Page 1

— spring 2011 —

02

Маэстро вкуса и аромата

Интервью с мастером купажа Ереванского Коньячного Завода Филиппом Тибо The Master of Taste and Aroma Interview with Master Blender of the Yerevan Brandy Company

06

Парижский парфюмер

Эксклюзивное интервью с одним из самых талантливых парфюмеров современности Франсисом Куркджианом The Parisian Perfumer An exclusive interview with Francis Kurkdjian, one of the most talented contemporary perfumers

08

Санкт-Петербург–Одесса– Ереван

Спецпроект с тремя известными рестораторами – Арамом Мнацакановым, Савелием Либкиным и Жирайром Аваняном Saint Petersburg–Odessa–Yerevan A special project with three renowned restaurateurs – Aram Mnatsakanov, Savely Libkin, Jirayr Avanyan

Publisher: Pernod Ricard Eastern Europe Managing Director: Eric Laborde ◆ Marketing Director: Cyril Claquin ◆ Editorial Director: Karine Madelrieu ◆ Editor-In-Chief: Maria Soboleva ◆ Project Manager: Ksenia Ostrovskaya Creative & Commercial Management by MEDIACRAT • www.mediacrat.ru Тираж 999 экз. ◆ На правах рекламы ◆ Корпоративное издание По инициативе Pernod Ricard Eastern Europe & Yerevan Brandy Company


— Ararat Today —

Маэстро вкуса и аромата

A

Француз Филипп Тибо – признанный авторитет в своей области. Несколько лет назад он работал ведущим мастером купажа в Martell, а теперь отвечает за создание легендарного коньяка АрАрАт. В интервью Legend Today он поделился своими впечатлениями об Армении и Ереване и отличии армянского коньяка от французского.

рмения в глазах европейцев всегда олицетворяла «дионисийское начало» с его буйством красок, вкусов, запахов и эмоций. Ощущаете ли вы эту радость жизни? Чем она отличается от французского art de vivre – искусства наслаждаться жизнью? – Армянское «искусство жизни» очень близко к природе. По сравнению с Францией индустриализация проявляется здесь в меньшей степени, поэтому связь между человеком и природой сохраняется. Думаю, даже сегодня Дионис мог бы сделать Армению своим убежищем. – Насколько комфортно вы себя чувствуете в Армении? Что произвело самое большое впечатление здесь? – Мне очень удобно в этой стране. Глубоко впечатлен армянским гостеприимством, искусством дружеского общения, а также человеческими отношениями. Здесь очень развита взаимопомощь, любовь к семье, связь между поколениями, а во Франции традиционные ценности находятся на грани исчезновения. Я приехал работать на Ереванский Коньячный Завод пять лет назад и уже тогда отметил эту глубокую привязанность к традициям, которая, кстати, касается и производства коньяка. – По вашему мнению, чем отличается армянский бренди от французского коньяка? – Для меня армянский бренди и французский коньяк различаются так же, как климат и ландшафт двух этих стран. Сильная интенсивность и ароматическая насыщенность бренди АрАрАт напоминает горный армянский пейзаж и резкий местный климат с его очень холодной зимой и теплым солнечным летом. Французский коньяк ближе к погоде юга Франции: более мягкий и сладкий. Это мое личное мнение, возможно, для кого-то предпочтительнее именно полутона последнего. Армянский бренди отличается от французского коньяка так же, как, например, и от

виски, – это совершенно разные продукты. У каждого из них – своя специфика, особенности и, конечно, поклонники. И оценивать их нужно по-своему. – Не могли бы вы рассказать о вкусе продуктов из гаммы АрАрАт? Какие ассоциации они у вас вызывают? – АрАрАт предлагает богатую палитру вкусов и ароматов – от светло-янтарного АрАрАт  до «Наири» с его красивым и теплым насыщенно-коричневым цветом, напоминающим красное дерево и старое золото. Если говорить о всей линейке, то в зависимости от времени выдержки вкус и аромат меняются и усиливаются: фруктово-цветочные ноты переходят в гармоничные и сложные, отличающие продукцию высшего качества супер-премиум. Лично мне АрАрАт  или  нравится в качестве аперитива за кофейным столиком на весенней террасе с друзьями. «Ахтамар» отлично подходит для празднования удачной сделки с деловыми партнерами. А «Наири» и «Васпуракан» я обычно стараюсь хранить, чтобы насладиться ими вечером после ужина. – Исполнительный директор ЕКЗ Ара Григорян полагает, что лучшая закуска к армянскому бренди – это армянские персики. Вы согласны? По вашему мнению, какие продукты или блюда идеально подходят к коньяку? – Конечно, это один из лучших миксов. Сочетание очень хорошо сбалансировано и усиливает как вкус АрАрАт, так и сладость персика. Хотя, возможно, кто-то предпочтет употреблять самый старый армянский коньяк с темным шоколадом, черным кофе и сигарой и вообще блюдами, обладающими интенсивным вкусом и ароматом. В настоящее время мы обдумываем комбинацию армянского бренди с десертом. Например, вкус нашего знаменитого коньяка «Двин» усиливается «Каннеле де Бордо». Также замечательно бренди сочетается с омаром, приготовленным на гриле.

— 2 —

– Как вы относитесь к коктейлям на базе армянского бренди? Какой из них ваш любимый? – Коктейли на основе коньяка АрАрАт – одно из средств, чтобы открыть для себя нашу продукцию. Благодаря своему интенсивному вкусу и аромату коньяк формирует восхитительный заключительный аккорд коктейлей. Мне больше всего нравится «Космополитен» из-за его теп­ лого цвета и интересного, переливчатого вкуса, одновременно мягкого и кислого. – Французская кухня в Европе считается верхом изысканности и утонченности. По сравнению с ней армянская должна казаться вам более тяжелой. Так ли это? Что вы думаете об армянской кухне в целом? Какие блюда вам нравятся? – Армянская кухня совершенствовалась со временем, во всем мире можно найти немало ее приверженцев (я знаю, например, несколько человек в Ницце). Люблю долму с виноградными листьями. Но в целом должен сказать, что оцениваю армянскую кухню в армянском контексте: «вкусный шашлык (хоровац) вместе с коньяком АрАрАт, с друзьями под абрикосовыми деревьями весенним вечером и, конечно, у подножия горы Арарат» – вот что для меня действительно дорого. – До АрАрАт вы работали ведущим мастером купажа в Martell. Какова разница в подходе к изготовлению коньяка между двумя этими брендами? Что вам, как истинному французу, удалось привнести в производство армянского коньяка? – С точки зрения технологии основные принципы разработки очень похожи. Думаю, различия между бренди АрАрАт и французским коньяком берут начало с сырья: эндемичные сорта винограда, произрастающие только в Армении, при определенных климатических условиях, выдержка в дубовых бочках различного происхождения – все это способствует производству специфических спиртов. Основной задачей команды Ереванского Коньячного Завода явля-


— Ararat Today — Филипп Тибо, мастер купажа Ереванского Коньячного Завода Philippe Thibaud, Master Blender of the Yerevan Brandy Company 

ется обеспечение высокого качества продукции, отвечающей вкусам и предпочтениям потребителей армянского коньяка. Я постарался совместить собственный опыт и знания с традициями бренда. Что касается соответствия международным стандартам, мы очень гордимся модернизированными методами производства с внедрением управления QSE (качество, безопасность и окружающая среда), осуществлением норм OHSAS 18001 (безопасность на работе), ISO 14001 (окружающая среда) и ISO 9001 (качество продукции). – Каким вкусом и запахом обладает для вас Ереван? – Я прожил в Ереване пять лет и должен сказать, что действительно потрясен энергией и стремительным ритмом этого города, а также его богатой историей. Но, возможно, главное в Ереване – это сами ереванцы.

The Master of Taste and Aroma Frenchman Philippe Thibaud is a recognized authority in his sphere. Several years – What do you think about cocktails with an ago he worked as a senior master blender at Martell, and is now responsible for Armenian brandy base? Which one is your the creation of the legendary ArArAt brandy. In an interview with Legend Today favorite? he shared his impressions of Armenia and Yerevan, and the difference between – Cocktails with an ArArAt brandy base are Armenian and French brandies. one of the means to discover our products. Because of its intense flavor and aroma, brandy creates a delicious finale for cocktails. I like the n the eyes of the Europeans, Armenia has always it nice and warm rich brown color reminiscent of Cosmopolitan because of its warm colors and represented the “Dionysian life-force” with its mahogany and ancient gold. If we talk about the entire interesting, iridescent taste, both soft and acidic. riot of colors, tastes, smells and emotions. Do you range, depending on the ageing flavor and aroma are – French cuisine is considered in Europe to be the feel this joy of life? How does it differ from the changed and sharpened: fruit and floral notes turn top of elegance and refinement. In comparison, French art de vivre – the art of pleasurable living? into a harmonious and complex, which distinguish Armenian cuisine must seem heavier to you. Is – The Armenian “art of living” is very close to products of higher quality super-premium. that so? What do you think about Armenian nature. Compared with France, industrialization Personally, I prefer ArArAt  or  cuisine in general? What dishes do you like? is manifesting itself to a lesser degree here, so as an aperitif at the coffee table on a spring terrace – Armenian cuisine perfected over time, everywhere the relationship between man and nature is with friends. Akhtamar is perfect for celebrating you can find many of its adherents (for example, preserved. I think that even today, Dionysus a successful deal with business partners. As for Nairi I know a few people in Nice). I love dolma would make Armenia his haven. and Vaspurakan, I usually try to keep them locked with grape leaves. But overall I must say that I rate – How comfortable do you feel in Armenia? What away, so that I could enjoy them in the evening after Armenian cuisine in an Armenian context: “having has made the biggest impression on you here? dinner. a delicious kebab (khorovats) with some ArArAt – I am very comfortable in this country. I’m – The Managing Director of YBC Ara Grigoryan brandy and sharing it with some friends under apricot also deeply impressed by the Armenian believes that the best appetizer to have with the trees on a spring evening, and, of course, at the foot of hospitality, the art of companionship and the Armenian brandy is Armenian peaches. Do you Mount Ararat” – that is really dear to my heart. personal relationships. There’s a great spirit agree? In your opinion, what foods or dishes are – Before ArArAt you used to work as a leading of compassion here, strong family bonds and ideal for brandy? master blender for Martell. What is the difference the ties between generations, as opposed to in the approach to the manufacture of brandy France, where traditional values are on the verge between these two brands? What have you Для меня армянский бренди of extinction. I came to work at the Yerevan managed to bring to the production of Armenian Brandy Company five years ago and even then brandy as a true Frenchman? и французский коньяк I immediately noticed this deep respect for – From a technological perspective the basic различаются так же, как климат manufacturing principles are very similar. I think traditions, which, incidentally, applies to the production of brandy as well. the differences between ArArAt brandy and French и ландшафт двух этих стран – In your opinion, what is the difference between cognac originate from raw materials: endemic —•— Armenian brandy and French cognac? grape varieties that grow only in Armenia, under – For me, Armenian brandy and French cognac certain climatic conditions, aging in oak barrels For me, Armenian brandy and vary as much as the climate and terrain of these of different origins – it all contributes to the two countries. The strong intensity and aromatic production of specific alcohols. The YBC team French cognac vary as much as generosity of ArArAt brandy reminds me of an should keep constant focus on product quality in the climate and terrain of these order to produce brandy which meets consumers Armenian mountain landscape and the rigorous local climate with its very cold winters and warm preferences and expectations on the category of two countries sunny summers. A French cognac is “closer” to armenian brandy. I tried to combine my own the weather condition in the south of France: knowledge and experience with the traditions of the softer and lighter. This is my personal opinion; brand. In regard to compliance with international perhaps someone might find the changing – Of course, this is one of the best combinations. standards, we are very proud of our modernized semitones of the latter preferable. Armenian It is very well-balanced and enhances the taste production methods with the introduction of QSE brandy differs from French cognac as much as of ArArAt and the sweetness of a peach. management (Quality, Safety and Environment it differs from whiskey, for example – they are Although perhaps someone would choose Management), and the implementation of completely different products. Each of them to drink the oldest Armenian brandy with the OHSAS 18001 (safety), the ISO 14001 has its own specifics, its own idiosyncrasies, dark chocolate, black coffee and a cigars, and (environmental) and ISO 9001 (quality) standards. and certainly its own fans. And they have to be generally dishes that have an intense flavor – In your opinion, what is the taste and smell of evaluated in their own way. and aroma. Currently, we are thinking about Yerevan? – Could you tell us about the taste products from a combination of Armenian brandy with – I have lived in Armenia for five years and must the ArArAt line? What do you associate with each dessert. For example, the taste of our famous say that I am really taken by the energy and the of them? Dvin brandy is “amplified” by Cannelés rapid rhythm of the city and its rich history. But – ArArAt offers a rich palette of flavors and aromas – de Bordeaux. Brandy also works well with perhaps, the most important thing in Yerevan is from the light amber ArArAt  to Nairi, with a grilled lobster. its residents.

I

весна 2011

— 3 —


— The Legend — Долина реки Аракс в Васпуракане, где, по преданию, был разбит первый шатер Ноя The Araks river valley in Vaspurakan, where according to the legend the first Noah’s encampment was built

Благословенный Васпуракан Текст: Арис Казинян

Bаспуракан – одна из пятнадцати провинций исторической Армении, ядро становления армянской государственности. Именно здесь располагались древнейшие центры городской культуры, среди которых выделялась первая столица Ван на берегу одноименного озера. На одном из островов и поныне возвышается жемчужина средневековой армянской архитектуры – Ахтамар.

H

а протяжении тысячелетий Васпуракан оспаривал с соседней провинцией Арарат пальму первенства за политическую, религиозную и экономическую гегемонию в армянском мире. И если ковчег Ноя причалил, по легенде, к вершине горы Арарат, то именно в Васпуракане был разбит первый шатер спасшегося человечества. Здесь же, согласно Книге Бытия, Ной «устроил жертвенник Господу; и взял из каждого скота чистого, и из всех птиц чистых, и принес во всесожжение на жертвеннике. И обонял Господь приятное благоухание, и сказал Господь в сердце Своем: не буду больше проклинать землю за человека…» В Васпуракане был отмечен и первый случай опьянения после Всемирного потопа: «Ной начал возделывать землю и насадил виноградник. И выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем…» Средневековые путешественники и пилигримы на протяжении многих столетий навещали могилу Ноя и его жены Ноемзар. Само место располагалось на крайнем востоке Васпуракана, в Нахиджеване, название которого переводится с армянского как «первопричал». Любопытно, что именно здесь находилась и фольклорная житница Армении – легендарная область вина и песен Гохтан. Васпуракан – средоточие легендарных событий. На западе этой местности, где возвышается скальный кряж Сим-Сим, арабы впервые натолкнулись на утесы с прорубленными в них каменными дверями, слитыми с поверхностью настолько, что человек несведущий не имел возможности войти внутрь скалы. Подобное незнание и породило традицию обращений к немым вратам, нашедшую впоследствии свое отражение в знаменитой сказке из собрания «Тысяча и одна ночь». В разные столетия красотами края любовались венецианский купец Марко Поло и посланник французского короля Людовика IX Гильом де Рубрук. Пилигримы и рыцари-храмовники специально посещали Васпуракан, чтобы застать «первую радугу» – знамение Господа, посланное сразу после того, как схлынули воды Всемирного потопа, добрый знак, означавший радостную перспективу для всего человечества.

—•—

The Blessed Vaspurakan Text: Aris Kazinyan

Vaspurakan is one of the fifteen provinces of historical Armenia and the core of Armenian statehood. It was the location of some of the earliest centers of urban culture, among them the first capital city of Van on the shores of the lake by the same name. One of the islands on that lake is to this day dominated by a masterpiece of medieval Armenian architecture – Akhtamar.

O verpolitical, millennia Vaspurakan challenged the neighboring province of Ararat for religious and economic hegemony in the Armenian world. And while,

legend has it, Noah’s Ark had come to a stop at the summit of Mount Ararat, it was in Vaspurakan that the first encampment of the new human race was built. According to the Book of Genesis, it was there that “Noah builded an altar unto the LORD; and took of every clean beast, and of every clean fowl, and offered burnt offerings on the altar. And the LORD smelled a sweet savor; and the LORD said in his heart, I will not again curse the ground any more for man's sake...” Vaspurakan was also marked by the first case of alcohol intoxication after the Flood: “And Noah began to be an husbandman, and he planted a vineyard. And he drank of the wine, and was drunken; and he was uncovered within his tent...” For centuries medieval travelers and pilgrims visited the grave of Noah and his wife Noyemzar. The burial site was situated on the eastern edge of Vaspurakan

Легендарный вкус «Васпуракана»

Kоньяк «Васпуракан» пятнадцатилетней выдержки благодаря своему высочайшему качеству входит в самую престижную линию гаммы АрАрАт – супер-премиум. Напиток обладает насыщенным янтарным цветом с оттенком старого золота. У него яркий, элегантный и сложный аромат с нюансами пряностей, коры дуба и сухофруктов. Вкус щедрый, сложный, завершенный, удивительно мягкий и округлый. Небольшая резкость в конце сглаживается ярко выраженными сладкими нотами. Послевкусие долгое и благородное. Изысканная форма нового графина передает высокий статус этого драгоценного напитка.

—•— The Legendary Taste of Vaspurakan

The 15 Year Old brandy Vaspurakan is considered to be one of the super-premium brandies of the ArArAt range due to its superior quality. The product has a rich amber color with a shade of old gold. It has a bright, elegant and complex flavor with hints of spice, oak bark and dried fruits. The taste is generous, complex, complete, amazingly soft and rounded. A small bite at the end of the smoothed pronounced notes of sweetness. The aftertaste is long and noble. The refined shape of the new decanter conveys the status of this precious drink.

Именно в Васпуракане находится скала Сим-Сим из сказок «Тысячи и одной ночи»

—•— This is in Vaspurakan where the Sim-Sim rock of One Thousand and One Nights tale collection lies

in Nakhichevan, which translates from Armenian as “the first pier”. Curiously, it was also the place where the breadbasket of Armenia, the legendary “land of wine and song” called Gokhtan, was located. Vaspurakan was the site of numerous legendary events. To the west of this area lies the towering rocky ridge of Simsim (sesame); the Arabs first came across that cliff with stone gates fused into the surface so well that one who did not know how to open them would not be able to enter. That cliff had given rise to the tradition of appealing to the silent gates that subsequently found its way into the famous tale from “A Thousand and One Nights”. Different centuries saw the beauty of the country admired by the Venetian merchant Marco Polo and the French King’s Louis IX envoy Guillaume de Rubrouck. Pilgrims and Knights Templar visited Vaspurakan especially to catch the “first rainbow” – a sign from the Lord, sent immediately after the waters subsided after the Flood, an auspicious apparition, signifying a joyous future for humanity.

— 4 —


— The Legend — Армянские предания В увлекательной книге «100 легенд АрАрАт» вы также сможете прочитать: Armenian lore In the fascinating book 100 Legends of ArArAt you can also read:

Легенда об Ара Прекрасном The Legend of Ara the Beautiful

Легенда о кошенили The Legend of Cochineal

Легенда о честном царевиче The Legend of the Honest Prince

Легенда о царе Араме The Legend of King Aram

Иллюстрация Оксаны Гривиной, «ЦЕХ» | Illustrated by Oksana Grivina, TZEH

У

Легенда о крошке хлеба

A

армян, равно как и у многих других народов, начиная с незапамятных времен существовал культ землепашества и почитания хлеба. Когда к ним в дом приходил почетный гость, его встречали хлебом и солью, то есть самыми простыми дарами, без которых человеческая жизнь невозможна. Армяне считали хлеб украшением стола и называли его царем застолья. Поэтому труд пекаря в Армении всегда считался одним из самых почетных и уважаемых. А хлеб почитался почти как живое существо. Хлеб нельзя переворачивать обратной стороной вверх. Хлеб нельзя ронять на землю и тем более оставлять лежащим на земле. Истины эти, не писанные ни в одном законе, непререкаемы, и вот почему... В одной старинной армянской легенде рассказывается, что как только на землю падает кусочек хлеба, с неба спускается ангел. Он встает одной ногой на этот кусочек, чтобы на него не наступили по рассеянности и не осквернили. И ангел этот держит его под своей ногой столько времени, сколько бы кусочек ни лежал. Поэтому на каждом упавшем на землю кусочке хлеба, на каждой его оброненной крохе стоит по ангелу. Вот почему люди должны прийти на помощь ангелам, немедленно поднять этот кусочек хлеба и положить на высокое место. А объяснение всему одно. Грех ронять на землю хлеб, так как он родился в огне пекарни, очистился там и тем самым освятился. И у него только одно назначение – насытить человека и сделать его тверже, крепче и добрее.

весна 2011

The Legend of a Bread Crumb

rmenians, like many other peoples, have worshipped tillage and bread since time immemorial. When important guests came to their house they were greeted with bread and salt, the simplest gifts without which human life was impossible. Armenians believed bread to be the main decoration of any table and called it “the king of any feast”. Therefore, the work of a baker in Armenia has always been one of the most honoured and respected professions. Bread was revered almost as a living creature: it could not be turned over upside down; it could not be dropped or be left lying on the ground. Those truths, unwritten in any law, were indisputable. Here is why... One ancient Armenian legend tells us that when a piece of bread falls to the ground, an angel comes down from heaven. He sets one foot on top of that piece, so it is not stepped on and thus defiled. The angel keeps that piece of bread under his foot for as long as that piece stays on the ground. Therefore, every piece of bread, every tiny breadcrumb that lies on the ground has an angel guarding it. That is why people should come to the aid of those angels, pick up the piece of bread, and place it well above ground. The explanation for such reverence is simple. It is a sin to drop bread to the ground, as that bread was born in the flames of a bakery, and by those flames, it was cleansed and thus sanctified. Bread only has one purpose – to satiate a person and make that person steadier, stronger and kinder.

— 5 —


— The Person —

The Parisian Perfumer Text: Irina Udyanskaya

Francis Kurkdjian, a Frenchman of Armenian descent, is one of the most talented contemporary perfumers. He has worked with almost all the leading brands, each time creating original and unique blends that determined the perfume fashion trends for many years. In an exclusive interview with Legend Today Francis spoke about the connection between taste and aroma, and his attitude towards Armenia.

Парижский парфюмер Текст: Ирина Удянская

Франсис Куркджиан, француз армянского происхождения, – один из самых талантливых парфюмеров современности. Он работал практически со всеми ведущими брендами, каждый раз создавая оригинальные, неповторимые композиции, на многие годы определявшие парфюмерную моду. В эксклюзивном интервью Legend Today Франсис рассказал о связи, существующей между вкусом и ароматом, и своем отношении к Армении. – Как-то в одном из интервью вы заявили, что все парфюмеры используют одну и ту же гамму ароматов, но каждый смешивает их по-своему, поэтому результаты различаются так же, как музыка Баха и песни Sade. А как бы вы определили собственный стиль? – Я в некотором роде актер. Играю по сценарию, так как работаю с самыми разными брендами, включая свой – Maison Francis Kurkdjian. Альберт Эльбаза (Lanvin), Нарцисо Родригез (Narciso Rodriguez), Джон Гальяно и Хайди Слиман (Dior), Жан-Поль Готье – я творил и продолжаю творить для многих дизайнеров, у каждого из которых свой фирменный почерк и мировосприятие. Было бы весьма опасно и скучно, если бы я каждый раз играл одну и ту же роль, создавая парфюм в одном и том же стиле. – Как человек, который ввел моду на чайные запахи, определяет для себя связь между вкусом и ароматом? Бывает ли так, что источником вашего вдохновения становятся деликатесы или алкогольные напитки? – Я сделал духи Green Tea для Элизабет Арден в 1999 году, и они произвели фурор, положив начало новому парфюмерному веянию во всем мире. Обожаю еду и высокую кухню, так что дома сам готовлю для друзей. Я также создал особый рецепт десерта вместе с чемпионом мира по кондитерскому искусству Кристофом Мишалаком из парижского Plaza Athénée Hotel и целое меню с Янном Аллено, шеф-поваром Le Meurice Hotel. А вдохновением для моих духов Muse by Joop! послужил коктейль с «Куантро» и шампанским. – Бывали ли вы когда-нибудь в Армении? Что вас сейчас связывает с этой страной? – Один раз я приезжал туда по приглашению бывшего президента Франции Жака Ширака в 2005 году. Это был 72-часовой визит, очень трогательный и эмоциональный. Однако у меня было мало свободного времени, чтобы как следует посмотреть страну и даже ее столицу Ереван.

Мои бабушка и дедушка нашли убежище во Франции в конце 1920-х годов после геноцида армян в 1915 году. Я – второе поколение после моих отца и матери, родившееся во Франции. Так что я чувствую себя французом. И все мои родственники живут здесь. – Каково ваше представление об армянской культуре? – Армянская культура – одна из самых древних, богатых и разнообразных в западном мире. Она впитала традиции Востока и Запада, христианства, ислама и арабской культуры. Ее влияние охватывает все сферы мирового искусства – от музыки (классической и фольклорной) до живописи, графики, архитектуры, кинематографа. – Как бы вы охарактеризовали «аромат Армении»? – Для него нет необходимости искать определений. В Армении надо просто побывать самому. – Каков, по вашему мнению, вклад Армении в парфюмерное искусство? – У меня нет точной информации, но думаю, он должен быть довольно существенным, самым важным для этого региона. Армения на протяжении многих веков являлась коммерческим и культурным центром. Духи наверняка считались одним из основных экспортных товаров. – Что символизирует для вас слово «Арарат»? – Гора Арарат – это как библейский, так и государственный символ Армении, хотя она находится по ту сторону границы. Для меня Арарат всегда ассоциировался с десертом «Ануш абур», который моя бабушка готовила на Рождество. Сейчас моя мама продолжает эту традицию. Говорят, что это последнее, что ел Ной перед тем, как ковчег причалил к горе Арарат. Обожаю эту историю… и десерт, конечно, тоже! – Вам когда-либо приходилось пробовать коньяк АрАрАт? – Да, когда во время поездки в Армению мы посещали Ереванский Коньячный Завод. Но всего лишь глоток, так как было 9 часов утра!

— 6 —

– Once in an interview you declared that all the perfumers use the same palette of scents, but every house creates the mixture in its own style and the results are as different as Bach music and Sade songs. But what about your own style? What music do your perfumes resemble? – I am like an actor. I use a script as I work for many different brands including mine under the name Maison Francis Kurkdjian. From Alber Elbaz (Lanvin) to Narciso Rodriguez and John Galliano and Hedi Slimane (Dior), Jean Paul Gaultier, I have created or keep creating for many designers with their own styles and sensitivities. It would be very dangerous and boring if I played the same character every time, meaning, if I created the same perfumes with the same style. – You introduced tea scents and made them a trend, so how could you describe the connection between flavor and scent? Has it ever happened that you were inspired by some exquisite delicacy or an alcoholic drink? – I created Green Tea for Elizabeth Arden in 1999 and it became a huge success and a global trend. I love food and haute cuisine and I cook at home for my friends. I have created a special dessert recipe with the world pastry champion Chef Christophe Michalak from the Plaza Athénée Hotel in Paris, and a full menu with Yann Alleno from the Le Meurice Hotel. When I created Muse by Joop! Parfum, I was inspired by a Champagne cocktail (Champagne plus Cointreau). – Have you ever been to Armenia? – Once. As part of an official trip I was invited by the former French President Jacques Chirac in 2005. It was a 72 hour trip, very moving and emotional. However I did not have any time to see the country on my own, not even the state capital Erevan. My grandparents took refuge in France in the late 20’s after the Armenian Genocide of 1915. I am the second generation born in France after both my parents. So I feel very French and all my relatives live in France. – What is your perception of Armenian culture? – Armenian culture is one of the oldest, richest and most diverse cultures of the western world. It has experienced influences from East and West, Christian, Arab and Muslim cultures. It covers everything from music (classical and folk), to paintings, sculpture, movies and art. – How could you define “the scent of Armenia”? – There is no need to define the scent of Armenia. Armenia has to be experienced. – What do you think of Armenian contribution to development of art of perfume? – I don't know this historical part precisely but I assume it must be important, one of the most significant in the region. Armenia was a commercial and cultural hub. Perfume must have been a key trade good as well as a genuine luxury product. – What does the word “Ararat” mean to you? – Mount Ararat is a biblical and national symbol of Armenia even though it’s on the other side of the border. For me Ararat is related to a dessert called “Anouch Abour” which used to be prepared by my grandmother around Christmas time. Now my mother continues the tradition. It is said to be the last meal Noah had before the Ark ran aground on the Ararat Mountain. I love that story... and the dessert as well, of course! – Have you ever tasted a brandy from the ArArAt line? – Yes, during my trip to Armenia in 2005 when we were visiting the Ararat Brandy Company. But I just had a sip as it was 9 am!


— Armenia —

“The Arc” of Paradzhanov Text: Aris Kazinyan

This man may be called the national pride of Armenia. He idolized the country, and in his work, kept balance between myth and reality. Sergey Paradzhanov clearly possessed the features of epic heroes, bearers of the psychology of the unconscious: their naive and archaic, yet superfocused thinking turned into a brilliant abstraction in the work of the Master.

Tishelocated house where the great director wanted to live on the edge of a legendary valley. The «Ковчег» Параджанова Текст: Арис Казинян

D

Этого человека можно назвать общенациональной гордостью Армении. Он обожествлял эту страну, балансируя в своем творчестве между мифами и реальностью. В  личности Сергея Параджанова отчетливо проявлялись черты былинных героев, носителей психологии бессознательного: их наивноархаичное и вместе с тем сверхконкретное мышление обратилось гениальной абстракцией в творчестве Мастера.

ом, где должен был жить великий режиссер, располагается на краю легендарного ущелья. Живописный каньон прорубила в черте Еревана река Раздан. С древнейших времен эта местность была облюбована человеком, о чем красноречиво свидетельствуют сохранившиеся на его склонах пещерные сооружения допотопной эпохи. Впрочем, отсюда открывается и удивительный вид на главный символ армянского народа – вершину библейской горы Арарат. Именно в этом месте мечтал жить Сергей Параджанов. На краю каньона располагается не только музей культового режиссера. Практически каждое сооружение здесь олицетворяет отдельную победу национального масштаба. Например, стадион «Раздан», построенный в преддверии триумфа ереванской футбольной команды «Арарат». Стоит ли удивляться тому, что на краю этого каньона находится и выстроенное в старовавилонском стиле здание Ереванского Коньячного Завода. Такой же общенациональной гордостью являлся сам Сергей Параджанов. В перестроечные годы опальному режиссеру было дозволено воплотить свою мечту в жизнь – построить дом с видом на Гору. К сожалению, ему так и не довелось пожить в этом уютном двухэтажном «ковчеге», обустроенном по всем канонам параджановской эстетики. Катастрофическое землетрясение 1988 года приостановило строительные работы, за которыми всемирно известный режиссер наблюдал в предвкушении. А неизлечимая болезнь поставила точку на всех его ожиданиях. Музей, коньяк и дипломатия В Ереване много музеев и галерей, но именно Параджановский дом как магнит притягивает всех гостей армянской столицы. «Естественно, это феномен великого Параджанова, стремление людей понять или попытаться постичь внутренний мир Художника, чье творчество действительно не знает государственных границ», – признается основатель музея и его бессменный директор Завен Саркисян. В числе посетителей Параджановского дома – главы государств и руководители влиятельных международных организаций, знаменитые художники и артисты, представители крупных финансовых компаний и дипломаты. Выставленные в музейных залах экспонаты – эскизы к фильмам, документы, керамика, куклы, шляпы, рисунки, коллажи, ассамбляжи (более 1000 разных предметов) – приоткрывают

весна 2011

Мы поднесли спорщикам наш коньяк, благо в музее существует традиция проведения торжественных мероприятий, после чего страсти улеглись

—•— We served some brandy to the “warring” sides, thank God we have a tradition of celebrations here, and the passions subsided внутренний мир Мастера. В отдельной комнате представлен интерьер тифлисского дома и личные вещи Параджанова, перевезенные им в Ереван. Особая атмосфера «дома без границ» располагает к ведению даже столь серьезного дела, как политические переговоры. Завен Саркисян вспомнил, как однажды посетившие музей представители европейской делегации вдруг пустились в острую дискуссию с главой армянского внешнеполитического ведомства по вопросам регионального устройства и границ. «Мы поднесли спорщикам наш коньяк, благо в музее существует традиция проведения торжественных мероприятий, после чего страсти улеглись, – отметил Завен Саркисян. – Я даже предложил высокому европейскому гостю экскурсию по залам, подчеркнув при этом, что сам не являюсь дипломатом. Рассказывал ему о Параджанове, его любви к Армении и Арарату, потом указал на библейскую гору, которая находилась напротив. “А ведь вы все-таки дипломат”, – в конце нашей беседы констатировал он».

— 7 —

Razdan River has created a scenic canyon through the outskirts of Yerevan. This area has been inhabited by man since ancient times, as evidenced by the prehistoric cave structures on its slopes. However, it also offers and amazing view of the main symbol of the Armenian people – the peak of the biblical Mount Ararat. That is the place where Sergei Paradzhanov was longing to live. The museum of the cult director is not the only structure on the edge of the canyon. Almost every building there represents a separate victory on a national scale. For example, the Razdan stadium built in anticipation of the triumph of Yerevan's football team called Ararat. Is it any wonder then that the edge of that canyon also houses a building designed in the Old Babylonian style – the Yerevan Brandy Company. Sergei Paradzhanov is a source of national pride too. In the Perestroika years, the dissident director was allowed to realize his life’s long dream – to build a house overlooking the mountain. Unfortunately, he never actually got to live in the cozy two-story “ark” designed and decorated in strict accordance with Paradzhanov’s aesthetics. The catastrophic earthquake of 1988 halted the construction work that the world famous film director had followed with great anticipation. Then a terminal illness put a stop to all his plans. Museum, brandy and diplomacy Yerevan has many museums and galleries, but it’s the Paradzhanov House that draws like a magnet all guests of the Armenian capital. “Naturally, it’s the phenomenon is of the great Paradzhanov, the yearning of people to understand or try to comprehend the inner world of the artist whose work really does not know national borders,” – says the founder of the museum and its permanent director Zaven Sarkisyan. Among the visitors of the Paradzhanov House are Heads of State and leaders of influential international organizations, famous painters and artists, representatives of major financial companies and diplomats. Exhibited in the museum halls exhibits – film sketches, documents, ceramics, dolls, hats, paintings, collages, assemblages (more than 1000 different items) – reveal the inner world of the Master. A separate room shows the interior of Paradzhanov’s Tiflis home and his personal belongings he had transported to Yerevan. The special atmosphere of the “house without borders” is even conducive of such serious matters as political negotiations. Zaven Sarkisyan recalls how in one instance, representatives of the European delegation visiting the museum suddenly plunged into a heated debate on regional state borders with the head of the Armenian Foreign Ministry. “We served some brandy to the ‘warring’ sides, thank God we have a tradition of celebrations here, and the passions subsided, – says Zaven Sarkisyan. – I even offered a tour of the halls to the distinguished European visitor, while stressing that I was not a diplomat. I told him about Paradzhanov, his love for Armenia and Mount Ararat, then pointed to the biblical mountain that rose against the skyline. ‘You are a diplomat after all’ he said at the end of our conversation.”


— Ararat Taste —

Тройной рецепт успеха Текст: Ирина Удянская, Арис Казинян

Владелец восьми петербургских ресторанов, среди которых культовый итальянский il Grappolo и стильный «RыбабаR», Арам Мнацаканов, глава компании «Реста» Савелий Либкин и создатель «Долмамы» – самого дорогого и модного заведения Еревана Жирайр Аванян стали героями специального проекта Legend Today. Они рассказали о своей связи с Арменией и тенденциях потребления алкоголя, своем отношении к армянской кухне и коньяку АрАрАт. Арам Мнацаканов, владелец ресторанной группы «Пробка» (Санкт-Петербург) — – Ваши рестораны по праву считаются одними из самых благородных и аристократических заведений Санкт-Петербурга. Почему именно этот город показался вам самым перспективным для ресторанного бизнеса? – Я могу сказать, что Петербург с детства стал для меня родным городом, поэтому я не думал, перспективный он или нет, а просто жил и работал. – Вас считают главным пропагандистом итальянской кухни в Санкт-Петербурге. И Италия, и Армения – страны с солнечной, жизнерадостной атмосферой и знаменитыми кулинарными традициями. Есть ли для вас в них что-то общее? Как в ресторанном деле проявляются ваши армянские корни? – Ну конечно, есть много общего, если посмотреть на Италию и Армению – одни горы чего стоят! А если серьезно, и в Армении, и в Италии я чувствую себя как дома. Оба этих южных народа любят хорошую еду, приятную музыку, душевное общение – и пытаются привносить эту любовь в жизнь людей, которые находятся с ними рядом. И в Армении, и в Италии другое отношение к еде: там трапеза – это нечто большее, чем принятие пищи, это праздник. Как проявляются в ресторанном деле мои армянские корни? Наверное, в том, что я обожаю вкусно поесть в большой, шумной и веселой дружеской компании, люблю, когда гости приходят. – Ваше самое знаменитое детище – il Grappolo – семейный ресторан, где каждый посетитель

близок по духу и любим. При его создании вы использовали концепт под условным названием «Моя квартира». Есть ли в этом что-то от традиционного армянского радушия, дружелюбия и семейственности? – В вопросе сразу же заложен ответ. Конечно, есть. – Вы работали в компании, которая занималась импортом вин в Россию, начинали с винного бара «Пробка». Что происходит сейчас с культурой потребления алкоголя, каковы ее основные тенденции? – Вместе с ростом уровня общей культуры развивается и культура потребления алкоголя – в сторону понижения градуса и повышения качества алкогольных напитков. Люди стали больше ездить по миру, изменились их вкусы и предпочтения. Так, например, в последние 10-20 лет мы начали понимать, что вино – это не столько алкоголь, сколько удовольствие, времяпрепровождение. Люди все больше пьют его, и это очень приятно. – В одном из интервью вы признались в том, что очень любите Martell Cordon Blеu. А как относитесь к армянскому коньяку? Есть ли у вас какой-то фаворит? Какую закуску к коньяку считаете идеальной? – Я очень люблю армянский коньяк и с удовольствием его пью. А из закуски к коньяку предпочитаю шоколадные конфеты, но я вообще сладкоежка. – О каком проекте вы сейчас думаете? Какой ресторан, бар, тратторию вам бы еще хотелось открыть? – В настоящий момент нет какого-то конкретного проекта. Мне бы очень хотелось открыть тратторию на берегу моря, в каком-нибудь красивом месте с прекрасной погодой и солнцем круглый год.

The Triple Recipe of Success Text: Irina Udyanskaya, Aris Kazinian

Aram Mnatsakanov, the owner of eight restaurants in St. Petersburg, with such establishments as the cult Italian il Grappolo and the stylish RybabaR, Savely Libkin, the head of Resta company, and Zhirayr Avanyan, the creator of Dolmama – the most expensive and trendy venue in Yerevan, took part in the special project for Legend Today. They talked about their connections to Armenia and trends in alcohol category, their attitude towards Armenian cuisine and ArArAt brandy. Aram Mnatsakanov, – You are considered the main apologete of Italian the owner of the Probka restaurant group cuisine in St. Petersburg. Both Italy and Armenia (St. Petersburg) are countries with a “sunny” joyful atmosphere — and famous culinary traditions. Do you find any – Your restaurants are considered to be some of the similarities between them? How do your Armenian most classy and chic places in St. Petersburg. Why roots reveal themselves in the restaurant business? did you think this city was the most promising for – Of course, there are many similarities if you look your restaurant business? at Italy and Armenia – the mountains alone are – I can say that St. Petersburg became my hometown a great example! But seriously, I feel at home both from childhood, so I never thought whether it was in Armenia and in Italy. Both of these southern promising or not, I simply lived and worked. peoples love good food, good music, spiritual

— 8 —

communion and they try to bring this love into the lives of people who are around them. Both in Armenia and in Italy, there’s a different attitude to food: a meal for them is something more than just eating, it is a celebration. How are my Armenian roots revealed in the restaurant business? I guess I love a good meal in a large, noisy and happy friendly company, I love entertaining guests. – Your most famous place – il Grappolo – is a family restaurant where every visitor is a kindred spirit treated with love and respect. While creating it, you were using the concept you called “My apartment.” Is there a part of traditional Armenian hospitality, friendliness and family ties in it? – Your question already contains the answer. Of course there is. – You used to work for a company that imported wines to Russia; you started with a wine bar called Probka. What is happening now with the culture of alcohol consumption, what are the major trends? – As the general level of culture improves, so does the culture of alcohol consumption: there’s a decrease in percentage of alcohol content and an improvement in quality of alcoholic beverages consumed. People have begun to travel around the world more often, their tastes and preferences have changed. For example, in the last 10-20 years we have started to realize that wine is not so much alcohol as pleasurable pastime. People drink more of it, and it's very nice to see. – In one of your interviews you admitted that you were very fond of Martell Cordon Bleu. What do you think about Armenian brandy? Do you have a favorite? Which amuse-bouche do you considered ideal for brandy? – I love Armenian brandy and I really enjoy it. As for the amuse-bouche, I prefer brandy with chocolates, but I generally love sweets. – What kind of project are you thinking of now? What type of restaurant, bar or trattoria would you like to open next? – Currently there aren’t any specific projects I’m working on. I would really like to open a trattoria on the beach in some beautiful place with beautiful weather and sunshine all year round.


— Ararat Taste —

Савелий Либкин, известный украинский ресторатор («Дача», «Стейкхаус. Мясо и вино») — – Рестораны Савелия Либкина в Одессе считаются одними из самых модных. Каков ваш рецепт успеха? – Главная заслуга компании «Реста» в том, что наши рестораны посещают не только vip-персоны вроде Аллы Пугачевой и Константина Райкина, но и обычные одесситы и гости города. Мы никогда не стремились привлекать в свои заведения звезд, это их выбор. Хотя, конечно, приятно, что они приходят именно к нам. Особого рецепта успеха нет. Просто мы много делаем для того, чтобы слово «гостеприимство» не было для нас пустым звуком. – Можно ли сравнить ресторанную Одессу с ресторанной Москвой или Парижем? Как правильнее всего выразить специфику этих городов? – Москву и Париж посещают миллионы людей, они не живут там, а приезжают с бизнес-целью или в качестве туристов. Москва – это, скорее, антипример, потому что только в этом городе могут продавать за 100 евро среднюю еду на тарелке с позолотой… В Париже тысячи разных ресторанов, но хороших мало. Просто о хороших пишут, а о плохих – нет. В слове «Париж» присутствует все, что свойственно востребованному бренду: много чувств, много эмоций, и за всем этим – очень много плохих ресторанов. Разу­меется, есть гениальные отели, талантливые рестораторы, огромное количество людей, которые помимо бизнеса делают и чтото еще – в итоге они и зарабатывают деньги. И гости ходят «на них» и возвращаются с восторгом. Но в Париже не больше пяти процентов подобных мест. То же самое касается и Москвы. Средний москвич удовлетворяется не слишком качественной едой. А вот в Одессе большинство людей поесть любят – именно это и отличает ее от «государства в государстве» Москвы и города-бренда Парижа. – Вы много путешествуете, оставляя в своем блоге увлекательные путевые заметки. Какая страна

весна 2011

в кулинарном смысле оказала на вас самое большое влияние? В чем именно оно проявилось? – В гастрономическом смысле в равной степени впечатляют Испания, Португалия, Франция и Италия. Норвегия, Дания – гораздо меньше, а Россия так и подавно нет. Азия поражает скорее размахом, а не гастрономией. В Индии и Китае пока не был. Все эти государства превозносят только собственные продукты, культуру и гастрономические наработки. Именно этим они и сильны. Те страны, которые живут заимствованием, никогда не получают глобального результата, ведь таким образом они теряют свою уникальность и аутентичность. А именно это наиболее ценно, в том числе и в брендинге. – А вы были в Армении? Как вы относитесь к армянской кухне? – До Армении я пока не доехал, но планирую туда попасть в ближайшее время. Армянскую кухню люблю как одну из наиболее выразительных на территории бывшего СССР. Был в Грузии – очень проникся их гастрономической культурой и рассчитываю получить подобные же впечатления в Ереване. Никогда не сужу о великой Армении по той еде, которую часто подают в полуармянских, полуукраинских ресторанах у нас, понимая, что связи между истинной гастрономической культурой этой страны и тем, чем кормят в этих заведениях, вообще не существует. Однажды на Брайтоне, в Нью-Йорке, в одной из забегаловок мне подали красную воду под названием «украинский борщ» – принцип тот же. – Что вы думаете об армянском коньяке АрАрАт? Какой из них сами предпочитаете? Какую закуску к коньяку считаете идеальной? С какими блюдами этот напиток лучше всего сочетается? – Я пробовал «Ахтамар» и «Ани», но вообще коньяк пью достаточно редко. Что касается закуски, то точно не лимон и не шоколад. Отлично подойдут свежие гребешки или ломтик копченой утиной грудинки, желательно французского происхождения. А можно употреблять этот напиток и просто так – вместо кофе.

— 9 —

Savely Libkin, famous Ukrainian restaurateur (Dacha, Steakhouse. Meat&Wine restaurants) — – The Savely Libkin's restaurants in Odessa are considered as of the most fashionable in the city. What's your “secret of success”? – Main achievement of Resta company is that our restaurants are not only frequented by VIP guests like Alla Pugacheva and Konstantin Raikin, but also by ordinary Odessa locals and visitors. We have never sought to bring stars into our restaurants, it's their choice. Although it flattering, of course, that they choose to come to our places specifically. There is no special recipe for success. We simply do a lot so that to the word “hospitality” would not ring hollow for us. – Is it possible to compare the restaurant scene in Odessa with the restaurant scene in Moscow or Paris? What is the right way to express the peculiarities of those cities? – Millions of people visit Moscow and Paris, they don’t live there, they only go there for business reasons or as tourists. Moscow is really a terrible example, because it’s the only city in the world where they can sell very average food on a golden plate for 100 euros... Paris has thousands of different restaurants, but few are very good. It’s just that the good ones get a lot of publicity and the bad ones don’t. The word “Paris” contains everything that this brand name can be characterized with: a lot of feelings, a lot of emotions and behind all that – a lot of bad restaurants. Of course, there are brilliant hotels, talented restaurateurs and a huge number of people who do more than just business – in the end they are the ones that make money. And for the clients those people are the “main attraction” and they go back with enthusiasm. But in Paris, there are no more than five percent of such places. The same goes for Moscow. The average Muscovite is satisfied with food of very average quality. But here in Odessa, most people enjoy food and that's what makes it different from the “state within a state” called Moscow or the city-brand of Paris. – You travel a lot, leaving a fascinating itinerary in your blog. Which country, in the sense of cuisine, has had the biggest influence on you? How is it manifested? – From the point of view of cuisine, equally impressive are Spain, Portugal, France and Italy. Norway and Denmark to a much lesser degree, and Russia definitely not. Asia is rather more impressive in scope than its cuisine. I haven’t been to India and China yet. All these countries only praise their own products, culture and culinary achievements. That's their strong suit. Those countries that live by borrowing never get a global result, because this way they lose their uniqueness and authenticity. And that is the most valuable thing of all, even in branding. – And what about you, have you ever been to Armenia? How do you find Armenian cuisine? – I haven’t been to Armenia yet, but I plan to get there soon. I like Armenian cuisine and consider it one of the most expressive in the former Soviet Union. I’ve been to Georgia and I was overwhelmed with their gastronomic culture, so I look forward to similar experiences in Yerevan. I never judge the greatness of Armenia based on the half-Armenian half-Ukrainian food we have, because I know full well that the gastronomic culture of that country and the so-calledfood that they serve in those establishments have nothing in common. Once in Brighton Beach, New York, one of the eateries served me some red water and called it “Ukrainian borsch” – it’s the same principle. – What do you think about the Armenian ArArAt brandies? Which of them do you prefer? Which appetizer do you consider ideal for brandy? What kind of food does this drink work best with? – I’ve tried Akhtamar and Ani, but generally I drink brandy rather rare. As for an accompanying appetizer, definitely not lemon and chocolate. Fresh scallops or a slice of smoked duck breast, preferably of French origin, will work perfectly well. And you can also drink it straight – instead of coffee.


— Ararat Taste —

Жирайр Аванян, владелец ресторана «Долмама» (Ереван) — Жирайр Аванян – в первую очередь эстет. Искусствовед, специализирующийся на немецком экспрессионизме, он долгое время жил и работал в США и, занятый преимущественно в сфере своих профессиональных интересов, редко обдумывал перспективу заняться ресторанным бизнесом на родине. Впрочем, вкусно готовить и вкусно поесть умел и любил всегда. Собственно, сочетание двух этих начал – эстета и гурмана – и нашло свое воплощение в известном ереванском ресторане «Долмама», учредителем и владельцем которого является Жирайр Аванян. «Долмама» разместился в одном из исторических зданий XIX века. Последовательный противник ликвидации старой городской застройки, Жирайр Аванян считает важной составляющей своей деятельности сохранение архитектурного наследия прошлого, поэтому содержит не только ресторан, но и само здание. «Одним из главных достоинств моего ресторана является дом, в котором он располагается, – признается Аванян. – Ощущение сопричастности к истории, ко времени вообще формирует особую атмосферу восприятия, в том числе и кухни». Это вовсе не означает, что ресторан обустроен в этнографическом стиле, изобилует предметами народного творчества и декоративного искусства. Сегодняшний день «Долмамы» – совмещение прошлого и будущего, традиций и современности. Долго живя в Соединенных Штатах, Жирайр Аванян не испытывал ностальгии по армянской кухне. «Америка обладает феноменальной способностью впитывать самую разную ментальность, обряды, кулинарные традиции. Так что проблем с национальными блюдами не возникало, помимо прочего, в семье мы часто готовили долму или хашламу». Впрочем, по его убеждению, национальная кухня испытывает необходимость в приспособлении именно к ресторанному делу, «так как существуют определенные различия между семейным столом и столом ресторанным». «Например, долма – основное блюдо нашего меню и часть названия ресторана. В традиционном семейном быту это обернутое виноградными листьями молотое или рубленое мясо (говядина, баранина) с добавлением риса и различных специй. В ресторанном формате мы позволили себе некоторые изменения в способе приготовления: мясной фарш заменили кусочком филе, сделали его более острым, добавив розмарин и чили. Получилось блюдо с семейным базисом и ресторанной “надстройкой”». Тысячелетиями не меняется немудреный рецепт приготовления хашламы – мяса, варенного в воде. Отменное блюдо – впрочем, скорее патриархально-ритуальное, нежели ресторанное. «Мы заменили воду смесью сладкого вермута и свежих сливок, таким образом сделав блюдо более пряным. Получилось рагу из баранины в стиле “Долмамы”».

Zhirayr Avanyan, owner of Dolmama restaurant (Yerevan) — Zhirayr Avanyan is first and foremost an aesthete. An art historian specializing in German expressionism, he had long lived and worked in the U.S. and worked mainly in the sphere of his professional interests, rarely thinking about the prospect of opening a restaurant business at home. However, he has always loved to cook well and eat well. Actually, the combination of these two principles – that of an aesthete and that of a gourmet connoisseur – is what lies at the foundation of the famous Yerevan restaurant called Dolmama, whose founder and owner is Zhirayr Avanyan. Dolmama is located in one of the historic buildings of the 19th century. Zhirayr Avanyan has been a consistent opponent of destroying old city buildings and considers preserving the architectural Приверженность Аваняна к искусству проheritage of the past an important part of his work, является не только в философии внутреннего which is why he not only maintains the restaurant, убранства ресторана, позволяющего каждому but the building itself. “One of the main attractions посетителю ощущать себя в своем мире и на of my restaurant is the building in which it is своем месте, но и в определенных кредо, осоlocated – admits Avanyan. – The feeling of being бенно характерных именно для творческих на- part of history and of time in general creates тур. В числе подобных убеждений – его оценка a special perception of the atmosphere, including коньяка «Ахтамар» как «несомненно лучшеthe kitchen.” This does not mean that the restaurant го». «Шоколадный букет» этой марки Аванян is decorated in ethnographic style replete with считает «еще никем не превзойденным». «Для objects of folk and decorative arts. Today Dolmama меня не существует коньяка, равного по своим is a combination of past and future, tradition and вкусовым качествам “Ахтамару”. Это соверmodernity. шенно особая технологическая планка, причем Living in the United States for a long time, Zhirayr думаю, что “Ахтамар” правильнее подавать Avanyan never had to be nostalgic about Armenian не в традиционных фужерах, а в специальных cuisine. “America has a phenomenal ability to коньячных рюмках. Я, во всяком случае, предпо- absorb very different mentality, rituals, and culinary читаю пить этот коньяк только из таких рюмок. traditions. So there were never any problems with В отличие от прочих марочных сочетаний, “ах- ethnic food, furthermore, in the family we often тамарский букет” не терпит долгой дегустации, prepared dolma or khashlama”. не предполагает обязательности каких-либо However, in his opinion, national cuisine needs to be tailored to the restaurant business, “because there объяснений». are some differences between the family table and the table at a restaurant”. “For example, dolma is the main dish on our menu and a part of the restaurant’s name. In traditional home cuisine it is wrapped with grape leaves, minced or ground meat (beef, lamb) with rice and various spices. In the restaurant format, we allowed ourselves some changes in the way of preparation: minced meat has been replaced by a piece of fillet, we’ve made it spicier by adding rosemary and chili pepper. It became a dish with a family basis and a restaurant ‘superstructure’”. For millennia, the simple recipe for Hashlama has not changed – meat, boiled in water. A delicious meal, but rather patriarchal or ritual and hardly an appropriate restaurant offering. “We replaced the water with a mixture of sweet vermouth and fresh cream, thus making the dish more spicy. It became a lamb stew a la Dolmama. Avanyan's passion to art is evident not only in the philosophy of the restaurant interior decoration, allowing each guest to feel in its place, but in certain creeds, especially typical for creative personalities. Among such beliefs is his view of Akhtamar brandy as “undoubtedly the best”. Avanyan considers the “chocolate bouquet” of that brand “as yet unsurpassed by anyone”. “For me there is no brandy equal in taste to Akhtamar. It sets an entirely new technological bar, and I think Akhtamar should not be served in traditional cognac glasses, but in special “brandy tulip glasses”. In any case, I personally prefer to drink that brandy only from such glasses. In contrast to other vintage combinations, the “Akhtamar bouquet” does not tolerate a long tasting, it does not demand any obligations or any explanations.” Лучшая закуска к коньяку? «Согласимся, что The best appetizer with brandy? “Let’s agree that it’s это все же не водка, и едва ли понятие “закуска” not vodka, and ‘appetizer’ is hardly a term that can можно считать самым уместным. Коньяк – это be considered most appropriate. Brandy is a special особая форма досуга, вовсе не всегда связанная непосредственно с трапезой. Я сторонник иного form of leisure not always directly related to a meal. I favor a different view of relations with brandy. If взгляда на отношения с коньяком. Если угодно, это функция самодостаточности: самодостаточanything, it’s a function of self-sufficiency: a selfный человек и самодостаточный коньяк». sufficient man and a self-sufficient brandy”.

— 10 —


— Armenia — Национальная картинная галерея Армении The National Gallery of Armenia

Art Spring Text: Aris Ghazinyan

Spring weather in Yerevan may change several times in the course of one day. The spring palette of cultural events in the Armenian capital promises a similarly particoloured experience.

Art весна Текст: Арис Казинян

Весной погода в Ереване может меняться по нескольку раз в течение одного дня. Такие же пестрые краски обещает и весенняя палитра культурных мероприятий армянской столицы.

H

ациональный академический театр оперы и балета им. А. Спендиарова предоставит богатый выбор ценителям классического искусства. В его весенней афише – произведения европейских, русских и армянских композиторов, среди которых оперы «Травиата» и «Трубадур» Дж. Верди, «Кармен» Ж. Бизе, «Норма» В. Беллини, «Алеко» С. Рахманинова, «Ануш» и «Давид Бек» А. Тиграняна, «Аршак II» Т. Чухаджяна, «Алмаст» А. Спендиарова и премьера «СаятНовы» А. Арутюняна. Любители балета смогут посмотреть «Гаяне» и «Спартак» А. Хачатуряна, а также фрагменты из «Дон-Кихота» Л. Минкуса, «Жизели» А. Адана и «Карменсюиты» Ж. Бизе – Р. Щедрина. В репертуаре Ереванского государственного камерного театра присутствуют остросатирические «Назар, Назар – до конца!», «Какая разница с кем», «Правительственный концерт», «Кабаре», а также моноспектакль С. Даниеляна «Как я стал мужчиной». В Камерный театр лучше поспешить, так как в мае труппа будет гастролировать в США. Государственный русский драматический театр им. К. Станиславского представит весной несколько спектаклей: новый одноактный спектакль «К вам обращаюсь» (режиссер – Р. Акопян) по мотивам романа американского писателя армянского происхождения ЛевонаЗавена Сурмеляна, «Шесть блюд из одной курицы» (Г. Слуцки), «В будущем году» (Б. Слейд), «Мосты» (Л. Оганесян). Свой классический репертуар (по произведениям У. Шекспира, В. Сарояна и др.) представят Академический театр им. Г. Сундукяна и Драматический театр им. Г. Капланяна. Национальная картинная галерея Армении продолжает экспонировать произведения выдающегося армянского художника В. Суренянца. В том же музее можно посмотреть выставку полотен О. Тер-Тадевосяна (из коллекции галереи и личного собрания реставратора Г. Амирханяна), большая часть которых демонстрируется впервые. Живописец жил в Тифлисе и Москве, а в 1921 году был направлен в Ереван для основания художественного училища. Ценность этой выставки заключается в том, что она иллюстрирует «Ереван 1920-х» – старые кварталы, особняки, от которых мало что сохранилось. В Ереванском центрe инновационного экспериментального искусства откроется выставка

весна 2011

Национальный академический театр оперы и балета им. А. Спендиарова The Armenian National Academic Opera and Ballet Theatre named after A. Spendiaryan

«Женщина-рыцарь», В. Суренянц, 1909 The Knigt Woman, V. Surenyants, 1909 художника Н. Аветисяна «Симулякрум: 33 метаморфозы по полотну “Девушка с жемчужной сережкой” Вермеера». Этот проект – сочетание картин, видеоанимаций и музыки – основан на 33 репродукциях-вариациях знаменитой картины, воссозданных в стиле различных мировых, в том числе и армянских, художников.

— 11 —

Tnamed he National Academic Opera and Ballet Theatre after A. Spendiaryan will offer a wide

choice for connoisseurs of classical art. Its spring repertoire features pieces by European, Russian and Armenian composers, including such opera as Verdi's La Traviata and Il Trovatore, Bizet’s Carmen, V. Bellini’s Norma, S. Rachmaninov’s Aleko, A. Tigranyan’s Anush and David Bek, T. Chukhajyan’s Arshak II, A. Spendiarov’s Almast and a premiere – A. Arutiunian’s Sayat Nova. Ballet fans will be able to see Gayane and Spartacus by A. Khachaturian, as well as excerpts from Don Quixote by L. Minkus, Giselle by A. Adan and Carmen Suite by G. Bizet – R. Shchedrin. The repertoire of the Yerevan State Chamber Theater boasts such highly satirical pieces as Nazar Nazar – Till the End!, It doesn't Matter with Whom, Royal Concert, Cabaret and the oneman show by S. Danielyan How I Became a Man. You better hurry to the Chamber Theatre, because in May the company will be touring across the U.S. The Stanislavski State Russian Drama Theatre will present several performances this Spring: The new one-act play I’m Talking to You (directed by R. Hakobyan) based on a novel by Levon Zaven Syurmelyan, an American writer of Armenian descent, Six Dishes from One Chicken (G. Slutsky), Next Year (B. Slade), and Bridges (L. Oganesyan). Classical repertoire (based on the works of Shakespeare, W. Saroyan and others) will be presented by the G. Sundukyan National Academic Theatre and the H. Ghaplanyan Drama Theatre. The National Gallery of Armenia continues to exhibit the works of renowned Armenian artist V. Surenyants. There you can see also the exhibition of canvases by A. Ter-Tadevosyan (from the collection of galleries and private collection restorer G. Amirkhanyan), most of which are showcased for the first time. The painter lived in Tiflis and Moscow and in 1921 was sent to Yerevan in order to establish an art academy. The value of this exhibition is that it shows the Yerevan in 1920s’ – the old neighborhoods and mansions, of which little has survived. The Armenian Center for Contemporary Experimental Art in Yerevan will open an exhibition of the artist N. Avetisyan Simulyakrum: 33 Metamorphoses of the Vermeer Painting “Girl with a Pearl Earring” This project – a combination of paintings, video animation and music – is based on 33 reproduction variations of the famous painting, recreated in the style of various international and Armenian artists.


Legend Today | spring 2011  

ARARAT corporate newspaper

Advertisement