Page 40

ты в пять минут. Водит леший. Не надо его худым сло­ вом упоминать, когда в лесу ходишь. 21.

Целиком-то не знаю, от людей тоже слышала. Ну, празд­ ник завтрашний день (19 августа — Преображение) не ходили, бывало, в лес за ягодами даже. Это праздник работницам и нянькам был. А вот одни девки-то, неболь­ шие сестры, это, может, неправда, легенда ведь, пошли по ягоды. Берут, берут, значит. Потом пришли девки болыпи, высоки, нарядились по-ихнем, по сестриным одеждам буд­ то. Зовут: «Пойдемте с нами!» Они-то, девки, перегляды­ ваются маленьки говорят: «У нас сестры никуда не пошли, отдыхают, праздник сегодня, дак не пойдут». Звали, зва­ ли они их. Они не пошли. Они осмеялись, пошли по лесу, только лес затрещал. «А-а-а, догадались!» —говорят. Вот так я слыхала. Легенда ведь говорят. От тетки Емельяны я ведь это слышала. Она все рассказывала эту легенду.

Застолье у лешего 22.

Был у нас дедушка —сторожил церкви, на горе жил. Пошел как-то вечером он в Пахурово. Идет-идет, видит: дом сто­ ит, в нем свет горит. Он зашел, там сидели трое. Встретили его хорошо, налили вино в рюмку. Перед тем как выпить, дедушка перекрестился и очнулся под ольхой. Сидевшие в доме выглядели как обычные люди.

23.

Дедушка по лесу шел. Слышит: в лесу поют, пошел туда. Там сидят мужики и поют. Дали ему рюмку, он взял, перекрестился, хотел выпить, слышит: тихо кру­ гом, никого нет, а в руке у него еловая шишка.

24.

Шел мужчина из Суры, зашел в лес. Увидел гулянье какое-то. Его вроде как пригласили. Налили вина в рюм­ ку. Он еще не выпил и перекрестился, и очутилась у него шишка елова в руках-то. А еще у городских-то ворот, там все слыхали, что каки-то женщины песни поют да хороводы водят.

ваыпукп  
ваыпукп  
Advertisement