Issuu on Google+

ISSN 0868 – 8931

ChiP_7_10_Cover.indd 3

28.06.2010 12:19:43


История в лицах

«ЧиП» № 7 2010 январе 2010 года в Нью-Йорке Музей искусства Гималаев (Рубиновый музей искусств) представил необычную экспозицию. В центре выставочного зала под пуленепробиваемым стеклом лежала всего одна книга – раскрытый посередине тяжёлый том в красном кожаном переплёте. Чтобы взглянуть на этот единственный экспонат, многие посетители приехали из других городов и стран. С единственной целью – увидеть эту книгу своими глазами и убедиться, что её существование – не миф. Примечательным было и то, что кроме обычных посетителей Рубинового музея – людей, увлекающихся мистикой и Востоком, искусствоведов, астрологов – над стеклом, защищающим фолиант, склонялись и серьёзные учёные – те, кто в противостоянии мистики и науки находится на той стороне баррикад, где факты, цифры, точные измерения и нет никакого Бога. Вес экспоната – около 10 килограммов. Размер – 30 на 40 сантиметров. 205 страниц толстого пергамента кремового цвета. Каждый лист вручную заполнен каллиграфическим готическим шрифтом. Тщательность оформления, обилие ярких красок, множество иллюстраций, на которых светящиеся демоны соседствуют с буддийскими геометрическими мандалами, тексты, рассказывающие о личных беседах автора с духами… Можно было бы предположить, что это средневековый труд по кабалистике или алхимии. Однако, узнав даты создания (первая треть XX века), любой врач-психиатр с уверенностью определил бы автора манускрипта как человека, одержимого серьёзным психозом, нуждающегося в срочном лечении. На кожаной обложке золотом было вытиснено имя автора – Карл Густав Юнг. Как и почему имя известнейшего учёного оказалось на обложке? Что за книга привлекла такое количество посетителей?

В

Сер гей П ан асян

Карл Густав Юнг

Известный гений и неизвестный безумец

36

ChiP_7_10.indd 36

28.06.2010 12:06:20


«ЧиП» № 7 2010

История в лицах

Чтобы ответить на эти вопросы, придётся обратиться к малоизвестному периоду жизни учёного.

К ДУШЕ – В ПОДСОЗНАНИЕ В 1913 году любимый ученик Фрейда, успешный учёный, врач Густав Юнг окончательно запутался в собственной душе. Внешне казалось – в его жизни всё складывается хорошо. Юнга привлекает немецкая машина души, выстроенная Фрейдом и объясняющая многие казавшиеся ранее непонятными механизмы управления человеческим сознанием и чувствами. Служение ей приносит известность, достаток, открывает блестящие перспективы карьерного роста. Но в стройных теориях Фрейда, среди его хорошо пригнанных друг к другу вращающихся шестерён страха смерти, жажды секса, голода, не находится места для Бога, для Сверхъестественного, для Духа... А Юнг всё больше склоняется к мысли, что человеком двигают не только простые инстинкты. Душа есть нечто большее. В поисках доказательств он обращается к собственному подсознанию и пытается взять его приступом. Пробует медитации, самогипноз, пытается освоить различные восточные методики расширения сознания... Постоянные поиски сверхъестественного начала в себе и в мире, разрыв на этой почве с Фрейдом, тяжёлые депрессии, разочарования в окружающем мире и снова – переходящие в одержимость поиски внутри себя чего-то большего, чем инстинкты... Нам неизвестно, как именно (об этом периоде в жизни знаменитого психолога вообще мало что известно), но в конце концов Юнгу всё же удаётся сорвать печать на двери собственного подсознания. Сначала его посещают несколько коротких и ярких видений, затем следуют длительные провалы в совершенно иррациональные, необъяснимые состояния. Сознание переносится в загадочные миры, встречает и общается со сверхъестественными созданиями. Путешествия случаются и пугающие, разрушающие все моральные установки: Юнг посещает страну мертвецов, влюбляется и женится на собственной сестре, съедает печень маленького ребёнка. Видения выходят из-под контроля, без предупреждений врываются в обыденную жизнь. Возникает серьёзная угроза потери контроля над собственной психикой.

КРАСКАМИ И СЛОВОМ Как врач-психиатр Юнг прекрасно осознаёт: все симптомы указывают если не на начавшуюся шизофрению, то на серьёзный психоз. В поисках опоры, пытаясь хоть как-то удержаться в этом реальном мире, он решает записывать происходящее с ним на бумаге. И тут Юнг сталкивается с очередной проблемой. «Именно тогда я понял, что ничто так не влияет на нашу жизнь, как язык: ущербный язык делает ущербной и жизнь», – пишет он в своём дневнике. Не находя нужных слов, теряясь в блёклости словесных выражений, он берётся за краски. Первые неумелые наброски быстро превращаются в удивительные картины. (Сейчас,

когда эти изображения стали достоянием общественности, художественные критики признают: в некоторых из них Юнгу удалось с точностью Рембрандта или Вермеера уловить и передать игру света.) Борьба с собственными демонами продолжается около года. В это время фиксируется всё: тщательно документируя своё состояние, зарисовывая видения, конспектируя разговоры с посещавшими его существами, Юнг заполняет несколько чёрных записных книжек. Как только контроль над собственной психикой восстанавливается, он приступает к беспристрастному и детальному анализу видений. Он объединяет записанное в фолиант и называет его «Красной книгой». Нет, это не «поток сознания», которым сумасшедшие могут безумно и бездумно заполнять сотни и тысячи страниц. Содержание книги тщательно отредактировано и структурировано. Юнг работает над ней в течение нескольких лет (предположительно с 1914 по 1930 г.), пишет её только ночами, после выполнения всех своих ежедневных задач и семейных обязанностей. В эти годы он иногда намекает коллегам о том, что ведёт работу над неким произведением, а нескольким из близких по духу друзей даже показывает одну-две страницы. Однако как только последний лист заполняется текстом и ставится точка, создатель запирает свой труд в дальний угол серванта и с тех пор никому его не показывает и никому о нём не говорит.

37

ChiP_7_10.indd 37

28.06.2010 12:06:22


История в лицах

С 1930 года, словно обновленный, Юнг углубляется в научную деятельность и за короткое время разрабатывает и открывает собственное направление в психоанализе. Выпускает книги, статьи. Становится учёным с мировой известностью. Можно подумать, что «Красная книга» и всё связанное с ней стало для него забытым эпизодом. Однако это не так. Уже перед смертью в своём дневнике психолог признаётся, что все достижения в психоанализе, все его теории находились в ней. «Годы, когда я наблюдал за внутренними образами, были самым важным временем в моей жизни. Всё остальное берёт начало в этом периоде. Вся моя последующая жизнь состояла в разрабатывании того, что прорвалось из бессознательного и захлестнуло меня таинственным потоком... Всё последующее – не более чем внешняя классификация, научная разработка и интеграция в жизнь. Абсолютное начало, в котором содержалось всё, было тогда».

СУДЬБА МАНУСКРИПТА Почему он спрятал от мира свой шедевр – остаётся только предполагать. В то время, когда Ницше и Шпенглер во всеуслышание объявляли о смерти Бога и вся Европа подхватывала и развивала их атеистические призывы, когда Фрейд и его последователи сводили «высокие порывы души» к простым сексуальным инстинктам, «Красная книга» прямо объявляла о возрождение Бога в душе. Может быть, поэтому она казалась ему несвоевременной? Её содержание полностью противоречило идеям материализма, стремительно захватывающего власть в умах большей части научного мира. Возможно, Юнг опасался, что её публикация нанесёт серьёзный удар по его научной карьере, по репутации, да и вообще общество вполне может поставить под сомнение душевное здоровье автора. Одни эпизоды записанных Юнгом бесед с хромым и рогатым Люцифером чего стоят! Так

«ЧиП» № 7 2010

или иначе, но скрытый от света толстый том пролежал запертым в шкафу до самой смерти автора. Там его и обнаружил, разбирая наследство, сын Карла Густава – архитектор Франц Юнг. Недоумевая, как поступить с находкой, ведь отец не оставил никаких инструкций насчёт этого манускрипта, он перелистал книгу. Ознакомившись с содержанием, Франц решил: лучшим будет спрятать находку подальше – и вновь запер её в шкаф. Там книга провела ещё несколько лет. Позже, опасаясь, что она всё же может случайно стать достоянием гласности, семья передала манускрипт в один из швейцарских банков, в подвалах которого он провёл ещё четверть века. «Всё это очень личное, мы не можем даже и представить, что это может быть опубликовано», – такой ответ слышал от наследников каждый, кто пытался получить разрешение хоть краем глаза увидеть мифический фолиант, слухи о котором то и дело всплывали в научных кругах. Что заставило потомков психолога изменить своё решение – мы не знаем. Однако в 2001 году к книге были допущены несколько исследователей, а через 9 лет её представили широкой публике. Экспозиция длилась несколько месяцев. Каждую неделю, в среду, книгу раскрывали на новом развороте, и посетители видели очередной шаг в душе психолога. На одной из страниц Юнг обращается к потомкам, к тем, кто так же, как он, видит смысл жизни в познании своей души: «Я сове��ую вам изложить на бумаге все свои внутренние видения так красиво, как сможете. Сделанное может показаться вам банальным и неумелым, но этим вы освободитесь из-под власти образов. Затем оформите их в книгу, к которой вы сможете возвращаться и перелистывать. Для вас это будет ваша церковь, ваш кафедральный собор, молчаливые места вашего духа, там вы найдёте обновление. Если кто-нибудь назовёт ваше занятие болезненным или невротичным и вы поверите ему – вы потеряете душу. В этой книге – ваша душа».

38

ChiP_7_10.indd 38

28.06.2010 12:06:24


Известный гений и неизвестный безумец. Карл Густав Юнг