Page 1

SHADOWS OF THE REAL

BY K. K. SRIVASTAVA

Russian Translation by © Adolf P. Shvedchikov, PhD, LittD (RUSSIA)

K.K. Srivastava (INDIA) SHADOWS OF THE REAL OUR BEING US К.К. Сривастава (ИНДИЯ) ТЕНИ РЕАЛЬНОГО НАШЕ БЫТИЕ


1. Другой день Бездонного континуума, Другое скрытое отражение Ни двойного нашего сознания, Ни его удвоения, ещё один день И его схематическое восприятие Без кажущегося постоянства. У нас возникает чувство, Шутливое отношение К безответной машине Чем дальше мы продвигаемся, Тем дальше удаляемся от того, Что собирались себе представить. Мы ещё не сбиты окончательно с толку, Наше падение ещё не запутало нас, Мы берём наши истории взаймы из будущего. Одна далека, а темноту прошлого Мы представляем как видения. Теряем ли мы что-то при этом, Мы не очень разборчивы, Помещённые в комнату ожидания, Не знаем, чем прикрыть свои раны. Наша шея ещё не сдавлена петлёю. Мы чувствуем себя важными, Пытаясь достичь предела, Разделяя очарование и видение.


2. Устав от ожидания, Мы не собираемся Пройти снова этим путём. Ум раскалывается, Не умея распознать фальшь И не доходя до сути. Смерть желаний настоящего Порождает новые желания. Свет останавливается, Наши тени кажутся Чёрными гигантскими ящиками на пути, Мы живём на едва заметных поверхностях. Ни одно совершенное зеркало Не отражает несовершенное перемещение Границы нашего бытия, Это просто совпадение. Совпадения, Их многократно изменяющиеся судьбы, Спутанные фрагментарные истории Нашей жизни. Мы редко разрешаем загадку неизменности В глубочайшей нише нашего бытия. Наша жизнь очень скрытная, Она является комбинацией того, Что кажется реальным и нереальным, Мистический барьер нашего бытия. Материя – не реальный феномен, Мы вовлечены в водоворот нереального, Не связывающего то, что случается реально, И нереальной реальности. Полёт и ускользание, как необратимое время И обратимое пространство, Это некие дыры нашего мышления.


3. Мир Удивляет нас, приводит в замешательство, Мистифицирует нас. Так действует бытие вокруг нас, Скрытые ниши застывшей интенсивности. Нам дан свободный интеллект, В окружении палящей пустоты. Невозможно найти истину В лабиринте отсутствия истины, Отделить танцора от танца, Нет выхода. Коллективный ум – это пристальный взгляд Внутри светящейся камеры. Остаётся неизвестным, Как всё воспринимает наш разум. Абсурдно, вопреки закону, Незримая рука всё уничтожает. Очаровательное эхо прошлого, Дни, о которых мы слышим, Не видя нашего движения, Сонное состояние, Убивающее созерцание Нашего бытия: Вечное возрождение.


4. Давайте соберём вместе фрагменты, Рассеянные вокруг, это нечто «целое», Которое остаётся после времени. Континуум, контролируемый и неподвластный, Нет исследований, нет дрейфа, нет ингибиторов. Тела двигаются по своим законам в ничто. Надежда и обида враждуют друг с другом, Повсюду острый огонь, внутри, снаружи. Отсутствие остаётся неограниченным, Сотворение – отсутствие и присутствие Делят вневременные корни. То же самое происхождение Ненадёжной памяти и надёжной амнезии Отсылает нас обратно к началу. Там, где мы начали, нет копии, Нелогичный сговор разрушает всё до основания. Мы предаёмся ностальгии о вещах, Которые являются мемориалом. Проблески ничего не означают, Тонущие истории без всякого просвета, Без ключей к разгадке. Руководствуясь бесполезными эмоциями, Память держится на том, Чего не может быть – Пустое прошлое, скрученное в головокружительное Временное пятно вне времени. Без всякой надежды одна история Становится всеми историями, Они утешают и не могут утешить – Это конец.


5. Мы живём в мире с одним глазом. Вы видите что-то и вы не видите это. Для ребёнка мир – это сияющее солнце, Для старика тот же мир – крушение всех надежд На то, что есть или что приходит. Не спасает наш иммунитет. Ребёнок остаётся ребёнком, а старик стариком. Такой мир повторяет старую заезженную песню, Существует более глубокая цель: Между знанием и восприятием, Между восприятием и знанием. Миф вводит в заблуждение. Мифический образ является одним для меня И иным для вас. Мы оба измеряем своё знание и восприятие, Это непрерывный поток, движущийся горизонт, Когда то, что есть и что появляется, Является одним и тем же, Двойные движения, Появление до сих пор неизвестного элемента, То, что кажется правдоподобным, Становится неправдоподобным. То, что кажется существующим теперь, Становится тем, что приходит. Борьба между истиной и фальшью, Борьба между загадкой И её исчезающими частями – Ощущение создающегося противоречия Глубоко проникает в то, что есть, И то, что приходит.


6. Неподобающее затруднение, Необъяснимость долгоживущего предательства, Защитник и гид, Убивающие высокие мысли, Тупики и возвраты наших желаний. Присущая неугомонность Красной нитью проходит Через расплывчатое очертание. Куда приведёт это исследование? Долгое возбуждение в тоннеле. Настоящее и приходящее – Противоположные силы, Каждая из которых верна. Приходится ждать появления многих вещей, В любое время возникает неопределённость Любого момента – движения, медитации, раздумья. Всё это возникает снова и снова, Достигая определённого угла С последующим возвратом назад. Нет дороги… Вы смотрите на появляющийся призрак, Который становится возможной реальностью, Или одним из призраков реального.


7. Почему это случается однажды, Такое мрачное чувство рождается в нас. Появление небольших сегментов Его существования, которого мы не хотим, Мы непрерывно говорим об этом. Мы всё ещё обожаем его колеблющийся цвет Внутри полированных слоёв. Наши поиски убежища святая святых Означают для нас жить рядом с этим убежищем И жить вдали от него. За толстой кожей скрывается То, что есть, или то, что приходит. Вы не можете находиться в том, что есть и приходит. Вера становится возможностью неверия. Для разрушения не нужен дьявол, Постоянство делает настоящее приходящим И приходящее настоящим. Существует невероятное состояние, Лежащее на внешней поверхности Нашего сознания в моменты, Не имеющие причины, изменения образа. Это невероятное состояние, конечно же, Не является мыслью, Нам нравится находиться в нём до конца.


8. Ослепительные дыры в стене Наблюдают за часами, днями, годами. Достойный человек с анемичными глазами, Неспособный переступить через свою неизвестность, Должен пропустить эти моменты, Пусть ничего не останется на перекрёстках. История помнит лишь тех, Кто однажды остаётся стойким, Не склоняя головы Перед контурами настоящего и приходящего. При движении в область неопределённого нуля, Огромного вакуума появляется немыслимый вопрос Возрождения нашего существования. Давайте забудем наше сумбурное прошлое, Будем двигаться от старого к новому С незначительным воспроизведением того, Что хранилось на складе. Эта дремота напоминает нам О забытом настоящем С проблесками приходящего нового.


9. Пропуская всё через разум, Все высоты и равнины, Мы продвигаемся очень медленно, Будто боимся своей смерти, приближаясь к ней. Закройте тайные облака настоящего позади себя, Даже самые малые пятнышки бытия. Что мы оставили? Вы снова придёте с аргументами, Внедрёнными в коллективное сознание. Не верьте себе, Вы находитесь на краю пропасти, Ведущей на кладбище. Вы принуждаете себя. Можете вы остаться твёрдыми? Перед вами возникают непрерывно загадки, Но вы устали от всего этого. Вы ненавидите своих оппонентов, Но ваша падающая статуя Не должна увлечь вас в песок, Когда вы охватываете своё настоящее. Вы не способны оградить его от приходящего.


10. У сомнений есть детали, Детали вызывают сомнения, Отчаянно борющиеся друг с другом. Знание колеблется перед ничем. Мы знаем и всё, что мы не можем знать – Это онтологические проблемы. Мы чувствуем массу неизвестных импульсов. Это боль, это удовольствие, Оба лежат далеко друг от друга В муках своего единства, И это труднопереносимо. Наше затруднённое дыхание Позволяет выжить нам. Мы рассматриваем наши острые желания, Этот подъём к бесконечным чудесам На острие сумасшествия, Как средство открытости. Холодный рассудок, вечное очарование Будут всегда внутри нас, вне нас. Остановить, остановить этот полёт Из иррационального потока настоящего, Запертого в башне из слоновой кости. Реальность сохраняет всё, Но в преобразованной форме. Новый день колеблется Между травмой настоящего и приходящего. Мы путешествуем в этом промежутке Хрупкого сна, который называется жизнью.


11. Кажется, что мы верим В то, что заряжает нас и что нет. Мы доверяем несостоятельным частям, Целостность угоняет настоящее. При более серьёзном исследовании полный образ Вставляется в просветы несоединимого, Независимого взаимодействия. Открывается внутреннее зрение и его эскалация. Давайте продвигаться, Отбросив иллюзию наших ожиданий, В пространство, где нет прошлого и будущего, Где нет памяти. Мы находимся в тумане сжатого пространства, Где конденсируется настоящее В рамках неминуемости настоящего и приходящего. В какой форме? В каком виде? Неопределённости или в том и другом? Одно вытекает из чего-то другого. Вы двигаетесь, не чувствуя движения, Которое существует внутри и снаружи. Наш разум бродит повсюду, Чистое прошлое опыта, Превзойдённое и не пришедшее прошлое Держит обещание, что беспорядочное бытие Будет скоро реализовано снова.


12. Ненормальная темнота в разных формах И гул истории, истории работы художника С человеческим лицом, Забытым и обезумевшим лицом, Появляющимся в трясине Безжизненных попыток прихода нового. Пробудившееся желание Приходит с простой целью: «Хотелось бы захватить прошлое и будущее». Между прошлым и будущим находится мечта, Покидающая прошлое и сопротивляющаяся будущему, Некое самооткрытие «Я» настоящего и «Я» приходящего. Бесчисленные волны, пристально глядящие на нас, И растянутые тени неопределённых следов, Где мы долго идём по одиноким джунглям. Удлиняющиеся ритмы прошлого Увы, не могут быть возрождены.


13. Мрачность жизни Ступает по долинам реальности: Ничего, кроме скрытых чувств, Пропущенных через разбитые заблуждения, Остановившиеся, бесплодные. Отношения между стариной и современностью, Неосязаемая серость, Боязливое, бесформенное содержание мутности, Ужасная мистерия ожидания Возвращения настоящего перед приходящим. Среди сомнений и конфликтов Душа становится искалеченной, нерешительной, Наивно ищущей истину. Между тем, что кажется и тем, что реально. Появляется редкий проблеск жизни, проявление эмоций. Путник задаёт вопросы, На которые нет ответа. Странник продвигается вперёд По дороге бессмысленного.


14. По-видимому, существует контекст Между чем-то очень мёртвым С предписанными исключениями, Отказом от невидимого, Пустоты, которая ждёт, И целым, которое уходит От принятия двойного мира, Формы поиска потерянного эхо, Которое устойчиво повторяет Одиночество, огромность И пренебрежение ко всему. Кому мы там нужны? Страдающая осведомлённость Или энигматичная иррациональность И изменчивость, Или всё это вместе взятое? Самосознание уводит нас как зеркало, Которое не более, чем зеркало.


15. В уме с нарушением связей Непрерывно появляется Состояние приходящего Ещё до его прихода. Мы стареем: время встречи Стучится в нашу дверь. Всё чаще за нами охотятся миражи. Жизнь и смерть перемешиваются, Похоронная песнь Уносит нас в забвение, И мы готовы стонать от боли. Окончательный выбор жизни Приводит нас на недоступную арену: Смерть ослепляет и ослепляет, Жизнь не спасти верой. Всё ориентировано на страдание В этом неизбежном круге. По инерции открывается бытие Как внешняя сторона, пустая аннигиляция Застрявшего вязкого приходящего.


16. Боль, Ни отсутствующая, ни подсознательная, Часть, существующая на расстоянии, Полный захват, перманентное фиксирование Всего проистекающего, Соприсутствие с невидимым прошлым: Инвертированное видение лишь ничего, Опустошённой вездесущности, Непостижимой тишины. В этом глубоком сне Что-то всё-таки движется, В этой мутности сна Великодушные руки Стучат попеременно в наш берег: Параллельная вселенная, Тайная пустота, в которую нельзя проникнуть. Эта неподвижность, Движение в сторону застывшего прошлого бытия, Мелодичный ритм рефлективной Подсознательной песни.


Translated by © Adolf P. Shvedchikov, PhD, LittD (RUSSIA) K.K. Srivastava (INDIA) THAT NIGHT К.К. Сривастава (ИНДИЯ) ТА НОЧЬ Та ночь, Мелодичный шёпот тишины. Мои глаза отяжелели от холодных воспоминаний, волны страстей, незащищённый пристальный взгляд на грани возможного. Одни ночи очень яркие, другие такие одинокие. Одинокий образ той безликой женщины, великолепие цветения, беззаботные прогулки. Та ночь, отполированная луна проплывает в ночной тиши, светят безучастные звёзды, тёмные шаловливые глаза той безликой женщины сродни ночи, временами одинокой, временами интригующей. Иногда сосёт под ложечкой при воспоминании о той безликой женщине. Это воспоминание проникает в самые глубины моей души. Мои глаза темнеют от той ночи. Эта ночь катится среди руин безликой женщины,


покидая меня. Я собираю богатство жизни, одиночество ночи, плыву, едва живой. © Adolf P. Shvedchikov, PhD, LittD (RUSSIA) K.K. Srivastava (INDIA) STRAY THOUGHTS К.К. Сривастава (ИНДИЯ) БРОДЯЧИЕ МЫСЛИ 1 Влюблённость, пылающие губы, полная гармония. 2 Вверх по спирали, озеро воспоминаний, неизбежная тирания ночи. 3 На земле цвета охры, лениво растянувшись, светится спокойствие. 4 Зеркало отражает её красоту, сверкающую в глазах, слышится редкая музыка. 5 Другая одинокая душа, ярко светят звёзды, настоящее никогда не вернётся. 6 Восторженный ум просит работать сумерки, вопреки логике. 7 Печаль холодит сердце,


бесцветные глаза шепчут, ворчит коварная неизбежность.

8 Неопределённая космическая материя, появление вечных парадоксов, горизонт погружается в волны. 9 Наступает момент, когда глохнут эмоции, на берег накатывает мистерия жизни. 10 Дыша влагой, лежит обнажённый вечер, нежные драгоценности остаются непорочными. 11 Ранимая истина ищет новый голос, жизнь зовёт: мы ждём. 12 Непреходящая кульминация наших трезвых мыслей плывёт в вакуум будущего.


© Adolf P. Shvedchikov, PhD, LittD (RUSSIA) K.K. Srivastava (INDIA) BETWEEN NIGHT AND MORNING К.К. Сривастава (ИНДИЯ) МЕЖДУ НОЧЬЮ И УТРОМ Тяжело висят остатки тяжёлых часов. Ночь только что покинула меня, а утро ещё не примерило своё платье. Мне удалось пройти топь обходными путями это незваное неконтролируемое пространство. Иногда проходят часы, присягая потраченным неудачам, похищенные ценности наследуют те вопросы, которые вытекают из этих неудач. Я иду вместе с этими часами, бегущими впереди меня, и думаю, сумею ли я занять это пространство, когда утро облачится в новое платье.


© Adolf P. Shvedchikov, PhD, LittD (RUSSIA) K.K. Srivastava (INDIA) FATE К.К. Сривастава (ИНДИЯ) СУДЬБА Судьба открывает передо мной так много дверей. Глядя на каждую дверь, я чувствую себя хромым неудачником, бессмысленно убегающим от себя. Я не знал значения победы. Победитель уступает судьбе, просто как кто-то уступает безумию свихнувшегося разума. Судьба не умеряет свои тяжести, крылья ослабевают, свет сливается с тенью. Мрачная судьба учит меня не хоронить своё я, карабкаться внутри себя, чтобы достичь неведомых звёзд.


© Adolf P. Shvedchikov, PhD, LittD (RUSSIA) K.K. Srivastava (INDIA) TIME’S EMPTINESS К.К. Сривастава (ИНДИЯ) ПУСТОТА ВРЕМЕНИ Поццо: «Какой-то день не полон для вас, однажды вы немеете, когда-то вы слепнете, в другой раз вы глохнете, в один из дней вы умрёте, в тот же самый день, в ту же секунду, разве это недостаточно для вас? Самуэль Беккет в «Ожидание Годота» Время: разнообразие оазиса, несметное счастье, каскады мрака, держащие вселенную и не дающие возможности ответить на вопросы величия невидимых небес и встречи с истощённой землёй. Следующие моменты, Которые мы помним, не конец. Пустая зола ползущих воспоминаний, мы копаем, но тщетно. Вопросы вашего спокойствия через ваше воображение разрывают тишину, вороша ваше прошлое и вызывая дрожь. Вне вас нет мира, нет дающих, нет берущих с преклонённым коленом. Вечный цикл – связанный с вашим полётом, котёл,


где нет постоянных друзей или врагов в этом цикле. Всё изрыто нечёткими символами, обещаниями, возникающими из болот вашей неуязвимости. Закрытое окно – вынужденное существование, область галлюцинаций, территория меланхолии и мании, мрака и пафоса, уверенности в себе и элегантности сосуществования, устоявшегося знания и открытия непознанного, все эти формы непрерывно меняются. Движения части вашей пустоты, мы любим вас бояться, понятие вашего существования заставляет раздуваться нас до такой степени, которую нельзя описать никакими словами. Страх заключается в идее, неминуемой идее, вызывающей удовольствие, печаль, антипатию, стыд и попытке избежать гигантской пропасти, мы уступаем власти миража нашего существования. Налёт инея закрывает вашу индивидуальность, вы жили здесь, там, повсюду, слепо глядя сквозь свои совиные очки, объясняя, что вы не способны вернуть калейдоскопическое прошлое. Окутанные секретами, затерянные среди множества зеркал, вы медленно продвигаетесь вперёд. Мечтание о мечте не предсказывает её – мудрость прошлого не является лекарством для болезни будущего, вздохи прошлого не исчезли, неизвестная нимфа ведёт нас. Это бесконечное ожидание Бесплодного блаженства Или бесконечное блаженство


бесплодного ожидания? Можешь ли ты всё это воспроизвести? В тебе мы видим значимое новое: активную пассивность вечного коллапса.

Повисла слезливая память – забытые надежды в чужой маске. Нелёгкое возвращение разрушенных образов, бесплодные ассоциации утерянной индивидуальности тонут в глубинах ваших руин. Одинокие сердца жаждут неизмеримой бездны. Разрастается жажда уменьшения разочарований, это повторяется и повторяется раз за разом, мелодия этого момента – это мелодия нескончаемого прошлого, медитация будущего, охотник и жертва обрушиваются на вас. Бесконечная жизненная сила, ваше спокойствие сдвигает всё, ваше спокойствие остаётся спокойным, это скала, которую не сдвинуть, это величественный восторг. Садистски проницательный ум сопротивляется жестоким мечтам, свидетелем которых он не был ранее. Разрушитель посещает человечество, высасывая его энергию – архитектора/инженера рода человеческого. Бессердечная, непредсказуемая, невидимая абстрактная сущность течёт, не останавливаясь ни перед чем, это что-то, вроде преодоления самого себя через сосуществование, сплетение нехоженых аллей, она сидит в нас глубже замаскированного разума. Это безжалостная, безрассудная маска, ужасное осознание противоборствующих начал реальности и мечты.


Воспалённое спокойствие внезапно начинает светиться, двигаясь всё быстрее и быстрее. Старина, язык бесшумного потока, гипнотическое выравнивание, питает иллюзорные формы. Наше не сохранившееся в памяти прошлое часто кружит вокруг мумифицированной памяти, внешняя яркость ведёт беседы с внутренней темнотой, мы никак не можем найти себя, пребывая всё время где-то поблизости. Пафос – не поддающиеся расшифровке знаки, находящиеся, по-видимому, в согласии с острыми углами времени, уходящими, вращающимися, бессмысленно возвращающимися. Свет внутри покрывала. Появляются новые пути достичь пустоты конца света. Вы находитесь в состоянии экстаза где-то в небесах, в эвристическом дрожащем мире. В грубом песке жизни действие сливается с мечтой, мечта сливается с действием, подобно тому, как страсть вызывает желание, желание – страсть, непонятное стремление освободиться поскорее от бремени. Время, ждать недостижимого покоя, невозможности что-то видеть или полного отсутствия. Попав в сети потока времени, мы проклинаем способность видеть/чувствовать. Проницательное время, пережив катастрофу яркой темноты, берёт верх над нами.


Идея разделения, перетасовки, сознание распадается на части, всё поглощающие потоки инфинитума. Ожидание продолжается…

В этой тёмной камере ума слышится бесконечный стук: такое чувство, что смещённое время возвращается назад, вися, как звёзды на небе, вписанные в сценарий вечности. Время ведёт нас, свет остаётся, бесконечное время остаётся. Одинокая душа приходит снова, чтобы оценить внутреннее изменение человека, помещённого в пламя разочарования. Время, его шутовство. Мы все живём в этом шутовстве времени, принимая смерть в яростном эхе желаний. События приходят, ведя нас в полумрак, открывающийся и закрывающийся сам по себе. Краткость человеческого существования, всё это игра в тумане. Человек существует, но он существует в своей бесполезности, его тень служит антиподу, его тень и он сам переходят друг в друга в водовороте игры. Интерпретатор смотрит вокруг, чувствуя, что подвергается самоанализу. Впадая в непрерывную дрожь, Он тонет в потоке. Абсурдность времени милостиво выживает, исчезает


украшательство времени.

© Adolf P. Shvedchikov, PhD, LittD (RUSSIA) K.K. Srivastava (INDIA) BLINDNESS К.К. Сривастава (ИНДИЯ) СЛЕПОТА Ты хочешь сказать миру, что ты существуешь? Твоё существование не вызывает ни счастливой мечты, ни удушения, ты не нужен миру. Не живи с бесцельными глазами, видение этих глаз давно пропала, гораздо раньше, чем ты появился, ты живёшь слепым. Ты хочешь не существования – бессмысленности? Не существование или бессмысленное существование, реши для себя сначала, что ты хочешь. Тишина, отсутствие твоего существования ничего не значат, абсолютно ничего для слепых глаз. Слепота решает, существуешь ты или нет, ты скован слепотой глаз. В том заброшенном углу, думая о жестокости слепоты, ты внезапно осознаёшь, что одинокие звёзды тоже мерцают в руинах.


CHANAKYA PURI OF NEW DELHI ЧАНАКИЯ ПУРИ НЬЮ ДЕЛИ Наступает утро, рождается новый день, убегают постепенно тени тьмы. День тянется до самого вечера, гуляя по лужайкам дома, я сижу в одиночестве, временами каркают вороны, пробегают маленькие ящерицы. В парке Неру Я снова вижу её, погружённую в себя, лицо покрыто очень тёмными волосами, просыпается свежесть ускользающей красоты. В сумасшедшей толпе рынка Сарождини Нагар играет сам с собой, воруя детство своей жизни. У овощного рынка непрерывно двигаются автомобили, в старых глазах вновь светится надежда. Ежедневно в 7 часов вечера Задумчиво вышагивает старый долговязый бородатый мужчина, для которого этот безумный мир давно не имеет никакого смысла. Девушка с кудрявыми волосами хихикает по мобильному телефону, её собака, скорее две собаки, следуют за нею тенью, от всего становится как-то не по себе. Они гуляют, пытаясь оторваться от своих тел, которые удаляются в лапы ночи.


Туманное морозное утро, в перелеске просыпаются одинокие птицы, в дверь стучит прислуга.

В парке Неру двое влюблённых, как две неудовлетворённые фантазии, непрерывно обнимаются и целуются. На газоне Сахеб, трава нежная и зелёная ждёт первых поцелуев, мадам скоро одержит победу. Этот английский рыжебородый Сахеб выходит из машины, что-то бормочет по-английски, маленькая собачка виляет хвостом. Лучи отражённого заката играют на окнах клуба, надвигается ночь. Подсчитывается дневная выручка. Кажется, что потерянная поэма уснула в вялых глазах. Они всегда довольны, они ни на что не жалуются, они наслаждаются летом зимним отдыхом, а зимой – летним отдыхом, у них нет проблем, связанных с бедностью. Империя, тёмная, спокойная, незыблемая, слагающая бесстрастные песни, в которых нет мысли. Высокие зелёные деревья скручиваются холодом. Всю ночь мать чувствует тяжесть воздуха, её ребёнок мёртв. Слепая нищая с обвисшей грудью и голодным ребёнком на руках. В лапах отсутствия чего-либо женщина пишет картину света и звука,


которые приходят и уходят. Будущее отрывается от прошлого, жизнь в поиске, слепые стоят перед нею, не способные что-либо чувствовать. AN INSOMATIC DILEMMA ДИЛЕММА БЕССОННИЦЫ Снова пришла ночь, появился новый шанс погрузиться в бессонницу. Ни я не могу терпеть эти часы, ни они не могут поглотить меня, это называется бессонницей. Темнота не даёт мне уснуть, Она пылает, распространяется И встречается где-то в изгнании. Луна растёт всё больше и больше, я пытаюсь сомкнуть свои веки, но это ни к чему не приводит. Убегают ли эти часы В глубокие колодцы?


SINS ГРЕХИ В сердце ночи мои грехи кровоточат, в любом сне всё продолжается, но снова желание спать не достигается. Я разделяю твою острую боль, пью твои слёзы, лицо отправляется на необитаемый остров, я обещаю однажды раскрыть свою дверь. Я чувствую это и я знаю это, я проникнусь ароматами ночи, они освободят меня от всех грехов, я испытаю невероятное удовольствие на груди девушки вольного поведения. Это чувство на минуту зажжёт меня, а потом уйдёт снова.


MENTAL ASYLUM AND POETRY ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ И ПОЭЗИЯ В текущей жизни каждого также отражается смерть. Видна война инстинктов внутри сумасшествия на извилистом пути, освещаемым переливчатым интеллектуальным светом. Элизабет Бишоп, Сильвия Плат, Элиот или Паунд, По или любой из последующих хороших поэтов заставляют задуматься о том, как чистые, простые и глубокие мысли о быстротечности жизни вплетаются в психическое состояние человека.


A DOUBT СОМНЕНИЕ Я брожу по странным местам, которые никогда не посещал раньше. Стареющие руки странника слабеют всё больше и больше. Живя на облачных высотах, руки тянутся к небесам в поисках ответа на молчаливые вопросы, парящие вокруг. Каждый вопрос вызывает сомнение, а каждый ответ напоминает процесс дремоты, когда ты одновременно спишь и пробуждаешься. Жизнь сродни смерти – пограничный вопрос исчезновения, нося тёмные очки, они никогда не исчезают одновременно, но катятся, как гремит бочка.


MIRROR ЗЕРКАЛО Решение носить белоснежное незапятнанное платье, чтобы отделиться от тьмы, ослепляет нас. Однажды мы оставим бренное тело, и нам будут аплодировать и приветствовать нас души. Великолепные дни и ночи перестанут быть нашими склепами, и мы будем стоять озадаченными, как павший лист. Наши тени будут в недоумении смотреть на своих предшественников, вспоминая прошлое, как пустой мираж. Наше стеснённое существование, уставшее от бесчисленных дилемм придуманного мира, будет висеть прозрачным зеркалом. Однажды мы сможем постучаться к себе. Мы выживем в зеркалах, в мире забвения.


NOTHING LEFT TO TELL НЕЧЕГО СКАЗАТЬ ПОСЛЕ СЕБЯ В моих поэмах больше нет меня, разные голоса не отражают что-то конкретное. Я пытался пробить кожу слов и почувствовать калейдоскоп мыслей языка. Я не чувствую себя катящимся без сновидений среди острых углов, где кто-то жестокий, сумасшедший пытается разрушить моё наследие. Своими стихами я попытался занять место в этом огромном мире. Я чувствую себя крупинкой в этом огромном мире, кусочками мусора, сумасшедшим диким пугалом. Музы выросли оторванными от жизни, мне больше нечего сказать, нечего оставить после себя. Флаттер идентичности.


A BEGGAR НИЩИЙ 6 часов вечера. Его печальная спина делает нас индифферентными, мы чувствуем иронию непокорности, не способную огорчить нас. Бездомный. Его жилище рассыпалось на куски. В его смерти всё соберётся вместе, и человечество сделает открытия.


CONTEMPLATION РАЗМЫШЛЕНИЕ Размышление, Зенит головы мыслящего человека, дума о непостижимости мира, ощущение того, будто что-то уже стучится в вашу дверь. Он многократно ищет в себе убийцу, который задаёт вопрос: «Можешь ли ты признать ложное, не теряя правоты?» * Ответы (мои уважаемые пэры, вероятно) возвращаются туда же, откуда они и пришли. Несчастье бесполезных вопросов заполняют эти моменты, их радость, их горе. Неуместность одних представляет грустный пафос его размышления: он чувствует себя думающим заикой. По аналогии с Паундом: «Размышлять ложно, не теряя праведности» в CANTO CXVI


FACES ГРАНИ В этом деле нет удовольствия: открывать противоположные возможности, неотъемлемые или случайные, выбирать то, что нельзя выбрать. Грани: расплавленный выгон бесформенного света, желание погрузиться в эти головокружительные акты желанного мира, слиться с его природой. Этому пути нас обучало искусство выживания/процветания, заменяя противоположное на оригинал и наоборот. Натюрморт выглядит обычно Как весло без уключины, Заставляя старую клячу Выступать в обаятельной роли. Мы планируем во времени размещение, как размещаем всё во времени, мы развешиваем неверные вещи на нужном месте и наоборот. Ваш ум заговорит новым голосом. Полуосвещённый, полускрытый, ваш голос будет носить новые одежды.


MIND УМ Ум, нет цвета, ускользающее слово, его разрушающие губы временами спят, порой просыпаются. Мы возвращаемся к прокопчённым преградам, Нас ожидают неиссякаемые картины. По собственной прихоти ты появляешься здесь или причудливо покидаешь нас. Пронзающий свет, темнота стойкое разрушение уносят нас. Ум, аморфная коллекция разрушенной реальности, бродячие мысли, бродящие туда-сюда, как в калейдоскопе. Банальная жизнь рисует карту мира в шрамах, создавая новую историю. Дикая река заполняет бассейны. Как у её журчащих вод, у вас нет нервов. Она всё время течёт, приглашая нас. Мы медленно поворачиваемся И видим распадающиеся силуэты. Тяжёлые облака интенсивно нависают над нами. Что покидает нас? Ничего, ничего, твои останки, это твои останки, которые маячат перед нами. Давайте прекратим это и всё оставим потомкам.


DECISIONS РЕШЕНИЯ Моменты замедляются, жизнь продолжается, архивы покрываются плесенью, история фильтруется, решения ждутся. Жизнь в разных измерениях, решения завлекают нас глубже и глубже в глубины ожидания, неполные решения разбалтываются. Нереальные звёзды над мрачными равнинами, неотвратимые объяснения висят на некрепких крюках. Решения замалчиваются, находятся в скрученной форме, глупое молчание. Мы не понимаем этот мир, слыша и видя написанные Эти бравые слова. Постоянный страх Быть погребённым заживо лишает нас самоуважения. Ещё далеко до того, как мы покинем эту жизнь, решения страдают от перекоса. Мы всё ещё трепетно стоим в одиночестве. Тени инстинкта сокрушают нас.


A DAY ДЕНЬ День даёт тебе ответ, но не вопросы, не важно, о чём идёт речь. День подобен дождю, когда в его каплях невозможно плавать или тонуть. Вы выдерживаете паузу, будто великая мысль промелькнула в вашем мозгу, и вы теперь заняты этой великой мыслью. Это день, когда вы иллюстрируете свою неосведомлённость по поводу того, что происходит с вами или около вас. У дня есть необъяснимая холодность. Не живите только для себя. Величие жизни состоит не только в ожидании, но в её загадочных контурах. Внутренние обязательства, бесцельно увядающие, длинное, тяжёлое ожидание, пока день не станет истинно значимым.


A THOUGHT МЫСЛЬ Среди непрерывных парадоксов, в рое глаз возникают произвольные темы, как кучевые облака, окутывают мозг. Баюкающие, погружённые в собственные магические думы глаза, действующие безрассудно с мириадами других глаз, тоже сбитых с толку. Не поддающийся объяснению шаг ищет возможность видеть путь, ведущий в никуда. Красивое утро, скрытые мотивы заставляют меня выбыть из игры. Мысли, разведённые с воображаемым доверием, с разбитыми голосами, становятся бесформенными, как болезнь. Временами что-то растёт внутри нас, и мы находимся в состоянии ожидания.


HOPES НАДЕЖДЫ Надежды в поисках обещаний веют, как ветры. Просачиваясь, бегут пески времени. За долгим полднем следует глубокая тишина и спокойствие. Молочный туман, томительно разливаясь, покрывает далёкие горы. Ещё до своего рождения ты потерялся, летя в параллельных линиях. Посмертное существование продолжается, вися на петлях без движения.


SUCCESS УСПЕХ Снова возникают вопросы. Сумею ли я когда-нибудь добраться до конца этого длинного тонкого каната? На какой-то стадии не имеет смысла задавать вопросы. Сложные молчаливые вопросы медленно тянутся, увязая в болоте, тонущие ответы возвращаются обратно, неясно, останется ли всё по-прежнему. Чтобы заполнить пустующие полки, я терпеливо слушаю, пытаясь найти мысль, которая способна проникнуть внутрь. Я пытаюсь спрятать себя, пока тянется этот канат. Когда я вижу людей, пытающихся спрятаться с помощью двусмысленной улыбки, когда их тело и ум сломаны, они расшатаны, они получают удовольствие от несовершенства своей значимости, я выношу приговор незримо присутствующим сплетающимся моментам, я готов согласиться, что никогда не достигну конца этого тонкого длинного каната. Это занятный канат, полный мифов и мистерий, чёрные вороны в небе опускаются на землю, радуга в небе теряет свой цвет, что-то скоро наступит, гром в небесах грянет в нужный момент, мы пьём грубую красоту смерти из глиняного болота. Мы находимся в безрассудстве надежд, поиска смысла жизни, достижимой, ускользающей, нас ведёт свет, старый, холодный рефрен, тени, за которые мы держимся, печальные обрывки несостоявшегося благословения.


WHISPERS ШЁПОТ Тёмная камера ума спит. Женская цветастая роза благословлена небесами. Поэма в состоянии потери равновесия. День разрушает ночь. Образ невообразим в современном искусстве. Космос – обитание одиночества. Горе радуется освобождению.


LOVE IS NOT DECEPTION ЛЮБОВЬ НЕ ОБМАН Ты – загадочное зеркало, хрупкое и непрерывно хвастливое, снова со мной, я снова вижу тебя спокойным, скрывающим свои секреты. Ты снова стоишь передо мной в новом обличии, неся пыль моей мечты. Безнадёжная боль бытия не видна в тебе. Другое эмоциональное погружение смывает небесное единение. Я никогда не укрывал тебя, ты, как бушующее море, как мистический свистящий ветер, как спокойствие пустыни, постоянный ответ неуловимо порхает, я потерял туманную реальность, забыл о грязной, мучающей меня памяти, непреодолимости огромности злоключений жизни. Всё существует и всё ложится на алтарь моей психики, пропасть моего угрюмого ума переплетается с впавшей в экстаз зрелостью. В белом котле острых мучений я никогда не прекращаю смотреть в звёздное небо, звук свёртывается от холода, бессонные ночи никогда не восстановятся. Ты невидимо развёртываешь те нелёгкие мечты, которые существуют только для тебя, ты, одинокий странник, видишь пустыню вокруг себя. Я всё ещё дорожу этими замечательными моментами, любовь это не обман.


VOIDS ПУСТОТА Пустота, ни звука, мы пытаемся уйти оттуда, чтобы избежать анархии голой, безжизненной, кипящей эйфории, которая уже маячит, как мираж, в нашем мозгу. Пустота ударяет в бытие, уменьшая некую нечёткую субстанцию, которая измеряет пустоту. В своих нежных объятиях мы бьёмся об заклад, пытаясь разделаться с этой пустотой. Потом мы движемся вдоль этого рисунка, чтобы придать ему какой-то смысл. Мы находим, что этому трудно верить, находясь на кладбище увядающей пустоты, в какой-то степени аналог семейных проблем реальности.


LONELY TRAVELLERS GO ASTRAY ОДИНОКИЕ ПУТНИКИ БРЕДУТ НАУГАД Одиноких путников мучают трудные дилеммы, появляются их скрытые грани. Повсюду то и дело возникают какие-то неясности, что-то вроде вулкана, пребывающего пока в тишине. Только отдельные компоненты находятся в непрерывном движении. Подобно каплям в движущейся реке одинокие путники идут наугад. Каждая капля – это большая дилемма. В пустыне нет больше миражей, в могучих реках нет водоворотов, неизвестные деревья полны ароматов. При глубоком самоанализе в поисках конечной цели судьбы приходишь к выводу, что жизнь мрачна, и ты впадаешь в глубокую тоску. Однажды всё останавливается, всё перестаёт двигаться, решая уравнения времени. Безусловно, приходит новый день на смену уходящей ночи, просыпающиеся глаза смотрят на этих путников, как на мираж, водоворот, неизвестные деревья не существуют, уползая в забвение, как одинокие путники, ничего не оставляя после себя.


FOG ТУМАН Повсюду неясный полумрак, бесцветная стыдливость радуги. Мечты собираются вместе. Выплывает туман из царства клубящихся облаков.


SEALED REMEMVBRANCE ЗАПЕЧАТАННОЕ ВОСПОМИНАНИЕ Этот момент не воспринимается мыслью. Моё горе сродни бреду, целующему величие небес. Гармония, кружева моей лирики. Защищая себя, я позволяю внутреннему огню коснуться чаши отображения. Приливы меланхолического ума приводят к появлению разрозненных мыслей. Я позволяю себе погрузиться в резервуар ускользающей памяти. Иногда наш лунатизм является наиболее запоминающимся пятном. На каждой дороге можно встретить свою собственную историю. Эти истории подобны связанным рукам, которые бегут, будто вены в тиши неподвижной памяти. Твои неизменные заметки, ты дал мне слова и ты дал мне нечто, не стоящее за этими словами: их пустоту. Ты обещал мне новый мир, где этот мир? Дай мне возможность открыть этот новый мир, спящий в моих руках. Твои мысли, эти чарующие мысли, что-то не видны нигде. Стёрты все границы, все культуры, все мечты. Я всё ещё ищу эту многоцветную жизнь. Ты теряешься в мутном зеркале разбитых или раздвоенных изображений, не отражающих реальной жизни. Если всюду, куда я иду за тобой без бодрящего вина твоих мыслей, я навсегда потеряюсь и никогда больше не вспыхну ярким светом – величайшая тирания воспоминания, запечатанная во мне. Моим глазам дан хороший урок видеть глаза в ночи в недоступных лучах на лёгких волнах света. Ты идёшь один в той эксцентричной форме, свойственной состоянию умопомешательства.


FROM WITHIN ИЗНУТРИ Изнутри вытягивается застывшая вера, выплывает всё скрытное, болезненное лицо безжалостной веры, колеблющееся на ветру. Изнутри нас уводят в никуда все стёршиеся знаки, такой способ говорить, когда всё приобретает другой смысл. Изнутри доносится ленивый крик, будто лодка болтается сама по себе в грозном море. Изнутри сгущаются тёмные сумерки и отступает рассвет, мучает острая неотступная боль. Изнутри просматривается языческая слава, терпящая все мучения. Ничто ещё не потеряно, вы страдаете от жажды первого касания губ. Изнутри волны забытого горизонта высматривают, где бы бросить якорь. Бегут моменты апатичной вечности, повсюду растекается другой мир мечты.


IMAGE OF LIFE ОБРАЗ ЖИЗНИ Оглядываясь назад, почувствуйте образ жизни, другое продолжение смерти. Образ и его продлённый образ встречаются, соединяясь друг с другом, хрупкое зеркало разбивается. Некогда причина, теперь слияние ряда манёвров приводит к обману единства. Мы наблюдаем непоследовательное размышление, древние шумы, бесчисленные пустые глаза. Волна решает разделиться. Божественная невинность, облака сближаются и расходятся, необъяснимая тайна, больше нет случайного, они находятся в руках друг друга.


THROUGH NIME СКВОЗЬ ВРЕМЯ Сидя на краю таинственной тьмы, начинаем постигать своё существование в сиянии света. Каждый понимает печальную песню: потеря памяти, окаменевшей во времени, смакование своей невидимости. Неизлечимые впечатления, жизнь – это реконструированное зеркало между равновесием и пропорцией в своей калейдоскопической видимости. Эфирная способность ощущения жизни, видение, повторное видение, просыпающаяся мечта падает в остановившееся время, отсутствие жизни – всё это вызывает слишком сильные страдания. Давайте останемся надолго безымянными в череде сменяющихся дней. К нам стучится ужасное осознание полного дисбаланса.


A SKETCH MADE IN DECEMBER НАБРОСОК, СДЕЛАННЫЙ В ДЕКАБРЕ Обычная зимняя тишина. Огромное пространство с асимметричными украшениями бесконечно катится в поле зрения. Дворец – попытка заполнить набросок, неисправимый ветер дует так близко. Эта бездонность не может быть поглощена другой бездонностью, одинокая лампа в изумлении смотрит на этот холодный неприветливый мир. Одна картина содержит много других картин, что ставит восприятие в тупик. Наброска не получается, всё в прошлом, будущее не имеет значения. Двери и окна скрывают разные истории. Не имеет значения, где висит теперь картина. Высокие мёртвые деревья думают о том, как бы поскорее всё это закончилось. Да. Кто они без тебя? Набросок открывает глубокий, непоправимый страх перед временем. Возможно, всё это отразит набросок.


DEPRESSION ДЕПРЕССИЯ Темнота снаружи, ничего не изменилось, ни источник, ни ожидание. Невидимо тащусь вперёд. Мне казалось, что всё умерло, нет, остаётся живо всё там же. В эту глухую ночь снова даёт знать о себе детство. Свободно плывущий огонь снова жжёт меня изнутри: у меня нет доказательства моей невиновности.


A WOMAN ЖЕНЩИНА Изъяны, я всё ещё в долгу в отношении к этим изъянам, давайте внимательнее посмотрим на эти дефекты, твоё совершенство делает тебя … женщиной. Сколько раз я могу бежать прочь, три раза меня не любили, я стремился к тебе неуклонно, а ты удалялась всё выше и выше. Движение твоих глаз одурманивало меня, что такого аморального в желании коснуться твоих бёдер, в моём стремлении поцеловать твои губы. Поиск истины в бегущих мечтах, праздник жизни в головокружительном зените, накат страстности в молчаливой памяти. Груди, нетронутые пики невинности, вечное царство великолепия, чередование утешения, возвращение меня к жизни и жизни ко мне. Одинокие перлы, расколотые зеркала снова смотрят на вас. Иступлённое благословение уходящей мечты. Я пью бесконечную тишину полумесяца. Между ночью и утром любовь мешает глубинам.


Ветер снаружи слышит, что делается ночью внутри, что приходит и что уходит в этих стихах.

AFTERNOON MUSING РАЗДУМЬЯ ПОСЛЕ ПОЛУДНЯ Сижу лениво после полудня, светит солнышко, медленно гуляют тени, ожидая ночи. Гудят над ухом пчёлы, жизнь продолжается. Я уже достаточно стар, чтобы чувствовать себя молодым (не знаю, почему такие мысли приходят после полудня). Крадучись, ворую проблески юности, думаю, что она была изранена, эти моменты страсти преследуют её. Юность и зрелый возраст сторонятся друг друга, как соседи, живущие рядом (не понимаю, почему Библия говорит иначе?) Всю свою жизнь я повсюду всё подвергал сомнению.


HUMAN ILLUSIONS ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ИЛЛЮЗИИ В один прекрасный день после многих лет невзгод появляется двойное видение, ведущее нас поворот за поворотом в ожидании помазанного места. Покрытое шрамами отсутствие любви означает, что кто-то окажется в глубокой пропасти. Знакомые пути станут лабиринтами. Этот прекрасный день станет давить на нас, грубый камень окажется на нашем пути. ~ Наши бесплодные пути станут подобными сморщенным желаниям, сложности существования станут цвести и распространяться без какого-либо цвета, мы станем продвигаться наугад. Потеряв истинный смысл, мы будем обнимать наши дороги, веря в приближающийся коллапс. Сильный спазм неуклюже поведёт нашу обнажённость. ~ Голос ослабевает. Невинные мечты голоса. Глухота: абсурдность создания. Человеческие иллюзии, полные безответных вопросов, неадекватно, глупо отравляют. Часть этих иллюзий замутнена, неочевидность, тяжёлая ноша, будто король бродит среди тёмных теней мечты, которую он никак не встретит, спектр горит ярким светом. Раздвоение чувств – величайший враг, Обрывки рудиментарной логики двигаются по течению большими шагами, сопровождаемые гаснущими звуками труб


проклятых амбиций.

~ Существует порядок, способ, с помощью которого мы не можем жить. Опираясь на неведомые пороги, пьяное перо грубо захватывает сумасшествие поэта, скрежеща, пытается обратить всё в слова. ~ Под тяжестью полуночного стресса мы покидаем берега наших островов. Среди растущих щелей бесполезных стен нет места, где можно бы отдохнуть, размышляя. В конце ты не чувствуешь уверенности. Тонущие понятия, выше, ниже, встречаются в мёртвой камере. Могущество наших желанных размышлений: избыток образов обнимает один другого. ~ Страсть, как у Генри Бергсона.* Прогрессивная форма глубокого, но увядающего желания, как в детстве, дала побеги в форме множественности. Ветви, парализованные ветви. Тем не менее, мы бежим и бежим так явно, так осознанно: не важна победа, важна попытка. У мудрого человека есть выбор, его воля, свободная и неоспоримая. *Henri Bergson in Time and Free Will ~ Непрестанно утоляя одинокую музыку великолепных иллюзий, пустыню крика, зло ведёт к добру, а добро к злу. Бесконечность открывает свои двери, Мы находимся у неизвестных стен. Иллюзии, их зернистые образы, глядя на свою бескорыстность, играют со своим эхо. Пусть иллюзии проходят


через фильтр нашей заболеваемости. Мы продолжаем быть неспособными справиться с тем, что даёт нам реальность. ~ Дыша на нас, сотни ветров, лишают логику всякого смысла. Дом разрушен, зоны яркого света бегут по неизведанным дорогам. Мы поглощены желанием неизвестных поцелуев. Безжалостное удовольствие захватывает нас. За изменением идёт новое изменение, внутри каждого изменения появляются небольшие изменения, одно изменение не влияет на другое. Иллюзии поглощают жизнь. ~ Ослеплённый обладает особым зрением, способным многое рассказать о нас. Наши намерения, чистые и этические, Искусно используются как нож мясника над жертвенным козлом. Взгляд в сторону часто удивляет, он даёт нам облегчение и блеск посреди сгущающихся туч в свете заходящего солнца. ~ Сила, единообразная сила вне нашего тела плывёт как фантом, соперничая с инерцией. Части собираются в белом пространстве. Смерть останавливает ваше движение. Сухость и темнота разрушает мысль, Всё сплетается в клубок перед плотно закрытым ртом. ~ Небесная добродетель и адский порок, возможность нести в себе то и другое, истеричное добросердечие вступает в другое противоречие. В середине ночи всё это давит на нас. Все фрагменты разделяются, мы становимся жертвами бешенства иллюзий, которые становятся всё более жёсткими.


До смутных высот, до возможности найти убежище в туманных тенях, до дрожи освободившейся реальности, мы попадаем, наконец, в волны иллюзии. ~ Понемногу страсти, сидящие глубоко внутри, снова поднимают голову во всех своих проявлениях. Контраст кажется несовместимым, как в этом болоте может появиться такое сильное изменение чувств. Нас освещает свет интуиции, в конечном итоге мы воспринимаем жизнь, учитывая уроки прошлого. Два конечных действия: смешанные воспоминания, выделение наиболее важного. ~ Наши иллюзии несут нас на огромных крыльях. Где-то посередине пылинка заставляет чувствовать нас безопаснее: другое деление не приостанавливается. Это продолжается снова и снова. Непрочитанными оказываются значения исторического распада, поддаёшься соблазну остановить нашу глупость, украшенную драгоценностями. ~ Волны иллюзии, океан их вакуума. Всё становится таким чистым. Дьяволы позволяют находить нам слова разума, которые никогда не падут на землю. Что увлекает нас, так это единообразная сущность индивидуальной жизни, заваленной бесчисленными путями вечно прерываемой реальности надежды и отчаяния.


~ Мы остаёмся невредимыми, голые иллюзии – вакуум, лишённый возможностей. Мы терпим одну неудачу за другой, пытаясь понять суть иллюзий, мы попадаем в петли. Мы знаем два мира, мы знаем также, что эти два мира не спешат общаться друг с другом, во что мы не верим. Милые нашему сердцу иллюзии не способны воплотиться во что-то реальное и снова обманывают нас. ~ Цитадели, окутанные туманом. Кто бродит там туда-сюда, временами не имея ног. Это неизвестное существование, неразрушимое, невидимое, оно пульсирует внутри нас беззвучно, не издавая эха. Мы бродим наобум с незапамятных времён, бороздя наш пепельный страх, но верно ли, что наши глаза ничего не видят? ~ Это состояние бреда? В исступлении творцы создают, помещая всю вселенную в крошечные составляющие, оставляя безоружного поэта в необъяснимом состоянии иллюзии. На листе чистой бумаги находится вся вселенная, которая, как вы полагаете, наполнена. Я рассматриваю её, как пустоту, всё ещё распадающуюся, которая окружает нас, захватывает нас и дрессирует, внушая страх огня.


~ Где-то вдали от самих себя мы оправдываем свои ощущения с глубокой болью, наши мысли ищут случая не делать открытия, такие боли являются чёрными углами. Ночи располагают к искренности, мы заботимся о своём внешнем виде. Глядя достаточно долго на свой немилосердный конец, мы впадаем в забытье, мы входим в него, как оно входит в нас. ~ Однородность проглядывается среди многочисленных образов. Соответствующие моменты жизни сосуществуют с иллюзиями по мере продвижения к концу, начало приобретает оттенок плавки, мы помним движение, а не конец. Реальность остаётся где-то вдали, Иллюзии соударяются с контр иллюзиями, ничего нельзя аннулировать. Глубокий дух ведёт нас В царство невидимого, копая глубже и глубже. ~ Часто наши уши и глаза расходятся в оценке ситуации, наш мозг всё время ищет что-то снаружи, важность чего-то находится в заточении. Многообразие заставляет нас верить в беспорядок. Наше нежелание делает нас неверующими. На скрытой поверхности Появляется чувство, огорчающее нас. Индифферентность мира к нашему коллективному присутствию делает наше существование полностью бессмысленным. ~ Иллюзии никогда не были придуманы для защиты человека. Идеологи действовали как секретные враги, достигая беспорядка, рядясь в старые одежды. Жизнь – это зажатая история, Всё, что перед нашими глазами, всё исчезло. Составные части воссоединяются,


возвещая о новом откровении. Мы раскидываем всё в спешке в надежде больше не задерживаться на этом.

~ Под висячей крышей, где мы экспериментируем, ничего нет, действительно ничего. Не надо строить воздушных замков. Старые добрые времена ушли, Для того, чтобы делать что-то хорошее, настало время сказать прощай. Пока что мы плывём под парусами неизвестности и иллюзии. Вы ищите доказательства, нет доказательств божественного благословения, оно является волей случая. В величайшей дилемме возлюбить человека зло может найти своё убежище. ~ Ум и воображение – это вихрь, не имеющий отношения к происходящему, что-то убедительное можно отыскать только в прошлом. Кто-то неумышленно возвращается к тому, что принадлежит только этому событию, попытка обуздать иллюзию тщетна. И второе: не пытайтесь по второму разу попасть туда, что ушло, стремление вернуть прошлое не имеет смысла. ~ Тяжело согласовать борьбу внутри себя, до конца распутывая значение понятия, стремясь определить точность этого понятия. Шум отвлекает нас, мы стремимся к тишине, пытаясь заняться самолечением, наполненным вдохновенной несогласованностью, проливая свет на неясность момента. ~ Кто там ходит вдалеке на расстоянии? Там никто не живёт. Кто так быстро движется вперёд? Незавершённые действия великолепных коротких моментов не могут исчезнуть так быстро. Они движутся снова и снова, внимательно глядя на нас.


~ Движение и бесконечность. Настоящий ленивец раскачивается, двигаясь по пути в состоянии меланхолии. Символические величины этого пути движутся по следам иллюзии, большие и абстрактные вещи без границ нашего прошлого, набор неопределённостей, не поддающийся расшифровке. Давайте будем правдивыми по отношению к нашему жизненному опыту. Эти пути говорят нам, что они являются выгребной ямой для многих волн иллюзии. ~ Собранные в безликую массу реальности Иллюзии высасывают смысл уникальности. Люди уникальны, наше бытие смущает нас, наша уникальность настолько запутана, реальность перепутана с иллюзиями. Наша память хранит то и другое, выбирая то, что нужно меньше всего. Набросок не получается, фигуры накладываются друг на друга. ~ Конец, неизвестный, вне времени, жужжит молчаливыми губами. Болезненная песня мёртвой эры. Это была иллюзия, что в изодранных заплатах нашего духа коллективная память посылает нас в постоянный ступор. Мы прекращаем собирать бесчисленные нити иллюзорной реальности. ~ Жалость и насмешки смысла иллюзии распространяются подобно молнии. Создаётся многокрасочный образ бесчувственной пустыни, непоэтические души жужжат о противных истинах, не способных подавить вздох, который несётся вверх без всякого проникновения в суть предмета.


~ Поток мыслей приходит ко мне, как будто время приходит и уходит, как будто мои блуждающие мысли нуждаются в иллюстрации. Сознание скачет от реальности к мечтам. Существует боль вспомнить то, что не вспоминается, но когда-нибудь найдёт свой путь. Разделение между сознанием, реальностью и иллюзией соединяется заново. То, что вещи, разделённые в течение долгого времени, можно объединить, вселяет надежду.


MELANCHOLY МЕЛАНХОЛИЯ Незаметно овладевает чувство бесполезности. Путаница с величием Бога, радость и горе шагают отдельно. Меланхолическая дремота окутывает стены обители.


CONFLICTS КОНФЛИКТЫ Затухающее эхо в вихре рутинной пустоты. Всё находится в мрачной неопределённости. Жизнь движется зигзагами. Горящая спираль медитирует.

MIND AND DESIRES УМ И ЖЕЛАНИЯ Ум, образец увядающих мечтаний. Пышно взращённый на реальности, он находится взаперти. Импульсы бьются наугад с желаниями. Размышления, основанные на нечётких мечтах.


CONTEVPLATION AT 11.30 P.M. РАЗМЫШДЕНИЯ В 11.30 НОЧИ Мои глаза полузакрыты, я весь погружён в размышления. Проходят тревожные моменты. Стены комнаты приближаются и удаляются, руки погружены в рябь. Заканчивается день. Уныние охватывает меня, загоняя в глубокий архив. В голове возникают безумные вопросы, можно ли жить без них? Я чувствую бурю в уме, не знающем покоя. Радость моего существования смешивается с одиноким вихрем. Я потерял способность сопротивляться. Голоса среди слёз, страх размышления. Горе находит свою обитель, часы бьют двенадцать. Жестокая борьба отправляет в прошлое всё, что случилось этим днём. Пустоголовые люди… они ловят рыбу в мутной воде, и мы всё ещё обожаем лохмотья их существования.


IS MY BELOVED DEAD? МОЯ ЛЮБИМАЯ МЕРТВА? Жизнь разлучила меня с любимой. Она давала мне столько радости при каждой нашей встрече. Теперь всё это – часть пропасти моего сердца. Она всегда была для меня рекой и её берегами, она текла и останавливалась, она просила меня ничего не менять, потому что она любила мои стихи, она находила их «удивительно значимыми». Смерть не обрывает жизнь, долгий утомительный путь не означает смерть, умерев, она не умерла. Белый лист бумаги не останется таким навсегда. Чернила смешаются с небесными ассоциациями, оставаясь в тени тишины. Я внимательно гляжу на её отражение, становясь старше.


SOLILOQUY РАЗГОВОР С САМИМ СОБОЙ Нет ни будущего, ни памяти, прошлое уродливо. Ты хочешь судить себя. Ничего не остаётся. Прошлое медленно освобождается от тяжести. Одиночество сгребает разбросанные остатки. Одинокая птица долго смотрит в пропасть. Пространство, нереальные, давно умершие события разрастаются, блуждая в беседе с самим собой. Мысли плавятся и сминаются. Долгая дорога ведёт в обратную сторону к воротам амнезии.


FUTILITY ТЩЕТНОСТЬ Какие-то руки тянутся из меня в покорном ожидании. Они взывают о защите виновного. У судьбы есть свои собственные мосты. Их нельзя ни пересечь, ни разрушить. Руки ищут тех, кто пропал. Эти руки погружают мои мысли во влагу пустоты, наше вдохновение натыкается на неумолимую тщетность.


MEETING POINTS ТОЧКИ ВСТРЕЧИ Утро, далеко в небе стелется туман. Боязнь неизвестной неопределённости, которая всё это скоро поглотит. Вера в непроницаемость клубящегося горизонта. Погружение во тьму прибывающего неизвестного, неопределённого будущего. Неизвестность, неопределённость, завуалированные точки встречи.


HELPLESSNESS БЕСПОМОЩНОСТЬ Каждую ночь сны оставляют меня в живых. Я боюсь собственных теней, которые однажды могут выползти из меня. Они всё ещё приходят, неся мёртвые призраки моих желаний. Однажды она сказала мне: живая любовь побеждает желания. Холодность ночи, отсутствие красок у темноты. Печальная мелодия, которая была, Подтверждает появление грубости. Я приветствую каждое мучение, зеркало будущего. Я тоже сдаюсь, подобно тебе. Я страстно верю, что придёт новый день.


REFLTCTIONS РАЗМЫШДЕНИЯ Ночь слегка задерживается, звёзды множатся в тишине. Нечаянно стучится утро, обращаясь к нашему сознанию. Повсюду чувствуется промежуточное состояние, ни разделения, ни объединения. Ночь подобна измученным королям и королевам, которые хотят пожить где-то ещё, не видя своего отражения в водах.


AMNESIA АМНЕЗИЯ Тёплые остатки раздвоенной ночи, неудобные остатки предрассветной тьмы. Невозможность вспомнить остаток снов. Упорные бессмысленные попытки что-либо вспомнить из глубокого забытья. Попытка проснуться ранним утром, тугой клубок забытья, попытка освободиться от мистической интриги, которой, возможно, не было раньше. И теперь пустота несвязанного недомогания, вялая амнезия, удовольствие или суматоха, сводящая всё на нет.


INTROSPECTION САМОАНАЛИЗ Час пробил. Нужно на время остановиться и спросить себя: что такое самоанализ? Что может и что не может кто-то видеть? Вытащите это понятие и оцените степень его верности или фальши. Это сродни прогулке по каменным джунглям, где всё кажется спутанным и нескончаемым, вроде сущности с её бесконечными загадками, бесконечности, подвергающей в трепет больше, чем что-либо ещё. Это что-то долго висящее где-то в воздухе, извиваясь всё время. Бесконечные объятия самоанализа с поиском новых дверей, куда можно войти.


INSIDE THE CASTLE ВНУТРИ ЗАМКА 1 В меняющемся мире я предпочитаю оставаться неизвестным. Многие поступают так же. Возможно, мы все беспомощны перед Ним. 2 Мой дедушка поклонялся Богу Шиве и умер в беспокойстве. Я верю Ницше. Нам не нужен Бог, мёртвый бог не заслуживает поклонения. 3 Мы все окружены им, мы жаждем успеха, но задумывались ли вы когда-то, что Он ненавидит все ваши воздыхания и не без причины. 4 Могильные ветры только что прекратили завывать. Идите и отдыхайте, убейте в себе Мёртвые ветры, чтобы не убить себя. 5 Это процессия. Собирается группа людей, болтающая о смерти, которая явится будущим утром.


6 Не поносите других. Однажды они будут сопровождать вас в последний путь. Помните об этом, будьте хорошим человеком. 7 Вы, которые так близки к нему, не вредите его ушам. Никогда не забывайте, что он сам по себе. Он слышит вас и затем он думает. 8 Борода не скрывает лисьего лица. Кто был неприятен раньше, теперь становится ещё более неприятным. 9 Полнота не уведёт вас далеко. Ваша жена – игра, а будущие дети всегда станут напоминать об этом. 10 Не думайте, что вы очень привлекательны. Эта бродячая дворовая собака, виляющая хвостом, хорошо знает вам цену. 11 Свет – часть этого. Тьма будет частью этого. 12


Любите тьму, не нужно её ненавидеть. Никогда не забывайте, что вы вышли из неё.

13 Этот стих не просто слова и чернила. Это зонт, под которым вы ходите от чрева до могилы. 14 Не обращайте внимания на любителей подразнить. Не хотите ли вы переманить их на свою сторону? 15 Чтобы не усложнять свои ежегодные размышления, моя жена на кухне никогда не присутствует в этих размышлениях. 16 Алкоголь даёт мне наслаждение, возможность быть в бреду лунатизма, одинокого бесцельного странствования. 17 Разговор с самим собой. Я мерцаю в фантастических тенях. Многослойный туман рассеивается, и я записываю то, что видит мой дьявольский ум.


MERGER СЛИЯНИЕ Вечер, внезапно темнеет. Ассиметрично мимо меня проходят различные версии истины. Мои сильные желания начинают распадаться, разрушая тени. Из колышущихся дальних стран текут потоки трудной жизни. Моя долгая память осыпает меня градом, неся тяжёлую ношу и готовится слиться в ночи со скучающими звёздами.


MOTHER’S WOMB ЧРЕВО МАТЕРИ Одеяло то же самое, но мы лежим порознь. Покидая цитадель этих стен, мы встречаем незнакомые руки. Доверяемся бледному свету в череде текущих дней. Мы пытаемся погрузиться в реки, где, возможно, не найдём брода и продвигаемся наугад.


CAN I TRUST THE LINES I PEN? МОГУ ЛИ Я ДОВЕРЯТЬ СТРОКАМ, КОТОРЫЕ ПИШУ? Для чего я пишу? Чтобы узнать себя, пока я себе соответствую, или когда уже поздно, чтобы не начать терять память. Я хочу призвать себя. Строки, которые я пишу, никогда не обманывают меня. Поэтому я доверяю, иногда вам нужен доверчивый союзник, которому можно сказать, что вы не такой, каким вас описывают. Это мне скажут однажды, когда неизменное прошлое… пройдёт через меня, напоминая мне о тех непонятных играх. Скрытый восторг поднимает руки над головой: моя мать и моя любимая говорят мне «Мы всё ещё существуем, мы верим твоим строкам». В своих строках я описываю давно ограбленную страну. Это была страна, где я родился, я знал иной смысл, что значит любить и быть любимым. Это была страна с моими собственными тенями, и эта страна всё ещё жива. Бедная нищая мать, испытавшая муки родов и вскормившая своего сына. Обладание и печальная утеря – равнозначные категории. У каждой страны двойной смысл. Я люблю дуализм. Я часами ждал на той узкой, грязной улице, чтобы увидеть эти желанные губы, очаровательные глаза, в надежде, что она когда-то поднимет ресницы. Молчаливые строки всё ещё не раскрыли её губ. Момент наступает, я отказываюсь верить себе. Наступает много моментов, когда я пытался открыть двери, чтобы расшифровать, могу ли я войти в те комнаты, где никогда не был. Эти строки освобождают меня от собственных теней. Я свободен от своего прошлого и будущего, от всего мёртвого. Я боюсь слышать те голоса, которые душат меня,


я опасаюсь надежд, которые заманивают меня, эти строчки меня подбадривают.

WE WALK TOGETHER МЫ ИДЁМ ВМЕСТЕ Снова появляется луна, небо больше не ослепляет меня, звёзды с распростёртыми объятиями готовятся ко сну, в голове слышится какой-то мотив. Из лабиринта прошлых дорог постоянно проглядывает лицо, ранимое и утомлённое. Я продолжаю бродить среди прошлого, пока красочные сны не растворяются в холодной реальности. Зловещий поток света меланхолично концентрируется на этом лице, история льёт свой голый свет. Тысячи мыслей мешают уснуть, они ничего не держат в своих руках. Для меня эта комната является целым миром. Я вижу скрученные секреты жизни. Я переворачиваю страницу, и новая история является из прошлого, с которой мы вместе шагаем.


HISTORY ИСТОРИЯ Расплывчатые двери питаются нетерпимостью прошлого. Память погружается в тёмные страницы истории, борясь с её неопределённостью. Через образы, которые отступают, давайте попробуем добиться в полном объёме той ситуации, которая была на самом деле.


AWESOME BEING ГРОЗНОЕ БЫТИЕ Неопределённость. Мы погружаемся в идею. Открытые образы Разбиваются. Тревога на краю конгруэнтного. Отсутствие смысла скрывается где-то рядом. Лишённая привлекательности, уродливость развалилась повсюду, внедряясь среди друзей. Наше безнадёжное движение повсюду возводит крепости, мы всё ещё живы. Ища новые жилища, повсюду ползут пыльные облака в состоянии бреда. Мир искалечен. Цикл причины и следствия маниакален в отношение жизни. Мы полностью увядаем, не видя своей наготы.


A CELL КЛЕТКА Это раковина, без окон и дверей, от неё вы начинаете своё путешествие, и скоро вы увидите землю. Вы дотрагиваетесь, не касаясь, разума древних, рассеянного, оболганного, открывающегося, закрывающегося. Достигая зенита над головой, вы ступаете легко или тяжело, вас нельзя видеть всё время. Это достаточно странно, нет вдали мигающих звёзд, это вы. Жизнь такая тихая в этом суровом холодном мире, ты ничего не теряешь, кроме теней дилемм твоего существования. Всё вокруг тебя теряется в старении твоих рук. Твоя проблема – это проблема облегчения существования, значимость которого измеряется расстоянием от скрытого пространства. Эхо создаёт иллюзию уменьшения того, что ты слышишь, отдавая себя всему, что окружает тебя, ты снова бьёшься своей пустой головой о стенки этой клетки, без окон и дверей и возрождаешься в своём загадочном сумасшествии, хромающим позади тебя.


MY BIRTH МОЁ РОЖДЕНИЕ Старое папское дерево позади старинного дома, холодящее чувство бесполезности. Мигает туманность среди сонма звёзд, тишина не знающей покоя удушающей боли. Неизменный пик в интенсивной темноте, возвращается моё рождение, прошлое врастает в будущее. Воздушный полёт. Из тишины выплывает эхо и терпит неудачу, задавая воображению всё новые и новые вопросы, на которые нет ответа. Я – это отражение боли в глубинах вакуума.


UNHAPPYNESS НЕСЧАСТЬЕ Ужасное несчастье с его удивлением. Смерть, приносящая несчастья, и жизнь, две стороны тьмы. Тьма – это не эксперимент. ~ Внешнее давление льёт свой злобный свет. Онемев от долгого ожидания, мы чувствуем себя как медленно догорающие угли. ~ Стены комнаты всегда те же самые, навевающие мысли о нескончаемых дорогах, удивляющих нас. ~ Жизни нужны большие руки, чтобы удерживать все превратности судьбы. Кто изменяет эти превратности? Доверчивая и гаснущая тишина почти что не отвечает. ~ Счастье не девственно. Не будем обсуждать существование. Рассвет сам по себе ещё не означает наше пробуждение. ~ В идее уходящего расстояния нет забвения. Несчастье – это такое секретное ремесло, Хотя оно и ушло так далеко, мы всё ещё остаёмся. ~ Оно стоит, оно качается там, где стоит. Всё, что оно оставляет после себя – это горизонт, но наши крики никогда не достигнут его.


EVIDENCE ОЧЕВИДНОСТЬ Божье создание, ты знаешь цену жизни, что это значит для тебя? Или ты думаешь, что мир не был создан для тебя? Или ты не хочешь двигаться? Ты находишь жизнь двоякой. Ты отсчитываешь дни, один за другим, снова и снова, всё глубже уходя в отрицание, соединяя точки – картина не закончена. Неожиданно ты становишься очевидностью. Это тяжело, это звучит безымянно, возможно, что это даже не существует, ты никогда не откроешь это для себя снова. Возвращайся, ты реальный. Жизнь – это колода карт, ничего не случится.


WORDS СЛОВА Слова, ранее не слышанные слова, вторгаются, как непреднамеренные секреты. Слова – это долгоживущая мания, мы следуем ей, даже не схватывая. На каждом углу мы чувствуем расстояние. Лживые слова чернят наши светлые дни. Мы притворяемся сломленными, боясь того, что может в конце концов приползти. В этот момент мы начинаем думать, почему мы воспринимаем слово, которое раньше никогда не слышали. Великая сила в тишине, которая формирует нас. Слова скоро должны приобрести должную окраску.


A WELCOME ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ Стены, мои дорогие друзья, очерчивающие границы моей жизни, дающие мне надежды, имеющие смысл: значимый свет в туннеле жизни каждого. Иногда я являюсь продолжением стен, иногда стены являются продолжением меня. Иногда мы приветствуем друг друга, никогда не зная, как сложится игра. Давайте выйдем из своих образов, Давайте обнимем свои тускнеющие образы, тускнеющие стены, тускнеющего самого себя. Пальцы двигаются сами собой, ты двигаешься, я двигаюсь, они двигаются, всё двигается…виртуально всё двигается в страну неразделённой памяти, где ждут потомки, великолепный оркестр приветствует нас.


NIETZSCHE’S POET ПОЭТ НИЦШЕ 1 Часы раннего утра, светлые часы. И в эти светлые часы ползёт толпа неверующих в Бога, они движутся без Бога. Жалкий человек, голый человек несёт в руках фонарь. Он раздет, он боится одежды, он завывает «Я ищу Бога, я ищу Бога». Все идущие и сплетники застыли от удивления, они не способны ни о чём думать, бормоча: «Откуда он появился? Он заблудился? Кого он боится? Он дитя, избравший неверный путь? Он шизофреник? Он нуждается в лечении?» Их волнуют вопросы. Жалкий человек опустошает их. Они собираются кругами, они спорят друг с другом, они боятся аннигиляции, они не верят в Бога. У них сверлящий взгляд, их косность видна до самого основания, открывая историю светлых мужчин и женщин, двигающихся повсюду, боящихся появления сумасшедшего, сродни тому, как поэт боится появления своих стихов. Его стихи должны привести к желаниям и требованиям сумасшедшего, не носящего одежды.


2 Фурии сложности, мы проникаем через пустое пространство, мы проходим через то, что разрушает Бог. Тишина сумасшедшего снова ломается. Опасное наследие появляется снова и снова среди толпы, предпочитающей тишину, оно возбуждает толпу: «Каждый из нас убил Бога, ты и я, все мужчины и женщины убили Бога. Мы все убийцы убийц. Мы все убийцы всех убийц». Возбуждённые голоса предшествуют глубокой тишине, веря сумасшедшему, который поддерживает тишину поэта. Но он живой. Вздыбившись вокруг толпы, штормовое море затихает. Волны успокаиваются, но внутри себя они боятся, что поэт несёт сумасшествие. Этот фонарь несёт свет, толпа боится света. Умные, успешные люди боятся сумасшедшего. Поэту всегда свойственны качества, которые постоянно боится и ненавидит современный мир. 3 Сумасшедший знает, что в фонаре заложена серьёзная проблема. Убить её, но как? Разбить её. И он разбивает фонарь на мелкие осколки. Но исчезла ли проблема? Нет, она появится в нужное время, бродя пока в неизвестности. Сумасшедший появился слишком рано, когда ещё не пришло его время. Утешение для поэта. «Не пришло ещё время достичь свету земли? Не пришло ещё время для удара молнии и грома? Я пришёл слишком рано. Позвольте мне гордо уйти невредимым». И он ушёл. Позднее любопытная толпа нашла его, декларирующем место пребывания Бога в могиле поэта. Поэт похоронен там, потому что все мы убийцы всех убийц.


К.К. Сривастава родился в 1960 году в Горахпуре, Уттар Прадеш, изучал экономику в университете Горахпур в 1980 году. С 1983 года стал работать в Индийской Аудиторской и Счётной Службе в качестве ведущего эксперта (Аудит) Мадхия Прадеш. Он опубликовал две книги, озаглавленные «Неизбежная тишина» (2005) и «Безрукая рука пишет» (2008).


Russian Translation (K K . Srivastava)  

Poems