Issuu on Google+


Серия «Из коллекции Игоря Воронова» « I g o r Vo r o n o v C o l l e c t i o n » S e r i e s


Владимир Немухин Vladimir Nemukhin скульптура графика живопись sculpture graphics paintings


Якоб БарпГера Предисловие «„Биографы” Немухина очень часто склонны к тому, чтобы выдвигать его скромность и непритязаО тельность на передний план. Эти черты характера Немухина привели к тому, что, несмотря на многоО летнее творчество, приведшего к созданию сотен картин и скульптур, у Немухина нет своего архиО ва, по той простой причине, что он его не завёл. Это касается как иллюстраций, так и списков его работ. Сотни его работ рассеяны по всему миру, их поиски и добыча иллюстраций, в особенности, что касается творений раннего Немухина, стоили больших трудов. Большинство из них публикуется в этом издании. Хотя скульптурное творчество Немухина известно только узкому кругу знатоков, для самого НемухиО на оно играет важную роль в его деятельности, и очень высоко ценится теми немногими критиками, которые знакомы с этими работами. Основная часть этих скульптур в дереве и бронО зе, выполнена в строгой конструктивной манере, таким образом, продолжая традиции конструктиО вистов 20х годов. На вопрос давно ли занимается он объектами, Немухин ответил: „... мне давно уже хочется сделать выставку объектов, но сделать это серьёзно очень сложно. Сложность состоит, воОпервых, в связи объектОсубъект как таковой, а затем в отношении объектОправда как таковом, только содержание приводит нас к форме”. ФиО лософия НемухинаОхудожника соответствует его жизненной философии. В1971 году временно окончилась „весна” „свободО ного искусства” в Советском Союзе. Многие художО ники Нового Авангарда решаются на эмиграцию. Основными целями этой эмиграции были Париж, НьюОЙорк, Иерусалим. Покинули Советский Союз такие художники как Гробман, Неизвестный, Рабин, Купперман, Семякин и многие другие. Немухин же осознал важность миссии сформироО вавшегося в 50х годах Нового Авангарда, и твёрО до верил в его дальнейшее развитие. Он остался в Москве, вместе с некоторыми друзьями, первыми художниками „подполья”, такими как Штайнберг, Янкилевский, Зверев, Краснопевцев, Яковлев и Плавинский. Немухин оказался прав».


JACOB BARпGERA Preface “Nemukhin’s biographers” tend very much to stress his modesty and unpretentiousness. These features of Nemukhin’s character led to the situaО tion in which we are now: after many years of hard work resulting in creating hundreds of paintings and sculptures, the artist got no archive what so ever. He just wouldn’t bother to make it, just as simple as that. This applies both to his illustrations and lists of paintings. Hundreds of his works are scattered all over the world, and their search and raids for his ilО lustrations, especially, belonging to the early period of Nemukhin’s work, required a lot of effort. Most of them are published in this addition. Although Nemukhin’s sculpture is known only to a limited circle of experts, still it plays a very important role in the artist’s creative activity and is highly apО preciated by the few critics who have seen these works. The majority of his sculpture made of wood and bronze are performed in a traditional construcО tive manner, thus maintaining traditions of the conО structivists of the 20Оs. When asked how long he had been interested in making objects, Nemukhin said: “...I’ve been wanting for a long time to make an exhibition of objects, but it is extremely difficult and problematic to make it properly. In the first place the difficulty is caused by the objectОsubject connection problem as it is and then, of course, by the objectО truth relationship as it is, while only contemplation leads us to form”. The philosophy of NemukhinО theОpainter coincides with his life philosophy. In 1971 the “spring” of “the free art” was temporarily over in the Soviet Union. Many paintersОrepresentatives of the New AvantОGuard decided to emigrate. The main destinations of this emigration were Paris, NewОYork, Jerusalem. Such painters as Grobman, Neizvestnyj, Rabin, Kupperman, Semiakin and many others left the Soviet Union. However, Nemukhin realized the importance of the mission of the AvantОGuard formed in the 50Оs, and finally believed in its further development. He stayed in Moscow together with some friends, the first painters of the “underground”, such as ShteinО berg, Yankilevsky, Zverev, Krasnopevtsev, Yakovlev and Plavinsky. Nemukhin proved to be right.”


Нонконформисты верили в возможность невозможО ного, и каждый стремился оставаться самим собой. Владимир Немухин 2005


Такие объекты, как небо, снег или горизонт, сущеО ствуют для Немухина в искусстве не как объекты сами по себе, а как яркие образы, способствуюО щие, в свою очередь, появлению духовных образов. Похоже обстоит дело с плоскостью, которая, по его мнению, не должна представлять пространство, а, с его точки зрения, всего лишь инициировать видеО ние пространства.

Художник Эстетика произведений Немухина определяется двояким способом. С одной стороны, на основании высказываний, сделанных им самим несколько лет назад в публикации „Кредо”, с другой, с помощью анализа его произведений, большинство из котоО рых знакомо нам с пятидесятых годов. Следуя его „Кредо”, можно увидеть полное отсутствие внимаО ния роли учителей и, кроме того, опускаются все существенные общественноОкультурные моменты косвенных связей с узаконенными в общественной жизни нормами или творческой практикой форО мирующегося с конца пятидесятых годов нонконО формистского искусства. Поэтому нужно понимать „Кредо” (публикация) как попытку Немухина разоО браться в действующих для него сегодня нормах творчества. Так как оно представлено в виде обО разного и символического языка, то его „Кредо” требуется определённое интерпретативное разъО яснение. В центре искусства Немухина находится человек не как социальное существо или экономическая велиО чина, как в некоторых доктринах в области искусО ства (сравни хотя бы социалистический реализм), а как феномен со своей душой и своим духовным миром (а не „существо”). Он исходит из того, что исО ключительно только фантазия человека позволяет воспринимать мир духовно и единственно тем саО мым создаёт предпосылку для того, чтобы он мог возвыситься над всем земным. Находя противоО речия с этой точкой зрения, нужно предложить в качестве контрапункта материалистическую точО ку зрения на искусство, выдвигающую полностью противоположные аргументы.

Таким образом, вполне можно сказать, что живоО пись является для Немухина попыткой постичь дейО ствительность в целом как трансцендентность, а свет в частности как духовность. Человек является в этом процессе познания, с одной стороны, саО мой существенной предпосылкой для многократО ной трансформации различнейших символов, а с другой стороны, и узловой точкой, в которой оконО чательно сходятся нити формирования познания. Так как Немухину, в конце концов, важны познание трансцендентности и духовность в качестве онтолоО гических категорий на основании художественных методов и произведений, то становится понятным, что он хотел бы познать не сущность человека, а человека как феномена бытия.

Помимо общих высказываний такого рода в НемуО хинском „Кредо” оно содержит ещё и другие, блиО же ориентированные на эстетику его искусства. Оно показывает: 1. что Немухин даже охотно видит себя в самом шиО роком смысле продолжателем духовных и художеО ственных традиций Малевича и Кандинского, хотя он и формально, эстетически и Очто касается соО держания, идеологической основы его искусства Опошёл по другим, очень индивидуальным путям; 2. что Немухин вообще не мог иметь ничего общего с эстетическими и идеологическими нормами соО циалистического реализма и считался в условиях проводимой в Советском Союзе политики в облаО сти культуры нонконформистом. Отсюда и станоО вится понятным, в чём состояла его величина как человека и художника, когда он выступал посредО ником и поддерживал развитие искусства, не отвеО чавшего его собственному кредо.


Подтверждается ли его произведениями высказанО ное Немухиным в „Кредо”, и как соотносятся „КреО до” и формирование произведений?

виде плоскости, вступающей в контакт со структуО рой поверхности. Значительную роль в этой трансО формации исходной и конечной структур играет использование цвета, оказывающего не украшаюО щее, а смазывающее контуры воздействие и, тем самым, позволяющего, собственно говоря, добитьО ся вышеназванного перехода границ. Благодаря этому формируется новая, несущая этот образ доО минанта, занимающая место ожидаемой пространО ственности: она состоит из игры структур, взаимоО действия плоскостей, и как таковая представляет собой эстетическиОмечтательное явление, вызыО вающее инициирующую функцию ухода в духовноО ирреальное, эмоциональноОнепроницаемое, в экзистенциальные состояния. Нечёткий ритм обО разных и конструктивных элементов композиций поддерживает при этом такую тенденцию и соотО носится с соответствующим расположением наО блюдателя. Искусство для Немухина является, таО ким образом, постоянной попыткой пересечения границ в двух наОправлениях: с одной стороны, как средство художника для освоения миров, с другой, Опри восприятии таких произведений Окак призыв для наблюдателя пересечь границы своего собО ственного опыта в общении с окружающим миром.

После образной фазы середины пятидесятых гоО дов с частично сюрреалистическими ситуациями (гипертрофированными, искажёнными, ломаныО ми фигурами) и абстрактноОэкспрессионистской фазы конца пятидесятых годов Немухин в начале (середине) шестидесятых годов нашёл свой индиО видуальный стиль. Внешне он выражен взаимоО действием образных элементов с цветовыми и конО структивными плоскостями, образующими основу в частности очень динамически построенных, но всё равно гармонических композиций. Глубина изобраО жения, первоначально внушённая перспективными конструкциями, снимается теперь таким образом, что по отношению к плоскости она сгущается и О как это названо в „Кредо” Осохраняется всего лишь как иллюзия пространства. Мнимо существующий, крайне уменьшенный объём предстаёт поэтому в Созерцание произведений искусства Овнутренний, лишь индивидуальноОвозможный акт диалогичеО ской коммуникации. Всё вышесказанное распроО страняется на определяющие основы творчества Немухина. Это относится и к его скульптурным произведениям, имеющим своё первоначало форО мально в рельефноподобных переходах между обО разом и пластикой. И здесь самым существенным является то, что хотя немухинские скульптурные произведения и отражают объекты Окак и его карО тины, О но имеют в виду другой, условный духовО ный мир, „грёзы нашего мира”. Идентифицируемо представленные объекты не являются в смысле „отображений” целью изображения, а только приО зывом к воплощению непознаваемых непосредО ственно чувственно „миров”. В этом смысле худоО жественные „миры” Немухина возникли не только силой его фантазии, но и являются предложением для стимулирования фантазии наблюдателя.


as a social being or as an economic quantity Оas is the case in many other art doctrines (such as that of socialО ist realism) Оbut as an intellectual and spiritual phenomО enon (and not as an intellectual and spiritual “being”). He is convinced that fantasy alone affords man mental visions, thus being the only means with which he will be able to rise above all earthly things. If one were to look for the opposite view, the materialist concept of art with totally contrasting arguments would be the counО terpoint. For this reason, objects like the sky, snow or the horizon do not exist as bright objects for Nemukhin but as coО lour visions which, in turn, make intellectual and spiritual visions possible. Things are quite similar when it comes to surfaces. In his view, they do not represent any space but are merely the dissolution of a spatial vision.

The Artist There are two ways to identify the aesthetics of Nemukhin’s works. One way to go about it is to look at a particular statement which he made some time ago in «Credo» publication. The other way is to analyze his works, of which there have been a fair number since the 1950s. Let us first deal with his «Credo». As a matter of fact, the «Credo» leaves completely out of considerО ation his role as a teacher and, furthermore, neglects all the aspects of sociocultural relevance inherent in indiО rect relationships with publicly canonized norms or the emerging nonconformist art practiced in the late 1950s. The «Credo» must, therefore, be seen as an attempt by Nemukhin to define his present creative norms. As the «Credo» is phrased in a rather metaphorical and symbolized language, careful interpretation is needed. Nemukhin believes that man is not at the centre of art

In other words, it would be correct to say that, for Nemukhin, painting means an attempt to comprehend reality as general transcendentality and, more specifiО cally, light as spirituality. In this cognitive process, man is, on the one hand, the most important prerequisite for a multiple transformation of a wide range of signs and symbols and, on the other, the ultimate point where all the lines of cognition converge. Since Nemukhin eventually seeks to achieve a comprehension of tranО scendentality and spirituality as ontological categories through artistic techniques and imagery, it is underО standable that it is not man’s nature which he would like to fathom but man as a phenomenon of being. Apart from such general observations, Nemukhin’s


«Credo» contains also other statements which are more closely related to the aesthetics of his art. It shows 1. that, in the broadest sense, Nemukhin clearly sees himself as a person who has followed the intellectual and artistic traditions of Malevich and Kandinsky, even though Оas far as the content and ideological basis of his art are concerned Оhe has gone his own, very indiО vidual ways; 2. that Nemukhin could not possibly have had anyО thing whatsoever in common with the aesthetic and ideological norm of socialist realism and simply had to be regarded as a nonconformist in the light of the culО tural policy pursued in the Soviet Union. It is from this perspective that his human and artistic greatness beО comes apparent whenever he acted as a goОbetween and as a supporter of art that was at variance with his own «Credo». Will it possible to find Nemukhin’s «Credo» confirmed in his works? How do his «Credo» and artistic developО ment correspond? After a phase in the 1950s in which he concentrated on rendering figures in surrealistic settings (hypertrophied, distorted and mutated figures) and an abstract expresО sionist phase towards the end of the 1950s, Nemukhin found his individual style in the early and midО1960s. Its external feature is interaction of figurative elements with coloured and constructive surfaces, constituting the baО sis of what are in part very dynamically structured but, nevertheless, harmonious compositions. The depth of the image, as initially suggested by perspectiveОorientО ed constructions, is now offset by condensing it into a surface and Оaccording to his «Credo» Оretaining it as a mere spatial illusion. The seemingly visible extremely reduced spatiality thus appears as a surface interacting with its outer structure. What is essential in this transО formation of original and final structures is the use of colours. They are not employed in a decorative manner but to blur contours, thus actually making possible the transcendence described above. The result is a new dominant that characterizes the picture and takes the

place of anticipated spatiality. This dominant consists of interplaying structures and surfaces and as such repО resents a playful aesthetic phenomenon, which affords us a chance to see into the spiritual and unreal, into the emotionally obscure and into the existential. The inО distinct rhythm of figurative and constructive composiО tion elements accentuates this trend and corresponds with the viewer’s disposition. For Nemukhin, art is thus a constant attempt at transcending boundaries in two directions: On the one hand, he sees it as the artist’s means to explore and appreciate the world and, on the other, as a way for the viewer Оwhen assimilating such works of art О to cross the frontiers of his or her own personal experience of the world. Viewing works of art is an internal act of dialoguing, possible only in an indiО vidual manner. What has just been said it true of the determinants and fundamentals of Nemukhin’s work. His sculptures in terms of form and shape have their origin in relief transitions from pictorial to plastic art. And again when Nemukhin’s sculptures show objects, they presumably symbolize Оlike his paintings – they reflect different, a specifically intellectual and spiritual world, i.e. “visions of our world”. In other words, identifiably presented obО jects are not meant to be “portrayals”, but their purpose is merely to awoke a “world” not directly experience with the senses. Seen from this angle, the “worlds” of Nemukhin’s art have not only come into being by the force of his fantasy but are also a means to stimulate the viewer’s imagination.


скульптура графика живопись sculpture graphics paintings


1. КОМПОЗИЦИЯ С ТРЕМЯ КАРТАМИ, СДЕЛАННАЯ ПОД ФАРФОРОВОЕ ПЛАТО (RATINGEN) холст масло аппликация d 50 1. COMPOSITION MADE WITH THREE PLAYING CARDS, EMITATED PORCELAIN PLATEAU (RATINGEN) oil on canvas application d 50


2. 1996 дерево 42x8 2. 1 9 9 6 w o o d 4 2 x 8


3. ЭСКИЗ К БАЛЕТУ “ЛУННЫЙ ЗМЕЙ” 2пая картина, 1979 гуашь бумага 50Х58 3 . THE SKETCH FOR THE “LUNAR SERPENT” ballet the 2nd picture, 1979 gouache paper 50Х58


4. БУМАГА ГУАШЬ МОНОТИПИЯ 57Х43 4 . PA P E R G O UAC H E M O N O T Y P E 5 7 Х 4 3


5. 2004 холст масло аппликация 70Х54 5. 2004 application oil on canvas 70Х54


6. ПОСВЯЩАЕТСЯ Э.ШТЕЙНБЕРГУ 1983 дерево 19Х25 6 . D E D I C AT E D T O E . S T E I N B E R G 1 9 8 3 w o o d 1 9 х 2 5


7. В А Л Е Т В . К А Н Д И Н С К О Г О 2 0 0 0 х о л с т м а с л о 1 0 0 Х 8 0 7 . THE JACK OF V.KANDINSKY 2000 oil on canvas 100Х80


8. бумага пастель 64Х49 8. p a p e r p a s t e l 6 4 Х 4 9


9. 1997 дерево металл 46Х21Х9,5 9 . 1 9 9 7 w o o d m e t a l 4 6 Х 21 Х 9 , 5


10. КОМПОЗИЦИЯ С ЧЕРНЫМ КРУГОМ 2007 холст акрил коллаж 100Х100 1 0 . COMPOSITION WITH BLACK CIRCLE 2007 acrylic collage on canvas 100Х100


11. БУБНОВЫЙ ВАЛЕТ 2006 аппликация бумага масло карандаш 48Х38 11 . J A C K O F D I A M O N D S 2 0 0 6 a p p l i c a t i o n o i l p e n c i l p a p e r 4 8 Х 3 8


12. СУПЕРпСЛОН 2007 холст масло карандаш 75Х61 12 . SUPERОELEPHANT 2007 oil pencil on canvas 75Х61


13. ПОСВЯЩАЕТСЯ М.ВОЛОШИНУ 1998 дерево 24Х38 13 . D E D I C AT E D T O M . V O LO S H Y N 1 9 9 8 w o o d 2 4 Х 3 8


14. БУБНОВЫЙ ВАЛЕТ 2000 холст масло карандаш 100Х121 14 . J AC K O F D I A M O N D S 2 0 0 0 o i l p e n c i l o n c a n v a s 1 0 0 Х 121


15. НАТЮРМОРТ СО СТОЛИКОМ 1981п2007 аппликация бумага масло карандаш 73Х71 15 . S T I L L L I F E W I T H T H E TA B L E 1 9 8 1 О2 0 0 7 a p p l i c a t i o n o i l p e n c i l p a p e r 7 3 Х 71


16. 1996 дерево металл 47Х20 16. 1996 wood metal 47Х20


17. БУБНОВЫЙ ВАЛЕТ. ДЕНЬ. НОЧЬ 1993 холст масло карандаш 80Х100 17 . J AC K O F D I A M O N D S . N I G H T. DAY 1 9 9 3 o i l p e n c i l o n c a n v a s 8 0 Х 1 0 0


18. ОТРАЖЕНИЕ 1987 аппликация акрил карандаш 100Х101 1 8 . R E F L E C T I O N 1 9 8 7 a p p l i c a t i o n a c r y l i c p e n c i l 1 0 0 Х 1 01


19. 2000 дерево 45Х15 1 9 . 2 0 0 0 w o o d 4 5 Х 15


20. ДЖОКЕР бумага гуашь цветной карандашь 100Х44 20. JOKER paper gouache color pencil 100Х44


21. КОМПОЗИЦИЯ С ФЛАГОМ 2005 холст масло аппликация 100Х80 21 . COMPOSITION WITH THE FLAG 2005 application oil on canvas 100Х80


22. 2007 фарфор 41Х24 2 2 . 2007 porcelain 41Х24


23. СУПЕРпСЛОН 2001 холст масло карандаш 100Х80 2 3 . SUPERОELEPHANT 2001 oil pencil on canvas 100Х80


24. З Е М Л Я И В О Л Я . П О С В Я Щ А Е Т С Я К . М А Л Е В И Ч У 2 0 0 7 м а с л о а п п л и к а ц и я d 5 0 2 4 . THE EARTH AND THE WILL. DEDICATED TO K.MALEVICH 2007 application oil on canvas d 50


25. 1986 дерево 42Х22 25. 1 9 8 6 w o o d 4 2 Х 2 2


26. ВАЛЕТ РОДИНА 2000 бумага гуашь карандаш 59Х47 2 6 . THE JACK OF RODIN 2000 pencil gouache paper 59Х47


27. В.МАЯКОВСКИЙ 2007 аппликация холст масло карандаш 80Х60 2 7 . V. M AYA K O V S K Y 2 0 0 7 a p p l i c a t i o n o i l p e n c i l o n c a n v a s 8 0 Х 6 0


28. 50/50 фарфор 23Х13 2 8 . 50/50 porcelain 23Х13


БИОГРАФИЯ Владимир Николаевич Немухин родился 12 ноября 1925 года в деревне Прилуки Калужской области. Известный представитель русского «неофициального» искусства. Вырос в деревне. В 1943—1946 занимался в московской изостудии ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов). В пятидесятые годы зарабатывал на жизнь как оформитель и плакатист. Член «Лианозовской группы», сформировавшейся в середине 1960Ох, куратором которой выступил Евгений Кропивницкий. Активно участвовал в приватноО квартирных и публичных выставках авангардного искусства, в том числе — в «Бульдозерной выставке» (1974). C 1965 участвовал в зарубежных выставках (Польша, Италия, Франция). С 1990Ох годов чаще всего жил в Дюссельдорфе (Германия), постоянно приезжая в Россию. В настоящее время живет и работает в Москве. 1942–1946 О получил первоначальное художественное образование, занимаясь у художника П. Е. Соколова (1943) и в московской изостудии ВЦСПС (1943–1946). В 1957 поступил в Московский государственный художественный институт им. В. И. Сурикова, но вскоре был исключён за несогласие с принципами соцреализма. С 1958 О член Московского объединенного комитета художниковОграфиков, профсоюза работников культуры. С 1974Оучастник многих политических акций и большинства крупных выставок московского художественного авангарда, в том числе т. н. «Бульдозерной выставки» (1974); выставки в лесопарке «Измайлово» (1974); выставки в павильоне «Пчеловодство» на ВДНХ (1975) и других. 1984О1986 Осостоялось более 20 персональных выставок художника, в том числе в 1984 в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова (Москва). 1959–1962 О эксперименты с абстрактным экспрессионизмом. С 1965 художник возвращается к фигуративности, создавая полуабстрактные «натюрморты с картами», с которыми позже ассоциируется автор. 1986 – первая персональная выставка в США (ДжерсиО Сити). Первое знакомство с Парижем и другими европейскими столицами искусства. 1999 О издание книги «Немухинские монологи» — размышления художника, записанные М. Уральским. В последние годы (с 1980Ох) наряду с циклами картин и графических работ художник начал создавать скульптуру. Развив своеобразный вариант информеля, Владимир Немухин сделал картину не столько изображением, сколько предметом. Отсюда тяготение художника к контррельефу, и с 1980Ох Ок трёхмерности в композиции, а также авторский узнаваемый мотив — карточная колода (метафора игры). Произведения художника вошли в постоянные экспозиции Государственной Третьяковской галереи (Москва), московских музеев О современного искусства и музея «Другое искусство»; музея «Метрополитен» и музея современного искусства в НьюОЙорке (США); музея современного искусства Людвига в Кельне (Германия), а также отечественных и зарубежных частных собраний.


BIOGRAPHY Wladmir Nikolajewitsch Nemukhin was born in MosО cow on the 12th of November 1925 in the village of Priluky, Kaluzhskiy district. Nemukhin is a famous representative of Russian “unО official” art. He grew up in the village. In 1943—1946 he studied in Moscow AUCCTU art stuО dio (AllОUnion Central Council of Trade Unions). In fiftieth he worked as a designer and interior decoО rator. In the mid of sixtieth, participated as a member in “LianosovoОCircle” together with Kropownitzkij, who was its curator. Was an activist in participating in a public and private exhibition of vanguard art, including “BulldozerОExhiО bition” (1974). Since 1965 participated in foreign exhibitions (Poland, Italy, France). Since 90th he lived mostly in Dusseldorf (Germany), constantly coming to Russia. Now he lives and works in Moscow. 1942 О1946 ОNemukhin studied in Moscow AUCCTU art studio (1943–1946), became P.E. Sokolov’s pupil (1943) and received his first primary art education. In 1957 he entered Moscow State Surikov Institute of Art, but was excluded of the disagreement with the principles of social realism. Nemukhin was working in a factory at the same time. 1958 – became the member of Moscow’s (unofficial) Artists’ Union. 1974 – participant of many political shares and large exhibitions of Moscow art vanguard including “BullО dozerОExhibition” (1974); “Izmaylovo” exhibition (1974); “Beekeeping” exhibition (1975) and many other. 1984О1986 – he exhibited more than 20 exposures including the exhibition in the Kurchatov Institute of Atomic Energy. (Moscow). 1959О1962 ОNemukhin created his abstract painting. 1965 Оcreated his first paintings of playingОcards. 1986 ОFirst personal exhibition in USA. He made his first visit to Paris, Western Europe and journey to West Germany. 1999 – Publishing of “Nemukhin’s monologues” book. At the end of ‘80th he exhibited in Germany and beО gan creating sculpture. Having developed his informal style, Nemukhin creО ated his picture not only as the image but as the subО ject. Hence is his gravitation to contra relief and since 1980th to threeОdimension in composition and his wellОknown motive – the card deck (a metaphor for the game). The works by Nemukhin are the essential part of State Tretyakovskaya Gallery permanent exposition (Moscow), they are preserved in Moscow Museum of Modern Art; the Metropolitan Museum and the MuО seum of Modern Art in New York (USA); the Museum Ludwig (Koln, Germany), and there are a lot of his works in native and foreign private collections.


АртОФонд Игоря Воронова Voronov Art Foundation

куратор проекта Евгений Карась

curator of the project Evgen Karas

Karas Design Services

дизайн фоторепродукции Дмитрий Шилов тексты

design photo reproductions Dmitriy Shylov texts

Светлана Росиец

Svetlana Rosiyets

Алена Емлютина

Alyona Yemlutina

Техническое содействие

Technical support

Кирилл Авдюшенко

Kirill Avdyushenko

© Игорь Воронов, 2009 © Igor Voronov, 2009

ВЛАДИМИР НЕМУХИН VLADIMIR NEMUKHIN

Серия «Из коллекции Игоря Воронова» Series «From Igor Voronov Collection»


Vladimir Nemukhin