Page 4

Разговоры Реагенты, исчезнувший снеговик, фальшивые индюшки и другие разговоры. Две недели БГ подслушивал, о чем говорят москвичи и гости столицы продюсеры: Марина Арсенова, Максим Мартемьянов, Серафим Ореханов фотография: Антон Акимов

На улице Зорге

«Что такое «штормовое предупреждение»? В смысле опять ветер со снегом, как позавчера? Меня чуть не снесло, когда я шла домой. Серьезно! Я иду по улице, а на асфальте какой-то странный снег — не лед, но скользит ужасно. Налетает сильный ветер, и я просто еду по этому скользкому снегу обратно, чуть не падаю. Потом опять иду потихоньку — и так всю дорогу. Еле дошла. Весна, называется».

4

В очереди за загранпаспортом в Большом Палашевском переулке

«Судить о человеке по тому, что он осужден был, нельзя. Я сидел по глупости — за разбой. Ворвались мы с приятелем в магазин, ударили продавщицу по голове, идиоты, взяли две тысячи рублей и попались той же ночью. Мне семнадцать было, отсидел я три. Из колонии — сразу в армию. Там из меня человека сделали. Дисциплина и реальное мужское братство — вот это из меня и сделало человека. С монтировкой на сержанта не набросишься, грабить тоже незачем, а если что — деды быстро все объяснят тем, кто не понимает. Но теперь я не идиот: зачем мне таскать справки, чтобы загранпаспорт получить? Если в детстве глупость совершил, теперь не могу с женой в Египет слетать нормально. Я особо опасный какой-то разве? Мне так стыдно было, что я, когда вернулся из армии, нашел продавщицу эту и перед ней извинялся, плакал. Слава богу, что с ней ничего не случилось. Наверное, если бы кровь на руках была, так и остался бы говном».

На «Водном стадионе»

На Цветном бульваре

«У нас у метро открыли якобы фермерский магазин. Поставили там колонки и оттуда крутят запись рекламы. Ты бы это слышал! «Упитанные индюшки, диетические фермерские яички, молочко прямо с фермы». Большей херни в жизни не слышал. Даже не смешно. И продают, главное, самые обычные продукты: все в обычных упаковках. Сразу видно, что они такие же фермерские, как в обычном круглосуточном магазине. Но килограмм индейки при этом стоит семьсот рублей».

«Забирали мы тут с другом дочку из сада. Ну выпили крепко перед этим. А там дети — все в одинаковых комбинезонах гуляют. Взяли мы Машу, посадили в такси и поехали. Едем, уже полпути, и тут вдруг приятель смотрит — не та девочка. Мы говорим: чего ж ты молчала? А она сидит — смотрит, головой мотает. Поехали мы обратно, поставили девчонку эту на место, откуда взяли, Машу подобрали — и опять в такси, второй раз уж не ошиблись».

Во дворе на «Бабушкинской»

«Весь ЛСД из Москвы пропал семь лет назад, как закрыли последнюю лабораторию, в которой лизер варили по рецепту Хофмана. Теперь все, что можешь тут купить, это в любом случае ДОБ. Его варить — плевое дело, я сам не варил, но знаю. Два парня из Подольска сварили полную ванну ДОБ и ели его столовыми ложками две недели. Но история не в этом, история в том, что спустя две недели у одного из парней выпала верхняя челюсть. Замечу, что челюсть у него была не вставная, а натуральная. Вот такие истории и показывают, что химия — это шлак».

«Будит меня мелкий в полвосьмого и говорит: «Мам, снеговик ожил и ушел». Я ему объясняю, что это его сломали мальчишки, наверно. Нет, говорит, если б сломали, там бы лежали комки снега и нос. А его вообще нет, значит, ушел. Ну не знаю — это правда странно: он за ночь действительно исчез, не растаял же он при –12°. И носа правда не осталось».

В Северном Бирюлево

БГ №295  

Свободу Pussy Riot, утро в Москве, Евгения Пищикова о "Кратком курсе счастливой жизни", один день мясника в Москве и Барселоне, учитель, свя...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you