Page 1

The Arts, Culture and Tourism Magazine

Canada

February March

65

(Issue 30)

летию

Победы

посвящается

vancouver 2010

Page 8


ПРОГРАММА «ОДИН ИЗ НАС»

5 лет в эфире!

Только на канале RTVi - единственное в Канаде ТОК ШОУ на русском языке В ПРЯМОМ ЭФИРЕ Интересные гости, горячие темы иммиграции, культурные события

Программа выходит каждую субботу в 10 утра на канале RTVi Самая большая русскоязычная аудитория: трансляция ведется на Rogers Cable (Ontario), Show Cable (British Columbia), Bell TV (Canada), NEXTV (www.getnextv.com), www.moetv.ca Ведущий программы - Владимир Бронников, автор книги о русской иммиграции «Развозчик пиццы» Спасибо за поддержку и участие нашим телезрителям, экспертам и гостям программы! Приглашаем к разговору новых участников, ждем заявок на интересные темы и дискуссии.

Наш телефон: 647-891-4206, email: bva5@hotmail.com Телефоны прямого эфира : 416-736-9559; 1-866-365-6718 Производство ECG Ltd.

& Bronn Media Corp.


180 Steeles Ave. W., Unit 11 Тел.: (905) 882-4825 Часы работы: Пн.-Сб. 8.30-20.00 Вс. 10.00-18.00

Образцы оформления тортов на нашем сайте

Since 1990

www. chocolada.com

we have produced quality cakes and desserts for a diverse clientele. Catering to refined tastes and special requests, Chocolada has become a fixture of North Toronto.


Старейший православный приход в Торонто, основанный в 1915 году первыми русскими иммигрантами Духовно окормляем уже третье поколение русских православных людей

823 Manning Avenue, Toronto, Ontario. Телефон: (416) 534-1763

Храм находится на пересечении Manning Ave. и Follis Ave., два квартала на север от Bloor St. и 2 квартала на запад от Bathurst St. Метро Christie. www.ChristTheSaviourSobor.com

Протоиерей Олег Кириллов – настоятель (416) 481-2513 Священник Роман Павлов – заместитель настоятеля (416) 318-4849, (416) 907-0496

Дорогие братья и сестры! От всей души поздравляем Вас всех с самым великим Праздником из Праздников нашей веры.

Очень надеемся, что Вы все придете в Храм Божий на СВЯТУЮ ПАСХУ! Желаем всем Вам обильного благословения воскресшего Христа!

С любовью в Воскресшем Спасителе, всегда ваш, Протоиерей Олег Кириллов, настоятель Русского Православного Собора Христа Спасителя в Торонто, благочинный провинции Онтарио, член совета директоров русскоговорящего конгресса Канады

Пасха Христова 2010

Dear brothers and sisters! We like to greet you from the bottom of our heart at the occasion of the Greatest Feast of Feasts the Radiant Resurrection of our Lord Jesus Christ. We hope see all of you at Easter Night in our Church. May the risen Lord bless you! With love in Resurrection Saviour, your, Archpriest Oleg Kirilov, rector of the Russian Orthodox Christ the Saviour Cathedral in Toronto, dean of Ontario, Member of the Board of Directors of the Rissian-Speaking Congress of Canada

Easter 2010

Посетите, пожалуйста, наш обновленный вебсайт - www.sobortoronto.com - расписание богослужения, важная информация и, где можно парковаться вокруг нашего Храма в Пасхальную ночь.


The Arts, Culture and Tourism Magazine

Журнал для

вдумчивого чтения

«...Что такое журнал? Это маленький праздник... С красочными иллюстрациями, на хорошей бумаге, весомый, как в детстве подарок: им любуешься и весь день носишь с собой, ночью вспоминаешь его иллюстрации, утром просыпаешься пораньше, достаешь из-под подушки и снова рассматриваешь.” Дмитрий Сергеевич Лихачев

8 ЛЮДИ РОССИИ. Настоящее и будущее Российского

парусного флота

18 ИЗ ЛИЧНЫХ СОБРАНИЙ. Ольга Бронникова.

Серебряный завиток: Русское художественное серебро XYIII века FROM PERSONAL COLLECTIONS. Olga Bronnikova. Silver ringlet: Russian silver of the 18th century

24 ПЕРСОНА. Олег Дергачёв: Счастливый путник

PERSONALITY. Oleg Dergachov: Happy traveler

30 К Международному Дню смеха. Анна Сохрина.

Сапоги от Жванецкого

34 У КАМИНА. Нина Стожкова. Настройщик фортепиано

Nina Stozhkova. Piano tuner

40 TRAVEL 2010. Saint-Petersburg. Peterhof 47 ДЕБЮТ. Фотографии юного фотографа из

Санкт-Петербурга

48 RUSSIAN EASTER BALL

М

оя искренняя благодарность преданному коллективу переводчиков, корректоров, авторов статей и рассказов, фотографов и дизайнеров, чей самоотверженный труд помог выпустить этот праздничный номер журнала.

С верой, надеждой и любовью к Вам, София Дмитриева-Товмасян издатель Член Ассоциации этнических средств массовой информации Канады (Canadian Ethnic Media Association)

published by: “St Petersburg Development”

Founder and Publisher: S & S Tovmassian Collaborators: Anna Lobsanova Asya Achoundov Olga Bronnikova Oleg Dergachov Marina Shubina Zinaida Syatova Layout and Design: Mexley Marketing Inc. Copy Editors: Arianne Swieca The St Petersburg’s magazine Chapter in Saint-Petersburg (Russia) Ella Samoylenko Konstantin D. Balaboukha Luba Artemieva Olga Seminovskaya The on-line version of magazine is located at www.Torontovka.com

The magazine “St Petersburg” extends frees of charge in libraries, business and entertainment centers, tourist and information agencies. The magazine is honored to be presented at the Embassy and the Consulates of the Russian Federation in Canada, on Russian and international airlines. The magazine can be subscribed and/ or it can be found in specialized stores and video salons, at concerts and performances. Price $5.00 CAD Address: 120 Shelborne Ave. Suite # 1014. Toronto, ON, M6B 2M7. Phone: 416 782-0083 Fax: 416 782-4654 E-mail: spbmagazine@gmail.com Advertisers are responsible for the content and design of the advertisings. The opinion of editorial staff cannot coincide with opinion of authors of the published materials. All rights reserved


УЛЫБАЙТЕСЬ, ДАМЫ И ГОСПОДА! ВЕСНА ИДЕТ!

В

есна пришла! И вот она – в воздухе разлит ее терпкий запах, люди на улицах какие-то праздничноошалевшие, и город будто помолодел - стайки школьниц в коротеньких юбочках высыпали на улицы, и долговязые мальчишки-подростки неуклюже стараются с ними заигрывать... Дамы устремились за новыми покупками... И мужчины стали чаще покупать цветы...

Именно в это время миллионы людей на Планете отмечают такой замечательный праздник, как Навруз - праздник весны или Нового года. Дата празднования Навруза - 21 марта - выбрана неслучайно, т.к. она приходится на весеннее равноденствие, когда день уравнивается с ночью и весна окончательно вступает в свои права. Наступает пора новой полевой страды, время забот и надежд земледельца. В отличие от европейской встречи Нового года, Навруз принято встречать днем, но все так же в кругу семьи. Как и у других народов, основной смысл приготовления разнообразных угощений символизирует простое желание, чтобы год был таким же «сладким» и счастливым. Уважая все культуры мира, 23 февраля 2010 года на своей сессии Генеральная Ассамблея ООН консенсусом приняла резолюцию, в соответствии с текстом которой признает 21 марта как “Международный день Навруз” и приветствует усилия государств-членов, в которых отмечается Навруз, по сохранению и развитию культуры и традиций, связанных с Наврузом.

AHOJ NAVRUZE!

АССАЛОМ, НАВРУЗ!

WELCOME, NAVRUZ!

Должна заметить, что жизнь редактора очень интересна и наполнена захватывающими моментами. Судьба вновь и вновь посылает тебе встречи с интересными людьми, возможно, с будущими твоими героями, и смысл слов “c лейкой и блокнотом” становится реальным. На страницах этого номера я знакомлю вас с новыми лицами, новыми разделами, представляю новых авторов. Однако заглавная статья посвящена моему старому герою – легендарному паруснику “Крузенштерн”, который в очередной раз прибыл в Канаду, обогнув ее уже с другой стороны, и этот визит стал одним из самых светлых и запоминающихся событий Олимпийских игр в Ванкувере. С большим волнением я готовила этот материал, представляя настоящую и будущую элиту российского флота. Думаю, не оставит вас равнодушным и творчество Олега Дергачёва, всемирно известного художника, скульптора, писателя и человека, обладающего множеством других талантов. Думаю, только человек с большим сердцем мог создать Памятник Улыбке... в виде смеющейся рыбы. Почему рыбы, - спросите вы? - Все очень просто. Как известно, 1 апреля – Международный День смеха и именно в это время Юпитер находится в знаке зодиака – Рыб, именно в марте люди, рожденные под этим знаком, отмечают свой День рождения, и мы желаем им всем большого плавания и улыбаться от всей души! А еще в это прекрасное весеннее время отмечается праздник Святого Патрика, который охраняет странствующих и путешествующих, и я приглашаю вас посетить Санкт-Петербург, показать своим детям и внукам один из красивейших городов мира, чтобы они не спрашивали вас: - “А Пушкин и Путин - это один и тот же человек?” Я помню, как мои юные туристы не особенно слушали гида в первый день и просили заказать пиццу... и буквально на следующий день уже смотрели на все широко открытыми глазами, без конца щелками кнопкой фотоаппарата или не выпускали кинокамеру из рук и уплетали за обе щеки настоящую “русскую еду”. Наградой нам всем послужили их слова: - “Санкт-Петербург – лучший город в мире! Я хочу приехать сюда опять с моими канадскими друзьями!» Мне хочется также отметить, что в этом году 4 апреля совпадают Католическая, Православная и продолжается Еврейская Пасха. Это прекрасный повод встретиться ‘за одним столом’ всем, кто един душой и помыслами. Мы все одна семья! Я поздравляю нашу многонациональную общину с этими прекрасными весенними праздниками, когда все живое просыпается, обновляется природа, и людские мечты и планы становятся реальными. Пожалуйста, дорогие друзья, выберите для себя то поздравление, которое проникает в ваше сердце!

HAPPY PASSOVER! HAPPY EASTER! ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Уважаемые читатели, вы держите в руках 30-ый номер двуязычного журнала “Санкт-Петербург”, своеобразного моста культуры между Россией и Канадой, и я на часто задаваемый вопрос: - А что будет потом? – Отвечаю: -

БУДЕТ АПРЕЛЬ....

6

Как всегда, с верой, надеждой и любовью к вам София Дмитриева-Товмасян Член редколлегии этнических СМИ Канады


Ladies and gentlemen, please smile! Spring is coming!

S

pring is everywhere! There it is – in the air with its astringent scent, with people in the streets a bit merry and staggering. The city seems younger with school girls in short skirts, and long-legged teenage boys clumsily trying to flirt with them … Ladies rushing to the shops for new spring clothes, and gentlemen out buying them flowers…

At this particular time of year, millions of people on our planet celebrate Navruz, a beautiful holiday of spring and New Year. The day to celebrate Navruz was not chosen accidentally: it’s the day of astronomical vernal equinox, when the length of day and night become equal and the spring takes its advantage. It is the time of harvest-oriented hard work for the farmers and the time of hopes. In contrast to the European style of celebrating the New Year, Navruz is celebrated during the daytime, and families also gather together to observe the holiday. As it is with other nations, preparing delicious treats symbolizes a simple wish – to make the upcoming year “sweet” and happy. Respecting all the cultures of the world, the UN General Assembly on its session of February 23, 2010 adopted a resolution by consensus, in which the day of March 21 is recognized as the “International Day of Navruz.” The UN General Assembly also welcomes the efforts of states where Navruz is celebrated to keep and develop the culture and traditions related to Navruz.

AHOJ NAVRUZE! АССАЛОМ, НАВРУЗ! WELCOME, NAVRUZ! I should say that the life of an editor is an interesting one and full of exciting moments. Life expands with more and more new encounters with interesting people, most likely your future heroes. The words “camera and a note-book” become clear. I offer you new columns, new authors and new faces in this edition of the magazine. But the main article is devoted to my old friend, a legendary sailor “Kruzernshtern,” that came to Canada once again turning around the continent from another side. This fact has become one of the most memorable and exciting events during the Olympic Games in Vancouver. With great delight I was preparing the material, thinking about the present and the future elite of the Russian Fleet. I hope you will also be interested to know about the creative activity of Oleg Dergachev, worldwide famous artist, sculptor, writer and man with lots of different talents. I think that only a person with a great heart could create a Monument to a Smile … representing a smiling fish. Why fish, you may enquire? – It’s just as simple. As we all know, International Laughter Day is on the 1st of April, and on this particular day Jupiter is in the Pisces zodiac sign. People born under this star sign celebrate their birthdays in March – and we wish them all a happy swimming and may their smile never end! This beautiful spring time also embraces St. Patrick’s Day, which is devoted to travelers, wayfarers and wanderers. I invite you to visit Saint Petersburg, to show to your children and grandchildren one of the best cities of the world; so that they will never ask you: “Pushkin and Putin – is that one person, or different people?” I remember my young tourists on the first day were reluctant to listen to the guide, and ordered a pizza…But with the following day they were excited with the sights, never mind that the cameras never stopped, and ate heartily the “real Russian food.” And for us, the praise was in their words: “Saint Petersburg is the best city in the world! I would like to come here again with my Canadian friends!” I would also like to note that on the 4th of April this year, Catholic and Orthodox Easter are celebrated, and the Jewish Easter will still in progress. This is a good reason to get together ‘around the table’ for those who are united in soul and mind. We are all a big family! My congratulations to our multicultural community, with all the spring holidays, when nature wakes up and human dreams and planscome true. Dear friends, please choose the congratulation which you feel is closest to your heart!

HAPPY PASSOVER! HAPPY EASTER!

CHRIST IS RISEN!

Esteemed Readers, you are holding the 30th edition of “Saint Petersburg,” which is considered a cultural bridge between Russia and Canada. And to answer your frequently question, “what is next?” APRIL… Sophie Dmitrieva-Tovmassian Publisher Member of Ethnic Media Association, Canada 7


ЛЮДИ РОССИИ

НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ РОССИЙСКОГО ПАРУСНОГО ФЛОТА! “Чудеса делаются своими руками”. Александр Грин, «Алые паруса»

Пожалуй, нет на свете мальчишки, который не мечтал бы о морских путешествиях, о морской романтике, кого не увлекала бы профессия моряка, столь нерядовая, особенная, ответственная и опасная, кто мысленно не примерял бы на себя морскую форму. Тем более, если ты родился в морском городе и морская стихия привлекает твой взор с детства, когда “белой точкой на горизонте в исчезающей отдалённости моря появляется корабль, за ним ещё один и ещё... И наше сердце стремится лететь за ними к тучам, полным зарева далёких и удивительных городов, к цветам и скалам таинственных стран воображения... ” (М. Щеглов. «Корабли Александра Грина»).

И тесны домашние стены, И душен домашний покой, Когда паруса «Крузенштерна» Шумят над моей головой. А. Городницкий

Идея, рожденная на берегах Невы... Вы, конечно, помните, дорогие друзья, статью в нашем сентябрьском номере, посвященную визиту легендарного барка “Крузенштерн” в Сент-Джонс, Ньюфаундленд. По вашему единодушному мнению этот материал признан лучшим за 2009 год. Смею надеяться, что история возникновения статьи о визите парусника в Канаду имеет под собой волнительный и важный момент. Происшедшие события были описаны господином Д.Стюартом Дюррант, Почетным консулом РФ в Ньюфаундленде и Лабрадоре, профессором кафедры русского языка в университете “Мемориал” в Сент-Джонсе. Многие годы он проводит летние программы по изучению русского языка для канадских студентов в Санкт-Петербурге, моём родном городе. Наши визиты в город на Неве всего на несколько дней совпали. Я имела честь показывать канадскому другу незабываемый Петербург. В один из вечеров мы бродили вдоль Невы, на которой торжественно выстроились корабли в честь приближающегося Дня военно-морского флота. - А Вы знаете, София, что именно сегодня, 24 июля, в Сент-Джонс прибывает легендарный парусник «Крузенштерн». Ньюфаундлендцы приготовили на самом высоком уровне все для его приема, но я сам волею судьбы оказался сейчас здесь. Хотите, в ваш журнал поместим материал об этом? - Конечно, г-н Дюррант, сочту за честь. Я вернулась в Торонто и начала готовить очередной номер. Тема всемирно известного “Крузенштерна” захватила меня, я переработала множество материалов, посвященных этому паруснику с момента его постройки, переименования, героической судьбы и, конечно, сегодняшней жизни - гордости учебного парусного флота России, Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота, которой он принадлежит.

8


Элита парусного флота: Ректор БГАРФ Росрыболовства России В.А.Волкогон, Капитан-наставник Г.В. Коломенский (45 лет на Крузенштерне!), Капитан «Крузенштерна» М.В.Новиков, Старший помощник капитана М.П. Еремченко, Второй инженер С. Гичкин, Помощник капитана по радиоэлектронике И. Пьетц

Над Канадой небо сине, Меж берез дожди косые... Хоть похоже на Россию, Только все же не Россия.

The blue sky over Canada. The stands of birch in gentle rain Remind me so of Russia… Yet for me… it’s not the same.

Александр Городницкий Порт Галифакс, 1963

John Stuart Durrant St. Jonh's, NF. 2009

Мне вспомнились годы моей юности, когда мы заслушивались песнями Александра Городницкого, до рассвета сидя у костра или, если удавалось достать билетик, с нетерпением ждали его концертов. Забегая вперед, скажу, что отправила электронную версию готовой статьи Городницкому, знаменитые “Паруса “Крузенштерна” которого, написанные, когда он в свое время ходил на паруснике и ставшие гимном барка, до сих пор не сходят с уст многих поколений моряков. Буквально на следующий день Александр позвонил мне из какой-то далекой страны ставшего таким маленьким в наши дни Земного шарика, и мы довольно долго разговаривали. Его слова благодарности, простота общения, красивая интеллигентная речь буквально заворожили меня и, повесив трубку, я долго не могла поверить, что говорила с самим Городницким! - и его щемящее “Над Канадой…”, которое уже давно стало одной из ностальгических песен русскоязычных эмигрантов, зазвучало с новой силой и приобрело почти осязаемый оттенок. К моменту возвращения г-на Дюрранта номер был практически готов, не хватало лишь его статьи. Подключившийся в процессе работы над материалом Темур Таиров, официальный предстаВстречаем «Крузенштерн»

9


ПЕРСОНА

витель Росрыболовства России в Канаде, оказал неоценимую помощь, дав свои комментарии и пояснения – ибо он был непосредственным участником описанных знаменательных событий. Темур с нескрываемым волнением рассказал, что он не припомнит “кто, когда и где еще принимал русский корабль с таким радушием, гостеприимством и широтой! Причем эти качества проявлялись с обеих сторон. Наши моряки были также достойны, как и их новые друзья. Это все было просто здорово!”. Уникальные фотографии Василия Семидьянова, чрезвычайно скромного человека и истинного мастера своего дела, придали законченный вид нашему коллективному творчеству. Обсуждение визита парусника сблизило нас, мы стали ощущать себя “единой командой”, разбросанной по необъятной Канаде: Торонто – Галифакс - Сент-Джонс. Мы с большим волнением рассматривали фотографии ветеранов – живых символов отваги, участников тех самых военных мурманских конвоев; зачитывались впечатлениями канадского подростка Кристофера и его новых русских друзей... Вот так визит “Крузенштерна” разбудил души и сердца всех от мала до велика. По словам г-на Дюрранта “…Визит “Крузенштерна” послужил важным шагом для строительства символического моста дружбы, единения и братства между Сент-Джонсом и Россией”. Журнал был отпечатан многотысячным тиражом и моментально разлетелся не только по всей Канаде от самой восточной точки – Сент-Джонса до западной – Виктории, но и был отправлен в Россию и в другие страны мира, вызвав самые восторженные отклики. С полной уверенностью можно сказать, что и журнал, и уникальные кадры фотохроники с первых мгновений стали раритетом, неповторимой историей. После многомесячного первого этапа трансатлантического похода, посвященного 65-летию Победы в Великой Отечественной войне, 90-летию образования рыбной промышленности России и 60-летию первой российской сельдяной экспедиции, выполняемого по распоряжению Правительства России, “Крузенштерн” вернулся в порт приписки - Калининград. Ну, а каждый участник нашей русско-канадской “команды молодости нашей, без которой нам не жить” вернулся к своей основной довольно напряженной деятельности, но... продолжается наше общение, благо современные средства коммуникации дают нам эту возможность без особого труда, живы наши воспоминания, ибо визит “Крузенштерна” оставил “кильватерный след в наших сердцах”. Мы с интересом продолжали следить за дальнейшими планами барка, и важные события не преминули возобновиться уже с новой силой в самое короткое время, о чем и пойдет дальнейший рассказ. 10


Рапорт Заместителю Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрию Козаку о прибытии в Ванкувер

Думаю, ни у кого не вызывает сомнения, что Олимпийские игры – это самый яркий праздник человечества, крупнейшие международные спортивные соревнования. Право проведения Игр является очень престижным и почетным. Страны, городакандидаты ведут активную борьбу за победу. Город, в котором будут проводиться Олимпийские Игры, определяется на специальной сессии МОК, которая проводится за 7 лет до даты проведения соответствующих Игр. Прием заявок на проведение Игр начинается за 10 лет до даты их проведения, заканчивается за 9 лет, список финалистов определяется за 8 лет, и, наконец, за 7 лет определяется место проведения. Ванкувер выиграл это право 2 июля 2003 года на 115-м заседании Международного Олимпийского Комитета, прошедшем в Праге. Результаты были объявлены Жаком Рогге (Jacques Rogge), и это было его первое официальное заявление на посту президента МОК. Я вместе со всеми искренне радовалась, что в упорной борьбе победа досталась Ванкуверу и, конечно, как и другие, мечтала попасть на Игры. Одним из волнительных моментов однажды стало сообщение Темура Таирова, что “Крузенштерн”, к которому я уже приросла сердцем и который в очередной раз становится героем моего повествования, прибывает в Ванкувер на Олимпийские игры. Знаменитый парусник через довольно короткое время вновь возвращается в Канаду, уже обогнув ее с западной стороны, со стороны Тихого океана. Жизненные обстоятельства не всегда превращают наши мечты в реальность и, по вполне объективным причинам, я не была в Ванкувере, но внимательно следила за всем там происходящим. Из официальных источников стало известно, что, по единодушному мнению гостей Олимпиады и жителей Ванкувера, прибытие легендарного учебного парусного судна «Крузенштерн» стало одним из ярких, запоминающийся и светлых событий только что закончившихся Олимпийских игр в Ванкувере. Члены экипажа барка во главе с капитаном Михаилом Новиковым и 120 курсантов Балтийской академии и других рыбопромышленных учебных заведений Росрыболовства России (всего около 200 человек на борту) прибыли поддержать олимпийскую сборную своей страны. Пришвартовавшийся у причала Cеверного Ванкувера «Крузенштерн» сразу привлек внимание гостей Олимпиады и жителей города и стал одной из важных и необычных достопримечательностей Олимпиады-2010. Один из самых больших и старейших парусников мира был открыт для свободного посещения. Жители и гости Ванкувера смогли осмотреть оснащение барка, а также музейную экспозицию, рассказывающую о его славной истории и современных победах на многочисленных регатах. На барке за 20 дней - самой длительной стоянки “Крузенштерна” в портах, что стало еще одним рекордом в истории парусника, побывало более 8000 человек гостей Олимпиады и жителей Ванкувера. “Крузенштерн” наряду с официальными лицами, журналистами и кинорепортерами посетили спортсменыолимпийцы, знаменитые артисты.

11


Позднее Темур Таиров рассказал, как проходило пребывание “Крузенштерна” в Ванкувере, что было сделано для курсантов, которым представилась такая уникальная возможность соединить практику на паруснике с участием на Олимпийских играх. Кто знает, может, такая возможность у многих никогда уже в жизни не повторится! Он поведал, как волновался вместе с капитаном Михаилом Новиковым, отправляя первую четверку лучших курсантов на один из хоккейных матчей; о том, как сложно было устроить так, чтобы все без исключения курсанты побывали на стадионе, увидели “вживую” те или иные соревнования; о том, как была достигнута договоренность с “Русским домом”, куда выстраивались многочасовые очереди, о том, что курсанты “Крузенштерна” проходят туда свободно. Тем более что в “Русском доме” располагался выставочный стенд «Ростелекома» и можно было бесплатно связаться с родными и близкими, которые ждут любой весточки. Я как женщина и как мать это очень хорошо понимаю. Надо сказать, что любой выход в город молодых людей и девушек с “Крузенштерна” сопровождался неподдельным вниманием. Каждый хотел сфотографироваться с курсантами на память. Этот же факт особой выправки подчеркнул прибывший на парусник заведующий консульским отделом Посольства России в Канаде Александр Комаров. Он отметил, что курсантам “Крузенштерна” удалось продемонстрировать жителям Ванкувера и гостям олимпиады вежливость, корректность и гостеприимство. Курсанты смогли показать лучшие качества российской молодёжи. В статье представлено много фотографий, выполненных Василием Семидьяновым. Вглядитесь в эти лица, посмотрите на этих молодых людей, начищенную до блеска обувь, умение держаться и говорить! Это наши дети, наше будущее – будущая элита российского флота. Я думаю, в этом, несомненно, заслуга их родителей, но и огромное достижение учебных заведений, где курсанты проходят теоретический курс. Однако, современного, грамотного морского специалиста было бы трудно подготовить без практической базы. Почти 9 месяцев в году «Крузенштерн» находится в море. Здесь проходят первую морскую практику курсанты БГА и морских колледжей Федерального агентства по рыболовству России. Для проведения занятий с курсантами имеются все условия: учебные классы, учебная штурманская рубка с навигационным мостиком, радиорубка, библиотека, судовой музей, спортивный зал. Ни один тренажер на берегу не сможет заменить действующее судовое оборудование и механизмы. Ректором Балтийской Государственной Академии является Владимир Волкогон, о котором, в качестве признака высшей похвалы, говорят - “настоящий флагман” и чей портрет вместе с капитаном Крузенштерна, Михаилом Новиковым красуется на обложке нашего журнала. Я думаю, эти лица говорят сами за себя! Одним из запоминающихся событий была поездка для всех курсантов на экскурсию в национальный парк Сapilano suspension bridge, организованная Представительством Росрыболовства в Канаде. Кроме прогулок на природе курсанты приняли участие в необычной акции. Суть ее такова: в 1955 году на подвесном мосту через каньон глубиной 80 метров, на расшатывающемся мосту были сфотографированы 103 канадских военных курсанта, что являлось как бы рекордом для книги Гиннеса. Курсантов “Крузенштерна” было на 8 человек больше. Они выстроились на этом подвесном мосту с Российским и Канадскими флагами и тем самым количественно установили необычный рекорд. Уникальная фотография была опубликована в местной прессе с описанием мероприятия. За время пребывания в Ванкувере на “Крузенштерн”, кроме официальных лиц, приходили обычные жители города и гости Олимпиады. 12

Так, на судно зашел житель Ванкувера Гаррет Грин (Garrett Greene). С собой он принес целый мешок олимпийских медалей. Правда, не золотых, а шоколадных. Курсантам он рассказал, что много читал о «Крузенштерне» в Интернете и давно мечтал побывать на паруснике. Поэтому, вручая нашим курсантам шоколадные медали, он пожелал, чтобы столько же золотых увезла из Ванкувера сборная России. Еще один довольно необычный гость – немецкий путешественник Рольф Беккер (Rolf Becker) прибыл на «Крузенштерн». На своем стареньком «Трабанте» он проехал полмира. В России добрался до Новосибирска и здесь пересёк всю Канаду с востока на запад, доехав на гордости «ГДР’овского автопрома» до олимпийского Ванкувера. Курсанты с любопытством рассматривали автомобильный раритет - ровесник их родителей, а капитан Михаил Новиков расписался на капоте «Трабанта». Невозможно перечислить всех гостей парусника. К примеру, к ним нанес визит директор местного клуба моряков Теус Каперс (Teus Kappers) с супругой. Именно в «Seamen’s club» первым делом заглядывают моряки после долгого морского перехода. Здесь они звонят домой или связываются с родными и близкими в сети Интернет. Директор местного морского клуба “Marine Campus” также посетил судно. С ним была достигнута договоренность об организации экскурсии в местный аквариум и отдыхе курсантов в морском клубе. Несмотря на довольно скверную погоду, к трапу парусника выстраивались длинные очереди. Жители Ванкувера приходили на учебное судно целыми семьями. Курсанты с удовольствием рассказывали многочисленным гостям о трансатлантической экспедиции, о парусной практике, говорили о том, что они, как и канадцы - настоящие хоккейные фанаты. Среди гостей были и наши соотечественники, для которых посещение «Крузенштерна» - это как встреча с далекой родиной. Всем запомнилось, как на «Крузенштерне» проводили Масленицу. А какая же Масленица без настоящих домашних блинов! Их доставили на корабль представители довольно многочисленной русской диаспоры Ванкувера. Блины, по словам курсантов, получились просто замечательные, по всем русским традициям, а заодно и с канадской «изюминкой» - кленовым сиропом. «Русские» канадцы с удовольствием ели пирожки и булки, которые приготовила корабельный пекарь Лилия Коноплёва. Для своих канадских гостей и представителей Русского дома курсанты прямо на палубе выступили с настоящей концертной программой – матросский танец «Яблочко» и кавказская лезгинка, брейк-данс и «Калинка», но настоящим сюрпризом для канадцев стала «фирменная» песня «Паруса «Крузенштерна», слова которой ребята специально перевели на английский. Впрочем, для большинства гостей в этот день родным языком был русский. Дорогие друзья, никакой, даже самый красочный рассказ не может передать истинные чувства, которые испытали те, кому довелось стать участниками Олимпийских игр в Ванкувере. Ниже я публикую письмо-благодарность курсантов, где они делятся своими впечатлениями. Думаю, эти 20 дней, проведенные в Ванкувере, останутся с ними на всю жизнь. Повторить подобное невозможно! В день закрытия Олимпиады самое непосредственное участие в заключительной церемонии XXI олимпийских Игр приняли курсанты БГА – именно они внесли в Русский дом официальный Олимпийский флаг, переданный Канадой России. Ведущий церемонии объявил о том, что в почётном карауле у знамени – курсанты учебного парусного судна «Крузенштерн». Затем на сцену к Олимпийскому знамени вышли Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрий Козак, губернатор Краснодарского края Александр


13


Ткачёв и мэр Сочи Анатолий Пахомов. Они поблагодарили канадцев за высокий уровень организации Oлимпийских Игр и пообещали, что в Сочи олимпийская планка организации игр будет поднята ещё выше. По приглашению Дмитрия Козака в официальной церемонии закрытия олимпиады в Ванкувере и передачи эстафеты олимпийскому Сочи приняли участие Ректор Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота Владимир Волкогон и капитан «Крузенштерна» Михаил Новиков. Дмитрий Козак особо отметил вклад команды российского парусника в работу российской делегации в Ванкувере и сообщил, что «есть планы задействовать команду «Крузенштерна» на Олимпиаде в Сочи в 2014 году». Ректор академии Владимир Волкогон в ответном слове заявил, что «мы мечтаем о том, чтобы «Крузенштерн» стал в Сочи в 2014 году такой же достопримечательностью Олимпийских игр, как и здесь, в Ванкувере». Завершая свое повествование, с нескрываемым волнением я выражаю искреннюю благодарность капитану “Крузенштерна” Михаилу Новикову и командному составу барка за оказанную честь рассказать читателям журнала об очередном визите легендарного парусника в Канаду и представить на борту барка журнал “Санкт-Петербург”. Моя сердечная благодарность Темуру Таирову – официальному представителю Росрыболовства России в Канаде, за постоянную помощь в подготовке материалов, посвященных визитам парусника “Крузенштерн” в Канаду. Хочу также поблагодарить профессора Д. Стюарта Дюрранта за бескорыстную помощь и желание поделиться своими знаниями и эрудицией с читателями журнала. Благодарю фотографа Василия Семидьянова за высокопрофессиональные снимки, любовь к профессии и редкие человеческие качества. Благодарю компанию Mexley Marketing Inc., возглавляемую Артемом Крыловым и персонально Оксану Турута, за креативный дизайн данного материала. А моя пока несбывшаяся мечта – визит на парусник “Крузенштерн”, который 2 марта, снявшись с якоря и дав свои уже известные в Канаде три прощальных гудка, продолжил выполнять свое трансатлантическое путешествие и по плану 31 мая вернется домой, в порт приписки Калининград, где его с нетерпением ждут родные и друзья.

Попутного ветра вам, сильные и смелые настоящие мужчины России! София Дмитриева-Товмасян, Издатель, Член Ассоциации этнических СМИ Канады

14


Канадское гостеприимство Легендарный российский парусник «Крузенштерн» прибыл в Ванкувер с тем, чтобы поддержать дух олимпийской сборной России и ощутить незабываемую атмосферу большого спортивного праздника, проходящего в этом красивом городе. Наше судно ошвартовалось в месте, которое можно увидеть с разных концов города, и привлекло к себе всеобщее внимание. К барку сразу же потянулись люди, чтобы увидеть судно и чтонибудь узнать о нем, а также чтобы познакомиться с экипажем. На «Крузенштерне» были организованы экскурсии для жителей Канады и наших соотечественников. Для всех гостей судна 14 февраля, в день Святого Валентина и в праздник широкой Масленицы, курсанты, проходящие практику на борту, устроили концерт с русскими народными песнями и танцами. В знак благодарности, по русским традициям в честь праздника наши соотечественники напекли много блинов и угостили ими весь экипаж. Каждый человек на судне чувствовал себя как дома. Среди местных русскоговорящих жителей оказались замечательные люди, которые безвозмездно показали курсантам этот красивейший город и его окрестности. Одним из первых, кто встретил наших курсантов, был Андрей Гайдуков. Он со своей семьей и друзьями показал ребятам Северный Ванкувер, Большой Город, провёл к Олимпийскому Огню и к Русскому Дому. А на следующий день на своих автомобилях он и его партнер по бизнесу провезли курсантов по великолепным местам Ванкувера: паркам, озерам, горам. Наша землячка Елена, которая раньше преподавала в Калининградском Морском Рыбопромышленном Колледже, отвезла девушек на гору Grocer Mountain и показала искусственный водопад на плотине. Валентина Валерьевна предоставила ребятам возможность побывать в Аквариуме, а также устроила прогулку по Stanley парку. ЭТИ-менеджер Виталий провез курсантов вокруг всего Ванкувера. Сергей и Виктория устроили для ребят проход на смотровую башню. Елена – учитель русского языка – и её дочь Юлия, приехавшие из Томска, пригласили несколько ребят к себе в гости. Дизайнер Сергей устроил для курсантов большую прогулку по Stanley парку. От Панамского канала до Ванкувера наше судно шло без остановок, и экипаж не видел берега более 20 дней. Но когда мы пришли в Канаду, нас приняли настолько радушно, что каждый член экипажа ощущал, будто он находится дома. А то, что наш родной город Калининград и Ванкувер находятся почти на одной широте, еще больше усиливало ощущение того, что мы дома. Благодарим всех жителей Ванкувера за радушный прием и гостеприимное отношение к российским морякам на канадской земле.

Олимпийский флаг в руках курсантов учебного парусного судна «Крузенштерн»

Курсанты БГА РФ: Шумилова Анастасия, Червяков Константин

Заведующий консульским отделом Посольства России в Канаде Александр Комаров на барке “Крузенштерн”

15


16


Семь футов под килем

Текст песни / слова песни Олег Газманов

Семь футов под килем Попутного ветра, Штормящие мили, Канатов струна. Кто создан из глины, А кто-то из пены, Попала нам в вены Морская волна. На палубе ветер, Рожденный Норд-Остом, Заходим форштевнем В волну напролом. Корабль - мой остов, Шпангоуты - ребра, КомпАс - мое сердце, А кубрик - мой дом. Припев Дом, где друг моих друзей - мой друг, Дом, где брат моих друзей - мой брат, Дом, где враг моих друзей - мой враг, Дом, где круг моих друзей - мой круг. Пусть лопнут мозоли, Кончаются силы Вдали от любимых, На гребне волны.

Капитан-наставник Геннадий Коломенский 45 лет на барке!

Мы встретимся с бурей И дрогнет стихия, Дробясь о колени И камень спины. Семь футов под килем Попутного ветра Все, кто меня слышит, Поднимем бокал. По третьему тосту За тех, кто в походе Кто бурями дышит И держит штурвал!

17


Из личных собраний

СЕРЕБРЯНЫЙ ЗАВИТОК: РУССКОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СЕРЕБРО XVIII ВЕКА

НАШ РАЗГОВОР Дорогие друзья, давайте знакомиться! Журнал “Санкт-Петербург” Канада открывает новую рубрику «ИЗ ЛИЧНЫХ СОБРАНИЙ», и я имею честь быть ее постоянной ведущей. Мне хотелось бы разделить с вами, дорогие читатели, свою любовь к коллекционированию, которой я заболела уже давно, живя в Петербурге и работая в первом музее России. Я уверена, что почти в каждом доме есть хотя бы один предмет, который является частью истории – будь то старая семейная фотография или прекрасный ковер, который выткала ваша бабушка. Может быть, это маленькая фарфоровая чашечка, которую вы порой бережно берете в руки, или серебряный бокал, который вы достаете в минуты торжества и важных событий в вашей семье? А возможно, кто-то из вас коллекционирует старые открытки или античные монеты? Все это - частицы бытия, несущие на себе отпечаток ушедших эпох, немые свидетели прошлого. Мне хотелось бы, чтобы «КОЛЛЕКЦИИ ЗАГОВОРИЛИ...», и я приглашаю вас быть моими соавторами в этом начинании. Я жду ваших писем и ваших историй, уверена, что они будут интересными и захватывающими... И что самое главное – ваши дети и внуки захотят узнать о своих корнях, заинтересуются своей родословной, и далекие страницы Истории станут ближе и понятнее. Предлагаю вам начать это увлекательное путешествие в мир вещей с рассказа о моей коллекции. Что есть музейный работник? Это не место работы или определенная должность - это образ жизни навсегда! Это значит, что никогда вы не сможете пройти мимо предмета, который вас заинтересовал... Переехав в Канаду, одним из любимых занятий у нас с мужем стали поездки по маленьким окрестным городкам с непременным посещением антикварных магазинов и лавок. Надо сказать, что в Онтарио мест таких великое множество, и эти поездки сродни приключению – никогда не знаешь, что встретится в очередной раз. Публика здесь бывает самая разнообразная: американские пенсионеры, приезжающие целыми автобусами и скупающие полками недорогие безделушки прошлых эпох, рядовые покупатели в поисках уютной винтажной настольной лампы, а уж настоящих антик-хантеров, надеющихся раздобыть что-то действительно ценное, вы узнаете сразу по горящим глазам и наличию профессиональной лупы с подсветкой.

Чайница. Великий Устюг, середина XVIII в. 18 Tea Caddy. Velikiy Ustuyg, c.1750

В одной из таких поездок я разговорилась с владельцем антикварного магазинчика. Бизнес этот, чаще всего семейный, передается из поколения в поколение, и владельцы его за долгие лета так поднаторели в любимом деле, что часто дадут фору и музейщику, оценивая тот или иной предмет. Однако, встречая коллегу по интересам, в данном случае вашу покорную слугу, и узнав о моем музейном про-


From personal collections

SILVER RINGLET: RUSSIAN SILVERWARE OF THE 18th CENTURY

Olga Bronnikova Ph.D Member of the Canadian Ethnic Media Association

LET’S TALK….

Welcome to my page, dear friends! The magazine “Saint Petersburg” Canada is launching a new column, “From Personal Collections,” and I am honored to be the column editor. I would like to share my love of collecting with you, esteemed readers, for I became collectionstruck long ago when living in Petersburg and working as a museam curator. I am sure that there is at least one object in every home that represents a piece of history – whether it is an old photo from a family album, or a beautiful rug handmade by your grandmother. It might be a small porcelain cup you gently touch now and then, or a silver wineglass you use for celebrations and important family events. Some of you may be collecting old postcards or antique coins. They all are particles of earthly life, bearing the imprints of the days gone, speechless witnesses of the past. I would like to let the collections “speak,” and I encourage you to join me in this initiative. I will be waiting for your letters and your stories, which are certainly interesting and exciting... And the most important thing – that your children and grandchildren become interested in their ancestry, and will want to know more about their origins, beyond what the distant pages of History may prove clear and obvious. I suggest you begin this fascinating adventure into the world of things with the story about my collection. What is a museum associate? It's not a place of work or some specific position – it's a way of life. Forever! That means you never will be able to ignore the objects you are interested in... After moving to Canada, my husband and I have been enjoying drives to small towns and indispensable visits to antique shops and stalls. Ontario, I should say, has lots of such places, and every trip feels like an adventure – you never know what you can find next time. The buying public is very diverse: retired seniors from the USA by chartered buses, and buying up cheap ornaments and bits of the previous centuries, or ordinary customers in search of a cozy vintage table-lamp... As for real antique-hunters hoping to dig something really valuable – you can identify them by their hot eyes and the presence of the professional lantern magnifying glass.

Чарка. Мастер неизвестен, Москва, 1764 Charka (tot cup). Unidentified silversmith, Moscow, 1764

On one of these trips, I began talking to the owner of an antique shop. Most often it is a family business, handed down from generation to generation, and the owners become profoundly skilled in their favorite pursuit, and often can spot the museum keeper estimating the value of an object. 19


шлом, с удовольствием вступают в беседу, ибо им всегда есть чем поделиться. Вот и в этот раз старый антиквар, узнав, что я из России и в прошлом работала в музее, попросил меня посмотреть одну вещицу. Мы прошли в заднюю комнату, а это, надо заметить, особая честь, ибо именно там хранятся сюрпризы для знатоков и «настоящих покупателей», и в старинном стеклянном шкафу на слегка запыленной полке я увидела свое будущее сокровище. Среди своих иностранных соседок эта маленькая чайница родом из Великого Устюга, неизвестно как здесь оказавшаяся, занимала достойное место. Белым цветом и удивительной формой - изящной, с плавными изогнутыми завершениями, она чем-то напоминала русские православные храмы. - Эта вещь у меня уже лет пятнадцать, и никто пока ею не интересовался. Уверен – она русского происхождения и очень старая, скорее всего восемнадцатый век. Просто я ничего похожего нигде не встречал. Ну что же, вот вещь и нашла своего хозяина: устюжскую эмаль ни с чем не спутаешь.

Стакан. Мастер Петр Семенов, Москва, 1744 Beaker. Silversmith Petr Semenov, Moscow, 1744

В северных городах Руси было издавна развито искусство эмали. К середине XVIII века в Великом Устюге - признанном на всю Россию центре художественного ремесла - возникла особая разновидность этого искусства – устюжская финифть. А знамениты были эмальеры из Великого Устюга особым художественным приемом: эмаль, преимущественно белого цвета, покрывала изделия из меди и украшалась изящными серебряными или золотыми накладками. Эти ажурные, слегка выпуклые накладки, образующие прихотливый узор, мастера выбивали с помощью специально созданных матриц с большим художественным совершенством. Изделия из финифти заменяли чрезвычайно дорогой в то время фарфор, но, будучи сами по себе также достаточно дорогими, они были доступны только избранным слоям общества. Чайницы были модным товаром и богато декорировались, так как чай являлся напитком привозным и стоил недешево. Изделия устюжской эмали производились всего несколько десятилетий, поэтому сохранилось их немного. Сегодня коллекции устюжской эмали имеются в Государственном Историческом музее, Оружейной палате, Эрмитаже, в музеях Великого Устюга. Встретить же изделия устюжских мастеров на антикварном рынке – большая удача! Эта изящная чайница положила начало небольшой коллекции столового серебра, которая собралась у меня за несколько лет. Серебряных изделий XVIII века русских мастеров чрезвычайно мало на рынке в силу ряда причин. До середины XIX века серебро было дорогим и достаточно редким материалом в России, и мастера для создания новых произведений часто просто-напросто пускали в переплавку старые изделия. Значительная часть старого серебра пошла на переплавку в результате частных пожертвований в государеву казну для ведения Отечественной войны 1812 года. Поэтому собрать даже небольшую коллекцию чрезвычайно сложно, но и безумно интересно: ведь XVIII век – это время больших преобразований в Российском государстве, век Просвещения и реформ, что наложило отпечаток на все стороны жизни.

Стакан. Мастер Тимофей Силуянов, Москва, 1758 Beaker. Silversmith Timofey Siluyanov, Moscow, 1758

20

Оставаясь глубоко национальной, русская культура влилась в общий поток европейской культуры. В эпоху царствования Елизаветы Петровны (1741-1761) наряду с преобразованиями в государственном устройстве, в хозяйстве, военной реформой большие изменения произошли и в общественной жизни. Воспитанная на французский манер Елизавета сама государственными делами почти не занималась, передоверив их своим многочисленным фаворитам, любила жизнь роскошную и праздную. Слыла женщиной добродушной: придя к власти путем переворота, всех своих врагов миловала, при ней отменили смертную казнь. Любила балы и маскарады, наряды и украшения, не надевала одно платье дважды, коих осталось после ее кончины почти 15 тысяч. Никогда ранее Россия, вернее, верхушка ее, не жила так весело, пышно, «гламурно». При всем при этом именно при Елизавете были открыты первые гимназии, основан Московский университет, Академия Художеств, создана структура Императорских театров, архитектор Растрелли достроил Царскосельский Екатерининский дворец и заложил Зимний. Этому духу времени как нельзя более соответствовал стиль, утвердившийся к середине XVIII века в декоре – рококо (последняя стадия развития барокко, от французского rococo, rocaille — декоративная раковина, ракушка, рокайль), одновременно пышный и изысканный, игривый и эротичный. Меняется техника изготовления серебряных изделий – вместо гравировки приходят декоративно насыщенные чеканные орнаменты.


However, on finding out about my interests and my museum-related past, they often willingly join me in conversation, as they always have something to share. This time, an old antiquarian requested I have a look at one dainty thing, after he learned I was from Russia and worked in a museum there. I was shown into the back room, which is a particular honor I should say, and there I saw my future treasure. The surprises for experts and “real buyers” are usually kept in such rooms, and there it was, in an ancient glass cupboard on a slightly dusty shelf. This small tea caddy originated from Velikyi Ustyug. No one could tell how it came into the back-room, but it held a decent place among its foreign neighbors. The tea caddy was white in color and had an amazing shape – graceful with a smooth bended finishing – so that it reminded of Russian Orthodox Temples. - “It's been about fifteen years already since the caddy's been here, and nobody ever showed an interest in it. I am sure it has Russian origins and is quite old, most likely the eighteenth century. I have never seen anything similar before.” Well, the thing happily found its master; Ustyug enamel cannot be confused with any other piece of Art. In northern Russian cities the craft of enamel has been well developed for many centuries. By the middle of the 18th century, a very specific subvariety of silver art originated in Velikyi Ustyug, a recognized artistic crafts center of Russia. The enamelers of Velikyi Ustyug were famous for their exclusive touch: enamel, usually white, was applied on copper-ware and then decorated with graceful silver or golden on-lays. These perforated, slightly bulbous on-lays, created fanciful pattern and were then embossed by craftsmen on the enameled surface. The work was usually made with a high level of excellence via special matrix array. Enamelware substituted rather expensive porcelain in those days, but was also costly enough that only the aristocracy could afford it. Tea caddies were in fashion and were richly decorated, as tea was an imported and expensive product. Ustyug enamelware was in manufactured only for several decades, and thus a few are preserved. Nowadays, the collections of ustyug enamelware pieces are displayed in the State Historic Museum, the Armory, the Hermitage, and the Velikyi Ustyug Museums. It is a great luck to meet the masterpieces of Ustyug enamelers in an antique market!

Elisaveta, The Empress of Russia (1709-1761)

This elegant tea caddy laid the foundation for a collection of table silver that I have collected over a few years. There are not many of the 18th century Russian silverware pieces on the market for a variety of reasons. Silver was a quite expensive and rather rare material until the middle of the 19th century. Russian masters simply remelted old goods to produce new creations. A considerable amount of ancient silver was melted when given as donations to the State Treasury, and used for the army during the Patriotic War of 1812. It was extremely difficult to gather even a small yet fantastically interesting collection, for the 18th century was the epoch of great transformations in Russia, the age of enlightenment and reforms, and marked all aspects of life. Retaining its national identity, Russian culture gradually emerged into the mainstream of European culture. During the reign of Elizaveta Petrovna (1741 – 1761), along with reorganizations in the political system, the economy, and reforms in military infrastructure, there were great changes in social life as well. Raised in the French style, Elizaveta waved off responsibility to state affairs, entrusting them to her numerous favorites. She lived a luxurious and life of leisure, and was reputed as a good-natured woman. Having come to power by means of a take-over, she spared all her enemies and abolished the death penalty. She liked balls and masquerades, glitter on dresses and ornaments, and never wore the same dress twice – of which about 15 thousand were left after her death. Never before did Russia, rather, its highest ranks, live such a glamorous, “voluptuous,” and merry life. In spite of all that, in Elizaveta's reign there opened the first gymnasiums, the Moscow University was endowed, the Art Academy was established, Imperial theaters was set up, the architect Rastrelli successfully finished the construction of Ekaterina's Palace in Tsarskoe Selo, and also laid the foundations for the Winter Palace. 21


Стакан с крышкой. Мастер Федор Петров, Москва,1760 Covered beaker, Silversmith Fedor Petrov, Moscow, c 1760

«...а когда сядете, сейчас салфетку за галстук и не спеша тянетесь к графинчику с водочкой. Да ее, мамочку, наливаете не в рюмку, а в какойнибудь допотопный дедовский стаканчик из серебра или в этакий пузатенький с надписью «его же и монаси приемлют», и выпиваете не сразу, а сначала вздохнете, руки потрете, равнодушно в потолок поглядите, потом, этак не спеша, поднесете ее, водочку-то, к губам – и тотчас же у вас из желудка по всему телу искры...» А.П.Чехов, «Сирена»

Благодаря тому, что с XVIII века в России серебряные изделия проходили «государственную сертификацию» и хорошо клеймились, теперь имеется возможность определить не только время и место, но и имя мастера. Взгляните на серебряный стакан, выполненный в 1744 году мастером Петром Семеновым. Этот стакан украшен нарядными чеканными картушами с изображениями библейского сюжета, птицы и животного, картуши обрамлены изящными легкими завитками. Стакан 1758 года мастера Тимофея Силуянова являет собой уже образец расцвета рокайльного орнамента: завитки и раковины плавно переплетаются в грациозном ассиметричном узоре... Со сменой столетий меняются и формы изделий – традиционная русская чарка для крепких напитков тоже меняется. С конца XVII века возрастает крепость алкогольных напитков и распространение получают серебряные чарки небольшого размера (емкостью 40-50 мл) вместо плоских и довольно больших. Наиболее долго сохранявшаяся форма чарки XVIII века напоминает цветок чертополоха или перевернутый колокол. Серебряный стакан с крышкой мастера Федора Петрова – украшение моей скромной коллекции. Ведь подобный стакан этого мастера находится в собрании художественного серебра Государственного Эрмитажа. Трудно передать словами мои ощущения, когда я держу в руках старинную серебряную чарку. Впрочем, здесь лучше сослаться на примеры русской литературы – очевидно, наши классики уже тогда знали толк в этом деле! Верно одно - гордость от обладания коллекцией не может затмить радость познания и счастье от приобщения к истории, красоте, мастерству прошлого. Звоните и пишите о своих коллекциях в редакцию: spbmagazine@gmail.com или мне, Ольге Бронниковой: 647-287-3048 info@bronnmedia.com

Благодарю организаторов благотворительного бала «Зимний дворец», который состоится 9 апреля 2010 года в Old Mill Inn, Торонто (реклама на обложке журнала) за предоставленную возможность экспонирования моей коллекции.

22


The spirit of the time was very much in tune to the style of decoration developed by the mid 18th century. The rococo style, the last stage in baroque development (from French: rococo, rocaille – decorative shell) is considered to be refined, frisky and amorous style. The manufacturing techniques for silverware also changed: rich and saturated chased patterns replaced engraving. Due to the fact that beginning with the 18th century, all silverware had to undergo “state certification,” and the articles had to bear the stamp of the maker, we now have the opportunity to identify not only the date and location of production, but also the name of the craftsman. Have a look at this beaker, executed by silversmith Petr Semyenov in 1744. The silver glass is decorated with fine hammered cartouches representing the Bible plot, a bird and an animal. Cartouches are crowned with light graceful ringlets. A beaker, made by silversmith Timofei Siluyanov in 1758, presents an example of the rocaille ornament blossom period: ringlets and shells smoothly laced in an exquisite asymmetric pattern. The rotation of centuries makes an impact on the shape of silverware. The traditional Russian charka (tot cup) for strong drinks also changed over time. Alcoholic drinks became stronger by the end of the 17th century, and small silver tot cups (40-50 ml capacity), instead of flat and big cups, became widely used in Russia. The oldest preserved model of an 18th century tot cup looks like a thistle flower, or upturned bell. A covered beaker, created by Fedor Petrov, is one adornment of my small collection, and a similar beaker is displayed in the State Hermitage collection of Russian silver ware. I can hardly express my feelings in words, when I hold an old silver tot cup in my hands. The truth is that the pride of possession cannot obscure the joy of learning through collections, and the happiness of being closer to history, beauty and masterpieces of the past centuries.

“… when you sit down you tuck the napkin into your collar and you take your time about reaching the vodka decanter. And mind you, you don’t pour it into an ordinary wineglass, you don’t treat sweetheart that way! No. You pour it into something antique, made of silver, an heirloom, or into a quaint potbellied little glass with an inscription on it, something like this: “As you clink, you may think, monks also thus do drink”. And you don’t gulp it down, straight off, but first you sigh, you rub your hands together, you gaze nonchalantly at the ceiling, and only then, slowly, you raise it to your lips, and at once sparks from your stomach flash through your whole body…” Anton Chekhov, The Siren (Edited by Avrahm Yarmolinsky)

Please do call and write about your collections to the editors' office: spbmagazine@gmail.com, or to me, Olga Bronnikova: 647-287-3048 info@bronnmedia.com

I would like to express my gratitude to the organizers of Winter Palace Ball, to be held April 9, 2010, for the opportunity to showcase my exhibit. (Please see the back cover for more details regarding the event).

23


ОЛЕГ ДЕРГАЧЕВ:

СЧАСТЛИВЫЙ ПУТНИК Народ на моих выставках, которых я уже провёл более 50-ти в разных странах и галереях, завораживает, радует, но и немного пугает разнообразие и широкий диапазон того, что я делаю - от авторской книги в нескольких экземплярах и тонких миниатюрных офортов до 3-х метрового бронзового памятника Улыбке. Я уже привык, что давно не укладываюсь в энциклопедические рамки по жанрам и стилям. Мне интереснее жить в состоянии эксперимента. Поэтому на вопрос - кто же ты? - я отвечаю ХУДОЖНИК. От слова ХРАНИТЬ. А слово «Худо» скорее подходит к политикам и военноначальникам. А ещё слово «Художник» можно расшифровать, как – Храни Удивительное, Дари, Обожай Жизнь, Настойчиво Ищи Красоту! Для меня главное не материал и не жанр, а Послание (это удачное выражение моего хорошего друга, известного квебекского художника Фредерика Бака), которое несёт искусство. Моё послание - почти всегда с иронической улыбкой, немного зашифрованное, но с ясным смыслом и обязательно светлое. Никогда не пытался никого специально рассмешить, хотя в этом году мой рисунок на международном конкурсе карикатуры в Полтаве получил Первый приз. Это уже 80-й по счёту мой очередной приз в области визуального юмора. Чувство юмора очень важно для зрителя и создателя современного искусства. Оно поднимает на высоту то, что мы видим или создаём. Без улыбки мы все пропадём или попадём в психушки, которые и так переполнены серьезными людьми. Человек, не понимающий шутку, просто опасен для себя и общества – он обижается, становится агрессивен и неуправляем. Не шутите с пограничниками и таможенниками, не советую. Никогда не шутите с тем, кто держит палец на ядерной кнопке. Но хороший анекдот, рассказанный перед выстрелом снайперу, спасёт кому-то жизнь, и пуля пролетит мимо: ведь смеющийся солдат никогда не попадёт в цель! Смейтесь чаще или просто улыбайтесь. Губами, глазами, душой и сердцем!

24


Personality

Oleg Dergachov:

Happy Traveler The people at my exhibits, which I have already organized in more than 50 different countries and galleries, are fascinated, but a little scared of the diversity and range of what I'm doing – from being the author of the book in several editions, creating delicate miniature engravings, to a 3 -meter bronze statue of a smile. I am already used to the fact that I do not fit into long encyclopaedic scope and files on the genres and styles. I am interested to live in a state of the experiment. So to the question - who are you? - I reply - I am a visual artist. As in the word “cherish.” And the word «bad» is more suited to politicians and military commanders. And yet the word «artist» can be deciphered, as - cherish the wonder, gift, love life, persistently search for beauty! For me the main thing is not the material and not the genre, but a message which transmits art (it is a good expression by my good friend, the famous Quebec artist Frederic Bak). My message - is almost always with an ironic smile, a little bit encrypted, but with clear meaning and always bright. I have never tried to make anyone laugh on purpose, although this year my drawing for the international caricature contest in Poltava was awarded the First Prize. This is the 80th time I have received a prize in the field of visual humour. Sense of humour is very important for the viewer and the creator of modern art. It raises to the highest level what we see or create. Without a smile, we all would be lost or end up in psychiatric hospitals, which are already overcrowded with serious people. A person who does not understand a joke is a danger to themselves and society - he is offended, becomes aggressive and uncontrollable. Do not joke with the border guards and customs officers, I do not advise. Do not joke with the man who keeps his finger on the nuclear button. But a good anecdote, narrated before a sniper’s shot, will save someone's life and a bullet will fly past, because laughing soldiers never hit the target! Laugh often, or just smile. With lips, eyes, heart and soul!

Smile (bronze). Artur and Anna Shihman’s Collection

25


Персона

КАКИМ ЖЕ МАЛЕНЬКИМ СТАЛ В НАШИ ДНИ

Земной шар!

Отсылаешь другу на другой конец света электронное письмо и, не успев допить утренний кофе, получаешь ответ... В век технического прогресса «все рядом», и все «стало возможным»: обсуждать с сыном-студентом, уехавшим учиться в другую страну, его тревоги и заботы, читать на ночь внучке по Skype'у любимую книжку и проверять ее школьное задание по английскому языку и математике... Сохранять приятельское общение с родными и друзьями, несмотря на расстояния. Вот и недавно получаю электронное письмо от добрых знакомых из Петербурга о том, что в их Музее водки и знаменитом ресторане «Рюмочная №1» (о которых мы писали в сентябрьском номере) отмечается День рождения водки – оказывается, есть и такой! - и по этому случаю устроена выставка известных художников, у которых в плане в этом году посетить Канаду. Радуюсь приятному сообщению и узнаю, что будущую выставку организует Олег Дергачев - не менее известный художник из Монреаля, который в конце февраля будет участником Toronto Art Expo, одного из самых значимых весенних событий года. Естественно, получаю от Олега персональное приглашение на Evening Opening Gala. В назначенный вечер я присоединилась к нарядно одетой публике, которая лениво прогуливалась с бокалом вина среди многочисленных рядов экспозиции, представляющей творчество художников и скульпторов из 12 стран мира. Найти моего будущего героя повествования не составляло труда: уже издалека я заметила скопившуюся группу людей, что-то увлеченно обсуждавшую, чуть понизив голос... Не спеша знакомиться, я наблюдала со стороны, как Олег терпеливо отвечал на многочисленные вопросы, одаривая своим красивым баритоном, чуть усмехаясь в свои роскошные усы - ну, чистый Сальвадор Дали, только ближе и роднее, поскольку наш, - своих возможных покупателей. И действительно, в первый же час после открытия выставки – первая продажа! Что же, это немалый успех. Я знаю, что на подобных шоу продаж совершается немного. Это скорее знакомство, возможность показаться, если повезет, заключить последующие контракты. - Приветствую Вас, Олег, в Торонто, – наступил мой черед представиться. - Здравствуйте, рад Вас видеть. Спасибо, что пришли! - Дорогой Олег, я, конечно, почитала и посмотрела во всех возможных местах о Вас, но даже представить не могла такой широты Ваших интересов и талантов. Вы привезли на эту экспозицию и графику, и бронзовую скульптуру – так сказать, Magic Bronze. Да здесь и офорты, и живопись... Пожалуйста, расскажите о Вашей экспозиции. - Я решил в этот раз привезти в Торонто небольшую ретроспекцию своих работ, которые я создал в Канаде и частично привёз с собой - бронзовую пластику, офорты, живопись. Если честно, я никогда не втискивался в такое узкое пространство со своими «бронзовыми детьми». Привык как-то за последние 10 лет к просторным выставочным и музейным залам Европы. Но раз уж я тут, пробую вписываться в канадские арт-ниши. Главное, с чем я столкнулся, так это с восторгом и благодарностью публики - детей, стариков, студентов. - Я тут выписала, поскольку все запомнить невозможно, что Ваши произведения закуплены и находятся в государственных музеях многих стран мира: в Германии, России, Украине, Великобритании, Польше, Швейцарии, Италии, Франции, Канаде, США, в том числе – в Центре Жоржа Помпиду в Париже, Сургутском художественном музее, Музее Виктории и Альберта в Лондоне, Пушкинском Музее в Москве, Русском Музее в Петербурге, Музее Падуи, Музее карикатуры в Базеле, и других. Вы Член редколлегии журнала по комиксу и карикатуре IJOCA в США, Член Французской Академии Юмора, Член Союза Художников Украины и Ассоциации Канадских Карикатуристов. Я знаю, что цирк Дю Солей заказал Вам 25 работ по случаю юбилея, и владелец цирка Ги Лалибертэ держит на столе в своем кабинете Вашу работу. Когда Вы все это успеваете? 26

Don Quixote (bronze). Philip Goudin’s Collection


How small the

world

has become! Send a friend on the other end of the world an e-mail and before you have a moment to finish the morning coffee, you receive the answer ... In an age of technological progress «everything is close by,» and all «becomes possible”: to discuss with your Legend Frédéric Back at “Do-Studio”opening in December 2009. student son who went to study in another country, his anxieties and worries, to read to your granddaughter her favourite book at night by Skype and check her school assignment in English and mathematics ... Maintain friendly contact with family and friends, despite the distance. So recently, I get an e-mail from good friends in St. Petersburg, that in their Museum of Vodka and a famous restaurant Rumochnaya # 1 (which we wrote about in the September issue), is marking the Day of Birth of Vodka - it turns out there is such a thing as that! - And on this occasion there is an exhibition of famous artists who plan to visit Canada this year. I'm glad at this pleasant message and learn that the future exhibition is organized by Oleg Dergachev - a well-known artist from Montreal, who in late February will participate in the Toronto Art Expo, one of the most prominent spring events of the year. Naturally, I get a personal invitation from Oleg for the Evening Opening Gala. On the appointed evening, I joined the well-dressed audience, which lazily walked with a glass of wine among the multiple series of exhibitions representing the work of artists and sculptors from 12 countries. To spot my future hero of the story was not difficult: from afar, I noticed the accumulated group of people, discussing something passionately, in slightly lowered voices ... Not in a hurry to get acquainted, I watch from the side, as Oleg patiently answered numerous questions, endowing potential buyers with a beautiful baritone voice and a slight smile to his luxurious moustache – exact replica of Salvador Dali, but nearer and dearer as he is ours. Indeed, in the first hour after the opening of the exhibition – he made the first sale! Well, this is a considerable success. I know that on similar shows there are very few sales. Rather, it is more of a social gathering, an opportunity to show, if lucky, to conclude subsequent contracts. - I welcome you, Oleg, here in Toronto, - came my turn to introduce myself. - Hello, I am glad to see you. Thank you for coming! - Dear Oleg, I, of course, read and checked in all possible places on you, but I could not imagine finding such a versatile breadth of interests and talents as yours. You brought to this exposition - graphics and the bronze sculpture - so to speak, Magic Bronze. You have here etchings, and paintings ... Please tell us about your exhibit? - I decided this time to bring to Toronto a small retrospective of my work, which I created in Canada and partly brought with me - bronze sculptures, etchings, paintings. To be honest, I have never before squeezed into such a narrow space with my «bronze children.» In the last 10 years, I’m used to the spacious exhibition halls and museums in Europe. But since I am here, I have to try to fit into the Canadian art-niches. The main feature which I encountered is the admiration and gratitude of the public - children, the elderly and students. - I have written down, since it is impossible to remember everything, that your products are purchased and appear in state museums around the world: Germany, Russia, Ukraine, United Kingdom, Poland, Switzerland, Italy, France, Canada, the United States, including – The Russian State Library, Georges Pompidou Centre in Paris, Surgut Art Museum, the Victoria and Albert Museum in London, the Pushkin Museum in Moscow, the Russian Museum in St. Petersburg, the Padua Museum, Caricature and Cartoon Museum in Basel, the Museum of Cartoon Art and Caricature in Warsaw and others. Father’s Hands (bronze). Author’s property

27


- Когда делаешь любимое дело, не думаешь об отдыхе и времени. Как в том старом анекдоте про Султана и его гарем, помните? Но говорим мы не долго – опять вопросы-ответы, обсуждение цен покупки... - А вот я вижу прекрасный офорт Чехова? Что это за работа? - Это моя дипломная работа, награвированная в 1987 году. Всего я сделал 10 таких портретов и 3 авторских. Это - последний из трех. И вновь нашу беседу прерывают. Долго рассматривая серию графических работ, мужчина покупает две из них... (Самечу, что он вернется на следующий день и купит потрясающую бронзовую скульптуру... Извиняется, что в этот раз не может позволить себе еще несколько других понравившихся работ. Берет адрес Олега в Монреале и собирается приехать за новыми приобретениями). Я тоже раскланиваюсь и под впечатлением от необычных работ Олега, приятно проведенного вечера долго еще не могла заснуть, вспоминая образы, переданные на холсте и в металле, его притчи, написанные, как пояснение к каталогу работ... В последний день трехдневной работы экспозиции спешу к моему новому герою раздела ПЕРСОНА, чтобы попрощаться. К моему разочарованию и к радости за успех Олега, замечаю, как поредела его выставка. - Дорогой Олег! Сердечно поздравляю Вас с таким удачным дебютом в Торонто. Я догадываюсь, что Вы не жалеете, что приехали. И все же, каково Ваше мнение об организации, созданных условиях? Все-таки нелегко три дня на ногах, и Вы устали. Позвольте также спросить, каковы Ваши ближайшие планы? - Да Вы что! Я не устал, и главной моей удачей считаю знакомство с Вами, София. Я просмотрел и почитал Ваш журнал, он мне понравился. Очень профессионально сделан, в нем чувствуется Ваша петербургская душа. Я благодарю Вас за возможность рассказать читателям о моем творчестве и приглашаю, конечно, Вас и всех желающих в мою персональную галерею в Монреале, где я каждые 2-3 месяца устраиваю выставки. Я люблю своих гостей и тщательно готовлюсь к приему, выбирая вино и закуски. Я, конечно, доволен, что практически окупил свои вложения, которые, право, были не маленькими. Мне понравилась публика, которая задавала очень грамотные вопросы. Должен заметить, что было много русскоговорящих посетителей. Я завел интересные знакомства и получил серьезные предложения от владельцев ряда галерей. Организация выставки была прекрасной. Все работало четко и без сбоев. Что касается моих ближайших встреч и творческих планов, то 16 марта состоится церемония награждения в театре Каликса Лаваел в Монреале, где мне вручат оригинальный рисунок Роберта ла Палма, классика канадской карикатуры, и звание лучшего карикатуриста Монреаля 2010 года. 1 апреля открывается моя экспозиция в Художественном Музее Полтавы. 16 мая – я вновь у вас в ТОРОНТО с моими работами в KUMF GALLERY 2118-A Bloor St. W. Suite 204 t. 416.766.6802 www.kumfgallery.com. 19 мая - презентация моих новых бронз и рисунков в престижном монреальском «Casoars Club», потом я делаю выставку в моей монреальской галерее ДО Студия в пятницу, 25 Июня. Ждем всех желающих! Но самое главное, я хочу продолжать работу своей студии-учебного центра, где я даю уроки классического рисунка, живописи, скульптуры и композиции детям и взрослым. Для меня это большая радость – делиться знаниями, которые я получил в России и на Украине, когда сам был студентом. В Канаде стали остро ощущать недостаток классического образования в области искусства. Тут почти нет профессоров и инструкторов, владеющих рисунком, который был забыт, вытеснен абстрактными тенденциями ушедшего века. Так что приглашаю всех желающих! Хватило бы только времени и сил всё это сделать на высоте и без спешки. А в общем, это обычная жизнь художника и артиста. Люблю общение, движение, жизнь. Уважаемый Олег! Благодарю за интересную беседу и персональное приглашение. Желаю творческих успехов и до новых встреч! София Дмитриева-Товмасян Chekhov A. (etching). Portrait. Fragment.

28 28

Адрес галереи-студии DO STUDIO: 2285 rue Сardinal, Montreal, H4E 1N7, PQ Canada Тел. 1-514-482-1647 olegderg@hotmail.com www.dostudio.ca


- And here I see a beautiful etching of Chekhov? What kind of work is this? - This is my thesis, engraved in 1987. In total I've done 10 of these portraits and 3 author’s copies. Once again, our conversation is interrupted. For a long time I am looking at a series of graphic works, a man buys two of them ... (Knowing ahead, I’ll say he will come back the next day and buy a stunning bronze sculpture ... sorry that this time he can not afford a few other works he liked. He takes Oleg’s address in Montreal and is going to come there for new acquisitions). I, too, bowed down, and was impressed by the extraordinary work of Oleg, and a wonderful evening, for a long time I could not forget the images transferred to canvas and metal, his parables, written explanations to the catalogue of works ... On the last day of a three-day exposition, I rush to say goodbye to the new hero in our section PERSONA. To my disappointment and at the same time joy for Oleg’s success, I noticed how his exhibit shrank. - Dear Oleg! I warmly congratulate you on such a successful debut in Toronto. I guess that you will not regret coming here. And yet, what is your opinion about the organization of created conditions? It must be difficult to be on your feet for three days and you are tired. Let me also ask, what are your immediate plans? - What, not at all! I'm not tired and my main stroke of luck I think is my acquaintance with you, Sophia. I looked through your magazine and liked it very much. Very professionally done, in it your St. Petersburg soul is felt. I thank you for the opportunity to tell the readers about my work and invite, of course, you and everyone to my personal gallery in Montreal, where I organize exhibits every 2-3 months. I love my guests and carefully prepare for the reception, choosing the wine and snacks. I am certainly pleased that I almost returned my investment, which really was not small. I liked the audience which asked very professional questions. I must say that there were many Russian-speaking visitors. I made the acquaintance of interest and received serious offers from the owners of a number of galleries. Organization of the exhibition was excellent. Everything worked well and smoothly. As for my next meeting and plans, the March 16 awards ceremony will be held in the Kalix Laval Theatre in Montreal, where I will receive the original design by Robert LaPalme, a classic Canadian caricaturist, and the title of the best caricaturist of Montreal in 2010. And then – on April 1, opens my exhibition at the Poltava Art Museum. May 15 - Againe Toronto, my presentation at the KUMF GALLERY 2118-A Bloor St. W. Suite 204 t. 416.766.6802 www.kumfgallery.com. May 19 - Presentation of my new bronzes and paintings in a prestigious Montreal Art Club «Ostrich Tribe.» Then, I’m doing an exhibition in my Montreal gallery, “DO Studio”, on June 25, 2010. The most important thing for me is to continue the work of the “Art Studio” educational center, where I offer traditional drawing, painting, and sculpture classes for both children and adults. It's a real joy for me to disseminate the knowledge I had gained in Russia and Ukraine when I was a student. Canada is currently experiencing a desperate need for classical training in the field of the Arts. There are few professors and instructors who exercise a profound command of drawing, a style that has been forgotten and forced out by the allure of the abstract over the last century. So please, anyone interested is welcome! I hope there is enough time and effort to do it all on a high level, and without haste. In general, this is a common life of the visual artist and the artist. I love communication, movement, life. Dear Oleg! Thank you for the interesting conversation and a personal invitation. I wish you great artistic success and until we meet again! Sophia Dmitrieva - Tovmassian Trans. by Anna Lobsanova Harlequins (bronze). Guy Laliberté, Collection

Address of gallery-studio DO STUDIO: 2285 rue Cardinal, Montreal, H4E 1N7, PQ Canada Tel. 1-514-482-1647 olegderg@hotmail.com www.dostudio.ca

29

Personality

You are a member of the editorial board for the International Journal of Comic Art, IJOCA in the United States, Member of the Humour Academy in France, a member of the Union of Artists of Ukraine and the Association of Canadian Caricaturists. I know that Cirque du Soleil has commissioned 25 works on the occasion of the anniversary and the owner of the Circus Guy Laliberte keeps your art work on the desk of his study. How do you manage the time to create all this? - When doing my favourite work, I do not think about rest and time. As in the old joke about the Sultan and his harem, remember? But we don’t talk for very long - again, questions-answers, discussions of purchase prices...


Русское зарубежье У камина

Анна Сохрина

САПОГИ ОТ

ЖВАНЕЦКОГО

— Рита, так мы едем на Жванецкого? — Едем, едем, конечно, едем! Зал собирается медленно. Приветствия, возгласы, разговоры... Эмиграция съехалась со всей земли, со всех больших и малых городов Северной-Рейн-Вестфалии. И вот, наконец, все затихают, и он выходит на сцену. Маленький, толстый, живой, со знаменитым потрепанным портфельчиком под мышкой. И зал выдыхает, замирает в мгновенье и взрывается аплодисментами. А он уже начинает говорить, и зажигаются улыбки, и оживляются взгляды, и светлеют лица... — Какой прекрасный зал! — говорит Жванецкий. — Да, моих зрителей я могу встретить сегодня только в Америке, Израиле, а теперь и здесь, в Германии. — Да, и впрямь, какой зал, — отметила про себя Рита. Как когда-то в Большом зале Филармонии, когда давали, к примеру, Спивакова с его «Виртуозами Москвы» и на концерт приходила вся интеллигенция Питера, или на концерте полузапрещенного барда, только-только начавшего свое восхождение. Какие лица! Какая атмосфера! Да, ей можно надышаться на много недель вперед, а потом вспоминать и смаковать медленно, по глоточку, в этих друг на друга похожих буднях сырой и сумрачной Германии, куда незнамо-негадано занесла ее с Гришей судьба. Кто думал? Кто рассчитывал? Кто знал?

30

... А в том солнечном и ярком апреле конца восьмидесятых, когда все вокруг зашевелилось, забурлило, заговорило на разные голоса внезапно объявленной перестройки и гласности, они с Левкой Корецким оказались вдруг на Юморине в Одессе. И это, я вам скажу, было зрелище. — Таки да... — как громко восклицал бессменный фотокор их издания Левка, щелкая языком и комично закатывая глаза. Их поселили в гостинице на берегу моря с пышным названием «Аркадия», что в переводе с греческого означало — страна блаженства. В отеле жили все, кто имел хоть какое-то отношение к юмору в этой стране: завотделами сатиры газет и журналов, авторы эстрадных реприз, прославленные капитаны КВН, режиссеры всеми любимых комедий, сценаристы, телевизионщики, писатели... На девяносто процентов они были евреями. Риту этот факт поразил. И заставил задуматься. Получалось, что остроумно шутили в стране развитого социализма, говоря официальным языком, лишь лица еврейской национальности. А что остальные — не имели чувства юмора?


И вся эта шумная, разношерстная, абсолютно неуправляемая публика с утра до ночи болталась по благодатно-теплой Одессе, отдыхала, флиртовала, вкусно ела, пила водку, посещала и давала концерты, завязывала знакомства, а также — сочиняла, ссорилась, хохотала, развратничала, шумела и пела песни, восхищалась, рукоплескала, напивалась и хлопала пробками шампанского — словом, гуляла от всей души, на всю катушку, как и полагается литературно-артистической богеме. Толстый, бородатый Левка, шумно сопя, неуклюже топал рядом повсюду, бросая на Ритку влюбленные взгляды жертвенной коровы. Ее роман с Гришей тогда был в самом разгаре, и она бегала ему звонить три раза на день, подробно пересказывая все произошедшее. Ее душа была с Гришкой в Питере. И та пьяно-терпкая, шальная атмосфера Одесской Юморины задевала ее лишь краем, как теплая летняя гроза, прошедшая стороной. Однако творческий вечер Жванецкого, проходивший в огромном роскошном Оперном театре, запомнился Рите надолго. Как этот толстенький, невысокий, лысый человек вышел на сцену, смешно взмахнул руками, и зал встал на едином дыхании и долго-долго хлопал, не давая ему сказать ни слова. Жванецкий кланялся, прижимал руки к сердцу, качал головой, призывая публику закончить овации, а люди все рукоплескали благодарно и не хотели занимать свои места. — Вот это да! — восхищенно присвистнул Левка. — Рита, да он же национальный герой! То был самый хмельной год перестройки, ее начало, когда вдруг поверилось, что и в самом деле все возможно изменить к лучшему, перестроить, наконец, для блага людей, и что железные, заржавевшие колеса государственной махины стали со скрипом разворачиваться, открывая окна стремительного свежего воздуха. И Жванецкий рассказывал о своей первой поездке в Америку, о встречах со школьными друзьями, эмигрировавшими много лет назад, читал новые рассказы. И люди смеялись и плакали. Плакали и смеялись, очищаясь этими слезами и смехом от всего тяжелого и липкого, что скопилось в их душах. И были благодарны автору за это счастливое свойство его таланта. После концерта Жванецкий вышел на улицу, и у театрального подъезда его окружила плотная толпа. Люди подходили, началась давка, и он просто чудом сумел протиснуться в дверцу новеньких «Жигулей», машину его приятелей. И тогда толпа подняла машину и пронесла по улице на руках вместе со всеми пассажирами. — Народ чтит своего героя, — сказал тогда Левка. — Тебе не приходило в голову, что во времена застоя тоже была гласность? Она называлась Жванецкий. Потом они вернулись в Питер, Рита написала вполне приличный репортаж, и его напечатали вместе с Левкиными снимками. Прошел год. Они с Гришей поженились и жили в маленькой квартирке на Петроградской. Рита уже работала по договору в хорошем литературном журнале, куда привел ее добрая душа Левка. И жизнь пошла яркая, насыщенная, интересная. Журнал только что напечатал повесть «Интердевочка» одного ставшего сразу же известным автора. Главной героиней повести была валютная проститутка. Это было открытием темы, и вещь произвела впечатление разорвавшейся бомбы. В образовавшуюся брешь хлынула лавина читательских откликов. И у Риты, трудившейся в отделе писем, и у ее начальницы Ариадны, стареющей красавицы с пепельными волосами и миниатюрной талией, начались сумасшедшие дни. Писали женщины и дети, студенты, пенсионеры, курсанты военных училищ и старые большевики. Кто бы мог подумать, что тема продажной любви за твердоконвертируемую так взволнует общество! Письма читателей несли мешками. «Да если бы мы раньше знали, что проститутки за валюту так зарабатывают и так живут, то разве стали бы учиться в своем педагогическом?» — писала группа студенток педучилища. Автора проклинали и восхваляли, требовали наградить почетным званием и призвать к ответу по суду за оскорбление общественной нравственности. «Зачем я двадцать лет училась? — возмущалась одна дама, кандидат наук, — если за полгода в своем институте получаю столько, сколько эта девица за ночь?» — Рехнуться можно, — подвела итоги Ариадна, распечатывая очередное письмо, — такое ощущение, что все наши бабы испытывают горькое сожаление лишь о том, что не стали валютными проститутками, а пошли в инженеры, учителя, врачи. Их разговор прервал появившийся на пороге завотделом сатиры и юмора журнала Костик Натрухан. Костик был знаменит тем, что написал джентльменский кодекс: «Должен ли джентльмен держать вилку в левой руке, если в правой он держит котлету?» Или: «Должен ли джентльмен желать даме спокойной ночи, если дама спокойной ночи не желает?»

Анна Сохрина родилась в Петербурге, окончила факультет журналистики Ленинградского государственного университета. Печатала рассказы в популярных журналах «Аврора», «Звезда», различных еженедельниках и сборниках. Теплое предисловие к ее первой литературной подборке написала известная писательница и сценарист Виктория Токарева. Рассказы и повести Сохриной отличают юмор, теплота интонации. С 1994 года Анна живет в Германии. Ее рассказы, повести посвящены русским евреям, эмигрировавшим в Германию в начале 90-х годов. В 2003 году берлинское издательство OberbaumVerlag перевело ее книгу «Моя эмиграция» и издало сборник прозы на немецком языке. А в нынешнем, 2008 году в петербургском издательстве «Алитей» в серии «Русское зарубежье» увидела свет новая книга рассказов Анны Сохриной «Дамские штучки», предисловие к которой написала Дина Рубина.

Костик относился к Рите своеобразно. Считая себя неотразимым женским сердцеедом, он никак не мог понять, почему Рита совсем не отвечает на оказываемые ей знаки внимания. 31


Русское зарубежье

— Неужели ты мне так никогда и не дашь? — спросил он задумчиво, поймав Риту в редакционном коридоре. С появлением Костика Рита внутренне напряглась. — Старуха! — значительно проговорил он. — Еду встречать Жванецкого. От журнала нужна красивая женщина — беру тебя. — Наглец! — сказала Рита и согласилась. И они поехали в аэропорт встречать Жванецкого. И когда Жванецкий сел рядом с Ритой в машину и с любопытством окинул ее взглядом, она сразу же отметила удивительное свойство его глаз — как бы вбирать в себя все окружающее, и еще их цвет — светло-серый. Жванецкий стал что-то рассказывать, и она поняла, что этот недоговаривающий, смещенный, как бы с «акцентом», язык его монологов и реприз, от которых публика на концертах валилась от хохота, органичен и присущ ему в жизни. Он говорил, как писал, и писал, как говорил. Они ехали пыльными ленинградскими улицами, притормаживая у светофоров, и он рассказывал, как они с Ильченко и Карцевым жили в новостройке, приехав из Одессы. Как искали счастья в театре у Райкина. Как он был влюблен в одну красивую молодую женщину, а она, обидевшись на то, что он не торопится жениться, уехала в Америку. Тогда они были молоды, веселы, беспечны... Рита слушала Жванецкого и чувствовала, что от него идет бодрящая энергия. Как сказал бы Левка Корецкий, последнее время увлекающийся всякими магиями и экстрасенсами: Ритка, этот человек — мощный донор. Наверное, это чувствовали и зрители на его концертах, заряжаясь животворящей энергией, а значит, любили его не зря. Они высадили Жванецкого у дверей «Астории». Он торопился: его ждали встречи, друзья, заказанные столики в ресторане. — А Жванецкому ты бы тоже не дала? — с ехидцей спросил Костик. Рита промолчала. А через неделю она заскочила по каким-то делам в Дом актера на Невском, и когда уже собиралась уходить, то увидела, как навстречу ей по коридору, заполняя собой все пространство, движется улыбающийся Жванецкий. — Ну вот, — сказал он, беря Риту за руку. — А я вас запомнил и очень рад встретить. Пообедаем вместе? Рита замерла заворожено, порозовев, как школьница. И безоговорочно пошла вслед. За накрытым столом сидело несколько человек. — Так, — сказал Жванецкий, галантным жестом усаживая Риту за стол. — Мы же не можем обедать без общества красивой женщины. И обед начался. Рита ощущала себя королевой. В честь нее произносились тосты, рассказывались смешные истории, говорились речи. Этот обед Рита запомнила на всю жизнь. Казалось, что эти талантливые, неординарные мужчины соревнуются за право понравиться ей, лидировал, конечно, Жванецкий. — Яша, а сколько мы вчера заработали? — спросил Жванецкий у пухленького чернявого мужчины, коммерческого директора вновь созданного театрального кооператива. Тот глянул в засаленный блокнотик: — Вчера? Восемьдесят тысяч. Рита округлила глаза. Большинство ее знакомых тогда еще работали на государственных службах с окладом 100–150 рублей, кооперативы еще только-только появлялись первыми робкими росточками, и кооператоры с их баснословными заработками были редки, как экзотические птицы. Сама Рита в своем журнале получала 110 рублей, а ее муж Гриша — 150. — Риточка, — Жванецкий наклонился к уху. — Давайте выйдем на воздух. До моего концерта еще три часа. И они вышли на солнечный, многолюдный Невский и зашагали в сторону площади Восстания. — Скажите, Рита, — вновь касаясь ее руки, проговорил Жванецкий. — Вы ведь замужем, да? Рита кивнула. — И муж наш человек? 32


Русское зарубежье

Рита с улыбкой посмотрела на Жванецкого. — Да. Он слегка вздохнул и развел руками. — И у вас все хорошо? Ну... Я рад. — Знаете, Рита, — сказал Жванецкий. — Друзья сказали мне, что здесь неподалеку открыт первый кооперативный рынок. И они свернули на Лиговку в сторону Некрасовского рынка. Рынок гудел и разнообразно пах. Они поднялись на второй этаж, где кооператоры торговали одеждой и обувью. Жирный усатый грузин торжественно возвышался над прилавком с обувью. В центре прилавка стояли высокие красные сапожки из кожи с узким ладным каблучком — Ритина мечта. Рита остановилась, повертела сапоги в руках. — Сколько стоит? — поинтересовалась она. — 150, — процедил грузин, не удостаивая ее взглядом. — Нравится? — спросил, вставший за ее спиной Жванецкий. — О чем речь! Я тебе их куплю. — И полез в карман за бумажником. — Не надо! — вспыхнула Рита. — Я их не возьму. Одно дело женщину обедом покормить, другое... — Слушай, дэвушка, — сказал грузин, поманив Риту пальцем. — Это кто такой рядом с тобой будет. Лицо что-то знакомое... — Это Жванецкий, сатирик, — доверчиво разъяснила Рита. — Жванецкий?! На бесплатно! — И прежде чем Рита успела опомниться, грузин ловко уложил сапоги в коробку, захлопнул крышку и всунул ей в руки. Далее произошла немая мимическая сцена. Смущенная Рита отпихивала коробку назад, в то время как Жванецкий безрезультатно пытался отдать деньги своему неожиданному поклоннику. — Зачем не хочешь? Хочу подарок делать! — бил себя кулаком в грудь грузин. Напротив них стали останавливаться люди. — Смотри, Жванецкий! — сказала молодая женщина своему мужу. — И впрямь, — изумился тот. — Жванецкий! Жванецкий! — закричало вокруг несколько голосов. Рита с пылающими щеками, так и не сумев отдать сапоги грузину, в сердцах бросила их на пол и, продравшись сквозь толпу, побежала к лестнице. Внизу на улице ее догнал запыхавшийся Жванецкий. — Рита, к сожалению, мне надо уходить. Скоро концерт. Дайте-ка, я запишу свой московский адрес и телефон. Будете в Москве — заходите. Рита достала записную книжку. Крупным корявым почерком он написал: Мих. Мих. Жванецкий. Адрес, телефон. Чмокнул Риту в щеку и размашисто расписался. Болтливая Ариадна на следующий день раззвонила по всей редакции историю о том, как Жванецкий сапоги Ритке дарил. Заинтригованные сотрудницы прибегали с расспросами, охали и восклицали. — Духи от Диора, сапоги от Жванецкого! — насмешничала полногрудая корректорша Машка. Но все женщины редакции были единодушны в одном — сапоги она не взяла зря. Особенно переживала Ариадна. — Это ж твоя месячная зарплата, — сокрушалась она. — Так и проходишь всю жизнь с голым задом... И сейчас, спустя десятилетие, сидя в полутемном зале рядом со своим мужем здесь, в Германии, на концерте Жванецкого, Рита вспоминала себя и ту прежнюю жизнь и с грустью подумала, что Ариадна, пожалуй, была права. И вечером, засыпая, она еще раз восстановила эту историю в мельчайших подробностях. — Надо бы ее кому-нибудь рассказать, — подумала она. Да только кто ж теперь поверит?..

33


34


35


36 36


PIANO TUNER Nina Stozhkova - And can I walk from subway station to your place? - timidly inquired a male voice in the receiver. - Yes, you can, but it will take you long, about twenty minutes, - Alla sounded surprised, and then said: - If the door-speaker does not work, please call me on my Mobile. - But I haven't got any mobile, - confessed the stranger and added: - Please do not worry, Alla, I will be able to get into the building, the doors are opened often. «It is clear, he even has no money for the bus-ticket, - guessed Alla, - Well, Veronika, well my friend, you dug out a man for me!» However, it was late to retreat and the hostess started laying the table. On the one hand, it seems not necessary to wine and dine the tuner - considering the economic recession these days, but on the other hand, the piano tuner was recommended by a mutual acquaintance, so it was kind of like an invitation. - Valerii is a prospective man, chattered Veronica a week ago, pouring coffee into Alla's finely shaped small white cup and liqueur into tiny silver tot. - I mean he has potential for marriage. He is divorced and lives alone. He is supporting his children and mother, so he may look a bit scruffy – but you should not pay attention to that. His main distinguishing feature is talent and he was the pride of Gnesin Music College. Sure thing! He won a few city music contests and he was the best student to play his graduation piece at the finals. And, oh my!, I remember the most beautiful girls in College were falling for Valerka... And then? - Alla asked impatiently. It's a trivial story... - Veronika shook the cup so that the coffee splashed out into the saucer. - Life gets things straightened up, just as it usually happens. Valeric played the piano in youth bands, taught music at college, got married and soon he became a father of two baby-boys, born one after another. Life was getting harder due to money-shortage and children's illness now and again, the bottom line – art was put aside. Valerii got some clerical job, managed to learn English on the way, and it seemed he was moving ahead in his living space ocean of life - but, alas!, soon the company crashed overnight and Valerii found himself unemployed as well as without a family. His wife left him for his more successful colleague after failing endless struggle all the way through. Valerik now is renting out his apartment in Moscow, lives in the summer-house and earns his living by tuning the pianos. Why not? He has a perfect ear and extreme patience. By the way, I remember your piano is detuned. Invite Valerii: he will tune it well, won't charge much and above all – the reason is very suitable for encounter. Let's call him right now... And now Alla is slicing bread and sausage, laying out sweets and cookies into a vase, glancing at her watch from time to time and feeling more and more angry with herself. Here you are, she thought, what a fool - to have

37


jumped into adventure! The piano has been there in the room untuned for many years – and it's not a big deal if it is still there for a few more years. No time to play it at all, and the neighbors would hardly approve of frequent hearing the sound of the piano, she thought to herself. How could she go that soft – now her day-off seems to be spoiled, as Veronika kindly warned that piano tuning is a long, dull process and would take some five hours... - Uph, you live far indeed, - grumbled the stranger taking off his brown striped coat with beaver-lamb neck-piece. “ My grandfather scrubbed the snow around the summer-house in such a coat”, - recalled Alla. Without the coat the guest turned out to be younger, of about forty-five and quite good-looking. Fair hair, nice snub nose, gray intelligent eyes behind the thick-glassed spectacles... The piano tuner shyly smoothed his “retired marmot” styled sweater and, hardly having glanced at the hostess, hurried to the piano. - Just as I thought, - he babbled happily, - and you said the piano is old. I was worrying to have it go into pieces while repairing. The old ones are produce of Vienna, and your “Petrof”, Alla, may be considered a modern instrument, as it was made in the 60s. The tuner opened the piano-lid carefully and pressed a few keys. The piano responded to the touch willingly, like a girl to the caress of a beloved man. The guest gained courage, took a couple of power chords and said: “Not bad for the beginning... You all seem to be that...right at the first glance, but as one looks in deeper – you all are false. Well, let's see what is there inside you... His memories brought him back to Vera Markelova, green-eyed, redhaired group-mate and singer. Holding his breath, Valerii accompanied her on the piano, catching her “breathe in” in the intervals, helping to take pitches, and re-writing her vocal part, as nobody ever heard of copying machines that time. Vera gladly accepted his courtship, willingly visited students' parties and kissed with him in the institute corridors. However, she seized the first opportunity and got married to an elderly and wealthy gentleman in a black velveteen jacket, who was looking like a Mole-rat from Anderson's “Thumberlina” fairy-tale. - “Would you like some tea?” - offered Alla. - “OK, later”, - waved away the craftsman, ignoring the small table that Alla had so finely layed. Grunting and sniffing, he took off the front panel of the piano. The strings and hammers seemed hopelessly naked to Alla now and it has been a long time since the insides of the piano have been examined that boldly. Those were the first minutes of the tuner's rendezvous with the piano, and he was just admiring it, tenderly stroking graceful surface, as if he was reluctant to proceed to work. His eyes were gleaming with delight and he could not have left that beauty behind, even if he wanted to. Valerii recalled the small youth band he used to play with, and their tour to a southern city many years ago. After one of the concerts they went to the seaside to relax. Everything was like in romances: warm evening, the moon, glitter of water, a vamp beauty – black haired and white marble faced violinist Zoya... They found themselves lacking behind the napping musicians wandering about the beach... He was feasting his eyes on her milky-white body under the moonlight, undesicive to touch her, scared to break the harmony of the beautiful minute... He was fearing that insincerity might spoil the moment even more than sweet flavor of sin... The craftsman touched the keys again. Twice accented octave “La” sounded less confident this time, and even Alla could hear the bounce: as if a certain beauty lost her voice having gone off into hysterics. - You see, just as I have told you, - muttered the tuner addressing the piano. - First impressions are often misleading. He again remembered Zoya and her strange screaming voice in the morning which demanded they had to stay a week more in that splendid city to relax after a “hard tour”... Valerii confusingly smoked one cigarette after another – his wife and two little sons were waiting for him in Moscow... Now his face was focused, even handsome, though a minute ago it seemed naive. He fastened the string with a firm hand, hammered the hitch-pin, listened and touched the key, then another one. “Mi-la-la-la-la”, - sang the instrument. - “Marmot”, - said Alla. - “Excuse me?” - the piano tuner emerged reluctantly out of the sounds world. - “Marmot” , by Beethoven, explained the hostess, - I learned it for the Matinee at school. All the life at home then was moving around the piano. Whenever there was the sound of the piano – my granny walked on the tips of her toes. That time I took music lessons from Irma, mom's friend. Irma was big, noisy lady, and she seemed to fill as much space in the apartment as the overseas instrument itself. Breathing loudly, she settled her big kashmir cap pinned with a massive brooch in the entrance hall, shook off the snow from her wooly coat and carefully put the viola-box into a corner of the room. Then she unfastened her watch and put it on the most visible place. She played viola in the drama theater orchestra, and dropped in hurriedly for my lesson between the rehearsals and performance. Let's revise “Marmot” quickly, have some tea and I will be running to the performance, - she encouraged me winking surreptitiously. - “It is strange that my daughter has no ear for music, - whispered mom to the teacher. We had a cabinet - piano before and Alla used to sleep on it until we bought a bed for her. I was hoping she would become a pianist”. My mother played Chopin's waltzes on that “sleeping” piano and sang romances of Glinka and Chaikovskii she had a perfect ear. Every year my mom bought a subscription for concerts in the Conservatory and there was a bass repertoire on a dusty storage-shelf in our small apartment: in her younger days a bass singer from the Bolshoi Theater admired her argently. In fact, Alla came to a decision of tuning the piano in memory of her mother: to let the music again fill the deserted home as only music has the power to melt down the bitterness of desperation into tender sadness.


“Oh, if only I could express it in sounds...” - out-sang the piano tuner and a shudder passed over Alla. He just came to bass octaves, and without paying attention to her chatter and sighs, he was having his own, very private dialogue with the instrument. The piano, like a shrewish girl, showed some character first and then melted more and more in her sweetheart's love. The clash of stretched strings did not offend the ear any longer, and the instrument produced cleaner notes than before. “I am better than you think of me, please play more”...the piano seemed to be talking to maestro. “And the hostess looks nice and pretty, - suddenly thought Valerii. Slender wrists and ankles, high breed of woman. And she is even going to treat me to something, though nowadays you can not solicit for a glass of water in some homes. Besides, she doesn't seem a bitch at all, no immediate questions about my salary, or about my marital status or children...” He thrust out his chest, smoothed his hair and came on Alla's small apartment with List's “Dreams of love”. To prevent herself from bursting out into tears – Alla ran out into the kitchen to bring the kettle. - “What “Dreams”, - thought Alla discontentedly, - if this kind of moth-bitten marmots play mom's piano now? And many years ago, the most handsome and curly haired (like Van Clybern) class-mate Vitalik Kaledin was playing this instrument. Frankly speaking, he was not good at playing the piano, but for us, the girls, it was not that important, we stood with no beat in our hearts, like live paintings, keeping our eyes on his long thin fingers and pale mysterious profile, instead of listening to his play...” Alla recalled her student years and noisy companies of young people enjoying themselves around this piano. That time she felt music would be played there forever. But everyday worries, hassle and struggle for earning daily bread sucked in deeper, the mother got ill and old, the instrument was used more rarely until it got silent for many years, as if it took offense.../ as if in resentment... - “And this marmot also played duets with young and beautiful girls, - all of a sudden thought Alla. - Probably slender violinists with extraordinary faces surrounded him during the breaks, and blooming ample curved vocalists asked him to accompany them at the exam. For sure, lively orchestra members had coffee or something stronger with him behind the stages of clubs and entertaining centers... And now, grumbling and aged ladies like me, compare him to admirers from the far youth. Well, having a close look at him one could say he is quite handsome. Ears, for instance, are nice... Quiet, reserved, does not constantly remind about money, like others do”. Meanwhile, the piano, just like a girl after a long separation with her beloved one, was trying to pour out onto the musician everything accumulated in her soul. Schubert's “Serenade” was probably most suitable for the situation, and pinching melody filled the apartment and Alla's heart. She returned into the room with the kettle and a handkerchief. - Well, let's have some tea now, - she suggested, - you have been working for a few hours already. Alla suddenly realized that she just wanted to sit and talk with this quiet thoughtful person, who is also very efficient in his work. It would be much better than to while away the evening on her own. - I prefer green tea, - warned the piano tuner. And I advise it to you too. What have you got there? Sausage? That's horrible, a complete cholesterol! Cakes? Oh, no! Sugar must be thoroughly dosed at our age... “A nice fellow indeed”, rebelled Alla in her heart and asked maliciously: - Then, how about vodka? I have some pickles and herrings, too. - Are you kidding? - the piano tuner looked surprised. You might have offered listening to pop-songs as well... I can allow myself only light wine, and certainly nothing salted or spicy. Coffee? No way! I reject any artificial stimulating dopes - I have enough energy! - Well, as you wish, and I'd rather have a drink. Both – vodka and coffee. For better perception of Art, - declared Alla on her way to the fridge. Having knocked over one vodka for courage, she inquired teasingly: - Why are you so worried about your health? Do you want to live forever? Or are you a Buddhist? - “I do not know if I can explain to you so that you could understand me, - suddenly said Valerii confusingly. - I am afraid you would think I am mad”. - “No way! - pretended Alla to flare and then thought: “Even if he is mad, thanks God, he is not wild...”. - You see, for the instrument to obey me – I myself must be impeccably perfect. All these pianos listen to me too, and try me. As for your instrument, it seems to have yielded at last... - My piano is apparently of feminine gender, - said Alla quickly. - So you guessed?, - frowned the piano tuner. I was hoping, that I and he... I and she could hide that somehow... Now I am not sure if the piano can trust me completely, after the mystery is unraveled. Oh, and I have forgotten to tell you, I will have to visit you once more. It has been a long time since you last tuned the piano. Released strings cannot be tightened completely within one session - they can break. Do not worry, I will not charge you for the second visit... Would you like me to bring some good green tea? - Please come, - all of a sudden said Alla quickly and willingly. - Me and my piano will be waiting for you. I will make vegetable salad and light wine is on me too. - Oh, women, what amazing creatures you are!, - Valerii suddenly burst out laughing, and his face now reminded to her Winnie the Pooh, and not self-complacent marmot. - You believe any stuff... Piano tuner cleaned / wiped / rubbed his eye-glasses with a big handkerchief and looked at Alla with sympathy. And there is something similar about you and your piano!, - he declared suddenly. - Both of you are anything but simple... The piano tuner gave Alla a gamy wink, straightened his “marmot” sweater, flopped down at the piano and suddenly started playing... some pinching tune from “Zemfira”.

Г

розова Нина Викторовна (литературный псевдоним Нина Стожкова) Родилась в г. Москве. Окончила факультет журналистики МГУ Первые публикации - стихи в газете «Комсомольская правда» и «Московский комсомолец» в семидесятые годы прошлого века. Работала в газете «Московский комсомолец», в журнале «Советский Союз», в детском журнале «Миша». С 2004 года - главный редактор журнала «Миша». В 1987 г. композитор Е.Дога написал на стихи Н.Стожковой цикл песен для кинофильма «Белая лошадь - горе не мое». В конце 90-х годов по сценарию Н. Стожковой был снят мультфильм «Чудо-замок» на студии «Союзмультфильм». Стихи Н.Стожковой публиковались в альманахе женской поэзии «Вечерний альбом», альманахе «Поэзия», в других коллективных поэтических сборниках. В издательстве «Воскресенье» были изданы поэтический сборник Н. Стожковой «Между солнцем и вьюгой» и сборник ее рассказов о женщинах «Розы по субботам». Книги Н. Стожковой для детей публиковались в крупных московских издательствах - АСТ, «АСТ-ПРЕСС» и других. Женские детективы Н. Стожковой регулярно выходят в московском издательстве «Центрполиграф»: «Наживка для фотографа», «Кража по высшему разряду», «Зло вчерашнего дня».


View of the Great Palace and Grand Cascade Grand Cascade. Fountain: Samson tearing Open the Jaws of the Lion. 1801, sculptor: Mikhail Kozlivsky: architect: Andrei Voronikhin; cast by Vasily Ekimov


No description of St Petersburg would be complete without some mention of the former imperial residences that are strung out around the edges of the northern capital like the beaches ag an exquisite necklace. Many of these park and palace complexes came into being at the same time as the city and, in accordance with Peter I’s plans, became a delightful and fitting frame for Petersburg. The most deserving of our attention is Peterhof, the favourite residence of Peter I, after whom it is named. Peterhof constitutes a grandiose 18th-19th century architectural and park ensemble with an area of over a thousand hectares dotted with approximately thirty buildings and pavilions and decorated with over one hundred sculptures.


Great Palace Main Staircase

The Great Palace is the main building of the Peterhog assembly. The staterooms and drawing Rooms are located on the first floor. Rastrelli made the largest of this the Throne Room, which has an area of 300 metres. A double row of window in the Ballroom reflected in a series of mirrors visually increases the size of the hall. A large number of windows of different shapes and sizes interspersed with strategically placed mirrors were a common device issued ib Baroque architecture to create the illusion of endless space. In the Petrine era the Portrait Hall was also the largest room. The big, two-tone hall in the very centre of the palace has windows and doors on two sides. To the south the Upper Park is to be seen, while to the north lie the Grand Cascade and the gulf in all their glory.

Main Staircase Upper landing Ballroom Throne room


I was born in Saint-Petersbur РОССИЯ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ “ОКНО В ЕВРОПУ” Журнал о культуре, искусстве и туризме

“САНКТ-ПЕТЕРБУРГ” КАНАДА “ОКНО В МИР” Россия – это “Санкт-Петербург”. София – его остров в Торонто. София, расскажите, мой друг, Как раздвигать горизонты.

Aвгуст 2010 года Mrs. SOPHIA DMITRIEVA-TOVMASSIAN

Все мне видится Павловск холмистый, Круглый луг, неживая вода, Самый томный и самый тенистый, Ведь его не забыть никогда. Как в ворота чугунные въедешь, Тронет тело блаженная дрожь, Не живешь, а ликуешь и бредишь Иль совсем по-иному живешь. Поздней осенью свежий и колкий Бродит ветер, безлюдию рад. В белом инее черные елки На подтаявшем снеге стоят. И исполненный жгучего бреда, Милый голос, как песня, звучит, И на медном плече Кифареда Красногрудая птичка сидит. А. Ахматова

МОСКВА – ЗОЛОТОЕ КОЛЬЦО РОССИИ – САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 12 дней - $ 2,799 US*

up

Золотое Кольцо России – это один из самых популярных туристских маршрутов, который объединяет древние города Центральной России. Все они, соединяясь дорогами, выстраивают символический круг, в котором каждый город блистает своей богатой историей и достопримечательностями, а вместе составляют сокровищницу русской культуры, наглядную энциклопедию древнерусской архитектуры.

ked

boo

28 Июня - 10 Июля 2010 года

ВСТРЕЧА БЕЛЫХ НОЧЕЙ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ и КРУИЗ В СКАНДИНАВИЮ 12 ДНЕЙ - $2,499 US* Одна заря сменить другую спешит, дав ночи пол часа... Многие из вас, конечно, слышали про удивительное время “белых ночей”. Белые ночи – феномен природы и визитная карточка Санкт-Петербурга. Сезон белых ночей длится с конца мая и продолжается 1,5 месяца. Белые ночи воспеты русскими поэтами, отображены на полотнах многих известных живописцев. Белые ночи в Санкт-Петербурге полны романтики и красоты. ∗ Перелет, виза, страховка и билеты в театры оплачиваются дополнительно. Особые цены для школьников и студентов сохраняются.

Идейный вдохновитель, организатор и руководитель путешествий – София Дмитриева-Товмасян, издатель журнала “Санкт-Петербург” Канада 1-416-782-0083: 1-416-565-2397 E-mail: spbmagazine@gmail.com


rg… It's my city and my soul! RUSSIA. SAINT-PETERSBURG “WINDOW ON EUROPE” The Arts, Culture and Tourism Magazine

CANADA “WINDOW ON THE WORLD” “ST PETERSBURG”

TRAVEL 2010 August 2010

MOSCOW – GOLDEN RING OF RUSSIA – SAINT-PETERSBURG 12 DAYS - $ 2,799 US* The "GOLDEN RING" is the name of a tourist route popular with both Russian and foreign lovers of Old Russian architecture. The Golden Ring is a chain of small ancient towns located North-East of Moscow and famous for forming a ring. You will be traveling on one of the oldest and most popular tourist routes through the Russian provinces. All towns along the way were built between the XI and XYII centuries and are often referred to as 'the museums under an open sky”. During this tour you will view many unique monuments of Russian architecture.

ked

up

boo

June 28 - July 10 2010

WHITE NIGHTS FESTIVAL IN SAINT-PETERSBURG and CRUISE TO SCANDINAVIA 12 ДНЕЙ - $2,499 US* St. Petersburg's seasonal phenomenon the so-called "White Nights" are not unique to the city, but it is the world's only metropolis where such an event occurs every summer. Night's start becoming brighter in St. Petersburg from late May lasting through to late July. Every year there are times during this period when St. Petersburg's centre is full of people of all ages throughout the night, enjoying social gatherings in the abundant of outside bars, watching street entertainers or simply strolling along the various canal and river embankments. Around 2am spectators gather at the river Neva's embankment to watch the raising of the various drawbridges allowing huge barges and tankers access… * All Tour Cost does not include: International airfare from Canada/America to St. Petersburg return; departure taxes; any personal items such as passport fee, travel insurance, Russian visa, performance tickets, any meals not mentioned, gratuities for guides and drivers.

THIS TOURS IS FIILING UP QUICKLY. For more details please contact: Mrs. SOPHIA DMITRIEVA-TOVMASSIAN, Tour Director, publisher of The Arts, Culture and Tourism Magazine “St Petersburg” Canada Phone: 1-416-782-0083 Cell: 1-416-565-2397 Fax: 1-416-782-4654 E-mail: spbmagazine@gmail.com


• Marketing Consulting • Web Development & Website Design • Graphic Design & Print Mexley Marketing Inc

• Internet Marketing

Вебсайт для вас! Наша дизайн студия занимается изготовлением сайтов любой сложности, а также размещением сайтов в сети и продвижением как уже готовых сайтов, так и тех сайтов которые мы пишем.

Tel: 416-514-1222 и 416-827-4722 Вебсайт: www.mexley.com Email: info@mexley.com

Наш Офис: 1280 Finch Avenue West, Unit #306

с этой рекламой скидка 10%

Become a friend of «St. Petersburg» Magazine

Canada

1 year - $50 (8 Issues)

6 months - $25 (4 Issues)

US and Europe

1 year - $85

6 months - $43

Name Address City

Province

Postal code

Country

E-mail

Phone

Date

Signature

To subscribe the order fill in the coupon and send it with the cheque to: «St. Petersburg Development» 120 Shelborne Ave. Suite # 1014. Toronto, ON, M6B 2M7. 416 782-0083, spbmagazine@gmail.com


Дорогие друзья!

Представляем вашему вниманию ДЕБЮТ юного фотографа из Санкт-Петербурга (Россия) Евгении Артемьевой (12 лет) и желаем ей дальнейших творческих успехов!

Исаакиевский Собор

Воробушки

Калинкин мост

Алларчин мост


ST PETERSBURG Issue 30  

The Arts, Culture and Tourism Magazine