Page 45

цо отправил? Да потому, что ты нашего друга не уважа­ ешь, за порог не пускаешь. А ведь гостем да нищим хлеб не съестся: ты дашь ломоть — Бог два пошлет». Приш­ ли подружки домой, рассказали все. Люди подумали и решили, что старичок —это не кто иной, как сам леший был. А подруга Прасковьи с тех пор никому в помощи не отказывала. 36.

Дед мой сказывал. Они товды* молодые еще были с баб­ кой да мати мала была. Дед робил* в поле. А вечер был уже, да гроза собиралась. И подходит к нему старик седенький. «Пустите, — говорит, — люди добры, пере­ ночевать». Дед его в избу пригласил, накормил, посте­ лил на лавке. Старик на утро встает, говорит: «Спасибо, люди добры, за приют, вот только отплатить мне нечем. Я заметил, клопы у вас есть». — «Есть, никак не можем избавиться», —говорят. «Я уйду, и они уйдут». Ушел старичок, и клопы с того дня исчезли, как и не бывало. А что за старичок такой был, откуда при­ шел —никто и не ведал. Вот и говорят, что сам старичоклесовичок-то пожаловал.

Леший помогает человеку 37.

Леший, аль старичок-лесовичок, добрый, он упреждает о чем-нибудь. Вот до войны еще было. Егор вздумал на Большом озере дом построить, а там бор такой стоял. Вот только начал рубить, выходит старичок из лесу, низень­ кий такой, седенький, и говорит: «Молодой человек, не руби, не долго на бору жить будешь». Тот не послушал, срубил избу, хозяйством обзавелся. А потом начались колхозы, раскулачили его. Стало быть, зря лешого не послушал.

38.

Мамин племянник потерялся семи годов. Его месяц иска­ ли. Все подняли на ноги: колхозы и все — нигде не наш­ ли. Вот! А потом мать попа привезла, молебны отслужи­ ла. И что ты хочешь! Парень этот объявился: на сенокосе

ваыпукп  
ваыпукп  
Advertisement