Page 1

The Arts, Culture and Tourism Russian-Canadian Magazine

Spring 2013 I Issue 1 (42)

Page 8


6

Колонка редактора

8

From the editor’s desk Blow-up

8 Boris Eifman - the man behind modern Russian ballet

Крупным планом

12 Страсть, сводящая с ума Неизвестное о известном

16 Владимир Коган.

Еврейский талисман Пушкина

17 Vladimir Kogan. Jewish talisman of Pushkin Шедевры русского искусства

28 Людмила Маркина.

«Роковая Аврора» история с продолжением Masterpieces of Pushkin Art

29 Lyudmila Markina.

The “Fatal Aurora” An Unfinished Story Учитесь

40 Анна Ахматова. Уроки русского языка. Журнал “Russian Life”

Душа обязана трудиться

49 Благотворительный аукцион

“Дети Канады – детям России”

50 Fundraising event “Children of Canada for children of Russia”

16 искренняя благодарность преданному коллективу переводчиков, корректоров, авторов статей и рассказов, фотографов и дизайнеров, чей самоотверженный труд помог выпустить этот номер журнала. 4

У камина

56 Рубен Пашинян. Сынок, а где Евфрат


The Arts, Culture and Tourism Magazine published by: “St Petersburg Development”

www.spbmagazine.ca

28

Founder and Publisher: S & S Tovmassian Creative Director: Sophia Dmitrieva-Tovmassian Contributors: Elena Kuzmich Oksana Turuta Sasha Grigorieva Layout and Design: Mexley Marketing Inc. The St Petersburg’s magazine Chapter in Saint-Petersburg (Russia) Luba Artemieva Olga Seminovskaya The magazine “St Petersburg” is distributed free of charge to libraries, business and entertainment centers, tourist and information agencies. The magazine is honoured to be presented at the Embassy and the Consulates of the Russian Federation in Canada, on Russian and international airlines. The magazine can be subscribed and/ or it can be found in specialized stores and video salons, at concerts and performances. Price $5.00 CAD

60

Travel-2013

60 310th anniversary of St Petersburg

White nights festival in brilliant Saint-Petersburg and cruise to Scandinavia Special thanks to the team of translators, proofreaders, authors of articles and stories, photographers and designers, whose self-denying work has helped to publish this issue a future issue.

Address: 120 Shelborne Ave. Suite # 1014. Toronto, ON, M6B 2M7. Phone: 416 782-0083 E-mail: spbmagazine@gmail.com Advertisers are responsible for the content and design of the advertising. The opinion of editorial staff may not necessarily coincide with opinion of authors of the published materials. All rights reserved. Глубокое уважение к авторам публикаций не обязывает редакцию разделять их мнение.


Rodin, Eternal Spring Hermitage. St Petersburg

- Hello, Spring speaking! - Hello, Spring? ...bad weather is leaking ... - Oh yes, this morning I was absentminded and let the four rains go and fly... - But here the snows still lie... - Oh fie, I’ll soon finish whatever I was doing, and weave a web from the sun... - Spring! Please, give us warmth!! It is still lacking!! - Just bear, please, you have waited for one hundred days, you’ll get it, as soon as the birds will start quacking... - And, you know, I want love, such that the heart would dance in the breast, so that songs would be sung until dawn, and the pulse would shrink in chest ... - Love? Of course...without it, myself am feeling sore, without couples of lovers, whom will me adore?! Marina Tumanova

Publisher/Editor

6


Canada

1 year - $50

6 months - $25

US and Europe

1 year - $85

6 months - $43

Name Address City

Province

Postal code

Country

E-mail

Phone

Date

Signature

To subscribe the order fill in the coupon and send it with the cheque to: ÂŤSt. Petersburg DevelopmentÂť 120 Shelborne Ave. Suite # 1014. Toronto, ON, M6B 2M7. 416 782-0083, spbmagazine@gmail.com

7


«The ballet world in search of a major choreographer need search no more. He is Boris Eifman…» Anna Kisselgoff, The New York Times


Photo by V.Zenzinov. Tchaikovsky

BORIS EIFMAN is one of the few, if not the only Russian choreographer, who continued his active creative work for decades. Perhaps none of his contemporaries can take pride in such achievements. There are more than forty performances on the director’s account. He was the laureate of the prestigious theatrical awards «Golden Soffit» and «Golden Mask», of the State Prize of Russian Federation, received the Order of Arts and Letters of France, the People’s Artist of Russia title, Order of Merit for the Fatherland and many other prizes and titles. The choreographer was born in Siberia, finished the department of choreography of Leningrad (St. Petersburg) Conservatory. In 1977 he organized Leningrad New Ballet (today called Saint Petersburg Eifman Ballet), the only individually managed theatre in Russia, developing the art of modern choreography. He did not only create an original style, which absorbed the achievements of new time art and which is based on the classical school, but also brought up a team of kindred spirit, for whom no unsolvable tasks exist.

Photo by H. Kudryashova. Anna Karenina

The current Company’s repertory includes the following works that have been already recognized worldwide are «Requiem», «Tchaikovsky», «I, Don Quixote», «The Karamazovs», «Red Giselle», «My Jerusalem», «Russian Hamlet», «Don Juan, or Moliere Passions», «WHO is WHO», «Musagete», «Anna Karenina», «The Seagull», «Onegin» and the most recent one «Rodin». Boris Eifman is a choreographer-philosopher. He is concerned with the problems of the modern world; with the secrets of creativity and the magic of geniuses, which uncover themselves in his interpretation of the fates of Tchaikovsky, Spesivtseva, Moliere or Rodin. He makes experiments with such dark and fearful sphere as human psyche («Idiot», «Murderers», «I, Don Quixote», «Russian Hamlet» and «Anna Karenina»), creating the images of stage psychoanalysis. He strives for showing extreme states of human mind, regarding his heroes` madness not as an illness but as their ability to penetrate into another worlds. The choreographer pulls apart the limits of his imagination with the help of his heroes` fantasies, deepening in the questions of spiritual and philosophic life of humankind, which interest him most. Boris Eifman’s desire to draw his spectators into the inexhaustible world of human passions, to establish live spiritual connections with the audience, to stun it with brilliance and dynamism of plastic language – all this determined the success that accompanies the theatre’s performances on the leading stage venues of the world for decades. The choreographer marks: «The spectator wants to receive from a ballet performance, first of all, a catharsis, a deep emotional shock. And visiting our performances, he receives this live emotional charge. We aspire to that the psychological theatre would be the privilege not only of a drama, but also of a ballet. And from this point of view we are unique. Such type of theatre to which our Company belongs – with the strong dramaturgic base, the deep philosophical maintenance and high heat of passions - is necessary for many spectators». Creating his own style Eifman worked at various dancing systems. The theatre became a kind of laboratory for him. The choreographer did not limit himself with the frames of a purely ballet performance, since the most important thing for him is theatricality. His plays are unforgettable shows, revealing new forms and new principles of dancing action. Boris Eifman has created his theatre – a theatre of unconcealed emotional feelings.

Photo by V.Zenzinov. Russian Hamlet 9


Ballet by Boris Eifman

Music: M.Ravel, C. Saint-Saёns, J. Massenet Scenery: Zinoviy Margolin Costumes: Olga Shaishmelashvili Light: Gleb Filshtinsky, Boris Eifman

Boris Eifman’s new ballet, Rodin, is dedicated to the life and creative work of the great sculptor Auguste Rodin and his apprentice, lover and muse, Camille Claudel. The story of their passionate relationship is full of drama. For 15 years Rodin and Claudel had been one sensual and creative body. But their breakup dealt a deathblow to Camille’s mental health and marked the beginning of her destruction. Almost forgotten, isolated from the outside world, vegetating in misery, Claudel went out of her mind. She was convinced of a deliberate conspiracy against her, with Rodin the main perpetrator. She spent 30 years in a mental asylum, where she died in 1943, forgotten and left by everyone. Rodin is a massive artistic utterance about the tragic nature of the lives of geniuses. With the help of the unique body language of the modern psychological ballet, which the choreographer honed in previous works (Onegin, The Seagull, Anna Karenina, Russian Hamlet, and others), Eifman presents a new conception of the world of human passions studied masterfully by Rodin and Claudel in their works, and also creates a masterpiece dedicated to the incomprehensible mystery of the creative process B. Eifman’s world «The life and love of Rodin and Claudel is an amazing story of two artists in an incredibly dramatic alliance in which everything 10

interlaced: passion, hatred, artistic jealousy. The spiritual and energetic interchange of the two sculptors is a unique phenomenon: living together with Rodin, Camille was not only inspiring him, helping him find a new style and create masterpieces, but also going through the impetuous development of her own talent; actually, she was transforming into a great master. After her breakup with Rodin, Claudel began to plunge into the darkness of insanity. Her soul was burnt to ashes with a pathological hatred to her former teacher and lover, who had stolen, in Camille’s opinion, her life and gift. Rodin’s longing for his muse and the torments of his conscience, as well as the delusion of Camille - or the insane Erinye, an alter-ego full of sick obsessions - all of these are reflected in the new ballet. With the help of body language, we talk in our performance about passion, internal struggle, despair - about all of those life phenomena of the human spirit, which were brilliantly expressed by Rodin and Camille in bronze and marble. To turn a moment frozen in stone into an irrepressible sensuous stream of body movements is what I was striving for when creating this new ballet performance. Rodin is a contemplation of the unreasonable price that geniuses have to pay for the creation of eternal masterpieces, and also about those torments and mysteries of the creative process that will always disturb the minds of artists». Boris Eifman


SYNOPSIS ACT ONE A mental asylum, where patients wander like somnambulists, is the last shelter for Camille Claudel, a lover of the great Rodin. After a visit from the sculptor, she feels nothing but pain and despair. In his memories, Rodin returns in his past... Sculptor’s workshop. Here is the place where Rodin’s wild fantasies come to life through clay and bronze. With her appearance, Camille, a young model, starts a fire in the heart of Rodin, who is in his middle age. It is intolerable for Camille to wake up in the mental asylum. However, her sufferings at the hands of the other female patients, who beat and abuse her, are nothing compared to the horrible emptiness that enlaced Camille’s soul. The life of old Rodin is full of grief. The tenderness of his devoted Rose is heavier than iron bonds. The sculptor is buried in his thoughts, where he finds himself an impetuous creator again. Camille is by his side, with her passion and gift of genius that give him power. Rodin’s indifference makes Rose suffer. Camille’s coming insanity is already near: her mind becomes bedimmed with an obsession. But still her life is an endless vortex, in the very center of which is Rodin. Without hesitation, she gives her genius to her beloved and her master. Envy of Camille as an artist grows in the sculptor’s soul. Rodin wins his success. Camille, his mate and co-author of his works, is left behind as an unknown witness of another’s glory.

ACT TWO The Gates of Hell are created in sufferings. Camille works devotedly with Rodin. Rose follows Rodin constantly, which makes him go through torment and repentance. Happy moments of his life revive in his mind: young Rose, beautiful and lovely bacchante, whom Rodin meets at a grape festival. Camille’s relationship with her master becomes a torture for her. In a blaze of despair, she escapes from her beloved. A passing affair with a random lover cannot heal her scars. She has no other choice than to return to Rodin, who is her destiny and her curse. The sculptor is embarrassed. His heart is torn between burning passion for one woman and sincere affection for another one. How can he break this vicious circle of incessant torments? Camille is coming closer and closer to the edge of the abyss. Her work on Clotho, fearful anthem to ruthless Fate, exhausts her mental state completely. Distressed by critics, Camille destroys her sculpture in a blaze of rage. Camille suffers from nightmares. She sees Rodin as an ugly beast who is guilty of all her tortures. The poor woman has no way to escape from this insanity, which captures her mind and soul.

Show One Productions and Sony Centre for the Performing Arts present: EIFMAN BALLET St. Petersburg

11


«Балетный мир, ищущий ведущего хореографа, может остановить поиск. Это Борис Эйфман…» Анна Киссельгофф.»Нью-Йорк Таймс»

сводящая с ума Впервые за 35 лет Санкт-Петербургский Академический театр балета Бориса Эйфмана выступит в Торонто и покажет свой нашумевший спектакль “Роден”, историю любви-страсти и любви-ревности двух великих французов – мировую премьеру, уже успевшую покорить многие страны мира. Новая работа всемирно известного хореографа превзошла ожидания даже самых преданных его поклонников. Эйфман посвятил свое новое произведение знаменитому скульптору Огюсту Родену и его взаимоотношениях с ученицей и возлюбленной Камиллой Клодель. В союзе этих великих художников сплелись воедино любовь, ненависть и ревность. Камилла была музой Родена, дарившей великому скульптору вдохновение, возможность рождать новые идеи, создавать истинные шедевры. Но и сама рядом с гением превращалась в большого мастера, совершенствуя свой талант. Как рассказал балетмейстер, «Роден» стал новым шагом в области балета не только для его коллектива, но и для мирового хореографического искусства. Всякий раз — после “Красной Жизели”, после “Чайковского”, а уж после “Русского Гамлета” более всех — казалось: это — вершина. Выше, лучше, техничней, осмысленней не может быть. Оказалось — может. “Роден”! 12


Слово Мастеру - Г-н Эйфман, почему Роден, а не какой-либо другой известный художник стал героем вашего балета? - Я выбрал Родена потому, что личность, судьба, как и личность Камиллы Клодель, показались мне интересными для жанра психологического балета. С другой стороны, Роден, как и я, работал с человеческим телом. А тело для меня такой же инструмент, как и для него. Но если он стремился к тому, чтобы остановить мгновение, то для меня наоборот тело — тончайший инструмент передачи движений души, ее стремлений. - Вы входите в противоречие с Библией, уверяя, что сначала был жест, а не слово. - Это очень опасно — входить в противоречие с Библией, но я убежден, что вначале был жест. Рождаясь, человек преисполнен эмоций, кричит, но при этом все тело у него яростно двигается. Что подвластно жесту, то неподвластно слову. - Скульптура все-таки статична. Как она превращается в движение и танец? - В работах Родена и Клодель скрыта фантастическая динамика, стремительное движение – мысли, чувств, человеческого тела. На содержательном уровне это отнюдь не статика, потому что всякая неподвижность мертва и пуста. А скульптуры французских мастеров насыщены энергией созидания, развития, борьбы. Для меня было важным по-новому взглянуть на стихию человеческих страстей, которую столь гениально отразили и исследовали Роден и Камилла в своих творениях.

непростой хореографический материал, который им был предложен. Наверное, главной трудностью для них было то, как совместить в одном образе две глобальные стихии, две ипостаси личностей Родена и Клодель. Первая – окрыленный страстью, влюбленный человек. Вторая – сложная, разрываемая противоречиями и сомнениями творческая натура. Разумеется, и наши солисты, и артисты кордебалета знакомились с работами Родена и Клодель, читали биографические материалы, изучали альбомы. Мой рабочий кабинет на протяжении последних полутора лет буквально завален информацией о скульпторах, поэтому недостатка в сведениях не было. - Балет сюжетный. Какие литературные источники легли в основу? - Есть фильм о Родене, его играет Депардье. Есть много книг, монографий, письма Родена. Все было мною изучено, пропущено через себя, но хореографы все видят по-другому. Я не копирую образ: скульптор был коренаст, некрасив, а мой солист Олег Габышев высокий, стройный юноша. Скорее мы создали в балете дух творческой личности, неистребимой, непреклонной в своем созидании. И при этом Роден был лишен каких-то очень важных человеческих качеств, например, отцовских чувств, был суперэгоцентричен. Очень поздно, после сорока, пришел к славе, но слава для меня не вопрос. Главное то, как он шел к своему стилю.

- А что было первотолчком для создания«Родена»? Сам Роден как личность? Его скульптуры? Или процесс оживления этих скульптур, который ваш предшественник и учитель Якобсон осуществил в своих балетах? Может быть, что-то еще? - У меня была совсем другая концепция. Скульптура как законченная форма меня как раз меньше интересовала. Меня волновал творческий эмоциональный процесс, который предшествовал созданию этих шедевров. Что пережил художник, чем он пожертвовал, на какие компромиссы шел, какие жуткие поступки совершал, чтобы создать этот шедевр, который потом будет питать поколения людей во всем мире своей потрясающей энергией, невероятной красотой. Меня волновал именно сам процесс, а не сама скульптура, которая вдруг оживает, и мы танцуем на тему, допустим, «Поцелуя» или «Вечной весны». Поэтому здесь принципиально другая идея, другой вид балета. В нашем спектакле постоянно присутствует тема работы скульптора, причем не только физической, но и внутренней. Поиска того идеального мгновения, которое должно остановиться и стать прекрасным. Найти такое мгновение, зафиксировать его — это, конечно, колоссальный труд. - Как актеры готовились к спектаклю? Входило ли в их репетиции обязательное знакомство с творчеством Родена? Кто исполняет главные роли и что было самым трудным в работе над образами?  - Главные партии в спектакле исполняют наши ведущие солисты – Олег Габышев, Анастасия Ситникова, Нина Змиевец. Считаю, что они проявили полную самоотдачу и качественно освоили тот 13


- Музыка в спектакле — какой принцип компиляции вы использовали? - Я только полгода слушал музыку, а потом начал сочинять драматургическую конструкцию. Вся музыка французская — Масне, Равель, Сен-Санс — и она стала основой. Я сам записывал, монтировал, чтобы это был не просто набор кусков классики, а чтобы стилистически они были близки. Например, самый финал — это финал оперы «Дафнис и Хлоя», начало второго акта — фортепьянный концерт, но с маленькими купюрами, Дебюсси, от ноты до ноты. - Скажите, Роден — это вы? - И да, и нет. В ранний период у меня были моменты жадного накопительства, необходимые для созревания души: я больше брал, чем отдавал. Потом я начал отдаляться от людей и больше погружался в себя, замыкался. А теперь у меня третий период — я страстно отдаю моим артистам, семье, зрителям. Такой спектакль не мог родить человек, который живет только для себя. А у Родена всю жизнь был один период — он брал. И когда понял, что надо отдавать, уже не смог — ни сыну, ни жене Розе, которая прожила с ним 50 лет, ни своей возлюбленной Камилле.

- Про вас говорили: «свой — среди чужих, чужой — среди своих», «диссидент в балете», «Эйнштейн в балете», в общем, имидж некоего мятежника, которого душат каноны. - У моего балета было две жизни: до перестройки и после. Мои первые спектакли ругали коммунисты, а в «Нью-Йорк таймс» тем временем выходили «провокационные» статьи под заголовками типа «Человек, который осмелился». А в это же время мы выступали на Красной площади, в концертном зале «Россия» и Большом Кремлевском дворце… Я и вправду ощущал свою инородность, будто у меня временный вид на жительство. Ощущение было, что не сегодня завтра все прикроют. А теперь я счастлив, что не эмигрировал и сохранил свой театр в России. Я не чувствую себя изгоем. Насильно мил не будешь, но я получил почти все творческие награды, прошел путь от отщепенца до лауреата Государственной премии. - А ведь вы могли бы заполучить себе популярность, как Роман Виктюк, сделав упор на эротику, тем более что сами сочиняете фуэте в том же жанре. - Раньше меня за это часто ругали — официальная критика называла чуть ли не маньяком. Считалось, что у Эйфмана не хореография, а порнография. Но я к ней как раз и не стремился. Для меня балет сексуален по самой природе, потому как два тела, женское и мужское, переплетаясь, рождают неповторимость нашего жанра. А порно, по-моему, — это когда за физиологией не трепещет человеческая душа. - Как вы относитесь к тому, что в современном балете на сцене часто появляются обнаженные танцоры? Есть ли для вас недопустимые на сцене вещи? Или в творчестве позволено все?  - Я не страдаю ханжеством. Нарушение запретов, преодоление устоев – неотъемлемая часть творческого процесса. И когда на смелые эстетические шаги идет действительно талантливый человек, происходит художественное развитие. А вот если эпатаж совершается ради самого эпатажа, начинаются застой и упадок. Настоящему художнику должна быть присуща полная творческая свобода. Все допустимые ограничители в данном случае прекрасно известны, причем давно – на протяжении многих веков. Это десять заповедей. - В ваших балетах любовь – это всегда «поединок роковой». Гармония невозможна в принципе или она невозможна в искусстве?  - Любовная гармония – наверное, высшая награда, посылаемая человеку небесами. Она возможна и в жизни, и тем более в искусстве, но путь к ней необычайно тернист. Я не коллекционирую истории о разбитых сердцах и изломанных судьбах. Трагические истории любви, возникающие в моих спектаклях, – это не упоение страданием, а попытка проникнуть в тайны эмоционального и психического мира человека, изучить его на примере самых ярких и неистовых чувств. Такова моя творческая природа.

14


- Чувствуете ли вы разницу между зрителем российским и европейским? Одинаково ли воспринимает публика разных стран Ваши постановки? - Для нас, может быть, более ответственны выступления в Петербурге, в Александринском театре, где мы показываем свои спектакли, потому что здесь наш дом, наши близкие друзья. Для нас любовь петербургского зрителя ко многому обязывает, она дорогого стоит. Каждое выступление в Петербурге очень волнительно. Я бы не сказал, что есть какая-то принципиальная разница между европейскими, американскими или азиатскими зрителями.

В этом уникальность нашего балетного искусства, потому что в нем сконцентрированы все человеческие рефлексы на универсальные понятия - добра и зла, любви и ненависти, горя и радости. И концентрация этих рефлексов материализовалась в систему пластического языка, понятного людям всего мира. По материалам российской прессы Пресс-центр Театра Бориса Эйфмана Фотографии С. Беляевского и из архива Санкт-Петербургского Академического театра балета

Show One Productions and Sony Centre for the Performing Arts представляют:

Балет Бориса Эйфмана «Роден» 23-25 мая, 2013 в 7:30 1 Front Street East, Toronto

Билеты в русских магазинах www.russiantix.com - 416-726-6992

15


portrait of aleksandr pushkin. vasily tropinin

Владимир КОГАН

ЕВРЕЙСКИЙ ТАЛИСМАН

Хлопотами своих высокопоставленных друзей в Петербурге летом 1823 г. Пушкин был переведен в Одессу и, числясь при министерстве иностранных дел, был прикомандирован при новороссийском генерал-губернаторе М.С.Воронцове. 16

Б

Пушкина

ольшой город, светское общество, опера и морские купания – всё привлекало поэта. О переменах в своей жизни Пушкин писал брату 25 августа 1823 г. из Одессы: “ ...я насилу уломал Инзова, чтоб он отпустил меня в Одессу – я оставил мою Молдавию и явился в Европу. Ресторация и итальянская опера напомнили мне старину, и ей-богу, обновили мне душу”.

Но петербургские друзья Пушкина не очень обольщались. А.И.Тургенев 15 июня 1823 г. писал П.А.Вяземскому: “Меценат, климат, море, исторические воспоминания – всё есть; за талантом дело не станет, лишь бы не захлебнулся. Впрочем, я одного боюсь; тебя послали в Варшаву, откуда тебя выслали; Батюшкова – в Италию – с ума сошел; что-то будет с Пушкиным?”   Тургенев не зря беспокоился – он был хорошо знаком с М.С.Воронцовым.   Герой войны 1812 г., участник зарубежных походов Воронцов, получивший блестящее образование в Англии, быстро продвинулся по служебной лестнице. Князь П.В.Долгоруков, язвительнейший описатель русского общества XIX в., так охарактеризовал Воронцова: “Воронцов был человек замечатель-


JEWISH TALISMAN

of Pushkin

Vladimir KOGAN Further to the efforts of his high-ranking friends in St. Petersburg, Pushkin was transferred to Odessa in summer 1823 and, being employed by the Ministry of Foreign Affairs, Pushkin was sent to the Novorossiysk General-Governor M.S. Vorontsov.

The big city, secular society, opera and swimming in the sea – all of this attracted the poet. Pushkin wrote to his brother on August 25, 1823 from Odessa about the changes in his life: «...I barely persuaded Inzov to let me go to Odessa – I left my Moldava and arrived in Europe. Restaurants and Italian opera reminded me of the old times, and by golly, they refreshed my soul».

portrait of countess yelizaveta vorontsova. george hayter portrait of count mikhail s. vorontsov. sir thomas lawrence

But the friends of Pushkin in St. Petersburg were not impressed. A.I. Turgenev wrote to P.A. Vyazemskiy on June 15, 1823: «Philanthropist, climate, sea, and historical memories – that is all there; talent is there as well, if only it does not drown. However, I am afraid of one thing; you were sent to Warsaw, from where you were removed; Batyushkov went crazy in Italy; what will happen to Pushkin?» Turgenev was not worried in vain – he was well acquainted with M.S. Vorontsov. A hero of the 1812 war, a member of military campaigns into the foreign lands, Vorontsov, who received brilliant education in England, was quickly promoted through the ranks. Duke P.V. Dolgorukov, who gave the most scornful description of the Russian society of the XIX century, described Vorontsov in the following way: «Vorontsov was a man of a remarkable mind; gifted with extraordinary talents, both military and administrative, but he was extremely self-righteous and power hungry; he demanded that everybody around him admired him and carried out his wishes unconditionally; admittedly, this omnipotence was sufficiently softened by the excellent courtesy, elegance of the address, politeness in manners... but all the same, to get along with Vorontsov, one had to consistently please him, worship him, never disagree with him, and least of all, never act against him, because there was no person more vindictive and vengeful than him.» The conflict between Vorontsov and a young, independent, romantically tuned poet was inevitable. And then there was an affair between Vorontsov’s wife, Elizaveta Ksaverevna, and Pushkin, apparently brief, but hot and passionate. Everybody who knew Countess Vorontsova, described her as a woman of an exquisite beauty and of charming noble grace. 17


ного ума; одаренный замечательными способностями, и военными и административными, но он был в высшей степени самолюбив и властолюбив, он требовал, чтобы все его окружающие поклонялись ему и исполняли беспрекословно волю его; правда, это всемогущество смягчаемо было отменной вежливостью, изяществом форм, любезностью в обхождении..., но всё-таки, чтобы ладить с Воронцовым, необходимо было ему постоянно угождать, поклоняться, никогда не противоречить, а ещё менее противодействовать, потому что не было человека более злопамятного и мстительного”. Конфликт между Воронцовым и молодым, независимым, романтически настроенным поэтом был неизбежен. А тут ещё роман между женой Воронцова Елизаветой Ксаверьевной и Пушкиным, по-видимому, скоротечный, но жаркий и страстный. Все знавшие графиню Воронцову описывают её как женщину исключительной прелести и очаровательного благородного изящества.  Роман Пушкина и графини Воронцовой закончился быстро и безнадежно. По указанию императора Александра I, подготовленному по просьбе Воронцова, Пушкин был исключен из службы и отправлен в ссылку в село Михайловское. 1 августа 1824 г. Пушкин в отчаянии от обрушившейся и нежданной кары покинул Одессу, где прожил год.   Воронцова при расставании с Пушкиным подарила ему золотой перстень-печатку с какими-то каббалистическими знаками (это сейчас мы знаем, что на перстне нанесена надпись на иврите). Перстень и считал Пушкин своим талисманом, а может, Воронцова сказала о необычных свойствах перстня при прощании. И вот с перстнем на руке и с горечью в душе Пушкин двинулся из солнечной Одессы на север.   Как же попал странный перстень к графине? Одесса в начале XIX 18

в. всё больше превращалась в торговые ворота на юге России, через одесский порт шла оживлённая торговля с Балканами, Турцией, Средиземноморскими странами и Ближним Востоком. Наступивший торговый бум не преминул описать Пушкин в «Путешествии Евгения Онегина»: Я жил тогда в Одессе пыльной... Там долго ясны небеса, Там хлопотливо торг обильный Свои подъемлет паруса; ............................................... Глядишь – и площадь запестрела. Все оживилось; здесь и там Бегут за делом и без дела, Однако больше по делам. Дитя расчета и отваги, Идет купец взглянуть на флаги, Проведать, шлют ли небеса Ему знакомы паруса. Среди этих «детей расчёта и отваги» было много и еврейских купцов. На заре основания Одессы в ней появилась довольно большая еврейская община. В 1795 г. среди 1350 жителей бывшей турецкой крепости Хаджи-Бей, которая теперь называлась Одессой, было 246 евреев. Еврейская жизнь в Одессе била ключом уже в первые десятилетия XIX в.

С введением в 1815 г. режима портофранко Одесса становится первой свободной экономической зоной России. Торговый бум охватил город. Очевидно, с расширением торговли и связано появление в Одессе беспошлинных восточных товаров, пряностей, кофе, чая и драгоценностей. Среди этих драгоценностей и попал в Одессу золотой перстень с сердоликовым камнем-печаткой, испещрённый какими-то непонятными знаками. Перстень приобрела Воронцова, заказала к нему парную копию, оставшуюся у неё. И перстень при расставании, перед отъездом Пушкина в псковскую ссылку, подарила поэту. Из сердолика ещё в древности делали геммы – резные камни: с выпуклым рисунком – камеи, с углубленным – интальо (печатки). Такие печатки делались не для краски, а для получения оттиска на сургуче или воске, который помещался в конце документа или которым запечатывали письма.   Амулеты из сердолика в виде сердца дарили влюблённые молодые люди своим подругам ещё в древних Греции и Риме. Недаром Пушкин считал, что перстень имеет магическую силу, к тому же на нём написаны какие-то молитвы или заклинания:   Слова святые начертила На нём безвестная рука.   Возможно, что к ювелирам Одессы перстень-печатка попал из еврейских общин Ближнего Востока. Вполне вероятно, что Пушкин владел очень старинным перстнем. Сохранились отпечатки, выполненные такими перстнями-печатками с еврейскими текстами, которые относятся к VIII-VII в.в. до н.э.   Потрясенный неожиданной ссылкой, необходимостью жить в глуши Псковской губернии после блестящей и европейской Одессы, Пушкин весь отдался работе. Одновременно поэт работал над несколькими произведениями. Исследователи твор-


The affair between Pushkin and Countess Vorontsova ended quickly and hopelessly. Further to the order of Emperor Alexander I, given at the request of Vorontsov, Pushkin was dismissed from his service and was sent into exile to the village of Mikhailovskoye. On August 1, 1824, Pushkin, in despair from the sudden and unexpected punishment, left Odessa, where he had lived for a year. When parting with Pushkin, Vorontsova presented him with a golden signet ring with some Kabbalistic characters (we now know that there was an inscription in Hebrew on the signet ring). It was this ring that Pushkin considered to be his talisman, or maybe Vorontsova told him about the unusual properties of the ring

as they parted ways. And thus, with the ring on his hand and with bitterness in his soul, Pushkin moved from sunny Odessa to the north. How did the Countess obtain this strange signet? In the early XIX century, Odessa increasingly turned into a trade gate in the south of Russia: lively trade with the Balkans, Turkey, Mediterranean countries and Middle East went through the Odessa port. This apparent trade boom was carefully described by Pushkin in the «Journey of Yevgeniy Onegin»: I lived then in Odessa dusty, The skies are clear and free down there And busy trade abounds, is fussy Erecting broad sails in the air, All there of Europe hints and hearkens,

Breathes, has a southern shine, and sparkles Flaunts lively, vast variety: The golden tongue of Italy Resounds along its happy streets Where proud Slavs strut, and Frenchmen preen, Where Spaniard greets Armenian, Or Greek, Moldavian fat with sweets, Or Egypt’s son walks by that sea, Retired corsair, Moor Ali. There were many Jewish merchants among these «children of calculation and valour”. At the dawn of the foundation of Odessa a rather large Jewish community appeared in it. In 1795, out of the 1350 inhabitants of the former Turkish fortress of Haji Bay that is now known as Odessa, 246 were Jewish. Jewish life in Odessa sprang up powerfully already in the first decades of the XIX century. With the introduction of the free port regime in 1815, Odessa became the first free economic zone in Russia. The trade boom swept the city. Apparently, the emergence of tax-free Oriental goods spices, coffee, tea and jewels - in Odessa was also connected to the expansion of the trade. Among these treasures there was a golden ring with a cornelian stone signet, covered with some strange signs. The signet ring was acquired by Vorontsova, who ordered a matching copy to it that she kept to herself. And she gave the original ring to the poet before Pushkin’s departure to his exile to Pskov as they were saying farewell to each other. Since ancient times cornelian was engraved and carved: with protruding patterns – the cameos, and with indentations – the intaglios (signet rings). Such signets were not made for paint, but to get a print on sealing wax or beeswax, which was placed at the end of a document or to seal letters. Young people in love gave their sweethearts heart-shaped cornelian amulets in ancient Greece and Rome. No wonder that Pushkin believed that his signet ring had magical powers, plus there were some prayers or incantations written on it:

Pushkin's Farewell to the sea. Ivan Aivazovsky

The holy words have been inscripted Upon it by unknown hand. It is possible that the jewelers of Odessa got this signet ring from the Jewish communities 19


чества Пушкина насчитывают до десятка стихотворений, созданных в Михайловском в первые полгода, которые относятся к Е.К.Воронцовой. Осенью 1824 г. Пушкин создает трагическое, полное надежды на спасение стихотворение: Храни меня, мой талисман, Храни меня во дни гоненья, Во дни раскаянья, волненья: Ты в день печали был мне дан. -----------------------------------------------------  В уединенье чуждых стран, На лоне скучного покоя, В тревоге пламенного боя Храни меня, мой талисман.   И если другие произведения, относимые исследователями к Е.К.Воронцовой, были со временем опубликованы Пушкиным, то «Храни меня, мой талисман...» при жизни поэта не публиковался. Письма от Воронцовой вначале часто приходили в Михайловское. Сестра поэта, Ольга Сергеевна, рассказывала, что когда в Михайловское приходили письма, запечатанные сургучом с отпечатком, изукрашенным точно такими каббалистическими знаками, какие были на перстне брата, то он запирался в комнате, никуда не выходил и никого не принимал. По количеству произведений Пушкина, относящихся к Воронцовой, по интенсивности переписки между ними (к сожалению, эта переписка не сохранилась ) можно сделать вывод, что чувства были сильные. Но время берёт свое, и письма приходили все реже. Пушкин забрасывал своих сослуживцев и знакомых в Одессе письмами с требованием одесских новостей и жалобами, что ему из Одессы никто не пишет.   Пушкин очень дорожил перстнем и почти никогда с ним не расставался, был он с ним и в день трагической дуэли. В первой полной биографии поэта П.В.Анненков писал: “Пушкин по известной склонности к суеверию, соединял даже талант свой с участью перстня, испещрённого 20

какими-то каббалистическими знаками и бережно хранимого им”. На картине художника В.А. Тропинина, выполненной в 1827 г., Пушкин изображен с сердоликовым перстнем-печаткой на большом пальце правой руки. Однако ракурс, в котором изображена рука поэта, не позволяет полностью рассмотреть перстень; видно только, что камень темно-красного, скорее даже лилового цвета.  

На первом посмертном портрете Пушкина, выполненном шведским художником Карлом Мазером в 1839 г. по заказу и при активном содействии друга Пушкина П.В.Нащокина, который следил за соответствием бытовых деталей, перстень-талисман нарисован на большом пальце левой руки. Всё это говорит о том, что Пушкин носил его по-разному, то на одной, то на другой руке.   Знал ли Пушкин, что написано на перстне-печатке? Сначала, конечно, не знал, но потом выяснил, что на перстне нанесена надпись на еврейском языке. Из всех знакомых Пушкина, с которыми он общался после ссылки, только один человек – Никита Яковлевич Бичурин (1777-1853, в монашестве – отец Иакинф) владел еврейским языком. Этот монах – примечательная фигура пушкинского времени. Знакомство поэта с Бичуриным началось в 1828 г. и продолжалось длительное время. В библиотеке Пушкина есть много книг Бичурина

с дарственными надписями автора; материалы по истории калмыков, собранные известным китаеведом, были использованы поэтом в «Истории Пугачева». Возможно, Бичурин и сказал Пушкину о еврейской надписи на кольце и даже перевёл её. Разговоры с Бичуриным и вызвали интерес Пушкина к еврейскому языку и в 1830-х гг. он начал заниматься его изучением.   У Пушкина уже был опыт самостоятельного изучения языков. По отзывам современников, он самостоятельно изучал английский язык. Приступая к изучению еврейского языка, Пушкин в записной книжке 16 марта 1832 г. нарисовал еврейский алфавит, выводя начертание букв из квадрата с двумя диагоналями, а на другом листе – их звуковое соответствие латинскому и греческому алфавитам. Грамматику поэт изучал по английской книжке «The Elements of the Hebrew Language», которая сохранилась в его библиотеке.   П.В.Киреевский в письме 12 октября 1832 г. Н.М.Языкову сообщал: “Пушкин был две недели в Москве и третьего дня уехал. Он учится по-еврейски, с намерением переводить Иова”.   Что же привлекло Пушкина к истории Иова, изложенной в одной из книг Библии? Наверное, трагизм и безысходность положения человека, от которого отступился Господь, передав его в руки сатаны, но который устоял и сохранил свою веру. Конечно, Пушкин, при его ограниченном начальном знании языка, не мог переводить весь текст книги Иова – он пользовался французским переводом Библии, как подстрочником. В еврейском тексте «Йова», так звучит это имя на еврейском, Пушкин надеялся найти особенности и подробности очень важные при поэтическом переводе. Жаль, что ему не удалось перевести «Книгу Иова». Часть великой книги, переведенная великим русским поэтом, несомненно, представляла бы событие в русской культуре XIX в.


of the Middle East. It is quite probable that Pushkin owned a very old ring. There are surviving prints that were made by such signet rings with Hebrew texts that can be referred back to the VIII-VII centuries BC. Shaken by the sudden exile, by the necessity to live in the wilderness of the Pskov province after the brilliant and European Odessa, Pushkin fully dedicated himself to work. At that time, the poet created several literary works. The researchers of Pushkin’s works count up to ten poems that he wrote in the first six months in Mikhailovskoye, which are related to E.K. Vorontsova. In autumn 1824, Pushkin wrote a tragic poem, full of hope for salvation: My talisman, pray, be my guard, In days of strongest agitation, Of prosecution, lamentation: The day, I've owned you, was hard. ----------------------------------------------------In life with homeland apart, In peaceful being's boring rattle, In trouble of a flame of battle, My talisman, pray, be my guard. And if other works attributed to E.K. Vorontsova by the researchers were eventually published by Pushkin, «Talisman» was not published during the lifetime of the poet. At first, letters from Vorontsova often came to Mikhailovskoye. Poet's sister, Olga Sergeevna, said that when the letters sealed with wax with a print, decorated with exactly the same Kabbalistic marks that were on her brother’s signet ring, came to Mikhailovskoye, he would shut himself in a room, not going out of it anywhere and did not invite anyone in. By the number of works of Pushkin that were connected to Vorontsova, by the intensity of the correspondence between them (unfortunately, this correspondence has not survived) it can be concluded that the feelings were strong. But, time takes its toll, and the letters started to come less and less often. Pushkin showered his colleagues and acquaintances in Odessa with letters demanding for Odessa news and with complaints that nobody wrote him from Odessa.

Pushkin valued his ring a lot and hardly ever parted with it; the ring was with him on the day of the tragic duel. In the first full biography of the poet, P.V. Annenkov wrote: «Pushkin, by his famous penchant for superstition, connected even his talent with the fate of the signet ring, inscribed with some Kabbalistic characters and carefully kept by him.” In the painting by artist V.A. Tropinin made in 1827, Pushkin was depicted with a cornelian signet ring on the thumb of his right hand. However, the point of view that shows the hand of the poet does not allow seeing the ring fully; only a dark red, even a purple stone, can be seen. The first post-mortem portrait of Pushkin, made by the Swedish artist Karl Mazer in 1839, on the order and with active cooperation of Pushkin’s friend, P.V. Naschekin, who kept his eye on following the domestic details, the ring talisman was drawn on the thumb of the left hand. All of this suggests that Pushkin was wearing it in different ways, sometimes on one, then on the other hand. Did Pushkin know what was written on the signet ring? At first, of course, he did not know, but later he found out that the signet had an inscription in the Hebrew language. Of all of Pushkin’s acquaintances, with whom he met after the exile, only one person – Nikita Yakovlevich Bichurin (1777-1853, in monkhood - father Iakinf), knew the Hebrew language. This monk was a notable figure of Pushkin's time. The friendship of the poet with Bichurin began in 1828 and lasted for a long time. In Pushkin’s library, there are many books by Bichurin with dedicatory inscriptions of the author; materials on the history of the Kalmyks, gathered by a renowned sinologist, were used by the poet in the “History of Pugachev». Perhaps Bichurin also told Pushkin about the Hebrew inscription on the ring and even translated it. It was the conversations with Bichurin that caused the interest of Pushkin in the Hebrew language and in the 1830's he began to study it.

Pushkin already had the experience of learning languages by himself. According to his contemporaries, he independently studied English. When he started to learn Hebrew, Pushkin drew the Hebrew alphabet in his notebook on March 16, 1832 with the sketches of the letters derived from a square with two diagonals, and on another page he drew their corresponding sounds from the Latin and Greek alphabets. The poet studied grammar by an English book «The Elements of the Hebrew Language”, which is preserved in his library. P.V. Kireevsky reported in his letter to N.M. Yazykov on October 12, 1832: «Pushkin spent two weeks in Moscow and left the other day. He studies the Hebrew language, with the intention of translating the book of Job.» What attracted Pushkin to the story of Job, which is told in one of the books of the Bible? Perhaps the tragedy and hopelessness of the condition of a human, from whom the Lord withdrew, and passed him into the hands of Satan, but who persevered and kept his faith. Of course, Pushkin, with his limited knowledge of the language, could not translate the entire text of the book of Job - he used the French translation of the Bible as an interlinear translation. In the Hebrew text of «Iyobh», as the name sounds in Hebrew, Pushkin was hoping to find features and details that are very important for a poetic translation. It is a pity that he was unable to translate «The Book of Job». A part of a great book, translated by a great Russian poet, undoubtedly would have been an event in the Russian culture of the XIX century. Almost till the end of the century, people in Russia used translation made from Greek «Septuagint» into the ChurchSlavonic language made in the IX century by Cyril and Methodius. Of course, many Orthodox, even literate people, were not familiar with the Bible and studied it via retellings and abridged editions. When in 1812, Alexander I wanted to read the Bible, he had not read it before at all. Then, in the huge library of the Winter Palace, created by Catherine II and filled with the works of the French enlighteners, 21


Почти до конца столетия в России пользовались переводом с греческой «Септуагинты» на церковнославянский язык, сделанном в IX в. Кириллом и Мефодием. Конечно, многие православные, даже грамотные люди, не были знакомы с Библией и изучали её по пересказам и облегчённым изданиям. Когда в 1812 г. Александр I захотел почитать Библию, до этого он вообще её не читал, то в огромной библиотеке Зимнего дворца, созданной Екатериной II и заполненной произведениями французских просветителей, не смогли найти Библии на русском языке, поэтому император начал впервые в жизни читать французскую Библию. Николай I также пользовался французской Библией и был серьёзно уверен, что церковно-славянский язык доступен только духовенству. Мы уже говорили, что и Пушкин читал Библию на французском. Перевод Библии на русский язык и её распространение в России являлись грандиозной культурной задачей. Создание в декабре 1812 г. Библейского общества не очень продвинуло дело, и первый полный перевод Библии на русский язык был опубликован лишь в 1876 г. Для сравнения скажем, что перевод Библии на немецкий язык с латинского Мартин Лютер выполнил в 1522-1546 гг. Возможно, этот разрыв в 350 лет чувствуется до сих пор.   А русский поэтический пересказ Библии так и не появился, хотя ещё в 60-х годах прошлого века Анна Ахматова и Иосиф Бродский обсуждали необходимость создания такого поэтического перевода. Но в Советское время это было невозможно. Как вспоминает Корней Иванович Чуковский, в 1962 г. он сдал в издательство для детей пересказ библейских историй, и редактор потребовал исключить из текста слова «еврей» и «Бог», а в 1964 г. возникло новое требование исключить слово «Иерусалим». Нет в живых Ахматовой и Бродского, и отсутствие в русской культуре 22

portrait of ivan s. turgenev. ilya repin поэтического переложения великой книги чувствуется до сих пор. Так что Пушкин знал, что надпись на перстне-печатке выполнена на еврейском языке и, может быть, даже прочёл имя владельца, но вряд ли при самостоятельном изучении языка можно расшифровать все традиционные сокращения слов в надписи.  Когда поэт скончался, вспоминал современник, В.А.Жуковский снял с мертвой руки Пушкина «старинный золотой перстень витой формы с большим камнем красного цвета и вырезанной на нём восточной надписью. Этот перстень с сердоликом поэт завещал ему перед смертью».   К столетию со дня рождения Пушкина Общество любителей российской словесности решило организовать в Москве Пушкинскую выставку. Владевший в то время пушкин-

ским перстнем-талисманом, проживающий в Париже известный русский писатель Иван Сергеевич Тургенев предоставил перстень для выставки. В перечне экспонатов числился «сердоликовый перстень Пушкина с еврейской надписью». Выставка была открыта 4 июня 1880 г. в нескольких залах Благородного собрания (ныне Дом союзов) и за 4 дня работы выставку осмотрели около 1300 посетителей, и перстень-талисман неизменно привлекал внимание посетителей. В 1883 г. после смерти И.С.Тургенева перстень снова вернулся в Россию и был передан в музей Александровского лицея Полиной ВиардоГарсия со следующей запиской писателя: “Перстень этот был подарен Пушкину в Одессе княгиней Воронцовой. Он носил почти постоянно этот перстень (по поводу которого написал своё стихотворение «Талисман») и подарил его


among the living, and the absence of a poetic transposition of the great book in the Russian culture is felt even now. Thus Pushkin knew that the inscription on the signet ring was made in the Hebrew language and maybe he even read the name of its owner, but it is hardly possible, when studying the language independently, to learn all the traditional abbreviations of the words in the inscription.

they couldn't find the Bible in the Russian language; thus the emperor started to read the French Bible for the first time in his life. Nicholas I also used the French Bible and was genuinely convinced that the Church Slavonic language was understandable only by the clergy. We have already discussed that Pushkin also read the Bible in French. The translation of the Bible into the Russian language and its distribution in Russia was a grandiose cultural problem. The creation of the Bible Society in December 1812 did not move things ahead very much and the first full translation of the Bible into Russian was published only in 1876. For comparison, let us just say that Martin Luther translated the Bible from the Latin into the German language in 1522-1546. Possibly, this gap of 350 years is felt even now. And a Russian poetic retelling of the Bible never appeared, though still in the 60’s of the last century, Anna Akhmatova and Joseph Brodsky discussed the need to create such a poetic translation. But it was impossible in the Soviet era. As remembered by Korney Ivanovich Chukovskiy, in 1962, he submitted a rendering of the Biblical stories to the publishing house for the children. The editor requested to exclude the words, «Jew» and «God» from the text, and in 1964, a new requirement, to exclude the word «Jerusalem», appeared. Akhmatova and Brodsky are no longer

When the poet passed away, a contemporary recalled that V.A. Zhukovsky removed from the dead hand of Pushkin «an antique golden ring of a twisted form, with a large red stone and an Oriental inscription carved on it. This ring with the cornelian stone was bequeathed to him by the poet before death”. At the centenary date of the birth of Pushkin, the Society of the Russian Literature Lovers decided to organize Pushkin exhibition in Moscow. At the time, the famous Russian writer Ivan Sergeevich Turgenev who resided in Paris owned Pushkin's talisman ring and he provided the ring to the exhibition. In the list of exhibits there was the «cornelian ring of Pushkin with the Hebrew inscription.» The exhibition was opened on June 4, 1880 portrait of vasily a. zhukovsky. karl bryllov

in several rooms of the Noble Assembly (now the House of the Unions) and for 4 days of the exhibition around 1300 visitors visited it and the talisman ring always attracted their attention. In 1883, after the death of I.S. Turgenev, the signet ring again returned to Russia and was transferred to the Museum of the Alexander Lyceum, by Pauline Viardot-Garcia, with the following note from the writer, «This ring was given to Alexander Pushkin as a gift in Odessa, by the Princess Vorontsova. He wore the ring almost constantly (he wrote his poem «Talisman» in regards to it), and gave it on his deathbed to poet Zhukovsky. From Zhukovsky the ring passed on to his son, Pavel Vasilyevich, who gave it to me. Ivan Turgenev. Paris. August 1880”. One of Turgenev's contemporaries, after talking to him, put down his words: «I am very proud for possessing Pushkin's ring and give it, just as Pushkin did, a great value. After my death I wish that this ring would be given to Count Lev Nikolayevich Tolstoy, as the highest representative of the Russian modern literature, so that when it comes to «his hour», Count Tolstoy would give my ring, by choice, to the worthiest follower of Pushkin's traditions among the newest writers». The story about Pushkin’s signet ring with the octagon cornelian and the decoded abbreviated Hebrew inscription on it: «SIMCHA, SON OF THE RESPECTABLE RABBI YOSEF, MAY THE MEMORY OF HIM BE BLESSED» was placed in 1889 in «The Description of the Pushkin Museum of the Imperial Alexander Lyceum». Professor Daniel Avraamovich Hvolson, a baptised Jew, one of the founders of the Russian Hebrew studies, translated the inscription into the Russian language. He was born into a poor family in 1818, received religious education, studied in cheder and yeshiva, independently learned the German, French and later the Russian languages, graduated from the university in Breslau (now the city of Wroclaw in Poland), received a degree in Leipzig University and from 1855 onwards he occupied the chair of 23


на смертном одре поэту Жуковскому. От Жуковского перстень перешел к его сыну, Павлу Васильевичу, который подарил его мне. Иван Тургенев. Париж. Август 1880”. Один из современников Тургенева, после разговора с ним, записал его слова: “Я очень горжусь обладанием пушкинским перстнем и придаю ему так же, как и Пушкин, большое значение. После моей смерти я бы желал, чтобы перстень был передан графу Льву Николаевичу Толстому, как высшему представителю русской современной литературы, с тем, чтобы, когда настанет «его час», граф Толстой передал мой перстень, по своему выбору, достойнейшему последователю пушкинских традиций между новейшими писателями”. Рассказ о перстне-печатке Пушкина с восьмиугольным сердоликом и расшифровкой сокращенной еврейской надписи на нем «СИМХА,  СЫН  ПОЧТЕННОГО  РАБИ  ЙОСЕФА, ДА  БУДЕТ  ПАМЯТЬ  ЕГО  БЛАГОСЛОВЕННА» был помещен в 1889 г. в «Описании Пушкинского музея Императорского Александровского лицея».   Перевёл надпись на русский язык профессор Даниил Авраамович Хвольсон, крещёный еврей, один из основателей российской иудаики. Он родился в бедной семье в 1818 г., получил религиозное образование, учился в хедере и иешиве, самостоятельно изучил немецкий, французский, а затем и русский языки, окончил университет в Бреслау (ныне город Вроцлав в Польше), получил докторскую степень в Лейпцигском университете и с 1855 г. занимал кафедру «еврейской, сирийской и халдейской словесности» на восточном факультете Санкт-Петербургского университета. Хвольсону принадлежит большая часть переводов Торы, которые были использованы при подготовке издания Библии на русском языке в конце XIX в. В заключение этих нескольких строк о Хвольсоне нужно сказать, что он был отцом известного русского физика Ореста Данииловича Хвольсона, воспитанника Лейпцигского университета и автора учебника физики, по которому учились десятки поколений инженеров в России и бывшем Советском Союзе.   Что же изображено на перстне? На перстне помещена надпись в две строки.

24

В развернутом виде надпись читается:

Транскрипция надписи в развернутом виде выглядит следующим образом: СИМХА Б(ЕН)  К(ВОД)  Р(АБИ)  ЙОСЕФ  А-ЗАКЕН  З(ХРОНО)  Л(ИВРАХА). Возможно, перстень-печатка принадлежал ранее одному из уважаемых членов одной из многочисленных еврейских общин Ближнего Востока по имени Симха, отца которого звали Иосифом.   Перстень Пушкина многие годы хранился в музее Лицея. Для того чтобы посетители могли лучше рассмотреть надпись на перстне-печатке, было изготовлено несколько сургучных оттисков. В марте 1917 г. из музея были похищены перстень и несколько других экспонатов. Газета «Русское слово» от 23 марта 1917 года сообщила: «Сегодня в кабинете директора Пушкинского музея, помещавшегося в здании Александровского лицея, обнаружена пропажа ценных вещей, сохранившихся со времен Пушкина. Среди похищенных вещей находился золотой перстень, на камне которого была надпись на древнееврейском языке». Две рукописи и перстень Пушкина, по некоторым указаниям, украл лицейский дядька, сбыв их одному петербургскому старьевщику. Украденное вскоре нашли у скупщика, но перстень исчез. Сейчас в витрине музея находится пустой сафьяновый футляр, копия записки И. С. Тургенева и оттиск на сургуче пропавшего перстня. Перстня нет, но его поэтическое воплощение продолжает волновать умы читателей.   Священный сладостный обман, Души волшебное светило... Оно сокрылось, изменило... Храни меня, мой талисман.   Пускай же ввек сердечных ран Не растравит воспоминанье. Прощай, надежда; спи желанье; Храни меня, мой талисман. Помимо перстня с сердоликом, у Пушкина также было кольцо с изумрудом квадратной формы, которое он также называл талисманом. Дата его появления у поэта неизвестна. Также существует предположение, что именно ему было посвящено стихотворение «Храни меня, мой талисман». В 1880 году это кольцо также было представлено на юбилейной выставке. Его доставила дочь Даля О. В. Демидова. Затем оно находилось у президента Императорской Академии великого князя Константина Константиновича. Перстень был им завещан Академии. В 1915 году он поступил в Пушкинский дом. В настоящее время кольцо хранится в фондах Музея-квартиры А. С. Пушкина на Мойке, 12.


“The Hebrew, Syrian and Chaldean Literature” of the Oriental faculty of the Sankt-Petersburg University. The greater part of the translations of the Torah, which were used in preparation of the Bible in Russian in the end of the XIX century, belongs to Hvolson. In conclusion of these few lines about Hvolson, it must be said that he was the father of the famous Russian physicist Orest Danilovich Hvolson, graduate of the Leipzig University and the author of a physics textbook that taught dozens of generations of engineers in Russia and the former USSR. What is shown on the signet? An inscription is placed in two rows onto the signet ring. The expanded caption reads:

Transcription of the inscriptions in an expanded form is as follows:

SIMHA B (EN) K(VOD) R(ABBI) YOSEF A-ZAKEN Z(KHRONO) L (I-VRAKHA). Perhaps the signet ring earlier belonged to one of the distinguished members of one of the many Jewish communities of the Middle East named Simha, whose father’s name was Joseph.

Two manuscripts and Pushkin’s ring, by some indications, were stolen by a Lyceum guardian, later selling them to one of Petersburg’s junkmen. The stolen goods were soon found at the buyer’s, but the ring disappeared. Now in the glass window of the Museum there is an empty Morocco leather box, a copy of I. S. Turgenev’s note and a wax print of the lost ring. The ring is gone, but its poetic embodiment continues to excite the minds of readers. Illusion, sanctified and bright, My soul's light and consolation It chanced to be adulteration -My talisman, pray, be my guard. In addition to the cornelian ring, Pushkin also had a ring with an emerald of a square shape, which he also called a talisman. The date, when the poet acquired it, is unknown. There is also speculation that the poem «Talisman» is dedicated to it. When dying, Pushkin gave the talisman ring with the emerald to Vladimir Dal with the words: «Dal, take for the memory.”

And when Dal shook his head in refusal, Pushkin strongly reiterated: «Take it, friend, I will write no more.” Subsequently, Dal wrote about this gift of Pushkin to the poet V. Odoevsky on April 5, 1837: «The ring of Pushkin, who called it — I don't know why — the talisman for me now is a real talisman. I can tell you this. You will understand me. As I look at it, a sparkle will travel from head to toe, and I want to start something decent». Dal tried to return it to the widow, but Pushkina protested: «No, Vladimir Ivanovich, let this be for your memory.” In 1880, this ring was also presented at the jubilee exhibition. It was delivered by Dal’s daughter O. V. Demidova. Then it belonged to the President of the Imperial Academy, the Grand Duke Konstantin Konstantinovich. The ring was bequeathed by him to the Academy. In 1915, it came to Pushkin House. At the present time, the ring is stored in the funds of the Museumapartment of A.S. Pushkin at Moika, 12. Transl. Dmitri Kaminiar

Pushkin’s signet ring was kept in the Museum of the Lyceum for many years. To make it easier for the visitors to better see the inscription on the signet ring, several wax prints were made. The signet ring and several other exhibits were stolen from the Museum in March 1917. The newspaper «Russian Word» of March 23, 1917 wrote, «Today, in the Office of the Director of the Pushkin Museum, located in the building of the Alexander Lyceum, a loss of valuable things, preserved since the time of Pushkin, was discovered. There was a golden ring, upon the stone of which there was an inscription in the ancient Hebrew language, among the stolen items». 25


26


27


28


29


30


31


32


33


34


35


36


37


Located in the mansion which was founded by Potyomkin in the first half of the XVIII century Boutique - hotel “Happy Pushkin” combines modern comfort and atmosphere of the Pushkin epoch. Historical value draws attention: high ceilings, moldings, ornamental tiles and antique furniture. A.S. Pushkin was living here from October 1831 till May 1832; these were the first happy years of his marriage. In the present time the house marked with memorial desk. At our guests’ service we have 35 comfortable rooms (with two separate beds or one of the king size) of 4 categories. Every room has unique planning. In the number the following things can be found: cozy furniture, TV set, Wi-Fi, mini-bar, modern bathroom equipment, telephone, safe, necessary toilet articles, hair dryer, terry towels and slippers. To the extent possible the historical decoration work of the rooms is kept. There is a cozy restaurant in the hotel where every morning the hotel staff serves breakfasts for its gests. Breakfasts are included in the price. In accordance of our guests’ desire breakfast can be set in the room. 38

Персоналии

Russian cuisine

Boutique-hotel “Happy Pushkin” is found in the historical centre of St Petersburg. It’s a 15 minutes’ walk from our hotel to the Hermitage Museum, Saint Isaac's Cathedral and Mariinsky Theatre. The acquaintance with one of the most beautiful cities starts from here.

Boutique-hotel “Happy Pushkin” gives the following supplementary services: baggage delivery to your room, luggage keeping, parking in the inner protected court, ordering a taxi, transfer from the airport/railway station to our hotel, ordering air and railway tickets, ordering tickets to the theatres and concerts, long-distance phone calls and international calls, organization of excursion tours, services of guide-interpreters. The photos of our room and more information you can find on our site: www.happypushkin.com. Placing service (24-hour):

Tel: (812) 777-17-99 Fax: (812) 570-15-76 booking@happypushkin.com

Russia 190000 Sankt-Peterburg 53 Galernaya Street www.happypushkin.com


39


40

St Petersburg I Spring 2013


41


42

St Petersburg I Spring 2013


43


44

St Petersburg I Spring 2013


45


46

St Petersburg I Spring 2013


47


Fundraising event «CHILDREN OF CANADA FOR CHILDREN OF RUSSIA» Charity auction sale and concert of multicultural children’s groups to celebrate The International Children's Day and the 310th Anniversary of Saint-Petersburg (Russia)

Saturday, June 1st, 2013 at 1 pm

Macedonian Banquet Hall, 76 Overlea Blvd., Toronto Emcees: Talented children from Toronto Items for sale: one-of-a-kind books, exquisite paintings, dazzling jewellery, picturesque children's drawing, etc

Rich and tasty treats from different cuisines TV and Photo coverage in the Media

Admission fee: Adults: $50.00 Children: $10.00 Funds will go directly to the perspectivy orphanages (www.perspektivy.ru) in Saint-Petersburg for Russian children with spesial needs and will not be used for any purpose The event is organized by «ST PETERSBURG» Magazine The publisher: Sophia Dmitrieva-Tovmassian,

www.spbmagazine.ca

Supported by prominent representatives of the business sector and private citizens within the multicultural community

Phone: 1-416-782-0083

TAX RECEIPTS ARE AVAILABLE FOR DONATIONS

Don't miss the opportunity to spark happiness into children's lives.

В программе:

Oбучение традиционному русскому народному творчеству, песням, танцам, игре на народных инструментах, русскому языку.

48


в рамках акции

“ДЕТИ КАНАДЫ – ДЕТЯМ РОССИИ” посвященный Международному Дню защиты детей и 310-летию Санкт-Петербурга

Суббота, 1 июня, 2013 в 1 час дня Macedonian Banquet Hall 76 Overlea Blv., Toronto

На Аукционе представлены редкие книги, авторские ювелирные украшения, дизайнерская одежда, картины, детские рисунки и многое другое Ведущие: талантливые дети Торонто В программе: Концерт детских творческих коллективов различных этнических групп Праздничные угощения, сладости кухонь разных стран ТВ- и Видео-съемка, освещение в СМИ Вход: Взрослые - $50.00 Дети, школьники, студенты - $10.00 Собранные средства будут направлены детям-сиротам с ограниченными физическими возможностаями через Санкт-Петербургскую благотворительную общественную организацию “Перспективы” (www.perspektivy.ru). Все дойдет по назначению!

Продолжается прием лотов для Aукциона Возможна выдача документа о благотворительности на снижение налогов (tax receipt)

Oрганизатор мероприятия: София Дмитриева-Товмасян, издатель журнала “Санкт-Петербург”, Канада При участии творческих и деловых организаций русскоязычной общины и других этнических сообществ

spbmagazine@gmail.com

Phone: 416-782-0083

Прими участие с открытым сердцем! 49


Санкт-Петербургская благотворительная общественная организация

«Перспективы»

«Большинство людей, которые произвели на меня неизгладимое впечатление в жизни, я встретила среди тех, с которыми и для которых мы работаем: это люди с тяжелыми множественным нарушениями в развитии. Их мужество, их терпение, их жизнерадостность, их способность дарить дружбу и любовь все снова и снова впечатляют и трогают меня до глубины души. Они показали мне, настолько мы ограничены в своем восприятии других: мы сразу замечаем, когда кто-то не может бегать или разговаривать - так как это несоответствие общепринятым стандартам . Но так же ли мы замечаем его достоинства? Ведь у каждого из нас есть свои сильные и слабые стороны. Вопрос лишь в том, какие из них мы готовы воспринимать. Я верю в то, что к другому человеку стоит относиться так, как Вы бы хотели, чтобы относились к Вам. Я хочу, чтобы ко мне относились с уважением, терпимостью к моим слабостям и поддержкой, там, где я не могу справиться сама. А Вы..?» Маргарете фон дер Борх, президент СПб БОО «Перспективы»

«Уметь помогать - это очень важно. У детей и взрослых, с которыми мы работаем, много особенностей. Наша задача - не только быть рядом, с открытой душой, но и дать всему потенциалу человека, ребенка реализоваться. Мы учимся понимать и развивать тех, о ком часто говорят, что они безнадежны - но это только значит, что мы не нашли подхода. Ведь легче сказать: «Он необучаем», чем признаться: «Я не знаю, как научить». Когда мы признаем свое неумение, для нас открывается целый мир возможностей собственного развития. И это то, что мы делаем в «Перспективах».» Мария Островская, директор СПб БОО «Перспективы»

Контакты СПб БОО «Перспективы» www.perspektivy.ru e-mail: office@perspektivy.ru тел./факс: +7 (812) 320 - 0643

50

«Объединившись, мы можем защищать и поддержать тех, кто так нуждается в этом. Нуждается прямо сегодня, сейчас - и каждый день. И, скорее всего, будет нуждаться всю жизнь. Нам с вами есть чему поучиться у подопечных «Перспектив». Их стойкость, их вера, их заразительный смех и философский взгляд на наш мир - все это не только лучшая награда за наши усилия, но и урок, важный для каждого.» Алиса Бруновна Фрейндлих, почетный член попечительского совета СПб БОО «Перспективы»


Saint-Petersburg Charity organisation

«When I arrived, all the children lay in beds. And then when I realized it was not quiet time really was terrible... I think that is so unfair that people who differ from the norm, yet live in such poor conditions that they have no chance at a normal life, and want something to do...»

«Perspektivy»

Margarete von der Borch, president of St. Petersburg Charity Organization Perspectivy

«Be able to help - this is very important. Children and adults with whom we work, a lot of features. Our task - not just to be close, with an open mind, but also to all the potential human child realized. We learn to understand and develop those whom often say that they are hopeless - but it just means that we have not found an approach. After all, easier to say: «It is a non-learning», than to admit: «I do not know how to teach». When we recognize our inability to have opened a whole world of opportunities for self-development. And that's what we do in the «Perspectivy». Maria Ostrovskaya, director of St. Petersburg Charity Organization Perspectivy

«Together, we can protect and support those who do need it. Needs right now, today - and every day. And most likely, will need all his life. You and I can learn from wards Perspectivy. Their perseverance, their faith, their infectious laughter and philosophical look at our world - is not only the best reward for our efforts, but the lesson is important for everyone.» Alice Freundlich, an honorary member of the Board of Trustees of St. Petersburg Charity Organization Perspectivy 51


Наша миссия Мы уверены, что люди с тяжелыми нарушениями, которые никогда не станут полностью самостоятельными, обладают таким же достоинством, как и все остальные, и необходимы обществу. Мы улучшаем их положение, поскольку они находятся в самых неприемлемых жизненных условиях, где невозможно удовлетворение основных человеческих потребностей: в безопасности, в свободе (передвижения, принятия решений и т.д.), в личном пространстве, в общении, в принадлежности, в труде, в смене жизненных впечатлений. Мы не можем сразу изменить положение всех таких людей, поэтому мы работаем в первую очередь в интересах детей и подростков, живущих в ДДИ N4 корпус 4, а когда они вырастают - в ПНИ N3, и помогаем семьям, имеющим детей с множественными нарушениями развития. Мы стремимся к тому, чтобы люди получали одинаковые возможности вне зависимости от тяжести нарушений. Мы понимаем, что создать такие условия для людей с самыми тяжелыми нарушениями сложнее и более затратно, но мы стремимся к этому. Мы способствуем соблюдению конституционного права детей и взрослых с тяжелой инвалидностью на получение образования и интеграцию их в общество. Мы стараемся понимать жизнь и потребности этих людей, чтобы вместе с ними постоянно улучшать способы помощи. Мы создаем альтернативные модели поддержки детей и взрослых с тяжелой инвалидностью и предлагаем наш опыт государственным и не-

государственным организациям. Мы поддерживаем те организации, которые хотят, как и мы, изменить положение людей с тяжелыми, в первую очередь, множественными нарушениями, к лучшему. Главный ресурс нашей организации – это наши сотрудники и волонтеры. Мы работники общественной благотворительной организации. Мы создаем такие условия, в которых сотрудники чувствуют себя востребованными и могут реализовать свои способности. Мы поддерживаем творческие идеи наших сотрудников и их профессиональный рост. Мы сами ищем средства под созданные нашими сотрудниками программы помощи. Наша работа невозможна без финансирования, и поэтому мы стараемся совершенствовать способы привлечения средств. Мы даем возможность самым разным людям участвовать в поддержке людей с инвалидностью и получать от этого удовлетворение. «Перспективы» - хороший инструмент помощи, эффективно использующий предоставленные благотворителями средства. Мы работаем максимально честно, прозрачно и открыто. Наша репутация и профессионализм являются нашим главным капиталом. Мы обмениваемся опытом и взаимодействуем с другими организациями, работающими в социальной сфере, в сфере здравоохранения образования и культуры.

История организации Маргарете фон дер Борх, президент СПб БОО «Перспективы», будучи студенткой факультета славистики, впервые приехала в Санкт-Петербург в 1987 году. Интерес и любовь к России, пробудившиеся в ней тогда, заставляли ее снова и снова возвращаться в Петербург. В 1992 году в Берлине Маргарете фон дер Борх создала общественную организацию «Perspektiven e.V.» для поддержки негосударственных проектов помощи обездоленным детям Санкт-Петербурга. С момента создания «Perspektiven e.V.» Маргарете была по существу постоянным представителем организации в Петербурге. Она не просто находила честных профессиональных людей и перспективные проекты помощи обездоленным детям в России, не только контролировала и поддерживала их работу, но активно участвовала в организации и разработке концепции работы. С 1997 года она почти постоянно живет и работает здесь. Начало программы «Павловск» было положено в 1995 году, когда Маргарете фон дер Борх случайно оказалась в Детском доме52

интернате №4 для детей с отклонениями в умственном развитии г. Павловска, в корпусе, в котором живут самые слабые дети. Постепенно вокруг нее собралась команда энтузиастов, вдохновленных идеей помощи детям с тяжелыми нарушениями. Вскоре была основана Санкт-Петербургская организация «Перспективы», стали появляться и развиваться новые виды помощи детям. Достигнутые результаты послужили лучшим доказательством того, что такая ра-

бота нужна. За несколько лет организация выросла. В 2000 году была начата работа по двум новым направлениям – помощь молодым инвалидам из Психоневрологического интерната №3, куда их по достижении 18 лет переводят из Павловского детского дома, и помощь семьям, в которых есть детиинвалиды с тяжелыми нарушениями. Сегодня в организации с подопечными работают около 130 сотрудников и 35 волонтеров.


About the organisation The Saint Petersburg charitable organisation, Perspektivy, was registered in 1999 as a Russian partner of a German organisation, Perspektiven e.V., which started supporting disabled children in Saint Petersburg in 1996. Close and consistent cooperation with Perspektiven e.V. enables Perspektivy to help physically and mentally disabled children (Pavlovsk Program), disabled adults (Peterhof Program) and to support families bringing up a severely disabled child (Family Support Program). The main goal of Perspektivy is to create suitable living conditions for severely mentally and physically disabled children, which are as similar as possible to the living conditions of ordinary people and, furthermore, to introduce them to and ensure that they become accustomed to their living environments once they have reached adulthood. The work is carried out through the three programs mentioned above and coordinated by the Perspektivy office. This now consists of 10 people. Around 90 permanent and 30 temporary staff members are involved in these programs. EachProgram has its own goal, set period of time, plan of action, budget and leader.

Mission of the Organisation We are convinced that people with severe disabilities, who will never be fully independent, possess the same feelings of dignity as anyone else and play an essential role in our society. Due to the fact that these people find themselves in unacceptable living conditions, our aim is to improve their situation, where, currently, their basic human needs cannot be satisfied; for example, staying safe, freedom (of movement, decision-making etc.), the right to personal space, making social contact with others, having a sense of belonging, finding work and the opportunity to experience life. It would be impossible to change the situation instantaneously for every single person with severe disabilities. We are involved with, firstly, children and teenagers living in the Pavlovsk Children's Home No. 4, building No. 4, and, when they turn eighteen, support for them and others is continued in the Peterhof Residential Psychoneurological Home No. 3. In addition to this, we assist families who have children at home with severe mental and physical disabilities. We strive to provide equal opportunities to all people regardless of the severity of their disabilities. We realise that to create such conditions for people with disabilities is difficult and costly but this is our aim. We ensure that the constitutional right of children and adults with severe disabilities to receive an education and be integrated into society is observed. We try to understand the different aspects of life and needs of these individual people so that together we can

continually improve our methods of supporting them. We create alternative schemes of support for children and adults with severe disabilities and share our knowledge and experience to both governmental and non-governmental organisations. We support those organisations that, like us, are striving to change the lives of people with severe disabilities for the better. Our principal resource is our personnel and volunteers. We are members of a public charitable organisation. Our ethos is such that our employees feel valued and are able realise the full potential of their own abilities. We are highly supportive of the creative ideas and professional growth of our employees. We find our own means to cover the cost of implementing the programs of support that are created by our personnel. Our work is impossible without finance, thus we consistently try to improve our methods of attracting donors. We provide the opportunity to many different people to get involved with the support of children and adults with disabilities and to gain satisfaction from this. Perspektivy is instrumental in ensuring that maximum benefit is gained from Donors’ contributions. We are ready to work honestly, openly and transparently. Our reputation and professionalism is our greatest asset. We consistently share our experience and interact with other organisations working in the social sector, and furthermore, in the areas of healthcare, education and culture. 53


ПОМОГИТЕ БЛИЖНЕМУ Если жизнь облыжная вас не дарит дланями – Помогите ближнему, помогите дальнему! Помогите встречному, все равно, чем именно. Подвезите женщину – не скажите имени. Не ищите в Библии утешенья книжного, Отомстите гибели – помогите ближнему. В жизни чувства сближены, словно сучья яблони. Покачаешь ближние – отзовутся дальние. Пусть навстречу женщине, что вам боль доставила, Улыбнутся ближние, улыбнутся дальние. У души обиженной есть отрада тайная – Как чему-то ближнему, улыбнуться дальнему… Андрей Вознесенский

Контакты СПб БОО «Перспективы» www.perspektivy.ru e-mail: office@perspektivy.ru тел./факс: +7 (812) 320 - 0643 Наши банковские реквизиты: Получатель Санкт-Петербургская Благотворительная Общественная Организация «Перспективы» ИНН 7826704677 КПП 783801001 ОГРН 1037858014391 Юридический адрес: 191180, г.Санкт-Петербург, ул. Гороховая, 64-17 Банк филиал «Петровский» ОАО Банк «ОТКРЫТИЕ» г.Санкт-Петербург Р/счет 40703810707410000162 К/счет 30101810400000000766 БИК 044030766 Директор Островская Мария Ирмовна, действующая на основании доверенности №01 от 13.01.2010 54

Маргарете фон дер Борх Президент

Мария Островская Директор

Наталья Лимина Директор по внешним связям e-mail: limina@perspektivy.ru

Екатерина Галик Координатор волонтерской службы e-mail: galik@perspektivy.ru


Contacts How to help us Dear friends, If you want to help our children or adults and support our work we would be grateful to you for any donation. Even the smallest amounts of money collected together can make a huge sum and therefore enable Perspektivy to pay for the places of pedagogues, psychologists, physical therapists, repairs and equipment for the rooms. Only together can we support these children! You can contribute to any aspect of our activities. You may want to support something that you personally consider to be more important or closer to your heart, or just for prescribed activities.

St. Petersburg Charity Organization Perspectives www.perspektivy.ru e-mail: office@perspektivy.ru tel./fax: +7 812 3200643 Account detailes: Perspektiven e.V. Gemeinschaft zur Unterst端tzung von Projekten f端r sozial Benachteiligte in Osteuropa c/o Thomas Seifert, Klein Gartz 10, 29410 Salzwedel, Tel.: 039037 - 956087 Berliner Volksbank, BLZ: 100 900 00, KTO: 525 5900 007 IBAN-Nr.: DE82100900005255900007 BIC: BEVODEBB 55


Рубен Пашинян

Евфрат?

— Сынок, это Евфрат? — Нет, дедушка, это не Евфрат. ... — Прости, сынок, что отвлекаю. А эта река — Евфрат? — Нет, ну что Вы!? Какой же это Евфрат? ... — Я очень извиняюсь, сынок, можно тебя на секундочку? — Да, конечно. Чем я могу Вам помочь? — Сынок, ну, когда же мы всё-таки увидим Евфрат? Мы ведь в Армении — где же

— Дедушка, Вы приехали в Республику Армения, то есть — в Восточную Армению, а Евфрат находится ныне на территории Турции — в бывшей Западной Армении. Это когда-то давно Армения была настолько большой, что... — Это я знаю! Ты мне скажи: когда мы увидим Евфрат? — Дедушка, дорогой! Вы приехали в Армению всего на десять дней. За это время Вы посетите Гарни, Гегард, озеро Севан, Эчмиадзин, Нораванк и ещё много других, интересных и живописных мест. Но времени-то очень мало!.. Да и, кроме того, для того, чтобы увидеть Евфрат, Вам необходимо было приобрести туристическую путёвку не в Армению, а в Турцию! ... — Сынок, прости, пожалуйста, я понимаю — ты человек занятой... Рассказывать об Армении — о земле наших предков — это дело нелёгкое!.. Восьмой день ты показываешь нам Армению. Нас много, ты один. Устал, наверное, от наших нудных вопросов, а?.. Извини. Наверное, ты прав, что... — Ну да что же Вы говорите — это мой долг! И не как гида, а как человека, как армянина. Хоть Вы, дедушка, я уверен, намного больше знаете об Армении (о настоящей Армении!), чем я. Но Вы приехали из Америки со своими детьми, внуками... — Да, да! Вот им, ты, рассказывай, рассказывай!.. Они хоть у себя там в школах и проходят историю Армении, изучают армянский, но, чтобы вот так... вживую... 56


— Дедушка, одну секундочку — меня опять ваши к себе зовут! Я сейчас. — Иди, иди! Ты только, так мне и не сказал: когда же... ... — Сынок, а вот эта речка — как называется? Это не Евфрат, случайно!? — Дедушка, это река называется Арпа! Она впадает в Аракс. Аракс берёт своё начало на Армянском нагорье — в Западной Армении. Там же, где и Евфрат! — Там же? Рядом?! — Да, но... куда Вы, дедушка? ... — Слушай, кто этот дед? — Да из туристов! Что — не ясно? — Нет, я в том смысле, чего ему от тебя надо? Я хоть и всё время за рулём и глаз от дороги не отрываю, но всё вижу! Чего он от тебя хочет? — Евфрат он хочет. — А ты? — А я ему уже устал повторять, что Евфрат в Турции, а не в Армении. Он не понимает. Или не желает понимать. ... Кстати, где он?.. — Кто? — Издеваешься? ДЕДУШКА! — Да вон он — у речки. — О, Господи! Чего ж ты молчал?! Он же старенький — не дай Бог ещё... ... — Дедушка! Дедушка!! Де... — Спасибо, Господи, что исполнил мою просьбу. Наконец я тут! Чего тебе, сынок?.. Иди поближе — я не слышу! Что ты говоришь? — Дедушка, это не… — Сынок, полей мне, пожалуйста, воды из речки. Спасибо. Я, вот, ничего не помню, но Алвард всегда рассказывала, что...  Давай — лей! Ах, как хорошо!.. Сынок, вот ты всё об Армении знаешь. О Евфрате знаешь. А ты знаешь, сколько в этой реке людей... — Дедушка, так ведь... — Алвард рассказывала... она сейчас там — наверху, как и другие мои сёстры... мама моя, отец, брат...   Все они у Тебя, Господи. У Тебя... А я тут. Но я не один — я приехал с дочкой и внуками. И этот молодой человек — наш гид — нам так хорошо всё рассказывает!.. Они молодые — им надо жить: уметь любить и быть любимыми. Это я не знал материнской ласки... Точнее, знал, но не помню.   Ты знаешь, сынок, я ведь ещё совсем маленьким был, когда нас с Алвард вывезли отсюда... Сколько людей тогда погибло в этой реке!.. Алвард рассказывала, матери выбрасывали сюда своих младенцев, чтобы те не стали добычей зверя, имя которому «турецкий солдат», а истерзанные и обезумевшие от ужасов резни, беременные женщины, смеясь, бросались в пучину вод Евфрата... В Евфрат же сами турки сбрасывали всех убитых ими армян. Это река стала их последним прибежищем! Их кладбищем! — Дедушка, Евфрат... — ... но она же их и очистила! Осквернённые и униженные зверем, очистились они — освятились! — водами этой реки и ушли к Господу нашему!..

Рубен Пашинян. Родился 7 мая 1975 года в Ереване. Окончил Ереванский политехнический институт (1996), Студию Ереванского камерного театра (1994). Является руководителем творческой группы «P.R. Creative Teamwork», занимающейся издательством и продюсингом книг русскоязычных писателей Армении и армянских общин диаспоры (с 2006 ). Культурный обозреватель независимой общественно-политической газеты «Новое время» (Армения), еженедельника «Эфир», журналов «Армянка», «Хачкар», «Кино+» и «Design DeLuxe» (с 2008). Основатель сайта «Горец от ума» (с 2011), был главным редактором сайта Ереван.ру. Победитель «Первого Малого конкурса поэзии Фонда ВСМ» — третье место. По итогам конкурса «Мастер» (Литсовет) - вошёл в лучшую десятку писателей (2006). «Мастер» на сайте Литсовет Член судейской коллегии литературного конкурса «Супердесятка» (2007). Участник и лауреат литературных интернет-конкурсов. Пишет на русском, переведен на армянский.

57


Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита, алфавиту более 16-ти столетий.

— Вечная им память. — Я не знаю, Господи, когда Ты заберёшь меня к себе, но спасибо, что исполнил мою просьбу — позволил вернуться сюда!.. Опустить руки в ЭТУ воду... святую... армянскую воду. Я знаю, сынок! Я знаю, что это не Евфрат. И не дай Бог! Но, ведь, ты сам сказал «рядом»!?.. Ты знаешь, почему, несмотря ни на что, мы — армяне — всё ещё живы, всё ещё существуем? Потому что вся Армения — это «рядом»!.. Вот ты стоишь рядом — рядом со мной Армения. Ты, дай Бог, когда-нибудь приедешь ко мне в гости — Армения будет рядом!.. И для тебя, и для меня. Я слушал тогда, эту бессвязную, как мне тогда казалось, речь старика и ничего, честно говоря, не понимал. — Да, просто, старику срочно был нужен Евфрат! Сказал бы ему: «Да — это Евфрат!» — и всего делов! — шутили потом сослуживцы. Мы смеялись... Прошли годы. Сегодня 24 апреля. День Траура. День памяти безвинно убиенных армян. День геноцида моего народа в 1915 году. Но... сегодня ещё и день рождения. День рождения моего дедушки. Нет, ни того, о котором я сегодня вспомнил. Сегодня день рождения моего родного, горячо любимого дедушки — маминого отца, которого не стало три года назад. Он тоже родился 24 апреля 1923 года. Так уж получилось, что его день рождения совпал с этим трагическим в истории Армении днём — 24 апреля. Днём, когда все армяне мира скорбят. И может, поэтому, перебирая сегодня старые фотографии дядей, тётёй, сестёр, братьев, друзей, которые сегодня живут в России, Греции, США и т.д. — словом, не в Армении, и живут там, не потому что (и Слава Тебе Господи!) бежали от рук разъярённого зверя, а потому что, просто, так сложилась их судьба, так получилось — наверное, поэтому я вспомнил сегодня и о том дедушке — «с Евфратом». 58

Храм Гарни

Вход в монастырский комплекс Гегардаванк Монастырь Нораванк


Монастырь Эчмиадзин

 Может, то, что я скажу, вызовет недоумение у кого-то или даже смех, но я сегодня понял одну очень простую вещь. Кстати, простые вещи имеют очень важное свойство: до конца их понять — почти невозможно, а посему их можно только почувствовать. И при этом не надо обязательно пытаться анализировать прочувствованное, чтобы понять. Достаточно лишь зафиксировать ощущение, озарение, чтобы никогда не забывать, а осознание... Оно придёт само. Со временем. Вот, как со мной. Так вот я сегодня и понял, и прочувствовал смысл слов, которые мне сказал тот дедушка — турист из США. Армения — рядом. И Евфратов в ней больше нет!..   Слава Богу! Читать миниатюры Рубена Пашиняна категорически запрещено, если в вас нет ощущения перманентного абсурдизма современного бытия. Странная парадоксальность и некая пронзительная беззащитность героев этих произведений, в которых видишь и себя, «бьют» не только в разум, но и в сердце. Одинокий несчастный человечек из «Плачущего клоуна», пытающийся докричаться неведомо до кого и вымаливающий концовку для своего номера. В итоге он, всетаки, находит ее. Увы,трагичную. Но у Пашиняна рядом с трагедией всегда бродит комичное. Драматичный чудаковатый старик из рассказа «Сынок, а где Евфрат?», упорно не желающий понять, что река Евфрат находится на территории Турции, носитель той правды, которая не умещается в рамки здравого смысла. Народ, прошедший через ад Геноцида, не может жить общепринятыми категориями. Он, говоря словами автора, «чувствует и ощущает» смысл простых вещей. В маленький рассказ автор смог вложить безмерную боль своего народа. И боль эта прочувствованна им самим, иначе вряд ли мы тоже прониклись бы любовью к его герою. Умение автора в маленькой форме говорить о большом

не может не вызывать симпатию. Причем делает он это не в занудливо-дидактическом тоне, а в присущей ему ироничноостроумной манере. Таким видит мир и людей Рубен Пашинян, плачущий клоун армянской литературы. Армен Ватьян, драматург

59


M. Makhaev View of the River Neva. 1753, Engraving

60


T

he city of St Petersburg, the former capital of the Russian Empire and the embodiment of the pride and glory of the Russian state, was founded on 27 May 1703. The creation of the city was a daring feat. In order to realize his vision, Peter I, turning his back on the traditions of “ancient” Rus, called upon the new generation, which, with its fierce confidence and characteristic youthfulness, welcomed hid ambitious plans, St Petersburg became the symbol of a new era of Russian history and grandiose, unprecedented ventures. As if challenging nature itself, the Emperor resolved to create a northern “Paradise” on an area of marshy land that seemed perpetually wreathed in mist. Petersburg became the primary concern and favourite “child of the northern giant, in which the energy, brutality and revolutionary force of the ’93 Convention were concentrated, … (the favourite child) of the tsar, who renounced his country for its own good and oppressed it in the name of Europeanism and civilization” (Alexander Herzen). Indeed, the building of the new capital demanded a concerted effort and a great deal of strength. Many thousands of human lives were lost in the process, and it is perhaps because of this that the history of Petersburg is so full of dark and tragic events. During the three hundred yers of its existence, it has endured more than its fair share of historical and naturel disasters. 61


In times of war, hostile of the ears, but not once has an army succeeded in setting foot within its limits. Even the most terrifying blockade in the history of mankind, lasting 872 days from 8 September 1941 to 27 January 1944, was unable to break the spirit of the city’s inhabitans. In the autumn, the merciless elements threaten to wreak havoc on the long, flat banks of the River Neva. Three terrible deluges, which have occurred with an alarming regularity every hundred years (1724, 1824 and 1924), and other less significant floods have sought to destroy this manmade wonder, yet the city has stood its ground. St Petersburg is the “strangest of all Russian cities.” It is a unique entity with a highly pronounced individuality and a complex and subtle spirit, which leads a mysterious, dramatic life of its own. No other Russian city is the subject of so many myths and legends. No other city has aroused such mixed responses from the very moment it was born: it has been loved and hated, lauded and damned, but it has left no one indifferent. “What a city! What a river! An unparalleled city! One must part with Petersburg for a short time and see the old capitals, ramshackle Paris and sooty London, in order to appreciate Petersburg’s worth. Look what harmony! How all the parts complement the whole! Such beautiful buildings, such taste and altogether such variety springing from the union of water and buildings.” Dating from the early 19th century, these are the words of the famous Russian poet Konstantin Batiushkov, a man with a keen sense of the beauty of Petersburg. The reason why this most “contrived” city is so remarkable is that “its appearance bears the mark of a deliberate human creation.” It began with thoughts and ideas laid out in a plan. The open stretches of dry land and the lines of the Neva and the canals became formative elements in the design of Petersburg. Here, emphasis was placed less on erecting individual building than on creating entire artificial panoramas. Architects were careful to contrive long vistas. The idiosyncrasies of the design of the northern capital can be seen clearly from a bird’s eye view. “Everythings appears flat, the city’s unevenness is erased, and before us lies a faintly outlined relief, like a plan. Yet the observer is able tosee the city within the framework of nature. It is as if nature is closing in on the city, while the city casts its reflection on the surrounding landscape” (Nikolai Antsiferov). 62

Benjamin Paterse. Peter’s Square, 1806. Engraving Vasily Sadovnikov Square between St Isaak’s and the Admiralty, 1847. Watercolour Axonometric view Of St Isaac’s St Isaac’s Cathedral one of the most prominent features of the St Petersburg skyline, towers over St Isaak’s Square and Decembrists’ (formerly Senate) Square on the left bank of the Neva. Its gilded dome is visible even from the city’s remote outskirts. In earlier days the heavy peals of the large bell of Russia’s main cathedral and the ringing of its four belfries’ numerous bells resounded as far as the Gulf of Finland. St Isaac’s is the fourth largest domed cathedral in the world after St Peter’s in Rome, St Paul’s in London And Sta Maria del Fiore in Florence.


Petersburg also owes its uniqueness to its geographical location: it stands on the edge of the vast territory of Russian and is indeed a “window onto Europe”. From the west it has not only been buffeted by the waters of the autumn floods, but also by the shocks of historic disasters endured by the West. European ideas and the joys and woes of the “old continent” have been borne in on the Baltic winds. St Petersburg threw its doors open wide to everyone who accepted the invitation to take part in the ambitious and rather risky business of its creation. The young city was notable for its receptivity to the cultural achievements of Europe and the knowledge and skills of its foreign gusts. In other countries, schools were established first, followed by universities, and only once a significant number of scholars had emerged were academies founded. In Peter’s day, the first schools were only beginning to take shape in Russia and not a single university existed, yet the tsar-reformer had already decided to invite learned foreigners (mainly from Germany) to Petersburg to create an Academy of Sciences. He offered them opportunity to conduct scientific research at the expense of the state in return for introducing young Russian men to the principles.

St Isaac’s amazing for its sheer size even by modern standards, is 101,5 m high, 111,3 m long (with porticoes) and 97,6 m wide. The inner diameter of the dome is 21,8 m and the outer diameter 25,8 m. The pediments rest on 112 monolithic granite columns – each portico column is 17 m high and weighs 114 tons. The cathedral can accommodate about 14,000 people. St Isaac’s Cathedral was designed by Auguste Ricard de Montferrand, an outstanding French architect in the first half of the nineteenth century, who came to Russia at the age of thirty. His career took off almost immediately on his arrival in St Petersburg largely due to the patronage of Augustin de Bethencourt, the leading engineer of that period who headed the Committee for Construction and Hydraulic Works in St Petersburg.

63


Artists, architects, sculptors and engravers were also invited to Russia to sow the seeds of the European fine arts in the damp soil on the banks of the Neva. Petersburg swiftly absorbed and assimilated all things beautiful. Germans, Swedes, Italians, Dutch-, French- and Englishmen initially made their homes in separate colonies, but the national and linguistic boundaries gradually disappeared. Within a short time, a unique national had arisen – the national of Petersburg, in which locals and Russified foreigners lived in harmony. For many who came to Petersburg, the city became a second home to which they devoted their energy and talents. Together with Russian experts, they worked to create a city and build splendid country residents for the ruling elite. Some people believe that “Petersburg doesn’t have an ounce of originality: it is simply a kind of general embodiment of the notion of a capital city, and is the spit and image of any other major city in the world” (Vissarion Belinsky).

64

Basiolli. Neva as viewed From Peter and Paul Fortress. 1830s. Lithography Karl Beggrov. General Staff building. 1822. Lithography Church of the Resurrection on the Blood Cross section of the church It has long been a tradition in Russian architectture to erect religious buildings in honour Of historic events. The Church in the Name of the Site of the Mortal Wounding of His Honoured Majesty Alexander II, as the church’s canonical title reads, stands on the exact spot where the emperor was fatally injured on 1 March 1881 by a bomb thrown by the radical, Ignaty Grinevitsky. It is more commonly Known as the Church of The Saviour on the Spilled blood. It would be more accure, however, to call it the Church


of the Resurrection on the Blood, since it was conseCrated in the name of The Resurrection of Christ Rather than in the name Of Christ the Saviour. This striking edifice Is one of the few remaining examples of late 19th – early 20th century religious architecture in Russia and today represents a commemorative monument of both historic and artistic value.

Yet nothing could be further from the truth. European architectural forms metamorphosed under the influences of Russian architecture, resulting in the emergence of genuinely unique edifices. In art, as in the social and everyday life on the city. European and Russian traditions merged to create an entirely new phenomenon – the culture of St Petersburg. Saint Petersburg saw in the 21st century in all its majestic beauty, emphasizing its significance as a unique museum of urban planning and architecture. For the residents of Petersburg, however, the city has been and continues first and foremost to be their home. Descendants of the craftsmen who began to build Petersburg under Peter I live and work here. Through their efforts, the city continues to grow and, thus, new quarters emerge. In contradistinction to other European capitals, Saint Petersburg has only been on the map for three hundred and ten years. Its beauty, however, has long since earned it world-wide acclaim, and it rivals such International centres as London and Paris in terms of its fame. Tourists can often detect elements of other European cities in Saint Petersburg: its embankments are reminiscent of Paris and its many canals reminiscent of Amsterdam. The countless bridges and the tangible sense of proximity to the sea bring to mind Venice, while shades of London are to be found in the city’s mists and green parks. Yet for all these similarities, Petersburg, like its counterparts, is unique and extraordinary. Even after just a single visit, it is impossible to forget the splendor of its architectural ensembles, the idiosyncratic beauty of the streets and houses of “informal” Petersburg, the ghostly charm of the White Nights, the sparkling jets of the Peterhof fountains on a bright summer’s day, the gold and scarlet of the autumnal parks, or the dazzling brilliance of the winter snows.

Palace Square Seen from the roof Of the Winter Palace

65


I was born in Saint-Petersburg… РОССИЯ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ “ОКНО В ЕВРОПУ” Журнал о культуре, искусстве и туризме

“САНКТ-ПЕТЕРБУРГ” КАНАДА “ОКНО В МИР” Россия – это “Санкт-Петербург”. София – его остров в Торонто. София, расскажите, мой друг, Как раздвигать горизонты.

7-18 Июля 2013 Магия Белых ночей в Императорском Санкт-Петербурге и Круиз в Скандинавию

Mrs. SOPHIA DMITRIEVA-TOVMASSIAN Скажите мне, что может быть Прекрасней Невской перспективы, Когда огней вечерних нить Начнет размеренно чертить В тумане красные извивы?.. Скажите мне, что может быть Прекрасней Невской перспективы?.. Скажите мне, что может быть Прекрасней майской белой ночи, Когда начнет Былое вить Седых веков седую нить И возвратить столетья хочет? Скажите мне, что может быть Прекрасней майской белой ночи?.. Скажите мне, что может быть Прекрасней дамы петербургской, Когда она захочет свить Любви изысканную нить Рукой небрежною и узкой?.. Скажите мне, что может быть Прекрасней дамы петербургской?.. Н.Агнивцев

$3,295 - 12 дней Одна заря сменить другую спешит, дав ночи пол часа... Многие из вас, конечно, слышали про удивительное время белых ночей. Белые ночи – феномен природы и визитная карточка Санкт-Петербурга. Белые ночи воспеты русскими поэтами, отображены на полотнах многих известных живописцев. Белые ночи в Санкт-Петербурге полны романтики и красоты. Приглашаем вас в специальный тур по системе “все включено”, посвященный 400-летию Дома Романовых и 310-летию Санкт-Петербурга: Финляндия – Швеция - Россия ВКЛЮЧЕНО: В Санкт-Петербурге: Вас ожидает неординарная экскурсионная и театрально-концертная программа. Проживание в мини-отеле “Счастливый Пушкин” в номерах повышенной комфортности в старинном особняке на берегу Невы. Питание в изысканных ресторанах в лучших традициях русского гостеприимства. Комфортабельный транспорт с кондиционером. Дружелюбная атмосфера в небольшой группе. Трансферы и поднос багажа. Сопровождение лицензированного двуязычного гида и директора тура. Билет на поезд Аллегро. Бонус: БАЛЕТНЫЙ СПЕКТАКЛЬ В МАРИИНСКОМ ТЕАТРЕ. КРУИЗ в Скандинавию на 5* плавучем отеле с развлекательной программой и ужинами в ресторане с неограниченной подачей вина и пива. Проживание в каютах с окном. Экскурсионные программы в Хельсинки и Стокгольме НЕ ВКЛЮЧЕНО: Авиа-перелет. Страховка. Виза в Россию.

Доплата за одноместное размещение – $450US.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ СКИДКИ ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ И СТУДЕНТОВ. Возможность присоединиться к англоязычной группе  –$3,795US.

ИНФОРМАЦИЯ: СОФИЯ Дмитриева-Товмасян, издатель журнала “Санкт-Петербург, Канада”. 120 Shelborne Ave Suite 1014. Toronto, ON M6B 2M7 Phone: 1-416-782-0083 е-mail: spbmagazine@gmail.com

В сотрудничестве: II TOURS Ltd

5000 Dufferin Street Suite # 223. Toronto, ON M3H 5T5 Phone: 1-416-736-0937 Fax: 1-416-736-4260 E-mail: irinatour@bellnet.ca

Это путешествие запомнится вам надолго!

66


It's my city and my soul!

July 7-18, 2013 WHITE NIGHTS FESTIVAL IN BRILLIANT SAINT-PETERSBURG and CRUISE TO SCANDINAVIA

12 days - $ 3,795 US (Panoramic sightseeing tour of St Petersburg. Piter and Paul Fortes. Redemption Church. One day in the Hermitage. Pushkin (Amber Room), Pavlovsk, Petrodvirets. Yusupov Palace. The Alexander Pushkin Museum and Memorial Apartment. Cruise on rivers and canals. Festival of Open bridges at the White nights. A Night Performance at the famous Mariinsky (Kirov) Opera and Ballet Theatre - RUSSIAN BALLET. 4 days and 3 nights Cruise to Scandinavia on a Luxurious cruise ferry of the Siljia Line. Accommodation on the ferry, two meals (buffet style), a variety of programs for parents and their children, duty free shops, disco and sauna. Sightseeing tour of Helsinki and Stockholm: The historical center and the diplomatic quarters; Senate square, President Palace, City Hall and Parliament. Sibelius Monument and the Church-in-theRock. Stockholm: The Royal Palace, the Parliament buildings, City Hall (where the Nobel Prize Banquet is held each year), the island of Djurgarden and the old Town with its narrow cobbled street and numerous antique shops. Wasa museum.) St. Petersburg's seasonal phenomenon the so-called "White Nights" are not unique to the city, but it is the world's only metropolis where such an event occurs every summer. Night's start becoming brighter in St. Petersburg from late May lasting through to late July. Every year there are times during this period when St. Petersburg's centre is full of people of all ages throughout the night, enjoying social gatherings in the abundant of outside bars, watching street entertainers or simply strolling along the various canal and river embankments. Around 2am spectators gather at the river Neva's embankment to watch the raising of the various drawbridges allowing huge barges and tankers access… An extraordinary excursion and theatre-concert program awaits you! 7 nights accommodation in a historic mansion in the center of St. Petersburg in superior quality rooms. 2 meals daily in the best restaurants: buffet-breakfast, lunch or dinner with choice of menu. Tea or coffee, mineral water is served after your dinner for a perfect finish. Airport Transfers. Air-conditioned bus. Accompaniment by a licensed English-speaking guide and Tour Director. 24-hour emergency contact. 4 days and 3 nights cruise to Scandinavia with the guided tour. This is a journey to remember! * All Tour Cost does not include: International airfare from Canada/America to St. Petersburg return; departure taxes; any personal items such as passport fee, travel insurance, Russian visa, performance tickets, any meals not mentioned, gratuities for guides and drivers.

THIS TOURS IS FIILING UP QUICKLY. For more details please contact: Tour director – Mrs. Sophia Dmitrieva-Tovmassian, The publisher of The St Petersburg Magazine, Canada Phone: 1-416-782-0083, E-mail: spbmagazine@gmail.com

II TOURS Ltd

5000 Dufferin Street Suite # 223. Toronto, ON M3H 5T5 Phone: 1-416-736-0937 Fax: 1-416-736-4260

67


O N S TA G E F O R 4 P E R F O R M A N C E S O N LY !

JOHN MALKOVICH is

in

GIACOMO VARIATIONS

The

The Perfect Liaison of Theatre & Opera

Music by W. A. Mozart FE ATURING: Ingeborga Dapkünaité Orchester Wiener Akademie Conducted by Martin Haselböck Written and Directed by Michael Sturminger

www.ShowOneProductions.ca

68

E l G I N T H E AT R E JUNE 7 • 8 • 9, 2013 T i c k e t m a s t e r. c a 1.855.622.2787

The St Petersburg’s magazine Issue 42  

The St Petersburg’s magazine