Issuu on Google+

Моя АВТОбиография началась с того, что папа купил «Запорожец». Это была очень странная, как я считал тогда, покупка. Дачи у нас не было, бабушки в деревне тоже. Куда папа собирался ездить на этом чуде, тогда еще советского автопрома, мне было не понятно. Но, тем, не менее, покупка состоялась. За машиной мы поехали вместе, хотя у папы в то время еще не было прав, а я по возрасту еще не мог их иметь. Даже сейчас, проезжая мимо того двора на ул.Радищева в Саратове, где стоял наш будущий «Запорожец», я вспоминаю, как это было. А было это осенью, пасмурным дождливым днем. Мы поехали из нашего Заводского района на другой конец города, где папа нашел эту машину. Хозяин выкатил ЗАЗик из гаража, завел его, и мы поехали через весь город в комиссионный магазин, который занимался оформлением купли-продажи машин. В 1978 году он был один на весь Саратов и располагался на окраине города на Московском шоссе. Оформиться без очереди помогла очень дальняя родственница, после чего поехали в ГАИ, где сосед помог быстро получить номера. И вот мы владельцы восьмилетнего дальнего родственника «Порше» - ЗАЗ 966В синего цвета с двигателем мощностью аж 30 лошадиных сил! Почему «Запорожец» родственник «Порше»? А разве нет? У обоих двигатель воздушного охлаждения, расположен сзади, привод на задние колеса. Оба легенда… Только один мировая, а второй – легендарный участник многих автомобильных анекдотов. Ну, чем не родственники? Ездить на нашем «кузене» «Порше» было некому по указанной выше причине (отсутствию прав), поэтому машину поставили в гараж. Тут и выяснилась причина, по которой папа отдал 3000 рублей за машину. В те давние советские времена если у тебя был гараж, то должна быть и машина или мотоцикл с коляской, иначе тебя могли исключить из гаражного кооператива и заставить продать гараж. Начинать строить гараж можно было и без машины, но к окончанию строительства машина должна быть. Вот она и появилась. Поначалу мне было абсолютно все равно, что в нашем гараже стоял синий ЗАЗик. Машины меня не интересовали и автоголизмом я не болел. К лету папа получил права и стал ездить за грибами. Иногда я составлял ему компанию. Однажды он спросил меня, не хочу ли я попробовать порулить. Это было роковой ошибкой. Я согласился, и заболел. Первый мой опыт вождения был получен в кооперативных гаражах. С трудом понимая смысл переключения передач и недоумевая как можно нажимать на три педали имея всего две ноги, я сел за руль. Папа говорил мне какую педаль нажимать и куда двигать болтающуюся по всему салону палку переключения передач (кто ездил на «Запорожце», наверняка помнит, какой там ход рычага КПП). И вот, едем мы по длинному ряду гаражей, я уже и не чаю когда это закончится, а тут еще в нашем ряду один деятель выгнал наполовину свой «Москвич» из гаража, почти перекрыв проезд, а на противоположной стороне чуть поодаль другой товарисч подгонял тормозные колодки напильником, еще более осложнив дорожную ситуацию. Надо было объехать сначала «Москвичевскую» заднюю часть, а потом сразу и «пильщика» колодок. И тут папа мне говорит: «Если проедешь и никого не заденешь, из тебя выйдет хороший водитель»… В общем, честь фамилии я не посрамил, все остались целы, а мне понравилось крутить рулем… Далее я гонял по гаражам, осваивая автомобиль, и вот однажды, примерно через год после покупки авто, опять же по знакомству, как тогда говорили «по блату», поступил учиться в автошколу при ДОСААФ. Других тогда просто не было. Водителей-любителей готовили автошколы ДОСААФ, и попасть туда было очень сложно, потому что в 70-е годы в нашей стране развитого социализма автомобиль все еще считался предметом роскоши, а не средством передвижения, даже «Запорожец», поэтому мест для обучения автолюбителей было мало. Обучение было интересным и результативным. Нас реально научили водить машину, а не только готовили к сдаче экзамена. Теорию я выучил очень быстро, поскольку дорожные знаки уже знал все до этого, а правила движения по сравнению с курсом анатомии мединститута просто яичница-глазунья в сравнении с паштетом из соловьиных язычков. С освоением навыком практического вождения тоже


сложностей не было. Сосед-гаишник согласился вечерами немного покататься со мной по городу. Инструктором практического вождения в автошколе была девушка. Имени ее не помню, то помню, что она выступала в аттракционе «встречный разъезд» недолго существовавшего «АВТОРОДЕО» в г. Энгельсе. Думаю, не надо объяснять, чему она нас научила… Экзамен на права я сдал с первого раза, и поначалу ездил с папой. Мне нравилось ездить по городу, и не очень нравилось за городом. Ему наоборот, поэтому мы быстро пришли к соглашению кто где будет рулить. Через пару месяцев мы пошли к нотариусу, и я получил доверенность на управление «Запорожцем». Одна машина на двоих – повод для конфликтов. Но мы легко разрешили ситуацию и договаривались кто когда куда поедет. Было и еще разделение обязанностей. Папа поддерживал в рабочем состоянии механическую часть автомобиля, я электрическую, поскольку в школе занимался в радиокружке, немного разбирался в электрических схемах и умел паять. Мы даже завели бортовой журнал, который лежал в гараже, в него мы записывали разные неисправности. Однажды папа попытался починить какой-то проводок… В общем, сгоревшую проводку моторного отсека я заменил за один день, да еще сделал выпрямитель к генератору на диодах вместо сгоревшего штатного, и вывел его на отдельной медной пластине в воздуховод вентиляции. В машине никогда не работали ручник, и печка. Двигатель постоянно перегревался и время от времени ломался. Однажды у меня на ходу лопнул коленвал. Просто раскололся пополам. Я быстро освоил особенности управления автомобилем при буксировке (в качестве буксируемого). Коленвал был расходной деталью, как тормозные колодки, которые, кстати, мы наклепывали в гараже сами. Такие были времена… Довольно быстро мне пришлось освоить тонкости демонтажа и монтажа двигателя, и однажды мы вдвоем с братом за полтора часа поменяли выжимной подшипник сцепления, для чего пришлось снять, а потом повесить на место весь силовой агрегат – двигатель вместе с коробкой передач. Такая была конструкция… Научился я и разбортировать колеса и менять камеры в шинах и заклеивать дырки. Кстати, «Запорожец» уже в те времена оснащался популярными сейчас бескамерными шинами. Правда, мы во все шины постепенно понавтыкали камер и превратили бескамерные покрышки в камерные. А уж карбюратор разбирал-собирал, как автомат Калашникова на занятиях по военной подготовке. По нынешним временам оснащение машины более, чем скромное. Точнее, говоря, никакого. Об электростеклоподъениках и кондиционере мы в те времена даже не знали. Повортники включались тумблером на торпедо, и, разумеется, выключались вручную. Дворники тоже включались «крутилкой» рядом с дворничным тумблером, привод омывателя лобового стекла был ручкой под панелью, штатная емкость для омывающей жидкости – резиновая кружка Эсмарха (для немедиков поясню - это резиновый мешок, напоминающий грелку, который используется при постановке клизмы), а переключение ближнего и дальнего света осуществлялось ногой с помощью кнопки, расположенной левее педали сцепления. Зато, если снять пассажирское сиденье, то в салон можно было загрузить 18 ящиков с помидорами. Лично проверено. Пару раз папа прикладывался к другим машинам. Он же бывший летчикистребитель, вот и гонял он на машине, как на истребителе. Но в небе есть еще и третье измерение, а на дороге нет… Одна авария была серьезная – он зацепил передней стойкой какой-то грузовик. Разворотил стойку, помял крышу, разбил стекло. Ремонт обошелся рублей в 250 – безумные деньги по тем временам. Стекло поставили закаленное вместо триплекса, оно не очень точно вставало по месту, потому что было сделано неизвестно где неизвестно кем. Но в те времена тотального дефицита мы были рады, что вообще смогли отремонтировать машину. Пытался я ездить на «Запорожце» и зимой, но без печки это был такой экстрим, что даже по молодости я от него отказался. Не видно же ничего через запотевше-замерзшие


стекла, холодно, да еще и запуск двигателя зимой был сродни ритуальным танцам племени пумба-плюмба вокруг костра в новолуние. Позже я уехал из Саратова, у меня появилась другая машина. «Запорожец» достался моему младшему брату, который тоже отрабатывал на нем навыки вождения. В последние годы жизни папа уже не мог садиться за руль, здоровье не позволяло. И в один, не скажу, что прекрасный день, наш ЗАЗ 966В с гос.номером «39-76 сжб» отправился в пункт приема металлолома. Для меня и моего брата это был первый автомобиль, для моего папы – единственный.


Моя АВТОбиография