Issuu on Google+

Виктор Деменков


Виктор Деменков

МНОГОГРАНЬЕ Стихотворения

ИВАНОВО

2013


УДК 82-1 ББК 84(2Рос=Рус)6-5 Д 30

В оформлении книги использованы фотографии из архива семьи Стеценко

Деменков В.П. Д 30

МНОГОГРАНЬЕ: Стихи / В.П. Деменков. – Иваново: ОАО «Издательство «Иваново», 2013. – 48 с. ISBN 978-5-85229-457-9

ISBN 978-5-85229-457-9

© В.П. Деменков, 2013


*** Был год тяжел. Мы много пережили: Безденежье, аварии, суды… И день, когда банкротство объявили, Когда уведомленья нам вручили, – Но город не остался без воды. Не прост был год. Мы потеряли многих, Но стали лишь сплоченнее ряды. В инстанциях оббиты все пороги, Ведь мы не ищем легкие дороги, – А город не оставишь без воды. Тут каждый должен делать свое дело, И каждому воздастся за труды. Виски припорошило снегом белым, А руководство в думах поседело, – Нельзя ж оставить город без воды. Наш конкурсный, о нас же беспокоясь, Обдумывает новые ходы. А мы, в ответ, сработаем на совесть И лишь еще затянем туже пояс, – Ведь город жить не может без воды.

3


Наверно, жизнь расставит всё, как надо, Надежда есть, что выйдем из беды. Ведь мы свою работу делать рады, А трудимся совсем не за награды И город не оставим без воды!

4


Кинешме посвящаю Новый день. Ну, как живешь, наш город? Чем с утра хорошим встретишь нас? Жив, курилка? Есть ли ещё порох У тебя в пороховницах про запас? Видно, есть! Ты что-то производишь, Одеваешь берега в гранит, Празднуешь, поёшь и хороводишь, По асфальту шинами шуршишь. И шуршишь по-взрослому, не робко, На лады склоняя автопром; Чуть затор – и тут же автопробки, Словно в мегаполисе каком. В праздники народа, точно в улье, Шашлыки, буфеты там и тут, Пластиковые столики и стулья Манят посидеть и отдохнуть. Веет от реки прохладой влажной, На аллеях есть что посмотреть, И порою просто негде даже На бульваре Волжском посидеть. С Кинешемской гавани раздольной Проплывают лодки под мостом, И Успенский звоном колокольным Всем напоминает о святом. 5


Разноцветье россыпей салюта Небосклон расцвечивает твой, А народ расходится под утро – Выпивший, усталый, чуть живой. Город жив! Шумит листвой деревьев, Строится, смеётся и грустит,

6


Женится, влюбляется и верит, И детей на радость нам растит. Наполняет нас добром и светом, Красотою делится своей. И нигде, конечно, в мире нету Города прекрасней и родней!

7


Счастье – Видите вон то облако? – Да. – Это чье-то счастье. Кто-то потерял его. А. Казанцев

Улетает счастье, улетает… Облаком в весеннем небе тает. Что ему преграды и границы! Улетает счастье, словно птица. Не догонишь, не удержишь силой, Невозможно стать насильно милым. Не дождаться без любви ответа… И летает счастье над планетой, И грустит, и льёт дождем ненастным. Люди! Люди! Дорожите счастьем! Берегите счастье, не теряйте, Никому его не доверяйте! Своё счастье находите, люди, Пусть на небе облаков не будет… Лишь одно в небесной сини тает – Это моё счастье улетает.

8


9


*** В нашей жизни, порой беспечной, Надо помнить и о святом. Я войну не застал, конечно, – Я родился в 56-м. Из немногих рассказов деда И из книг, прочитанных мной, Узнавал, как пришла Победа И какой обошлась ценой. Моё искреннее «спасибо» Тем, кто выиграл ту войну, Кто тогда отстоял Россию, Кто врагу не отдал страну! 10


Кто топтал войну сапогами, Кто в холодных окопах мёрз, Кто в душе, матерясь богами, Свою веру в Победу нёс! Много вас не пришло обратно С наступлением той весны: Это вам, советским солдатам, Обелиски возведены. За болящие ваши раны, За неотданные долги Вы простите нас, ветераны… С Днем Победы, фронтовики! 11


*** Я рассвет встречаю у реки, Где мохнатый бор на берег вышел. Теплоходов хриплые гудки До меня доносятся чуть слышно. Тишина, прохлада и простор, Лунный коридор по Волге светел, Полумрак, звон комаров, костёр… Словно никого на свете этом.

12


Но уже алеет край небес, Ветерок утих, замолкли птицы… Это миг загадочных чудес, Когда красно солнышко родится. В утренних лучах его косых Засверкают звездочки-искринки – Мириады капелек росы На зеленом бархате травинок.

13


*** Я – барьерная лошадка. Не ленись! Из одних преодолений моя жизнь. Кто-то ставит мне преграды на пути, Хочешь, нет ли – перепрыгивай, лети! И кручусь я в этой жизни, как в юле, И не в небе, и, увы, не на земле. Я скачу вперед, мечтая на бегу, Может, счастье наконец догнать смогу. Может, там, за поворотом, – даль, простор… Натыкаюсь на препятствие в упор. Иногда надоедает. Не хочу Я скакать – и всё ж скачу, скачу, скачу! Кто-то ручкою заводит жизнь-«юлу», И верчусь я, как вертушка на колу.

14


*** Нас не жалует пресса, Нам цветов не бросают. От волненья и стрессов Лишь работа спасает. Мы не рвемся в герои, Не горланим со сцены, А износ по хозяйству – Девяносто процентов! Часто мокнем и стынем, И, кляня всё на свете, Мы латаем и чиним Коммунальные сети. И не ждём, чтоб просохло, – Грязь, вода под ногами, И, порою, неплохо б «150» чистоганом. Мы чеканим и варим, И не просим награды, Будет меньше аварий – Мы и этому рады!

15


С днем рождения, Кинешма! Над вольной гладью волжского простора, Сияя серебром на куполах, Стоит прекрасный, лучший в мире город, Купаясь в теплых, ласковых ветрах! Он летом в шумной зелени деревьев, Зимой укутан в снежные меха. Здесь для гостей всегда открыты двери, Да и душа по-волжски нараспах. Здесь есть где помечтать влюбленным парам, Снять груз забот и обрести покой, И любоваться с Волжского бульвара Великою, могучею рекой. Наш городок напополам раздвинут Зеркальной акваторией порта, И связаны родные половины Ажурным вензелем Никольского моста.

16


Мы из любого уголка России Всегда спешим сюда, к себе домой, Где с Волги открывается красиво Наш город Кинешма, любимый и родной! Вот он парит над волжской кручей гордо, В зеленой утопающий листве. И острый шпиль Успенского собора В безоблачной сверкает синеве!

17


С благодарностью! Спасибо вам – врачам, хирургам, сестрам – За золотые руки и сердца! За то, что нас, больных, порою просто Спасаете от страшного конца. И, не боясь диагнозов и крови, По будним дням и даже выходным Латаете и шьете, и здоровьем – Своим, бесценным – делитесь с больным! Спасибо вам, девчонки-медсестрёнки, За чистоту, порядок и уют! За «утки», за уколы, за клеенки, За то, что мы «сидим у вас в печёнках», За ваш тяжелый, благородный труд! И, несмотря на низкие зарплаты, Порой жалея о судьбе такой, Вы по утрам заходите в палаты Красивы, деловиты и опрятны, Неся больным и помощь, и покой! СПАСИБО ВАМ !!!

18


*** Ежедневно мы живем, как на вулкане, И совсем не ради денег и наживы. И, наверно, только нашими руками Городские водосети ещё живы. Их корежит полувечной мерзлотою, Трубы рвёт – они же ведь не вечны, И становится задача не простою – Как добраться до невидимой утечки? Надрываются моторами машины, И клыки ковша ломает экскаватор. Мерзлота сдается под нажимом, И успехом ободряются ребята! И не так гудят натруженные спины, И железный лом становится полегче. Да и лица на ветру не так уж стынут В предвкушеньи устранения утечки. И домой придя уже под утро рано, Мы не хвалимся победой трудовою, Просто знаем: открывая свои краны, Люди нашей умываются водою. Мы работаем совсем не за награды И не ради денег и наживы, Просто понимаем – это надо, Чтобы водосети были живы!

19


*** Рыбалка. Удочка. Река… Хотелось, грезилось, мечталось… Рассвет. Костер. Шашлык. Уха… Не вырваться! Какая жалость! Рубеж не перейден пока. И вот – рубеж! Налит бокал, А впереди – о чем мечталось. Рассвет. Костер. Шашлык. Уха… Покой, приятная усталость… Рыбалка. Удочка. Река…

20


Осень России Серый день… Словно сумерки город накрыли. Ветер ветки деревьям жестоко ломает, И, расправив широкие сильные крылья, Журавлиный косяк в тёплый край улетает. Только город не может взлететь и умчаться – Он к родной волжской круче привязан навеки. И стоит, опустевший, промокший, несчастный, В серых сумерках дня под порывами ветра. Ну а ветер беснуется с воем и свистом, И горстями дождинки нам в окна бросает, И одежду деревьев, последние листья, Не стыдясь наготы тонких веток, срывает. И горят ярким пламенем кисти рябины, Их сорвать даже ветер-хозяин бессилен. Засыпает природа, скоро реки остынут – Это осень земли, это осень России…

21


*** Он раскинулся домами вдоль Волги, Городок исконно русский, старинный. Пусть гостил я в нём не очень-то долго, Но в душе теперь он будет незримо. Он манит к себе зеленью парков, Опьяняет своим воздухом чистым. Ах, как было оставлять его жалко, Покидать гостеприимную пристань!

22


Ах, как хочется вернуться скорее, Встретить утро над широкой рекою, Прогуляться по зеленой аллее, Наслаждаясь тишиной и покоем. И теперь я буду ждать возвращенья, Вновь мне хочется с тобой повстречаться. Благодарен я, город весенний, За два дня гостеприимства и счастья!

23


*** Наступили злые времена. В чью угоду, чьей идеи ради В стадии деления страна? Ну и мы за ней, туда же глядя. Делимся… Зачем и для чего? Жили век почти что душа в душу. Тянем одеяло. Кто кого? Разделились? Не было бы хуже. Этих сократили, те «ушли», Сбросили балласт пенсионеров. Научились только лишь делить, Умноженья не найти примеров.

24


*** Резкий скрип тормозов! Удар! Скрежет рвущегося железа… Из разбитой машины лезу, Жизнь свою принимая в дар. Вылез бледный, как первый снег, Полной грудью воздух вдыхаю. Жизнь свою сейчас ощущаю, Как родившийся человек. Огляделся… Пролом борта, Всюду блёстки разбитых стёкол, И тряхнуло меня, как током, – Мог бы я среди них лежать! И своей судьбине шальной Поклонился я низко-низко. Смерть, пройдя где-то очень близко, Обошла меня стороной.

25


*** Нечерноземье – глубинка России, Чем ты, родное, живёшь? Где и откуда черпаешь силы? Веришь, надеешься, ждешь… Глянь-ка, дома покосились под бременем Тяжких, суровейших лет. Брёвна давно почернели от времени, Век их отжит и отпет. Поразвалились завалинки тёплые, Ни стариков, ни ребят… Только пустыми глазницами тёмными Окна тоскливо глядят. Что же за жизнь у тебя несуразная? Скоро не будет людей… Топь, да болота, да грязь непролазная В пору осенних дождей.

26


Тишь, запустение, двери забитые, Выбитых окон стекло. Брошено, кинуто, всеми забытое, Чье-то родное село. Что тебя ждет в это время бесправное, В дали какие влечёт? Веришь ли ты в возрождение славное? Ждёшь ли? Мечтаешь о чем? Может, наполнишься жизнью веселою, Крылья расправишь, взлетишь… Ну а пока над забытыми сёлами Синее небо да тишь.

27


*** На часах четвертый час. За окошком снег и ветер, Шорох голых стылых веток. Вьюга царствует сейчас. На часах четвертый час… Всё укрылось в снежной мгле. И во мраке этой ночи Ветер воет и хохочет, Правит пиром на земле. Всё укрылось в снежной мгле… Мне опять рассвет встречать В этом снежном, сонном мире. Бьют часы. Уже четыре. Даже снег ложится спать. Мне опять рассвет встречать…

28


*** Заря алеет над рекой, Деревья тихо зеленеют. Старик сидит в конце аллеи, Опершись на клюку щекой. Молчит, глядит куда-то вдаль, И где-то там, за далью этой, Встречает он свои рассветы, Любовь, и радость, и печаль. О чём молчишь, старик, скажи? Какая дума сердце гложет? Какие мысли так тревожат, Что жилка на виске дрожит? Что видишь ты за далью той, Какие дни перебираешь? Чему задумчиво киваешь Седою мудрой головой? Алела в небесах заря – Немой свидетель этой сцены. На склоне лет своих оценишь, Как прожил – зря или не зря?

29


*** Не грусти по годам, родная, Мы с тобою не постарели, Просто, видимо, нас догнали Наши первые юбилеи. Жизнь сложилась у нас с тобою, Пролетела одним мгновеньем. Вот и сын наш уже с женою, Да и внучка на загляденье. Были радости и печали, Иногда приходилось туго, Всё мы вместе переживали, Подставляя плечо друг другу. Окружила заботой, лаской, Одарила своей любовью. Знаешь, милая, это счастье – Просыпаться вместе с тобою. И неправда, поверь, родная, Что остыли мы, стали строже, – Мы друг другу стали с годами Ещё ближе, ещё дороже. Наших чувств ничем не измерить, И года их, знай, не остудят. Наше счастье – любить и верить, Счастье – знать, что верят и любят!

30


*** Прости меня, мать, не звоню, не пишу И даже приехать не выберу время. Живу, как во сне, всё куда-то спешу, Взвалив на себя непосильное бремя. Поверь, меня колет и гложет вина. Не думай, молчанье моё – не от лени. Ни дом, ни работа, ни друг, ни жена Никто никогда мне тебя не заменит. Я вижу морщинки твои возле глаз, Поникшие плечи и прядки седые. Как сильно порой огорчаем мы вас, И как же горьки ваши слёзы святые. Прижаться б щекою к родному плечу, Чтоб в такт застучали два сердца невольно. Порою я просто поплакать хочу, Как в детстве, когда было очень уж больно. Прошу я: прости непутёвых детей За то, что так редко тебя навещают, За то, что в своей деловой суете Порою писать и звонить забывают.

31


*** Уходят близкие, родные – Увы, порой не по годам – В миры далёкие, иные И в наше сердце – навсегда. Мы их проблем не замечали, Но только в память загляни: Как мало мы им в жизни дали, Как много дали нам они! В час тризны, скорби и печали Ещё не можем оценить, Кого мы в жизни потеряли И как теперь нам с этим жить. Скупые слёзы вытираем, В душе и пусто, и темно. Прощенья просим, понимая – Они простили нас давно.

32


*** Осиротели мы на этом свете, Теперь и мамы нашей с нами нет. Не позвонит, не спросит: «Как вы, дети?» И материнский нам не даст совет. Не встретит нас и не всплакнёт при встрече, Не выйдет провожать нас на порог, Накинув шаль на старческие плечи, Не испечет с капустою пирог. И не обнимет тёплыми руками, И не прижмётся ласково к груди… А в горле ком… В душе вина, как камень… Лежал… Не мог… А должен был… Прости… Мы виноваты. Ты прости нас, мама, Что груз забот с твоих не сняли плеч, Что в час тяжелый помогали мало, Твоё здоровье не смогли сберечь. Себя я обвиняю в эгоизме, Виню, что долг сыновний не отдал. Прости за то, что у тебя при жизни Я попросить прощенья опоздал. 33


*** Ты для меня – всё. Тайна из всех тайн. То, что в себе несёшь, Мне, не тая, отдай! Это наивно? Да? Смейся, если смешно! В толстой корочке льда Сердце твоё давно. Пусть я порой злюсь, Ты, если можешь, прости. Просто тебя люблю. Если поймёшь – спаси! Хочешь убить? Убей! Хочешь казнить? Казни! Если можно – жалей, Если нельзя – гони! Если я груб – ударь, Если стучу – запрись. Нужен? Прими как дар, Двери мне отвори.

34


Слишком навязчив? Да. Бешеный? Тоже есть. Буду любить всегда! Буду нести свой крест. Злюсь иногда? Пусть! Если неправ – прости. Сам не люблю грусть И не люблю тоски. Жалко? Ну что ж, жалей… Чувств не таю своих. Только любви моей Хватит нам на двоих. Дай мне свою боль, Большую часть забот. Хочешь – не верь в любовь. Я в неё верю! Вот!

35


*** Где же ты, единая Россия? Где же ты, великая страна? Неразумной, бесшабашной силой Вдоль и поперёк поделена. Делят нас на бедных и богатых, На бесправных и имущих власть. Чем простые люди виноваты, Что у власти те, кто смог украсть? Поделили ушлые умельцы Всё, что было нажито трудом. Кто руководил – тот стал владельцем, Кто работал – стал почти рабом. Валятся на россиян напасти: Кризис в США – а нам беда. Только те, кто сел на ветви власти, Трудности осилят без труда. Видно, так устроено в природе: Бедный от богатого далёк. Ну, когда им думать о народе, Коли свой роднее кошелёк. Нищие, бездомные, босые… Разделили? Чей теперь черед? Что ж ты, справедливая Россия? Почему обижен твой народ?

36


Монолог экскаватора ЕК-18 Дрянь погода. Дождь с холодным ветром. Где-то тут утечка на трубе. Я ловить пытаюсь сантиметры, Размышляя о своей судьбе. Черт побрал бы эту «коммуналку»! Трубы, паротрассы, кабеля… Всё тут вперемешку, как на свалке: Плиты, арматура и земля. Мне сейчас в карьер бы на погрузку, Да КамАЗов бы десятка два, Но стою в грязи, в проходе узком, Ковыряю кое-как, едва-едва… Удивляюсь на рабочих: мокнут, стынут, По колени в глине, просто жуть! Как всё терпят? Даже я, машина, От дождя и холода дрожу. Вон сигналят «покопать поглубже», Ну-ка, дизель, выдай «на-гора»! Раз, другой… видать, спешат на ужин, Да и мне уж в теплый бокс пора. А дорога – ямы да ухабы, Хорошо ещё не гололёд.

37


Пожалел бы машинист, не гнал хотя бы. Всю подвеску напрочь разобьет. Тут недавно захрустела ступица, Перестала тормозить она. Ладно хоть почти пустая улица, А на оживленной бы – хана! Погляди, они там машут снова… Взять левее? Сантиметров пять? Я ж вам не лопата. Я – кубовый! У меня «особенная» стать. Скрежетнуло что-то по коронкам… Эй! В кабине! На рычаг не жми! Поломаем зубья об обломки, А ведь их непросто заменить. Ковш пошел, как в масло. Стоп! Спокойно! Не дави на джойстик, как медведь. Зубом чую кабель телефонный – Как бы ненароком не задеть. Что ж у вас совсем терпенья нету? Под стрелу мне нечего ворчать. Не могу я, как хирург пинцетом, Трубы по кусочку очищать. Ну, народ! То запихнут в трясину, То грызу часами мерзлоту…

38


Не жалеют бедную машину, Как-нибудь я это вам учту. Вот и всё. Труба как на ладони. Ну, работнички, крепите свой хомут. Что-то мой распределитель стонет, Пусть гидроцилиндры отдохнут. Чуть подремлет машинист в охотку, Убаюканный дождём и темнотой. Ну, ещё часок, и за работу, Завалю траншею – и домой.

39


*** Не злись на зеркало, не думай о годах, Они летят, но разве это страшно? Ведь главное – душа-то молода, А остальное всё не так уж важно! Встреть новый день с открытою душой, Не позволяй остыть ей, стать ленивой. А возраст – божий дар нам. И ещё – Не бей зеркал, они по жизни лживы.

40


*** Утихают войны кандидатов, Завершился выборный процесс. Назначенья, должности, мандаты, Кресла, кабинеты и зарплаты, И, конечно, личный интерес. Спор междусобойный «правых», «левых». Сонм одних и тех же сытых лиц. А страна, как заколдованная дева, Ждет, когда её разбудит принц. По свободе слова бьют прицельно. Штраф за митинг? Как тут не понять. И зарплату увеличим полицейским: Кто-то должен от народа охранять. Ко всему с «драконовскою меркой»: Отказать, ужесточить и запретить! А народ покладист: сдюжит, стерпит, Поясок затянет – и простит. Высоки госдумовские стены, Чтоб никто не отвлекал от дел. Лезут вверх тарифы, штрафы, цены… Будет ли когда-нибудь предел?

41


*** Каждый день наш начинается со сводки. Обсуждаем положенье на фронтах. Вновь ремонтникам прибавится работки И заплаток на изношенных сетях. Убеждают нас с экранов телевизора Лица разных политических мастей В том, что мы успешно выбрались из кризиса И почти что впереди планеты всей. Но возможности у нас полуубогие, Чаще даже выживаем – не живем. Ну, какие к черту нанотехнологии? Ну, какой экономический подъём? На два фронта нам приходится наяривать, Чтобы город не оставить без воды: На одном – всегда утечки да аварии, На другом – нехватка денег да суды.

42


Там, где не достанешь экскаватором И нельзя стучать отбойным молотком, Ломиком приходится, лопатою, С Божьей помощью да крепким матерком. Все согласны – дело наше нужное. Почему тогда выходит всё не так? Ну, не слышат нас порой, хотя и слушают, И помочь бы вроде надо, да никак. И висят проблемы эти тяжким бременем, Но девиз у нас один: «Взвалил – держись!» Даже трубы не выдерживают времени, Только мы в сетях поддерживаем жизнь. Но о трудностях кричать у нас не принято: Если взялись, значит, силы есть нести. Ведь не зря же в коммунальники мы приняты, Хоть и званье это не в чести. Просто надо быть самим в работе честными И гордиться тем, что делаем сейчас. Ведь не мы, наверно, выбрали профессию, Думаю, она избрала нас.

43


*** Милые, веселые, красивые, Грустные, прекрасные, счастливые, Ласковые, робкие, ранимые, Вспыльчивые, строгие, любимые, Черненькие, беленькие, рыжие, Скромные, простые и бесстыжие, Гордые, коварные, холодные, Жаркие, покорные, свободные, Любящие, верные, ревнивые, Умные, наивные, болтливые, Щедрые, скупые, непорочные, Мудрые, спокойные и склочные, Величавые и грациозные, Деловые и амбициозные, Томные, кокетливые, важные, Модные, прикольно-эпатажные, Добрые, душевные, жеманные, Грешные, капризные, желанные, Мягкие, колючие, лояльные, Сексапильные и сексуальные, Обаятельные, славные, прелестные, Восхитительные, нежные, чудесные… Из всего из этого замешено Лучшее творенье в мире – ЖЕНЩИНА! 44


Содержание «Был год тяжел. Мы много пережили…». . . . . . . . . . . 3 Кинешме посвящаю. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5 Счастье. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8 «В нашей жизни, порой беспечной…». . . . . . . . . . . . 10 «Я рассвет встречаю у реки…» . . . . . . . . . . . . . . . . . 12 «Я – барьерная лошадка. Не ленись!..» . . . . . . . . . . 14 «Нас не жалует пресса…» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15 С днем рождения, Кинешма!. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16 С благодарностью!. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18 «Ежедневно мы живем, как на вулкане…». . . . . . . . 19 «Рыбалка. Удочка. Река…». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20 Осень России. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21 «Он раскинулся домами вдоль Волги…». . . . . . . . . . 22 «Наступили злые времена…» . . . . . . . . . . . . . . . . . . 24 «Резкий скрип тормозов! Удар!..». . . . . . . . . . . . . . . . 25 «Нечерноземье – глубинка России…». . . . . . . . . . . . 26 «На часах четвертый час…». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28 «Заря алеет над рекой…» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 29 «Не грусти по годам, родная…». . . . . . . . . . . . . . . . . 30 «Прости меня, мать, не звоню, не пишу…». . . . . . . . 31 «Уходят близкие, родные…». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32 «Осиротели мы на этом свете…». . . . . . . . . . . . . . . . 33 «Ты для меня – всё…» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34 45


Где же ты, единая Россия?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Монолог экскаватора ЕК-18 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «Не злись на зеркало, не думай о годах…» . . . . . . . «Утихают войны кандидатов…» . . . . . . . . . . . . . . . . «Каждый день наш начинается со сводки…». . . . . . «Милые, веселые, красивые…». . . . . . . . . . . . . . . . .

46

36 37 40 41 42 44


Литературнохудожественное издание

Виктор Петрович Деменков МНОГОГРАНЬЕ Стихотворения

Редактор Т. Н. Бавыкина Технический редактор Е. Н. Лебедева Компьютерная верстка Н. А. Лабунская


Подписано в печать 29.04.2013. Формат 70х100 1/32. Печать плоская. Печ. л. 1,5. Усл. печ. л. 1,95. Уч.изд. л. 1,2. Тираж 100 экз. Заказ № 69т. Изд. лиц. ЛР № 010221 от 03.04.1997 ОАО «Издательство «Иваново» 153012, г. Иваново, ул. Советская, 49 Тел.: 324743, 326791 Email: riaivan37@mail.ru. www.ivanovo.ucoz.com


Виктор Петрович Деменков родился в 1956 году. Окончил Астраханский автодорожный техникум, Нижегородский социально-политический институт. Начал писать стихи в студенческом возрасте. Пишет о разном и наболевшем. Часть стихов посвящена ставшей родной Кинешме и предприятию МГП «Водоканал», где Виктор Петрович работает около 20 лет.


Виктор Деменков