Page 1


Насиб Набиоглы Азербайджан

Поэт, прозаик, переводчик. Автор поэтических сборников и переводов на азербайджанский язык поэзии А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, С.А. Есенина.

МОЛЮСЬ ЗА РОССИЮ

Абрамцево

Не надо, прошу вас, не надо Ни в чем эту землю корить, Избитую горем, как градом… А надо прощать и любить. Когда ее мяла и била, Кроила кровавая мгла, Она ведь нас всех приютила И всем помогла – чем могла… Гремит клеветы канонада – С ума посходили лгуны… Я знаю, что недругам надо. Что ж брешут так – дети страны? И я разобраться не в силе, Беспомощно зренье мое: Чего же хотят от России – Вскормленные грудью ее?! Она и сегодня их даже Жалеет – как может лишь мать. Но нету их злей и продажней, И мстительней их – не сыскать. Я с ужасом слышу их речи. В предчувствии страшного дня, Я, сын Кельбаджара, под вечер – Молюсь за Россию… Мне нечем Помочь – приютившей меня. Одна лишь надежда на свете Утешит мой горестный взгляд: Не самые лучшие дети – Здесь мать свою нынче хулят…


В ПОРУ БЕЛЫХ НОЧЕЙ… А что я знал о ней, об этой белой ночи? В плен белых миражей я нынче здесь попал – Блуждающий их свет терпеть уж нету мочи… О красоте луны я пел, но, между прочим, О колдовстве таком – я ничего не знал. Мир тонет средь лагун, всклень полных белизною, В полуде лунной свет пылает надо мной! И озираюсь я испуганной душою: В горах о ворожбе луны – я и не знал… Там пел родник средь скал, сверкал своей прохладой Средь летнего тепла, где соловьи руладой – Хвалили свет звезды! Поэтом быть не надо, Чтоб ночь в горах любить… Я это с детства знал. Хватал я за подол звезду небес полночных Среди полян цветов, где мне сверкали очи Горянок озорных, среди которых очень – Мне нравилась одна! Но я ее не знал… Ну а такую ночь я вижу здесь впервые – Мир светится насквозь, дрожа в немом порыве! А в лунном русле улиц, в их голубом арыке – Мерцает чей-то лик… Такого я не знал! От странной ворожбы кочующего цвета, Где нету четких форм средь городского лета – Болят уже глаза… На облик ночи этой Я осерчал – чего я за собой не знал… А лунный свет течет, весь город заливая, В прозрачный силуэт меня здесь превращая. И я бреду средь луж, чья пленка голубая – Течет передо мной, подошв не задевая… Не первый год живу – такого я не знал. Ни ветерка, ни рос, ни запахов поляны. Средь лунно-белых стен – то ль поздно, то ли рано… Не робкий человек, облитый светом странным, Такого страха вдруг – я за собой не знал.

***

Прощай, Баку! Синь тюркская, прощай! Хладеет кровь, ослабевают силы. Но донесу, как счастье, до могилы И волны Каспия, и балаханский май. Сергей Есенин

Ах, милый мой! Забудет ли Баку Певца с такими грустными глазами, Когда у нас, на каждом здесь шагу – И розы помнят все твою строку, И птицы розам вторят лишь стихами. Твоей походки легкие шаги И голос твой, пускай в угарном дыме, Здесь, как святыню, помнят старики – Что вкруг тебя шумели молодыми… Но шум стихал в бакинской чайхане, И все с восторгом на тебя смотрели, Как ты стихи читал о Шагане И вспоминал про русские метели. Небесный свод еще был так высок! Но взор твой видел, видимо, такое – С чего стучала болью кровь в висок, И сердце наполнялось непокоем… С того, наверно, нежно так смотрел Ты на друзей, что здесь тебя любили, Ты чуял – многое ещё не спел, Но уже спеть душа твоя не в силе… А синь небес, и Каспия простор – Тебя здесь помнят, как родного сына… Но неспроста печалился твой взор, И неспроста ты горевал так сильно.


Валерий Михайлов Казахстан

Абрамцево Птицы Орел как эпик мыслит, воспаряя Кругами в ледяную вышину, И твердым глазом смотрит не мигая На землю, небо, солнце и луну А ласточка стихи крылами пишет, И росчерки сверкают, как струна, И воздух синезвучной рифмой дышит, Где летывала вольная она. Сова-ворожея в ночи пророчит, Хоть проспала она вчерашний день, И пучит в темь свои слепые очи, И тень наводит на лесной плетень. А иволга поет на дивной флейте, Она рисует в звуках акварель. Налейте ей вина, скорей налейте И никогда не кончится апрель. Вот воробей, частушник, задира, Бренчит на балалаечке шутя, Смеется он над скучной прозой мира И празднует в жизни, как дитя.

Поэт, главный редактор журнала «Простор», секретарь правления Союза писателей Казахстана. Автор 20 книг стихов и прозы.

И только черный, как проклятье, ворон, Историк ушлый всех былых времен, Ничьим не верит песням, разговорам, А верит в кровь, что льется испокон.


На свете старом - в свете новом Не тронь молчанья ветхим словом, Пусть в тишине свеча горит. Она - безмолвная молитва, Сгнетущей тьмой святая битва, И слово новое таит. Оно - как пламень раскаленный, Свечой над миром вознесенный, Суть света, вечная краса... Мятеться тьма, трепещут бесы, И рушаться глухие бездны И торжествуют небеса.

От забвенья до забвенья Только морок, только дым, Сучьев треск, огня шипенье, Листьев головокруженье Над потоком мировым. Как не помниться рождение, Так забудеться и смерть Крови глупое кипение, То ли хрипы, то ли пенье, Дней слепая круговерть. И душа летит незримо, Пронизая, как звезда, Насквозь, неостановимо Облак морока и дыма, Ниоткуда в никуда.


Ристо Василевский Татьяна Житкова Сербия Латвия

Абрамцево Абрамцево Любовь, останься! Хоть на полчаса! Сребристым светом озари глубины, Чтоб жар навстречу нам - через глаза Расплавил будней серую рутину! Любовь, останься! Нет, \не привыкай Ломаться веткой под словесным градом! И слез бессоных яд не проливай Над скорбной тенью яросного взгляда. Любовь, смири гордыню горьких губ, Смягчи черты, отмеченные местью, И разорви заклятый тьмою круг, Чтоб - ни души, а мы - навеки \вместе.

Поэтесса, публицист, обладатель международных наград, вице-президент МАПП.

Дыханье сна, \дыханье немоты, Стожары сна безлики и венчальны.... И только мысль - преддверие мечты, Летит из сердца к точке безначальной...


Огонь. Златокудрый огонь в полутемном саду на веселых поленьях разучивал танец. И горела ладонь, и цветы на ветру зажигали свой свет на вечернем экране. Он закручивал стан, он кивал и кружил, граня новую форму в борьбе синусоид, ухлдящих в ничто, в никуда, в миражи, в восходящую сферу божественных строек. Я смотрю на огонь, и в его письменах все пытаюсь открыть заповедное слово. Но спускается ночь, и бледнеет очаг, увлекая во тьму золотые узоры.

*** Мои раскачивая сны, Несется лодка мировая, В серебряных волнах \купая Отображенные черты. Покачиваясь в такт \векам, Примеривая шлейф эонов, Скользит легко и устремленно, Сверяя курс по маякам. Кружит, не прекращая путь, По возносящим спиралям, Чтобы однажды в тайных далях К родному берегу прильнуть.


Абрамцево

Александр Навроцкий Польша

Поэт, переводчик, издатель.

*** Любовь – это озеро, В котором Расцветает эмаль до красоты, Там падает снег На города и веси послевоенного детства И приходит по вечерам – в мечтах – женщина… Так озеро ищет свою душу.

Медленно, задумчиво

Награжден Кембриджской наградой Шекспира и ЮНЕСКО за организацию и проведение в течение 10 лет международного дня поэзии в Польше. Автор 15 книг. Владелец журнала «Вести сегодня» в Польше. Прогрессивный издатель Славянской литературы, интегрирующий ее в современную мировую культуру.

Что я люблю в тебе? Главную осень эдемов моих и весну, промелькнувшую вдруг у тебя во взоре. Что я люблю в тебе? Плач твой и мою улыбку, ту самую, словно скальпелем с судьбы моей снятую. Что люблю? Когда в лето вгрызаемся зубами, крепкой кровью давясь, а еще, когда ждем апреля и в клочья ты рвёшь облака на небе и в лужах...


Зоряна в Кържали Твои вершины – скалистые, Твои деревья- невысоки, Мои леса – стройные, Реки мои – спокойные, Твои потоки – быстрые, Твои грозы – дикие, Орлы на голых утесах, Небо черствое, словно шалфей. Твое лето – персики И минарета низка тень, Мои поля – дождливые, Под елями – косули, Но любишь ты стихи Новриды И Словацкого «Грустно ми Боже». Я стихи Ивана Балабяного Завтра, может быть, переложу на польский. Твоя улыбка между боярышников Есть праздник моего путешествия В моих ладонях для тебя Розы – Мой мужской век поражения.

Диалог Куда ведешь меня, ручей? Туда, где луга бескрайние. А волосы твои голубые? Они седое небо радуют. Воды твоей дай испить, ручей! В мире много другой воды, попробуй. Но душа моя твоей воды жаждет. Все равно ко мне ты не возвратишься. Я хочу навек остаться у твоих берегов. Но тогда не утолишь своей жажды.

Пьеса для скрипки Не надо играть, так печально, как будто плачет мужчина. Не надо плакать, раз цветы молчат на могиле невесты. Не надо смеяться, ведь это смех над потерянной жизнью. Всё в мире начинается с жертвы.


Наталья Барабанщикова

Абрамцево

Молдова

Поэтесса, член МАПП, представитель Республики Молдова во Всемирной Славянской Академии (центр в г. Варна, Болгария), многократный участник концертов ЮНЕСКО в различных странах Европы. Автор поэтических сборников и аудиосборников стихов. Много времени и творческих сил уделяет работе с молодежью. Является художественным руководителем большого количества хоровых и театральных студий.

Абрамцево Святая Русь! В купели куполов Сусаль златая спорит с солнцем снова! Как не забыться в колыбели снов, Вдыхая воздух песенного слова? По берегам - свечей зеленых высь И высь небес. И синь из глаз струится... Березовой слезою упились Мои глаза... Им пить бы - не напиться! Здесь смертный грех - не списывать стихи С полотен Божьих, что на лист ложатся! Здесь - отмолить все смертные грехи! И снова - в грех влететь, не удержаться!.. О, Боже мой! Склонясь к Твоим ногам, Молю, позволь (мне силы нет расстаться), Припав душою к этим берегам, Аленушкой здесь вечною остаться...


Музыка вечности

Ваши пальцы ложатся на струны… Кто-то участь мою предрешил… Значит, будет прямым и нетрудным Этот путь в мои дебри души… Это значит – легко и приятно Будет рушиться каждый устой! И в бессвязности слов непонятных Вдруг послышится тихое: «стой!» А потом – бесполезность попытки Ваш полет близ себя удержать… И стихов сладострастные пытки, И бессилье ладони разжать… И меня, безусловно, погубит Потерявший терпенье Перун! Ваших пальцев касаются губы… Ваши пальцы касаются струн…

«...Давай ронять слова, Как сад янтарь и цедру Рассеянно и щедро Едва, едва, едва» Б. Пастернак Роняю, что тщетно собирала То бережно-заботливое Лето... Еще неслышно и едва заметно, Как падают неслышные слова И завернувшись в это одеяло, Озябшая осиновая Осень Меня еще... нет-нет, уже не просит... Лишь только улыбается... едва...

Моей душе. Все поезда уходят под откосы, И нет дорог, и взорваны мосты… Очаг погашен, побелели косы… Душа моя, на что похожа ты?! Хрипя от боли неисповедимой, Остатки сердца топчешь на бегу… И только: «нелюбима, нелюбима…»Как заклинанье в ноющем мозгу… Все на земле терзанья и печали Склоняются в почтении к тебе… И только Бог улыбкою венчает, Дивясь твоей удачливой судьбе…


Николай Переяслов Россия

Абрамцево Сон Богородицы "Мати Мария, чего Ты грустна?" (Мати Мария - в слезах после сна...) "Снилось - я Сына родила во сне. Он улыбался, тянулся ко мне. Я пеленами Его облекла. Я Ему пояс узорный дала. Я целовала кудряшки у лба... Стукнули двери. Ворвалась толпа. Это ль не бесы под видом людей? В ручки и ножки Младенцу - гвоздей?!." И - зарыдала Мария навзрыд... Ангел спустился. И Ей говорит: "Полно, Мария. Не лей горьких сл з. Встанет из гроба воскресшим Христос. Встанет. И трубы над миром вструбят всем для ответа явиться велят. Будешь и Ты вместе с Сыном Твоим мертвым вершить приговор и живым. Праведным - рай. А погрязшим во зле вечно в кипящей вариться смоле..."

Поэт, прозаик, критик, член СП России, Секретарь Правления Союза писателей России, член Президиума Литфонда России. Родился в1954 года в Донецкой области. Окончил Литературный институт имени А.М.Горького. Автор четырех поэтических книг. Лауреат Шолоховской премии 2000 года.


*** Небо - начинается в глазах. Высота - лишь протяженность взгляда. Если сердцу Истины не надо не увидеть Бога в небесах! Мир, как сказка, манит за порог. Кто мы в нем - герои, ротозеи?.. Жизнь распята на кресте дорог на потеху новым фарисеям. Все туманней дали, все темней. Реют листья в воздухе осеннем. Спит Земля. И сны о Воскресенье робкой стайкой кружатся над ней... Покаянная молитва, чтимая в церквах России в дни смуты Господи Боже, взгляни на нас, грешных чад недостойных Твоих! Видишь? - Терзаем раздором кромешным край, что недавно был тих. Радость и смех позабыты, и всеми правят унынье и скорбь. Холодно. Голодно. Рушатся семьи. Движутся оползни с гор. Нет даже дня, чтоб кого не убили, чтоб - без заплаканных глаз... Господи мой Человеколюбивый, вспомни - о нас. Вспомни! Избавь нас от бед и недугов. Веры упрочь нашей твердь. Ради Отца. Ради Сына и Духа. Ныне - и впредь...

Перед закатом Вот и звонят с колокольни, всенощной чин отслужив... Боже! Как сладко и больно сердцу узнать, что Ты жив. О, эти скрепы простые жизни моей и души: тихий закат над Россией, благовест в летней тиши. Стану над зеркалом речки, тронув перила моста. Сердце горит, словно свечка перед иконой Христа. "Господи, милостив будь ми!" шепот уйдет к облакам... ...Не обозначатся люди, не шелохнется река. Лишь в тишине предвечерней над черепицами крыш ломаным прочерком чертит черные молнии стриж...


Ристо Василевский Сербия

Поэт, публицист, писатель Член Македонской наук и искусств, Академии Славянских литератур и искусств в Варне, Академии им. Иво Андрича в Белграде, СП Македонии м СП Сербии. Директор и главный редактор издательского дома «Арка»

Бабочка на крыле ангела Через разбитое стекло Или через постоянно открытую дверь На крыло ангела Слетела пестрая бабочка. Трепещут крылья бабочки, Трепещет от них крыло ангела, И все превращается в трепет: И жест Создателя, Которым он указывает на эту картину, И благосклонный взгляд Марии, И сострадающее сердце Иисуса, И тихая улыбка других ангелов, Шепот святых и мучеников, Еле слышные голоса пустынников…

Абрамцево

Свист копья, Поражающего змия, И его предсмертные стоны, Переходя из одного в другое время, Превращаются в трепет – Видимую связь Между одной и другой жизнью. Только земные священники И люди, отторгнутые от самих себя, Запятнанные земной грязью, Не могут увидеть красоты, И у них не защемит сердце От картины, Перед которой затрепетал сам Господь!


Предчувствие любви Она входит во Храм, Будто не касаясь земли, Будто она из другого мира. Троекратно крестится, входя, Целует иконы, Преклоняет колена и троекратно кладет земные поклоны С жаром, от которого плавится все вокруг. И всякий раз, Или мне, может быть, только так кажется, Она устремляет взор на юного ангела И молча говорит с ним, И похоже, что он ей отвечает: Еле заметно косится глазом, Чуть взмахивает крыльями, Едва уловимо поворачивается к ней. Если это не привиделось мне, То скоро эта любовь воплотится: Ангел сойдет со стены, Будто с неба, Приобнимет ее душу Как наивысшую благодать мира И их сон Наконец станет явью. Ангел к ангелу, Как живое к живому, Прах к праху, Пепел к пеплу!

Святой из озера (Святой Николай из Наколца) Он один в Храме, А знает все. И кто поддерживает стены, И кто подрывает фундамент, И кто отводит от него Озеро, С которым он уже сросся. Повернувшись к озерной шири, Которая может совсем исчезнуть, Он охраняет нас от чуждого мира, Нападающего на наше имя, Вспарывающего нашу веру, Как чуждый корень, Приносящий тлен и разложение. Он хранит то, Что мы давно потеряли, Уйдя в мир В поисках нового И встречая лишь препоны. Очень редко Кто-нибудь постучит в дверь, Оборвет паутину По углам, Встанет виновато перед ним И скинет на него груз своих мук, Чтобы ему стало еще тяжелее Путешествовать сквозь время. Перед ним засияет пламя свечи, Обдавая запахом ненастоящего воска, И опять скрип двери Запечатает все живое. настанет тишина, Убивающая все, Только его исцеляющая и обновляющая.


Альманах  

almanahpoezii

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you