высоте есть лестница.

подробнее на bg.ru/alpari при информационной поддержке журнала

БГ №304  

Анатомия московского чиновника, круглый стол со священниками РПЦ, новые открывшиеся места, веселящий газ, люди большого города и частные объ...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you