Page 7

«Ты что, не знаешь Сашу Чистопрудного? Саша — самый лучший на Чистых прудах. Ты точно его видел, он ходит по бульвару и читает прохожим свои стихи. Он так тебя берет за руку и спрашивает: «А вот это вы уже слышали?» И начинает читать свои стихи. У него недавно новое стихотворение появилось в репертуаре, заканчивается «И я сгораю от любви». Лучше этого не слышать, честное слово. Нет, Чистопрудный — это не фамилия. Титул скорее».

«Никто не собирается днем 5 марта на Лубянку? Ну я так и думал. Все, это конец. Навального только жалко. Все выдохлось в этой болтовне про Хаматову, про путинги, про все это дерьмо неважное. Разменялись на мелочи. А что самое плохое — этот уже откровенный фашизм. Ну вот столики за Путина — какого хрена нельзя? Почему Хаматовой нельзя? Как мы требуем честных выборов, если половине страны отказываем в праве на свое мнение? Нет, мы не за честные выборы, а за себя. Видели рекламу «Слона»: «36 процентов нашей аудитории — либералы»? И это самый либеральный сайт в стране! Ну ясно же, что на честных выборах будут бороться Путин и коммунисты, что нам ничего не светит! Неактуальна сейчас либеральная идея в России, хоть завали Акунина и Навального эфирным временем. Либо мы боремся за честные выборы, а значит, за чужую победу, либо боремся за демократию, против которой проголосует половина населения. Только не надо называть это борьбой за честные выборы! Вот это лицемерие больше всего раздражает».

«Знаешь, почему у нас нет своего Вуди Аллена? Почему мы можем снимать крутое кино, только разве что очень мрачное? Ни фига не потому, что жизнь такая — и все дела. И не потому, что русская душа такая. В общем и целом советские комедии гораздо смешнее западных той же эпохи. Короче, я считаю, что Вуди Аллена у нас заменяет Жириновский. Нет, без шуток. Это вот такой человек с очень небанальным чувством юмора. Жирик должен был стать человеком искусства. Правда, Вуди Аллен визуально поприятнее, конечно».

«Смотрю — в подъезде висит эта рекламка: «Возьмем Кремль в кольцо». Ну я звоню Гале — это ж она вешает. Так и так — ничего же непонятно. Кто вообще поймет, куда приходить надо? Она говорит: «А ты заходи, у меня еще много этих листовок, вместе подписывать будем». Ну я приезжаю — а у нее кухня, метров десять, и там повсюду коробки с этими бумажками. А она сидит и ручкой на каждой кривенько так выводит: «Место встречи — Садовое кольцо».

«Иду вчера по Арбату, а там кукла Путина с красной табличкой на груди: «Не могу иначе». Охраняют ее два нашиста — пытались не дать мне ее сфотографировать. Все эти вещи организует мой однокурсник, Вова Табак, он теперь большой начальник. Говорят, зарабатывает пятьсот тысяч рублей в месяц. На самом деле еще на журфаке он был ужасная падла. На футбол не ходил со всеми».

«А недавно какие-то ребята вертолет угнали из Рязани. Перекрашивали, пилота нанимали. Там целая история была. Не просто угнали — покатались и в Краснодар угнали. Фээсбэшники переполошились — там же Краснодарский край и Чечня рядом. Их и поймали. Нормально, да, — взять вертолет, перекрасить. А ведь к нему сначала попасть надо, там же не проходной двор. Он где-то там отдельно стоял, но все равно — на площадке вертолетной».

«Что за дебильное нововведение — что, когда очищают дороги от снега, снег выбрасывают на тротуар? Что за бред? Едут в ряд три снегоочистительные машины, сам видел, и отбрасывают снег на тротуар. Это новая молодежная мода Собянина? Типа чтоб пешеходы месили грязь, а машинам было проще проехать?»

«Было бы круто, если бы все кандидаты в президенты отказались от участия в выборах. Все: Жириновский, Зюганов, Прохоров. Тогда бы получилось так, что выборы не могут состояться, потому что остался бы только Путин. И вот тогда бы можно было митинговать за то, чтобы изменился порядок выборов, чтобы зарегистрировали других кандидатов. Но так, конечно, никто не сделает».

«Когда я от платформы вышла на шоссе, там минут 40 надо идти. Получается, не меньше двух-трех километров. Я довольно быстро шла. И там было всего два выхода на берег залива. А я очень хорошо помню, что еще в студенческие годы жила на даче у маминой подруги, и любая улица в поселке шла к пляжу. А теперь на три километра два выхода. Везде частные территории. Хотя там очень близко — от шоссе к заливу максимум десять минут пройти. Но у меня-то была другая задача — попасть в Репино. Была отвратная погода, лил дождь. И что меня поразило — гуляют отдыхающие из пансионата. Спрашиваю их: «Я правильно иду в «Пенаты»?» Они смотрят на меня круглыми глазами и не понимают. Идет кавказец, примерно моего возраста. «Извините, — говорю, — вы не скажете, я правильно иду к «Пенатам»?» Он отвечает: «Знаете, мне трудно сказать, но люди вашего возраста идут от станции в этом направлении. Наверное, вы идете правильно». Когда я пришла в музей, там было, наверное, четыре группы — детишки с учителями, и это меня очень порадовало».

7

БГ №293  

Пьеса Максима Курочкина о выборах, история новой Москвы в 12 главах, почему подростки кончают жизнь самоубийством и об особенностях московск...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you