Issuu on Google+

Департамент культуры и молодежной политики администрации г. Перми МБУК «Объединение муниципальных библиотек» Центральная городская библиотека им. А.С. Пушкина (Дом Смышляева)

СМЫШЛЯЕВСКИЙ СБОРНИК ИССЛЕДОВАНИЯ И МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ ПЕРМИ ШЕСТОЙ ВЫПУСК

Пермь 2014 1


УДК 947.1(470.5) ББК 63.3(2Рос–4Пер) С 50

Центральная городская библиотека им. А.С. Пушкина (Дом Смышляева)

Составитель и редактор Т.И. Быстрых. Ответственный за выпуск: директор МБУК ОМБ Е.Н. Клешнина. Для оформления обложки использован подлинный экслибрис «Из книг Д.Д. Смышляева».

С 50 Смышляевский сборник: исследования и материалы по истории и культуре Перми. – Вып. 6 / Центр. городская б-ка им. А.С. Пушкина (Дом Смышляева); сост. и ред. Т.И. Быстрых. – Пермь, 2014. – 278 с. IISBN 978-59903003-8-5 «Смышляевский сборник» издается Центральной городской библиотекой им. А.С. Пушкина с 2009 года. Эти краеведческие альманахи предназначены для публикации материалов, возникающих в результате научно-краеведческих исследований в области истории и культуры Перми, главным образом, во второй половине XIX века, в период активной общественной и просветительской деятельности Д.Д. Смышляева. Шестой выпуск «Смышляевского сборника» придерживается традиционной тематики и вместе с тем имеет свои особенности. Сборник посвящен на этот раз замечательным деятелям нашего края. Большое место в книге отведено биографической хронике «Дмитрий Дмитриевич Смышляев», содержащей множество сведений о жизни Смышляева и фактов из его биографии, сопровожденных ссылками на архивные и печатные источники. «Смышляевский сборник» будет полезен всем, кто интересуется историей нашего края, независимо от того, вызвано это профессиональными потребностями или личными пристрастиями.

ISBN 978-59903003-8-5 ББК 63.3(2Рос–4Пер) © МБУК ОМБ, идея, 2014. © Коллектив авторов, тексты, 2014. 2


ОТ СОСТАВИТЕЛЯ «Смышляевские сборники» издаются Центральной городской библиотекой им. А.С. Пушкина с 2009 г. Они посвящены Дмитрию Дмитриевичу Смышляеву (1828—1893), издателю, библиографу, краеведу, публицисту, земскому и общественному деятелю. Но содержание краеведческих альманахов не ограничивается лишь изучением жизни и деятельности этого замечательного человека. Здесь публикуются исследования и материалы по истории и культуре города Перми – научные статьи и результаты краеведческих поисков, уникальные архивные документы и библиографические списки. Шестой выпуск «Смышляевского сборника» придерживается традиционной тематики и вместе с тем имеет свои особенности. Содержание его составили на этот раз, в основном, материалы, посвященные замечательным деятелям нашего края. Здесь публикуется обширная статья ученого-историка А.В. Шилова об А.А. Залежском, ярком представителе «смышляевского окружения». А.А. Залежский много сделал для развития культуры и народного образования на Урале. Фамилия его была «на слуху» и в советское время, поскольку Залежские связаны семейными узами с Ульяновыми, а ленинская тематика разрабатывалась в те годы подробно и последовательно. Но этим, в основном, и ограничивались сведения об этом замечательном человеке. Историк и археолог П.А. Корчагин, уже писавший в сборниках Пушкинской библиотеки об уникальном пермском «доме с кикиморой» и его владельце Е.Л. Чадине, вновь обратился к этой теме и представил интереснейшую статью о мифологии чадинского дома. В сборнике публикуются также материалы о пермских семьях Юмановых и Клоповых, новые сведения о родственных связях композитора П.И. Чайковского с нашим городом, о пермских военнослужащих из Пруссии, о методах борьбы губернатора Модераха с нерадивыми чиновниками, и др. Бол ьшое место в книге отвед ено биографической хронике «Дмитрий Дмитриевич Смышляев», содержащей множество сведений о жизни Смышляева и фактов из его биографии, сопровожденных ссылками на архивные и печатные источники. В сборнике публикуется одна из наиболее ярких и спорных статей из столичного журнала «Слово» 1876 года, посвященная Пермскому земству и его председателю, – «Земская смышляевщина». Эта статья публициста-демократа С.С. Шашкова всегда воспринималась исследователями неоднозначно, вызывала споры. Специалист по 3


истории российского земства С.Н. Плотников комментирует статью с учетом современных исторических знаний. Публикация приурочена к знаменательной дате – 150-летию введения в России земских учреждений. Составители надеются, что очередной «Смышляевский сборник» будет полезен всем, кто интересуется историей нашего края, независимо от того, вызвано это профессиональными потребностями или личными пристрастиями. С замечаниями, пожеланиями и предложениями по содержанию «Смышляевских сборников» следует обращаться в Центральную го род с ку ю б ибл и от е к у и м . А . С . П у ш ки н а в П ер м и : e - m ai l : pushlib@biblioteki.perm.ru

4


ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ ПЕРМИ А.В. Шилов

ИЗ КРУГА СМЫШЛЯЕВА: ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ А.А. ЗАЛЕЖСКОГО Педагогическая и общественная деятельность Андрея Александровича Залежского, пришедшаяся на 50-80-е гг. XIX века, определялась присущим ему просветительским мировоззрением. Однако этот вопрос не рассматривался специально в трудах историков-ураловедов. Встречающиеся же в литературе сведения о Залежском и его близких приводились до недавнего времени, главным образом, в контексте их родства с В.И. Ульяновым-Лениным. Между тем привлечение новых архивных и опубликованных источников, а также данных из исследовательских и краеведческих работ позволяют расширить наши представления о жизни, деятельности, общественно-политических взглядах А.А. Залежского и дают, вместе с тем, возможность осветить некоторые сюжеты, связанные с историей его большой, многочисленной семьи. К ИСТОРИИ РОДА ЗАЛЕЖСКИХ Преподаватель математики и физики в Пермской мужской гимназии, окружной инспектор Казанского и Оренбургского учебных округов, а на излете карьеры – директор Пермского Алексеевского реального училища, действительный статский советник А.А. Залежский родился 17 октября 1826 г. в Тобольской губернии 1 , вероятнее всего, в самом губернском городе. Его отец, Александр Николаевич (1796?—1839 гг.), происходил из обер-офицерских детей, в 1833 г. имел чин коллежского асессора, являлся чиновником Тобольского губернского правления 2 . В семье А.Н. Залежского и его жены, Анны Андреевны, было шесть детей: три дочери и три сына. Из них, исключая А.А. Залежского, мы располагаем краткими сведениями лишь о младшем брате Андрея, Николае. Так, известно, что Н.А. Залежский, уроженец Тобольска, родился 5 декабря 1831 г., в 1852 г. окончил курс Пермской мужской гимназии, в 1856—1857 гг. был преподавателем русского языка в Пермском уездном училище, в документах значился титулярным 5


советником. От двух браков он имел пять дочерей и трех сыновей, умер после 1886 г. 3 Место службы Н.А. Залежского в 1860-е и последующие годы пока не удалось установить. Важным событием в жизни Залежских было получение потомственного дворянства. Инициатором ходатайства о включении их в дворянскую родословную книгу стал глава семейства, Александр Николаевич Залежский, который, как уже говорилось, имел чин коллежского асессора, что соответствовало VIII классу по Табели о рангах и давало право на приобретение «дворянского достоинства». Хотя решение вопроса о причислении Залежских к потомственному дворянству затянулось, заключение по нему было дано положительное. 5 июля 1854 г. по определению Казанского дворянского депутатского собрания род Залежских был внесен в третью часть дворянской родословной книги Казанской губернии и 18 октября того же года утвержден указом Герольдии 4. В том, что Залежские были причислены к казанскому дворянству не было ничего исключительного. Существовал сложившийся порядок: поскольку дворяне Тобольской, Пермской и некоторых других российских губерний, вследствие своей малочисленности, не могли составить дворянские общества и сформировать собственные органы сословного самоуправления, то они имели право записаться в дворянские родословные книги близлежащих губерний5. Залежские, пользуясь предоставленным правом, оказались, таким образом, включены в списки дворян Казанской губернии. А.А. ЗАЛЕЖСКИЙ В ПЕРМИ В 1850–1860-Е ГОДЫ Как же складывалась жизнь ставшего потомственным дворянином Андрея Залежского? Скажем так: она сложилась успешно. Его продвижению по ступеням служебной лестницы содействовали не столько принадлежность к «благородному сословию», дававшая статусные преимущества перед лицами низших состояний, сколько личные качества самого А.А Залежского. Завершив «с весьма похвальными знаниями» курс обучения в Тобольской губернской гимназии, он был зачислен казеннокоштным студентом на физико-математический факультет Казанского университета, по окончании которого 28 февраля 1850 г. назначен старшим учителем математики в Пермскую мужскую гимназию 6. Любопытно, что в то время в состав математики включали не только арифметику, алгебру, геометрию, тригонометрию, но также физику и математическую географию (была и такая учебная дисциплина)7. Занятия по этим предметам Залежский вел вместе с еще одним ��чителем математики – В.В. Всеволодовым, работавшим в Пермской гимназии с середины 1840-х гг. Здесь же, в гимназии, Андрей Александрович заведовал физическим кабинетом. 6


Общительный, энергичный, умевший расположить к себе окружающих, А.А. Залежский быстро нашел общий язык с преподавателями гимназии. Наиболее тесные дружеские отношения сложились у него с учителем латинского языка Иваном Дмитриевичем Веретенниковым. Помимо общности взглядов на многие современные по тому времени проблемы и любви к литературе, их объединяла работа в фундаментальной библиотеке гимназии, где Веретенников был заведующим, а Залежский, начиная с декабря 1851 г., рядовым библиотекарем 8, совмещая эти занятия с преподавательской деятельностью. С течением времени сложившиеся между ними дружеские отношения переросли в родство семей. В 1850 г. И.Д. Веретенников женился на старшей дочери доктора Александра Дмитриевича Бланка, Анне Александровне. Знакомство Бланка и Веретенникова состоялось, скорее всего, в Перми, где Бланк в течение недолгого периода, с мая 1841 по март 1843 гг., служил вначале в должности инспектора врачебной управы, а затем врача в Пермской гимназии9. С выходом в 1847 г. в отставку А.Д. Бланк со своим семейством поселился в купленном им имении – деревне Янасалы (Кокушкино) Казанской губернии. Именно через Веретенниковых А.А. Залежский познакомился со своей будущей супругой, дочерью А.Д. Бланка, Екатериной Александровной, по первому мужу – Алехиной, рано оставшейся вдовой. Брак между Андреем Александровичем и Екатериной Александровной был заключен 15 июня 1856 г. 10 Их свадьба состоялась в дер. Кокушкино. 25 августа 1863 г. вышла замуж еще одна дочь А.Д. Бланка, впоследствии самая известная из сестер, Мария Александровна 11. Ее избранником стал старший учитель математики и физики Нижегородской гимназии Илья Николаевич Ульянов. Благодаря этому союзу, Залежские оказались в близком родстве с Ульяновыми: Екатерина Александровна являлась родной теткой Владимира Ильича Ульянова-Ленина, а дети Залежских – его двоюродными братьями и сестрами. Брак А.А. и Е.А. Залежских, основанный на взаимном уважении и любви, оказался по-настоящему прочным. Екатерина Александровна (годы ее жизни 1833—1883), хотя и не получила систематического образования, была хорошо начитана, могла поддержать серьезную беседу, неплохо музицировала. В семье Залежских, впрочем, как во многих интеллигентских семьях того времени, существовало определенное разделение обязанностей. Если на плечи Екатерины Александровны легли основные заботы по хозяйству и воспитанию детей, то Андрей Александрович считал своим долгом обеспечить материальное благополучие семьи. Будучи любящим отцом, он не оставался в стороне и от воспитания подрастающих сыновей и дочерей, хлопотал о получении ими достойного образования. 7


В те годы практиковались частые перемены преподавателями учебных заведений мест своей службы, что вызывалось разными обстоятельствами: материальными соображениями, изменением семейного положения, перспективами карьерного роста или волей начальства. Но А.А. Залежскому было свойственно завидное постоянство. В Пермской гимназии он проработал семнадцать лет, с 1850 по 1867 гг., из них одиннадцать лет был старшим преподавателем математики и физики, затем, с 25 ноября 1861 г. – инспектором гимназии 12. В стабильном, упорядоченном ходе службы в Перми было, правда, одно исключение. 23 сентября 1861 г. приказом попечителя Казанского учебного округа князя П.П. Вяземского Залежский был определен инспектором в открываемую в г. Екатеринбурге гимназию 13 . В этом же приказе говорилось о том, что до назначения в гимназию директора, вопрос о кандидатуре которого находился в стадии обсуждения, «исправление сей должности» также возлагается на Андрея Александровича. Ему предписывалось «озаботиться немедленным открытием» учебного заведения, заняться «приисканием учителей», решая все другие возникавшие по ходу дела вопросы. Екатеринбургская гимназия была торжественно открыта 22 октября 1861 г. С речью выступил А.А. Залежский. Он «поздравил Екатеринбург с давно ожидаемым открытием гимназии и … в теплых словах выразил благодарность интеллигентного сословия и всего Екатеринбургского общества исполнителю этой счастливой и благодетельной мысли»14, подразумевая под последним одного из влиятельнейших инициаторов создания гимназии, начальника Уральских горных заводов генерала Ф.И. Фелькнера. Кстати сказать, о важной роли Залежского в организации гимназии в Екатеринбурге можно судить на основании комплекса документов, посвященных обсуждению вопроса об ее открытии, которые были опубликованы в конце 1870-х гг. видным общественным деятелем и краеведом В.Н. Шишонко15. После назначения на пост директора Екатеринбургской гимназии А.Д. Крупенина, до того являвшегося инспектором аналогичного учебного заведения в Перми, А.А. Залежский вновь вернулся в губернский город. Тогда, наверное, знающим людям невольно приходила на ум крылатая фраза: «Мавр сделал свое дело, мавр может уйти». В конце ноября 1861 г. Залежский приступил к исполнению обязанностей инспектора Пермской гимназии. И как инспектор, а прежде и как учитель математики и физики, он пользовался уважением и авторитетом в преподавательской и гимназической среде. Коллеги отмечали его профессионализм, глубокое владение материалом и умение вести занятия по сложным дисциплинам настолько доступно 8


и увлекательно, что это обеспечивало устойчивый интерес к ним со стороны учащихся. Высокую оценку знаниям и педагогическим способностям А.А. Залежского давали и окружные инспекторы, посещавшие Пермь с целью проверки состояния и качества преподавания учебных дисциплин в образовательных учреждениях города и Пермской губернии. Так, в 1851 г., когда молодой учитель еще только начинал свою карьеру, гимназию ревизовали В.И. Антропов, инспектор Казанского учебного округа, и Попов, профессор Казанского университета. Они отметили, что Залежский «просто и отчетливо» объяснял гимназистам «арифметические и алгебраические начала» и, что более существенно, проявлял «особенную способность сближаться с понятиями своих учеников» 16. Со своей стороны, учащиеся ценили А.А. Залежского не только за знания. Им импонировали демократизм молодого преподавателя, проявлявшийся в неформальном общении с воспитанниками, в ознакомлении гимназистов с творениями А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, В.Г. Белинского, А.И. Герцена, часть которых находилась под цензурным запретом. Ясно, что дело не ограничивалось упоминанием или чтением каких-либо произведений классиков русской литературы и общественной мысли, а сопровождалось, по крайней мере, комментариями к ним со стороны наставника. Андрей Александрович был интересной, творческой личностью. В научно-популярных и краеведческих изданиях последних лет констатируется, что он не только хорошо знал отечественную литературу, особенно современную, но и сам писал стихи, эпиграммы, рассказы 17. В то же время встречающиеся в литературе упоминания о том, что А.А. Залежский публиковался в столичной периодике, в частности, в журнале «Светоч» и, возможно, в газете «Русский дневник», вызывают сомнения. Фронтальный просмотр двух последних изданий не дал положительных результатов. Однако ныне известно о распространении в Перми на рубеже 1850—1860-х гг. сочинений Залежского в виде рукописей. В интеллигентских кругах и среди учащейся молодежи города пользовалась популярностью, например, написанная им басня «Старый медведь, лисица и коза», представлявшая собой острую сатиру на местное и столичное начальство. Свою интерпретацию изображенных в ней действующих лиц дал уральский краевед А.Ф. Коровин в статье «Басня Андрея Залежского», опубликованной в начале 1990-х гг. 18 Он предположил, что герои басни – пермские губернаторы И.И. Огарев и П.Н. Клушин, и это вызвало у специалистов обоснованные возражения. И тот, и другой отнесены в статье А.Ф. Коровина к отрицательным персонажам, склонным к мздоимству и 9


другим прегрешениям, тогда как по другим сведениям они «отличались скрупулезной честностью и порядочностью» 19 . Думается, что Залежский, современник тех событий, хорошо знавший местную жизнь, вряд ли мог вывести их в качестве прототипов в своем сатирическом произведении 20. «Звездный час» для пермской интеллигенции, к которой в полной мере относился А.А. Залежский, наступил в конце 1850-х гг. В условиях подготовки к отмене крепостного права в России и обострения борьбы вокруг решения крестьянского вопроса активизировалось общественное движение, представленное формирующимися радикальным, либеральным и консервативным течениями. В Перми под влиянием происходивших в стране перемен складывается либерально-просветительский кружок, членов которого объединяло стремление поднять образовательный и культурный уровень населения, пробудить в народе чувство собственного достоинства, защитить права личности. Ключевую роль в организации и развертывании работы кружка сыграл известный общественный деятель, чрезвычайно авторитетный в пермской интеллигентской среде Дмитрий Дмитр��евич Смышляев, сумевший сплотить круг единомышленников. Наряду с чиновниками, офицерами, представителями разночинной молодежи, в смышляевский кружок входили, составив, по сути, его основу, прогрессивно мыслящие преподаватели мужской гимназии и духовной семинарии. Известно, что деятельное участие в его работе принимали ближайший сподвижник Смышляева Н.А. Фирсов, преподаватели А.А. Поимский, Д.П. Островский, А.А. Залежский, инспектор гимназии А.Д. Крупенин и другие 21. Часть членов кружка выступила тогда в качестве авторов статей и материалов, опубликованных в двух выпусках знаменитого «Пермского сборника» (М., 1859—1860), инициированного Д.Д. Смышляевым. Но имя Залежского среди авторов отсутствует, что может показаться странным, особенно если учесть относительную близость А.А. Залежского к Смышляеву и склонность его к литературному творчеству. И все же причина этого заключается, на наш взгляд, в следующем. Программа «Пермского сборника», сформулированная Д.Д. Смышляевым, предусматривала исследование истории и природы Пермского края, изучение «образа жизни языка различных племен, населяющих губернию» и т.п. 22, а круг интересов и литературных пристрастий Залежского был в то время иным. Сотрудничество А.А. Залежского и Д.Д. Смышляева проявилось в другой сфере, и в первую очередь, в организации в начале 1859 г. в Перми первой частной библиотеки, создание и деятельность которой следует рассматривать в аспекте распространения и реализации про10


светительских идей. Основанная компанией в составе А.А. Залежского, Д.Д. Смышляева, пароходовладельца Н.И. Ильина и бывшего соученика Смышляева по Пермской гимназии чиновника Е.А. Пупкова, библиотека размещалась в доме Залежского (адрес дома не установлен) и работала под его управлением 23. Не случайно ее называли «библиотекой Залежского». Сравнительно обширным по тому времени был фонд библиотеки, включавший свыше 600 названий книг в более чем 1000 томах на русском, французском и немецком языках. По свидетельству редактора неофициальной части «Пермских губернских ведомостей» С.С. Пенна, «Залежский употреблял все средства к улучшению своего учреждения», особенно заботило его при этом приобретение периодических изданий, более живо откликавшихся на злобу дня. Тот же С.С. Пенн фиксировал, что А.А. Залежский «выписывал 3 газеты и 20 журналов, из коих «Русский вестник», «Отечественные записки» и «Современник» выписывались в трех экземплярах»24. Такое акцентированное внимание, проявленное по отношению к наиболее передовым и влиятельным тогда отечественным журналам, их «продвижение на суд читателей» отражало, в известной мере, общественно-политические симпатии А.А. Залежского. К сожалению, несмотря на предпринимаемые усилия по поддержанию деятельности библиотеки, она существовала недолго. Д.Д. Смышляев уже значительно позже писал, что «библиотека закрылась за выездом г. Залежского на службу в Казань» 25 . Назначение А.А. Залежского на должность инспектора Казанского учебного округа состоялось в 1867 г. 26 Но судя по всему, библиотека Залежского прекратила свое существование не позже 1861 г. 27 Во всяком случае, сведений о ее деятельности после 1861 г. ни в источниках, ни в литературе выявить не удалось. Причинами закрытия библиотеки могли послужить следующие обстоятельства: трудности материального характера, вызванные значительными расходами на приобретение книг и периодических изданий при ограниченном числе подписчиков; охлаждение к делам библиотеки со стороны Д.Д. Смышляева и Е.А. Пупкова (когда Смышляев основные усилия сосредоточил на издании «Пермского сборника», а во второй половине 1861 г. уехал за границу для лечения жены); смерть в 1860 г. одного из учредителей библиотеки – Н.И. Ильина; и, наконец, назначение Залежского в 1861 г. инспектором в Екатеринбургскую гимназию, причем на первых порах он, вероятно, не помышлял о своем скором возвращении в Пермь. Вместе с тем А.А. Залежский не был в стороне и от других начинаний пермской интеллигенции. Считая важнейшей задачей просвещение народа, он являлся последовательным сторонником расширения 11


сети учебных заведений, организации воскресных школ, развития женского образования. Когда в конце 1850-х гг. местная общественность подняла вопрос об открытии в Перми женского среднего учебного заведения, в его обсуждение активно включились и преподаватели мужской гимназии во главе с ее директором И.Ф. Грацинским. 5 сентября 1860 г. состоялось заседание педагогического совета гимназии, на котором все его участники выступили в поддержку «этого благого дела». Поскольку необходимых средств на содержание женской гимназии, включая жалованье учителям, не было, то члены педагогического совета «с согласия прочих преподавателей…, изъявили полную готовность преподавать все предметы в женской гимназии безвозмездно до тех пор, пока увеличившиеся средства города и предполагаемые пожертвования частных лиц доставят возможность производить известное вознаграждение за уроки» 28. Эти слова были занесены в протокол заседания педагогического совета мужской гимназии, подписанный И.Ф. Грацинским, инспектором А.Д. Крупениным, старшими учителями А.А. Залежским, Я.И. Предтеченским, В.В. Всеволодовым, Н.А. Фирсовым и другими. Случайно или нет, но подпись Залежского среди преподавателей стояла первой в нарушение алфавитного порядка. Протокол заседания педагогического совета, опубликованный в «Пермских губернских ведомостях» 29, вызвал большой общественный резонанс. По решению Совета он был доведен до сведения должностных лиц, «имеющих влияние на успешный ход дела об учреждении женской гимназии в Перми», и, «можно сказать, вызвал к жизни Пермскую Мариинскую женскую гимназию» 30. 28 декабря 1860 г. состоялось открытие Пермского женского училища первого разряда, переименованного затем в Мариинскую гимназию. Еще за два месяца до этого события, 25 октября, был создан попечительный совет училища, в состав которого вошел и Залежский 31. Им была разработана программа преподавания курса математики в женском училище. Занятия здесь он вел бесплатно, совмещая их с основной учебной нагрузкой в гимназии. А.А. Залежский был в числе тех преподавателей мужской гимназии, которые поддержали инициативу учащихся-гимназистов седьмого класса по открытию в Перми воскресной школы. Учащимися же был составлен проект школы, задача которой заключалась в том, чтобы «учить грамоте простой народ, а умеющих уже читать – знакомить по возможности с различными отраслями человеческих знаний, необходимых в общественном быту» 32. Предложенный проект был реализован: открытие первой в Перми воскресной школы состоялось 6 ноября 1860 г. Начальные знания в школе могли получать 12


«лица всех сословий и возрастов». В информации об открытии воскресной школы, опубликованной в местной печати, сообщалось, что занятия в ней «будут проходить по воскресным и праздничным дням» в здании Пермского уездного училища. Преподавание приняли на себя учителя этого учебного заведения и учащиеся выпускного класса мужской гимназии «под наблюдением и руководством членов педагогического совета гимназии» 33. Таким образом, приведенный выше материал об участии А.А. Залежского в кружке Д.Д. Смышляева, основании Залежским, Смышляевым и еще несколькими лицами первой частной библиотеки в Перми, поддержке Залежским инициатив передовой части пермской интеллигенции и учащейся молодежи в развитии женского образования, организации воскресной школы в губернском городе и т.п., как и в целом его горячее сочувствие прогрессивным преобразованиям, проводимым в России, свидетельствует о просветительском по своей сущности характере воззрений Залежского. Но делая такой вывод, следует заметить, что по своим взглядам он был исключительно далек от тех радикалов, которые выступали за переустройство общества революционным путем. В этом отношении он разделял взгляды Д.Д. Смышляева и других представителей либеральной интеллигенции, считавших, что просвещение и образование являются основным средством улучшения положения народа, определяющим фактором на пути общественного прогресса. В период Великих реформ 60–70-х гг. XIX в. в России А.А. Залежский считал необходимым содействовать их проведению, что, по его мнению, открывало благоприятные перспективы для поступательного развития страны. В 1860-х гг., когда началась подготовка городской реформы, и к этому делу была привлечена местная общественность, Залежский в числе «наиболее опытных и сведущих лиц» вошел в состав особой комиссии, созданной в 1862 г. в Перми 34. Комиссия должна была собрать сведения по широкому кругу вопросов – о количестве населения, занятиях жителей, состоянии промышленности и торговли, функционировании общественного управления, сословных организациях в городах губернии и т.д., а также представить свои соображения о мерах по улучшению городского самоуправления. Подобные комиссии создавались и в других российских центрах с расчетом использовать их материалы при подготовке проекта общей для империи городской реформы. Пермской комиссией была составлены обширная «Записка», отражавшая взгляды ее авторов на современное, применительно к тому времени, состояние системы городского управления, их представле13


ния «о началах и принципах самоуправления», и содержавшая предложения, которые, как полагали члены комиссии, могли быть использованы при подготовке реформы городского самоуправления. Обращая внимание на этот важный в содержательном отношении документ, отметим следующие два момента. Во-первых, обстоятельный анализ «Записки» дан известным исследователем истории общественной мысли и общественного движения на Урале во второй половине XIX в. Я.Б. Рабиновичем 35 , поэтому нет необходимости дублировать опубликованный материал. Во-вторых, поскольку «Записка» явилась плодом коллективного творчества членов комиссии, то можно считать, что А.А. Залежский, как ее участник, возможно, при некоторых нюансах, которые остаются для нас неизвестными, разделял высказанные в этом документе основные положения и оценки. В данном контексте отметим, что Залежский и другие члены комиссии отстаивали в «Записке» принципы полного самоуправления городских обществ, всесословности в формировании городских собраний, выступали, хотя и непоследовательно, против имущественного ценза при выборах в городские органы самоуправления, были сторонниками устранения зависимости городских обществ от административного диктата со стороны властных структур. Такая позиция членов пермской комиссии, чьи предложения по ряду принципиальных вопросов шли вразрез с правительственной программой преобразования городского самоуправления, вызвала серьезную критику со стороны местных консервативных кругов. Пермский губернатор А.Г. Лашкарев, оценивая «Записку», увидел в ней проявление духа «превратного либерализма» и осудил высказанные членами комиссии мнения «о равенстве сословий», «об участии в управлении всего общества» и другие 36. В последующем, вплоть до второй половины 60-х гг., Залежский продолжал активно участвовать в общественной жизни Перми, не оставляя в стороне свою основную профессиональную деятельность в мужской гимназии. Однако в 1867 г. ему, как человеку авторитетному, имеющему большой вес в педагогической среде и «громадный опыт, накопленный в деле образования учащейся молодежи», было предложено занять вакантное место окружного инспектора Казанского учебного округа, на что Андрей Александрович ответил согласием. При принятии им такого решения определяющую роль сыграли, скорее всего, прагматические соображения: новая должность сулила дальнейший карьерный рост и более высокое материальное вознаграждение, а это для большой семьи Залежских имело немаловажное значение. 14


СЛУЖБА ОКРУЖНЫМ ИНСПЕКТОРОМ КАЗАНСКОГО И ОРЕНБУРГСКОГО УЧЕБНЫХ ОКРУГОВ В 1867 г. А.А. Залежский вместе с женой и детьми переезжает в Оренбург. Со стороны руководства образовательным ведомством это мотивировалось «большим удобством надзора за ходом жизни в учебных заведениях» Оренбургской и Уфимской губерний, удаленных от Казани, а также расчетом на то, чтобы с помощью «вновь назначенного» окружного инспектора ускорить «сношения между Оренбургским генерал-губернатором и начальством Казанского учебного округа» 37 . Заметим, что к моменту приезда в Оренбург Залежский имел чин коллежского советника 38, то есть, еще в «пермский период» он успешно продвигался по служебной лестнице. В 1869 г., будучи инспектором Казанского округа, он уже статский советник, а в 1874 г. получает чин действительного статского советника, один из наиболее высоких в иерархии гражданских чинов в России (IV класс по Табели о рангах, соответствовавший военному чину генерал-майора). В 1873 г. А.А. Залежский был награжден орденом Св. Анны 2-й степени с императорской короной 39 . Так был оценен его многолетний труд на педагогическом поприще. Как окружной инспектор А.А. Залежский выполнял многочисленные обязанности. Под его «исключительным наблюдением» состояли все учебные заведения Министерства народного просвещения «во вверенной инспекторскому надзору местности». При обозрении им училищ Залежский должен был в обязательном порядке доводить до сведения попечителя Казанского учебного округа материалы о результатах проверок; составленные отчеты передавались также на рассмотрение училищных советов Оренбургской и Уфимской губерний. В отчеты окружного инспектора, согласно существующим правилам, следовало включать информацию о составе и образовательном уровне учителей ревизуемых учебных заведений, достоинствах и недостатках в преподавании учебных дисциплин, состоянии воспитательной работы в инспектируемых училищах, о материальном обеспечении школ и т.д. В 1867—1870 гг. А.А. Залежский был привлечен, например, к решению такого важного вопроса, инициированного Оренбургским генерал-губернатором Н.А. Крыжановским, как передача войсковых школ и училищ Оренбургского и Уральского казачьих войск, «не имеющих своей целью специального военного образования», в ведение Министерства народного просвещения. Это предложение было поддержано попечителем Казанского учебного округа П.Д. Шестаковым, не возражал против намечаемых мер и министр народного просвещения Д.А. Толстой. Для подготовки «правил пере15


дачи училищ» была создана представительная комиссия, которую возглавил А.А. Залежский 40 . В 1870 г. комиссия разработала соответствующий проект, но по неустановленным причинам решение по нему не было принято. Более повседневный, текущий характер носили ревизии учебных заведений. Так в 1869—1872 гг. Залежский инспектировал училища и школы Бирского, Мензелинского, Уфимского, Стерлитамакского уездов Уфимской губернии. В Бирске в феврале 1871 г. он обследовал все действовавшие в городе учебные заведения; выяснил состояние их «внешнего и внутреннего благоустройства»; посетил занятия по математике, физике, истории, географии, русскому языку. В последнем случае, обнаружив познания учеников по русскому языку «не вполне достаточными», Залежский рекомендовал, чтобы допущенные ими грамматические ошибки в тексте разбирались учителем на уроках с участием всего класса. В каждом из ревизуемых училищ он дал по показательному уроку «объяснительного чтения и упражнений с учащимися в умственных вычислениях» 41, хотя это и не входило в прямые обязанности инспектора. Используя свой богатый педагогический опыт, Залежский стремился показать коллегам, как следует правильно организовать и провести такого рода занятия. Продолжая исповедовать просветительские взгляды, А.А. Залежский выступал за расширение школьной сети, привлечение к обучению в школе не только детей из русских семей, но также из среды нерусского населения. В том же Бирске во время посещения приготовительного класса женского училища особое внимание было уделено им условиям учебы, жизни и быта девочек-башкирок. Низкий уровень их знаний Залежский справедливо объяснял тем, что «ни учительница, ни ее помощник не понимают по-башкирски и не знакомы с особенностями приемов, необходимых при обучении русской грамоте» представителей других народов 42. По его настоянию в приготовительный класс была направлена учительница, владеющая башкирским языком, и приняты меры к лучшему содержанию башкирских девочек. В числе заслуг Залежского на посту окружного инспектора вначале Казанского, а затем, с 1 января 1875 г., Оренбургского учебных округов – меры по совершенствованию деятельности Уфимской мужской и Оренбургской женской гимназий, связанные с выполнением рекомендаций, высказанных ревизором, по улучшению работы этих средних учебных заведений 43; а также его активное участие в организации Троицкой мужской гимназии на Южном Урале, основанной в 1873 г. Не случайно в 1875 г. в гимназии была учреждена стипендия имени А.А. Залежского 44. 16


ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ЗАЛЕЖСКОГО В ПЕРМЬ: СЕРЕДИНА 1870-Х – 1880-Е ГГ. После реорганизации системы управления народным образованием на Урале и в Поволжье служба Андрея Александровича в Оренбургском учебном округе продолжалась недолго: оставив должность окружного инспектора, А.А. Залежский вместе с семьей летом 1876 г. вернулся обратно в Пермь 45. Причины его возвращения хорошо известны и связаны с открытием Пермского Алексеевского реального училища, вопрос об учреждении которого был поднят городским головой И.И. Любимовым еще в 1873 г. Любимов же пожертвовал для этой цели свой каменный двухэтажный дом на Вознесенской площади в Перми, против Воскресенской церкви. Первоначально предполагалось, что реальное училище будет открыто в 1874 г. 46, поэтому требовалось быстрейшее приспособление «любимовского дома» под учебное заведение. Внутренняя перепланировка была проведена по проекту архитектора Р.И. Карвовского, расмотренному и утвержденному специально созданной комиссией 27 февраля 1874 г. 47 Тогда же остро встал вопрос о кандидатуре на пост директора училища, который смог бы взять на себя все организационные функции. Однако решение этого вопроса затянулось, впрочем, и само открытие реального училища из-за разного рода проволочек последовало только в сентябре 1876 г. В созданной в ноябре 1873 г. по решению городской думы Комиссии по учреждению в Перми реального училища, переименованной в начале 1876 г. в Распорядительный комитет (в его составе, упомянем, был и председатель Пермской губернской управы Д.Д. Смышляев), в качестве претендентов на должность главы училища обсуждались разные лица, начиная от директора Сарапульского реального училища А.П. Орлова, хорошо известного по его работе в 1860-е гг. в качестве старшего преподавателя математики и физики в Пермской мужской гимназии, и заканчивая именами А.А. Генкеля, служившего в Казани, и некоего Ломоносова 48 . Проблема была снята попечителем Оренбургского учебного округа П.А. Лавровским, четко определившим свою позицию в пользу А.А. Залежского. Отвечая на письмо И.И. Любимова, касавшееся одной из кандидатур, предлагавшихся Распорядительным комитетом, П.А. Лавровский 27 апреля 1876 г. сообщал: «Имею честь уведомить Вас, Милостивый Государь, что место Директора открываемого в Перми реального училища уже предназначено человеку, который, смею думать, способен будет осуществлять задачи нового учебного учреждения, который при том и по сведениям, и по опытности, и по служебным преимуществам заслуживает предпочтения пред 17


г. Генкелем. Забота о скорейшем и успешнейшем устройстве реального училища в Перми послужила поводом и побуждением выискать соответственное лицо в директоры задолго до лестной Вашей рекомендации, которою, впрочем, при удобном, хотя и другом случае, я не премину воспользоваться» 49. Поскольку история Пермского Алексеевского реального училища достаточно известна50, остановимся лишь на характеристике деятельности в 1876—1882 гг. А.А. Залежского – первого директора этого учебного заведения. Понятно, что с момента основания училища Залежскому пришлось решать серьезные организационные проблемы, особенно если учитывать специфику реальных училищ, их отличие от гимназий. Реальные училища предназначались для того, чтобы давать учащимся «общее образование, приспособленное к практическим потребностям и к приобретению технических знаний» 51. Перед руководством училища и, в частности, перед Залежским стояли задачи: в кратчайшие сроки обеспечить учебное заведение квалифицированными кадрами преподавателей по общеобразовательным и специальным дисциплинам; осуществить полноценный набор учащихся; урегулировать вопросы с финансированием, необходимым для нормального функционирования училища; приобрести нужное, подчас дефицитное оборудование, без которого невозможно проводить классные и лабораторные занятия, и т.д. Все эти задачи, в целом, успешно решались. Под председательством Андрея Александровича были сформированы и действовали педагогический и хозяйственный училищные советы, существовал также попечительный совет, возглавленный И.И. Любимовым, в состав которого, наряду с директором училища, входили городской голова и еще несколько лиц из числа местных купцов и общественных деятелей. Обязанности попечительного совета заключались в оказании помощи училищу преимущественно в хозяйственном отношении, в «заботе о средствах для училища и учениках». В фонде «Пермское Алексеевское реальное училище» (ф. 185) в Госархиве Пермского края сохранилось несколько протоколов заседаний педагогического совета за период конца 1870-х – начала 1880х гг. Они позволяют судить о состоянии учебно-воспитательной работы в училище и о мерах, которые предпринимались для улучшения его деятельности. Так, в протоколах заседаний педагогического совета за 1877 г. нашли отражение вопросы, связанные с распределением учебной нагрузки между преподавателями, приемом учащихся в училище, подготовленностью учебных аудиторий и кабинетов к занятиям. В центре внимания членов совета оказались и проблемы успеваемости и поведения реалистов. Серьезное внимание было 18


уделено созданию системы поощрений учащихся за успехи в учебе и, наоборот, наказаний за неблаговидные проступки, нарушение дисциплины и проч. 52 Отметим, что А.А. Залежский на заседаниях совета выступал сторонником смягчения наказаний по отношению к провинившимся, считал необходимым объективно разбираться в причинах тех или иных проступков. Он же первым поддерживал ходатайства учащихся, испытывавших материальные трудности, об освобождении их от платы за обучение. Знакомство с протоколами заседаний педагогического совета дает возможность еще раз сказать о традиционном интересе Залежского к книге, к комплектованию библиотечных собраний. В период работы в реальном училище в числе приоритетных вопросов, решаемых им, было создание фундаментальной и ученической библиотек. В сентябре 1877 г. директор предлагал преподавателям «заняться каждому по своим предметам составлением каталогов тех книг и учебных пособий, которые они найдут необходимым вновь приобрести для библиотек и кабинетов училища», говорил о «насущной потребности» пополнения ученической библиотеки «музыкальными сочинениями и пьесами» 53. По инициативе Залежского для училища на 1878 год были выписаны десять журналов («Отечественные записки», «Вестник Европы», «Русский вестник», «Журнал Министерства народного просвещения», «Природа», «Семья и школа» и др.), две газеты («Новое время», «Правительственный вестник») и такие издания как «Педагогический сборник», «Педагогический музей», «Труды съездов русских естествоиспытателей». Потребность их получения мотивировалась тем, что «названные издания отличаются интересом, новизной или солидностью своего содержания, или имеют ближайшее отношение к педагогическому делу» 54. Серьезное внимание А.А. Залежский обращал на преподавание в училище наук естественно-математического цикла: математики, физики, химии, механики и других. Им же предприняты шаги по углублению специализации учащихся в процессе их обучения, проведению практики реалистов на Пермских пушечных, Нижнетагильских заводах 55, в учебных мастерских. В конце 1870-х гг. в старших классах училища, наряду с механико-техническим отделением, в силу сложившегося для этого типа учебных заведений порядка, было учреждено коммерческое отделение, крайне непопулярное тогда в ученической среде. Против него выступили Залежский и члены педагогического совета. 27 июня 1879 г. в отношении, направленном в губернскую земскую управу, А.А. Залежский просил о замене коммерческого отделения при училище химико-технологическим дополнительным классом 56. Его аргументы 19


нашли позднее отражение в постановлении Пермского губернского земского собрания, принятом 2 февраля 1880 г.: «Обучение в дополнительном классе механическом и техническом увеличивает познание учеников сведениями из механики и техники, между тем как кончившие курс в коммерческом отделении не могут поступать в дополнительные классы. Кроме того, в Пермской губернии находится немало технических заводов, имеется много химических тел в почве, которые в будущем для своей обработки вызовут открытие новых заводов, а потому замена коммерческого отделения химико-технологическим дополнительным классом будет служить для пользы и обогащения края» 57. Губернским земским собранием по этому вопросу принято решение: «На основании доводов, изложенных в отношении директора, изъявить согласие на такую замену» 58. Таким образом, с 1880 г. в Пермском реальном училище началось обучение учащихся в дополнительном классе на химико-технологическом отделении. Сам Залежский, оставаясь директором, выполнял в нем обязанности классного наставника и преподавал математику 59. Из архивных источников становится также известно, что в период работы в училище А.А. Залежский с семейством жил не на казенной квартире, а в частном секторе. Проблема с жильем возникла у Залежских с момента их возвращения в Пермь. Еще в конце июля – начале августа 1876 г. Андрей Александрович сообщал членам Распорядительного комитета по устройству и открытию в Перми реального училища, что «он в настоящее время с семейством своим, состоящим из 11-ти человек, помещаясь в двух нумерах гостиницы Петрова, терпит всякого рода неудобства, и поэтому просит возможно скорее приискать ему удобную квартиру». В том же обращении в Распорядительный комитет Залежский наиболее подходящей для проживания считал «квартиру, отдаваемую в наем в доме пермской купеческой жены Зуевой, что против зданий Реального училища на площади при Воскресенской церкви» 60. В этом полукаменном двухэтажном доме, скорее всего, во второй половине 1876—1879 гг., может быть, позже, и проживала семья Залежских, занимая верхний этаж. В делах Алексеевского реального училища сохранилась копия договора, заключенного 2 августа 1878 г. между женой купца второй гильдии Варварой Павловной Зуевой и Пермской городской думой, в лице заступающего место городского головы М.Г. Губанова, бухгалтера И. Цветкова и двух членов управы, о сдаче верхнего этажа дома Зуевой, «состоящего на Вознесенской площади, под квартиру Директора Реального училища» сроком с 10 сентября 1878 г. по 10 сентября 1879 г., с уплатой 20


владелице за аренду помещений 850 рублей в год из средств городской управы 61. Сама В.П. Зуева, испытывая большие финансовые затруднения, в 1880 г. заложила домовые и надворные строения за три тысячи руб��ей коллежскому советнику Н.И. Элевандову, владение было заложено также в Пермский Марьинский банк и, скорее всего, впоследствии ушло за долги. В выписи из актовой книги пермского нотариуса Оттенсона за 16 мая 1880 г. указывается более точное местоположение дома Зуевой: в 1-й части г. Перми, на Вознесенской площади, под № 283, в межах домов, со стороны входа во двор, справа – жены майора Анны Шилиной, слева – чиновника Гавриила Иванова 62. Сведениями о каких-либо других адресах, по которым мог бы проживать А.А. Залежский, мы не располагаем. В годы директорства в Пермском Алексеевском реальном училище, Андрей Александрович не был в стороне и от деятельности, проходившей вне стен этого учебного заведения. Достаточно упомянуть, что 19 января 1880 г. он был избран товарищем председателя Пермского губернского статистического комитета, о чем Залежского уведомил председатель комитета губернатор В.А. Енакиев63. Губстаткомитеты выступали «учено-административными» учреждениями, в задачи которых входили, с одной стороны, сбор статистических сведений для ежегодного отчета губернатора, с другой, составление описаний губерний и отдельных местностей, издание собственных трудов. На рубеже 1870 – 1880-х гг. Пермским статкомитетом выполнялись, преимущественно, так называемые «обязательные» работы в виде составления статистических данных и статей для приложения к ежегодным «Всеподданнейшим отчетам губернатора», характеризующим состояние фабричной и заводской промышленности края, движение населения в губернии, развитие народного образования 64. В 1880 г. губернским статистическим комитетом была издана «Памятная книжка Пермской губернии», включавшая несколько разделов. Помимо собственно адрес-календаря и справочного отдела, в ней была представлена неофициальная часть, в которую вошли публикации по статистике, этнографии, фольклору Пермского края. Успел ли поучаствовать в подготовке «Памятной книжки» А.А. Залежский, сказать сложно. В 1881 г. появилось еще одно издание губстаткомитета – «Адрес-календарь Пермской губернии», имевший более усеченный вид: он содержал лишь перечень правительственных, сословных и общественных учреждений г. Перми и губернии, а также имена должностных лиц. Примечателен, например, список членов Пермского губернского статистического комитета за 1880—1881 гг. В его составе в числе действительных членов были инициатор создания Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ) 21


О.Е. Клер, известные краеведы Н.А. Рогов, А.Е. Теплоухов и др. В работе комитета принимал участие в качестве его действительного члена и потомственный почетный гражданин Дмитрий Дмитриевич Смышляев 65, что дает возможность высказать предположение о вероятном сотрудничестве Залежского и Смышляева хотя бы в рамках Пермского губстаткомитета. В дальнейшем, в 1882 г., Смышляев сменил Залежского на посту товарища председателя этого значимого научно-административного учреждения 66. 27 июля 1882 г. приказом министра народного просвещения И.Д. Делянова Залежский «за выслугой срока службы» по его личному прошению был уволен с поста директора Пермского реального училища и вышел, таким образом, в отставку 67. Его преемником стал педагог и общественный деятель М.М. Дмитриевский. Залежский же, покинув стены училища, как это нередко бывает, вскоре испытал на себе критику со стороны некоторых училищных преподавателей. Ему вменяли в вину «излишнюю снисходительность, слабость в отношении служебных обязанностей», либерализм и отсутствие должной требовательности к учащимся, «невнимательность к училищному хозяйству», и проч. 68 Но вряд ли эти замечания носили в полной мере объективный характер. Во всяком случае, одному из таких суждений противоречат результаты проверки наличного имущества и состояния материальной базы реального училища, проведенной в 1882 г. специально созданной для этого комиссией. Основной вывод комиссии сводился к следующему: «Для учебного заведения, которое существует столь короткое время, такие данные касательно материального его состояния должны быть признаны вполне удовлетворительными» 69. Отчет о работе комиссии в Пермском Алексеевском реальном училище был направлен в Оренбургский учебный округ. Выйдя в отставку и получив хорошую по тому времени пенсию, составлявшую 1080 рублей в год 70, Андрей Александрович, тем не менее, не сидел без дела. К этому вынуждали и семейные обстоятельства: подрастали и выходили замуж дочери, что вело к дополнительным тратам; болела жена, Екатерина Александровна. К сказанному добавим еще одну причину: в конце 1870-х гг. на взятую ссуду Залежским был куплен у казны Зилим-Карановский земельный участок близ села Русский Зилим Стерлитамакского уезда Уфимской губернии, площадью 1700 десятин 71. Стоимость приобретенного имения он продолжал погашать и в первой половине 1880-х гг., внося определенные суммы в Пермское губернское казначейство. На окраине Русского Зилима Залежский построил деревянный одноэтажный дом, отличавшийся от крестьянского числом комнат и их внутренней обстановкой, а внешне – большими окнами и простор22


ной верандой, которая могла вместить добрый десяток человек. Летом здесь любили отдыхать старшие Залежские, их дети, родственники и близкие знакомые. В остальное время года А.А. Залежский обычно жил и работал в Перми. Еще в 1880 г., когда Залежский являлся директором реального училища, он был избран Пермским уездным земским собранием почетным мировым судьей, и продолжал оставаться им в 1881—1882 и 1886—1887 гг. 72 В 1883—1885 гг. Андрей Александрович служил участковым мировым судьей седьмого участка Пермского уезда с нахождением суда в Юговском заводе 73. Должность почетного мирового судьи носила в определенной степени статусный характер и заключалась, среди прочего, в том, чтобы «пополнять присутствие окружного суда вследствие недостатков членов оного», а также присутствовать на заседаниях «высшей мировой инстанции» – съезде мировых судей. Причем, она не оплачивалась (для Залежского эта работа в 1880—1882 гг. совмещалась с деятельностью директора реального училища). Но участковые мировые судьи непосредственно участвовали в судопроизводстве, решая мелкие гражданские и уголовные дела, и за свою работу получали от земства средства на содержание, разъезды, канцелярские расходы и т.п. Удалось найти сведения о том, что недолгое время, весной–летом 1886 г., А.А. Залежский состоял участковым мировым судьей в Екатеринбургском уезде, при жаловании три тысячи рублей в год 74. Пенсия же, которую он получал, переводилась им в Уфимскую губернию. ДЕТИ И ВНУКИ А.А. И Е.А. ЗАЛЕЖСКИХ В последний год жизни Андрей Александрович тяжело болел, давал о себе знать порок сердца. Он умер 15 декабря 1887 г. в с. Русский Зилим, и был похоронен в Уфе75. Его жена, Екатерина Александровна, умерла на четыре года раньше. Но оставались дети, духовно и нравственно близкие родителям. К сожалению, сведения о них, за некоторым исключением, скудны. Более того, нет даже полной ясности в вопросе о количестве членов семьи Залежского. В краеведческих изданиях упоминается, что у А.А. и Е.А. Залежских, по одним данным, было восемь детей 76, по другим – девять 77; приводится также иная цифра – десять детей 78. Затрудняет поиск информации о них и то обстоятельство, что половина из младших Залежских родилась не в Перми, а скорее всего, в Оренбурге, в период службы Андрея Александровича в Казанском учебном округе. К тому же среди детей преобладали дочери, выходившие замуж, менявшие фамилии, и уезжавшие из Перми в другие города. 23


Тем не менее, привлечение архивных источников, краеведческих трудов, сопоставление и обобщение имеющегося материала позволяет с большей степенью точности говорить о наличии у А.А. и Е.А. Залежских одиннадцати детей. Назовем их имена и там, где возможно, приведем даты рождения и смерти, расположив детей Залежских от старших к младшим в следующем порядке: Александр (22.04.1857, Пермь – 08.03. 1890, Пермь), Мария (1858, Пермь? – 1921, Москва), Владимир (19.08.1860, Пермь – 1913, Казань), Екатерина (17.10.1862, Пермь – ?), Ольга (1864, Пермь – ?), Константин (21.01.1866, Пермь – ?), Анна (1869? – ?), Валентина (02.02.1871, Оренбург – после 1917 г., Москва), Александра (06.05.1872, Оренбург – 08.06.1951, Пермь), Николай (? – 05.06.1886, Пермь), Любовь (1882 ?, умерла в пятимесячном возрасте) 79. Из детей А.А. и Е.А. Залежских наиболее известен их старший сын, Александр Андреевич, выпускник Пермской мужской гимназии, а в 1881 г. – медицинского факультета Казанского университета. В 1880-е гг. он работал врачом в Чердынском уезде и г. Чердыни. Хорошо зная биографию и деятельность А.А. Залежского, которая освещена в исследовательских и краеведческих трудах 80, ограничимся лишь краткими сведениями о нем. Вот что сообщалось о Залежском в небольшой справке в дореволюционном «Русском биографическом словаре»: «Как земской врач-хирург, он был популярен; некоторые его рефераты по этой специальности обратили на себя внимание медицинской литературы. Кроме обязанностей земского врача, З[алеж]ский занимал также должность врача Чердынского городского училища, где читал гигиену; иногда же занимал город популярными лекциями»81. А.А. Залежский отстаивал не��бходимость стационарной врачебной помощи больным, предпринимал активные усилия по борьбе с детской смертностью, которая в Чердынском уезде достигала громадных размеров, проводил среди местного населения большую санитарно-просветительную работу. Из формулярного списка А.А. Залежского, хранящегося в Пермском краевом госархиве, узнаем, что он был женат на дворянке по происхождению Юлии Ивановне Золотницкой, имел дочь Нину, родившуюся 29 мая 1886 г. 82 Умер в 32 года от туберкулеза легких. Его брат, Владимир Андреевич Залежский, как и Александр, окончил Пермскую мужскую гимназию (1879 г.), затем Казанский университет, но не медицинский, а физико-математический факультет, избрав, таким образом, ту же профессию, что и отец. В.А. Залежский долгие годы работал преподавателем математики и физики в Казанском реальном училище 83, был женат, имел дочь Лину. Что же касается двух других сыновей Андрея Александровича – Констан24


тина и Николая, то сведения о них укладываются в несколько строк. Так, в метрической книге Пермской Рождество-Богородицкой церкви за 1866 г., где записано рождение у четы Залежских сына Константина, на полях имеется помета: в 1867 году выдавалась справка о рождении сына 84, получение которой было связано то ли с переездом семьи из Перми в Оренбург, то ли с какой-то другой причиной. Во всяком случае, когда Залежские в 1876 г. вернулись обратно в Пермь, Константина среди них не было, а это наводит на определенные мысли. Младший из сыновей Залежских, Николай, ученик Пермского Алексеевского реального училища, умер в 14-летнем возрасте от скоротечной чахотки 85. По иному сложилась жизнь у дочерей А.А. Залежского и его супруги. Старшая из дочерей, Мария Андреевна, в 1876 г. окончила Оренбургскую женскую гимназию, в следующем году – педагогический класс при Пермской Мариинской женской гимназии, получив звание учительницы русского языка и математики 86. После смерти отца она взяла на себя заботу о младших сестрах. В 1889 г. М.А. Залежская вышла замуж за священника-вдовца Геннадия Ивановича Грачевского, сменившего вскоре священническое одеяние на гражданский костюм. Грачевский служил нотариусом в Уфе, Казани, а в начале XX в. – в Ижевске. Сама Мария Андреевна работала в те годы агентом страхового общества «Россия», библиотекарем. В доме Грачевских в Ижевске была прекрасная библиотека, которой пользовалось их ближайшее окружение из числа местной интеллигенции87. М.А. Грачевская и ее сестры Екатерина, Ольга, Валентина поддерживали родственные отношения с Ульяновыми, состояли не только в переписке с двоюродными сестрами и их матерью, Марией Александровной, но и неоднократно с ними встречались 88. Вплоть до конца XIX в. жила в Перми Екатерина Андреевна, урожденная Залежская. 1 июня 1884 г. она вышла замуж за надворного советника Александра Иосифовича Бера – первого начальника Пермского железнодорожного технического училища, занимавшего эту должность с 1881 г. и до своей кончины в октябре 1900 г. 89 Выпускник Санкт-Петербургского университета, с 1894 г. – статский советник, А.И. Бер был заметной фигурой в Перми и по активной общественной деятельности. Он являлся действительным членом Пермского губернского статистического комитета, членом Пермской комиссии УОЛЕ и Пермского отделения Императорского Русского технического общества 90. В семье А.И. и Е.А. Бер родились три дочери: Екатерина (29.06.1885 г.), Мария (1887 г., умерла в возрасте одного года), Ольга (07.09.1895 г.)91. Оставшись вдовой, Екатерина Александровна в 1900-е гг. жила в селе Турово Воронежской губернии. 25


Меньше мы знаем об Ольге, Анне и Валентине Залежских. Ольга Андреевна (в замужестве Вяткина) в 1881 г. окончила Пермскую Мариинскую женскую гимназию, а в 1882 г. – педагогический класс при ней, выйдя из него со званием учительницы математики 92. В 1909—1910 гг. жила в Казани, воспитала сына Владимира и дочь Валентину, имевших медицинское образование. Ее сестра Анна в 21 год вышла замуж за непременного члена Чердынского уездного по крестьянским делам присутствия, губернского секретаря Петра Дмитриевича Островского. Брак был заключен 9 сентября 1890 г., о чем свидетельствует запись в метрической книге Градо-Пермского Петропавловского собора93. Валентина Андреевна Залежская (в замужестве Богданова), выпускница той же Мариинской женской гимназии, что и Ольга. В 1890— 1891 гг. училась в художественной школе в Петербурге, поддерживала тесные дружеские отношения со своей двоюродной сестрой Ольгой Ильиничной, дочерью Ильи Николаевича Ульянова. В январе 1891 г. Ольга Ульянова в письме из Петербурга, отправленном своей сестре Анне Ильиничне в Самару, сообщала о Валентине Залежской: «… у Вали была на днях; кстати, видела у нее рисунки, и мне показалось, что для ученицы они очень недурны. Недовольны мы с ней очень, что не удалось устроиться вместе жить: мне здесь страшно дорого, да и ей одной дороже, чем бы вышло вдвоем» 94. Несколько облегчало положение В.А. Залежской то, что за умершего отца ей была назначена пенсия в 270 рублей в год. Впоследствии Залежская-Богданова стала художницей, жила в Москве 95. Примечательна история Александры Андреевны Залежской и особенно ее семьи. После учебы в Пермской Мариинской женской гимназии она вышла замуж за Всеволода Прокопьевича Первушина, ставшего впоследствии одним из крупнейших отечественных невропатологов. Родившийся 24 ноября 1869 г. в Перми В.П. Первушин был сыном старшего ревизора Пермской казенной палаты Прокопия Михеевича Первушина и племянником священника-математика, автора ряда научных работ в области теории чисел, члена Московского и Казанского ученых математических обществ, действительного члена УОЛЕ Ивана Михеевича Первушина. Всеволод Первушин в 1888 г. окончил Пермскую мужскую гимназию, в 1894 г. – медицинский факультет Казанского университета и был оставлен ординатором клиники нервных болезней в Казани. В 1918 г. получил звание доктора медицины без защиты диссертации96. С 1921 г. В.П. Первушин и его жена, Александра Андреевна, жили в Перми. В течение тридцати лет профессор Первушин возглавлял кафедру нервных болезней вначале в ПГУ, затем в Пермском ме26


динституте, занимался изучением клинических особенностей полиомиелита, травматических поражений и опухолей головного мозга, участвовал в организации неврологической помощи населению, и проч. 97 Он умер 21 декабря 1954 г., пережив жену на несколько лет. Вместе с родителями на Егошихинском кладбище похоронен и их старший сын, профессор Пермского мединститута Юрий Всеволодович Первушин, скончавшийся 4 июля 1956 г. 98 Необычной оказалась судьба младшего сына Первушиных, Николая (годы его жизни: апрель 1899, Казань – 14.6.1993, Монреаль, Канада), о котором до недавнего времени было мало что известно. Окончивший Казанское коммерческое училище и по другим данным – юридический факультет местного университета, Николай Всеволодович, вместе с братом Юрием (Георгием), в феврале 1920 г. был арестован Казанской губчека по подозрению в участии в белогвардейской организации. Если Юрий оказался вскоре на свободе, то Н.В. Первушин был освобожден из-под ареста по личной телеграмме Ленина, после того как мать Николая, Александра Андреевна, обратилась с просьбой о помощи к своим двоюродным сестрам – А.И. Ульяновой-Елизаровой и М.И. Ульяновой 99. В 1923 г. Н.В. Первушин, получив по поручительству Д.И. Ульянова, брата Ленина, заграничный паспорт, уехал в Германию, затем в Париж, и в дальнейшем стал невозвращенцем. После Второй мировой войны служил переводчиком в ООН, с середины 1960-х гг. занимался научно-педагогической деятельностью, работал в университетах Монреаля и Оттавы, был удостоен звания профессора. Первушин вместе с коллегами создал при Норвичском университете (штат Вермонт, США) Русскую школу, слушатели которой изучали русский язык и культуру 100. Своими помыслами он был с Россией, но вернуться на родину ему не привелось. В заключение статьи отметим, что Залежские относились к той передовой части российской интеллигенции, которой были присущи высокий творческий потенциал, активная позиция, ориентированная на воплощение в жизнь идеалов добра, справедливости, человеческой порядочности, гуманизма. Так и Андрей Александрович Залежский в педагогической и общественной деятельности руководствовался принципом «всю жизнь свою полагать на труд для других». Уже сказано, что по своим взглядам А.А. Залежский был близок Д.Д. Смышляеву, придерживался либеральных ценностей, являлся поборником просвещения народа, считая, что образование и просвещение определяют пути общественного прогресса. Деятельность представителей рода Залежских была направлена на благо Отечества. 27


_____________ 1 Казанское дворянство 1785—1917 гг.: генеалогический словарь. – Казань, 2001. – С. 231; Башкирская энциклопедия в 7 т. – Т. 3: З-К. – Уфа, 2007. – С. 21. 2 Казанское дворянство… – С. 231. 3 ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 262. Л. 123об., 124; Зверев А.В. Старейшее учебное заведение г. Перми: к столетию Пермской мужской гимназии (1808—1908). – Пермь, 1908. – С. 154; Казанское дворянство… – С. 231, 232. 4 Казанское дворянство… – С. 231. 5 См.: Двоеносова Г.А. Казанское дворянство (1785—1917) // Казанское дворянство… – С. 12. 6 Зверев А.В. Указ. соч. – С. 205. 7 Пенн С.С. Сведения о ходе образования в течение академического 1860— 1861 года в учебных заведениях, подведомственных Министерству народного просвещения в Пермской губернии // ПГВ. – 1861. – 6 окт. (№ 40). – Часть неофиц. 8 Штейн М.Г. Ульяновы и Ленин. Семейные тайны. – СПб., 2005. – С. 120. 9 Там же. – С. 103, 106. 10 Скачилов В.А., Ахмерова Ф.Д. Встреча с прошлым // Сохраним выцветшие строки… – Уфа, 1988. – С. 4; Штейн М.Г. Указ. соч. – С. 120. В то же время внучатая племянница Е.А. Залежской Т.П. Басова-Жакова в одном из своих писем, адресованных пермскому краеведу, собирателю материалов о родственниках В.И. Ленина на Урале В.Г. Соколовой, ссылаясь на метрические книги, хранящиеся в Казанском архиве, писала, что свадьба А.А. Залежского и Е.А. Бланк-Алехиной «состоялась в Кокушкино 16 июня 1856 г.» См.: Письмо Т.П. Басовой-Жаковой (Казань) Валентине Григорь евне Соколовой 17 июня 1971 г. // ГАПК. Ф. р.-1610. Оп. 1. Д. 428. Л. 14. 11 И.Н. Ульянов в воспоминаниях современников. – Изд. 2-е. – М., 1989. – С. 385. 12 Зверев А.В. Указ. соч. – С. 129, 205. 13 Шишонко В.Н. Материалы для описания развития народного образования в Пермской губернии, с указанием времени открытия учебных заведений. – Екатеринбург, 1879. – С. 371, 372. 14 Будрин И.В. Пятидесятилетие существования Екатеринбургской мужской гимназии. 1861—1911. – Екатеринбург, 1911. – С. 8, 9. 15 См.: Шишонко В.Н. Указ. соч. – С. 371-383. 16 Калинина Т.А. Развитие народного образования на Урале в дореформенный период (80-е гг. XVIII – первая половина XIX вв.): учеб. пособие. – Пермь, 1992. – С. 70. 17 Корчагин П.А. Пермское общество: губернская эпоха. – Пермь, 2009. – С. 67; Аверина Н.Ф. Восставшая из пепла… – Ч. 1. – Пермь, 2012. – С. 100. В данном контексте приведем один интересный факт, касающийся А.А. Залежского. Осенью 1859 г. к нему через посредника, выпускника Пермского уездного училища К. Колотинского, обратился служивший тогда в Екатеринбурге автор нескольких рукописных работ Ф.М. Решетников, ставший впоследствии известным писателем, с просьбой дать совет «по поводу каких-то своих сочинений». Хотя Андрей Александрович в отзыве отказал (в литературе отмечалось, что поручение Решетникова его товарищем «было дурно выполнено»), тем не менее, само это обращение свидетельствовало о популярности Залежского как человека, известного в то время по своему литературному творчеству. См.: Векслер И.И. Ф.М. Решетников: критико-биогр. очерк // Решетников Ф.М. Полн. собр. соч. – Свердловск, 1948. – Т. 6. – С. 14.

28


18 Коровин А.Ф. Басня Андрея Залежского // Пермский край: Старая Пермь (1723—1917). – Пермь, 1992. – С. 173-176. 19 Аверина Н.Ф. Указ. соч. – С.100. 20 Так, Н.Ф. Аверина, ссылаясь на сведения, приведенные в газете Герцена и Огарева «Колокол», полагает, что героями басни А.А. Залежского, помимо директора департамента общих дел МВД А.А. Гвоздева и правителя дел Комитета министров Суськина, были не Огарев и Клушин, а скорее всего пермский вице-губернатор М.В. Владимиров, в 1858 г. отрешенный от должности. См.: Аверина Н.Ф. Указ. соч. – С. 101. 21 Корчагин П.А. Указ. соч. – С. 66, 67. 22 См.: Рабинович Я.Б. Круг Н.Г. Чернышевского и разночинцы Урала в период первой революционной ситуации в России: учеб. пособие по спецкурсу. – Пермь, 1983. – С. 29. 23 Пермь и Пермская губерния на страницах газеты «Русский дневник». 1859 / сост. Т.И. Быстрых // Смышляевский сборник: исследования и материалы по истории и культуре Перми. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 196. В данном случае нами использованы сведения из статьи Д.Д. Смышляева: Вести из Перми // Русский дневник. –1859. – 1 марта (№ 46). 24 Пенн С.С. Несколько слов о проходящем 1859 годе // ПГВ. – 1860. – 1 янв. (№ 1). – Подпись: С.П. 25 Смышляев Д.Д. Сборник статей о Пермской губернии. – Пермь, 1891. – С. 89. 26 Зверев А.В. Указ. соч. – С. 129. Местом пребывания А.А. Залежского в качестве инспектора Казанского учебного округа был определен Оренбург. 27 Аналогичную точку зрения по вопросу о времени закрытия библиотеки А.А. Залежского высказывает пермский исследователь С.В. Пигалева. Она считает, что библиотека прекратила свое существование в 1861 г. См.: Пигалева С.В. Библиотеки города Перми по материалам губернской периодики 1850—1870-х гг. // Смышляевский сборник: исследования и материалы по истории и культуре Перми. – Пермь, 2013. – Вып. 5. – С. 54. 28 Протокол заседания педагогического совета Пермской гимназии // ПГВ. – 1860. – 30 сент. (№ 40). – Часть неофиц. 29 Там же. 30 Семченков В.К. Исторический очерк Пермской Мариинской женской гимназии за двадцать пять лет ее существования (с 1861 по 1886 год). – Пермь, 1886. – С. 3. 31 Там же. – С. 4. 32 Проект воскресной школы в г. Перми, составленный учениками VII класса Пермской гимназии // ПГВ. – 1860. – 14 окт. (№ 42). – Часть неофиц. 33 Открытие воскресной школы в г. Перми // ПГВ. – 1860. – 11 нояб. (№ 46). – Часть неофиц. 34 Рабинович Я.Б. Указ. соч. – С. 73. Численность и состав комиссии остаются неизвестными. Я.Б. Рабинович, помимо Залежского, упоминает среди ее членов двух преподавателей Пермской мужской гимназии А.А. Поимского и Д.П. Островского, а также купца Г. Ташлыкова. 35 Там же. – С. 74-80. 36 Там же. – С. 80. 37 Исторический очерк народного образования в Оренбургском крае за первое 25-летие его существования (1875—1899). – Вып. 1. – Оренбург, 1901. – С. 162. За предоставленные материалы о деятельности А.А. Залежского в Орен-

29


буржье автор искренне признателен библиотекарю отдела краеведения Оренбургской областной универсальной библиотеки им. Крупской Е.Ф. Кузнецовой. 38 ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 307. Л. 138об. 39 Башкирская энциклопедия. – Т. 3: З-К. – Уфа, 2007. – С. 21. 40 Савицкий Г.В. Началь ное образование в Оренбургском крае во второй половине XIX – начале XX вв. – Оренбург, 2010. – С. 37, 38. 41 См.: Скачилов В.А., Ахмерова Ф.Д. Указ. соч. – С. 7. 42 Там же. – С. 8. 43 В 1871 г. А.А. Залежский инспектировал Уфимскую мужскую гимназию, в 1875 г. – Оренбургскую женскую гимназию. В их адрес сделаны серьезные замечания по распределению нагрузки между учителями, состоянию преподавания математики, физики и др. Недостатки были исправлены руководством этих учебных заведений. См.: Исторический очерк народного образования в Оренбургском крае за первое 25-летие его существования (1875—1899). – Вып. 2. – Оренбург, 1901. – С. 156, 159; Скачилов В.А., Ахмерова Ф.Д. Указ. соч. – С. 9. 44 Башкирская энциклопедия… С. 21. 45 ГАПК. Ф. 35. Оп. 1. Д. 14. Л. 90, 93об. 46 Там же. Л. 47. 47 Там же. Л. 46. 48 Там же. Л. 47, 55. 49 Там же. Л. 86. 50 Об организации и деятельности Пермского реального училища см.: Смышляев Д.Д. Указ. соч. – С. 79-83; Слудковская И.А. Народное образование в Пермском крае в конце XIX – начале XX вв. – Пермь, 1998. – С. 58-67; Аверина Н.Ф. Настоящий город: краеведческий очерк. – Ч. 1. – Пермь, 2013. – С. 145-149. 51 Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – Т. 26. – СПб, 1899. – С. 411. 52 ГАПК. Ф. 185. Оп. 1. Д. 12. Л. 4об., 5об., 7, 10 и др. 53 Там же. Л. 5, 9. 54 Там же. Л. 12. 55 Там же. Д. 24. Л. 3, 6, 7, 12. 56 Журналы Пермского губернского земского собрания X очередной сессии, 2 февраля 1880 г. // Сборник Пермского земства. – Пермь, 1880. – Кн. 3. – С. 160161. 57 Систематический свод постановлений Пермского губернского земского собрания. – Вып. V. – Народное образование. 1870—1907. – Пермь, 1910. – С. 136-137. 58 Там же. – С. 137. 59 Памятная книжка Пермской губернии на 1880 г. – Пермь, 1880. – С. 55. 60 ГАПК. Ф. 35. Оп. 1. Д. 14. Л. 93об. 61 Там же. Ф. 135. Оп. 1. Д. 23. Л. 63, 63об. 62 Там же. Ф. 72. Оп. 1. Д. 182. Л. 2, 2об. Здание, принадлежавшее В.П. Зуевой, до нашего времени не сохранилось. 63 Там же. Ф. 185. Оп. 1. Д. 7. Л. 12. 64 Там же. Ф. 208. Оп. 1. Д. 14. Л. 9об. 65 Памятная книжка Пермской губернии на 1880 г. – Пермь, 1880. – С. 8; Адрес-календарь Пермской губернии на 1881 г. – Пермь, 1881. – С. 3. 66 ГАПК. Ф. 208. Оп. 1. Д. 14. Л. 5. 67 Там же. Ф. 185. Оп. 1. Д. 7. Л. 36.

30


68 Там же. Д. 49. Л. 50, 53; К сорокалетию Пермского реального училища. Первые шесть лет учебной жизни (с 1876 по 1882 г.) // ПГВ. – 1916. – 29 мая. (№ 116). – Подпись: К.Г. 69 Извлечение из отчета о состоянии и деятельности Пермского Алексеевского реального училища за 1882 год. – Пермь, 1883. – С. 40. 70 ГАПК. Ф. 185. Оп. 1. Д. 7. Л. 41. 71 Там же. Л. 16; Ф. 143. Оп. 1. Д. 1227. Л. 1об. 72 Там же. Ф. 185. Оп. 1. Д. 7. Л. 43; Адрес-календарь Пермской губернии на 1881 г. – Пермь, 1881. – С. 35; Журналы XIII очередного Пермского уездного земского собрания с докладами управы и другими приложениями. – Пермь, 1882. – С. 73; Календарь Пермской губернии на 1887 год. – Пермь, 1887. – Отд. III. – С. 178; Памятная книжка и адрес-календарь Пермской губернии на 1888 год. – Пермь , 1887. – Отд. IV. – С. 36. 73 Календарь Пермской губернии на 1884 год. – Пермь, 1883. – Отд. III. – С. 44; Календарь Пермской губернии на 1885 год. – Пермь, 1884. – Отд. III. – С. 43; Календарь Пермской губернии на 1886 год. – Пермь, 1885. – Отд. III. – С. 299. 74 ГАПК. Ф. 185. Оп. 1. Д. 49. Л. 62. 75 Башкирская энциклопедия. – Т. 3. – С. 21. 76 Алексеева В.К. Залежские // Звезда. – 1969. – 25 сент. (№ 227). 77 Скачилов В.А. , Ахмерова Ф.Д. Указ. соч. – С. 202. 78 Штейн М.Г. Указ. соч. – С. 117, 120. 79 ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 262. Л. 123об.-124; Д. 499. Л. 107об.-108; Оп. 6. Д. 301. Л. 241об.-242; Д. 307. Л. 138об. -139; Д. 332. Л. 102об.-103; Д. 339. Л. 130об.-131; Скачилов В.А., Ахмерова Ф.Д. Указ. соч. – С. 22, 202 (примечания). Сведения из метрических книг пермских церквей, хранящихся в ф. 37 (Пермская духовная консистория Ведомства православного вероисповедания), о детях А.А. и Е.А. Залежских получены от Е.П. Субботина, за что автор статьи ему глубоко признателен. 80 См.: Подлужная М.Я. Врач А.А. Залежский // Советское здравоохранение. – 1968. – № 5. – С. 78-81; Селезнева В.Т. Врачи-родственники В.И. Ленина в Прикамь е // Рабочее Прикамье. – Пермь, 1969. – Вып. 3. –С. 36-40; Васильева О.В. «Отчизне посвяти��…» – М., 1984. – С. 102-113 и др. 81 Русский биографический словарь. – Жабокритский-Зябловский. – Пг., 1916 – С. 201-202. 82 ГАПК. Ф. 143. Оп. 1. Д. 1227. Л. 3. 83 Там же. Ф. р.-1610. Оп. 1. Д. 426. Л. 35. 84 Там же. Ф. 37. Оп. 6. Д. 307. Л. 138об. 85 Там же. Д. 332. Л. 102об.-103. 86 Там же. Ф. 185. Оп. 1. Д. 7. Л. 1; Семченков В.К. Указ. соч. – С. 103. 87 Скачилов В.А., Ахмерова Ф.Д. Указ. соч. – С. 15, 16. 88 Переписка семьи Ульяновых. 1883—1917. – М., 1969. – С. 38,51, 56, 221; Ахмерова Ф.Д. В этом доме бывал Владимир Ульянов // Советская Башкирия. – 1992. – 5 июня (№ 110). 89 ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 330. Л. 66об.-67; Материалы к «Русскому провинциальному некрополю» Великого князя Николая Михайловича / публ. Д.Н. Шилова. – Вып. 1. – СПб., 2003. – С. 22; Обухович Н.Е, Кочев Л.И. Пермскому техникуму железнодорожного транспорта – 125 лет. 1881—2006. – Пермь, 2006. – С. 9, 35. 90 Адрес-календарь и памятная книжка Пермской губернии на 1900 год. – Пермь, 1900. – С. 2, 24; Александр Иосифович Бер: (некролог) // ПГВ. – 1900. – 19 окт. (№ 227).

31


91

ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 331. Л. 26об.-27; ПГВ. – 1900. – 19 окт. (№ 227). Семченков В.К. Указ. соч. – С. 99, 105. 93 ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 339. Л. 105об.-106. 94 Переписка семьи Ульяновых… – С. 51. 95 Там же. – С. 38,56. 96 Памяти В.П. Первушина // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – М., 1955. – Т. 55. – Вып. 4. – С. 319. 97 Первушин В.П. // Профессора Пермского университета. – Пермь, 1991. – С. 68, 69. 98 Сведения получены от Е.П. Субботина. 99 Ленин и ВЧК: сб. документов (1917—1922). – 2-е изд. – М., 1987. – С. 289, 596; Штейн М.Г. Указ. соч. – С. 136. 100 Штейн М.Г. Указ. соч. – С.137, 138. 92

32


П.А. Корчагин

МИФОЛОГИЯ ЧАДИНСКОГО ДОМА «Было бы странным, если бы дом Чадина, уже давно не существующий… – если бы этот дом не был заколдованным». М.А. Осоргин

В Перми широко известна появившаяся в середине XIX в. история о чадинском или, иначе, «чудовищном» или «таинственном» доме. Впервые в печати её изложил Д.Д. Смышляев в небольшой заметке, опубликованной в 1882 г. в «Пермских губернских ведомостях» 1. Советник пермской уголовной палаты Елисей Леонтьевич Чадин умер от нервного потрясения, когда на его именины прислуга вынесла пирог с отпечатком черепа и костей. «Адамова голова» оказалась на пироге, поскольку тот был испечён на чугунной могильной плите, украденной с городского кладбища по приказанию самого Чадина для устройства полов и печей в строящемся доме. После его смерти в недостроенном доме поселилась кикимора, которая пугала прохожих, а через 20 лет во время катастрофического пожара 1842 года она спасла «чудовищный» дом, отведя стену пламени взмахами белого платочка. История почти сказочная, просто переполнена мифологическими сюжетами и персонажами, и было бы чрезвычайно интересно посмотреть на место мифологии и суеверий в реальной жизни Перми грани XVIII—XIX вв. Кстати, одна из особенностей пермского городского фольклора заключается в том, что его составляют не только поздние городские легенды, но и чрезвычайно древние мифологемы, существующие, хотя и в превращённой форме, до сих пор. Знание подобных мифологем и учёт их при анализе событий позволяет глубже понимать реалии, послужившие основой для сложения легенды о чадинском доме. Строительная жертва. Все рассказчики подчёркивают, что чадинский дом не был достроен: «Он был отстроен вчерне и покрыт железом, но никогда не был отделан»2. Первопричину драматических событий, разыгравшихся вокруг дома Чадина, Ф. Кудринский определил так: «Тщеславное желание казаться заставило его предпринять постройку громадного дома, но ску33


пость была причиной того, что дом так и оставался вчерне, недоконченным»3. Нам это объяснение ситуации с домом кажется не слишком логичным, получается – один порок одержал верх над другим? Е.Л. Чадин был человеком весьма не бедным 4 , и его средств вполне хватило бы для завершения строительства. Необходимо заметить, что легендарный дом был не единственным и далеко не первым пермским домом Е.Л. Чадина. В «Деле об отводе земельных участков для строительства жилых домов и питейных заведений в городе Перми» содержится «Роспись вновь отведенным местам в городе Перми под строение обывательских домов… 1783 сентября с 1 октября по 1 число». Под номером 222 в росписи указана усадьба размером 35х20 сажен по Большой улице, выделенная «господину уголовной полаты советнику надворному советнику Елисею Леонтьевичу Чадину» 28 сентября 1783г. 5 Данный участок ныне занят зданием по ул. Петропавловской, 21. Этот, судя по всему, свой первый пермский дом Е.Л. Чадин построил, а позднее передал его своей дочери «Авдотье Елисеевой дочери Мейеровой», которая в 1814 г. уступила его «коллежской регистраторше Настасье Бушуевой». Этот факт известен из жалобы Н. Бушуевой, которая писала: «Елисей Леонтьевич Чадин неизвестно с чего учинил вступательство в некоторые принадлежности дома, обще по купчей мне со оным доставшиеся и даже в некоторую часть земли мне принадлежащей» 6 . Е.Л. Чадин, строивший каменный дом по соседству на углу квартала, по привычке пытался распоряжаться на приусадебном участке, некогда принадлежавшем ему и его дочери. Во втором томе «Дела об отводе земельных участков…» содержатся сведения о другом отводе «1785 года июля 14» усадебного места размером 30х35 сажен «уголовной палаты советнику господину надворному советнику Елисею Леонтьевичу Чадину» в Средней улице 7 . Средняя и Большая – это на самом деле одна улица, которая чуть позже стала называться Петропавловской. В этом же томе есть «План отведенного места в городе Перме по конфирмованному плану в Тунцельмановской линии уголовной палаты советнику господину надворному советнику Елисею Леонтьевичу Чадину по улице двадцать а во двор тритцать пять всего квадратных семь сот сажен, которое место значится на сем плане под литерою А. Маия 31 1786 года» 8. Это уже современная ул. Ленина, но нам пока неизвестно, построил ли Е.Л. Чадин дома на этих участках. Так или иначе, Елисей Леонтьевич вёл в Перми весьма активное домостроительство, или, что вероятнее, спекулировал земельными участками. 34


С одной стороны, «большой каменный, двухэтажный» дом, который возводил Е.Л. Чадин, вызывал удивление. Не то чтобы в Перми не было двухэтажных каменных домов, конечно, были. Но таковые либо принадлежали казне (типа здания Пермской градской школы), либо были «домами на приезд» богатейших владельцев горных заводов, постоянно живущих в столицах. Первые лица Перми предпочитали жить в домах поскромнее. С другой стороны, занятый кикиморой чадинский дом, был вовсе не уникален и не одинок на просторах России. Известный отечественный этнограф С.В. Максимов в 1903 г. писал в своей работе о нечистой силе: «Найдется ли на ее [России – П.К.] широком раздолье хотя один такой счастливый город, в котором не указали бы на заброшенный нежилой дом, покинутый и заколоченный наглухо? В таких запустелых домах поселяются черти, и по ночам возятся на чердаках и швыряют чем попало и куда попало. В городе Сарапуле (Вятской г.) в 1861 г. пишущему эти строки указывали на соборной площади подобный таинственный дом, а три года тому назад об этом же самом доме сообщали, что верх так и стоит необитаемым уже много лет. Рассказывали, что как только кто-нибудь поселится в этом доме, в первую же ночь слышится голос: «а, окошки вставили! двери сделали!» И поднимется вслед затем шум, а на утро оказывается, что все стекла в окнах и дверях выбиты. Лет шесть тому назад этот дом так и стоял с разбитыми стеклами. Теперь окна заколочены досками. В смысле чертовщины, за обширную Белокаменную тоже никто не поручится, а в Петербурге на нашей памяти, на Фонтанке, близь Калинкина моста, существовал беспокойный дом с зелёными колоннами. Лет 10-15 тому назад на такой же дом на Литейной (или Моховой) указывали все газеты, и толпы любопытных собирались к нему в таком множестве, что вмешалась полиция» 9 .

Причиной появления «чудовищных» домов (и тут все исследователи сходятся в едином мнении) считается поверье, что возведение нового жилого дома, башни, моста или другой значимой постройки обязательно приводит к человеческой смерти: хозяина дома, строителя или человека, специально замурованного в фундамент или стену, ибо «на костях» стоит крепче. В данном случае мы имеем дело с известнейшей этнографической универсалией, в том или ином виде существующей у всех народов, – со «строительной жертвой». «ЖЕРТВА СТРОИТЕЛЬНАЯ – один из фрагментов славянского строительного обряда, жертвоприношение, совершаемое в магических целях при закладке (реже – во время новоселья) дома или другого крупного строения для обеспечения его прочности и долговечности, а также для благополучия хозяев. Семантика строительной жертвы основана на уподоблении строительства дома сотворению мира, который, согласно космогоническим преданиям, был возведен из жертвы…» 10 .

Выдающийся российский этнограф Д.К. Зеленин, приводил множество примеров существования обычая строительной жертвы у 35


многих европейских народов, но и «у русских также существовало прежде поверье о том, что каждое новое здание строится на чьюлибо ”голову”, т.е. в нем кто-либо должен в скором времени умереть и при этом ”обновить” дом... Закладывали обычно на чью-либо голову, иначе и поп не будет святить здания. Обыкновенно плотника просили, чтобы он не закладывал на голову хоз��ина и его семьи. Добросовестные мастера закладывали на голову пса или кота, но обязательно должны были заложить на кого-либо, иначе их самих ожидала смерть» 11. Подобные поверья в России были распространены чрезвычайно широко. «Крестьяне верят, что всякий дом должен быть выстроен на чью-либо голову из живущих в нем, и потому, дабы предотвратить несчастие, при переходе в него, отрубают на пороге избы голову у курицы, которую после в пищу не употребляют. Иные же, для предотвращения мнимого несчастия, при закладке домов, закапывают куриную голову под главным углом; причем также существует обычай класть под прочими тремя углами деньги, чтобы в доме было богатство. При закладке матицы, хозяин всегда дарит чем либо мастеров или угощает их водкой, дабы они не сделали при том какого либо колдовства» 12 . «Какими бы благоприятными условиями ни обставлялась бы постройка дома, в нем обязательно и скоро должен быть мертвец… Обыкновенно нужно ожидать смерти старого или хилого семьянина [курсив здесь и далее наш – П.К.], потеря которого, однако, не отяготит семьи»13 .

Такие суеверия бытовали не только у русских, но и у коми. И.Н. Смирнов писал, что у чердынских и соликамских коми-пермяков «при постройке дома обычно обещали закопать одного плотника. Впоследствии же человек заменяется тут мелким животным – поросенком, гусенком или петухом» 14. А В.В. Кандинский приводил информацию, которая нам особенно интересна: «Всякое переселение из старого дома в новый не обходится даром: оно требует жертвы. Зыряне радуются, если домовой в этом случае «наваливается», как они выражаются, на скот, так как зачастую при переселении мрут и люди. Это верование поддерживается тем, что действительно в силу каких-то причин переселения редко обходятся без смерти. Это наводит такой страх, что многие новые дома даже в Усть-Сысольске так и остаются необитаемыми» 15 .

С точки зрения суеверных пермяков начала XIX в., если бы дом «на углу Петропавловской и Театральной площади» был достроен, то Е.Л. Чадин, как старший член семьи и, собственно, единственный хозяин (ведь сын Апполос и дочь Евдокия уже давно жили отдельно) был бы обречён. Е.Е. Левкиевская указывала на случаи, когда «зажившиеся старики сами первыми входили в дом, чтобы быстрее умереть» 16, но это явно не случай Елисея Леонтьевича. Современники и архивные документы17 рисуют Е.Л. Чадина как жадного и жестокого человека, который мог позволить себе не платить 36


по долгам, из соображений экономии не приглашать специалистовстроителей, обходясь трудами собственных дворовых. И Елисей Леонтьевич оказался заложником ситуации… Судя по всему, Е.Л. Чадин имел все основания суеверно опасаться за собственную жизнь, поскольку справедливо подозревал, что его крепостные каменщики и печники почти наверняка закладывали дом и печи не на петушиную, а на хозяйскую голову. Вот почему, понимая это, Елисей Леонтьевич не спешил с завершением строительства. Адамова голова, Леванидский крест и покляпая берёза. Считается общепринятым, что Е.Л. Чадин умер от нервного потрясения, которое испытал при виде «адамовой головы», отпечатавшейся на именинном пироге. Заметим, правда, что первый рассказчик этой истории Д.Д. Смышляев ничего об адамовой голове не писал, а лишь то, что обозлённые дворовые «придумали испечь пирог на обломке краденой плиты, обратив его надписью кверху». Вот, собственно, и все имеющиеся подробности… Искомая адамова голова впервые фигурировала в очерке Ф. Кудринского, который писал, по определению А.А. Дмитриева, «на основании своих домыслов, а не каких либо документов. Но самый пересказ Кудринским сделан очень занимательно». В его описании кульминации именин читаем: «Крест ясно отпечатался на тесте, а в голове адамовой ясно обозначились черными не вымытыми углублениями глаза и зубы… Изображение черепа одно только улыбалось среди серьёзно недоумевавших, вытянутых лиц…»18. А.А. Дмитриев в очерке, опубликованном в «Историческом вестнике», писал об этой истории следующее: «Этот эпизод из жизни Чадина я сам слыхал от пермских старожилов, кроме Смышляева, впервые записавшего его со слов своего отца. Таков рассказ покойного протоиерея Александра Луканина. И надо сказать, что все редакции пересказа близко сходятся между собою в основном сюжете: смерть Е.Л. Чадина была столь же чудовищна, как и вся судьба его дома…» 19 . Собственного описания деталей роковых именин А.А. Дмитриев не приводит, но в то же время не опровергает и достаточно правдоподобных домыслов Ф. Кудринского, хотя тот и писал не о чугунной надгробной плите, а о железном листе, покрывавшем некий каменный памятник. Поэтому и мы, вслед за авторитетным пермским историком позапрошлого века будем считать, что именинник увидел на пироге – «адамову голову» – отпечатавшиеся череп и скрещённые кости рук, нижнюю часть голгофской композиции, традиционно отливавшейся на чугунных надгробных плитах. 37


Собственно, что же так испугало Елисея Леонтьевича? Ведь адамова голова есть символ искупительной жертвы, которую Христос принёс за всё человечество, когда кровь его, стекая, оросила череп Адама, похороненного на Голгофе, смыв, таким образом, первородный грех 20. Ну не яблоко же с древа познания стащил наш герой… Однако, поскольку нам уже известно, что Елисей Леонтьевич был не только жаден, но и суеверен, у нас есть все основания предположить, что его испугали какие-то предрассудки, связанные с адамовой головой и голгофским крестом, изображаемыми на надгробных памятниках, которые и предстоит нам идентифицировать. Для начала разберёмся, что подразумевали пермяки и все россияне, изображая голгофский крест на надгробиях и предметах культа. В Евангелиях крест, на котором был распят Христос, никак не описывается, однако существует достаточно много текстов, по которым можно составить представление о виде и форме этого креста. В книге пророка Исайи было предсказано: «И слава ливанова к тебе приидет, кипарисом и певгом и кедром вкупе, прославити место святое мое, и место ногу моею прославлю» (Ис.60:13). То есть, господь обещал прославить подножие ног своих (в лице бога-сына). По церковному преданию дерево, из которого был сделан Голгофский крест, возникло из трёх посохов, оставленных ангелами, явившимися Аврааму. Эти посохи Авраам передал Лоту, наказав посадить их в землю и поливать для прощения невольного греха. 33 года Лот водой из Иордана поливал эти посохи. Наконец они проросли тремя вечнозелеными деревьями: кедром, кипарисом и певгом – и срослись в один ствол с тремя верхушками, являя образ Св. Троицы. Позднее царь Соломон велел спилить его для устройства крыши храма, но использовать бревно не смогли, поскольку оно постоянно менялось в размерах. Царица Савская предсказала, что Спаситель мира будет повешен на нем, и царству иудеев придет конец. Испуганный Соломон приказал закопать брус в месте, где впоследствии был построен бассейн для омовения жертвенных животных, вода в котором оказалась целительной. Незадолго до евангельских событий древо всплыло, и именно из него изготовили крест, установленный на горе Голгофе. В русской былинной традиции голгофскому кресту соответствует Леванидов крест, упоминаемый во многих текстах. По словарю М.Р. Фасмера: «Леванúдов крест – название чудодейственного креста, также местн. в устн. народн. творчестве. Объясняется очень остроумно Веселовским как ”крест распятия Христа”. От греч. λιβανiτης ”из ливанского дерева”; см. Халанский, РФВ 44, 325; Андерсон, ZfslPh 21, 240. В таком случае следует говорить о преобразовании под влиянием собств. Леонúд (из греч. Λεωνiδας, Λεωνiδης)» 21 .

38


В шведском и норвежском языках словосочетание levandekorset означает «живой крест», что практически совпадает с русским обозначением голгофского орудия казни Христовой – «крест животворящий». Изображается обычно как «процветший» крест, из которого исходят длинные лозы или ветки с листьями. Для нас сейчас не важно, каким путём (из Византии или Скандинавии) попали на Русь представления о Леванидском кресте, важно иное… В главе XI (84) «О Кресте, где еще и о вере» ещё в VIII в. Иоанн Дамаскин о связи креста (честного древа) и древа жизни (мирового древа) писал: «Древо жизни, насажденное Богом в раю, предызобразило этот Честный Крест. Ибо так как смерть [вошла] через посредство древа (Быт. 2; 3), то надлежало, чтобы через древо же были дарованы жизнь и воскресение» 22. Многочисленные гости, пировавшие на именинах Елисея Леонтьевича 14 июня 1819 г., прекрасно поняли символику отпечатавшейся на праздничном пироге адамовой головы. Прислуга, принадлежавшая к более архаичной культуре, не могла не соотнести Голгофский (иначе Леванидов) крест с Мировым древом русских былин, с покляпою (т.е. кривою) берёзой. В былине об Илье Муромце и Соловье разбойнике это место описано следующим образом: Как у той ли-то у Грязи-то у Черноей, Да у той ли у березы у покляпыя, Да у той ли речки у Смородины, У того креста у Левонидова23 .

Такое совпадение расположения языческой покляпой берёзы и животворящего креста не случайно: «Что же касается Соловья-разбойника, то последний стережёт, судя по некоторым деталям, не просто врата, а «перекрёсток миров», сидя у священного (Мирового) Древа – у того дуба Леванидина. Учитывая же, что у восточных славян после поверхностной христианизации страны Мировому Древу функционально и семантически тождествен Крест, для «двоеверца» вполне логично, что этот чудовищный страж сидит в локусе, совмещающем в себе славный крест Леванидов и зловещие атрибуты иного мира как мира смерти… Иной мир, как и его стражи, всегда амбивалентен. Этот непреложный закон язычества кощунственно, как мы видим, был перенесён и на один из главнейших символов новой веры» 24 .

Центром христианского мира стал крест на горе Голгофе (на Сорочинских, т.е. «сарацинских» горах), но этот центр удивительно похож на прежний – языческий. Под корнями мирового древа, под покляпой или кудреватой березой находится вход в иной мир, откуда появляются волшебные существа. В одном из вариантов былины «О Василии пьянице» читаем: 39


«Из под белыя березы кудреватыя, Из под чуднаго креста Леванидова, Выходит тут турица златорогая…»25 .

В былине «Василий Игнатьевич и Батыга» из этого сверхъестественного портала появляются уже несколько животных: «Из-под той белой березы кудреватыя, Из-под чудного креста Еландиева, Шли-выбегали четыре тура златорогие…» 26 .

В былине «Про Алешу Поповича» из-под покляпой берёзы появился богатырский конь: «…”найди на кряжу березу. Под березой во мху дверь. Открой эту дверь, там конь тебе есть”. Он отошел, ему вроде как во сне показалось, или наяву. Утром встал, пошел по кряжу, там конь. Он коня вывел, а конь до того достоялся, худой. Он спустил его попитаться, на луг поесть. Да знаешь, какой гладкой стал! Конь удался богатырский» 27 .

Но чаще из-под земли появляются страшные существа и лютые звери. В.Я. Пропп в своей книге о русском героическом эпосе очень определённо комментирует строки былин, в которых упоминаются «луга Леванидовы»: «По всему своему богатырскому облику Данило не столько охотник, сколько воин, но вместе с тем он выступает и как охотник. По совету Мишаты его отсылают на охоту за дичью, но это поручение обставляется так, что оно должно его погубить. Данило отсылается не столько на охоту, сколько на борьбу, на бой со страшными зверями: здесь он должен найти себе смерть. Мы Данилушку пошлем во чисто поле, Во те ли луга Леванидовы, Мы ко ключику пошлем ко гремячему, Велим поймать птичку белогорлицу, Принести ее к обеду княженецкому, Что еще убить ему льва лютого, Принести его к обеду княженецкому… Такой же неопределенный, фантастический характер носит и место, куда отсылается Данило. В большинстве случаев это общеэпический Буян-остров или луга Леванидовы и пр. Данилу посылают на смерть» 28 .

Шутить со смертью и пренебрегать её атрибутами не следовало. В былине о Василии Буслаевьевиче описывается печальный результат подобных осквернительных действий.

40


Да поплыл Васильюшко по синю морю, Потплывает пот горы да Сорочинския… И завидял: на горы стоит чюден же крест. А пошли они на гору да на высокую: А не чюден-от где крест стоит, – голова лёжыт. И начял Васильюшко голову попинывать Да попинывать голову побрасывать. «Уш ты ойеси, Васильюшко Буславьевиц! Ище я голова да не тобой слыла!..» По горы-де головушка катиласе, А ишше полгоры да становиласе: «Да не будёш ле, Васильюшко, са мной лёжать?» Да пошли они на гору да на высокую. Да пришли они ко камешку горючему. Да на том же на камешки потписано, Да на том-де камешки да подресовано: «Ище хто же этот камешок да перескочит?» И начял-де Васильюшко поскакивать… Да хлопнул головушкой о камешок. Тут же Васильюшко славы поют29 … ”У нас помер Васильюшко Буславьевиц…” 30

Былинный Василий Буславьевич поплатился жизнью за то, что оказавшись буквально на границе жизни и смерти, проявил неуважение к мертвым… Приказывая дворовым красть чугунные плиты с могил на Егошихинском кладбище, Е.Л. Чадин не просто совершал акт осквернения погребений, по его воле оставлялись не закрытыми символические проходы в потусторонний мир, через который в наш мир могли проникать разного рода чудовища и «нечистики». Можно представить себе ужас чадинских дворовых, ночью воровавших надгробные плиты: они не просто совершали кражу, их хозяин посылал, точьв-точь как былинного Данилу охотника, на границу мира живых и мира мёртвых, практически на верную смерть. Поэтому вовсе не удивительно, почему крепостные слуги избрали именно такой способ мести хозяину. Им, очевидно, очень захотелось, чтобы в день собственных именин, когда поминают ангела хранителя, он пережил такой же страх, как и они. Оттиснув на пироге изображение адамовой головы, стерегущей мир мёртвых, они заставили Елисея Леонтьевича заглянуть за край, посмотреть в глаза собственной смерти. И им удалось не просто напугать Чадина, они сумели дать ему понять, за что именно ему придётся расплачиваться… Для человека суеверного всё было очевидно, всё совпало. Перед пермским чиновником разверзлась бездна… 41


Откуда взялась кикимора. Но и после смерти Елисея Леонтьевича странности в доме не прекратились. Ещё долго пермякам «слышались как бы выходящие из-под земли стоны, раздавались голоса, необыкновенные звуки, подобные стуку падающих и разбивающихся предметов. В особенности ”чудилось” в глухую полночь; в такую пору запоздалый прохожий ускорял шаги, осеняя себя крестным знамением от дьявольского наваждения». Всему городу было известно, что в доме у Чадина было загадочное подземелье. Д.Д. Смышляев позднее писал: «Покойный городовой архитектор Константин Алексеевич Золотавин рассказывал, что, получив по какому-то случаю поручение началь ства осмотреть подробно необитаемый дом, он открыл в подваль ном этаже его необыкновенной глубины колодезь , назначение которого он объяснить затруднялся. Был ли колодезь этот выкопан Чадиным для каких-либо целей, или это просто была слабо засыпанная и потом от времени провалившаяся горная шахта, каких много было на месте нынешнего города, во время действия Ягошихинского завода?» 3 1

Для суеверного пермяка неуместный «колодезь» в чадинском доме был незакрытым входом в подземный мир, из которого на «этот свет» могла попадать самая разнообразная нечисть... Каким именно было дьявольское наваждение, стало понятно позже, во время пожара 1842 года, когда пожилая пермячка из простого чина «собственными глазами видела, как какая-то женщина в белом чепце, высунувшись из слухового окна в крыше, платочком отмахивала от дома огонь соседних зданий» 32. В двухтомном «Деле о расследовании причин пожара, произошедшего в Перми в сентябре 1842 г.»33 сохранились показания пермских жителей, отвечавших на вопросы следствия: «1е) сколько сгорело моих домов; 2 е) не имею ли я о зажигательстве оных или о причине пожара, каких либо особенных сведений или подозрения»; имеются описи вещей, изъятых при обысках подозрительных лиц, но нет протоколов допроса той самой старушки, якобы видевшей кикимору с белым платочком в слуховом окне чадинского дома. Более чем вероятно, что губернатор И.И. Огарёв почёл смехотворным и даже просто неприличным вносить в протокол – серьёзный документ – бредни суеверной бабки, но, так или иначе, никаких других доказательств инцидента с кикиморой, кроме слов Д.Д. Смышляева, у нас нет. Была кикимора или не было кикиморы, это не тот вопрос, на который должен отвечать историк. Современный культурный человек обязан на него отвечать однозначно и отрицательно. Историку интересна другая проблема, проблема состояния общественного сознания рядовых пермяков середины XIX в. И тогда вопрос следует сфор42


мулировать иначе: почему пермской старушке в чадинском доме почудилась именно кикимора, а не какая-либо другая «неведомая, нечистая и крестная сила»? Для начала определимся, что же такое (кто такая) кикимора? Вот как описывал кикимору современник Е.Л. Чадина М.Д. Чулков в год, когда наш герой только поступил на службу в Пермь: «Кикимра, кикимры суть женщины унесенные в младенчестве чертями, и посаженные на несколько лет колдунами к кому-нибудь в дом, которые бывают невидимы, однако иные из них с хозяевами говорят, и обыкновенно по ночам прядут, и хотя никакого вреда не делают, но наводят великий страх своим неугомонством. Говорят, что и мужеск пол, таким образом сажают в домы, которые унесены в младенчестве от матерей и воспитаны нечистыми духами, и сии называются дьявольское навождение. Также сажают плотники в дом дьяволов или кикимр, когда им не заплатят за работу надлежащего; но оной дьявол не столь спокоен бывает, ломает все в доме, делает шум и стук, и наконец самого хозяина выживает из дому, от чего избавляют доки, или те же плотники, получив сполна за работу. Древние Славяне кикимру почитали ночным божеством и сонных мечтаний» 34 .

Пожалуй, самое полное и в то же время краткое описание этой нечисти можно найти в этнолингвистическом словаре «Славянские древности»: «КИКИМОРА, шишимора – рус. и бел. женский мифологич. персонаж, обитающий в жилище человека, приносящий вред, ущерб и мелкие неприятности хозяйству и людям… Внешний облик. К. представляют в виде маленькой, безобразной, скрюченной старушки, смешной, уродливой, неряшливой, одетой в лохмотья (с.-рус.). Она так мала и суха, что не выходит на улицу, боясь быть унесенной ветром (вологод.). Ср. описание старух, ряженых ”кикиморами»”: ”одевались в шаболки (т.е. рваную одежду) и с длинной заостренной палкой садились на полати, свесив ноги с бруса, и в такой позе пряли. Прялку (копыл) они ставили меж ног... Девушки смеялись над шишиморой, хватали ее за ноги, а она била их палкой” (костром., Череп. МАРС:126). Редко К. имеет облик девушки в белой или красной рубахе (вологод.), женщины, мужика (в.-сибир.). Белорусы представляли К. в виде маленьких девочек. Иногда К. имеет зооморфный вид. В одних случаях происхождение К. связывают с ”нечистой”, неправильной смертью: К. – ребенок, проклятый родителями (рус., бел.), дочь, загубленная своей матерью (бел.). К. появляется в домах, построенных на ”плохом” месте: там, где был зарыт удавленник или не отпетый покойник (рус. вят.); где был убит или умер ребенок, а также где похоронено тело ребенка (рус. в.-сибир., бел.). Согласно источникам XVIII в., К. – ребенок, похищенный или обмененный нечистой силой (рус., Чулк. АРС:219). В других случаях появление К. в доме связывается с порчей, злым умыслом ”знающих” людей: чаще ее ”напускают” печники или плотники при постройке дома, желая отомстить хозяевам. Они закладывают сделанную из щепок и тряпочек куколку – фигурку ”кикиморы” под матицу или между бревен в переднем углу (рус. сибир.).

43


Деятель ность К. Присутствие К. в жилище человека расценивалось как признак того, что в доме неблагополучно, ”нечисто”. Появляясь в доме, К. творит мелкие пакости, наносит ущерб хозяйству: бросает и бьет горшки, мешает спать, стучит вьюшкой, кидается из подполья луковицами, с печи – шубами и подушками (с.-рус.); выдергивает волосы у хозяина, перь я у кур, стрижет шерсть у овец и делает из этой шерсти постели для скота (вологод., олонец.). Досаждает людям воем, писком, шумом (в.-сибир., бел.)… Избавиться от К. чрезвычайно трудно: ср. средство из лечебника XVIII в.: ”от кикимор в доме положить верблюжью шерсть, когда суседка (тож кикимора) давит — лечба та же, шерсть с рясным ладоном клади под шесток” (Зм. РВ:225). К. можно было изгнать и спомощью заговора: ”Ах ты, гой еси, кикимора домовая, выходи из горюнина дома скорее” (ю.-сибир., СРНГ 7:83), или выжить из дому на Герасима Грачевника (4/17. Ш). К., насланную колдунами, можно уничтожить, отыскав в доме куклу или другой предмет, с помощью которого навлекли К. (сибир.). Этот предмет следовало выбросить за пределы усадьбы или сжечь» 35 .

Теперь мы знаем, когда и отчего могла появиться кикимора… В случае с Елисеем Леонтьевичем ни одну из трёх возможностей отвергать не стоит. Для начала рассмотрим самую «реалистичную» причину, заметив попутно, что поверье о посадке кикиморы строителями было широко распространено не только у русских, но и у коми. Вот, что об этом способе пишет известный коми этнограф Л.Н. Жеребцов: «После закладки первого, так называемого окладного, венца сруба устраивалось угощение для помочан. Хозяйка прямо на земле посреди сруба расстилала овчину шерстью вверх и на нее устанавливала приготовленные кушанья. Правда, такой обычай был отмечен только у пермяков. Но при подъеме сруба хозяева везде и всегда ухаживали за работниками, стараясь, чтобы они на них не обиделись, потому что верили в то, что обиженные плотники могут посадить где-либо в сруб шеву (кикимору), которая потом не даст обитателям спокойно жить. В доме будет ”чудить ся”, ”казать ся”, кикимора будет стучать и шуметь по ночам, не будет давать спать и т. д. Обычно считалось, что возникает она из заговоренной и запрятанной плотниками щепки. У коми-пермяков рассказывают, что для создания кикиморы плотники вырезывали из щепки куклу, обмазывали ее кровью из ранки, случившейся в период работы, а иногда даже раскалывали ей голову (чтобы она была особенно злая) и запрятывали ее в специально вырубленном пазу в каком-либо бревне» 36 .

Л.Н. Жеребцову вторит Л.С. Грибова: «Среди некоторой части коми-пермяцкого населения существовало поверье, что при строительстве дома возможна якобы «порча» его со стороны мастера-строителя, считавшегося колдуном. Это делалось с помощью деревянной куклы, спрятанной в специаль но заготовленную нишу между бревнами. Чтобы освободиться от заклятия, необходимо было найти место, где спрятана кукла, и уничтожить ее, либо оставить дом навсегда» 37 .

Вторую причину появления кикиморы «связывают с ”нечистой”, неправильной смертью», чаще всего, ребёнка. В кикимору превращается ребёнок, проклятый родителями, подменённый нечистой силой, дочь, загубленная своей матерью. По сведениям В.В. Голубцова, у Е.Л. Ча44


дина умерло 8 из 10 детей: Петр, Матвей, Дмитрий, Иван (в младенчестве), Александра, Надежда, Елена, а младший Никанор умер в 1799 г. при рождении вместе с матерью, тридцатитрёхлетней Евпраксией Ивановной Чадиной38. Этот факт, видимо, не остался незамеченным пермяками, которые стали подозревать, что настолько высокая смертность детей Е.Л. Чадина – это неспроста. И во время катастрофического пожара 1842 года пермская старушка отнюдь не случайно «увидела» именно кикимору в слуховом окне чадинского дома. Ведь в семье Е.Л. Чадина умерли три малолетние девочки. В чадинской истории вообще очень много совпадений, которые не могли оставить без внимания суеверные пермяки грани XVIII—XIX вв. Взять хотя бы имя главного героя, которое означает «Бог – спасение», «Бог спасает». Небесный покровитель Чадина, еврейский пророк Елисей был сыном зажиточного земледельца. Сам Илья-пророк призвал его к себе и сделал своим помощником. После смерти наставника Елисей сам стал пророчествовать. В течение 65 лет пророк говорил правду шести израильским царям, обличал нечестие и идолопоклонство, исцелял больных, воскрешал умерших, умножал елей и хлебное зерно. Умер Елисей в возрасте около 100 лет. Есть, правда, одно «но»: «И пошел он [Елисей] оттуда в Вефиль. Когда он шел дорогою, малые дети вышли из города и насмехались над ним и говорили ему: иди, плешивый! иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их и проклял их именем Господним. И вышли две медведицы из леса и растерзали из них сорок два ребенка» (4Цар. 2:23-24).

И это лыко оказалось в строку… Наконец, третья гипотетическая причина появления кикиморы. Она появляется в домах, построенных на «плохом» месте: там, где был зарыт заложный (умерший неестественной или преждевременной смертью) покойник, где был убит или умер ребенок, а также где похоронено тело ребенка. С.В. Максимов писал в начале XX в.: «В Сарапульском уезде (Вятской г.) построили плотники новый дом. Пришли они попрощаться да и сказали хозяйке: ”ну, тетка, тебе не спасибо, вовек будешь помнить, как ты нас поила-кормила”. И вот за то, что она докучала им попреками, укоряя, что много у ней выпили и еще того больше съели, – они посадили ей кикимору: никого не видно, а человеческий голос стонет. Как ни сядут за стол, сейчас же кто-то и скажет: ”убирайся-ка ты из-за стола-то!” А не послушают – начнет швырять с печи шубами, или с полатей бросаться подушками. Так и выжила кикимора хозяев из дому. Сказывали знающие люди о причинах этого происшествия, но разное: одни говорили, что либо на стоянке, либо под матицу, плотники подложили свиной щетины, отчего и завелись в доме черти. Другие предполагали, что под домом зарыт был когда-то не отпетый покойник или удавленник, и что плотники знали про то и намеренно надвинули к тому месту первые венцы, когда ставили сруб» 39 .

45


Избыть кикимору из дома было очень трудно, об этом писали все исследователи. М.Н. Власова: «Кикимора-судьба – существо достаточно непредсказуемое, поэтому в поверьях отмечено мало способов задобрить ее или вступить с нею в договорные отношения. Изгнать кикимору можно было и окропив дом святой водой, и с помощью заговоров. В некоторых губерниях России кикимору ”для профилактики” выпроваживали из дома 17 марта, в день Герасима Грачевника. Изгнание кикиморы сопровождалось приговорами типа: ”Ах ты, гой еси, кикимора домовая, выходи из горюнина дома скорее, не то задерут тебя калеными прутьями, сожгут огнем-полымем и черной смолой зальют” (Ю. Сиб.)» 40

Хотя порой и святая вода не помогала. В начале XX в. В.П. Налимов записал следующий рассказ о кикиморе: «Лет 50 назад в с. Юм 41 один крестьянин построил новый дом. Кикимора залюбовал 42 этот дом, где и поселился. Хозяин дома пригласил попа отслужить молебен и освятить дом святой водой, надеясь таким способом избавиться от кикиморы. Кикимора появился во сне хозяину дома и сказал: ”Поп хотел ударить меня камнем по шее, но не мог этого сделать и не может”. Кикимора, обидевшись на хозяина за то, что последний пригласил попа, убил его и все семейство его. Злой кикимора и этой жестокой местью не удовлетворился. Он стал тревожить несчастного хозяина и его семейство после смерти» 43 . Впрочем, атеистические убеждения тоже не всегда выручали. «Кикимора… воспринимается злым духом, который старается выжить хозяев из дома, может погубить человека: ”Сын тут был комсомолец, на кикимору-то сругался, и она ему на полать ножом бросила. Они в страхе жили. Они вышли ночью, и больше не заходили” (ПМ: Юсьв., Юсьва, 75)» 44 .

По сведениям Л.Н. Жеребцова: «Счита��ось, что избавиться от кикиморы возможно разными способами. С этой целью, например, новоселы топили печь оставшимися от дома щепами. ”Когда все щепки израсходуются, кикимора отойдет от дома и не будет нарушать спокойствия живущих”. В особо трудных случаях хозяева для помощи приглашали колдуна, который будто бы или сам находил кикимору или же с помощью заговора вызывал виновного и заставлял его указать, где она запрятана. Только после этого в доме восстанавливались мир и покой» 45 .

Нам особенно интересно, что на Урале исчезновение кикиморы связывают с пожаром, правда, особого рода. В пос. Люба-Вань (Республика Коми) в 1977 г. был записан цикл быличек о кикиморе: «Происходили эти таинственные явления в Люба-Вань на протяжении нескольких лет, называют и три года (Глафира Ш.), и пять-шесть лет (Василий М.), а потом они так же внезапно, как и начались, прекратились. Приводятся подробности исчезновения ”кикиморы”: ”Однажды хозяин идет домой, видит, дом горит синим пламенем. Подбежал, а никакого пожара нет. Но кикимора с этих пор исчезла” (Василий М.)» 46

И в 1842 г. для пермских обывателей всё было очевидно, как и почти за три десятка лет до этого. Угроза огнём – самое верное средство избавления он кикиморы. Понятно, что лишиться жилья не входило в планы пермской нечисти, и она воспользовалась волшебным платком для того, чтобы оградить «залюбованное» жилище от опасности. Конечно, дом сохранился в пожаре по вполне естественным причинам 47, но легенда о «чудовищном доме» получила продолжение. 46


Осталось лишь понять, откуда взялся белый платок, которым кикимора остановила пожар. Для этого вспомним сказку «Марья Моревна» из собрания А.Н. Афанасьева. Главная героиня этой сказки выкрала у пленившего её Кощея Бессмертного и передала мужу этот волшебный платок: «”Как же ты через огненную реку переправился?” – ”А у меня есть такой платок – как махну в правую сторону три раза, сделается высокий-высокий мост, и огонь его не достанет!” – Марья Моревна выслушала, пересказала все Ивану-царевичу, и платок унесла да ему отдала» 48 .

Очевидно, что вовсе не случайно М.Н. Власова сближает «Мару» и кикимору: «Многозначность образа кикиморы отражена в самом ее имени, двусложном (кики-мора) и трактуемом различно. Первая его часть, возможно, возникла из звукоподражания, ставшего названием и птичьих криков, и самих птиц, а также причитания, плача: «кикать», «кикнуть » – означает «кричать» (о птицах), «плакать, причитать» (о людях); «кикарика» – это и крик петуха, и сам петух; кроме того, «кика», «кики-болка» – «женский головной убор», в ряде губерний России напоминающий своей формой птицу. Вторая часть названия – «мора», «мара» – может быть и наименованием самостоятельного мифологического персонажа (Мара – дух в доме, привидение, домовой) (см. МАРА). Таким образом, в двусложном имени кикиморы отразились представления о ней как о существе, связанном с птицами (о курином боге? о куриной смерти?), и, возможно, о существе плачущем, причитающем перед бедой, а также о привидении, ночном кошмаре, персонифицированной судьбе, смерти» 49 .

Итак, в России конца XVIII в., в эпоху просвещённого абсолютизма с идеалами Просвещения вполне уживались и чрезвычайно архаичные способы мышления… На границе между мирами христианское «честное древо» стоит рядом с языческим «древом жизни». Из подземелья под ними появляются волшебные существа, а мертвые головы наказывают святотатцев… И в этом утверждении нет никакой натяжки, хотя бы потому, что впервые былины были обнаружены в «Сборнике Кирши Данилова», созданном в пределах Пермской губернии 50 в пору детства Е.Л. Чадина. В.С. Верхоланцев в книге о Перми описывал ситуацию в Перми грани XIX—XX вв., т.е. как раз тогда, когда пермские историки стали обращаться к пермской мифологии: «В радоницу, т.е. во вторник на Фоминой неделе, каждый пермяк считал своей обязанностью побывать на кладбище, отслужить панихиду по родителям, положить на их могилу крашеное яйцо, которое тотчас же подбиралось нищими. Так как здесь встречались знакомые, то к концу дня здесь устраивалось нечто вроде гуляния. В этот же день в некоторых домах накрывали стол, уставляли его кушаньями, кадили ладаном и называли по именам покойников, приглашая их прийти и откушать хлеба-соли. В семик, или четверг перед Троицыным днем, девушки пригородных деревень Данилихи и Гарюшек «завивали березку», т.е. водили хороводы вокруг срубленной и украшенной лентами березки. Посмотреть на это съезжалось много городских жителей.

47


Особенно многолюдные гулянья устраивались в Троицын, Петров и Ильин дни. В троицын день жители почти всего города уходили на большое поле за Кунгурской улицей, между Сибирским трактом и опушкой леса…» 51 .

И последнее… Почему же эта история осталась в народной памяти, перешла в художественные произведения, и вот уже скоро 200 лет волнует воображение? История о чадинском доме с одной стороны – страшилка для детей (совсем как позднейшие рассказы о чёрной руке и прочих чёрных предметах); с другой стороны – этакое фольклорное моралите для взрослых. Но этот рассказ вовсе не о кикиморе и не об «адамовой голове»… Эта история о том, что жадность, жестокое отношение к людям, осквернение могил – обязательно будут наказаны… ___________________ 1 Смышляев Д.Д. В дополнение к «Толковому словарю Даля» // ПГВ. – 1882. – 10 апр. (№ 29). 2 Смышляев Д.Д. Из прошлого. О старых временах и людях // Смышляев Д.Д. Сборник статей о Пермской губернии. – Пермь: Типолитография губ. правления, 1891. – С. 128. 3 Кудринский Ф. Таинственный дом: (из исторических преданий города Перми) // ПГВ. – 1895. – № 60. 4 Корчагин П.А. Хозяин дома с кикиморой // Пермский дом в истории и культуре края: материалы 6-й науч.-практ. конф. – Пермь, 2013. – С. 89-114. 5 ГАПК. Ф. 316. Оп. 1. Д. 53. Л. 85об. 6 ГАПК. Ф. 12. Оп. 1. Д. 154. Л. 3-3об. 7 ГАПК. Ф. 316. Оп. 1. Д. 53а. Л. 18об. 8 ГАПК. Ф. 316. Оп. 1. Д. 53а. С. 145. 9 Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. – СПб., 1903. – С. 189-190. 10 Славянские древности: этнолингвист. словарь / под ред. Н.И. Толстого. – В 5 т. – М., 1999. – Т. 2. – С. 215. 11 Зеленин Д.К. Тотемы-деревья в сказаниях и обрядах европейских народов. – М.;Л., 1937. – С. 32,35. 12 Машкин А.С. Быт крестьян Курской губернии, Обоянского уезда // Этнографический сборник, издаваемый Императорским Русским Географическим обществом. – СПб., 1862. – Вып. 5. – С. 84. 13 Никифоровский Н.Я. Простонародные приметы и поверья, суеверные обряды и обычаи, легендарные сказания о лицах и местах. – Витебск, 1897. – С. 139. 14 Смирнов И.Н. Наброски из финской культуры // Этнографическое обозрение. – 1891. – № 2. – С. 62. 15 Кандинский В.В. Из материалов по этнографии сысольских и вычегодских зырян // Этнографическое обозрение. – 1889. – № 3. – С. 109. 16 Славянские древности: этнолингвист. словарь. – В 5 т. / под ред. Н.И. Толстого. – М., 1999. – Т. 2. – С. 216. 17 ГАПК. Ф. 297. Оп. 2. Д. 29, 1110, 1123. 18 Кудринский Ф. Таинственный дом: (из исторических преданий города Перми) // ПГВ. – 1895. – № 60. 19 Дмитриев А.А. Чудовищный дом: из рассказов пермских старожилов // Исторический вестник. – 1901. – Т. 86. – С. 239. 20 Василий Великий. Толкование на пророка Исаию // Творения иже во святых отца нашего Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийския. – М., 1845. – Ч. 2. – С. 187.

48


21 Фасмер М.Р. Этимологический словарь русского языка. – Т. 2. – М., 1986. – С. 472. 22 Дамаскин И. Точное изложение православной веры. – М., 2003. – С. 133. 23 Илья Муромец. – М.;Л., 1958. – С. 32. 24 Лисюченко И.В. Бездеятельный и фактический правитель у восточных славян. – Ставрополь, 2012. – С. 174. 25 Русские былины старой и новой записи. – М., 1894. – С. 148. 26 Былины. – М., 1988. – (Б-ка русского фольклора. Т. 1). – С. 266. 27 Про Алешу Поповича // Добрыня Никитич и Алеша Попович. – М., 1974. – С. 208. 28 Пропп В.Я. Русский героический эпос. – М., 1958. – С. 401. 29 То есть, отпевают. 30 Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899—1901 гг., с напевами, записанными посредством фонографа. – В 3 т. – СПб.: Тропа Троянова, 2002—2003. – (Полное собрание русских былин; Т. 2). – Т. III, ч. 4: Мезень. – 2003. – С. 462. 31 Смышляев Д.Д. Из прошлого. О старых временах и людях // Смышляев Д.Д. Сборник статей о Пермской губернии. – Пермь, 1891. – С. 130. 32 Там же. С. 129. 33 ГАПК. Ф. 650. Оп. 1. Д. 1-1об. 34 Чулков М.Д. Словарь русских суеверий. – СПб., 1782. – С. 180-181. 35 Славянские древности: этнолингвист. словарь. – В 5 т. / под ред. Н.И. Толстого. – М., 1999. – Т. 2. – С. 494-495. 36 Жеребцов Л.Н. Крестьянское жилище в Коми АССР. – Сыктывкар, 1971. – С. 76. 37 Грибова Л.С. Декоративно-прикладное искусство народов Коми. – М., 1980. – С. 24. 38 Голубцов В.В. Пермский некрополь. – Пермь, 2002. – С. 107. 39 Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. – СПб., 1903. – С. 188. 40 Власова М. Новая АБЕВЕГА русских суеверий. – СПб., 1995. 41 Ныне – Юрлинского района Коми-пермяцкого округа. 42 К этой записи необходимо сделать некоторые комментарии. Во-первых, нас не должно смущать, что здесь кикимора мужского рода. Дело в том, что в финно-угорских языках категория рода отсутствует, а В.П. Налимов, видимо, не уточнял половую принадлежность нечистой силы, сочтя кикимору, по аналогии с домовым, мужчиной. Во-вторых, страшные события, свидетельствующие о необыкновенной силе кикиморы, происходили в середине XIX в., что хронологически очень близко к интересующему нас пермскому инциденту. 43 Чагин Г.Н. В.П. Налимов – исследователь иньвенских коми-пермяков // Мифология коми. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.komi.com/ pole/publ/history/4.asp. 44 Голева Т.Г. Мифологические персонажи в системе мировоззрения комипермяков. – СПб., 2011. – С.188. 45 Жеребцов Л.Н. Крестьянское жилище в Коми АССР. – Сыктывкар, 1971. – С. 77. 46 Конаков Н.Д. Традиционное мировоззрение народов коми. Окружающий мир. Пространство и время. – Сыктывкар, 1996. – С. 89-90. 47 Корчагин П.А. Виновата ли кикимора или Почему не сгорел чадинский дом? // Пермский дом в истории и культуре края. – Пермь, 2012. – Вып. 5. – С. 75-80. 48 Народные русские сказки А.Н. Афанасьева. – В 3-х т. – М., 1984. – Т. 1. – С. 303. 49 Власова М. Новая АБЕВЕГА русских суеверий. – СПб., 1995. 50 Путилов Б.Н. «Сборник Кирши Данилова» и его место в русской фольклористике // Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. – 2-е изд., доп. – М., 1977. – (Лит. памятники). – С. 361-404. 51 Верхоланцев В.С. Город Пермь, его прошлое и настоящее. – 2-е изд. – Пермь, 1994. – С. 172.

49


Д.А. Лобанов

ПЕРМСКИЕ ПРУСАКИ «Я не немец, я природный русак», «русские прусских всегда бивали». С детства нам знакомы эти высказывания великого Суворова. И со школьных учебников истории мы привыкли считать, что во времена Очакова и Измаила в русской армии «передовые офицеры», если не презрительно, то, во всяком случае, пренебрежительно относились к своим прусским коллегам. На самом же деле все было не совсем так. Среди поклонников прусского короля и его армии числился фельдмаршал П. Румянцев. Большое количество офицеров-пруссаков служили в рядах Русской императорской армии, честно выполняя свой долг и внося свой вклад в победы русского оружия. Среди прусских офицеров на русской службе были и такие, который отметились на пермской земле, и оставили свой след в истории нашего края. 16 октября 1794 г. наместник Пермский и Тобольский А.А. Волков получил рапорт о благополучном прибытии в Пермь команды из двенадцати нижних чинов и одного офицера Ширванского пехотного полка. Команда, пробыв в Перми некоторое время, должна была отправиться в Москву, чтобы получить амуницию для своего полка, расквартированного в Сибири. Составил рапорт командовавший солдатами поручик Петр Лебле1. На молодого поручика тогда мало кто обратил внимание в городе. Между тем в будущем Петра Лебле ждала замечательная карьера. Петр Иванович Лебле родился в 1768 или 1770 году, точная дата не установлена. Происходил он из «прусских дворян реформаторского закона». Предки его, гугеноты, во времена религиозных войн бежали с севера Франции в Пруссию. На русскую службу поступил, видимо, еще его отец. В 1784 г. Петр был зачислен рядовым в лейбгвардии Преображенский полк. Прослужив в гвардии три года, в 1787 г. он производится в офицеры и переводится на службу в Ширванский пехотный полк. За время службы в полку поручик Лебле не раз бывал в Перми с различными поручениями. В 1797 г. он переводится в Селенгинский пехотный полк, сформированный в Сибири по указу императора Павла2. Во время Отечественной Войны 1812 года Пётр Лебле уже подполковник, командир Селенгинского полка. Он участвовал в сражении при местечке Островно 13 июня 1812 года, где был ранен в правую ногу картечью навылет и контужен в правую руку ядром. За 50


храбрость в сражении при Островно он награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. После выздоровления Петр Иванович сражался во главе своего полка при Тарутино, Малом Ярославце, участвовал в заграничных походах. 5 февраля 1814 г. в сражении при городе Мармонтоне он был ранен саблей в голову с раздроблением черепной кости и контужен в пальцы правой руки. Попал в плен и в мае 1814 г. вернулся из плена. Возвратился в Россию 23 августа 1814 г. В связи с ранениями, 18 апреля 1816 г. был переведен в Нижегородский внутренний гарнизонный батальон. В конце жизни Петр Лебле снова оказался в Перми: в ноябре 1816 г. его назначили командиром Пермского внутреннего гарнизонного батальона. Умер Пётр Лебле 20 ноября 1817 года 3. Менее блестящая карьера была еще у одного прусского дворянина, но жизнь его оказалась более тесно связана с Уралом и с нашим городом. Август Христофор Фишер родился 22 августа 1738 г. В четырнадцать лет он поступил на военную службу в Пруссии, в гвардию короля Фридриха рейтаром. В прусской армии Фишер прослужил 21 год, дослужился до капитана, участвовал в 18-ти сражениях Семилетней войны, особенно отличился при штурме города Каселя, где захватил две французских пушки. В 1773 г. он поступил на русскую службу. Участвовал в подавлении пугачевского восстания, отличился под Екатеринбургом. «Во время бывшего замешательства против злодейских партиев в походе был 1 год и 2 месяца где… побито 3 пушки а в полон взято злодеев 156 человек которые представлены были господину полковнику Бибикову при рапорте в городе Екатеринбурге». При создании Пермского наместничества Фишер был назначен командиром Пермской губернской ротой, которой командовал не менее шести лет4. _____________ 1 2 3 4

ГАПК. Ф. 316. Оп. 1. Д. 135. Л. 161. РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 831. Л. 49. РГВИА. Ф. 395. Оп. 60. Д. 3712; Оп. 227. Д. 3712; Оп. 124. Д. 546. ГАПК. Ф. 316. Оп. 1. Д. 5. Л. 37.

51


Е.П. Субботин

НОВЫЕ СВЕДЕНИЯ О РОДСТВЕННЫХ СВЯЗЯХ КОМПОЗИТОРА П.И. ЧАЙКОВСКОГО С ПЕРМЬЮ И ПЕРМСКИМ КРАЕМ Ранее, в статье «В.П. Чайковский и Пермский край» [1] были приведены сведения о дяде великого композитора – участнике Отечественной войны 1812 года, оханском городничем, Владимире Петровиче Чайковском (с публикацией послужного списка), и его жене, Марии Александровне, живших и погребенных в Перми. В результате дальнейших поисков, на основании архивных документов удалось установить новые биографические данные о В.П. Чайковском и его детях. Информация из метрических книг о браке В.П. Чайковского: «№ 12. Оханский городничий титулярный советник Владимир Петров Чайковский, холост, 32 лет; также и невеста Чердынского Земского суда дворянского заседателя титулярного советника Александра Федорова Каменских, дочь, девка Мария, 25 лет; оба они вступили первым браком. Число венчания – 25 января 1825 года. Поручители: при браке сем поручители были Оханского уездного суда титулярный советник Стефан Андреев Листовский и Оханского Земского Суда исправник майор Иван Васильев Болотов. Венчали: протоиерей Георгий Варуга, диакон Василий Пьянков, дьячок Иван Шилов, пономарь Петр Коровин» [2].

Запись о смерти жены, Марии Александровне (урожденной Каменских) [3]: «Титулярного советника Владимира Петрова Чайковского жена Мария Александрова. Скончалась – 22 (погребение – 25) июль 1843 г., 37 лет, от чахотки. Похоронена на учрежденном кладбище».

О смерти Владимира Петровича Чайковского в литературе существует две записи: а) на 6-й стене храма Христа-Спасителя, посвящённой делу под Красным, подпоручик Чайковский упомянут в числе убитых [4]; но остался жив, получив пулей ранение в руку, он далее не мог оставаться в строю. б) «Похоронен скромно, но на почетном месте – возле стен Успенского собора в Оханске. Время полностью стерло захоронение оханского городничего. Из церковной ограды исчезла чугунная плита, под которой покоился его прах. Ходят слухи, что ее в 1930-е годы отправили в металлолом» [5]. 52


Истина же о смерти такова: «Находящийся в пользовании Александровской больницы отставной чиновник Владимир Чайковский; скончался 22 (погребение – 24) марта 1853 года, 59 лет, от сухотки» [6]. После смерти родителей, дети Владимира Петровича Чайковского были разобраны родственниками. Дочь его – Чайковская Лидия Владимировна после смерти матери, в возрасте девяти лет, была отправлена из Перми в Воткинск – в семью Ильи Петровича Чайковского, брата В.П. Чайковского, и воспитывалась вместе с будущим композитором. Лидия была старше Петра Ильича Чайковского на 6 лет. Впервые удалось найти метрическую запись рождения Лидии, которой нет ни в одном издании, посвященном семье Чайковских [7]: «№ 14. Оханского Городничего титулярного Советника Владимира Петрова Чайковского от первобрачной его жены Марии Александровой родилась – 24 (крещение – 26) февраля 1834 года дочь Лидия. Восприемники: Осинский третьей гильдии купец Савва Иванов Насонов. Сего младенца молитвовал, имя нарёк и крещение совершил ГрадоОханский иерей Иоанн Холмогоров». На полях приписка о выдаче копии метрики: «Выдано 11 Июня 1854 года».

Сохранились воспоминания гувернантки Фани Дюрбах о детях в семье Ильи Петровича Чайковского, воспитывавшей их в 1844—1848 гг. в Воткинске. Здесь Лидия обучалась с детьми И.П. Чайковского: Николаем (род. 9.5.1838) и будущим композитором Петром (род. 25.4.1840). Гувернантка так характеризует Лидию: «Лидия была девочка 9 лет, очень много заботившая в первые годы дядю и тетку. Вследствие болезненности, а потом и смерти родной матери, воспитание ее было запущено, и поэтому упрямство и капризы ее приводили сначала Александру Андреевну в отчаяние, но благодаря продолжительному влиянию хорошей среды, прекрасная натура ее сказалась, наконец, и из несносного «бесёнка» она обратилась в очаровательную девушку, любимицу и друга своей приемной матери» [8]. В 1859 г. Лидия Владимировна Чайковская вышла замуж за Николая Ивановича Ольховского (1819—1868), брат которого, Евгений Иванович Ольховский, управитель Златоустовского завода женился на старшей сестре композитора от первого брака – Зинаиде Ильиничне Чайковской (1829—1878) [9]. Представим мужа Лидии Владимировны Чайковской – Ольховского Николая Ивановича. Найти эти данные удалось благодаря одному событию – обнаружению в марте 2011 г. его надгробия, при выполнении дорожно-строительных работ на Мичманской улице (Ва53


сильевский остров) Санкт-Петербурга. Музей Городской скульптуры согласился принять памятник на временное хранение и экспонирование, а также установку памятника на Смоленском кладбище [10]: «Горный инженер Николай Иванович Ольховский (1819—1868), генералмайор, начальник Санкт-Петербургского Монетного Двора, писатель по горному делу и драматург. Н.И. Оль ховский родился 29 апреля 1819 г. По окончании курса в Корпусе горных инженеров (ныне Горный Институт) в 1835 г. был при нем оставлен. Сначала он занимал должность смотрителя магнитной и метеорологической обс ерватор ии, а потом каз начея, с екр етар я уч ебн ого коми тета и преподавателя начертатель ной геометрии. Служба его при институте продолжалась около 20-ти лет – до 1855 года, когда он был назначен началь ником 1 -го отделения Депар тамента горных и соляных дел . Состоя в этой должности, Н.И. Оль ховский в 1861 г. был командирован за границу для наблю дения за п рои зводс твом п ор ученной рус ски м правит ел ь ст вом п ариж скому и ст расбургскому монетны м дворам ч еканк и рус ской серебряной монеты. Этой командировкой Оль ховский восполь зовался, чтобы изучить монетное дело за границей, и по возвращении в Россию представил в Департамент Горных и Соляных Дел записку о необходимых улучшениях в деле чеканки монеты на нашем Монетном Дворе. Назначенный 4-го апреля 1863 г. начальником Санкт-Петербургского монетного двора, он тотчас же деятельно принялся за реформу монетного дела. В его сравнительно непродолжитель ное управление Монетным Двором, кроме преобразований чисто административного характера, заключавшихся в изменении штатов, были введены новые образцы серебряной разменной (48°) и медной монет, образцы, действующие и в настоящее время, и началась чеканка медной монеты, производившаяся ранее лишь на Екатеринбургском монетном дворе. При нем же введены были первые штемпелерезные машины, что составило известную эпоху в монетном деле, значительно упростив и удешевив его производство. Даль нейшая преобразователь ная деятель ность Н.И. Оль ховского была прервана его смертью. Он скончался в Петербурге 30-го октября 1868 г. на 50-м году от рождения. Помимо своей деятельности в качестве преподавателя горного института, начальника отделения департамента горных и соляных дел и начальника СанктПетербургского монетного двора, Н.И. Ольховский многократно принимал участие в разных комиссиях и комитетах, учреждавшихся при департаменте горных и соляных дел и при Министерстве Финансов, и сверх того, по особому Высочайшему повелению, на него временно был возложен надзор за металлическими балками и стропилами Зимнего Дворца. Кроме того, Н.И. Ольховский не чужд был и литературы, работая по временам в «Горном Журнале», где поместил много своих статей, из которых некоторые вышли отдельным изданием.

С начала сороковых годов XIX в. семья Владимира Петровича Чайковского жила в губернском городе Перми, в первой её части. Чайковские состояли в приходе Градо-Пермского кафедрального Петропавловского собора. В это время в Перми жила родная сестра Владимира Петровича, Олимпиада Петровна Антипова, жена 54


заседателя Пермского уездного суда Ивана Ивановича Антипова. После смерти Петра Фёдоровича Чайковского в Пермь из Глазова переехала на жительство мать Владимира Петровича, Анастасия Степановна Чайковская. Ее имя удалось обнаружить в метрической книге [11]: «№ 61. Титулярного Советника Ивана Антипова, родилась – 24 (крещение – 24) ноября 1822 дочь Екатерина. Восприемница вдова Советница Настасья Чайковскова».

Документов, связанных с дальнейшим пребыванием в г. Перми Анастасии Степановны Чайковской, к сожалению, найти не удалось. Но учитывая её преклонный возраст, можно предположить, что до самой смерти она проживала у своей дочери, и была похоронена на Егошихинском кладбище. Иван Иванович Антипов (1780 – 22.3.1853, Пермь), в 1798 г. окончил Артиллерийский кадетский корпус и служил в Перми. С 1825 г. служил советником Дедюхинского соляного правления, а с 1839 – советником казенной палаты. Скончался во время эпидемии холеры и был похоронен не рядом с родителями, а на Новом кладбище, очевидно, на участке, где хоронили умерших от холеры. Он был женат на Олимпиаде Петровне Чайковской, которая приходилась родной теткой композитору П.И.Чайковскому, и имела четырех сыновей: Петра, Михаила, Алексея и дочь Елизавету. Александр Иванович Антипов (12.10.1824, Пермь – 25.7.1887) – горный инженер, служивший на Урале, был женат на Наталье Павловне Дягилевой (19.10.1842 – 10.03.1906), родной тетке Сергея Павловича Дягилева [12]. Таким образом, на Егошихинском кладбище в Перми похоронены Чайковские: Владимир Петрович и его жена Мария Александровна; Анастасия Степановна – мать Владимира Петровича, а также муж Олимпиады Петровны Чайковской – Антипов Иван Иванович. Приведем еще одну запись метрической книги [13], где говорится о родственных связях трех известных родов: Антиповых, Чайковских, Дягилевых: «№ 15. Р[одилась] 10 января, кр[ещена] 3 Февраля 1863 года Наталия. Родители: член Губернского по крестьянским делам присутствия полковник Александр Иванов Антипов и его жена Наталья Павлова. Восприемники: Коллежский Советник Павел Дмитриев Дягилев и вдовая статская советница Олимпиада Петрова Антипова».

55


Представим еще одну двоюродную сестру композитора, судьба которой связана с Пермским краем: Чайковская Лидия Петровна. Известно, что она была дочерью Петра Петровича Чайковского (1788—1871). 15 июля 1901 г. она скончалась в селе Ильинском Пермского уезда, где и была погребена [14]: «№ 51. Потомственная Дворянка Костромской губернии, вдова почетного гражданина Лидия Петровна Генкэ, урожденная Чайковская. Скончалась – 15 (погребена -18) июля 1901 года, 63 лет, от кровоизлияния в желудок. Погребение совершили священники: Иоанн Яковкин и Александр Жданов с диаконом Григорием Троицким и псаломщиками: Николаем Гашевым и Владимиром Наумовым, в церковной ограде». «Генке Лидия Петровна (урожденная Чайковского; 1838—1901), двоюродная сестра композитора, дочь П.И.Чайковского. Одна из наиболее близких родственников, с которой композитор поддерживал постоянную связь и проявил заботу о ее детях. Сохранилось 9 писем П.И. Чайковского к Генке: 1876, 1877, 1884, 1886, 1889, 1891 гг. и без даты (ЦГАЛИ) и 5 писем Генке Чайковскому: 1886, 1889 гг. и без даты (ГДМЧ)» [15].

Удалось выяснить, что Лидия Петровна Генке за три месяца, до кончины прибыла в село Ильинское Пермского уезда к своей дочери – Олениной Вере Эмильевне, которая разрешилась дочерью Верой [16]: «№ 86. Потомственный дворянин Рязанской губернии Сергей Сергеевич Оленин и законная жена его Вера Эмилиева, оба православные. Родилась 23 октября (крещение – 4 ноября) 1901 года Вера. Восприемники: подполковник Петр Эмилиев Генке, пермский 2-й гильдии купец Алексей Яковлев Невзоров, потомственная почетная гражданка, девица Анна Эмилиева Генке, вдова Тайного Советника Эмилия Яковлева Массар и дочь родивших девица Анна. Совершил таинство крещения Священник Александр Жданов с диаконом Григорием Троицким и псаломщиком Николаем Гашевым». Запись на полях: 1903 г.: Февраля 6 дня выдана метрическая выпись (о рождении Веры). «Генке Вера Эмильевна (по мужу Оленина); 1869—1960), преподаватель иностранных языков, двоюродная племянница Чайковского, дочь Л.П. Генке. Композитор любил семью Генке, очень заботливо относился к детям Л.П. Генке, а Веру, как старшую, выделял, стремился предоставить ей возможность посещать концерты РМО и спектакли Большого театра» [17].

Информация о семье Л.П. Генке [18]: Генке Анна Эмильевна (1871—1865), педагог иностранных языков, двоюродная племянница Чайковского, дочь Л.П. Генке. Генке Владимир Эмильевич (1875—1916), служащий на железной дороге, двоюродный племянник Чайковского, сын Л.П. Генке. Генке Петр Эмильевич (1862—1905), офицер, юрист, сын Л.П. Генке. 56


Генке Сергей Эмильевич (1866—1905), морской офицер, сын Л.П. Генке, погиб в Цусимском бою. Генке Эмиль Яковлевич (1828—1888), гражданский инженер, муж Л.П. Генке. * * * 23 января 2014 г. в фойе Пермского академического театра оперы и балета имени П.И. Чайковского был установлен памятник композитору, бюст работы пермского скульптора Алексея Матвеева. Памятник открыл художественный руководитель театра Теодор Курентзис. Ранее именно по его инициативе был демонтирован прежний памятник – скульптурная фигура Чайковского работы московского скульптора Георгия Франгуляна. Бюст работы Алексея Матвеева, выполненный в гипсе – это проект-заявка скульптора на участие в Открытом общероссийском конкурсе на разработку проекта скульптуры в честь композитора, объявленном нашим театром. Прием проектов на конкурс заканчивается 30 марта. В перспективе в театре планируется установить другой монумент, стационарный памятник из долговечного и благородного материала. Это произойдет в 2015 году, к 175-летию великого композитора и 50-летию присвоения Пермскому театру оперы и балета его имени. __________________________________ 1. Субботин Е.П. В.П. Чайковский и Пермский край // Пермский край в контексте истории России: материалы 13-й науч.-практ. конф. (Смышляевские чтения). – Пермь, 2013. – С. 167-170. 2. ГАПК. Ф. 37. Оп. 2. Д. 131. Л. 89; Д. 36. Л. 16. 3. Метрическая книга Пермского Петропавловского собора на 1843 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 138. Л. 160об.-161). 4. Историческое описание Храма во имя Христа спасителя в Москве. Составил, по поручению Высочайше утверждённой комиссии для построения храма, на основании имеющихся документов, правитель её канцелярии М. Мостовский. – М.: Тип. С. Орлова, 1883. – Приложение, с. XVI. 5. Пишет в главе об Оханске Г.Н. Чагин. См.: Чагин Г.Н., Шилов А.В. Уездные провинции: Кунгур, Оса, Оханск. – Пермь, 2007. – С. 366. 6. Метрическая книга Пермской Александро-Невской Больничной церкви на 1853 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 185. Л. 67об.-68). 7. Метрическая книга Градо-Оханской Успенской церкви (ГАПК. Ф. 37. Оп. 2. Д. 65. Л. 4). 8. www. tchaikov.ru/modest0003html [Жизнь Чайковского. Часть I (1840— 1852)]. 9. Чайковский П.И. Полное собрание сочинений: Литературные произведения. Переписка. – М., 1961. – Т. VI. – С. 152. 10. На Васильевском острове нашли надгробие зятя композитора: Источник Митрофаниевский союз http://spb-mitrofan-society.org/news.26.III.2011.php. Биогра-

57


фия Николая Ивановича Ольховского публикуется по «Русскому биографическому словарю» А.А. Половцова; статья о Н.И. Ольховском написана Е. Ястребцовым и составлена по: 1. Сообщению сына Н.И. Ольховского И.Н. Ольховского; 2. Лоранский А. Исторический очерк Горного института. – СПб., 1873. – C. 132; 3. Вольф А.И. Хроника петербургских театров. Ч. I-III. 11. Метрическая книга Пермского Петропавловского собора (ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 51. Л. 8об.) 12. Голу бцов В.В. Пермский некрополь. – Пермь , 2003. – С. 118; Дягилева Е.В. Семейная запись о Дягилевых. – Пермь; Петербург, 1998. – С. 252; Русский биографический словарь. – 1900. – Т. 2. – С. 208-209; ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 39. Л. 87об. 13. Метрическая книга Петропавловского собора за 1863 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 302. Л. 11об.-12). 14. Метрическая книга Пророко-Ильинской церкви села Ильинского Пермского уезда (ГАПК. Ф. 719. Оп. 1. Д. 654. Л. 78об.-39). 15. Чайковский П.И. Полное собрание сочинений: Литературные произведения. Переписка. – М., 1976. – Т. XV-A. – С. 231. 16. Метрическая книга Пророко-Ильинской церкви села Ильинского Пермского уезда (ГАПК. Ф. 719. Оп. 1. Д. 654. Л. 37об.-38). 17. Чайковский П.И. Полное собрание сочинений: Литературные произведения. Переписка. – М., 1978. – Т. XVI-A. – С. 315. 18. Чайковский П.И. Полное собрание сочинений: Литературные произведения. Переписка. – М., 1961. – Т. XVI. – С. 358; То же: Т. XIV. – М., 1974. – С. 657.

58


Е.П. Субботин

ИЗ ОКРУЖЕНИЯ Д.Д. СМЫШЛЯЕВА: СЕМЬЯ КЛОПОВЫХ В одном из писем Д.Д. Смышляева Николаю Алексеевичу Фирсову, отправленном из Перми в Казань 6 декабря 1860 г., Дмитрий Дмитриевич сообщает: «Вчера вечером я был у Клоповых, где особенно горячо нападал на Вас г. Шиловский…» [1]. Представим членов известной в Перми семьи Клоповых. Клопов Исидор (Сидор) Иванович в 1863 г. – владелец булочной [2], а 1885 г. – владелец домов: по ул. Екатерининской, 29, и на углу улиц Петропавловской и Оханской, 32/13 [3]. До того, как записаться в пермское мещанство, Сидор Иванович Клопов был записан государственным крестьянином Ярославской губернии, Углицкого уезда, села Дубровы, деревни Каиловой. 27 декабря 1839 года в Перми у них с женой, Марфой Агеевной, родился сын Василий [4]. В 1995 г. на Егошихинском кладбище в Перми (справа от Всесвятской церкви) был обнаружен камень с надписью: «Клоповы Исидор и Марфа. Скончались 14 февраля 1892 на 81 году и 10 апреля 1881 на 67 году» [5]. Позднее удалось подтвердить это записью в метрической книге: «Пермский мещанин Клопов Исидор Иванович, скончался – 14 (погребение – 16) февраля 1892 года, 81 лет. Погребен на Всесвятском кладбище» [6]. Вторым представителем рода Клоповых был его сын – Клопов Иван Сидорович, которому по наследству достался дом по адресу: угол Петропавловской и Оханской улиц, 32/13, где по-прежнему размещалась и булочная. Этот дом в 1917 г. был оценен в сумму 5350 руб. [7] Клопов Иван Сидоров занимал следующие должности в Перми: 1898 г. – мещанский староста, член Сиротского суда, член Комиссии по разбору и призрению нищих [8]; 1902—1912 – председатель Пермского Сиротского суда, почетный гражданин [9]; 1907—1912 – распорядитель правления Пермского общества взаимного страхования от огня, личный почетный гражданин [10]. Состав его семьи по исповедным ведомостям 1911 года [11]: Клопов Иван Исидорович, 67 лет. Жена 2-ая, Анна Аверкиевна (51 лет); Дети его от 1-го брака: Федор (44 лет), Александр (30 лет), Сергей (25 лет); 59


Дети его от 2-го брака: Гавриил (12 лет), Валентин (7 лет), Клавдия (8 лет); Федору жена – Александра Ивановна (37 лет); Александру жена – Анна Николаевна (27 лет); Дети их: Герман (7 лет), Иван (2 лет), Галина (5 лет). Как видим, Клопову Ивану Исидоровичу, было 16 лет, когда Д.Д. Смышляев посещал их дом, о чем упоминал в письме к Н.А. Фирсову. В исповедальных ведомостях нет информации о первой жене Ивана Сид оровича [12] : «Кл опова Евдо кия Андреевна (? – 25.6.1896; Пермь, 49 лет, воспаления легких), жена пермского мещанина Ивана Сидорова». Нет в них информации и о детях: – дочери Марии [13]: «Пермского мещанина Ивана Сидорова Клопова и его законной жены Евдокии Андреевны, родилась 22 (крещение – 25) января 1870 года дочь Мария»; «скончалась 3 (погребена – 5) марта 1884 года, 14 лет, от простуды» [14]; – сыне Иване [15]: «Клопов Иван Иванович, скончался – 19 (погребение -21) января 1869 года, 3 месяцев, от поноса), сын мещанина Ивана Сидорова». Жена Федора Ивановича Клопова – Александра Ивановна (37 лет), урожденная Расова; дочь Расовых: Ивана Ивановича и Евлампии Яковлевны [16]. Известно, что пермская мещанка Клопова Анна Ивановна, 20 лет, 2 июня 1899 года, заключила брак с крестьянином Владимирской губернии Меленковского уезда Ляховской волости Андреем Даниловым Бакаревым, где поручителями по невесте были: потомственный почетный гражданин Виктор Константинов Кузнецов и пермский мещанин Александр Иоаннов Клопов [17]. Известна судьба еще одного сына Ивана Сидоровича от 2-го брака – Клопова Гавриила Ивановича: «родился 6 июля 1899 года в Перми. Проживал на Оханской ул, 13. В августе 1909 года поступил в частную гимназию Циммерман и учился в ней до марта 1918 года» [18]. О его трагической судьбе в белом движении сообщила газета «Освобождение России» [19]: «Гавриил Иванович Клопов, солдат штурмовой роты 2-го Сибирского Барабинского полка – студент Пермского Университета, скончался от полученной в бою под с. Андреевским тяжкой раны в голову. Отпевание после 60


литургии в Рождество-Богородицкой церкви, погребение на Новом кладбище в субботу, 15-го марта». А в метрической книге Рождество-Богородицкой церкви мы обнаружили следующую запись [20]: «Студент Пермского университета, сын личного почетного гражданина и солдат 2-го Стрелкового Сибирского полка Гаврил Иоаннович Клопов. Скончался – 27 февраля (погребение – 2 марта) 1919 года, 19 лет, убит в сражении с красными. Погребение – Всесвятское кладбище». Возможно, на публикацию этих кратких сведений откликнутся потомки рода Клоповых – наши современники. ___________________ 1. См. письмо: Смышляевский сборник: исследования и материалы по истории и культуре Перми. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 129. 2. Памятная книжка Пермской губернии на 1863 г. – Пермь, 1862. – С. 102. 3. Минеев Г.И. Полный адрес домовладельцев губернского города Перми. – Пермь, 1886. – С. 26, 28. 4. Метрическая книга на 1839 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 98. С. 327об.-328). 5. Егошихинское кладбище. 8.5.1995. Участок III-3. Фото. 6. Метрическая книга Пермской Рождество-Богородицкой церкви за 1892 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 341. Л. 343об.-344). 7. Список лиц и учреждений, имеющих, на основании ст. 24 «Городового положения» право участия в городском избирательном собрании для выборов гласных Пермской городской думы на четырехлетний срок с 1917 г. – Б.м., б.г. – С. 26. 8. Адрес-календарь Пермской губернии на 1898 год. – Пермь, 1898. – С. 23-24, 29. 9. Адрес-календарь Пермской губернии на 1902 год. – Пермь, 1902. – C. 24; то же на 1907. – С. 195; то же на 1908. – С. 15; то же на 1913. – С. 11. 10. Адрес-календарь Пермской губернии на 1907 год. – Пермь, 1907. – С. 240; то же на 1908. – С. 28; то же на 1913 год. – С. 23. 11. Исповедные ведомости Рождество-Богородицкой церкви за 1911 г. (ГАПК. Ф. 271. Оп. 1. Д. 7; № 188). 12. Метрическая книга на 1896 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 348а. Л. 41об.-42; Егошихинское кладбище. 8.5.1995, участок III). 13. Метрическая книга на 1870 год. (ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 354а. Л. 147об.-148). 14. Метрическая книга Рождество-Богородицкой церкви за 1884 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 330. Л. 212об.-213). 15. Метрическая книга на 1869 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 354а. Л. 102об-103). 16. Исповедные ведомости Пермской Свято-Троицкой церкви за 1898 год (ГАПК. Ф. 197. Оп. 1. Д. 61; № 719). 17. Метрическая книга Пермской Свято-Троицкой церкви на 1899 год. (ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 351(1). Л. 122об.-123). 18. ГАПК. Ф. р–180 (Пермский университет). Оп. 4. Д. 1469. 19. Освобождение России. – 1919. – 14 марта (№ 58). – С. 1. 20. Метрическая книга Рождество-Богородицкой церкви за 1919 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 1089. Л .97-98).

61


Т.С. Бахарева

ЮМАНОВЫ. История музыкального производства в Перми второй половины XIX – начала XX вв. Дмитрий Иванович Юманов – мещанин, приблизительно с 1888го или 1889 года – купец 2-й гильдии. Дата рождения – около 1852 г., дата смерти – 14 января 1898 г. Д.И. Юманов – российский предприниматель, создатель Первой Русско-Уральской фабрики роялей, пианино, фисгармоний и других музыкальных инструментов, которая просуществовала в Перми с 1886 по 1898 гг. За 12 лет работы фабрики пермские инструменты были представлены на трёх Всероссийских выставках: в Екатеринбурге (1887), в Казани (1890), в Нижнем Новгороде (1896). После внезапной кончины Д.И. Юманова в 1898 г. его дело продолжила жена Елизавета Алексеевна (умерла в 1934 г.) Помимо музыкальной фабрики с производством, реставрацией и ремонтом музыкальных инструментов, начиная с 1890 г. и до 1917 г. в Перми существовали магазины Юмановых по продаже музыкальных инструментов и нотной литературы. После 1910 г. Елизавете Алексеевне помогала работать в магазинах дочь Ольга (1892—1959). Дмитрий Иванович, Елизавета Алексеевна и Ольга Дмитриевна Юмановы похоронены на семейном участке напротив Всехсвятской церкви города Перми. Первые сведения о Д.И. Юманове и его музыкально-инструментальной мастерской (фабрике) появляются в «Пермских губернских ведомостях» за 27 мая 1887 г. Они представлены самим Дмитрием Ивановичем: «Фортепианное, пианинное и фис-гармонное заведение Юманова в Перми. Открыто в 1886 году. Приготовляю для Екатеринбургской выставки рояль и фис-гармонику в полной отделке; можно видеть июня 3, 4 и 5-го, а 6-го предположено отправить в Екатеринбург. Неимеющие быть на выставке, и кому желательно, могут приходить в означенные числа смотреть. В июле месяце сего года отделается второй рояль и вторая фис-гармоника, а с октября месяца сего года будут делаться пианино. Полагаю, что означенные инструменты будут выходить ежемесячно, не исключая фис-гармоник, которые тоже будут готовы разных конструкций. Беру в переделку рояли, пианино, фис-гармонии, аристоны, герофоны и тому подобные музыкальные инструменты. Пермский мещанин Дмитрий Иванович Юманов» 1 .

В 1886 г. Дмитрию Ивановичу не более 34-х лет. С огромным энтузиазмом Юманов взялся за новое дело не только для Перми и Пермской губернии, но и для всего Урала, решив открыть первую на Урале фабрику по производству музыкальных инструментов. 62


На Сибирско-Уральской научно-промышленной выставке 1887 года в г. Екатеринбурге, на которой были представлены рояль и фисгармония, Д.И. Юманов награждён малой серебряной медалью Министерства финансов «За трудолюбие и искусство» – «за введение производства роялей и за удешевление их, и за очень хорошее исполнение фисгармоники»2. По сведениям из «Каталога Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки» 1887 г. Уральского общества любителей естествознания в г. Екатеринбурге, музыкальное заведение пермского мещанина Д.И. Юманова находилось в Перми, на Торговой улице, в доме наследников Лампадова. До нашего времени дом по ул. Советской, 41, не сохранился. Из предисловия к иллюстрированному прейскуранту Д.И. Юманова: «Начало моей фабрики положено в конце 1886 года небольшою мастерскою, в которой в течение года было приготовлено только два инструмента: рояль и фис-гармония. Такое малое начало обусловливалось и моей понятною осторожностию и недостатком опытных мастеров. Тем не менее за первые мои рояль и фис-гармонию я удостоен в 1887 г. на Екатеринбургской выставке серебряною медалью. Такое поощрение обратило внимание публики на мою мастерскую и дало мне возможность расширить и улучшить производство» 3 .

Заведовал мастерской сам владелец. Рабочих было три человека, проживавших при заведении. В наличии имелся один столярный станок. Сбыт продукции производился в Перми. Прежде чем продолжить рассказ о Д.И. Юманове, следует сделать небольшой экскурс в историю фортепианного производства XIX столетия, начало которого относится к 1818 году, когда была основана первая фабрика Шредера в Санкт-Петербурге. В 1820-х и 1830х гг. очень славились инструменты Тишнера, расходившиеся по всей России. Первым фортепианным мастером русского происхождения был Селунов, основавший фабрику в Москве, в 1834 г. Знаменитая Беккеровская фабрика начала свою деятельность в 1841 г. Во второй половине XIX в. центрами по изготовлению пианино и роялей были столичные и крупнейшие города России: Санкт-Петербург, Москва, Киев, Одесса, Саратов, Ростов-на-Дону, Тифлис. Чтобы не отставать от крупных центров, провинциальные города образовывали свои музыкальные фабрики и мастерские, в которых мастера занимались не только починкой старых инструментов и их настройкой, но и пробовали себя в производстве новых. Не стала исключением и Пермь. Надо заметить, что многие части фортепианного механизма, как в XIX веке, так и в первой половине XX столетия, не выделывались в России, а выписывались из-за границы, в основном, из Германии: струны, колки, косточки (клавиши). Другие делались самими мастерами в разных местных или столичных 63


мастерских: слесарных, литейных и столярных. Работа в таких мастерских заключалась в сборке многочисленных деталей и оформлении инструментов. По сведениям из каталога Казанской научнопромышленной выставки 1890 года, Д.И. Юманов использовал для производства «частию свой, частию прикупной и выписной» материал. Лес разных пород выписывался с Кавказа, а металлические принадлежности – из Германии. В последующие после Екатеринбургской выставки годы Юманов готовится к Всероссийской выставке в Казани. К 1890 г. фабрика переехала на Сибирскую улицу, в дом Стуковых. В конце XX в. этот дом на углу улиц Пермской, 45, и Сибирской, 19, принадлежал потомственной почётной дворянке А.А. Стуковой, которая сдавала его в аренду квартирантам и разным предпринимателям 4. Возможно, в старых постройках, сохранившихся во дворе этого дома до сегодняшнего дня, находилась фабрика Д.И. Юманова. Со слов мастера, музыкальная мастерская к 1890 г. выпускала до четырех инструментов в год. К 1890 году Дмитрий Иванович Юманов записался в купцы 2-й гильдии, что давало возможность продавать музыкальные инструменты не только в Перми, но и за её пределами, по всей России: «Несмотря на краткий срок существования мастерской, в 1890 году представленные мною на Казанскую выставку рояль и пианино заслужили уже золотую медаль» 5. Казанская научно-промышленная выставка 1890 года проводилась с 15 мая по 16 сентября. Золотую медаль Д.И. Юманов получил «за весьма хорошее качество роялей и пианино, с выдающейся мягкостью и звучностью тона». В каталоге Казанской научно-промышленной выставки читаем: «Юманов, Дмитрий Иванович, купец 2-ой гильдии. Фис-гармония. Ц. 250 р. Рояль. Ц. 500 р. Пианино. Ц. 400 р. Фортепианная мастерская. Под руководством самого владельца в мастерской работает до 5 человек рабочих, с платою от 12 до 25 р. в месяц при готовой квартире и харчах. В год приготовляется до 4 новых инструментов на 1,500 руб. Сбыт произведений повсеместный. Стоимость годового производства, считая починки, простирается до 2,500 руб.» 6

Из предисловия к Иллюстрированному прейскуранту Д.И. Юманова: «Что касается до моей музыкальной торговли, то она открыта в 1890 году и тоже в скромных размерах. Инструменты и ноты (можно даже сознаться, в недостаточном количестве) были вначале закуплены в Москве и Петербурге. Но несмотря на это, покупатели не оставили меня своим вниманием, и только что открытая торговля скоро приобрела хорошую репутацию и стала скоро развиваться.

64


В настоящее время я имею прямые сношения со многими и лучшими музыкальными фирмами, как в России, так и за границей. Весь товар приобретается мною от лучших только поставщиков большими партиями и за наличные деньги. Благодаря этому, я всегда имею возможность продавать только лучший товар по умереннейшим ценам, и могу удовлетворить всяким требованиям г.г. покупателей и заказчиков. В моем магазине постоянно имеются, кроме инструментов моей фабрики, рояли и пианино известнейших С.-Петербургских фабрик, французские и американские фисгармонии различных фабрик, все инструменты, струнные, духовые и вообще для полного оркестра, инструменты механические, голосовые и проч. все музыкальные принадлежности, а также большой выбор школ, самоучителей и нот» 7 .

С 1890 по 1894 гг. музыкальный магазин Д.И. Юманова находился в доме Стуковых, о чём свидетельствуют объявления в «Пермских губернских ведомостях» и в «Памятных книжках для духовенства с приложением адрес-календаря Пермской епархии». Объявления во всех перечисленных изданиях даны самим Юмановым. Например, объявление от 10 января 1890 г. в «Пермских губернских ведомостях» гласит: «Принимаю заказы на рояли, пианины и фис-гармонии разных конструкций и в починку разные музыкальные инструменты, а также постоянно есть большой выбор роялей и пианин разных знаменитых С.-Петербургских фабрик. По моему усмотрению могу даже и в уезды продавать с рассрочкою платежа. Инструментам не моей фабрики, цены по существующим на фабриках прейскурантам, даже не считая и доставки до Перми и упаковки в отправку. Магазин и фабрика на Сибирской улице, в доме Стуковых, в Перми. Юманов».

Период 1890-х гг. – самый плодотворный и счастливый в жизни Дмитрия Ивановича. Он сочетался узами брака с Елизаветой Алексеевной, и 17 июля 1892 г. у них родилась дочь Ольга. Д.И. Юманов активно участвует в общественной жизни города. Так, в «Пермских губернских ведомостях» за 12 февраля 1892 г. он упоминается в списке п��жертвователий для помощи пострадавшему от неурожая населению Шадринского уезда по 43-му городскому кварталу. А 19 февраля 1892 г. та же газета сообщает, что купец Д.И. Юманов состоит в списке очередных запасных присяжных заседателей по Пермскому уезду на июль, октябрь и декабрь месяцы 1892 г. После большого успеха на Казанской выставке имя Д.И. Юманова становится известным не только в Перми и Пермской губернии, но и далеко за её пределами. Из воспоминаний Людмилы Петровны Солынцевой – внучки Дмитрия Ивановича (1926 г.р.): «Сама я не застала дедушку в живых. А моя бабушка, Елизавета Алексеевна, говорила о дедушке как о добром, отзывчивом, душевном человеке, очень порядочном. Говорила о нём, как о таланте-самородке. Дедушка считался лучшим настройщиком в Перми и губернии. Его часто вызывали на работу за пределы города. Перенимать опыт по работе он ездил в Москву и Санкт-Петербург».

65


В 1896 г. Д.И. Юманов принимал участие в шестнадцатой Всероссийской промышленной и художественной выставке 1896 г. в Нижнем-Новгороде. Заведение Д.И. Юманова было представлено как Сибирская фабрика роялей, с годовым производством на 15.000 рублей. Продукция фабрики представлена в художественно-промышленном отделе. Д.И. Юманов был награждён серебряной медалью – «за звучный, приятный тон, хорошее туше и отделку роялей, пианино и фис-гармонии» 8. Но получить эту медаль Дмитрий Иванович уже не смог. 14 июня 1898 г. «Пермские губернских ведомости» сообщили: «Департаментом торговли и мануфактур присланы для выдачи по принадлежности двести семь похвальных наград, присужденных экспонентам из Пермской губернии на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде... По Пермскому уезду: золотых медалей – 2, серебряных – 3, бронзовых – 16». Одна из трёх серебряных медалей принадлежала Д.И. Юманову, но в списке против его фамилии значилось: «Ныне умерший». Надо полагать, достойная награда была вручена его супруге, Елизавете Алексеевне. На этой выставке Юманов выставил «недурные пианино, и, главное, дешевые; выставил фисгармонию довольно крупного размера, в 9 регистров, недурно отделанную снаружи» 9. Следует отметить, что помимо изготовления роялей, пианино и фисгармоний, Юманов занимался усовершенствованием таких инструментов, как народные цитры и народные гармонифлюты, скрипки. В 1896—1897 гг. музыкальный магазин Д.И. Юманова находился на Пермской улице, 43, в доме купцов Рязанцевых, первые этажи которого сдавались в аренду под магазины. Несмотря на огромный успех и высокие награды, полученные Д.И. Юмановым на престижных Всероссийских выставках второй половины XIX века, продолжать начатое дело становилось всё труднее. Известный статистик Е.И. Краснопёров писал: «Производство роялей и пианино в полном объеме всех деталей этих инструментов было и есть дело фабричное. Ремесленные мастерские, изготовляющие рояли и пианино, есть явление последних лет, интересное во многих отношениях. Производство же новых инструментов есть опыты, для начинающих хотя и заманчивые, но на первых порах едва ли не убыточные»10. Вот таким убыточным предприятием для Дмитрия Ивановича стало и его детище. На рынке сбыта товара в Перми существовала конкуренция: помимо музыкального магазина Юманова, процветали магазины М.С. Симонович и И.М. Журавлёва, склад роялей и пианино Санкт-Петербургской фабрики Шрёдера у Э.С. Кабелла. Практиковалась продажа музыкальных инструментов «с рассрочкою платежа», по умеренным ценам. 66


В «Пермских губернских ведомостях» 18 декабря 1896 г. появляется сообщение: «Конкурсное управление по делам несостоятельного должника Д.И. Юманова сим объявляет, что в пермском музыкальном магазине Юманова, ежедневно, с 12-ти до 5-ти часов, будет производить ся торговля нотами, музыкальными инструментами и всеми принадлежностями оных, причем цены на товары значительно понижены против прейскуранта».

Начиная с декабря 1896 г. по ноябрь 1897 г. проходила процедура банкротства несостоятельного должника Д.И. Юманова. Цены на все музыкальные инструменты были понижены от 25 до 50%, была «произведена аукционная продажа принадлежавшей Юманову мастерской, со всеми находящимися в ней инструментами и заготовками оптом или в розницу, и поделочного леса – в брусьях, досках и разного размера обрезках» 11. Продажа происходила в бывшей квартире Д.И. Юманова в доме Галина, на Пермской улице. А 19 мая 1897 г. была продана с публичного торга и принадлежащая Юманову 1/7 часть «в недвижимом имении наследников Л.Л. Галина, находящемся в 1 части г. Перми, на углу Пермской и Соликамской улиц»12. Одновременно были проданы на снос возведённые Д.И. Юмановым на усадьбе Галина «холодные постройки: навесы и сараи» 13. Дом по Пермской улице, 40-19, между современными улицами Горького и 25-го Октября, не сохранился. А закончилось всё в субботу, 15 ноября, в квартире присяжного поверенного Н.П. Падалки, где состоялось собрание кредиторов. 18 ноября 1897 г. «Пермские губернские ведомости» сообщили: «Общая сумма претензий к Юманову простирается свыше 40.000 рублей; на удовлетворение же их имеется около 13.000 р. Решено пока выдать кредиторам по 15 коп. на рубль. Окончательно же, в виду предполагаемых к поступлению еще некоторых сумм, вопрос о распределении денег предстоит решить следующему, уже последнему, собранию кредиторов, на котором также будет определено свойство несостоятельности Юманова».

Состоялось ли это «последнее» собрание кредиторов – неизвестно. 14 января 1898 г. Д.И. Юманов скоропостижно скончался «от порока сердца»14 и 16 января был с почестями похоронен напротив входа во Всехсвятскую церковь в Перми. Надпись на его могиле гласит: «Дмитрий Иванович Юманов. Сконч. 14 янв. 1898 г. 46 лет от роду». После смерти Д.И. Юманова в 1898 г. его жена, Е.А. Юманова, взяла производство музыкальных инструментов мужа «под свое наблюдение», о чём свидетельствует реклама в «Пермских губернских ведомостях» 29 июня 1899 г.: «Первая русско-уральская фабрика роялей, пианино и фис-гармоний Е.А. Юмановой в Перми. Сим имею честь уведомить почтеннейшую публику г. Перми и иногороднюю, что при моей фабрике находится полный выбор роялей, пианино и фис-гармоний собственного производства. Все инструменты новей-

67


шей американской конструкции с металлическою бронзированною рамой, перекрестными струнами, механизмом двойной репетиции и имеют модератор для самой тихой игры. Все инструменты, благодаря хорошим материалам, имеют весьма солидный певучий тон. Фабрика находится под моим наблюдением и сотрудников покойного мужа Д.И. Юманова. Все заказы и поправка исполняются скоро, аккуратно и добросовестно. Надеюсь, что почтеннейшая публика не оставит мою фабрику своим благосклонным вниманием. Разгуляй, д. н-в Федотовых. С почтением Е.А. Юманова».

Из воспоминаний внучки Юмановых, Л.П. Солынцевой: «Бабушка Елизавета Алексеевна была очень умной, энергичной и волевой женщиной. Она во всём помогала мужу. Когда его не стало, она каким-то образом сумела отстоять мастерскую и продолжила его дело, поддерживая деловые связи мужа даже с заграницей. Впоследствии ей помогала работать в магазинах дочь Ольга».

Изготовлялись ли инструменты при Елизавете Алексеевне, доподлинно неизвестно. Со слов внучки, рабочие мастерской доделывали начатые при хозяине пианино, реставрировали и ремонтировали инструменты оставшимися после смерти Д.И. Юманова заготовками и деталями. До 1917 г. у Е.А. Юмановой было два музыкально-нотных магазина. Один – в Разгуляе, где в доме Федотовых они снимали с дочерью квартиру (квартал № 83, д. 4), другой – в доме купца Шитова по ул. Торговой, 53 15. В 1915 г. здание ул. по Торговой, 53, было продано, и принадлежало акционерному обществу Стахеева. В «Адрескалендарях Пермской губернии на 1915—1917 гг.» указан адрес магазина: Пермская улица, дом Ак. О-ва Стахеева. Из воспоминаний внучки Д.И. и Е.А. Юмановых Л.П. Лажинцевой-Солынцевой: «Я родилась на ул. Советской, 53. Во дворе стоял одноэтажный деревянный флигель с русской печкой, в котором мы занимали три комнаты. В них проживали чета Лажинцевых (зять Юмановых Пётр Георгиевич с дочерью Юмановых Ольгой Дмитриевной), бабушка Елизавета Алексеевна и дети Лажинцевых – Анатолий, Николай, Валентина, Людмила и Владимир). Здесь родились все дети. Дом был частным. Флигель был под этим же номером – 53. Частнику за съём квартиры платили. По словам бабушки, магазин находился именно в той части дома, где сейчас находится ЗАГС, на первом этаже. Помещение магазина снимали. Флигель снесли уже после войны, в 1949-м году, и нам дали квартиру в двухэтажном каменном доме на улице Ленина, 62».

В 1917 г. в стране произошёл государственный переворот. Из дневника Ольги Дмитриевны Лажинцевой (Юмановой): «Погром в Перми всех магазинов был в ночь на 4 ноября 1917 года. Из магазинов забрали всё. Были конфискованы все инструменты. Даже конфисковали собственный инструмент отца – пианино (позже семья приобрела инструмент марки Оффенбахер, на котором обучалась уже внучка Юмановых, Людмила. Магазины были закрыты».

68


В советское время Е.А. Юманова работала бухгалтером-инструктором в объединении «Союзпечать». Проживала по ул. Советской, 53, в семье дочери Ольги Дмитриевны и ее мужа, Лажинцева Петра Георгиевича. Скончалась она 17 сентября 1934 г. от сердечной слабости в возрасте 78 лет 16. Похоронена рядом с мужем у Всехсвятской церкви. С началом бурного ХХ века с его войнами и революциями, российское фортепианное производство в провинции было приостановлено или совсем прекращено. Так случилось и в Перми. Но вскоре дело, начатое Д.И. Юмановым во второй половине XIX века, нашло своё продолжение. Дальнейшее развитие ремонта и производства клавишных инструментов в Перми история связывает с именем Афанасия Фёдоровича Рудомётова, который ещё в дореволюционное время получил квалификацию мастера пианино на фабрике Дитерихс в Петрограде. В 1923 г. Афанасий Фёдорович Рудомётов (возможно, начавший свою производственную деятельность в мастерской Юмановых) вернулся к своей, забытой на время, профессии. Он организовал первую в стране государственную музыкальную мастерскую по ремонту струнных, гармонных и фортепианных инструментов. К 1 мая 1935 г. бригада Рудомётова собрала в пианинном цехе мастерской пермского «Музпрома» два новых инструмента модели «Беккер». А в марте 1938 г. музыкальная мастерская была преобразована в фабрику клавишных инструментов. Так началась новая страница фортепианного производства в Перми, во многом повторяющая историю «музыкального» пути Д.И. Юманова. Но это – уже другая история. Всего двенадцать лет просуществовала в Перми «Первая Русско-Уральская фабрика роялей, пианино и фисгармоний» Д.И. Юманова. Но память об этом человеке живёт и сегодня в его творениях, которые, как в конце ХIХ века, так и сегодня, вызывают восторг при взгляде на них, при касании клавиш этих старинных инструментов. На сегодняшний день известно о трёх инструментах Д.И. Юманова: два пианино и рояль. Двумя инструментами – самым первым будуар-пианино, сделанным на фабрике Д.И. Юманова и отмеченным во всех рекламных проспектах, а также роялем, можно полюбоваться в Пермском краеведческом музее. И я очень надеюсь увидеть за клавиатурой реставрируемого сейчас рояля внучку Д.И. и Е.А. Юмановых – Л.П. Солынцеву. Вместе с братом, Владимиром Петровичем Лажинцевым (1928—2012), она через всю свою жизнь пронесла и сохранила светлую память о людях, ставших зачинателями музыкального производства в Перми и внёсших неоценимый вклад в историю культуры нашего города. 69


________________________ 1

ПГВ. – 1887. – 27 мая. Каталог Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки 1887 г. Уральского Общества Любителей Естествознания в г. Екатеринбурге. – Екатеринбург: Тип. «Екатеринбургской недели», 1887. – С. 16. 3 Полный иллюстрированный прейскурант Д.И. Юманова в Перми. – Пермь: Типо–литография Заозерского, 1893. – С. 1. 4 Спешилова Е.А. Старая Пермь: Дома. Улицы. Люди: 1723—1917. – Пермь: Курсив, 1999. – С. 263. 5 Полный иллюстрированный прейскурант Д.И. Юманова в Перми. – Пермь: Типо-литография Заозерского, 1893. – С. 1. 6 Каталог Казанской научно-промышленной выставки 1890. – Казань: Тип. Н.А. Ильяшенко, 1890. 7 Полный иллюстрированный прейскурант Д.И. Юманова в Перми. – Пермь: Типо-литография Заозерского, 1893. – С. 2. 8 Альбом участников Всероссийской промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде. 1896 г. – Санкт-Петербург: Издание А.С. Шустова, 1896. 9 Всероссийская художественно-промышленная выставка 1896 года в Нижнем Новгороде. – С.-Петербург: Книгоиздательство Германа Гоппе, 1896. 10 Кустарные промыслы и ремесла на Казанской научно-промышленной выставке 1890 г.: Работы статистического бюро, учрежденного при Пермской Губернской Земской управе. – Пермь: Тип. Губ. земской управы, 1891. – С. 72. 11 ПГВ. –1897. – 28 марта. 12 ПГВ. –1897. – 11 мая. 13 Там же. 14 ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 894. Л. 153об. -154. 15 Спешилова Е.А. Старая Пермь: Дома. Улицы. Люди. 1723—1917. – Пермь: Курсив, 1999. – С. 113-114. 16 Сведения получены из ЗАГСа Ленинского р-на г. Перми. 2

70


ПУБЛИКАЦИИ ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ А.Б. Кудымов

ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОР ПЕРМСКИЙ И ВЯТСКИЙ К.Ф. МОДЕРАХ О СОСТОЯНИИ ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЙ ДИСЦИПЛИНЫ СРЕДИ УЕЗДНОГО СУДЕЙСКОГО ЧИНОВНИЧЕСТВА ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ Указ Пермского губернского правления Пермскому городовому магистрату от 21 января 1809 г. вызван недостаточно эффективной и результативной деятельностью судебной системы на местах. Красной нитью его, со всей очевидностью, проходит проблема неудовлетворительного состояния исполнительской дисциплины в среде мелких и средних судейских чинов в ряде уездных городов Пермской губернии в начале XIX века. Констатируется факт весьма значительных и, по мнению Карла Фёдоровича Модераха, неоправданных финансовых и временн х потерь, излишних издержек для государства. Показательно, что этот вопрос, исходя из текста документа, решался строго по нижестоящей инстанции через пермского гражданского губернатора Богдана Андреевича Гермеса и чисто дисциплинарными мерами (хотя впоследствии, возможно, и репрессивными). В документе нет даже намёка на воспитательную работу с подчинёнными, а тем более попыток разобраться в причинах неподобающего поведения некоторых судейских. В этом отношении подчинённые, в том числе и судейские чиновники, рассматривались Модерахом как послушный действующий инструмент для решения определённого круга государственных задач по строго установленным для них инструкциям и регламентам, и не более того. Всё остальное, до службы не относящееся, для К.Ф. Модераха не являлось важным и существенным. Как человек дела, хорошо знающий положение на местах, Модерах не терпел распущенности на службе в виде «разгулок» [прогулов] и «подгулок» [появление на работе в нетрезвом виде – А.К.], халатности, злоупотреблений и фактов вседозволенности со стороны «служителей Фемиды». Он не оставляет безнаказанными пороки и преступления должностных лиц уездных судов, а также и первых лиц уездной власти, например, городничих Кунгура и Оханска. 71


Следует отметить, что появление настоящего указа не было разовой акцией со стороны губернской власти. Скорее всего, это следовало считать особенностью делового стиля К.Ф. Модераха – выработанной за долгие годы службы привычке систематически, постоянно, каждодневно контролировать положение дел в Пермской губернии. Подобные материалы периодически появлялись на всём протяжении его управления регионом в 1796—1811 гг., и заставляли «слуг государевых» на местах держать себя в форме и не забывать о своём служебном долге. Степень наказания назначалась в зависимости от вины, обстоятельств и дальнейших служебных перспектив у зарвавшихся чиновников. Дальнейшая судьба их зависела только от собственного подобающего или неподобающего поведения в будущем, и пенять в итоге уже ни на кого не приходилось. Основными критериями для дальнейших служебных перспектив, судя по тексту указа, были их непременная лояльность и обязательное стремление «заслужить доверие по-прежнему у вышнего начальства». Документ представляет несомненный интерес для историков, краеведов и всех интересующихся историей Пермского края. Публикуется с сохранением орфографии и стилистики источника. Для облегчения восприятия документа все пронумерованные пункты указа выделены абзацами, при этом содержание текста не подверглось никаким изменениям. Сохранены имеющиеся в оригинале сокращения, поскольку все они понятны и легко читаются. Указ его Императорскаго Величества Самодержца Всероссийскаго из Пермскаго губернскаго правления Пермскому городовому магистрату № 1598. Помета: пол. 22 генв. 809 г. Доложить. Его превосходительство г. здешней гражданский губернатор и кавалер предложить изволил записку, выданную ему от его высокопревосходительства г. Пермскаго и Вятскаго генерал-губернатора и кавалера, изъясняющую, что для успешнаго производства дел и для возстановления в них порядка находит нужным учинить следующее распоряжение и перемены: 1. Екатеринбургскаго уезднаго суда судье Рябухину зделать строгое предписание, чтоб он должность, на него возложенную, исправлял с лучшею попечительностию, деятельностию и вниманием, не отбывая так часто от присутствия под видом болезни с тем, что естьли действительно имеет какие болезни, припадки, по которым повседневно быть в присутствии не может, то предоставить ему просить об увольнении от службы; 72


2. Заседателю Флоровскому сделать строгое подтверждение, чтоб он в будущее время с лучшим вниманием и прилежностию отправлял должность свою, буде желает при ней остаться; 3. Заседателя Дульцова по неспособности к судопроизводственным делам и по частовремянным подгулкам уволить от должности, а на место его перевесть из Верхотурья заседателя земскаго суда Рязанова; 4. Красноуфим. уезднаго заседателя Курбатова по беспрестанному обращению в подгулке и нерачительному отправлению должности уволить от оной, на место же его, Курбатова, заседателем в уездный суд определить по известной его высокопревосходительству способности Красноуфим. зем. суда заседателя Решетникова; 5. Екатеринбурскаго земскаго комиссара Немятова перевести к таковой же должности в Ирбит, зделав ему подтверждение, что естьли должность отправлять будет и впредь столь слабо, как доныне, то имеет быть удалён от оной; 6. На место его перевесть в Екатеринбургской зем. суд чердынс��аго зем. исправника Рагожникова; 7. Екатеринбург. зем. суда заседателей Васнецова и Сычева перевесть: Васнецова в Верхотурской, Сычева в Чердынский земские суды, подтвердив первому строжайше, чтоб он должность свою отправлял с лучшими успешностями и с должным к начальству повиновением под опасением за противное сему удаления от места, а последнему, успевшему в короткое время вниманием своим разстроить Екатеринбург. земской суд, чтоб он таковых поступок весьма удержался под опасением удаления от места и предания суду; 8. Заседателя Пайвина, отправляющаго должность исправника в Ирбите, оказавшагося в пристрастном управлении сею округою в неочередном выборе рекрут, в упущении выслать в своё время приписных крестьян в заводские работы и тем потерявшаго доверенность вышняго начальства, перевесть в Екатеринбург. земской суд в дворянские заседатели, подтвердив ему строго, чтоб он старался должность отправлять безупустительно и заслужить попрежнему доверие вышняго начальства под опасением удаления от места, естьли не поправится; 9. Чердын. зем. суда заседателя Назарова перевесть в Ирбит в ту же должность, подтвердив ему должность отправлять против прежняго без наималейшаго упущения под опасением удаления от места; 10. Ирбитскаго заседателя Булгакова перевесть в Камышлов. земской суд с подтверждением, чтоб с лучшею деятельностию и без упущения отправлял должность под опасением удаления от места, естьли вышним начальством примечено будет противное сему; 73


11. На место его перевесть в Ирбит из Камышлова заседателя Яковлева; 12. Ирбитскаго заседателя Коновалова по неспособности и нехорошему его поведению от службы уволить; 13. Кунгур. зем. суда заседателю Гаряинову сделать строгое подтверждение, чтоб он лучше отправлял должность и менее бы занимался разгулками под опасением удаления от места; 14. Осин. зем. суда заседателя Размахнина, обращающагося в частых подгулках и неисправляющаго должность с тою попечительностию, какова по службе требуется, уволить от оной; 15. Чердын. зем. суда заседателю Парначеву подтвердить, чтоб он старался поправить своё поведение, ежели хочет остаться на дальнее время при месте; 16. Заседателю Шадрин. зем. суда Вишневскому также подтвердить, чтоб не ослабевал в отправлении должности, ежели желает впредь ещё служить; 17. Камышлов. зем. суда заседателю Попову, переведя его в Оханск, также подтвердить строго о лучшем прехождении его должности, из Оханска же перевести в Ирбит заседателя Телегина; 18. Секретарям Ирбит. и Екатеринбург. земских судов, упустивших свои должности и уклонившихся от повиновения к начальству, над ними установленному, строжайше подтвердить отправлять должность с лучшим вниманием и успехом и с должным повиновением ко всем законным предписаниям начальства под опасением непременнаго удаления от должности и отдачи к суду. 19. О сём перемещении и о зделанных предписаниях распубликовать по всей губернии, дабы и другия, смотря на сие, старались должности на них возложенныя отправлять с деятельностию и успешностию и без малейшаго упущения при благородном поведении, опасаясь, что ежели и за сим подтверждением кто-либо ко должности будет упустителен или в поведении своём ослабеет, то все таковые будут удаляемы от места; 20. Таким же образом зделать строгое подтверждение городничим Кунгурскому и Оханскому, чтоб они должности отправляли с лучшими попечительностию и вниманием, а последний старался бы поправлять и своё поведение. В противном случае оба они имеют быть удалены от мест ими занимаемых. Наконец всем земским судам строжайше подтвердить, чтоб они по предписаниям горнаго правления и по требованиям заводских начальств и кантор крестьян приписных высылали в работы самым действием, а не одною перепискою с волостными правлениями, как сие от 74


многих чинится, имея попечение, чтоб сии крестьяне в своё время выходили в работу и отправляли оную без всяких недоработок. В случае ж недоработки будут они взыскиваемы с земских судов. Приказали: вышеписанное зделанное его высокопревосходительством г. Пермским и Вятским генерал-губернатором и кавалером распоряжение привесть в надлежащее исполнение и о том во все нижние земские, в Екатеринбург. и Красноуфим. уездные суды послать указы, предписав в оных, чтоб показанным в них членам и секретарям зделаны были подтверждения в присутствии судов, и назначенные к переводу по отобрании имеющихся на руках их дел немедленно отправлены были узаконенным порядком к своим должностям, а земские исправники Чердынской Рагожников и Екатеринбургской Немятов отправились бы по здаче должностей своих предписанным в законе порядком: первой до определения [вступления в должность – А.К.] комисара – заседателю Белопашинцову, а последней – Рагожникову, каковым образом в обязанности здать должность комисара и заседатель Пайвин – Немятову; заседателям же судов уездных: Екатеринбурскаго Дульцову, Красноуфимскаго Курбатову; земских: Ирбитскаго Коновалову и Осинскаго Размахнину, уволя их от должностей, объявить первым трём, чтоб они для получения о службе их пашпортов явились в губернское правление, которые тогда им и выдать, а последнему, что пашпорт дан ему будет по решении производимаго в палате уголовнаго суда об нём дела. О учинении ж подтверждения Кунгурскому и Оханскому городничим предписать тамошним уездным судам с тем, чтоб все оныя места по исполнении сюда донесли, и о том всем городничим, Пермской градской полиции и прочим присутственным местам дать знать указами, Пермскую казённую палату уведомить, а в канцелярию его превосходительства г. здешняго гражданскаго губернатора и кавалера дать с сего за свидетельством копию. Генваря 21 дня 1809 г. 1 экспедиция. 1 отделение. 1 стол. асессор Аврамов секретарь Сти[неразб.] Канцелярист [неразб.] ГАПК. Ф. 22. Оп. 1. Д. 43. Л. 96-96об. Подлинник. Типограф. Публикуется впервые.

75


[Шашков С.С.] Земская смышляевщина: (к десятилетнему юбилею Пермского земства) // Слово. – 1879. – № 1, январь. – С. 15-46. – Подпись: С.Ш.

ЗЕМСКАЯ СМЫШЛЯЕВЩИНА [С. 15]. Журналы Пермских земских собраний 1870—1875 и доклады губернской управы. Пермь. 1870—1875. Журналы VII очередной сессии Пермского уездного земского собрания. Пермь, 1877. Сборник Пермского земства, Пермь, 1873—1878, по шести книг в год. Географический и статистический словарь Пермской губернии, составленный Н.К. Чупиным. Пермь, 1876.

Газетные известия, приходящие из Пермского края, почти всегда какого-нибудь тревожного свойства, словно вести с Балканского полуострова, – всё казусы и казусы, доходящие до того, что составилась поговорка «в Перми tout est permis» 1. Ревизия сенатора Клушина 2 обнаружила такую бездну злоупотреблений, что на Пермский край начали указывать пальцем, как на образец «дореформенных» порядков. Ввели реформы. Теперь уже 9 лет там действуют земские учреждения, суд присяжных и мировой, городское самоуправление, словом, все, что есть и в остальной Европейской России. И классицизм там насажден, и свисток локомотива раздается в ущельях Урала, а всё-таки дела не поправляются даже до того невысокого уровня, на каком они стоят в какой-нибудь, положим, Новгородской губернии. Особенною своеобразностью отличается Пермское земство, которое, с пресловутым Сибирским трактом, несколько напоминает собою разве одно только Саратовское земство, с его железнодорожною костоломкою, ежегодно поглощающей 300000 р. гарантии из земской суммы. Но в Перми земские дела ведутся гораздо патриархальнее и размашистее, чем в Саратове. Причины этого заключаются не в одной только отдаленности края, но и в самом составе Пермского земства, в котором почти вовсе нет дворянства, и преобладают элементы более свежие, энергичные, хотя и менее культурные. Гласных-дворян [с. 16] заменяют здесь заводчики или их уполномоченные, и чиновники горные, лесные, акцизные и т.д., но преобладающими элементами остаются по численности крестьяне и заводские рабочие, а по силе – торговый люд разного сорта, начиная с первостатейного купца и кончая каким-нибудь подрядчиком. 76


Первый класс, т.е. владельцы горных заводов, Демидовы, Строгоновы и т.д., мог бы играть в земстве чрезвычайно важную роль, если бы входящие в состав его персоны жили в Пермской губернии, но они почти никогда не бывают в ней, и об их представителях, управляющих, приказчиках, доверенных можно судить по тому состоянию, в каком находятся управляемые ими заводы. Богатейшие некогда заводские округи – Сергинско-Уфалейский, Ревдинский, Суксунский [в тексте: Сухлунский. – Ред.] Кнауфа, Всеволожских – разорены до такой степени, что «для возмещения накопившихся на них казенных долгов они были назначены в продажу с публичного торга, но желающих купить их не явилось». (Сб. Пермского земства. 1872, IV, 13). Между тем лица, управлявшие этими заводами, составляли себе состояние и играли важную роль в местном обществе. Еще более важную роль играет на Урале богатое и влиятельное горное чиновничество, сильное своими связями и тем родственно-корпоративным характером, каким оно всегда отличалось и на Урале, и на Алтае, и в В[осточной] Сибири. Богатство этого чиновничества, равно как и состояние казенных и кабинетных заводов – известны… О третьем составном элементе Пермского земства – торгово-промышленном люде – и той почве, на которой развился он, мы можем сказать несколько больше. Крестьянское население губернии состоит на общем уровне благосостояния великорусских крестьян, и представляет самую удобную почву для процветания кулаков-мироедов. В губернии много заводов и больших селений, много поэтому лавочников, трактирщиков, содержателей постоялых дворов, целовальников. Около перевозки грузов и значительных сплавов, например, на Чусовой, на которой работает не менее 40000 бурлаков, обделывает свои дела множество подрядчиков и приказчиков, набивающих карман всякими неправдами на счет разных подлиповцев3. Вот что рассказывает, например, один хорошо знакомый с делом корреспондент о наймах рабочих. В Кунгурском уезде к нанимателю являются так называемые десятники, выбираемые желающими наниматься в рабочие, с одобрениями [курсив здесь и далее С.С. Шашкова. – Ред.], в которых значится, что такие-то, желая наняться, поручают такому-то порядиться за них и получить задаток. Десятник, явившись к нанимателю, начинает с того, что требует магарыча 4 от нанимателя, от 20 до 50 коп. за каждого поименованного в одобрении, которого он может заложить, т.е. отдать внаем. Затем, когда насчет магарыча дело сделано, устанавливается плата рабочему, обыкновенно 8 рублей за сплав до Перми. С рабочих, которых в одобрении бывает иногда до 80, десятник получает по 3 копейки с человека за [с. 17] то, что 77


им куплен был 20-копеечный гербовой лист для написания одобрения. Но этим дело не кончается. Наниматель должен дать с каждого рабочего не менее 50 коп. волостному старшине, иначе или нанявшиеся рабочие наймутся к другому подрядчику, или, наконец, не явятся к сроку все на пристань. В Пермском, Соликамском и Осинском уездах наниматели ездят сами по волостям. Здесь толк о магарыче идет с волостным старшиной и писарем за приличным угощением, и когда дело улаживается, то собирается сход желающих рядиться, которому ставится известное количество вина для угощения, а кроме того дается рублей по 5 нескольким горланам. В случае недостачи желающих рядиться на сплав, старшина составляет список недоимщиков, которых всегда в волости довольно, и приказывает им немедленно явиться в волость и внести недоимки. При одном таком случае присутствовал корреспондент-наниматель и рассказывает следующее: «Крестьяне-недоимщики, по требованию старшины явились; кто принес деньги, тот и освободился; грозный старшина не делал отсрочки ни на один день, крестьяне валялись в ногах у своего начальника, но отсрочки не могли получить, и отправились на сплав невольниками за ту цену, за какую за них подрядился старшина. В условии, однако ж, было сказано, что они подрядились по собственной своей воле, добровольно и непринужденно (чего, разумеется, вслух перед сходом не читается)». В Осинском уезде, по р. Тулве, где проживают башкиры, большею частию не умеющие говорить по-русски, рабочие из башкир вообще заподряжаются «свободно» старшинами на сплав, якобы за подати, хотя все дело зависит от величины магарыча старшине, а на то, удовлетворительна ли плата рабочему, не обращается никакого внимания, так что условленной платы не достает даже на пропитание рабочему. Так, за 4 или 5 рублей рабочий должен пройти от местожительства верст 200 до пристани и, нагрузив судно, жить здесь, если по многоводью или маловодью плыть тотчас нельзя, иногда две или три недели. А жить на пристани, где иногда собирается до 4000, и в одной крестьянской избе помещается по 30 и более человек, бывает очень дорого. «Вообще, – говорит корреспондент-наниматель, – рабочему в большинстве случаев, по сплаве судна в Пермь, не причитается получить ни копейки, притом еще надо пройти до своего дома около 100 верст». Рабочие, обыкновенно, нанимаются прибыть на пристань к 5-му апреля, а если весна наступит ранее, то и ранее того числа, и работать за условленную плату до 1-го мая, а с 1-го мая получать поденную плату по 40 или 50 копеек в день. Но рабочие на это неохотно соглашаются, для них каждый майский день очень дорог, и они тре78


буют, чтобы с 1-го мая была новая ряда, а в условии пишется совсем другое, но этого другого им, конечно, не читают. По дороге рабочие узнают, что обмануты, но делать нечего: иногда поднимается только сильный ропот и неудовольствие. Но «и против [с. 18] этого, – говорит корреспондент, – есть средства: так, например, распорядитель одного каравана в подобном случае прибегнул к следующей хитрости: он утвердил вторую ряду (т.е. после 1-го мая) и выдал ее каждому рабочему на руки, но тотчас же дал знать пермской полиции и попросил ее, по прибытии каждого судна к месту назначения, отобрать у рабочих деньги, полученные против контракта, что, разумеется, и было исполнено». О содержании этих рабочих дает понятие екатеринбургский корреспондент «Недели» (№ 22): «В минувшем году в одном из казенных заведений Екатеринбурга, в подвалах, Бог весть откуда, оказалось 600 пудов гнилой баранины. Врачи порешили выкинуть баранину как можно дальше от города и убедительно просили полицию исполнить это поскорее. На помощь полиции явился сердобольный Тит Титыч5 и предложил услуги безвозмездно вывезти мясо. Мясо было вывезено из города – на Чусовую, бурлакам!..» Довольно значительное рабочее население горных заводов, по освобождении его от крепостной зависимости, очутилось в критическом положении. Не говоря уже о незначительности и неудобстве наделов, эти рабочие, совершенно чуждые земледелию, долго бы не знали, как и приняться за него даже при лучших условиях, а тут их застигли все невзгоды и неожиданности переходного времени. На многих заводах работы прекратились или же сильно сократились, и множество рабочих осталось решительно без всякого дела, но и на тех заводах, на которых производство улучшено и расширено, положение их не лучше. Так, на Кыштымских заводах разных чугунных и железных изделий выделано в 1860 г. 1533000 пудов, а в 1877 г. – 2599000, но вследствие усовершенствований производства число рабочих с 7297 человек понизилось до 5123 человек. Мало того: в 1860 г., кроме 7297 действительно занятых рабочих, было еще 10406 старых, больных, увечных и т.д., получавших пенсию и вспоможения от заводов, которым после освобождения до них нет дела, и они предоставлены на произвол судьбы. Полевое хозяйство рабочих так плохо, что своего хлеба хватает только месяца на два (Сб. 1876, кн. IV-VI, стр. 104-108). Среди этой рабочей массы кишат всевозможные подрядчики и кулаки. В Мраморском заводе, например, большинство рабочих в самом жалком положении. Земли на 250 человек мужского пола отведено только 26 дес. усадебной 117 покосной, да и та до сих пор не разверстана, и ею пользуется только половина жителей. 79


«В домах их нет никакой движимости, мяса они не едят в течение года ни разу и даже печеного хлеба не имеют в продолжении нескольких недель, даже месяцев, а покупая, или, скорее, выпрашивая по 3-5 фунтов муки, делают себе болтушку или лапшу, и тем питаются. Причиною этого служит то, что большинство рабочих не имеет возможности непосредственно [с. 19] получать работу, а берет ее через подрядчиков. Эти подрядчики-кулаки (их 11 человек) ездят по разным местностям, берут заказы и затем сдают работу мастерам, но так как эти мастера все должны им, и по недостатку работы конкурируют между собой, то цена работ не достигает более ½ стоимости заказа, а обыкновенно равняется ⅓ , даже ¼ его». Годовой заработок рабочего не достигает и 50 р., да и те выплачиваются не деньгами, а провизией, отпускаемой на 100% дороже существующих цен (Сб. 1874, I, 21). И так везде. На Бисертском заводе, например, мастеровые, занимающиеся выделкою мелких железных предметов, гвоздей и т.д., все находятся в руках кулаков-подрядчиков. «Эти кулаки – хозяева кузниц, а рабочие должники их», и должники, как водится, неоплатные. Даже все рабочие, находящиеся на заводах, в неоплатном долгу у маклаков 6, которых называют своими «кормильцами», и которые ездят по соседним заводам за получением их заработков после того, как рабочие подрядились. Заработок после освобождения, если и увеличился, то в ничтожных размерах, а между тем цены поднялись следующим образом: Рожь пуд.: в 1860 г. – 15 к., в 1875 г. – 70 к. Овес: в 1860 г. – 15 к., в 1875 г. – 75 к. Толстая крупа: в 1860 г. – 1 к., в 1875 г. – 3 к. Мясо: в 1860 г. – 4 к., в 1875 г. – 6 к.

Кулаки здесь чуть не всемогущи (Сб. 1874, IV, стр. 173-175). При таких условиях кустарное производство быстро падает, рабочие перестают быть тщательными и исправными; «видя невыгодность своего ремесла, они бросают изучение его, и если встречаются еще хорошие рабочие, то только дети богатых отцов и старики» (id. 7, стр. 183). Между тем, кулаки-подрядчики более и более размножаются и входят в силу. В упомянутом Мраморском заводе, например, «таких подрядчиков появилось первое время 2-3, число заказов в первые руки значительно уменьшилось, но работать все-таки еще было можно. Но вскоре число этих подрядчиков увеличилось вдвое, так как сыновья их, выросши в довольстве, уже не захотели работать сами и, отделившись от отцов, стали также брать подряды. Да человек 5 наиболее ловких и пронырливых, не имея денежных средств, чтобы сделаться подрядчиками, стали также искать случая захватить выгодный заказ и передать его за более дешевую цену настоящим 80


работникам, чтобы прожить некоторое время сложа руки, благодаря полученным таким образом барышам» (id., стр. 181). Подобные подрядчики, как уже замечено выше, в конце концов, неизбежно роняют эксплуатируемый ими кустарный промысел, но им от этого горя мало, и набивши карман, они отправляются орудовать на Чусовую, на сплавы, на работы по Сибирскому тракту или железной [с. 20] дороге, открывают водочный склад, или баллотируются в земские гласные. Многие из них делаются людьми грамотными, начитанными, и, отличаясь вообще даровитостью, наживают нередко до 150000 рублей и более, оставаясь все-таки сельскими торговцами. Есть села, в которых, благодаря им, заводятся даже иногда порядочные библиотеки («Словарь Пермской губернии» Чупина, I, 533 и др.) Г. Мордовцев в своем акафисте 8 земству восторгается этими гласными из крестьян и проливает слезы умиления при виде этих смышляев, которых он величает Микулами Селяниновичами. Пермское земство лучше всего выясняет характер их деятельности, так как они, вместе с безгласными гласными из простых крестьян, составляют здесь подавляющее большинство, и в управах, и в собраниях. Уже на первом чрезвычайном губернском собрании гласных было: купцов 17, крестьян 7, чиновников 20, священников 7 (Журналы 1870 г., стр. 3). На первом очередном собрании из 40 гласных было купцов 14, крестьян 7, мастеровой 1, мещанин 1, священников 7 (Журн. 1871 г., 3). В 1873 г. председателями и членами губернской и уездных управ было: из 13 председателей – 6 купцов, 3 крестьянина, 3 чиновника, 1 дворянин, а из 32 членов – 6 купцов, 20 крестьян, 3 мастеровых, 3 чиновника (Сб. 1873 г., VI, стр. 1051-1053). В 1876 г. выбрано избирательными съездами гласных и кандидатов к ним 453 человека, в том числе: Крестьян 250 Купцов 76 Чиновников 54 Священников 46 Мастеровых 14 Башкирцев 5 Мещан 4 Дворян 3 Фельдшер 1.

При этом даже некоторые гласные чиновники являются только доверенными крестьян, например, в губернском собрании нынешнего трехлетия: «Вердеревский П.А., надворный советник, по доверенности промышленника крестьянина Безукладникова» (Сб. 1876 г., VI, 189-209). Даже из официального органа Пермского зем81


ства, как увидим ниже, вполне ясно, что этот, по-видимому, демократический состав земства служит только покровом для орудующих там смышляев, но вполне выясняют это только местные корреспонденты петербургских газет. Вот что говорит, например, пермский корреспондент «Недели» (№ 34): «В списке земских должностей мы находим такой состав губернской управы: в 1 трехлетие: председатель г. Смышляев (ирбитский купец), члены: гг. Сигов (екатеринбургский купец), Чернавин (волостной писарь) и Адутов (башкирский хорунжий); во 2-е: г. Смышляев (осинский купец), гг. Сигов, Дятлов (мировой посредник, удаленный сенатором Клушиным) и Васильев (волостной писарь); на 3-е: гг. Смышляев (пермский купец), Дягилев, [с. 21] Васильев, Вологдин и Рябов (волостные писаря). Состав, как видите, почти неизменный. Г. Смышляев – личность недюжинная; это литератор и путешественник, ради которого один из известных писателей 9 переделал даже песнь Офелии в таком роде: «это статный воин, первый земщины боец»… Читая его живые и пылкие речи с язвительными отзывами о противниках, невольно припоминаешь лукавого Диззи с берегов Темзы 10, хотя разница между ними заметна уже и потому, что лондонский премьер не заушит11 своих товарищей, тем более из преданных, каковой грешок водится за пермским премьером; но это объяснимо более широкою натурою русского человека. Поддерживают этих избранников всегда и непременно: 5 председателей уездных управ из волостных писарей, 2 писаря – члены так называемого дорожного комитета (на жалованьи), 4 поверенных знаменитых пермских фабрикантов, все удостоверения которых вызывали сомнения в подлинности, но обвинениям почему-то не было дано хода; 2-3 человека мировых судей из числа чиновников, удаленных сенатором Клушиным, и 3 поверенных графа Строгонова. Так как члены управы и комитета не устраняются даже при подаче голосов о неправильности их действий, то эти господа всегда составляют большинство, хотя и слабое. По положению, составление списков избирателей – в полном распоряжении управ, губернской и уездных. Как только они солидарны друг с другом, им легко подтасовать выбор гласных по произволу: одних исключить из списка, а других внести туда. Жалобы на подобные действия рассматриваются собраниями, большинство которых предварительно подтасовывается, и, понятно, ни к чему не ведут. Требуемый законом ценз фабрикуется также легко. Так, например, все имущества города Камышлова, для взимания налога, оценены в 27000 руб. Между тем, цензы мировых судей в этом городе, по оценке тоже будто бы для взимания налога, составляют сумму в 45000 руб. В Перми один мировой судья покупает 30 декабря дом в 3000 руб. (по куп82


чей); 2-го января он заключает договор с продавцом об аренде у него последним дома по 400 р. в год, а 3-го производится городская оценка дома, по доходности в 3150 руб. Заинтересованная фактом прокуратура едет осматривать дом и не находит его вовсе, а одно лишь место с валяющимися старыми бочками. Тем не менее, новый Диоген избирается в судьи губернским собранием (сам он губернский гласный от пермского фабриканта). Прокурор доносит об этом своему начальству, но начальство не решается представить дела в сенат, так как оно всецело предоставлено компетенции земства. Частные лица тем более не могут сделать ничего с такими самоизбирающимися якобы избранниками общества, так как они не имеют права жалобы по земским делам в сенат, который входит в рассмотрение этих дел лишь с протестом губернаторов. Городские [с. 22] избиратели почти одни только купцы. Тот факт, что г. Смышляев является купцом каждый раз в ином уезде, вовсе не говорит в пользу обширности его торговли, которой он вовсе и не ведет, а покупает лишь купеческие свидетельства. Пояснением его приписки и выборов в Перми, кажется, служат следующие денежные статьи земских отчетов: «В пособие г. Перми, на постройку казарм, 30000 руб.», «на вкладе в пермском общественном банке 50000 руб.» Вклады земских денег в частные банки воспрещаются положительно законом и 50000 руб. попали в городской пермский банк «неспроста: из него берут ссуды купцы, а они же и городские избиратели. Раз такая клика приобрела власть, в сущности, бесконтрольную, общество против нее становится уже бессильным». Почти все это вполне подтверждается даже данными официального органа земства, благодаря тому, что многие земские смышляи грызутся между собою не на живот, а на смерть, и выводят друг друга на чистую воду. Так, например, губернская управа, не ладящая с некоторыми заводчиками, обнаруживает, что уполномоченные их участвуют в губернском земстве Соликамского уезда совершенно незаконно; кроме того, от одной только Е.А. Всеволожской участвует даже 2 уполномоченных, а от всего семейства Всеволожских 5; что на выборах 1876 г. В.А. Всеволожский, председатель съездов, своими действиями совершенно устранил от выборов все духовенство уезда (Сб. 1877, I, 467, 477). Г. Всеволожский в долгу не остался, и его поверенный обнаружил, что земские воротилы внесли в избирательный список крупных землевладельцев (5) 15 «местных крестьян, будто бы владеющих торговыми и промышленными заведениями с годовым оборотом от 6000 до 20000 р.»; свидетельства же, подтверждающие эти обороты, «подложны». «Цели управ ясны: настоящему состав их необходимо избавиться от ревизии отчетности со стороны лиц просвещенных и заинтересованных правильным употреблением сумм; вы83


мышленные же фабриканты из полуграмотных крестьян, ничего не уплачивая со своих мнимых фабрик, как нельзя более могут содействовать к чрезмерному растяжению смет и утверждению всяких расходов управ» (Журн. Перм. уездн. собр. 1876 г., 447-453). Мы не имеем никаких данных, чтобы судить о характере первых земских выборов 1870 года, но, судя по тогдашнему составу губернской управы (2 купца, 1 волостной писарь и 1 башкирец-хорунжий), можем предположить, что они ничем не отличались от последующих, тем более, что во главе земства с первого разу стал Д.Д. Смышляев, издававший некогда «Пермский сборник», отличный знаток края и т.д. Открытие первого очередного собрания сопровождалось «единодушным восторженным ура» (Журн. 1871 г., стр. 6). Насколько это «ура» относилось к предстоящему вкушению земского пирога, неизвестно, но оклады себе земцы назначили очень солидные, [с. 23] и назначили даже прежде, чем ознакомились с размерами земского бюджета: председателю 3400 руб., четырем членам по 2200 р., на канцелярию 7000 р., на непредвиденные расходы и «в случаях особой важности, требующих специальных познаний, на приглашение лиц посторонних» 3000 р., всего на управу 22200 руб. (Журн. 1870 г., 12, 13). Кроме того, на содержание случной конюшни пошло около 11000 руб. (Журн. 1871 г., стр. 249). Случную конюшню впоследствии уничтожили, но на содержание управы уже в первый год передержано 1600 руб., на канцелярию на следующий год потребовано 10000 р., да на поездку г. Смышляева в Петербург для разных ходатайств, для покупки книг (! ), медикаментов (! ! ) и канцелярских принадлежностей (! ! ! ) выдано 9000 р. (id., стр. 254-256). Но это были еще цветочки, а ягодки появились с 1877 г., когда на содержание губернской управы шло в год (Сб. 1877, IV, 69): Жалованье председателю управы 5000 руб. 4 членам 10000 руб. Им же суточных во время разъездов по Сибирскому тракту 2500 руб. На канцелярию 14074 руб. На канцелярию дорожного комитета 2040 руб. Жалованье члену дорожного комитета 1800 руб. Содержание технического надзора и низшей администрации Сибирского тракта 20000 руб. Разъезды техников и смотрителей 3860 руб. Премии инженеру и непредвиденные расходы 6010 руб. _____________ Всего 65284 руб.

Но и это еще не все расходы, идущие на содержание земских деятелей. В 1875 году, например, секретарь губернской управы, какой-то г. Летовт, «совершил поездку на Варшавскую сельскохозяй84


ственную выставку на свой счет» (и по своему желанию, а не был командирован), и «собрание единогласно постановило выразить г. Летовту благодарность и выдать денежную награду в размере 1000 руб.», хотя Летовт и получает от земства очень хорошее содержание! .. (Журн. V сессии, стр. 45). Уездные управы, понятно, не могут делать слишком крупных расходов на свое содержание, но и они стараются по мере сил своих: на одни только канцелярии управ Верхотурской и Екатеринбургской, например, идет по 8500 р. (Сб. 1877 г., IV, 278). Кроме того, председатели и члены уездных управ, случается, взимают с земства не одно, а два жалованья, за две разные службы. Так, в Оханском земстве Д.А. Ивановский служит и врачом, и председателем управы (Сб. 1873 г., III, 462). Врачи и члены управ нередко в то же время служат подрядчиками земства и т.д. «Богатство падишаха – море, говорит турецкая пословица, и кто не черпает из него, тот свинья»; мне сдается, что есть земства, которые [с. 24] так же думают о земской суме. Пермские земцы, по крайней мере, не только щедро оделяют и самих себя, и служащих у них, например, инженеров, бухгалтеров, секретарей и т.д., но даже посторонних лиц. Так, например, V очередное Чердынское собрание ассигновало двум заседателям полицейского управления пособие в 117 р., да штатному смотрителю Коробову за присутствие его на учительском съезде по 1 р. 50 коп. в сутки, и ему же еще 300 рублей «за наблюдение за земскими школами» (Журн. V сессии, стр. 91-93). Понятно, что при подобной щедрости земства ему отбоя нет от просителей. Вот вдова мирового судьи просит пособия по тому поводу, что муж ее истратился на покупку и перестройку дома (Журн. VII, П.у.с., стр. 91); вот два полицейские пристава г. Перми просят «какое-либо материальное пособие к улучшению служебного положения» (id., стр. 282); вот гласный, священник Остроумов, просит разом, по крайней мере, тысяч сто: 1) на улучшение материальных средств духовенства; 2) на открытие в Перми училища для духовных девиц; 3) на стипендии при духовной семинарии; 4) о «бесплатном пользовании лошадьми отцами благочинными» (Журн. губ. собр. 1-й сессии, 447). Как ни щедро земство, но всех подобных просителей оно удовлетворить не может, потому, во-первых, что земская сума вовсе не «казна падишаха», а во-вторых, даже на многие действительные потребности она не в состоянии дать ни копейки, тем более, что земским деятелям приходится, прежде всего, позаботиться об утверждении за собою приличного содержания. Сельское духовенство, например, заявляет о своем нищенском положении, доходящем до того, что годовой доход священника, например, в Шадринском уезде составляет всего 91 р., а в Чердынском (даже не верится! ) – толь85


ко 40 р. 15 к. (Сб. 1873, I, 137). Духовенство просит заменить ругу определенным денежным сбором, но это значило бы увеличить почти вдвое земский бюджет, и если бы это даже было возможно, то у пастырей, конечно, вовсе исчезло бы стадо. Да, потребностей у Пермского земства тьма, а между тем на все губернские обязательные и необязательные расходы оно может давать только какие-нибудь 391000 р. (Сб. 1878 г., II, 121), да из них целая (65000 р.) идет на содержание губернской управы и ее агентов, а между тем на самые существенные нужды отпускаются только гроши. Даже губернатор, открывая 2-е очередное собрание, говорил: «Просмотрев доклады уездных управ и постановления вторых очередных уездных собраний, я только по Ирбитскому уезду нашел ассигнование в 100 рублей на улучшение сельского хозяйства, все же прочие уездные земства не обратили никакого внимания на этот важный предмет, который, как обеспечивающий быт самого большого числа плательщиков, должен бы стоять на первом плане у земских деятелей» (Журн., стр. 3). Через четыре года Пермская уездная [с. 25] управа вздумала улучшать хозяйство, и начала с того, что предложила выписать агронома, дав ему 200 р. подъемных и 1500 жалованья, но собрание на это не согласилось. В 1876 г. управа предложила просить у думы 50 дес. земли для заведения образцового хозяйства, описать уезд в сельскохозяйственном отношении и ассигновать 1700 р. на агронома; собрание согласилось, но ассигновку на агронома признало «преждевременною» (Журн. Пермского уездного собрания. 1876 г., стр. 260, 353). Губернская управа проектировала «введение сельскохозяйственных предметов в программу народных училищ» и исследование народного хозяйства в губернии при помощи специалиста, но собрание денег не дало (Сб. 1873 г., VI, 891-894). Как видно, все подобные попытки делаются лишь для очистки совести, и ни управа, ни собрания в них ни мало не заинтересованы; это не Сибирский тракт… Между тем, сельское хозяйство, которым живет целых 80% населения, почти по всей губернии находится в самом печальном положении. Земля обрабатывается первобытными способами, в южной полосе даже не унаваживается, а в средней и северной унаваживается плохо; навоз выбрасывается зимою на реки и озера, а весною употребляется на забойку мельничных плотин (Сб. 1877 г., I, 416). Земледелие постепенно падает, даже в Красноуфимском уезде, который еще в 60-х годах считался «житницей всей губернии» (id., V, 11). «Периодические неурожаи, продолжающиеся целые десятилетия; случаи голода, бывавшие в некоторых пунктах губернии; постоянное возрастание цен и даже ощутительная дороговизна предме86


тов первой необходимости, производимых на месте – факты, показывающие ненормальное состояние сельского хозяйства, положительный упадок его» (Сб. 1873 г., VI, 866). Средние цифры посева и сбора хлебов в губернии следующие:

В В В В

1843—48 1849—54 1855—62 1863—66, 71, 72

Озимого посеяно собрано 386000 1603000 456000 1751000 513000 2010000 573000 1787000

Ярового посеяно собрано 1287000 5049000 1338000 4859000 1654000 5396000 1767000 5373000

Следовательно, цифра урожая постепенно понижается, она была: Озимой Яровой В 1-й период самъ4 3 Во 2-й « « 3 3 В 3-й « « 3 3 В 4-й « « 3 3

Увеличение посевов и вызвано именно этим уменьшением сбора и увеличением народонаселения, которого в 1848 г. было 1630000, а в 1872 г. 2253000. Если бы урожайность удержалась в размерах [с. 26] 1848 года, то в 1872 г. вместо приведенных цифр урожая получилось бы озимого 2216000 четв., а ярового – 6979000, или, другими словами, урожай первого уменьшился на 429000 четв., а второго на 1606000 четв.; это недостающее количество хлеба Пермский край должен прикупать из других губерний (Сб. 1873 г., VI, 863-884). В случае серьезного неурожая и голода, губерния должна очутиться в самом критическом положении, так как запасы ее ограничены. В 1870 г. хлебных запасов во всей губернии было 493000 четв., а в ссуде и недоимке 1050000 (Журн. 1-го очеред. собр., 181). Со введением земских учреждений дела поправились, но не очень, и в 1873 г. запасов было налицо – 623000 четв., а в недоимке 945000 (Сб. 1873, III, 293). Продовольственный губернский капитал тоже совершенно истощен, и в 1877 г. из 766000 р. осталось только 44000 (Сб. 1878 г., II, 126). Самая печальная будущность относительно продовольствия угрожает особенно северным уездам губернии. Многие волости Верхотурского уезда, например, хлебопашеством вовсе не занимаются, а покупают привозный сибирский хлеб, который продает им только один купец Тюфин; прекратись почему-нибудь эта доставка хотя на одно лето, и упомянутые волости постигнет абсолютный голод. Да и теперь живут здесь уже очень плохо, так как единственный заработок здешних крестьян – заводские работы, а в Богословском округе они прекратились. В Чердынском уезде «продовольствие населения в настоящее время совершенно ничем не обеспечено». Хлебные запасы здесь зем87


ство заменило денежным сбором, составился капитал в 47000 р., но он весь уже издержан, и «в настоящее время в уезде нет ни продовольственного капитала, ни хлебных запасов». В Соликамском уезде продовольствие тоже не обеспечено, вследствие «постоянного уменьшения урожаев» (Сб. 1877 г., I, 374-6). Не в лучшем положении и скотоводство. «Рогатый скот и рабочие лошади измельчали в Пермской губернии до последней степени» вследствие «дурного содержания и питания» (id., 418). Падение скотоводства доказывается следующими цифрами. Несмотря на значительный прирост населения, скота было: Лошадей Рогатого скота Овец Свиней

В 1856 г. 847000 376000 1056000 298000

1861 868000 1093000 1041000 290000

1866 815000 817000 980000 211000

1871 825000 757000 1034000 190000

Одною из причин этого скотоводческого регресса служит отсутствие возделывания лугов и недостаток кормовых запасов (Сб. 1873 г., VI, 872, 886). В том же недостатке питания и отвратительном содержании скота заключается причина постоянных его падежей. С 1-го января 1868 г. п�� 1 окт. 1871 г. в губернии пало: [с. 27] Коз – 304, или 0,212% Свиней – 3004, или 2,089% Лошадей – 8097, или 8,059% Рогатого скота – 120000, или 84,012%

Во многих волостях и селах чума рогатого скота почти не прекращается. В с. Кумарском она свирепствовала ежегодно с 1850 до 1871, в Белейском тоже, в Пышминском тоже, в Бобровском в 1852—1872, в Зайковском в 1862—71, Касулине в 1860—68 гг., Кизяровском 1861—71, Белоярском 1862—72, Катайском 1863—72 и т.д. (Сб. 1873 г., I, 110-115). В некоторых местах скот гибнет поголовно, во многих эпидемия губит 40-50% (Журн. 1-го очеред. собр., 165). Средним числом эти падежи ежегодно лишают губернию скота на 1800000 р. (Сб. 1877 г., IV, 65). «Трудно описать, – говорит земский ветеринар, – отчаяние матерей, которые безуспешно обегают окрестные селения из-за стакана молока для своих грудных детей… Многие хозяева не в состоянии обзавестись новым рогатым скотом, а те, которые имеют еще на то средства, не покупают его из опасения вновь его потерять… Всего печальнее то, что чума рогатого скота продолжает свое гибельное действие почти круглый год, а если из некоторых сел и деревень приходят известия о прекращении болезни, то это значит только, что весь рогатый скот в 88


данной местности поголовно погиб от заразы. Это случалось мне наблюдать в деревнях Галкиной, Солодиловой, Бабиной и многих других (в 1873 г.) Чума есть болезнь собственно местно-повального характера, но вследствие разных благоприятных для распространения ее условий, она делается повсеместно повальною» (Сб. 1872 г., V, 43). Гуртовщики режут и продают больную скотину, шкура с нее тоже идет в продажу, трупы павших животных валяются не зарытыми и заражают живых, – все это явления знакомые (id., стр. 44-46). Реки, озера, дворы и улицы, заваливаемые навозом, падалью и т.д., служат тоже источником заразы (Сб. 1873 г., I, 107 и др.). Скотская эпидемия нагоняет на крестьян почти такой же ужас, как пожар, и они начинают отыскивать самые фантастические причины ее. «Живо, – пишет ветеринарный фельдшер, – у них появится какой-нибудь чудной белый старик, ходящий ночью по дворам, чтобы разносить несчастие, или что-нибудь в этом роде, и вот, когда узнана причина, начинается отыскивание средств к ее уничтожению. Кто чего не придумает в это время! С ружьями в руках, одетые в какоенибудь странное одеяние, ездят крестьяне по селению с криком и гиканьем, надеясь этим прогнать старика; топором обрубают землю вокруг всего селения, трех собак разных цветов торжественно сожигают и семь коров стоймя закапывают где-нибудь на перекрестке и т.д.» (Сб. 1876 г., VI, 95). До чего при подобных бедствиях [с. 28] мутится ум несчастных крестьян, можно видеть из того случая, что, когда в одном селе Осинского уезда несколько людей и животных было перекусано бешеными животными, то крестьяне решили, что лучшее средство – выменивать хлеб у нищих и кормить ими больных, а так как этого хлеба оказалось мало, то они сами надели нищенские сумы и отправились за подаянием в соседние деревни (Сб. 1872 г., III, 175). Земство имеет ветеринаров, открыло даже школу ветеринарных фельдшеров, но что все это значит без поднятия общего уровня народного благосостояния и знаний! Причины не только не искореняются, но, как можно заключить из вышеприведенных данных, даже усиливаются. Люди в Пермском крае, конечно, не мрут так сильно, как скот, и общая цифра населения постепенно увеличивается, но гигиеническая обстановка жизни все-таки жалкая: скудное питание большинства, грязь и неряшество, бедность и т.д. «Наши города, – говорит осинский земский врач Подарин, – обложены кучами навоза как крепостями; известно, что наши улицы удобрены самым тучным образом посредством навоза, опилок, щеп, перьев и прочего. Известно, что дохлые куры, кошки, собаки и даже более крупные животные 89


экземпляры встречаются на улицах не за редкость, а по окраинам города составляют явление чуть ли не обыденное. Что же тут делать санитарной медицине с ее химическими ретортами, колбами, барометрами, термометрами, микроскопом и прочими средствами для разыскания причин болезней?» О деревнях, понятно, уже и говорить нечего. Вот что мы читаем в одном докладе Шадринской управы: «Население Шадринского уезда каждую весну в огромном размере поражается лихорадкою, от которой тысячи народа расслабляются и делаются неспособными во время болезней к работам. Некоторые волости считали больных лихорадкою сотнями; а Ольховская волость имела их до 1000 человек (почти в каждом доме). По прекращении лихорадки во многих местах появились кровавые поносы, а потом и холера. Такое народное бедствие, продолжающееся постоянно, подкапывающее его благосостояние в самом корне и отражающееся на здоровье народа и на всех отраслях хозяйства, влекущее народ к всеобщему обеднению и разорению, не должно оставаться без глубокого и самого живого участия со стороны земства. Шадринский уезд отличается недостатком живой проточной воды, ключи в нем большая редкость, а изобильных водою вовсе нет. Большая часть сел и деревень расположены при озерах, которые больше похожи на огромные болота, на местах низменных, сырых. В этих озерах заключается единственное водохранилище для людей и животных. Между тем, обращение с этими драгоценными вместилищами необходимой воды самое невежественное. Прежде всего, около них истреблена всякая растительность, защищающая озера от солнечных [с. 29] лучей. В летние жары озера мелеют, берега делаются топкими, изобилуют всякого рода инфузориями и видимыми насекомыми. Зимой на этих озерах молотят и веют хлеб, оставляя остатки мякины, колосьев и соломы оседать в воду. Но мало того: сюда же вывозится навоз и остатки нечистот с дохлыми собаками и кошками. Таким образом засорено и испорчено множество озер, в которых была чистая вода. Во многих местах засорены даже реки, как, например, Ольхова, в которой под самыми селениями лежал и гнил в целое лето труп человека. Даже самую Исеть около города ожидает та же участь. Истоки все завалены навозом, мелеют и зарастают травой. Мудрено ли, что в этих местностях гнездятся ежегодно лихорадки, кровавые поносы у людей и чума, повальное воспаление легких и жаба на скот? Итак, вот где таятся источники всех народных бедствий, его болезней и бедности, а вовсе не в малом числе фельдшеров или даже врачей». 90


Губернская управа в своем докладе говорит, что, «читая этот сильный и энергичный протест, нельзя не заметить, как глубоко и верно поняла Шадринская управа отношения земства к санитарному делу, и в то же самое время нельзя не придти к заключению, что нарисованная такими живыми красками картина не есть какая-нибудь единственная, исключительная для одного уезда, а напротив, она обща, с различными лишь оттенками, для целой губернии, между тем как мы решительно не знаем, где именно и в какой мере, и как глубоко пустило свои корни зло, в чем именно скрыты причины того или другого явления, насколько они гибельны для здоровья и проч.; а не зная этого, мы волей-неволей остаемся лишь мертвыми зрителями своего собственного несчастия и не умеем и не можем помочь себе, нисколько в этом случае не отличаясь от бессильного ребенка. Уже одна смертность для Пермской губернии, не имеющая себе нигде подобной, показывает, как велико наше бессилие и незнание причин, гибельно действующих на народ, и как ничтожны те средства, на которые мы, по-видимому, возлагаем все надежды. В то время, как общая смертность в России представляет один случай на 28 живых, в губерниях, известных своей неудовлетворительностью в санитарных отношениях, – в Петербургской она 1:26, в Архангельской 1:24, Пермская имеет эту пропорцию как 1:20, а самая Пермь 1:14, занимая, таким образом, самое первое место по смертности в целой Европе. Между тем такая страна как Норвегия, по-видимому, находящаяся далеко не в таких благоприятных условиях, как Пермская губерния, имеет 1 смертный случай на 53 человека». Кроме эпидемии и острых болезней, многие местности чуть не поголовно страдают от хронических. В Соликамском уезде, например, весь Иньвенский [в тексте: Ивенский – Ред.] округ (11 волостей, 42000 жителей) заражен сифилисом (id., 57). Нечего и говорить, что земство, с своими наличными средствами [с. 30] совершенно бессильно против всех этих болезней. В 1872 г., например, оно, при 2111000 жителей, издержало на медицину163000 р., имея в своем распоряжении 37 врачей, 28 акушерок, 172 фельдшера и 126 оспопрививателей. 1 врач приход. на 57000 жителей. 1 фельдшер на 12000 жителей. 1 акушерка на 39000 жителей. Понятно, что этого медицинского состава чрезвычайно мало, а земство не в состоянии ни увеличить его до настоящих размеров, ни учреждать дорогих больниц, какие требуются современною медициною: одна только прачечная, например, в детской больнице 91


принца Ольденбургского стоит 47000 р. (id., IV, 105). Фельдшера, с которыми, за многочисленностью медиков, приходится иметь дело, большинству больных приносят, по крайней мере, столько же вреда, сколько пользы. «Как только фельдшера усядутся на своих местах, – говорит врач Подарин, – так у них сейчас же является совершенно естественное желание переступить запрещенную черту, испробовать свои силы на более сложных болезнях. Понятное дело, что подобные пробы, в конце концов, обрушиваются на чью-нибуд�� голову. Но безобразничают не одни фельдшера. В газете «Сибирь» 1876 г. сообщалось, что в одном из соседних с Сибирью округов Пермской губернии поголовно свидетельствовали крестьянских девиц при помощи врачей и акушерок. Ныне в «Новом времени» пишут из Верхотурского уезда, что «в Нейво-Шайтанском заводе местные власти – старшина Ч. и сельский старшина Б., желая отыскать мать младенца, найденного мертвым, предприняли, при участии повитухи и многих понятых крестьян, повальный осмотр всех проживающих в заводе девиц, начиная с 16-летнего возраста. Пять девиц были раздеты донага и осмотрены повитухою, при бытности тут старшины, старосты и многих понятых крестьян, и осмотры эти, быть может, продолжались бы долее, если бы не нашлась смельчак-крестьянка, вытолкавшая в шею старшину и бабку. Вскоре после осмотра прибыли в завод судебный следователь, становой пристав и неизвестный человек, – надо полагать, доктор ли фельдшер, как говорили крестьяне-понятые, – и, узнав, что старшиною был произведен осмотр молоденьких девиц, вздумали и сами, по обязанности службы, повторить то же самое. Потребовали к себе на земскую квартиру десяток девиц, которых подвергнули осмотру, и из них двух отправили в Алапаевский завод. Девицы были осмотрены нагими». Некоторые врачи думают, очевидно, не столько о своем деле, сколько о кармане. Врач Ивановский служит председателем Осинской управы (Сб. 1873 г., II, 462), камышловский земский врач Рязанов занимается подрядом от управы по исправлению Сибирского тракта (Сб. 1876 г., I, 26) и т.д. Вообще, [с. 31] земские врачи и управы Пермской губернии занимаются более личными делами и взаимными ссорами, чем борьбою с народными недугами. Летопись ссор врачей с земством в земских изданиях ведется довольно подробно, но издали трудно указать на причины этих междоусобий. Вероятно, земцы и врачи, во-первых, не могут мирно поделить земский пирог, сталкиваясь на подрядах и т.д.; во-вторых, не могут вести общего дела из-за мелочного личного самолюбия; первые изображают из себя начальство, а врачи не хотят подчиняться 92


им и изображают из себя интеллигентных руководителей невежественной земщины. Ну и пошло, и пошло… Состоящая при управе санитарная комиссия осмелилась самовольно ходатайствовать об открытии «Пермского отдела общества врачей в г. Казани»; управа подняла целую бурю, увидев в этом посягательство «всю земскую медицину губернии подчинить всецело произволу общества врачей г. Казани» (Сб. 1872 г., III, 363). Врачи нашли заявления управы для себя оскорбительными и подали в отставку, так как, будто бы, деятельность их признана управою «злоумышленною и вредною». Составилась из врачей и земцев смешанная комиссия для примирения, но обе враждебные стороны еще более перессорились между собою, а на собрании 1872 г., при обсуждении доклада этой комиссии, санитарный врач Моллесон торжественно заявил, что «пермские врачи окружили ореолом славы пермское земство; губернская управа тут не причем». Комиссия составила проект, чтобы всеми медицинскими делами заведывал совет врачей, и в довершение всего этого кавардака произошел следующий казус, совершенно непонятный людям, незнакомым с закулисными тайнами земской смышляевщины: «Проект этот, будучи прочитан на собрании, произвел такое впечатление, что сам председатель смешанной комиссии Дягилев (председатель Осинской управы) заявил собранию, что «если означенный проект осуществится, то он не останется ни одной минуты не только председателем управы, но даже гласным». Другие члены комиссии, участвовавшие в ней со стороны земства и подписавшие проект, также при баллотировке вопроса «оказались против своих подписей». После этого пассажа собрание предоставило уездным собраниям предварительно разработать проект, а Моллесон торжественно заявил: «Так как санитарное дело рушится в Перми, то я должен нести свои труды куда-нибудь в другое место» (id., стр. 364-389). И унес в Шадринск. Здесь пошла та же история. Врачи Моллесон и Хохряков ссорятся с управой, подают в отставку, потом остаются, управа потом сама увольняет Моллесона, а он «против воли управы остается на службе и не допускает к службе вновь приглашенного врача», и т.д., и т.д. (Сб. 1876 г., I, 27). Между тем губернская управа с 1872 г. по 1877 г. не исполняла обязательного для нее постановления собрания о созыве съезда врачей, и когда в 1877 г. гласный Ковалевский [с. 32] сделал запрос о том, то председатель Смышляев обвинил бывший съезд врачей в стремлении превратиться в «учредительное собрание»! (Сб. 1877 г., IV, 110). После этого началась между гласными ожесточенная борьба по вопросу, где быть съезду – в Перми или Екатеринбурге? 93


Впрочем, губернская управа враждует не со всеми врачами, и к некоторым видимо благоволит, например, к д[октору] Крамеру, которому она выдала 1500 р. на поездку для изучения сифилиса в Вену, Париж и Лондон, и для «изучения организации надзора за проституцией в Бельгии» (Сб. 1873 г., VI, 969). Щедро, но очень странно, вопервых, изучать сифилис следует именно в Пермском крае, где он в тысячу раз сильнее и характернее, чем в Вене или Париже; во-вторых, введение брюссельского надзора за проституцией не только в Верхотурье ли Шадринске, но даже в Перми может быть проектировано только в шутку. Впрочем, г. Смышляев, как увидим дальше, большой шутник и любит «шутить шутки». При введении земских учреждений в губернии на 100 жителей приходилось почти только 2 грамотных, школ было мало, они были дурны и т.д. (Журн. 1-й сессии, 207-213). В пять лет дело народного образования несколько изменилось. На школы (но не на одни только народные, как увидим ниже) уездные земства ассигновали на 1871 г. 71306 р., 1872 г. – 131178 р., 1873 г. – 200904 р., 1874 – 217312 р., 1875 г. – 270274 р., 1876 г. – 311390 р. Но все-таки школ мало; в Соликамском уезде 1 школа на 3729 жителей, Оханском и Шадринском более чем на 8000, а вообще по губернии на 5155 человек. По губернии один учащийся приходился в 1870 г. на 231 ч., а в 1874 г. на 106 ч. По вычислению губернской управы, народных школ требуется в 6 раз более, чем есть (Сб. 1876 г., I, стр. 171-193). Помещения большей части школ самые жалкие, тесные, душные, холодные зимой (Сб. 1872 г., IV, 78 и др.). Вот как, например, описывает инспектор народных училищ свой приезд в одну школу: «Рано утром, 17 января, выехав из Ильинска, я отправился в село Сретенское (Пермского уезда), отстоящее всего на 12 верст, куда и приехал в половине 10 утра, и нашел полнейший беспорядок, как во внешней обстановке школы, так и внутри самой школы. Остановившись у волостного правления, большого каменного двухэтажного здания, я был окружен толпой пьяных ямщиков и любопытных, в числе которых было много и мальчиков с книжками; из расспросов я узнал, что тут же помещается и училище; мальчики уже собрались, но ни учителя, ни законоучителя нет при них, и таким образом без всякого присмотра бегают они около волостного правления и без толку вертятся между пьяным народом. Старшины и волостного писаря я также не застал здесь, а мужики передали мне, что мальчишки (угланы, как называют их) собираются сюда только шалить, а ученье идет плохо; учитель, как оказалось, уехал еще вчера в какое-то село и должен был вернуться [с. 33] только на другой день, и все это совершается здесь, в глуши, произвольно и, как говорили мне, неоднократно». 94


И подобных школ, по свидетельству губернской управы, очень много (Сб. 1876 г., I, 156). Порядочных учителей чрезвычайно мало, а давно проектированной учительской семинарии земство, увлеченное другими делами, до сих пор не открыло. Некоторые учителя ради куска хлеба занимаются еще посторонними делами, например, оспопрививанием, служат писарями на почтовых станциях и т.д. (id., 170). В упомянутой школе, посещенной инспектором, учитель священник Чечулин поставлен положительно в невозможность хорошо вести дело «вследствие местных обстоятельств». «Эти местные обстоятельства весьма странны и оригинальны: дело в том, что в селе имеется еще другой священник, о. Иаков Пономарев, который прежде был законоучителем в местной, теперь упадающей приходской школе, но был уволен от этой должности по случаю отлучек с требами по приходу, вследствие чего он стал крайне недоброжелательно относиться к школе и настоящему в ней законоучителю Чечулину; всеми способами старается отклонить крестьян от желания отдавать своих детей в ту школу и подорвать доверие к скромному и весьма преданному своему делу священнику Чечулину; для более успешного достижения подобных, весьма неблаговидных целей, он открыл у себя самостоятельную школу, и потом переманивает к себе учеников приходской школы, причем, по-видимому, до того простирает свое озлобление, что, забывая свой священнический сан, позволяет себе, как говорят, подучать своих школьников бить учеников приходской школы. Несколько любопытных мальчиков, пришедших из любопытства поглазеть на вновь приезжего, когда узнали, кто я, один за другим стали приносить мне жалобы на то, что, учась в приходской школе, они постоянно подвергаются опасности быть избитыми учениками школы Пономарева, а один, некто Николай Сырчиков, даже заявил мне, что он однажды так был избит, что долго хворал после того. Если допустить даже, что в этих враждебных отношениях учеников двух школ проявляется сам собой иногда обыкновенный школьный антагонизм, то уже одно то обстоятельство, что подобные события подают здесь повод к молве о понуждениях к таким поступкам со стороны священника Пономарева, и что эта молва распространилась уже между мальчиками, конечно, должно вредно действовать на отношения крестьян к школе вообще, и в конец подрывать доверие к ней». По всей вероятности, подобные «местные обстоятельства» нередки и в других селах. Несколько лет назад, когда в Екатеринбургском земском собрании поднят был вопрос об улучшении народных школ и увеличении числа их, многие земцы вооружились против предложенных забот 95


о народном образовании, и интересы народной школы были спасены только представителями горного ведомства и гласными из [с. 34] крестьян: между тем, все земства, как губернское, так и уездные, находят вполне естественным и справедливым тратить земские деньги на среднеучебные заведения, недоступные для крестьян по дороговизне обучения в них, на стипендию воспитанникам этих заведений и студентам не из крестьян. Только в Екатеринбургском же собрании крестьяне-гласные однажды протестовали против такого распределения земских денег, и на замечание, что реальные училища и женские гимназии доступны и крестьянам, отвечали: «Буфет при здешнем собрании тоже доступен нам, но он нам не по карману». В Пермском уездном собрании 1876 г. гласный Воеводин обратил внимание гласных, что на каждого ученика сельских школ тратится 7 рублей, а городских – 18 рублей, и требовал, чтобы земскими стипендиатами при реальном училище были исключительно молодые люди из жителей уезда (Ж.У.С. VII сессии, стр. 160). Но эти слабые одиночные протесты пропадают даром, и земства щедро помогают женским гимназиям, реальным училищам и т.д., причем по журналам нередко значится, к умилению публицистов вроде г. Мордовцева, что эти субсидии предложены или поддержаны гласными-крестьянами такими-то, т.е. земскими воротилами, богатыми крестьянами-торговцами и промышленниками. Но даже дочерей этих крестьян почти вовсе нет в гимназиях. В пермской женской гимназии, например, в 1871 году было: Дочерей дворян и чиновников – 110 ’’ купцов и мещан – 49 ’’ духовных – 14 ’’ крестьян – 7

Но из этих семи крестьянских девиц шесть были только в первых трех классах, а в 4, 5 и 7 не было ни одной (Сб. 1872 г., V, 31). Дочери же настоящих крестьян-земледельцев – не только никогда не были в гимназии, но ни одной их них, по всей вероятности, этого и во сне не снилось. То же должно сказать и о крестьянских сыновьях. Правда, первое очередное земское собрание ассигновало стипендии на содержание 5 пансионеров при пермской мужской гимназии, 1 из башкир, 1 из духовных и 1 «исключительно из детей бедных крестьян и мещан», но ни из чего не видно, чтобы земство держалось этого правила в последующее время; напротив, оно относительно стипендий склонилось на сторону высказанного тогда же мнения, что «детям бедных чиновников образование еще необходимее, чем крестьянским» (Ж. 1-й сессии, стр. 203-204). Что же касается высших учебных заведений, то губернское земство до 1877 г. имело здесь 9 стипендиатов, на которых израсходовано 6750 руб., но в 96


числе этих стипендиатов не было ни одного мещанина или крестьянина, а были 1 сын медика, 1 сын екатеринбургского священника, 1 сын чиновника и т.д. (Сб. 1873 г., VI, 940; 1877 г., IV, 63). Относительно субсидий [с. 35] женским гимназиям и реальным школам, земства еще щедрее, чем относительно стипендий. В 1875 г., например, Красноуфимское земство на народные школы израсходовало 15600 р., а на содержание реального училища 10500; Екатеринбургское – на народные школы всего уезда 21400, а на пособие реальному училищу и женской гимназии города – 7600. Пермскому реальному училищу в 1876 г. давали: город 6000, земства: губернское 5000, Пермское 1500, Чердынское 1000 и Осинское 500 р. (Ж.У.З. 1876 г., стр. 453). Пермской женской гимназии губернское земство давало в 1871—1873 гг. по 3000 р., в 1874 г. 6000, в 1875 г. 4500, в 1876 г. 5450 р., в 1877 г. 5450, в 1878 г. 6950 (Сб. 1877 г., I, 429; 1878 г., II, 55). Кроме губернского земства, эта гимназия получает пособие и от других, например, в 1876 г. от Пермского уездного 1500 р., Оханского 450, Чердынского 300 (Сб. 1876 г., I, 476). Расходы этой женской гимназии увеличились, между прочим, на преподавание латинского языка (Сб. 1878 г., II, 54). В 1877 г. губернское земство давало Пермскому реальному училищу 5500 р., Екатеринбургскому реальному училищу 5000 р., Красноуфимскому училищу 3000, Осинскому 1000, Ирбитской прогимназии 300 р., Пермской женской гимназии 5450; но этими 19250 р. расходы его на среднее и высшее образование не ограничивались, – были еще стипендии студентам, субсидии Казанскому обществу любителей естествознания и т.д., так что всего выйдет более 20000 р. Но бюджеты губернского и уездных земств составляются вообще так небрежно, и счеты так перепутаны, что невозможно вычислить, сколько именно крестьянских денег земство расходует на образование детей дворян, чиновников, купцов, духовных, – можно сказать только, что много. Относительно главных повинностей населения, подводной и дорожной, земская деятельность выразилась в некотором сокращении расходов на первую из них. Эта подводная повинность стоила земству в 1870 г. 475000, в 1871 г. 302000, в 1872 г. 290000, в 1873 г. 268000 (Сб. 1872 г. III, 31; 1873 г. I, 6). Но несмотря на эти сокращения, земству много пришлось бороться с воспитанной веками привычкой всякого власть имеющего пользоваться даром крестьянскими лошадьми. В 1872 г., например, 7 уездных собраний из 12 жаловались «на произвол в пользовании земскими лошадьми, особенно членами полиции» (Сб. 1872 г., III, 35 и др.) «Судебные следователи, – говорит доклад губернской управы, – при разъездах своих берут по четыре и даже шести лошадей, а становые приста97


ва по пяти – три для себя и две для канцелярии. Мало того: пользуясь так роскошно земскими лошадьми для своих разъездов, некоторые из этих лиц выдают свои бланки другим, вовсе не имеющим права взимания земских лошадей, как это сделал осинский полицейский надзиратель для пермского врачебного инспектора; один из становых приставов уезда выдавал бланки свои нарочным из сотских, которые и разъезжали [с. 36] с ними по уезду под именем выдавшего бланки пристава». Всякий не прочь, если не взять властью, то, по крайней мере, «попросить честью» земских лошадей. Епархиальный миссионерный комитет, например, просит земских лошадей «для путешествий по всей губернии духовным, а иногда и светским лицам» (Ж. 1873 г., стр. 41). За подводною повинностью следует дорожная, стоившая в 1871 г. 305000 р., а в 1873 г. 278000. В последнем из названных годов стоимость всех обязательных повинностей, подводной, дорожной, квартирной, содержание мировых учреждений по сметам губернской и уездной превышала 850000 р. (Сб. 1873 г., I, стр. 8). Неравномерное распределение этих повинностей и даже эксплуатация их земскими деятелями еще более увеличивает их бремя. Сибирский тракт, например, как увидим ниже, земские смышляи превратили в своего рода прииски, или вот, например, пермские гласные во что бы то ни стало хлопочут о постройке в Перми казарм на счет губернского земства, хотя каждый уездный город должен содержать казармы для местных команд, а в Кунгуре и Екатеринбурге – даже для целых батальонов, как и в Перми. Во время прений об этих казармах особенною наивностью отличился гласный Манухин, доказывавший необходимость постройки их на счет земства всей губернии, потому что «ввиду предстоящей всесословной воинской повинности, мы обязаны заблаговременно позаботиться об удобствах собственных наших детей, которые первое время военной службы должны помещаться в тех же казармах, кои намерена устроить городская управа. По долгу совести мы не можем и не должны отказать в приготовлении удобного помещения нашим детям» (Ж. 1873 г., стр. 93). Это «удобное помещение нашим детям» было устроено и обошлось губернскому земству в 30000 р. Об общей сумме земского бюджета можно судить приблизительно в цифрах 1872 года. Уездными управами ассигновано: На дорожную и подводную повинность 610181 руб. На народное образование 133118 руб. На медицинскую и ветеринарную части 194996 руб. _____________ Итого: 1266409 руб.

98


По губернской смете: Повинностей обязательных 104937 руб. Повинностей необязательных 87393 руб. __________ Всего: 1458739 руб.

Но это еще не все: всех земских сборов более 2000000 руб. (Сб. 1873 г., VI, 991). Положим, что на 2000000 жителей это не Бог знает какая сумма, но в соединении с государственными сборами она делается чрезвычайно чувствительною, тем более, что распределение земских сборов, даже в лучших земствах, не говоря уже о [с. 37] Пермском, оставляет желать чрезвычайно многого. Земская губернская Пермская управа заявляла однажды, что «земский налог должен распределяться по имуществам сообразно их способностям к принесению дохода» (Сб. 1872 г., III, 53). В одной из своих прежних статей («Земские Прогрессы») мы уже указывали, что земство, между прочим, и Пермское, именно этому-то принципу и не следует, что, например, в Екатеринбургском земстве на крестьянские земли, едва только обеспечивающие продовольствие крестьян, в первые годы падало земских сборов 80%, а на горные заводы и золотые прииски – пустяки. Подобную же раскладку мы видим и во всех других уездах; особенно поразительна она в Ирбитском за 1872 год, например: На На На На На На

сельские общества 38718 руб. городское общество 5625 руб. частных владельцев 4084 руб. вед. госуд. имуществ 3251 руб. вед. горное 5991 руб. торговлю и промышленность 3181 руб.

Таким образом, с городского общества, торговли и промыслов берется только 8800 р., между тем как одна только Ирбитская ярмарка имеет оборот в 50000000 рублей! Общая сумма уездных сборов 1972 года распределялась так: На На На На На На На На На На

сельские общества 457152 руб. городские общества 29865 руб. частных владельцев 305427 руб. вед. госуд. имуществ 174421 руб. вед. горное 84886 руб. вед. удельное 4091 руб. вед. акцизное 490 руб. имущество кабинета Е.В. 946 руб. духовное ведомство 159 руб. торговлю и промышленность 83977 руб.

99


Даже при более справедливой раскладке 1873 г. (Сб. 1873 г., VI, 920-926), падало земских сборов по уездам:

В Пермском уезде В Оханском В Осинском В Кунгурском В Красноуфимском В Екатеринбургском [с. 38] В Шадринском В Камышловском В Ирбитском В Верхотурском В Соликамском В Чердынском Среднее по губернии

На Частные крестьянские имущества имущества 22% 15 61% 33 70% 17 61% 11 47% 42 15% 61 81% 2 81% 5 61% 15 9% 46 17% 66 16% 9 44% 32

Имущества казенные

Имущества городские

19 4 11 22 10 12 15 19 11 43 15 73 19

7 1 1 5 1 11 2 1 12 1 1 1 4

Но эти средние по губернии цифры получают свой, если можно выразиться, несколько приличный характер, только благодаря Екатеринбургскому и трем северным уездам, в которых с крестьянских имуществ взять почти нечего (кроме Екатеринбургского), в остальных же 8 уездах на крестьянские имущества падает от 22 до 81%, между тем как богатейшие казенные горные заводы не платят ничего, а заводы, состоящие в казенном или опекунском управлении «просто уклоняются от платежей» (id., стр. 991). В 1877 г. за кабинетскими и некоторыми другими заводами было 110437 р. давней недоимки (Сб. 1877 г., I, 355). За Нижнетагильскими заводами – 32664 р. недоимки (id., IV, 25). Даже живущие в горных заводах чиновники-домовладельцы «уплату земских сборов считают для себя не обязательною», хотя имеют прекрасные дома, получают за них аренду и воспитывают своих дочерей в пермской женской гимназии, поддерживаемой земством» (Ж. VII очеред. Пермского уезд. н.с., стр. 109-110). Бывали даже официальные протесты против обложения частных приисков, как земель «неудобных»! (Ж. I очеред. с., стр. 259). Ведомство государственных имуществ тоже не отстает от горного, платит чрезвычайно мало, и за ним почти постоянно недоимки (Сб. 1877 г., I, 367). Во всем этом, кажется, в значительной степени виновато само земство. Так, например, оно само слагает с горных заводов недоимки, соглашается принимать оценки имуществ, сделанные самими заводами, и т.д., все это, как выразился некто на земском собрании, «в виду тех добрых отношений, которые желательно видеть между представителями заводчиков и прочих сосло100


вий» (Ж. 1 собр., 311-319). Приведенная нами выдержка из пермской корреспонденции «Недели» поясняет смысл этих «добрых отношений». Еще более «добрые отношения» обнаруживаются при оценке имуществ купцов – торговых крестьян между последними и членами управ, выходящими из их среды. Так, в ирбитской оценке мы видим водяные мельницы, стоящие 2 р. или вовсе ничего не стоящие, но все-таки приносящие дохода рубля 2, кузницы в 1 рубль, в 50 коп., даже в 30 коп.! (Сб. 1872 г., VI, 17). Городские оценки с каждым годом все более и более понижаются, хотя благосостояние городов и ценность в них имуществ ни мало не падают; особенно низкие оценки были сделаны в 1878 г., но губернское собрание все-таки утвердило их (Сб. 1878 г., II, 124). А между [с. 39] тем оценены городские имущества на 1000000 ниже прошлогоднего – словно города выгорели! Ценность в следующих городах, например, показана: В Камышлове В Ирбите В Шадринске В Далматове

На 1877 г. 321714 495800 377035 28070

На 1878 г. 27727 123250 76320 7500

Менее на: 293987 372550 300715 20570

В Камышлове имущества оценены в 27727, и в то же время имущества только 9 лиц, баллотировавшихся в мировые судьи, оценены в 41100 р.! (id., 192-195). Как все это, подумаешь, просто в Пермской губернии, даже никаких фокусов! Без фокусов, правда, не обходится, но все-таки все земское хозяйство ведется самым упрощенным способом, управы хозяйничают, как знают, а собрания утверждают своим авторитетом их хозяйничанье. Роль полновластной хозяйки особенно привыкла играть губернская управа. При этом с самого начала некоторые гласные хлопотали, чтобы «сора из избы не выносить», чтобы в хозяйничаньи пермских смышляев все осталось шитым и крытым. Еще на 1-м чрезвычайном собрании 24 июля 1870 г., по прочтении журнала предыдущего заседания, на вопрос председателя – нет ли возражений против редакции прочитанного журнала гласный Дягилев (впоследствии довольно таки прославившийся) заявил, что он «и мог бы возразить, но не делает этого, потому что это сейчас же занесется в журнал». Затем Дягилев выразил желание, «чтобы журналы составлялись насколько возможно сокращенно» (Ж. 1870 г., 30). Понятно, что такое ретроградное желание Дягилева не встретило сочувствия ни со стороны либеральных смышляев управы, ни со стороны гласных; журналы собраний с каждым годом делались все пространнее, а в 1877 г. решено даже иметь стенографа (Сб. 1877 г., IV, 42). В земс101


ком Сборнике, выходящем 6-ю книгами в год, находит себе помещение даже и то, что относится не к чести управ и гласных, хотя далеко не все, как жалуются некоторые гласные (Сб. 1873 г., III, 379). Мы имеем даже неопровержимые улики подобных утаек от публики того, что сильно уж скандализирует Пермское земство. Так, в самый разгар скандальной борьбы губернской управы с врачами в журналах (стр. 117) напечатано: Журнал № 25 Пермского Губернского Земского Собрания 20 декабря 1872 года … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … …

И только! ! ! Значит, «была игра! ..» Когда же в столичной печати начали выводить на свежую воду подвиги пермской смышляевщины, [с. 40] то губернское собрание ассигновало управе 1500 на судебное преследование корреспондентов (Сб. 1876 г., I, 578). Издержаны ли, и на что издержаны эти 1500 р., мы не знаем, только никаких судебных преследований земские воротилы не начинали, да и начинать им, как увидим ниже, отнюдь нельзя. Это намерение преследовать судом газетных корреспондентов тем забавнее, что земцы то и дело обвиняют друг друга в таких неблаговидных поступках (и все это было печатно, в земских изданиях), что корреспондентам грешно было бы не пользоваться материалами, сообщаемыми теми самым господами, которые ассигнуют деньги на судебное преследование этих корреспондентов! В среде земств, очевидно, идет упорная и ожесточенная борьба, главным образом, конечно, из-за земского пирога. Вкратце изложенная нами история борьбы губернской управы с врачами – только один эпизод из этой пермской Илиады. Это буквально bellum omnium kontra omnes12. Губернская управа борется с городской думой, обвиняя ее в «препятствиях» деятельности санитарного комитета, а городской голова обвиняет губернскую управу в «единичном произволе» (Сб. 1878 г. I, 505). Губернатор обвиняет Камышловское земство в отдаче подрядов земским врачам, а губернская управа обвиняет его же за то, что он допускает врачей произвольно распоряжаться земским сундуком. Гласный Русанов обвиняет народные школы в преступной выписке «Вестника Европы». Гласный Дягилев обвиняет подрядчиков, а подрядчики – камышловского председателя управы в недопущении к торгам. Один становой и судебный следователь обвиняют гласного Давыдова в подлоге. Председатель губернской управы обвиняет директора женской гимназии в незаконном держании у себя в продолжение нескольких лет 15000 руб. Чердынский исправник обвиняет местную управу в оскорб102


лении его, а губернатор обвиняет Осинскую местную управу «в оскорблении закона и губернского присутственного места»; Осинская же управа обвиняет мирового посредника в оскорблении земского собрания (Ж. 1872 г., стр. 69-71). Губернская управа обвиняет станового и следователя в превышении власти (id., 108). Гласный Адутов обвиняет гласного Фролова в подлогах, а Фролов Адутова – в «ябеде» (Сб. 1872 г., III, 153). Некоторые гласные обвиняют гласного Бушуева в грубом оскорблении техников словами, а гласный Бушуев обвиняет председателя губернской управы в «оскорбительных и неприличных выражениях не только для гг. гласных, но даже и для не присутствующих в собрании лиц высокопоставленных» (Сб. 1876 г., I, 579). Гласный Попов обвиняет губернскую управу, называя ее «привилегированным триумвиратом», а Смышляев обвиняет его в нарушении честного слова (Сб. 1877 г., IV, 19). Гласный Дрягин обвиняет управу в беспорядках по больнице, а Смышляев обвиняет Дрягина в том, что он «вошел в контору (больницы) [с. 41] в шубе и в шапке» (id., 133). Вдова надворного советника обвиняет председателя Камышловской управы Калакутского в обмане и подлоге (Сб. 1878 г., II, 35). Священник Швецов обвиняет Соликамскую управу в «дурном положении образования в уезде» (Сб. 1878 г., I, 35). Становой пристав обвиняет Кунгурскую управу «в неправильных действиях»; крестьянин Ваганов обвиняет Камышловскую управу «в неправильном распоряжении земскими суммами»; крестьянин Замятин обвиняет ту же управу в «неправильных и пристрастных действиях по сдаче станций», и т.д., и т.д. Подобных жалоб и кляуз так много, что, по заявлению председателя губернской управы, если рассматривать их, то «пройдет еще 2-3 сессии, и все время своих заседаний губернское собрание должно будет употреблять только на их рассматривание»! (id., 58-60). Председатель губернской управы объясняет это обилие жалоб и доносов личною злобою жалобщиков на управы (id.). Совершенно верно, но откуда же эта злоба? Не оттого ли, что управы уж очень усердно вкушают земский пирог, а многие другие лица тоже стремятся вкусить от него и подставляют управам ногу? Конечно, так; к этому присоединяются разные личные счеты, оскорбленное самолюбие и т.д. И каких только дел нельзя обделывать в Пермском крае, будучи председателем или членом управы, даже простым гласным! Вот, например, по выражению г. Мордовцева, земский Микула Селянинович, ирбитский крестьянин Фролов: он член Ирбитской управы и губернский гласный, по профессии же – кулак и ростовщик: «занимается раздачею крестьянам мелких ссуд за проценты» (Сб. 1874 г., I, 6). Ему нужно получить деньги с своих должников, и вот, без соблюдения многих законных формальностей, управа ассигнует 103


6000 р. на обсеменение полей в таких-то волостях, пострадавших будто бы от неурожая, назначив ссуду от 3 до 15 р. на семейство. Ссуда была назначено денежная, но Фролов, которому поручена раздача ее, покупает 500 п. овса по цене дороже стоявшей тогда, заставляет одних крестьян получить ссуду непременно хлебом, а с другими своими должниками поступает так: мужик, например, должен получить 5 р., но Фролов выдает ему только 2 р., а 3 удерживает за долг. Многие крестьяне, как оказалось при следствии, вовсе не просили этой ссуды и ничего не знали о ней (id., 1-8). Рассмотрев дело, собрание закрытою баллотировкою постановило: «Ирбитскую управу и члена ее Фролова от ответственности освободить (id., 20). Или вот, член Шадринской управы Шишкин взял из земской шкатулки 500 р., хотя и возвратил их через несколько дней после ревизии, – собрание тоже «отнесло все к неосторожной ошибке» (Ж. 2-й сессии, 6). Гласный Давыдов уличается в подлоге (Ж. 1872 г., стр. 108-110). Уездные управы вообще путают счеты, неправильно расходуют деньги, не присылают отчетов и сумм губернского сбора [с. 42] (Сб. III, 171). Член Шадринской управы Демидов уличается в разных злоупотреблениях и растрате земских денег, но губернское собрание объявляет его «не подлежащим ответственности» (Сб. 1876 г., I, 556). Книги и отчеты губернской управы в страшном беспорядке (id., 529 и след.) От подрядчиков вместо залогов управа берет только расписки (Сб. 1877 г., IV, 91). Губернская управа иногда даже вовсе не дает никаких отчетов собранию в расходовании таких крупных сумм, как 70000 на богоугодные заведения (Сб. 1872 г., II, 85). При этом губернская управа имеет еще смелость задевать уездные и уличать их в беспорядках и злоупотреблениях. Однажды, например, г. Смышляев, заподозрив, что в Кунгурской управе растрачен губернский сбор, командировал туда ревизора проверить губернскую сумму и отобрать ее, но член управы Дрягин денег не отдал, да и ревизию их допустил только через несколько дней по приезде ревизора, чем возбудил толки, будто бы денег действительно не было, и шкатулка пополнена посредством займа. Другой раз губернская управа уличила ту же Кунгурскую и в лице того же Дрягина в заключении контракта без залогов и «в подлог» (Сб. 1878 г., II, 71-77). Как бы в отместку за это, в «Санкт-Петербургских ведомостях» 1878 г. появился полный негодования настоящий обвинительный акт, составленный Дрягиным о злоупотреблениях губернской управы и ее председателя г. Смышляева. Этот обвинительный акт содержит в себе историю работ по исправлению Сибирского тракта и подтверждается даже земскими изданиями, которые редактирует сам г. Смышляев. Так называе104


мый Сибирский тракт, идущий от границы Тобольской губернии до границы Казанской, требует особенного ремонта между Камышловым и Пермью с ее пристанями. До введения земства на него вовсе не слышалось особенных жалоб: я четыре раза переваливал по нему через Урал в разное время года, и ни одна из этих поездок не оставляла во мне тяжелых воспоминаний. До 1871 г. тракт поправляли крестьянские общества, и на это ежегодно тратилось до 75000 р. – сумма, которую губернская управа считала громадною, утверждая, что более половины ее разворовывается подрядчиками и надзирателями. Все первое трехлетие шла ожесточенная борьба между земствами уездными и губернским: первые желали удержать за собой исправление тракта, а губернское старалось снять с них столь непосильное бремя и взвалить его на губернский сбор и губернскую управу. Между тем тракт плохо исправлялся, и при развитии пароходства до Перми, вследствие сильного увеличения количества грузов, передвигавшихся по нему в Сибирь и обратно, портился более и более. Жалобы и проклятия проезжающих усиливались; министр внутренних дел не раз грозил поручить исправление тракта губернатору на счет земства. Губернская управа указывала одно средство [с. 43] спасения – передачу тракта в ее ведение на губернский сбор и в то же время завязала полемику с содержателем «вольных» (т.е. монопольных) почт Михайловым. И управа, и многие гласные совершенно справедливо доказывали, что данная Михайлову монополия убила вольный и дешевый ямщицкий промысел, высчитывали, что Михайлов имеет в год чистого барыша 87000 р., и заявляли желание, чтобы почты были переданы земству (Ж. 1-й сессии, 101-106. Сб. 1872 г., III, 65). Михайлов в долгу не остался и представил массу доказательств безобразного состояния тракта. Земство тогда начало просить у казны единовременную субсидию в 75000 р. на поправку этой дороги, но казна отказала, а Министерство внутренних дел командировало для осмотра тракта двух чиновников. Один из них, Арнольд, нашел, что исправление ведется крайне бестолково и тратится на него чересчур много – 340000 р. в три года. Губернская управа, опираясь на эти мнения, в свою очередь, сама уличала уездные в неумении поправить дорогу, и чуть не в злоупотреблениях, и во второй раз решила ходатайствовать о передаче тракта ей и о назначении земству субсидии, уже не единовременной, как просила немного раньше, а ежегодной, и не в 75000, а в 200000 р. (Сб. 1873 г., I, 17, 23; VI, 912, 989 и 1032). В то же время управа получает от собрания 8000 на исследование тракта и составление сметы капитального его исправления. 105


Инженер Домбровский, приглашенный управою, осмотрев тракт, донес, что ввиду близкого открытия железной дороги нелепо тратить на поправку громадную сумму; но управа требовала сметы, и Домбровский представил ее в 836000 р., лично объяснив собранию несостоятельность этой затеи. Собрание отвергло не только смету, но и самое перенесение расходов по тракту с уездных сборов на губернский, а затем разъехалось. После новых выборов состав собрания изменился в благоприятном для управы смысле, так что опротестованное губернатором упомянутое постановление предыдущего собрания Дягилев не допустил даже до баллотировки, и прямо потребовал ассигнования суммы. По предложению Смышляева, была отправлена с ним во главе депутация в Петербург с просьбой об упомянутой уже субсидии и имела полный успех, только за поздним временем на 1874 г. от казны было получено всего 100000 р. Управа ликовала, тем более, что почти все протесты местного начальства с этого времени прекратились. «В первое трехлетие, – говорит уже цитированный нами корреспондент, – мы встречаем множество губернаторских протестов. Начиная же со второго, т.е. со времени перехода Сибирского тракта в ведение губернской управы и выдачи казенной субсидии, протесты встречаются изредка, в тех преимущественно случаях, когда собрания не соглашаются с доводами губернской управы. Такие постановления входят в силу спустя год, благодаря лишь Сенату, признающему протесты незаконными. При самом исправлении тракта обнаружена [с. 44] замечательная предусмотрительность главных руководителей. Так, в начале работ 1875 г. был удален инженер (г. Немира), потому, будто бы, что содержание его лишком дорого обходилось земству (5000 р.), хотя субсидия выдается по закону под непременным условием содержания инженеров. В подрядчики взят был концессионер с рабочими из внутренних губерний. Так называемые техники и дорожные смотрители, как обнаружено недавно, набирались также из людей дальних; тут были испанцы из Каталонии и Андалузии, вдобавок сподвижники дон-Карлоса, немцы из Голштинии и Вестфалии, уроженцы Лифляндии и польских губерний, не знающие даже языка, на котором должны были объясняться с рабочими. По окончании годовой операции весь этот люд удалялся со службы поголовно, в расчете, что он рассеется во все стороны, и никакой следователь его не сыщет, а тем более земские комиссии». (О выписке рабочих из внутренних губерний см. Журналы V и VI сессии, тр. 140 и 145, а состав служащих – в Сборнике 1878 г., кн. 1, ст��. 199-201, где встречаем фамилии Герцог, Бирра, Войшвилло, Каррафа-Корбут, Клейн, Фижан и т.д.). 106


Инженер Немира и его техники, забраковавшие каменный материал на 314000 р., который после них признан годным, удалены, и составлен при управе дорожный комитет, стоящий ежегодно до 34000 р. Расходы на 177 верст тракта от Перми до Сибирской границы, которые одни только поправлялись капитально, составляли: В 1871 г. – 36281 р. В 1872 г. – 144422 р. В 1873 г. – 128830 р. В 1874 г. – 222702 р. В 1875 г. – 400000 р. В 1876 г. – 400000 р. (Сб. 1876 г., I, 356, 376).

Если к этим цифрам прибавить расходы 1877 и 1878 гг., то получится громадная сумма в 2000000 р., издержанная на Сибирский тракт, потерявший теперь всякое значение с открытием железной дороги между Пермью и Екатеринбургом. Чем больше поправляли тракт, тем он становился хуже, и хотя губернская управа заявляла по временам о прекрасном его состоянии (Сб. 1877 г., IV, 117), хотя она выпросила у собрания 1500 р. на судебное преследование корреспондентов, написавших о тракте, но, наконец, она должна была умолкнуть в виду всеобщих жалоб на дорогу, езда по которой сделалась опасною, а по временам даже невозможною. Большинство нынешнего состава губернского собрания благоприятно управе, и с помощью его ей долго удавалось избегать серьезной отчетности по тракту, которой требовала оппозиция. Громадные и спутанные отчеты по этим работам подгонялись обыкновенно к концу собраний, чтобы последние не успевали рассмотреть их; даже ревизионные [с. 45] комиссии не успевали разобраться к сроку в этих беспорядочных ворохах документов (Ж. 1875 г., стр. 170). Только в 1877 г. оппозиции удалось начать серьезную проверку отчетов за 1875 г. На первых же шагах комиссия открыла расходование сумм, не оправдываемое документами, разные цифры по одному и тому же предмету доложенные собранию VI и VII сессии, отсутствие расписок подрядчиков в получении денег и т.д. Несмотря на то, многие из этих расходов были утверждены собранием, а для просмотра необревизованных 202000 р. избрана особая комиссия (Сб. 1877 г., IV, 123-149). Но следующего заседания уже не состоялось, и собрание закрыто губернатором «вследствие выезда из Перми большого числа гласных» (id., 151). В июне было созвано чрезвычайное собрание, ассигновавшее 40000 р. на санитарные нужды армии, но «Государь Император повелел отклонить всякое со стороны (Пермского) земства пожертвование на нужды, создаваемые военными обстоятельствами» (Сб. 1878 г., II, стр. 11). 107


Что же касается Сибирского тракта, то управа, несмотря на данные ей полуторагодовые отсрочки, надлежащего отчета опять не представила, и ревизионная комиссия до того запуталась в счетах управы, что для проверки их собрание должно было пригласить экспертов, – чиновника контрольной палаты и бухгалтеров государственных имуществ государственного банка. Пока эксперты работали, собрание отвергало один за другим неоправданные документами расходы на тракт в 16000, в 306 р., в 3700, в 8000, и т.д. (Сб. 1877 г., IV, 248-363), а затем разошлось, не кончив и половины проверки расходов 1875 г. На собрании 1878 г. открылось, что правительство давно уже обязало губернскую управу представить отчеты по тракту на ревизию контрольной палаты, но управа скрыла это распоряжение от предыдущего собрания, теперь же, как выразился гласный Всеволожский, «как бы предвидя благоразумие большинства собрания, управа оговаривается, что не прочь передать отчеты в контроль, но не иначе как по утверждении их, т.е. после того, как собрание снимет с нее ответственность перед законом и перенесет ее на себя самого». Дебаты принимали неблагоприятный для управы оборот, и вот «некоторые из гг. гласных, в том числе председатель губернской управы, вышли из собрания, вследствие чего не оказалось достаточного для продолжения занятий числа гласных», и заседание было закрыто (Сб. 1878 г., II, 7-21). Следующие заседания были посвящены другим делам, а в промежуток собрание утвердило земскую на 1878 г. смету на тракт в 224000 р. (id., 109), затем продолжалась поверка счетов 1874 г. При этом обнаружено, что 50000 р., показанных управою издержанными на ящичную планировку тракта, вовсе не могут быть утверждены, так как такой планировки вовсе не было, что доказывается т показанием губернского инженера Петрова (Сб. 1877 г., IV, стр. 217), и дознанием, произведенным ревизионной комиссией (Сб. 1878 г., II, 150). [С. 46]. Планировка, производившаяся управою, обходилась ей в 16 руб. с версты, а управа выводила в расход от 312 до 400 р. с версты (id., стр. 154); платились деньги за мосты, которых вовсе не строилось (id., стр. 198); выписывались в расход деньги, будто бы уплаченные таким лицам, которые «отрицают не только получение денег, но и самое производство ими каких либо работ на Сибирском тракте» (стр. 199, 276 и др.); некоторые расписки в денежных получениях оказались подложными (стр. 275 и др.) и т.д. Эксперты-бухгалтеры не могли найти никакого толку в документах управы, собрание подходило к концу, поверка счетов далеко еще не была кончена, много срочных дел даже не начато, и вдруг, в довершение кавардака, оказалось, что на одной записке управы сделана подлож108


ная подпись члена Васильева, которой он вовсе не ставил. Началось настоящее столпотворение. После заседания 29 января на крыльце собрания, в присутствии свидетелей, г. Смышляев, председатель управы, побил члена ее и гласного Васильева, отказавшегося от сделанной кем-то за него фальшивой подписи (стр. 202-204). Васильев формально пожаловался собранию и подал в отставку. Собрание большинством 13 голосов против 11 признало г. Смышляева «не подлежащим ответственности»! (Стр. 207). Побил, и только!.. Вслед за тем обнаружено, что управа в два года «позаимствовала из запасного капитала без ведома и разрешения собрания 488000 р.»; собрание признало это «позаимствование неправильным», но вслед за тем оно же признало «причины, вызвавшие это позаимствование, уважительными»! (Стр. 285-287). В голосовании этих вопросов принимали участие и председатель, и члены управы! .. (Стр. 289). Торжествующий Смышляев требует затем разрешить управе 100000 р., и «собрание разрешает единогласно»!.. (Стр. 288). Наконец, занавес падает, и в журналах значится: «Собрание закрыто, за разъездом гг. гласных, губернатором» (стр. 294). Никаких протестов ни на счет побития Васильева, ни на счет «уважительности неправильных» расходов в 480000, ни на счет последнего кредита в 100000, ни на счет неправильных расходов на порчу Сибирского тракта не было! Земские смышляи торжествуют… Читатель, может быть, ждет от меня поучительных выводов из всей этой истории, но если он сам не принадлежит к смышляям, то выводы для него ясны, а для смышляев один поучительный вывод – «не плошай! » Они и не плошают… С. Ш. ___________________ Статья подготовлена к публикации Т.И. Быстрых. Для удобства исследователей в тексте отмечены номера страниц журнальной публикации. В отдельных случаях исправлены очевидные опечатки в географических названиях: Сухлунский – Суксунский, Ивенский – Иньвенский, и др., раскрыты сокращения. В остальном текст полностью соответствует журнальной публикации. Примечания. 1 «в Перми tout est permis» – «в Перми все позволено». 2 Клушин Павел Николаевич (1814—1886) – бывший пермский губернатор (1854—1855), с 1868 г. – сенатор, член Государственного Совета. В 1870 г. был направлен в Пермскую губернию для проверки деятельности местной администрации по проведению крестьянской реформы.

109


3 Подлиповцы – литературные герои одноименной повести Ф.М. Решетникова, здесь используется как имя нарицательное для бедных и забитых крестьян. 4 Магарыч – угощение, устраиваемое в качестве вознаграждение за чтонибудь. (Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 2008). 5 Тит Титыч – герой пьесы А.Н. Островского «В чужом пиру похмелье», самодур, жестокий и невежественный купец. 6 Маклак – посредник при мелких торговых сделках, а также торговец подержанными вещами. (Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 2008). 7 id. – «то же», т.е. предыдущий источник в тексте. 8 Акафист – особый чин торжественных песнопений в честь Господа и Святых, гимн, хвалебная песнь . Имеется ввиду ст ать я Д.Л. Мор довцева «Десят илетие русс кого земства», изданная затем отдель ной книгой, где автор, критикуя работу Пермского земства, восхищается его председателем – Д.Д. Смышляевым. 9 один из известных писателей – имеется ввиду Д.Л. Мордовцев. См. цитату в «Биографической хронике» в настоящем «Смышляевском сборнике», с. 185. 10 лукавый Диззи с берегов Темзы – прозвище Бенджамина Дизраэли (1804— 1881), премьер-министра Великобритании в 1868 и с 1874 по 1880 гг. Известный деятель Консервативной партии, сочетавший агрессивную политику с демагогией. Его прозвище переводится на русский язык как «головокружительный, ошеломляющий». 11 Заушить – ударить по уху или по лицу, дать пощечину. С.С. Шашков имеет в виду известную в Перми скандальную историю, когда председатель управы Д.Д. Смышляев принародно дал пощечину гласному Васильеву. 12 bellum omnium kontra omnes – война всех против всех (лат.).

110


ПОСЛЕСЛОВИЕ Судя по количеству публикаций в столичных газетах и журналах, посвященных деятельности Пермского земства, она действительно была очень заметной. Как, впрочем, всякая работа Д.Д. Смышляева, в любой области. Так гремела Пермь на всю Россию в середине XIX века литературно-музыкаль��ыми вечерами и смышляевскими «Пермскими сборниками», а позднее – изданиями Губернского статистического комитета, слаженной работой уполномоченных Православного Палестинского общества в Перми, и проч. Особенно ярко охарактеризовано Пермское земство в трудах Д.Л. Мордовцева (1876) и С.С. Шашкова (1879). Статья Д.Л. Мордовцева «Десятилетие русского земства» в «Отечественных записках» 1876 года, изданная затем отдельной книгой, несмотря на всю критику, скорее поддержала Смышляева в его нелегких трудах. Мордовцев наградил его званием «первого земщины бойца» – это дорогого стоит! «Земская смышляевщина» С.С. Шашкова появилась едва ли не в самый тяжелый период службы Д.Д. Смышляева на этом поприще. В это время критика уже шла валом, со всех сторон. Предъявляли свои претензии по разным поводам гласные уездных управ и видные общественники из уездов. В «Пермских губернских ведомостях» нередко на несколько номеров затевались споры и перепалки в виде «открытых писем». Все эти публикации, особенно столичные, горячо обсуждались в Перми, использовались в дискуссиях сторонниками и противниками Смышляева. Возможно, «Земская смышляевщина» и не стала последней каплей, но уж конечно добавила Дмитрию Дмитриевичу уверенности в том, что нужно уходить. Статьи Д.Л. Мордовцева и С.С. Шашкова – наиболее известные, часто вспоминаемые и цитируемые исследователями в разные времена. И значение их для историков всегда будет велико. Написанные издалека, не очевидцами, обе статьи содержат много передержек, неточностей и несправедливых оценок. Особенно постарался здесь Серафим Серафимович Шашков, представитель демократического направления в журналистике, последователь А.П. Щапова, превративший фамилию Смышляева в имя нарицательное – смышляи. Составители «Смышляевского сборника» попросили кандидата исторических наук, специалиста в области истории Пермского земства Сергея Николаевича Плотникова прокомментировать содержание статьи с учетом современных исторических знаний. Это особенно уместно в год 150-летия введения земства в России. Опираясь на цифры и факты, С.Н. Плотников анализирует самые острые проблемы, с которыми столкнулся Д.Д. Смышляев в земской работе. 111


С.Н. Плотников

ОКОЛОЗЕМСКАЯ «ШАШКОВЩИНА» (К 150-летию российского земства) В 1879 г. в столичном журнале «Слово» была опубликована статья С.С. Шашкова «Земская смышляевщина (к десятилетнему юбилею Пермского земства)». Статья начинается так, словно ее автор – наш современник. Ведь при желании и сейчас можно сказать, что «известия, приходящие из Пермского края, почти всегда какого-нибудь тревожного свойства, … – всё казусы и казусы …». Для этого достаточно вспомнить трагедию в «Хромой лошади», падение самолета, «взбесившийся» автобус…. Едва начав читать статью, понимаешь, что ее автор настроен на обличительный лад. Остается выяснить, насколько верна его критика. Характеризуя деятельность Пермского земства за первое десятилетие, С.С. Шашков сразу заявляет, что оно отличается «особенною своеобразностью …, … с пресловутым сибирским трактом …». По поводу этой «пресловутости» давайте обратимся к фактам. Пермское земство, как известно, было образовано в 1870 году. Принимая дороги губернии, земцы констатировали следующее: «В 1870 г. в Пермской губернии было 9 почтовых и 7 коммерческих трактов общей протяженностью 3206 верст» (Журналы первого очередного Пермского губернского земского собрания, декабрьской сессии 1870 года, с докладами губернской управы и другими приложениями. – Пермь, 1871. – С. 44). Много ли найдем мы губерний в европейской части России (а только там, как известно, были введены земские учреждения) с подобной огромной протяженностью дорог, которые нужно было принять и содержать, т.е. периодически осматривать, ремонтировать, строить новые участки, мосты? К тому же Уральские горы, разделяющие Пермскую губернию на две части, создавали дополнительные сложности при организации дорожного дела. При этом, несмотря на значительные средства, тратившиеся на их содержание, дороги принимались земствами, в основном, в неудовлетворительном состоянии. «Как известно, старые учреждения оставили в наследство земству только одни разрушенные пути сообщения – и более ничего», – отметила Осинская уездная земская управа (Обзор девятилетней деятельности (1870—1879) Осинского уездного земства. – Пермь, 1879. – С. 138). Дороги земства принимали у полиции, что также нередко было проблемой из-за проволочек со стороны полицейских органов. 112


Красноречивым примером этого стала ситуация в Красноуфимском уезде Пермской губернии (Журналы первого очередного Красноуфимского уездного земского собрания, сентябрьской сессии 1870 г., и прочее. – Пермь, 1871. – С. 5-6). Своего рода итогом деятельности Пермского земства по исполнению дорожной повинности в 1870-е годы стала оценка ремонта сибирского тракта пермским губернатором В.А. Енакиевым. «Сибирский тракт, – отметил губернатор, – столь обесславленный в прежнее время, содержался в 1879 г. весьма удовлетворительно, а та часть его, от г. Камышлова до г. Екатеринбурга, которую пришлось мне проехать в исходе августа месяца, была найдена в положении наилучшем» (Журналы Пермского губернского земского собрания X очередной сессии. – Пермь, 1880. – С. 2). При этом отчетность по ремонту сибирского тракта была признана губернатором особенно неверной. Как видим, именно это имеет в виду Шашков, называя сибирский тракт «пресловутым». Дело в том, что в виду недостаточности средств уже второе очередное Пермское губернское земское собрание, состоявшееся в декабре 1871 года, ходатайствовало перед правительством о принятии сибирского тракта на «государственный земский сбор», т.е. на государственное финансирование (Журналы второго очередного Пермского губернского земского собрания декабрьской сессии 1871 г. с докладами комиссии. – Пермь, 1872. – С. 164-165). С целью уравнительного распределения дорожной повинности между всеми сословиями уездные земские управы Пермской губернии переводили ее из натуральной в денежную. К маю 1872 г. этот перевод осуществили уже в 9-ти из 12-ти уездов губернии (Журналы 3-го чрезвычайного Пермского губернского земского собрания майской сессии 1872 г. с докладами губернской управы и комиссий. – Пермь, 1872. – С. 65). Вскоре данную операцию провели и оставшиеся Красноуфимский, Ирбитский и Екатеринбургский уезды. Таким образом, в Пермском земстве («крестьянском»), как и в Вятском, «переложение» дорожной повинности произошло довольно легко, чего нельзя сказать о целом ряде других губерний (Воронежской, Екатеринославской, Харьковской, Самарской и др.). А в Бессарабской губернии большинство натуральных повинностей не было переложено в денежные даже в начале XX века, хотя вопрос об этом поднимался не раз (Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. – СПб., 1911. – Т. 3. – С. 74-85). Даже эти данные позволяют усомниться в истинности утверждения Шашкова о том, что в Пермском земстве «все-таки дела не поправляются даже до того невысокого уровня, на каком они стоят в какой-нибудь, положим, Новгородской губернии». 113


При переводе дорожной повинности в денежную форму строительство и ремонт дорог отдавались с торгов подрядчикам, работа которых контролировалась земской дорожной администрацией (техниками и смотрителями), а принималась – членами земских управ. Однако в ряде южных уездов Пермской губернии (Ирбитском, Красноуфимском, Шадринском, и до 1875 г. в Осинском) на деньги была переложена не вся дорожная повинность. Часть ее (как правило, исправление полотна дороги) оставалась натуральной. Это было вызвано сомнениями земцев относительно успешности быстрого сбора крупных сумм, необходимых для срочного ремонта дорог. К тому же перевести денежную повинность вновь в натуральную можно было только с особого разрешения Государственного совета. В ходе исполнения пермскими земствами дорожной повинности произошли «столкновения», как с местным населением, так и с местной и центральной властью. Уже в 1871 г. губернатор Н.Е. Андреевский обвинил Пермскую уездную земскую управу в бездействии по исправлению трактовых дорог и предложил Пермскому уездному земскому собранию предать управу суду. Дело разбиралось вторым, а затем и третьим очередными Губернскими земскими собраниями. В итоге решено, что Пермская управа ответственности не подлежит (Журналы второго очередного Пермского губернского земского собрания декабрьской сессии 1871 г. с докладами комиссий. – Пермь, 1872. – С. 95-99; Журналы Пермского губернского земского собрания третьей очередной сессии (1872 г.) с приложениями. – Пермь, 1873. – С. 88). Непростую ситуацию относительно реализации дорожной повинности земствами Пермской губернии характеризует и следующий пример. В 1870-е годы Осинское земство вело безуспешную борьбу с мастеровыми Югокнауфской, Бымовской и Бизярской волостей, которые уклонялись не только от исправления дорог, но также и от уплаты земских сборов. Это происходило при полнейшем равнодушии полиции и местной администрации. В итоге губернатор обвинил Осинскую управу в допущении «оскорбительных для присутственного места выражений», но Губернское земское собрание не признало это обвинение справедливым (Обзор девятилетней деятельности (1870—1879) Осинского уездного земства. – Пермь, 1879. – С. 27-29). Четвертое очередное Пермское губернское земское собрание вновь приняло решение о ходатайстве перед правительством об отнесении сибирского тракта на государственный земский сбор, однако правительство настаивало на утверждении содержания и 114


ремонта тракта губернской повинностью. В итоге, как известно, содержание сибирского тракта осталось губернской повинностью, однако на его ремонт в 1874—1877 гг. правительство выделяло ежегодную субсидию в размере 200000 рублей (Журналы 4-го очередного Пермского губернского земского собрания, декабрьской сессии 1873 года, с докладами управы и другими приложениями. – Пермь, 1875. – С. 2, 6-7, 12-13, 109-110; Журналы Пермского губернского земского собрания, 5-й чрезвычайной сессии (1874). – Пермь, 1874. – С. 3). Ремонт Сибирского тракта был главной заботой Пермского губернского земства в 1870-е годы. (Черныш М.И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. – Пермь, 1959. – С. 144-151). С.С. Шашков, сравнивая Пермское земство с Саратовским, отмечает, что саратовская «железнодорожная костоломка» ежегодно поглощала 300000 рублей земских средств, а «пресловутый» сибирский тракт, как мы уяснили, поглощал правительственную субсидию в размере 200000 рублей (столько же выделяло на ремонт тракта и Пермское земство). Что же так раздражает Шашкова? Ведь очевидно, что реализация масштабных проектов невозможна без значительных затрат. Сибирский тракт был востребован и после открытия железной дороги на Урале. Он, как известно, имел и стратегическое значение. Ситуация с отчетностью по расходам на ремонт сибирского тракта не ясна. Не исключено, что Шашков дает эмоциональную и одностороннюю ее оценку. Объективное расследование этой истории в настоящее время затруднительно. С.С. Шашков совершенно прав, отмечая, что в составе Пермского земства «почти вовсе нет дворянства и преобладают элементы более свежие, энергичные…». Правда, это достаточно известный уже и в то время факт. Автор тут же называет эти элементы менее культурными, вероятно полагая, что общий культурный уровень дворян был выше. Думается, что данное утверждение, бесспорное в XVIII веке, применительно ко второй половине XIX века заставляет, как минимум, задуматься. Шашков пишет, что в Пермском земстве «гласных-дворян заменяют … заводчики или их уполномоченные и чиновники горные, лесные, акцизные и т.д., но преобладающими элементами остаются по численности крестьяне и заводские рабочие, а по силе – торговый люд разного сорта, начиная с первостатейного купца и кончая каким-нибудь подрядчиком». Проведенное исследование позволяет представить следующую картину социального состава Пермского земства начального периода его деятельности. 115


Относительно первых чрезвычайных уездных земских собраний, открывшихся в Пермской губернии в 1870 году, данные по социальному составу гласных имеются применительно к пяти уездам: Камышловскому, Кунгурскому, Пермскому, Соликамскому и Чердынскому. Во всех этих пяти собраниях большинством гласных были крестьяне (они составляли от 26% в Пермском уезде до 41,2% в Чердынском). После крестьян в трех собраниях (Кунгурском, Соликамском и Пермском) по численности шли купцы. В этих уездах их было по 22,2%. При этом в Кунгурском уезде столько же было и священников. Помимо Кунгурского, после крестьян по численности священнослужители шли в Камышловском и Чердынском уездах, где они составляли, соответственно, 21,4 и 17,6%. Такой же процент в Чердынском уезде составляли и дворяне (17,6%). Гласных-дворян было от 3,7% в Пермском уезде до 17,6% в Чердынском. В Кунгурском уезде на первом земском собрании гласных – дворян не было, если таковыми не являлись чиновники и поверенные. Совокупно дворяне, чиновники и поверенные от крупных землевладельцев составляли от 7,4% гласных в Кунгурском уезде до 28,6% в Камышловском. Мастеровые были в составе гласных только в Пермском и Кунгурском уездах (соответственно 11,1 и 7,4%), а мещане – лишь в Чердынском и Соликамском (соответственно 5,9 и 3,7%). Представленные данные позволяют утверждать, что первые чрезвычайные уездные земские собрания Пермской губернии были демократичными по составу гласных. На вышеперечисленных пяти уездных земских собраниях крестьяне, купцы, мастеровые и мещане в сумме составляли от 42,8% в Камышловском уезде до 70,4% в Кунгурском (Плотников С.Н. Становление Пермского земства: дисс. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. – Пермь, 2000. – С. 122-124). Данная пропорция отражает социальный состав населения губернии и представляется вполне естественной. Можно предположить, что подобная ситуация была и в остальных уездах губернии. Сделанные выводы подтверждает и сравнение социального состава уездных гласных первого трехлетия (1870—1873) в Пермской губернии и в 29-ти губерниях России, в которых земские выборы состоялись в 1865—1867 гг. Социальный состав 11915 гласных уездных земских собраний первого трехлетия в 29 губерниях выгля дел сл едующим образом: д воряне (41,68%), крестья не (38,41%), купцы (10,43%), священнослужители (6,50%), «неизвестные» (2,53%) и мещане (0,45%) (Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. – СПб., 1911. – Т. 3. – С. 49). В числе 112 гласных, присутствовавших на первых чрезвычайных земских собра116


ниях в Камышловском, Кунгурском, Пермском, Соликамском и Чердынском уездах, были: крестьяне (36,61%), купцы и священнослужители (по 17,86%), чиновники (8,03%), дворяне (7,14%), поверенные и мастеровые (по 4,46%), «неизвестные» (по сословной принадлежности) и мещане (по 1,79%). Таким образом, в Пермской губернии нет четко выраженной поляризации «дворяне-крестьяне», шире спектр представленных сословий и социальных групп, здесь гораздо меньше представительство дворян, но существенно больше купцов и особенно священнослужителей. Священнослужители, чиновники и поверенные от крупных землевладельцев компенсировали нехватку дворян: все вместе среди гласных вышеперечисленных первых чрезвычайных уездных земских собраний Пермской губернии (включая дворян), они составляли 37,49% (а в 29-ти губерниях России дворяне и священнослужителей составляли 48,18%). Крестьянами, купцами, мастеровыми и мещанами были 60,72% уездных гласных в Пермской губернии. Аналогичный показатель в 29-ти губерниях России (там не представлены лишь мастеровые) составлял 49,29%. Исходя из этих данных, можно сделать вывод, что первые чрезвычайные уездные земские собрания Пермской губернии формально были более демократичными по социальному составу гласных. Однако при этом гласные-крестьяне плохо понимали суть земской реформы по причине малограмотности и неосведомленности (Шадринский, Красноуфимский и Кунгурский уезды). Они были бедно одеты и незнакомы со своими правами и обязанностями (Кунгурский уезд). Поляризация гласных по уровню образования была громадной – от академика до неграмотных крестьян (Шадринский уезд). Современник писал, что в этом уезде «из крестьян толковых, смышленых, так сказать, передовых не попал в гласные никто по совершенному равнодушию массы избирателей к производившимся выборам, не понимавших значения и важности этого серьезного дела и выдвинувших вследствие этого сюда гласных на первый раз не по особому разбору свойств и способностей их, а по обыкновению за очередь, подобно тому, как это делалось при назначениях заседателей в прежние земские суды и нынешние полицейские управления» (Пермские губернские ведомости. – 1870. – № 39). Однако при этом «была на съезде и публика, заинтересованная важностью события, но в самом ограниченном числе; из числа ее двое писали для себя карандашом заметки…» (Там же). Первые чрезвычайные уездные земские собрания избрали председателей и членов уездных земских управ, а также гласных в Губернское земское собрание. При этом имели место ошибки – на117


пример, случаи избрания губернскими гласными граждан, состоявших под следствием (Шадринск). При выборах в уездные земские управы собрания стремились представить все сословия уездов (Красноуфимск). Иногда крестьян, избранных в уездную земскую управу, предлагали заменить более образованными гласными, но оппоненты справедливо отвечали, что в таком случае будет нарушена сама суть земской реформы (Красноуфимск). Общим правилом было стремление избирать в уездные управы и Губернское собрание наиболее достойных и уважаемых людей. Повсеместно в ходе собраний имели место дебаты о размере жалованья председателям и членам управ, в связи с чем порой вспыхивали дискуссии о природе взяток (Кунгур). В результате были установлены высокие оклады жалованья председателям и членам управ – соответственно от 1400 до 2000 рублей в год первым и от 800 до 1000 рублей вторым (Камышлов, Соликамск, Чердынь и Шадринск). В то же время валовой доход «на душу обоего пола в год» крестьян, мастеровых и служащих «двух местностей» губернии колебался от 35 рублей 64 копеек до 69 рублей 51 копейки (Пермские губернские ведомости. – 1870. – № 13). Таким образом, налицо мощное материальное стимулирование председателей и членов уездных земских управ и проблема социальной справедливости. В ходе собраний возникали конфликты, которые имели продолжение в виде газетной полемики (Кунгур). К тому же открытие первых чрезвычайных уездных земских собраний происходило на фоне продолжающейся публичной дискуссии, которая с февраля по июль 1870 г. велась на страницах губернских ведомостей относительно первоначальных направлений предстоящей земской деятельности. На первых земских собраниях вскрылись нездоровый карьеризм некоторых гласных и попытки «обработать мнения» при избрании председателей управ (Кунгур). В ходе собраний также выяснилось, что помимо крестьян земскими налогами обеспокоена и часть духовенства, так как земские налоги обедняли прихожан и могли сократить церковные сборы (Шадринск). Местные жители долго и активно обсуждали итоги прошедших собраний, причем суд большинства касался личных свойств избранных в управы гласных, норм определенных им съездами окладов жалованья и других расходов. Первые чрезвычайные уездные земские собрания вызвали большие надежды не только образованной, приветствующей земскую реформу части населения Пермской губернии, но и части крестьян (Осинский уезд). Эти надежды объединяли сословия Российской империи. 118


Картина социального состава уездных земских управ Пермской губернии 1870—1873 гг. является следующей. В уездных управах губернии председательствовали купцы (50%), дворяне (33%), крестьяне и сельские обыватели (17%) (Журналы Пермского губернского чрезвычайного земского собрания. Пермь, 1870. С. 57-59). Следовательно, 83% председателей управ – представители привилегированных, наиболее богатых и образованных сословий. «Недворянский» характер Пермской губернии подчеркивает преобладание купечества. Среди членов всех 12 уездных земских управ Пермской губернии первого созыва (1870—1873 гг.) были крестьяне (54,2%), купцы (25%), дворяне (12,5%) и мастеровые (8,3%), что также в основном отражает социальный состав губернии (не представлены мещане). Согласно статьи 47-й Положения о губернских и уездных земских учреждениях, «лица духовного звания» не могли быть избраны в земские управы (Высочайше утвержденное (1 января 1864 г.) Положение о губернских и уездных земских учреждениях // ПСЗ. Собр. 2. – СПб., 1867. – Т. 39, отд. 1. № 40457. – С. 1-14). Таким образом, крестьяне, купцы и мастеровые составляли 87,5% членов уездных земских управ Пермской губернии первого трехлетия, что также доказывает демократичность их состава. Этот вывод подтверждает сравнение социального состава земских управ Пермской губернии (1870—1873 гг.) и тридцати губерний России, в которых земства были открыты в 1865—1869 гг. В уездных и губернских управах 30-ти губерний, включая председателей и членов, в первое трехлетие дворян было 65,7%, крестьян и казаков 18,8%, купцов 14,8% и мещан 0,7% (Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. – СПб., 1911. – Т. 3. – С. 49). Аналогичные данные по Пермской губернии выглядят следующим образом: крестьяне и сельские обыватели – 39%, купцы – 36,6%, дворяне – 17,1%, мастеровые – 4,9%, отставные зауряд-хорунжие из башкир – 2,4% (Журналы Пермского губернского чрезвычайного земского собрания. – Пермь, 1870. – С. 57-59). Следовательно, в земских управах Пермской губернии в первое трехлетие процентное соотношение дворян было в 3,8 раза меньше, а купцов и крестьян соответственно в 2,5 и 2,1 раза больше, чем в подобных управах 30-ти губерний. Уездные земские управы Пермской губернии не были моноэтничны: в них отсутствовали мещане, но значительно больший процент составляли мастеровые. Таким образом, социальный состав уездных земских управ Пермской губернии гораздо более равномерен и демократичен (крестьяне, сельские обыватели, купцы и мастеровые здесь составляли 80,5%, а в уездных земских управах первого созыва 30-ти губерний России крестьяне, казаки, купцы и мещане составляли лишь 43,3%). 119


Знание численности и социального состава первого чрезвычайного Губернского земского собрания позволит яснее представить процесс формирования и характер первоначальной деятельности земских учреждений Пермской губернии. В Пермское губернское земское собрание первого созыва избраны 52 гласных (Журналы Пермского губернского чрезвычайного земского собрания. – Пермь, 1870. – С. 1-3). В их числе были 20 дворян и чиновников (38,46%), 17 купцов (32,69%), 7 священников и столько же крестьян (по 13,46%), не считая гласного П.Я. Бушуева. (Сословная принадлежность гласного от Соликамского уезда, поверенного от графини Строгановой, личного почетного гражданина Павла Яковлевича Бушуева не установлена). Из 20 «дворян и чиновников» все 20 были чиновниками и одновременно, как минимум, 10 – дворянами (более точно определить численность гласных-дворян не удалось). По 29-ти губерниям России, в которых земские выборы состоялись в 1865—1867 гг., в губернские гласные на первое трехлетие было избрано: дворян и чиновников – 1524 (74,2%), купцов – 225 (10,9%), крестьян – 217 (10,6%), священнослужителей – 78 (3,8%) и 11 мещан (0,5%) (Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. – СПб., 1911. – Т. 3. – С. 49). Сравнение этих данных позволяет сделать следующие выводы. Несмотря на то, что дворяне и чиновники совместно (38,46%) были большинством губернских гласных и в Пермской губернии, все же здесь их было в процентном соотношении в 1,9 раза меньше, чем в среднем по 29-ти губерниям России. Священнослужителей, купцов и крестьян среди губернских гласных Пермской губернии в процентном соотношении было больше, соответственно, в 3,5, 3 и 1,3 раза, а мещане представлены не были. Купцы и крестьяне составляли 46,15% губернских гласных Пермской губернии, а аналогичный показатель с включением мещан по 29-ти губерниям составлял лишь 22%, что в 2,1 раза меньше. Таким образом, Губернское земство Пермской губернии формально было более демократичным и равномерным представительством, чем в среднем по России. Полное представление о социальном составе земских собраний и управ Пермской губернии первого созыва невозможно без данных по социальному составу Губернской земской управы этого периода. На заседании 25 июня 1870 г. первое чрезвычайное Пермское губернское земское собрание в составе 43 гласных избрало председателя Губернской управы. По закрытой баллотировке шарами выходец из купеческой семьи, потомственный почетный гражданин, публицист, краевед, хорошо известный в Перми просвещенный ли120


беральный общественный деятель Д.Д. Смышляев получил 35 избирательных и 8 неизбирательных шаров, и был признан избранным на должность председателя управы. Затем были избраны члены управы. Закрытым голосованием шарами собрание постановило признать членами Губернской управы купца С.И. Сигова (36 голосов), крестьянина Ф.И. Чернавина (35 голосов), купца Я.С. Плешкова (28 голосов) и купца Н.А. Суслина (22 голосов). Купеческо-крестьянский состав Губернской управы также представляется вполне естественным отражением социальной структуры населения губернии и проявлением демократичности состава нарождающегося Пермского земства. На следующий день гласный Плешков отказался от принятия должности члена Губернской управы из-за неожиданных обстоятельств, не позволяющих ему в течение неопределенного времени проживать в Перми, что в данном случае было необходимо. Вследствие этого, собрание единогласно постановило признать членом управы отставного заурядхорунжего из башкир Н.Н. Адутова, в силу чего Губернская управа стала дуальной в этническом отношении. Таким образом, можно отметить, что приведенное высказывание С.С. Шашкова о социальном составе Пермского земства в целом верно, но при этом подход автора, на наш взгляд, является упрощенным. Полная картина социального состава Пермского земства начального периода его деятельности, как мы видим, отличается гораздо более широким спектром представленных сословий, сложностью и многоплановостью. Хочется особенно отметить то, что Шашков не обратил внимания на значительную роль священнослужителей. По нашему мнению, именно они в составе Пермского земства 1870-х годов в значительной мере компенсировали нехватку дворян. Бросается в глаза некорректность Шашкова, заявляющего о том, что «этот, по-видимому, демократический состав земства служит только покровом для орудующих там смышляев». Примечательно, что «вполне выясняют это только местные корреспонденты петербургских газет». Думается, что автор неудачно сравнивает Д.Д. Смышляева с Б. Дизраэли. Да, «лондонский премьер не заушит своих товарищей» – он «заушит» целые страны, острова (Кипр, Египет и др.), осуществляя колониальную политику Британии. Масштабы послесловия не позволяют проанализировать все, о чем пишет в своей статье С.С. Шашков. Поэтому, в качестве вывода, отметим главное. Конечно, каждое новое большое дело – и введение земства не исключение – сопряжено с немалыми трудностями. На многие из них Шашков указывает верно, но при этом 121


складывается впечатление, что он «с водой выплескивает и ребенка» – не показывая той огромной (общеизвестной сегодня) пользы, которую принесла стране земская реформа. Это особенно заметно по прошествии полутора веков. Действительно, большое – видится на расстоянии.

122


ДМИТРИЙ ДМИТРИЕВИЧ СМЫШЛЯЕВ БИОГРАФИЧЕСКАЯ ХРОНИКА Деятельность Дмитрия Дмитриевича Смышляева и многие факты из ег�� биографии отражены в летописях города Перми, составленных Ф.А. Прядильщиковым, А.А. Дмитриевым, В.С. Верхоланцевым. Его имя часто встречается в хронологических перечнях и календарях знаменательных дат, в большом количестве появляющихся в наши дни. Специально составленные биографические хроники, посвященные Д.Д. Смышляеву, редки. Можно отметить двух составителей, поработавших в этой области: А.Ф. Старовойтова и В.А. Дылдина: Старовойтов А.Ф. Основные даты жизни и деятельности Дмитрия Дмитриевича Смышляева // Пермский край: Старая Пермь (1723—1917): краевед. сб. – Пермь: Пермская книга, 1992. – С. 199-202. То же // Страницы прошлого: избр. материалы краевед. Смышляевских чтений в Перми. – Пермь, 1995. – С. 4-8. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века: Дом Смышляева в Перми: к 180-летию Д.Д. Смышляева. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 7-118.

Александр Федорович Старовойтов, директор Пермской областной библиотеки им. А.М. Горького и основатель до настоящего времени действующих при библиотеке Смышляевских чтений, включил в свою хронику самые основные события, без указания источников. В начале 1990-х годов имя Д.Д. Смышляева только возвращалось в современную краеведческую литературу. «Хроника Дома Смышляева» была составлена краеведом Владимиром Александровичем Дылдиным по заданию Центральной городской библиотеки им. А.С. Пушкина. Работая над ней, В.А. Дылдин изучал архивные фонды, просмотрел за десятки лет подшивки пермских газет XIX – начала XX вв. В результате библиотека получила замечательный краеведческий документ, но Д.Д. Смышляев – не единственный объект этой хроники: у Дома Смышляева – богатая история, у него было много владельцев и много арендаторов. Сущность биографического метода изучения личности заключается в определении всех значительных событий в его жизни. Биографы-исследователи анализируют при этом возможность выбора, который возникает перед человеком в той или иной ситуации, систему причинно-следственных связей. Привлекаются различные биогра123


фические материалы: автобиографии, дневники, записные книжки, переписка, воспоминания очевидцев. Так можно проследить, как рождается личность, как она выстраивает в дальнейшем свою судьбу, и представить читателю свое видение этой личности. Биографическая хроника, в отличие от такого жанра как биография или «жизнеописание» (Curriculum vitae по латыни), состоит исключительно из событий – значительных и не очень; из биографических источников выбираются в этом случае только события. И если они представлены полно, простой перечень их в хронологическом порядке содержит достаточно информации для исследователя, чтобы составить собственное представление о личности. Настоящая биографическая хроника посвящена Д.Д. Смышляеву. Составители отдают себе отчет в том, что этот перечень далеко не полон, и надеются, что работа со временем будет продолжена. На протяжении более сорока лет, т.е. всю свою сознательную жизнь Дмитрий Дмитриевич занимался общественно-полезной деятельностью, добиваясь при этом видимых, ощутимых, конкретных результатов. Это на редкость созидательная жизнь. Он умел организовать любое дело, которым занимался, и всегда добивался успехов того учреждения, где служил, независимо от того, руководил им или работал на вполне рядовой должности. И параллельно со служебной деятельностью шла, никогда не прекращаясь, его личная издательская, исследовательская, краеведческая, библиографическая – творческая работа. Именно поэтому жизнь Д.Д. Смышляева самым тесным образом, неразрывно, связана с историей Перми. Именно поэтому так значима для нас подробная биография Смышляева – как биография всякого человека, сумевшего повлиять на судьбу родного города, тем или иным образом прославив его имя. Разделы хроники заполнены неравномерно. Отдельные периоды его деятельности очень хорошо обеспечены информацией, например, председательство в земстве, работа в Палестине. Много пробелов в личной, повседневной жизни. Практически ничего нет о жизни вне Перми, а он много времени проводил в поездках, работал в Москве, в Петербурге, за границей. Не сохранилась переписка с редакциями столичных газет и журналов, с научными обществами, и пр. Причины известны, уже приходилось писать об этом: не сохранился архивный фонд Смышляева, пропал вместе с его владелицей – племянницей Д.Д. Смышляева Н.П. Солодовниковой-Одуевской (см. «Смышляевский сборник», вып. 4). Большой пробел в хронике приходится на советский период. В эти годы появилось много публикаций, посвященных Д.Д. Смышляеву – о «Пермском сборнике» (рецензию на него написал знаменитый журналист-демократ Н.А. Добролюбов); о трудах Смышляева в области биб124


лиотечного дела и краеведческой библиографии; о литературно-музыкальных вечерах в Перми, и пр. Эти публикации, в основном, учтены в посвященном Д.Д. Смышляеву библиографическом указателе, помещенном в первом выпуске «Смышляевского сборника». Но событий, связанных с именем Смышляева, в эти годы практически нет, поэтому период с 1918 г. до начала 1990-х гг. пропущен. Хроника сопровождается краткими примечаниями. Обязательно указывается источник сведений, в отдельных случаях – дополнительная литература с описанием этих событий. Краеведческие издания, часто используемые в хронике в качестве источников информации, приводятся из экономических соображений в виде сокращенного библиографического описания. В конце хроники дан список этих изданий с полным библиографическим описанием (с. 259). «Биографическая хроника» составлена Т.И. Быстрых. В выявлении материалов принимали участие: Н.Н. Куликова (земский период деятельности Д.Д. Смышляева) и Н.Ф. Захарова (работа уполномоченным ИППО в Иерусалиме).

* * * 1789, 2 февраля. Родился Дмитрий Емельянович Смышляев, отец Дмитрия Дмитриевича Смышляева. Д.Д. Смышляев: «В списках купеческих капиталов города Соликамска за 1784—1788 годы значится в 3-й гильдии Меркурий Трофимов Смышляев, с сыном Емельяном. Это мои прадед и дед. В таком же списке 1794 года и в той же гильдии записаны Емельян Меркурьев Смышляев с сыном, рожденным после ревизии, Дмитрием. Дмитрий Емельянович – мой отец – родился 2 февраля 1789 года. Вот что он рассказывает о своей молодости в собственноручной записке, найденной мною после его смерти: «Отец мой, Емельян Меркурьев Смышляев, был купцом в городе Соликамске, имел кожевенный и мыловаренный заводы и выделку краски лазори, входил в подряды и поставки. Однажды он принял в товарищество верхотурского купца Григорья Мелькова, обязавшись поставить из казенных Банковских (Богословских) заводов изрядное количество железа, водяным путем, в С.-Петербург. От этой поставки, распорядителем которой был Мельков, были понесены большие убытки. Мельков, желая от них избавиться, сделал начет на моего отца, предъявил иск судебным порядком, и тем разорил его. Не могши перенести своего несчастия, отец мой занемог и умер 3 января 1799 года, оставя меня 9 лет». Примечание Д.Д. Смышляева: «Емельян Меркурьевич родился в июле 1754 года; с 1766 по 1784 год был дьячком, а в 1784 году «вышел в соликамское купечество», как записано его рукою в старинном Евангелии, перешедшем, по наследству от моего отца, ко мне».

125


Таким образом, пройдя трудную жизненную школу «в людях», Д.Е. Смышляев вернулся на родину, имея надежную репутацию и возможность пользоваться кредитами. Вскоре он переехал из Соликамска в Пермь, и в 1811 г. приобрел собственный деревянный дом, который находился на Петропавловской улице, в соседстве, с правой стороны, с домом его сестры, вдовы Любимовой, «а с левой – с местом надворного советника Дмитрия Дягилева, где существовали только изба, кухня и баня». Д.Д. Смышляев: «В 1813 году отец мой записался в пермское купечество; в 1814 году женился на дочери служителя Златоустовского завода Дарье Антипьевне Лазаревой… В 1815 году отец мой купил, на имя жены, каменный дом мещанина Ряднова, на Торговой улице, сгоревший в пожаре 1842 года и за ветхостию сломанный. … В 1823 году отец мой овдовел, и в следующем 1824 году женился вторично на дочери священника Ивана Осиповича Кузнецова, Аграфене Ивановне (род. в Барнауле 23 июня 1805 г., скончалась в Новочеркасске 25 декабря 1853 г.). Это была моя мать» 1 . Смышляев Д.Д. Сборник статей о Пермской губернии. – Пермь, 1891. – С. 150-156. Документы Пермского Облгосархива по истории домовладения Смышляевых в Перми / публ. В.А. Дылдина // Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 1996. – Вып. 3. – С. 22-25. Дылдин В.А. Семейный архив Смышляевых // Страницы прошлого. – Пермь, 2005. – Вып. 5. – С. 89-90. Вхождение Д.Е. Смышляева в состав Пермского городского сообщества в 1812—1813 гг.: особенности сосуществования в купеческой среде: (подборка архивных документов / публ. А.Б. Кудымова // Смышляевский сборник. – Пермь, 2013. – Вып. 5. – С. 99-107. Пигалева С.В. Новые сведения из истории рода Смышляевых на основе изучения кириллической книжности Прикамья // Смышляевские чтения: материалы 11-й конф. – Пермь, 2009. – С. 30-34.

1812—1814. В Перми находился в ссылке известный государственный деятель, реформатор Михаил Михайлович Сперанский2. В числе немногих людей, поддерживавших его в годы опалы, был Дмитрий Емельянович Смышляев, отец Д.Д. Смыш1 В приложении к настоящей «Биографической хронике» помещены «Сведения о семье Дмитрия Емельяновича Смышляева, выявленные в архивном фонде Пермской консистории (ГАПК) Е.П. Субботиным». 2 Сперанский Михаил Михайлович (1772—1839), государственный деятель, реформатор. В 1810 г. по его инициативе был учрежден Государственный совет. Реформы М.М. Сперанского в государственном устройстве встретили резкое противодействие консервативного дворянства, он был обвинен в государственной измене и сослан в Нижний Новгород, затем в Пермь. Опала снята лишь в 1816 г., и Сперанский вернулся к государственной деятельности.

126


ляева, помогавший Сперанскому, в том числе, и материально. В Перми до настоящего времени сохранился дом, где он жили. На этом здании по адресу ул. 25-го Октября, дом № 1, 14 марта 2001 г. открыта мемориальная доска. Дмитриев А.А. Пребывание Сперанского в Перми // Русский вестник. – 1869. – Т. 82. – № 8. Констанский М.А. Сперанский в Перми // Русская старина. – 1893. – Т. 80. – № 11. Краснопёров Д.А. Я увез из Перми воспоминанье…: письма, дневники, воспоминания русских писателей, связанные с Пермским Прикамьем. – Пермь: Кн. изд-во, 1989. – 288 с. «23 сентября 1812 г. привезен в Пермь на житье государственный секретарь Сперанский. Вследствие темной молвы о какой-то измене, он принят жителями высшего класса крайне холодно; были нанесены ему и оскорбления от черни и воспитанников гимназии. Г-жа Гермес (губернаторша), имевшая влияние на губернские дела, особенно старалась стеснить изгнанника и возбудить против того в народе неприязненные чувства». Примечание Д.Д. Смышляева: «М.М. Сперанский во время ссылки в Пермь пользовался услугами моего отца, в то время только что начавшего расширять свою торговую деятельность. Я помню довольно большую коллекцию писем Сперанского к моему отцу, к сожалению, сгоревших со всеми другими бумагами и документами в 1842 году, в кабинете старика, бывшего в то время на возвратном пути из Нижегородской ярмарки. По смерти М.М. Сперанского дочь его, Елизавета Михайловна Фролова-Багреева, по желанию покойного, прислала моему отцу золотое кольцо с вырезанным на нем именем ее родителя и обозначением дня его кончины». […] «1814 г. Мих. Мих. Сперанский перемещен из Перми в Новгородскую губернию. Нерасположение к нему местного общества мало помалу переменилось на глубокое уважение». […] «1819 г. Сперанский следует через Пермь в Тобольск, уже генералгубернатором всей Сибири, а не опальным изгнанником». Летопись гу бернского города Перм и Ф.А. Прядильщикова // Календарь Пермской губернии на 1884 г. – Перм ь, 1883. – Прилож. – С. 3-34.

[1817—1823] В Пермскую городскую думу поступило заявление (кондиции) от пермского купца Дмитрия Емельяновича Смышляева о строительстве бани в Перми: «По предписанию Его Превосходительства Пермского гражданского губернатора и кавалера Криденера о вызове желающих на постройку при здешнем городе торговой деревянной бани по неизъявлению желающих принимаю я таковую на себя и собственным капиталом и рабочими людьми в одном корпусе на два отделения мужскую и жен-

127


скую и что к тому потребно будет выстроить на удобном для того месте без всякого городу в десять лет оброку как подземельных акцизных и по отводу квартир…» О строительстве бани в Перми // Смышляевский сборник. – Пермь, 2010. – Вып. 2. – С. 125-126. В 1862 г. «Пермские губернские ведомости» сообщали о скором окончании строительства бань купца Рябинина, которого жители города ожидали с нетерпением, поскольку «почти с 1850 года здесь не существует торговых бань, бывших тогда под названием «смышляевских» (ПГВ. – 1862. – 4 мая). Таким образом, построенные Д.Е. Смышляевым бани действовали около тридцати лет.

1823—1826. Дмитрий Емельянович Смышляев занимал пост Пермского городского головы. Пермские градоначальники: сб. статей / сост.: С.С. Смородина, О.А. Мельчакова. – Пермь, 2008. – С. 33-35.

1823, 1 ноября. «Городской голова купец Дмитрий Емельянович Смышляев выступил на заседании Пермской городской думы с речью о необходимости строительства новой церкви на кладбище, призывая городское общество собрать для этого деньги. Сам он обязался в два года внести на сооружение храма огромную сумму – 5 тысяч рублей. Каждый купец также обязался пожертвовать по 100-200 рублей. По мирскому приговору мещанского общества на каждую ревизскую душу возлагалась обязанность вносить в течение трех лет по 2 рубля для строительства церкви. Губернатор А. Криденер выразил городской думе свою признательность «за таковой похвальный подвиг». Нечаев М .Г. Религиозная жизнь губернского города в XVIII – нач. XX века // Религия в истории города Перм и (до 1917 г.): материалы исторических слу шаний, посвященных 280-летию города. – Перм ь, 2003. – С. 28-37.

1824, 30 сентября – 3 октября. В Перми находился император Александр I. Городским головой в это время являлся Дмитрий Емельянович Смышляев (1823—1826). Вместе с губернатором К.Я. Тюфяевым он организовывал пребывание царя в Перми, представлял делегацию местных чиновников и пр. «1824 г. При начале лета огласилось, что Государь Император Александр Павлович посетит в настоящем году Пермь, проездом из Оренбурга, чрез Екатеринбург, в Вятку. По маршруту, разосланному от министра внутренних дел, было видно, что высокий Путешественник изволит прибыть в Пермь 30 сентября и проведет здесь 1 и 2 числа октября.

128


Известие принято с величайшею радостию: отцы и деды наши, прожив век свой, не видали в Перми не только священной Особы Монарха, но и никого из членов царской фамилии; новое поколение также не имело надежды быть счастливее предков в этом отношении. Употребив все меры к поправке Сибирского тракта, также к заготовлению сколь возможно удобных помещений для Высочайших обедов и ночлегов, губернатор Тюфяев ревностно занялся устройством самой Перми, которая была запущена от времен Модераха хозяевами ее, Гермесом и Криденером. Площади и улицы немедленно были спланированы, очищены и снабжены, где следовало, доселе неизвестным у нас тротуаром; казенные, общественные и частные здания обновлены с фаса; словом, сделано все то, что позволяли и краткое время, и средства жителей. Квартирою для Императора назначен казенный берг-инспекторский дом, стоящий не в центре города. Флигель дома обращен в гауптвахту, для роты, имеющей содержать караул при Его Величестве. Чиновники, на случай представления к Государю, заготовили парадный костюм, согласно придворной форме: мундир, какой присвоен должности, нижнее платье короткое из белого сукна, чулки шелковые и башмаки с пряжками». Примечание Д.Д. Смышляева: «Городским головою был в то время мой отец, вместе с Тюфяевым устраивавший город». Летопись гу бернского города Перм и Ф .А. Прядильщикова // Календарь Пермской губернии на 1884 г. – Перм ь, 1883. – Прилож. – С. 3-34. «После представления чиновников, по знаку губернатора, вошел в залу городской голова Д.Е. Смышляев с гражданами; сперва были представлены служащие по выборам, заседатели палат уголовной и гражданской, бургомистры, ратманы, гласные, ремесленный голова и совестные судьи, а потом не служащие купцы, так что церемониал представления продолжался до 4-х часов». Кашин А. Пребывание в Перми государя императора Александра Павловича в 1824 году // ПГВ. – 1864. – 6 марта. См. также: К 75-летию посещения Перми Александром I // ПГВ. – 1899. – 30 сент. (№ 211).

1828, 13 марта. Родился Дмитрий Дмитриевич Смышляев. Эта дата указана в церковном свидетельстве о его рождении и крещении. Сам Д.Д. Смышляев считал днем своего рождения 22 февраля 1828 года – эта дата была записана рукой его отца на полях старинного Евангелия, хранившегося в семейной библиотеке. «Д.Д. Смышляев, сын богатого пермского купца Димитрия Емельяновича Смышляева, родился в Перми 13 марта 1828 года*. [*Это число показано в церковном свидетельстве о его рождении и крещении, сам же Д.Д. Смышляев, основываясь на записи своего отца, днем своего рождения считал 22 февраля 1828 года. Сверх того, один из его близких

129


знакомых, Н.Д. Топорков, утверждает еще, ссылаясь на свои справки в консисторских книгах, что он родился 31 мая 1819 года 3 , но это мнение многими автобиографическими данными, разбросанными в разных местах сочинений Д.Д. Смышляева, не подтверждается]. Димитрий Димитриевич Смышляев (13 марта 1828 года – 15 ноября 1893 года) // Адрес-календарь Пермской губернии на 1895 год. – Пермь, 1894. – С. 3-15. В этом же 1828 году Дмитрий Емельянович Смышляев «записался в первую гильдию». Смышляев Д.Д. Сборник статей о Пермской губернии. – Пермь, 1891. – С. 156.

1832. Началось строительство церкви во имя Всех Святых на Новом кладбище в Перми по проекту архитектора И.И. Свиязева. Инициатором постройки церкви был Д.Е. Смышляев, он же внес основной капитал на строительство храма. По древней христианской традиции, пользуясь правом храмоздателя, Д.Е. Смышляев распорядился под алтарем строящейся церкви приготовить усыпальницу для своего захоронения. Марченко А., протоиерей. Летопись православных храмов на Егошихинском кладбище города Перми. – Кн. 1: 1783—1917. – Пермь: Всехсвятский храм, 2007. – 231 с.: ил.

1835. Дмитрий Емельянович Смышляев получил звание почетного гражданина города Перми. Семенов В.Л. Мировоззрение Д.Д. Смышляева. – Пермь, 2001. – С. 24-25.

1836, 1 августа. Д.Д. Смышляев начал учиться в пермской гимназии и окончил курс в 1844 г. Его учителями в гимназии были, в частности, будущий писатель Павел Иванович МельниковПечерский и летописец Федор Афанасьевич Прядильщиков. «Выучившись грамоте дома и поступив затем, 1 августа 1836 года, на 9-м году жизни, в Пермскую гимназию, он кончил в ней курс 23 июня 1844 года, будучи 16-летним юношей. По окончании гимназического курса, не поступив ни в какое высшее учебное заведение, Д.Д. Смышляев тем не менее, с выходом из гимназии, не прекратил своего образова-

3 В метрической книге Пермского Петропавловского собора на 1819 г. 30 мая действительно сделана запись о рождении у Д.Е. Смышляева сына Дмитрия. По-видимому, мальчик скоро скончался, но эта запись не обнаружена. См.: Приложение к «Биографической хронике» - «Сведения о семье Д.Е. Смышляева, выявленные в архивном фонде Пермской консистории (ГАПК) Е.П. Субботиным» в настоящем «Смышляевском сборнике».

130


ния, но постоянно, с помощью чтения, которое успел очень рано полюбить, старался пополнять его недостатки, чему много способствовала также возможность общения с наиболее образованными людьми того времени. Кроме того, в совершенстве владея французским языком и располагая достаточным знанием и некоторых других иностранных языков, он, в видах самообразования, обильно пользовался также и плодами западно-европейской науки и литературы, знакомство с которыми не могло, конечно, пройти для него бесследно. Вследствие всего этого Д.Д. Смышляев, не будучи специалистом ни в одной области знания, обладал очень широким общим образованием, которое ставило его значительно выше многих из его современников». Дмитрий Дмитриевич Смышляев (13 марта 1828 года – 15 ноября 1893 года) // ПГВ. – 1893. – 20 нояб. (№ 93). – Без подписи. Димитрий Димитриевич Смышляев (13 марта 1828 года – 15 ноября 1893 года) // Адрес-календарь Пермской губернии на 1895 год. – Пермь, 1894. – С. 3. Калинина Т.А. Пермская гимназия и Д.Д. Смышляев // Страницы прошлого. – Пермь, 1995. – С. 70-73.

1837. Новая кладбищенская церковь, заложенная в 1832 г. по инициативе Д.Е. Смышляева, была освящена во имя Всех Святых. Церковь сохранилась и действует до настоящего времени. Марченко А., протоиерей. Летопись православных храмов на Егошихинском кладбище города Перми. – Кн. 1: 1783—1917. – Пермь: Всехсвятский храм, 2007. – 231 с.: ил.

1837. «Устроена огромная канатная фабрика купцом Д.Е. Смышляевым». Летопись гу бернского города Перм и Ф.А. Прядильщикова // Календарь Перм ской губернии на 1884 год. – Пермь, 1883. – Прилож. – С. 3-34.

1842. Д.Е. Смышляев купил дом в Перми на Петропавловской улице у наследников Дмитрия Васильевича Дягилева за 25000 рублей. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 54.

1842, август. «Пермская городская дума приняла решение о постройке нового моста через р. Стикс. Проект моста был разработан губернским землемером Киттары. При разработке проекта учитывались глинистый грунт, размываемый весной, и зимние снежные заносы. Проект предполагал затраты 2933 р. 24½ коп. Из городских денег было выделено лишь 500 рублей, остальные заплатил Дмитрий [Емельянович] Смышляев. К августу 1843 г. мост был готов». Пермские градоначальники: сб. статей / сост.: С.С. Смородина, О.А. Мельчакова. – Пермь, 2008. – С. 44-45.

131


1842, 14 сентября. Произошел крупнейший пожар в истории Перми. «12 сентября в 3 часу пополудни злодеи зажигают одну из казарм военных кантонистов, а 14 числа, в два приема: первый – в 2 часа, второй – в 5 часов, они губят едва не половину города. Следствие о пожаре производит особая комиссия и флигель-адъютант князь Радзивил». Примечание Д.Д. Смышляева: «В 1842 году, во время пожара, был снова городским головою мой отец. В самый день бедствия он возвращался из Нижегородской ярмарки. Пожар лишил его значительной части его достояния. Я хорошо помню тревожную осень 1842 года, а самый пожар описан мною в Губернских Ведомостях». Летопись губернского города Перми Ф.А. Прядильщикова // Календарь Пермской губернии на 1884 г. – Пермь, 1883. – Прилож. – С. 3-34.

Городским головой в 1842—1843 гг. был Я.И. Тиханов. Но именно Д.Е. Смышляев добивался расследования действий полиции и городничего Вайгеля во время пожара и сумел доказать неорганизованность их действий, в результате чего Вайгель был отстранен от должности. Дом Смышляевых сгорел во время большого пожара в Перми, в огне погибла библиотека, семейный архив (в частности, переписка Д.Е. Смышляева с М.М. Сперанским) и богатая коллекция минералов. Позднее Д.Е. Смышляев восстановил дом на прежнем фундаменте, надстроив его вторым этажом, а по Сибирской улице был сделан двухэтажный пристрой. Смышляев Д.Д. Сборник статей о Пермской губернии. – Пермь, 1891. – С. 163-178. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 54-55.

1842, 22 ноября. Д.Е. Смышляев, мануфактур-советник, почетный гражданин, пермский 1-й гильдии купец, направляет письмо в «Комиссию, учрежденную для исследования о бывшем в городе Перми пожаре» о том, что полиция «при открывшемся пожаре слабо действовала к прекращению оного» и «через то многие жители, а в том числе и я ввергнуты в толико тяжкие и невозвратные потери». Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 1996. – Вып. 3. – С. 26-27.

1844—1846. Дмитрий Емельянович Смышляев вторично занимал пост Пермского городского головы. Пермские градоначальники: сб. статей / сост.: С.С. Смородина, О.А. Мельчакова. – Пермь, 2008. – С. 33-35.

132


1844, 23 июня. Д.Д. Смышляев окончил курс пермской гимназии. После пожара 1842 года гимназия временно размещалась в комнатах Благородного собрания. Дмитрий Дмитриевич Смышляев (13 марта 1828 года – 15 ноября 1893 года) // ПГВ. – 1893. – 20 нояб. (№ 93). – Без подписи. Димитрий Димитриевич Смышляев (13 марта 1828 года – 15 ноября 1893 года) // Адрес-календарь Пермской губернии на 1895 год. – Пермь, 1894. – С. 3. Калинина Т.А. Пермская гимназия и Д.Д. Смышляев // Страницы прошлого. – Пермь, 1995. – С. 70-73.

1845, 14 ноября. Д.Е. Смышляев, пермский городской голова и мануфактур-советник, обратился к министру внутренних дел Л.А. Перовскому с Запиской о переносе Черного рынка в Перми «на прежнее место против Гостиного двора», для чего требовалось утверждение «изменений в городских доходах». Все эти переустройства нужны были для устранения тяжелых последствий пожара 1842 года. Подборка архивных документов по истории существования Черного рынка в Перми // Пермский дом в истории и культуре края. – Пермь, 2013. – Вып. 6. – С. 10-17.

1847. В «Пермских губернских ведомостях» опубликованы «Имена особ, заменивших общие по случаю праздника Святой Пасхи визиты приличия извещением при пожертвовании в пользу пермских детских приютов». В числе жертвователей – мануфактур-советник Дмитрий Емельянович Смышляев. ПГВ. – 1847. – № 22.

1847, 25 ноября. Потомственный почетный гражданин Дмитрий Емельянович Смышляев подал объявление о своем капитале в 15000 рублей в Пермскую городскую думу, желая остаться в 1-й купеческой гильдии. Объявление. 1847 г. (ГАПК. Ф. 512. Оп. 1. Д. 350. Л. 14-14об.) Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 57-58.

1848, 2 февраля. Д.Д. Смышляев получил доверенность от отца, Д.Е. Смышляева, на управление делами, о чем засвидетельствовано 6 февраля в Пермской городской думе. По поручениям отца Смышляев много ездил по стране, часто бывал в столицах, в Нижнем Новгороде, в Казани, в Сибири и на юге России. Сведения о доверенности в прошении Д.Д. Смышляева. (ГАПК. Ф. 512. Оп. 1. Д. 350. Л. 105). Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С 58.

133


1849, 23 октябр я. В п ермском Петропавл овском соборе состоялось бракосочетание Феодоры Дмитриевны Смышл яевой, 18-ти лет, род ной сестры Д. Д. Смыш ля ева, с Павлом Ивановичем Солодовниковым, оханским л есничим, прапорщиком. Субботин Е.П. Солодовниковы – родственники Смышляевым // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 240-243.

1850, 13 апреля. Из записной книжки Д.Д. Смышляева: «13 апреля 1850 года, во вторник на страстной, в 7 часов пополудни, чудесным образом спасся от пули». Никаких пояснений к этой записи до настоящего времени не обнаружено. Возможно, речь идет о какой-то случайности во время охоты или о бытовом происшествии. Мейер Ф.А. Из воспоминаний о Д.Д. Смышляеве // ПГВ. – 1908. – 11 нояб. (№ 246). – Подпись: Ф.М. То же: Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 254.

1851. Д.Д. Смышляев совершил первое путешествие по Европе. Поездка продолжалась в течение восьми месяцев. Спутниками его стали мартинист С.А. Маслов 4 и Н.И. Анненков 5, известный ботаник и сельскохозяйственный деятель. Главной целью поездки была Всемирная выставка в Лондоне. Степан Алексеевич Маслов был направлен в Лондон на выставку Императорским Московским обществом сельского хозяйства (ИМОСХ), непременным секретарем которого он являлся. Он должен был также ознакомиться с достижениями шелководства во Франции и в Италии. Вместе с ним в Лондон отправился Николай Иванович Анненков, ботаник, инспектор Московской земледельческой конторы, созданной при ИМОСХ. Знакомство Смышляева с С.А. Масловым и Н.И. Анненковым состоялось на пароходе, который отошел от причала в Петербурге 2 мая 1851 г. 4 Маслов Степан Алексеевич (1793—1879), российский сельскохозяйственный деятель. Содействовал основанию Императорского Московского общества сельского хозяйства, основал «Земледельческий журнал». Был известным в России масоном, «мартинистом», мистиком, последователем Н.И. Новикова. Позднее Д.Д. Смышляев написал воспоминания о С.А. Маслове, опубликованные в третьем томе «Пермского края» (Пермь, 1895). 5 Анненков Николай Иванович (1819—1889), русский ботаник и сельский хозяин. Окончил Московский университет, преподавал, был инспектором, затем директором Московской Земледельческой школы. Деятельность его тесно связана с ИМОСХ. Анненков издавал журнал «Сельское хозяйство», активно публиковался.

134


На выставке в Лондоне Смышляев встретил еще одного человека, сыгравшего огромную роль в его жизни – М.Я. Киттары 6. Модест Яковлевич Киттары – профессор Казанского университета, впоследствии известный технолог и химик, был командирован в Лондон на выставку от университета в качестве наблюдателя. Поездка сдружила всех ее участников и во многом определила дальнейшую жизнь Д.Д. Смышляева. Рафиенко Л.С. Д.Д. Смышляев и отечественные научные общества // Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 2002. – Вып. 4. – С. 5-16. «В одной из многочисленных памятных книжек Дмитрия Дмитриевича Смышляева под датой 1851 год записано его собственной рукой: «Проехал часть Дании, Пруссию, Саксонию, Богемию, Баварию, большую часть германского союза; был в вольных городах Любеке, Гамбурге, Франкфурте; провел 4 недели в Лондоне; объехал Англию, часть Шотландии, Франции, был в Барселоне; видел Геную, Ливорно, Пизу, Флоренцию, Рим, Неаполь, Мессину, о-в Мальту, Афины, Смирну и Константинополь». Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 163.

1853—1855. «Д.Д. Смышляев принял активное участие в организации подписки и распространении «Записок Казанского экономического общества» в Пермской губернии. … Среди подписчиков, получавших издание через Смышляева, были управляющий удельной конторой и подведомственные приказы; директора уездных училищ Пермской губернии: Верхотурского, Шадринского, Екатеринбургского, Камышловского; а также правления имения княгини В.П. Бутеро-Родали, служащие Воткинского казенного завода и многие другие заинтересованные лица». Нуреева Ф.Ф. Дмитрий Дмитриевич Смышляев – действительный член Казанского экономического общества // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 5.

6

Киттары Модест Яковлевич (1825—1880), выпускник Казанского университета, возглавлял в нем кафедру технологии. Был приглашен для руководства вновь созданной кафедры технологии в Московском университете. Заслуженный профессор и почетный член Московского университета. Автор многих работ по технологии и товароведению, этнографии и физической географии. (Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского Казанского университета (1804—1904). – Ч. 1. – Казань, 1904).

135


1853. Д.Д. Смышляев с больной матерью, Аграфеной (Агриппиной) Ивановной, совершил поездку на Кавказ, надеясь подлечить мать. С ним ездила замужняя сестра, Феодора (Теодора) Дмитриевна Солодовникова. Во время этой поездки состоялось знакомство Смышляева с Марией Николаевной и Львом Николаевичем Толстыми. Феодора Дмитриевна и Мария Николаевна вместе учились в Казанском Родионовском институте. Л.Н. Толстой оставил записи об этой встрече в своем дневнике (июль – сентябрь 1853 г.) Позднее Д.Д. Смышляев вернулся в Пермь, вызванный телеграммой отца, а на смену ему приехал муж сестры, Павел Иванович Солодовников. 25 декабря 1853 г. на обратном пути с Кавказа, в Новочеркасске, Аграфена Ивановна скончалась. Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 164. Аверина Н.Ф. «Личность осталась невыясненной…» // Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 1994. – Вып. 1. – С. 17-21.

1854. «В 1854 г. один из близких графа Л.Н. Толстого писал Дмитрию Дмитриевичу: «Лев Николаевич всегда и во всех письмах вспоминает о Вас и о приятных минутах, проведенных в Вашем обществе. Он теперь в действующей армии на Дунае, находится в должности адъютанта при начальнике всей артиллерии, ген.-ад. Сумарокове». Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 165.

1854. Д.Д. Смышляев стал действительным членом Казанского экономического общества, опубликовал первые научные статьи в «Записках КЭО» и начал регулярно участвовать в заседаниях общества. Его привлек к сотрудничеству Модест Яковлевич Киттары, профессор Казанского университета и земляк Д.Д. Смышляева, также выпускник пермской гимназии. В октябре 1854 г. Смышляев представил к рассмотрению в КЭО составленный им «Проект распространения полезных знаний между поселянами», который был полностью включен затем в «Отчет КЭО за 1854 год». М.Я. Киттары в отчете за 1854 г. привел краткий перечень статей Д.Д. Смышляева, отметив особенное значение некоторых его работ: об обвинской породе лошадей, об Ирбитской ярмарке, об усовершенствованном «брызгале» и др. Нуреева Ф.Ф. Просветитель Д.Д. Смышляев о книгах для народа // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 5-10. Нуреева Ф.Ф. Дмитрий Дмитриевич Смышляев – действительный член Казанского экономического общества // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 5-13.

136


В этом же году Д.Д. Смышляев стал действительным членом Отделения улучшения скотоводства Императорского Московского общества сельского хозяйства. Рафиенко Л.С. Д.Д. Смышляев и отечественные научные общества // Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 2002. – Вып. 4. – С. 5-16.

1854, август. Дмитрий Емельянович Смышляев пожертвовал 1000 рублей на «Севастопольскую войну». Имеется в виду Крымская война 1853—1856 гг., главные боевые действия происходили в Крыму во время обороны Севастополя. ПГВ. – 1854. – 27 авг. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 64.

1855, март. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Наркизу Константиновичу Чупину 7, с которым только что расстался в Екатеринбурге. Он просит переслать объявление Русского Географического Общества, собирающего материалы о «провинциальных наречиях»; сообщает о письме, полученном от «знакомого из Севастополя» о положении в армии, и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 245. Д.Д. Смышляев вспоминал: «Мне часто случалось бывать в Екатеринбурге, и первый мой визит по приезде туда всегда был к Н.К. … Много хорошего вынес я из наших бесед, многими сведениями обогатился, и в то же время успел убедиться, сколько доброжелательства, готовности помочь всякому запасом сведений, глубокого сочувствия всему хорошему и полезному для общества таилось в этом далеко выдающемся из современной среды человеке». Смышляев Д.Д. К портрету Н.К. Чупина // Пермский край. – Пермь, 1893. – Т. 2. – С. 287.

1856, 20 июля. Д.Д. Смышляев вступил в брак с дочерью советника Пермской казенной палаты Марией Петровной Васильевой. Венчание состоялось в Петропавловском соборе. «Жених – Пермского Почетного гражданина 1-й гильдии купца Димитрия Емельянова Смышляева сын Димитрий, православного вероисповедания, первым браком, 28 лет. Невеста – статского советника Петра Исидорова Васильева, дочь, девица Мария, православного вероисповедания, 24 лет. 7 Чупин Наркиз Константинович (1824—1882), педагог, географ, этнограф, библиограф, один из основоположников уральского краеведения. В 1838—1842 гг. учился в Пермской гимназии. (Краеведы и краеведческие организации Перми: биобиблиогр. справочник. – Пермь, 2000. – С. 289-291).

137


Брак – 20 июля 1856 года. Поручители: прапорщик Иван Дмитриев Смышляев 8 , коллежский секретарь Яков Евграфов, губернский секретарь Федор Васильев, коллежский секретарь Рудольф Карвовский» 9 . Субботин Е.П. Смышляева Мария Петровна из рода Васильевых – жена Дмитрия Дмитриевича Смышляева // Смышляевский сборник. – Пермь, 2013. – Вып. 5. – С. 108-112.

1857, 30 января. В Москве основано Императорское Русское общество акклиматизации животных и растений. Д.Д. Смышляев стал его членом, как и С.А. Маслов, Н.И. Анненков, М.Я. Киттары. Рафиенко Л.С. Д.Д. Смышляев и отечественные научные общества // Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 2002. – Вып. 4. – С. 5-16.

1857, 13 мая. Скончался Дмитрий Емельянович Смышляев. Он похоронен под алтарем церкви Всех Святых на Новом кладбище, в родовой усыпальнице. Из записной книжки Д.Д. Смышляева: «13 мая 1857 года, в понедельник, в 5 часов пополудни, скончался родитель мой в Перми». Мейер Ф.А. Из воспоминаний о Д.Д. Смышляеве // ПГВ. – 1908. – 11 нояб. (№ 246). – Подпись: Ф.М. То же: Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 253. «13 мая скончался известный местный деятель – купец Дмитрий Емельянович Смышляев. Погребен под алтарем основанной им Всесвятской новокладбищенской церкви. Из многих его заслуг особенного внимания достоин проект, принятый свят[ым] синодом, по которому был учрежден учет церковного свечного сбора, введенный во всей России, составляющий одну из главных доходный статей духовного ведомства и назначенный на содержание духовных семинарий и училищ». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского город�� Перми. – Пермь, 1889. – С. 250.

8 Иван Дмитриевич Смышляев – скорее всего, брат Д.Д. Смышляева, родившийся в 1822 г. (Метрическая книга Петропавловского собора. ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 39. Л. 167; Д. 51. Л. 7об.) 9 Карвовский Рудольф Иосифович (1830—1896) – выпускник Института гражданских инженеров в Петербурге, в 1850 г. направлен в Пермскую строительную дорожную комиссию. В 1871—1874 гг. – земский архитектор. По его проектам в Перми построены многие замечательные здания. (Архитекторы и архитектурные памятники Пермского Прикамья: краткий энцикл. словарь . – Пермь, 2003. – С. 69-70).

138


Между тем в метрической книге Петропавловского собора указана другая дата – 6 мая. Эту запись о смерти Д.Е. Смышляева нашел в архивных документах краевед В.А. Дылдин. В своей «Хронике Дома Смышляевых» он приводит дату из метрической книги. Метрическая книга Петропавловского собора за 1857 год (ГАПК. Ф. 37. Оп. 1. Д. 268. Л. 80об.-81). Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 64.

1857, 24 мая. По духовному завещанию Д.Е. Смышляева, засвидетельствованному в Пермской палате уголовного и гражданского суда, наследство в сумме 45000 рублей получил его сын, Дмитрий Дмитриевич Смышляев. ПГВ. – 1857. – 28 июля. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 64.

1857, август. Д.Д. Смышляев подал прошение в Московский цензурный комитет об издании «Пермского сборника». Аверина Н.Ф. Провинциальный шедевр и его создатели: к 150летию «Пермского сборника» // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 199-200.

1857, 13 октября. Из записной книжки Д.Д. Смышляева: «13 октября 1857 года, в понедельник, в 10 часов вечера, в Петербурге, жена моя выкинула семимесячного ребенка, после чего была при смерти больна». Мейер Ф.А. Из воспоминаний о Д.Д. Смышляеве // ПГВ. – 1908. – 11 нояб. (№ 246). – Подпись: Ф.М. То же: Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 253.

1858, 22 мая. Д.Д. Смышляев пишет Николаю Алексеевичу Фирсову, рекомендуя ему использовать предстоящую поездку по Пермской губернии для выявления авторов «Пермского сборника». Н.А. Фирсов 10 – старший преподаватель пермской гимназии, стал ближайшим помощником Смышляева в подготовке сборника к изданию. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 100.

10

Фирсов Николай Алексеевич (1831—1896) – педагог, историк, профессор Казанского университета. В Перми с 1855 г., преподавал в мужской гимназии. С 1862 г. преподавал в Казанском университете русскую историю. (Краеведы и краеведческие организации Перми: биобиблиогр. справочник. – Пермь, 2000. – С. 276-277).

139


1858, лето. Д.Д. Смышляев построил в Перми общественную купальню. Деньги, полученные за пользование ею, пошли на выписывание нескольких газет и журналов, которые выкладывались на столы в помещении Благородного собрания для бесплатного чтения всем желающим. Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 216.

1858, 4 июня. Д.Д. Смышляев пишет из Казани Н.А. Фирсову об издании «Пермского сборника» (о смете расходов на него) и сообщает, что 5 июня выезжает в Москву по делам, намереваясь вернуться 20-25 июня. Он пытается связаться с членами Казанского экономического общества, просит Фирсова договориться с некоторыми авторами, надеется на помощь губернатора К.И. Огарева и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 100-102.

1858, 18 июля. Д.Д. Смышляев пишет Н.А. Фирсову (по-видимому, в Ключи, где Фирсов находился на лечении), уговаривая его скорее вернуться в Пермь. Речь идет, в основном, о «Пермском сборнике»: о привлечении авторов, о попытках И.Ф. Грацинского помешать изданию и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 103-104.

1858, 30 июля. Д.Д. Смышляев издает в частной типографии Сунгуровой в Перми «Объявление о предпринимаемом издании «Пермский сборник». Статьи и материалы для сборника предлагалось адресовать в Пермь на имя издателя Д.Д. Смышляева или на имя старшего учителя гимназии Николая Алексеевича Фирсова, «изъявившего готовность участвовать в трудах по редакции издания». 1 августа 1858 г. «Объявление» напечатано в «Пермских губернских ведомостях». ГАПК. Ф. 613. Оп. 1. Д. 382.

1858, 11 августа. Д.Д. Смышляев пишет из Екатеринбурга Н.А. Фирсову, направляясь в Ирбит. Речь в письме идет, в основном, о «Пермском сборнике». Смышляев перечисляет уже привлеченных им авторов из Кунгура, Екатеринбурга и др., торопит Фирсова с рассылкой приглашений, рассказывает о «теплых впечатлениях» от встречи с Н.К. Чупиным. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 104-107.

140


1858, 15 августа. Н.А. Фирсов пишет в с. Ильинское Александру Ефимовичу Теплоухову 11, приглашая его, по просьбе Д.Д. Смышляева, к участию в «Пермском сборнике». Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 154.

1858, 25 октября. Д.Д. Смышляев купил у вдовы коллежского советника Н.И. Полкопиной землю в Ирбитском уезде (деревня Фефиловка) за 1550 рублей. Свое имение он называл «Смышляевкой». 22 сентября 1880 г. он продал это имение А.М. Филимоновой. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 65-66. Имение «Смышляевка» (Фефиловская дача) в Ирбитском уезде // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 200-205.

1858, 27 октября. Д.Д. Смышляев пишет из Перми А.Е. Теплоухову. Речь идет о статье Теплоухова для «Пермского сборника» и о сделанном Смышляеву предложении от крестьянина Н.А. Серебренникова из с. Ильинского о промысле белки. Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 155.

1858, 31 октября. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину, напоминая об обещанной им статье для первой книжки «Пермского сборника». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 246.

1858, 2 декабря. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину, напоминая об обещанной Чупиным статье, и перечисляет все материалы, уже включенные в первый том «Пермского сборника». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 246-247.

11

Теплоухов Александр Ефимович (1811—1885) – лесовод, археолог. Родился в семье крепостного графини С.В. Строгановой. Служил в Петербургской конторе Строгановых, обучался в Тарандской лесной академии в Германии. Преподавал лесоводство в Петербургской школе сельскохозяйственных и горных наук. Был главным лесничим, затем управляющим Пермским имением Строгановых. (Краеведы и краеведческие организации Перми и Пермского края: биобиблиогр. справочник. – Т. 2. – Пермь, 2006. – С. 324-326).

141


1858, 19 декабря. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину на фирменном бланке редакции «Пермского сборника», прилагая разработанную им программу для собирания данных о движении народонаселения в Пермской губернии. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 247.

1859. «Весь этот год, как и начало шестидесятых, был временем необыкновенного для Перми умственного оживления и стремления интеллигентных людей к полезной общественной деятельности. Зима 1859—60 гг. в этом отношении была особенно замечательна. Упомянутые выше Д.Д. Смышляев и Н.А. Фирсов в течение зимы устроили в зале благородного собрания 11 литературно-музыкальных вечеров, привлекавших, за отсутствием других развлечений, значительное стечение публики. Два первых вечера были даны в пользу будущей женской гимназии и принесли значительную выручку, которая и послужила первым пожертвованием в пользу этого учреждения. Сборы с следующих вечеров пошли на учреждение четырех воскресных школ». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 253-254. См. также: Литвина Ф.А. Пермские литературно-музыкальные вечера 60-х годов XIX в.: (организация, программы) // Очерки истории Поволжья и Приуралья: сб. статей. – [Казань], 1969. – Вып. 1-2. – С. 112-129.

1859. «В Перми была открыта первая частная библиотека учителем гимназии Андр[еем] Алек[сандровичем] Залежским 12 в сообществе с Д.Д. Смышляевым, Е.А. Пупковым и Н.И. Ильиным (пароходовладельцем). Побуждением к тому послужило неудовлетворительное состояние городской общественной библиотеки, при том же сильно пострадавшей в пожаре 1842 года». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 252. См. также: Смышляев Д.Д. Сборник статей о Пермской губернии. – Пермь, 1891. – С. 88-89. «С 1859 года открыты в Перми две библиотеки для чтения. Первая, для чтения книг и журналов, открыта компаниею из четырех человек, чиновников Иль ина, Пупкова, почетного гражданина Смышляева и старшего учителя гимназии Залежского, под управлением последнего и в его доме; вторая, для чтения одних журналов, компаниею из профессоров семинарии и делопроизводителя статистического комитета Иконникова, под управлением последнего». Вести из Перми // Русский дневник. – 1859. – 1 марта (№ 46). То же: Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 196. 12 Статья А.В. Шилова об Андрее Александровиче Залежском опубликована в настоящем сборнике.

142


«Первая библиотека была открыта в начале 1859 года и подписка на чтение книг и журналов принималась в доме А.А. Залежского, где и помещена была сама библиотека. Она содержала в себе слишком 600 названий книг, более чем в 1000 томах, в числе которых в настоящее время находятся все вновь вышедшие более замечательные произведения, и некоторые журналы за прошедшие года. … Появление этой библиотеки возбудило соревнование в самом скорейшем времени, и вот под наблюдением А.И. Иконникова 13 открыта была вторая библиотека 1 февраля того же года. … Первая из этих двух библиотек имеет на своей стороне преимущество в том, что в ней можно получить для чтения, кроме газет и периодических журналов, почти все последне-вышедшие литературные произведения современных писателей, книги на французском и немецком языках, и стремится удовлетворить вкусу современного человека. Вторая, удовлетворяя также потребностям читателей, отличается дешевизною платы за чтение, открыла еще Контору Пермского Сборника и принимает на себя различные поручения по выписке для пермских жителей – книг, к арт, эстампов и проч. публикованных в газетах. Библиотека эта помещается на углу Петропавловской улицы и Оханского переулка, в доме Красиль никова. Так как и та, и другая имеют, следовательно, свои выгоды, нам остается надеяться, что наше общество, наш чиновный класс и более образованные граждане поддержат и на будущее время полезные и крайне необходимые учреждения. Время наше велит нам стремиться к цивилизации и для блага и пользы общих приносить посиль ную дань на жертвенный алтарь прогресса!...» [Пенн С.С.] Несколько слов о проходящем 1859 годе // ПГВ. – 1860. – 1 янв. (№ 1). – Подпись: С… П…

1859. «Дм. Дм. Смышляев выпустил в свет первый том предпринятого им повременного издания «Пермский сборник». Сотрудниками издания были преподаватели пермской гимназии Н.А. Фирсов, Я.И. Предтеченский и А.Д. Крупенин, и профессора Казанского и Московского университетов Степ. Вас. Ешевский, Модест Як. Киттары и Ник. Петр. Вагнер. «Пермский сборник» печатался в Москве». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 256.

13

Иконников Александр Иванович (1833—1917) – общественный деятель, организатор революционно-демократического кружка в Перми в середине XIX века, за что был выслан из Перми. После освобождения от полицейского надзора работал в Ирбите и Чердыни на земских должностях. (Революционеры Прикамья. – Пермь, 1966. – С. 231-235; Аверина Н.Ф. А.И. Иконников и его семья – деятели культуры Пермского края второй половины XIX – начала XX века // Страницы прошлого. – Пермь, 1995. – С. 89-91).

143


1859. «Дмитрием Дмитриевичем был куплен в городе Кунгуре, у бывшего окружного начальника А.А. Хорошавина, серебряный ковш в 2½ фунта весом, византийского происхождения, который впоследствии он уступил Императорскому Эрмитажу». Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Вып. 4. – Пермь, 2012. – С. 187.

1859, 2 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликовано объявление «О вызове к выслушанию решения и прочтению записки»: «П от омс твен ног о поч ет ного гр ажд ан ин а Д ми три я Дм итр иева Смышляева или его поверенного, коллежского регистратора Василья Афанасьева Плотникова и титулярных советников Захара Сидорова Сапожникова и Льва Петрова Крыжановского, для выслушания решения по делу о взыскания опекунами штаб-лекарши Крыжановской, означенными Крыжановским и Сапожниковым, с мануфактур-советника Смышляева за сгоревший дом жены его денег».

1859, 1 февраля. «Открыта вторая частная библиотека в Перми чиновником А.И. Иконниковым и учителем семинарии А.Г. Воскресенским. Библиотека была хорошо организована, но вскоре закрыта, по распоряжению губернского начальства, а конфискованные книги частью переданы в общественную библиотеку. Учредителей библиотеки заподозрили в какой-то неблагонамеренности, вследствие чего Иконников был выслан на поселение в Березов, учитель семинарии Ал. Гр. Воскресенский в Екатеринбург и другой учитель семинарии А.Н. Моригеровский – в Вологду. Так как в связи с этим делом стояло другое – открытие в семинарии какой-то тайной типографии, то кроме учителей пострадали и многие семинаристы, будучи арестованы и высланы из Перми. Для производства следствия дважды приезжал из Петербурга генерал-майор Мезенцев14 , впоследствии начальник третьего отделения, трагически окончивший жизнь в Петербурге. После того Пермскую семинарию ревизовал профессор Петербургской духовной академии г. Карпов». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 256. Примечание от редактора: эта запись в «Летописи» А.А. Дмитриева ошибочно отнесена к 1860 году. 14 Мезенцов Николай Владимирович (1827—1878) – государственный деятель, генерал-адъютант, член Государственного совета. Участник Крымской войны и обороны Севастополя. В 1861 г. участвовал в подавлении Польского восстания. В 1863 г. вошел в следственную комиссию для рассмотрения дел об антиправительственной пропаганде среди населения. В 1864 г. перешел на жандармскую службу, был начальником штаба Отдельного корпуса жандармов, шефом жандармов и начальником Третьего отделения Собственной Императорского Величества канцелярии. 4 августа 1878 г. убит террористом-народником С.М. Кравчинским по решению центрального кружка «Земли и воли» на Михайловской площади в Санкт-Петербурге.

144


1859, 2 февраля. У Дмитрия Дмитриевича и Марии Петровны Смышляевых родился сын Дмитрий, был крещен 17 февраля. 27 июня того же года он скончался. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века: Дом Смышляева в Перми. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 66-67.

1859, 3 февраля. «В Пермских губернских ведомостях» опубликовано «известие» об открытии в Перми второй мужской воскресной школы. Преподавательницами в воскресных школах были «следующие почетные дамы: Е.Э. Толмачева, Е.И. Комарова, М.П. Смышляева». Мария Петровна Смышляева – жена Д.Д. Смышляева. 1859, 20 февраля. Д.Д. Смышляев пишет Н.А. Фирсову перед отъездом в Москву, подробно перечисляя свои поручения ему по работе над «Пермским сборником»: следить за работой нанятого Смышляевым писца, немедленно высылать в Москву для редактирования готовые статьи, напоминать авторам по списку о сроках работы и пр. Указывает свой адрес в Москве: дом Коммерческой академии, профессору Киттары, для Д.Д. Смышляева. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 109-110.

В этот же день в «Пермских губернских ведомостях» опубликовано объявление «О несостоятельности»: о распределении «взыскиваемых с почетного гражданина Смышляева в пользу малолетних детей Крыжановской за сгоревший дом бабки 10000 руб. серебром». «Бабка» – Дарья Смышляева, первая жена Д.Е. Смышляева. 1859, 1 марта. В газете «Русский дневник» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Вести из Перми», подписанная псевдонимом «Пермяк». Перм ь и Пермская губерния на страницах газеты «Русский дневник». 1859 год // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 192-197.

1859, 27 марта. В газете «Русский дневник» напечатана статья Н.А. Фирсова, подписанная псевдонимом «Корреспондент». Статья написана в жанре фельетона. Н.А. Фирсов характеризует различные социальные группы населения Перми и пе145


речисляет значительные события в культурной жизни города: «Пермский сборник» Д.Д. Смышляева, благотворительные спектакли и др. Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 208-216.

1859, 31 марта. Д.Д. Смышляев пишет из Москвы Н.А. Фирсову. Речь идет о «Пермском сборнике» и московских новостях. Он обсуждает публикации в «Современнике», а также статьи – свою и Фирсова – в «Русском дневнике» и предвещает негативную реакцию на них в Перми; пишет о своей «ненависти к торговому делу» и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 111-113.

1859, 22 мая. Д.Д. Смышляев пишет Н.А. Фирсову из Твери, где находится в ожидании парохода. Речь идет, в основном, о «Пермском сборнике», который печатается в это время в типографии Лазаревского института восточных языков – о том, что было набрано удачно и что не получилось (книжка должна выйти из типографии «дней через десять»), и обсуждает план второго тома. Находясь в Москве, он скомплектовал «библиотечку для Иванищевского села» и уже выслал книги. Сообщает также о литературных новинках, о судьбе столичных журналов, о нашумевшем спектакле «Недоросль», о слухах по «крестьянскому вопросу» и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 113-120.

1859, 19 июня. В Перми произошел большой пожар. Мухачев Е.П. Пожар в Перми в 1859 году // Сборник материалов для ознакомления с Пермской губернией. – Пермь, 1893. – Вып. 5. – С. 44-46. То же: Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 257-260.

1859, 30 июня. Д.Д. Смышляев пишет Н.К. Чупину, «препровождая» первый том «Пермского сборника» и благодарит его за присланный библиографический обзор. «Указатель сочинений, в которых заключаются географические и статистические сведения о Пермской губернии» Н.К. Чупина вошел во второй том «Пермского сборника». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 247.

146


1859, 10 июля. В «Пермских губернских ведомостях» появилось объявление о выходе в свет первого тома составленного и отредактированного Д.Д. Смышляевым «Пермского сборника» и литографии с портретом до��тора Ф.Х. Граля. Приведены также сведения о продаже книги в Москве и Перми. 1859, октябрь. В журнале «Современник» (том 10, отд. III) опубликована рецензия Н.А. Добролюбова на вышедший в свет первый том «Пермского сборника» Д.Д. Смышляева. На издание «Пермского сборника» откликнулись и другие столичные журналы: «Отечественные записки», «Русское слово» и др. Аверина Н.Ф. Провинциальный шедевр и его создатели: к 150летию «Пермского сборника» // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 199-200.

1859, 3 октября. Д.Д. Смышляев представил «Пермский сборник» в Петербурге на заседании отделения славянской археологии Императорского Русского Археологического общества. Архив ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 408. Л. 117об.-118. Рафиенко Л.С. Д.Д. Смышляев и отечественные научные общества // Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 2002. – Вып. 4. – С. 5-16. Аверина Н.Ф. Провинциальный шедевр и его создатели: к 150летию «Пермского сборника» // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 199-200. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 66-67.

1859, 14 ноября. Д.Д. Смышляев пишет Дмитрию Васильевичу Поленову, секретарю Императорского Русского Археологического общества, с просьбой дать ему официальное разрешение производить археологические раскопки курганов в Пермской и смежных с нею губерниях. Речь идет также о судьбе представленной в общество серебряной сасанидской чаши. 16 ноября 1859 г. Д.В. Поленов направил Д.Д. Смышляеву ответное письмо. Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 2002. – Вып. 4. – С. 17-18.

1860. Д.Д. Смышляев купил найденную в 18-ти верстах от Чердыни археологическую редкость – серебряную чашу времен византийского императора Анастасия (491—518) с экзотическими изображениями тигров, крокодилов и морских птиц. Позднее чаша была уступлена им Императорскому Эрмитажу. Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 254.

147


1860, февраль. Д.Д. Смышляев пишет из Москвы Н.А. Фирсову. Речь идет о выходе в свет второго тома «Пермского сборника», для которого Фирсов так и не выслал запланированных статей. Он сообщает о том, что подготовил все для третьего тома – закуплена бумага, шрифты и пр. – но приняться за работу сможет только при твердой договоренности с Фирсовым о распределении обязанностей. Обсуждает перемены в редакции «Пермских губернских ведомостей» и подробно рассказывает об оживлении общественной жизни в Москве – о гласности, литературных новинках, популярных публичных лекциях и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 120-123.

1860, 19 февраля. В «Пермских губернских ведомостях» напечатано объявление о том, что вышел в свет и поступил в продажу второй том «Пермского сборника» Д.Д. Смышляева. «Д.Д. Смышляев издал второй и, к сожалению, последний том «Пермского Сборника». Прекрасное издание прекратилось, за отъездом издателя за границу». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 256.

1860, 14 марта. Д.Д. Смышляев пишет из Москвы Н.К. Чупину, высылая ему экземпляр второго тома «Пермского сборника» и 25 оттисков его указателя статей. Он подробно рассказывает о том, как набирали книгу, о причинах множества опечаток. Сообщает также, что уже закупил бумагу и шрифты, и судьба третьего тома сборника зависит теперь от Н.А. Фирсова, поскольку сам он «с настоящего лета намерен посвятить себя исключительно торговым делам». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 247-249.

1860, 20 марта. Д.Д. Смышляев пишет из Москвы Н.А. Фирсову. Речь идет о распространении второго тома «Пермского сборника» и о возможности издания удачного третьего тома в современных условиях «благодетельной гласности». Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 123-125.

148


1860, 22 марта. Д.Д. Смышляев избран в действительные члены Императорского Русского Археологического общества. Состав Императорского Русского археологического общества. – 1864. – Т. V. – Вып. 5. – С. 404. Рафиенко Л.С. Д.Д. Смышляев и отечественные научные общества // Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 2002. – Вып. 4. – С. 5-16. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 68.

1860, 1 апреля. В «Пермских губернских ведомостях» вновь появилось объявление о поступившей в продажу второй книжке «Пермского сборника» Д.Д. Смышляева. 1860, 3 апреля. Д.Д. Смышляев пишет из Москвы Н.А. Фирсову перед своим отъездом в Петербург. По-видимому, отвечая на его просьбу, сообщает о том, что уже навел справки о возможном переезде Фирсова в Петербург и получил обещание отыскать вакансию в петербургских гимназиях. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 125-126.

1860, 12 апреля. Н.А. Фирсов пишет А.Е. Теплоухову, по поручению Д.Д. Смышляева, на фирменном бланке редакции «Пермского сборника», препровождая ему 52 рубля серебром, «следующие во вознаграждение» его статьи, помещенной во втором томе Сборника. Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 156.

1860, 14 апреля. Д.Д. Смышляев пишет из Москвы Н.А. Фирсову, сообщая, что вскоре возвращается в Пермь, и подробно перечисляя свои договоренности по поводу переезда Фирсова в Петербург. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 126-127.

1860, 29 апреля. В «Пермских губернских ведомостях» помещено объявление: «Отправляются за границу в Австрию, Пруссию, Германию, Швейцарию, Францию и Италию потомственный дворянин Павел Иванов Солодовников с женою Теодорою и малолетними детьми Александром и Дмитрием, при которых дочь оружейного, Златоустовского завода, мастера Петер, Емилия». Теодора (Феодора) Дмитриевна Солодовникова, урожденная Смышляева, – родная сестра Д.Д. Смышляева.

149


1860, 6 мая. А.М. Княжевич, министр финансов и сенатор, направляет письмо графу Д.Н. Блудову, сообщая о данном разрешении Д.Д. Смышляеву производить археологические раскопки курганов. 26 мая этого же года Д.В. Поленов сообщает об этом в письме Д.Д. Смышляеву. Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 2002. – Вып. 4. – С. 18-20.

1860, 20 мая. Д.Д. Смышляев пишет из Петербурга Н.А. Фирсову. Речь идет о невозможности дальнейшего издания «Пермского сборника». Он обещает позаботиться о публикации статей, уже написанных для сборника; о своем отъезде «завтра» за границу до осени, указывая адрес для писем – Вюрцбург. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 127-128.

1860, 12 сентября. Д.Д. Смышляев устраивает в Перми первый литературно-музыкальный благотворительный вечер. Письмо к директору училищ Пермской губернии И.Ф. Грацинскому 15 : «Милостивый государь, Иван Флорович! Мы, нижеподписавшиеся, дали 12 сентября сего года в пользу предполагаемой в Перми женской гимназии литературно-музыкальный вечер. Благодаря содействию некоторых лиц и, в особенности, Вашему, милостивый государь, этот вечер доставил сбор в 446 рублей серебром. Имея честь препроводить эти деньги к Вам, милостивый государь, как к начальнику учебно-воспитательной части в губернии, для употребления их в пользу предполагаемой женской гимназии, и прося покорнейше почтить нас уведомлением о получении их, мы считаем за удовольствие поименовать те лица, которые заявили свое сочувствие делу женского воспитания пожертвованиями сверх назначенной цены за билеты для входа». ПГВ. – 1860. – 30 сент. В числе подписавших письмо – Д.Д. Смышляев. Публикуется список жертвователей, в списке – М.П. Смышляева, жена Д.Д. Смышляева.

1860, 12 октября. Николай Алексеевич Фирсов «приказом Министра народного просвещения № 30 переведен сверхштатным учителем в 1-ю Казанскую гимназию, с прикомандированием к Казанскому университету, для преподавания всеобщей истории». В декабре он уехал в Казань. Формулярный список о службе Н.А. Фирсова. (Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 977. Оп. Совет. Д. 4473. Л. 7об.-8).

15 Грацинский Иван Флорович (1800—1887), педагог, в течение 40 лет был директором пермской гимназии. Почетный гражданин Перми (Верхоланцев В.С. Город Пермь, его прошлое и настоящее. – 3-е изд., исправл. и доп. – Пермь: Пушка, 2002. – С. 198-202).

150


1860, 8 ноября. В Перми состоялся литературно-музыкальный вечер в пользу пермской женской гимназии, на котором было собрано 131 руб. серебром. В числе подписавших письмо о проведенном вечере в «Пермские губернские ведомости» – Д.Д. Смышляев. Прилагается список жертвователей «сверх назначенной цены за билеты». ПГВ. – 1860. – 18 нояб.

1860, 21 ноября. В зале пермского Благородного собрания состоялся литературно-музыкальный вечер в пользу библиотеки села Иванищевского в Шадринском уезде 16. Собранные на вечере деньги (72 руб. 75 коп.) были переданы Д.Д. Смышляеву, являющемуся одним из устроителей библиотеки, и направляющемуся вскоре в Шадринск. Речь, сказанная перед началом вечера И.В. Кротковым, была опубликована в «Пермских губернских ведомостях» 9 декабря (№ 50), и вызвала бурную полемику, поскольку история и цель открытия Иванищевской библиотеки были в публикации Кроткова искажены, не соответствовали произнесенной им речи. По этому поводу напечатаны «Письмо Д.Д. Смышляева С.С. Пенну» (ПГВ, 1860, № 52), «Ответ С.С. Пенна» (ПГВ, 1860, № 53), открытое письмо в газете «Московские ведомости» (1861, 22 янв., № 18) и др. Пермь, 27 ноября 1860 года // ПГВ. – 1860. – 9 дек. (№ 50).

1860, 27 ноября. В пермском Благородном собрании состоялся очередной литературно-музыкальный вечер. Д.Д. Смышляев прочитал на вечере ряд стихотворений, рассказы Г. Успенского и отрывок из «Мертвых душ». Этот вечер стал знаменитым на всю Россию, поскольку жена председателя пермской казенной палаты Евгения Эдуардовна Толмачева выступила на нем с чтением «фривольного содержания» «Египетских ночей» А.С. Пушкина. Опубликованная в журнале «Век» статья об этом выступлении положила начало дискуссии в столичной прессе об эмансипации женщин в России. Вечер устраивался в пользу учреждаемой А.И. Иконниковым воскресной школы и «дал сбору, за исключением расходов, девяносто рублей сорок копеек». Деньги переданы А.И. Иконникову, о чем устроители вечера сообщили в письме, опуб16 Частная библиотека в с. Иванищевском Шадринского уезда была организована Д.Д. Смышляевым и Александром Никифоровичем Зыряновым, краеведом и общественным деятелем.

151


ликованном в «Пермских губернских ведомостях» 16 декабря 1860 г. Письмо подписали: А. Воскресенский, В. Ежов, Д. Смышляев, М. Тиммерман, Н. Фирсов. Блюм А. Инцидент с «Египетскими ночами» // Рифей: Уральский лит.-краевед. сб. – Челябинск, 1976. – С. 149-158. Рабинович Я.Б. Ревнители прав народных. – Пермь, 1989. – С. 23-43. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 90-153.

1860, 29 ноября. Состоялся прощальный обед по случаю отъезда Н.А. Фирсова из Перми в Казань в связи с переводом его учителем в 1-ю Казанскую гимназию. ПГВ. – 1860. – 16 дек.

1860, 5 декабря. Д.Д. Смышляев провел вечер в доме Клоповых 17 , где присутствовал также студент С.И. Шиловский, известный в Перми скандальной революционной деятельностью, о чем он сообщил в письме Н.А. Фирсову: «Вчера вечером я был у Клоповых, где особенно горячо нападал на Вас г. Шиловский…» Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 129.

1860, 11 декабря. Состоялся литературно-музыкальный вечер в пользу частной женской воскресной школы, открываемой в Перми Н.О. Поповой. На вечере собрали 101 руб. 69 коп. «Протокол литературно-музыкального вечера» подписали, в том числе, Д.Д. Смышляев и М.П. Смышляева. ПГВ. – 1860. – 30 дек.

1860, 27 декабря. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.А. Фирсову, желает ему удачно начать свою карьеру в Казанском университете и передает для подписи текст письма-протеста против нападок на выступление Е.Э. Толмачевой на литературно-музыкальном вечере в Перми. Он сообщает, что завтра состоится открытие женской гимназии, что в январе едет в Ирбит, а также просит узнать о возможности для себя заняться издательской деятельностью в Казани, и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 130-132.

17

152

Статья Е.П. Субботина о Клоповых опубликована в настоящем сборнике.


1860, 28 декабря. «Последовало открытие Мариинского женского училища I разряда, чем положено было начало нынешней Пермской женской гимназии. Полукаменный двухэтажный дом для училища на Пермской улице [ныне дом Пермского уездного земства] пожертвовал Ф.К. Каменский 18 ; но прежде чем он был приспособлен для училища, последнее помещалось на частных квартирах. Попечение о материальных нуждах школы взяло на себя само Пермское общество. Первой начальницей училища была М.Ф. Ильина (1860—1861 гг.), второй – М.В. Колюбакина (1861—1866)». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 255-256.

1861. «В этом же году впервые заговорили в Перми об Уральской железной дороге. Генерал-майор Рашет 19 издал особую брошюру по вопросу о необходимости этой дороги». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 259.

1861, 2 января. Из протокола очередного литературно-музыкального вечера в Перми: «Мы, нижеподписавшиеся, дали 2 января сего года литературномузыкальный вечер в пользу воспитанника Пермской Духовной семинарии Василья Павловича Пьянкова, желающего поступить в Академию Художеств. Вечер этот дал, за исключением расходов, сто пятьдесят рублей. Определили просить содержателя Библиотеки для чтения в Перми Александра Ивановича Иконникова принять означенную сумму на сохранение и выдать г. Пьянкову перед отъездом его в Петербург, а о пожертвованиях свыше назначенной за билеты цены объявить в губернских ведомостях. Подлинный протокол подписали: А. Газенвинкель, О. Кониар, А. Лашкарева, М. Смышляева, Е. Толмачева, К. Антонов, А. Воскресенский, М. Кониар, Д. Смышляев и Н. Янг». ПГВ. – 1861. – 10 февр.

1861, 8 января. Из протокола очередного литературно-музыкального вечера: «8 января 1861 года дан был литературно-музыкальный вечер в пользу осиротелых чиновничьих семейств. В вечер этот выручено, за издержками по устройству вечера на 43 р. 75 коп., сто пятьдесят четыре руб. двадцать пять коп. серебром…» ПГВ. – 1861. – 17 февр. В числе подписавших протокол – Д.Д. Смышляев. 18

Каменский Федор Козьмич (1802—1883) – пермский купец, предприниматель, пароходчик, благотворитель, городской голова в 1865—1869 гг. ( Баяндина Н.П. Пермь купеческая. – Пермь: Пушка, 1997. – С. 74-81; Пермские градоначальники: сб. статей. – Пермь, 2008. – С. 51-54). 19 Владимир Карлович Рашет (1812—1880), горный инженер.

153


1861, 17 января. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.А. Фирсову. Он сообщает пермские новости: о приключениях И.Ф. Любимова, о женитьбе А.Д. Крупенина, о речи И.Ф. Грацинского на открытии женской гимназии, о статьях С.С. Пенна и др. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 132-135.

1861, 22 января. Из протокола очередного литературно-музыкального вечера: «22 января 1861 года дан был литературно-музыкальный вечер в поль зу осиротелых семейств и бедных чиновников. В вечер этот выручено, за издержками по устройству вечера 28 р. 41 коп., сто девять рублей шестьдесят копеек». ПГВ. – 1861. – 24 марта. В числе подписавших протокол – Д.Д. Смышляев.

1861, 26 января. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.А. Фирсову о целесообразности своего переезда в Казань, о раздражающем его поведении И.Ф. Грацинского и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 135.

1861, 29 января. Из протокола литературно-музыкального вечера: «Мы, нижеподписавшиеся, устроили 29 января сего года литературно-музыкаль ный вечер в поль зу беднейших учащихся обоего пола и для вспомоществования желающим поступить в учебные заведения. Вечер этот, за исключением расходов, дал сто двадцать четыре рубля…» ПГВ. – 1861. – 7 апр. В числе подписавших протокол – Д.Д. Смышляев.

1861, 23 февраля. А.Н. Зырянов, учредитель сельской школы и библиотеки в селе Иванищевском Шадринского уезда, представил отчет в губернский Комитет грамотности, где сообщил об устройстве им в г. Долматове училища для девочек с классами рукоделия и о предложении избрать почетную гражданку М.П. Смышляеву почетной попечительницей училища. Мария Петровна Смышляева – жена Д.Д. Смышляева. Известия // ПГВ. – 1862. – 23 февр. (№ 8).

1861, 14 марта. Д.Д. Смыш ля ев пиш ет из Перми Н. А. Фирсову. Сообщает, что не будет заниматься типографским бизнесом и рассказывает о п ермских новостях: о сканд але в связи с открытием Иванищевской библиотеки, о выступлении И.В. Кроткова, о Шиловском, о разногласиях с ре154


дактором «Пермских губернских ведомостей» С.С. Пенном 20 , о реакции п ермской общ ественности на статью в журнал е «Век», и п р. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 135-139.

1861, 2 апреля. Состоялся очередной литературно-музыкальный вечер в зале пермского Благородного собрания в пользу бедных художников Пермской губернии. С.С. Пенн опубликовал в «Пермских губернских ведомостях» подробный очерк о вечере, где, в частности, сообщил: «…Затем Д.Д. Смышляев рассказал повесть «О капитане Копейкине». Неподдельным юмором, живостью и умением передавать характер пьес этого рода, г. Смышляев произвел, как и всегда, всеобщее удовольствие» ПГВ. – 1861. – 23 июня.

1861, 7 апреля. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.А. Фирсову. Речь идет о тяжелой обстановке, складывающейся в Перми вокруг литературно-музыкальных вечеров, о скандалах с Кротковым и Шиловским, и пр. Сообщает о том, что жена его, Мария Петровна, едет за границу, и, проводив ее, он, вероятно, дождется в Перми Фирсова. К письму приложена копия письма группы известных российских литераторов в поддержку Е.Э. Толмачевой. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 139-142.

1861, 14 апреля. Д.Д. Смышляев продал купцу Ф.К. Каменскому пять лавок в гостином дворе за 2000 рублей. Купчая крепость 1861 года (ГАПК. Ф. 72. Оп. 1. Д. 203. Л. 2-3об.) Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 69.

1861, 18 августа. «Пермские губернские ведомости» сообщают о пожертвованиях: «Потомственный почетный гражданин Д.Д. Смышляев доставил г. директору училищ Пермской гимназии для передачи в школу 260 листов бумаги для черчения и рисования и одну стопку бумаги писчей».

20 Пенн Самуил Самуилович – пермский чиновник, журналист. Был редактором неофициальной части «Пермских губернск��х ведомостей», секретарем Губернского статистического комитета и пр. (Краеведы и краеведческие организации Перми: биобиблиогр. справочник. – Пермь, 2000).

155


1861, октябрь. Д.Д. Смышляев пишет Н.К. Чупину о том, что с января 1862 г. в Санкт-Петербурге начнет издаваться еженедельная газета «Русский листок», высылает ее программу, и предлагает Чупину сотрудничество в качестве корреспондента. Подписывает письмо так: «За редактора. Д. Смышляев». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 249.

1861, октябрь. Д.Д. Смышляев «в октябре месяце … представил в Московский цензурный комитет программу еженедельной газеты «Пермяк», в надежде, что редактор (например, Писемский) для нее найдется, но до сих пор разрешение еще не получил» (из письма Н.А. Фирсову от 3/15 февраля 1862 г.) Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 142-143.

1861, конец года. Д.Д. Смышляев уезжает за границу для лечения жены. С января 1862 г. Мария Петровна начала лечение в Берлине, затем в Швейцарии, снова в Берлине и Ахене. «Он выехал в свое второе заграничное путешествие в 1861 году. В его памятной книжке за этот год записано следующее: «В Берлине советовались с доктором Левиным, он рекомендовал обратиться к профессору Мартину, и Мар[ия] Петр[овна] с января 1862 года начала у него лечение. В 1862 г. выехали из Берлина в Тельц, по совету Мартина там заняли квартиру у Швейгера, за городом. Мария Петровна брала ванны под наблюдением д-ра Геффлера. 21-го июля выехали в Берлин. Мартин нашел, что воды помогли, хотя и не окончательно избавили от болезни, и послал в Ахен, куда мы и приехали в августе». Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 169. См. также: Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 90-153.

1862, 3/15 февраля. Д.Д. Смышляев пишет из Берлина Н.А. Фирсову. Объясняет, что издание третьего тома «Пермского сборника» невозможно, как и издание газеты «Пермяк», заявку на которую он представил в октябре 1861 г. в Московский цензурный комитет. Пишет о «доносе» на него губернатора А.Г. Лашкарева. Обещает возвратить поступившие для третьего тома материалы и оплатить их по возможности, хотя и не было такой договоренности, и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 142-143.

156


1862, 15/27 февраля. Д.Д. Смышляев пишет из Берлина Н.К. Чупину, сообщая ему о неудавшейся попытке издавать газету «Пермяк», программу которой он представлял в Главное управление цензуры: «Это место нашло, что в программе есть выражения, из которых можно заключить, что мы будем рассуждать и о политических событиях, и поэтому не нашли возможным разрешить издание газеты с такою программою, по неимению в наших краях лица, которому бы можно было поручить цензуру». В связи с этим Смышляев намеревается приступить осенью этого года к работе над третьим томом «Пермского сборника». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 249-250.

1862, 4 марта н.ст. Д.Д. Смышляев пишет из Берлина Н.А. Фирсову. Речь идет о полученном им отказе в издании газеты «Пермяк», о неудаче с третьим томом «Пермского сборника», о цензурных нападках на Иванищевскую библиотеку, о затянувшейся болезни жены и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 143-145.

1862, май. Для расследования деятельности в Перми тайного общества, революционной пропаганды и распространения прокламаций по инициативе губернатора А.Г. Лашкарева в город направлен жанд армский подпол ковник Н.В. Мезенцов 21 . Был а организована под его руководством целая следственная комиссия. Специально проводилось выяснение того, каким образом в Пермь поступ ал и запрещенные издания А.И. Герцена. Подозрения пали на Д.Д. Смышл яева, но доказать этого не удалось, и д аже губернатор отверг возможность связей Смышляева с революционной организацией. Рабинович Я.Б. Ревнители прав народных. – Пермь, 1989. – С. 48.

1863, 19 июля. «Пермские губернские ведомости» публикуют «Состав Пермского дамского попечительства о бедных на 1863/ 64 годы». В списке членов-благотворителей – Феодора Дмитриевна Солодовникова, родная сестра Д.Д. Смышляева.

21

См. примечание к записи за 1 февраля 1859 г.

157


1863, 22 июля. Д.Д. Смышляев продал купцу Н.Д. Базанову 22 канатную фабрику. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 70.

1863, 29 декабря. «Последовало открытие «Пермского купеческого клуба», что ныне «Общественное собрание», в доме Смышляева на Сибирской улице, где теперь помещается дума». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 262. Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 70.

1864, 17 января. В «Пермских губернских ведомостях» напечатан «Вызов к выслушанию решения»: «Общее Пермских уездного суда и городового магистрата присутствие вызывает бывшего пермского почетного гражданина Дмитрия Смышляева, или его поверенного, в 17 февраля 1864 года с узаконенною доверенностию, для выслушания решения по делу о выделе титулярному советнику Льву Крыжановскому, узаконенной части из недвижимого имения, оставшегося после смерти тестя его, мануфактур-советника Дмитрия Смышляева».

1864, май. Городское общество приобрело у Д.Д. Смышляева его дом для размещения Пермской городской думы. До этого дума работала в двухэтажном здании на углу улиц Торговой и Верхотурской (ныне улицы Советская и Н. Островского). Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 71. Гайсин О.Д. Памятник истории и культуры краевого значения «Здание городской думы» (угол улиц Сибирской и Петропавловской, 11/25) // Пермский дом в истории и культуре края. – Пермь, 2010. – Вып. 3. – С. 151-165. «Пермское городское общество приобрело покупкою старинный дом на углу Сибирской и Петропавловской улиц, ремонтированный после пожара 1842 г. и некогда принадлежавший И.Р. Жмаеву, а с начала злополучного 1842 года – Д.Е. Смышляеву. В этот дом, как центральный и стоящий на главной улице, переведена городская дума из прежнего, что и доныне стоит у Петропавловского собора, на углу Торговой улицы и Верхотурского переулка». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 263. 22 Базанов Николай Дмитриевич (1834—1895), впоследствии первый управляющий Волжско-Камского коммерческого банка, гласный уездного и губернского земского собраний, гласный городской думы. (Баяндина Н.П. Пермь купеческая. – Пермь, 1997. – С. 52-54).

158


1864, 28 августа. А.Н. Зырянов, краевед и основатель сельской Иванищевской библиотеки, направляет запрос в Императорское Русское Археологическое общество о полученном в 1860 г. Д.Д. Смышляевым разрешении производить археологические раскопки курганов. В связи с отъездом за границу Смышляев не сумел воспользоваться этим правом. Пользуясь его неофициальным согласием, А.Н. Зырянов просит передать полученное разрешение ему, как члену-сотруднику Императорского Русского Географического общества и члену-корреспонденту Императорского Вольного экономического общества. Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 2002. – Вып. 4. – С. 20.

1864, 18 октября. В Берлине скончалась жена Д.Д. Смышляева, Мария Петровна. Из записной книжки Д.Д. Смышляева: «13 октября 1864 г. Марья Петровна простудилась, сильно заболела, и 18-го октября в 12 ч. 25 мин. пополуночи, в Берлине, скончалась. … В ночь на 9-е декабря нового стиля, в Генуе, в 40-й день по смерти М. П-ны, часы мои остановились на 12 ч. 24½ м., ни прежде, ни после того не бывши в поправке». Мейер Ф.А. Из воспоминаний о Д.Д. Смышляеве // ПГВ. – 1908. – 11 нояб. (№ 246). – Подпись: Ф.М. То же: Смышляевский сборник. – Вып. 1. – Пермь, 2009. – С. 253.

Д.Д. Смышляев привез прах жены в Пермь и в 1865 г. захоронил его на Архиерейском кладбище. Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 169. Субботин Е.П. Смышляева Мария Петровна из рода Васильевых – жена Дмитрия Дмитриевича Смышляева // Смышляевский сборник. – Пермь, 2013. – Вып. 5. – С. 108-112.

1864, 27 ноября. «Пермские губернские ведомости» публикуют «Вызов к выслушанию решения»: «В Пермскую палату уголовного и гражданского суда вызываются помещики Ирбитского уезда, дер. Фефиловой: Григорий, Дмитрий и Алексей Николаевы Ивановы и потомственный почетный гражданин пермский 2 гильдии купец Дмитрий Дмитриевич Смышляев, или их законные поверенные, к выслушанию решительного определения судебной палаты, состоявшегося 7 октября 1864 года, по делу о неправильно будто бы переданной коллежскою советницею Полкопиною земле почетному гражданину Дмитрию Смышляеву».

1865, 22 января – 1 апреля. Поездка Д.Д. Смышляева на Святую Землю, в Египет, Палестину и на Синай. «Обстоятельства долго препятствовали осуществлению моего желания, но, наконец, сложилось так, что забыв все, связывающее меня с миром материальным, я обратил мои взоры к Востоку, единствен-

159


ному источнику, из которого надеялся почерпнуть утешение и успокоение моего больного духа…» Смышляев Д.Д. Синай и Палестина: из путевых заметок 1865 года. – Пермь, 1877. То же. – М.: Индрик, 2008. – 287 с.

1865, 25 июня. В «Пермских губернских ведомостях» напечатано объявление «О вызове к выслушанию решения»: «Пермский городовой магистрат вызывает санкт-петербургского купца Дмитрия Смышляева к судоговорению по делу о имении отца его, пермского 1-й гильдии купца Дмитрия Смышляева».

1866—1869. В эти годы в течение зимних месяцев Д.Д. Смышляев жил в Петербурге, работал в Императорской публичной библиотеке и библиотеке Академии Наук, выявляя краеведческие материалы по истории Пермской губернии. Впоследствии они вошли в составленный им библиографический указатель «Источники и пособия для изучения Пермского края». Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 147-199.

1866, 4 апреля. «Телеграф принес потрясающую весть о злодейском покушении Каракозова23 на священную Особу Государя Императора и о спасении жизни его костромским кресть янином Ос. Ив. Комисаровым. В кафедральном соборе отправлено архиепископом Неофитом, соборне, торжественное молебствие. 5 апреля, по случаю злодейского покушения, Пермская городская дума постановила: отправить по телеграфу чрез г. начальника губернии Его Величеству выражение верноподданнических чувств с испрошением Высочайшего соизволения на поднесение представителями города Перми Государю Императору адреса, а Государыне Императрице иконы Покрова Пресвятые Богородицы и на постановку другой таковой же иконы в созидаемом в Перми храме в память освобождения крестьян». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 266.

1866, 23 апреля. Д.Д. Смышляев пишет письмо на имя Директора училищ Пермской дирекции о том, что им на собственные средства заказан портрет О.И. Комисарова, предотвратив23

Каракозов Дмитрий Владимирович (1840—1866) – революционер, террорист. 4 апреля 1866 г. стрелял в Александра II у ворот Летнего сада, но промахнулся. По официальной версии причиной промаха стало то, что его руку оттолкнул крестьянин Осип Комисаров. 3 сентября 1866 г. был повешен на Смоленском поле в Петербурге при большом стечении народа.

160


шего убийство царя. Портрет будет подарен пермской мужской гимназии для установления его в актовом зале гимназии. Письмо подписано: «Дмитрий Смышляев, санкт-петербургский 2-й гильдии купец, потомственный почетный гражданин. Санкт-Петербург, 23 апреля 1866 г.» ПГВ. – 1866. – 14 мая (№ 39).

1866, 15 июня. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Пожар в Перми 14 сентября 1842 года. Из воспоминаний детства». 1866, 17 июня. В актовом зале пермской мужской гимназии установлен подаренный Д.Д. Смышляевым портрет О.И. Комисарова-Костромского. (ПГВ. – 1866. – 22 июня). «Питомец пермской гимназии, потомственный почетный гражданин Д.Д. Смышляев, с Высочайшего соизволения, принес в дар гимназии портрет Осипа Ивановича Комисарова-Костромского, писанный в Петербурге. По замечательному стечению обстоятельств, ко времени постановки портрета в зале гимназии, в Пермь неожиданно прибыл возвращавшийся из Восточной Сибири помилованный родитель царского спасителя, Иван Алексеевич Комисаров, старец 69 лет, не видавший сына уже 11 лет. Принятый весьма сочувственно всеми городскими властями и обществом, старец был участником церемонии постановки портрета его сына в зале пермской гимназии 17 июня. Накануне, 16 числа, общество устроило для старца веселую прогулку по Каме на пароходе «Рубин» г. Фомина. Комисаров уехал из Перми на пароходе бр. Каменских 17 июня в 5 часов пополудни». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 269.

1867. В журнале «Записки для чтения» (№ 2/3) напечатана статья Д.Д. Смышляева «Палестина. Из путевых заметок пермяка». 1867. «Д.Д. Смышляев принес в дар Пермской гимназии, своей almae matri, значительное собрание сочинений о Пермском крае. Оно составило особое отд еление фундаменталь ной библиотеки под названием: «Справочная о Пермском крае Д.Д. Смышляева библиотека». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 273. «В 1867 году [Фундаментальная библиотека Пермской гимназии] обогащается новым, чрезвычайно ценным и дотоле небывалым пожертвованием. Известный общественный деятель в Пермском крае, бывший питомец Пермской гимназии, обладатель одной из самых богатых частных библиотек в нашей губернии Дмитрий Дмитриевич Смышляев – ныне ревностный член Православного общества, живу-

161


щий в Иерусалиме – подарил своей almae matri большое собрание сочинений о Пермском крае и вообще Урале. Согласно желанию жертвователя, это собрание книг составило особое отделение фундаментальной библиотеки гимназии, доступное для всех, желающих пользоваться этими книгами, при условии поль зования исключительно в стенах гимназии. Вместе с тем по постановлению педагогического совета пермской гимназии, утвержденному г. бывшим попечителем Казанского учебного округа П.Д. Шестаковым, это отделение основной гимназической библиотеки тогда же наименовано было «Справочной о Пермском крае Д.Д. Смышляева библиотекой». Дмитриев А.А. Фундаментальная библиотека Пермской гимназии: (ист.-библиогр. очерк, составленный бывшим библиотекарем, преподавателем А.А. Дмитриевым). – Пермь, 1888. – С. 7-9. Библиотека содержала 68 названий книг, периодических изданий и рукописей по истории, этнографии, географии, природным ресурсам Урала. Список книг и правила пользования библиотекой были напечатаны в «Циркулярах по Казанскому учебному округу». Попечитель округа рекомендовал всем гимназиям округа организовать подобные библиотеки, а Министерство народного просвещения сделало такое распоряжение всем гимназиям России. Это книжное собрание Д.Д. Смышляева – первая специализированная краеведческая библиотека в Пермской губернии, доступная не только учащимся гимназии, но и широкому кругу читателей. Циркуляры по Казанскому учебному округу. – 1867. – № 19-22. Быстрых Т.И. Краеведческий фонд областной библиотеки им. А.М. Горького: история и современное состояние // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 163-164.

1868—1870. В центральной и уральской прессе активно обсуждался вопрос о строительстве Уральской железной дороги. Непосредственное участие в создании проекта железной дороги и выборе её направления приняли Дмитрий Дмитриевич Смышляев и Иван Иванович Любимов 24. Д.Д. Смышляев: библиогр. указатель // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 86-89. Семенов В.Л. И.И. Любимов – человек, предприниматель, общественный деятель и меценат. – Пермь, 2002.

1868, 27 марта. В «Санкт-Петербургских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Три проекта Уральской железной дороги». 23 апреля эта статья была подробно изложена в «Пермских губернских ведомостях» и сопровождена различными мнениями по этому вопросу. 24 Любимов Иван Иванович (1838—1899) – близкий друг Д.Д. Смышляева, предприниматель, общественный деятель, меценат. Дважды избирался пермским городским головой: в 1870—1874 и 1876—1878 гг. (Пермские градоначальники: сб. статей. – Пермь, 2008. – С. 55-58).

162


1868, 18 мая. В «Пермских губернских ведомостях» перепечатана из газеты «Москва» статья Д.Д. Смышляева «Проект Осинско-Тюменской железной дороги». 1868, 30 октября. «Разрешено потомственному почетному гражданину Ивану Ивановичу Любимову произвести на его счет изыскания для проведения железной дороги от Перми чрез Екатеринбург до того пункта на реке Тоболе, откуда свободно совершается судоходство». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 277-278.

1869. В Санкт-Петербурге вышли в свет две брошюры Д.Д. Смышляева: «Материалы для разработки вопроса о направлении Пермско-Уральской железной дороги и ее продолжении на запад от Камы» и «Пермско-Уральская железная дорога и ее продолжение на запад от Камы (две газетные статьи Д. Смышляева и краткое изложение проекта Пермской железной дороги И.И. Любимова)». В 1868—1869 гг. Д.Д. Смышляев регулярно публиковал статьи о проектах Уральской железной дороги в петербургской газете «Голос». Как правило, они либо полностью перепечатывались в «Пермских губернских ведомостях», либо становились известны читателям в подробном изложении пермских авторов. Д.Д. Смышляев: библиогр. указатель // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 86-89.

1869, 11 января. «Пермские губернские ведомости» сообщают о состоявшемся собрании пермских домовладельцев по вопросу о строительстве Уральской железной дороги. Собрание постановило избрать депутатов, которые могли бы «хлопотать у правительства в защиту проекта г. Любимова». Депутатами избраны М.И. Любимов 25 и Д.Д. Смышляев. 1869, 19 января. В помещении Купеческого клуба состоялся обед, на котором И.И. Любимов выступил с речью о проекте Уральской железной дороги. ПГВ. – 1869. – 22 янв. (№ 7). 25

Любимов Михаил Иванович (1841—1909) – младший брат И.И. Любимова, предприниматель , общественный деятель. Был директором общественного Марьинского банка, первым председателем Пермской уездной земской управы, пермским городским головой в 1879—1881 гг. (Пермские градоначальники: сб. статей. – Пермь, 2008. – С. 63-66).

163


1869, 19 июня. «Пермские губернские ведомости» сообщают о заседании Комитета по Уральской железной дороге. На заседании присутствовал Д.Д. Смышляев, «производящий изыскания» по проекту И.И. Любимова и «проводящий свой путь на Осу». 1870. В Санкт-Петербурге вышли в свет две брошюры Д.Д. Смышляева: «Записка к проекту Пермско-Уральской железной дороги И.И. Любимова» и «По поводу публичных прений об Уральской железной дороге в обществах Императорском географическом и Содействия русской торговле и промышленности». 1870. Д.Д. Смышляев совершил поездку в Сибирь для экономического обозрения местности по предполагаемому направлению строительства железной дороги по проекту И.И. Любимова. Смышляев Д.Д. Поездка за Урал в 1870 году // ПГВ. – 1870. – 22 июля, 30 сент., 3 окт. «В 1870 году, то есть во время введения в Пермской губернии земских учреждений, Дмитрий Дмитриевич находился в Сибири, где был занят собиранием дополнительных сведений о преимуществах северного направления Сибирской железной дороги». Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Вып. 4. – Пермь, 2012. – С. 171.

1870, 28 января. В «Пермских губернских ведомостях» появилось сообщение: «28 января в Петербурге, в географическом обществе, в отделении статистики рассуждалось о направлении Сибирской железной дороги. Участие в прениях этого первого заседания приняли: гг. Скальковский, Мусницкий, Обручев, Молоствов, Носков, Смышляев и Мельников. Гг. Скальковский и Смышляев были единственными поборниками северного пути, один по проекту г. Рашета, другой – по проекту г. Любимова». ПГВ. – 1870. – 14 февр. (№ 13).

1870, 11 февраля. «Пермские губернские ведомости» сообщили о публичном собрании «Общества содействия русской промышленности и торговле», обсуждавшем вопрос о строительстве Сибирской железной дороги. Д.Д. Смышляев защищал на собрании проект И.И. Любимова. 1870, 19 марта. «Высочайше разрешено потомственному почетному гражданину И.И. Любимову и коммерции советнику Якову Прозорову произвести на свой счет изыскания для проложения рельсового пути от Перми чрез Вятку до реки Северной Двины». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 281.

164


1870, 7 мая. «По постановлению Ирбитского земского собрания, на 7 сего мая, вместо бывшего губернского гласного от Ирбитского уезда священника Ипполита Попова, к исполнению его обязанности, по избранию земского собрания, призван потомственный почетный гражданин Дмитрий Дмитриевич Смышляев». ПГВ. – 1870. – 30 мая.

1870, 9 мая. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Отдаленное прошедшее Пермского края», о происхождении народов, проживающих на территории Пермского края. 1870, 21 июня. «В истории местного самоуправления этот год составляет целую эпоху: Пермская губерния получает давно ожидаемые земские учреждения. […] 21 июня, в 12 часов дня, в зале благородного собрания открылось под председатель ством камер-юнкера Двора коллеж. совет. Андрея Никитича Всеволожского26 первое «Пермское губернское земское собрание». Председателем губернской земской управы собрание избрало Дмитрия Дмитриевича Смышляева, давно известного в Перми просвещенного общественного деятеля, много занимавшегося изучением и потому прекрасно знающего свой родной, богатый и обширный Пермский край. Первыми же членами губернской земской управы были избраны купцы – С.И. Сигов, Я. Ст. Плешков и Н.А. Суслин, и крестьянин Ф.И. Чернавин. 28 июня первое губернское земское собрание было закрыто г. начальником губернии. В речи своей Берн[гард] Вас[ильевич] Струве выразил удовольствие, что все члены собрания отнеслись с замечательным усердием к новому для Пермской губернии делу…» Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 281-282.

Земству была передана большая усадьба с комплексом зданий закрытого в 1852 г. училища детей канцелярских служителей по ул. Сибирской, 26. Здесь в 1872 г., после капитального ремонта, разместилась Пермская губернская земская управа. В дальнейшем Смышляев дважды переизбирался на эту должность: в 1873 и 1876 годах. Он занимал этот пост до 17 января 1879 года. Моллесон И.И. Из первых лет жизни Пермского земства // Пермская земская неделя. – 1914. – № 20. – С. 15-19.

26 Всеволожский Андрей Никитич (1840—1893), представитель рода пермских землевладельцев Всеволожских, камер-юнкер (1869). Был членом Присутствия по крестьянским домам Пермской губернии, председатель ствовал в Пермских губернских земских собраниях.

165


Плотников С.Н. Д.Д. Смышляев на Первом чрезвычайном Пермском губернском земском собрании (21-28 июня 1870 г.) // Страницы прошлого. – Пермь, 1999. – Вып. 2. – С. 232-235. Д.Д. Смышляев: библиогр. указатель // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 90-105.

1870, 11 августа. «В 12 часов дня последовало открытие «Пермской губернской земской управы» в составе, определенном бывшим в июне первым губернским земским собранием. При торжественном открытии присутствовал между прочим сенатор Пав[ел] Никол[аевич] Клушин, некогда бывший (1854–55 гг.) пермским губернатором, а теперь командированный по Высочайшему повелению для ревизии Пермской губернии. Перед началом молебствия гласный губернского земского собрания священник Григорий Остроумов сказал подобающее случаю слово, а после молебна к присутствующим обратился с речью первый председатель губернской земской управы Д.Д. Смышляев. Указав на необходимость всестороннего ознакомления с краем, и особенно ближайшего изучения его в экономическом отношении, как на верный залог будущих успехов в деле земского самоуправления, оратор призывал представителей администрации и местной интеллигенции не отказывать деятелям земства в своем дружном содействии и полезных указаниях. В ответ на прекрасную речь Д.Д. Смышляева сенатор П.Н. Клушин в немногих словах высказал искреннее пожелание успехов земскому делу». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 283. Из речи протоиерея, гласного земского собрания Г.И. Остроумова: «Вам, Дмитрий Дмитриевич, выпал жребий первым стать во главе открываемого ныне губернского земского учреждения… Не знаю, ошибемся ли, если скажем, что от представителей земства едва ли можно было желать и требовать лучшего выбора? Кому было ближе всего стать во главе нового учреждения, как не местному уроженцу страны, изучившему ее с такою подробностию во всех отношениях, и потому едва ли не более всех знакомому с нею?..» ПГВ. – 1870. – 15 авг. (№ 65).

1870, сентябрь – октябрь. В «Пермских губернских ведомостях» опубликованы «Материалы для биографии К.Ф. Модераха»27 – собранные Д.Д. Смышляевым архивные документы, в основном, «списанные» (скопированные) им с подлинных, хранящихся у невестки К.Ф. Модераха, Анны Николаевны Модерах, в Санкт-Петербурге. ПГВ. – 1870. – 26, 30 сент., 7, 10 окт.

27

Модерах Карл Федорович (1747—1819) – пермский губернатор в 1796— 1811 гг., с 1804 г. являлся также генерал-губернатором Пермским и Вятским. Один из самых знаменитых пермских губернаторов, особенно много сделавший для развития Пермской губернии. (Пермские губернаторы: традиции и современность. – Пермь, 1997. – С. 42-49).

166


1870, 1 декабря. «Открылось первое очередное и второе с основания земства Пермское губернское земское собрание, в которое прибыли 32 гласных. Председателем собрания опять был назначен Андрей Никитич Всеволожский. При открытии присутствовал сенатор П.Н. Клушин. За отсутствием нового начальника губернии, собрание открыл речью вице-губернатор В.А. Лысогорский. Затем преосвященный Антоний отслужил соборне молебен, после которого следовала речь председателя губернской управы Д.Д. Смышляева, обращенная к председателю собрания А.Н. Всеволожскому. Г. председатель управы высказал единодушное желание гг. гласных повергнуть к стопам Его Величества выражение верноподданнических чувств. Речь Д.Д. Смышляева была покрыта дружным «ура» всего собрания. По избрании ревизионной комиссии из 6 человек, г. председатель управы прочитал общий обзор деятельности губернской управы со дня ее открытия, т.е. с 11 августа, и отчет о денежных суммах земства за 1870 г.» Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 284-285.

1870—1871. Д.Д. Смышляев регулярно публикует в «Пермских губернских ведомостях» библиографические списки под общим названием «Источники и пособия для изучения Пермского края. Материалы для указателя отдельных сочинений и журнальных статей, заключающих в себе сведения о Пермском крае». Д.Д. Смышляев: библиогр. указатель // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 45-49.

1871. «При губернской и уездной земских управах организуются «Губернское и Уездное по воинской повинности присутствия», согласно новому воинскому уставу 1870 года». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 285.

1871, 27, 30 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Сибирская язва на людях в Красноуфимском уезде». 1871, 3 февраля. Председатель губернской управы Д.Д. Смышляев опубликовал в «Пермских губернских ведомостях» статью «Премия Пермского губернского земства в 200 рублей за указание средств к истреблению насекомого «кобылки». 1871, 25 февраля. Д.Д. Смышляев пишет Н.К. Чупину о работе над сборником «наибол��е капитальных статей», опубликованных в «Пермских губернских ведомостях», и просит разрешить ему перепечатку статей Чупина из газеты, а также выслать имеющиеся у него в наличии оттиски статей. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 250.

167


1871, март. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину, отвечая на его согласие предоставить статьи из «Пермских губернских ведомостей» для сборника. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 250-251.

1871, 8 марта. Первое очередное губернское земское собрание утвердило меры по прекращению падежа скота и приняло постановление № 84 «О мерах по предупреждению и прекращению эпизоотий». ГАПК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 708. Л. 1.

1871, 17 апреля. «Пермской губернской земской управе разрешено издавать «Сборник Пермского земства» книжками в неопределенные сроки, под редакцией председателя губернской управы. Таким образом первым редактором треть его местного органа печати сделался Д.Д. Смышляев, уже издававший в 1859—60 гг. на собственный счет особый «Пермский сборник». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 286. Сборники начали выходить в свет с 1872 г.

1871, 28 апреля, 12 мая . Д.Д. Смышляев опубликовал в «Пермских губернских ведомостях» «Заметки о нуждах Пермского земства»: 1. О Сибирском тракте; 2. По части народного врачевания. 1871, июнь. Д.Д. Смышляев пригласил в Пермь Ивана Ивановича Моллесона, ставшего санитарным врачом в Перми и первым санитарным врачом в России. «Я был приглашен в Пермь ординатором губернской больницы в июне 1871 года и застал Д.Д. в полном разгаре кипучей его земской деятельности. Он был старше меня лет на 15 и произвел на меня чарующее впечатление». Моллесон И.И. Из первых лет жизни Пермского земства // Пермская земская неделя. – 1914. – № 20. – С. 15-19. Шестова Т.Ю. Д.Д. Смышляев и И.И. Моллесон: конфликты председателей губернских управ и земских врачей // Страницы прошлого. – Пермь, 2003. – Вып. 4. – С. 220-223.

1871, 17 июля. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Об издании в 1872 году «Сборника Пермского земства». 168


1871, 24 августа. «Губернскою земскою управою открыто родильное отделение губернской земской больницы». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 287. Смышляев Д.Д. Об открытии родильного отделения при губернской земской больнице // ПГВ. – 1871. – 2 окт.

1871, 15 октября. В Перми труппою Херувимова28 был дан благотворительный спектакль в пользу инвалидов. Удалось собрать 335 рублей. В числе жертвователей – Д.Д. Смышляев. ПГВ. – 1871. – 23 окт.

1871, 20 октября. В «Пермских губернских ведомостях» опубликован протокол заседания попечительного совета пермской Мариинской женской гимназии. Д.Д. Смышляев принял участие в заседании и резко высказался по поводу затянувшегося ремонта гимназии. 1871, 1 декабря. «Открылось второе очередное губернское земское собрание под председательством А.М. Благовидова, управляющего акцизными сборами в Пермской губернии». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 287. Губернатор Н.Е. Андреевский, открывая второе очередное губернское земское собрание, отметил, что, просмотрев доклады уездных управ, он только по Ирбитскому уезду нашел ассигнования на улучшение сельского хозяйства. Все остальные земские управы не уделяют сельскому хозяйству губернии никакого внимания. Шашков С.С. Земская Смышляевщина // Слово. – 1879. – № 1, январь. – С. 24. Семенов В.Л. Мировоззрение Д.Д. Смышляева. – Пермь, 2001. – С. 78-79.

1871, 4 декабря. В «Пермских губернских ведомостях» опубликован «Список лиц, сделавших пожертвования в пользу убежища бедных детей, содержимого на средства пермского Дамского попечительства о бедных». В числе жертвователей – Д.Д. Смышляев.

28 Херувимов Ананий Дорофеевич – актер и руководитель театральной труппы. Труппа выступала в Екатеринбурге, Перми, Ирбите. Постановка труппой оперы «Жизнь за царя» в Перми 24 сентября 1870 г. считается датой возникновения Пермского оперного театра.

169


1872. Начали издаваться «Сборники Пермского земства», выходившие под редакцией Д.Д. Смышляева (шесть книг ежегодно). Д.Д. Смышляев полностью принял на себя составление и редактирование сборников, хотя официально общее руководство сборниками оставалось за земским собранием. Смышляевым были составлены и отредактированы 34 книжки «Сборников Пермского земства». Непосредственно в сборниках фамилия редактора не указывается, она приводится в публикуемых на обложках книжек рекламных объявлениях: «Редактор – председатель Губернской управы Д. Смышляев». В 1879 году, начиная с первой книжки «Сборника», в объявлениях на обложке указано: «заступающий место председателя Губернской управы Ив. Вологдин» 29. Д.Д. Смышляев: библиогр. указатель // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 31-32.

1872, 29 апреля. В Перми была учреждена постоянная санитарная комиссия во главе со старшим врачом губернской земской больницы В.И. Дунаевым. В состав комиссии вошли все врачи города. Смышляев Д. Открытие при губернской управе санитарной комиссии // ПГВ. – 1872. – 3 мая. Шестова Т.Ю. Деятельность Д.Д. Смышляева в области здравоохранения в 1871—1876 гг. // Смышляевские чтения: материалы 11-й конф. – Пермь, 2009. – С. 25-30. «29-го апреля при губернской земской управе открыта санитарная комиссия под председательством губернатора Андреевского». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 288.

1872, май. «При губернской земской управе открыта амбулаторная лечебница для домашних животных. Первым ветеринаром губернского земства был Н.П. Булгаков». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 289. Смышляев Д.Д. Амбулаторная лечебница для домашних животных при губернской управе // ПГВ. – 1872. – 24 июня (№ 51).

29 Вологдин Иван Васильевич (1842—1895) – краевед, общественный и земский деятель. Гласный губернской земской управы во время руководства ею Д.Д. Смышляева, после отставки Смышляева некоторое время исполнял обязанности председателя управы. (Дмитриев А.А. Памяти И.В. Вологдина // Пермский край. – Пермь, 1895. – Т. 3; Краеведы и краеведческие организации Перми: биобиблиогр. справочник. – Пермь, 2000. – С. 100-101).

170


1872, 25 мая. «Открыто чрезвычайное губернское земское собрание для обсуждения устройства санитарной части губернии. Разрешено для той же цели устраивать на счет земства ежегодные съезды земских врачей в Перми. Первый съезд земских врачей состоялся в том же году и был открыт при губернской управе 1 августа». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 288.

1872, 26 июля. В «Пермских губернских ведомостях» опубликован «Список денежных пожертвований, поступивших в пермское Дамское попечительство в 1871 году». В числе жертвователей – Д.Д. Смышляев. 1872, 1 августа. Открылся первый съезд земских врачей Пермской губернии при губернской земской управе. Смышляев Д. О съезде земских врачей на 1 августа настоящего года // ПГВ. – 1872. – 21 июня. Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 288.

1872, 4 сентября. «По мысли губернской земской управы, при Александровской земской больнице в Перми, открыт оспенный институт». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 289. Смышляев Д.Д. Об открытии при губернской земской больнице оспенного института // ПГВ. – 1872. – 13 сент.

1872, 19 сентября. Секретарь постоянной санитарной комиссии направил в Губернскую земскую управу протокол заседания санитарной комиссии о целесообразности наличия санитарных врачей. ГАПК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 48. Л. 2.

1872, 1 ноября. «В среду, при Пермской губернской земской управе открыта – в виде опыта на 3 года – земская ветеринарная фельдшерская школа. Молебствие при открытии совершил в доме губернской управы архиепископ Антоний». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 289.

1872, 1 декабря. «Открылось третье очередное губернское земское собрание опять под председательством камер-юнкера Двора кол[лежского] советн[ика] Андрея Никитича Всеволожского. После совершенного преосвященным Антонием молебствия, губернатор Н.Е. Андреевский обратился к собранию с речью, в которой засвидетельствовал похвальную деятельность земства в деле умножения школ, устройства медицинской части, борьбы с эпидемиями и эпизоотиями и т.д. и приглашал

171


земство обратить в дальнейшем свое главное внимание на Сибирский тракт, меры борьбы с пожарами и на поднятие земледелия и сельского хозяйства в Пермской губернии». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 290.

1873—1874. Д.Д. Смышляев регулярно публикует в «Пермских губернских ведомостях» библиографические списки под общим названием «Материалы для указателя сочинений и статей, в которых заключаются географические, этнографические и статистические сведения о Пермской губернии». Д.Д. Смышляев: библиогр. указатель // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1. – С. 45-49.

1873—1875. Д.Д. Смышляев был уездным гласным в Осе как «потомственный почетный гражданин, Осинский 2-й гильдии купец». Он присутствовал на 4-й сессии уездного земского собрания (25 с��нтября – 3 октября 1873 г.), на заседании 24-28 сентября 1874 г. 1873. «Известный знаток Урала Наркиз Константинович Чупин, директор горного училища в Екатеринбурге, начал печатать в приложениях к «Сборнику Пермского губернского земства» и отдельно свой «Географический и статистический словарь Пермской губернии». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 294-295.

1873, май-июнь. В «Сборнике Пермского земства» опубликован очерк Д.Д. Смышляева «К вопросу о Сибирском тракте». Сборник Пермского земства. – 1873. – Май и июнь, отд. II. – С. 398-408. – Без подписи.

1873, 9 июня. В «Пермских губернских ведомостях» опубликован список пожертвований, поступивших для лотереи-аллегри в пользу пермского детского приюта и убежища нищих детей. В числе пожертвований – серебряный кубок от Д.Д. Смышляева. 1873, 9 июля. «Около 2 часов пополуночи прибыл в Пермь из Сибири Великий Князь Алексей Александрович, возвращавшийся в Петербург из кругосветного путешествия. Квартиру имел в доме губернской земской управы, что на Сибирской улице, около выезда на Сибирский тракт. Пермский губернатор Н.Е. Андреевский встретил Великого Князя еще в пределах Тобольской губернии. На самой границе Пермской губернии, на тракте из Тюмени в Камышлов, для встречи Князя был устроен земством изящный павильон, где высокого путешественника встретили хлебом-солью на изящном серебряном блюде работы Сазикова, – пред-

172


седатель Пермской губернской земской управы Д.Д. Смышляев и председатели уездных управ Чердынской, Ирбитской, Камышловской и Красноуфимской. Это было 5 июля в 7 часов вечера. 6 числа Великий Князь проехал через Камышлов в Екатеринбург, куда прибыл также в 7 часов вечера. Проведя 7-е и 8-е числа в Екатеринбурге, Великий Князь 9-го проследовал через Кунгур и в ночь на 10-е достиг Перми. Здесь при самом входе в свою квартиру он опять был встречен Д.Д. Смышляевым и членами губернской земской управы, а при входе в зал пермский городской голова И.И. Любимов поднес Великому Князю хлеб-соль: на богатом серебряном блюде. Город, несмотря на глубокую ночь, был необычайно оживлен и роскошно иллюминован. Погода все время стояла благоприятная. Свиту Его Высочества составляли адмирал Посьет, действ. ст. сов. Веселаго и лейтенант Тудер. […] 11 июля в 2 часа дня вел. кн. Алексей Александрович «Отправился из Перми на пароходе «Пермяк» общества «Кавказ и Меркурий». Массы народа, усыпавшие набережную, провожали высокого путешественника долго не смолкавшим «ура». Его Высочество при прощании подарил свой фотографический портрет с собственноручной надписью пермскому губернатору Н.Е. Андреевскому и по такому же портрету начальнику Уральских заводов Иванову, председателю губернской земской управы Д.Д. Смышляеву и городскому голове И.И. Любимову. Кроме того, удостоены подарков: полицеймейстер И.М. Прозоркевич, Херувимов и нек. др. 20 июля пермский городской голова И.И. Любимов внес в думу предложение об основании в Перми реального училища с наименованием «Алексеевским», в память пребывания в Перми Великого Князя, причем городской голова с своей стороны выразил готовность пожертвовать для училища свой 2-х этажный дом на Воскресенской площади и вносить в течение 5 лет по 2000 руб. […] В том же году Губернское земское собрание постановило отпускать училищу ежегодно по 5000 руб., Пермское уездное – 1000 руб., Чердынское – 1000 руб. и Осинское – 500 руб.» Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 291-294. «В знак особого к нему расположения и доверия [Д.Д. Смышляев] был удостоен портрета великого князя Алексея Александровича с собственноручной надписью, в изящной рамке, украшенной Великокняжескими коронами». Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Вып. 4. – Пермь, 2012. – С. 188.

1873, июль - август. В «Сборнике Пермского земства» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Сведения о промышленности в некоторых Зауральских уездах»: «Собрание статистических сведений на таком огромном пространстве, какое занимает Пермская губерния, при невозможности положиться на точность официальных источников, представляет огромные затруднения и требует немало времени, труда и разъездов. Поэтому я считаю нелишним напечатать в настоящем «Сборнике» не-

173


многие, но, по возможности, близкие к истине сведения, собранные лично мною и чрез лиц, заслуживающих полного доверия, в 1870 году, касающиеся промышленности некоторых за-Уральских уездов». Сборник Пермского земства. – 1873. – Июль и август. – С. 572-583.

1873, 20 сентября. Д.Д. Смышляев подготовил в качестве гласного для заседания 4-гого очередного Ирбитского земского собрания «Записку» о раскладках уездного земского сбора первого трехлетия в Ирбитском уезде. Сборник Пермского земства. – 1873. – Сентябрь и октябрь, отд. II. – С. 727-743.

1873, 25 сентября – 3 октября. Д.Д. Смышляев присутствовал на 4-й сессии Осинского уездного земского собрания, являясь уездным гласным в Осе в 1873—1875 гг. как «потомственный почетный гражданин, Осинский 2-й гильдии купец». Якунцов В.И. Д.Д. Смышляев – гласный Осинского земства // Страницы прошлого. – Пермь, 1995. – С. 5-8.

1873, октябрь. «IV очередным Ирбитским уездным собранием избран в губернские гласные потомственный почетный гражданин Дмитрий Дмитриевич Смышляев». ПГВ. – 1873. – 13 окт. В «Список земских гласных Пермской губернии, избранных на второе трехлетие избирательными съездами в 1873 году», от землевладельцев Ирбитского уезда включен Д.Д. Смышляев. Сборник Пермского земства. – 1873. – Сентябрь и октябрь, отд. II. – С. 829-852. В «Список председателей и членов земских управ Пермской губернии, избранных на второе трехлетие» включен Смышляев Дм.Дм. – председатель губернской земской управы, потомственный почетный гражданин. Сборник Пермского земства. – 1873. – Ноябрь-декабрь. – С. 1051-1057.

1873, ноябрь. «Первое очередное Губернское собрание разрешило Губернской управе составить справочную библиотеку из сочинений политико-экономического и статистического содержания и из описаний Пермской губернии, ассигновав на этот предмет в распоряжение управы 300 рублей. В настоящее время библиотека заключает в себе 115 сочинений на русском и немецком языках, в 172 переплетах, и 3 ландкарты, на сумму 382 рубля, не считая одного сочинения, в 3 томах, переданного в учительскую библиотеку ветеринарной школы. Из этого числа приобретено на суммы земства 111 сочинений в 155 томах на 299 рублей (на счет ассигнованной собранием суммы на 243 р. 17 к., на счет канцелярских сумм на 55 р. 83 к.) и поступило пожертвованных председателем губернской управы Д.Д. Смышляевым 6 сочинений в 17 томах, на 83 рубля». Специальная библиотека Губернской управы // Сборник Пермского земства. – 1873. – Ноябрь и декабрь. – С. 987-988.

174


1873, 7 ноября. В «Пермских губернских ведомостях» опубликован список жертвователей в пользу Пермского убежища детей бедных, в их числе – Д.Д. Смышляев. 1873, декабрь. Состоялось 4-е очередное губернское земское собрание, на котором обсуждался вопрос о ремонте Сибирского тракта – «этого больного места нашей губернии». Решено направить депутатов с ходатайством перед правительством о принятии предложений Пермского земства. В качестве депутатов избраны: Д.Д. Смышляев, Казанцев и Базилевский. Пермь. 19 января // ПГВ. – 1874. – 23 янв. (№ 7). – Подпись: С. П-въ. «В декабре же состоялось обычное IV очередное губернское земское собрание. Председателем губернской управы на новое трехлетие вторично избран Д.Д. Смышляев. Главный предмет рассуждения и споров на этом собрании составлял злополучный и пресловутый Сибирский тракт, на исправление которого собрание ассигновало 239000 р.с.» Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 294.

1873, 31 декабря. Пермская городская дума констатировала, что «театра в Перми нет, потому что в городе, имеющем 20-тысячное население, едва ли можно назвать театром то, что мы до сих пор имеем, здание холодное, довольно грязное, больше похожее на балаган, чем на театр, и безобразящее площадь, на которой оно стоит». Дума постановила просить губернатора принять на себя звание Председателя распорядительного комитета по устройству театра, а в члены этого комитета просить следующих лиц: И.И. Любимова, П.П. Егорьева, М.Г. Губанова, Н.Д. Базанова, Д.Д. Смышляева, Н.Г. Костарева, Г.С. Ташлыкова и А.М. Благовидова». Гайсин О.Д. Городской театр (ул. Петропавловская, 25) // Пермский дом в истории и культуре края. – Пермь, 2012. – Вып. 5. – С. 132-133.

1874. Д.Д. Смышляев опубликовал в «Сборнике Пермского земства» статью «Мысль об учреждении в Пермской губернии Общества сельского хозяйства», целью деятельности которого должно быть предупреждение неурожаев в губернии, сопровождающихся голодом, с помощью введения улучшенных способов земледелия. Таким образом, впервые был поставлен вопрос о создании специального Общества попечения об улучшении сельского хозяйства в Пермской губернии. Впоследствии эта задумка Д.Д. Смышляева воплотилась в жизнь в виде Пермского экономического общества. Сборник Пермского земства. – 1874. – Январь-апрель. – С. 137-143.

175


1874, 12 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликовано сообщение: «Мы получили сведения, что в ск��ром времени в зале Благородного собрания любителями драматического искусства будет дан спектакль в пользу голодающих жителей Самарской губернии. Пойдет пьеса «К мировому» 30 , в которой примут участие: А.Д. Блохина, Е.В. Вознесенская, А.А. Нежданова, Г.П. Летучий, Д.Д. Смышляев, В.В. Котомин, И.С. Синакевич, Н.Г. Летучий и др. Высокая благотворительная цель спектакля, современность в здешнем крае предположенной к постановке пьесы и соединение в ней одной стольких заявивших уже себя на сценическом поприще личностей, мы уверены, привлекут в спектакль много публики и дадут значительный сбор».

1874, 13 января. По инициативе Пермского дамского попечительства о бедных создан «Комитет для подания помощи голодающим в Самарской губернии». Д.Д. Смышляев, в качестве председателя губернской земской управы, избран почетным членом Комитета. ПГВ. – 1874. – 16 янв. Смышляев Д.Д. По поводу Самарского бедствия // ПГВ. – 1874. – 19 янв.

1874, 22 января. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину на официальном бланке «Земство. Председатель Пермской губернской управы», сообщая, что его утвердили в должности на второе трехлетие. Речь в письме идет о продолжении публикации «Географического словаря» Н.К. Чупина в «Сборниках Пермского земства», о хороших отзывах об этих сборниках и, конкретно, о «Словаре» Чупина в «Правительственном вестнике» и газете «Голос», и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 251-252.

1874, 2 февраля. В «Пермских губернских ведомостях» (№ 10) опубликовано «Возражение г. председателя земской управы». В нем изложены возражения Д.Д. Смышляева по поводу публикаций в газете репортажей о земских собраниях, изобилующих неточностями и прямыми искажениями фактов. 1874, 7 февраля. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину, сообщает ему о намерении издать «Географический словарь» отдельной книгой и просит найти себе помощника, чтобы не 30 Автор пьесы «К мировому» – Виктор Александрович Крылов (1838—1908), русский драматург.

176


заниматься самому черновой работой. При этом Смышляев готов оплачивать работу помощника, а также высылать Чупину необходимую для работы литературу. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 252-253.

1874, 16 февраля. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину, сообщая, что выслал ему несколько необходимых книг. Кроме того, пишет о скорой поездке в Петербург и намерении поговорить в Русском Географическом обществе об отдельном издании «Географического словаря» Чупина. Сообщает, что хлопочет в Перми об учреждении «Общества попечения об улучшении сельского хозяйства в губернии»; о том, что написал для этого статью «По поводу Самарского бедствия» и подготовил устав общества. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 253.

1874, 1 марта. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину о выплате ему гонорара за «Словарь»; о том, что «типография, в которой он печатается, еле дышит, приходится заводить свою» [имеется в виду – земскую. – Ред.] Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 253-254.

1874, 9 июня. Д.Д. Смышляев, «председатель Пермской губернской земской управы, известный своими трудами по статистике Пермской губернии», был избран действительным членом Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ) по представлению его членов Н.К. Чупина, П.В. Вологодского и О.Е. Клера. Рафиенко Л.С. Д.Д. Смышляев и отечественные научные общества // Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 2002. – Вып. 4. – С. 5-16.

1874, 22 августа. В журнале 5-го чрезвычайного Пермского губернского собрания записано: «Председатель управы доложил собранию о необходимости устроить при управе типографию, так как предложения IV очередного собрания по условию с типографией г. Поповой, по непредставлению ею требовавшихся благонадежных ручатель ств, состояться не могли; а полученные и прочитанные в Собрании заявления содержателей типографии г. Генних в Перми и г. Хитровой в Ирбити никаких данных для разрешения Собрания их заявлений не представляют. – Собрание по большинству голосов постановило: признать устрой-

177


ство типографии при губернской управе необходимым. […] Выслушав доклад управы об учреждении земской типографии, большинством голосов 5-е очередное собрание решило: разрешить управе передать для соображения в сметную комиссию». Кашихин Л.С. Типография Пермской губернской земской управы (1875—1918) // Страницы прошлого. – Пермь, 1995. – С. 41.

1874, сентябрь-октябрь. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована «Летопись губернского города Перми» Ф.А. Прядильщикова, отредактированная и подготовленная к печати Д.Д. Смышляевым, и сопровожденная его комментариями. Летопись губернского города Перми. (1781—1844 гг.) / (сообщил Д. Смышляев) // ПГВ. – 1874. – 28 сент., 2, 5, 9, 12, 16, 19, 23 окт. (№ 78-85). – Подпись: Д.С.

1874, 24-28 сентября. Д.Д. Смышляев присутствовал на сессии Осинского уездного земского собрания, являясь уездным гласным в Осе в 1873—1875 гг. как «потомственный почетный гражданин, Осинский 2-й гильдии купец». Якунцов В.И. Д.Д. Смышляев – гласный Осинского земства // Страницы прошлого. – Пермь, 1995. – С. 5-8.

1874, 3 ноября. В день празднования девятой годовщины со дня основания Пермского убежища детей бедных были сделаны пожертвования, список которых опубликовали «Пермские губернские ведомости». В списке жертвователей – Д.Д. Смышляев. ПГВ. – 1874. – 4 дек.

1874, 6 ноября. «Освящено вновь перестроенное помещение для душевно-больных при земской Александровской больнице. Помещение устроено на 60 человек». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 298.

1874, 1 декабря. Д.Д. Смышляев пишет Н.К. Чупину. Сообщает о том, что «Словарь» потихоньку печатается, хотя «Сборник Пермского земства» приостановлен по недостатку типографских средств; о том, что «поганый Сибирский тракт … решительно вскружил голову и связал руки», и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 254.

1875, 1 февраля. Д.Д. Смышляев пишет Н.К. Чупину: «Губернское собрание в заседании 13 января сего года разрешило Управе предоставить триста рублей в распоряжение Ваше на рас178


ходы в 1875 году по составлению «Географического и статистического словаря Пермской губернии». Сообщает также о том, что собрание постановило принести искреннюю признательность Чупину за его бескорыстные труды. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 255.

1875, 5 марта. Д.Д. Смышляев пишет Н.К. Чупину. Речь идет о технических вопросах издания его «Географического и статистического словаря Пермской губернии». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 255.

1875, 17 марта. Д.Д. Смышляев пишет Н.К. Чупину. Речь идет об издании его «Географического и статистического словаря Пермской губернии». Смышляев разыскивает для него сведения о соляных варницах, связываясь с разными людьми; разыскивает нужную карту р. Чусовой, которую собирается приложить к Словарю и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 256.

1875, 20 марта. Д.Д. Смышляев пишет Н.К. Чупину. Речь идет о рассылке «Сборника Пермского земства» с «Географическим и статистическим словарем Пермской губернии» «сильным и ученым мира сего», и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 257.

1875, 4 июня. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Положение вопроса об устройстве земской учительской семинарии». Публикация является ответом Смышляева на статью Н. Рогова «О приготовлении народных школ в Пермской губернии» (ПГВ. 1875. № 35), в которой автор обвиняет губернскую земскую управу в плохой организации дела. Дискуссия была продолжена статьей Н. Рогова «Дополнение к статье о приготовлении учителей» (ПГВ. 1875. 9 июля). 1875, 18 июня. Д.Д. Смышляев публикует в «Пермских губернских ведомостях» «Ответ председателю Верхотурской земской управы Пермякову» о разногласиях по поводу сметы расходов Верхотурского земства. 179


1875, 18 июня. Д.Д. Смышляев избран председателем «Комитета по прекращению существования в городе Перми эпизоотии». При этом «на случай частых его отлучек на Сибирский тракт» избран заместитель – г. Губанов. ПГВ. – 1875. – 25 июня.

1875, 24 июня. «При Александровской больнице освящен большой летний, прекрасно устроенный барак на 40 кроватей». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 299.

1875, 23 августа. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Испытание экстинктора или огнегасителя» о неудачном испытании аппарата в Мотовилихе. 1875, 1 сентября. В Перми по инициативе Д.Д. Смышляева открыта типография Пермской губернской земской управы. Главной задачей её было обслуживание всех подразделений земской управы. Типография работала до 1918 года. Дело об открытии типографии. 1875 г. (ГАПК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 437). Кашихин Л.С. Типография Пермской губернской земской управы (1875—1918) // Страницы прошлого. – Пермь, 1995. – С. 39-46.

1875, 29 октября. Д.Д. Смышляев пишет Н.К. Чупину о нарастающих неприятностях в Управе: «…По возвращении моем из Петербурга я испытал множество неприятностей, а чрезвычайное Собрание, бывшее в сентябре, окончательно доконало меня: я в несколько месяцев, чувствую, постарел, по крайней мере, на пять лет. Ничто так не тяжело переносить, как интриги в общественном деле, а у нас они, к сожалению, в последнее время разрослись до крайности, для того, чтоб наделать пакости человеку, все пути считаются хорошими и законными. Вот екатеринбуржцы пока не обижают, но если на очередном Собрании они пойдут против меня, то я решил отказаться от службы…»

Не удались и хлопоты о «Словаре» Чупина: «и московские, и петербургские книгопродавцы наотрез объявили», что не возьмутся за отдельное издание – не раскупится. Смышляев высылает Чупину для отзыва карту Пермской губернии, выполненную землемером Ивановым, просит его тщательно проверять текст за переписчиками, и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 257-258.

1875, 28 декабря. Д.Д. Смышляев сделал запись в своей «памятной книжке»: «…Есть люди, как будто бы созданные для того, чтобы вредить другим. Тяжело выносить их козни, трудно с ними бороться – на их

180


стороне сила, богатство… Но счастливы ли они? Есть ли действительно удовольствие в злобе? Случается ли им испытывать то ни с чем не сравнимое спокойное доволь ство собою, которое знакомо мне, когда после неприятностей и огорчений я обращаюсь к последним годам моей жизни, к моей общественной деятельности, на которую сыплется столь ко порицаний и клеветы, и в которой я не вижу ни одного пятна! Да, шесть лет моей земской службы безупречны вполне, я их отдал сполна общественным интересам; я заплатил ими мой долг родине; я выкупил ими заблуждения и увлечения предшествовавших лет. – Я не боюсь моих врагов и презираю их… Но бороться далее мне не под силу, и потому пора на отдых! Пора предоставить другим продолжать начатое… Но где этот теплый, спокойный угол, в котором бы мне так хорошо было с моими воспоминаниями? Не знаю, но надеюсь, что мне в нем провидение не откажет… Буду же готовить ся к отступлению – и ждать». ПГВ. – 1893. – 20 нояб. (№ 93). То же: Из памятной книжки Д.Д. Смышляева // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 85-86.

1876. Вышла в свет книга «Документы, касающиеся направления Сибирского тракта в 1875 году, и смета на исправление в 1876 году» (Пермь, 1876. 385 с.) 1876. В «Сборнике Пермского земства» опубликован личный состав губернской земской управы третьего трех летия, в т.ч.: гласный от землевладельцев Ирбитского уезда – Д.Д. Смышляев, председатель губернской земской управы – Д.Д. Смышляев. Сборник Пермского земства. – 1876. – Кн. 4-6, отд. II. – С. 189209, 241.

1876, 7 января. Председатель губернской земской управы Д.Д. Смышляев выразил «искреннюю признательность лицам, принявшим участие в расходах на украшение домового храма Александровской земской больницы добровольными пожертвованиями». Прилагается список лиц, внесших деньги. ПГВ. – 1876. – 7 янв.

1876, 11 января. «Началось VI очередное губернское земское собрание под председательством И.А. Бурмейстера, управляющего казенной палаты. Главный предмет прений – пресловутый Сибирский тракт и участие земства в деле призыва и размещения новобранцев согласно положению 1870 года о всеобщей воинской повинности». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 300.

181


1876, 9 февраля. Д.Д. Смышляев пишет в Казань Н.А. Фирсову, сообщая ему об открытии при Пермской губернской земской управе статистического бюро: «Для этого учреждения нам нужен развитой и опытный в разработке статистических данных человек, в Перми же нечего и думать отыскать такое лицо. Нет ли у Вас на примете кого-нибудь, кто мог принять на себя заведование таким бюро?» Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 145-146. «При губернской земской управе открыто «Статистическое бюро», учрежденное земским собранием последней очередной сессии. Земским статистиком приглашен Егор Иванович Краснопёров». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 304.

1876, март. В Пермской земской типографии была напечатана книга Д.Д. Смышляева «Источники и пособия для изучения Пермского края» (библиографический указатель). «Знаток Пермского края Д.Д. Смышляев в Перми издал известную свою книгу: «Источники и пособия для изучения Пермского края». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 300.

1876, 24 марта. Директор Казанской окружной лечебницы А. Фрезе направил на имя председателя губернской управы Д.Д. Смышляева отзыв об осмотре им земского приюта душевнобольных в Перми. ПГВ. – 1876. – 24 марта.

1876, 19 апреля. Д.Д. Смышляев кратко, по причине множества «неприятных хлопот», сообщает Н.К. Чупину о временной приостановке печатания его «Словаря». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 258-259.

1876, 15 мая. Д.Д. Смышляев пригласил в Екатеринбург всех председателей уездных земских управ для обсуждения вопроса о сборе статистических сведений по одной, общей для всех уездов, программе. ПГВ. – 1876. – 6 окт.

В этот же день, находясь в Екатеринбурге, Д.Д. Смышляев посылает записку Н.К. Чупину о том, что ждет его в уездной управе. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 259.

182


1876, лето. В Перми побывал Василий Иванович Немирович-Данченко 31 , известный журналист и писатель. Позднее он описал эту поездку и свои вп ечатл ения в книге «Кама и Урал», неоднократно упомянув Д.Д. Смышляева – председателя Пермского земства. Оценка деятельности Смышляева журналистом – крайне негативна, особенно много пишет он о состоянии Сибирского тракта в пределах Пермской губернии. Немирович-Данченко В.И. Кама и Урал: (очерки и впечатления). – СПб.: Издание П.П. Сойкина, 1904. – С. 108-109, 128-129, 242245, 270-273, 278-279 и др.

1876, 9 июня. Д.Д. Смышляев публикует в «Пермских губернских ведомостях» статью «По поводу известий «Русского мира» о деятельности Пермского губернского земства», где последовательно опроверг цел ый ряд статей в «Русском мире», направленных против Пермской губернской управы и наполненных «преувеличениями, искаженными фактами и инсинуациями». 1876, 8 июля. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину с просьбой оказать содействие направляющемуся в Екатеринбург студенту Петербургского университета М.Я. Попову 32 . Попов едет по поручению губернской управы «для собирания сведений о быте горнозаводского населения в некоторых горнозаводских округах». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 259.

31 Немирович-Данченко Василий Иванович (1845—1946) – родной брат известного театраль ного режиссера Владимира Ивановича Немировича-Данченко. Был военным корреспондентом во время русско-турецкой, русско-японской и первой мировой войн. За свою жизнь написал более 250 книг, в том числе и художественные произведения. Был почти неизвестен советским и российским читателям, поскольку не принял октябрьской революции 1917 года и эмигрировал за границу. (Краснопёров Д.А. Литературная память Перми: краевед. заметки. – Пермь, 2010. – С. 111-112). 32 Попов Михаил Яковлевич (г.р. 1855) – присяжный поверенный, архивист, краевед. Член Пермской ученой архивной комиссии, Пермской комиссии УОЛЕ. (Краеведы и краеведческий организации Перми: биобиблиогр. справочник. – Пермь, 2000. – С. 215-216).

183


1876, 24 июля. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину. Речь идет о печатании «Словаря» Чупина, а также о земских новостях: провалились выборы на съезде землевладельцев Пермского уезда, такая же история произошла в Соликамском уезде, и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 260.

1876, 31 июля. «Пермские губернские ведомости» сообщили о пожертвованиях в пользу балканских славян – в связи с началом Русско-турецкой войны 33 . В числе жертвователей – Д.Д. Смышляев. 1876, сентябрь. В журнале «Отечественные записки» опубликована обширная статья Д.Л. Мордовцева 34 «Десятилетие русского земства». Одна из глав статьи полностью посвящена Пермскому земству и деятельности председателя губернской управы Д.Д. Смышляева. Пермское земство, по мнению Мордовцева, постоянно пребывает в конфликтных ситуациях, спорах и скандалах, что объясняется местными особенностями («есть что-то болезненное в почве этого края…») Д.Л. Мордовцев уделяет много внимания борьбе земства за Сибирский тракт («это единственное земство в России, которое несет тяготу за всю Россию: по земле этого земства проходят все арестанты, все те выброски человеческого общества, которые извергает из себя вся Россия … по этому тракту ежегодно провозится более 10 миллионов пудов разных тяжестей»); отмечает успехи земства в народном образовании, в сельском хозяйстве. Д.Д. Смышляев пред ставлен автором как выд ающийся деятель, энергичный, прогрессивный и самоотверженный. Мордовцев рассказывает о спорах его с И.Ф. Грацинским по повод у ремонта женской гимназии, о конфликтах с гласными и пр. «Г. Смышляев и в Сибири не изменяет своему знамени: он и здесь – такой же боец, каким мы его видели в Перми. Всякий раз, когда мы 33 Русско-турецкая война 1877—1878 гг. – война между Россией в союзе с Балканскими государствами с одной сто��оны, и Османской империей – с другой. Возникла в результате подъема национально-освободительного движения против турецкого владычества на Балканах. 34 Мордовцев Даниил Лукич (1830—1905) – известный публицист и писатель, автор многих романов, связанных с историей России и Украины.

184


читаем его заявления, его всегда оживленные речи, мы всегда представляем его себе тем рыцарем, о котором говорится в песне, что он был – «статный воин, первый Дании боец», хотя стих этот, по отношению к г. Смышляеву, должен быть изменен: …статный воин, Первый земщины боец» 35 .

Статья Д.Л. Мордовцева имела большой резонанс в Перми. В 1877 г. в Санкт-Петербурге вышла в свет его книга «Десятилетие русского земства. 1864—1875». Мордовцев Д.Л. Десятилетие русского земства // Отечественные записки. – 1876. – № 9. – С. 164-189.

1876, 6 ноября. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Из прошедшей жизни Пермского края». 1876, 10 ноября. «Пермские губернские ведомости» сообщили о пожертвованиях по случаю 11-летия существования Пермского убежища детей бедных. В числе жертвователей – Д.Д. Смышляев. 1876, 20 ноября. «Открылось чрезвычайное губернское земское собрание под председательством И.А. Бурмейстера. Собрание отправило Государю Императору всеподданнейший адрес с выражением полной готовности, в случае надобности, принести жертву от Пермского земства на славянское дело на Балканском полуострове». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 303.

1877. В «Сборнике Пермского земства» опубликован очерк Д.Д. Смышляева «Причины неудовлетворительного состояния Сибирского тракта в 1871—1875 годах». Сборник Пермского земства. – 1877. – Кн. 5, отд. II. – С. 51-78. – Без подписи.

35 Д.Л. Мордовцев переделывает здесь песню Офелии из «Гамлета» В. Шекспира. В переводе А. Кронеберга эта песня звучит так: «Моего вы знали ль друга? / Он был бравый молодец. / В белых перьях, статный воин / первый Дании боец». Известный литературовед И.А. Дергачев во вступительной статье к роману Д.Н. Мамина-Сибиряка «Именинник», комментируя посвященную Д.Д. Смышляеву стихотворную строку «первый земщины боец», почему-то ссылается на поэта-искровца Минаева. Его версия о происхождении «крылатой» строки упоминается во многих статьях о Д.Д. Смышляеве. В примечаниях к «Опыту биографического очерка» Н.П. Солодовниковой (Смышляевский сборник, вып. 4, с. 174) составителемредактором Т.И. Быстрых тоже, к сожалению, допущена эта ошибка.

185


1877. Вышла в свет книга Д.Д. Смышляева «Синай и Палестина. Из путевых заметок 1865 года» (Типография губернской земской управы). Средства от продажи книги были направлены «в пользу семей черногорцев, павших в борьбе с турками». Книга переиздана в 2008 г. по инициативе Московского патриархата (отдел внешних церковных связей) и Императорского Православного Палестинского общества. Из предисловия: «В 1865 году я имел возможность посетить Синай и важнейшие места Палестины. Отрывки из моих путевых заметок были напечатаны в следующем году в «Записках для чтения», издававшихся при «Биржевых ведомостях». Неожиданно лестный отзыв В.Н. Хитрово36 о моих заметках, помещенных в изданном им недавно «Библиографическом указателе русских книг и статей о Святых местах Востока», внушил мне мысль издать отдельной книжкой мои заметки о Синае и Палестине в пользу бедствующих семейств павших в битвах с турками черногорцев». Смышляев Д.Д. Синай и Палестина: из путевых заметок 1865 года. – М.: Индрик, 2008. – 287 с.

1877, январь. Д.Д. Смышляев публикует в «Пермских губернских ведомостях» «Указатель документов и статей о направлении Уральской железной дороги». 1877, 6 апреля. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину. Речь идет о его «Географическом и статистическом словаре Пермской губернии»: в присланных Чупиным тетрадях есть пропуски, неразбериха, печатание приостановлено. Снова упоминаются «местные неприятности и хлопоты». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 260-261.

1877, 11 июня. «Пермские губернские ведомости» опубликовали «Отчет о деятельности Пермского дамского попечительства о бедных за 1876 год». В «Списке членов Пермского дамского попечительства о бедных» – Д.Д. Смышляев.

36 Хитрово Василий Николаевич (1834—1903) – государственный и общественный деятель, основатель и почетный член Императорского Православного Палестинского общества. В 1871 г. он впервые совершил паломничество в Иерусалим, и это путешествие на всю жизнь сделало его поборником интересов православия на Ближнем Востоке. В 1881 г. В.Н. Хитрово удалось убедить вел. кн. Сергея Александровича возглавить Палестинское общество. 8 мая 1882 г. был утвержден устав общества, и Хитрово был избран его почетным членом и помощником Августейшего Председателя, а затем стал секретарем Общества.

186


1877, 18 июня. Заведующим делопроизводством открытого при Губернской земской управе статистического бюро был определен Егор Иванович Краснопёров (1842—1897), специально для этой цели приглашенный в Пермь Д.Д. Смышляевым. Бюро приступило к работе. Сборник Пермского земства. – 1877. – Кн. 5, отд. II. – С. 1-2. Краснопёрова Н.В. Соль земли. Егор Иванович Краснопёров // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 63-72.

1877, 4 сентября. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину. Речь идет о печатании его «Географического и статистического словаря Пермской губернии»: не получены полностью материалы букв «К» и «М», и пр. Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 261.

1877, 3 октября. В «Пермских губернских ведомостях» опубликованы подготовленные Д.Д. Смышляевым архивные документы «К истории судоходства в Зауралье». 1877, 7 октября. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.А. Фирсову, «препровождая» ему первый том «Географического и статистического словаря Пермской губернии» Н.К. Чупина, «Указатель книг и статей о Пермской губернии» и свою книгу «Синай и Палестина». Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 146.

1877, 11 ноября. «В заседании правления Пермской духовной семинарии постановлено: за пожертвование для семинарской фундаментальной библиотеки изъявить Д.Д. Смышляеву благодарность семинарского правления и припечатать о сем в «Пермских епархиальных ведомостях». Означенное постановление его преосвященства утверждено 19 того же ноября». От правления Пермской духовной семинарии // ПЕВ. – 1878. – 8 марта (№ 10).

1877, 24 декабря. Д.Д. Смышляев составил для губернского земского собрания VIII очередной сессии специальную «Записку» по вопросам исправления Сибирского тракта в 1875 году: «Все высказанное мною в настоящей записке, как изволят усмотреть гг. гласные, основано на документальных данных… Чувство справедливости должно подсказать Собранию, что дело об исправлении Сибирского тракта в 1875 году находится в ненормальном положении,

187


что оно давно сошло с почвы земских интересов и стало исключительно на почву личных отношений, что в него замешались какие-то сторонние факторы, употребляющие все усилия для того, чтобы затемнить и запутать его, а не выяснить то, что в силу одного невнимания к формальной стороне дела лиц, непосредственно заведывавших им, возбуждало недоразумения Собрания. Я верю в бескорыстные отношения к делу членов Дорожного Комитета, ибо не имею в виду до сих пор никаких оснований заподозревать их в противном. Это, повторяю, по совести, мое искреннее убеждение. Но если, за сим, в виду гг. гласных имеются факты, свидетельствующие о злоупотреблениях членов Комитета или состава Управы, пусть Собрание прямо выскажет их и потом предаст виноватых суду; если же таких фактов нет, – пора Собранию, забыв личные отношения, сказать свое последнее заключительное слово о деятельности тех, кому было вверено исправление тракта, ибо положение их, в течение двух лет подвергающихся всевозможным нареканиям и подозрениям, – долее невыносимо. Председатель Губернской Управы Д. Смышляев. 24 декабря 1877 г.» Записка председателя губернской земской управы губернскому земскому собранию VIII очередной сессии о предметах, касающихся исправления Сибирского тракта в 1875 году // Сборник Пермского земства. – 1878. – Кн. 1, отд. II. – С. 1-34.

1877—1878. В «Пермских епархиальных ведомостях» с октября 1877 по февраль 1878 гг. публикуются воспоминания Д.Д. Смышляева «На пути к Синаю. Из путевых заметок 1865 года». 1878. В Перми напечатана книга Д.Д. Смышляева «На пути к Синаю. Две главы из путевых заметок 1865 года» (типография губернской земской управы). Книга издана в пользу Русского добровольного флота). В этом же году издана книга С. Мунка «География Палестины» в переводе Д.Д. Смышляева с французского языка. До выхода в свет книга печаталась в «Пермских епархиальных ведомостях» с марта по август 1878 года. Д.Д. Смышляевым составлены также примечания к тексту книги. 1878, 29 января. После заседания Губернского земского собрания, рассматривавшего отчеты по расходованию на ремонт Сибирского тракта, случился публичный скандал: Д.Д. Смышляев дал пощечину гласному Васильеву. «После заседания 29 января на крыльце собрания, в присутствии свидетелей, г. Смышляев, председатель управы, побил члена ее и гласного Васильева, отказавшегося от сделанной кем-то за него фальшивой подписи. Васильев формально пожаловался собранию и подал в отставку. Собрание большинством 13 голосов против 11 признало г. Смышляева «не подлежащим ответственности». Шашков С.С. Земская смышляевщина // Слово. – 1879. - № 1, янв. – С. 46.

188


1878, 10 февраля. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину. Упомянув об издательских делах и земских новостях, Смышляев приводит здесь текст полученного им письма от И.С. Аксакова с отзывами о книге «Синай и Палестина» и о первом томе «Словаря» Чупина: «…Прежде всего, я удивился роскошному изданию Вашей земской типографии. Положим, бумага для Вашего издания могла быть выписана, но прекрасный шрифт, но отчетливость и опрятность печати – всем этим не отличаются провинциаль ные издания. О внутренних достоинствах самого издания нечего и говорить . Ваши заметки живы, в высшей степени интересны и имеют какой-то особый дельный характер. Лишнего нет ничего, есть сдержанность в вы ражении впеч атлений , которая толь ко ус иливает вним ание и возвышает дост оин ст во замет ок . Очень бл аг одарю Вас за уд оволь ствие, доставленное мне Вашею книгою. Но Ваша Биармия еще менее известна, чем Синай и Палестина. «Географический и статистический словарь» г. Чупина – просто драгоценность. Удивляюсь, что земство не пустило его в продажу, и с нетерпением буду ожидать второго тома». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 261-262.

1878, 1 мая. Городская общественная библиотека переведена в помещение пристроя к бывшему дому Смышляева по Сибирской улице, рядом с городской думой. Смышляев Д.Д. Сборник статей о Пермской губернии. – Пермь, 1891. – С. 83-88.

1878, 10 июня. Д.Д. Смышляев встретился с Н.Ю. Зографом 37, приехавшим в Пермь по поручению Комитета по устройству антропологической выставки Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Н.Ю. Зограф оставил описание этой встречи в своем дневнике, позднее опубликованном. «…Затем я отправился к Д.Д. Смышляеву, местному председателю губернской земской управы и лучшему знатоку Пермского края…» Зограф Н.Ю. Поездка в Зауральскую часть Пермской губернии и страну мещеряков. – М., 1878. – С. 1.

37 Зограф Николай Юрьевич (1851—1919) – доктор зоологии, профессор Московского университета, командор ордена Почетного легиона. В конце 1870-х гг. совершил ряд поездок для раскопок курганов в Сибири и антропометрических наблюдений в средней полосе России. Автор многих работ по зоологии и антропологии.

189


1878, 19 июля. «Пермские губернские ведомости» поместили объявление от Пермского губернского правления о продаже дома Теодоры (Феодоры) Дмитриевны Солодовниковой, родной сестры Д.Д. Смышляева, за долги ее покойного мужа П.И. Солодовникова Пермским пушечным заводам. 1878, 31 октября. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину. Речь идет об издании его «Словаря»: вышел четвертый выпуск – буква «К». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 263.

1879. Вышла в свет книга С. Мунка «Еврейские древности» в переводе Д.Д. Смышляева с французского языка. Книга печаталась в «Пермских епархиальных ведомостях» с декабря 1878 года по март 1880 года. Д.Д. Смышляевым также составлены примечания к тексту книги. 1879, январь. В журнале «Слово» появилась статья «Земская смышляевщина» С.С. Шашкова 38. Автор полемизирует со статьей Д.Л. Мордовцева в «Отечественных записках» 1876 года (№ 9), где, по его словам, «поется акафист» Д.Д. Смышляеву. В статье Шашкова Пермское земство представлено как воплощение всех возможных злоупотреблений и коррупции: «Газетные известия, приходящие из Пермского края, почти всегда какого-нибудь тревожного свойства, словно вести с Балканского полуострова… Особенной своеобразность отличается Пермское земство … с пресловутым Сибирским трактом. …Причины этого заключаются не в одной только отдаленности края, но и в самом составе Пермского земства, в котором почти вовсе нет дворянства, и преобладают элементы более свежие, энергичные, хотя и менее культурные. Гласных-дворян заменяют здесь заводчики или их уполномоченные и чиновники горные, лесные, акцизные и т.д., но преобладающими элементами остаются по численности крестьяне и заводские рабочие, а по силе – торговый люд разного сорта, начиная с первостатейного купца и кончая каким-нибудь подрядчиком».

38 Шашков Серафим Серафимович (1841—1882) – писатель, публицист. Родился и вырос в Иркутске, в семье священника. Учился в бурсе, в семинарии, затем в Казанской духовной академии, где преподавал в это время А.П. Щапов. Затем С.С. Шашков переселился в Санкт-Петербург, слушал лекции в университете, сотрудничал в журналах «Век», «Искра», «Дело» и др. Он читал публичные лекции, был выслан в Сибирь, вел скитальческий образ жизни, много писал. В 1898 г. было издано собрание его сочинений в 2-х томах. Статья помещена в разделе «Публикации документальных материалов» настоящего сборника с послесловием пермского ученого-историка С.Н. Плотникова.

190


Некорректно и несправедливо используя в статье изобретенное им для всех недобросовестных земских деятелей имя нарицательное – «смышляи», С.С. Шашков в то же время признает, по существу соглашаясь с Д.Л. Мордовцевым: «Г. Смышляев – личность недюжинная, это литератор и путешественник, ради которого один из известных писателей переделал даже песнь Офелии в таком роде: «Это статный воин, первый земщины боец». Шашков С.С. Земская Смышляевщина: (к десятилетнему юбилею пермского земства) // Слово. – 1879. – Январь, отд. II. – С. 1546. – Подпись: С.Ш.

1879, 9-25 января. Состоялось 9-е очередное Пермское губернское земское собрание. На собрании был поставлен вопрос о пересмотре отчета по расходам на ремонт Сибирского тракта за 1875 год, опротестованного губернатором В.А. Енакиевым. Д.Д. Смышляев отстаивал достоверность отчета; зачитал специальную записку, где доказывал нецелесообразность пересмотра. В результате ожесточенного спора с гласными подавляющим большинством было принято решение передать отчет в контрольную палату. Дягилев39, Васильев и Смышляев ушли с собрания. Д.Д. Смышляев подал в отставку с поста председателя губернской управы. 25 января губернатор закрыл собрание из-за неполного числа гласных. Пермское губернское земское собрание // ПГВ. – 1879. – 10, 24, 27, 31 янв., 3, 7, 10 февр. (№ 3, 7-12).

16 января. Д.Д. Смышляев подготовил Доклад IX очередному губернскому собранию, по поводу доклада комиссии, производившей дознание о неправильных действиях членов Дорожного Комитета по исправлению Сибирского тракта в 1875 году. Сборник Пермского земства. – 1879. – Кн. 1, отд. II. – С. 199-237.

18 января. Д.Д. Смышляев представил «особое мнение к журналу IX очередного губернского земского собрания 16 января 1879 г.»: «В заседании 15 января были прочитаны доклады комиссии, производившей (дознание) о неправильных действиях членов Дорожного Комитета, состава 1875 г., и доклад мой по поводу означенного дознания, а на другой день назначе-

39

Дягилев Иван Павлович (1838—1906) – сын Павла Дмитриевича Дягилева, известного пермского землевладельца и предпринимателя, мецената и общественного деятеля; родной дядя Сергея Павловича Дягилева; земский деятель – председатель Осинской уездной управы и гласный губернской земской управы; музыкант, основатель Пермского музыкального кружка (1874).

191


но было обсуждение этих документов. В 16 число, несмотря на мое заявление о необходимости обещанного обсуждения означенных документов, г. председатель собрания означенного обсуждения не допустил и не позволил мне даже словесного объяснения, а предоставил гг. Дрягину и Грамматчикову делать мне допросы. …Ввиду такого порядка ведения дела в Собрании, и не желая подвергаться в качестве председателя губернской управы новым оскорблениям со стороны нескольких гласных, допускаемым г. председателем Собрания, я вынужден отказаться от занимаемой мною должности. 18 января 1879 года». Председателем Собрания являлся д.с.с. А.М. Благовидов. 17 января Собранию было доложено решение Д.Д. Смышляева. После дискуссии решено большинством голосов отложить выбор нового председателя губернской управы до одного из следующих заседаний настоящей сессии. Продолжилось обсуждение доклада комиссии, производившей дознание по расходам на исправление Сибирского тракта в 1875 году и записки председателя губернской управы по поводу этого доклада. Сборник Пермского земства. – 1879. – Кн. III. – С. 93-95.

1879, 23 мая. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину, сообщая, что он «больше не председатель губернской управы, а управляющий машиностроительным и чугунолитейным заводами И.И. Любимова». Он просит у Наркиза Константиновича советов о месторождениях слюды в Пермской губернии, о подборе кандидатуры инженера для Любимова, сожалеет о незаконченном издании «Словаря». Пишет о пермских новостях: «У нас в Перми с 8 числа пожары и пожары почти каждый день: вчера было два. Говорят – поджоги, наловили народу много, а раскрыть ничего не могут. Много жителей вывезли из домов и живут на биваках. Хоть бы теперь Вы решились проехаться до Перми. Как не посмотреть железную дорогу, двухэтажные американские пароходы, которые с прошедшего года ходят по ��аме. Пермские пушечные заводы, вполне европейское здание театра в Перми, земскую типографию, ветеринарную школу, больницу и приют для душевноболь ных, которыми восхищаются даже досужие петербуржцы, которые ныне превозносит даже знаменитый д-р Бронс. Соберитесь-ка, в самом деле, да прикатите на несколько деньков, и прямо ко мне подышать чистым воздухом: я живу на даче Любимовых на берегу Камы. Как бы это хорошо было! Да и для Вашего здоровья эта поездка принесла бы пользу. Авось надумаете!..» Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 263-264.

В этот же день Д.Д. Смышляев пишет Федору Александровичу Теплоухову: «Ив. Ив. Любимов арендовал у кн. Абамелек а на 36 лет Губахинское каменноугольное месторождение и весьма затрудняется в изыс-

192


кании опытного в каменноугольном деле горного инженера. Не можете ли Вы, или многоуважаемый Александр Ефимович, назвать пригодного для такого предприятия специалиста, кого-либо из известных Вам лиц…» Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 1994. – Вып. 1. – С. 5.

1879, август. На IX чрезвычайном Пермском губернском земском собрании состоялись выборы нового председателя губернской земской управы. После отставки Д.Д. Смышляева до новых выборов «исправляющим должность председателя губернской управы» был И.В. Вологдин. «Первый председатель Пермской губернской земской управы Д.Д. Смышляев отказался от должности. В лице его земство потеряло много. Вторым председателем избран Александр Михайлович Суворов». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 315.

1880. Статистическое бюро при Губернской земской управе закончило описание трех уездов губернии, выпустив в свет обработанные Е.И. Краснопёровым «Материалы для сельскохозяйственной статистики Пермской губернии»: выпуск I – Красноуфимский уезд, выпуск II – Шадринский уезд и выпуск III – Верхотурский уезд (Пермь, 1877—1880 гг.)» Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 304.

1880, 9 июня. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину. Сожалеет о том, что не сумел закончить издание «Географического словаря», на который есть большой спрос. Сообщает, что он продолжает службу у И.И. Любимова; о сделанном ему предложении приобрести в собственность газету «Екатеринбургская неделя»: «Я отказался, во-первых, потому что для этого дела уже стар, вовторых, по неимению средств. А можно было бы издание повести более серьезно, без длинных стихов и балаганных корреспонденций, печатаемых без разбора и поверки, и напоминающих «Петербургский листок». При некотором оживлении края, проявляющемся с устройством железной дороги, солидное издание, посвященное доброполезно земству, городам, заводам и землевладельцам интересам, было бы весьма своевременным и не бесполезно…» Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 264-265.

1880, 9 июля. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Рукава для пожарных машин». 193


1880, 22 сентября. Потомственный почетный гражданин Д.Д. Смышляев продал «ирбитской первой гильдии купеческой жене» А.М. Филимоновой «собственное недвижимое имение, состоящее в Пермской губернии Ирбитского уезда в Краснослободской волости, под именем Фефиловской дачи». Имение было куплено им 25 октября 1858 г. у вдовы коллежского советника Н.И. Полкопиной. Купчая крепость 1880 г. (ГАПК. Ф. 57. Оп. 1. Д. 3. Л. 48-48 об., 95-96). Дылдин В.А. Хроника Дома Смышляева. 1800—1917 // Свидетель века. – 2-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2008. – С. 89. Имение «Смышляевка» (Фефиловская дача) в Ирбитском уезде // Смышляевский сборник. – Пермь, 2012. – Вып. 4. – С. 203-205.

1880, 26 ноября. Потомственный почетный гражданин Д.Д. Смышляев явился к начальнику Пермского губернского жандармского управления, представив ему полученный по почте конверт, в котором находилась прокламация от исполнительного Комитета «противуправительственного сообщества». Начальник губернского жандармского управления полковник Самойлов представил конверт с прокламацией пермскому губернатору В.А. Енакиеву, отметив в сопроводительном письме, что «г. Смышляев не принадлежит к числу лиц, которых бы можно было заподозрить в принадлежности к преступному сообществу, и о нем можно отнестись как о человеке вполне благонадежном в политическом отношении». ГАПК. Ф. 65. Оп. 1. Д. 248. Л. 2-4.

1880, 24 декабря. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину: «…Городской голова40 просил меня составить записку к столетию города Перми, имеющему совершиться в будущем году. Записка эта полуофициальная, и должна главным образом очертить историю общественного управления. К сожалению, за первое время существования города не сохранились дела ни в городском архиве, ни в губернском, а с 1790-х годов начиная, дела неполны или в беспорядке. Интереснейшие по описям губернского архива какой-то археолог, может быть, Шишонко, прикарманил. К Вам, как к неиссякаемому источнику, обращаюсь я в моей нужде. Не найдется ли у Вас чего-либо из архивных дел Горного правления, относящихся до города Перми. Будьте столько добры, писните два слова. Я готов даже нарочно приехать в Екатеринбург, посудите, если будет надежда на успех». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 265-266. 40 Городским головой Перми в 1879—1881 гг. был младший брат Ивана Ивановича Любимова, Михаил Иванович Любимов. (Пермские градоначаль ники: сб. статей. – Пермь, 2008. – С. 63-66).

194


1881. В Перми изданы брошюры Д.Д. Смышляева «Из архивного мира» и «Мертвое море и нечестивый Пентаполь по новейшим исследованиям». 1881, 17 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «О сборнике статей из «Пермских губернских ведомостей» с предложением издать к 40летию неофициальной части ведомостей сборник наиболее значительных краеведческих статей из газеты. 1881, январь-март. Д.Д. Смышляев публикует в «Пермских губернских ведомостях» под рубрикой «Из архивного мира» найденные им документы «О высылке французов из России», «О сибирской язве», «Чирьевая болезнь», «Обсервация, в государственную медицинскую коллегию представленная, в 1787 году, от лекаря Семена Цеклинского», «О бывшей в городе Перми тревоге». Д.Д. Смышляев: библиогр. указатель // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1.

1881, 24 марта. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Н.К. Чупину. Речь идет о его работе над исторической запиской к 100-летию города Перми и о полученных им для этой записки от И.Ф. Грацинского «курьезных сведениях» о выпускниках пермской гимназии: «Ради Христа, помогите в моем отчаянном положении! Ведь невозможно же такую ерунду включать в записку к столетию Перми. … Между тем две первые главы записки у меня уже в наборе и к Пасхе будут отпечатаны. Судя по материалу, книга будет листов в 25-30 печатных. К ней приготовляются два плана города Перми и портреты Модераха и Граля». Письма Д.Д. Смышляева Н.К. Чупину // Страницы прошлого. – Пермь, 2001. – Вып. 3. – С. 266-267.

Издать «Записку» отдельной книгой Д.Д. Смышляеву не удалось. В 1881 г. М.И. Любимова сменил Петр Егорович Шавкунов. На юбилейных торжествах 18 октября он, в качестве пермского городского головы, прочитал написанную Смышляевым историческую записку. Материалы ее впоследствии были опубликованы Дмитрием Дмитриевичем в «Пермских губернских ведомостях» и «Памятных книжках». 1881, апрель-май. В «Пермских епархиальных ведомостях» публикуется статья Д.Д. Смышляева «Мертвое море и нечестивый Пентаполь». 195


1881, 20 мая. В «Пермских епархиальных ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Современная Палестина». 1881, 30 июня. Д.Д. Смышляев пишет Н.А. Фирсову, находясь на Сергиевских минеральных водах и планируя оставаться здесь до 1 августа. В связи с работой по поручению пермского городского головы М.И. Любимова над исторической запиской к 100-летию города Перми, он просит Фирсова ответить на ряд вопросов о выпускниках и преподавателях пермской гимназии. Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 146-149.

1881, 18 октября. «Губернский город Пермь, вместе со своей губернией, праздновал столетний юбилей со времени их открытия при Императрице Екатерине II. Д.Д. Смышляев к этому дню написал краткую историческую записку о городе Перми и Пермской губернии. В кафедральном соборе, по окончании обычной воскресной службы, совершено было епископом Вассианом соборне благодарственное молебствие в присутствии властей, представителей города и земства, и т.д. Затем в доме городского общества, в помещении купеческого клуба, состоялся парадный обед с участием тех же лиц. Предварительно пермский городской голова Петр Егорович Шавкунов прочитал перед собранием составленную Д.Д. Смышляевым историческую записку о Перми. Город был украшен флагами и вечером иллюминован». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 319. Речь, произнесенная пермским городским головою Петром Егоровичем Шавкуновым на торжестве столетия города Перми 18 октября 1881 года. – Пермь, 1881. – 10 с. Попов Е.А. День столетия Перми 18 октября 1881 года. – Пермь, 1881. – 15 с.

1882. Д.Д. Смышляев является редактором неофициального отдела «Пермских губернских ведомостей». Под его редакцией вышли номера газеты: 14-26 и 41-50. Газета приняла в это время ярко выраженный краеведческий характер. Здесь появились новые рубрики, публиковались архивные документы и даже библиографические списки, составителем которых был Д.Д. Смышляев. Так, в ведомости на выдачу заработной платы сотрудникам редакции: «Смышляеву с 15 февраля по 1 марта 1882 года в качестве редактора выдано жалованье 18 рублей» (ГАПК. Ф. 36. Оп. 2. Д. 321. Л. 18). В смете на выдачу жалованья за июль 1882 года сменяется редактор: вместо Д.Д. Смышляева – Р.Н. Рума. Заработная плата остается той же – 35 рублей (ГАПК. Ф. 36. Оп. 2. Д. 321. Л. 46).

196


1882. В Перми издан «Сборник статей, касающихся Пермской губернии и помещенных в неофициальной части губернских ведомостей в период 1842—1881 гг.», выпуск первый, составленный и отредактированный Д.Д. Смышляевым. 1882. Д.Д. Смышляев регулярно публикует в «Пермских губернских ведомостях» рецензии на вышедшие в Перми и других городах России краеведческие книги под рубрикой «Местное книгопечатание». Д.Д. Смышляев: библиогр. указатель // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1.

1882, 3 марта. В «Пермских губернских ведомостях» напечатаны статьи Д.Д. Смышляева «Публичные библиотеки города Перми» и «Из Перми на Сергиевские минеральные воды». 1882, 13 марта. В «Пермских губернских ведомостях» напечатано предисловие Д.Д. Смышляева к статье А. Дмитриева «Несколько слов о торговом транзите между речными системами Печоры и Колвы». 1882, 17 марта. Состоялось заседание Губернского статистического комитета, на котором было принято решение выпустить как издание комитета «Сборник капитальных статей из губернских ведомостей» и «Указатель статей, напечатанных в Пермских губернских ведомостях за 40 лет», составленный Д.Д. Смышляевым, в количестве 600 экземпляров. Решено было также приступить к устройству «Справочной библиотеки о Пермском крае». В помощники председателя комитета большинством голосов был избран действительный член Д.Д. Смышляев. Заседание Губернского статистического комитета 17 марта 1882 года // ПГВ. – 1882. – 3 апр. (№ 27). Из отчета Пермского губернского статистического комитета за 1882 год: «В отчетном году произошли следующие перемены: помощником председателя вместо А.А. Залежского избран Д.Д. Смышляев, секретарем вместо Е.И. Гасабова – Р.Н. Рума». 41 41

Гасабов Евгений Иванович – педагог, журналист, статистик. (Краеведы и краеведческий организации Перми: биобиблиогр. справочник. – Пермь, 2000. – С. 104-105). Рума Рауль Николаевич (1855—1909) – педагог, библиофил, гигиенист. (Краеведы и краеведческий организации Перми: биобиблиогр. справочник. – Пермь, 2000. – С. 225-226).

197


Отчет Перм ского гу бернского статистического ком итета за 1882 год, доложенный секретарем комитета Р.Н. Ру мой в годичное собрание ком итета 4 апреля 1883 года // ПГВ. – 1883. – 30 апр., 4, 7 м ая (№ 35-37).

В этот же день в «Пермских епархиальных ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Православное Палестинское общество» – о представленном на утверждение в Министерство иностранных дел проекта устава общества. 1882, 20 марта. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Типографии в городе Перми». Здесь же опубликован его библиографический список «Статьи о Пермской губернии исторического и этнографического содержания, напечатанные в «Пермских епархиальных ведомостях» 1880 и 1881 гг.» 1882, 24 марта. «Пермские епархиальные ведомости» начинают публикацию статьи Д.Д. Смышляева «Религиозная пропаганда в Палестине» (24, 27 марта, 17 ноября). 1882, 3 апреля. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована редакторская (передовая) статья Д.Д. Смышляева по поводу даты 4 апреля 1866 года – вступления на престол Александра II – с характеристикой его правления и заслуг. В этом же номере Д.Д. Смышляев публикует заметку «По поводу статьи «Избирательные походы», помещенной в «Екатеринбургской неделе», опровергая обвинения в свой адрес в денежных злоупотреблениях в годы его председательства в губернской управе, в незаконном избрании на пост председателя и пр. Здесь же опубликовано письмо гласного губернской земской управы И.В. Вологдина в защиту Смышляева. 1882, 10 апреля. Д.Д. Смышляев публикует в «Пермских губернских ведомостях» список «Периодические издания, получавшиеся в Пермской губернии в 1881 году». Список включает 160 названий с предисловием, указанием количества получаемых экземпляров и раскладкой по городам губернии. 1882, 12 апреля. «В 2 часа 20 минут пополуночи, в г. Екатеринбурге скончался замечательный местный ученый Пермского края Наркиз Константинович Чупин, автор множества статей о Пермском крае». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 321.

198


«В г. Екатеринбурге после продолжительной и тяжелой болезни скончался Наркиз Константинович Чупин, управляющий Уральским горным училищем, труды которого по исследованию Пермской губернии печатались в Сборнике Пермского земства». ГАПК. Ф. 44. Оп. 4. Д. 534. Л. 65об.

1882, 17 апреля. В «Пермских губернских ведомостях» опубликован некролог Д.Д. Смышляева по поводу смерти Н.К. Чупина с приложением «Списка трудов Наркиза Константиновича Чупина». В этом же номере газеты напечатана редакторская статья Д.Д. Смышляева, посвященная памяти С.Г. Строганова. 1882, 21 апреля. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Первые школы в Перми». 1882, 22 апреля. В письме к архимандриту Леониду один из основателей Православного Палестинского Общества В.Н. Хитрово сообщает о полученном от великого князя Сергея Александровича согласии стать председателем ППО. Великий князь пожелал ознакомиться со списком учредителей общества. В.Н. Хитрово включил в этот список также и Д.Д. Смышляева. Дмитриевский А.А. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882—1907. – М.; СПб., 2008. – С. 243-244.

1882, 24 апреля. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Русское народное орнаментальное искусство» – о необходимости сохранять памятники архитектуры в Соликамске. 1882, 28 апреля. В «Пермских епархиальных ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Тивериадское озеро и его фауна». 1882, 1 мая. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Мужская гимназия и реальное училище в Перми». 1882, 5 мая. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Врачебная часть в Перми в период наместничества». 199


1882, 21 мая. В Петербурге открылось созданное по инициативе В.Н. Хитрово Православное Палестинское общество. Его устав был утвержден 8 мая 1882 г. Уставные задачи – содействие русскому православному паломничеству, поддержка православия в Святой Земле и на Ближнем Востоке, научное палестиноведение и распространение в России знаний по истории и культуре стран библейского региона. Палестинское общество пользовалось государственным вниманием и поддержкой. Во главе его стоял брат царя Александра III, великий князь Сергей Александрович. В число членов-учредителей вошел Дмитрий Дмитриевич Смышляев, назначенный уполномоченным Палестинского общества в Пермской губернии. Устав Православного Палестинского общества // ПЕВ. – 1882. – 17 нояб. (№ 46). Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 257-258.

1882, 22 мая. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Городские головы города Перми в течение первого полустолетия ее существования (1781—1832)». 1882, 26 мая, 2, 3, 9 июня. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Из «Материалов к истории города Перми». 1882, июнь. Д.Д. Смышляев жертвует Губернскому статистическому комитету собрание книг о Пермской губернии, сведения об этом включены в раздел отчета за 1882 год «Библиотека комитета». Отчет Пермского губернского статистического комитета за 1882 год, доложенный секретарем комитета Р.Н. Румой в годичное собрание комитета 4 апреля 1883 года // ПГВ. – 1883. – 30 апр., 4, 7 мая (№ 35-37). «Пермский статистический комитет получил на днях ценное пожертвование. Помощник председателя Д.Д. Смышляев пожертвовал комитету свою библиотеку о пермском крае, в которой есть немало библиографических редкостей. Как известно, это вторая библиотека о Пермском крае, которую собрал и пожертвовал г. Смышляев. Первая еще в 70-х годах [так в тексте, на самом деле в 1867 г. – Ред.] была им пожертвована в пермскую гимназию. Она составляет до сих пор самое полное из известных собраний сочинений о Пермском крае». Местные слухи и новости // ПГВ. – 1882. – 3 июля (№ 53). «Товарищ председателя Губернского статистического комитета Д.Д. Смышляев пожертвовал комитету в конце июня большое собра-

200


ние книг о Пермском крае. Еще раньше, в 1867 году, он сделал подобное пожертвование Пермской мужской гимназии». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 323.

1882, 19 июня. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Священное писание и наука». В этом же номере газеты опубликована его редакторская статья о современном состоянии кустарной промышленности в Пермской губернии и проблемах ее дальнейшего развития. 1882, 23 июня. В «Пермских губернских ведомостях» напечатана статья Д.Д. Смышляева «Из «Материалов к истории города Перми: Из деятельности Пермского приказа общественного призрения». 1882, 2 ноября. Д.Д. Смышляев пишет из Перми в Казань Н.А. Фирсову, высылает ему книги, «Сборник статей» Н.К. Чупина, оттиск своей статьи о Е. Словцовой-Камской и пр. Сообщает: «Июль, август и сентябрь текущего года я провел за границей, где лечился водами в Ахене, вместо предположенного первоначально лечения в Казани, в чем не раскаиваюсь, так как здоровье мое заметно поправилось». Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 149-150.

1882, 9 ноября. Д.Д. Смышляев пишет из Перми в Казань Н.А. Фирсову. Речь идет о конфликте Фирсова со студентами Казанского университета, описанном в «Камско-Волжском слове». Письма Д.Д. Смышляева Н.А. Фирсову // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 150-152.

1882, 17 ноября. «Г. Министром государственных имуществ утвержден устав «Пермского экономического общества». К сожалению, общество это, возникшее по мысли Д.Д. Смышляева, осталось на бумаге, по независящим от него обстоятель ствам». Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. – Пермь, 1889. – С. 324.

В этот же день в «Пермских епархиальных ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Религиозная пропаганда в Палестине». В этот же день в «Пермских губернских ведомостях» опубликован некролог Д.Д. Смышляева по поводу смерти полковника М.П. Самойлова, бывшего начальником Пермского губернского жандармского управления. 201


1882, 22, 25, 29 декабря. Д.Д. Смышляев публикует в «Пермских губернских ведомостях» составленные им в виде таблицы на основании архивных документов «Сведения о судоходстве на Пермской пристани за 1789—1795 годы». 1882, 23 декабря. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Европейский элемент в Яффе». 1883. Д.Д. Смышляев регулярно публикует в «Пермских губернских ведомостях» рецензии на вышедшие в Перми и других городах России краеведческие книги под рубриками «Местное книгопечатание» и «Библиографическое известие». Д.Д. Смышляев: библиогр. указатель // Смышляевский сборник. – Пермь, 2009. – Вып. 1.

1883, 1, 5, 12 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликованы «Материалы для истории Пермской губернии и города Перми» Д.Д. Смышляева. Позднее эти статьи под названием «Краткий обзор истории Пермского края» были включены в его «Сборник статей о Пермской губернии». Антипина З.С. «Краткий обзор истории Пермского края» Д.Д. Смышляева на страницах «Пермских губернских ведомостей» // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 11-15.

1883, 19, 22 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «К биографии Н.К. Чупина». В этом же году она была отпечатана в виде отдельного оттиска. 1883, 29 января. Д.Д. Смышляев публикует в «Пермских губернских ведомостях» под рубрикой «Местное книгопечатание» обзор «Пермских епархиальных ведомостей» за 1882 год. Перечислены и аннотированы историко-краеведческие материалы. В этом же номере – статья Д.Д. Смышляева «Текущая деятельность Православного Палестинского общества». 1883, 10 марта. Д.Д. Смышляев избран членом комитета Пермской городской общественной библиотеки и оставался им до 13 декабря 1883 года. ГАПК. Ф. 612. Оп. 2. Д. 3. Л. 1. «Смышляевым была предпринята попытка активно включиться в деятельность публичной библиотеки: с 10.03 по 13.12.1883 г. он являлся членом комитета библиотеки. За это время им разработана

202


инструкция для заведующего библиотекой, поставлен вопрос перед городской думой относительно швейцара, подготовлены новые правила для читателей. Все это вызвало недовольство Думы, которая проявила тенденцию к сужению деятельности Библиотечного комитета, к его игнорированию. Это послужило причиной ухода Д.Д. Смышляева из комитета, хотя планы были большими». Анисимова Т.Я. Д.Д. Смышляев и библиотеки // Страницы прошлого. – Пермь, 1995. – С. 13-14.

1883, 4 апреля. Присутствующий на заседании Губернского статистического комитета Д.Д. Смышляев предложил продолжить печатание «Сборника статей из неофициальной части «Пермских губернских ведомостей», а также издать поступившую в комитет «Выпись из пермских писцовых книг…» Предложения были приняты. Журнал Пермского губернского статистического комитета 4го апреля 1883 года // ПГВ. – 1883. – 23, 27 апр. (№ 33, 34).

1883, 28 апреля. На заседании комитета Пермской городской общественной библиотеки присутствовали члены комитета, избранные городской думой: В.П. Удинцев и Д.Д. Смышляев. «Находя действующие правила для читателей неудовлетворительными, комитет постановил: просить Д.Д. Смышляева рассмотреть их и представить в ближайшее заседание комитета соображение о необходимых изменениях в означенных правилах». Д.Д. Смышляев предложил включить в повестку дня два вопроса: во-первых, «ознакомиться со средствами, которыми располагает библиотека для удовлетворения своих потребностей»; во-вторых, «рассмотреть и принять проект инструкции заведующему библиотекою ответственному лицу». Комитет Пермской городской общественной библиотеки: заседание 28 апреля 1883 г. // ПГВ. – 1883. – 11 мая (№ 38).

1883, 28 мая. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Текущая деятельность Православного Палестинского общества». 1883, 8 октября. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Пермяки-художники». 1883, 13 декабря. «Произведен выбор члена комитета Общественной библиотеки, вместо отказавшегося Д.Д. Смышляева». Объявления // ПГВ. – 1884. – 18 янв. (№ 5).

203


1883, 14 декабря. В «Пермских епархиальных ведомостях» опубликовано объявление от Православного Палестинского общества: «Паломнические книжки продаются в Перми – у Д.Д. Смышляева. За сведениями и объяснениями и с требованием паломнических книжек просят обращаться в Перми к Дмитрию Дмитриевичу Смышляеву, квартирующему в Монастырской улице, в доме Звягина». 1883. В отчете за 1883 год секретарь Пермского губернского статистического комитета отметил роль Д.Д. Смышляева в издании «Календарей Пермской губернии» на 1883 год (в марте) и 1884 год (в ноябре). Отчет Перм ского гу бернского статистического комитета за 1883 год, доложенный секретарем комитета 5 апреля 1883 года // ПГВ. – 1884. – 2 мая (№ 35).

1884. В Перми отпечатана отдельным оттиском статья Д.Д. Смышляева «Тивериадское озеро и его фауна» (извлечение из «Пермских губернских ведомостей»). 1884. В «Календаре Пермской губернии на 1884 год» (Пермь, 1883) Д.Д. Смышляев публикует продолжение «Материалов к истории города Перми»; статью «Пожар 14-го сентября 1842 года (из юношеских воспоминаний»; подготовленную им к печати и сопровожденную комментариями «Летопись губернского города Перми» Ф.А. Прядильщикова, и «Сведения о судоходстве» – таблицу, составленную им на основе архивных документов. 1884, 7 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Палестинский канал». 1884, 11 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Тивериадское озеро и его фауна» и подборка подготовленных им документов «Из архивного мира». 1884, 21 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Происхождение пива». 1884, 1 февраля. Д.Д. Смышляев пишет из Перми Ф.А. Теплоухову: «…Препровождая при сем Устав Пермского экономического общества, позволяю себе в качестве одного из учредителей этого общества предложить Вам принять в нем участие, заявив Ваше желание принять на себя учредителя же (ибо есть пока несколько вакаций).

204


Я уверен, что при всегдашней Вашей готовности быть полезным родному краю, Вы не откажете в сочувствии моему предложению. Надеемся открыть общество в апреле месяце…» Вестник Смышляевских чтений. – Пермь, 1994. – Вып. 1. – С. 5-6.

1884, 5 апреля. На собрании Пермского губернского статистического комитета была избрана комиссия для рассмотрения статей, предлагаемых комитету к печати. В состав комиссии включен Д.Д. Смышляев – помощник председателя комитета. Журнал Пермского губернского статистического комитета. 5 апреля 1884 года // ПГВ. – 1884. – 28 апр. (№ 34).

1884, 24 сентября. «Д.Д. Смышляев, потрудившийся впоследствии весьма усердно для Общества в Иерусалиме и оставивший по себе благодарную память в летописи его, 24 сентября 1884 г. вошел в Совет [общества] с предложением о разрешении в городах Империи «учреждать отделы Общества, предоставляя им производить сборы пожертвований, принимать годовые взносу членов и содействовать к ознакомлению местного общества со Святою Землею и деятельностью Общества». Предложение было встречено с удовольствием, выработаны правила в заседании Совета 22 ноября и через обер-прокурора Св. Синода представлены «с ходатайством об утверждении в установленном порядке». 2 марта 1885 г. Государь Император утвердил составленный Советом ППО проект дополнительных статей к Уставу Общества». Дмитриевский А.А. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882—1907. – М.; СПб., 2008. – С. 259-260.

1884, 17 октября. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Пятигорское общество для пособия недостаточным больным, лечащимся минеральными водами». 1884, 7 ноября. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «К вопросу о Сибирской железной дороге». 1884, 12 декабря. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «О Пятигорском обществе пособия недостаточным больным, приезжающим на воды». 1884, 22 декабря. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Материалы к истории города Перми: Об устройстве Сибирского тракта». 205


1885. В Перми отпечатана отдельным оттиском статья Д.Д. Смышляева «Из прошлого. О старых временах и людях» (извлечение из «Пермских губернских ведомостей»). 1885, 2, 5 января. Д.Д. Смышляев публикует в «Пермских губернских ведомостях» «Заметки Михайла Малых» – хронику служителя Строгановых о событиях в Усольском имении. 1885, 9 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «О значении местности, орошаемой верховьями реки Уфы». 1885, 16, 19 января. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Сибирский тракт и дороги Западной Европы». 1885, 2 февраля. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Александр Никифорович Зырянов», посвященная памяти скончавшегося 12 ноября 1884 года А.Н. Зырянова. А.Н. Зырянов (1830—1884) – родился и жил в Шадринском уезде Пермской губернии. Окончил Далматовское духовное училище, работал волостным писарем, адвокатом по крестьянским делам. По его инициативе в уезде была открыта первая бесплатная школа для крестьянских детей, первая бесплатная библиотека в с. Иванищевском (совместно с Д.Д. Смышляевым). Зырянов был членом Русского Географического общества и Русского Вольного Экономического общества, занимался краеведением, этнографией, фольклором. Публиковался в «Пермских губернских ведомостях» и «Пермском сборнике» Д.Д. Смышляева.

1885, 6 февраля. В «Пермских епархиальных ведомостях» опубликовано объявление от Православного Палестинского общества о приглашении к пожертвованиям для сооружения защиты найденного в результате раскопок Порога ворот на пути к Голгофе. В Перми предлагается обращаться к Д.Д. Смышляеву, в доме Топорковой, у Новокладбищенского моста. 1885, 20, 23 февраля. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Кое-что о Пышминском заводе Екатеринбургского уезда». 1885, 9 марта. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «К сведению едущим на Кавказ для лечения минеральными водами». 206


1885, 3, 6 апреля. Д.Д. Смышляев публикует в «Пермских губернских ведомостях» статью «Последние заключенные в Долматовском Успенском монастыре» на основании документов архива Пермского губернского правления. 1885, 24 апреля. В «Пермских губернских ведомостях» опубликован некролог «Александр Ефимович Теплоухов», написанный Д.Д. Смышляевым. 1885, апрель-май. В «Пермских губернских ведомостях» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Из прошлого. О старых временах и людях». 1885, 19 июня. Д.Д. Смышляев присутствовал на заседании Пермского губернского статистического комитета в качестве помощника председателя комитета. Журнал Пермского губернского статистического комитета. 19 июня 1885 года // ПГВ. – 1885. – 4 сент. (№ 71).

1885, 7 августа. В «Пермских губернских ведомостях» опубликован библиографический список Д.Д. Смышляева «Пермские епархиальные ведомости» – составленный им указатель статей, опубликованных в епархиальных ведомостях в 1867—1883 годах. 1885 – 1889. Д.Д. Смышляев находится в Палестине в качестве уполномоченного Императорского Православного Палестинского общества, выезжая оттуда лишь по делам за границу и в Петербург. Из воспоминаний Д.Д. Смышляева: «В 1865 году я первый раз посетил Святую Землю. Ровно через двадцать лет мысли мои снова обратились к Востоку, и я задумал вторичное путешествие в Палестину, а так как я состоял Пермским уполномоченным Императорского Палестинского Общества, то, сообщив ему о моем предположении, просил на время моего отсутствия из Перми поручить обязанности уполномоченного А.А. Маллееву 42 , члену губернской земской управы. Но Провидению, устрояющему пути к нашему благу помимо нашей воли и соображений, угод42

Маллеев Аркадий Александрович (1847?—1914) – пермский чиновник, земский и общественный деятель. Председатель Пермской уездной управы в 1900— 1906 гг. См. о нем: Субботин Е.П., Ситников М.Г. Пермские адреса рода купца Афанасия Эскина // Пермский дом в истории и культуре края. – Пермь, 2010. – Вып. 3. – С. 40-42.

207


но было распорядить ся иначе. Узнав о моем намерении, Палестинское общество воспользовалось случаем возложить на меня некоторые поручения в Иерусалиме, которого до тех пор еще не успела непосредственно коснуть ся его деятельность. …Я был приглашен в Петербург, откуда, получив указания, 8 октября 1885 года выехал в Москву и 10 октября представлялся в селе Ильинском великому князю Сергею Александровичу. … Прибыв 6 ноября в Иерусалим в качестве простого поклонника и поселившись на так называемых «Русских постройках», заведываемых местным консульством, я познакомился в общих чертах со святым градом, который в течение 20 лет много изменился, и с его окрестностями, в которых для меня было почти все ново, посетил древнюю землю Филистимлян, съездил на Иордан и дожил в Святой Земле до праздника Рождества Христова. Между тем Палестинское общество дало мне новые поручения, предложив вместе с тем остаться в Иерусалиме в качестве его палестинского уполномоченного. Заинтересовавшись делом, я изъявил согласие и прожил таким образом в Святой Земле четыре года, возможность чего никогда прежде мне и в голову не приходила». Смышляев Д.Д. Воспоминания о Востоке. – Пермь, б.г. – С. 1. Семенов В.Л. Деятельность Д.Д. Смышляева в Императорском Православном Палестинском обществе в 1885—1889 гг. // Страницы прошлого. – Пермь, 1999. – Вып. 2. – С. 79-84. Марченко А.Н. Д.Д. Смышляев и деятельность Императорского Православного Палестинского общества в Пермской губернии: (по материалам епархиальной печати) // Смышляевские чтения: материалы 11-й конф. – Пермь, 2009. – С. 20-25.

1885, 6 ноября. Д.Д. Смышляев в качестве уполномоченного Императорского Православного Палестинского Общества приехал в Иерусалим и приступил к службе. Сначала Дмитрий Дмитриевич поселился в качестве простого паломника на Русских постройках и прожил так до Рождества. Позднее начальник Русской Духовной Миссии архимандрит Антонин (Капустин) 43 , также уроженец Пермской губернии, устроил ему квартиру у себя, в здании Русской Миссии, освободив несколько комнат. В обязанности Д.Д. Смышляева входило сооружение и благоустройство русского подворья в предместье и в самом Иерусалиме близ храма Воскресения. Он также осуществлял попечение над русскими школами, открытыми обществом в Палестине.

43 Архимандрит Антонин (Андрей Иванович Капустин) (1817—1894) – священнослужитель Русской Православной церкви, ученый-византиист, начальник Русской Духовной Миссии на Святой Земле в 1865—1894 гг. Был почетным членом Императорского Православного Палестинского общества, почетным членом Императорского Русского Археологического общества, Одесского общества истории и древностей, Афинского археологического общества и др.

208


Ему предстояло также изыскать возможности для сооружения здания-футляра над произведенными Обществом раскопками на Русском месте, рядом с храмом Гроба Господня; организовать на Русских постройках чайную и баню для паломников; провести эксперимент с временным использованием для возрастающего числа богомольцев военных войлочных кибиток, оставшихся от русско-турецкой войны 1877—1878 гг. и пр. Русские постройки были возведены в Иерусалиме в 1860—1864 гг. Они представляли собой ансамбль паломнических учреждений, включавший Троицкий собор, здания Русской Духовной Миссии и консульства, мужское и женское подворья и Русскую больницу. Дмитрий Дмитриевич взвалил на себя непосильный труд, руководя одновременно строительством двух главных русских объектов: Нового (Сергиевского) подворья и Русского Дома у Порога Судных Врат (будущего Александровского подворья). Сергиевское или Новое подворье (Москобийе-эль-Джедиде), расположенное в центре Иерусалима, по соседству с Русской Духовной Миссией и Троицким собором, и сегодня является крупнейшим из архитектурно-строительных объектов Палестинского Общества на Ближнем Востоке. Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 258-260.

1885, 16 ноября. Начальник Русской Духовной миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин пишет секретарю ИППО М.П. Степанову 44 и, в частности, сообщает: «Прибывший сюда недавно Д.Д. Смышляев передал мне заповедь Вашу о присылке ладана. К сожалению, ладан уже был выслан…» Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 417.

1885, 18 ноября. Состоялась первая загородная экскурсия Д.Д. Смышляева в старый арабский Айн-Карем, или новую православную Горнюю, где «разбросаны в полугоре веселые белые домики, церковь с колокольней и две гостиницы русского поселка». Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 259.

44 Степанов Михаил Петрович (1853—1917) – генерал от кавалерии, почетный член Императорского Православного Палестинского общества. Участник Русско-турецкой войны. По окончании войны был при штабе войск гвардии и Петербургского военного округа. Состоял при великом князе Сергее Александровиче, сопровождал его в поездках в Палестину. В 1882 г. стал одним из членов-учредителей ИППО, в 1882—1889 гг. был секретарем Общества, позднее его избирали помощником председателя. После смерти вел. кн. Сергея Александровича состоял при его вдове Елизавете Федоровне, несмотря на то, что она приняла монашеское достоинство.

209


«Из русских в Святой Земле находится ныне Д.Д. Смышляев, который, по полученным нами сведениям, в ноябре прошлого года посетил Бейт-Джебринские пещеры и остатки Филистимских городов прибрежья Средиземного моря. В феврале Д.Д. предполагает из Хеврона проехать к южному концу Мертвого моря и затем по западному берегу его вернуться в Иерусалим». Русские путешественники // Сообщения Императорского Православного Палестинского общества. – 1886. – Т. 1, февр. 1886 г. – С. 49. «Д.Д. Смышляев, бывший уполномоченный Православного Палестинского общества в Иерусалиме, рассказывает следующее о своем посещении Аин-Каримского дома сестер: …Перед нами открылось большое прекрасное здание, окрашенное приятною для глаз светло-розовой краской, предшествуемое обширным садом. У калитки встретил нас сторож-негр. Оставив здесь ослов, мы прошли через сад к дому. В обращенной на восток открытой галерее нижнего этажа встретила нас сестра и пригласила в приемную, двери которой выходят на галерею, спросила мою карточку и отправилась доложить младшей сестре. По восточному обычаю на столе тотчас же появилась рюмка вина и стакан воды…» Дом Сионских сестер в Аин-Кариме // Сообщения Императорского Православного Палестинского общества. – Т. 2: Сент. 1890 – февр. 1891. – С. 190-194.

1885, 31 декабря. Секретарь ППО М.П. Степанов пишет Д.Д. Смышляеву из Санкт-Петербурга. В письме перечислены возложенные на Д.Д. Смышляева Православным Палестинским Обществом «поручения», то есть должностные инструкции уполномоченного ППО в Иерусалиме. Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 479-480.

1886. В «Пермских епархиальных ведомостях» публикуются «Письма с Востока» Д.Д. Смышляева. В этом же году «Письма» издаются в виде отдельного оттиска. Письмо первое: От Одессы до Иерусалима. Подпись: Пермяк. Иерусалим. 3-го марта 1886 г. (ПЕВ. 1886. 16 апр., 1 мая). Письмо второе: Экскурсия в землю Филистимскую. Подпись: Пермяк. Иерусалим. 25-го апреля 1886 г. (ПЕВ. 1886. 16 июня, 1 июля). Письмо третье: Иерихон. Мертвое море. Иордан. Подпись: Пермяк. Иерусалим. 19-го мая 1886 г. (ПЕВ. 1886. 1, 16 нояб.)

1886, 12 февраля. Д.Д. Смышляев пишет В.Н. Хитрово: «… В Иерихоне обнаружил целую русскую колонию. Кроме превосходного дома отца Антонина, я нашел там дома и сады Иоасафа (Плеханова), Богдановой, Сушковой… Купчиха Киселева построила церковь, которую на второй неделе поста Патриарх приедет освящать.

210


Церковь очень хорошенькая. Образа все писаны в России, где и иконостас делан. Землею Плеханова заведует крестьянин Ярославской губернии Иван Андреевич Рыков. Земля превосходная, в воде недостатка нет. Построено два здания, из которых одно заключает десять келий. Есть интересные остатки древних зданий, мозаичных полов, много драгоценных для археологии находок». Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 259-260. В этот же день Д.Д. Смышляев пишет в Москву М.П. Степанову. Одной из задач, поставленных перед ним Советом ППО, было строительство здания на русском месте, над раскопанным архимандритом Антонином Порогом Судных Врат. Смышляев сообщает о своем разговоре с Патриархом Иерусалимским Никодимом 45 : «Чтобы строить на Русском Месте, Патриарх предлагает купить находящуюся рядом турецкую лавку за 2000 наполеондоров». Таким образом, с самого начала строительство на раскопках было обставлено дополнительными затруднениями со стороны не столько турецких властей, сколь ко Иерусалимской Патриархии, опасавшейся русской церковной конкуренции в непосредственной близости от Храма Гроба Господня. Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 533-534.

1886, 26 февраля. Д.Д. Смышляев пишет В.Н. Хитрово: «Все здесь хитрят: и Блаженнейший [Патриарх Иерусалимский], и Высокопреподобный [архимандрит Антонин], и Высокородный [русский консул в Иерусалиме], и все воображают себя дипломатами. А по правде сказать, вся их дипломатия шита белыми нитками». Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 274.

1886, 26 марта. Д.Д. Смышляев пишет в Петербург В.Н. Хитрово: «Заявляю решительно и окончатель но мое мнение, что, если Общество желает что-либо строить в Иерусалиме, то оно должно приобрести для этого покупкою место. Иначе никакого толку из его хлопот и денежных затрат не выйдет, и я не возьму греха на душу способствовать Обществу в п агубе значи тель н ого к апитал а. Место есть, в соседстве с Русскими Постройками, – целый квартал. На него уже есть покупатели, надо не упустить, а я постараюсь удержать продавца до Вашего ответа». Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 261.

45 Патриарх Никодим (1828—1910), в миру – Николаос Цинцонис. Епископ Иерусалимской православной церкви, с 1883 по 1890 гг. – 135-й Патриарх Иерусалимский и всея Палестины.

211


1886, 12 апреля. Д.Д. Смышляев получил телеграмму из Петербурга в ответ на свое письмо к В.Н. Хитрово от 26 марта 1886 г.: «Соглашаемся с предложением. Семь тысяч посылаем. Счастливого праздника». Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 261.

1886, 26 апреля. Д.Д. Смышляев получил несколько наград за свою деятельность в Иерусалиме. В частности: «…Блаженнейший Никодим, патриарх Иерусалима и всея Палестины, с своей стороны, пожаловал ему 26 апреля 1886 года за услуги православию орден Гроба Господня – Св. крест с частицею древа честнаго и животворящаго креста Господня, а при отъезде его из Палестины – благословил иконой Воскресения Господня, писанной на доске от купола, покрывавшего до Крымской войны кувуклию Гроба Господня (часовенки над Святым Гробом) в храме Воскресения, в Иерусалиме, со вставленною в нее частицею камня от Гроба Господня». Димитрий Димитриевич Смышляев (13 марта 1828 года – 15 ноября 1893 года) // Адрес-календарь Пермской губернии на 1895 год. – Пермь, 1894. – С. 6. «Указанные труды Дмитрия Дмитриевича на пользу Палестинского общества были достойно награждены избранием его в почетные члены Общества, награждением его орденом св. Владимира 3-й степени, постановкою портрета в русском подворье и возведением его в «кавалеры св. Гроба» с возложением на него золотого креста 26 апреля 1886 года». Дмитриев А.А. Дмитрий Дмитриевич Смышляев // Пермский край. – Пермь, 1895. – Т. 3. – С. 1-11.

1886, май. В пятом номере «Вестника Археологического института» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Лжеучитель Мензелин». 1886, 14 мая. Д.Д. Смышляеву удалось купить присмотренный им в соседстве с Русскими Постройками участок земли площадью 4252 кв. м., за 28100 франков (11469 рублей). Этим числом датирована его телеграмма М.П. Степанову: «Земля на Ваше имя куплена, документ получен, пришлите телеграммой еще четыре тысячи рублей прямо банкиру Валеро, который одолжил эту сумму». Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 261.

1886, 11 июня. Завершилась первая командировка Д.Д. Смышляева в Иерусалим. По приезде в Петербург он представил Совету ППО денежный отчет и устный доклад об исполнении возложенных на него поручений. 212


«Выпись из журнала Совета ППО». Санкт-Петербург: «Слушали: Представленный Д.Д. Смышляевым отчет о деньгах, полученных и израсходованных им на счет Православного Палестинского Общества, и словесный доклад о мерах, принятых им в Иерусалиме для исполнения возложенных на него Обществом поручений. Постановили: Утвердить денежный отчет и передать его Казначею Общества. Затем выразить Д.Д. Смышляеву от имени Православного Палестинского Общества глубокую и искреннюю благодарность за целесообразное и вполне согласное с предположениями Общества исполнение всех возложенных на него поручений. Ввиду выраженного Д.Д. согласия вновь отправиться в возможно непродолжительном времени в Иерусалим для довершения начатого им, просить его принять звание Уполномоченного Общества в Иерусалиме, представить ему даровой проезд в Иерусалим и обратно, а также по 600 франков в месяц на его собственные издержки, начиная с 1 июля сего года». Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 480-481.

1886, 12 июля. Начальник Русской Духовной миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин пишет секретарю ИППО М.П. Степанову: «…Сию минуту архитектор наш принес мне для отсылки к Вам (или к г. Смышляеву) приблизительную смету стоимости работ (с материалами вместе, конечно) проектировавшихся им по желанию г. Смышляева здесь построек Пр[авославного] Пал[естинского] Общества. В видах экономии он находит достаточным пока вывести первые этажи зданий, стоим��сть которых он отметил крестиками в общем итоге сметы». Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 422-423.

1886, 4 августа. Секретарь ППО М.П. Степанов пишет Д.Д. Смышляеву о возложенном на него поручении: съездить в Назарет, снять план с места, предоставленного Палестинской комиссией ППО, и составить проект и смету на постройку двух домов – для мужской и женской школ. Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 626.

1886, 3 сентября. Д.Д. Смышляев вернулся в Иерусалим после длительной отлучки. Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 261.

1886, 18 сентября. Д.Д. Смышляев телеграфирует М.П. Степанову: «Разрешение [турецких властей] строить на купленном участке получено». Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 261.

213


1886, 1 октября. Архимандрит Антонин пишет в своем дневнике о намерении «земляка» 46 [Д.Д. Смышляева] «просить отставки от иерусалимского полномочества». Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 275.

1886, 5 октября. Началось строительство подворья под руководством Д.Д. Смышляева. Из его доклада в Санкт-Петербурге в феврале 1887 года: «…На основании этого, мною было приступлено к работам 5-го октября минувшего года, хозяйственным способом, без подрядчиков. Работы начаты рытьем, ямы для большой цистерны и погреба, длиною около 18 и шириною 5 сажен, при глубине около 7 аршин. Так как грунт представляет сплошную скалу, то вся работа производилась порохом. Извлеченный при этом в большом количестве камень весь будет употреблен на кладку стен. 29 октября была совершена закладка фундамента для восточной части зданий, о чем и была отправлена телеграмма Августейшему Председателю Православного Палестинского Общества Сергею Александровичу, за подписями русского консула в Иерусалиме Д.Н. Бухарова47 , начальника Русской Духовной миссии Архимандрита Антонина и моею, на которую мы удостоились получить милостливый ответ. Работы прошедшего года ограничились окончанием ямы для большой цистерны и погреба и выведением фундамента для стен восточных зданий и, по наступлении зимнего времени, остановлены 5-го декабря». Отчеты Православного Палестинского общества за 1886—1887 гг. – СПб., 1888. – С. 23-27.

1886, 15 октября. Секретарь ППО М.П. Степанов пишет Д.Д. Смышляеву из Петербурга в ответ на полученные им отчеты Смышляева за август и сентябрь. Речь идет о строительстве, проведении раскопок и открытии русских школ в Назарете. Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 481-484.

1886, 29 октября. Состоялась торжественная закладка здания Сергиевского подворья. Из дневника архимандрита Антонина: «Вся поклонническая Русь в сборе. Совершается владычное водосвятие, окропляются святой водою рвы, архиерей [епископ Иор46 Архимандрит Антонин (Капустин) родился в с. Батурино Шадринского уезда Пермской губернии, в семье священника. В 1830-1836 гг. учился в Пермской духовной семинарии, затем поступил в Киевскую духовную академию. 47 Бухаров Дмитрий Николаевич (1853—1889) – служил по министерству иностранных дел, был консулом в Любеке, затем в Иерусалиме (1886—1888), в последние годы жизни генеральным консулом в Стокгольме. Автор целого ряда книг.

214


данский Епифаний] опускается к месту закладки, читает уставную молитву и кладет слой извести. Сыплются монеты в выдолбленное в камне корытце. Уполномоченный [Д.Д. Смышляев] читает торжественно Акт события, кладет бумагу в стеклянную банку, закупоривает ее сургучом и опускает в корытце. Камень кладется и замуровывается руками всех присутствующих. У столика отпуст 48 и царское многолетие. В квартире Полномочного шампанское и закуска с батареей бутылок. Веселье и острословие всеобщее». Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 262. Из письма Д.Д. Смышляева М.П. Степанову от 1 ноября 1886 г.: Закладка фундамента для зданий совершена 29 октября, «о чем и отправлена Его Высочеству в тот же день телеграмма. Богослужение совершили Епифаний, архиепископ Иорданский, о. Антонин с членами Миссии. После закладки отправились все ко мне и пили за здоровье Государя Императора и Августейшего председателя нашего Великого Князя Сергия Александровича, за процветание Палестинского Общества и за здравие трудящихся на его пользу». Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 484-485.

1886, 1 ноября. Д.Д. Смышляев пишет из Иерусалима М.П. Степанову, сообщая, что закладка фундамента для зданий совершена 29 октября. Решается вопрос о постройке здания над раскопками и пр. 1887. В «Календаре Пермской губернии на 1887 год» опубликована статья Д.Д. Смышляева «Лжеучитель Мензелин. По архивным документам». В этом же году статья Д.Д. Смышляева «Лжеучитель Мензелин» отпечатана в Перми в виде отдельного оттиска. 1887. Д.Д. Смышляев «в знак особого расположения и доверия» был удостоен портрета великого князя Сергея Александровича «с собственноручной надписью, в изящной рамке, украшенной Великокняжескими коронами». Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Вып. 4. – Пермь, 2012. – С. 188.

1887, январь-февраль. Д.Д. Смышляев находился в Петербурге с отчетом в Совете Православного Палестинского Общества.

48

Благословение молящихся на выход из храма по окончании богослужения.

215


1887, 3 февраля. Д.Д. Смышляев, находясь в Петербурге, прочитал доклад «Подворье Палестинского общества в Иерусалиме» в заседании Отделения пособия паломникам. Смышляев Д.Д. Подворье Палестинского общества в Иерусалиме: доклад, читанный в заседании Отделения пособия паломникам Православного Палестинского общества 3 февраля 1887 г. – СПб.: Тип. Кирштаума, 1887. – 11 с. Подворье Палестинского Общества в Иерусалиме: доклад, читанный уполномоченным ППО в Иерусалиме Д.Д. Смышляевым в заседании Отделения пособия паломникам 3 февр. 1887 г. // Отчеты Православного Палестинского общества за 1886—1887 гг. – СПб., 1888. – С. 23-27.

1887, 14 февраля. Секретарь ППО М.П. Степанов пишет консулу в Иерусалиме Д.Н. Бухарову. Речь идет о сложных взаимоотношениях консула с архимандритом Антонином. М.П. Степанов пишет также: «Д.Д. Смышляев сегодня выехал, и я надеюсь, что скоро будет у Вас. Что это за почтенный, достойный человек. Вполне понимаю, что Вы желали его возвращения: чем ближе с ним знакомишься, тем более его уважаешь…» Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 430.

1887, 24 февраля. Д.Д. Смышляев избран в Почетные члены Православного Палестинского общества. Из письма секретаря ППО М.П. Степанова Д.Д. Смышляеву от 10 февраля 1887 г.: «Во внимание заслуг Ваших по исполнению трудных обязанностей Уполномоченного Общества в Иерусалиме, Совет Православного Палестинского Общества постановил избрать Вас в Почетные Члены. Вменяя себе в приятный долг о сем Вас уведомить, имею честь препроводить при сем соответствующий знак, присовокупив, что диплом будет выслан после общего собрания, имеющего быть 24 сего февраля и по подписании диплома Его Императорским Высочеством Августейшим Председателем Общества». Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 485-486.

1887, 18 июня. Секретарь ППО М.П. Степанов пишет Д.Д. Смышляеву: «…Судя по присланным Вами фотографиям, наше Иерусалимское подворь е быстро подвигается вперед. Дай Бог не толь ко окончить его, но и поставить на ноги, ибо без сего последнего и самая постройка не имела бы значения. А это, Вы знаете, без Вас мы не в состоянии сделать. Итак, да поможет Вам и подкрепит Вас Господь Бог – это искреннее и сердечное наше здесь моление. Это дело, Вы сами знае-

216


те, благое и хорошее, а такие дела рано или поздно всегда удаются. […] Когда ваши занятия дозволят Вам съездить в Назарет, конечно, Ваша поездка в Назарет не должна быть в ущерб занятиям в Иерусалиме, то обратите, прошу, внимание на то, что нам там нужно стать твердою ногою, а потому и приобрести свою землю и на ней выстроить своих два здания, одно для мужского пансиона, другое для женской школы. Нижний этаж приспособить, чтобы он мог служить пристанищем для поклонников, а верхний для школ. Перед каждым зданием двор или сад для рекреаций…» Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 486-488.

1887, 20 июня. Д.Д. Смышляев пишет М.П. Степанову. В письме содержится краткий финансовый отчет о работе, а также просьба включить в свиту Их Высочеств архитектора, который мог бы освидетельствовать произведенные работы и дать свое заключение. Осенью 1887 г. ожидался приезд в Иерусалим великого князя Сергея Александровича с супругой и братом, но поездка была отложена на год. Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 258-259.

1887, 20 июня. Д.Д. Смышляев направил послу в Константинополе А.И. Нелидову 49 планы и чертежи проектировавшегося здания на месте Русских археологических раскопок в Иерусалиме. По его словам, возведение здания имело целью «предохранить остатки древних построек, обнаруженных раскопками и имеющих, по общему отзыву русских и иностранных исследователей, высокое научное значение, от влияния воздушных перемен, дальнейшего разрушения и засорения». Эта часть постройки «есть не что иное, как реставрация уцелевших архитектурных останков, частью полуразрушенных, частью утративших от времени необходимую устойчивость. Реставрация эта рассчитана так, что не преграждает возможности дальнейших изысканий, если бы они потребовались». Со временем эта часть постройки могла быть использована для размещения Музея палестинских древностей, о котором мечтал Смышляев. Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 267.

49 Нелидов Александр Иванович (1835—1910) – русский дипломат, действительный статский советник, посол в Иерусалиме (с 1883 г.), в Италии, во Франции.

217


1887, 13 сентября. Председатель ППО, великий князь Сергей Александрович получил поздравительную телеграмму: «Первый камень на Раскопках торжественно положен сегодня при большом стечении народа и при всеобщем энтузиазме. Нижеподписавшиеся члены Общества и паломники, радуясь достопамятному событию, почтительнейше поздравляют Ваше Императорское Высочество». Телеграмма подписана консулом Д.Н. Бухаровым, архимандритом Антонином, уполномоченным ППО в Иерусалиме Д.Д. Смышляевым, архитектором Г. Франгиа и др. Было заложено защитное здание – своеобразный архитектурный футляр над священным Порогом. Уникальный памятник евангельского времени – Порог Судных Врат, через которые Спаситель шел на Голгофу – был открыт 10 июня 1883 г. В результате археологических раскопок, организованных Православным Палестинским Обществом и проводившихся под руководством архимандрита Антонина (Капустина) и немецкого археолога Конрада Шика. Руководил строительством здания-футляра Д.Д. Смышляев; автором проекта был архитектор Георгий Франгья 50 , в качестве прораба ему помогал Николай Г. Вальсамаки. Здание было освящено уже после отъезда Д.Д. Смышляева, 5 сентября 1891 г. Дмитриевский А.А. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882—1907. – М.; СПб., 2008. – С. 386-387. Лисовой Н.Н. Д.Д. Смышляев: от Перми до Иерусалима // Смышляев Д.Д. Синай и Палестина. – М., 2008. – С. 266.

1887, 1 ноября. Д.Д. Смышляев открыл в Иерусалиме столовую для паломников с минимальной, почти символической оплатой питания. В «Объявлении об обедах в столовой Православного Палестинского Общества в Иерусалиме» приведены распорядок обедов и правила для паломников. Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 252, 259-260.

1888. В журнале «Наблюдатель» (№ 1-4) опубликован новый роман Д.Н. Мамина-Сибиряка «Именинник», посвященный становлению земских учреждений в России. Мамин-Сибиряк работал над романом в 1885—1887 гг. Прототипом главного героя романа – председателя земской управы Павла Васильевича Сажина – стал Д.Д. Смышляев, а Пермь описана в 50 Архитектор Георгий Франгья (Франгиа, Frank Gia) – православный араб, уроженец Назарета, выпускник Харьковского Политехнического института.

218


романе под именем губернского города Мохова. В 1902 г. в Москве вышло первое отдельное издание романа. Мамин-Сибиряк Д.Н. Именинник / сост., вступит. статья И.А. Дергачева; худож. Е.И. Нестеров. – Пермь: Кн. изд-во, 1989. – 319 с. – (Литературные памятники Прикамья). Королёва В.Б. Роман Д.Д. Мамина-Сибиряка «Именинник» // Смышляевский сборник. – Пермь, 2011. – Вып. 3. – С. 36-43.

1888. Рескрипт председателя ППО великого князя Сергея Александровича на имя обер-прокурора Св. Синода К.П. Победоносцева: «В сентябре текущего года Я намерен с Высочайшего Государя Императора соизволения предпринять путешествие по Святым Местам Сирии и Палестины с цель ю присутствовать при освящении церкви во имя Св. Равноапостоль ной Марии Магдалины, построенной на средства Государя Императора и Его Брать ев, близ Иерусалима в память в Бозе почившей Государыни Императрицы Марии Александровны, а также для обозрения в Сирии и Палестине Учреждений состоящего под Моим председатель ством Православного Палестинского Общества. Ввиду этой поездки считаю долгом представить к наградам несколько лиц, принимавших участие как в постройке вышеозначенного храма, так и в деятельности Православного Палестинского Общества в Св. Земле. […] 2. Дмитрий Дмитриевич Смышляев до поступления на службу Палестинского Общества прослужил в должности Председателя пермской Земской Управы три трехлетия. Его благотворная, неусыпная и совершенно бескорыстная деятельность в земстве пользовалась в Пермской губернии обширной известностью, и это заставило Меня, когда Я узнал, что г. Смышляев решился, на склоне своих лет, поселиться у Гроба Господня, – предложить ему посвятить себя деятельности Палестинского Общества в Св. Земле. Смело могу сказать, что только с тех пор, а именно три года тому назад, когда Дмитрий Дмитриевич принял на себя звание Представителя Православного Палестинского Общества в Иерусалиме, дело Общества стало на твердую ногу. В Иерусалиме чувствовался большой недостаток в помещениях на Русских Постройках для большого прилива паломников, вождение паломников по Св. Местам было вполне беспорядочно и не были даже организованы, за малочисленностью персонала Духовной Миссии, столь необходимые для паломников духовные беседы; наконец, не существовало для русских богомольцев ни кухни, ни бани, ни прачечной. По почину Д.Д. Смышляева Палестинское Общество нашло возможным все эти недостатки устранить и, благодаря энергии и работе Д.Д., можно надеяться, что отныне паломники будут вполне обеспечены как в материальном, так и в нравственном отношении: начатая в прошлом году постройка странноприимного дома на 400 человек со всеми положенными учреждениями близится к концу и откроется к паломническому периоду будущего года; вождение по Св. Местам упорядочено и в связи с ежедневно установленными духовными беседами должно дать весьма благие результаты в нравственно-духовном отношении. Наряду с

219


постройкою странноприимного дома Д.Д. Смышляев работает над постройкою сооружения над местом раскопок вблизи Храма Господня. Невзирая на свои преклонные годы, Д.Д. не останавливается перед, казалось бы, непосильным по его летам трудом и ведет дела сам, без помощников, с замечательным успехом и поразительным сбережением в расходах Общества. Как представитель Палестинского Общества в Иерусалиме Д.Д. немало оказал содействия в деле постройки церкви Св. Марии Магдалины. Высоко ценя почтенную, достойную уважения, вполне честную, бескорыстную деятельность Смышляева в Иерусалиме, Палестинское Общество нашло необходимым возвести его в прошлом году в звание своего Почетного члена. Испрашивая ныне столь высокую награду Дмитрию Дмитриевичу, не сомневаюсь, что если Мое ходатайство заслужит Всемилостивейшее внимание, то Палестинское Общество примет эту Высочайшую Милость как знак особого к Обществу Монаршего благоволения. […] НАГРАДНОЙ ЛИСТ. 2. Должность, имя, отчество и фамилия, звание и какого вероисповедания. Дмитрий Дмитриевич Смышляев. Потомственный Почетный Гражданин. Православного вероисповедания. Почетный член и представитель Православного Палестинского Общества в Иерусалиме. Когда и какую получил последнюю награду. Наград и знаков отличия не имеет. Какая награда испрашивается. Св. Равноапостольного Владимира 2-й степени». Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 452-455.

1888. Д.Д. Смышляев награжден «за отличное усердие и особые труды на пользу Палестинского Общества» орденом Св. князя Владимира 3-й степени. Дмитрий Дмитриевич Смышляев (13 марта 1828 г. – 15 ноября 1893 г.) // ПГВ. – 1893. – 20 нояб. (№ 93). То же: Смышляевский сборник. – Вып. 4. – Пермь, 2012. – С. 198. Димитрий Димитриевич Смышляев (13 марта 1828 года – 15 ноября 1893 года) // Адрес-календарь Пермской губернии на 1895 год. – Пермь, 1894. – С. 3-15. Солодовникова Н.П. Д.Д. Смышляев: опыт биогр. очерка // Смышляевский сборник. – Вып. 4. – Пермь, 2012. – С. 188.

1888, 7 января. Д.Д. Смышляев сделал доклад Совету ППО о постройке приютов для поклонников и предохранительного здания на месте раскопок, произведенных возле храма Воскресения при очередном отчете в заседании Совета Палестинского общества в Петербурге. В этом же году доклад был издан отдельной брошюрой. 3 марта 1888 г. Д.Д. Смышляев возвратился в Иерусалим. Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 490-495.

220


1888, 13 января. В Совет ППО направлена «Записка», подписанная В. Хитрово, М. Степановым и др.: «Уполномоченный в Иерусалиме Д.Д. Смышляев получает от Палестинского Общества всего содержания – 600 франков в месяц; на эти деньги Д.Д. должен также нанимать себе квартиру, платить за свой стол и проч. В некоторые торжественные дни, как дни рождения и тезоименитства Августейшего Председателя, супруги Его Высочества, годовщину основания Общества, при закладке сооружений и проч. – Д.Д., как представитель Общества, должен делать приемы и угощать гостей. Ввиду таких экстраординарных расходов предлагается гг. членам Совета Палестинского Общества разрешить назначить прибавку к содержанию Уполномоченного Общества в Иерусалиме на представительность в размере 2400 франков в год». Россия в Святой Земле: документы и материалы. – М., 2000. – Т. 1. – С. 495.

1888, 16 апреля. «Пермские губернские ведомости» публикуют объявление о проведении в Вербное воскресенье во всех храмах кружечного сбора в пользу Православного Палестинского общества: «К сведению наших читателей упомянем, кстати, что в число энергичных деятелей Палестинского общества