Page 1

АЛЬТЕРНАТИВА ЖУРНАЛ ДУХОВНОГО РОСТА И ТВОРЧЕСТВА ТРЕЗВЕЮЩИХ. АА САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Напутствие отцов основателей Высшая сила, как мы её понимаем Размышления о духовном Личностный словарь духовного роста

ноябрь | 2011 | номер 1

Эмоции Как избавиться от страха? Известное об известном Творчество трезвеющих


АЛЬТЕРНАТИВА

№100 сентябрь | 2011

Политика редакции

В ЭТОМ НОМЕРЕ:

Попробуем сами себе ответить на вопрос, каков должен быть у нас журнал, чтобы анонимные алкоголики нашего города, и даст Бог, сопредельных земель, с удовольствием посмотрели бы в нём картинки о своем сообществе, с чувством почитали истории про взлёты и падения своих собратьев, вместе поразмышляли о духовном росте и работе по шагам. И, главное, чтобы сами ощутили жгучее желание поделиться на его страницах тем, что наболело. Приблизительно, как это происходит с каждым из нас на собраниях. Когда после долгого умственного и  психического забвения, что-то выстраданное начинает из тебя исходить. Слезами и словами. На общее доброжелательное осмысление. В названии нашего журнала «Альтернатива» заложена двоякая суть. Во-первых, это, конечно, альтернатива пьянке. В журнале не будет места для материалов не пронизанных отторжением к пьяному безумию. Напротив, всевозможно будем его наполнять признаниями, откровениями и любыми творческими зарисовками, характеризующими позитивный сдвиг в чувственном и  мыслительном освоении нового образа жизни. В этой связи, второе его целевое назначение—альтернатива мнений. У редакции нет предубеждения, что духовный рост, без которого не возможно оставаться трезвым, однозначно должен быть кондовым курсом строго из одного источника. В этом смысле мы не берем на себя функции образцового АА журнала по Санкт-Петербургу, скорее мы его видим как орган свободной публицистической мысли трезвеющих. При этом, без сомнения, Большая книга всегда будет оставаться альфой и омегой в нашей редакторской, программной работе. Так оно было, есть и должно быть. И в «Грэйпвайне», и «Дюжине», и у нас тоже. На его страницах мы кропотливо и вдумчиво будем обсуждать главные потенциалы сообщества АА: наследие отцов-основателей, работу по Программе, истории падений и подъемов наших членов, методики духовного взросления. В то же время журнал станет площадкой, на которой можно делиться мнениями по нашей проблеме в широком смысле слова. Возможно, анализируя медицинские аспекты смертельного заболевания, давая философское осмысление посталкоголизму, приводя примеры раскрытия движения души из духовной и художественной литературы. И, конечно, из нашей «классики». В «Альтернативе» мы напишем и дадим почитать другим собственные рецепты от срыва, поделимся «неизвестным об известном» по нашей тематике, впечатлениями от встреч на наших форумах и слетах. И ещё журнал обязательно предоставит возможность любому члену АА почувствовать себя автором не только своих историй падения и подъёма, но и просто творческой личностью. Творчество трезвеющих это: стихи, проза, юмористические зарисовки, фото, живопись и т. п. Всё что угодно, если это можно прописать, показать, высветить или любым другим образом отобразить в печатном издании. Лишь бы это выражало свою собственную позицию и задевало родственные струны в наших читателях, настроенных на новое, не затуманенное алкоголем восприятие жизни. А дело редакции, всё это подать в определённых рамках. Может быть не как образец высокохудожественной литературы и одухотворенного арт-искусства, но без грамматических ошибок и обязательно в поле той грани таланта, в которой уже 76 лет эй-эйевцы понимают и узнают друг друга, как у себя на группах, так и во всем мире.

2

Журнал анонимных алкоголиков Спб

Напутствие отцов-основателей Высшая сила, как мы её понимаем. Билл У илсон

Делимся опытом по шагам и традициям Моя раб ота по четвертому шагу

Письма к б олезни

Секретный путь к миру

Размышляем о духовном Как изб авиться от страха

Словарь духовного роста

Вера, как способразвития разума

Молитва

Истории падений, но подъема Меня зовут Т атьяна и я алкоголик

Как я развел алкоголь

Среди алкоголиков, я выделялась, разве, что молодостью

Неизвестное об известном Апостол Павел о Законе

Кое-что про гормон счастья

Эмоции

Интервью Интервью с алкоголиками

Интервью с Валентиной Владимировной Новиковой

Творчество трезвеющих

3 3 6 6 7 10 11 11 13 16 18 19 19 20 21 24 24 25 26 28 28 29 32


Напутствие отцов основателей

Бог, как мы его понимаем (Статья Билла Уилсона с некоторыми сокращениями)

В

ыражение: «Бог, как мы Его понимаем»—является, пожалуй, одним из самых важных словосочетаний из тех, что можно отыскать во всем словаре АА. В рамки этих пяти слов умещается любое вероисповедание и любая глубина веры. Это словосочетание также содержит в себе смысловое убеждение, что каждый из нас может выбрать свою собственную веру. Едва ли меньшее значение имеют и дополняющие (Бога) словесные выражения—«высшая сила» и «сила, более могущественная, чем мы сами». Для тех, кто отрицает или сомневается в существовании божественной силы,

эти слова о Высшей Силе очерчивают рамки открытой двери, через порог которой неверующий может сделать первый шаг в царство веры. Для людей, сомневающихся в выборе точки опоры, оказалось огромным открытием, что как только они смогли переложить решение своей алкогольной проблемы на «высшую силу»—пусть это даже их собственная группа АА,—они сразу же обретали способность выбраться из тёмного тупика на открытую широкую дорогу. С момента осознания (создания) своего собственного Образа для Господа, они со спокойным сердцем и открытым разумом стали стараться на

практике применять всё, что касалось Программы АА. Дар веры стал неизменно проявляться в их жизни порой самым неожиданным и зачастую чудесным образом. Подобного рода чудеса Программы и веры хорошо известны подавляющему числу членов АА во всем мире. Однако за скобками остается все же много стремящихся к нам алкоголиков, которых сбивает с толку пугающее убеждение в том, что стоит им только близко подойти к АА, как их тут же начнут принуждать к накой-нибудь религии или даже к какому-то особому виду веры. До них попросту не доходит, что какая-то особенная свехвера никогда не являлась обязательной для членства в АА. Дело в том, что как раз эта основополагающая часть Программы—концепция высшей силы и Бога, как мы Его понимаем (как каждый сам для себя понимает),—позволяет любому из нас сделать свой собственный выбор в  духовных исканиях и верованиях. Это благая весть оказалась плодотворной для очень многих по-настоящему одиноких и отчаявшихся страдальцев. За последние тридцать лет в нашем сообществе выздоровело свыше 350 тыс. человек. Но, возможно, ещё полмиллиона пытались влиться в наши ряды, но затем снова уходили. Это, чаще всего, было следствием того, что мы не сумели наладить тесные контакты с алкоголиками, которые страдают от дилеммы веры и неверия. Определенно, мало кто так самоуверен и подвержен гордыне и агрессивности в духовных делах, как алкоголики. В первые годы существования АА я только портил все дело проявлениями своего неосознанного высокомерия подобного рода. Бог, как я  его понимал, должен быть у  всех. Даже сейчас я ловлю себя на том, что напеваю всё тот же старый мотив: «Делай, как делаю Я, верь, как верю Я—и только попробуй иначе!» Однажды очень материалистически настроенного потенциального члена АА привели на его первое собрание. Один выступавший больше говорил о  том, как он пил. Похоже, на вновь

3


АЛЬТЕРНАТИВА пришедшего рассказ произвел впечатление. Оба следующих оратора (а может и лектора) говорили на тему «Бог, как Его понимаю Я». Всё это тоже могло бы получиться неплохо, но  определенно не вышло. Из них прямо-таки выпирало высокомерие. Последний из выступавших зашел совсем далеко, разглагольствуя, в  сущности, о  своих личных религиозных убеждениях. Оба они по сути вещали: «Люди, слушайте нас. Только Мы несем истину в АА. И  упаси вас думать по-другому!» Вновь пришедший сказал, что с него достаточно, и, вообще-то, был прав. Даже дважды прав. У него ко всему появилось первоклассное алиби для ещё одного запоя. Можно было бы посьмеяться над такими случаями, если бы они не приводили к весьма печальным результатам. Последнее, что мы слышали об этом несостоявшимся члене АА, это то, что он, похоже, был близок к преждевременной встрече с мастером похоронных дел. У меня ешё был момент, когда один, так называемый неверующий, заставил меня очень четко увидеть проявление своей высокомерной духовной гордыни. Он был очень хорошим врачом. На вечеринке, где мне пришлось быть с ним и его женой Мэри в одном из городков на Среднем Западе, я все время говорил только про наше содружество. Тогда я один полностью завладел практически всем разговором. Тем не менее, доктор и его дама, похоже, искренне заинтересовались, а он задавал множество вопросов. Правда, в меня вкралось подозрение, что этот врач агностик, а может даже и атеист. Я сразу же завелся и стал пытаться обратить его в свою веру. С  ужасно серьезным видом принялся хвастать, каким чудесным образом у  меня появился духовный опыт за год до этого. Доктор же в  мягкой форме выразил сомнение, а не был ли этот опыт чем-то иным, нежели чем я  полагал. Это меня задело, и я стал чуть ли не грубым. Однако доктор оставался неизменно уважительным, сохранял чувство юмора и даже заявил, что сожалеет о том, что тоже не обрел твердой веры. Но самое главное, я его ни в чем не убедил. Через три года я  вновь навестил своих приятелей на

4

Журнал анонимных алкоголиков Спб

Среднем Западе. К телефону подошла Мэри, жена того доктора. От неё я узнал, что муж умер неделю тому назад. Сильно расчувствовавшись, она стала о нем рассказывать. Доктор происходил из очень известной бостонской семьи и обучался в Гарварде. Блестящий студент, он мог бы далеко пойти в своей профессии. Он мог бы наслаждаться радостями жизни, иметь богатую практику, вращаться в обществе старых друзей. Вместо этого он настоял на том, чтобы стать врачом на фирме, расположенной в  раздираемом раздорами промышленном городке. Когда Мэри изредка спрашивала его, почему бы им не вернуться обратно в  Бостон, он брал её за руку и  говорил: «Может, ты и права, но я не могу заставить себя уехать. Мне думается, я действительно нужен этим заводским людям.» Ещё Мэри припомнила, что никогда не слышала, чтобы её муж когда-либо на что-либо по серьёзному жаловался или же резко кого-то критиковал. Хотя внешне доктор казался совершенно нормальным, за последние пять лет он изрядно сдал. Когда Мэри

старалась соблазнить мужа вечерней прогулкой, или пыталась хоть ненадолго вытянуть его из дома на люди, у того всегда находилась вполне правдоп одобн ая вежл и вая отговорка. И  так продолжалось до его последней неожиданной болезни, когда она вдруг узнала, что всё это время её муж с таким сердечным заболеванием, которое могло его сгубить буквально в любой момент. Никто, кроме одного единственного врача из его же персонала, не имел об этом ни малейшего намёка. Когда же она стала допытываться, почему он себя так вёл, доктор просто ответил: «Понимаешь, я не видел ничего хорошего в  том, чтобы люди за меня переживали, и особенно—ты, моя дорогая». Из этого рассказа я понял, что мое агрессивное убеждение было направлено на человека с огромным духовным богатством. Юмор и терпение, доброта и мужество, смирение и верность, бескорыстие и любовь—показатели, к которым я вряд ли мог и  близко приблизиться. Это был неверующий, которого я попрекал и наставлял. Мне оста-


валось признать: у доктора была непоколебимая вера в свои идеалы. Он на практике демонстрировал смирение, мудрость и ответственность, а  следовательно, и  высшее проявление своей веры. Да у меня было по-другому. Мое собственное духовное пробуждение состояло в том, что в меня, как бы, вставили веру в Бога. Конечно же—это был дар. («Я стоял, освещённый солнечным светом. Ледяная гора рассудочности, в ледяной тени которой я жил и мучался столько лет, растаяла... Меня проняло, когда мой друг сказал: почему бы тебе не выработать свое собственное представление о Боге?... «Я  понял, что рост может начаться с  этого момента. От меня требовалось только желание и готовность верить в  существование силы, большей, чем я…Так я смиренно предложил себя Богу, как я его понимал, чтобы отныне Он руководил мною по своему усмотрению. Впервые я признал, что я—ничто, что без Него я погибну. Без чувства жалости к себе, я признал свои грехи и был готов к  тому, чтобы мой новый Друг освободил меня от

них, с корнем вырвал их из меня. С тех пор я ни разу не пил.»— Рассказ Билла из Большой книги АА). Сейчас можно признать, что я никогда не был ни смиренным, ни мудрым. Кичась своей верой, я напрочь забывал об идеалах (высших нормах и ценностях нравственной личности). Их место заняли гордыня и безответственность. Выключив, таким образом, свет самому себе, я мог не так много дать своим друзьям алкоголикам. И  поэтому моя вера была для них мертва. Наконец-то я понял, почему же многие из них уходили, и некоторые навсегда. Сейчас, наверное, я могу сказать точно: вера есть нечто большее, чем наш величайший дар. Вера всегда идет рука об руку с ответственностью. Поделиться ею с другими—вот в чём заключается наша величайшая миссия. Так не следует ли нам, членам АА, непрестанно стараться обрести ту мудрость и те устремления, с помощью которых мы могли бы сполна реализовать то безграничное доверие, что дано нам в руки Дарителем всех самых совершенных даров.

Крылатые фразы сообщства

Забавно, как мы доверяем тому, что пишется в газетах, но ставим под сомнение то, о чем говорит Большая Книга. Почему нам трудно в течение года запланировать время для служения в АА и как оно моментально находится для других дел? Если хочешь выиграть—научись слушать других! Считая себя умнее и лучше других—обязательно проиграешь. Нет таких проблем, которые не ухудшились бы после выпивки. Проблемы можно решать, лишь оставаясь трезвым. Если будешь делать то, что ты делал всегда, то и получать будешь то, что всегда получал! Первым делом—главное. Приходя на собрание, я прихожу в себя. Если ты хочешь пить—это твое дело. Если ты хочешь бросить пить—это наше дело. Никогда не поздно поступить правильно! Будь честным перед самим собой. А если ты не признал, что ты алкоголик, то тогда и двигаться некуда, да и незачем! Возможно ли единство там, где каждый считает себя лучше другого? От любви до ненависти—один шаг, а от ненависти до любви— двенадцать! Ясегодня трезвый. Спасибо группе! Жизнь не обязательно начинается с начала жизни. Отдавать—значит жить. Прекратишь отдавать—не для чего будет жить. 5


Моя работа по четвертому шагу

Делимся опытом по шагам и традициям

О

чень много мифов, взглядов, мнений и пониманий по поводу четвертого шага. Я хотел бы высказать всего лишь свой взгляд на него. Самое главное, как я теперь вижу, это всего лишь один из шагов в этой чудесной программе и нельзя ни преувеличивать, ни преуменьшать его важность. Работая по этому шагу, для меня было большим удивлением узнать, что я испытывал много плохих чувств и допускал множество негативных мыслей в течение всей моей прошлой жизни. Скорее всего, сама природа моего заболевания не позволяла мне быть честным с самим собой. Я, как настоящий алкоголик, не хотел признавать себя дурно-мыслящим и неопрятно чувствующим, практически всегда в моей предыдущей жизни. Хотя, с некоторых пор, я  уже не мог не признавать, что мне тяжело воспринимать все, что со мной происходит. После того, как я принял решение отдать свою жизнь Богу, как я его понимаю (третий шаг), Программа мне сама предлагала разобраться с тем, что со мной происходило и происходит. На тот момент, когда я подошел к  четвертому шагу, у меня было много боли, и я очень хотел понять природу её происхождения. Именно это желание помогло мне беспрекословно слушать человека, который готов был мне помочь. Все что я прописывал в 4-ом шаге—это были люди, с кем я общался, где я находился и чем я жил. Оказалось, мои отношения с людьми были очень упрощенные. Они начинались и заканчивались только моими представлениями о том, как я вижу поведение этого человека относительно меня. И, если этот человек не подходил под мое мировоззрение, то он становился для меня врагом №1. Группы лиц и организации тоже вмещались в моей голове только тогда, когда они играли по моим правилам. Так же, как и с людьми, я не мог к  ним хорошо относиться, если они противились моему «Я». В работе по

6

Журнал анонимных алкоголиков Спб

шагу для меня было большим удивлением выяснить, что я как человек, должен иметь принципы, которыми мне необходимо руководствоваться в своей жизни. Моя проблема заключалась в том, что я даже не мог сформулировать то, чем я живу. Именно здесь я увидел скрытую сущность своей болезни. Всю свою сознательную жизнь я, оказывается, верил, что мне может помочь только то, что находится во власти человеческого разума. Доверившись Богу и  другому человеку, я, в конце концов, разобрался со своими негодованиями к окружающему миру и себе самому. После того, как я прописал недоверие и обиды, это составило, приблизительно, 2/3 работы по 4 шагу. На этом этапе я уже не мог останавливаться, т. к. впереди мне предстояло разобраться со своими страхами. Я убежден, что корень алкоголизма находиться именно в страхах. Именно они сковывают, поражают и не дают дышать алкоголику. Так уж получилось, что я пришел на этот свет с  таким мышлением, что первое мое восприятие окружающего мира и  все, что потом происходило вокруг меня, это был мой страх. Работая по 4-му шагу над страхами, я понял, что только освобождение от них, может дать мне свободу мысли, принятия решений и свободу самой жизни. Но как раз в этом разделе я увидел всю безнадежность своей борьбы с этим чувством и той болью, которое мне это чувство приносило. Мне предстояло сделать выбор: как жить дальше. Верить или бояться!? Вот какой выбор мне дальше предстояло сделать, когда я увидел механизм избавления от страха. Дописав все это, я уже не боялся раскрыть любую правду о себе. Ведь я выбрал веру, и страхи были позади. Дальше предстояло разобраться в  своих отношениях с противоположным полом. Мне не составило огромного труда вспомнить всех «жертв» в  этом вопросе. Странно, я себя считал человеком, который очень хоро-

шо относится к женщинам. Но почему-то, всю жизнь было так, что долго находиться в их присутствии, мне всегда было в тягость. Вроде бы, всю мою жизнь со мной были рядом женщины, однако я всегда себя чувствовал одиноким и ущербным. Не удивительно, что мои отношения с противоположным полом строились по тому же сценарию, что и отношения с простыми (со всеми другими) людьми. Разве что только с той разницей, что здесь страдало большее кол-во людей. В этих отношениях, как правило, были подключены близкие мне люди и родственники. Мне пришлось признаться, что я не замечал того, что рядом со мной вообще находились люди, со своими чувствами и  переживаниями. Я могу сказать, что на сегодняшний день я не удивлен, почему я употреблял алкоголь, в  моей жизни по-другому и не могло быть. Написание четвертого шага «рассказало» и «показало» мне всю природу моего заболевания и моего мышления. Именно после четвертого шага я  перестал разгадывать загадку проблемы алкоголизма. Я нашел свой ответ на этот вопрос. Мой алкоголизм это и  есть я сам, со всем, что во мне есть (и плохим и хорошим). И  только Бог, как я его понимаю, может освободить меня от этой болезни. Я уверен на 100%, что никогда от меня не уйдет этот феномен мышления, что закрепился за мной за все мои годы. Я теперь знаю, что надо просто думать и размышлять о Боге, и тогда просто не будет места для такого мышления. Не надо строить свое мышление так, что если тебе кто-то нахамил или нагрубил, то надо искать ответы на этот случай в самом этом человеке. Это не так, ищи ответы в себе и смотри только на то, почему ты так реагируешь: на человека, на ситуацию, на всё. Постарайся полюбить всех и все, и тогда ты будешь самым счастливым алкоголиком, которого я буду знать! С Богом!

Сергей.

АЛЬТЕРНАТИВА


Письма к болезни

О

коло десяти лет назад в Доме Надежды на Горе был апробирован совершенно новый метод психотерапии алкоголиков. Теоретическая предпосылка здесь состоит в том, что болезнь в сознании человека становится самостоятельной его частью. Она условно живет в нем, существует параллельно с ним. Благодаря письмам, в которых пациент общается c ней, он принимает себя, как больного, начинает видеть болезнь. В зависимости от того, какие у него с ней строятся отношения в письмах, человек может оценивать степень принятия своего бессилия перед алкоголизмом. Пока Вы размышляете, имеет ли к  Вам отношение алкоголизм или нет, ВАМ ПРИШЛО ПИСЬМО! (подготовлено врачом-консультантом)

Разрешите представиться: Я—Ваша болезнь, именно я убила миллионы людей и довольна этим. Люблю действовать неожиданно. Люблю делать вид, что я подруга, любовница. Разве я не приносила тебе облегчение? Не доставляла удовольствия? Признайся, что я спасала тебя от одиночества и  всегда приходила на помощь, когда не хотелось жить. Люблю, когда ты мучаешься. А дальше мне нравиться делать так, чтобы ты уже совсем ничего не чувствовал, даже мучений. Тогда наступает мой триумф. Я представляю тебе сиюминутное облегчение, чтобы потом ты мучился до бесконечности. Я, твоя болезнь, всегда буду рядом с тобой. И даже тогда, когда все в порядке, все хорошо. Вместе мы можем уничтожить все хорошее, что есть в  твоей жизни. Главное—сохранить наши отношения в  тайне, чтобы никто не смог встать между нами. Хоть я и являюсь болезнью, которую все ненавидят, я никогда не прихожу без приглашения. Каждый должен сам меня выбирать. И таких, которые желают меня, несмотря на доводы разума и  смысла,

несмотря на потерю спокойствия—миллионы. Я никогда не останусь в одиночестве. Еще больше, чем вы ненавидите меня, я ненавижу всех вас, тех, которые придумали программу 12 шагов. Я  не терплю эту программу, ваши собрания, эту Вашу Высшую силу. Они до такой степени ослабляют меня, что я не могу быть тем, чем могу быть в расцвете сил. Поэтому я ненавижу собрания, ненавижу Высшую Силу, ненавижу всех тех, кто «в программе». Пусть разразит гром каждого, кто встал у меня на пути. Всем желаю смерти и  мучений. Теперь я должна, затаившись, сидеть тихо. Ты не видишь меня, но я  буду бдительна, я жду соответствующего момента. Я никогда не исчезну. Я такая же, как всегда, а  порой могу стать еще настырнее. Пока ты существуешь—я тоже живу. Если ты живешь—то я  существую. Я всегда рядом с тобой. И пока мы снова не встретились, если вообще нам удастся когда-нибудь встретиться, я от всего сердца желаю тебе самого худшего. ТВОЯ БОЛЕЗНЬ

Ответ на Письмо моей болезни. Неприветствуютебя, не моя  подруга. Прочитал твое письмо, ах как стало интересно! Как же ты сейчас бродишь под Горою? Ждешь—пождешь ты приглашения, завывая от тоски и зеленой злобы. Каково было раздолье тебе, стервочка зеленая! На моих гулянках, пьянках и на собантуйчиках. Вот тебе приволье было под вой «Попсы» стервозной. То и дело подливая мне свою зеленую. Уходил опять в дела и бывало надолго. Нуа  ты опять от злобы выла, завывала. Но недолго выла ты, так торжествовала. Возвращался я опять, ну а  ты злорадствовала. А теперь я на Горе, а ты же под горою. Не подняться тебе сюда, стервочка зеленая. Только шаг один

прошел—злобно воешь ты и стонешь. Для тебя здесь места нет—нету, стервочка зеленая. Виктор Здравствуй дорогая болезнь. Моя болезнь! Мне стало очень страшно от твоего признания, что ты моя болезнь. Прочитав твое письмо ко мне, я испытала твое присутствие рядом и ужас леденящий душу. Придя на Гору я узнала, как с тобой жить рядом, чтобы ты не доставала меня… Знаешь, а ведь я совсем не хочу тебе писать и не только писать, а и видеть, и знаться с тобой. Дорогая болезнь. Да, ты действительно дорогая, за 27 лет знакомства с тобой, ты отобрала, вырвала, высосала у меня все, что я когда-то имела, чем дорожила. Ты разрушала мою семью, поссорила с друзьями, близкими. Ты втоптала в грязь мое имя, лишила любимой работы. Ты отравила мой мозг, растрепала мои нервы, подарила мне бессонницу. А ведь когда мы с  тобой познакомились, ты была маленькой, безобидной веселой девочкой. А ведь нам вместе действительно всегда было хорошо. Ты веселила меня, вселила надежду и уверенность, знакомила с новыми друзьями. Рядом с  тобой я чувствовала себя сильной, уверенной. Но за удовольствие надо платить, и ты стала брать плату, сначала робко и ненавязчиво, затем все больше и больше. Ты стала влазить во все мои дела, советовать и  помогать. Кстати, скажу тебе, что советчик ты неплохой. Когда стала подрастать дочь, ты стала помогать в её воспитании, говорила что ребенку надо побольше гулять. И  мы гуляли я, дочь и ты. Ты залезала и к нам с мужем в постель, разлучала нас и нашептывала мне, что он тебя не любит, что надо развестись с ним. Ты решила познакомить меня со всем твоим семейством: с сестрой—абстиненцией и братом—запоем. Они прочно поселились у меня, поочередно сменяя друг друга. Когда приходил он,

7


АЛЬТЕРНАТИВА уходила она. Приходила она, уходил он. Я не замечала, как бежит время, уже не успевала ничего делать, а ты просила денег больше и больше, устраивала проблемы в семье и на работе. А брату с сестрой стало скучно и они стали приходить со своими компаниями. Если пришел запой, значит жди в гости скандал, драку, ссору, а может еще кто забредет. Частенько после их посиделок я просыпалась с синяками, ушибами головы и тела. Ну, а если в доме абстиненция, то без депрессии, капельниц, бессонницы, невроза и  тремора не обойтись. Скажи мне болезнь, что я тебе плохого сделала? Ведь из веселой, мягкой и  пушистой ты превратилась в злобную, ненасытную мерзкую тварь. Я  не раз собиралась с тобой проститься, что только не делала: давала общения, ставила капельницы, пряталась от тебя. Ты уходила, громко хлопнув дверью, бормоча проклятия и угрозы, обещая вернуться. А  возвращалась ты всегда весело, и  когда тебя не ждали. Я вздыхала свободно на то время, когда ты меня покидала, и когда выздоравливала и  восстанавливалась, делала все чтобы ты не вернулась. Иногда даже забывала про тебя и поверь, без тебя мне не было скучно. Но ты всякий раз опять появлялась на пороге, и опять не одна и была еще более ненасытна, более злобная, страшная. И снова жизнь становилась кошмаром и мучением. Я думала, что уже не выжить. Слезно просила и умоляла тебя разойтись по хорошему, у тебя своя дорога, у меня своя. Ты была хороша, но извини, любовь прошла и я не хочу чтобы ты была со мной. На эти просьбы ты злобно хохотала и плевала мне в лицо, медленно, но верно убвивала меня. Но путь к спасению пришел в виде 12 шагов программы АА, и ты по- настоящему испугалась. Что ты писала мне в своем письме?А?Ты вся исполнена ненавистью к программе, к тем, кто её придумал 70 лет назад, к собраниям и к Высшей силе. Ты желала всем смерти и мучений. Теперь ты должна затаиться и сидеть тихо. Чтобы я была счастлива без тебя, ты не нужна мне. Я знаю, что ты затаилась, но я помню, что ты рядом и будешь напоминать мне о себе,

8

Журнал анонимных алкоголиков Спб

через тягу, обещая вернуться ко мне во всей своей отвратительной, страшной и ужасной красе. Но я теперь знаю, как с тобой сотрудничать. Я предупреждена—значит вооружена. На твоем пути встанет программа, группа, братья и сестры, со мной Высшая сила. Они мне во всем помогут. Пришел мой час, пришла расплата и ты теперь будешь мучиться и будешь одинокой. Я знаю что ты рядом, я чувствую тебя, но я с тобой попрощаюсь навсегда. Прощай болезнь, теперь я желаю тебе всего самого худшего. Теперь я живу, а ты существуешь, ты не достанешь меня, мы больше не встретимся. Со мной Бог, в которого я верю. Светлана. Здравствуй болезнь. Получила твое письмо спешу дать ответ. Ты знай, я не испытываю к  тебе ненависти, но не скажу что я  уважаю и люблю тебя, я тебя понимаю и принимаю. Я благодарю тебя, когда ты проявляешь себя и ставишь мне ловушки и капканы этим ты заставляешь меня действовать. Я  перестала воевать с тобой и  я  предлагаю тебе сотрудничать. Моменты были когда ты меня доставала до смерти и забирала все силы и это шло тебе в плюс, это был твой пример, ты злорадствовала. Обмануть тебя—это обмануть себя. Я надеюсь, что ты будешь слабеть, я постараюсь вынести из под замка по капле твой эгоцентризм. Я буду бдительной и ответственной. Уменя есть помощь ВС это АА. Не прощаюсь, но и здоровья тебе не желаю.

Наташа

Письмо к Болезни. Я тебя зову—Алкоголь. Тебя было много в моей жизни. С первого дня, с минуты зачатия, ведь мама мне все время напоминала, что мой отец—алкоголик, страшный и запойный. Получается, что Ты всегда был со мною рядом. Только я об этом не задумывалась. Была очень беспечна и самонадеянна. Думала, что могу справиться с любой ситуацией, а уж с Алкоголем—не проблема. В этом заблуждении прошло почти 30 лет. И вот теперь я получила от Тебя письмо, здесь в Доме Надежды на Горе.

Иллюзий насчет себя больше нет. Я— алкоголик. Я бессильна перед тобой. Я никогда не смогу Тебя победить, я не смогус Тобой дружить, я не смогу с Тобой договориться, я не смогу Тебя обмануть, я никогда не смогу к Тебе подлизаться, я не смогу Тебя забыть, я не смогуТебя предать. Ты, как самая большая любовь моей жизни. И  Ты—моя смерть. Смерть жалкая и  позорная—под забором, синькой. А я очень хочу жить! Я хочу любить и  быть любимой! Отчаянно этого хочу. Больше всего на свете! И еще, я теперь знаю, что Бог есть, и  он меня любит! И уменя есть будущее, пока я с Богом. Пока я сама не нарушуэтусвязь. И если я хочу Жить, то я буду помнить, что ты всегда рядом. Я теперь пеперестала быть беспечной, я  стала Тебя уважать. Сейчас даже боюсь. Я не буду Тебя обижать, насмехаться над тобой, не будуТебя ругать. Ты очень опасный. Ты помог мне разрушить почти все в моей жизни, и меня самутоже. Я знаю, что Ты никогда и никуда не денешься от меня. Ты всегда будешь рядом, незримо. У тебя нет тела, нет запаха, нет звука. Ты затаился, Ты моешь долго ждать, у тебя впереди вся моя оставшаяся жизнь. Ты очень хорошо меня знаешь, даже может лучше, чем я сама. И Ты тоже дал мне шанс, как Сатана, шанс оступиться, все предать. Ты хочешь, чтобы я сама опять Тебя выбрала, как выбирала всю жизнь. Господь тоже дал мне еще один Шанс. И я его выбрала. Бог помог мне. Я знаю, что теперь этот выбор буду делать каждый день. Каждый день я  хочубыть с Богом. Я буду очень осторожной, потому что моя настоящая связь с Богом только началась. А Ты будешь строить мне ловушки, будешь искушать, заманиать, соблазнять. Я будумолиться каждый день, каждый час. Только так я останусь трезвой. А Ты сиди рядом и смотри. Не хочу говорить тебе—До свидания, боюсь сказать—Прощай, чтобы неспровоцировать. Татьяна Письмо к алкоголю, повелителю и попутчику. Давно я хотел поговорить с тобой серьезно, но видно, было не время. Познакомились мы с тобой давно,


больше 30 лет прошло. До чего же я был рад знакомству: как сразу стало интересно и весело на пару с тобой посещать разные пирушки и  сабантуйчики; как легко и раскованно я, с твоей помощью, заводил новые знакомства; без тебя не обходился ни один праздник, ни одно более-менее заметное мероприятие, включая как посещение выставок, музеев, театров, так и помывкув бане или приобретение новой пары носок. С  некоторым смущением я  допускал тебя даже тогда, когда бежал на первое свидание с девушкой. А каким умным, значительным, неотразимым, бесстрашным чувствовал я  себя рядом с тобой. Но шли годы. Я  то расставался с тобой, то снова встречался. Со временем ты стал мне надоедать, потому что становился навязчивым, бесцеремонным. Из-за того, что ты уже главенствовал надо мной, я терял истинныхдрузей, хорошую работу. Меня покидали любимые люди; под твоим руководством, я обижал самых дорогих мне людей: отца и мать, своихдетей. Ты манипулировал мною, как хотел, не забывая заодно очищать мои карманы. Обличье свое ты тоже сменил: стал холодным и мелким—одним словом «льдинка». Много раз я оборонялся от твоего нашествия, вооружившись «торпедами», «капсулами», ставил у тебя на пути разные «коды». Но, видно больно ты меня полюбил, что никак не хотел от меня отстать, и из-за этой рабской привязанности потихоньку скатился я  с  тобой в очень глубокую, мерзкую ямищу, из которой самому мне в одиночку уже было не выбраться … Но свершилось чудо! Господь послал мне возможность уладить взаимоотношения с тобой. И для того, чтобы стать свободным, я заявляю тебе, мой господин алкоголь: «Ты выиграл, бессилен я перед тобой, и связь у нас навсегда»; а вот забывать о твоем существовании я не буду. Но и голову поднять тебе не удастся. Для твоего усмирения у меня теперь есть Вера; есть братишки и сестренки, а с их помощью, с помощью Бога, обретя смирение, душевный покой, здравомыслие; ощутив всю радость бытия, я пройду, свой путь с гордо поднятой головой, какбы не тяжела была моя ноша. Спи спокойно, ты со мной, но дорогу выбирать теперь будуЯ. Сергей.

Письмо Привет!Ты все-таки вынудил меня написать тебе. Я знаю, что ты рядом, я чувствую это, я кричу: «Уйди! Отстань!» А ты только смеешься надо мной, и смыкаешь руки на моей шее. Я говорю, что ты плохой, что ты мне не нужен! И слышу, как ты ласково гладишь меня и шепчешь, мне на ухо ласковые слова. Я думала, что могу жить без тебя. Но ты не даешь мне дышать. Ты переворачиваешь мне душу, ты разбил меня на частицы, ты принес мне много боли и слез. Я медленно и упорно шла к  началу и концу нашей любви. Я видела только один выход уйти от тебя —это смерть. Опять вру, опять забываю, как много ты мне дал, за все в жизни надо платить!!! Болит сердце, меня бьет озноб!— и  опять до сих пор хорошо помню состояние блаженства и покоя. Мне хорошо и больно одновременно. Что со мной? Я до конца не поймуи даже сейчас, кем или чем ты был и есть в моей жизни… Я очень азартный и влюбчивый человек, и ты это знал. Чувствовал и понимал, как можно меня посадить, привязать к себе. Мне тепло, хорошо—я чувствую как несколько тысяч звезд, ярким пламенем обжигают мое тело, душу. Сначала я играла с тобой, как маленький ребенок, которому дали новую игрушку. Я чувствовала любовь и  теплоту, ты окутал меня лаской и  вниманием. Затем постепенно мне нужна была уверенность, успех и мой внутренний мир— мой и только мой. Я не могу на тебя злиться и сейчас, когда мне становится плохо, мне так хочется быть с тобой, чтоб мне стало тепло и уютно, почувствовать уверенность в себе—в завоевании мира. Я до сих пор помню твой вкус на моих губах, мне кажется я схожус ума. – Понимаю! Я все прекрасно понимаю, ты дарил мне радость, вносил в мою жизнь комфорт. Я не забыла какую боль ты приносил мне когда я хотела уйти от тебя. – Ты улыбаешься?! – Как ты жесток!! Я мучилась в таких муках, что готова была убить любого, кто посягнул бы на тебя—мое сокровище!! Я по прежнему ласкова с тобой, мне

очень без тебя плохо. Я знаю к чему ты ведешь меня, я знаю, я обо всем знаю, и от этого еще больнее!!!… И я снова молю: Уйди! Отпусти! Отстань! Ольга Письмо к болезни Здравствуй, моя родная, смертельная, неизлечимая. Я тебя тоже «Люблю». Я, пишу «родная». А как же иначе. Ты столько времени была моей подругой, заменяла мне близких, семью. Я призывала тебя, а не их, когда мне было плохо. И ты приносила мне веселье, облегчение. С  тобой мне не было одиноко. Яне могла честно жить, меня мучил стыд за мои поступки, я снова старалась укрыться у тебя на груди от этого стыда и боли. Ты так хорошо помогала, что наступило полное беспамятство. Когда приходило отрезвление, вся моя боль снова была со мной. Ты уже не помогала. Я старалась избавится от тебя. Но не тут-то было. Ты была сильнее меня, я шла на твои уговоры сохранить в тайне наши отношения и  все шло, как по маслу: т.е. моя жизнь рушилась, и я все отчаянее понимала, что в этом виновата ты. Не я пользуюсь тобой, а  ты мной пользуешься и  радуешься, что у  тебя все получается. Я пыталась с тобой бороться. Однажды я подумала, что совсем избавилась от тебя. И ты дала мне возможность какое-то время верить в  это с тем, чтобы когда я окончательно поверю, со всей силы шарахнуть головой об асфальт. Придя в себя, я осознала, что одна не справлюсь с тобой. Я вспомнила о  Высшей Силе. Конечно, ты ее не любишь. Не любишь «12 шагов». За что тебе их любить? Ведь из-за них ты теряешь нас. Когда я не одна ты можешь, ты можешь просто идти рядом и надеяться, что я споткнусь. Но я постараюсь не спотыкаться. У меня теперь снова семья, со мной Высшая Сила, у меня снова есть товарищи, мне есть комупомочь. Я знаю, что ты никогда не уйдешь, что ты всегда рядом со мной. Ну что же, будь. Только пусть наши дороги не пересекутся. Да поможет мне в этом Бог.

Элеонора

9


Секретный путь к миру

АЛЬТЕРНАТИВА Крылатые фразы сообщества

Увидел недостаток в другом человеке—не говори вслух, не надо ранить. Будь мудрее, скажешь, когда попросят. В жизни я имею ровно столько, сколько заслуживаю. Но не меньше! Я—это не то, что я о себе думаю, я это то, что я делаю для других. В АА есть место, где духовность и деньги могут смешиваться—это шляпа, которую обносят по кругу! (7традиция, стр.182) Тише едешь—дальше будешь. Делясь с другими своим опытом жизни, ты раздвигаешь горизонты и сам находишь новые и лучшие пути выхода из трудных ситуаций. Алкоголик, забывший свое прошлое, обречен пережить его вновь. Разреши оказывать себе помощь. Новичок—самая важная персона в этой комнате. Страдания—вещь добровольная. Единственное условие членства в АА—желание бросить пить. Новая привычка и опыт формируются только благодаря многократному повторению. Только ты один сможешь сделать это, но ты не сможешь сделать это один. Не уходи из АА до тех пор, пока не случится чудо. Хватайся за телефон, а не за стакан. Подготовила МАРИНА

1 0 Журнал анонимных алкоголиков Спб

Как член АА добивался спокойствия, по своему раскрывая для себя молитву о душевном покое

К

огда я попал в АА, я находился в замешательстве по поводу как алкоголя, так и Бога. Я не знал, алкоголик ли я, потому что не знал, кто такой алкоголик. Я решил попробовать АА, так как пытался сохранить работу и  хотел контролировать свое пьянство. Если некий Бог и существовал, я  не был уверен, что могу доверять ему. Несмотря на путаницу в своей голове, я усвоил две полезные вещи: нужно ходить на собрания и читать Молитву об умиротворении (ред.—Молитву о  душевном покое). Молиться я был неспособен, но, разумеется, просто произносить эти слова мог. Когда я шел на свою ужасную работу—учителя средней школы,—я использовал Молитву об умиротворении как мантру. Мое внимание привлекали слова «дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить». Я осознал, что больше всего меня расстраивает то, что я не могу изменить, в том числе, только что случившегося. Ясно, что невозможно изменить прошлое. Все, что я в силах изменить, происходит между моими ушами; это мои привычки, взгляды и  действия. Поначалу все выглядело так, будто я  не имею над ними большой власти. Мои взгляды на жизнь были перемешаны с эмоциями, которые функционировали подобно огонькам тревоги на щитке управления. Они (эмоции) то и  дело вспыхивали, сбивая меня с  толку и  давая мало полезного для разума. В конце концов, эти огоньки получили свои ярлыки, хотя некоторые из них все еще неисправны и порой загораются и тухнут без всякой видимой причины. Кто-то однажды сказал мне, что мы неспособны контролировать свои эмоции, но можем контролировать свое мироощущение. И , когда нам это удается, наши чувства имеют

те н де н ци ю со о тв е тств о в а ть е м у. Несмотря на то, что я не знал, что такое умиротворение, это слово звучало привлекательно. Когда один член АА описал его как мирное состояние разума, я сказал, что меня бы устроило и простое перемирие. На тот момент мне казалось, что желать к тому же мужества и мудрости—это слишком много, и они не так меня привлекали. Я обрел некоторое спокойствие, но сперва нашел его несколько разочаровывающим и скучным. Я хотел восхитительного спокойствия. Я всегда думал, что в высказывании «иногда происходит дерьмо» заключена великая правда жизни. Для меня было откровением услышать, что происходящее—это сама жизнь; она лишь выглядит как дерьмо, если мое мироощущение все еще остается алкоголическим. Со временем я обрел долю мудрости, о которой упоминается в Молитве о душевном покое. И, похоже, она пришла ко мне скорее благодаря моим попыткам сделать свой следующий поступок правильным с точки зрения мироощущения, чем благодаря использованию моего интеллекта. К счастью, у меня всегда была очень развитая совесть. Чтобы утопить ее в  спиртном, мне приходилось столько выпивать, что обычно я засыпал в уголке вместо того, чтобы сделать что-нибудь дурное. Мне потребовалось более двадцати лет трезвости, чтобы понять, что Бог действительно говорит со мной посредством моей совести—по крайней мере, иногда. Раньше я удивлялся, почему Он никогда не нашептывает мне ничего на ушко. Сейчас я полагаю, что воля Бога—это, наверное, некое руководящее чувство, которое гасит эмоции и помогает мне поступать правильно.

ДжимФ., Девонпорт, Тасмания,США

Контролировать эмоции мировозрением, примерно такой вывод делается еще в одной статье номера, которая так и называется «Эмоции». И это есть мировозрение присутствия. Присутсвия Бога. Джим, как раз обэтом и пишет: «происходящее—это сама жизнь, она лишь может выглядеть как дерьмо...» и как правило так и выглядит, если во мнеостается мироощущениеалкоголика. Примечание редактора.


Размышляем о духовном

Как избавиться от страха В стрессовых ситуациях в организме могут происходить определенные биохимические процессы. Один из видов этих процессов—страхи. Сразу нужно отметить, что не каждый страх вреден. Описан случай, когда, женщина видела, как на ее ребенка падает стена весом чуть в тонну, но под действием страха, она удержала эту стену. И спасла своё чадо. Понятно, что в  нормальных условиях это было бы вряд ли возможно. Такие мобилизующие страхи достаточно редки, как и экстремальные ситуации, в которых они возникают. Зато другие, бывает преследуют ежедневно, и, буквально, отравляют всю нашу жизнь. Если «полезные» страхи в повседневной жизни действуют, скорее, как проявления здравого смысла, рекомендуя нам не входить в клетку к тиграм или не перечить жене, и их не более 10%, зато остальные 90%, вообще, оторваны от какой-либо конкретной угрозы. Главная особенность психологического страха—он всегда обращен к  тому, что может случиться, но не к  тому, что происходит сейчас. Эта будущность всегда составляет основу неоправданного страха. Но для этого сл уч ая н адо п он и мать, ч то когда с о з н а н и е ч е л о в е ка « н е з де с ь », а  устремлено в будущее, то в его уме и чувствах возникает разрыв (зазор). Они не участвуют в логической оценке и «общупывании» настоящего и  погружаются в иллюзорное формирование действительности. «Живите здесь и сейчас»,—говорят человеку все духовные практики. Участвовать и действовать можно только в настоящем моменте. Справиться с тем, что есть только в воображении, нет никакого шанса. Почему воображение, в этот временной зазор, когда «не здесь и не сейчас», всегда подсовывает страх. Причина этого феномена умещается в одно ёмкое слово—эгоизм. Этот «дружок» нам очень хорошо знаком. Как главная причина нашего бывшего пьянства. Этому обособленному

«я», всегда чего-то мало. Всегда кажется, что отнимут то, что имеешь, и не дадут, то, чего заслуживаешь. В своей книге «Сила настоящего», её автор Экхарт Толле, распространяет эту эгоистическую функцию человека не только на «деклассированных элементов», но и на чуть-ли не всю человеческую популяцию. Он пишет: «Людей, преодолевших свою зависимость от ума, пока еще очень мало, поэтому можно считать, что практически все, кого вы знаете и с кем вам приходиться сталкиваться, живут в  ощущении страха. От человека к человеку меняется лишь сила этого страха.» Почему эгоизм и ум для Толле—тождественны, легко понять, наблюдая за своими собственными мыслями. Ум всегда ищет логические и реалистические пути, чтобы, во-первых, выжить, во-вторых—преуспеть. Это малое «я» всегда эгоистично. И когда в уме—зазор, эфемерная инерция прощупывает гипотетические опасности для «не выжить и все потерять», прогнозируя всякие страшилки. Но большинство людей не в состоянии найти и выполнить свое предназначение. Они существуют и работают в пространстве, не предначертанном им судьбой. Понять, когда ты в эгоизме или в пространстве любви и единства очень легко. В единстве всё вокруг само собой складывается, причем в ритме танца. Исполнять такой танец весьма просто. Можно просто сидеть «на попе ровно», а все вокруг как-то само собой организуется. Но чувство страха «размагничивает» человека, уничтожает связи. Удаляясь в будущее, мы как бы заявляем многогранному миру: нам нужно то, что будет и не интересуемся настоящим. У ума есть еще такое качество: проваливаясь в будущее он сразу привязывается к ожидаемому результату—как к положительному, так и к отрицательному. Казалось бы,—и так советуют все без исключения духовные учителя,—умейте настроить себя на лучшее и ждать только хорошего. В этом случае можно и привязаться к результату. Но,

как правило, на практике такой фокус не проходит. У ума есть ещё одно паршивенькое свойство: больше всякой логики и здравого смысла он любит иронизировать и сомневаться. Сомневаться во всём, что есть в проекте радужного и цветущего. И вот, как раз это преобразованное умом хорошее, с элементами изъянов и перекосов, мы и притягиваем в свою жизнь. Потому что сознание определяет бытие, таков закон, и  никак не наоборот. Например, мы критикуем своих соседей или уходим от жены, которая—достала. Затем переезжаем на новую квартиру или находим новую жену. И что получается—опять те же неприятные соседи и точно такая же «достающая» жена. Сработало известное правило: то, что мы критикуем и на что жалуемся [c жалом милуемся] оставляет отпечаток в той части сознания, что ответственно за формирования самой реальности. Чтобы жить без ожиданий, надо научиться не привязываться к плодам своего труда. При этом всякий имеет право планировать свою жизнь, но не надо привязываться к  результату своих действий. Мы с вами по опыту знаем, что очень важно, как можно больше благодарить Бога за настоящий момент. Карл Юнг, (сказавший как-то про нас: пьянка—есть неосознанная тяга человека к Богу. Прим. редакции) тоже лечил людей от страхов, но не все знают, что великий ученый не принимал людей, если они после 35- 40 лет не верили в Бога? Потому что, по его мнению и опыту, страх без веры в Бога преодолеть невозможно. Современные исследования доказывают, что несчастные случаи и другие неприятности в три-четыре раза чаще происходят с теми детьми, чьи родители очень за них переживают и  боятся. Статистика показывает, что в  80-ти процентах случаев люди, заболевшие раком, предполагали такой исход и жили в постоянном страхе заболеть. И это закономерно—так устроена Вселенная. Многие люди, занимающиеся духов-

11


АЛЬТЕРНАТИВА ными практиками, пропитаны страхом за будущее. Они соблюдают разнообразные религиозные правила и ритуалы, и все для того, чтобы обеспечить себе райскую жизнь в будущем. Но если вы делаете это из страха, то в этом нет никакого смысла. Еще две тысячи лет назад сын одного плотника—Сын Человеческий сказал: «Царство Божие внутри вас». Рай—здесь и сейчас. И Бог—это Любовь, Он так любит нас, что это сложно даже представить, и тому есть множество свидетельств: просветленных мудрецов, людей, входивших в  транс, людей, вернувшихся с того света после клинической смерти. Сказку про гневного и карающего Бога придумали люди, чтобы зарабатывать на страхах других, контролировать их через страх. Так же и с нашим телом. Нужно понять, что жизнь в нынешнем теле—временна, это просто спектакль с  определенными декорациями, актерами и сценами. В этой жизни одни души играют роль наших родителей, другие—друзей и т. д. Потом спектакль заканчивается, а у нас истерика—мы не хотим покидать сцену. Есть очень хорошая притча. Один царь пришел к ручью и увидел, что все его братья и родственники лежат мертвые. И раздался голос с небес: «Мы и тебя сейчас убьем, если ты не ответишь правильно на вопрос—что на свете самое удивительное?» Царь ответил: «самое удивительное на свете то, что умерли все мои родственники, умерли родители и братья, я—вижу их перед собой мертвыми, но все равно не верю, что сам могу умереть». Голос сверху ответил: ты первый кто ответил правильно. Большинство болезней и несчастий по судьбе происходит из-за страха. Личные отношения рушатся, в основном, из-за страха. По большому счету, именно страх является причиной всех проблем, потому что у нас внутри либо любовь, либо страх—третьего не дано. Если мы живем на уровне духа—мы живем любовью, постоянно находимся в настоящем. Если мы живем эгоизмом, то у нас одни страхи. Сначала надо чего-то достичь, овладеть чем-то, а потом это

1 2 Журнал анонимных алкоголиков Спб

нужно еще и удержать. Но в глубине души понимаем, что навечно не удержишь—отсюда рождаются страхи. Но если жить безусловной Любовью, с полным доверием Богу, то страхов не будет. Главный принцип—принимать мир, каждого человека и свою судьбу такими, какие они есть, и при этом радоваться и относиться ко всему, как к бесценному подарку. В западных странах на обочине дорог есть специальная полоса, при съезде на которую машину начинает трясти. Это сделано специально—если водитель заснул или отвлекся, и его снесло в кювет, то вибрация его разбудит. Болезни и несчастья по судьбе даются нам по этой же причине. Вселенная как бы говорит: «Проснись! Ты что-то делаешь неправильно». Преодолевать страхи и напряжение хорошо помогает юмор, так как юмор—это божественное качество. Попробуйте пошутить—вы расслабитесь, и страх уйдет. Пошутите над своим страхом, над ситуацией и т.д. Если вы подходите к проблеме с юмором, все меняется. Вселенная все устраивает самым замечательным образом. Не будьте слишком зациклены, не будьте слишком логичны. Чем выше вы поднимаетесь на духовный уровень, тем меньше логики. Страх сдерживает и напрягает, а  юмор, наоборот, расслабляет, потому что юмор—это Любовь. Не надо стесняться своих страхов. Если вы хотите развить Божественную любовь, то нужно избавляться и  от комплексов, и от страхов. Для этого сядьте и напишите: «Моя цель—избавиться от страха…» (нельзя писать «не хочу», так как «не» в подсознании проваливается, и остается «хочу»), «…но при этом я принимаю любое развитие событий, как Бог даст, так и будет». Поймите: у вас достаточно сил, чтобы избавиться от любого страха, но для этого нужно поставить такую цель и  записать ее на бумаге. Но если внутри вы не хотите избавляться от страха—вы нянчитесь с ним, как с  маленьким ребеночком. Свою цель (избавиться от страха) надо обязательно писать на бумаге в  течение нескольких недель, чтобы дать указание своему подсознанию. Тогда и Вселенная будет всячески вам помогать и «выстраивать» необходимые для этого события. Подсознание должно услышать, схватить, 

а Вселенная—понять ваше желание. Но если вы не запишете цель, это не произойдет—у нас в уме проносится до 60 тысяч мыслей в день. Вера в  Бога дает понимание, что Бог нас любит и желает нам только хорошее, что все что нам дается, все к лучшему. Почему говорят, что в окопах нет атеистов? Когда нам больше всего страшно и тяжело, мы начинаем молиться и взывать к Богу, так же как и ребенок в  трудной ситуации зовет мать. Избавьтесь от страха и живите счастливо! Все наши мысли, эмоции и действия либо исходят от любви, либо от страха. В первом случае вы становитесь здоровым, счастливым и успешным, во втором разрушаете жизнь себе и близким. Чем Вы больше живете, любовью или страхом? Это ваш выбор.

Эдвард Мунк «Крик», 1893


Личностный словарь человека

Великие об алкоголе. Тезы

Феофан Грек

Алкоголизм—это порождение варварства—мертвой хваткой держит человечество со времен седой и дикой старины и собирает с него чудовищную дань, пожирая молодость, подрывая силы, подавляя энергию, губя лучший цвет рода людского.

Л

В вине тоска ищет облегчения, малодушие—храбрости, нерешительность—уверенности, печаль—радости, а находят лишь гибель.

индивидуальная интерпретация сути и смыслов слов

«В суть всякой вещи вникнешь, коли правдиво наречешь ее»

юбому механизму полагается инструкция, где прописаны его функциональные возможности и правила эксплуатации. И только у человека ничего такого нет. Хотя наставлениям, к жить и к чему стремиться посвящены все священные писания, философские учения и эзотерические практики. Но это не учит. Всех и в должной мере. Потому что, хотя мы внешне похожи друг на друга, но всегда бесконечно разные. Общих положений для всех (разных) не существует. Иисус говорил притчами, допуская многоуровневый закон понимания. И только одна истина, по Его мнению, была доступна всем людям одинаково. Любите Бога и тем самым любите друг друга, любите друг друга, и тем самым любите Бога. Все остальное люди всегда додумают по-своему. Даже в обыденной жизни, глядя в одну сторону, мы видим по разному. Элементарно, из-за различия в остроте зрения. Чтобы научиться видеть предметы и явления в истинном свете, попробуем разобраться, как мы вообще что-либо видим и понимаем. С точки зрения современной науки, человек мыслит образами, а выражает их словами. Компьютер это делает, присваивая объекту цифровое имя. Так мы ему поручили. Сами же используем не цифровые, а буквенные символы—слова. А этому нас научил сам Бог. Создатель поручил своему первенцу—Адаму дать всем сотворённым до него животным (словесные) имена. «Бог хотел видеть, как он (Адам) назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей, чтобы затем владычествовать над рыбами морскими, и над птицами небесными». То есть, самим Богом нам дозволяется и  поручается, по имени, данному объек-

Джек Лондон

ту, как мы его нарекаем,—властвовать над ним. Безусловно это очень важный для нас и, похоже, единственный урок человеку, как ему быть творческим соучастником божественного творения и самой своей жизни. Мы, конечно, и без того (без осмысления важности) присваиваем имена всем и всему, что мы вокруг себя видим и ощущаем. Вернее, в большей степени это сделали до нас. Хорошо ли получилось или плохо, разве что по нашей пословице можно судить: «если будешь поступать (называть) так, как всегда поступал (называл), то и получать будешь то, что всегда получал». Словом, если устраивает внутренняя сила и качество теперешней жизни, то не о чем беспокоиться. Другое дело, что вряд ли устраивает... Для этого и нужен Личностный словарь. Чтобы, во-первых, как в четвертом шаге, сделать ревизию, отложившихся в памяти слов и понятий. Выяснить, не являются ли образы и  ассоциации,—что стоят за обыденными и въевшимися в кровь и плоть словами,—неживыми и чуждыми для нашего теперешнего сознания. И стоит ли там, вообще, что-нибудь отличное от нуля или пустого тумана. Во-вторых, в этом словаре мы переосмы сл и м, зан ово расш и фруем и  пропишем смысл и суть прежних имен. Хотя бы самых важных для нашей жизни. Чтобы они наглядно и образно вошли в наше теперешнее сознание, тем самым позволяя «владычествовать» над тем, что мы поняли и заново для себя высветили. Почему ещё нужна собственная понятийная база? Потому что жизненно важные понятия всегда духовные, и  потому трудно взаимопроникаемы. И м ен н о в э том м ы бескон еч но разные. Вот такая глобальная задача.

Бенджамин Джонсон

Вино сообщает каждому, кто пьет его, четырекачества. Вначале человек становится похожим на павлина—он пыжится, его движения плавны и величавы. Затем он приобретает характер обезьяны и начинает со всеми шутить и заигрывать. Потом он уподобляется льву и становится самонадеянным, гордым, уверенным в своей силе. Но в заключение он превращается в свинью и, подобно ей, валяется в грязи. Абу-ль-Фарадж

Виноградная лоза приносит три грозди: гроздь наслаждения, гроздь опьянения и гроздь омерзения. Анахарсис Скифский

Всякий пьяный шкипер уповает на провидение. Но провидение иногда направляет суда пьяных шкиперов на скалы. Бернард Шоу

Извсехпороковпьянствоболеедругих несовместимосвеличиемдуха. Вальтер Скотт

Многие идиоты и слабоумные появляются на свет от родителей, предававшихся пьянству. Фрэнсис Бэкон

Мы пьем за здоровье друг друга и портим собственное здоровье. Джером Клапка Джером

13


АЛЬТЕРНАТИВА Через раскодирование замыленных, чужеродных, а также ни с чем не ассоциируемых слов, заново взглянуть на мир и оживить его новыми сутью и смыслом. Потому что из того, что нам вообще известно, как предметы и явления окружающего мира, под теми или иными метками—словами, и наоборот, формы и образы, что всплывают у нас в голове, как реакция на соответствующие слова, все это есть продукт нашего сознания. Здесь четко нужно себе уяснить, что, кроме как из сознания, этому нашему «видению» образов и чтению «имен» больше не откуда взяться. И, как следствие, владычеству над ними. Вот взять хотя бы слово «предубеждение», оно как раз наглядно характеризует то, о чем мы сейчас говорим. Это слово часто встречается в  большой книге. И, надо сказать, я  всегда о него спотыкался. «Расшифровав» это слово в своем Личностном словаре, как [пред убеждение], я теперь понимаю, что стоит за этим американским понятием, и от чего мне следует отказываться. От убеждений, как остатка закостенелых мыслей или, наоборот, недомыслия, по тем или иным понятиям, что когда-то отложились у меня в памяти, а теперь ни коем образом со мной не совместимы. В нашем сознании, иной раз, закрепляются настолько нелепые имена, что проистекающая через них действительность, приобретает прямо таки гротескный характер. Например, в  своё время Отделу социального обеспечения исполкомов была присвоена сокращённая аббревиатура—«собес» [со бесами]. Сейчас исполкомов нет, но «со бесами» остался. Бабки на всякий случай крестятся, заступая на порог таких учреждений. Как правило у нас в памяти в качестве расшифровки слов откладываются образы и понятия, наиболее удобоваримые для «общего пользования». Но по факту жизни часто оказывается, что эти ассоциации может быть и пригодны для какого угодно иного сознания, но только не для того, что формирует мою собственную жизнь. Самое печальное, что это касается самых важных слов-имён.

1 4 Журнал анонимных алкоголиков Спб

Опыт Билла Вильсона мне показывает, что если я вслед за ним, не дам свое собственное определение Высшей силе, не сумею составить словесные конструкции для духа, души, сознания, разума и молитвы, то эти важнейшие для моей жизни понятия так и останутся не живыми, никак не влияющими на мою жизнь. Личностный словарь как раз и должен посредством «наглядных» для меня слов-имён прояснить туманные, до сей поры, образы в моем сознании. Например, круговой поток воздуха, как образ. Мы его все представляем, но по-разному. Для одних это вихрь, для других смерч, а для американцев и вовсе, торнадо. Здесь эффект выбора слова таков: как мы его выберем, так этот ветер для нас и запоёт. Или, хотя бы взять словесное выражение: «вавилонское столпотворение». На первый взгляд—вертеп, да и только. Однако при близком рассмотрении этой словесной конструкции [вавилонское столпа творение] может проявиться совсем иная образная картина—строительство столба в  Вавилоне. Важнейшее слово «любовь». Это понятие может содержать массу определений, причём противоречивых. Древние греки на этот счёт тоже были в замешательстве. В слове «любовь» слишком много, что можно вообразить: от кротких форм до разнузданных видений. Греки поступили так: раз нельзя образно объять явление в  целом, они его раздробили на части. Всего—четыре. Одно слово обозначало телесную любовь, другое—любовь детей и родителей, третье—дружбу и  четвертое—высшее её проявление, любовь к Бoгу. За каждым отдельным именем стоят конкретные образы, и всё становится на свои места. Безусловно не все слова следует расшифровывать заново. Что толку копаться в том же слове «стол». Он, как говорится, и в Африке—стол. Другое дело слово «сознание». Само написание этого слова, в некоторой степени открывает лик этого слова, его сущностный образ [со знание]—совместное знание, с осознанием, единение. В своем личностном словаре я даю свой ключ для его раскрытия: сознание—есть жизненный потенциал всего чувственного, разумного и  божественного в человеке. Это мое понимание сути этого слова на день сегодняшний.

Составляя Словарь, целесообразно сохранить все предшествующие рассуждения, которыми руководствовался при написании подобной формулы. Словарь станет пространством корректировок и дополнений, в случае появления новых взглядов для новых формул. Вы уже, наверное, заметили, что некоторые, приведённые выше слова, записанные на Кириллице, содержат в себе некий лик—логику буквенного построения, по которому сразу видно его смысловое значение. Сейчас об этом много говорят, а Михаил Задорнов такую особенность слов иллюстрирует со сцены. Ничего в этом нового нет, такая «кодировка» слов была отмечена ещё в позапрошлом веке великим французским математиком Де Аламбером. По виду своих французских слов он тоже определял их смысл и суть. Я рки й п ри мер п ря мого л и ка сл ова –«семья» [семь я]—семь раз по я. В раскрытии нeго, кстати сказать, совсем мало личностного участия. Его смысловое построение для всех очевидно. Нужно только захотеть увидеть. Примером моего сугубо личностного наречения может служить слово «покаяние» [пока я не я]. Открывая сущность слов, мы раскрываем и свою духовную сущность. На каждый период—своё видение. Есть статические слова, не выходящие за периметр, которые всеми трактуются одинаково, а есть не статические, всегда меняющие свои смыслы. Эти, последние, как правило, несут на себе функцию фундаментальных понятий нашего сознания. Сегодня у меня такое их толкование, а завтра, в  зависимости от новой духовной ступени видения—следующий срез. Вот, к примеру географические названия: Израиль [из рая]—может быть и в положительном и в отрицательном смысле: изгнанный из рая или сошедший из рая, и Палестина [поле истины]. Правда, любопытный взгляд, но только на сегодня. Работа со словом—с родни работе по десятому шагу, когда мы анализируем духовную составляющую нашего восприятия действительности—вчера  и  на сегодняшний день. В этом номере я приведу имеющиеся у меня имена-формулы для самых важных в моей жизни слов, если будет интересно, в следующем номере журнала продолжим вместе.


Адам [ад дам]—тот, кто разделил добро и зло.

Мир сей—следствие представлений,

Безобразный [без образа].

гипотез, теорий и пр. состояний единого сознания—выдумка, иллюзия, мираж.

Бог—Отец небесный, сила более мо-

Намерение [намеривание]—поэтап-

Вера—сила намерения, воля к изме-

Наслаждение [наслоение]—ощуще-

гущественная и любящая, чем я, которая всегда со мной.

нениям.

Вода [ввода]—вводная среда, то из чего все произошло.

Грех—желание получить для себя одного, в отличие от воли Бога и Его заповеди любить друг друга, жертвовать ради ближнего.

Друг [друг]—другой. У нас ассоции-

ное моделирование своих планов, воля к перемене.

ние на стыке между желанием к нему и им самим.

Нервы [не рви]—не рви единства со всем.

Покаяние [пока я не я]—перед кре-

щением Иоанн напутствовал: покайтесь, потому что, пока вы не есть то, что вы есть на самом деле.

руется с близким человеком. По Евангелию, каждый другой—друг.

Разум [раз ум]—первый ум,—интуи-

Евангелие [Ева ангел и я]—матери-

Свобода [своя от Бога] или [c волей

альная и духовная жизнь и есть Я. Или [Иван Гелиос]—солнце для иванов.

Золотое сечение [b/a+b = a/b]—как вы хотите чтобы люди относились к вам—сколько в них должно быть божеского (b/b+a)—так и вы относитесь к ним (а\б). Это нерушимый нравственный закон: на сколько хорошо ты относишься к людям, ровно в той же пропорции Бог дает им возможность хорошо относится к тебе.

Обозначения: a+b—целое(Бог); b—большее(люди); a—я. Иисус [и есть сущий]—сам себя

осуществляющий, альфа и омега, начало и конец. «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть».

Имя [и есть я]—«как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей».

Информация [ин форма ция]—внесенная, внедренная, иная форма представления в сознании.

Истина [из тины]—выход из запутанного, вязкого состояния сознания.

Любовь [у Бога]—то, что есть у Бога,

что в зачаточном состоянии мы чувствуем к матери (отцу), к детям (своим), к противоположному полу, к самому себе и к Отцу небесному.

тивный, духовный.

Бога]—вечно борющиеся и переходящие друг в друга своя и божья воля в человеке.

Сознание [со знанием]—весь разум-

ный и чувственный потенциал в человеке. Мыслительный—от телесного ума до божественного разума и чувствующий от пяти своих сенсорных органов до интуиции—прямых сигналов души, единой с Духом.

Убеждения —зафиксированные в па-

мяти остаточные метки слов и образов (образов и слов) от частого мысленного к ним обращения.

Характер [хороший актёр]—к какой

роли человек привык, и что лучше всего у него получается, то он и исполняет на сцене жизни. Весь мир—театр, а люди в нем актеры.

Христос [креста ось]—основа мироздания.

Цветок [цвета ток]—живой поток цвета. Цель жизни—обретение духовного единения с Отцом, Его любви и силы, в радости совместного творения жизни.

Человек [чело на век]—разум на век сей.

Великие об алкоголе. Тезы

Опьянение—добровольное сумасшествие. Аристотель

Первая чаша принадлежит жажде, вторая—веселью, третья—наслаждению, четвертая—безумию. Анахарсис Скифский

Первый стакан—за себя, второй— за друзей, третий—за хорошее настроение, четвертый— за врагов. Джозеф Аддисон

Пиво делаетчеловекаглупым иленивым, авино—веселымидурным. Неизвестный

Пьянка была везде. Ина производстве, и на кафедрах. Это я знаю по работе Раисы Максимовны. Михаил Горбачев

Пьянство—мать всех пороков. Абу-ль-Фарадж

Пьянство—причина слабости и болезненности детей. Гиппократ

Таргенс дал Катрионе слово «не пить», то есть обещание, равное для мужчины, привыкшему к возбуждению алкоголем, примерно тому, как если бы горный козел отказался перепрыгивать пропасти. Александр Грин

Усебя дома первый бокал обычно пьют за здоровье, второй—ради удовольствия, третий—ради наглости, последний—ради безумия. Анахарсис Скифский

Удивительно, как при начале пира пьют из малых чаш, а с полными желудками—из больших... Анахарсис Скифский

Олег

15


АЛЬТЕРНАТИВА

Вера, как способ развития разума

По следам выступления члена Международной Урантийской Ассоциации Микаэла Хатьяна на читательской конференции в Чикаго, 2004 г.

М

ожет возникнуть вопрос: почему мы в своем журнале приводим рассуждения некоего члена никому неизвестной ассоциации по такой важной для нас теме, как взаимодействие веры и разума? Какое отношение этот человек, и вообще посторонние люди, могут иметь к нашим проблемам? Вполне может статься, что этот Микаэл Хатьян, выступивший на подозрительной конференции в Чикаго, вовсе не алкоголик, а какой-нибудь сектант. И как же со всем этим быть? Сразу оговоримся: нам нет никакого дела до всех этих конференций, ассоциаций и натурпринадлежности господина Хатьяна. Единственно, чем мы руководствуемся, исходя из нашей преамбулы—это развиваться духовно. В своем рассказе, на основании того, что с ним было, этот человек почти что в прямую употребляет наши программные тезисы и установки. Этим он нам и  интересен. Если бы этого не было, все равно нет повода кого-либо чураться. Вера, сознание, разум, духовный поиск—вот ключевые слова в качестве пропуска на нашу территорию. В заглавной статье выпуска Билл Уилсон предостерегает, что очень трудно наладить тесные контакты с алкоголиками, если мы будем придерживаться такой топорной позиции: «Только Мы сами несем истину в  АА—и упаси вас думать по-другому!». Хочется думать и заодно договориться, что мы не есть закрытое объеди-

1 6 Журнал анонимных алкоголиков Спб

нение «избранных», хотя и уклоняемся от саморекламы и избегаем излишних связей с радио, прессой и  телевидением. Главным образом, чтобы не повредить своей анонимности и не впасть в соблазн коммерции. Но, отнюдь, не для того, чтобы отгораживаться от духовного опыта других людей. В духовном поиске мы все братья по разуму.

«… Иоанн сказал: Учитель! Мы видели человека, который именем твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами. Иисус сказал: не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим не может вскоре злословить Меня. Ибо кто не против вас, тот за вас… » Евангелие от Марка. Гл.9 Если придерживаться градации рубрик, принятых в мировом журнале анонимных алкоголиков Грэйпвайне: «воодушевляющие статьи со всего света», то тематика наших сегодняшних статей—это страхи. Вот и Микаэл Хатьян, касаясь воспитания разума, делает главный акцент на вредоносность страхов. Предпочтение зова сердца логике ума, тоже очень созвучно тому, о  чем мы говорим на собраниях. Вполне возможно, что его рассуждения кому-то будут полезны в  работе по 3-му шагу. Когда мы ищем путь перепоручения своей воли и самой жизни Богу, как мы его понимаем. И главная работа по 4-му шагу, никак не может

быть выполнена без прописания (осознания) страхов в своей жизни. И без участия веры... «Мы просим Его помочь нам избавиться от страха ...и мы сразу же чувствуем, что начинаем преодолевать страх». Микаэл рассказывает, что ему часто снился сон, в котором волна уносила его в море, где он почему-то не чувствовал страха. Сейчас он считает, что этот сон был посланием, основной смысл которого—«не бойся». Вот его рассказ: Мой разум всегда предлагал мне рациональные объяснения всего на свете, включая осознание божественной реальности. Разум объяснял мне, сколь опасно перестать думать о заработке, здоровье, безопасности. И, тем не менее, что-то или кто-то всегда пытался предложить мне иные аргументы и объяснения. Меня всегда поражал тон незримого собеседника. Он всегда был мягким и  умиротворённым. Под его влиянием, любые факты негативного характера утрачивали силу. Постепенно я  научился выбирать между незримой реальностью и рационализмом. В моей жизни появилась надежда. Умственное понимание мира всегда вело только к утрате всякой надежды. Чтобы вникнуть в суть, я научился вникать в слова. Живая истина, живая любовь, живая вера. Что означает это слово «живой». «Живой»—это по сути энергичный, движущийся, колеблющийся, непосредственный и  со-


зидающий. Из этих определений меня вдохновила идея созидательности. Созидательность больше всего подходит под создание новой реальности. Живая вера—значит созидание. Творчество и разум—тоже созидание. Мой вывод был в следующем: вера и разум (творчество) идут рука об руку. Я спросил себя: смогу ли я  использовать веру, как инструмент воспитания разума и развития творческих способностей. Нашему разуму присуща творческая созидательность, но и вера есть продукт творческого воображения. В рамках интеллекта у разных людей можно выделить четыре уровня развития разума. Высший уровень—мудрец. Он пользуется живым словом, а  не мёртвыми буквами. Иисус не оставил после себя записей, поэтому Он являлся среди прочего—мудрецом. Его ученики тоже ничего не записывали и в течение сорока лет. Живое слово оставалось живым словом. Однако, Евангелия—это письменный текст. И поэтому первый автор неизбежно стал книжником. Слово книжник не должно нести в себе отрицательной оценки. Без книжников не было бы распространения знаний. И, тем не менее, книжник стремится закабалить динамичное, живое слово, превратить его в нечто неизменное. Вероятно, поэтому сказано: высказанное слово—ложь есть. Следующая градация—читатели. Это те, кто пользуется конечным продуктом книжника. Они использует созданное другими. С приходом Интернета появилась ещё одна градация—копировальщик. Копировальщик—лицо нового мира интеллектуального бесплодия. Копировальщики хорошо дают нам понять разницу между божественным творческим разумом и механистическим отображением. Хатьян считает, что главным фактором, который опускает свободную созидательность разума на более низкий уровень, сводя ее к механическому копированию, есть страх. Именно страх принижает разум: он заставил фарисеев и книжников закрыть глаза на живую истину благой вести и избрать рабское повторение писаний. Моё нетерпение и мятущееся «я», рассказывает Микаэл, также разрывалось порывами веры и  рациональными доводами разума. Конечно же, я хотел превратить

свою веру в инструмент одухотворенного разума. И понял, что как раз для этого случая не существует инструкции, которую можно было бы скопировать, а затем применить. Я задал себе всегдашний свой вопрос: чего ты хочешь. Я хотел многого, и все это было в материи. А в  том, что не измеряется в минутах, граммах и сантиметрах, более всего я хотел бы избавиться от страха. Это стало вторым осознанным выбором в процессе воспитания разума. А  первый заключался в том, что разум должен быть созидательным, творческим и живым. Избавление от страха стало моей основной целью. Если бы мне удалось указать только один фактор, мешающий мне в жизни, то им стал бы страх. Чтобы бороться со страхом, необходимо понять, что именно делает страх с разумом человека и его личностью? Что же такое страх? Может быть он полезен? Безусловно. Для тела. Он предупреждает, предотвращает, он заставляет кричать о помощи. Но, чем больше мы принимаем заповедь «не хлебом единым жив человек», тем меньше нам нужен страх. Что-то должно вставать на его место. Страх есть противоположность любви. Задача состоит в  том, чтобы заменить наши страхи убеждённостью любви. И тем больше нам нужна любовь. И здесь именно вера становится мостом в воспитании не боящегося разума. Поворотный момент в  борьбе со страхом произошёл во время одного из регулярных столкновений моего разума (сознания) со страхом. «Что ты будешь есть?—вопило сознание, подстёгиваемое страхом.—Ты безответственен! У тебя семья! Тебе нужно прекратить писать свою музыку, которая ничего не приносит, и начать зарабатывать на жизнь». Тут в комнату вошла моя шестилетняя дочка: «папа,—сказала она,—спой мне снова ту песню».—«Какую?—спросил я. —«Которую ты написал для мня вчера». Я  спел. И увидел, каким счастьем озарилось её лицо. И  тут я понял, что в своей жизни уже есть всё самое главное. Я  понял, что могу обойтись без страха. Страх—родовое понятие. В действительности мы сталкиваемся со многими его составляющими: беспокойством, недоверием, подозрением; есть и другие. И каждый раз это признак отсутствия любви. Они взаимно ис-

ключают друг друга. Как день и ночь. Как свет и темнота. Их невозможно соединить. Можно только выбрать одно из них. В конце концов, это выбор между верой и неверием. Потому что любовь и Бог тождественны. Ибо, если ты по-настоящему веришь в Бога, то места страху не остаётся. Борясь со страхом, мы помогаем вере стать главной силой в жизни людей. Страх ослепляет. Страх разъединяет. Страх предаёт. Страх убивает. Страх спасает нас сегодня, чтобы победить завтра. Это осторожность, которая переросла сама себя. Это предосторожность, оставленная без присмотра. Страх сохраняет нам гроши и  лишает целого состояния. Страх предотвращает от царапин, но наносит увечье. Частью ежедневной молитвы стали для меня слова: «Господи, разбей оковы страха! Не позволяй его яду отравлять мой разум! Замени его на душевный покой, умиротворение и  всеохватывающую любовь». Можно подытожить. И мы и Микаэл Хатьян исходим из того, что разум—это логический ум + божественное откровение. Вера иррациональна, она не поддаётся и не вытекает из логических построений. Она всецело есть творческое воображение. В разуме,—все то, что стоит выше логического ума, есть тоже творческое созидание. И то и другое—жизнь. Это первый вывод Микаэла. Второй вывод—в нашем сознании присутствует чувственный элемент, который принижает творчество разума, делает его бесплодным,—это страх. Он отвергает свободную созидательность разума, сводя его к механическому копированию. Мы изо дня в день повторяем то, что всегда в таких случаях делали и боимся сделать новый шаг. (Если будешь повторять делать то, что делал всегда, то и получать будешь то, что всегда получал). Для оживления разума нужно замещающее страх чувство. Таким чувством может быть только любовь. Это третий вывод Микаэла. Страх или отсутствие страха—есть индикатор веры. И  только вера может заместить страх его противоположностью—любовью. Задача и  цель воспитания разума состоит в  том, чтобы заменить наши страхи убеждённостью любви—веровать в  любовь. Любовь Бога.

17


Молитва

АЛЬТЕРНАТИВА Великие обалкоголе. Антитезы

Вино запрещено, но есть четыре «но»: Смотря кто, с кем, когда и в меру ль пьет вино. При соблюдении сих четырех условий Всем здравомыслящим вино разрешено. Омар Хайям

Новое платье действует на женщину, как четыре стопки водки на мужчину. Янина Ипохорская

Любовь движет миром, да, но виски вращает его вдвое быстрее. Комптон Макензи

Пьяница—истинный центр мира: все вращается вокруг него. Эмиль Ожье

Я, безусловно, видел больше мужчин, которых сгубило желание иметь жену и детей и содержать их в комфорте, чем мужчин, которых сгубило пьянство и шлюхи. Уильям Йитс

Не упускайте случая делать добро—если это не грозит вам большим ущербом. Не упускайте случая выпить—ни при каких обстоятельствах. Марк Твен

Пиры устраиваются для удовольствия, и вино веселит жизнь. Екклесиаст

Чтобы напиться до безобразия, мне теперь хватает одной рюмки. Не могу только запомнить, тринадцатой или четырнадцатой. Джордж Бернс

1 8 Журнал анонимных алкоголиков Спб

К

огда молишься, войди в отдельную комнату и закрой дверь, и, молясь, не говори лишнего, ибо Отец знает, в чем вы имеете нужду прежде прошения вашего... Приблизительно так рекомендовано молится в Евангелии. Уединиться и  отстраниться от мира и не многословить. При обсуждении этой темы на собраниях, необходимость уединения в тишине более менее понятна, но у многих возникает вопрос: что и как просить, если Бог и так в курсе дела по всем твоим проблемам. Ведь именно так сказано: «прежде прошения Отец знает нужду твою…» Некоторые говорят: а я не прошу, я  только благодарю. Это чем-то напоминает нашу уловку по первому шагу, когда я себе не запрещаю, но на сегодняшний день воздерживаюсь. С  другой стороны в том же благовестии сказано: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и  отворят вам. В чем здесь противоречие. Его нет, если понять саму суть и свойство молитвы. Ведь это в первую очередь, общение, встреча. А  дальше, уж как получается: просить, благодарить или просто молчать. В молитве мы соприкасаемся с  высшей реальностью, являющейся единственным истинным Бытием, по сравнению с которым, всякое другое бытие, в том числе и наша жизнь, является условным и относительным. И  при соприкосновении с этой реальностью, прежде чем произнести молитву, её нужно услышать. У нас в  большой книге, молитва тоже тождественна медитации. Вернее, там медитация приравнена молитве.

Поэтому, прежде чем начинать молитву, необходимо внутренне умолкнуть, отрешиться от многомыслия, услышать тишину. Достичь тишины есть самое трудное в молитве, но лишь она обеспечивает состояние внимательной бдительности, ожидания и прежде всего вслушивания. Подвижниками древности было замечено, что ум, когда он в голове, подвержен рассеянности и «парению» и  был выработан метод концентрации ума в сердце. Сущность его состоит в  том, чтобы при молитве суметь устремить ум в сердце. Кто умудрился это сделать, конечно, не без усилий и  навыка, говорят: не думайте, что это дело совершенных. Это дело всех, кто по-настоящему ищет Бога.

Из наставлений иеромонаха Илариона «Таинство веры»

Я

всё придумывал молитву краткую и молюсь составленной длинной молитвой. Это нехорошо. Молитва не может быть одна и та же на все дни, на все часы. Нынче мне нужно: «помоги». А иногда нужно: «благодарю». Иногда нужно только созерцание, и иногда память о  Нем и о Себе. Бог есть любовь. Любить Бога значит любить любовь. Да, Бог дышит нашими (всеми отдельными существами) жизнями. Что Он делает через нас? мы не знаем и не можем знать. Одно мы знаем, что в  этом наша жизнь, и когда мы знаем это, то и нам хорошо, и легко делается, как по маслу, и наше и Его дело.

Из дневников Льва Толстого


История падений но подъема

Меня зовут Татьяна и я алкоголик

М

оя дружба с алкоголем длилась 30 лет. Когда я была ребенком, мне хорошо запомнились праздники, которые отмечались в нашей семье с родственниками, они были веселыми, с песнями, танцами. Мы жили небогато, поэтому, гости, вместо подарков, приносили по литру водки, а хозяева обеспечивали закуску. Поэтому, когда я выросла, водка стала и моим любимым национальным напитком. Первое мое сознательное употребление алкоголя было в 15 лет, в праздник, мы выпили с подругой дома бутылку водки на двоих. Было плохо, рвало, себе сказала, что больше не буду пить в таких количествах, но приходил другой праздник, и я повторяла свои ошибки—опять употребляла большое количество спиртного. Всегда была глупая бравада—перепить всех, поэтому контроля над выпитым не было. Я взрослела, спиртное входило в мою жизнь все больше. Я поняла, что алкоголь мне подходит не только в праздники, но и  когда плохо, обиды, проблемы, легче переносить в  употреблении, и я пила, но не решала их, как сегодня. Один раз попробовала сделать бар дома, купила, для начала, ликер финский, в то время, это был дефицит, решила, что буду употреблять по стопочке, когда будет плохое настроение, в результате выпила все за один вечер и поняла, что бар—не для меня. Я всегда мучилась на следующий день после выпивки, ничего не ела, только лежала, человеком себя чувствовала только через день. К моей радости, я узнала, что можно опохмеляться, но похмелью так и не научилась—мое похмелье превращалось

во вторую пьянку. Только полное воздержание давало возможность организму придти в норму. Алкоголь все плотнее входил в мою жизнь, и я стала практиковать выпивку выходного дня. Когда в моей жизни появился мужчина, который тоже любил спиртные напитки, я стала выпивать и в будние дни. Мои запои сначала длились 2, 3, 4 дня, я их скрывала, брала больничный лист себе или на ребенка. Однажды случился запой, который длился месяц, и я  не понимала, что происходит со мной, целыми днями и ночами, я  только пила, спала и ничего не ела. Хорошо, что кто-то подсказал вызвать на дом врача и поставить капельницу. Врач сказал, что я умру, если не поеду в больницу—начиналось истощение организма. После этого случая, начались запои, которые я сама не могла остановить. Около двух лет, мне помогали домашние варианты с капельницами, но  настало и другое время, когда я  просыпалась после капельницы и  уходила продолжать пить. Я переживала: почему не хватает силы воли остановиться самой? Литературу об алкоголизме, я, почему-то, не читала, алкоголиками считала тех, кто не работает и живет в подвалах или тех, кто пьет каждый день. В конце концов, родственникам надоело оплачивать мои выходы на дому, и мне пришлось встать на учет в наркологический диспансер, и теперь мои запои заканчивались в больнице. Я начала делать химические защиты, выдерживала на страхе только первые годы, потом сроки все уменьшались. Я поняла, что это бесполезно—все равно запой рано или

поздно случится. После запоев, было подавленное настроение, возникало чувство вины, ведь я доставляю неприятности окружающим, что у меня нет силы воли, что я не такая, как все. Очень долго, в моей голове держалась мысль, что, воздерживаясь от спиртного какое-то время, я научусь пить, как раньше, без проблем, но этого не происходило—все продолжалось по-прежнему. Затем были пробы менять крепкие напитки на слабые, однако, рано или поздно, запой все равно наступал. Последний год употребления стал моим кошмаром, я уже не хотела делать хим. защиту и кодировки, делала их только для родственников. Срывы стали повторяться через 3 месяца, потом через месяц. Я не успевала восстанавливаться физически и эмоционально, стали приходить мысли о суициде. Я зашла в тупик, знала, что могу заработать «белочку», но мысли о самоубийстве с алкоголем не связывала. Шла потеря интереса к жизни. И вот наступил мой последний запой с выходом на крышу дома, где мне стало страшно—вдруг, я останусь инвалидом, и будет только хуже, и  мне, и дочкам, которым придется ухаживать за матерью, инвалидом и  алкоголиком. Промелькнула мысль, и Бог самоубийц не приемлет. Я спустилась вниз и поехала в ГНД на Васильевском острове, и там я встретила девушку, которая собиралась в  РЦ «Дом надежды на Горе». Находясь в больнице, от безысходности, я  съездила и записалась туда. В РЦ меня привел страх и любовь, захотелось быть достойной этого чувства, захотелось жить. Первые дни в  центре, я только плакала и не пони-

19


АЛЬТЕРНАТИВА Великие об алкоголе. Антитезы

Яумею себя контролировать и до завтрака никогда не возьму в рот ничего более крепкого, чем джин. Уильям Клод Филдс

Не зря я пью вино на склоне дня, Заслужена его глухая власть; Вино меня уводит в глубь меня, Туда, кудамнетрезвым непопасть. Игорь Губерман

Сквозь полную бутылку мир выглядит совершенно иначе, чем сквозь пустую. Тадеуш Долэнга-Мостович

Япью не больше ста грамм, но, выпив сто грамм, я становлюсь другим человеком, а этот другой человек пьет очень много. Леонард Джевецкий

Благодаря телефону можно говорить со знакомым, непредлагая ему выпить. Фран Лебовиц

Старых пьяниц встречаешь чаще, чем старых врачей. Франсуа Рабле

Пьяный способен на такие дела, каких никогда не замыслил бы, если бы не выпил. Джек Лондон

Пьяный отпускает иногда более забавные шутки, чем записные остроумцы. Люк де Клапье Вовенарг

Почти математическая лемма— любое событие связанное с выпивкой заведомо лучше события, о котором ничего не оговорено.

мала, что происходит, молитву не могла запомнить долго, мне было стыдно. Но я, вдруг, увидела, что люди хотят мне помочь, притом бескорыстно, и я буду свиньей, если не  останусь и не попробую изменить свою жизнь. Когда, я успокоилась, то стала слушать, что мне говорят. Для меня стало облегчением узнать, что я не одна такая, без силы воли, что это заболевание делает меня такой. Потом, я  услышала слово Бог, и я подумала—у  меня никогда не было кумиров, кому хотелось бы поклоняться, почему бы не попросить Бога взять меня под защиту. Я стала просить Бога, как я его понимала, чтобы он помог каждый день оставаться трезвой и каждый день благодарить за это. В центре у меня появилась надежда на трезвую жизнь, все больше хотелось жить, любить, я узнала о содружестве АА и о программе «12 шагов», я поняла, что программа мне подходит, как платье, которое сшито на заказ. Мне всегда не хватало духовности в отношениях с людьми, а  благодаря программе я словно заново учусь строить отношения и это безумно интересно. По выходу из РЦ, я придерживалась рекомендации—90 дней—90 групп, поняла, что легко могу менять одну зависимость на другую, но если я завишу от посещения группы, то это хорошая зависимость, так как она помогает мне оставаться трезвой. Книга «Жить трезвыми» стала для меня учебником, все советы я взяла для себя в границы моей безопасности. Сегодня, я пользуюсь ими, они реально помогают, правда, эти советы не сразу вошли в мою жизнь—одни раньше, другие чуть позже, но без них, я вряд ли, осталась бы трезвой. У  меня поменялись взгляды на жизнь, позитива стало намного больше, я  научилась прощать и сама просить прощения. Благодаря Богу и программе, через несколько месяцев, я избавилась от второй своей зависимости, которая долгие годы мне мешала и подрывала здоровье—никотиновой, о чем прежде не могла и мечтать. Уверена, что мое выздоровление основывается на честности по отношению к  себе самой и к людям. На сегодняшний день—я  благодарная и  трезвая. «Дом Надежды на Горе»—мой второй роддом, а содружество АА для меня–это моя жизнь!

Татьяна

20 Журнал анонимных алкоголиков Спб

Как я развел алкоголь

А

лкоголь всегда «разводил» меня. Оскорбительно просто, банально и всегда одинково—сегодня выпьем, а завтра бросим. И так каждый день! Изо дня в день! Из недели в неделю! Из месяца в месяц! Я  всегда на это покупался. У анонимных я научился сам «разводить» алкоголь. Причем, тем же простым и  банальным способом— главное сегодня остаться трезвым, а завтра можно бухать сколько угодно. После шести месяцев трезвости я пришел к  убеждению, что я не алкоголик. Либо никогда им не был, либо соскочил, посещая собрания анонимных алкоголиков. Я твердо решил, что нужно устроить эксперимент—выпить и посмотреть, что будет. С одной стороны было страшно, с  другой—эта мысль полтора месяца не давала мне покоя, ни днем, ни ночью. В итоге, я решил так: я хочу именно проэкспериментировать, а не сорваться, значит, когда у меня появляется тяга, я не пью, поскольку это будет срыв, а я хочу осмысленный эксперимент. Когда же у меня нет тяги, то мне и экспериментировать вроде как не зачем. Так удалось пережить тяжелый период.

Леонид


Среди алкоголиков, я выделялась, разве что, молодостью

С

реди алкоголиков, я выделяюсь, разве что, молодостью. К 16 годам я практически не выходила из запоя, как только переставала пить, в ушах кричали голоса, а дважды возникали и очень правдивые зрительные галлюцинации. Всё детство я провела в маленькой комнате, в коммуналке, с сильно пьющей матерью, и, сколько себя помню, какой-то алкоголь мне периодически от неё доставался, и,  однозначно, при всей моей ненависти к поведению пьющей матери, спиртное меня уже тогда очень привлекало, и я постоянно искала предлоги, чтобы как-то его выпросить. Поэтому сказать, когда я  впервые попробовала спиртное, мне тяжело—может это в четыре года, может быть в пять. Но я отлично помню своё первое, «серьёзное», употребление, и, надо сказать, оно мне сразу во всю «сигналило» о том, кто я  есть—но тогда, разумеется, я  этого еще не понимала: было мне лет десять, дело происходило в летнем лагере. Я и другие дети моего возраста, явно не рассчитав свои силы, купили два литра водки. Все выпили по рюмке, самые стойкие—по две. Никому больше пить не хотелось, и, почти целую бутылку, решили выливать. Сколько себя помню, жадность никогда не была моим качеством, но тут, несмотря на то, что водка абсолютно не понравилась, и пить мне её не хотелось, на меня неожиданно напала идея, что просто НЕМЫСЛИМО выливать такое количество спиртного, и, даже если не хочется, его необходимо выпить— что я и попыталась сделать. Очень неприятно было, но мысль о том, что нельзя вылить, была сильнее—так и пила я залпом эту бутылку, пока не упала. Проснулась ночью в изоляторе. Было неописуемо плохо, сильно болело

сердце. В ту ночь я себе в первый и далеко не в последний раз серьезно пообещала: «Больше—никогда!». Уже на следующий вечер я  лежала в больнице, выпив полстакана технического спирта на спор. В общем-то, в  таком духе я провела свою последующую жизнь. После того случая я сделала свои выводы насчет крепких спиртных напитков, но с пивом уже тогда стала просто неразлучна. Какой-то период, когда я контролировала своё употребление, был, но, видимо, абсолютно небольшой, так как особых воспоминаний у меня по этому поводу нет. Вскоре я забросила всякую деятельность, которая мешала мне пить: я перестала посещать школу, так как моя мать была в постоянных запоях, я без проблем, практически, переселилась на улицу. Следующие несколько лет я, в общем-то, не занималась ни чем, кроме как пила. Пила я ежедневно, и, практически, никогда не могла остановиться, пока не «отключалась». Так как всё это происходило на улице, серьёзные проблемы из-за моего употребления начались сразу: я постоянно попадала то под избиения, то под изнасилования, то я  просыпалась в неизвестных мне пригородах без одежды и вещей. Сколько раз я приходила в себя в вытрезвителях, затрудняюсь посчитать. Попадала под метро, падала в Неву, засыпала голая на железнодорожных рельсах в самом разгаре зимы. В общем, и не упомнишь всех неприятностей и унижений из-за алкоголя, да и  не хочется обо всём писать. Но, всё равно, я вновь и вновь пила, и, наверное, что-то мне еще алкоголь давал: с ним было наплевать на то, что происходит дома с пьющей матерью, наплевать на окружающих сверстников (я, сколько себя помню, была за-

жатой, скрытной, имела проблемы в общении, а точнее сказать просто не имела общения…). Меня сильно «травили» за мою одежду, которую отдавали матери подруги, когда вещи изнашивались так, что их детям носить это становилось просто стыдно, а я боялась ответить, практически всегда молчала и пыталась избегать всех и быть менее заметной. Моя суточная доза пива уже колебалась примерно от 8 до 10 литров в день, на что я зарабатывала, бегая со шляпой около уличных музыкантов, под аркой Главного штаба. Начала частенько заезжать домой (коммуналка—в  коридоре карманов предостаточно). Так я пила лет до четырнадцати… Однажды я заехала домой, и выяснилось, что моя мать трезвая, и на следующий день уезжает в реабилитационный центр. Да-да, в Дом Надежды на Горе. После реабилитации у  матери дела пошли «в гору», дома стало уютно, как никогда не бывало, да и мать стала такой, какой я её, пожалуй, до этого не знала: понимающей, любящей, готовой поддержать. Я, наверное, впервые поняла, что ей на меня вовсе не наплевать. Больше я не уходила из дома. А алкоголизм мой прогрессировал… К 14 годам (как раз, когда мать перестала пить), я начала периодически впадать в запои. Пила я где-то в режиме 5 через 5 (ну, если действительно сильные проблемы были после запоя, могла держаться дней десять без выпивки). Когда выходила—сгорала от стыда перед непьющей матерью, но, по-своему, так было даже удобнее: мама спасет, мама заплатит, мама приедет. Честно признаться себе, что у меня проблемы, я не могла. Признала я свой алкоголизм только после такого случая: в состоянии запоя я попала на операцию. Наркоз,

21


АЛЬТЕРНАТИВА видимо из-за запоя не взял, и, когда я рухнула на пол, и, как мне казалось, принялась подыхать, в голове у  меня засело одно: «Прийти в себя. Вот встану—дойду до ларька—да выпью». Действительно, мне сразу начало становиться лучше—я  поднялась, и пошла пить. И, только тогда, сев на скамейку с бутылкой пива, я  поняла: вот, ради чего мне хотелось жить. Не было никаких других целей, никакой мечты—только спиртное. И  тогда я в первый раз «прокрутила» в  голове свою жизнь—и мне стало искренне противно. Но нет—я не решила бросить пить (на тот момент я уже бесчисленное количество раз бросала, и, несмотря на пример матери, рядом, не верила, что для меня это возможно)—я решила, что другого пути, как пить до смерти у меня нет. С этого момента пить я начала еще больше—перерывы между запоями сократились до 2-3 дней (когда я просто физически не могла проглотить), а норма пива на день была около 20ти литров (иногда и больше—а со временем, наоборот, какого-то минимального количества спиртного стало хватать, чтобы «не помнить себя»). Уже практически не выходила из запоя без капельниц, к 16 годам, как только переставала пить, в ушах кричали голоса (я только недавно поняла, что это ненормально вообще), а  дважды возникали и очень правдивые зрительные галлюцинации. Перестали даже какие-то контрольные точки типа утра запоминаться в запоях. Мои пьяные действия стали абсолютно для меня самой непредсказуемыми, и, выходя из запоя, я уже ожидала просто чего угодно. Часто я  говорила себе, что перестану пить, но сама в это не верила ни на каплю—тут же добавляла: «Угу, перестану, конечно». Весной 2007 года, во время очередного моего выхода из запоя, мать предложила отправить меня в Дом Надежды на Горе, который ей так помог. Было видно, что для неё, действительно, очень важно получить согласие, и я, не раздумывая, ответила: «Поеду!». Нет, ни куда я, на самом деле, ехать не собиралась—просто на выходе из запоя я бы что угодно пообещала, лишь бы отстали от больной го-

22 Журнал анонимных алкоголиков Спб

ловы. А потом, со временем, обещание забудется. К тому же, еще и пить-то как удобно оказалось: «Я —алкоголик—я не могу сейчас не выпить, но вот поеду на Гору—и перестану, прямо вот жду—не дождусь, как поеду и как перестану». Но обещание не забылось, и, через несколько месяцев, я оказалась на консультации в РЦ. Так как анкету я заполняла под присмотром матери, увильнуть было некуда, но я искренне верила, что по какому-то принципу выявят таки, что я—не алкоголик—и не примут. Приняли. И довольно быстро. Напрямую я противостоять матери не осмеливалась, так как довольно правдоподобно было поставлено условие про смену замка в квартире, если не поеду, а здоровья уйти на улицу уже не хватало. Что-то заработать сама из-за вечной занятости употреблением, я  уже была просто не в состоянии, и  людей, готовых меня пустить к  себе домой, да еще и поить бесплатно, давно не осталось. Но последнюю попытку не ехать никуда, я, всё-таки, предприняла: в ночь перед выездом на реабилитацию, я пошла, накупила пива, и начала пить в полной уверенности, что тут уже меня, всяко, никто никуда не отправит. И тут на сторону мамы (а, как понимаю сейчас, скорее, на мою сторону) встала, видимо, Высшая сила какая-то: выпив три банки пива, я заснула, и утром встала в нормальном состоянии, как ни в  чём не бывало (чего со мной в последнее время и не случалось никогда). Всё, уловки закончились—поехала. А страшно было неописуемо. Страшно признать перед другими, что я—алкоголик, страшно было говорить о себе, страшно, что в РЦ чтото мне такое как скажут, что я больше пить не смогу: вот буду только и мечтать об этом всю жизнь—а не смогу. А  как жалко-то себя и не передать… Для меня это было неожиданностью, но, в общем-то, в реабилитационном центре мне понравилось: никто меня и не думал попрекать и стыдить за моё пьянство. Меня окружали люди, которые не понаслышке понимали мои проблемы. Всё, что там говорилось, для меня было знакомо и близко. Но мысль о том, что отправили меня сюда, практически, насильно, не давала мне покоя: в голове стояло одно: «Бедную—несчастную заставляют не пить». Так я провела в центре

дней 20, впадала в истерики, ни чего не хотела слушать, очень себя жалела. Но, с другой стороны, видела, что место-то «золотое», а я просто теряю в нём время, ничего не собираясь делать и слушать. Но взять себя в руки у меня не получалось. Тогда, примерно за неделю до выпуска, я решила уйти из центра. Уходила я, зная, что, когда захочу прекратить пить сама, вернусь. А расхотела пить я намного быстрее, чем я думала: достаточно мне было пройти несколько шагов от калитки центра, как я поняла, что сейчас меня никто и ничто не держит—и я могу жить как раньше. Но как раньше-то не хотелось, совсем не хотелось. Я впервые подумала о том, что моя трезвость нужна, в первую очередь, именно мне, а не кому-то. Пусть 20 дней в центре я и «прохлопала ушами», но, на мой взгляд, самое главное эти дни мне дали: я поняла, что у меня есть выбор, что, если я хочу продолжать пить, ни кто не в силах мне помешать, но, если я хочу жить «по-новому», выход есть. И я верила, что выход для меня только в «двенадцатишаговой» программе, на основе которой проходят курс реабилитации в Доме Надежды на Горе. Но, продержавшись несколько недель, я, всё-таки, вернулась к употреблению. Запойные состояния становились всё тяжелее, на выходе не помогали уже и капельницы. Собрания АА во многом меняли мою жизнь в лучшую сторону, но только не в отношении употребления: пить я  стала, пожалуй, даже чаще чем обычно. Я НЕНАВИДЕЛА все эти банки, иногда я шла в ларёк со слезами на глазах, мне не хотелось их пить, но запивала я вновь и вновь, и  сама уже не знала, чем себе это объяснять. Тогда я поняла—у меня два пути: либо однажды я не просыпаюсь после пьянки, либо рано или поздно у меня получится прекратить пить. У меня была очень сильная вера в то, что если и есть шанс выбраться, то только в программе. И я начала «тупо» ходить на собрания АА столько, сколько могла: ходила, когда была трезвая, ходила пьяная (если была в состоянии худо-бедно ходить). Ещё несколько месяцев я пыталась не пить две недели, но ничего у меня не выходило, когда срок подбирался к 10-12 дням, мне становилось просто страшно, как давно я не пью, и как обидно мне будет, если что-то не по-


лучится, и я когда-нибудь «сорвусь». И я не находила лучшего «спасения» от этого страха как пойти—да запить сразу. Выходя, я снова верила, что на этот раз смогу не пить 2 недели, а после этого не составит труда не пить вовсе никогда. Вообще, наверное, ни что в моей жизни не длилось так долго как эти срока по 7-10 дней, я в любой момент могла сказать, сколько часов, минут, и, даже, секунд, я уже не пью, и сколько осталось до «заветного» срока. О дн а жды м н е п р и ш л а в го л о в у мысль, что ничто уже мне не поможет—и я безнадёжна. Тогда я перестала считать, сколько не пью, сидела дома, и не надеялась уже, что когда-то перестану. И однажды, в день своего рождения, я поняла, что сама не заметила, но не пью-то я  уже примерно полтора месяца (что гораздо больше 2-х недель!!!). Мне просто не терпелось поделиться с  кем-то этой новостью, и я вновь поехала на собрание. После этого я  не пила ещё месяцев 8, и регулярно посещала сообщество. Но, всё равно, видела, что на одном воздержании от алкоголя далеко не уйду, надо начинать менять себя, работать по программе. Взять себя в руки, начать разбираться в  программе самой, мне было трудно. К тому времени после моего ухода из Дома Надежды на Горе прошел ровно год, и я решила вновь поехать туда за помощью, но на этот раз уже исключительно для себя, с  серьёзным намерением бросить пить, и  полным осознанием, что одна я со своей проблемой не справлюсь. Было страшно просить помощи, почему-то я  думала, что всё уже со мной понятно, и принять меня снова сотрудники центра уже не согласятся—но я  была не права. Так я второй раз успешно записалась на реабилитацию. Надо сказать, что перед отъездом я,  всё-таки, запила и три месяца не могла прекратить, не помогали ни капельницы, ни таблетки, состояние было такое, будто все эти десять, месяцев я ежедневно употребляла. Оказалось, что алкоголизм замечательно прогрессировал и в то время, пока я  не пила. Очень сложно мне далось в  нормальном» состоянии приехать на реабилитацию, но 3 сентября 2008 года я вновь поступила на Гору. Учитывая прошлый опыт, старалась не терять времени, слушать и выполнять то, что скажут консультанты цен-

тра. Не всё, конечно, шло так уж гладко, были и страхи, было и отрицание, было и желание забросить всё—и уехать, но я четко решила, что продержусь эти 28 дней, а дальше как будет—так и будет. Всегда вспоминала это обещание, данное себе—и быстро выходила из отрицания. В итоге, пробыла я в центре даже больше положенного срока, вынесла для себя много полезного и нужного. После второй моей реабилитации я  не употребляю спиртное восемь месяцев. Срок этот мне не кажется большим (хотя кто бы сказал два-три года назад, что такое со мной будет—расценила бы как злобную шутку). Ничего не тороплюсь загадывать, но могу сказать одно: эти восемь месяцев пролетели просто несравнимо быстрее, чем все мои прежние срока по 5-10 дней. И, хоть, как и у любого человека, в моей жизни иногда возникают трудности, я знаю, что никакие проблемы не стоят того, чтобы ставить на себе крест, и выход есть всегда. На сегодняшний день я вижу изменения в  лучшую сторону в себе и  в своей жизни. Сейчас у меня есть работа, которую я считаю очень интересной, готовлюсь к поступлению в  институт, продолжаю посещать собрания АА, и  топать по шагам, веду одну из групп анонимных алкоголиков, у меня появилось много интересов и целей в  жизни. Какого-то серьезного желания выпить за эти восемь месяцев не припомню, всякое бывает, но, на сегодняшний день, не вижу ничего того, что бы заставило меня вернуться к  прежнему образу жизни, кроме собственного желания. А желания такого нет—в  жизни-то весьма много интересных вещей, как оказалось! И  отказываться от них больше не хочется. Сейчас я  даже в  какой-то мере благодарна своей болезни—наверное, мне надо было это всё пройти, чтобы попасть в  Дом Надежды на Горе, задержаться в сообществе АА, и  сегодня абсолютно искренне, без пафоса, сказать: Благодаря Богу, сообществу АА, и, конечно же, Дому Надежды на Горе, всем его консультантам и пациентам, сегодня я живая, благодарная и трезвая—чему неподдельно рада. Спасибо, что вы есть! Долгих лет процветания центру, его сотрудникам и пациентам!

Дарья

Великие об алкоголе. Снова тезы

Умеренная трезвость еще никому не повредила. Марк Твен

Чтобы не стать пьяницей, достаточно иметь перед глазами пьяницу во всем его безобразии. Анахарсис Скифский

Яне хотел бы походить на тех, чье времяпрепровождение днем протекает в жалобах на головную боль, а ночью—в поглощении вина, которое вызывает эту боль. Иоганн Вольфганг Гете

Япью не больше, чем губка. Франсуа Рабле

Любое событие связанное с пьянкой, заведомо хуже события, о котором ничего не оговорено.

Квинтэссенция шагов по Валередоктору.

1. В любом случае—не пить. 2. Послушание. 3. Не планировать результат. 4. Открытие себя, включая положительные качества. 5. Доверие. 6. Готовность. 7. Смирение. 8. Прощение. 9. Душевный покой. 10. Экспресс работа по шагам. 11. Контакт с Богом. 12. Служение АА. 23


Неизвестное об известном

Ап остол П а в е л о З АК О Н Е

Ч

то говорит апостол Павел о Законе. Когда живёшь чисто земной жизнью (воплоти), и мыслишь по-земному, и только аналитическим умом пользуешься, тогда тебе только Закон—указ и через него ты находишь в себе страсти греховные и, через Закон же, эти страсти действуют в членах, в теле,—чтобы приносить плод смерти. Но так же, как замужняя женщина, привязанная Законом к живому мужу, если умрёт муж, она освобождается от Закона, так и мы, умерши для Закона, то есть, прекративши жить во плоти, мы освободились от него. Мы умерли во плоти, а то, что в нас осталось, должно служить Богу в обновлении Духа, а не по ветхой букве. Но грех ведь не от Закона, он сам по себе грех и не только в теле, но и  в  духовном. Но и там я узнал грех из Закона, я бы не узнал о греховном пожелании, если бы Закон не говорил: не пожелай. Я не понимал бы пожеланий, без Закона грех мертв, пришла заповедь, и он ожил. А я, через страсти греховные, которые действуют на члены мои—умер. Заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти. Неужели доброе сделалось мне смертоносным. Это грех, взяв повод у заповеди, обольстил ею и умертвил. Грех же становится грехом посредством заповеди. Тут вот в чем противоречие: Закон духовен, а я телесен, мы не пересекаемся в правде своей. Ибо «не то делаю, что хочу, а что ненавижу, делаю». Духом ненавижу, а телом делаю, и раз ненавижу, через духовный закон—умертвляю тело. Раз я не согласен с тем, что я делаю,—в  душе я с Законом,—значит, не я это делаю, но, живущий во мне, грех! Закон для меня состоит в том, что добра, которого хочу, не делаю, а зло, которого не хочу—делаю. Потому что все я себе разъясняю через Закон

24 Журнал анонимных алкоголиков Спб

и убиваю себя. Ибо так рассуждаю: бедный, бедный я человек, кто избавит меня от тела смерти? И тут, наконец, ответ: благодарю Бога Иисусом Христом господом нашим, который целиком разумом своим служил закону Божию, а плоти оставил закон греха. Таков Закон: кесарю кесарево, а Богу божие. Кто живёт не по плоти, но по духу, нет тому осуждения. Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной для того, чтобы заработал Закон. Сын был отдан в жертву за грех плоти и грех во плоти был осуждён, то есть стал незаконен вне закона. Закон стал «законен»— только в духе. Действия—в теле, а помышления в духе. Живущие по плоти, о плоте помышляют, а живущие в духе о духовном. Жизнь и мир—это есть помышления в духе, а помышления плотские—суть смерть. Закону Божиему не покоряются именно помышления плотские. Если Дух Божий живёт в нас, мы не по плоти живем, а по Духу, а это означает, что если кто Духа Христова не имеет, тот и не Его (Бога). Если Дух Христов в  нас, то есть мы признаём и соблюдаем сыновство Божие, то тело мертво для греха. Христовым распятием тела искуплен грех нашего тела. Но только тогда, когда мы остаемся Христовыми, христово тело распято в  нас, то над которым не было дел, вызванных осознанными нами греховными помыслами. Если таких помыслов нет в нас, чтобы желать идти ко греху, если Христос внас, то тело мертво ко греху. Язычники, не искавшие праведности в Законе, получили её от веры, а израильтяне искали не в вере, а в делах Закона и приткнулись в камень преткновения. Бог положил и камень преткновения, и камень соблазна, но всякий верующий в Него, не будет постыжён.

АЛЬТЕРНАТИВА


Кое-что про гормон счастья

и как алкоголик с похмелья писает своими мозгами.

О

казывается, физиологические процессы опьянения не так уж хорошо известны. Во всяком случае, не каждый себе ясно представляет, почему после пьянки глаза красные, ничего не помнишь и неудержимо хочется пить. Зная подробности, возможно, многие протрезвятся, а мы, остающиеся трезвыми на сей день, сделаем себе в подсознании ещё одну зарубку в пользу не связываться с этой заразой. Посмотрим, как по физике процесса алкоголь взаимодействует с клетками ткани и  крови, после чего мы в прямом смысле—мочимся своими же мозгами. Дело в том, что эритроциты—красные кровяные тельца, которые осуществляют перенос кислорода и углекислого газа, под воздействием спирта (прекрасного очистителя) остаются без липидного слоя и теряют способность электризоваться о стенки сосудов. Таким образом, красные кровяные тельца лишаются отрицательного заряда, в результате чего прекращают отталкиваться и, наоборот, слипаются, образуя крупные по размерам шарики. Наша кровеносная система в отдельных частях тела (мозг, сетчатка глаза) являет собой тончайшие капилляры, причем диаметр некоторых, наиболее тонких из них, соизмерим с размером эритроцитов. Появившиеся в крови шарики образуют в тонких капиллярах тромбы и кровоснабжение отдельных групп нейронов головного мозга прекращается. Без притока крови происходит «онемение», а потом и отмирание отдельных небольших участков головного мозга, которое и воспринимается человеком, как, якобы безобидное, состояние опьянения. В этом состоянии часть нейронов головного мозга погибает. По данным специалистов, 100 гр. водки необратимо уничтожают около 1 млн. нейронов, а восстановление обратимых последствий наступает при благоприятных обстоятельствах в течение 2-х 3-х лет. Не зря анонимные алкоголики со стажем срывов отмечают, что голова «включается» минимум через полгода. Син-

дром похмелья есть не что иное, как процесс, связанный с удалением из головного мозга погибших из-за отсутствия кровоснабжения нейронов. Тело отторгает погибшие клетки, с этим и связаны утренние головные боли. Для удаления погибших клеток в  коре головного мозга создается повышенное давление за счет усиленного притока жидкости и, фактически, прямого физиологического промывания головного мозга. Именно с  этим связана мучащая употребившего алкоголь жажда. А каждый алкоголик по утрам, в буквальном смысле слова, испражняется своими собственными мозгами. Специалисты медики подчеркивают медицинскую точность этой классической терминологии посвященных. Таким образом, любое, даже однократное потребление алкоголя меняет возможности головного мозга и прежде всего его тонких структур, отвечающих за психику разума и интуитивных прозрений, формируемых на уровне подсознания. Потребление алкоголя полностью блокирует эти, дарованные нам с детства, экстрасенсорные человеческие возможности. По свидетельству патологоанатомов поверхность головного мозга алкоголика, напоминает войлочную поверхность, начисто иссеченную молью. Теория умеренного пития является не чем иным, как одурманиванием народа. Потребление алкоголя в небольших количествах опасно тем, что человек и его окружение не фиксируют происходящих с ним изменений на уровне обыденной человеческой психики, но при этом поражаются ее наиболее ценные тонкие структуры. На стадии алкоголизма у пьющего атрофируется психика морали, и человек уподобляется животному. В малых концентрациях этанол является естественным метаболитом. Поступление в организм малых доз этанола (0,2-0,8 г/кг) характеризуется уменьшением напряжения и тревожности, обычно сопровождаемое появлением эйфории, повышением коммуникабельности, устранение тре-

мора и др. Лица, у которых описанное воздействие алкоголя отчетливо выражено, более предрасположены к формированию патологической зависимости. Даже низкие дозы алкоголя запускают активность ингибированных систем головного мозга, в результате чего высвобождаются гормоны дофамин и эндорфин. Именно этот процесс и приводит к расслаблению и  эйфории (ощущению опьянения). При хроническом употреблении алкоголя эти гормоны вырабатываются только под его воздействием, что обуславливает зависимость состояния расслабления и радости только при приеме алкоголя.

По данным NIAAA США - Национального института по изучению злоупотребления алкоголем и алкоголизма

25


АЛЬТЕРНАТИВА

Р

адость, печаль, надежда, отчаяние, страсть, желания, победы, поражения—все это составляет как изумительные так и отвратительные аспекты нашего с вами бытия. С переходами от радости к тоске и затем опять к эйфории. И далее по кругу. С редкими отдушинами душевного покоя и умиротворения. Что это вообще такое—эмоции? Это какое-то мистическое свойство нашего сознания, или чисто химия с  биохимией? На этот вопрос, возможно, так и не удалось бы приоткрыть завесу, если бы однажды одна замечательная женщина, доктор Перт, не упала с лошади. Во время лечения ей круглосуточно вводили морфин. Как ученый, женщина—доктор заинтересовалась, каким образом препарат вызывает эффект, который она ощущала. В это время уже существовала гипотеза, что в мозгу наркотические молекулы «пристыковываются» к внешним стенкам клеток, благодаря особым рецепторам этих клеток. Сами рецепторы обнаружить не удавалось. Проводя опыты, чтобы докопаться до истины, доктор Перт все же обнаружила нервные окончания на стенках клеток мозга, воспринимающих опиаты. Это стало открытием. Состав этих рецепторов представлял собой определенный тип белка в головном и спинном мозге (а также в  желудочно-кишечном тракте). Такие препараты как морфин, героин, кодеин или алкоголь связываются с этими белками в мозге, чтобы уменьшить чувство боли ли вызвать эйфорию. Через три года после открытия рецепторов, воспринимающих нарковещества, были открыты эндорфины (конец 20-го века). Это те же опиаты, только вырабатываемые самим организмом. Их действие также дарует эйфорию, чувство радости и  счастья. За эндорфинами были открыты еще множественные цепочки аминокислот, синтезируемые в гипоталамусе, которые соответствуют каждому нашему чувству, каждой эмоции. Что же получается? Мозг способен вырабатывать вещества эмоций, а также

26 Журнал анонимных алкоголиков Спб

Эмоци и

Молекулы эмоций, гипоталамус и кое-что ещё о духе и сознании

«уловители» и идентификаторы этих веществ. Выходит, что эмоции—это чисто химическое порождение, происходящие у нас в организме и осуществляющее приятный вкус и неприятный привкус жизни. Каждому нашему чувству, каждой эмоции соответствует определенное химическое вещество или набор веществ. Эти молекулы эмоций (МЭ) представляют собой цепочки аминокислот, состоящие из белков и синтезируемые в гипоталамусе. Гипоталамус,—это чтото вроде маленького заводика, где производятся химические соединения, обуславливающие наши эмоции. Именно вследствие взаимодействия этих веществ, с нейронами мы ощущаем удовольствие и  боль. Ученые не просто обнаружили МЭ, но также нашли их у одноклеточных организмов. Отсюда следует, что удовольствие представляет собой фундаментальное явление жизни. По сути—это топливо нашего существования. Всем, без исключения, свойственно пристрастие к удовольствию. С открытием молекул эмоций наука констатирует, что наш мозг настроен на то, чтобы регистрировать удовольствие и  искать его. В этом главная цель: получить удовольствие и избежать боли. Со временем эта простая кнопка «удовольствие—боль» приобрела множество других значений—идеи, настроения, воспоминания. И хотя амебу, ищущую пищу, отделяет от существ, наслаждающихся высоким искусством, долгий эволюционный путь, молекулы эмоций обязательно присутствуют в  устройстве любого организма. П ри считывании нейронами мозга внешних или внутренних воздействий гипоталамус получает распоряжение выпустить в кровь определенные химические вещества, порождающие чувства. Таким образом мы имеем жизнеобразующий процесс. Но жизнь, это, как известно, творчество, и тогда процесс эмоционального распознавания и отражения также требуют своего развития. Например, если мы при сходных воздействиях снова и  снова переживаем одни и те же

эмоции, и не пытаемся увидеть в ситуации что-то новое, шаблонная модель «стимул — реакция» застывает намертво. Именно простота этого короткого пути «стимул-реакция» таит в себе ловушку. Вместо того чтобы оценить по-настоящему новый опыт с новой точки зрения, мы склонны предполагать, что этот опыт нам уже знаком. Вспомните, как часто приходится слышать: «мы это уже проходили». Причем, сказано это, как правило, бывает без интереса, без эмоций. В самом деле, когда одно и то же химическое событие повторяется снова и  снова, это ведет к накоплению эмоциональной истории, и нам уже ненужно думать, как реагировать. Все уже отрепетировано и многократно отработано: стимул-реакция-стимулреакция-стимул-реакция... «Механика жизни» превращается в  ваньку-встаньку, где мы постоянно повторяем одни и те же действия. (Так же было, когда мы пили. Выпилупал, поднялся-похмелился, выпилупал, поднялся-похмелился... Прим. редактора). И это не правильно не только с моральной стороны. Есть закон мироустройства, согласно которому: в новый момент времени—все по-новому. Мы ставили себе вопрос в начале статьи: эмоции—это сплошная химия, или ещё что-то. Ответим так: прежде чем химия, это все же—сознание. И  память, и программа заводу-гипоталамусу, и всякое прочее руководство и реагирование. Поэтому регулировать эмоции можно, и нужно. Все знают, что всегда возможно остановить себя, прежде, чем «взорваться». Но не все знают, как это сделать. Оказывается можно выполнить такую хитрость: осторожно ступить в воды эмоций, а затем быстро возвратиться. Понаблюдать за собой со стороны. Потом снова окунаться в эмоции и  возвращаться. Вот такие туда-сюда раскачивания помогает утвердиться в мысли, что у нас действительно есть выбор. Стоя в стороне, мы уподобляемся стороннему наблюдателю. Там


сознание «включено» и под контролем, вернее самоконтролем. Окунувшись в эмоцию, у нас этот элемент сознания отключается, в нем уже ничего нельзя поделать. Вообще, назначение эмоций, по большому счету—выживание. Поэтому чувства сильнее разума. С одной стороны, они «застилают глаза», с другой—именно эмоции дают молниеносный сигнал, позволяющий сложить воедино головоломку, прежде чем вы успеете разглядеть ее фрагменты. И  еще эмоции доставляют радость всякому, у кого есть тело. Идя с ними по жизни, мы по-настоящему ощущаем, что живы: чувствуем, любим, ненавидим. Один нобелевский лауреат дал такое определение души: это вместилище опыта, который мы получили на эмоциональном уровне. Если мы вновь и вновь переживаем одну и ту же эмоцию и не позволяем ей обратиться в мудрость и уйти на покой, мы никогда не эволюционируем в духовного человека. В такой жизни нет вдохновения. Это существование для узенькой души, в которой не появляется ни новых стремлений, ни желания стать чем-то большим, чем примитивный организм—продукт химических реакций в  физическом теле. Каждый должен сначала верить, а потом и знать, что глубокое постижение, или творческое озарение также влечет за собой выброс эндорфинов. Осознание тесной и всеобъемлющей связи с  Богом—это, может быть, наивысшее эмоциональное вдохновение. Однако, мы редко поднимаемся к  этим высоким измерениям, потому что все наши эмоции увязли на первичных трех. Это секс, выживание и  власть. А выход из этого «подвала человеческого существа» лежит через превращение низших эмоций в  мудрость. Мудрость, это когда некоторые из эмоций мы отправляем на покой, а с иными трудимся, подобно устрице, пока они не превратятся в жемчужины. Жить без эмоций—это все равно как пить кефир с овсянкой на завтрак, обед и ужин. Повторяющиеся эмоции—это солянка и бифштекс, и тоже на завтрак, обед и ужин. Вся эволюция была направлена на то, чтобы наполнить жизнь разнообразными эмоциями, и так и происходит. Другое дело: как мы их используем? Во что

преобразуем в процессе собственно эволюции? Божественная любовь, ощущение единства со всем миром, мистические переживания—все это тоже эмоции, и они способны давать обратную связь с сознанием. Глубокое осознание, не имеющее отношения к телу—иными словами, к сексу, выживанию и власти,—может настолько глубоко перенастроить мозг, что переживший подобное, никогда уже не станет таким, как был прежде. Весь мир для такого человека совершенно изменится и преобразится. Исследования психологов показывают, что в ходе мистического опыта в мозгу происходят совершенно реальные процессы. И то, как мы реагируем на этот опыт, как мы интегрируем эту информацию в свою жизнь, влияет на наше поведение и  изменяет нашу личность. Возможно ли полюбить духовные ощущения—абсолютно абстрактные—больше чем материальные пристрастия? Если все же приходит такая любовь, это обязательно проявится в реальности и отразится на ощущениях. В  самом теле возникнут совершенно новые эмоции, никогда не испытываемые прежде. Совершенно новые эмоции... Все они некогда были совершенно новы. Но мы возвращаемся к ним снова и снова именно потому, что они столь приятны. Эволюция сулит нам набор многократно иных эмоций. Еще более пленительных, еще более вдохновляющих. Но для этого нужно снять многие слои воспоминаний и привычек, чтобы вступить в непосредственный контакт с миром, который становится взрывом откровения.

По следам книги «Что мы вообще знаем?», о новых достижениях науки и современных моделях реальности.

Эксперимент с поросятами

В 1972 г. «Киевнаучфильм» снял документальный фильм о поведенческих реакциях месячных поросят. Для этого от десяти свиноматок отобрали по одному поросенку, поместили в изолированный загон и стали за ними наблюдать. Два дня поросята кусались, дрались, но из этой десятки выделился поросенок-лидер и... навел порядок! Вожак не был самым крупным и сильным, он оказался самым умным! Благодаря ему сформировалось небольшое стадо. Когда корыто заполнялось едой, первым подходил вожак, за ним первый поросенок, последним— десятый. То есть установилась иерархия. Все это снимали. Ивдруг одному юмористу пришла в голову мысль влить в кашу пиво. Подошел вожак. Понюхал раз, потом еще. Посмотрел в одну сторону, в другую, снова понюхал. Его явно терзали сомнения. Но под ложечкой уже сосало... начал есть. За ним все остальные. Хмель ударил поросятам в голову, они стали драться, кусаться, гонять друг друга по загону. Самый маленький с визгом набросился на вожака. Потом разбежались по углам, дрожа и оглядываясь по сторонам. Они явно боялись друг друга. Двое суток поросята переживали похмельный синдром. Затем снова сбились в стадо. Через три дня повторили эксперимент. Снова влили пиво в кашу. К еде первым подошел вожак. Напомню, поросенку всего месяц! Нюхал, нюхал, а потом взял и перевернул пятачком корыто. Случайность? Снова перемешали кашу с пивом. Поросенок нюхнул — и снова перевернул корыто. Так что определение «напился как свинья» не соответствует действительности. Скорее наоборот: человек попытался свинью уподобить себе, но ничего из этого не получилось. Михаил Речкин

27


Интервью

Взявшись за руки

интервью с эй-эйевцами на юбилее группы «Наш путь»

Н

аталья Блюдина, корреспондент, принимающий активное участие создании этого номера «АнА» обратилась к членам питерского Сообщества с  вопросом, который по ее мнению, очень важен для социальной оценки алкопроблемы в целом. Что есть алкоголик? Каков ответ изнутри, самих алкоголиков? Наталья считает, что в современном обществе точка зрения примерно такова: «Алкоголик»—слово-обзывательство. Им обычно называют не очень приятных на вид и запах людей—совсем неприятных—которые постоянно пьяные и по жизни преимущественно валяются под забором. И тем не менее, регулярно напивающийся до «поросячьего визга» человек ни за что не назовет себя алкоголиком. Сомневаетесь? А Вы попробуйте подойти к такому и назвать его этим самым словом, сразу узнаете, куда Вам нужно идти. Алкоголизм—самая страшная и распространенная болезнь в наше время. Если при любой инфекции Вас посетит добрый доктор, который и  диагноз поставит, и вылечит, то в  этом случае никто не придет, не принесет волшебных таблеток, а  самое главное: не объяснит, что ты болен. А возможность излечиться от этого болезненного недуга лежит в осознании своей беспомощности. Только попытавшись бросить, уйти от опьянения, человек осознает, что у него проблемы. И тогда, далеко не сразу, через многие попытки не пить, люди начинают себя считать алкоголиками. Анонимный алкоголик—это тот, кто не остался рядом с бутылкой любимого яда, это тот, кто идет дальше, отбросив и оставив ее—болезнь, ту, которая сушит душу и убивает тело. Поэтому и звучать это словосочетание должно гордо. Оно и звучит. Звучит так на собраниях АА, где люди вместе пытаются сделать лучше себя и каждого в группе, где не закидывают камнями, а протягивают руку помощи. У каждого своя история и собственный опыт, все вместе—это великие доктора, хотя у

28 Журнал анонимных алкоголиков Спб

них тоже нет ни ответа, ни таблеток от болезни, но то, что они все вместе не сдаются в плен бутылке, делает этих людей семьей.

Юрий: – Как Вы узнали о собраниях и о центрах по борьбе с зависимостью? – У нас с зависимостью не борются, а признают бессилие перед этой проблемой. Боролись мы очень долго, посредством медицинских средств. Ко мне и колдуньи приходили. Один нарколог дал мне несколько телефонов и  адресов, после последней подшивки, когда мне уже ничего не помогало, я по этой бумажке пришел сюда 6  лет назад.

– Как Вы думаете, не могли бы Вы сами справиться с болезнью? – Сам нет. Потому что я испробовал все, что только можно. Я пробовал ограничивать, менять напитки, менять работу, но мне ничего не помогло, ни медицина, ничего. Я потерял работу и семью, дочка с женой меня выгнали из дома. Я жил у престарелой матери. Здоровья хватало только дойти до магазина, что-то купить и обратно. Через каждые 20 минут меня начинало трясти, надо было выпить. Я попал в яму. Мне никто был не нужен, и я не нужен был никому. Я ходил много раз на подшивки, потом удачно с них слезал, очень хорошо. Самому мне было никак. Благодаря тому, что я сюда хожу, я остаюсь трезвым.

— Когда Вы поняли, что больны? Сразу или уже впоследствии? – Нет, не сразу. У меня же были дни, когда я останавливался, я за это цеплялся. Эта иллюзия меня сдерживала. Я напивался, даже до последнего, когда уже ходил в группу, я не хотел признавать бессилие перед алкоголем. Думал, что похожу, возьму паузу и можно попить попробовать. Два раза попробовал—у меня не получилось. Не особенно верил, что собрания помогут, потому что я много чего испробовал, думал, что это секта, потому что люди молятся. Я принес икону, рисовал ее сам. Мне говорят: – Ты чего, родной? У нас не религиозная организация.

Я думал, что они меня обманывают. Думал, они пьют по выходным, это я настоящий алкоголик, а они прикидываются, а потом когда я стал ходить каждый день, а у них те же проблемы, что и у меня, я понял, что они такие же как я. Где-то через полгода я стал понимать, что программа действует, и она мне поможет.

– Что самое ценное Вы приобрели на собраниях? – Людей, которые всегда готовы придти на помощь, и к которым я всегда приду на помощь. То есть избавление от одиночества, в  которое я сам себя загнал. Ну и конечно здравомыслие. Начал решать проблемы, которые раньше мне бы никто не доверил, да и сам бы не взялся.

Анатолий: – Как давно состоите в обществе АА? – Я 2,5 года.

– Как Вы думаете, не могли бы Вы сами справиться с болезнью? – Я не считал себя алкоголиком в силу своего возраста и думал, что пить это хорошо, здорово, приятно и кайфово, но так сложились обстоятельства, что попал в группу АА.

– Как Вы узнали о собраниях и о центрах по борьбе с зависимостью?

– Через маму. Мне понравилось, теплая была атмосфера, много людей. В то время я продолжал пить, думал, что это некая тусовка, я ходил и пил. Так сложилась судьба, что я попал в  Дом Надежды на Горе и там я узнал про алкоголизм свой и вообще. Были срывы, продолжения банкета, так сказать. Но на сегодняшний день я не пью уже 11 месяцев и 4 дня.

– Что самое ценное ты приобрел на собраниях? Трезвость, увидел в себе положительные качества. Я считал, что я урод, негодяй. Я понял, что во мне есть хорошее.

Григорий: – Как Вы узнали о собраниях и о центрах по борьбе с зависимостью? – Митьки привезли из Америки. Я через них узнал.

АЛЬТЕРНАТИВА


Интервью

– Сами не пробовали бросить пить?

– Конечно пробовал. 23 года я пробовал. С 27 лет я пытался что-то сделать: и подшивки, и сила воли, и спорт, и обливания, и всякие методики, все, что тогда было известно. Больше года не мог трезвым оставаться.

– Когда начали злоупотреблять, сразу поняли, что нужно лечиться? – Нет. Я употреблять начал очень рано. Попробовал спиртное в 14 лет. Мне тогда уже это понравилось. Мне казалось, что это настоящая жизнь. Потом я учился в университете. Нельзя сказать, что я занимался только одним питием. Много чего было, сначала удавалось сочетать питье и учебу, о уже тогда были проблемы. Они были редкие, но я не обращал на них внимание.

– Самое ценное, что приобрели на собраниях? – Поддержку. Бросить пить не трудно. Человек бросает пить, когда ему становится невмоготу, здесь ничего такого отчаянного нет. Это от человека не зависит, он просто не может уже пить, поэтому и бросает, а вот удержаться потом, вот для этого существует группа. Есть еще название «группа поддержки».

Дмитрий: – Как Вы узнали о собраниях и о центрах по борьбе с зависимостью?

Я давно искал. Начал искать за 5 лет до сообщения. Живу рядом, но по стечению обстоятельств не знал. Врач оказался наркологом и указал адрес.

– Как Вы думаете, не могли бы Вы сами справиться с болезнью?

Я пробовал много раз. Существует много зависимостей, у меня их много. При помощи силы воли я не могу справляться с болезнью. Когда привычка перешла в болезнь, я тоже не могу сказать. Здесь мне может помочь Высшая сила. Чудо сообщества—у меня пропало желание пить, помимо моего личного желания. Это как самолет держится в воздухе. Я не могу сказать, как это работает. Мне неважно.

– Что самое ценное Вы приобрели на собраниях?

…Это люди. Это их мнение, помощь. Это вера в Господа. Даже самый плохой сегодняшний день, завтра может стать хорошим.

с Валентиной Владимировной Новиковой

У

многих членов АА, получающих свою трезвость и духовное воспитание строго на основе групповых собраний сообщества, существует настороженность и даже ревность к различного рода реабилитационным центрам, использующим Программу 12 шагов, как основу медико-психологической работы с алкоголиками. Чтобы прояснить этот вопрос, как эти центры работают, сколько там коммерческого и сколько альтруистического, и может быть, даже более действенного, чем просто присутствие на собраниях, мы попросили корреспондента нашего журнала «Альтернатива» (АTА) задать некоторые вопросы госпоже Новиковой В.В.—создателю и руководителю самого известного в нашем городе реабилитационного Центра, ректору «Школа независимости», специалисту по социальной, биохимической и психологической работе с зависимыми. По нашему мнению ответы Валентины Владимировны проливают свет на эту тему: целесообразности использования Программы 12 шагов в качестве терапевтической работы с  пациентами, страдающими от алкогольной, наркотической и игровой зависимости.

1. Вы основали первый реабилитационный центр в Петербурге, скажите, что вас подвигло к этому решению? Все, что касается зависимости, я узнала не теоретически. Моя семья столкнулась с выпивкой отца, в результате пострадали все члены семьи. Поэтому поиск выхода из ситуации и полученная в свое время помощь, реальная, которая помогла встать на ноги, отличная от официально принятой версии, она подтолкнула меня к поиску способов, которые работают. Я понимала, что то, что предлагается в официальных структурах, медицинских моделях—не работает. Ни психиатрическая модель, ни медицинская фармакологическая модель—не работают. Я знала, что есть другие способы решения и  очень хотела с ними познакомиться.

Так случилось, что в 93 году я попала в программу обучения в области наркологии в Европе. Даже не подозревая, во что это выльется, стала в ней участвовать и ездила в Варшаву в институт наркологии и психиатрии, в течение 7 лет я там обучалась. Я видела плоды этой деятельности в Европе, Америке. Потом удалось объехать весь мир в своем поиске, так сказать, моделей, и я видела, какая разница, большая разница между тем, что на тот момент предлагало государство, и тем, что существовало в мире. Конечно, мне хотелось, чтобы в моем любимом городе Петербурге (Ленинграде) тоже были некоторые виды помощи, которые реально работают. Это получилось 14 лет назад.

2. Есть ли программа, которую Вы считаете наиболее действенной? За 14 лет работы, естественно, получая несколько образований, потому что я понимаю, что человек—это очень сложная конструкция. Меня так учили с  детства, что есть 2 профессии, которые превыше всех. Есть педагог и есть врач—это люди, которым доверяется жизнь, общение с которыми судьбоносно для людей, поэтому я  бесконечно училась. Изучая различные методы, технологии и подходы теории личности, я все время убеждалась в гениальности этой простой программы 12  шагов. Это написано настолько просто, что учитывая даже суть болезни алкоголизм, в которой все-таки представлено большое количество выздоравливающих людей с органическими поражениями мозга, но даже для них ясно и  понятно изложено все. На мой взгляд, я не претендую на академические знания, но, тем не менее, я убедилась, что нет чего-то, что бы не было представлено в программе 12 шагов. Я глубоко убеждена, что футурологи на стыке уходящего столетия не просто так отметили программу 12 шагов наряду с  космическими достижениями, как одно из гениальнейших созданий уходящего столетия. На сегодняшний день это наиболее гениальная, простая и  эффективная модель, которую с Бо-

29


Говорить о предпочтениях достаточно трудно, потому что это целый комплекс. Когда мы говорим о профессиональной помощи, как это понимает полмира, то здесь разговор идет о миксе, скажем так. И индивидуальная, и групповая, они совмещены и что-то такое выдумывать новое не приходится. Но великий Юнг, который состоял в переписке с Биллом Уилсоном, говорил о том, что ему надо размышлять о природе зависимостей, и был момент, когда он признал, что только групповая терапия наиболее эффективна. Индивидуальная может использоваться, и должна использоваться в  лечебных центрах. Представители классической психотерапии занимаются индивидуальной терапией, как подготовкой для того, чтобы человека ввести в группу. Некоторые люди все-таки нуждаются в том, чтобы была предварительная работа, в процессе которой человек подготавливается к групповой терапии.

нарная это 60 дней, так называемое глубокое погружение. Для тех, кто справляется с проблемами первого цикла терапии, те приглашаются на продолжение по усилению нагрузок и усложнению задач. Это программа «Возвращение», дневной стационар, когда человек уже одной ногой стоит дома, но продолжает, потому что он каждую неделю меняется в процессе терапии. Продолжается и углубляется программа, больший упор делается на межличностные отношения, на механизмы защиты, на знакомство с  четвертым шагом программы 12 шагов. Человек заканчивает программу «Возвращение», уже понимая черты своего характера и сдавая пятый шаг, далее он переходит на трехмесячную послелечебную программу, где идет программа профилактики срывов и поведенческие тренинги, поэтому, конечно, от формата программы не зависит, будет человек срываться или нет. Здесь еще очень много задействовано разных механизмов. Кому-то нужен более короткий срок, кому-то более длинный и тут уже с годами более или менее ты вычисляешь профиль личности и понимаешь что нужно этому человеку, но 100% угадать никогда невозможно.

Я убедилась, что статистика по болезни одинакова для всех стран мира. Люди разные, болезнь одинаковая. Поэтому есть такой среднестатистический процент, 50% наркоманов сразу остаются трезвые после 1 курса терапии, порядка 25-30% возвращаются на лечение срываясь, кто-то из них неоднократно возвращается, до трех раз, и только тогда у него получается двигаться дальше, некий процент людей погибает, не смотря на то, что они все-таки обращались за помощью и проходили лечение. У алкоголиков 30% сразу остаются трезвыми и это всегда показатель очень высокотехнологичной работы лечебной команды—это инструмент, который должен быть высокопрофессиональным и технологичным, и тогда только высокий процент алкоголиков остается трезвым. Наша терапия состоит из нескольких частей: первичная терапия, стацио-

Правда в том, что симптоматика зависимостей и созависимостей совершенно зеркальна. Созависимость—это состояние, которое в 78 году мировой конвенцией было признано заболеванием, то есть состоянием несовместимым со здоровой жизнедеятельностью. Основные 5 симптомов заболевания, первый из которых анозогнозия, то есть отрицание наличия проблемы. Иногда сталкиваемся с тем, что отрицание семьи даже больше, чем страдающего зависимостью человека, то есть зачем нам надо лечиться, мы вот тут кормим,

АЛЬТЕРНАТИВА жьей помощью создали сами анонимные алкоголики.

3. Какая терапия предпочтительнее: групповая или индивидуальная?

4. После первого курса реабилитации, что происходит с людьми: часть из них срывается, многие проходят курс «Возвращение», либо теряют верув выздоровление?...

30 Журнал анонимных алкоголиков Спб

(прим. Ред.: Укаждого курса лечения в центре существует расписание рабочей недели – четко регламентированное расписание дня, первый курс лечения, помимо собраний и работы по 12 шагам, включает в себя зарядку, уборку, которую принимает дежурная медсестра, лекции, терапевтические мероприятия; Второй курс «Возвращение» включает в себя профилактику срыва, лекции, также в этом курсе предусмотрен свободный день, так сказать выходной—воскресенье.) 5. Проводимые Вами лекции для родственников, они популярны, или все же родные сторонятся своего больного члена семьи?

поим, спасаем всю жизнь, а нам-то зачем. Люди не понимают. Если мы будем говорить о градации степени тяжести заболевания, то мировое сообщество профессионалов представляет его так: На первом месте созависимость, это как атом, его не видно, не заметно, человек не употребляет ни алкоголь, ни наркотики, но, тем не менее, он очень болен. И бывает, что созависимый погибает раньше зависимого. Второе место занимает алкоголизм по степени тяжести и третья—наркомания. Процесс профессиональный строится таким образом, что пациент попадает на лечение, и непременное условие—это семья идет на курс терапии. Потому что очень высокий процент срывов, даже в высокотехнологичном центре (до 70%), если семья находится в состоянии саботажа, так называемого, отрицания и не сотрудничает. Ну вот на примере мотора, допустим, вынем из мотора деталь, какой бы хороший мастер с этой деталью не работал, в инвалидизированный мотор он ее вставляет, все равно мотор всетаки заставит деталь сломаться. Я просто, простите, за волосы тащу, запрещаю встречи с пациентом в процессе терапии, поэтому многие вынуждены идти, правда, потом кланяются, говорят спасибо большое, что Вы нас принудили, мы бы никогда не открыли для себя столь много нового полезного и судьбоносного. Но, правда в том еще, что весь мир в отчаянии по поводу семьи, поскольку лучшие мировые центры, они находятся вне городов. Эти центры идут на убытки. Они приглашают на неделю семью и оплачивают пребывание, питание и так далее. И часто не получают своих денег, но идут на это ради пациентов, которые находятся в процессе терапии, понимая, что им очень тяжело придется, а то они не исправятся, если вернуться на место жительства, а там не будет ни одного человека, которого коснулось бы выздоровление от созависимости.

6. Вы принимаете только тех, кто хочет вылечиться? Или бывает достаточно просьбы родныхи близких. Вы знаете, и такое бывает, но мы точно знаем, что можно привести ишака к водопою, но заставить пить его не сможет никто. 14 лет дверь открыта и это принципиально. Она закрывается только на ночь, естественно, чтобы у человека появлялся выбор.


Бывало в моей жизни такое, что отец становился на колени перед сыном и говорил, и просил его, ну пожалуйста, ну дойди до Валентины Владимировны, если у тебя не получится, я отстану от тебя навсегда. Разное было. Бывали мотивы прихода совершенно разные, но было и такое, что человек приходил под обещание чтото ему купить. Совершенно нездоровые мотивы. И в процессе пребывания в центре, он начинал перемотивироваться.

7. Вы сталкивались с абсолютно счастливым алкоголиком, который осознаёт себя таковым, но доволен своим положением и никогда не хотел бы начать лечиться?

Существует 4 заболевания в этом мире, которые сводят с ума и заставляют огорчаться. Это онкология, туберкулез, диабет и химическая зависимость, которые являются неизлечимыми, динамично развивающимися, даже когда человек не употребляет что-то. Не бывает бывших алкоголиков, наркоманов, туберкулезников, онкологических больных, да мы можем добиться какой-то не остро развивающейся фазы. Фактически это люди, которые находятся в фазе ремиссии. Это хронические рецидивирующие процессы. Химическая зависимость это эскалатор, который все время идет вниз и остановится—это не значит стоять. Первые симптомы заболевания—это отрицание наличия проблем. Почему эти 90% умных, состоявшихся в профессии, многие из них достаточно хорошо себя чувствуют финансово? Это же не дебилы, я ни разу за 14 лет не видела дураков. Я видела весьма талантливых людей на терапии и вне терапии, но в этом и  есть коварство этой болезни, что это достаточно умные, в чем-то талантливые, в чем-то состоявшиеся люди. Их голова устроена так, точнее это болезнь заставляет их таким образом выворачивать факты, что они не видят реальности. Анозогнозия это заболевание сродни шизофрении, мы с вами смотрим на один предмет, и мы видим кружку, а  шизофреник видит некую другую сущность. Все видят, что с ним плохо, а человек будет убеждать себя, что он использует свой интеллект, поэтому алкоголизмом очень часто занимаются психиатры. Алкоголик никогда не видит своих выгод, он использует свой интеллект, для того, чтобы убедить себя, причем виртуозно, что

у него все в порядке. Когда мы говорим об использовании алкоголя, то это можно делать по-разному, как у  меня спрашивал один человек, говорит, Валентина Владимировна, скажите, пожалуйста, есть ли у меня проблемы с алкоголем, я послушал Вашу лекцию и заволновался. На что есть простой ответ, если употребление алкоголя составляет проблемы в  вашей жизни, то у вас есть проблемы с алкоголем. Есть злоупотребляющие люди, но есть алкоголики, алкоголизм-то это болезнь. Она формулируется таким образом—организацией здравоохранения, это первичное, то есть передающееся по наследству, это человек, который рождается с другой биохимией мозга, он другой по праву рождения, и он не сможет употреблять что-либо такого рода, без того, чтобы дорого за это заплатить. Каждый конкретный случай рассматривается в  конкретном контексте. Алкоголик ли это, или этот человек гедонист, который любит вкусно покушать, выпить, но как только доходит время до его денег, его времени, которое он уделяет семье, детям, внукам, своему здоровью, он говорит спасибо, ребята, все было здорово и останавливается, алкоголик этого не может. Поэтому надо рассматривать влияет ли это, создает ли это проблемы, если нет—Бог в помощь. И проблемы тогда и нет, и не о чем говорить.

8. Валентина Владимировна, скажите, за границей проблема зависимости стоит так же остро?

Вопрос зависимости стоит во многих странах актуально, также как и у нас. Вопрос, который меня больше волнует и задевает мою душу: это моя вера в то, что, когда родина—мать и когда общество цивилизованно, тогда тому, кто страдает, —э ти м л юдя м н ет п р обл ем получить высококвалифицированную помощь, к сожалению, у нас это в большом загоне находится. Если судить по этому об уровне цивилизации в России, то каменный век. Приветствуются какие-то такие, вплоть до сектантских организаций, непонятные люди, которые зарабатывают на наркоманах и алкоголиках, собирая какие-то странные коммуны. В мире есть понятие терапевтические сообщества, но это совершенно четко регламентированные переплетающиеся в  первую очередь с выздоровлением.

Вопрос, который более актуален на сегодня: это какая-то странная ситуация, когда выделяются миллионы, на помощь зависимым людям, но куда эти миллионы деваются? Как говорил Жванецкий, они там это все выделяют и сами потребляют, такое впечатление. Такая невнимательность к тому, кто страдает, кто реально болеет, она, конечно, изумляет. Очень хочется дожить до того времени, когда родина будет матерью. Когда ты старый, слабый, больной, маленький, какими бы заболеваниями ты не болел, ты мог бы получить адекватную, профессиональную помощь, чтобы у тебя реально были шансы встать на ноги и идти. Граждане Америки, допустим, собрались и сказали, что не будут оплачивать тех, кто попал в тюрьму, за преступления, связанные или построенные на употреблении алкоголя и  наркотиков. Они не будут это оплачивать из своих карманов и налогами, потому что посадить это один вопрос, но эти люди все равно вернутся. И  мы хотим, чтобы они возвращались не криминализированные за наши деньги. Да, они должны заплатить за содеянное, но в  госпитализированных заведениях. И под это стали создавать длительные центры, длительные терапевтические сообщества, где в первую очередь проходило лечение. Под лечением я понимаю не медикаментозное лечение химически зависимых, потому что нет такой таблетки, которая сделает человека счастливым, адекватным, способным сделать выбор, стать зрелым. Таких медикаментов не существует. Это другого рода работа. Я надеюсь дожить до такого времени, когда не страшно будет сказать, что я  алкоголик. Когда под словом «алкоголик» не будет подразумеваться какой-то дебил или абсолютно падший человек, когда станет лучше сказать да, я алкоголик и идти лечиться, когда со вниманием отнесутся к этому. А не так, что лучше покончить с собой, но не признаться, потому что общество будет тебя гнать, как человека с волчьим билетом. Я 14 лет что-то для этого делаю.

Подготовила корреспондент АТА Наталья Блюдина

31


Шаги 1 шаг Я был не хил и мышцы я качал, Но обессилел перед алкоголем. Он стал во мне началом всех начал, Но и концом моей увядшей воли. 2-3 шаги Да, слаб я—алкоголь могучий Скрутил меня, как поросячий хвост! Где взять мне силу, злого змея круче? Казалось бы, вопрос. Нет, не вопрос. На Божью Силу нынче опираясь, От всех ударов Змия увернусь, Я был Адамом, изгнанным из рая, Я в жизнь, как в рай—надежда есть—вернусь! 4 шаг «Пусть память нелегкая служба»— Давно Окуджава пропел. Три слова! Но точных и нужных— Он в корень, ребята, смотрел! Да, трудно, да, влом, но поверьте— Нам надо, ребята, идти! Меж жизнью духовной и смертью Нам третьего нету пути. Разрыть надо память, просеять, Свой пыльный «чердак» разгрести— Такое по силам затеять Решившим: «Назад нет пути! » Не просто: хочу—вспоминаю, А что-то, простите, забыл, Нет, это работа такая, Что всех твоих требует сил! Не грезы, виденья—а служба! И ты, как служивый, копай! Присядь, коли станет натужно, Но только, брат, не отступай! Твой труд возвернётся сторицей И станет дорога легка— Начать можно с новой страницы, Закончив ремонт «чердака»! 5 шаг Мне на собраниях признаться в чем-то стыдном, Преодолеть себя, бывает—не могу. А человеку, чьи глаза мне видно Открыть свой срам—не пожелаю и врагу. И сила только лишь самовнушенья— «Мол, он такой же, он не подведет, Поймет, не потеряет уваженья»— Мне к исповеди силу придает! 6-7 шаги «Предупрежден—вооружен»— Народ латинский был неглуп. Я сам собой был ослеплен, Я был земного шара пуп. Когда вошел я в наше братство, Как раньше жить – мне не в расчет.

32 Журнал анонимных алкоголиков Спб

Когда познал я—что есть гадство, То гадить—как-то не влечет. Спокойнее мне стало жить— Коль свыше чувствую заботу, Мне её легко препоручить И волю, и судьбу, и квоту! 8-9 шаги Шаг выполнить восьмой довольно просто— Четвертым шагом проторил тропу, А вот девятый, прямо скажем—взрослый! Знаменьем осенился и иду. Но ты не бойся—ты, ведь, не Матросов, И здесь не грудью на немецкий ДОТ— Скорей, как в воду с ледяных торосов, Знаменьем осенился—и вперед! И, кто проделал это смело, честно, Те крайне редко огребали негатив— Напротив даже, образом чудесным Им много доброго ниспослано найти. 10 шаг Здесь почти нечего сказать. Поскольку ясно все и так: Поменьше надо баловать— Ответишь за базар, чудак. 11 шаг Нам не раздастся с неба Божий Глас— Напрасно даже уши навострять, Но я нашел в себе уже сейчас Возможность как-то Божью Волю знать. И, в Божьей Воле двигаясь луче, Пускай вслепую, лишь интуитивно, Я научился жить в таком ключе: Не делать то, что Господу противно. 12 шаг Когда останется все в прошлом: Мрак, стыд, несчастья и угар, Не будь ты собственником пошлым, Не растранжирь Господень Дар. Его направь ты на благие, На наши общие дела, Смотри, пришли уже другие, Беда их та же привела. Ты вспомни, как ты сам нуждался, Чтоб кто-то руку протянул, Ты ж не был брошен, ты дождался, Поддержан был, не утонул! Вот, нынче так же помоги им, Советом, словом поддержи, Чтоб сделать первые шаги им Наставь, короче—послужи. Не надо подвигов, а просто По мере, что имеешь, сил. Для твоего же, милый, роста Полезно—хоть кого спроси.

«Монастырь», Сергей, февраль 200

Творчество трезвеющих


Крик души

Пьянству бой

Быть рядом — и не подойти, Помочь желаешь, и не можешь. В отчаянии кричишь: Прости! Помилуй, Господи! И стонешь, От боли неземной в душе, Себя, терзая в покаянии, И не мечтаешь ты уже, А грезишь новым испытанием. Чтоб искупились все грехи, При покаянии перед Богом; И чтобы горсточка трухи От всех грехов была итогом.

Наш пьянству бой. Мы так давно, мы так давно не отдыхали, Нам было просто не до отдыха с тобой. Мы столько лет с тобой, Братишка, пробухали И каждый раз стенали утром: «Пьянству бой! » Ещё немного, ещё чуть-чуть, Сейчас допью, а завтра брошу. Приходит день—опять чуть-чуть А к вечеру, опять «хороший». Мы столько раз сходились с водкой в рукопашной, И каждый раз пытались Змия придушить. И стало так, что помереть уже не страшно, Хотя в висках всегда стучало: «Жить! ». Ещё немного, ещё чуть-чуть, Ну, где же выход...? Где ж дорога… ? Один не сможешь,— и в этом суть. Иди в Эй Эй, лишь там помогут Который год духовный рост мне жить мешает. Расту я так — за шагом шаг и пот рекой. Что будет просто и легко, не обещали, Сейчас вот песню допою и снова—в бой. Ещё немного, ещё чуть-чуть. Четвертый шаг, он трудный самый, Но как в Писание верю я: Коль хочешь жить— держись Программы!

Олег пока не член АА

Выбор Как много горя человек Приносит всем, Когда он пьёт, Когда упал совсем. Не скрою, сам бывал таким. Казалось мне порою: Как только захочу, я, не идя к врачу, Пить перестану сам, коль захочу. Вот эти оговорки наши: «если...», «если… », «коль...» Приносят нам не только головную боль. Они обманывают, в стан к сатане ведут И нашу веру в лучшее крадут. Господь наш не тиран, не заставляет нас, Даёт нам выбор — можем хоть сейчас. Покаяться и обрести покой и сон. Иль дальше продолжать, поставив жизнь на кон.

Олег пока не член АА

Пробуждение Нет, не хмур я, не весел — спокоен. Что случилось, не умер ли я? Нет, сейчас говорю про другое, О другом изнывает душа. Всё сложилось: и сыт, и обут я, И работа как будто нашлась. Но не хочется в этом покое До безумия жизнь проживать. Я хочу, чтобы ты улыбалась, Чтобы мама сиренью цвела, Чтобы солнышко утром сияло Ну а ночью стояла луна. Чтобы девушки в розах купались, Чтоб в сердцах просыпалась весна, Видно что-то во мне поменялось, Только вот не сойти бы с ума.

Константин

33 Журнал анонимных алкоголиков Спб

Наталья

«Архаика». Холст, масло.

Александр

Творчество трезвеющих


Карандаш Карандаш, раскрасок книжка, И я, маленький мальчишка, прижимаюсь к маме перед сном Открываю двери в спальню, абажур горит печально Дремлют сфинксы над Египетским мостом. Листопады и метели мне сквозь сон в окно шумели, Сказочный, наверное, был сон. Песни мамы сердце грели, и куда-то дни летели Незаметно, вдаль, за горизонт... Тёплый чай в уютной кухне, в коридоре свет потухнет, Расходились гости по домам До утра, до новой встречи, а в квартире добрый вечер, Кот моргает редким облакам. Так близки были игрушки, и играли мы в «войнушку», Бегая по маленьким дворам. Забывая всё на свете, цифры складывал в билете, И, наивно, верил всем словам. Здесь открытая розетка, и красивая соседка На «камчатке» из зелёных парт. В рот заветную конфету, и всегда в кануне лета С красными флажками на парад. Бегал в цирке пони кругом, поезд мчался в гости к югу Я мешком висел на турнике И читал запоем книги, в них себя героем видел Мир летал в волнующей строке. Купола церквей, музеи, в парке длинный ряд скамеек, А весной поход в Петродворец... Эти сказки—сказки детства—достаются мне в наследство: Золотой, единственный ларец. Листопады и метели отшумели, отлетели, Лист бумаги рвётся в пальцы сам. В памяти слова осели, и увидел как взлетели Бригантины белой паруса.

Родион

Давай пройдемся, друг Давай пройдёмся друг, осенней мостовой, Где каблуков далёкий стук чуть приглушён листвой. Шуршащее такси, промокшие дома... О чём же мне тебя спросить? Скажи мне, где она? Я без труда прочту в молчании ответ: Там где она, тебя, мой милый, нет... Круизный теплоход, бурля, спешит на рейд, И я клянусь, над тем, кто ждёт, шутить не буду впредь. Здесь, в маленьком кафе, зачитанный журнал... Напомни, я забыл совсем, как, счастлива она? И моросящий дождь обнимется с Невой: Быть может, не совсем, но больше, чем с тобой... По памятным местам водоворота дней Скучающим бульварам и мостам, и волшебству аллей. Над чернотой перил всё вспомнить и забыть. Что же ещё я не спросил. Как дальше, дальше жить? Отвесит друг поклон и по делам уйдёт. Найди себя и кто-нибудь тебя найдёт.

«Юлька в дождь под лопушком».

34 Журнал анонимных алкоголиков Спб

Александр

Родион

Творчество трезвеющих


Стихотворение1

Стихотворение2

Мне кажется, что я сошла с ума Стихов я прежде не писала Сошла как паровозик с рельс… Мне интересно рифмы составлять. Все остальное же—меня волнует мало. Сегодня не важны мне критика или похвалы. Мне интересно выразить себя. И неизвестно—много это или мало… Я не люблю критических людей, Хотя такою прежде я бывала. Сюсюканья я тоже не люблю. Так лицемерно пахнет каша, Которая в зубах осталась. Я выбираю слышать в голосе чужом—хорошее, А вовсе уж не то, что слышится в нем мне. Я выбираю реагировать на то, Кто как посмотрит на меня. Зачем? Мне надоели голоса закрытые. Хотя таким нередко говорю. Мне бесконечные подколки надоели. Хотя я голосом своим такое же творю. Недоуменного лица претит мне выражение. А у самой подняты брови домиком. Мне надоели постоянные с собой скрижалища, И биться в кулачках с самой собой. Мне надоело унижать себя и думать: «Так угодно Богу». Как надоело мне не принимать себя такой. А может—по частям? Сегодня голову принять, а завтра ногу. И может примирюсь я как-нибудь с собой.

Я не знаю, как все получается, я в ритме плыву. Буква к букве в слова складываются, а как – не пойму Подлетаю к дереву, дятел долбит. Дятел, ты меня видишь? Дятел молчит. Дятел, ты меня слышишь? Дятел молчок. Очень тоненький под ним сучок. Сосредоточен дятел на работе своей. Надо ему кормить малышей. Я играю в рифму, я в слова играю. С каждым предложением становится смешней. Я письма получаю из далекой Африки, От серьезной девочки Кливи Солей. Я издам книгу для самой себя. Будет рада Кливи очень за меня. Я пишу стихи и сказки только для себя. Будет книжка маленькая на столе лежать. Будем вместе с Кливи мы ее читать. Никаким поэтом я себя не мню. Просто буквы складывать очень я люблю. Преодолеваю страхи и «нельзя», всякое «подумаешь», «да это ерунда». Для кого-то может это так, для меня в руке—яркий флаг. Яркий флаг флажочек, шарик раскидай, сахарная трубочка, Ведь скоро – Первомай!

Валерия

«Ксюша сидит». Холст, масло.

35 Журнал анонимных алкоголиков Спб

Александр

Валерия

Почему мне никак не влюбиться Почему мне никак не влюбиться? Отчего я не весел порой? Надвигается вечер, все чаще не спится. Ну а я всё один - Боже мой! Я давно не волнуюсь за друга, И всегда только занят собой. Как хотелось бы мне измениться, Но внутри страх мне шепчет постой… Кто мне Свет, на кого уповаю И к чему в этой жизни стремлюсь? Нет ответа, все чаще вздыхаю, А внутри только жалость и грусть Ведь живу я, как правило, мелко, Лишь себя, выставляя вперёд. Что надеть, где поесть? В этом весь я Ну а ближний? Он пусть подождёт Почему мне никак не влюбиться? Вскину голову, выкрикну ввысь. И услышу я голос Всевышний Чем ты жертвуешь, друг, оглянись?

Константин

Творчество трезвеющих


Сказка про кота Давным-давно жила была славная женщина. У нее был маленький сынок, которого она очень любила. Жили они поживали и вдруг у них в доме завелось много-много мышей. И тогда женщине посоветовали завести взрослого кота, но она подумала, что большой кот не привыкнет к ним, и не будет избавлять дом от мышей. Ведь коты любят ловить мышей только в родном доме. Тогда она со своей мамой поехала по объявлению в газете в одно очень далекое место. Было очень холодно, они долго искали тот дом, там отдавали котят в хорошие руки. Войдя в дом, женщина увидела маму-кошку и бегавших рядом с ней маленьких котят. Но они почему-то не понравились ей. И вдруг в комнату медленно и важно зашел толстенький пушистый котенок. Тут у женщины что-то екнуло внутри и она поняла: это он. Он был такой маленький, что помещался у нее на ладони. Она взяла его за пазуху и они вместе с мамой пошли домой. Теперь женщина думала о том, как бы сделать, чтобы котенок быстро рос и его не повредили мыши. Котенок оказался очень смышленый, он сразу стал ходить по нужде куда надо и очень много кушал, был не по возрасту очень серьезный. Мыши так и бегали по дому не обращая на котика ни какого внимания. Шло время, котенок рос и скоро ему исполнилось три месяца. Тут он понял, что надо что-то делать с этими нахальными мышами и вообще он наверное решил, что нужно как-то отблагодарить свою добрую хозяйку. И вот однажды, когда женщина вернулась домой, то она обнаружила много крови на полу, она испугалась за своего кота и подумала, что миши покусали его, но он встретил хозяйку очень довольный и на нем не было ни царапинки. Тогда женщина подумала, откуда же взялась крови на полу. Мышей ни где не было, но в доме все было перевернуто. Женщина стала убираться и случайно обнаружила мышь под миской котика. Так кот потихоньку стал расправляться с мышиной стаей. Хозяйка кота была очень рада, что у н е е т ако й ум н ы й , кр ас и в ый

36 Журнал анонимных алкоголиков Спб

«Кот с вазой». Холст, масло. и благодарный кот. Она очень любила его и баловала как могла. Все кто приходил в гости восхищались котом и говорили, что он просто молодец, ведь избавил вас от мышей. Шло время и котик превратился в огромного котищу. Да кстати, женщина назвала кота Кузьма Кузьмич. Это имя очень уж подходило ему. Потом женщина стала замечать, что ее любимый кот пропадает неизвестно куда на день или на два, особенно это бывало летом, когда женщина со своей семьей выезжала на дачу. «Что же это такое?», —думала женщина. И вот, как-то готовя кашу для своего кота хозяйка услышала спокойный тихий голос. Но в комнате кроме нее и кота никого больше не было. Сначала женщина испугалась, а потом поняла, что говорит ее любимый кот. Как оказалось, кот этот был не простой и прилетел сюда к нам с далекой планеты Марс. На него была возложена очень важная миссия по защите нашей планеты. Он рассказал женщине, что сразу умел говорить, но он не знал, кому из семьи довериться. Потом он понял, что самый близкий и родной человек это его хозяйка. Жизнь в доме шла своим чередом, шли годы, а кот и его хозяйка очень много говорили по ночам—это было обязательное требование кота, чтобы ни кто не знал о нем, кто он есть. Кот много рассказывал о своих подвигах и заслугах. Оказывается, кот этот через десять лет своего проживания на земле имел звание полков-

Александр ника известной во всей вселенной марсианской армии. Он много доброго сделал на нашей планете. Бывал в разных горячих точках. Он спасал людей и животных. В общем, известная была личность. Опять шли года и теперь кот был важным как никогда. «Что такое с моим любимым котиком?» думала женщина. Оказывается, по наступлению 16 летнего возраста ему должны были присвоить звание генерала. Очень важное событие в его жизни. Да, хочется сказать о том, что в доме жила еще и собачка, очень красивая, какой-то мелкой породы. Хозяйка взяла ее когда коту не было и года. Они с котом были очень дружны и жили как брат и сестра. Собачка была очень добрая и очень-очень умная. Конечно она все знала про кота, но молчала. Но вернемся к нашему главному герою. Ведь это сказка про него. Дело в том, что хозяйка кота заболела и болезнь ее была почти что неизлечимой. Хозяйка гасла на глазах. Тогда наш герой стал много говорить с хозяйкой и давал ей понять, что ей нужно бороться с ее недугом. Нужно много работать над собой и сильно поверить в излечение. Изо дня в день кот молился за свою хозяйку, ведь она была для него второй мамой, другом и он очень любил ее. Потом что-то произошло с хозяйкой и она поняла, что вера, надежда и любовь творили чудеса и хозяйка стала поправляться. А кот сказал ей однажды: «Будь

Творчество трезвеющих


честна перед собой и другими и ты сможешь победить любой недуг и помочь другим». Так учили его на далекой планете. Там у них все хорошо, почти ни кто не болеет и все помогают друг другу. Ни кто ни кого не осуждает и если кто-то попал в беду все сразу помогают. Рассказывая это кот чуть не плакал, потому что на Земле было гораздо труднее жить. Но он был послан сюда не просто ловить мышей, а помочь хотя бы одной семье. Когда наш кот исчезал, хозяйка очень переживала, но она знала, что ее герой на очередном важном задании и ждала его с нетерпением. Прибыв потом домой кот рассказывал невероятные истории которые случались с ним за время его отсутствия. В общем, они были настоящими друзьями—женщина и кот.

Кот учил женщину, что ей делать с детьми, как учить их жить, помогал готовить вкусную пищу для всей семьи. Ведь он знал множество рецептов, как принимать гостей: он был кладезь полезных советов по домоводству. Кот научил хозяйку как красиво выглядеть до самой старости. Наш милый кот получил звание генерала. Он стал говорить с хозяйкой о скором расставании—ему приказали возвращаться и получить новое задание. Как хозяйка не просила, она умоляла родного кота остаться, она думала что не сможет без него. Кот спокойно объяснял, что такое бывает и нужно научить себя быть готовой и спокойной, что у нее много забот и дел. Он убедил хозяйку, что она справится без него, он был просто уверен. Ну и вот, дорогие мои друзья, ска-

зки даже самые интересные заканчиваются. И наша сказка про кота подходит к концу. В один прекрасный день женщина пришла домой, она искала кота, он исчез, его ни где не было. Женщина стала плакать, она села на пол и закрыла глаза. Но тут ее слезы стал кто-то облизывать с причмокиванием. Каково же было ее удивление, когда она увидела перед собой удивительной красоты маленького щенка. Он был такой потешный и славный что женщина теперь плакала от радости, а пес велял хвостом и радовался вместе с ней. Какой любящий был у нее кот, ведь он позаботился о своей хозяйке подарив ей на память о себе это чудо, которое сидело у нее на руках!

Нелля

Александр

«Длинный пейзаж» (фрагмент). Оргалит, масло.

...Многоточие... – Вставай на работу! Толчок в бок. Утро всплывает где-то в мозгу. Слышу удаляющиеся шаги и стук в двери. Медленно открываю слипшиеся глаза. Пытаюсь пошевелить рукой. Почему все болит? Ага —я спал на полу. В голове—шум, тело не хочет слушаться, во рту помойка. Сейчас бы сто грамм спирта или хотя бы воды. Но нельзя—пил спирт, опять развезет. В коридоре никого нет, стараюсь проскочить в ванну. «Ну и рожа!!!»—глаз не видно, руки мелко дрожат. Долго держу лицо под струей холодной воды, соображая, на что хватит денег. От мысли о чае начинает тошнить. Натягиваю давно нестиранную рубаху и иду в «копеечку». Руки еще подрагивают. Так—литровый «Джинтоник» до обеда, и пол-литровый и пиво на дорогу до работы. Две

37 Журнал анонимных алкоголиков Спб

сардельки, два огурца, три помидорки. Нет, помидоры брать не буду—не хватит на еще один «Джинтоник» в обед. По дороге выпиваю пиво и «Джинтоник». Вроде полегче. Звоню в офис, спросить, будет ли груз. Очень хочется, чтобы не было. Позвонил в 14.15—слышу голос менеджера в трубке. Да, милый голосок-то у тебя—тоже не ангельский. Не одному мне видно хреново. От этой мысли становится как-то теплее. Начинаю литровый «Джин-тоник»—по паре глотков. Мучаюсь до обеда. Тоник кончился. Несусь в магазин еще за одним—надо дотянуть до 15 часов. Убийственно медленно тянется время. Пытаюсь поспать, не получается. Выхожу во двор хоть с кем-нибудь пообщаться, но через 5 минут несусь обратно на склад—за парой спа-

сительных глотков. И так 15 часов. Звоню в офис—сказали, что вроде поставок не будет, но попросили посидеть до 17 часов. Да пошли вы все!!! У меня дома спирт! И ни жены, ни дочки до вечера не будет! Стрелой несусь домой, стараясь не попасться на глаза, кому-нибудь из своих. По дороге покупаю дешевый студень и хлеб. Влетаю в комнату, откручиваю пробку трехлитрового баллона со спиртом. На ходу врубаю телевизор. Мой единственный друг. Наливаю первую, закусываю. Вторую, закусываю… – Вставай на работу! Толчок в бок. Утро всплывает где-то в мозгу. Слышу удаляющиеся шаги…

Юрий

Творчество трезвеющих


отрывок из романа Оскар не мылся уже несколько дней, и даже сквозь мутную патину тяжелого воздуха в тесной комнате, запах его собственного тела вызывал приступ тошноты. Он тяжело вздохнул, медленно натянул мятые джинсы на голое тело, запутался в штанине и едва не упал. Сглотнув сухой ком, он нащупал стоящую возле кровати бутылку, испытывая слабую детскую надежду на чудо —сделал глоток. Чудо не произошло, в бутылке была вода. Теплая и невкусная. Это уже была вторая его неудачная попытка чего-нибудь хлебнуть за утро. Оскар был суеверен, а потому окончательно приуныл. Пробудились, задремавшие было головные муравьи. Они завели свою обычную беседу, покусывая хозяина за оголенные нервы. Скорее всего их тоже мучила жажда… Медленно ступая босыми подошвами ног он вышел в длинный коммунальный коридор. Из дальнего затемненного угла на него смотрели чьи то глаза. Оскар покрылся липким потом. Дружелюбно стуча когтями по полу подошла собака, сунулась головой под руку. Оскар потрепал пса по худой шее. Собака радостно задышала, пританцовывая возле ног человека. – Привет! – прошептал Оскар, – ты откуда здесь взялся? Пес весело махнул кривым хвостом, и умчался по коридору к распахнутой входной двери. У выхода он на мгновение замешкался, обернулся и несколько секунд пристально смотрел человеку в глаза, и исчез в черном дверном проеме. У Оскара на мгновение возникло острое ощущение, что все это в его жизни уже было когда то… Алчные муравьи… И похмельное утро… И этот пес… И он сам, босиком, в джинсах надетых на голое тело, стоящий в коридоре на холодном полу. – Дежавю.., – пробормотал он. Дверь в соседнюю комнату была приоткрыта, оттуда неслась тихая музыка. Эта комната обычно пустовала, но иногда туда приезжали компании молодых людей, они пьянствовали по несколько дней, затем надолго исчезали. Оскар вжался в стену—он задолжал одному из них, крепкому молчали-

38 Журнал анонимных алкоголиков Спб

«Лежащая в зеленом» (фрагмент). Холст, масло. вому парню с бульдожьей шеей, небольшую сумму, скорее всего тот уже и забыл об этом, но Оскар помнил. Он помнил все свои долги, и их было много. Наверное спят... Только негромкая музыка. Кажется Эрик Клэптон... Ему нравился Клэптон, во-первых как музыкант, во-вторых как алкоголик. Мысль о том, что на другом конце планеты есть человек испытывающий те-же симптомы похмелья, что и он, была для него утешительна. Правда говорят, что Клэптон уже не пьет... Не важно... Сейчас это не важно. Оскар осторожно заглянул в комнату. На кровати лежала голая девушка. Она спала. Смазанный make up и бледные щеки делали ее похожей на раскрашенную куклу. Тело у девушки было такое-же как у куклы — длинные ноги с тонкими щиколотками, круглые груди с крупными коричневыми сосками, узкий темный мысок внизу живота. Платиновые волосы разметались по подушке. Одна рука, с узкими отполированными ногтями покойно лежала на животе, другая безвольно упала вниз. У молодого человекак часто забилось сердце—на столе теснили друг друга разноцветные бутылки. Он облизал пересохшие губы, и не отводя глаз от сказочного стола медленно вошел в комнату. С вкрад-

Александр

чивым скрипом закрылась дверь. Где- то далеко заскрипел ключ, вонзающийся в дверной замок, громко засмеялся мужчина—тот самый здоровяк, которому был должен Оскар. Быстрее молнии он метнулся к столу, схватил большую белую бутылку, и как затравленная крыса шмыгнул в коридор, но в последнее мгновение оглянулся—девушка лежала без движения, но ему показалось, что она следит за ним сквозь сомкнутые ресницы. Он ворвался к себе в комнату, запер дверь, и юркнул на кровать, прижимая к животу дружественную хладость стекла.

Дмитрий

«33» Стремясь дополнить историю митьковского братства, автор берет на себя смелость описать один из случаев, произошедших с братушечкой дорогим Митей Шагиным, но не отраженный в известных всем летописях. Однажды ночью Дмитрий Шагин шел по Невскому от Мосбана в сторону Адмиралтейства. Близился конец июня, так что ночь была белая, а прогулка—радостная. Более того —карман приятно оттягивала бутылка напитка № 33, купленная у вокзала за 8 рублей. Поравняв-

Творчество трезвеющих


шись со зданием бывшей Государственной Думы, Дмитрий задрал голову и увидел, что часы на Думской башне показывают половину третьего пополуночи. Теплый ветерок ласкал загорелое лицо митька, восток многообещающе светился и настроение было отличное. Дойдя до угла Софьи Перовской, Дмитрий остановился и подумал: «А не зайти ли мне к братку, к Борюньке, к Гребешочечку моему дорогому?» И ответил сам себе: «Дык!» Ноги сами несли его по бульвару, сердце переполнялось радостным чувством, а рука бережно придерживала в кармане драгоценный сосуд темного стекла с магической надписью «33». Войдя в подъезд и поднявшись до третьего этажа, Дмитрий решил передохнуть, а заодно и вина выпить, как это принято у митьков, наносящих визит. Ловко откупорив вино, Дмитрий отпил ровно половину и поставил бутылку на пол у батареи. Достав из кармана папиросу, он с удовольствием постучал мундштуком о ноготь, сплющил крепкими белыми зубами картонную гильзу и полез в карман за спичками. Но тут же, услышав сверху странные звуки, замер, прижавшись к исписанной стене в позе опереточного злодея. С верхней площадки донеслось шарканье и заунывное бормотание под нос, весьма напоминающее песню Б.Г. «В пурпурных снегах …» Едва дыша, Дмитрий переместился к перилам и заглянул наверх. Открывавшая изумленному взору Дмитрия картина потрясла его и лишила дара речи, что возможно было и к лучшему. Шлепая по ступеням задниками растоптанных домашних туфель, по лестнице медленно спускался сам Б.Г.. Одет он был в кальсонную пару с обвисшей мотней и растянутым воротом. В руках он держал множество кисточек, фломастеров, тюбиков с зубной пастой и прочих рисующих и пишущих предметов. Задумчиво осматривая стену, испещренную надписями, Б.Г. с удовольствием отмечал наличие свободного места, и вписывал туда «Боб, мы тебя любим!», «Приезжай к нам в Мангышлак!», «Киев ждет тебя!» и т.д. А также «Б.Г. – большое говно», «Рок-н-ролл жив, а ты уже нет» и прочее. Дмитрий не мог не

39 Журнал анонимных алкоголиков Спб

отметить дьявольской хитроумности этого приема, но как-то неловко было заставать знаменитость за таким пикантным занятием и пришлось тихонько спустится на этаж ниже. Тут Дмитрий вдруг понял, что бутылка-то оказалась там, этажом выше! Ёлы-палы! Он дернулся было обратно, но было поздно. Бутылка уже была в пределах видимости Б.Г. Дмитрий прижался разгоряченным лбом к прохладной стене, сжал кулаки, а из его большой души рвался наружу неслышный вопль: «Нет! Только не это! Он не заметит ЕЁ!» Но шарканье и заунывное бормотание спускались все ниже и ниже. Вдруг шаги прекратились и раздался негромкий удивленный возглас: «Во! Бутылка!» Дмитрий зажмурил глаза и до скрипа сцепил зубы. «Нассано, что ли?» Дмитрий горько усмехнулся и с чувством безнадежности прислушался к тому, что происходило этажом выше. «Да нет портвейн, ёлы-палы!» – донеслось оттуда. «Дык!» – беззвучно вскричал Дмитрий. Сверху донеслись уверенные бульки и сопение. Рот Дмитрия наполнился вязкой слюной. Сплюнув, он услышал, как звякнула поставленная на камень площадки пустая бутылка и его охватило чувство безразличия ко всему. А сверху доносилось быстро удаляющее шлепанье домашних тапочек и тихое завывание: «Бу-бу-бубу-бу затерян наш след …» Выйдя из подъезда, Дмитрий почувствовал себя так, будто один разгрузил машину пива. Ничто не радовало его. Ни юная белая ночь, ни разливающийся на востоке акварельный восход, ни теплый ветерок, ни удивительно чистое небо. С тех самых пор Дмитрий терпеть не может портвейн № 33. Как увидит бутылку, так и встают перед его внутренним взором мрачный подъезд, фантастическая фигура в нижнем белье и он сам, затравленно прижавшийся к стене. Все.

Поэзия и проза раздела «Творчество трезвеющих» в этом номере иллюстрирована работами Александра, активного члена сообщества АА. В своё время Саша закончил ПХУ им. К.А. Савицкого в г. Пензе, сейчас, с 1983 г. живёт и работает в Санкт-Петербурге. Член Творческого Союза Художников с 1997 г. Александр создает очень живые и  эмоционально выпуклые картины, преимущественно портреты. Жаль, что в наших двухцветных репродукциях мы не можем полноценно передать истинных соотношений «линии, пятна и цвета»—его личного поиска и эксперимента с  эмоциональным фактором в восприятии и  воспроизведении образов. Философский, пытливый склад ума художника, стремящегося докопаться до истины, не только через живопись, но и в слове, оставляют отпечаток в  его картинах. Это всегда взгляд в  неизвестное. И это же составляет кредо художника: не преодолевать сопротивление материала, сотрудничать с холстом и краскам—не мешать картине происходить. Творческих Тебе успехов, Александр, тем более что многие его картины уже находятся в частных собраниях и входят в состав коллекции музея Эрарта.

Ю. Ильченко

«Дерево» (фрагмент). Оргалит, масло.

Творчество трезвеющих


12 проявлений болезненного пристрастия к алкоголю

1

2

Постоянное употребление для снятия напряжения

4

3

Тайное употребление

6

5

Утрата чувства самоконтроля

Демонстративное и агрессивное поведение

Беспричинная озлобленность

Проблемы в семье, с работой, деньгами

Нарушения мышления

Моральная неустойчивость

12

11

10

Неспособность выполнить обещание отказаться от алкоголя

9

8

7

Чувство вины

Разрушение личности

Запойное пьянство

Альтернатива  

Журнал духовного роста и творчества трезвеющих. АА Санкт-Петербург.

Альтернатива  

Журнал духовного роста и творчества трезвеющих. АА Санкт-Петербург.

Advertisement