Issuu on Google+

ТОЛЬКО СЛАБЫЕ СОВЕРШАЮТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. СИЛЬНЫМ И СЧАСТЛИВЫМ ЭТО НЕ НУЖНО УЖНО

3

5.11.201

0 8.2013– №5 29.0

м о л а н и м и р ск

5.99 грн ванная цена рекомендо

Черный АНГЕЛ

Уик- энд с убийцей Однажды д д рродители д попросили р меня присмотреть р р за живностью на даче, но предупредили, что где-то рядом бродит убийца...

05

Паучий БИЗНЕС

РАЗБУДИ ВО МНЕ ДЕМОНОВ

4 820 127 99 006 2

Мария Тарновская разорила и погубила множество мужчин...


Сыграла Маньку Облигацию в фильме «Место встречи изменить нельзя»


АНОНС ЮМОР СОДЕРЖАНИЕ ИСТОРИИ НОМЕРА

ПРЕСТУПЛЕНИЕ НА РОЗОВОМ ДИВАНЕ не поручили расследовать дело об изнасиловании учителем своей ученицы. Девочка утверждала, что под предлогом дополнительных занятий школьный преподаватель математики заманил ее к себе в квартиру и там принудил к соитию. Мать пострадавшей рассказала, что этот самый учитель постоянно приставал к школьницам и раньше...

М

МЕСТЬ ЮВЕЛИРНОЙ РАБОТЫ арень, который нанял меня в качестве адвоката, ранее работал в частном ювелирном магазине, потом был уволен, а еще через несколько дней бывший работодатель обвинил его в краже драгоценностей – мол, он сам видел, как экс-помощник убегал, унося дорогостоящие р безделушки...

П

КРИМИНАЛЬНАЯ МАМОЧКА кои-то веки ко мне в гости приехала сестра с детьми. Видимся мы теперь очень редко, потому что я живу с мужем в Барселоне. Конечно, моим гостям хотелось побольше увидеть и получить максимум впечатлений. Экскурсии, рестораны и другие развлечения – не проблема, вот только сестричка твердо вознамерилась сама все оплачивать. И это едва не довело нас до беды...

В

Уик-энд с убийцей ..................4–5 Пойман, но не вор ...................6–7 Преступление на розовом диване .... 8–10 Криминальная мамочка ................14–15 Месть ювелирной работы ...16–17 Пока гром не грянет, или Нету тела – нету дела ............. .18–21 Разбуди во мне демонов .................22–23 Паучий бизнес ...................24–25 Не буду покрывать преступника!...........26–28 Гроза воров .......... 30 Кровавый ремонт...................32–34

НА ДОСУГЕ Сканворды ...............2,11 Мария Тарновская: Черный Ангел.........12–13 Подозрительно смешно...................... 31

Из милицейских протоколов Вчеpа c 12-го этажа выпал телевизоp Sоny, но на землю не упал, затерявшись между 8-м и 5-м этажами...

изнасиловали, но не туда, куда обычно...

***** Пострадавшая гражданка

Из-за того, что кирпич пролетел мимо головы гражданина В., хулиганство предлагаю считать неудачным...

Федоскина заявила, что ее

*****

Преследуя хулигана, старшина Иванов выстрелил в воздух. Но не попал...

***** Они похитили из ларька три арбуза, шоколад, виноград, три банки сока, шесть пачек

сигарет и часы «Полет», принадлежавшие продавцу. Все похищенное съели...

*****

После продолжительной попойки произошла драка между стеной и забором...

С криминалом 3


Курьез Отважная Лилия К. не пить сту побоялась врьбу о б ю у в неравн андитом с опасным бего и победила

Уик-энд

с убийцей Мама сообщила мне, что в окрестностях окр я деревни в бродит бродит о жес ок уб жестокий убийца, убийца ца ккоторы который насилует молодых девушек оследние наставления мама давала мне уже из окна машины. Надо сказать, обилие указаний слегка напрягало. И что из того, что я никогда еще не оставалась в «поместье» одна? Все-таки мне далеко за двадцать и вообще ближе к тридцати, управлюсь уж какнибудь с поливом маминых грядок и обедом для пса Рыжика. Пусть едут спокойно на юбилей тети Капы! Выйдя на пенсию, родители переселились в деревню, завели грядки, клумбочки и большую собаку. Хорошо, что мамину идею насчет курочек и кроликов папа зарубил на корню, а то я точно сошла бы с ума. А так... переночую три ночи в одиночестве – не проблема. Днем загорать буду, на озеро схожу, вечером грядки полью... Покой и идиллия! – И самое главное, Лиля, – мама снова высунулась из машины, – Рыжика обязательно спускай с цепи на ночь и дверь закрывай на все замки! А еще лучше – придвинь тумбочку к двери. Да, еще ролеты на окнах опусти! И никому не открывай!

П

4 С криминалом

– Боже, мама! Зачем столько предосторожностей? – Затем, что Радивониха вчера в лавке говорила: маньяк в районе объявился. По домам шарит, молодых девушек насилует и убивает. Береженого Бог бережет! – Ладно, ладно, поняла! Рулите уже! День я провела, как и мечтала, в пасторальной идиллии. Рыжуню спустила с цепи сразу же, и он не отходил от меня ни на шаг. Хотя на морде нашего пса такими большими буквами написано: «Я добрый и ленивый», что испугаться его практически невозможно. Солнце село за холмы. Както очень быстро стемнело, и мне почему-то стало не по себе. Вспомнились рассказ и наставления матушки. Вообще-то паникершей мою маман назвать нельзя. А вот Радивониха – то еще трепло! Это я так себя успокаивала: мол, соседка все выдумала, «Ментов» насмотрелась... Однако, подумав, все-таки опустила ролеты на окнах, которые выходят в сад. Позвала Рыжуню. Пусть пес ночует


в доме эту ночь. Конечно, родители не пускают его сюда, но данный случай имею право расценивать как форс-мажор. Но Рыжий не появлялся. Опять, видно, по девочкам отправился. Вот ведь негодяй! И это тогда, когда мне нужна широкая мужская спина и защита... хотя бы и собачья! Я врубила телевизор погромче, зажгла свет во всех комнатах. Пускай маньяк думает, что у меня тут толпа народу гуляет. Поразмыслила, и включила еще освещение во дворе. Так издалека видно, когда кто-нибудь крадется по двору... И я успею вызвать милицию раньше, чем злодей до меня доберется. Жаль, что папа не охотник и не бывший военный. У него были бы ружья, и возможно, какойнибудь наградной пистолет. Стрелять я, конечно, не умею, но испугать могла бы. Ка-а-ак пальнула бы! Ключевое слово «бы». Оружия в доме нет. Зато есть большой деревянный молоток. Кажется, кувалдой называется. Сойдет и он... Положила молоток рядом с собой. По телику показы-

вали рекламу. Позвоню-ка я родителям! Взяла мобилку. Черт, как это я провтыкала? Телефон разрядился. И тут меня прошиб холодный пот: зарядное устройство-то я дома забыла, в городе! И осталась без связи. И ментов вызвать не смогу! И найдут мой хладный труп через три дня... Мне стало страшно уже всерьез. По телику начался сериал. Некто в полной темноте крался по дому... Героиня притаилась за диваном. Вот злодей занес руку с ножом... Я схватила пульт: надо немедленно переключить на комедию, а то сойду с ума раньше, чем... Щелкнула пультом, и...

Я вооружилась большой кувалдой. Если что, как врежу! наступила кромешная тьма. Свет вырубился. У моих стариков такое случается. Папа мне как-то пытался объяснить про фазы и напряжение, но я так ничего и поняла. Главное, свет отключается не больше чем минут на двад-

цать. И вот в наступившей тишине и утробном мраке я четко услышала тяжелые шаги и сопение. Потом кто-то осторожно постучал в окно. Мужской голос спросил: – Есть тут кто? Он! Маньяк! Пришел меня насиловать! Нет, я дорого продам собственную жизнь! Он тяжелой поступью двинулся вдоль стены веранды. Ага! Сейчас я зайду с тыла и как врежу по темечку! Упреждающий удар называется... Видно, со страху у меня крыша совсем поехала, если я, взяв кувалду, тихонько открыла дверь и стала красться вдоль стены за маньяком. Вот на фоне неба появился его силуэт. Здоровенный жлоб, однако! Я размахнулась и... мужик, зацепившись за рулон шланга, из которого я поливала вечером цветы и который поленилась убрать в сарай, с громогласным «твою мать!» навернулся прямиком в мамину клумбу (замечу в скобках, что мама увлекается разведением роз каких-то особо колючих сортов). Это вам не какая-нибудь кувалда, которой еще надо достать до маньякова темечка. Видимо, двадцать минут истекли, потому как во дворе и в доме вспыхнул свет, а в гостиной заорал телевизор: – Сдавайтесь, вы окружены! Группа захвата, приготовиться! Огонь на поражение! Прямо передо мной, подмяв под себя куст любимой маминой розы «Глория», лежал лицом вниз незнакомый парень. Со спины и не похож на маньяка. Спина как спина. Впрочем, мне-то откуда знать, как выглядят спины настоящих убийц? Морды у них отвратные, это правда, в кино сразу понятно становится, кто злодей, только по его морде, а вот спины... Интересно, а почему этот бандит лежит и не шевелится? Я ж его приложить по голове не успела вроде, он сам упал... Или все же успела? Осторожно ступая между кустов, подошла ближе, наклонилась, осмотрела, как

могла, голову мужика. Нет, крови не видно. Ткнула его ручкой кувалды: – Але, вы живы? Молчит. Хм... Надо его сначала связать, потом привести в чувство, а потом вызвать ментов. А телефон-то не работает! Значит, позову соседей. Дядя Миша, конечно, всего лишь дедуля семидесяти пяти лет,

Маньяк упал лицом вниз на куст роз и уже не шевелился но он может позвонить в милицию. Я сняла поясок с халата и едва успела взять убийцу за одну руку, как тот застонал и сел. Я отскочила, нащупала кувалду, угрожающе подняла над головой, завопила: – Сидеть, не двигаться! На лицо парня было страшно смотреть. Не зря мама всегда говорит: «Роза – это не цветок, это орудие пыток». Мужчина вытер лицо ладонью, посмотрел на окровавленную руку. – Блин! Вот навернулся! Чего ты орешь? Это мне впору орать. Черт, как больно... – Учти, маньяк, у меня муж боксер, а брат это... каратист. Они там, в доме, счас придут. – Кто маньяк? Я? Я фельдшер со «скорой». Машина в поле заглохла, водитель остался ремонтировать, а я за чемоданчик – и в село. Мне на улицу Майскую, 15. – Врешь, это не здесь. – Сам знаю, что не здесь. Думал, срежу угол. Тут когдато тропинка через дворы шла. Срезал, блин... Он со стоном поднялся и взял валявшийся неподалеку чемоданчик с красным крестом. – В дом пройти можно? Руки помыть и царапины эти йодом смазать. Зеркало мне нужно. Да положи ты этот молоток, чудо в перьях! В общем, кровожадный убийца оказался славным парнем Мишей из районной больницы, который, кстати, спешил на помощь той самой Радивонихе...

С криминалом

5


Ольга Д. заподозрила а родственникмол, – е в воровств пился, то если раз осту вится... уже не испра

Я никогда не горела особым желанием общаться с мужниной родней, но тут пришлось-таки! молодости мы часто приглашали родственников на дни рождения или праздники, но постепенно эта традиция канула в небытие. И очень хорошо, потому что я вечно чувствовала себя на этих семейных посиделках лишней. Однако вчера вечером мужу вдруг позвонила сестра, и я случайно услышала обрывок их разговора. – Конечно позанимаюсь, – сказал Григорий. – Можешь не переживать по этому поводу. – Он послушал, что ему отвечают на том конце провода, потом продолжил: – Я тебе гарантирую, что поступит. По крайней мере я сделаю все от меня зависящее. Пусть приходит. – С кем это ты заниматься собрался? – поинтересовалась я, когда Григорий положил трубку. – С Аркадием, племянником моим, – терпеливо пояснил муж. – Завтра и начнем. Сказать, что меня подобная новость расстроила, – значит ничего не сказать. В душе клокотала такая буря эмоций, что я не смогла удержаться и язвительно заметила: – Гриша, а ты не боишься, что этот, с позволения сказать, ученик нас возьмет и обворует? Полгода назад мы узнали, что Аркадий был в компании, которая пыталась ограбить магазин. Муж тогда побежал к сестре – спросить, не нужна ли им помощь. Она отказалась, а зря. Вполне возможно, мальчика не поставили бы на учет

В

6 С криминалом

Cледствие ведет дилетант в ми милиции. У Гриши имеются кое-какие связи... коеОленька, ты говоришь глупо– Ол сти, – упрекнул меня муж. Неужели –Н еуже ты думаешь, что, единожды оступившись, он единожд когда-нибудь исправится? – когда-ни схватилась за голову. я схвати – Я в это этом даже не сомневаюсь. Сестра ссказала, что Аркаша вроде бы собирается в этом году техникум поступать. Надо в техник точные науки подтянуть. с ним то Горбатого могила исправит! – – Горбат хмыкнула я. – Техникум... Да хмыкнул ему одна дорога – в колонию! зачем ты так сурово? – – Ну зач обиделся за этого разгильдяя обиделс Нужно уметь дать челомуж. – Н веку еще один шанс. – Гриша покачал головой, развернулся и ушел в свой кабинет, давая понять, что разговор закончен. Только я так не считала. И когда мы укладывались спать, снова попыталась высказать свое недовольство. К сожалению, муж ничего не захотел слушать.

Мой Гриша чересчур добрый и не желает понять очевидного! Вообще Григорий – добрейшей души человек, он во всем видит только хорошее. Но меня провести не удастся! Наверняка малолетний злодей весь этот коварный план придумал только для того, чтобы иметь

возможность пробраться к нам в дом... Вероятнее всего, он и мать свою в заблуждение ввел. Разнюхает здесь, где что лежит, а как представится удобный случай, обязательно ограбит. Мы хоть и не слишком богаты, на черных лимузинах не разъезжаем, но кое-какой достаток имеется. Кроме того, у меня золотые украшения ценные. Дешевые побрякушки я никогда не носила, и муж об этом прекрасно знает. Поэтому на юбилеи свадьбы или какиенибудь другие круглые даты всегда дарил изделия из чистого золота. Вот и собралась полная шкатулочка. Надо ее, кстати, припрятать. А то стоит на трюмо – бери, кто хочешь. На следующее утро я демонстративно спрятала шкатулку в бар – единственное место в нашей «стенке», которое закрывается на ключ. Муж только пожал плечами – мол, делай что хочешь. Воодушевившись тем, что он не возражает, я прошлась по квартире, собрала все, что имеет хоть какую-то ценность, и засунула в тот же бар. Немного подумала и отправила туда же мельхиоровые ложки. – Паранойя, – тяжко вздохнул Гриша, наблюдая за мной. – Береженого бог бережет! – я положила ключ в карман. Григорий хотел возразить, но, увидев выражение моего лица, только рукой махнул. Вечером пришел Аркадий. Я

ожидала увидеть наглого подростка, в глазах которого легко читаются бандитские наклонности. Но он казался обычным мальчишкой. «Внешность обманчива», – подумала я. Аркадий засмущался под моим пристальным взглядом, явно не зная, куда девать руки. Муж доброжелательно похлопал

Аркадий оказался самым обычным мальчишкой, но... его по плечу и повел в свой кабинет. Сердито сопя, я пошла на кухню. И чуть в обморок не грохнулась, когда спустя час ко мне заявился Гриша. – Ты оставил его одного в комнате?! – испуганно завопила я. – Ну и что? – не понял муж. – Сделай нам чаек, пожалуйста. – Совсем с ума сошел! Пока тебя нет, он себе полные карманы набьет! – прошипела я. – Перестань, – поморщился Гриша. – Твое поведение переходит всякие границы! – А из-за твоей доверчивости мы останемся нищими на старости лет! – выпалила я. – Ольга, повторяю последний раз: Аркадий – совершенно нормальный парень. Между прочим, очень сообразительный. И больше я на эту тему разговаривать не хочу. Точка, – выходя из кухни, он добавил: –

ПОЙМАН, но не вор


Чаю мне уже расхотелось! – Нормальные люди в милицию не попадают, – пробурчала я ему вслед, понимая, что надеяться могу только на себя. Пришлось взяла ситуацию под свой неусыпный контроль. Муж назначил своему племяннику по полтора часа занятий два раза в неделю. Я в это время взяла себе за правило обязательно находиться дома. Когда Аркадий приходил, я ни на секунду не спускала с него глаз, пока он не скрывался в кабинете мужа. Когда он собирался домой, я стояла как истукан в коридоре, следя за тем, как он одевается, не давая ему возможности чтонибудь стащить. Так прошел месяц. Аркадий вел себя примерно, муж был доволен его успехами. Но я не ослабляла бдительности. И однажды мои усилия принесли результат! Я заметила, что мальчик вышел из комнаты мужа не с пустыми

руками. Он явно пытался что-то от меня спрятать! Аркадий, стоя ко мне спиной, натягивал куртку. – А ну-ка повернись! – громким голосом скомандовала я. – Что? – он растерянно обернулся, и тут я увидела, что Аркадий держит в руках наш старый будильник! Сколько мы его ни чинили, все бесполезно. Это же надо – позариться на никому не нужное барахло! А все потому, что ничего больше стащить не удалось. В течение минуты я гипнотизировала его, надеясь, что у него проснется совесть и он сам отдаст мне часы. Ничего подобного! Аркадий стоял передо мной и молчал. – Ты ничего не хочешь мне сказать? – грозно спросила я. – Н-н-нет… вроде, – протянул он несколько испуганно. Ясно: глаза боятся, а руки о делают... – Григорий! – зычно крикнула я. – Иди сюда! Немедленно!

– Что случилось? – муж показался на пороге кабинета. – Полюбуйся на своего драгоценного племянничка, – кипя негодованием, посоветовала я. Гриша внимательно посмотрел на парня, потом опять на меня: – Ольга, что происходит? – А ты не догадываешься? – я покосилась на будильник. – Все ясно! – муж хлопнул себя по лбу. – Аркаша, у тебя на щеке паста. Ты чернилами испачкался, вытри...

Мерзавец прятал в карман наш старый будильник! Воришка! Облегченно вздохнув, Аркадий усиленно стал тереть лицо. – Теперь порядок, – удовлетворенно выдал муж. – Кстати, Оленька, совсем забыл тебе сказать... Аркаша пообещал

починить наш будильник. У его друга старший брат работает в часовой мастерской. Я правильно запомнил? Аркадий закивал, расплывшись в довольной улыбке. – Будет просто замечательно, если этот старичок опять станет будить нас по утрам, как в добрые старые времена. Правда? – Да, – тихо согласилась я. – Конечно. Спасибо, Аркаша. – Пока не за что, тетя Оля, – весело заявил он. – Я пойду, хорошо? До свидания. – Иди-иди, счастливо тебе, – попрощался муж. – И подумай над последней задачей. – Ладно, – сунув будильник в карман, парнишка убежал. От стыда я готова была провалиться сквозь землю. – Гриша, не сердись, – пролепетала, виновато моргая. – Надеюсь, это больше не повторится, – холодно сказал муж. – Никогда! – всхлипнула я.

С криминалом 7


Татьяна В. обвинила я л своего учитетом, в математики ее к себе к что тот завлеасиловал домой и изн олос девочки дрожал, слезы на ресницах дрожали тоже, пунцовые пятна на щеках цвели ярче роз, пальцы комкали носовой платок. Ее мама вела себя более сдержанно, ее глаза были сухими, но поза выражала немую скорбь. Итак, на первый взгляд все выглядело очень просто – учитель математики, мужчина в самом расцвете сил, под сороковник, изнасиловал свою ученицу. – Он к нам давно придирался! – И каким образом это проявлялось? – поинтересовался я. – Он всегда придирался, по поводу и без повода! Прошлым летом, когда в лагере отдыхали, он вожатым был... Вломился в душ, где мылись девочки, хватал их за разные места и грязно домогался, – в голосе мамы звучало омерзение. – Да вы дневник-то посмотрите! Я пролистал дневник пострад��вшей девочки. По математике оценки были заметно ниже, чем по остальным предметам. Похоже, что ни алгебра, ни геометрия не находили отклика в душе юной леди. – Он все время на меня так смотрел, так смотрел! – Девочка изо всех сил старалась быть спокойной. – И двойки ставил. – Да, все именно так и было, – подтвердила мама. – А потом сказал, что нужны дополнительные занятия! – продолжила Таня.. – Я пришла к нему домой, он повалил меня на... розовый такой диван и... изнасиловал.... Вроде бы все былоо ясно. Изнасилование, ание, статья 152 Уголовного ного кодекса Украины.. Разброс от трех лет ет и выше. Учитывая, что этой самой Тане еще нет восемнадцати, и, часть третья, от семи еми до двенадцати. Ох, не завидую я ему – не любят

Г

8 С криминалом

Опергруппа, на выезд! Почему-то мне сразу показалось, что эта девочка и ее мама говорят неправду...

ПРЕСТУПЛ Е на розовом

диване таких на зоне... Худо им там. Да и поделом, в общем-то. И все же что-то было не так. Несоответствия нагромозди-

Видимых следов насилия на Танином теле нет. Почему? лись как-то сразу и вдруг. Мазки не подтвердили наличия спермы во влагалище. Почему? Ну да, было мерзко, девочка приняла душ, горько плакала, мама пришла с работы, и они отправились к нам. Разуме-

ется, тут же были отправлены на осмотр, который ничего не выявил. Тяжких телесных повреждений нет. Видимых гематом и ссадин тоже нет. Царапины на руках выглядят странно, а синяк под глазом – еще не доказательство: мало ли кто его поставил… К тому же мама не выглядела слишком уж потрясенной произошедшим. Было в лице ее нечто… как бы это помягче выразиться… Честно говоря, не люблю я женщин с такими лицами. От них всегда можно ждать любой гадости – от клофелина в коньяке до банальной кражи.

Не знаю почему, но некий звоночек внутри прозвенел, и голос Мюллера из известного фильма пробормотал: «Тут чтото не так. Тут не так что-то». Но – заявлено, принято, дело возбуждено и поручено мне. Не первое и не последнее. Отправив маму с дочкой домой, я решил пройтись до школы, а потом еще и к дому, где проживал подозреваемый. Адрес учителя мне выдали по нашей базе, номер мобильника тоже. Семья – женат, детей нет, живут с женой недалеко от школы. Жена не работает? Почему? Вопросы копились. Санкцию на задержание учителянегодяя мне выдали бы сразу же, однако меру пресечения я мог выбрать сам. Но для начала захотелось посмотреть на все своими глазами. Итак, очень скоро я подошел к той самой школе. Обыкновенное кирпичное здание, построенное еще


ЕНИЕ

при Сталине. Кабинет математики на третьем этаже, вон – окна светятся. Кстати, с чего бы? Ведь уже вечер, причем поздний вечер. Но вот огни погасли, и через некоторое время из дверей школы вышли – не вывалились, а именно вышли – школьники и их учитель. До меня долетали слова – косинусы, синусы, тангенсы, доказательства теорем… Видно было, что тема разговора интересна всем. Получается, наш герой по вечерам ведет факультатив по математике? Я шел, чуть приотстав, и прислушивался. Дети обращались к учителю с явным уважением, без страха или заискивания. Нет, все же что-то здесь совсем не так... На остановке они распрощались – ребята сели в маршрутку, идущую в сторону метро, а учитель свернул к ближайшему супермаркету. Скромный набор продуктов

– хлеб, масло, сыр, яблоки, картошка, морковка, кочан капусты, лук – то, что называется «борщовый набор». Расплатился карточкой – ну да, всем бюджетникам теперь платят на карточки... Короче, не выглядел этот человек лихим педофилом, и все тут. Было в нем что-то притягательное. Ломброзо, при всей спорности его теорий, был не так уж неправ – ведь недаром говорят, что отпечаток профессии и наклонностей есть на каждом

Нет, все же человек этот совсем не был похож на педофила! лице, особенно после тридцати пяти лет… В лице этого учителя не было ничего отталкивающего. Обычный усталый мужик. Седой. Чуть сутулится. При

ходьбе чуть подволакивает ногу. Голову держит прямо, по сторонам не озирается. Вот встретил знакомого, перебросились парой слов. Потом учитель подошел к подъезду, уже в полной темноте, подсветил фонариком кодовый замок, дверь пискнула, открылась и щелкнула. Я смотрел, как он поднимается по лестнице – второй этаж, дверь направо. Свет в квартире горел – значит, жена дома. Интересно, почему тогда все покупки делал он? Ну, тяжелая картошка – ладно. Но уж хлеб-то и масло жена могла бы купить сама… Да уж, странно все это. Да и детские голоса все еще звучали в ушах – мальчишек и девчонок, явно увлеченных математикой. Утром следующего дня я запарил в большой кружке кофе, и, пока он настаивался, сел за стол и вновь разложил перед собой все материалы дела. За-

явление пострадавшей. Почерк ровный, спокойный. Так не пишут, захлебываясь слезами. Снятых побоев нет, как и их видимых следов. Ну да, учитель попросту принудил школьницу

Я решил еще разок пересмотреть все материалы дела к половому акту, угрожая поставить двойку в четверти... Пригласил к себе домой, якобы на консультацию, завел в комнату и прямо там на розовом диване и совершил непотребство. Фото, анализы, справки… Та-ак... Вот, собственно, и сам виновник – математик. Работает в этой школе уже пятнадцать лет. По нашей линии – никогда никаких замечаний. Тридцать восемь лет, служил в армии – лейтенант

С криминалом 9


Опергруппа, на выезд! запаса, артиллерист. Родители – мама учительница, отец умер, был военным. К столу, потирая руки, подошел мой молодой коллега: – Ну чего ты копаешься? Искать этого гада нужды нет – вот он, собственной персоной. Живет дома, прятаться и не думает. «Висяки» нам не нужны, так что пора бы его уже вызвать и взять под стражу. – Не торопись. Я собираюсь еще кое с кем побеседовать. – Что значит, не торопись? Будем дожидаться, когда он трахнет кого-нибудь еще? – Знаешь, Коля, мы же человеку вот так жизнь сломать можем, он и не отмоется потом. Многие, наши с тобой коллеги, кстати, так и делают. А я не хочу, пока не буду уверен в том, что он виноват. – Ну и дурак. Чего проще – запрешь его в пресс-хату и будешь наутро все знать. – Погоди... Слушай, а у нас в РОВД есть люди, учившиеся в этой школе? У этого учителя? – Не знаю, уточни в кадрах... Ответ кадровика меня не удивил – трое наших сотрудников окончили именно эту школу, и вполне могли знать подозреваемого лично. После разговора с ними выяснилось, что две сотрудницы действительно у него учились, и один сотрудник просто был с ним довольно давно знаком. Все трое совершенно единодушно возмутились: – Синус?! Педофил?!? Да ты что, охренел, что ли?!! Теперь я и в самом деле растерялся, но уже от явной наглости – и еще от, мягко говоря, неумного поведения «пострадавших». Ну не могут

Я даже растерялся от такой наглости «пострадавших»... же эта девица и ее мамаша считать меня настолько тупым! Или все-таки могут?! Стал разбираться с заявителями. Мама работала в какой-то фирме «купи-продайке», была довольно хорошо обеспечена.

10 С криминалом

Оказалось, фотограф была сделана пять лет назадияв эта Германии

Проблемы с налогами у фирмы имелись, но к данному делу это никакого отношения не имело. Мужа и отца в семье нет. Дочка – единственная. На нее никаких данных в нашей базе не оказалось... Утро я начал в школе. Охранник при виде моего удостоверения вытянулся и изъявил желание побеседовать. – Хорошо, пригодится, но чуть позже, – вздохнул я и подумал: «Комплекс вахтера. Я, мол, тут на посту, и все про всех знаю!» Сидящая передо мной учительница – классная руководительница девочки – нервно теребила салфетку. – Не знаю я, чем они дышат и как живут. Да,Таня нередко приходила на уроки с запахом алкоголя. Да, на дискотеках творится такое, о чем в наши годы и подумать было страшно. Но в общем – самая обычная девочка, ничего такого... Медсестра в школьном медпункте сказала коротко: – Шалава! С седьмого класса половой жизнью живет. Охранник между тем приятно меня удивил – чувствовался отставной военный. – Так точно, опаздывают регулярно. Курят там, на

спортплощадке, где кусты. Нет, наркотиков в школе выявлено не было. Эта? Да, я ее знаю. Ее парень из параллельного класса. Ходят вместе давно. – Скажите, а ваши учителя

Школьный охранник рассказал мне очень много интересного к ученицам… пристают? – Хм… Зачем бы? У нас тут и без того «голодный» цветник – на всю школу только четыре мужика. Математик, трудовик, физик да еще завхоз. Физкультуру и ту девушка преподает – бывшая гимнастка. – И как же этот цветник… опыляется? Охранник чуть смутился – понятное дело, не всякому приятно рыться в грязном белье. – Всякое бывает, – дипломатично ответил он. – Но учениц точно не трогают. Скорее, те сами на учителей вешаются – вон, по Синусу полшколы сохнет, особенно с тех пор как он после аварии чуть отошел. Жена-то его до сих пор лежит... И вот тут-то в моей голове

что-то щелкнуло. Это что же получается – жена после аварии не встает с кровати, а этот самый Синус тащит домой ученицу, чтобы ее отыметь?! Ну не может такого быть, или я ничего не понимаю в людях! Я сидел в кабинете математики. Учитель был ошарашен. На его столе стояла фотография: сидя на розовом диване (том самом?), он нежно обнимал молодую женщину. – Да, мы попали в аварию. Три года назад. Жена дома, уже встает, но пока еще из дому практически не выходит. – А вот эта девушка, что написала заявление… – Понимаете, она ко мне сама все время липнет – буквально проходу не дает... – А у вас дома она была? – Нет, я к себе учеников вообще никогда не привожу. – А вот этот розовый диван… – Какой? На фотографии? А, это мы у друзей в Германии были пять лет назад... …Привлекать их за клевету или нет – решать не мне. Заявление учитель по прозвищу Синус не подавал и не собирается. Говорит: «Не хочу мараться»…


Название одной из частей сериала «Гаишники»

С криминалом 11


Злодеи д с мировым р именем Игорь Северянин Тарновской (Сонет с кодой)

ЧЕРНЫЙ

По подвигам, по рыцарским сердцам, сама она уехала с новым Змея, голубка, кошечка, романтик, – поклонником бароном Владимиром Шталем Она томилась с детства. В прейскуранте в Крым. Барон застрахоСтереотипов нет ее мечтам вал свою жизнь в пользу возлюбленной и через Названья и цены. К ее устам два дня застрелился. Льнут ровные «заставки». Но – отстаньте! – Получив деньги по вышеВот как-то не сказалось. В бриллианте упомянутой страховке, Есть место электрическим огням. Манюня тут же нашла новую жертву – написала О, внешний сверк на хрупости мизинца! давнему знакомому, богаТы не привлек властительного принца: тому адвокату Прилукову, что давно его любит. Поработитель медлил. И змея Прилуков как с цепи В романтика и в кошечку с голубкой сорвался: бросил жену Вонзала жало. Расцвела преступкой, и троих детей, прихватил деньги клиентов и сбежал От электрических ядов, – не моя!.. – с Тарновской в Алжир. Тарновская. Там Мария встретила другого давнего знакомого – графа Павла Евграфовича Комаровского, который привез на 1877 году в Киеве, привлекала пристальное лечение больную жену. в семье графа Никовнимание мужчин. Так началось знаменитое лая О’Рурка, чьи Caso Russo – нашумевшее предки состояли в родстве При первой возможности «Дело русских», перес королями Стюартами она вышла замуж за сакочевавшее из Алжира в (кстати, знаменитый акмого завидного киевского Россию, а затем в Италию. тер Микки Рурк – тоже выжениха – Василия Тарнов Мария Тарновская стала ходец из этого древнего ского, брат которого всконежной сиделкой супруге рода), родилась девочка. ре влюбился в Манюню Манюня (так ее впоследи повесился, не выдержав Комаровского и – любовницей ему самому. Очень ствии называли не только неразделенной страсти. скоро несчастная больная домашние, но и предстаженщина тихо умерла (вевители светского общеВ замужестве, полном роятно, не без «помощи» ства) была любимицей роскоши, эфира, морфина Тарновской ), а распалени абсента, Мария родила всей семьи, ее обожали ный страстью граф привез и всячески баловали. двоих детей , причем Марию Николаевну в Орел В 17 лет Мария окончила одного из них – прямо и познакомил с молодым в отдельном кабинете институт благородных девиц, где, между просамого дорогого киевского декадентом Наумовым. Наумов стал очередным чим, получила прозвище ресторана... Вскоре из-за Demivierge – «полудевизмен жены Василию при- и самым преданным сексуальным рабом ственница». Так в те годы шлось драться на шпагах госпожи Тарновской. Она называли девиц, котос Павлом Голенищевымпроделывала над ним рые, оставаясь физически Кутузовым-Толстым и самые разнообразные стреляться со Стефаном девственными, познали эксперименты: тушила Боржевским. В конце тайны плотской любви. папиросы о его кожу, заЕще с юности гибкая концов за дуэли Манюниставила сделать татуировного мужа арестовали, а рыжеволосая Манюня

В

12 С криминалом

ку со своими инициалами, стегала плетью, ездила на нем как на лошади... Комаровский сделал Манюне предложение, и она дала согласие выйти за него замуж, но только после развода с Василием Тарновским. Граф уехал в Венецию покупать виллу для своей ненаглядной невесты, а она вдруг поняла, что он вовсе не так богат, как ей представлялось. И тогда Манюня на пару с верным Прилуковым разработала план – и начала действовать... Идея заключалась в том, чтобы обобрать Комаровского до нитки, а затем убить его так, чтобы не вызвать подозрений. Мария Николаевна написала жениху, что бракоразводный процесс затягивается, что положение ее двусмысленно и что, если с ним что-нибудь случится, она останется совсем одна – без детей, без родины и без состояния. В ответ Павел Евграфович прислал Тарновской 80 тысяч рублей, оформил на ее имя страховой полис на полмиллиона франков, а также завещал ей все движимое и недвижимое имущество. Мария Николаевна настояла на том, чтобы в договор о страховке добавили пункт о том, что она сможет получить деньги даже в случае насильственной смерти графа. Короче говоря, вместе с завещанием и полисом Комаровский подписал себе


АНГЕЛ Мария Тарновская смертный приговор. Наумова решено было использовать как зомбиубийцу. Скорее всего, юному декаденту удастся сбежать с места преступления, но если даже его поймают, он не выдаст Тарновскую, а просто отбудет недолгий тюремный срок – мол, за убийство из ревности много не дадут. Итак, 4 сентября 1907 года в венецианскую квартиру графа Павла Евграфович Комаровского постучался молодой человек в коричневой шляпе и сером пальто. Дверь открыла горничная-итальянка. Через несколько минут граф вышел к незнакомцу в прихожую. По словам горничной, Комаровский явно знал визитера, был удивлен, но обрадован: попытался обнять его. Она пошла на кухню, и в этот момент раздались один за другим четыре выстрела. Слуги кинулись в прихожую... Граф лежал в луже крови, а посетитель, склонившись над ним, рыдал навзрыд. Слуги решили было, что произошел несчастный случай, но молодой человек убежал. Тяжелораненого Комаровского доставили на санитарной гондоле в больницу. Раны его поначалу казались несмер-

тельными, однако он потерял много крови и в конце концов умер. В больнице Комаровский дополнил ранее составленное на имя Тарновской завещание словами: «Прошу браслет и письма Марии Николаевны положить ко мне в гроб». Уже через несколько часов после покушения Наумова задержали. Мучимый искренним раскаянием (граф Комаровский был его другом), он дал исчерпывающие признательные показания, и на следующий день Донат Прилуков и Мария Тарновская были арестованы. Следствие тянулось два с половиной года. Допросили 250 свидетелей, привлекли 22 эксперта, среди которых было 9 психиатров. И 4 марта 1910 года в Венеции начался суд над Николаем Наумовым, Марией Тарновской и Донатом Прилуковым. «Дело русских» прогремело на весь мир. Тарновская вызвала всеобщее возмущение: ее называли Богом проклятой и Черным Ангелом. Заседания суда продолжались до 20 мая. Мария Николаевна защищалась изобретательно, изображая себя игрушкой в хитросплетениях чужих страстей, однако во время

судебного процесса карабинеров, сопровождавших графиню в суд, ежедневно меняли – дабы она не совратила их и не сбежала. Суд не поддался на уловки обвиняемых и их адвокатов. Наумов получил 3 года тюрьмы, Прилуков – 10 лет. Тарновской дали 5 лет на соляных копях, из которых она отработала три, после чего Черный Ангел продолжил свой полет, опустошая кошельки и разрушая жизни влюбленных мужчин. у Сразу р у после освобождения Манюню ожидал влюбленный американский офицер, с которым роковая красавица

Карабинеров, сопровождавших графиню в суд, ежедневно меняли

благополучно укатила в жаркую Аргентину. Там она бросила очередного возлюбленного, вышла замуж за французского графа, получила от него в наследство магазин тканей и прожила до 72 лет так, как ей хотелось.

Лучшие умы мира пытались рразгадать д тайнуу Черного р о Ангела

С ккриминалом риминалом 15 13 1 3


Оксану М. а задержали зние е н а распростр енег. д фальшивых то она ч , Хорошо ещеась... не растерял

Смех и грех

С ума сойти! Вот так живешь и не знаешь, где тебя догонят неприятности. Мне довелось побывать в цепких руках испанских полицейских етыре года назад я вышла замуж за испанца и переехала в Барселону, к мужу. Признаюсь, все у нас просто отлично, одна беда – ужасно скучаю по родителям и сестре. Конечно, почти каждый день мы общаемся мс с ними по скайпу, но,, согласи согласитесь, это совсем не пообщаться «живьем». то, что пообщ Но увидеться, к сожалению, одного раза удается не чаще о позапрошлом мы с Пав год: в позапрошло зовут Пабло) шей (моего мужа зову прошлом ездили в Украину, в прош – мама и папа приезжали этим к нам в Барселону, у а уже эти

Ч

Криминальн

мамоч


летом и Галя наконец-то собралась меня проведать. – Вы вдвоем с Гришей приедете или всей семьей? – спросила у сестры. – Только я и дети… – Галка вздохнула. – У Гришки на работе очередной аврал – днюет и ночует в офисе. – Очень знакомая ситуация… Мой Павлуха тоже, между прочим, пашет без выходных. И угораздило же нас выйти замуж за трудоголиков! – Нормальные мужики и должны быть пахарями, – горячо возразила Галка. – Их дело – семью кормить, деньги зарабатывать… – А наше – грамотно их тратить, – со смехом закончила я сестренкину фразу. Они приехали в начале августа. Первые часы после встречи мы с сестрой только и делали, что бурно восторгались. Она – смуглой красотой испанцев и испанок, великолепными окрестными пейзажами, нашим с Пашей домом и, конечно, моим беременным животом (до родов оставалось всего-то полтора месяца). Я – тем, как выросли мои племяши Дашка и Ванька, новой Галкиной прической и большим шматком сала с опаленной золотистой шкуркой, которое сестре удалось контрабандой протащить через таможню. На следующий день, проводив любимого мужа на работу, я повезла сестру и племянников на экскурсию – им хотелось посмотреть город. Самая главная достоприме-

ая

ка

чательность Барселоны – шедевры архитектора Гауди. Их всего одиннадцать, и вход в каждый стоит около десяти евро. Но когда возле дома Бальо я полезла в кошелек, Галка схватила меня за руку: – Ксюша, давай договоримся сразу: мы у тебя бесплатно живем и даже столуемся, но за

Сестра решила, что за все развлечения заплатит сама музеи и развлечения за себя и детей я плачу сама! – Перестань… – попыталась возразить я. – Хочешь меня обидеть?! – рявкнула сестра, но, почувствовав, что фраза прозвучала излишне резко, добавила уже шутливо. – У украинцев собственная гордость, на буржуев смотрим свысока! – Черт с тобой, пролетарий, тешь свою гордость, трать мужнины денежки… – с улыбкой кивнула я. Неделя пролетела быстро. До отлета родственников оставался всего один день, и именно на эту пятницу у нас была запланирована самая грандиозная экскурсия – поездка в знаменитый парк развлечений Порт Авентура. Но накануне мой Паша выкроил свободный вечерок и пригласил нас всех в ресторан. Зная о щепетильности свояченицы в финансовых вопросах, заказ сделал сам, и вскоре официант уставил стол тарелками с самыми разнообразными деликатесами. Галка была в восторге от испанской кухни: с аппетитом умяла закуски, потом паэлью, а потом еще «полирнула» все это гигантской порцией каталонского крема. Все было вкусное и, безусловно, свежее, тем не менее дома сестре стало плохо. Она почти всю ночь провела в туалете, а в редкие промежутки «затишья» стонала, свернувшись калачиком и поглаживая взбесившийся живот. – Я чем-то отравилась, – чуть

не плакала она. – Да ты просто-напросто обожралась! И не чем-то, а хамоном. Я в прошлом году все привезенное мамой сало съела в один присест, так со мной еще не такое было. Так что ничего страшного, денек поголодаешь, отлежишься, и все будет в порядке. – А как же Дашка с Ванькой? Они так мечтали покататься на аттракционах! – Покатаются. Завтра я сама с ними съезжу… Утром верная своим принципам Галя полезла в кошелек: – Ой, последняя сотка осталась. Этого хватит? Я не стала спорить с упертой сестрой. Кивнула: – С головой. Наверное, все-таки то, что у беременных мозг вполсилы работает, чистая правда. Проехав примерно полпути (всего до парка сто километров), я неожиданно обнаружила, что бензин почти на нуле. Пришлось останавливаться на АЗС. В бумажнике у меня лежали две купюры – пятьсот и сто евро. Расплатилась Галкиной соткой. Я успела отъехать от заправки примерно километра три, когда позади вдруг раздался истошный вой сирены. Племяши, как по команде, забрались на сиденье с ногами и, стоя на коленях, прилипли носами к заднему стеклу. – Полиция, – важно сообщила мне Даша. – Наверно, каких-нибудь преступников преследуют, – предположил Ванька. – По-моему, они нас догоняют! – испуганно ахнула Дарья. – Тетя Ксюша, у тебя есть чем отстреливаться? – деловито поинтересовался ее брат. – Дети, бог с вами, что вы такое выдумали! – беспечно рассмеялась я. – Мы – законопослушные люди и полицию совершенно не интере… Договорить не успела, потому что полицейская машина обогнала мою «ауди» и, проехав немного вперед, встала поперек полосы, перегородив дорогу. Из машины выскочил рослый полисмен и жестом

приказал остановиться. Я прижалась к обочине: – В чем дело, офицер? – Сеньорита, вы только что расплатились на заправке фальшивой банкнотой! – Сеньора, – поправила я его, выходя из машины и выпячивая и без того большой живот. Живот полицейского почемуто не впечатлил: – Сеньора, скажите, откуда у вас эта купюра? – Мне ее да… – я снова осеклась на полуслове. Правду говорить нельзя! Сестра – иностранка, ее могут задержать за ввоз в страну фальшивой валюты. А ей ведь завтра домой лететь... – Я эту купюру на улице подобрала, – соврала, не моргнув глазом. – Сожалею, но вам придется проехать с нами. – Но у меня дети в машине! – Значит, вместе с детьми… В Порт Авентура мы так и не попали – несколько часов проторчали в участке. Потом,

В парк аттракционов мы так и не попали, но дети не обиделись убедившись, что я – не фальшивомонетчица и не собираюсь подрывать устои государства (уж не знаю, каким образом они пришли к такому заключению), доблестные стражи порядка отпустили нас восвояси, в шутку обозвав меня на прощание «криминальной мамочкой». А знаете, что самое удивительное в этой истории? То, что племянники совершенно не расстроились из-за того, что им так и не удалось побывать в парке развлечений. Ответ на эту загадку мне вечером выдал Ванька: – На аттракционах можно и дома покататься, а вот когда ребята со двора узнают, что мы полдня в барселонской полиции провели – наверняка умрут от зависти! P. S. Когда моя дочка подрастет, ни за что не разрешу ей смотреть по телевизору столько детективов!

С криминалом 15


Алина Н. ать з сумела дока ть с невиновно подзащитноагоупечь л и не позволитку... его за реше

На краю пропасти

На свете встречаются очень мстительные люди, готовые посадить в тюрьму невиновного...

Месть

ювелир работы арень никак не м мог сосредоточитьсяя и на отвечал мои вопросы отв вечал невпопад. – Юрий, – позвала я, – вы наняли меня как адвоката для защиты своих интересов, так что извольте помогать. Давайте еще раз все вспомним. Он смутился: – Простите, Алина Петровна. Тут в окошко хоть улицу видно, а в камере такая тоска... Да уж. Когда тебе двадцать пять, жизнь кажется прекрасной. И вдруг – обвинение в краже драгоценностей, арест и содержание в КПЗ. Ничего хорошего, особенно если учесть, что ты не виноват... Еще неделю назад он работал в частной ювелирной лавке. Ва-

П

16 1 6 С ккриминалом риминалом

хозяин, дим Ильич, ее хоз зяин, обещал сделать когда-нибудь б сдел лать его своим помощником, и Ю Юра старался. Но вскоре жена ю ювелира стала заигрывать с парнем. – Я уклонялся, но она меня постоянно преследовала. Ей скоро пятьдесят, а туда же – влюбилась! Все пыталась

Ювелир подал заявление о пропаже драгоценностей на огромную сумму


затащить меня в постель... – У нее получилось? – Один раз, – смущенно признался парень, продолжая смотреть в окно. – Во время корпоратива, отмечали годовщину открытия магазина. Хозяин перепил и ушел спать, я тоже перебрал... Вот тогда у нас с Ириной и случилось… Кто же знал? Это просто месть! Он хочет меня уничтожить! Да, главная моя зацепка – ревность. Юрий рассказал, что однажды в задней комнате магазина жена ювелира обняла его и принялась целовать. Тут вошел Вадим Ильич. «Юрий, как не стыдно!» – воскликнула находчивая Ирина и убежала. «Ты уволен, паскудник! – кричал рассвирепевший хозяин. – И чтобы ноги твоей!..» А через

ной пришли два дня к Юре домой пришл ли из милиции. «Вас обвиняют в краже», – сообщили ему. В отделении задержанному ювелира предъявили заявление ювели о пропаже драгоценностей на огромную сумму, где было он, сказано, что вор – именно он бывший сотрудник... Я шла по коридору к выходу, Михалыч. когда меня окликнул Михал – Алинка, ты все стараешься стараешься? –

весело спросил знакомый капитан. – Зря! На этот раз ты взялась за безнадежное дело. Михалыч недолюбливает мою профессию, но признает, что иногда я помогаю его отделу не

Иногда я помогаю нашей доблестной милиции в работе опозориться. И хоть неохотно, но делится информацией. – Это почему же? – Так улики стопроцентные! – капитан с готовностью принялся загибать пальцы. – Алиби нет, твой клиент уверяет, что был дома один, спал. На коробках с ювелиркой его отпечатки. Вадим Ильич видел его выбегающим из лавки... – Это косвенное! – не согласилась я. – Юра там работал, так что наличие отпечатков объяснимо. А старик мог обознаться. – А ключи? – торжествующе провозгласил Михалыч. Да, ключи... Надо признать, в этом деле они стали единственным серьезным доказательством виновности парня. Когда хозяин уволил Юрия, тот убежал так быстро, что забыл вернуть связку ключей. Дальше было так: хозяин, по его словам, вечером закрыл магазин, немного посидел над каталогами и задремал. Проснулся от шума и увидел своего бывшего работника, выбегающего наружу. – А вы проверяли, что именно и как видел хозяин? – спросила я. Капитан махнул рукой

и вернулся к себе в кабинет. Я поняла: милиция ничего больше делать не станет: им главное – поскорее передать дело в суд... Придется самой выяснять, что к чему. Ювелир согласился прийти вечером в свою лавку и показать, как все было, но при этом непрерывно ворчал. – Пожалуйста, сядьте на то самое место, – попросила я. – И включите лампу, которая горела в тот вечер. – Не понимаю, зачем вам все это, – недовольно спросил он. – Все же и так ясно! А вы, между прочим, не следователь! – Я адвокат... Теперь я сяду на ваше место, а вы станьте в дверях – там, где увидели убегавшего Юрия. – Нашли кого защищать – бесстыдника и вора! Не хочу я вам помогать... п – Я должностное лицо, – строго сказала я ему, – и имею право ск проводить любые мероприятия п в форме дознания в интересах своего подзащитного. А кто месв шает отправлению правосудия, ш тот нарушает закон. Вы меня то поняли, Вадим Ильич? п Он пожал плечами и встал там, О где я просила. Вначале его лицо гд оосвещал свет уличного фонаря, и я уже расстроилась: а вдруг оошибаюсь, и все было именно так, как говорит ювелир, а та парнишка врет? Но тут фонарь мигнул и зажегся вновь. Пока он не горел, в двери был виден лишь силуэт. И я обрадовалась – есть еще над чем работать! Жэковский диспетчер мне сообщил, что электрический кабель починили только вчера, а две недели фонарь не работал. «Теплотрассу рыли, ну и повредили. Но теперь все хорошо, а что, какие у вас претензии?» Я заверила, что претензий нет, только уточнила приемные часы начальника жэка. Как же расстроился капитан, когда я предъявила ему акт об аварии с уличным фонарем и высказала свои соображения! – Ювелир ошибся, – твердо сказала я. – Или, что еще хуже, оговорил парня вследствие личной неприязни. – Эх! Так красиво все защелкнулось... А может, все-таки передавать в суд как есть?

– Дело ваше. Но я же все это предъявлю, и дело вернут на доследование, еще и с претензией. Оно вам надо? Вскоре Юрия отпустили под подписку о невыезде, а я задумалась: что дальше? Я действительно не следователь, моя задача выполнена, но... Над парнем будет висеть «недоказанность улик», а главное – мстительный ревнивец-ювелир еще и получит страховку. То есть поимеет выгоду не одним, так другим способом. А доказать его злой умысел невозможно... Через неделю мне позвонил Михалыч и спросил: – Алинка, как тебе это удалось? Ювелир забрал заявление! Ошибся, говорит, старый пень. – При чем тут я? – Хм... Чувствую, что очень даже при чем, – констатировал он и отключил связь. Правильно чувствует. Но не рассказывать же ему о моем разговоре с супругой ювелира. Якобы беседуя с ней по делу о краже, я сказала: – Кстати, хоть Юрия и отпустили, но у милиции есть зацепка. Напротив вашей лавки находится ресторан, правильно? – Да. – Ну вот, стали опрашивать официантов, и один из них

Я сообщила супруге «пострадавшего», что есть свидетели пожаловался: дескать, в тот самый вечер три приятеля отмечали там чей-то день рождения, причем оказались вегетарианцами и трезвенниками, то есть никакой от них прибыли. А раз они не пили спиртного, значит, могли видеть, заходил ли ктонибудь в магазин, поскольку сидели за столиком на воздухе. Их скоро вызовут для дачи показаний. Так что вы с мужем не переживайте: вора найдут! Я рассчитала правильно: страховые компании не любят, когда их клиенты инсценируют кражи. И теперь все довольны. Вот только рассказывать о своей маленькой хитрости я все равно никому не стану.

С криминалом 17


Защити себя сам К. Муж Марии б ги о едва не п ески ч от рук психивека, о л больного че шего ее преследовавой целью... с неизвестн

Однажды в своем почтовом ящике я обнаружила очень странное послание...

Пока гром не грянет, или Нету теланету дела 18 С криминалом


е есколько секунд я в раздумье стояла перед почтовым ящип ком, в котором явно к было. Вспомнила, что что-то бы пятница и мама ждет сегодня п свою любимую газету. С трудом перехватив пакеты с продуктами одной рукой, второй выудила из кармана ключи. – Ау-ау, – закричала, входя в квартиру, – ваша мама пришла, молочка принесла! – А яйца? – поинтересовалась мама, выходя из кухни. – А также колбасу, яблоки и пельмени, – похвасталась я. – Добытчица, – мама попыталась отобрать у меня сумки. Я не отдала, но попросила: – Возьми газету, а то потеряю… Мама вытащила у меня из-под мышки газету и тут же забыла обо всем на свете. Примостившись за столом, стала листать страницы. Пока я перекладывала продукты в холодильник, она читала мне названия статей, набранные самым крупным шрифтом, потому что буквы чуть помельче без очков прочитать не может. – Ой! – громко и весьма эмоционально воскликнула она. – Что, какой какой-нибудь очереднибудь очеред ной скандал? – лениво поинтересовалась я. – Маша, танцуй, тебе письмо! Я сделала несколько энергичных танцевальных па и, отобрав у мамы конверт, унесла его в спальню. Убегая, бросила: – Потом закончу. Мама улыбнулась – кто-кто, а уж она понимает, что значит тосковать по любимому мужу и радоваться любой весточке от него. Отец был геологом и почти все время проводил «в поле». Мой муж – каменщик экстра-класса и второй год работает в Москве, приезжая домой лишь изредка. В отличие от большинства остарбайтеров он устроился очень хорошо: и трудовой договор с ним оформили как положено, и жилищные условия приличные, и зарплату не задерживают. О ее сумме я даже не говорю – в нашем городе он и за полгода таких денег не заработал бы, какие там получает за месяц. Поэтому и мирюсь

Н

с долгой разлукой, хотя тоскую ужасно. Наша Танюшка через год оканчивает школу, и пора уже думать о вузе. Вот Федя и вкалывает за тридевять земель, чтобы дочка смогла высшее образование получить. А я терплю и жду. Радуюсь каждому Фединому приезду, звонку, письму… Что еще остается? Разочарование было сильным. На конверте – не Федькин косолапый почерк. Да и вообще подписан он странно. Ни адреса, ни фамилии, ни почтового штемпеля. Одно только слово «Марии» – и все! Похоже, что отправитель лично бросил

Почерк на конверте был мне незнаком. Кто же это написал? послание в почтовый ящик. Если бы дочку звали так же, как меня, я бы не сомневалась, что письмо от кого-то из влюбленных в нее одноклассников. Но Мария в нашей семье одна – я. Ладно, чем гадать, лучше просто посмотреть… В конверте лежала нарядная машинально пооткрытка. Я маш смотрела в окно, где покачикаштанов с беловались ветки каш свечками цветов, и розовыми свечка открытку. «Мария, перевернула откр нашел тебя! Ты наконец-то я наш изменилась за эти годы, сильно изменила люблю тебя до но все равно я лю беспамятства. Так люблю, что все прошлые готов простить вс обиды. Твой Н.». Я растерянно пок покрутила отСтранно все крытку в руке. Ст странно. С одной это, очень странн стороны, мне как любой норженщине польстило, мальной женщин любит меня до что некто Н. люб беспамятства. Но с другой… женщина не совсем С другой, я женщ Хотите верьте, «нормальная». Хо хотите нет, но за ввсю мою жизнь у меня, сознательную жи кроме мужа, не ббыло ни поклонника. То есть одного поклонни воздыхатели-то ббыли, но Федьвосьмом классе за ка как сел в восьм начал гнать мою парту, так и н их всех от меня. А сразу после школы потащил в загс. За те семнадцать лет, ччто мы женаты,

я ни разу не то что не изменила мужу – даже не посмотрела на другого мужика! Мне просто не нужен никто, кроме Феди. Сердито сунула непонятную открытку в тумбочку, но тут же достала ее и порвала на мелкие кусочки. Не хватало еще хранить подобную ерунду!.. Муж мне доверяет, но зачем давать ему повод для ревности?.. – Что Феденька пишет? – спросила мама, когда я снова вернулась на кухню. – Это не от него письмо… – А от кого? – Да так… – туманно пояснила я. – Кто-то ящик перепутал. – Нужно положить внизу в подъезде на видное место, – всполошилась мама, которая очень трепетно относится к письмам – и своим, и чужим. – Я в аптеку пойду и положу. Пришлось сознаться: – Я его порвала. Мама укоризненно покачала головой, но ничего не сказала. Во вторник я снова обнаружила в почтовом ящике конверт. Тот же почерк, та же краткая надпись: «Марии». На этот раз в конверте лежала не открытка, а тетрадный листок в клетку, но содержание письма было похожим: «Мария, почему ты делаешь вид, что не узнаешь меня? Ты опять хочешь меня обидеть? Моя любовь к тебе сильнее любых обид. Нам нужно встретиться, вспомнить прошлое и обсудить наше будущее. С нетерпением жду встречи. Твой Н.». Это письмо я прочитала прямо в подъезде, стоя возле почтовых ящиков. Первая мысль: порвать и выбросить в мусоропровод. Я даже успела его немного надорвать, но вовремя одумалась, потому что в душе шевельнулось чувство вины. Не перед таинственным отправителем, а перед Федей. У меня никогда не было от мужа никаких тайн, и я не собираюсь из-за какихто бредовых писем изменять своим принципам. Когда Федя приедет, покажу ему это послание. Если раньше позвонит – расскажу все по телефону. Муж позвонил вечером того же дня, но сказать ему о письмах не получилось. Мама и Та-

нюшка стояли рядом и мало того что слышали каждое сказанное мною слово, но и с двух сторон вырывали трубку: «Дай я с папой поговорю!», «Маша, я хочу Феденьке пару слов сказать». Телефонные разговоры с Россией стоят недешево, и после пятиминутного разговора муж сам закруглился: – Я вас всех обнимаю, целую, люблю… Подробнее поговорим при встрече! А потом на меня обрушилась целая лавина писем от Н. Признания в любви, упоминания о каких-то старых обидах, просьбы о встрече… Признания становились все цветистее, а просьбы о встрече – все настойчивее. Однако места и времени встречи Н. ни разу не назвал. Если бы назвал, я ни за что не пошла бы, но все равно послания незнакомца были очень странными. Дальше – еще хуже: начались непонятные телефонные звонки. Стоило мне прийти вечером с работы, как начиналось: «Машенька, возьми трубку, это тебя» или: «Мам, тебе какой-то мужчина звонит». Я послушно подходила к телефону, зная, что услышу лишь чье-то прерывистое дыхание. Только один-единственный раз незнакомый мужской голос произнес: «Мария… Я жду…» И тут же – частые гудки.

Все стало еще хуже: начались звонки по телефону... Я по-настоящему испугалась. Удивительно, но только после того как впервые услышала его голос – монотонный, невыразительный, но таящий в себе угрозу (как голос актера, игравшего Ганнибала Лектора в «Молчании ягнят»), я вдруг подумала, что Н. знает не только мой номер телефона, но и адрес, а значит… Значит, в любую минуту может прийти в гнаш дом. В дом, где живут три слабые женщины, единственный защитник которых сейчас далеко и помочь при всем желании ничем не

С криминалом 19


Защити себя сам сможет. «Придется идти в милицию», – подумала я и решила, что завтра же схожу в наше районное отделение. Но на следующее утро проснулась с чугунной головой, ломотой в суставах и высокой температурой. Пришлось вызывать врача и брать больничный. У меня оказалось обычное ОРЗ, и уже через пять дней я была практически здорова. Но

Странные звонки прекратились, писем тоже уже не было в милицию не пошла, потому что звонки Н. прекратились. И в почтовом ящике я его писем больше не находила... Обрадовалась: странный тип наконец-то оставил меня в покое. А тут вдруг еще одна нечаянная радость: муж сообщил, что приедет на Танюшкин день рождения. Федя пробыл дома три дня, и все это время мою радость омрачали сомнения: ставить мужа в известность или нет? Решилась уже перед самым его отъездом. Показала пачку писем и о телефонных звонках тоже доложила. Рассказывала полушутливым тоном, чтобы мужа не пугать и самой не пугаться. Но Федя воспринял все очень серьезно. Ревности и подозрений, которых я, признаться честно, побаивалась, не было ива в помине, а вот и тревоги в глазах мужа сквозило с столько, что мне стол слегка не по даже слег себе стало. предположения, – У тебя есть предп быть? кто это может быть никаких, – – Абсолютно никак подумав немного, от ответила единственное предя, – есть единственно положение – что этот ссамый Н. меня

20 2 0 С ккриминалом риминалом

с кем-то перепутал... Федя еще разок задумчиво перетасовал стопку писем. – Судя по всему, этот «влюбленный телеграфист» – тип со странностями, а значит, способен на непредсказуемые поступки. К тому же он здесь пишет о каких-то старых обидах… Машка, я боюсь за тебя! Может, лучше разорвать контракт и остаться? Как я хотела бы, чтобы он остался! Когда Федя рядом, я ничего на свете не боюсь. Но жизнь с каждым месяцем дорожает, а Тане на будущий год поступать в вуз. Да и выпускной в школе тоже стоит немалых денег. Я просто не имею права из-за своих дурацких страхов лишать мужа денежной работы, а дочку – высшего образования. Поэтому, улыбнувшись через силу, ответила: – Не выдумывай. Езжай со спокойной душой, все будет нормально… Муж пожевал нижнюю губу, как всегда делал в моменты сомнений и размышлений, а затем со вздохом кивнул: – Да, нужно ехать… Только пообещай мне, что ты завтра же пойдешь в милицию. – Зачем? Ведь звонки уже прекратились, да и писем за последнюю неделю тоже не было. Ни одного. – Береженого бог бережет... – Федя обнял меня, поцеловал в висок. – Нет, ты мне все-таки пообещай… – Ладно, завтра схожу. …Минут десять я ждала, пока дежурный закончит говорить по телефону, потом робко подошла поближе, кашлянула, привлекая внимание. – Вы к кому? – строго спросил дежурный. – Не знаю… – глупо ответила я, пожав плечами. – По какому вопросу? – Мне письма странные приходят… – объяснила я. Милиционер бросил на меня достаточно красноречивый взгляд – мол, шла бы ты отсюда, не отвлекала занятых людей всякой ерундой. Но я осталась стоять. – Паспорт, – потребовал дежурный и поднял телефон-

ную трубку: – Валера, тут пришла гражданка… – он открыл паспорт и по слогам прочитал мою труднопроизносимую фамилию: – гражданка Коммо-нер. Спустишься за ней или пропустить? Хорошо... Проходите, – сказал он мне, открывая турникет, – второй этаж, двадцать вторая комната. В комнате № 22 сидели двое мужчин в форме – один примерно моих лет, второй совсем молоденький. – Здравствуйте. Можно? – Вы к кому? – спросил молодой, а тот, что постарше, добавил: – По какому вопросу? «Интересно, у них есть в запасе еще какие-нибудь фразы? Или обходятся этими двумя?» – некстати мелькнуло в голове. Не знаю, какие эмоции отразились у меня на лице, но один из милиционеров внес в беседу приятное разнообразие: – Присаживайтесь, рассказывайте… Я присела и рассказала. Свой монолог репетировала дома, наверное, раз сто, но все равно он вышел скомканным и маловразумительным. Окончательно смешавшись, я достала из сумки пачку писем и протянула старшему. Несколько минут в кабинете было тихо. Старший бегло

Милиционер бегло просмотрел письма: «Криминала тут нет» просматривал очередное письмо и передавал его для чтения своему молодому напарнику. Наконец отдал последнее и поднял на меня глаза: – Криминала тут никакого нет. – Что?! – Писать письма законом не запрещено, – пояснил он со снисходительной улыбкой. – Но он пишет, что любит… И все такое… – растерянно пробормотала я. – А влюбляться тоже законом не запрещено, – на мой взгляд, излишне игриво добавил молодой милиционер. – А звонки как же? – продолжала робко настаивать я.

– Он по телефону угрожал? – Нет… – В письмах угроз тоже нет. Следовательно, ненаказуемо, – пояснил старший. – А как же... – Вот когда начнутся угрозы, тогда и приходите. А пока... «Наверно, они по-своему правы, – думала я по дороге домой, – мне пора выкинуть этого Н. из головы и успокоиться». Но когда на следующий день в почтовом ящике обнаружилось очередное письмо, я снова запаниковала. Прямых угроз не было, но все равно он мне очень-очень не понравился: «Мария, почему ты меня избегаешь? Вчера ты ходила в милицию. У тебя какиенибудь проблемы? Может быть, тебя обидел тот мужчина, с которым ты позавчера была в магазине? Только скажи, и я все сделаю ради тебя. Твой Н.». Лоб покрылся испариной, в висках запульсировала кровь. Он следит за мной, ему известен каждый мой шаг! Что делать? Снова бежать в милицию? Срочно звонить Феде и просить, чтобы бросил работу и приехал? Попытаться самой вычислить преследователя и поговорить с ним по душам? На следующий день, сидя за кассой, я пристально вглядывалась в лица покупателеймужчин. Многие казались мне знакомыми, и в этом не было ничего удивительного – почти все жители микрорайона регулярно отоваривались в нашем магазине. Раньше я в основном следила за тем, чтобы правильно выбить чек и не ошибиться со сдачей. Теперь пришло время присмотреться к людям повнимательнее. Несколько человек показались мне подозрительными, особенно один. По большому счету, в нем не было ничего необычного: на вид лет сорок, обильная ранняя седина, одежда добротная, но не слишком чистая… В общем, мужчина как мужчина, только вот глаза… Смотрел на меня в упор, не мигая, и что-то странное было в его взгляде... На работу и с работы я обычно хожу пешком. Идти приходится минут тридцать, но это


Мой муж был очень сильно избит, но, к счастью, выжил...

лучше, чем толкаться в маршрутке. Пройдя треть пути, я остановилась и достала из сумки зеркальце – хотела посмотреть, кто идет сзади. Увидев седого, едва удержалась, чтобы не вскрикнуть. Значит, он. Остановиться и подождать? Спросить, что ему от меня нужно? Попросить не писать и не звонить мне больше? Еще раз взглянула в зеркальце. Седой успел подойти поближе, и мне отчетливо было видно его лицо. Я могла дать голову на отсечение, что видела его и раньше, но знакома с ним точно никогда не была. Ощущение, что за тобой по пятам идет странный мужчина, от которого не знаешь, чего ждать, было настолько мерзким, что я нырнула в парикмахерскую. Несколько минут наблюдала в зеркале (меня посадили спиной к окну), как незнакомец прохаживается по тротуару, но минут через десять он исчез. Из парикмахерской я вышла через полтора часа. По дороге домой, как профессиональный агент, несколько раз проверяла, нет ли «хвоста». Седого нигде не было видно, и я немного успокоилась. Дома меня почему-то встречала одна Танюшка. – Мам, а к тебе какой-то мужик заходил, – с порога выпалила дочка. – Я сказала, что тебя еще нет... Или нужно было пригласить в дом, чтобы он здесь тебя подождал? У меня подкосились ноги. – Что за мужик?

– А я откуда знаю? Седой такой, в серой ветровке… – Таня, никогда не открывай двери незнакомым людям!!! – истерично заорала я. Танюшка недоуменно пожала плечами и ушла в свою комнату. А я бросилась к телефону – звонить Феде. Рассказала ему и о своем неудачном походе в милицию, и о преследователе, и о визите Н. к нам домой. – Перестань рыдать, – сказал муж, – я вылетаю первым же рейсом. А до моего приезда посторонних в дом не пускай и сама не выходи. – А работа? – всхлипнула я. – Позвони и скажи, что заболела, отпросись, возьми отгул, но из квартиры чтобы ни ногой. Поняла?! Федя приехал назавтра. – Успокойся, малыш, я с тобой, нечего больше бояться, – говорил он, обнимая меня. Мама была в гостях у соседки, дочка в школе, поэтому мы с мужем могли поговорить без помех. Решили, что еще раз

Мы решили, что еще раз обращаться в милицию глупо... обращаться в милицию бесполезно (опять отфутболят), родным лучше ничего не говорить, чтобы не волновались… – А что касается твоего воздыхателя, – сказал Федор с угрозой, – ты мне его только покажи! Я сам с ним потолкую.

На работе я отпросилась на три дня. Два дня мы с мужем кружили по микрорайону – пытались выманить седого, но я ни разу не увидела его поблизости. – Успокаиваться рано, – сказал муж. – Пока что я буду провожать тебя и встречать с работы. На третий день моего вынужденного отпуска мы с Федей решили съездить в гости к друзьям. Домой возвращались около девяти вечера. Я вышла из машины и пошла к подъезду, а Федя замешкался – доставал что-то из багажника. Я вошла в парадное, вызвала лифт. Когда двери открылись, я придержала их ногой и крикнула: – Федя, ты скоро? Мне никто не ответил. «Ну что он там копается!» – с досадой подумала я, но наверх не поехала. Вернулась обратно на улицу и… Возле машины лицом вниз лежал Федя, а какой-то гном избивал его обрезком железной трубы... Я закричала – так громко и страшно, что на первом этаже захлопали двери. Гном обернулся, и я поняла, что никакой это не гном, а седой, присевший на корточки. Он вскочил, отбросил трубу: – Мария! Посмотри, я проучил твоего обидчика! Никто не смеет обижать мою женщину! Перед глазами все поплыло, я потеряла сознание. Очнулась на чужом диване. Рядом сидела соседка с первого этажа. – Федя… – простонала я. – Живой он, живой… «Скорую» уже вызвали, а переносить не решились, чтобы не навредить, – ободряюще улыбнулась соседка. – А тот… нападавший... – Его наши мужики скрутили и передали наряду милиции. Если хотите, Машенька, я свидетельницей на суд

пойду – мне из окошка почти все видно было. И как этот нелюдь к вашему мужу подошел, и как его по голове какой-то железкой ударил... Суда не было. Эксперты признали Николая С. (так звали моего преследователя) невменяемым и направили его на принудительное лечение в психиатрическую клинику. Скорее всего, он останется там до конца жизни. Я узнала, что этот человек уже много лет состоял на учете в психоневрологическом диспансере. Пока была жива его мать, она покупала ему необходимые лекарства, следила за тем, чтобы он их вовремя принимал,

Неизвестно, почему он принял меня за свою первую любовь а в период обострения болезни укладывала в стационар. Потом она умерла, и Николай остался без опеки. Неизвестно, почему он принял меня за свою первую любовь – девушку Машу. Увидел в универсаме, прочитал на бейджике имя и… Мозг человека – вообще штука загадочная, а уж больной – и вовсе тайна за семью печатями. Федя поправился, но в Россию больше не поехал: – Я и тут Танюхе на учебу заработаю, а тебя больше без присмотра не оставлю, – сказал. А я и не спорила...

С криминалом 21


Похоже, мои личные демоны спали слишком долго, потому что, когда они пробудились, мир вокруг перестал существовать!

. Анастасия Р й о н ж а в стала цей свидетельниблении а в деле об огр зея у м го о городск илизаций древних цив

Разбуди во мне а абочий день подходдил к концу, и я уже планировала закрып ввать магазин, когда входные входны двери неожиданно открылись, разбудив отк висящие висящ у притолоки китайские колокольчики. китайс К прилавку подошел высоприл кий мужчина в джинсах му и голубой рубашке, очень голу удачно контрастировавудачн шей с его смуглой кожей шевелюрой цвета и ше воронова крыла. вор Добрый вечер, – го–Д лос его звучал низко и слегка с хрипотцой. сл – Здравствуйте, – ответила я, не в силах ве определить, от чего о ввдруг побежали по сспине мурашки – от

Р

звука его голоса или от пристального взгляда темных глубоких, как открытый и глубоких космос, глаз. – Я могу вам чем-нибудь помочь? – В общем-то, можете. Меня интересуют книги по древнеегипетской цивилизации.

Посетитель меня заинтересовал – очень уж был красив – Какое совпадение, – улыбнулась я. – Буквально в начале недели один поклонник истории древних цивилизаций уже скупил у нас все книги, связанные с Древним Египтом. Странно, обычно литература

о фараонах не пользуется таким бешеным спросом. уж, совпадение совпадение… – – Да уж задумчиво пробормотал посетитель. – А может быть, вы запомнили, как выглядел этот человек? – А зачем вам? – подозрительно поинтересовалась я. – Ну, понимаете… Дело в том, что это может быть мой коллега из… хм… клуба любителей истории Древнего Египта, и если бы я узнал, кто именно купил эти книги, то мог бы попросить у него их на время… – Вряд ли смогу помочь, – я пожала плечами. – У нас за день множество покупателей бывает, всех не упомнишь. – Очень жаль. Но если вдруг вы что-нибудь вспомните,


Под подозрением я мог бы заехать, например, завтра, – он бросил взгляд на мой бейджик, – Анастасия. – Ну зачем же утруждаться? Я могу просто позвонить, если вы оставите свой номер. – Пожалуй, нет, – замялся посетитель. – лучше заеду сам… Кстати, я Дима. – Очень приятно, Дима. Рада знакомству, но мне уже пора закрываться. – Да-да, конечно, – он снова обезоруживающе улыбнулся и уже развернулся уходить,

когда внезапно предложил: – А давайте я подвезу вас заканчидомой? Ведь вы уже заканч ваете работу, как я понял... Для справки: я никогда, никогда такого не делаю! Не знакомлюсь на улице, не сажусь в машины к незнакомцам, не отвечаю согласием на предложение подвезти случайного мужчины, даже если он сногсшибательно, чертовски красив. Но в тот вечер во мне словно пробудились демоны, таящиеся в душе каждого из нас до поры до времени. И, судя по всему, мои спали слишком долго… – Вот и мой подъезд, – сообщила я, когда мы подъехали к дому.– Большое вам спасибо, что подвезли. – Пожалуйста. И в знак ва-

шей благодарности я принял бы переход на «ты», – мягко улыбнулся Дима и тут же неожиданно добавил: – И... еще чашку чая. Я не смотрела на него в тот момент, однако внезапно ощутила, как резко изменилось его настроение. Его ладонь, лежащая на рычаге переключения передач, вдруг накрыла мою, и я почувствовала исходящий от нее жар… И он, словно электрический заряд, передался мне.

В тишине салона, нарушаемой лишь тиканьем часов на его запястье, я услышала, как сбивается ритм моего сердца и учащается его дыхание. – Можно и чаю, – прошептала я, и уже в следующую секунду мы стояли в темной прихожей моей квартиры, жадно впиваясь друг в друга губами, словно путники, неожиданно отыскавшие живительный источник в бескрайней пустыне и приникшие к нему... Он обхватил меня одной рукой, другую запустил в мои волосы, а я, растворяясь в его объятиях, медленно, но неизбежно таяла, как масло на горячем тосте, а мир сжимался и сжимался, сузившись в итоге до этих

губ и рук, и не существовало во вселенной больше ничего. Я прижалась к нему всем телом, словно пытаясь впитать каждой клеточкой его силу и страсть, его запах, его самого… Прикосновения изменились – они стали настойчивее, жарче… Моих губ ему стало мало, он опустился ниже, покрывая поцелуями мою шею, я запрокинула голову назад и послушно подняла руки, когда он стал меня раздевать… Прошло несколько дней. Случившееся казалось мне сном, нереальным и сладостным. Сном, который я была бы не против увидеть еще много-много раз. Вот только Дима исчез... Я прошлепала на кухню, включила телевизор и поставила на плиту джезву, собираясь сварить кофе. В новостях как раз передавали сюжет о дерзком ограблении местного музея древних цивилизаций, совершенном накануне. – …папирусы, украденные из музея, ученые относят к эллинистической эпохе развития египетской цивилизации, и они представляют собой огромную ценность не только для науки, но и для коллекционеров. Все это позволило следствию сделать вывод, что злоумышленник специально интересовался историей древних цивилизаций и знал, какие экспонаты наиболее ценны… Я застыла на месте, и чашка выскользнула у меня из рук. В голове внезапно встали на место кусочки пазла: интерес к книгам о Древнем Египте, внезапное исчезновение… Дрожащими руками я набрала номер районного отделения милиции, и вот сейчас сидела в кабинете

следователя, ожидая его прихода, и никак не могла поверить своим глазам, когда дверь открылась, и в кабинет вошел… Дима. Я инстинктивно дернулась за сумкой, в которой лежал газовый баллончик. – Не стоит,– сказал он мне.– Выдохни и сосчитай до десяти, Настя. Ты в полной безопасности. – Мы давно следим за этим музейным вором, – рассказал мне Дима, когда я немного пришла в себя. – Он всегда работает по одной и той же схеме: изучает историю вопроса и экспозицию музея, а потом крадет самое ценное. Несколько недель

Неужели все, что между нами было, просто его работа?! назад мы взялись разрабатывать несколько версий, и когда я пришел к тебе и узнал, что кто-то скупил все книги по Египту, понял, что напал на верный след… – Так значит, – я старалась игнорировать растущий комок в горле, – ты и вправду следователь, и для тебя все это было просто работой? – Да, – кивнул Дима и вдруг покраснел. – Честно говоря, я был при исполнении. Я почувствовала, что вот-вот разревусь. – Однако кое-что не входило в мои планы, – торопливо добавил он и нежно провел пальцами по моей щеке. – Я встретил тебя. Но... дело в том, что... В общем, до конца следствия я не имею права вступать в какие-либо отношения со свидетелем… И я не хотел звонить тебе сейчас, потому что не был уверен, что, увидев тебя, сдержусь… – Не страшно… Я знала, что ты все равно позвонишь, – и я улыбнулась ему своей самой очаровательной улыбкой. Пусть расслабится, ведь ему еще только предстоит узнать, каких демонов во мне можно разбудить...

С криминалом 15 23


Под подозрением Соседки Ксении Т. заподозрили ца нового жиль т в том, что тонаркотики т и д о в произ

недавних пор у нас в подъезде появился новый жилец. Между прочим, довольно приятный парень лет тридцати с небольшим. Правда, внешний вид его отличался некоторой экстравагантностью: ухоженная трехдневная щетина, да еще красочная расочная татуировка на плече: ече: паутина и паук. Причем рисунок явно был выполнен ен мастером высокого класса, поскольку отвратительное насекотельное мое выглядело лядело совсем как живое. Собственно говоря, мне его внешний вид, впрочем,, как и он сам – до лампочки. ки. Живет себе тихо, мирно, при встрече здоровается, никого не обииж а е т. Но это мне все равно, а вотт другие соседки с какой-то кой-то стати ополчились олчились на парня. рня. Танька Малецкая, ая, известная на весь микрорайон крорайон сплетница, однажды жды заявила: – Такие татуировки только у тех, кто то сидел в тюрьме! Точно вам ам говорю, я в Интернете читала! – Ну, подселили одселили дселили уголовниуголовни ка на нашу ашу голову! – проворчала баба Маня. – Надоть, наверное, второй замок ставить, авить, а то обворует еще, не приведи господи! – Ладно о вам! Парень как парень! Ничего особенно-

С

24 С криминалом иналом

Паучий го! – возразила я. – Да? А что же тогда, интересно, гудит все время у него в квартире? А? Я вас спрашиваю! – возвысила голос Татьяна. – Бензопила, наверно! – хмыкнула я. – Какая такая бензопила? Зачем она ему? – нервно взвизгнула баба Маня. – А затем, что он маньякубийца! Охотник за зловредными старухами! Убивает, замораживает в морозильнике, а потом распиливает на мелкие кусочки, варит и ест! Точно вам говорю! – «страшным» голосом добавил мой муж Кирилл, присутствовавший при разговоре.

– Шо? Таки точно маньяк? А ведь верно! ТоТо то я смотрю, взгляд у него исподлобья, глазки-буравчики, так и сверлют тебя, так и сверлют! – совсем уж расстроилась баба Маня. – Вам бы только шутки

Иногда г у самых ы странных вещейй имеется самое простое объяснение. Так получилось и у нас...


ведра телячьего студня, разлила по коробкам да и заморозила. Не все ж ему, бедолаге, трупами зловредных старушек питаться! – Тьфу на тебя! – обиделась я. Прошла еще пара дней. Наш странный сосед поставил вил мелкую сетку на все свои окна и ею балкон. же затянул весь балк лкон. – М-да, теперь наше ше подъразведывательное ездное разведыватель льное бюро ваще голову сломает!! б – посмеивался Кирилл. В тот день Танька сидела в гордом одиночестве на лавочке у подъезда. Вид у нее был… ну… по меньшей мере как у Наполеона после очередного блестяще выигранного сражения. – Ксенька, никуда не ходи, сейчас тако-о-ое начнется! Мы его все-таки вывели на чистую воду! Вчера вечером я принюхалась к его двери... Точно тебе говорю, оттуда наркотиками как поперло, как поперло! Страх один! Прям дышать нечем! А сегодня я к бабе Мане побежала – она с нашим участковым давно знакома, вот и пошла заявлять на этого нарика. Теперь сижу, жду обыска! Я вчера специально заставила племянника в Интернете посмотреть. Так вот: для выращивания конопли в домашних условиях используются вентиляторы – то ли для проветривания, то ли еще зачем-то! Да неважно... Все сходится! Зэк-наркодилер! Нет, мы тебя, голубчика, мигом арестуем! – «Когда вы говорите, Иван Васильевич, у меня такое ощущение, что вы бредите!» – мрачно процитировала я старую любимую кинокомедию и отправилась домой готовить ужин. Но когда в мою дверь позвонил участковый и предложил поприсутствовать в качестве понятой при обыске, мне стало не по себе. В квартире соседа царил полумрак, было доста-

бизнес шутить! – акти активно ивно поддерТанька. жала бабулю Та анька. – Нет узнать, бы на самом деле д чем это он там гудит! Однако в тот же вечер, О когда дочка улеглась спать и в квартире стало относительно тихо, я тоже обратила внимание на тихий равномерный гул, доносившийся из-за стены. – Кирюша, что это всетаки может быть? – Да какая тебе разница? Это его квартира. кварти ира. Чем хогудит! чет, тем и гудит т! Может, он превращается по ночам превр ращается летает в Карлсона и л етает над гозасмеялся родом, – засме еялся муж. Казалось бы, поговорили, поржали да д и забыли, одравно нако я всее равн но то и дело невольно прислушивалась присслушивалась звукам к странным м зву укам из

соседней квартиры. Через Че рез пару д дней меня во дворе дво оре остановила оре донельзя доне ельзя встревоженная женна ая баба Маня: – Ксения, а ты видела, шо энтот зэк в дом попер? – Что? – рассеянно перея.. спросила я – Та шо вы вы ее спрашивае-

те, она ж никогда ниче не видит! – встряла в разговор Татьяна. – Какие-то пластмассовые коробочки, небольшие такие, с крышб кой, прозрачные! – Ой, боженька, и шо ж это в них такое? – еще сильнее

Танька и баба Маня дружно убеждали меня в преступных намерениях соседа баба Маня. разволновалась б рассмотрела я, не – Та не рассмот досадой плюнууспела, – с досад сплетница. ла наша сплетни – А вдруг у него в них эта... взрывчатка? Я ввона недавтеррористов но кино про те смотрела, – по телевизору см припомнила вдруг пр бабуля. бабу – Все может быть, – заб думчиво ответила ей от Татьяна. – Та Не дай бог, взорвет дом взорв чертовой матек черто ри, и пол полетят наши городом… кишки над го – Точно! Как китайские язвительно фонарики! – я Господи, вы фыркнула я. – Го ерунду мелеиногда такую ер уши вянут! те, что просто уш Развернулась и ушла по своим делам, но тревожные мысли никуда не делись... слушай, а что – Кирилл, слуш человек может хранить ч десяти-двенадцати пров десяти-двенад пластиковых конзрачных пластик тейнерах? например! – – Холодец, нап ответил муневозмутимо от Наварила ему женек. – Нава зазноба два какая-нибудь за

точно ж жарко, да и воздух влажный как в Сочи. По влажны комнаты всему периметру п располагались стеллажи, распола на них – коробки с чем-то непонятным. На каждый непонят контейнер направлена ламконтейн Мерно гудела парочка па. Мер мощных вентиляторов. Гражданин Ивченко, – Граж предлагаю вам добровольпредлаг но сдать все наркотические вещества, которые вы вывеществ ращиваете на продажу! – ращивае сурово ссказал участковый. суро –Н Ничего я не выращиваю! – А вентиляторы тебе зачем? – ехидно прищурилась вторая понятая – Танька. – Хм… лето… Жарко. – Не ври! Коноплю ты, растишь, потом продаешь и с этого живешь! – Ясно… – вздохнул парень и зажег яркий свет. От увиденного у меня по спине пробежали мурашки, подкосились ноги, а во рту появился отвратительный привкус. Во всех ящичках сидели и отвратительно шевелили мохнатыми лапами здоровенные пауки. – Это мой бизнес, – улыбнулся сосед. – Выращиваю

От увиденного меня прошиб холодный пот, а по спине побежали мурашки... пауков-птицеедов на продажу. Налоги, кстати, плачу, и лицензия имеется. – Теперича еще и пауков бойся! – всплеснула руками баба Маня, тоже пришедшая полюбопытствовать. – Укусють, и сразу на кладбище загремишь! – Вас-то они с чего будут кусать? – удивился сосед. – А если сбегут? – Не беспокойтесь, не сбегут. Недаром же я здесь сеткой все затянул! На этом история вроде бы закончилась, однако теперь и мне неспокойно: не очень приятно жить рядом с человеком, занимающимся паучьим бизнесом...

С криминалом 25


Олеся М. ной н стала нечаяе й ц и н свидетель ного ш а самого стр – я преступленибенка е убийства р

Лучше бы в тот ужасный день я вообще не выходила из дому! ой сон всегда прерывается одинаково: отец вопит, что я уже опаздываю, брат врубает музыку, а мамуля в это время нервно гремит чашками на кухне – вовсю демонстрирует, что, несмотря на занятость, завтрак своей истеричной семейке она все-таки обеспечит. – Леся! – слышится ее голос. – Сегодня на улице отвратная погода! Одевайся потеплее! «Вот! – ехидно думаю я, продолжая

М

Ловушки для простаков валяться. – Кто рано встает, тому Бог дает... самую точную информацию о погоде! Если бы не мама, я бы сейчас спрыгнула с постели, влезла в джинсы, запихнула бы наспех в рот какой-нибудь пирожок, прожевала на ходу и выскочила на улицу, а там...» – Слушай, мам! – кричу я опять же из постели. – А что такого жуткого в сегодняшней погоде? – Ой, представь, там туман, и дождь льет как из ведра, – слышу в ответ. – И мне очень удивительно все это, дочка! Мамочка дожила до сорока пяти и не разучилась удивляться. Каждое утро ее что-нибудь да удивляет. Просто смешно! – А что удивительного? – интересуюсь на всякий случай. – Как что? Это же неправильно, ненаучно... Туман и дождь... Ведь когда ложится туман, может быть лишь противный мелкий дождик, но никак не ливень. Верно? А за окном... – Остановись, мать! – не выдерживает отец. – Иначе эта

лентяйка прослушает в постели всю твою лекцию и точно опоздает на работу! – А который час? – игнорируя папино возмущение, спокойно спрашиваю я, но предки уже отвлеклись на что-то свое. За них отвечает братец, перекрикивая «Рамштайн»: – Уже полвосьмого, старуха!

Погода на улице оказалась и вправду омерзительной... – Так что ж вы молчите?! – возмущенно ору я и моментально покидаю теплое лежбище. Парят мне мозги разговорами о погоде, а о времени молчат! Без двадцати восемь выскакиваю из дому под язвительный комментарий брата: – Тормози на поворотах, а то мимо работы пролетишь! – Сам дурак! – бормочу с набитым ртом: дежурный пирожок в который раз заменил мне нормальный завтрак... Только бы автобус долго ждать не пришлось! И дернул же черт предков купить квартиру в этом захолустье! Маршрутки сюда вообще не доезжают, а автобусы ходят так редко и так непредсказуемо, что хоть волком вой. Мама права: погодка оказалась и вправду дрянная. Серобелая пелена расползлась как

неоперабельный рак, – не остановить. Ничего не видно на расстоянии десяти метров, а сверху это безобразие обильно поливается дождем. Хорошо хоть автобусная остановка в квартале за углом. Торчу на ней в гордом одиночестве и проклинаю погоду, транспорт, свою привязанность к теплой постели и даже начальника, который не любит опозданий. Чтоб не зацикливаться на негативе, старательно таращусь вдаль, туда, откуда должен (ну должен же!) показаться автобус, но вместо него из тумана на дикой скорости выныривает кроваво-красная машина. Я не успеваю даже подумать о том, что надо быть полным идиотом, чтобы в такой туман ехать так быстро... Маленькая, почти слившаяся с туманом детская фигурка неторопливо топает через дорогу... Этот, в машине... Он не успевает затормозить! В глухом тумане на мгновение тонут все звуки, и я отчетливо слышу только один – стук детского тельца о капот красной тачки. От ужаса ноги подкашиваются, и несколько секунд я стою столбом, потом взрываюсь слезами и бегу туда... Туда, где лежит на безлюдной дороге неподвижный ребенок, а рядом сигналит о беде своим красным цветом автомобиль... Страшно... Вдруг кажется, что, как в голливудских ужастиках,

Не буду ПРЕС


я не увижу за рулем никого. Машина-призрак. Машинаубийца. Стоит подойти, и ее мотор взревет, и она расплющит меня по асфальту рядом с этим маленьким мальчиком. Наверное, он шел в школу... – Олеся... – машинально поворачиваю голову в сторону красной машины и вижу человека, который выглядывает из ее окна. Меня начинает сотрясать непонятная дрожь: я знаю его! Этот человек живет по соседству. Противный тип! С ним поздороваешься, а он и рта не откроет. А оказывается, он даже знает мое имя... Падаю на колени перед окровавленным мальчиком, непо-

Мальчик оказался жив, но водитель не вызвал «скорую» слушными руками нащупываю пульс. Слава богу, есть! – Да не сидите вы! – ору мужику. – Вызывайте «скорую»! Мальчик жив! Он жестом приоткрывает дверцу и говорит хрипло: – Нельзя мне... Будь человеком! – Вы о чем? – я на мгновение забываю о мальчике. – У меня условная судимость, а если еще и это... Помоги, соседка! Ты же видела, я не нарочно! – Чего вы от меня хотите? –

шепчу я, понимая, что трачу драгоценное время. Надо срочно звонить в «скорую», быть может, жизнь ребенка зависит от каждой секунды! Достаю мобильник, кричу: – Скорее! Ребенок попал под машину! Жив! Не тяните! – Олеся... – я сижу в луже около ребенка, а сосед окликает меня снова. – Я поеду, ладно? Скажешь, что не рассмотрела машину... У меня – семья, трое пацанов... Кто их будет кормить, если меня посадят? – Как это?! Я... я... – шепчу беспомощно, глотая слезы. – Я... не могу. Так нельзя... – Спаси меня! – он почти плачет. – Мальчику ведь не поможет то, что меня посадят! Ну будь человеком, соседка!!! – Уезжайте, – говорю еле слышно, словно боюсь, что сейчас этот полуживой ребенок откроет глаза и с обидой скажет: – Ты плохая! Ты отпустила моего убийцу! Кошмар! Я отворачиваюсь и от мальчика, и от машины. А она уже фыркает, гул мотора становится громче, и через секунду в тумане пропадает ее

след. Словно и не было. Я снова набираю «103» и ору громче прежнего, уже истерично: – Да где вы?! Ребенок умирает! «Скорая» появляется через пять мучительных минут. За медиками приезжают гаишники. – А вы... – бормочу я, и мне

Медики сообщили о случившейся катастрофе в ГАИ становится очень страшно. Не стыдно, а именно страшно. – Мы всегда сообщаем в ГАИ о ДТП, – сухо объясняет доктор «скорой». Он занят малышом, ему некогда посвящать меня в формальности их отношений с правоохранителями. – Свидетельница? – средних лет пузатый гаишник, кряхтя, осматривает место преступления, потом достает из машины что-то вроде плащ-палатки и набрасывает мне на плечи. – Промокла, небось...

– Устала, – признаюсь я и опять начинаю рыдать. – Ну-ну, – он отечески обнимает меня за плечи и ведет к машине. – Садись. Согреешься, обсохнешь, потом и поговорим. – О чем?! – сердито вырываюсь из его цепких рук, а он смотрит на меня с подозрением. – Об аварии, конечно. А ты что думала? Что я тебя в Париж на уик-энд приглашаю? Чего это ты такая напряженная, дочка? – Чего?! Это, может, вам привычно сбитых детей на дороге разглядывать, а мне!!! – ору, и слезы снова подступают к горлу. – Ну-ну, – миролюбиво повторяет пузатый. – Это ты зря... Разве мы не люди? – Ничего я не видела! – реву пуще прежнего. – Отпустите меня! Я в другую сторону смотрела, а потом... услышала, как тормоза завизжали. Обернулась – ребенок на дороге лежит... А машина... Я в машинах не разбираюсь! Не наша! Иномарка... Я только хвост ее и увидела. Водитель как рванул!

покрывать ТУПНИКА! С кримин криминалом 15 27


Ловушки для простаков – И цвет не разглядела? – спрашивает он недоверчиво. – Почему... Заметила, серебристый... Как туман! – Что ж, иди домой, дочка, – гаишник стаскивает с меня плащ-палатку и протягивает бумажку с номером телефона. – Вдруг что вспомнишь, позвони! А если что знаешь, но умышленно не сообщаешь органам, станешь в глазах закона соучастницей. Поняла? Не отвечая, бегу к дому. Это слезы текут по щекам или дождь плачет вместе со мной? Влетаю в квартиру, закрываюсь в ванной, сдираю мокрую одежду, словно она, безмолвная свидетельница моего слабодушия, в чем-то виновата. Потом выхожу и объявляю близким: – На моих глазах какой-то урод сбил ребенка. «Скорая» забрала.

Домашние ходили на цыпочках, боясь меня потревожить Как же я хочу, чтобы он выжил! Ровно полчаса домашние ходят на цыпочках, перешептываясь, словно в доме находится тяжелобольной, потом мама подсаживается ко мне и шепчет: – Олеся, не убивайся так. Ты сделала все, что от тебя зависело, – и осторожно спрашивает: – А как это произошло? – Интересно вам! – истерично ору я. – Шел мальчишка, а потом – бац! – лежит и не дышит... – Ох, горе! И не дышит? – шепотом уточняет мама. – Не знаю, – отмахиваюсь, – Пульс еще был, это точно! – А этот... – не отвязывается мама. – Убийца.... Он-то что? Меня снова начинает бить озноб. Нет, никому не расскажу! Не хватало еще, чтобы к моим душевным терзаниям добавились родительские морали. Молча отворачиваюсь к стенке и так валяюсь до глубокой ночи. Утром боюсь выходить из дома. Кажется, все население земного шара уже знает о моем поступке. Вот старуха-соседка улиткой тянется на свой второй этаж. – Здрасьте! – бормочу. – Во-во! Здравствуй! – ехидно

28 С криминалом

отвечает старушка. – А это значит – будь здорова! Господи, на что она намекает?! У подъезда топчется женщина в расстегнутой куртке, из-под которой выглядывает халат не первой свежести в красных, как кровь, розах. Мрак! Хочется побыстрее прошмыгнуть мимо идиотских роз, но при виде меня женщина оживляется: – Здравствуй, Олеся! – Здравствуйте, – недоумеваю. Я не знаю ее! Скорее всего, она тоже живет в нашем доме, но... И вдруг я все понимаю! В одну секунду! Да это же жена того... убийцы, которому я выдала индульгенцию, а себе на сердце взвалила такой камень, что теперь трудно дышать. Что им еще от меня нужно? – Олеся, погоди... – женщина хватает меня за руку и тянет в укромный уголок. – Молодец, девочка! Ты нас просто спасла. Вот это тебе! Ну что ты так на меня смотришь? Долг платежом красен, мы же все понимаем! Возьми! – она тычет мне какойто конверт, но я делаю шаг назад и глупо переспрашиваю: – Что вам от меня нужно? Она улыбается и приоткрывает конверт. Там деньги. Много... – Тут тысяча долларов, – оглянувшись по сторонам, деловито сообщает женщина. – Хватит? Ты... это... поезжай куданибудь, развейся. И не вздумай в милицию идти. Тебе понятно? – улыбка исчезает с ее лица: такая за свою семью всех в клочья порвет! Мне страшно, но я не могу взять конверт. – Извините, – растерянно шепчу, чувствуя, что сейчас снова разревусь. – Я не возьму этих денег. Не хочу! И в милицию... я все-таки пойду. Простите. Не могу я иначе, понимаете? Женщина прячет деньги в карман, хватает меня за грудки и яростно выдыхает в лицо: – У меня три сына! Если ты их, сучка, без отца оставишь, я потрачу эту тысячу на то, чтоб тебя трахнула компашка не меньше чем в десять человек. Ты меня всю жизнь вспоминать будешь! Вырываюсь из цепких лап и мчусь домой. Мама в шоке: – Леська! Тебя просто уволят! –

кричит она. – Ну ладно, вчера ты спасала ребенка, но почему ты вернулась домой сегодня?! – Мам! У меня беда... – реву белугой, и через десять минут в��я семья уже в курсе проблемы, но никто не знает, что делать. – Ну ни фига себе история! – наконец выдает брат. – Я эту семейку немного знаю. Хорошего от них ждать не приходится, – хмурится отец. – Да я их сама уничтожу! – рыдает мама. – Как они посмели угрожать моей девочке?! – Что делать? – я смотрю на них с надеждой. Вздохнув, отец тяжело поднимается из-за стола: – Схожу я к этому соседу. Поговорю по-мужски... Его нет минут сорок, и за все это время мы не произносим ни слова. Сидим и молчим. Отец возвращается не один. С ним тот – убийца... Улыбается нехорошо. Страшно. – Ну привет, соучастница, – мрачно усмехается он, и мама немедленно взрывается: – Не смейте! – А чего «не смейте»? – кривится сосед. – Она мне сама сказала: уезжай, мол, сосед, а теперь в милицию собралась... Нехорошо! Если бы она меня с толку не сбила, я бы ребенка в больницу отвез на полчаса быстрее, чем «скорая»! Он бы жив остался, а так... – Он что, умер? – спрашиваю в отчаянии. – Умер?! – Умер, – злобно бросает он и тяжело смотрит на меня. – А все ты... Героиней, наверное, захотелось себя почувствовать! Говорил же я тебе, давай положу мальчишку к себе в машину и отвезу в больницу? Говорил!

Сосед вдруг обвинил в произошедшем... меня! Вот это номер! А ты: «Спасайся, сосед! Ты ему ничем не поможешь! Я сама «скорую» вызову и врачей дождусь!» Ну и что? Дождалась? – Лесенька... – дрожащим голосом шечет мама. – Этот человек говорит правду? – Мама, этот человек лжет!

Спасает свою шкуру! Не хочет, чтобы я в милицию шла! Это он меня умолял, чтобы я никому про него не говорила. Это он... – заливаюсь слезами. – Кто ж тебе поверит, истеричка? – холодно спрашивает убийца. – Знай: пойдешь в милицию – все на тебя свалю. Скажу, в шоке был от того, что на пацана наехал, а ты меня уговорила сбежать, – он поворачивается к родителям: – Рассудите: если бы ваша дочка не согласилась, неужели бы я уехал? Я же себе не враг! Пацану помог бы, сам в руки ментов сдался, а так... Из-за вашей дочки получается, я тварь, потому что сбежал... А это и срок побольше. Нет, я так не играю. Повторяю: был в шоке, ваша дочка уговорила уехать! Усекли? – О Боже! – мама опускается на табуретку и закрывает лицо руками, а сосед уходит, громко хлопнув дверью. К вечеру мнения разделяются. Мама считает, что мне надо срочно уезжать из города, отец – что нужно пережить этот кошмар и жить дальше, а брат даже упоминает о том, что деньжат с соседа срубить не помешало бы... – Заткнись, идиот! – ужасаюсь я. – Как я могу взять у него деньги?! И почему никто из вас не говорит о том, что нужно идти в милицию? – Нет! – выкрикивает мама. – Доченька, и думать об этом не смей! Этот гад тебя саму в тюрьму засадит! Ты же слышала... – Да-а-а, – тяжело вздыхает отец. – Вот она, жизнь... Не знаешь, какой она тебе сюрприз приготовит... Верно мать говорит, дочка, в милицию идти нельзя. Этот тип прав – выходит, ты соучастница... – Папа! Что ты несешь?! – я не верю собственным ушам. – Правду, – безжалостно ответчает отец. – Ты согласилась на его уговоры, значит... Знаю, это звучит жестоко, но... Один необдуманный шаг, и вся жизнь под откос... А ведь ты молодая... Я вытираю слезы: – Вы все и уезжайте, если хотите! А я все равно в милицию пойду. И пусть делают со мной, что хотят. Не могу я убийцу покрывать! Не могу!


Домашний секьюрити Ирине Д. удалось ть предотвратиседской о с е и н ограбле равда, ей квартиры. Пмогли... немного по посмотрела в глазок и увидела Свету Потапову – соседку из квартиры напротив. – Зрасте, Ирина Петровна, – затарахтела она с порога, – мы с мужем завтра отдыхать уезжаем на десять дней. Вы не могли бы, пока мы будем в отъезде, нашу живность покормить? – Извини, Светочка, я бы с радостью, но уж очень пес у вас серьезный. Была бы болонка или такса… – я смущенно развела руками. – А мы Ниро с собой берем. Кормить нужно только рыбок и Арчи. – Арчи – это кот? – Попугай. – Тогда покормлю, – согласилась я. – Т ы

Я

Соседи попросили меня в их отсутствие покормить живность – рыбок и попугая. Разве можно было отказать? мне только покажи, каким ключом какой замок открывать и как квартиру с сигнализации снимать. – Замок у нас один, а сигнализации вообще нет. Я удивилась. У меня тоже нет, но только потому, что красть нечего. А соседи – люди состоятельные, на красивой машине ездят. И ремонт у них – не моему чета. Хотя… Наверно, с такой собакой, как Ниро, никакие воры не страшны. – Корм для рыб возле аквариума оставлю, а для Арчи – возле клетки, – Света сунула мне ключи и убежала. Утром я отправилась исполнять соседский долг. Войдя в квартиру, услышала низкий, словно из бочки, собачий лай: – БЭФ! БЭФ! БЭФ!!!

уезжали! Вернулись, что ли? – Юра, сделать тебе бутерброд? – крикнула соседка. Голос был определенно Светин, только на «р» она налегала чуть сильнее, чем обычно. И тут меня осенило! Заглянула в комнату:

Голос был Светин, только на «р» она налегала немного сильнее, чем обычно – Арчи, значит, это ты здесь хулиганишь, да? – Привет! – приветливо поздоровался большой серый краснохвостый попугай и радушно предложил: – Давай пить чай!

а не его попросили кормить живность? Да и с замком этот «родственник» возится подозрительно долго!» Метнулась к телефону: – Милиция? В квартиру моих соседей кто-то пытается влезть. Пишите адрес! Положив трубку, снова приникла к «глазку». Парень наконец справился с замком, скользнул в квартиру, но через минуту выскочил на площадку и как ошпаренный помчался вниз по лестнице. Я вышла на балкон и увидела, как к подъезду подъехала милицейская машина и из нее вышли трое в штатском. Почти одновременно из парадного выбежал парень в капюшоне. – Вор! – закричала я что есть мочи. – Держите его! Парня тут же скрутили и запихнули в машину. – Я к вам сейчас поднимусь! – помахал мне один из милиционеров. – Действительно отмычкой открывали, – сказал он, осмотрев замок. – Только непонятно, почему вор ничего не украл. Тут из квартиры донесся заливистый лай и знакомое «Юра, посмотри, кто пришел!» – Хозяева дома? – удивился милиционер. – Это попугай, – объяснила я. – Он и спугнул воришку. Попрощавшись со стражем порядка, я взяла горсть фисташек и отправилась в квартиру Потаповых. – Ты у нас прямо гроза воров! – похвалила Арчи. – Гр-р-р-роза вор-р-ров! – подтвердил тот. Я угощала попугая орехами, а сама думала: не завести ли и мне такого же умницу-жако? И поговорить будет с кем, и квартиру охраняет лучше любой сигнализации!

ГРОЗА

воров р

Я даже дышать перестала: неужели пса дома оставили? Простояла, не шелохнувшись, минуты три, не меньше. Наконец Ниро лаять перестал и из комнаты донесся голос Светы: – Юра, посмотри, кто там пришел! Я растерялась – ведь своими же глазами, видела, как Потаповы

30 С криминалом

Знакомство с уникальной птицей произошло в субботу, а в четверг… Не знаю, что заставило меня посмотреть в «глазок», но интуиция не подвела – там и вправду творилось неладное: какой-то парень в капюшоне пытался открыть дверь Потаповых. «Родственник, у которого есть ключи? – мелькнула мысль. – Почему же меня,


Курьезные преступления

ЦЕНА ОШИБКИ

смешно ГАДАЛА ПО... КОШЕЛЬКУ адалка из города Серадз (Польша) решила гадать по… Гкошельку клиента. В процессе «яс-

новидения» она брала у клиента небольшую сумму, которую потом отдавала. А под конец просила дать ей кошелек – якобы для максимальной точности результатов. Кошелек женщина возвращала, вот только, воспользовавшись случаем, оставляла у себя несколько сотен злотых… Ну что делать, какой-то гонорар ведь ей полагается!

ЗМЕИНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Н

едюжинную фантазию проявили воры из Мадагаскара. Как сообщают тамошние СМИ, они придумали новый, революционный способ об кражи на дороге. Когда машина останавливается на светофоре, находчивые преступники ф забрасывают через открытое окно… змею. Испуганный водитель ель и пассажиры с криками убегают, ют, оставляя в автомобиле все ценности: нности: кошельки, телефоны, документы кументы и ключи. Как говорится, все гениальное – просто! И как-то никого не смущает тот факт, что змеи на Мадагаскаре неядови-тые. Того и гляди идею подхватят отечественные воры. К счастью, у нас раздобыть змею гораздо труднее…

аждый зарабатывает, как может. Так, К одна д наша соотечественница ц ррешила разбогатеть на торговле контрабандныб

ми сигаретами. С этой целью она должна была позвонить с предложением о продаже проверенному клиенту в Польше, дабы договориться с ним о передаче товара и его оплате. В целом дело довольно простое. И, наверное, оно увенчалось бы успехом, если бы не… ошибка. Женщина перепутала номер и вместо клиента позвонила… полицейскому из Нижней Силезии. Страж порядка быстро сориентировался и, изобразив заинтересованность, договорился с незадачливой продавщицей о встрече. Женщина очень удивилась, когда на месте совершения сделки увидела целый полицейский патруль. Мало того что она ничего не заработала, так еще и должна теперь заплатить приличный штраф. Увы, за невнимательность приходится платить!

Стеклянная ловушка

М

олодой человек, жител житель ль Винницы, попытался вынести из супермаркета две бутылки водки. Ему уже почти это удалось, когда неожиданно он н наткнулся на… стеклянные двери,, которые, как назло, не открылис��.. Фотоэлемент не сработал, бывает.. Парень на бегу влетел прямо в стекло. Задержанный охранниками вор объяснил, что у него сегодня день рождения и не хватает денег на алкоголь. Интересно, откуда он теперь возьмет 2000 долларов на покрытие нанесенного магазину ущерба?

С криминалом 31


Случай на работе Татьяна С. и ее супруг Николай С. о у них чт заподозрили, изошло о р п е р ти в квар ство жестокое убий

В тот день мы с мужем пережили настоящий ужас. Приходим домой – а там везде кровь...

Кровавый ремонт вартира досталась мужу в наследство от бабушки. Колина бабуля была большой аккуратисткой и «хрущевку» оставила внуку в очень неплохом состоянии, однако паркет настойчиво требовал циклевки, а дурацкие розочки на обоях бесили меня до истерики. Поэтому с первого дня после переезда я стала приставать к любимому на предмет ремонта. Николаша постоянно придумывал какие-то отговорки: то денег нет, то времени, то того и другого вместе… Когда он заявил, что его и так вполне все устраивает, я пустилась на хитрость: взяла отгул и, пока муж был на работе, ободрала обои со стен.

К

32 С криминалом

И вот мой Колюня пришел вечером домой, а тут – сюрпри-и-и-из! – Так тебя тоже устраивает? – ехидно спросила я. – А я на день рождения уже гостей пригласил… – растерянно почесал затылок муженек. – До твоего дня рождения еще целых две недели! – Все равно не успею – мне сейчас начальство отпуск ни за что не даст. – Значит, нам просто нужно найти хорошего недорогого мастера. – Хороший да еще недорогой мастер – это сказочный персонаж вроде Деда Мороза! – Ты, кажется, как-то говорил, что у тебя друг детства ремонтными работами занимается…


– Точно! Серега! У меня даже где-то телефон записан, – обрадовался Коля. И я обрадовалась: слава богу, процесс пошел! Уже через час бывший одноклассник мужа звонил в нашу дверь. Мне он понравился – лицо простецкое, но открытое

пальцы, – четыре… День, чтобы лак высох. В субботу можете вселяться! – В каком смысле вселяться? – удивилась я. – Нам эти дни у кого-то перекантоваться придется, – объяснил муж. – Здесь спать будет негде! Сергей ушел, а меня все

Мастер мне очень понравился – приятный парень, да и цену назвал приемлемую и улыбчивое. Именно таким и должен быть хороший мастер. Главное, чтобы цену не слишком высокую заломил... – Хотите капитальный ремонт сделать? – спросил меня Сергей. – Обычную «косметику»… Кухню, прихожую и санузел вообще пока трогать не будем. А в комнате – стены покрасить да полы в порядок привести. Сколько это будет стоить? Мастер почеркал что-то в блокноте и озвучил такую цену, что у меня закружилась голова. В хорошем смысле. Но, посмотрев на мужа, я поняла: сейчас тот простодушно спросит, почему так дешево, и предусмотрительно пнула его под столом ногой. Но Сергей и без наводящих вопросов прояснил ситуацию. – Колян, помнишь, в 2006-м я у тебя двести баксов занимал? – Черт, а я про них уже и забыл давно… – Честно признаться, я тоже забыл. А сейчас вот вспомнил... Вот смотри, калькуляция минус тысяча шестьсот гривен… – А что по срокам? Мастер пошевелил губами, подсчитывая: ывая: – До конца нца недели я занят на другом ом объекте, но если мы с тобой бой в воскресенье комнату мнату от мебели освободим, дим, то… один, дин, два, три… ри… – стал загибать агибать он

еще одолевали сомнения: – Николаша, а не страшно квартиру-то без присмотра оставлять? – Да брось, – отмахнулся муж. – Это же не какойнибудь левый прохиндей! Я с Серегой десять лет в одном классе проучился, адрес его знаю, с родителями знаком… В общем, Коле удалось меня убедить, так что в воскресенье мы вручили Сергею ключи, а сами напросились на постой к друзьям. – Представляешь, в субботу приезжаем, а там... красота! – мечтала я вслух. Но до субботы мы не дотерпели – уже в среду после работы решили заехать домой и посмотреть, как продвигаются дела. Сергей почему-то не открыл, хотя звонок у нас довольно громкий – любую дрель переорет. – Открывай! – велела я. Муж достал из кармана ключ, но, когда вставлял его в замочную скважину, другой рукой машинально оперся о дверь. Та легко подалась и приоткрылась на несколько сантиметров. – Очень странно... Не заперто почему-то… – растерянно пробормотал Коля и крикнул в образовавшуюся щель: – Серега! шу Но никто не откликнулся. откликну Мне стало как-то не по себе, поэтому я не спеши-

ла переступить порог. По всей видимости, и мой муж чувствовал нечто подобное, потому как тоже продолжал нерешительно топтаться на лестничной площадке. Ситуация явно была нестандартной и настоятельно требовала хоть какого-нибудь логического объяснения. – Может, он пошел мусор вынести, и мы с ним разминулись? – предположил Николаша. Логики в его предположении не было вовсе. – Не может, – покачала я головой. – У нас бак прямо возле подъезда стоит, и рядом с ним никого не было… – Чертовщина какаято! – сердито буркнул любимый. Затем, как и полагается мужчине, проявил-таки решительность – толкнул дверь, распахнув ее настежь. – Ой, мамочки! – пискнула я и попятилась. – Ничего себе! – присвистнул мой ненаглядный и сделал шаг вперед. – Не ходи туда! – я схватила его за руку. – Давай

бензопилой, – констатировал муж – любитель голливудских ужастиков. – Но кто бы мог подумать, что в старике так много крови? – ответила я цитатой из Шекспира. – В каком старике? – не понял Коля. – Не важно… Старательно обходя кровавые кляксы, я заглянула в комнату. На тщательно отциклеванном полу тоже виднелись капли крови, но их было значительно меньше, чем в коридоре. На кухне же творилось нечто невообразимое: линолеум, подоконник, шкафчики – все было в крови! На столе красовался «натюрморт»: на разделочной доске полпалки колбасы, тарелка с нарезанным хлебом, несколько малосольных огурцов, два стакана – в одном пива налито наполовину, в другом – на донышке. И… боже мой, окровавленный нож!!! Муж потянулся было к нему, но я изо всех сил пихнула его в бок:

«Не ходи туда! – я схватила любимого за руку. – Лучше давай милицию вызовем...» лучше милицию вызовем! – Обязательно! Только сначала все же посмотрим… Ты, если боишься, можешь здесь подождать. Я рассердилась: в трусости меня, между прочим, еще никто никогда не обвинял. К тому же любопытство пересилило страх… Проскользнув в квартиру, мы с Коленькой первым делом прикрыли за собой входную дверь, чтобы не провоцировать нездоровый интерес соседей. Постояли немного, огляПостоя дывая прихожую. – Техасская резня

– С ума сошел?! Хочешь, чтобы милиция обнаружила на рукоятке отпечатки твоих пальцев? Коля поспешно спрятал руки за спину: – Это… наш тесак? – Наш. Только я им никогда не пользуюсь. – Почему? – Потому что он неудобный да еще тупой! У нас, если хочешь знать, все ножи никуда не годятся! Только тем, что с синей ручкой, еще кое-как можно резать, а остальные… Сколько раз я тебя пронаточи, а ты веч… сила: нат Прекрати немедленно! – – Прекр рявкнул муж. осеклась на полуслове: Я осекл

С криминалом 33


Случай на работе – Прости, это у меня на нервной почве. – Стакана два… – задумчиво протянул Коля. – Значит, Серега был не один. А потом они повздорили, и гость замоч замочил чил Сергея, а сам сбежал.

– Или наоборот: твой друг – гостя… – сказала я и, немного помолчав, добавила: – А где тело-то? – Чье? – Неважно. Если кто-то кого-то зарезал, должно кого долж ж быть тело. А его нет! – Может, убийца его кудато спрятал? Ни на балконе, ни в ссанузле, ни в шкафу трупа ф мы тру не обнаружили. Зато нашли аккуратно развеша развешанные на «плечиках» дж джинсы и рубашку Сергея. – Он что, голый сбежал? – Его что, голым го вынесли? – воскликнули мы м почти одновреоднов менно. Тут я почувствопочув вала, что мозг мо у меня сейчас сейч закипит, и поп требовала: – Все, хватит! хвати Звони в милимил цию!!! Муж достал дос из кармана карма мобильный, мобильн но набрал набр не 102, 10 а какой-то како забитый заби в памяти пам телефона телеф номер. номер Довольно Доволь долго прижимал приж к уху трубку, затем зате нажал на кнопку сброса и сообщил: сообщи – Не отвечает… – Кто? – Серега… – Как труп может може тебе ответить?! – Кто – труп? – разр

далось у нас за спиной. Вообще-то у меня нервы крепкие, но тут я едва не грохнулась в обморок – еле нашла в себе силы обернуться. На пороге кухни стоял… Сергей. В заляпанном краской и штукатуркой комбинезоне, безусловно, живой, но с перебинтованной рукой. – Ребята, вы извините, я тут у вас немного напачкал. Сейчас все уберу… – Потом уберешь, – отрезал муж. – Сначала объясни, пожалуйста, что за фигня здесь творится!

– Я же говорю: какая-то хрень. Налил пива в чистый стакан, решил, что потом сразу оба вымою, стал колбасу резать… Ну у тебя, Колян, и ножи! Разве можно… – Ты почему на звонки не отвечал? – торопливо перебил его муж. – Батарея села. – А дверь почему не запер? – Не смог. Я рукой палец прижимал, чтобы кровища хлестала не так сильно. Хотел перевязать, но аптечку найти тоже не смог. Некоторое время мы все

Перед нами стоял Сергей – в заляпанном краской комбинезоне, но абсолютно живой! – Палец порезал! Сильно, почти полностью отхватил. У вас все ножи тупые, а колбаса сырокопченая – твердая. Пытался отрезать кусок, нож соскочил и… – Что ты гонишь! – взревел Коля, как разбуженный среди зимы гризли. – Я не гоню, – обиделся Сергей. – Хирург сорок минут мне сухожилия и сосуды сшивал. Сказал: если бы я приехал не сразу, палец вообще пришлось бы ампутировать! – А кто, кроме тебя, еще здесь был? – Да никого… – А почему тогда на столе два стакана? – А, ты об этом?.. Так это я решил перекусить, налил себе пива, попробовал, а оно чем-то воняет! Наверное, на дне какая-то хрень была, а я не заметил. – Это остатки подкормки для цветов… – пояснила я.

напряженно молчали. Первым нарушил молчание Сергей: – Ну хотите, оштрафуйте меня за моральный ущерб! Не переживайте, я и одной рукой справлюсь. К субботе комната будет как пасхальное яичко! Он не обманул – все закончил в лучшем виде. Мы заплатили оговоренную сумму и еще небольшую премию (я настояла – все-таки покалечился человек на рабочем месте). Теперь, когда друзья спрашивают, нет ли у нас на примете хорошего мастера, мы с Коленькой с чистой совестью рекомендуем Сергея – мол, сделает недорого, качественно и в срок. Однако советуем накануне ремонта обязательно наточить все ножи или хотя бы спрятать тупые куданибудь подальше.

«Истории из жизни. С криминалом» №5, сентябрь 2013 г. – популярный журнал. Выходит 6 раз в год с марта 2010 г. Рекомендованная цена журнала 5,99 грн. Учредитель и издатель ООО «Феникс Пресс Украина». Начальник издательского отдела: ОЛЬГА ХРИСТЕНКО, тел:(044) 583-16-05; е-mail: ОHristenko@bauermedia.com.ua Главный редактор (ответственное лицо за выпуск издания): ЕЛЕНА ВЛАСОВА, е-mail: evlasova@bauermedia.com.ua. Литературные редакторы: ЭЛЛА БЫСТРИЦКАЯ, ЛАРИСА КУРАЧ, ТАТЬЯНА СКОВОРОДНИКОВА. Редактор сканвордов: ВИКТОР КАБРУСЬ. Дизайнер: СВЕТЛАНА НОВОМЛИНЕЦ. Производство: РОМАН ДЬЯКОВ. Отдел рекламы: ВЛАДИМИР ПОКРАСЕНКО, е-mail: VPokrasenko@bauermedia.com.ua, тел.: (044)583-16-05. Отдел продаж: тел: (044) 583-16-02. Директор: СВЕТЛАНА КОСМАЧЕВА Cвидетельство о регистрации: Министерство юстиции Украины, серия КВ №19059–7849 ПР от 08.06.2012 «Истории из жизни. С криминалом» © «Истории из жизни. С криминалом», 2013 г. Перепечатка и любое использование материалов без письменного разрешения редакции запрещены. Присланные в редакцию авторские материалы не возвращаются и не рецензируются. Пересылая тексты, фотографии и другие графические изображения, отправитель тем самым дает свое согласие и подтверждает согласие изображенных на фотографиях лиц на публикацию в изданиях ООО «Феникс Пресс Украина». Отправитель также предоставляет издательству право на любую переработку фотоизображений и редактирование текстов без последующего согласования с ним конечного результата. Переписка с читателями ведется только на страницах журнала. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. За достоверность информации с ремаркой «реклама» или «на правах рекламы» и ее соответствие законодательству Украины ответственность несет рекламодатель. Материалы, размещенные в журнале, в том числе рекламные, носят исключительно информационный характер и не могут использоваться для диагностики, профилактики или лечения. Издательство не несет ответственности за возможные последствия приема читателями медицинских и других препаратов, БАДов, употребления продуктов питания, информация о которых подается в журнале, а также за применение рекомендаций, консультаций, способов лечения, диагностики или профилактики. Перед употреблением лекарственных или других фармацевтических средств, упоминаемых в журнале, обязательно ознакомьтесь с инструкцией и проконсультируйтесь с врачом. Самолечение может быть опасно для вашего здоровья. Формат 201х270 мм. Тип бумаги: обложка – SC80 г/м2, внутренний блок – газетная 45 г/м2. Печать офсетная. Заказ №29797, тираж 35 000 экз. Адрес издательства: 03680, г. Киев, пр. Палладина, 44; Адрес редакции: г. Киев–142, а/я 40; тел./факс (044) 583-16-01; Сбыт: Сбыт: ЄДРПОУ 33777785, р/с 26009053116830 МФО 321842 КИЇВСЬКЕ ГРУ ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК», М.КИЇВ, ІПН 337777826508, свідоцтво 100267318, 03142, Киев-142, а/я 24. Номер напечатан в типографии «Мега-Полиграф», Украина, 14073, г. Киев, ул. Марка Вовчка, 14/4, тел. (044) 581–68–15; эл. адрес: www.mega – poligraf.kiev.ua; «Феникс Пресс Украина», 2013 г.



Истории из жизни с криминалом