Page 1

январь


Конные портреты императоров Александра III и Николая II были исполнены для столовой офицерского собрания лейб-гвардии гусарского полка в Царском Селе. Этот полк, один из старейших кавалерийских полков России, был расквартирован в окрестностях Царского Села в конце 1800 года. Лейб-гусары регулярно несли дворцовые караулы; разводы проходили на плацу Большого Царскосельского (Екатерининского) дворца; там же проходили и смотры-парады, после которых Большом зале дворца устраивался «высочайший праздник» для офицеров. Гусар отличала особая форма одежды, состоящая из доломана — куртки со стоячим воротником и шнурами, ментика — короткой куртки с мехом, кивера или меховой шапки с султаном, штанов (чакчир) прямого покроя, расшитых шнурами так называемым «гусарским узлом», и низких сапог со шпорами. Александр III стал шефом лейб-гвардии Гусарского полка будучи великим князем в 1866 году. Николай II был зачислен в списки лейб-гусар при рождении — 6 мая 1868 года. Полковые мундиры надевались императорами, как правило, на полковые праздники или парады; в мундире именно лейб-гвардии Гусарского полка Николай II венчался.

Император Александр III на портрете работы Н.Е. Сверчкова (1881) изображен в форме генерала лейб-гвардии Гусарского полка, император Николай II на портрете работы А.В. Маковского (1908) — в форме полковника. Александр III был равнодушен к военным церемониям и парадам, чем резко выделялся на фоне своих коронованных предшественников, однако во время полковых праздников император принимал участие во всех торжественных процессиях. «Государь шел по всем правилам церемониального марша, широким шагом, сильно вытягивая носок на старый Николаевский манер и красиво салютуя шашкой; полк в приподнятом настроении под личным предводительством своего державного шефа и Верховного вождя армии проходил блестяще. Получалось удивительное впечатление — шел какой-то полк титанов с повелителем великой России впереди…было красиво и внушительно…», — вспоминал военный хирург Н.А. Вильяминов. Александр III любил повторять, что у России только два верных союзника — ее армия и флот, при этом его военная доктрина носила только оборонительный характер. При нем Россия не вела войн, все тринадцать лет его царствования страна жила в покое

Н.Е. Сверчков. Портрет императора Александра III. 1881 А.В. Маковский. Портрет императора Николая II. 1908 Погон с аксельбантом с венчального мундира Николая II

январь

и политической стабильности, поэтому не случайно, что в официальную российскую историю Александр III вошел как царь-миротворец. Николай II, получив традиционное для члена императорской семьи образование, начал службу в гвардии, унаследовав от деда и прадеда отношение к ней, как к своей семье. Александр III не спешил приобщать наследника к управлению государством, и поэтому, когда император неожиданно скончался в 1894 году, цесаревич не был готов к царствованию. Младшая сестра Николая II, Ольга Александровна, вспоминала: «Виноват в этом был мой отец. До 1893 года он даже не вводил Ники (так звали Николая в семье — ред.) в Государственный совет. Я даже не могу назвать причину. Я знаю, как отвергал мой отец любую мысль о вторжении государственных дел в нашу семейную жизнь — но Ники все же был его наследником. И какая страшная цена была заплачена потом за эту ошибку».


Бракосочетание молодого императора Николая II с гессендармштадтской принцессой Алисой, по принятии православия ставшей Александрой Федоровной, состоялось вскоре после смерти Александра III, в день рождения императрицы Марии Федоровны, 14 ноября 1894 года, когда дозволены были некоторые отступления от правил дворцового траура. До свадьбы Александра Федоровна жила у своей сестры Эллы и ее супруга великого князя Сергея Александровича в их дворце на углу Невского и набережной Фонтанки, напротив Аничкова дворца, в котором более 25 лет прожил император Александр III с семьей. Погода 14 ноября, судя по воспоминаниям современников, стояла промозглая, но мороза не было. Вместе с вдовствующей Марией Федоровной Александра Федоровна в экипаже отправилась в Зимний дворец, где в Малахитовой гостиной состоялся обряд одевания невесты. Лорд Каррингтон в своем докладе королеве Виктории так описал Александру Федоровну: невеста «была просто великолепна — на голове диадема, усыпанная бриллиантами, верхняя часть которой, целиком состоящая из камней, превращала ее в корону — на плечах 2 длинных локона, восхитительное ожерелье и украшения и огромная мантия из золотой парчи, подбитая горностаем. Она выглядела именно так, как должна, по общему мнению, выглядеть русская императрица, идущая к алтарю…». В 12.10 торжественное шествие, которое открыла императрица Мария Федоровна со своим отцом, королем Дании Христианом IХ двинулось в собор Образа Спаса Нерукотворного. За Марией Федоровной следовал Государь с невестой. Залы Зимнего дворца были переполнены; «в большинстве зал было столько людей, что с трудом можно было пройти. Все дамы в русских платьях, у некоторых изумительные бриллианты… Говорили, что присутствовало 8000 или даже 10000 персон. <…> Императорская и царствующие фамилии, а также приглашенные следовали длинной процессией — все шлейфы несли пажи, юноши из знатных семей, одетые в красное с золотом, в белых панталонах и высоких сапогах… Наконец процессия дошла до церкви… Церемония сопровождалась хором — без органа — голоса были в вышей степени хороши и пели удивительно верно… На пальцы жениха и невесты надели кольца, потом они обошли три раза вокруг аналоя и преклонили перед ним колена; над их головами все время держали золотые короны. В пять минут второго невеста была объявлена императрицей», писал Лорд Каррингтон. После обряда шествие возглавила уже молодая императорская чета, а вдовствующая императрица с отцом шли за ними. О впечатлениях этого знаменательного дня государь Николай II сделал следующую запись в своем дневнике: «День моей свадьбы! После общего кофе пошли одеваться: я надел гусарскую форму и в 111/2 поехал с Мишей в Зимний. По всему Невскому стояли войска для проезда Мама с Аликс. Пока совершался ее туалет в Малахитовой, мы все ждали в Арабской комнате. В 10 минут первого начался выход в большую церковь, откуда я вернулся женатым человеком! <…> Переодевшись, Аликс села со мною в карету с русскою упряжью с форейтором, и мы поехали в Казанский собор. Народу на улицах было пропасть — едва могли проехать! По приезде в Аничков на дворе встретил почет. кар. от ее Л.-Гв. Уланского п. Мама ждала с хлебом — солью в наших комнатах…». Придворный художник М. Зичи оставил своеобразную живописную хронику основных событий этого дня, запечатлев их на акварели «Бракосочетание императора Николая II и императрицы Александры Федоровны» (1897). В восьми резервах изображены торжественный выезд из дворца Сергея Александровича; благословение; народ, приветствующий Николая II и Александру Федоровну перед Аничковым дворцом; торжественное венчание; целование иконы; коленопреклонение; поздравление молодых императрицей Марией Федоровной; толпа обывателей, приветствующая Николая II и Александру Федоровну на Невском проспекте перед Казанским собором. Император Николай II венчался в форме полковника лейбгвардии Гусарского Его величества полка, которая хранится в Александровском дворце Царского Села. На подкладке доломана имеется нашивка с надписью чернилами: В этом доломане Его Величество бракосочетался сохранять навсегда.

Доломан из алого сукна со шнурами, галунами, пуговицами и «костыльками» – золотыми. На плечевых шнурах накладной сдвоенный вензель: А II и А III под короной М.А. Зичи Бракосочетание императора Николая II и императрицы Александры Федоровны

февраль январь


Торжественный праздничный кортеж, колокольный звон над Москвой, повсюду оживление и яркие краски преобразившейся первопрестольной — таким запомнилось современникам начало коронационных торжеств 1896 года. Коронация императора Николая II и императрицы Александры Федоровны состоялась через четырнадцать месяцев по восшествии Николая Александровича на российский престол — 14 мая 1896 года. Событие государственной важности подтверждало незыблемость монаршей власти, освященной православной церковью. Неукоснительно соблюдаемый церемониал «…был точным, до мельчайших подробностей, повторением прежних традиционных обрядов венчания царей московских…». В Успенском соборе Московского Кремля на специально сооруженном помосте установили тронные кресла для императора, молодой императрицы и вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Собор был полон приглашенных. Около государя — члены императорской фамилии, рядом с ними — коронованные особы европейских государств, представители дипломатического корпуса, высшие сановники и духовенство. После прочитанной государем «Символа веры», согласно ритуалу, на него возложены были венец и цепь ордена св. Андрея первозванного, переданы держава и скипетр. Император собственноручно возложил корону на голову преклонившей колени императрицы. «Великий, торжественный, но тяжкий в нравственном смысле для Аликс, Мама и меня день… Погода стояла, к счастью, дивная; Красное крыльцо представляло сияющий вид. Все это произошло в Успенском соборе, хотя и кажется настоящим сном, но не забывается во всю жизнь!!!» — запишет Николай II в тот день в своем дневнике.

Торжества продолжались в течение нескольких дней. На следующий день после коронации в Андреевском тронном зале Большого Кремлевского дворца император и императрица принимали поздравления от духовенства, дворянства, государственных чинов, депутаций от городов и земств. В те дни было принято невероятное количество подношений, среди которых особый смысл приобретали поднесенные чете государя и государыни иконы. В жизни русского общества вера играла важнейшую роль. Глубоко религиозны были Николай II и Александра Федоровна. В личных покоях императорских дворцов находилось великое множество икон, образков и распятий. В ознаменование коронования императорской четы во второй половине 1890-х годов становится популярным иконописное изображение св. Николая Чудотворца и св. Царицы Александры — небесных покровителей императора и императрицы. Изображение святых помещается в рост, на золоченом фоне. До 1896 года сочетание на одной иконе св. Николая Чудотворца и св. Царицы Александры встречается крайне редко. Возможно, первые изображения были выполнены на заказ, по случаю коронации, и относились к рангу «семейных», соединяя святых, соименных императору Николаю II и императрице Александре Федоровне. Надпись, помещенная в нижней части изображения, подчеркивала важность означенного события: «В память священного коронования Их Величеств. 1896 года 14 мая».

март январь


Глубокая религиозность Николая II и императрицы Александры Федоровны с рождением больного наследника стала едва ли не главной их защитой, убежищем. Современники отмечали присутствие огромного числа икон в личных покоях государя, государыни и их детей. Иконы находились в киотах, развешивались на стенах спален, в поезде государя, в каютах императорской яхты. В ознаменование «коронования на Царствие Их Величеств» в 1896 году, Николаю II была поднесена икона с мозаичным изображением его небесного покровителя — Св. Николая Чудотворца. Торжественное подношение было сделано сестрами Серафимо-Понетаевского монастыря. На оборотной стороне изображения святого, выполненного в технике смальтовой мозаики, значилось: «Его Императорскому Величеству Благочестивейшему Государю императору Николаю Александровичу от игуменьи Нектории СерафимоПонетаевского монастыря Нижегородской губернии. 1896 год». Монастырь находился неподалеку от тех мест, что стали известны благодаря монаху-отшельнику Серафиму. В 1903 году были обретены мощи старца. Серафим Саровский был канонизирован, что произошло при содействии императорской четы. Легенды рассказывали о чудесных исцелениях больных, помощи в обретении потомства, что привлекало большое количество паломниц. В 1903-м, за год до рождения цесаревича Алексея, семья императора в сопровождении членов императорской фамилии побывали в Сарове: «В 6.30 началась всенощная. Во время крестного хода при несении мощей из церкви Св. Зосимы и Савватия, мы несли гроб на носилках. Впечатление было потрясающее…», — отметит император в дневнике.

Особенно торжественно в России отмечали Пасхальные праздники. При Николае II ко Двору поставлялось до 5000 фарфоровых яиц, изготовленных по заказу государя на Императорском Фарфоровом заводе. Пасхальные яйца собственноручно вручала императорская чета, по русскому обычаю троекратно «христосуясь» с прибывшими их поздравить в Светлый день Пасхи. Еще в эпоху царя Алексея Михайловича существовал чин празднования Пасхи. В соответствии с ритуалом праздника, одним из его элементов была раздача пасхальных яиц: «Царь жаловал каждого к руке и оделял всех крашеными яйцами». Первое пасхальное яйцо из фарфора было изготовлено к Пасхе 1749 года. Д. Виноградовым для императрицы Елизаветы Петровны. Богато расписанные или совсем простые яйца Императорский Фарфоровый завод продолжал выпускать при всех российских самодержцах. Самое большое количество — более 15 тысяч штук — выпустил завод в 1916 году. Особо ценились фарфоровые яйца с изображением престольных праздников и с вензелями царствующих особ. К подобным относится фарфоровое яйцо, с золотым вензелем «Н II» под императорской короной, выполненное на Императорском Фарфоровом заводе в начале ХХ века. 2 апреля 1917 года, находясь под арестом в Александровском дворце, семья императора праздновала Пасху в Царском Селе в последний раз: «Перед завтраком христосовался со всеми служащими, а Аликс давала им фарфоровые яйца, сохранившиеся из прежних запасов. Всего было 135 человек… Днем начали работать у моста, но вскоре собралась большая толпа зевак за решеткой — пришлось уйти…».

Мозаичная икона св. Николая Чудотворца. Пасхальное яйцо с вензелем Николая II

апрель январь


Принцессе Гессенской Алисе было всего двенадцать лет, когда, приехав в Россию на свадьбу своей старшей сестры Эллы, она впервые увидела наследника Российского престола Николая Александровича. В следующий приезд, спустя пять лет, для вновь встретившихся молодых людей стало очевидно, что чувства их серьезны. Однако до заключения брака должно было пройти еще долгих пять лет. Одним из главных препятствий была протестантская вера принцессы. Будучи очень набожной, юная Алиса долго не могла решиться перейти в православие. Однако требование Русского Двора к невестам наследников престола оставалось неизменным на протяжении десятилетий — обращение в веру государя. Пример перехода в православие старшей сестры Эллы стал решающим для Алисы, получившей теперь имя Александры Федоровны: «…в 10 часов в присутствии только семейства моя милая, дорогая Аликс была миропомазана, и после обедни мы причастились вместе с нею, дорогой Мама и Эллой…» Став российской императрицей, матерью семейства, Александра Федоровна обрела еще большую религиозность. В праздничные дни особенно трепетно она принимает теперь подношения от депутаций и частных лиц в виде икон и образков. Видимо, одним из первых подобного рода подношений стали две мозаичные иконы — с изображением св. Николая Чудотворца и св. Царицы Александры, выполненные в честь коронования 1896 года. Парные иконы были поднесены императорской чете сестрами СерафимоПонетаевского монастыря.

Мозаичное изображение св. Мученицы Царицы Александры, небесной покровительницы Александры Федоровны, хранилось в Александровском дворце. На оборотной стороне иконы выгравированная надпись: «Ее Императорскому Величеству Благочестивейшей государыне Императрице Александре Федоровне от сестер Серафимо-Понетаевского монастыря Нижегородской губернии». С началом Первой мировой войны императрицей Александрой Федоровной в Царском Селе был основан госпиталь для раненых и несколько санитарных поездов, которые финансировались государыней. Вместе со старшими дочерьми — великими княжнами Ольгой и Татьяной — императрица окончила курсы медицинских сестер. Ежедневно после обедни в Феодоровском соборе она посещала госпиталь. Над лазаретом, устроенном в недавно завершенных корпусах Федоровского городка, шефствовали младшие княжны — Мария и Анастасия, именем которых он и был назван. Как и в довоенное время, к Пасхе, по заказу Двора, Императорский фарфоровый завод изготавливал большое количество фарфоровых яиц. Но с началом войны была выпущена партия так называемых «лазаретных пасхальных яиц», на лицевой стороне которых, как и прежде, оставался золоченый вензель императора или императрицы под короной, а на оборотной — изображение красного креста. Подобные изделия предназначались для раздачи в Пасхальные дни раненым. Будучи патронессой Царскосельской Общины Красного Креста, Александра Федоровна участвовала в «раздаче» пасхальных подарков.

Мозаичная икона Св. Царицы Александры. Пасхальное яйцо с вензелем Александры Федоровны

январь май


В 1895 году Бем выполнила портрет императрицы Александры Федоровны с новорожденной дочерью на руках. Мягкий силуэт юной императрицы, сидящей в тронном кресле, грациозен и легок. Она изображена в стилизованном русском платье, тяжелые ниспадающие складки которого подчеркивают хрупкость ее облика. Отдавая дань увлечению эпохой царя Алексея Михайловича, Бем решает фон в виде стены, расписанной стилизованными цветами, в традициях росписей русских теремов. Изображение молодой государыни приобретает значение символа. Акварель, вероятно, была выполнена не с натуры, а с фотографического снимка, и относится к году рождения первенца в семье Николая II — великой княжны Ольги Николаевны: «Вечно памятный день, в течение которого я много-много выстрадал!.. В 9 часов ровно услышали детский писк и все мы вздохнули свободно! Богом нам посланную дочку при молитве назвали Ольгой». На рубеже XIX — XX веков становится модным размещать на письменном столе или над каминной доской портретные медальоны и плакетки. В Англии, на фабрике Веджвуда «Этрурия», возможно, по заказу Двора, было выполнено два медальона из яшмового фарфора (так называемого джаспера), сочетавшего качества прозрачности, легкости и удивительной прочности. Эти овальные медальоны были окрашены в традиционный бледноголубой цвет. Белые рельефные портретные изображения Николая II и Александры Федоровны выполнены в классических традициях. На оборотной стороне медальона с изображением русской императрицы — надпись The Szarina of Russia, а с изображением Николая II — The Szar of Russia.

Незаурядный талант Елизаветы Меркурьевны Бем (Эндауровой) (1843 — 1914) оставил яркий след в истории русского искусства рубежа XIX — XX веков. Ее художественное наследие весьма разнопланово: оно объединило реалистическое и декоративное начала. Великолепный рисовальщик, Е.М. Бем основывалась на натурных зарисовках. Не оставались незамеченными характерные жесты, позы, движения. Блестяще окончив СанктПетербургскую школу Общества поощрения художников, ученица П.П. Чистякова и И.Н. Крамского Е.М. Бем впитала лучшие традиции петербургской живописной школы. С годами она не утратила способности быть открытой всему новому и не переставала этому новому учиться до конца своих дней. От акварели и силуэтных тематических серий — до росписи по стеклу и майолики; во всем она была талантлива и самобытна. Еще в ранние годы творчества талант Е.М. Бем был признан многократно: одна за другой следовали медали; о ее работах восторженно отзывался И.Н. Крамской; И.Е. Репин создал необыкновенно трогательный портрет с подписью на обороте: «Елизавете Меркурьевне Бем в знак моего глубочайшего почитания ее таланта». Широкую известность приобретают проиллюстрированные и отлитографированные художником детские книги. Редкий дом, где растут дети, в те годы обходится без этих умных и добрых книг. Художник не оставляет занятия акварелью. Она предпочитает использовать тонированную бумагу, что сообщает изображению большую камерность и теплоту.

Е. Бем. Портрет Александры Федоровны

январь июнь


Императорская резиденция в Царском Селе являлась любимым местом семьи Николая II. Последний император России родился в Царском Селе, в Александровском дворце, сюда Николай II уже через неделю после бракосочетания привез юную супругу Александру Федоровну. Молодая чета решила приспособить правый флигель дворца под свои личные апартаменты, обустройство

которых было поручено Р. и Ф. Мельцерам: по проектам архитектора Р. Мельцера, на фабрике его брата, придворного поставщика Ф. Мельцера создавалось убранство всей жилой половины царской семьи. К лучшим образцам интерьеров, выполненных фирмой Мельцер в стиле модерн, относится Новый (Парадный) кабинет Николая II.

Убранство интерьера, частично сохранившееся до наших дней, состояло из множества миниатюр, картин, фотографий, предметов декоративно-прикладного искусства, представлявших историю 300-летия Дома Романовых. Шкафы и столы, находившиеся в кабинете, были заполнены книгами по вопросам религии, истории, военного дела. Здесь же находился письменный прибор с восковым рельефом Александра I и скульптурное изображение царя

июль январь

Михаила Федоровича, выполненное скульптором Л.А. Бернштамом. На стенах размещались портреты дорогих императору людей — Александра III и сына, цесаревича Алексея. В этом кабинете с 1906 года проходили заседания Совета Министров. Именно здесь состоялась последняя встреча Николая Александровича с братом, великим князем Михаилом, происходящая в присутствии А. Керенского.


Самый долгожданный член семьи императора Николая II — наследник, появился на свет 30 июля 1904 года в Петергофе. Мальчика нарекли Алексеем, в честь любимого Николаем II царя — Алексея Михайловича Тишайшего, жившего в XVII столетии. О радостном событии по традиции столицу оповестили 301 пушечным выстрелом. 11 августа 1904 года в Церкви Большого Петергофского дворца состоялось крещение, для которого из серебряной парчи, тюля и шелка был выполнен крестильный комплект. Церемония крещения отличалась торжественностью и пышностью. Алексея везли в парадной карете, запряженной цугом в восемь лошадей. На крещении присутствовали многочисленные родственники и гости. После окончания церемониала вновь прогремел 301 пушечный выстрел и зазвонили колокола во всех столичных церквях. С младенчества цесаревича Алексея окружала религиозная атмосфера, что объяснялось состоянием его здоровья. Икона с изображением Святых Мучениц сестер Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, казненных язычниками за христианскую веру в Риме, была поднесена наследнику престола цесаревичу Алексею жительницей Вологодской губернии. На обороте доски выжжен текст: «На прославление Дня рождения дорогого наследника престола цесаревича и великого Князя Алексея Николаевича 30

июля 1904 года преподносится сия икона крестьянкой, вознося молитвы господу Богу и прося всех лучших благ и всякого земного благополучия и небесного спасения и доброго здравия на премногие многие лета. 1908 года верноподданная монархистка Надежда Шестакова Вологодской губернии Тотьминского уезда Чучковской волости деревни Мазовки». До 1917 года эта икона, в числе других, подаренных сестрами и близкими людьми, находилась в спальне цесаревича. Для императорской четы, и особенно для Александры Федоровны, рождение наследника явилось символом Божественного благословения, результатом долгих часов, проведенных в искренних молитвах. С первых же дней жизни Алексея становится ясно, что он болен неизлечимой болезнью, гемофилией. Кровотечения, которые практически невозможно было остановить, в любую минуту могли стать причиной его гибели. Однако, несмотря на это, состоянию здоровья наследника в повседневной жизни близкие намеренно не придавали особого внимания, чтобы не избаловать его. По воспоминаниям современников, Алексей был центром семьи, обожал сестер и родителей, был необыкновенно ласков и дружелюбен со всеми, совсем не гордился тем, что был наследником престола, а напротив, имел сердце от природы любящее и чувствительное к страданиям.

январь август


По традиции каждый представитель императорской фамилии с младенчества являлся шефом полков русской армии, как гвардейских, так и армейских. Мальчиков с детства готовили к военному делу. Азы военной истории и стратегии постигались в игре — так учились все будущие императоры. При рождении наследнику цесаревичу был дан чин подпоручика, и Алексея назначили шефом 12 Восточно-Сибирского Стрелкового Его Императорского Величества полка. Это было первое воинское соединение, удостоенное чести иметь шефом наследника престола. Комплекты обмундирования этого полка, принадлежавшие Алексею Николаевичу, хранились в детских сундучках.

Обязательным было присутствие наследника-цесаревича на смотрах потешных организаций, которые организовывал император Николай II. Первый такой смотр Бахмутовскому классу состоялся в 1910 году на плацу Большого Царскосельского дворца и напоминал настоящий полковой праздник. Государь и наследник вместе принимали парад и ротные учения, после которых обошли ряды, осмотрели знамя и снялись с общей группой воспитанников. Много путешествуя с семьей на яхте «Штандарт», опекаемый дядькой боцманом А.Е. Деревенько, в обычные дни наследник предпочитает матросский костюм

Близкие и доверительные отношения, существовавшие между императором и наследником, позволили Николаю привить сыну любовь к военному делу. Несмотря на то, что здоровье Алексея не позволяло устраивать шумные мальчишеские баталии, для него организовывается потешный отряд из сыновей нижних чинов, руководителем которого стал дядька цесаревича А.Е. Деревенько. Наследник с увлечением отдается армейской выучке, беспрекословно подчиняясь военной дисциплине. Его интересует солдатская жизнь, он входит в разные мелочи солдатского быта. Вместе с императором Алексей пробует солдатскую пищу, любит черный хлеб, борщ, щи и гречневую кашу. На вопрос, трудно ли рано вставать с постели, Алексей отвечал: «Нет, солдаты еще раньше встают».

сентябрь январь

и бескозырку. А. Ильменский в издание к десятилетию со дня рождения наследника пишет о визите императорской семьи в Швецию: «Все юное общество было одето в белоснежные платья, за исключением наследника, приехавшего в своем обычном наряде — синем матросском костюме и высоких сапожках». А в гардеробе Алексея Николаевича ждали своего торжественного часа комплекты обмундирования тех многочисленных полков, к которым он был приписан или объявлен шефом, в том числе и униформа, подаренная 12 Восточно-Сибирским Стрелковым полком.


В начале ХХ века особенностью общественной и художественной жизни России становится внимание к истории страны и ее традициям. С одной стороны, это была официальная доктрина, с другой — определившаяся внутри общества потребность ощутить причастность к своим историческим древним корням. В эти годы в северо-восточной оконечности Царского Села, на границе Александровского и Фермского парков, был построен архитектурный ансамбль, решенный в неорусском стиле. Со временем он получил название Федоровского городка. Архитектурной доминантой комплекса стал Феодоровский собор, заложенный в 1909 году «по Высочайшему соизволению и согласно проекту академика архитектуры В.А. Покровского». Выбор кандидатуры В.А. Покровского (1871 — 1931) был неслучаен: к началу века молодой архитектор, выпускник Высшего художественного училища при Академии художеств, мастерской Л.Н. Бенуа, он был известен как талантливый представитель «национального стиля». 20 августа 1912 года храм был освящен, а 26 января 1914 года ему присвоили статус Государева Феодоровского собора (в честь Феодоровской иконы Божьей Матери, особо почитаемой царствующей фамилией). Внимание к силуэту, его графической выразительности, включение в декор фасадов мозаик делают Феодоровский собор одним из наиболее удачных примеров неорусского стиля в архитектурной практике начала ХХ века. В образном решении собора нашли отклик мотивы древнерусского зодчества, заимствованные из псковско-новгородских традиций XIV — XV веков и Москвы XVII века. Образцом для создания верхнего храма послужил интерьер Благовещенского собора Московского Кремля, домовой церкви русских царей. Феодоровский собор, задуманный поначалу как «постоянный храм Его Императорского Величества Конвоя и Собственного Его Императорского Величества сводного пехотного полка», стал любимой домовой церковью семьи последнего русского императора.

Собор имел три престола: главный престол верхнего храма был освящен в честь Феодоровской Богоматери. Здесь же освятили придел: во имя святителя Алексия митрополита Московского, а нижний — в честь Преподобного Серафима Саровского. Верхний храм мог одновременно вместить до тысячи прихожан, что при значении полкового храма было важным условием. В алтаре верхнего храма установили деревянный резной пятиярусный иконостас, созданный по эскизам и чертежам В.А. Покровского. Иконостас украсили иконы современного письма. Пещерный храм, спроектированный учеником и последователем В.А. Покровского архитектором В.Н. Максимовым, был расписан в традициях XVII века. Алтарь пещерного храма украсили иконы Строгановской школы XVII столетия, по заказу государя и государыни, привезенные сюда из Москвы. Храм Серафима Саровского стал любимой молельней императрицы. «Нижний храм был уставлен старинными иконами, и полумрак, царивший там, придавал еще больше молитвенного настроения. Верхний храм производил впечатление красивой живописью Царских врат и массивных колонн, поддерживающих свод», — вспоминал современник. В 1915 году был выпущен великолепно иллюстрированный альбом «Феодоровский государев собор». Возглавил издательский проект В.М. Васнецов. Стилизованное издание включало фотографии фасадов и интерьеров, репродукции живописных изображений собора, выполненных художником Л. Сырневым. Многие из этих полотен теперь являются своеобразными живописными хрониками того времени. В середине 1910-х гг. художник М. Кирсанов работает над картиной «Служба в Федоровском соборе». Вероятно, картина выполнялась по заказу или в качестве подарка. Художник постарался передать атмосферу торжественной церковной службы в пещерном храме. Ее значение подчеркнуто присутствием государя, участвующего в обряде несения плащаницы. На службе присутствует одна из великих княжон в одежде сестры милосердия.

Федоровский собор (развороты книги о соборе) М. Кирсанов. Служба в Федоровском соборе.

январь октябрь


С первых же дней началась подготовка санитарных поездов имени Императрицы и Великих Княжон, которые должны были привозить раненых с боевых позиций прямым маршрутом в Царское. Все придворные автомобили и экипажи были отданы для перевозки раненых… Цветы из Оранжерей, сладости, приготовленные придворными кондитерами — все это направлялось в лазареты для раненых. И ежедневно черное ландо с тремя сестрами милосердия скользило по заросшим зеленью улицам мирного городка, останавливаясь, то перед одним, то перед другим лазаретом». При Феодоровском государевом соборе, в находящемся рядом Федоровском городке, также был открыт лазарет № 17 великих княжон Марии Николаевны и Анастасии Николаевны. Старшие дочери императорской четы Ольга и Татьяна, окончив курсы сестер милосердия, вместе с государыней ухаживали здесь за ранеными солдатами и офицерами. Начальником лазарета и ктитором Феодоровского собора был полковник Д.Н. Ломан, проводивший благотворительные концерты для раненых в царскосельских госпиталях. На одном из таких концертов, в день тезоименитства вдовствующей императрицы Марии Федоровны и ее внучки, великой княжны Марии Николаевны, 22 июля 1916 года, в лазарете № 17 выступил Сергей Есенин, служивший здесь санитаром. Поэт прочитал приветствие великим княжнам, а затем стихотворение, озаглавленное «Царевнам».

С началом в августе 1914 года Первой мировой войны, императрица Александра Федоровна всецело отдалась делу помощи фронту. Ею организовывается эвакуационный пункт, в который входило около 85 лазаретов и госпиталей в Царском Селе и окрестностях С.-Петербурга; под ее покровительством и великих княжон, создаются благотворительные комитеты, представители которых помогали беженцам, в частности, обеспечивали их жильем и занимались поисками работы для них, а также разыскивали людей, оторванных в результате военных действий от родных и близких. «В пользу раненых» проводились благотворительные базары, сборы и балы, средства от которых шли на поддержание солдат и офицеров, находящихся в госпиталях, и их семей. В это тяжелое время необычайный внутренний подъем охватил все слои населения Царского Села. В дневниках княжны В.И. Гедройц, хирурга лазарета великих княжон Марии Николаевны и Анастасии Николаевны, открывшегося в Федоровском городке, сохранились воспоминания: «…И в самом деле, какие-то незнакомые купцы с жирными животами приходили и привозили мед для раненых, жертвовали муку, папиросы, конфеты, белье; раненых еще не было, но пожертвования сыпались точно из рога изобилия. Более 30 дачевладельцев предложили свои особняки и полное оборудование для лазарета. Другие жертвовали деньгами, и в корот кое время… 30 лазаретов в Царском Селе были готовы к принятию раненых…

ноябрь январь


В марте 1916 года императрица Александра Федоровна поручила начальнику Царскосельского дворцового управления князю М. Путятину подыскать несколько предметов старины для подарка супругу к празднику Пасхи. Из нескольких представленных на обозрение предметов императрица выбрала и велела приобрести старопечатное Евангелие 1627 года с вкладной записью государыни Марфы Ивановны. Переплет сборный: доски, обтянутые тканью; на верхней крышке серебряные гравированные фигурные накладки (XVII в.): средник «Распятие с предстоящими» и наугольники с изображениями евангелистов. По нижнему полю первых 14-ти листов вкладная запись (кириллицей): Лета 7136 Году месяца октября в 18 день на память Святого апостола и евангелиста Луки пожаловала государыня благоверная и христолюбивая Великая Старица Инока Марфа Ивановна в дом пречистой Богородицы честного и славного ее Благовещения и великого святителя Василия Кесарии Каппадокийской в Кашинский уезд в Благовещенский монастырь книгу сию Евангелие тетр печатное напрестольное, оболочено бархатом черным, Евангелисты серебряны позолочены. При игумене Михее с братиею. А кто сию книгу Евангелие из дому Пречистой Богородицы вынесет или родимцу отдаст или продаст или заложит или какую хитрость учинит и того Бог судит на втором и страшном пришествии Господнем, да ответит перед Богом. А подписал игумен Михей своею рукою лета 7136 (7136 соответствует 1627 году по новому летоисчислению). «Государыня Великая Старица Инока Марфа Ивановна» — так называл свою

«Ширинский… монастырь основан князем Кашинским Георгием». Скорее всего, он имеет в виду последнего (перед потерей Кашинским княжеством самостоятельности) Юрия Ивановича (1504 — 1533). Благовещенский монастырь был построен в 25 верстах от Кашина в Ширинском лесу, при впадении реки Ширинки в Медведицу. Известно, что в монастыре было две церкви и два престола. Согласно вкладной записи, Евангелие пожаловано «в дом пречистой Богородицы… и великого святителя Василия». Вероятно, второй престол был посвящен Василию Великому (Каппадокийскому) как небесному покровителю Ростовского князя

мать Михаил Федорович, первый русский царь из рода Романовых (1596 — 1645). В апреле 1627 года у Михаила Федоровича и его жены Евдокии родился первенец. Вероятно, по этому поводу Марфой Ивановной и был сделан вклад в Благовещенский Шеренский (Ширинский) мужской монастырь в Кашинском уезде Тверской губернии. Сведений об этой обители немного. Большинство исследователей (Амвросий, В. Зверинский, А. Ратшин) отмечают, что «о времени основания ее неизвестно». П.М. Строев (Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. СПб., 1877, с. 482) указывает, что

декабрь январь

Василия (Василька), причисленного церковью к лику мучеников. В 1764 году Ширинский монастырь, имевший за собой 355 душ крестьян, как и многие другие, был упразднен и обращен в приходскую церковь, а во второй половине XIX века на его месте остался лишь погост. Евангелие, все это время бережно хранимое, накануне зловещего 1917 году возвращается к Романовым. Довоенная музейная опись свидетельствует, что книга находилась в Парадном кабинете Николая II в Александровском дворце. Пожалованное Церкви первой царствующей семьей династии, это Евангелие почти через 300 лет попадает в последнюю царствующую семью из рук старообрядца (РГИА, ф. 525, оп. 3, д. 544, л. 129 — 134). За эту книгу купец старообрядческой лавки в Апраксином дворе просил пятьсот рублей. Озадаченный такой высокой ценой и сознавая историческое значение этого предмета, имеющего прямое отношение к царской семье, Путятин обратился за консультацией к профессору Археологического института и доктору русской истории Н.П. Лихачеву. Лихачев и другие знатоки древности, видевшие Евангелие, признали подлинность вкладной записи и подтвердили, что запрошенная купцом сумма соответствует исторической ценности предмета. Таким образом, эту священную книгу получил последний монарх династии в подарок на последнюю Пасху, которую он отмечал в Александровском дворце. В следующем, 1917 году, он встретил этот день уже как «гражданин Романов».

Календарь "Личное и Вечное. Реликвии венценосной семьи"  

Настенный календарь

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you