Page 1

 -()*),!0'0!&3,%'$ -( & ISSN 2074-5001

   

  

2

2010

    

''&&40!$'$ 0' 1),%),%'$ ',!4-,'  )" +2-'+'-'+,4*)+('03 +2),*'02 !+( 2%!40!&3()$&' +2)# ,0 !+-1)()

,!*)1)'0 -!('%'),0 0,4  ,1 -,,%)$,&)!,(),0' )%*)*)" ++!

')!,&))  %& ,,! '&),).'4* #('% ),*'0 0!&3()!+!)*'40'! &4%& ,,  ,0'1 1&4!0!$ '%)& 4 -/)


По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия

II

... снова посеять Россию.

Андрей Платонов

ДУХОВНОНРАВСТВЕННОЕ

НАУЧНОПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ ЖУРНАЛ Издается c сентября 2001 года

ВОСПИТАНИЕ Лауреат Всероссийского конкурса «За нравственный подвиг учителя»

Выходит 6 раз в год

Главный редактор А.П. Фурсов Редакционный совет: Т.М.Горичева, религиозный философ (Париж) Архимандрит Зиновий (Корзинкин), декан факультета теологии и религиоведения Курского государственного университета (Курск), В.В. Лепахин, искусствовед, богослов (Сегед, Венгрия) Ю.Т. Лисица, доктор физикоматематических наук, профессор Российского университета дружбы народов, зав. кафедрой религиоведения миссионерского факультета ПСТГУ (Москва) В.М. Меньшиков, зав. кафедрой теологии и религиоведения Курского государственного университета (Курск), Игумен Мефодий, директор православного культурнопросветительского центра «Свет Валаама» (СпасоПреображенский Валаамский монастырь, Республика Карелия, о. Валаам) Протоиерей Борис Пивоваров, председатель отдела образования Новосибирской епархии, магистр богословия (Новосибирск) Н.А. Сульман, директор школы «Возрождение» имени святого апостола Андрея Первозванного (Владимир) В.М. Улитин, писатель, православный педагог (Владимир) Н.Н. Терентьева, солистка Большого театра, народная артистка России (Москва) Н.М. Тихомирова, директор духовнопросветительского центра «Северная Фиваида» (Вологда) П.В. Флоренский, профессор Российского государственного университета нефти и газа имени И.М. Губкина (Москва) Информационнотехническая поддержка Е.А. Фурсов Верстка Н.В. Запорожец Журнал зарегистрирован в Министерстве печати РФ. Тираж 3000 экз. Изд. № 1784. Заказ Рег. ПИ № ФС 77–29554. Формат 70x108/16..

Веруй, дитя, и, внимая, Жди. Задрожала ограда, Рдеет заря огневая, Кто-то выходит из сада…

2

Поликсена Соловьева (1867–1924)

В номере XVIII Международные Рождественские образовательные чтения

Кирилл, Святейший Патриарх Московский и всея Руси «Когда мы учим и учимся помнить, мы воспитываем навык деятельной любви, мы возрастаем духовно…». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3 Письмо в номер

Наталья Сульман Все проходит, а ученики остаются… . . . . . . . . . . . 11 Святые отцы и современность

Климент Александрийский (Тит Флавий Климент) Педагог. Книга вторая (в переводе с древнегреческого Н.Н. Корсунского) . . . . . . . . . . . 14 Духовные сокровища

Граф Петр Бобринской С флейтой и Библией… Старчик Григорий Сковорода. Жизнь и учение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 29 Забытая педагогика

Иродион Ветринский Русские письма о счастливой жизни по ее возрастам . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38 Учимся быть в храме

Татьяна Гончарова Устройство и символика православного храма . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 51 Преподавателю курса ОПК

Татьяна Калюжная, Мария Филькова Приготовление души... Подготовка к праздникам. Пост как время душевного и телесного очищения. Урок по программе «Русские умельцы» . . . . . . . . . 56

2010

Издательство «Школьная Пресса»


Праздники

Священник Иоанн Бухарев Предварительные понятия о праздниках. Из книги «Рассказы о праздниках Православной Церкви» . . . 62 Всё сострадает тому, кто создал всё… Листки для детского чтения . . . 70 Преподавателю курса ОПК

Елена Белоусова «Светлеют наши взоры…» Пасха в русской словесности. Урок по программе «Живое слово» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 78 Уроки на всю жизнь

Андрей Елисов Философия праздника. Воспитательное мероприятие для 11-го класса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 83

Хрестоматия

Владимир Обручев На пороге обетованной земли «Земля Санникова» (отрывок) . . . 90 Чтения: кино

Александр Фурсов Семь мер жизни . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 95 Нравственность вещества

Вячеслав Улитин Слышатели Божии. О стихах для детей Николая Рубцова . . . . . . 98 Паломничество

Лия Фазуллина Восхождение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 102 Задушевное слово

Лада Постоева «Силы духовные скрыты и целы...» Стихотворения . . . . . 109

Всегда несокрушаем

В номере использованы заставки, которые русский философ отец Павел Флоренский специально подобрал для оформления своей книги «Столп и утверждение Истины»

Итоговые заставки к статьям — графическое изображение колокольни Спасокаменного монастыря, что на Кубенском озере в Вологодской области, русинского православного креста, обвитого виноградной лозою, прп. отрока схимонаха Боголепа Черноярского. Предисловия к статьям, как правило, редакционные. Эмблематический образ журнала (с.1; с. 4 обложки): священник, склоненный над рабочим столом — преображенный человек в трудах для духовного просветления земного мира. (С картины Нины Симонович+Ефимовой «Философ Павел Флоренский за работой», 1926.)

К первой полосе обложки. «Пасха». Из иллюстраций художника Станислава Ковалева (г. Пермь) к книгe «Круг светлых дней». К четвертой полосе обложки. «Предвестник Воскресения». Катя Уколова, 12 лет (филиал «Школа народной культуры» детско-юношеского центра «Поиск», г. Хабаровск). Номер вышел с приложением «Задушевные беседы» АДРЕС РЕДАКЦИИ (для посетителей): 127254, Москва, ул. Добролюбова, д. 16, корп. 2. Тел. 6109341

АДРЕС ИЗДАТЕЛЬСТВА (для корреспонденции): 127254, Москва, ул. Руставели, д. 10, корп. 3. Тел. 6195287. Факс: 6195289 Email: seprea@rambler.ru frs@schoolpress.ru

Отпечатано в ООО «Чебоксарская типография № 1» 428019, г. Чебоксары, пр. И.Яковлева, 15 © «Школьная Пресса», 2010 © «Духовнонравственное воспитание», 2010 Издание охраняется Законом РФ об авторском праве. Любое воспроизведение материалов, размещенных в журнале, как на бумажном носителе, так и в виде ксерокопирования, сканирования, записи в память ЭВМ, и размещение в Интернете запрещается.


XVIII Международные Рождественские образовательные чтения

3

Всегда такова

Уважаемые члены президиума, Преосвященные архипастыри, досточтимые отцы, дорогие братья и сестры! Сердечно рад приветствовать всех вас — друзей, коллег и соработников на ниве духовного просвещения, которые вновь собрались в этом зале для традиционного обсуждения насущных вопросов образования и воспитания. Международные Рождественские образовательные чтения, организуемые Русской Православной Церковью на протяжении почти двух десятилетий, стали уникальной дискуссионной площадкой для заинтересованного обсуждения различных идей, подходов, оценок и методологий применительно к сферам народного образования, педагогической науки и практики, общественной морали и явлений современной культуры. На сегодняшний день это одно из наиболее значимых мероприятий, на котором подводятся итоги ушедшего года, выстраивается перспектива развития церковно-государственного и церковно-общественного взаимодействия в весьма сложной области, затрагивающей духовную и культурную жизнь современного человека. Настоящий форум призван служить объединению общественных сил в трудном деле духовного преображения Отечества, что невозможно без совершенствования всей системы воспитания и образования, без усилий по сбережению нашего народа, по сохранению и укреплению его нравственного и физического здоровья, по созиданию атмосферы мира и согласия, по недопущению межнациональной и межрелигиозной вражды. 1*

Кирилл, Святейший Патриарх Московский и всея Руси

«Когда мы учим и учимся помнить, мы воспитываем навык деятельной любви, мы возрастаем духовно…» Выступление на открытии XVIII Международных Рождественских образовательных чтений В речи Святейшего Патриарха Кирилла расставлены все необходимые акценты, помогающие учителю верно выстроить работу по преподаванию курса «Основы религиозной культуры и светской этики» в школе.


4

XVIII Международные Рождественские образовательные чтения

На Рождественских чтениях обмен опытом происходит отнюдь не только внутри замкнутого профессионального педагогического сообщества. Представители всех ветвей и уровней светской власти, общественных структур и движений, науки, искусства и деловых кругов благодаря этой важной церковно-общественной инициативе имеют возможность выразить на открытом гражданском форуме свою позицию по значимым для будущего страны вопросам, принять непосредственное участие в процессе взаимообогащающего обмена идеями, формулирования и совместной выработки адекватных и эффективных ответов на вызовы века сего, обращенные к нам и нашим детям. Убежден, что это полезно для всех участников этого продолжающегося диалога. Нынешний год в нашей стране пройдет, в частности, под знаком инициативы Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева, поддержанной всеми традиционными религиозными общинами нашей страны. Я говорю о начинающемся с 2010 года преподавании в средних образовательных учебных заведениях России Основ духовной культуры и светской этики. Это принципиально важный шаг на пути долгожданного воссоединения образовательного и воспитательного процессов в контексте школьного обучения. Тем самым закладывается краеугольный камень в систему преемственной передачи подрастающим поколениям ключевых представлений о нашей национальной идентичности. В рамках школы процесс целенаправленного и ответственного формирования из сегодняшних школьников достойных граждан России приобретает качественно новый импульс. Хотел бы от имени присутствующих здесь, а также огромного множества других людей, которых неспосо-

бен был бы вместить никакой зал, выразить особую признательность политическому руководству страны за проявленное понимание важности приобщения молодого поколения к основам нашей национальной духовно-нравственной и культурно-исторической традиции. Не случайно 2010 год объявлен Годом учителя. Роль педагога, его нравственный и профессиональный авторитет имеет ключевое значение в деле формирования человеческой личности. Поэтому в систему подготовки современных преподавателей и воспитателей должно быть включено лучшее из нашего национального и мирового опыта, и не в последнюю очередь — нравственное измерение, созидающее целостную и этически ответственную личность. Для всякого человека, не равнодушного к проблеме моральной атмосферы в обществе, сегодня очевидно, что мы живем в эпоху, когда фундаментальные нравственные устои человеческого общежития оказались подвержены коррозии. Показателем этого становятся чудовищные преступления, регулярно происходящие в наше время и потрясающие общественное сознание. В качестве знаковых событий этого ряда нужно упомянуть о произошедших на протяжении двух прошлых месяцев жестоких убийствах православных священников: иерея Даниила Сысоева и протоиерея Александра Филиппова. Эти два преступления, не исчерпывая всей глубины проблемы, тем не менее демонстрируют современный уровень нравственного состояния человеческих душ. В сознании слишком многих людей как бы «раздрася завеса», отделяющая добро от зла, размываются сами представления о грехе и праведности, а норма жизни расходится с нормой веры. Очевидно, что в данном случае, имея дело с пробле-


XVIII Международные Рождественские образовательные чтения мой прогрессирующей нравственной деградации части общества, мы стоим не только перед задачей улучшения морального климата, но и перед вопросом национального выживания. В этих условиях голос Церкви — не просто выражение ее оценки и позиции как массового и влиятельного института гражданского общества. Это тревожный набат, отсутствие реакции на который способно привести к самым печальным последствиям. Поэтому мы вправе рассчитывать на то, что с нашей серьезной озабоченностью солидаризируются все здоровые силы общества, что нас поддержат и с нами разделят наши труды все, кому дорого Отечество и его будущее. В связи с этим следует сказать, что школьное образование призвано не только обеспечивать трансляцию научных знаний и представлений новым поколениям, но и формировать ценностные идеалы и ориентиры, утверждать в сознании и душах учеников базовые мировоззренческие понятия с учетом нашего исторического опыта и отечественной культурной традиции, складывавшейся на протяжении многих веков. Быстро сменяющие друг друга технологии и постоянно обновляющаяся информационная повестка дня настолько побуждают современного человека пытаться предвосхищать ожидающие его события, что в этой погоне за грядущим днем в массовом сознании стало постепенно девальвироваться все, связанное с прошлым, с памятью, с ощущением исторической преемственности поколений. Массовая культура приучает человека поклоняться всякому новшеству, презрительно отвергая все то, что было новым и важным вчера. То, что еще недавно было весьма значимым, то, что воспринималось с почтением и благоговением, ради чего готовы были умереть, сегодня становится мало-

5

значительным и неважным. Молодой человек, столкнувшийся с явлением прошлого, превосходящим возможности его воображения, но так и не ставшим фактом его собственной духовной биографии, привычно говорит себе: «В крайнем случае, если понадобится, прочту об этом в Интернете». В эпоху массового потребления значение исторической памяти обесценивается, ее пути с нашей индивидуальной памятью, с памятью нашего сердца все более расходятся. Знания о прошлом, не согретые личным отношением, становятся информационным шумом. К сожалению, не только юное, но и зрелое поколение нередко забывает о том, что мы никогда не поймем, куда нам идти дальше, пока не уясним, как мы здесь оказались. Социологические исследования показывают, что большинство наших сограждан имеют весьма приблизительное знание не только об отечественной истории, но и о своем собственном генеалогическом древе. Это знание обычно не простирается далее третьего поколения, т.е. своего деда и бабушки. На вопрос: «Составлялась ли в Вашей семье родословная?» — только 7% дали положительный ответ. На вопрос: «В чем видите причины слабого знания истории своей семьи?» — 38% сказали, что некому было рассказать об этом, а 48% утверждали, что этот вопрос для семьи был безразличен, к нему относились равнодушно. Курс «Основы православной культуры» наряду с другими историческими и культурными дисциплинами школьного учебного плана призван объяснить молодым гражданам нашей страны, в чем ценность прошлого, как мы стали тем, чем мы стали, почему наша культура ценится во всем мире и почему напитавшая ее наша вера именуется православной. Идея фундаментальности этого знания заложена в самом названии


6

XVIII Международные Рождественские образовательные чтения

предмета — «Основы православной культуры». Это курс о базисе нашей культуры и идентичности. Дмитрий Сергеевич Лихачев называл знание своей культуры и истории «нравственной оседлостью» человека. Без нее, как он полагал, не могут развиваться ни личность, ни народ, ни государство. «Нравственная оседлость» невозможна без осмысления своего прошлого, а значит, и реабилитации такой жизненно важной способности человека, как историческая память. Историческая память — это еще и прививка честности и смирения, главных человеческих добродетелей, ведь помнить приходится не только о взлетах, но и о своих падениях и ошибках. Только так можно избежать лжепатриотизма и повторения исторических просчетов и мировоззренческих заблуждений. Развивая память, мы укрепляем совесть. Память — это в том числе и проявление внимания к тому, что действительно заслуживает уважения и по отношению к чему необходимо постоянное бодрствование сознания. Сохранение информации о чем-то требует приложения усилий — написания книг и учебников, создания фотоальбомов, фильмов, сайтов, организации архивов, библиотек, музеев. Все это малые, а иногда и весьма значительные жертвы людей во имя сохранения памяти о том, что им дорого, что они любят. Поэтому, когда мы учим и учимся помнить, мы воспитываем навык деятельной любви, мы возрастаем духовно. В этом смысле значение введения в школьную программу курса «Основы православной культуры и светской этики» значительно важнее, чем простое религиоведческое и культурное просвещение. Для того чтобы наше юношество снова научилось ценить и любить прошлое своей страны, интересоваться историей и традициями, необходи-

мо объединять усилия государственных и общественных институтов, Православной Церкви и других религиозных общин. Не секрет, что сегодня существуют влиятельные силы, движимые идеологическими, коммерческими и политическими интересами, которым не по душе видеть нашу молодежь опамятовавшейся. Неоднократно говорилось, что служение учителя — это особый подвиг. Господь наш Иисус Христос был Учителем в самом высоком смысле этого слова. Живое личное общение, простота и любовь были положены Им в основу взаимоотношений с учениками. Впоследствии это стало основой всего христианского воспитания и образования. В Год учителя от лица Русской Православной Церкви считаю своим долгом обратиться ко всем педагогам со словами признательности и благодарности за их нелегкий, но очень важный и благодатный труд. Учитывая многовековой опыт Церкви, для которой учительная деятельность всегда была одной из важнейших, хотел бы выразить готовность разделить этот опыт с теми, кто сегодня трудится в области подготовки педагогических кадров. Как свидетельство успешного церковно-государственного сотрудничества в этой области можно привести пример Всероссийского конкурса «За нравственный подвиг учителя», ежегодно проводимого Министерством образования и науки Российской Федерации совместно с Отделом религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви, при поддержке аппарата Полномочного представителя Президента в Центральном федеральном округе. Участники конкурса — представители всех типов существующих в России учебных заведений: педагоги общеобразовательных, православных и музыкальных школ, домов детского творчества, гимназий и лицеев, школ


XVIII Международные Рождественские образовательные чтения с этнокультурным компонентом, а также преподаватели институтов повышения квалификации учителей и педагоги высшей школы. Ценность работ, представляемых на конкурс, заключается в том, что в них содержится богатый опыт педагогической практики в области духовнопросветительского и гражданскопатриотического воспитания детей и молодежи, приобщения подрастающего поколения к наследию мировой художественной культуры, отечественной истории. Первоначально конкурс проводился только в одном Центральном федеральном округе, в 2007 году в конкурсе участвовало уже четыре округа. С 2008 года конкурс стал всероссийским и проводится в 2010 году уже в 5-й раз. Весьма актуально также слаженное сотрудничество Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви и епархиальных отделов с государственными образовательными структурами в условиях проводимого в настоящее время Министерством образования и науки Российской Федерации эксперимента по введению новой предметной области «Основы религиозных культур и светской этики». В этом общем делании на благо Отечества всем нам крайне важны добрая воля к взаимополезному сотрудничеству, а также рабочее взаимопонимание, основанное на сознании того, что школа и Церковь в сфере воспитания детей и юношества выступают в качестве союзников, каждый из которых располагает собственными уникальными педагогическими возможностями и ресурсами. Соединение наших духовно-организационных потенциалов во имя достижения важнейшей педагогической цели, стоящей перед современной российской школой, неизбежно создаст синергийный воспитательный эффект, благотворность которого сумеют, на-

7

Неоднократно говорилось, что служение учителя — это особый подвиг. Господь наш Иисус Христос был Учителем в самом высоком смысле этого слова. Живое личное общение, простота и любовь были положены Им в основу взаимоотношений с учениками. Впоследствии это стало основой всего христианского воспитания и образования деюсь, в будущем по достоинству оценить даже наши сегодняшние критики. Ибо Русская Православная Церковь на протяжении более чем тысячелетней истории своего существования неизменно оставалась хранительницей высочайших духовнокультурных ценностей, исповедницей фундаментальных этических принципов человеческого бытия, на основе чего только и может совершаться процесс воспитания разносторонней, внутренне содержательной и нравственно зрелой личности. Сегодня все еще приходится слышать критику со стороны сторонников агрессивного секуляризма по поводу преподавания «Основ православной культуры». Зачастую делаются необоснованные утверждения о нарушении Конституции, декларирующей светскость Российского государства, что якобы должно исключать всякую возможность преподавания основ религиозной культуры в общеобразовательной школе. При этом односторонне перетолковывается само понятие светскости, в результате чего оно фактически отождествляется с атеизмом. Вместе с тем практически отсутствует критика в адрес преподавания светской этики — по сути нерелигиозной этики. Очевидно, в данном случае мы имеем дело с по-


8

XVIII Международные Рождественские образовательные чтения

пытками идеологизировать школьное образование, под прикрытием борьбы за светский характер школы навязать учащимся материалистическое мировоззрение. Следует прямо сказать, что значение президентской инициативы состоит как раз в том, что она удовлетворяет все присутствующие в обществе запросы, предполагая уважение к свободе выбора каждого человека. Вместе с тем нельзя умолчать и об имеющей место критике со стороны представителей религиозных общин, в частности со стороны православных верующих. Основной аргумент, используемый в данном случае, апеллирует к недостаточному количеству учебных часов, посвященных изучению детьми своей религиозной традиции. Несомненно, верующие люди правы, когда говорят, что изучение религиозной культуры должно быть делом всей жизни. И задача Церкви — позаботиться, чтобы так оно и было, по крайней мере посредством образовательной деятельности на уровне приходов и через систему учебных заведений, учрежденных самой Церковью. Что же касается принятого решения о преподавании Основ православной культуры, то оно обеспечивает возможность всем учащимся, кто того пожелает, сделать первый и очень важный шаг на пути приобщения к своим духовным истокам. И дай Бог, чтобы этот шаг не был последним. Ныне перед всем педагогическим сообществом стоит важная задача — честно выявить выбор родителей учащихся в отношении того курса, который будет преподаваться их детям. Сегодня вполне очевидно, что многие родители нуждаются в помощи со стороны Церкви и педагогов при совершении выбора. Многие, не вполне осознавая значение термина «светская этика», склонны полагать, что речь идет о светском этикете, о правилах приличия. Наши сограждане

должны знать, что светская этика — это нерелигиозная, то есть атеистическая, мораль. Совершенно очевидно, что в нашем обществе имеются нерелигиозные люди и у них есть право на воспитание своих детей в соответствии с собственными убеждениями. Но этот факт не должен препятствовать верующим родителям делать выбор на основе своих религиозных предпочтений. Наша общая задача состоит в том, чтобы твердо и обоснованно разъяснить важность осуществляемого выбора для дальнейшей жизни ребенка. Ведь именно в школьном возрасте у человека формируется в главных чертах система его жизненных ценностей и приоритетов, происходят процессы его социализации и вовлечения в контекст национальной культуры. И поскольку русская религиозная традиция является неотторжимой частью как национального культурного наследия, так и отечественной истории, курс Основ православной культуры призван донести до юного гражданина нашей страны понимание того, насколько тесно переплетены и нераздельны понятия «Россия» и «Православие». Православное образование должно осуществляться на протяжении всей жизни человека, и каждый этап духовного взросления важен. Детские сады, воскресные школы, православные гимназии, курсы духовно-нравственного содержания, преподающиеся в общеобразовательных школах, богословские факультеты и вузы должны стать единой, непрерывной системой православного образования, адекватно отвечающей на актуальные запросы жизни. Отделу религиозного образования и катехизации поручена важная работа по подготовке учебно-методических материалов для всей этой системы православного образования. Речь идет о создании полноценного блока высококачественных, профессиональ-


XVIII Международные Рождественские образовательные чтения но подготовленных учебников, охватывающего все обучение в средней и высшей школе. Мы не можем ограничиться подготовкой одного или нескольких пособий, необходимо учесть и систематизировать весь существующий опыт епархий Московского Патриархата в преподавании предметов духовно-нравственного содержания и на основании этого подготовить список материалов, официально рекомендованных Русской Православной Церковью для учебных заведений всех типов и уровней. К сотрудничеству в этом направлении с Синодальным отделом религиозного образования и катехизации призываю православных педагогов, представителей государственного образования, епархиальные структуры, а также всех, кто непосредственно заинтересован в конструктивной и плодотворной работе на благо отечественного образования. Сегодня уже ведется разработка учебника по «Основам православной культуры» для 4-5-го классов средней школы. Патриаршим распоряжением от 9 июля 2009 года были утверждены редакционная коллегия под председательством протодиакона Андрея Кураева и редакционный совет, куда вошли не только священнослужители и сотрудники церковных структур, но и представители педагогической науки, известные общественные деятели, специалисты в области культуры. Учительство никогда не было обязанностью и привилегией одного священства. Православие не знало разделения на Церковь учащую и учащуюся, хотя служение словом и вменялось духовенству как первая и прямая обязанность. «Епископ или пресвитер, не радеющий о причте и о людях и не учащий их благочестию, да будет отлучен», — гласит 58-е Апостольское правило. Наука и благочестие в церковном понимании нераз-

9

Мы не можем ограничиться подготовкой одного или нескольких пособий, необходимо учесть и систематизировать весь существующий опыт епархий Московского Патриархата в преподавании предметов духовно-нравственного содержания и на основании этого подготовить список материалов, официально рекомендованных Русской Православной Церковью для учебных заведений всех типов и уровней делимы, как неразрывна связь между воспитанием и передачей знаний. Может быть, кто-то скажет, что мы слишком часто обращаем взгляд в прошлое и придаем чрезмерное значение сохранению традиций. Но наш взгляд в прошлое помогает ясно увидеть контуры будущего. Оценивая настоящее через опыт прошлого, мы устремляемся в будущее при ясном понимании того, что будущее каждого человека — это не только его земное бытие, но и жизнь вечная. Если же говорить о земном будущем Церкви и Отечества, то оно зависит от тех, кто придет на смену нынешнему поколению. Дай Бог, чтобы трудности, переживаемые сегодня и во многом порожденные человеческим грехом, могли стать, как это не раз бывало, поводом для покаяния и началом подлинного духовного, культурного и экономического возрождения. Сказанное имеет отношение не только к странам, находящимся на пространстве исторической Руси и являющимся хранителями ее духовного наследия. Мы, будучи православными, осознаем себя частью Европы. В основе европейской цивилизации лежат христианские ценности,


10

XVIII Международные Рождественские образовательные чтения

которые, к сожалению, вытесняются сегодня из жизни европейских народов. В странах, прошедших через горнило испытаний в эпоху государственного атеизма и на своем опыте осознавших, что означает жизнь без Бога, существует сегодня реальная возможность исследовать и использовать великий потенциал этих ценностей. Во взаимодействии с теми, кто вдохновляется иными исконными религиозными и культурными традициями, и теми, кто живет вне этих традиций, сохраняя нравственное чувство и голос совести, православные христиане могут и должны изменить к лучшему наш мир. В этом направлении с терпением и любовью должны совместно трудиться представители и государственного образования, и Церкви. Мы призваны рука об руку идти вперед, полагая в основу взаимодействия и сотрудничества то, что нас объединяет: заботу о подрастающем поколении, заботу о нашем будущем. Призывая к соработничеству государственные, муниципальные, общественные структуры, другие религиозные объединения, полагаю необходимым указать, что ключевым пунктом

для выстраивания концепции преподавания основ любой религиозной традиции либо светской этики должно служить наше общее представление о нравственном начале, присущем человеческой личности и формирующем ее духовный облик. Такой подход необходим для того, чтобы исключить всякую возможность ложных антитез, неверных противопоставлений и беспочвенных конфронтаций. Особенно важным представляется отметить, что в православной составляющей курса Основ духовной культуры принципиально отсутствует какая бы то ни было полемика с представителями других конфессий или безрелигиозного мировоззрения. Сегодня для всех нас главной задачей является созидание в нашем обществе атмосферы мира и взаимоуважения, которое невозможно без осознания нашими согражданами и особенно молодым поколением идеи гражданской солидарности во имя общего блага. Сердечно желаю всем участникам Рождественских чтений плодотворной работы. Милость и благословение Божие да сопутствуют труженикам на ниве просвещения и духовно-нравственного воспитания.


11

Письмо в номер

Яснеет к свету

Всё таить, чтобы люди забыли, Как растаявший снег и свечу? Быть в грядущем лишь горсточкой пыли Под могильным крестом? Не хочу! Каждый миг, содрогаясь от боли, К одному возвращаюсь опять: Навсегда умереть! Для того ли Мне судьбою дано все понять? Вечер в детской, где с куклами сяду, На лугу паутинную нить, Осужденную душу по взгляду... Всё понять и за всех пережить! Для того я (в проявленном — сила) Все родное на суд отдаю, Чтобы молодость вечно хранила Беспокойную юность мою. Марина Цветаева

ак же тяжело держать школу… Единомышленников немного. В стране и в мире К кризис. Власть непонятная. Братья во Христе

Украина и Россия никак не договорятся по газу. Цены ползут вверх. Безработица. Заводы стоят. Дети развращаются телевидением и всем, что вокруг. Русский язык искажен... Что же делать со школой?! 10 дней раздумий. В Успенском соборе общая исповедь. Владыка призывает к любви. Тепло от этих слов. Смотрю старые фотографии. Мама, Елена Борисовна, тетя Настя. Другие лица. Все еще живы. 11 лет без мамы. Ее доброе русское лицо согревает и сейчас в трудные моменты. А сколько она пережила. И голод, и всю тяжесть своего времени. Сильная, никогда не стонала. Елена Борисовна Анцева, прошедшая сталинские лагеря, потерявшая мужа, а сколько света, любви, добра несла она людям. 14 января ей исполнилось бы 103 года. Ушла в год

Наталья Сульман*

Все проходит, а ученики остаются… Символично, что в городе Владимире — столице древнерусского государства, где и по сей день его белокаменные храмы поражают гостей города — как некие вестники из Царства Божиего, есть это удивительное учебное заведение. Школа «Возрождение» имени святого апостола Андрея Первозванного. В ней со времени основания в 1991 г. наряду со всеми обычными школьными предметами преподают «Историю православия», которая освещает всю школьную программу светом нашей веры, помогают осмыслить церковнославянское слово и древние языки, прикоснуться к философии иконы, сказки, музыки.

* Директор школы «Возрождение» имени святого апостола Андрея Первозванного, г. Владимир.


12

Из письма: «...Я пришла к заключению на основании как собственного опыта, так и наблюдая других: что условия жизни — как плохие, так и хорошие (крайности) только выявляют сущность человека, обнажают ее, но не изменяют...» чернобыльской катастрофы. Когда читаешь письма из ГУЛАГа, получаешь добрый настрой, а не уныние. Казалось бы, откуда? Из письма: «...Я пришла к заключению на основании как собственного опыта, так и наблюдая других: что условия жизни — как плохие, так и хорошие (крайности) — только выявляют сущность человека, обнажают ее, но не изменяют. Особенно это ярко выражается на моем пройденном пути. Здесь – уж действительно человек голый, во всем своем «величии». Это джунгли. Как все рассеивается и растворяется в Вашей жизни и условиях, какими бы они тяжелыми ни были. Здесь же замкнутый круг, где нет разрядки ни человеческим отношениям, ни настроениям – я уже не говорю о материальных ценностях. Пусть это не покажется кощунством, но только теперь, за эти годы, я поняла, до чего моя жизнь прошла нелепо и бесцельно и, несмотря на то что я здесь, потеряв всех и все, — я только теперь действительно стала на ноги, хочу жить до 100 лет, люблю жизнь и бываю очень счастлива, хотя старые раны очень болят, когда их задеваешь. Стараюсь не вспоминать прошлое, которое не изменишь и не воротишь». Вместе с Леонидом Михайловичем Анцевым составляли замечательную пару. Живая энергия, никогда не было

Письмо в номер уныния, даже в самых трудных обстоятельствах умение держать себя. Елена Борисовна – музыкант великой Петербургской школы. Ее рассказы о Д. Шостаковиче, В. Сафроницком, Галине Улановой были полны любви, уважения. Она учила меня жизни, музыке, фортепианному мастерству и, конечно, передавала свою неиссякаемую любовь. Лейтмотив ее писем – «не трусить!». Познакомила с Анаидой Степановной Сумбатян. Ведущим педагогом по фортепиано центральной музыкальной школе при Московской консерватории. 10 лет я провела в ее классе, приезжая раз в неделю, посещала уроки, училась мудрости, беспредельной любви к детям и большой требовательности к ним. Анаида Степановна открывала сокровенный мир искусства через духовное ощущение жизни: «Я часто говорю, что все проходит, а ученики остаются. За время обучения мы общаемся с ними на основе совместной преданности делу, и постепенно они становятся нашими собратьями по искусству». Вот та основа, на которой создавалась школа. Обязательно музыка. Через развитие кончиков пальцев к постижению духовности. Трудный это был путь. С 1972-го преподавала во 2-й музыкальной школе фортепиано. Растили сына, хотя в основном это делала мама, Варвара Федоровна. 1991 год – открытие школы. Лучик коснулся души моей. И развился во встрече с отцом Александром Кузнецовым – настоятелем храма Константина и Елены во Владимире. Сразу взял на себя тяжелую ношу – образовывать духовно меня и вместе со мной школу. Сколько бесед, напутствий. Первая полная исповедь, от Отца любовь и всепонимание. Много наших духовных проблем брал на себя. Бла-


13

Письмо в номер гословлял на добрые дела, снимал беседами все страхи, надуманные переживания. Отпевал маму. Помогал разобраться в сложных характерах учеников. Очень болел. Рано ушел из земной жизни. Молимся за упокоение его светлой души. Все проходит, а ученики остаются… Валентин Томилов. Выпускник нашей школы – золотая медаль. Теперь уже и выпускник Московской консерватории… Со мной перешагнул из музыкальной школы в школу «Возрождение», оставшись моим учеником по фортепиано. Благодарю за полное доверие бабушку и родителей. Екатерина Георгиевна – бабушка Вали. Удивительная женщина, сильная, красивая. Из Харбина. Приехала в Россию со своей семьей, когда стало можно и безопасно. Очень образованный человек, посвятила всю себя внуку. Сразу стала работать в школе. Помогала, но никогда не вмешивалась в педагогический процесс. Полное доверие и мудрость. Многому училась у нее.

Когда в 1991 г. объявили набор в школу – первым привели Станислава Аксенова. Было ему тогда 7 лет. Окончил школу с золотой медалью, окончил с красным дипломом МГИМО. И вновь заслуга семьи. Воспитывали вместе. Все выпускники оставили след в душе моей. Особая глубокая благодарность за школу моему мужу Владимиру Сульману. Без его поддержки не состоялась бы школа. Сейчас, в 2010 г., воспитывать и обучать труднее. Чувствуется другое поколение. Читают меньше, идеалов нет, родители и бабушки работают. Ввели ЕГЭ, сочинение не стало обязательным. Нужно искать ключик к душе каждого ребенка. А душа открывается словом Божиим. Все прочувствовано, написано. Но встают необратимые материальные проблемы. Оплата за тепло и электричество. Нет поддержки у современной власти города. Хотя в государстве Российском законы все разумно написаны, но читают их все по-разному. Как кому хочется. Господи, помоги нам!!!

Человек, стоящий на месте — стынет... О внутренней красоте человека можно узнать по его глазам... У меня есть подруга. Она глухонемая. Она умеет говорить, но совсем немного. Когда мы ее не понимаем, она смотрит на нас огромными глазами, словно продолжая говорить... Часто люди хотят, чтобы ради них сделали все, что им угодно, пошли на позор, чтобы их защитить, на смерть, но сами подчас не могут отдать ни крупицы тепла тому, кто рядом... Чем больше человек делает другим добро, тем сам он добреет, но человек, хранящий добро для себя, теряет его и беднеет духовно. Так же при беге, чем больше человек отдает выработанного тепла, тем ему и теплее, но человек, стоящий на месте, боясь отдать свое тепло, — стынет. Из сочинений учеников школы «Возрождение» имени святого апостола Андрея Первозванного


14

Все соединяю

Святые отцы и современность

Климент Александрийский* (Тит Флавий Климент) (ок. 150 – ок. 215)

Педагог

Книга вторая** (в переводе с древнегреческого Н.Н. Корсунского) Климент Александрийский говорит об интимных сторонах жизни человека, и его разговор об этом сегодня не только уместен, но и предельно важен. Потому что сегодня то, что должно быть скрыто, спрятано, окутано тайной, выставлено напоказ, опошлено, превращено в выставочное для всеобщего обозрения. Мир вывернулся наизнанку и поэтому не может себя понять, все в нем перепуталось, сместилось, вырвалось из крепости своей. Мы ходим вверх ногами, поэтому нашим небом стала земля, плоть. Христианский писатель помогает вернуть мир на его прежнее место, в ту систему координат, которая была задана ему Богом при творении.

* Византийский духовный писатель. ** Продолжение. Начало см. в № 2– 4, 2005; № 4–6, 2008; №4, 5, 2009.

10. О БЛАГОЧЕСТНОМ В ХРИСТИАНСКОМ БРАКЕ, РОЖДЕНИИ ДЕТЕЙ И ПРОТИВ РОСКОШИ В ОДЕЖДАХ

ассуждение это о наблюдении благопристойности в брачной жизни назначается, Р естественно, только для лиц, состоящих в

брачном союзе. Ближайшая цель супругов — это иметь детей, цель же высшая — иметь детей добрых (благочадие). И для земледельца забота о пропитании служит побуждением к посеву семян; целью же земледелия является снятие плодов. Но гораздо выше стоит земледелец, засевающий ниву одушевленную. Один обрабатывает поле, имея в виду получить преходящую пищу, другой — имея в виду целость вселенной. Один насаждает для себя, другой насаждает и сеет из послушания Богу, изрекшему: «Размножайтесь». Причем и то нужно иметь в виду, что человек, содействуя происхождению человека, становится образом Бога. Не всякая почва восприимчива для принятия семян; или если и всякая, по крайней мере не для семян одного и того же земледельца. Не следует на каменистую почву сеять, ни тем более злоупотреблять семенем, этим проводником и началом порождения, в котором дремлют его законы. Направлять же эти естественные законы вопреки разуму на пути противоестественные вообще крайне нечестиво. Послушайте, как уже Моисей, этот всемирный мудрец, некогда символически осудил соитие, совершенное не с целью зачатия. Он говорит: не ешь зайца и гиены. Он не желает, чтобы человек проникался их свойствами, ниже чтобы погрязал в их похотливости, потому что эти животные, стремясь к


Святые отцы и современность любовному соитию, одержимы бывают бешеной похотью. Самка зайца, говорят, столько же каверн для экскрементов получает, сколько она живет годов. Равным образом запрещением употреблять в пищу мясо этого животного Моисей охраняет нас и от педерастии. А о гиене говорят, что она ежегодно меняет пол мужской на женский. Запрещением употреблять в пишу ее мясо Моисей, значит, дает понять, что тот не уклонится в распутство, кто от ее мяса будет воздерживаться. Что мудрейший Моисей изложенным запрещением вменил нам в несомненную обязанность не походить на этих животных, с этим я согласен. Мнения же, будто все это Моисеем символически на изложенных основаниях сказано, я не разделяю. Силам природы никогда нельзя причинить насилия до извращения их. Что раз сделано ей, то страстью не может быть переделываемо. Страсть не природа. Страсть может извратить характер уставов природы, но не может она их переделать на другой лад; ею может быть разрушаема форма вещей, но не сущность их. Хотя и говорится, что многие птицы по временам года меняют перья и голос — так, перья дрозда из черных становятся желтыми, и его пение из благозвучного меняется в трескучее; перья и голос соловья подвержены подобным же изменениям, — но вовсе не видно, чтобы эти птицы меняли самую свою природу, чтобы перемены эти вели за собой превращение самцов в самок. С приближением весны возрождаются и перья их, принимая вид новой одежды и расцветая обновленными красками. Вскоре после того перья эти, конечно, начинают линять: так цветы вянут под суровым действием зимы. И голос этих птиц под влиянием холода точно так же слабнет и гаснет. От холода наруж-

15 ные покровы их тела сжимаются, а сжимаясь, они суживают вместе с собой и артерии их горла, которое с этих пор может издавать звук только уже хриплый и сдавленный. С возвратом же хорошего времени года смягчается и голос их. Под влиянием мягкости воздуха артерии расширяются и снова дают воздуху свободный проход, ранее воздухом же закрытый. Пение птиц из слабого и медленного оттого делается громким и гармоничным и раздается далеко во все стороны; это — гимн природы, ежегодно возобновляющийся вместе с весной. Не следует поэтому верить, будто гиена изменяет свою природу. Одно и то же животное не может иметь срамные уды сразу и того, и другого пола, как думают некоторые, о каких-то чудовищных гермафродитах толкуя и между мужским полом и женским вводя еще новый какой-то, женомужеобразный. Весьма заблуждаются такие люди, не наблюдая, с какой заботливостью любвеобильная природа охраняет целость существ, которым она является общей матерью и первовиновницей их рода. Дело в том лишь, что животное это, т.е. гиена, в высшей степени похотливое. Под хвостом, близ выхода для испражнений у нее имеется своего рода кожаный мешок, весьма напоминающий срамные части самки. Отверстия же этот нарост никакого не имеет, которое выходило бы в какую-либо дельную часть организма, или в матку, или, например, в прямую кишку. Нарост этот представляет собой внутри лишь пустоту, принимающую на себя, но совершенно понапрасну, пустое сладострастие этих животных, когда естественные пути для зачатия плода не оказывают расположения к соитию. Этот нарост общ и для самцов, и для самок гиены, и он-то делает их чрезвычайно сладострастными. Самец поэтому попеременно и берет, и подставляется, оттого и самка гиены вообще встречается


16 в природе весьма редко; потому же эти животные и зачинают не часто; в них довольно ярко заявляет о себе насыщение, не заботящееся о целях природы. С отношением к этому-то злоупотреблению, как мне кажется, и Платон в «Федре», осуждая педерастию, называет эту любовь животной, потому что своенравные эти сластолюбцы, закусывая удила, отдаются сладострастию по образцу этих животных и пытаются осеменять собственных своих сынов. Нечестивцев же этих, как говорит апостол, предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставивши естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение (Рим. 1, 26–27). Даже похотливейшим из животных природа не позволяет извергать семя в выход для испражнений. Урина выделяется в мочевой пузырь, смоченная пища — в желудок, слезы — в глаза, кровь — в вены, сера — в уши, слизь — в ноздри, и заднепроходная кишка служит общим проходом для экскрементов. Только относительно гиены природа допустила некоторое разнообразие, для излишнего и бесплодного соития этот излишний нарост мяса измыслив и зудящим срамным частям на некоторое время с его впадиной заставив его служить; но эта пустота вводит гиен в обман, потому что она вовсе не для порождения назначена. Отсюда становится ясным и всеми должно быть признано, что уже сама природа воспротивилась соитию мужчины с мужчиной. Недозволительно человеку соитие, совершаемое без цели зачатия, ни неестественное при этом положение, ни с субъектами связи, несоединимое в себе соединяющи-

Святые отцы и современность ми. Уже самим строением мужского тела природа указала, что оно устроено не для того, чтобы принимать в себя семя, но чтоб его выбрасывать. Некогда пророк Иеремия, или, лучше сказать, устами его Дух Святой, говорил: «Пещерой гиены стал дом Мой» (Иер. 7, 11; 12, 8). Обращение возбуждая к пище, состоящей из мертвых тел, пророк мудрой этой аллегорией порицает служение идолам. Ибо поистине дом живого Бога должен быть свободен от идолов. Равным образом Моисей запретил употребление в пищу и мяса зайца. Он постоянно совокупляется и наскакивает, а самка его присаживается, ибо он из числа тех животных, которые наскакивают спина к спине. Зачинает же в течение одного месяца и до конца вынашивает плод; становится беременной и рожает. После того как родит, тотчас оплодотворяется от какого угодно зайца, ибо ей никогда не хватает одного брака, и вновь зачинает, хотя еще и кормит. В матке зайчиха имеет две пазухи, ибо одной только пазухи ей недостаточно для того, чтобы принимать в себя семя самца. Всякая пустота ожидает наполнения. Отсюда происходит, что, когда в одной части уже развивается плод, другая часть ее матки томится от желания и горит от похоти; отсюда новое оплодотворение. Через эту аллегорию Моисей запрещает нам отдаваться чрезмерным пожеланиям, слишком стремясь к соитию, предаваясь страсти с беременными женами, чередуя утехи с утехами, занимаясь любовью с мальчиками и изменяя супругам, и вообще внимать голосу похоти. Поэтому и открыто, без символического прикрытия, он дает такие заповеди: Не прелюбодействуй (Исх. 20, 14), не ложись с мужчиною, как с женщиной (Лев. 18, 22). На исполнение этих заповедей Логоса должны


Святые отцы и современность быть обращены все наши силы; эти заповеди отнюдь не должны быть ни преступаемы, ни ослабляемы. Злому желанию имя бесчинство; и лошадь жаркую Платон называет неистовой (см. в «Федре»). Он читал написанное у пророка: это — откормленные кони: каждый из них ржет на жену другого (Иер. 5, 8). О наказании же за сладострастие могут рассказать нам ангелы, в Содом пришедшие. Жителей этого города, пытавшихся их растлить, они сожгли и с городом, предуказав этим знамением ясно, что результатом разнузданности пожеланий бывает огонь. О наказующих судах Божьих, которые постигали древних евреев, как я уже и ранее замечал, для того записано, чтобы мы оными вразумлялись (1 Кор. 10, 11) и не впадали в подобные пороки, дабы и нам не подпасть тем же несчастьям. На каждого мальчика мы должны смотреть как на своего сына, а на каждую чужую женщину как на свою дочь. Желания вообще сдерживать, а над желаниями чрева и подчревного человека господствовать, это — власть благороднейшая. Если разум (Логос) мудрому предписывает даже пальцем не двигать бесцельно, как говорят стоики, то не тем ли более друг истины должен господствовать в той частице тела, в которой совершается соитие? Потому ведь она и называется стыдом, что с этой частью тела должно обходиться с наибольшей робкой стыдливостью. Природа как в отношении пищи, так и в отношении законного брака позволяет пользоваться лишь тем, что естественно, целесообразно и благопристойно. Она дозволяет страстное стремление к произведению детей. Но всякая чрезмерность и неумеренность идут уже против законов природы; неестественными связями допускающие их сами себе вредят. Пре2 ДуховноRнравственное воспитание № 2_10

17

На каждого мальчика мы должны смотреть как на своего сына, а на каждую чужую женщину как на свою дочь. Желания вообще сдерживать, а над желаниями чрева и подчревного человека господствовать, это — власть благороднейшая. Если разум (Логос) мудрому предписывает даже пальцем не двигать бесцельно, как говорят стоики, то не тем ли более друг истины должен господствовать в той частице тела, в которой совершается соитие? Потому ведь она и называется стыдом, что с этой частью тела должно обходиться с наибольшей робкой стыдливостью. Природа как в отношении пищи, так и в отношении законного брака позволяет пользоваться лишь тем, что естественно, целесообразно и благопристойно. Она дозволяет страстное стремление к произведению детей. Но всякая чрезмерность и неумеренность идут уже против законов природы; неестественными связями допускающие их сами себе вредят жде всего отсюда закон, чтобы мы никогда не вступали в любовную связь с юношами, будто с женщинами. Потому философствующий ученик Моисея, Платон, говорит: «Не следует на утесы и на камни сеять, где семя никогда корней пустить не может». И Логос устами Моисея повелевает ясно: «И не ложись с мужчиною, как с женщиною; это мерзость» (Лев. 18, 22). «Вдали себя держать ты должен от всякой жены за исключением своей», — советовал блистательный Платон, из Божественных Писаний извлекая свои законы и здесь вычитавший:


18 «И с женою ближнего твоего не ложись, чтобы излить семя и оскверниться с нею» (Лев. 18, 20). «Преступно и неплодно рождаемое от наложниц». «Не сей там, где не хочешь, чтобы семя твое взошло»; «и вообще ни к какой не прикасайся женщине, кроме как к своей собственной жене» (Лев. 18, 20); с ней только имеешь ты право предаваться утехам плоти для зачатия законного потомства; лишь это дозволяется Логосом. У того, кто тем, что он делает сам, содействует творческой деятельности Логоса, семя не будет отвергнуто и не принесет никакого вреда, не на рога вола же нужно сеять. Поэтому же этот самый Моисей запрещает и сходиться с женами, когда у них бывают месячные очищения. Ибо не прилично семя, из которого будет развиваться жизнь, и вскоре за тем возникнет человек, осквернять тем, что выводится из тела ради его очищения, нечистым истечением плоти и теми выделениями, которые выходят из организма при очищении, его обливать и в них как бы полоскать. Да и семя, если оно не соприкасается с углублениями внутри матки, тотчас же портится и родотворной силы лишается. Ни о ком из древних евреев у Моисея поэтому и не говорится, чтобы он сходился со своей беременной женой. Ибо и без того пустым будучи, это удовольствие, если кто им пользуется и в браке, становится нечестивым, не соответствующим идее брака и противоразумным. Напротив, Моисей призывает мужей воздерживаться от беременных, пока они не освободятся от плода. И подлинно. Матка, расположенная под мочевым пузырем несколько выше кишки, которая называется прямой, обыкновенно простирает свою шейку плечами в сторону мочевого пузыря. Но как скоро отверстие шейки оказывается наполненным, матка запирает-

Святые отцы и современность ся и опрастывается уже только во время родов; лишь когда замок этот снят, тогда матка принимает в себя семя. Ради пользы слушателей здесь нам нисколько не стыдно поименовать органы, в которых происходит зачатие плода, ибо сотворения их сам Бог не устыдился. Итак, матка, в жажде рождения детей восприняв на себя семя, с этих пор не желает постыдного и достойного порицания соития, закрытием своим указывая в нем уже необузданность и распутство, после насыщения ввиду закрытия шейки своей, удерживаясь от сладострастия. Ее стремления, которые прежде были направлены на любовные объятия, обращаются теперь внутрь, занятые лишь образованием плода, вспомоществуют Творцу. Не следует поэтому природу уже занятую к этому еще беспокоить из границ выходящим бесчинством. Потому что как скоро сладострастие не сдерживается, развивается бесчинство многоименное и многовидное, называемое распутством. Этим словом обозначается постыдное, публично и явно о себе заявляющее стремление к соитию; и если оно усиливается, то приносит с собой целый рой болезней: любовь к лакомым кушаньям, склонность к выпиванию, женолюбие, кутежи, страсть ко всякого рода удовольствиям, а всеми ими командует желание. Развиваются отсюда бесчисленные родственные страсти, и беспутство образует собой венец над ними. Но Писание говорит: Готовы для кощунствующих суды, в побои — да тело глупых (Притч. 19, 29). Упорство невоздержанных и чопорная их настойчивость (на своем беспутстве) здесь называются телом глупых. Отврати посему, Боже, от Твоих слуг суетные ожидания; отними от меня непристойные пожелания; пожелания чрева и сладострастие да не овла-


Святые отцы и современность деют мной (Сир. 23, 4–5). Неизвестен должен быть нам многообразно зловредный образ действий этого рода людей лукавых. И к нашему «городу пусть не причаливают никакие вздорные прокудники, ни зазорное распутство, гузном куртизанок забавляющееся», никакая вся уже пропитанная прелью продажность и никакое другое в этом роде похотливое животное. Великое перед нами в форме этой жизни раскинуто поле для деятельности честной. Или женись, или совершенно воздерживайся от связей этого рода. Особое об этом предмете исследование я изложил в моем сочинении «О воздержанности». Но если кто женился, то подлежит еще вопросу, до какой степени: позволительно к соитию относиться как к пище, которая действительно необходима постоянно. В том сочинении моем показано, что от этого рода удовольствий нервы в нашем организме слабнут и как нити рвутся, чувства покрываются тьмою и силы истощаются. Открывается это на неразумных животных, но и на атлетах; именно воздержанные из них одерживают верх над другими и в состязаниях. Но те же самые организмы, будучи допущены к соитию и чуть не насильственно к нему привлеченные, лишаются начисто и быстро всей своей силы. Соитие софист из Абдеры (Демокрит) называет «малой эпилепсией» и считает ее за неизлечимую. Да как и не происходить ослаблению нервов, если апосперматизм сопровождается столь важными результатами? Человек из человека рождается и уничтожается. Такова великость осуждения: через опорожнение соития извергается целый человек. «Вот, говорят он, кость от костей моих и плоть от плоти моей (Быт. 2, 23)». Итак, человек настолько лишается жизненных сил от семяизвержения, насколько представляется он своим 2*

19 телесным организмом, ибо в начале жизни лежит как раз то, что связано с концом; отчего и извержение материи разрушает здоровье и у организма подтачивает и уменьшает силы. Хорошо поэтому поступил тот, кто к спрашивавшему его: как он относится теперь к любовным делам, отвечал: «Молчи, добрый человек. Я очень рад, что убежал от этого дикого и жестокого тирана». И все же брак одобряется и допускается, ибо Бог хочет, чтобы род человеческий умножался (Быт. 2, 23). Но Он не говорит: «Будьте похотливы», — и не хочет, чтобы вы, будто рожденные для соития, были преданы сладострастию. Педагог хочет нас стыдливостью проникнуть, когда у Иезекииля взывает: Обрежьте край у вашей плоти (Иез. 44, 7; 44, 9). Для того чтобы сеять, подходящим бывает какое-то определенное время даже у лишенных разума животных. Совокупляться, если не ради рождения детей, это значит обижать природу; учительница эта сама указала, какому возрасту свойственно это и устранила от этого отроков и старцев; первых — за неспособность к этому, последних — через погашение в них и желаний. Но не хочет она, чтобы и в браке люди всегда предавались физической близости, ибо она связана со стремлением к рождению сыновей и не представляет собой беспорядочное выбрасывание семени, совершенно противоестественное и противоразумное. Вся жизнь у тех течет согласно с природой, кто в самом их начале желания сдерживает, и если род человеческий зарождается по Божественному определению, то не будем предаваться бесчестным и зловредным искусствам, как те женщины, которые, чтобы скрыть следы прелюбодеяния, пьют зелья, вызывающие выкидыш и сразу приводящие к гибели плода. Они вместе с плодом теряют все, что в них было человеческого.


20 Впрочем, и для тех, которым брак обстоятельствами дозволен, тоже необходимо советоваться с Педагогом, чтобы во время бела дня им не справлять беспутных оргий, чтобы, например, из церкви или утром с рынка домой придя, не набрасываться им на жен подобно петухам в то время, когда следовало бы молиться, или читать, или обязанностями своего призвания заниматься. Вечером после ужина и по принесении Богу благодарения за испытанные благодеяния следует ложиться спать. Но помнить следует указание уже самой природы, что не постоянно время удобное для того, чтобы сходиться друг с другом на ложе, притом тем желаннее будет соитие, чем долгожданнее. Но и ночью не следует бесстыдными быть на том основании, что темно. Следует и на ночь стыдливость в сердце удерживать, чтобы она и в это время освещала наши помыслы. А то ведь мы нисколько не будем отличаться от Пенелопы, если днем будем ткать ученья о воздержанности, а ночью, отходя в постель, если будем рас-

Но и ночью не следует бесстыдными быть на том основании, что темно. Следует и на ночь стыдливость в сердце удерживать, чтобы она и в это время освещала наши помыслы. Если стыдливость есть постоянная обязанность, то тем более рядом с супругой должно ее обнаруживать, не доходя в любовных объятиях до забвения благопристойности. И чем безупречнейшую нравственность будешь наблюдать в отношениях с твоими домашними, тем вернейшее о твоей вере свидетельство будет исходить из самого дома твоего

Святые отцы и современность пускаться. Если стыдливость есть постоянная обязанность, то тем более рядом с супругой должно ее обнаруживать, не доходя в любовных объятиях до забвения благопристойности. И чем безупречнейшую нравственность будешь наблюдать в отношениях с твоими домашними, тем вернейшее о твоей вере свидетельство будет исходить из самого дома твоего. Жена не может в чистоту твоей нравственности верить, если ты не доказываешь ее в порыве желаний. Любовь, падкая до удовольствий, отцветает быстро и блекнет вместе с телом; а иногда минует и ранее того с увяданием желания, когда брачная воздержанность жестоко подорвана добрачным распутством. Сердца любящих крылаты; любовный жар часто бывает погашаем раскаянием; с наступлением пресыщения любовь превращается в ненависть. Поэтому ничем между нами не должны быть напоминаемы бесстыдные слова, постыдные образы, с делом гетер имеющие соотношение, их поцелуи и подобные виды любострастия. Мы должны быть послушны апостолу, который ясно говорит: А блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым (Еф. 5, 3). Верно поэтому, как кажется, сказал некто: «Соитие пользы не принесло еще никому; счастлив тот, кому оно не повредило». Потому что уже и в законном браке оно влечет за собой опасности, если не имеет единственной цели — рождения детей. А относительно соития вне законного брака Писание говорит: «Жена продажная сродни козлу приходится, замужняя же смертоносной башней является для тех, кто с ней обращается». Любострастность гетеры здесь сравнивается с козлом или свиньей, постоянные сношения с женой непотребной — с самопроизвольной смертью, потому


Святые отцы и современность что она подкарауливает тебя на акте непотребства. Гибнут целые дома и города, если царят в них невоздержанности. Но и поэтическая ваша Сивилла, некоторым образом именно это порицая, пишет: О, город порочный и развратившийся; в тебе царят любодеяние и нечестивое соитие между собой мужчин, Город гнусный и сладострастный, город себя осквернивший, всесторонне срамной. Напротив того людям, Ни на чужое ложе бесчестно не посягавшим, Ни над мужчинами деяний гнусных и отвратительных не учинявшим, Сивилла радуется.

Некоторые грехи свои считают за удовольствия, согласные с природой; другие же, которые будут несколько поприличнее этих, хотя и признают в таких склонностях грехи, но побеждаемы бывают своими пожеланиями и ночь становится покровом их пороков. Но тот, кто непотребным образом злоупотребляет своим браком, через это оскверняет его все равно что прелюбодеянием. Не слышит ли он, что Педагог говорит: Человек, который согрешает против своего ложа, говорит в своей душе: «кто видит меня?» Вокруг меня тьма, и стены закрывают меня, и никто не видит меня: «чего мне бояться? Всевышний не воспомянет грехов моих (Сир. 23, 24 –23)? Такой человек жалок, потому что он только глаз человеческих страшится, а от Бога думает укрыться. Ибо он не знает, говорит Писание, что очи Господа Всевышнего в тысячу раз светлее солнца, что они все пути человеческие назирают и в сокровенные вещи проникают (Ис. 29, 15). Равным образом Педагог и грозит им, говоря через Исаию: Горе тем, которые думают скрыться в глубину, чтобы замысел свой утаить от Господа, которые дела свои делают во мраке и говорят: «кто увидит нас? И кто узнает нас?» От света чувственно-

21 го, быть может, еще можно укрыться, от духовного же невозможно. «Как может кто-либо, — говорит Гераклит, — от Света укрыться, который никогда не заходит»? Поэтому никогда не будем прикрываться темнотой, ибо свет в нас самих живет и тьма не объяла его (Иоан. 1, 5). Образом мыслей честным и скромным бывает освещаем мрак и самой ночи. Мысли людей добрых Писание называет «неусыпающими светочами» (Прем. Сол. 7, 10). Кто от самого себя пытается скрыть свое дело, тот через это самое (?) греховность его. Но всякий, кто грешит, вместе с этим тотчас совершает и несправедливость, и в случае неверности жене не столько против своего ближнего, сколько против самого себя, потому именно, что он брачную верность нарушал и через это оказался человеком грязным и презренным. Грешник по мере своих грехов становится тем испорченнее и сам на себя навлекает бесславие. Но в грешнике, который постоянно бывает побеждаем чувственным пожеланием, постоянно живет и самый порок невоздержанности, поэтому вообще каждый невоздержанный мертв перед Богом; оставленный Логосом и Святым Духом, он — труп. И естественно. Святое не желает быть оскверняемым; «чистому только с чистым постоянно свойственно соприкасаться». Со снятием с себя одежд да не покидаем посему стыдливости, так как праведному вообще и никогда не следует расставаться с мудрой воздержанностью. Ибо вот тленному сему надлежит облечься в нетление (1 Кор. 15, 53), если ненасытимость пожеланий, возросшая до сладострастия, укрощается той воздержанностью, которая смертным более не занята (а к небесному стремится), и таким


22 образом подготавливает человека к воздержанной жизни по ту сторону гроба. Чада века сего женятся и выходят замуж (Лк. 20, 34; Мф. 22, 30), а когда дела плоти будут отменены, то хотя и этой плотью облеченные, но по чистоте ее подобясь ангелам, достигнем мы бессмертия. Поэтому и Платон, воспевавшийся на иностранной (моисеевой) философии, в «Филебе» таинственно называет того безбожником, кто живущего в нем Бога, Логоса, насколько Его есть в нем, оскверняет и грязнит, дозволяя в себе жить плотским вожделениям. Не следует тем смертью жить, кто Богом освящен; разве не знаете, как говорит Павел, что тела ваши суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет! Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои (1 Кор. 6, 15; 6, 19)? Помните о 24 000 извергнутых за распутство. Но несчастье, как я уже замечал, есть образ того, в какой степени нам следует свои плотские склонности сдерживать (1 Кор. 10, 6). Педагог ясно и словами напоминает нам: Не ходи вслед похотей твоих и воздерживайся от пожеланий твоих (Сир. 18, 30). Вино и женщины развратят разумных, а связывающийся с блудницами сделается еще наглее. Гниль и черви наследуют его, и дерзкая душа истребится (Сир. 19, 2–3). Педагог не перестает пособлять нам, говоря и еще: Преданный сердцем удовольствиям будет осужден (Сир. 19, 5). Итак, не следует нам быть побеждаемыми от любовных удовольствий, томиться пожеланиями, возбуждаться, себя осквернять противоразумными чувственными влечениями и удовлетворением их. Сеять позволительно только женатому да и то как

Святые отцы и современность земледельцу, когда время придет для посева. Против вожделений же разум есть наилучшее лекарство. Помогает и недостаточно сытное питание; это — пресыщение, возбуждая пожелания, увлекает к плотским удовольствиям. Итак, не должно позволять себе ни в одежде никакой роскоши, ни разнообразными кушаньями обставленного стола. Господь разделяет свои заповеди на три класса: 1) на заповеди по отношению к душе, 2) к телу и 3) на заповеди по отношению к вещам внешним, дозволяя нам заботу о приобретении их из-за тела. Но так как тело управляется душой, то Он дает ей такое педагогическое наставление: Не заботьтесь для души (жизни) вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться. Душа (жизнь) больше пищи, и тело — одежды (Лк. 12, 24). И Он разъясняет это очевидным примером: Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их; сколько же вы лучше птиц? Это касательно пищи. Но подобное же наставление дает Он и относительно одежды, попечение о которой относится к классу третьему, или заповедям о вещах внешних. Посмотрите на лилии, говорит Он, как они растут: не трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них (Лк. 12, 27; Мф. 6, 28–29). А Соломон царь весьма славен был богатствами. Что красивее, блестящее цветов? Что прелестнее лилий и роз? Если же траву на поле, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, то кольми паче вас, маловеры! Итак не ищите, что вам есть или что пить (Лк. 12, 28–29). Здесь словечком что (τι) изгоняется многообразие пищи, что открывается из другого места: «…что за (ποια) пищу (кушанья) должны мы есть и какого рода напитки пить».


Святые отцы и современность Но такого рода вещами озабочиваются лишь погоня за излишним и сластолюбие. Простое слово есть, взятое лишь само по себе, означает ограничение необходимым, даже изобилие еще, как мы сказали, происходящее от ограничения потребностей. Это словечко, следовательно, нужно понимать об излишнем, но все излишнее от дьявола, говорит Писание (Мф. 5, 37). Что таково именно значение этого слова, открывается из присоединенного еще другого выражения, потому что, сказав: Не заботьтесь, что есть и что пить. Он прибавил: И не беспокойтесь (не надрывайте себя, не преувеличивайте своих пожеланий, заходя в них слишком далеко). Удаляют же от простоты и естественности притязательность и погоня за разного рода приятностями. Но эта жизнь, все свое время убивающая на погони за излишним, проводимая среди удовольствий и наслаждений, далека от разумности, естественности и святости. Поэтому и говорится столь прекрасно: всего этого ищут люди мира сего (Лк. 12, 30). Они живут беспорядочно, неразумно, по-язычески. А что означается словечком этим? Под ним разумеются разного рода приятности, удовольствия и увеселения, изысканный стол, закуски, выпиванье. Вот что значит это что. О простой же пище, как сухой, так и жидкой, говорится: ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том (Лк. 12, 30). И если нам вообще по самой нашей природе свойственно вперед стремиться, то не на излишества и утонченные чувственные приятности у нас эти стремления направлены, а воспламеняемся мы ревностью к устроению в своей жизни согласия между словом и делом, к естественности, к непорочности. Наипаче ищите, говорится, Царствия Божия, и это все приложится вам (Лк. 12, 31).

23 Если же теперь Господь заботу об одежде, о приятностях вкуса и других удовольствиях и вообще заботу обо всем излишнем как не о существенно необходимом из нас желает исторгнуть, то что сказал бы Он о страсти к нарядам, об окрашивании в различные цвета шерсти и о пестрых одеждах, о погоне за драгоценными камнями, об украшениях из золота, об искусственной прическе волос и о завивании их в локоны? Что сказал бы Он о подведении глаз, о сведении с тела волос, об употреблении различных притираний, свинцовых белил и румян, о подкрашивании волос и об употреблении разных других искусственных средств обольщения? Нельзя ли с полной вероятностью об этих аляповатых прикрасах того же сказать, что ранее о сене было сказано? Мир и вправду луг, а мы — трава, орошаемая Божественной благодатью. Хотя и скошены мы будем, но всход собой дадим опять, что обстоятельнее разъясню я в писании «О воскресении». А «сеном» аллегорически называются массы народные, столь склонные к преходящим удовольствиям. Люди… расцветают при такого рода забавах, но лишь на короткое время. С увлечением они занимаются нарядами, погоней за почестями, за всем, только не за простотой, целесообразностью и естественностью; посему ни на что более они и не пригодны, как на сожжение огнем. Был, рассказывает Господь, некоторый очень богатый человек. Он одевался в пурпур, носил тонкое полотно и жил каждый день на славу. Вот то было «сено». А некоторый нищий, по имени Лазарь, покрытый язвами, лежал в колоннаде пред домом, всеми оставленный; охотно он и тем питался, что попадало ему со стола богача. Вот это трава. Но один был наказан низведением в ад, доля богача была в огне;


24 другой же возродился и новой жизнью расцвел на лоне Авраама. Восхищаюсь я древней республикой Лакедемонской и удивляюсь ей. Здесь разноцветные платья и золотые украшения позволялось носить лишь гетерам, женщинам же безупречным и приличным наряжаться и искусственным образом прихорашиваться было запрещено; только женщинам дурного поведения позволялось разодетыми ходить и пыль другим пускать в глаза разукрашенностью. У афинян, напротив, знатные мужчины, об утонченной внешности заботясь, а о своем человеческом достоинстве забывая, носили золото, до пят спускавшиеся хитоны и особого рода надстройки из волос (κρωβυλος), зашпиливая их на голове золотой булавкой с головкой в виде кузнечика. Но тупой этой безвкусицей и нечувствительностью к истинно тонким приличиям доказывали они лишь свое поистине земное происхождение. Глупым соревнованием им в этом заразились и остальные ионяне, которых Гомер, как людей женоподобных, называет длинноодеждными. Люди, занятые нарядами, следовательно, преследуют в этом лишь мечтательный образ прекрасного, а не самую красоту и как новые идолослужители, лишь прикрывающиеся прекрасно звучащим именем, должны быть изгоняемы из нашего общества, потому что в своей лживой мечтательности они грезят о природе прекрасного неразумно; их жизнь есть глубокий сон неведения. Мы же, из этого сна проснувшись и стараясь об украшении себя истинной красотой, должны, чтобы заснуть нам при конце этой жизни сном мирным, этому миру, лишь мирскими прикрасами услаждающемуся, сказать уже теперь «прости». Я утверждаю, что в одежде мы нуждаемся не для другой какой

Святые отцы и современность цели, как для прикрытия тела, для защиты его от холода и жара, чтобы докучливая изменчивость погоды нам не причинила вреда. Но если такова цель одежды, то к чему из особенных материалов у мужчин одежды и из особенных у женщин? Не одна ли и та же потребность прикрытия тела обща и тем и другим, подобно как потребность в еде и питье? Но одинаковой потребностью обусловливается и одинаковый образ удовлетворения. Так как обоим полам свойственна общая потребность прикрывать свое тело, то и прикрытие у того и другого пола должно быть одинаковое, с дополнением у женщин лишней одежды для прикрытия лица. Но если женский пол вследствие своей слабости гораздо большего желает, то причина этого в той же дурной воспитанности, вследствие которой и мужчины, вырастая в наихудшем образе жизни, часто женственнее жен становятся; значит, не следует и женам потакать в этом деле. Если в чем желания их и следует принимать в соображение, то разве только в позволении им носить одежды из материалов сравнительно более мягких, но и то с тем условием, чтобы чрезвычайно тонкие материи, высшей глупостью чрезмерно хитро и трудолюбиво сработанные, и любопытные на тканях узоры, и искусные складки с них были как можно радикальнее устранены; шитью золотом, опушкам из индийских зверьков и заботливо вырабатываемому червячками шелку мы сказать должны «прости». (Шелк вначале есть не иное что, как червь; потом из червя развивается толстая гусеница; третья метаморфоза представляется мотыльком; некоторые называют его и куколкой; она развивает длинную нить, подобно тому, как паук развивает паутину.) Употребление столь необычайной и при этом столь прозрачной материи вы-


Святые отцы и современность дает собой лишь не очень твердый образ расположения, сказывающийся в легком прикрытии частей тела, обнаружения которых стыдиться бы должно. Столь мягкая одежда вовсе не представляет собой никакого прикрытия; скрывать форм, какие имеет нагое тело, она вовсе не может. Такая одежда, плотно прилегая к телу, огибает собою формы его, отпечатлевает на себе вид тела, с ним как бы срастаясь; формы женского тела она выдает столь пластично, что линии тела бывают видимы, хотя оно и не обнажено и наготы его хотя не видать. Оставлено должно быть нами ношение такого рода одежд, а также крашеных. Действительную потребность они собой превышают, с простотой и естественностью не согласуются; кроме того, дают повод для различных невыгодных толков; да и пользы никакой не приносит ношение их; от холода они не защищают, а перед другими материалами не имеют другого преимущества, кроме того, разве, что собой навлекают осуждение; а пленительность красок очень сильно побуждает людей, жадных до зрелищ, к глупому ротозейству. Для людей, которые невинны и в душе правы, пристойнее одежды белые и простые. Ясно и оттого неприкровенно говорит пророк Даниил: Поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело, как снег (Дан. 7, 9). Одетыми в такую же одежду видел души и Господень тайновидец: Я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И даны были каждому из них одежды белые (Откр. 6, 9; 6, 11). А если кто хочет носить одежды и иных цветов, то носи, по крайней мере не изменяя естественного их цвета. Тем более должно быть оставлено употребление цветных одежд, расшитых разными финтифлюшками вак-

25 хического культа и культа мистерий, а также пурпурных, и серебряной посуды. Комик говорит, что Для сцен это хорошие вещи, но не для жизни. Наша жизнь скорее всем должна быть, только не театральным представлением.

Одежды из материалов, окрашенных в темно-красный цвет, и в оливково-зеленый, и в светло-зеленый, и в розовые, и в ярко-красный, и во множество других искусственных цветов суть не что иное, как разновидности того же сладострастия, изобретательного на все зловредное. Средством для увеселения глаза служат такие одежды, а не средством для защиты тела. Одеждам, золотом расшитым и пурпурным, и одеждам с разными на них вышитыми, вытканными и нарисованными цветами, и одеждам, пахнущим шафраном (т.е. желтым от окраски их шафраном), и дорогим пестрым мантиям из светлых тканей, с мелкими животными, в пурпур затканными, должно сказать последнее «прости», а равным образом и ткацкому этому искусству. Ибо «чего разумного и доброго от жен можно ждать, которые сидят в цветах, разодетые в шафран, набеленные и нарумяненные», говорит комический поэт. Оттого и Педагог напоминает внятно: Не хвались пышностью одежд и не превозносись в день славы (Сир. 11, 4). И в Евангелие, осмеивая разодетых в богатые одежды, говорит Он: одевающиеся пышно и роскошно живущие находятся при дворцах царских (Лк. 7, 23). Дворцами называет Он палаты земных царей, местопребывание земных расположение, где господствуют красота воображаемая, погоня за пустыми почестями, лесть и ложь. К небесному же придворному штату относящиеся, к свите Царя Вселенной, наблюдают за чистотой платья душевного, т.е. и за чистотой телесной, но свое тело освящая и, таким образом, облекаясь в одежду


26

Святые отцы и современность

бессмертия. Посему как незамужняя женщина только Богу служит и ее мысли неразделены, а замужняя честная женщина свою жизнь разделяет между Богом и мужем (1 Кор. 7, 34), а дурновоспитанная совершенно утопает в браке, т.е. в страстях: подобно этому, полагаю я, честная жена, желающая мужу нравиться, и Богу служит искренне; жена же суетная от Бога отпадает, а вместе с тем оказывается она не соответствующей идее и истинного брака, потому что она мужа на наряды меняет подобно той аргивской гетере, разумею Ерифюлу, которая На блестящее золото променяла драгоценного мужа.

В этом отношении хвалю я кеосского софиста, который образы Добродетели и Порочности, соответственно их противоположностям, так начертывает: Одну, Добродетель, представляет он стоящей (перед Геркулесом) просто, в чистой белой одежде; ее единственным украшением являлась скромность (таковой и верующая жена должна быть, т.е. при преданности добродетели она проникнута робкой стыдливостью); другую, напротив, Порочность, изображает он совершенно иначе, разодетую в разные одежды, тщеславящеюся наведенной белизной и румянцем лица, с движениями и всей манерой держания себя, тщательно рассчитанными на возбуждение в зрителе желаний, как это обычно у блудниц. Кто хочет учеником Логоса быть, тот не знакомься следовательно ни с каким постыдным пожеланием, а равным образом и в одежде наблюдай соответствие лишь потребности. А если Логос устами Давида поет о Господе: дочери царей между почетными у Тебя; стала царица одесную Тебя в Офирском золоте (Пс. 44, 10), то разумеет Он при сем не в материальном отношении роскошную одежду, а возникшую из веры красоту помилован-

ных, красоту церкви, в которой не имеющий никакого дела с обольстительным искусством Иисус (1 Петр 2, 22) блистает как золото; а золотые кисти, это — избранные. И если из снисхождения к женщинам можно для их одежд ткать материи, приятно действующие на глаз и более мягкие на ощупь, все же – не должны они крашеными быть, чтобы, одевшись в них, им не походить на картины, намалеванные для развлечения глаз: такая и картина через короткое время изглаживается. Подобным образом и мытье шерсти в щелочах, подготовление ее к принятию краски разными едкими средствами и окрашивание разными ядовитыми жидкостями делает ткани одежд дряблыми. Но это уже и с хозяйственностью несогласно. Те обнаруживают тупость чувства красоты и нечувствительность к более тонким приличиям, которые в изумление приходят при виде богато расшитых длинных и широких с многочисленными складками платьев из материй чрезвычайно тонких и легких, при виде накидок до пят из материй столь же тонких и нежных и при виде распашных военных плащей, вообще при виде «хламид и хитонов», о которых говорит Гомер, и назначаемых для прикрытия стыда. Поистине стыжусь о том, думая, сколько денег на прикрытие стыда тратится. Первый человек в раю для прикрытия своей наготы себе нарезал соответственно потребности лишь ветвей с листьями; а теперь, когда для нас одежду овцы выращивают, все же не должны мы в глупости на них походить, но в качестве питомцев Логоса, от драгоценных одежд отказываясь, должны мы приговаривать: «Не что иное вы, как овечьи волосы». Пусть хвастается (тонкой шерстью) Милет; пусть ей чванится Италия; пусть некоторые, проникаясь безумной любовью к овцам, шерсть на них


Святые отцы и современность охраняют даже кожаным прикрытием: нам не стоит озабочиваться этим. Блаженный Иоанн и об овечьей шерсти, отзывающей роскошью, ничего знать не хотел, а выбрал для себя верблюжьи волосы и во власяницу из них одевался, будучи представителем образа жизни простого и свободного от обольстительного щегольства. А ел он дикий мед и саранчу (Мк. 1, 6), подготовляя и собой открывая для Господа пути поста и умеренности. Мог ли он в пурпурную одежду одеваться, если и от всякого городского тщеславия уклонялся, в одиночество пустыни удалился, в тиши ее лишь с Богом обращаясь, отрешаясь от погони за разного рода ничтожными вещами для серьезной заботы о вещах истинных, для снискания истинной и глубочайшей добродетели вместо вещей мелочных и пустых. Илия носил прикрытие из овечьей шкуры, придерживая ее около чресел волосяным поясом (4 Цар. 1, 8; 2, 13). Другой же пророк, Исаия, ходил вовсе нагим и без обуви; часто облекался он и во вретище одежду смирения (Ис. 20, 2). А если ты и об Иеремии хочешь слышать, то он не носил ничего, кроме полотняного опоясания (Иер. 13, 1). Но подобно тому, как цветущее состояние хорошо питаемого тела, его крепость и сила всего лучше обнаруживаются в обнаженном его состоянии, так и высота души и величие обнаруживаются всего яснее, если тело не будет прикрываемо разными нарядами и украшениями. А ношение одежд, волочащихся по земле, спускающихся даже на пяты, представляет собой верх высокомерия и гордости; да кроме того, этим затрудняются твердость и выдержка походки; такой одеждой как бы метлой какой заметается и пыль с поверхности почвы. Комедианты, опустившиеся до последней степени безнравственности, пересаживая и на сцену свое гнусное бесчин-

27

У женщины ни одна из частей тела не должна оставаться обнаженной. Особенно прилично будет привести здесь тонкий разговор между одним мужчиной и женщиной: «Прекрасный локоть»! — «Да, но не для глаз публики назначен он». — «Прекрасно развитая нога!» — «Но собственность моего мужа». — «Красивое лицо!» — «Но только для моего супруга» ство, не пренебрегают столь низко опускающимися одеждами. Странные одежды их, растянутость подолов, изысканная драпировка складок суть не иное что, как пародия на эту в мелочах утопающую глупость. А если бы кто в противоречие этому указал на длинную (по пяты) одежду Господа, то пусть тот знает, что разноцветный хитон Господа указывает на цветы мудрости, на различные неблекнущие Божественные Писания, т.е. на красноречие Господа, сияющее блеском истины. Другой подобной одеждой Господа Дух Святой у Давида облекает, когда этот поет: Ты облечен славою и величием. Ты одеваешься светом, как ризою (Пс. 103, 1–2). Как материй для одежд не должно избирать странных, так и мера их не должна быть чрезвычайная. Конечно, было бы не в порядке вещей, если бы кто стал носить платье, только до колен досягающее, как у спартанских девиц. У женщины ни одна из частей тела не должна оставаться обнаженной. Особенно прилично будет привести здесь тонкий разговор между одним мужчиной и женщиной: «Прекрасный локоть»! — «Да, но не для глаз публики назначен он». – «Прекрасно развитая нога!» —


28 «Но собственность моего мужа». — «Красивое лицо!» — «Но только для моего супруга». Но я не одобряю, когда честные женщины дают мужчинам повод расточать им такого рода похвалы, которыми мужчины если и не обесславить их хотят, то, по крайней мере, лестью подкупить. Не только пяту ноги не должны они иметь обнаженной, но должны они и голову закрывать, и лицо оттенять. Телесная красота их не должна быть для мужчин предметом охоты. Но и со стороны самих женщин непристойно, прикрываясь пурпурным вуалем, выдавать тем свое желание обратить на свое лицо внимание мужчин. О, если бы в качестве материала для одежд пурпур из употребления можно было вовсе изгнать, чтобы не направлял он на себя глаз! Некоторые из женщин вообще шьют себе немного одежд, но все из пурпура, воспламеняя им свои желания. Находя глупое удовольствие в пресловутых этих одеждах и постоянно среди этого цвета вращаясь, по словам поэта, они среди пурпура живут, но «смертью пурпурной» и умирают. Из-за этого пурпура Тир и Сидон, и страна, что при Лаконском море, привлекают особенно много промышленников; красильщики в этот цвет и торговцы пурпурными материями в славе; но и улитки, кровь которых дает пурпур, стоят в цене. Лукавые же жены и из мужчин женоподобные носят одежды из тонких

Святые отцы и современность тканей, окрашенных в разнообразнейшие искусственные цвета; увлекаясь безумным желанием отличиться, своей наглости они не знают никаких пределов; пренебрегая египетским полотном, они ищут других его видов и одеваются в полотно киликийское и из земли евреев. О материях же аморгосских и бюссинских я умалчиваю; фасоны и цвета этих щегольских одежд причудливы до крайности и их названия неисчислимы. И все же, полагаю я, прикрытием должно доказываться, что прикрытое ценней его. Как Божество лучше храма, душа — тела, так и тело должно быть для нас ценнее одежды. А ныне все наоборот; если котораялибо из этих женщин захотела бы свое тело продавать, то за него никто не дал бы и тысячи аттических драхм, а себе платья они покупают такие, что одно у них стоит до десяти тысяч аттических талантов, чем доказывают ясно, что лично-то они ни на что негодны и дешевле тканей, из коих сшиты их одежды. К чему эта погоня, следовательно, за редким дорогим и предпочтение его обыкновенному и меньше стоящему и легче доставаемому? Не то ли это значит, что с истинно прекрасным и действительно добрым незнакомы вы? Преследование реальной действительности вы оставляете, чтобы озабочиваться вместо того внешностью, подобясь тем безумцам, которые белое за черное считают. Продолжение в следующих номерах


29

Духовные сокровища

Горю, но не убываю изнуренно

Любитель простоты и истинной свободы, Без лести друг прямой, довольный всем всегда. Достиг наверх наук, познавши дух природы, Достойный для сердец пример Сковорода. Мнози глаголят, что ли делает в жизни Сковорода? чем забавляется? Азъ же о Господе радуюся. Веселюся о Боге Спасе моем. Из письма Г.С. Сковороды к М.И. Коваленскому

10.

Неустанная проповедь, подтверждаемая примером праведной жизни, прямой, не признающий уступок характер старчика, растущая слава его в разных слоях общества — все это естественно вызывало толки, создавало врагов и недоброжелателей. Так, во время пребывания Сковороды в Гужьинском, стали распространяться слухи, обвинявшие его в ереси за то, что он проповедовал воздержание и не вкушал мяса и вина. Его даже прозвали за это «манихейским учеником». Упрекали его также в том, что он осуждает некоторые состояния (например, священства и монашества), пользующиеся общим уважением, и запрещает употребление золота и серебра и других драгоценных вещей. Наконец, третьи провозгласили его человеконенавистником и мизантропом. Слухи об этом дошли до Сковороды и, по-видимому, глубоко его взволновали. Не желая, чтобы добрые и простодушные сердца о нем соблазнились, он отправляется в Харьков и открыто выступает в свою защиту на публичном собрании*. Защищаясь от воз*Содержание речи Сковороды передано вкратце Koваленским. Более подробное ее содержание находим в письме к неизвестному, напечатанном в издании Багалея за № 83.

Граф Петр Бобринской (1893–1962)*

С флейтой и Библией… Старчик Григорий Сковорода Жизнь и учение** В музее Г.С.Сковороды находятся серебряные часы. В 1989 г. на внутренней крышке часов была выявлена надпись: «от Григория Варсавы Сковороды чрез Стефана Гречину». Стефан Гречина — священник. О его дружеских отношениях со Сковородою свидетельствует Т. Г.Шевченко в повести «Близнецы». Таким образом, есть все обстоятельства для того, чтобы считать эти часы вещью самого Сковороды. Не зря категория времени является для него одной из наиболее ценных философских категорий: «Изо всех потерь — потеря времени самая тяжкая».

Из надписей под экспонатами литературно-мемориального музея Г.С. Сковороды (Украина, Харьковская область, с. Сковородиновка)

* Петр Андреевич Бобринской родился в Петербурге в аристократической семье. Учился в Технологическом институте. Не смог окончить его из-за войны 1914 г. Служил в Гвардейской артиллерии. Покинул Россию в 1919 г. и поселился в Париже. Работал как журналист. Скончался в Париже. ** Париж, 1920. Продолжение. Начало см. № 5, 6, 2009.


30 веденных на него упреков в том, что он внушает своим учениками вред того или иного «состояния», Сковорода утверждал, что зло в себе не существует, что зло происходит лишь тогда, когда нарушается порядок, в котором от Бога созданы благие вещи (св. Максим Исповедник). Если кто наденет на голову сапоги, а на ноги шляпу — получится безпорядок и зло, но кто из этого заключит, что шляпа и сапоги вредны? «Я многим советовал, — говорил в свое оправдание Сковорода, — осматриваться на свою природу и не приниматься за дело, к которому не рожден, но никогда не утверждал, что то или иное состояние или мастерство вредны». Особенно восставал в своей речи Сковорода против обвинения его в манихействе. «Правда, — продолжал он, — бывает, что я и в дозволенные дни воздерживаюсь от мяса и вина и некоторым друзьям своим советую то же, ибо все благосотворено от всещедрого Творца, но не всем всегда бывает полезно. Но называть меня манихейским учеником также безразсудно, как и мизантропом, а за то, что я всегда помню свою перед другими ничтожность». По свидетельству Коваленского, никто не решился выступить против Сковороды, и он при полном молчании покинул собрание. Изложенный случай, а также последнее столкновение с харьковским духовным начальством по поводу «Начальной Двери» возбуждает интересный вопрос об отношении Сковороды к Церкви. Первое столкновение Сковороды с начальством Харьковского Коллегиума в этом отношении очень знаменательно. Оно сводится (по рассказу Коваленского) к весьма резкой отповеди Григория Саввича на сделанное ему предложение принять монашество. Коваленский рассказывает и про другой случай в Киеве, где такое же

Духовные сокровища предложение принять постриг было сделано Сковороде в Kиево-Печерской лавре. «Я столботворения умножать собою не хочу, — ответствовал он монахам, — довольно и вас столбов неотесанных в Храме Божием». С другой стороны, из «Жизни» Коваленского можно заключить, что Сковорода относился отрицательно не только к монашеству и внешней стороне церковного быта, но уклонялся от исполнения церковных обрядов и таинств, ставя веру выше закона. К свидетельству этому, однако, необходимо относиться осторожно. Во всяком случае, резкие выпады старчика, о которых сообщает его биограф, не находят подтверждения ни в его сочинениях, ни в опубликованных письмах. Монастырская жизнь была Сковороде хорошо известна. Многие из приятелей его приняли постриг, и он сохранил с ними самые дружеские отношения, любил их посещать и жить у них. Сравнительно большая часть страннической жизни его прошла в монастырских стенах. Но, видя перед собой не всегда высокие примеры монашеской жизни, далекие от высокого идеала человека, которому он следовал, он обличал их в своих трудах, доказывая, что самое простое звание лучше высокого сана, носимого недостойными. В противоположность современнику своему и вероятному товарищу по Киевской академии, Паисию Величковскому, Сковорода избрал путь, свойственный своему характеру, путь индивидуального совершенствования*. И в проповеди своей он возставал не против монашества вообще, но против того монашества, которое ему * Молдавский старец Паисий Величковский родился, как и Сковорода, в 1722 г. и был также воспитанником Киевского училища. Как известно, он был реформатором русского монашества и основоположником русского монастырского старчества.


31

Духовные сокровища пришлось видеть. Мы имеем об этом определенное свидетельство самого старчика: «Многократно я говаривал, — пишет он одному своему приятелю*, — что тебе или тому быть священником или монахом не по природе; но чтоб сказал, что священства или монашества стать вредна, никогда сего не было». С другой стороны, самая жизнь Сковороды несомненно представляет собою высокий пример жизни монашеской, если и ни в формальном, то во всяком случае в лучшем смысле этого слова. Что касается отношения к обрядовой стороне церковной жизни, то и тут Сковорода осуждал исключительно слепое, безсмысленное исполнение обряда. Он смотрел на обряд, как на «внешний вид» любви, которая есть «вечный союз Бога и человека», а потому «церемония», лишенная благочестия или внутреннего смысла, представлялась ему «лицемерной обманчивостью», а человек, слепо ее исполняющий, «гробом раскрашенным»**. В сочинении «Пря беса со Варсавою», относящемся к последнему периоду его жизни, Сковорода говорит о значении таинства для верующего. Место это тем замечательнее, что рассуждение об этом вложено в уста Варсавы, под каковым псевдонимом скрывается сам автор. «Коль краты привязала мене Богу тайна евхаристий!» — восклицает Сковорода и, описав смысл таинства преосуществления святых даров, кончает рассуждение следующими словами: «Се столь чудным союзом любви связанное сердце мое со сердцем Божиим, не радостно ли возстанет на все супостаты Его?» Верность Сковороды восточноправославной традиции отразилась и в отрицательном отношении его к католичеству, как сочетающему «в одной ипостаси первосвященство и * Письмо к «Неизвестному» за № 83 в Изд. Багалея. ** Начальная Дверь. Глава VII.

царство» и стремящемуся к власти над тем, что есть «сено и пепел». Относился Сковорода отрицательно и ко всякому сектантству. «Всякая секта, — говаривал он Коваленскому, — пахнет собственностью, а где собственномудрие, тут нет главной цели или главной мудрости». Тем не менее всю жизнь свою он ставил авторитет «побуждения духа» выше авторитета Церкви. Он не отдавал себе отчета в том, что толкование Св. Писания на основании внутреннего опыта, хотя и при помощи произвольно избранного «наставника», также может «пахнуть собственностью». 11.

После выступления на публичном собрании в Харькове Сковорода отправился в Изюмский уезд, в деревню Гусинку, куда давно уже приглашали его местные помещики Сошальские. Но так же как и у Земборских, он поселился не в усадьбе, а вблизи нее, на пасеке. Он скоро сошелся со своими хозяевами, полюбил их, а также и самое место. «Пустынножительство» на пасеке близ Гусинки стало с тех пор любимейшим местопребыванием старчика. Так прошло четыре года. Наступил 1770 год. Сковороде исполнилось сорок восемь лет. Год этот ознаменовался решительным переворотом в его жизни. Сошальские должны были ехать в Киев, а он по их просьбе сопровождал их. Поселился он не в самом городе, а в Китаевской пустыни у одного своего родственника Иустина. Но пробыл он в пустыни всего три месяца. По словам Коваленского, рассказ которого мы передаем, Сковорода вдруг приметил в себе внутреннее движение духа, непонятное, побуждавшее его ехать из Киева. Несмотря на уговоры Иустина, убеждавшего его остаться, Сковорода идет в город к приятелям,


32 очевидно, Сошальским, и просит помочь ему вернуться в Слободскую Украину, ссылаясь на настоятельное веление духа. Сошальские, по-видимому, не обращают особого внимания на его просьбу, и Сковорода временно остается в Киеве. Однажды, идя на Подоле, старчик невольно останавливается у самого спуска в нижний город, ощутив сильный трупный запах, которого не в состоянии перенести. С этой минуты уже никакие уговоры на него не действуют, и на следующий день он покидает Киев. А через две недели в Ахтырском монастыре, куда он удалился, старчик узнает, что в Киеве объявилась моровая язва и что город заперт. Случай этот имел решающее значение в жизни Сковороды. Полученные из Киева вести произвели на него чрезвычайное впечатление. «Сердце его, — говорит Коваленский, — дотоле почитало Бога аки раб; оттоле возлюбило его, аки друг». А вот и рассказ самого Сковороды* о его переживаниях по получении известия: «Имея разженныя мысли и чувствия души моей благоговением и благодарностью к Богу, встав рано, прошел я в сад прогуляться. Первое ощущение, которое осязал я сердцем моим, была некая развязанность, свобода, бодрость, надежда с исполнением. Введя в cиe расположение духа всю волю и все желания мои, почувствовал я внутрь себя чрезвычайное движение, которое преисполняло меня силы непонятной. Мгновенное излияние некое сладчайшее наполнило душу мою, от которого вся внутренняя моя возгорелась огнем, и, казалось, что в жилах моих пламенное течение кругообращалось. Я начал не ходить, но бегать, аки бы носим некиим восхищением, не чувствуя в себе ни рук, ни ног, но будто бы весь я состоял из огненного состава, носимого в пространстве * В передаче Коваленского.

Духовные сокровища кругобытия. Весь мир исчез предо мною; одно чувствие любви, благонадежности, спокойствия, вечности оживляло существование мое. Слезы полились из очей моих ручеями и разлили некую умиленную гармонию во весь состав мой. Я приник в себя, ощутил аки сыновнее любви уверение, и с того часа посвятил себя на сыновнее повиновение духу Божию».

С этого дня, часа, как говорит сам Сковорода, начинается новый двадцатичетырехлетний период его жизни, та странническая жизнь старчика, память о которой долго хранилась на Украйне. Он не имеет больше постоянного жительства. С посохом в руке, пешком, он идет из села в село, из усадьбы в усадьбу, из монастыря в монастырь, останавливаясь отдохнуть лишь там, где местность ему кажется привлекательной. Все состояние его с ним — греческая Библия, несколько любимых книг и неизменная флейта, игрой на которой он услаждает досуги. Этот образ жизни не мешает ему, однако, сохранить добрые отношения со старыми и новыми друзьями. От времени до времени он заходит их навестить и часто проживает у них по несколько месяцев. Эти более долгие остановки он обычно посвящает писанию своих трактатов, стихов, басен. Затем снова берет посох в руки и отправляется в путь «по побуждению духа». Всегда весел, бодр, жизнерадостен, он поражает современников примером высокой жизни, сердечным веселием и мудростью своих поучений. Не только одной любовью — тесными органическими путами связан Сковорода с его родными местами: Малороссией и Украйной**. Как в мысли ** Пользуемся терминологией того времени. Сковорода предпочитал Слободскую Украину (Харьков) — Малороссии (Киев), хотя и родился в последней; «реки почти все цветут в Малороссии, говаривал он, отчего и воздух имеет гнилость» («Жизнь» Коваленского).


Духовные сокровища его нашла выражение духовная культура, центром коей был Киев Петра Могилы с его Училищем и традиционной философией, так и самый облик старчика не понятен до конца отдельно от мест, где он жил и которые исходил вдоль и поперек. И когда мысленно восстанавливаешь перед собой образ Григория Саввича, невольно видишь черноземную степь с ее безграничным простором, вишневый сад перед скромной хатой сельского священника, зеленоглавый монастырь, лесную пасеку или ветхий господский дом под высокой соломенной крышей. Koваленский перечисляет места, которые старчик чаще других любил посещать. Это Ахтырский, Сумской, Святогорский, Сеннянский* монастыри, Острогожское имение воронежских помещиков Тевяшевых, которых Сковорода особенно полюбил**), Бурлуки — имение Захаржевскаго и Бабаи*** — Щербинина, Хотетово, орловское имение самого М.И. Коваленского, и, наконец, д. Ивановка, принадлежавшая помещику А.И. Ковалевскому, где Сковороде было суждено кончить свои дни. Часто проживал он также в Харькове, в Старо-Харьковском или Училищном монастыре. Но любимым местопребыванием старчика продолжала быть Гусинка. Весьма красноречиво описывает Коваленский жизнь его на пасеке близ Гусинки: «Любомудрие, поселясь в сердце Сковороды, доставляло ему благосо* В Сеннянском монастыре написана «Жена Лотова» (1870). ** В.С. Тевяшеву посвящено два сочинения Сковороды («Кольцо» и «Алфавит Мира») и С.И. Тевяшеву — «Израильский Змий». *** В Бабаях были собраны Сковородой «Харьковския Басни» (1774) и написано начало «Брани Архистратига Михаила». В Бурлуках окончена «Брань» (1783) и написан «Потоп Змиин» (1791). 3 ДуховноRнравственное воспитание № 2_10

33 стояние, возможное земнородному. Свободен от уз всякого принуждения, суетности, искательств, попечения, находил он все свои желания исполненными* в ничтожестве оных. Занимаясь о сокращении нужд естественных, а не о распространении, вкушал он удовольствий несравненных ни с какими счастливцами. Когда солнце, возжегши бесчисленные свещи на смарагдотканной плащанице, предлагало щедрою рукою чувствам его трапезу, тогда он, принимая чашу забав, нерастворенных никакими печальми житейскими, никакими воздыханиями страстными, никакими разсеянностями суетными, и вкушая радования высоким умом, в полном упокоении благодушества говаривал: благодарение всеблаженному Богу, что нужное сделал нетрудным, а трудное ненужным! Когда усталость в размышлениях заставляла его переменить упражнения свои, тогда он приходил к престарелому пчелинцу, недалеко жительствовавшему в пчельнике, брал с собою в сотоварищество любимого пса своего, и трое, составя общество, разделяли между собою вечерю. Ночь была ему местом упокоения от напряжений мысленных, нечувствительно изнуряющих силы телесные; а некий и тихий сон для воображения его был зрелищем позорищ**, гармониею природы представляемых. Полунощное время имел он обычай всегда посвящать на молитву, которая в тишине глубокого молчания чувств и природы сопровождалась богомыслием***. * «Между всеми упражнениями есть наихудшее желать, оно есть противность премудрости» (прим. Коваленского). ** В смысле зрелища, представления. *** «Достойнейшее молитвоприношение Богу есть искание истины чистым сердцем: в сем состоит богомыслие» (примеч. Коваленского).


34

Духовные сокровища

Тогда он, собрав все чувствия и помышления в один круг внутрь себя и обозрев оком суда мрачное жилище своего перстного человека, так воззывал оные к началу Божию: востаните ленивии и всегда низу поникшии ума моего помыслы! Возьмитеся и возвыситеся на гору вечности! Тут мгновенно брань открывалась и сердце его делалось полем рати: самолюбие вооружалось с миродержителем века, светским разумом, собственными бренности человеческой слабости и всеми тварями, нападало сильнейше на волю его, дабы пленить eе, воссесть на престоле свободы ее и быть подобным Вышнему. Богомыслие вопреки приглашало волю его к вечному, единому, истинному благу его, вездесущему, все исполняющему, и заставляло его облещись во вся оружия Божия, дабы возмощи ему стати противу кознем лжемудрия. Какое борение! Колико подвигов! Возшумеша и смятошася: надлежало бодрствовать, стоять, мужаться. Небо и ад борются в сердце мудрого, и может ли он быть празден, без дела, без подвига, без пользы человечеству? Тако за полнощные часы провождал он в бранном ополчении противу сил мрачного мира. Возсиявающее утро облекало его в свете победы и в торжестве духа выходил он в поле разделять славословие свое со всею природою. Сей был образ жизни его». 12.

Последний страннический период жизни Сковороды был наиболее производительным в области философского творчества. Первыми трудами, относящимися к этому двадцатичетырехлетнему периоду его жизни, были помянутые выше «Разглагол о Древнем мире» и «Беседа нареченная Двое» (оба сочинения относятся к 1772 г.), в которых Сковорода разви-

вает мысли, легшие в основу его первых трактатов «Наркиса» и «Асхани». Последующие труды его могут быть разбиты на две группы. К первой относятся сочинения, посвященные Библии и толкованию Священного Писания*, ко второй — сочинения, в которых нашло выражение практическое учение Сковороды**. К этой второй группе относятся также басни и к ним примыкающие две философские притчи***. Учение о Библии представляет собою последнюю заключительную часть теоретического учения Сковороды. Библия для него есть такой же мир, как мир-вселенная и мирмикрокосм, и соотносительный им обоим. В последнем, предсмертном своем труде «Потоп Змиин» Сковорода вполне определенно учит о существовании трех миров. «Первый, — говорит он, — есть всеобщий мир обительный, где все рожденное обитает. Сей составлен из безчисленных мир миров и есть великий мир. Другие два суть частный и малый миры. Первый микрокосм: сиречь мирик, мирок, или человек. Второй Мир символичный, сиречь Библия». Она есть символический или тайнообразный мир потому, что составные ее элементы суть не реальные твари, но «фигуры», или символы, назначение которых заключается в том, чтобы они были «монументами, ведущими нашу мысль в понятие вечные натуры», утаенной в тленной, подобно тому, как «рисунок в красках своих». Но Библия интересует Сковороду не только как третий мир. Она есть * «Израильский Змий» (1776), «Жена Лотова» (1780) и «Потоп Змиин» (1791). ** «Разговор о душевном Мире», «Кольцо», «Алфавит Мира» (1775). К ним могут быть приписаны два диалога: «Брань архистратига Михаила с сатаною» (1783) и «Пря Бесу со Варсавою». ***«Благодарный Еродий» (1787) и «Убогий Жайворонок».


35

Духовные сокровища откровение Божие, без которого невозможно никакое истинное знание, то Слово, о котором говорит первая глава Евангелия от Иоанна. Уже в своих первых философских построениях Сковорода исходил из Священного Писания и возвращался к нему как к последнему и неоспоримому авторитету. Для того чтобы найти в себе истинного человека или, в мире, его божественную природу — необходимо откровение свыше. А потому кафолическая наука, которую проповедует Сковорода, должна исходить не из малого человеческого разума, на коем строятся остальные светские науки, но из Божественного откровения, заключенного в Священном Писании. Но Библия, являющаяся вместилищем Слова Божия, представляет собой по своему внешнему виду труднопроходимый лабиринт, в котором легко потерять путь. Сковорода любит сравнивать Библию с бездной, потопом, великим и пространным морем, на всеблаженном южном берегу которого нас ждут «колосья полные и избранные юницы». В этом бурном море неопытного пловца ожидают неисчислимые соблазны. Скольких погубила «грязь» Лотова пьянства и растлил «яд» Давидова прелюбодейства! Рядом с соблазнами плотскими — и не меньше их — встают соблазны высшего ин-

Ибо Библия, воспринимаемая дословно, есть ложь и буйство Божие. Змий, сотворенный для того, чтобы над ним надругались, Седмиглавый Дракон, пожирающий всякого, кто с негодными силами приближается к нему. «Проходить это море, великое и пространное, — говорит Сковорода, — следует под руководством ангелов Божиих» 3*

теллектуального порядка: не мало соблазнившихся о чуде Иисуса Навина, понявших библейское повествование буквально и усумнившихся в незыблемости Божественного Закона. Такие соблазненные потонут, «как олово», в потопе библейского буйства, ибо Библия, воспринимаемая дословно, есть ложь и буйство Божие. Змий, сотворенный для того, чтобы над ним надругались, Седмиглавый Дракон, пожирающий всякого, кто с негодными силами приближается к нему. «Проходить это море, великое и пространное, — говорит Сковорода, — следует под руководством ангелов Божиих». Таким вождем был Рафаил Товии. Таких наставников имеем и мы в лице Святых Отцов Церкви. Но так как наука не действительна от нелюбимого, то надо избрать из помянутых ангелов одного, «к коему особливое движение почувствуешь», т. е. по «симпатии» или «сострастии». Прежде же чем приступить к чтению, следует отбросить все предвзятые мысли, «всю мирскую грязь», держа все время в уме, что Библия есть «тяжебное дело Богу со смертными». Приступив же к ней, надо читать в меру, переходить к последующему, лишь хорошенько разжевав прочитанное, помнить, что «не велит Бог святить ceбе скотов, не имеющих жвания»*. Только соблюдая эти правила, подробно изложенные в «Жене Лотовой», приступающий к чтению Священного Писания поймет, что Библия есть ложь и буйство Божие не потому, что лжи нас поучает, но потому, что «Слово Божие во лжи напечатлело следы и стези, возводящие ползущий ум наш к превыспренней Истине». Мир, заключенный в Библии, есть собрание твари, которая, как всякая тварь, есть ложь непостоянная и обманчивая, но является в то же время «полем следов Божиих». Все соблазны и суеверия, против которых особенно ополчается Сковорода, происходят от дословного * «Жена Лотова». Прим. 1–5.


36 понимания библейского буйства, от смешения мира Библии — мира символического — с миром общительным. «Она, — говорит он, — ни в чем не трогает обительного мира, а только следами собранных от него тварей путеводствует нас к присносущному Началу, единственно, как магнитная стрела, взирая на вечную твердь Его». В Библии, как и в мире общительном, два естества, две натуры — материя и форма. И подобно тому, как в микрокосме совмещаются без слития ипостасей два человека, истинный и тварный, Библия одновременно есть буйство и мудрость, потоп и ковчег, змий и Бог. Руководствующим принципом при чтении Библии должен быть тот же, что и при познании вселенной; «Израиль видит двое». Тогда под внешней оболочкой часто соблазнительного тайнообразного рассказа раскроется взору мудрого Истинная Библия, которая есть «семистолпный храм Премудрости», «новый мир и люд Божий, земля живых, страна и царство любви, горний Иерусалим»*. В сочинениях своих Сковорода больше всего касается толкования книг Бытия и главным образом останавливается на сотворении мира**. И это естественно, ибо если действительно Библия есть третий, тайнообразный мир, то этот мир в том виде, в каком он был создан в первые семь дней творения, содержит в потенции всю библейскую историю, которая является лишь осуществлением его во времени. Эта «пресветлая седмица», говорит Сковорода, есть гора Божия, где «Мариам целуется с Елизаветой, волки дружатся с агнцами, находит * «Жена Лотова». Прим. 5. ** В книге «Израильский Змий» мы находим толкование следующих мест Св. Писания: 1) сотворение мира, 2) о захариевском свещнике, 3) о снах Фараоновых, 4) о жертве Авраамской, 5) о седми хлебах, 6) о плащаницe Петру низпущенной, 7) о лествице яковлевей. Особое значение в сковородинском толковании имеет символика чисел.

Духовные сокровища прибежище Давид, Суламифь стремится к Соломону, за звездою шествуют волхвы и Магдалина рано приходит на гроб Господень, который есть тот же камень, на коем почивал Иаков и видел лестницу во сне».* Вся Библия тайно содержится в семи днях творения, потому Сковорода и называет ее драконом семиглавым. Все многообразие символической твари было создано в эту светлую седмицу, но не все эти фигуры и символы имеют равноценное значение. В иерархии библейских символов на первом месте стоит солнце, именуемое Сковородой первоначальной и главной фигурой, или архетипом, ибо и в Библии, как мы видим, имеется материя и форма, и Солнце видимое есть селение Истины, чертог Вечного, положившего в солнце селение свое. И образ истинного солнушка, этого средоточия всего библейского мира, вызывает в очарованном старчике следующие вдохновенные слова: «Повели так, как Навин Иисус, и скажи солнцу, останься в твоем мире. Я иду к солнцу лучшему тебе. Ты питаешь, просвещаешь и согреваешь раба моего, плотскую систему. Но оное не вечернее солнушко самого мене, мой центр, мои мысли, мою сердечную бездну, ничем видимым, и осязаемым не удoвляемую и неукротимым волнующуюся, свирепые жажды бешенством, ширшую всех Коперниковых миров, услаждает, утишает и утешает полно»**.

Внимание толкователя естественно обращено на мироздание, как на статически воспринимаемую вне времени, — символическую систему Библии. Также естественно, что в процессе осуществления этого мироздания во времени, центром всего процесса, составляющего библейскую историю, и оправданием его является * «Потоп Змиин» гл. 2. ** «Жена Лотова». Прим. 5.


37

Духовные сокровища сошествие Спасителя, т.е. Того, кто назвал себя Дверью и Путем и обратился к человечеству со словами «Отсель узрите небо отверсто». Для Сына Божия нет времени, он «вчера и днесь» и «есть Начало». «Сей есть образ Божий, — продолжает Сковорода, — мера благая и невещественная симметрия, как кость несокрушимая, до коей прильнула Адамова глинка, как тень, удвояющая древо жизни». «Иже есть сияние Славы Отчия и образ Ипостаси Его». «Вся тем быша». «От Сего и через Сего и ради Сего Человека весь гром гремит библейных облаков и весь шум народа сего (сказать с Даниилом), яко един есть глас: Вся тем быша». «Сей один дает нить, меру, путь, суд и вкус затменному и непроходимому буйству библейному»*. Возвращаясь к учению Сковороды о Библии как о третьем мире, мы можем провести параллель между ним и учением о человеке и о мире-вселенной. В тайнообразном мире Библии перед взором любомудра вскрывается его истинная природа, как Горний Иерусалим, Семистолпный Храм Божественной Премудрости. В дальнейшем же проникновения в сущность библейского символического мироздания вскрывается Бог, положивший селение свое в солнце, в этой центральной фигуре всей твари библейской, Бог как Слово, как Закон, как Премудрость. Таинственный образ Св. Софии, Художницы Mиpa, особенно привлекает к себе мысль Григория Саввича, который еще в Начальной Двери пытался изложить учение о Божественной Премудрости. Это тем более знаменательно, что Св. София всегда привлекала к себе русскую религиозную мысль, естественную наследницу Византии. ** «Израильской Змий». Пред. 16.

Подводя итог всей «теоретической» философии Григория Саввича, заключительной частью которой является, как мы уже говорили, учение о Библии, интересно отметить те черты, которые связывают его учение с русской философской традицией. По внешним признакам Сковорода стоит особняком. Нельзя установить никакой действительной связи между ним и современным ему духовным движением, возглавлявшимся Новиковым и Лопухиным. Он не оставил ни школы, ни последователей, связанных с тем или иным поколением русских мыслителей. Приобщиться к русской национальной культуре, непосредственно обогатить эту культуру своим творчеством и духовным опытом Сковорода не мог. Этому мешала чрезмерная привязанность его к родным местам, чрезмерная этническая окраска его личности и творчества. Тем не менее тесная внутренняя связь учения Сковороды как с современными ему движениями, так и со всей русской философской мыслью несомненна. Основой связи этой служит, конечно, общность культурной традиции, восходящей к Платону и СвятоОтеческой литературе. Отсюда и точки соприкосновения в подробностях. Попытка изложения учения о Премудрости есть одно из звеньев этой связи. Интересным в этом отношении является учение Сковороды о Бого-Человеке, невольно напрашивающееся на сравнение с учением Владимира Соловьева. Наконец, приведенные выше мысли старчика о кафолической науке в своих общих чертах как бы предваряют учение славянофилов о цельном знании. Окончание в следующих номерах


Забытая педагогика

Не ищи себя извне

38

Иродион Ветринский (1787–1849)*

Русские письма о счастливой жизни по ее возрастам** Само чтение старинных текстов с их совершенным русским языком — воспитывает ( устаревшее слово еще не значит — несовершенное слово, зачастую старые слова говорят о понятии более объемно, чем слова, которые их заменили). Язык книг, к примеру, XVIII в., на первый взгляд, тяжеловат для нас, но если прикоснуться к нему сердцем, с любовью, на вас повеет такими сладкими для души ароматами, что подобного рода чтение станет для вас подлинным удовольствием, а познание значений старинных слов — подлинным открытием. Познавайте родной язык — и особенно в корнях его, т. е. в его младенчестве, юности, молодости.

* Иродион Яковлевич Ветринский – профессор Санкт-Петербургской духовной академии, переводчик, поэт, издатель. ** Продолжение, начало см. в № 2– 6, 2009.

ПИСЬМО VI

Возраст юности Лета отрочества сменяются летами юности. В этом последнем возрасте духовные и телесные жизненные силы наши проявляют себя в более живых и разительных порывах. По непреложному закону общительности чувства наши начинают сливаться с чувствами других; страсти наши от столкновения со страстями других постепенно разгораются; естественные наши склонности находят себе пищу в таких или других предметах; сила нашей воли начинает крепнуть и преобладать; характеры приобретают некоторую твердость и более определенное направление — и юноша в полном, так сказать, вооружении выступает на сцену общественной жизни. Какая огромная и разнообразная картина развивается пред его пытливыми и жадными взорами! Пораженный сим внезапным позорищем (устар. — зрелищем. — Ред.), он сначала изумляется, теряясь в его беспредельности; но видя, что он один стоит праздным зрителем среди окружающей его несметной толпы, которая, то как море волнуется, то кипит, как клокочущая лава, — он решается ринуться в шумящие пред ним волны. В этой волнующейся толпе главная пружина, главный ее двигатель — счастье. Всяк старается уловить его, хотя часто ловит его там, где вовсе нет его. В пылкие годы молодости желания наши бывают пламенны, и все, доставляющее такие или другие удовольствия, увлекает к себе подобно бурному потоку. Но поелику все чувственные забавы и увеселения достаются недаром, а покупаются большею или меньшею


Забытая педагогика ценою, оттого богатство становится главным предметом исканий и домогательств. Доставляя средства к наслаждениям всякого рода к упоениям любви, неги и праздной роскоши, пролагая широкие пути к возвышению, к отличиям, почестям, связям с людьми сильными и знатными, оно исстари было и доселе остается едва ли не всеобщим кумиром, которому поклонялись и поклоняются народы наиболее образованные. Но история свидетельствует, что народы дорого платили за жертвы, приносимые ими сим божествам, вымышленным их жадностью и суетностью. Подобно огромным колоссам, царства потрясались в своих основаниях, падали и сокрушались, как скоро предавались упоительному самозабвению на лоне роскоши, пути, сладострастия и бездействия; и грубые, полудикие народы, сохранившие простоту своих нравов, сильные и крепкие телом, закаленные в мужестве, терпении и бедности, преломляя их сияющее золотом и драгоценными камнями оружие, в грозном величии победителей воссоздали на дымящихся развалинах их великолепных городов, предписывали им свои законы и стирали с лица земли сияние их славы. Так-то тленно и ломко на земле все, что не зиждется на нетленном основании бессмертной нашей души и добродетели! Счастье на земле есть преимущественное достояние одного человека; он один сознает это призвание и стремится к нему силами своей разумной природы. В животных и птицах обнаруживается чувство удовольствия и досады. Если льва не мучит голод и кровожадный тигр не вызывает на бой, он оглашает дикую пустыню крепким, но самодовольным своим рыканьем, и таким образом роскошествующая его сила наслаждается сама собою. Птицы, оглашающие окрестность приятными песнями с насту-

39 плением весны, очевидно, также обнаруживают в них чувство своего удовольствия. То же должно сказать о других страстях, каковы страх, гнев, печаль. Но можно ли усвоять им сознание и чувство так называемого счастия? Нет; оно есть преимущественное достояние человека, как выше сказано. Животные, одаренные так называемыми инстинктами и техническими порывами, довольствуются лишь самосохранением семьи размножением своего рода, нисколько не помышляя и не заботясь о улучшении своего бытия. С самых первых дней мира доселе в их произведениях незаметно ни малейших признаков усовершимости (устар. — усовершенствования. — Ред.), Медведь как с самого первого начала, так и теперь точно так же делает для себя свою берлогу на зимнее, холодное время; бобры доселе всегда одинаково строят при реках свои плотины; ласточки и другие птицы по одному и тому же размеру и плану вьют свои гнезда; пчелы всегда одинаково строят свои ячейки для хранения медовых сотов; пауки всегда одинаково плетут свою паутину; но в произведениях человека от первой патриархальной хижины, сплетенной из древесных ветвей и покрытой листьями, до нынешних громадных европейских дворцов и частных великолепных зданий — какая изумительная разность, какой неизмеримый переход! Это одно уже доказывает, что животным не дано возноситься из их чисто животной сферы в высшую, разумную сферу человека и, следовательно, они не имеют призвание к так называемому счастью человека; ибо чем больше удобностей жизни, тем больше и условий счастья. Но скажут: животные и птицы живут так же, как люди, обществами; а общественная жизнь предполагает уже стремление к счастью и есть важный шаг к нему. Соглашаемся, что


40 общественная жизнь есть самое первое и необходимое средство к физическому самосохранению и безопасности как для неразумных животных, так и для людей; но у людей — это самая первая и низшая степень бытия, чрез которую оно восходит к другим, высшим; а у животных — это степень первая и последняя. Мучимые голодом дикие звери устремляются на добычу целыми стадами; птицы стаями перелетают из одного климата в другой в известное время года: ясно, что тут действует инстинкт одной физической безопасности и самосохранения; и можно ли такие их скопища называть жизнью общественною? Львица по инстинкту материнской любви дотоле только питает своего скимна (греч. σκύμνος — «львенок, молодой лев». — Ред.), пока он по своему бессилию имеет нужду в помощи и присмотре; птица по инстинкту той же любви дотоле только вьется у гнезда своих птенцов, доставляя им необходимое пропитание, пока они оперятся и сами будут в состоянии поддерживать свое существование; с минованием этого времени оканчиваются все материнские их обязанности. Не нужно много изъяснять и доказывать, что естественные и общественные связи между людьми не только не разрываются с минованием нервных возрастов жизни, но еще более и более крепнут на всю жизнь, и даже самая смерть не в силах бывает разорвать их. Такое явление в природе человека ясно говорит нам, что цель бытия нашего несравненно выше и благороднее той, для которой существуют и все прочие неразумные создания. Итак, стремление и любовь к счастью есть преимущественная доля человека. Но человек вне связей общества, один, сам собою, никак не может быть счастлив. Без содействия и помощи других он не в силах обезо-

Забытая педагогика пасить себя от диких зверей и разрушительных для его тела воздушных перемен. Земледелие и скотоводство, как единственное средство к доставлению пищи и одежды, необходимой для поддержания бытия, есть плод общежития; и сколько требовалось времени, терпения, усилий, соображений, прежде чем люди общими силами обеспечили себя в своем физическом состоянии. Такое обеспечение, хотя есть самая низшая степень счастья для человека, однако же, совершенно необходимо; ибо без него человек каждую минуту был бы в страхе и опасности лишиться жизни; а страх и опасность — дурные проводники к счастью. Удовлетворив необходимым потребностям жизни, человек старается снабжать себя тем, что наиболее полезно в общественном и частном быту. Вот вторая, высшая степень его счастья. Здесь развертывается гораздо обширнейший горизонт для его деятельности. Земледелие и сельское хозяйство разливают некоторое довольство и изобилие в его доме; жилище его имеет уже более прочности, удобства и простора; двор его наполнен домашними животными, которые часто помогают ему в полевых работах, частью доставляют теплую одежду из своего руна, часто питают его своим молоком. У окон светлой его хижины зеленеет огород с разными овощами; далее нива, покрытая золотистою жатвой, луг, подернутый сочной травой; житница его полна разных хлебных зерен, а в дополнение хозяйственного довольства в пчельнике его жужжат трудолюбивые пчелы, снабжающие его сладкими, ароматическими сотами. Кажется, среди такого довольства сельской простоты нечего бы больше желать человеку; но он идет дальше. Тревожимый желаниями, коих ничто земное насытить не может, он не ограничивается полезным; приятности


Забытая педагогика жизни манят его к удовольствиям роскоши, и домашний быт его изменяется; он строит великолепные палаты, водворяет в них изящество, полагает печать вкуса на свои одежды и другие домашние вещи; золото и серебро блещут за роскошным столом его; благовония Аравии льются по огромным его чертогам; тенистые парки с шумящими фонтанами и каскадами прохлаждают его среди знойного лета; домашний спектакль нежит и питает любовную страсть его; движения ног его подчиняются правилам танцевального искусства; простая речь, выражавшая его понятия, обращается в гармонию языка, а простые звуки свирели, бывшие отголоском его страстей, — в гармоническое слияние разнообразных тонов, подчиненных известному такту или размеру целого музыкального оркестра. Таков домашний быт человека на третьей, высшей, степени его внешнего счастья; он не довольствуется даже предметами изящной природы и изящных искусств, но хочет нравиться сам себе и быть изящным в собственных глазах своих. Эта сторона внешнего счастья на последней, высшей, его ступени, без сомнения, есть самая очаровательная для молодости. В наш просвещенный век оно утончено до такой грациозности, что молодые люди, подобно мотылькам, невольным образом обжигают свои крылья у волшебного огня его. Надобно согласиться, что такое счастье есть уже пресыщение. Человек по телу и душе создан для деятельности, которая всегда более или менее укрепляет наши силы. Но, следуя духу нашего века, можно ли беспрестанно предаваться забавам и увеселениям и сохранить ту деятельность, к которой мы призваны? Можно ли такой образ жизни согласить с законами религии, которая заповедует нам покорять плоть нашему духу и быть строгими

41 исполнителями гражданских наших обязанностей? Беспрестанная рассеянность в кругу большого света, ослабляя умственные и телесные наши силы, делает нас ни к чему не способными, мешает нам дорожить драгоценным временем, которое проходит невозвратно, лишает нас собственного нашего самопознания, сего наилучшего проводника к мудрости и добродетели, и погружает нас в какое-то бесчувственное оцепенение и летаргический сон. Отец или мать семейства, преданные беспрестанным забавам, не думают ни о своем хозяйстве, ни о воспитании своих детей, которые от того часто делаются невинными жертвами суетности или внезапной нищеты; воин, сей неусыпный страж и защитник Отечества, ежедневно усыпляемый очаровательными песнями сирен, истощивших его физические и нравственные силы, забывает священный долг любви к Отечеству, и некогда крепкая, грозная для врагов рука его напрасно хватается за меч, которого не могут более сдержать ослабленные его мышцы; друг, увлеченный потоком увеселений, забывает истинных друзей своих; потому что ложные друзья держат его в сетях своих. Да и досуг ли помыслить о своих обязанностях тому, кто ничем не занят, кроме суетности? Сегодня надобно посетить бал, завтра — спектакль, послезавтра быть в собрании, потом — в маскарад, после в концерт, принимать к себе, развозить визиты, ехать в новооткрытый магазин и проч. Притом все обязанности и сами по себе уже несколько неприятны; думать же об них и наблюдать за строгим их исполнением — еще неприятнее. Таким образом, от беспрестанного кружения в вихрях света ничего не остается, кроме пустоты в уме и сердце. Любопытно и занимательно следующее письмо г-жи Ментенон к г-же Мезопфорт о сем предмете:


42 «Зачем я не могу передать тебе мою опытность? Зачем не могу показать тебе скуку, грызущую знатных, и заботы, с какими ищут они занять чемнибудь свое время? Посмотри: трудно вообразить подобное моему счастье, а я умираю с печали. Я была молода и пригожа, наслаждалась забавами, всеми была любима. В зрелом возрасте я провела годы в беседе с умными людьми, и уверяю тебя, любезная дочь, что всякое состояние оставляет большую пустоту в сердце»*. Хотеть беспрестанно наслаждаться забавами и увеселениями – значит извращать чин и законы природы. Земледелец должен прежде употребить труд, если хочет дождаться плодов от своего поля; так все наши удовольствия и забавы должны быть плодом нашей деятельности и отдохновением. Тогда только этот отдых доставит нам истинное удовольствие, освежит внутреннюю нашу атмосферу и укрепит наши силы к дальнейшему прохождению предлежащего нам пути. Источник истинных удовольствий и увеселений течет в нас самих, и все, что не входит в область нравственной природы нашей, никак не может насытить наших желаний. Одна мудрость и добродетель разверзают в нас неистощимые жилы чистейших радостей и наслаждений, и в них только истинное наше счастье. Некто из древних сказал, что если бы можно было человеку представить лепоту добродетели в чувственном образе, то он прилепился бы к ней всеми своими силами и никогда не отрывал бы своего взора от ее божественной красоты. Но как духовная природа для чувственных очертаний и изображения неуловима, то и внутреннюю лепоту добродетели можно только чувствовать, а не выражать в видимых образах. Добродетель требует от нас любви чистой, непринужденной, свободной и *См. Век Людов. XIV и XV, ч. 2, стр. 120 и 121, Москва, 1809 год.

Забытая педагогика

Источник истинных удовольствий и увеселений течет в нас самих, и все, что не входит в область нравственной природы нашей, никак не может насытить наших желаний. Одна мудрость и добродетель разверзают в нас неистощимые жилы чистейших радостей и наслаждений, и в них только истинное наше счастье. Некто из древних сказал, что если бы можно было человеку представить лепоту добродетели в чувственном образе, то он прилепился бы к ней всеми своими силами и никогда не отрывал бы своего взора от ее божественной красоты неразделимой. Сердце, истинно преданное добродетели, не может служить ей и в то же время сжигать крупицы фимиама на алтарях порочных страстей; иначе все наши труды и подвиги на пути добродетели будут без цели и не принесут ожидаемых плодов. Правота души и чистота сердца, благотворительность, искренность в любви и дружбе, великодушие в несчастии, умеренность в счастье, мужество в опасностях, среди язвительных колкостей зависти и клеветы, — не могут в нас укорениться, созреть и принести желаемые плоды, если мы будем время от времени заглушать корни сего благодатного древа лицемерием, самолюбием, притворством, обаяниями ласкательства, малодушием и ветреностью, жалобными воплями на несправедливость наших недоброжелателей и завистников. От такого смешения добродетели с пороком мы изуродуем и исказим ее так, что она совсем не будет на себя похожа. Правда, любовь к добродетели требует от нас многих жертв и самоотвер-


Забытая педагогика жения. Но что же была бы за любовь та, которая в своем предмете видела бы одну себя, не хотела бы для него перенести никаких огорчений, ни трудов, ни опасностей? Такая любовь была бы не любовь, а чистый эгоизм. Отличительный характер истинной любви в том и состоит, что она всякое бремя более или менее делает легким, несет его без отягощения, услаждает свои горести и страдания созерцанием своего предмета, и чем более для него терпит, тем более распространяется и воспаряет; все приносит ему в жертву, не знает ни меры, ни пределов своего пламенения; все почитает для него возможным и готова за него на все; забывает для него все, даже сама себя; ее ничто не утомляет, не связывает, не устрашает; подобно живому пламени, она горит неугасимо. Справедливо также, что в молодых летах наиболее бывает трудно противиться тайным влечениям сердца и сохранить целомудрие, особливо там, где наиболее представляется обольщений и соблазнов. Но чего нельзя сделать из любви к добродетели, особливо при твердости характера и решительности воли? Вот тому примеры: Певица синьора Тези приобрела себе огромную славу в Англии. Сила голоса, гибкость таланта соответствовали красоте лица и прекрасному образованию ее ума. Толпы обожателей, как водится, следили каждый шаг очаровательной певицы; но Тези жила небогато, пользуясь умеренным жалованьем, которое делила между бедными и модистками. Непорочность сердца не позволяла ей войти в выгодные связи с богатыми лордами, которые бомбардировали ее подарками, и при сильных приступах получали в ответ только самые язвительные насмешки. Между прочими ее поклонниками был граф М., богатый гинеями, родовыми портретами и блистательными надеждами. Он был молод, хорош собой и страстью своею к искусству

43 успел возбудить к себе любовь прекрасной артистки. Неоднократно он предлагал ей руку, сердце и богатство. Тези отказывалась; представляла ему все невыгоды такой безрассудной решимости на брак. В одну из решительных минут, когда молодой человек был пламеннее, а певица — слабее обыкновенного, она вдруг встала и быстро вышла из комнаты. Не надеясь на свою твердость, она выбежала на улицу. Первый попавшийся ей прохожий был молодой разносчик булок. «Стой!» — закричала ему актриса. Булочник оглянулся. «Хочешь ли ежегодно иметь сто фунтов стерлингов?» Булочник подошел ближе. «Много ли?» — спросил он с глупою миной. «Сто!» — «Довольно! А за что бы это?» — «3а то, чтоб ты женился». — «На ком же?» — «На мне». Булочник улыбнулся. «Шутите, что ли?» — спросил он. «Нет, серьезно». Он бросил булки и протянул руку. Между тем граф нетерпеливо шагал по будуару, ожидая своей возлюбленной, короткое отсутствие которой казалось ему вечностью. Вдруг дверь отворилась. Тези представила ему запачканного булочника: «Вот мой муж, граф!» (Они уже заключили свадебный контракт у ближайшего нотариуса.) Граф был поражен и вместе тронут жертвой, которую благородная женщина принесла его репутации и семейному спокойствию. Тези состарилась за своим булочником и умерла 85 лет. Он сделался известным банкиром. Граф утешился и женился — на танцовщице. Рыцарь Баярд также умел владычествовать над своими страстями. В Гренобле, пленившись бедною девушкой, он подкупил родственницу, у которой девушка воспитывалась, и та принудила ее идти к Баярду. Дорожившая своею непорочностью более, нежели золотом, увидев Баярда, бросилась к его ногам и, орошая их слезами, сказала: «Милостивый государь,


44 не посрамите несчастную жертву бедности! Ваша честность и слава могут защитить меня». Герой, зная и чувствуя, что победа над страстями несравненно славнее побед над внешними врагами, сказал девушке: «Успокойся, ты выйдешь из моего дома столь же благоразумною и честною, как пришла сюда». Он велел отвести ей особую комнату, где она провела ночь; на утро по приказанию Баярда была приведена к нему воспитательница этой девушки; он сделал ей самый чувствительный упрек за то, что решилась поправить свою бедность столь низким средством, и, вручая деньги на приданое девушки и на свадебные ее издержки, советовал ей найти жениха, достойного добродетельной девушки. Публий Корнелий Сципион Африканский (старший) в пылкие годы молодости также хранил чистоту и целомудрие. Испанская княжна, прекраснейшая пленница, в доме его имела столь же безопасный для себя приют, как бы в доме родителя, не смотря на то что Спициону было тогда только 24 года от роду. Такое высокое и благодетельное самообладание необходимо молодым людям и в других многих отношениях общественной жизни. Чем выше они своим происхождением, чем щедрее наделены дарами природы и воспитания, чем пламеннеe и благороднее их характер, тем более требуется от них скромности и осторожности на скользкой стезе жизни. Зависть и клевета, сии неотлучные спутницы, ко вреду истинных дарований и доблестей не упустят ни малейшего случая затмить их. Одно терпение и скромность могут быть надежною опорой и щитом против таких врагов. Когда во время войны за испанский престол маршал Катинат не устоял против принца Евгения, французский двор послал ему повеление не противиться шествию ав-

Забытая педагогика стрийского фельдмаршала вперед. Это затмило славу Катината, тем более что на его место был прислан Виллеруа, и он остался под начальством младшего генерала. Катинат снес эту обиду с великодушием истинного героя и говорил своим друзьям: «Я стараюсь позабыть мое несчастие, чтоб с большею свободой духа исполнять приказания маршала Виллеруа; я ничего не пощажу, лишь бы только помочь ему. Злые люди оскорбились бы, если бы узнали, сколь далеко в сем случае простирается мое великодушие». Известно, что сам знаменитый Тюрен был предметом низкой зависти военного министра Лувуа, и одна слава доблестей могла спасти героя от ядовитых ее стрел. Самое верное оружие против зависти и клеветы суть наши добрые дела и равнодушное презрение к произносимым на нас злословиям. Впрочем, бывают обстоятельства, когда сим, так сказать, холодным оружием нельзя от них защититься. Один персидский принц опроверг клевету своих врагов следующим необыкновенным и удивительным образом: Нурмадзай, сын Шахпура I, царя персидского, управлял именем своего отца в провинции Хосарской. Враги его распустили слух, будто он собирает войска, чтоб свергнуть своего отца с престола. Нурмадзай узнал об этом от капитана своей стражи. «Кажется, персидские законы, — спросил он, — запрещают царствовать принцу, если он имеет какой-нибудь телесный недостаток?» «Точно, государь, — отвечал капитан — таков закон, изображенный в наших духовных книгах». Нурмадзай тотчас вынул саблю и отрубил свою правую руку, сказав: «Отвези эту руку к моему отцу, и пусть она послужит ему опровержением тех клевет, которые выдумали на меня враги мои»… Жестокое, но славное опровержение!


Забытая педагогика Скромное, ласковое и непритворное обращение с равными себе, должное уважение к высшим, без всяких, впрочем, низостей лести и ласкательства, снисходительная и человеколюбивая внимательность к низшим, точное, усердное и неукоризненное исполнение возложенных на нас обязанностей, привлекая к нам благорасположение, любовь и уважение наших ближних, делают нас более внимательными к себе самим, открывают нам собственные наши слабости и недостатки, устраняют от вмешательства в чужие и посторонние для нас дела и от так называемых несносных сплетней, посевающих разные семейные раздоры, сберегают нам драгоценное время на более приятные и благородные занятия и таким образом наиболее утверждают счастье в нашей юности. Напротив, ничто так не отравляет его в сии годы, как причудливая неумеренность желаний и своенравное самолюбие, которое делает нас средоточием всего нас окружающего и приводит к пагубному забвению всех наших обязанностей. Живя с другими в мире и согласии, гораздо легче можно сохранить мир с самими собою; но мир и согласие с ближними всего более поддерживаются мудрою скромностью нашего с ними обращения и мудрым обузданием языка. Молодые люди всего чаще наживают себе недоброжелателей и даже врагов оттого, что не могут или не хотят помолчать вовремя. Один, впрочем, достойный русский офицер нажил своею нескромностью много врагов в армии. Однажды Суворов позвал его в свой кабинет и изъявил ему сердечное сожаление, что он имеет одного сильного злодея, который ему много, много вредит. Тот начал его спрашивать, не такой ли Н. Н. «Нет», — отвечал Александр Васильевич. «Не граф ли Б.?» Опять ответ: «Нет». Наконец, как бы боясь,

45 чтоб кто-нибудь его не подслушал, Суворов запер дверь. «Теперь, — сказал он ему тихонько, — высунь язык: вот враг твой!» Чтобы тверже стоять на той точке, на которой мы поставлены судьбою и обстоятельствами, не надобно выходить из собственного нашего круга и вступать в связи с людьми высшими по состоянию. По какой-то общей суетности и легкомыслию люди среднего класса по большой части, особливо ныне, сильно домогаются сближения и связей с так называемыми аристократами, и сами иногда хотят разыгрывать их роль в обращении с равными себе. Такая пародия нравов высшего общества сколько сама в себе неестественна и смешна, столько и вредна для тех, которые, не довольствуясь своею собственною атмосферой, залетают в чужую, высшую. В высшем слое общества — своя особая температура, свои законы и правила, свой образ мыслей, свои нравы и обычаи, свой тон, свое обращение. Надобно иметь большое терпение, много времени и особенный дар, чтобы постороннему человеку изучить и сродниться, так сказать, с этим классом людей. Редко можно встречать примеры, подобные следующему. Вообще, в среднем слое общества меньше принужденности, а больше простоты и природы, меньше причуд и желаний, и следовательно сердечных тревог, больше самодовольствия и спокойствия; и кто, не довольствуясь своим кругом, домогается связей с вельможами, тот сам налагает на себя тяжкие цепи и должен проститься со свободою и истинным счастьем. Что сказать о скромной и безвестной доле земледельцев, которые постоянным трудолюбием не только снискивают себе безбедное пропитание, но и наслаждаются всякого рода довольством и избытком, а простотою нравов обращают на себя внимание сильных земли!


46

Забытая педагогика

Георг III, король английский, выздоровев после трудной болезни, в 1789 г., в одно прекрасное утро вздумал прогуляться за городом один, без свиты. На пашне встретил он только одну женщину, прилежно занимавшуюся своею работой. «А где прочие работники?» — спросил ее король. «Они пошли в город смотреть на короля», отвечала крестьянка. «Что же ты не пошла с ними?» — продолжал король. «Мне идти с ними? Да из каких доходов? Они прогуляют хорошее время, а там, посмотришь, дожди и помешают им убирать хлеб; мне же нельзя так рисковать: у меня пятеро малюток, и я должна позаботиться о том, как бы зимой их прокормить; так тут нельзя идти смотреть на короля, хоть бы и хотелось». Георг похвалил ее образ мыслей, дал ей несколько гиней и, прощаясь с нею, сказал: «Когда воротятся те, которые пошли в город смотреть короля, то скажи им, что король приходил сюда посмотреть на тебя!» О земледельцах, трудолюбивых и которые не успели еще испортить своих нравов, живя в губернских и столичных городах, поистине можно сказать языком поэзии следующее: Под кровлей хижины смиренной, В святой тиши уединенной Природы мудрецы живут, И дни их счастливо текут. Сердец их гордость не тревожит, Червь зависти их душ не гложет, Алчба к богатству им чужда; Одна смиренная вода Им служит жажды утоленьем; Роскошным вкуса услажденьем Не занимаются они; Для них потешные огни Забавой по ночам не служат, Они о золоте не тужат, Их не слепит блеск серебра, Или алмазная гора*; Блестящее одежд убранство Не зарождает в них жеманства; Они всегда равны себе, В смиренной, скромной их судьбе. * Выражение бессмертного нашего поэта Г.Р. Державина, в его «Водопаде».

Глаза их видят луг и поле, Холмы, зеленые леса, И светлые им небеса Гора камней не заслоняет; На них весною навевает Зефир приятный аромат; Резвящихся на луге стад Их оглашает слух блеянье, Или коней бродящих ржанье. Природа, щедрая их мать, В дожде, полям льет благодать, И творческой рукой искусной Их наделяет пищей вкусной, Питая сладким молоком И грея их овец руном. ………………………… Жизнь мудрецов сих тихо льется, И с верой всяк из них несется К последней бытия черте, В терпении и простоте.

Но из всех даров природы нет, кажется, ничего дороже, прекраснее и усладительнее — дружбы. Кто нашел верного друга, говорит премудрый Соломон, тот нашел сокровище. Дружбою мы красуемся в радостях и услаждаемся в горестях жизни; дружбу по всей справедливости можно назвать полнотою и живою поэзиею жизни. А поелику во все времена и у всех народов всего более злоупотребляли обожаемое слово друг; поелику истинные друзья весьма редки, а так называемых ложных друзей бесчисленное множество, то в молодые годы, когда мы в своих суждениях о вещах обыкновенно бываем скоры и опрометчивы, в выборе друзей надобно быть сколько можно осторожнее. Дружба есть взаимное, на доброжелательстве и особенной любви основанное согласие душ и сердец, во всех обстоятельствах жизни. Основание истинного дружества есть добродетель; ибо чистая любовь, как отличительный характер дружбы, истекает из одной добродетели; а поелику добродетель сама в себе неизменна и бескорыстна, то и дружба, на ней основанная, столь же неизменна и бескорыстна. Истинных друзей не разлучает ни пространство, ни время настоящее, ни будущее, ни жизнь,


Забытая педагогика ни смерть; мертвые друзья и из гроба говорят с живыми, воздающими им долг любви и уважения к их памяти. Истинная дружба, как добродетель, непритворна и простодушна; воздавая должную хвалу нашим добрым делам и намерениям, она строго, но с любовью обличает и исправляет наши недостатки и слабости. Чем более мы имеем доверенности к нравственному нашему достоинству, тем более наше сердце расширяется для сладостных ощущений дружбы. Значит, нельзя выводить ее начало из нашей слабости или тех временных нужд, которым надеемся удовлетворить при ее помощи. Такой источник дружбы был бы слишком мутен и недостоин ее. Цицерон и Сципион Африканский были искренние друзья между собой; но один в другом не имели никакой нужды; первый удивлялся доблестям последнего, а последний — любил первого за его нравственные достоинства. Видов корысти не было между ними никаких. Итак, не выгоды жизни даруют нам истинных друзей, но истинные друзья доставляют прямое счастье нашей жизни. Впрочем, истинное дружество общительно и великодушно. Готовый для спасения другого жертвовать самою жизнью, чему пример находим у древних, в Оресте и Пиладе, истинный друг пожалеет ли поделиться с ним своими материальными благами, когда того потребуют обстоятельства? Но поелику нравственность имеет свои высшие законы, то и дружба, из нее истекающая, должна иметь свои пределы. Из любви к другу не должно отваживаться на нарушение законов государственных. Любовь к престолу и Отечеству по обширности и влиянию ее на благосостояние целого народа, должна быть выше всякой дружбы. Итак, любовь к другу не может и не должна покрывать собой нравственные пороки и государственные преступления. В Риме Тиберий Гракх и Ко-

47 риолан, в Греции Фемистокл, по личным видам мщения объявившие себя врагами Отечества, несмотря на их доблести и прежние государственные заслуги, достойную восприяли себе кару преждевременною, насильственною смертью, и никто из их сограждан не захотел быть участником и споспешником преступной их крамолы. Таким образом, надобно от дружбы требовать и делать в угодность ей только то, что согласно с правилами добродетели. Счастлив, кто в ее сладостных беседах почерпает мудрые наставления! Она пленяет нас не тем, что нам дает, но сама собою прелестию любви, чистотою своих чувств и побуждений. Надобно иметь железное сердце, чтоб ни к кому не питать благорасположения и любви, и не хотеть, чтоб кто-нибудь согревал нас ее небесным дыханием; надобно слишком доверять слепой судьбе, которая, со своей стороны, также ослепляет своих любимцев, чтобы целый век сидеть одному на земляной золотой или серебряной глыбе, не вспомнив ни о себе, ни о тех, с коими мы по закону самой природы поставлены в столь близких, неразрывных соотношениях. За то та же слепая судьба жестоко иногда карает таких эгоистов, похищая у них вдруг все земные блага, оставляя их на жертву жесточайших душевных терзаний бедности и всеобщего презрения, между тем как дары дружества пребывают нетленны и память истинных друзей из рода в род, из века в век сияет благословением. Постоянство дружбы много укрепляется взаимною верностью друзей; ибо где нет верности, там нет ничего постоянного. Истинное дружество можно уподобить паутине, в которой все нити равно сотрясаются от малейшего движения паука. То же бывает и с друзьями. Нити их души и сердца натянуты на один лад; и когда в одном происходит такое или другое внутреннее движение, то же сотрясение замет-


48 но бывает и в другом. Приветливость и веселость, надежда и страх, радость и печаль равно потрясают их душу своими впечатлениями; желания и отвращения их одинаковы; потому что оба живут, чувствуют, мыслят и действуют согласно с одною и тою же природою. Здесь нет мрачных подозрений, свойственных эгоизму или пороку; беседы их приятны и откровенны, нравы чисты; печаль и угрюмость бегут от них, как тени от солнечного сияния; свобода и принужденность, сопровождаемые легкою, приятною улыбкою, обличают полноту их чувств, растворенных взаимною любовью, и лица их, сияющие истинною, неподдельною веселостью, ясно говорят, что они счастливы друг другом. Постоянство дружбы много также укрепляется продолжительностью и некоторым навыком обращения с известными людьми. Если мы, часто гуляя по одним и тем же местам, даже довольно диким и невозделанным, начинаем наконец ими увеселяться и, расставаясь с ними, ощущаем какую-то тайную грусть и тоску, то не больше ли должны сближаться с людьми от продолжительного с ними обращения и частых встреч? Сокрушительное время, похищая у нас милых сердцу, иногда при одной нечаянной встрече вознаграждает нас за свои жесткие лишения, даруя в незнакомце наилучшего друга. Как бы то ни было, но время и навык – сии два двигателя нашей жизни, на стезе дружества много нас уравнивают относительно звания и других неравенств. Дружба не разбирает ни чинов, ни достоинств, ни богатства, ни радости. Сципион Африканский, по словам Цицерона, никогда не отличал себя пред Филом, Рутилием, Муммием и другими друзьями низшего класса. Это оттого, что плоды ума и доблестей наших наиболее бывают для нас сладостны, когда мы делимся ими с другими. И так, в

Забытая педагогика дружбе высшие пусть равняют себя с низшими, а низшие не должны скорбеть и жаловаться, что их друзья выше их умом, достоинством и другими дарами Фортуны. Довольно, если один для другого делает столько, сколько может и сколько другой в состоянии вместить. В дружбе все основано на сходстве чувств и нравов; от того ни добрые со злыми, ни злые с добрыми никогда сдружиться не могут. Кто хочет иметь верного друга, тот должен прежде обратить внимание на самого себя: достоин ли он священных связей дружбы. Если он таков, что своими нравственными совершенствами может привлечь к себе доброжелательство и любовь других, пусть ищет себе подобного, но ищет с осторожностью; потому что истинные друзья столь же редки, как все прекрасное и высокое. Но искать дружбы для видов самолюбия и корыстолюбия – значит совершенно искажать ее природу; ибо она прекрасна и достойна желания нашего сердца сама по себе, а не по расчетам нашего самолюбия. Если друг, по самому знаменованию слова, значит «другой я» — то ужели всякий из нас любит себя для каких-нибудь выгод, а не потому только, что всяк для себя мил? Так точно и друзей надобно искать для них самих, а не для себя; иначе мы никогда не найдем истинного друга. Истинная дружба много поддерживается, кроме любви и сочувствия, взаимным уважением. Но презренные рабы пороков неспособны к сему благородному чувству: оно есть плод одной добродетели; а потому от самых ничтожных причин связи их навсегда разрываются. Итак, надобно, по словам Цицерона, прежде обсудить и размыслить, стоят ли другие нашей дружбы, и потом уже любить их, как наших друзей. В самом деле, сколько мы видим между молодыми людьми печальных примеров, ложной


Забытая педагогика дружбы единственно оттого, что они в пылу страстей, как бы для прохлаждения, опрометью бросаются в бурный поток ее и невозвратно утопают в ее крушительном водовороте! Не станем развивать эту картину бедствий, коих бывали жертвою не столько по естественной наклонности к разврату, сколько по неопытности и свойственной летам рассеянности люди, подававшие о себе прекраснейшие надежды в будущем. Рама этой картины слишком огромна, и лучше пощадить чувствительность нежных сердец, чем растравлять ее развитием еще свежие, может быть, раны. Кто смотрел без слез на Жоржа в драме «Тридцать лет в жизни игрока» и внутренне не проклинал ложного друга его Варнера? Но сии и другие подобные печальные сцены на зрелище исторгают у нас слезы, а в действительной жизни едва ли производят в нас какое-либо потрясение, потому что весьма обыкновенны. Если бы сии несчастные жертвы внимали голосу истинной дружбы, то, конечно, их жребий не был бы так печален; она успела бы еще вразумить их горькою, но спасительною истиной; если же они заградили бы свой слух от ее внушений, по крайней мере сознались бы в своем заблуждении и справедливости кротких ее обличений. Катон Старший говорил: «Для иных гораздо полезнее те друзья, которые говорят горькую истину, нежели те, которые, говоря сладко, никогда не говорят правду». В самом деле, нет ничего неестественнее, как лесть, ласкательство и угодливость в дружбе. Все это есть притворство, нисколько не сообразное с истиною и простодушием, составляющим отличительный ее характер. А потому в толпе прикрывающих себя маской дружбы тщательно должно отличать истинных друзей от ложных; но для этого требуется испытанный взор и глубокое познание человеческого сердца. 4 ДуховноRнравственное воспитание № 2_10

49

Кто хочет иметь верного друга, тот должен прежде обратить внимание на самого себя: достоин ли он священных связей дружбы. Если он таков, что своими нравственными совершенствами может привлечь к себе доброжелательство и любовь других, пусть ищет себе подобного, но ищет с осторожностью; потому что истинные друзья столь же редки, как все прекрасное и высокое Для обогащения нашего ума практическими, живыми познаниями о роде человеческом относительно нравов, обычаев, степени просвещения народов и для удовлетворения свойственной уму нашему пытливости не только полезны, но и приятны путешествия по чужим странам. Счастлив, кто ищет случаи и способы для благородных целей, быть, ежели не всемерным зрителем, по крайней мере, лично ознакомиться с просвещеннейшею частью света, какова Европа, или с некоторыми более занимательными во всех отношениях ее частями. Я говорю для благородных целей, а не для причудливой рассеянности или расточительности. Однообразность места при всех ее прелестях более или менее усыпляет деятельность нашего духа, а разнообразие природы всегда более или менее подстрекает его к созерцанию новых картин. Считая ум и воображение своими картинами природы, путешествия в то же время вводят нас в новую область изящных наук и искусств и политические учреждения. Видя собственными глазами высокие и прекрасные памятники досточтимой древности, мы с некоторым чувством благоговения переносимся в ее пролетевшие века,


50 сопрягаем прошедшее с настоящим, прозираем в будущее, видим как бы парящие перед нами тени древних царей, героев, законодателей, мудрецов, поэтов, живописцев, ваятелей и, стоя при их гробницах или колыбели их младенчества, напитываем себя их жизнью и вдохновениями их гения. Иерусалим, с его Вифлеемом, Иорданом и другими незабвенными местами, освященными присутствием воплощенного Бога; Греция и Альпы, с их мудростью, героизмом и образованностью; вечный, семихолмный Рим, с его пантеонами, цирками, обелисками, славою, триумфами побед, искусствами, с нетленными останками святых подвижников древнего христианства и мирскою пышностью обрядов нынешнего католицизма; Египет, с его громадными пирамидами и другими развалинами памяти древних фараонов — какие электрические имена! какая новая, потрясающая душу атмосфера! какие впечатления, какие воспоминания, думы! какая живая поэзия и вместе поучительная философия! Путешествия, разлучая нас с нашим Отечеством и нашими друзьями, в то же время много способствуют к возбуждению в нас и патриотической любви. Чужое небо, чужие костюмы, чужие лица и нравы, напоминая нам о дорогой нашей родине и милых нашему сердцу, сильно потрясают душу отсутствием того, что для нас всего дороже в мире. Тогда мы вполне чувствуем свое одиночество среди незнакомой нам толпы; никто не принимает полного, искреннего в нас участия, не с кем разделить нам наших радостных или грустных чувств; мы для всех, и все для нас — чужды. Тогда вполне мы чувствуем цену всего, с чем простились, простившись с Отечеством. Впрочем, кого не томит особенная жажда обозреть свет собственными глазами, кто по каким-нибудь уважительным причинам чувствует себя не в силах

Забытая педагогика расстаться с Родиной, и о всех замечательных происшествиях света довольствуется теми познаниями, какие почерпает из книг, сидя дома, тот также, может быть, не менее прав и счастлив. Странническая жизнь путешественников также имеет свою отрицательную сторону и бывает сопряжена с тягостными, неизбежными пожертвованиями. Зачем под чужим небом искать счастья тому, у которого оно, как говорится, лежит под подушкой? Петрарка нашел бы прямое счастье в своем Воклюзе, если бы его сердце не воздыхало беспрестанно о Лауре. «Я встаю, — говорит он, — в полночь; выхожу из дома на рассвете; учусь в полях, как бы в моей горнице; читаю, пишу, задумываюсь, побеждаю лень, разгоняю сон, негу и сладострастие; хожу целый день по песчаным горам, по влажным долинам и глубоким пещерам; прибегаю часто один со своими заботами на берега рек; не встречаю никого, кто отвлек бы меня; люди со дня на день становятся для меня гораздо менее беспокойны. Я оставляю их далеко впереди или позади себя; вспоминаю прошедшее и размышляю о будущем. Я нашел превосходное средство не скучать, расставшись со светом; привыкаю к тому месту, где живу, и уверен, что привыкну везде, кроме Авиньона. Здесь, в Воклюзе, нахожу я Афины, Рим или Флоренцию, что больше мне понравится; наслаждаюсь всеми друзьями, не только с которыми жил, но которые гораздо прежде меня умерли и которых я знаю только по их творениям». При такой деятельности, конечно, всякой молодой человек и дома, без путешествий, может быть собой доволен и, следовательно, счастлив, если только пылкие и бурные страсти его не тревожат. Путешествуя же для того только, чтобы развеять по ветрам ваши сердечные тревоги, едва ли можно возвратить утраченное счастье. Продолжение в следующих номерах


51

Учимся быть в храме

Отовсюду прям

— Каково предназначение храма, зачем люди приходят сюда? Наша ежедневная жизнь, с ее суетой и заботами, почти поглощает нас. Мы спешим, что-то теряем, что-то приобретаем. Но вот на бегу мы вдруг увидим перед собой старинный храм. И нам хочется зайти сюда. Многие видят в храме только уникальный архитектурный памятник, или значимое историческое свидетельство, или что-то неотъемлемое от облика города. Но храм — это дом молитвы. Русский храм, по словам философа Е. Трубецкого, «воплощает в себе идею глубокого молитвенного горения к небесам, через которое наш земной мир становится причастным потустороннему богатству». — Когда на Руси был построен первый храм? «Повесть временных лет» повествует о том, как после крещения Руси «жил Владимир в христианском законе и задумал создать церковь Пресвятой Богородицы, и послал привести мастеров из греческой земли. И начал ее строить и, когда кончил строить, украсил ее иконами». Когда церковь была построена, князь Владимир сказал: «Даю церкви этой Святой Богородицы десятую часть от богатств моих...» И стала она называться «Десятинной». Эта церковь, построенная, по преданию, на месте убийства христиан Ивана и Федора, до постройки Софийского собора была главным храмом на Руси. В 1240 г. татары ворвались в Киев. Последние защитники города укрылись в Десятинной церкви. Захватчики подкатили стенобитные машины и разрушили храм. Под его обломками погибли сотни киевлян. 4*

Татьяна Гончарова*

Устройство и символика православного храма** Урок необходимо начать с экскурсии к православному храму («вокруг» храма). Дети должны обратить внимание на то, как выглядит храм снаружи, запомнить его некоторые архитектурные особенности. Затем с благоговением дети входят внутрь храма, где их внимание обращается на устройство и символику его внутреннего убранства. Следующий этап — рисуем храм так, как мы его запомнили. Отвечаем на вопросы.

* Преподаватель Евро-Азиатского лицея при Дальневосточном государственном техническом университете, г. Владивосток. ** Из книги «Основы православной культуры», г. Владивосток, Издательство ПИППКРО.


52 — Обратимся к рисункам, на которых мы изобразили храм. Что всегда венчает православный храм? Верх храма имеет основание, шею и главу (купол), которая состоит из «маковицы» (в русской архитектурной традиции) и креста. Верующий человек относится к кресту как к святыне — непобедимому оружию против зла и источнику духовных сил и надежд на спасение. Крест — символ следования за Христом по пути жертвенной любви к ближним и непримиримой борьбы со злом в собственной душе. Над православным храмом чаще всего можно увидеть кресты восьмиконечные, со скошенной нижней перекладиной, которая служила для опоры ногам казнимого человека. Верхняя перекладина означает табличку с надписью: «Иисус Назарянин — Царь Иудейский», которую прибили над головой распятого Христа в насмешку над Ним. Часто у основания креста помещен полумесяц, который обозначает якорь как символ Спасения или символ царской власти, которая принадлежит Иисусу Христу. После ордынского ига церковные купола все более приобретают форму огромных пламенеющих маковиц. — Какова символика купола православного храма, какую форму они имеют? Купол выражает собой вселенную, объединяя понятие о Боге и о всем мире в гармонически слитое единство. Купол византийского храма Святой Софии (а мы знаем, что именно из Византии пришло к нам храмостроительство) имеет форму полусферы, символизирует небесный свод, свет Божий, сходящий с неба на нас. Глава древнейшего русского храма — киевской Святой Софии — подобна образу великокняжеской «шапки Мономаха».

Учимся быть в храме Купола новгородских храмов имеют форму воинских шлемов. Русский город с храмами XII–XIV веков напоминает войско, выступившее на защиту родной земли — Что такое маковица, какую форму она обычно имеет? Маковица в православном храме — это знак пламени, огня, огненных небесных сил. Это главное украшение храма, делающее его похожим на горящую свечу, пламень которой устремлен в небо. Ее еще называют «луковица». — Как и у человека, глава (голова) храма держится на шее, или «барабане». Что изображается на нем с внутренней стороны храма? Если на куполе храма изображается Христос как глава Церкви, то шея как архитектурная форма храмового верха — это изображение Небесной Церкви через образы апостолов, пророков, праотцев, ангелов. — Вы обратили внимание на то, что количество куполов различно у разных храмов. Сколько куполов может иметь православный храм? Количество куполов храма имеет символическое значение: одна глава знаменует единство Бога; две главы соответствуют двум естествам Иисуса Христа — Бога и Человека; три — знак Святой Троицы; пять символизируют Иисуса Христа и четырех евангелистов; семь — семь таинств Церкви, семь Вселенских соборов; девять — девять чинов ангельских; тринадцать знаменуют Иисуса Христа и двенадцать апостолов; тридцать три — число земных лет Спасителя. — На какие архитектурные особенности храма вы обратили внимание и отразили их в своих рисунках?


53

Учимся быть в храме

крест купол барабан окно закомары

аркатурный пояс портал апсиды

Купол храма, как на плечи, опирается на крышу храма, которая часто украшается кокошниками — многоярусными полукруглыми, треугольными или огневидными выступами, спускающимися от крыши по стенам. Стены храма имеют овальные своды, которые называют закомары, и такие же овальные оконца и двери, которые носят название порталов. На плоскости кокошников и закомар часто помещаются изображения ангелов, апостолов или крестов. В верхней части портала помещают икону Спасителя или ту, чье имя носит храм. Кроме того, наружные стены храмов богато украшаются растительными орнаментами и изразцами, обозначающими райское цветение (в качестве иллюстрации: Дмитриевский собор во Владимире или Трапезный храм Троице-Сергиевой лавры).

— Какую форму имеет православный храм? Символическое значение храма — корабль, который, подобно Ноеву ковчегу, ведет людей ко спасению. Поэтому большая часть храмов имеет вид вытянутого прямоугольника, обращенного алтарем на восток. Из Византии пришла в Россию крестово-купольная конструкция храма, когда два пересекающихся под прямым углом свода образуют крест, а на месте пересечения сводов, в центральной части храма, водружается купол, поддерживаемый барабаном. Круглые храмы — ротонды — это чаще всего часовни (небольшие храмы без алтаря) или баптистерии (крестильни). Круг в основании этих храмов символизирует вечность, а восьмигранник — символ Вифлеемской звезды.


54 Древнейшим, чисто русским типом храма является храм многоглавый, который символизирует духовное могущество державы, объединение Руси (в качестве иллюстрации: собор Спаса Преображения в Кижах). Второй известный на Руси с древнейших времен тип храма — шатровый. Шатер имеет чаще всего форму восьмигранника и завершается главой с крестом — образом Христа Спасителя (в качестве иллюстрации: церковь Вознесения в Коломенском). Со второй половины XVII века широкое распространение получил еще один древнерусский тип храма — ярусный, составленный из последовательно уменьшающихся кверху кубических, восьмигранных или других объемов, создающих впечатление вертикального движения, — это символ духовного восхождения (в качестве иллюстрации: колокольня Ивана Великого). В XV веке на Руси впервые появились и стали едва ли не самыми главными и излюбленными «огненные» храмы, завершавшиеся полукруглыми, треугольными или пламеневидными кокошниками. Первые огненные храмы стали строиться в память крупных исторических событий (в качестве иллюстрации: храм Василия Блаженного). Чтобы закрепить зрительное восприятие внутреннего устройства храма, можно просмотреть видеофильм «Устройство православного храма» и ответить на вопросы. — Каковы ваши первые впечатления от посещения храма? Согласны ли вы с настроением, которое передают философ Павел Флоренский и поэт Андрей Белый? «Тончайшая голубая завеса фимиама, растворенного в воздухе, вносит в созерцание икон и росписей такое смягчение и углубление воздушной перспективы, о котором не может

Учимся быть в храме мечтать и которого не знает музей» (П. Флоренский). Толпа, войдя во храм, задумчивей и строже... Лампад пунцовых блеск и тихий возглас: «Боже...» Забил поток лучей расплавленных в окно... / Все просветилось вдруг, все солнцем зажжено... / И «Свете Тихий...» с клиросов воззвали, / И лики золотом пунцовым заблистали, / Восторгом солнечным зажженный иерей, / Повитый ладаном, выходит из дверей... (А. Белый) — Как должен вести себя в храме человек? Храм — не просто дом молитвы, это для русского человека святыня, о которой даже в солдатской песне были такие слова: «Храм Божий! Я в тебе родился, я в тебе женился, на твоих руках, Храм Божий, умереть хочу!» И поэтому отношение к нему — благоговейное. Верующий человек перед входом в храм перекрестится и прочитает молитву, а войдя, поклонится и поставит свечку. Женщины в храме покрывают голову платком в знак смирения, а мужчины снимают головные уборы, склоняя головы перед иконами. — Из каких частей состоит храм, каково их предназначение? Здание храма-церкви является образом Вселенной, образом Церкви Иисуса Христа, распространенной по всем странам мира, поэтому каждая сторона храма соответствует одной из частей света. Восточная часть храма, по взгляду Библии и по церковному воззрению, есть область света и райского блаженства. Поэтому на восточной стороне храма расположен алтарь — главная часть храма, отделенная от остальной части иконостасом и расположенная на некотором возвышении. Иконостас — перегородка с несколькими рядами икон, в которой расположены три двери: северные, южные и цент-


Учимся быть в храме ральные (или Царские) врата. Царские врата украшаются иконами Благовещения Пресвятой Богородицы и четырех евангелистов. Над ними помещается икона Тайной вечери, направо от них — икона Спасителя, а налево — Богородицы. На дверях северных и южных врат обычно изображают архангелов Гавриила и Михаила. Предназначение алтаря в том, что здесь совершается священником главное богослужение — Евхаристия, когда хлеб и вино, как заповедано Иисусом Христом на Тайной вечери, претворяются в Тело и Кровь Христа для причащения верующих. Приготовление к Евхаристии производится на кубическом столе в левом углу алтаря — жертвеннике. На нем стоит чаша, из которой причащаются христиане. Посреди алтаря находится специально освященный стол — престол, на котором, как считают православные христиане, невидимо присутствует Сам Господь. На престоле лежат напрестольный крест и Евангелие, которое читают во время службы. За престолом стоит семисвечник — подсвечник с семью лампадами, запрестольный крест и запрестольная икона Воскресшего Христа, которую чаще всего пишут на стекле, подсвечивающемся во время богослужения. В алтаре еще находится кадило, в котором на раскаленных углях тлеет ладан — ароматическая смола с приятным запахом. Западная сторона символизирует умирающее солнце, область скорби чающих воскресения и суда. Поэтому на западной стороне храма обычно изображается икона адских мучений грешников, которая предупреждает людей, выходящих из храма. Поэтому с западной стороны располагается притвор — преддверие храма, где в древности стояли кающиеся и оглашенные — те, кто собирается принять крещение. Центральная часть храма — место, где стоят верующие. Над центральной

55 частью храма расположен купол с изображением Иисуса Христа, из центра купола на длинном тросе свисает огромная люстра со множеством свечей или лампочек — паникадило. Перед иконами в храме зажигают разноцветные лампады и ставят круглые подсвечники, на которые с молитвой за живых ставят свечи — жертву Богу. На невысокий столик прямоугольной формы с изображением распятия, который называется канун, ставят свечи с молитвой об умерших (усопших — так как у Бога все живы). Центральная часть храма представляет собой как бы все земное пространство, всю Вселенскую Церковь, всех христиан — и ныне живущих, и ушедших из этой жизни. — Как на Руси строились церкви? Вот как пишут об этом историки: «В XIX веке все церкви создавались почти исключительно на собственные средства крестьян, но по разрешению епархиального начальства. Собирался сход, на котором принималось прошение за подписями всех или большинства людей, и начиналось строительство... Стройка, можно сказать, была народной. Все население волости принимало в ней участие. Сдавали свои ценности, деньги. На лошадях возили из лесу бревна, добывали глину, песок, известь, изготовляли кирпичи. Каждый житель обязан был сдать полагающееся количество яиц, сметаны, которые шли как компоненты для приготовления скрепляющего раствора. И все работали безвозмездно». Новые слова и выражения: купол, глава, маковица, кокошник, закомары, портал, орнамент, изразцы, крестовокупольная конструкция, ротонда, баптистерия, часовня, многоглавый, шатровый, ярусный, огненный, виды храмов, алтарь, иконостас, Царские врата, Евхаристия, жертвенник, чаша, престол, напрестольный крест, семисвечник, кадило, ладан, притвор, паникадило, лампада, канун.


Преподавателю курса ОПК

Собою питаю

56

Татьяна Калюжная*, Мария Филькова**

Приготовление души… Подготовка к праздникам. Пост как время душевного и телесного очищения Урок по программе «Русские умельцы»*** Россия возвращается к себе самой. Наступил Великий пост, и то там (в магазине, в столовой), то здесь (в разговоре между сослуживцами) слышишь: «вы поститесь?», «нет, спасибо, я пощусь». А воцерковленный человек воспринимает пост как праздник, как радостное испытание, в которое надо вступить подготовленным, сильным. Как наши предки готовились к праздникам, к посту — об этом урок, подготовленный калининградскими педагогами. * Директор центра технологий, художественного и дополнительного образования Калининградского областного института развития образования, г. Калининград. ** Методист отдела религиозного образования Калининградской епархии Русской Православной Церкви, г. Калининград. *** «Русские умельцы» (методическое пособие для учителя), Калининград, 2008.

Цель: формирование целостного представления о культуре праздника в русской национальной традиции. Задачи: – расширение социокультурного опыта подготовки к праздникам в контексте русской национальной традиции; – формирование представления о духовном смысле поста; – совершенствование навыков работы в группах. Оборудование: – карточки 1 с изображением церковнонародного месяцеслова (приложение 1); – карточки 2 с продолжительностью основных постов; – карточки 3 с отрывком из повести «Лето Господне» И.С. Шмелева; – карточки с текстами для групповой работы (приложение 2). ХОД УРОКА

1. Присоединение к теме. Учитель читает отрывок из повести И.С. Шмелева «Лето Господне» (карточка 3):

Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост. Розовые занавески, с охотниками и утками, уже сняли, когда я спал, и оттого так голо и скучно в комнате. Сегодня у нас Чистый Понедельник, и все у нас в доме чистят. Серенькая погода, оттепель. Капает за окном – как плачет. Старый наш плотник – «филенщик» Горкин, сказал вчера, что масленица уйдет – заплачет. Вот и


57

Преподавателю курса ОПК Название поста

Время поста

Длительность

Рождественский пост

28 ноября — 6 января

40 дней

Великий пост и Страстная неделя

Время поста зависит от даты празднования Пасхи в текущем году

6 недель + Страстная неделя

Петровский пост

Начало поста зависит 2–5 недель от даты празднования Пасхи 8 дней – 6 недель в текущем году, конец поста — 11 июля

Успенский пост

14 августа – 27 августа

заплакала – кап... кап... кап... И радостное что-то копошится в сердце: новое все теперь, другое. Теперь уж «душа начнется», – Горкин вчера рассказывал, – «душу готовить надо». Говеть, поститься, к Светлому Дню готовиться.

Учитель. О каком времени идет речь? (О Великом посте.) 2. Работа с карточками. Карточка 1 (см. приложение 2). Найдите время Великого поста в своем календаре. К какому времени года он относится? Назовите другие посты, отмеченные в календаре. К каким временам года относятся они? Карточка 2. Посчитайте, сколько всего дней в году приходится на все четыре поста. 3. Изучение нового материала. Учитель. Итак, мы выяснили, что четыре основных поста занимают почти третью часть всего года. Из этого можно сделать вывод, что пост является особым, значимым временем в жизни русских людей, ведь все события в жизни русского народа наполнены глубоким смыслом. Для чего же необходимо это время? На сегодняшнем уроке нам предстоит ответить на этот вопрос. Но прежде скажите, как вы понимаете, что такое пост? На доске записываются ответы учащихся.

14 дней

Учитель. Итак, перед нами то, что мы знаем о посте в настоящий момент. Наша задача – к концу урока дополнить, а возможно, и несколько изменить этот список. Ученики работают с карточками 1.

Учитель. Скажите, есть ли какая-то связь между постами и другими событиями в церковно-народном календаре? (Да, действительно есть.) Вы правильно заметили, что время окончания постов совпадает с некоторыми православными праздниками. И это не случайно. Пост является временем подготовки к праздникам.

Беседа о подготовке к праздникам Учитель. А как можно готовиться к праздникам? Как, например, в вашей семье готовятся к празднованию Нового года? (Готовят подарки, убирают квартиру, разучивают стихи, готовят вкусную еду.) Да, все, что вы перечислили, является подготовкой к празднику. И вот наконец наступает долгожданный день. С какими чувствами вы его встречаете? (Ответы детей.) А теперь представьте, что по какойто причине все приготовления к празднику отменены. Семья живет своей обычной жизнью, совсем не вспоминая о нем, и лишь 31 января в полночь по традиции садится за стол встречать Новый год.


58 Скажите, в каком случае ощущение праздника будет более ярким, красочным и оставит больше впечатлений и воспоминаний? (Ответы детей.) Да, действительно, праздник будет более радостным и запоминающимся, если к нему готовились. И чем больше готовились, тем прекрасней будет праздник. К сожалению, в наше время традиции подготовки к праздникам утрачиваются, и поэтому многие праздники проходят незаметно и мало чем отличаются от обычных дней. У наших предков все было иначе. 4. Работа в парах (карточка 3). Учитель. Русские люди к праздникам, особенно большим, готовились очень серьезно. Как же? (Ответы детей.) Учитель. Да, естественно, эта подготовка включала все, что вы перечислили: и подарки, которые чаще всего изготовлялись своими руками, и уборка дома, и украшение своего жилища, и приготовление праздничных блюд. Но самая главная подготовка заключалась не в этом. Чтобы узнать в чем, обратитесь к тексту Ивана Сергеевича Шмелева, который звучал в начале урока, и найдите в нем ключевую фразу, отражающую основной смысл. После общего обсуждения учитель дает экспертную оценку.

Учитель. Ключевая фраза – «душу готовить надо». Подготовка души к встрече праздника – именно в этом и состоит назначение предпраздничного поста. И это в нем самое главное. Почему? Представьте себе следующую ситуацию. Готовился, готовился человек к большому празднику, мыл, убирал, стряпал, но в то же время не обращал внимания на близких, оставлял их без помощи, а в самый день праздника поругался с кем-то, кого-то обидел или сам обиделся. С каким чув-

Преподавателю курса ОПК ством он будет встречать долгожданный день? (Ответы детей.) Учитель. А все из-за того, что самое главное не сделал, душу свою не очистил: не научился прощать, мириться, помогать ближним. Русский народ – народ мудрый, глубоко верующий и всегда соблюдавший благочестивые традиции. И к постам русские люди относились очень серьезно, понимая, что важен не только пост телесный, но главное – пост духовный. В чем заключались особенности проведения поста на Руси, вы узнаете, выполнив следующее задание. 5. Работа в группах. Задание: определить главную мысль текста, относящуюся к традициям проведения постов на Руси. (Время работы – 5 минут) – см. приложение 2. Каждая группа учащихся озвучивает главную мысль своего текста, учитель помогает сформулировать определение и вносит дополнения (или поправки) в список характеристик поста н а доске.

Текст 1. Главный смысл – покаяние, прощение обид. Текст 2. Главный смысл – молитва. Текст 3. Главный смысл – воздержание в пище, строгое соблюдение русскими людьми телесного поста. Текст 4. Главный смысл – традиции паломничества по святым местам (чаще всего в монастыри) для молитвы и труда во славу Божью. Текст 5. Главный смысл – благотворительность, умножение добрых дел. Текст 6. Главный смысл – участие в богослужении, в таинствах Церкви. 6. Подведение итогов урока. Учитель. Сегодня мы с вами узнали о том, как в старину люди готовились к праздникам и для чего им были нужны посты.


59

Преподавателю курса ОПК Самый главный и самый любимый праздник русского народа – Пасха, Воскресение Христово. И подготовка к нему – самая длительная и серьезная. Об этом мы узнаем на следующем уроке.

Домашнее задание: Сочинение на тему «Главный праздник в моей жизни» (как я к нему готовлюсь и как его праздную). П р ило жение 1

Церковный календарь (годовой цикл главных праздников Православной Церкви) Рождество Христово

Введение во храм Пресвятой Богородицы

Крещение Господне

7

4

28

19 15

ябрь т ус г ав

июл

ос т

ф

янва рь ев ра ль

ь

сент

март апре л

28 19 14

Преображение Господне

ь

ПАСХА

п

Успение Богородицы

рь

й ма ь июн

27 21

рь

икий пост Вел

октяб ий нск Успе

Рождество Богородицы

яб

брь

но

дека

енский пост еств жд о Р

Воздвижение Креста Господня

Сретение Господне

Благовещение Пресвятой Богородицы

7 Вход Господень в Иерусалим

Петров пост

Вознесение Господне Троица

12

Обозначения: Непреходящие двунадесятые праздники (имеющие постоянную дату) — ⑦ Преходящие двунадесятые праздники (дата зависит от даты празднования Пасхи) — Основные посты: — пост имеет точную дату начала или конца, — дата начала или конца поста зависит от даты празднования Пасхи в текущем году.

Приложен ие 2

Текст 1 (первая группа) С началом Великого поста связан один извечный обычай высочайшей, как нам кажется, духовной красоты. Анфиса Ивановна рассказывает, как перед хождением на исповедь

старались припомнить каждого, кого тайно или явно обидели в минувшем году, с кем обменялись руганью, повздорили и т. д. Выходя из дома, по очереди обращались ко всем домашним с искренней просьбой простить ради Христа. При этом тот, к кому обращались, почти всегда отвечал


60

Преподавателю курса ОПК

тем же чувством раскаяния. Погасив внутрисемейные неурядицы, старались припомнить и общедеревенские: «Ой, ой, я ведь Кузьмича дураком осенись обозвала». Шли к Кузьмичу. На традиционное: «Прости меня, грешного!» – надо было ответить: «Бог простит». Если грех считался уж очень большим, кланялись в ноги или вставали на колени. Тем крепче и значительнее оказывалось примирение и тем легче становилось у того и другого «на сердце». Окончательное освобождение от сердечной тяжести происходило уже в церкви и после церкви. В. Белов «Лад»

Текст 2 (вторая группа) В комнатах тихо и пустынно, пахнет священным запахом. В передней, перед красноватой иконой Распятия, очень старой, от покойной прабабушки, которая ходила по старой вере, зажгли постную, голого стекла, лампадку, и теперь она будет негасимо гореть до Пасхи. Когда зажигает отец – по субботам он сам зажигает все лампадки, – всегда напевает приятно-грустно: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко», — и я напеваю за ним, чудесное: «И свято-е... Воскресе-ние Твое Сла-а-вим!» Радостное до слез бьется в моей душе и светит от этих слов. И видится мне, за вереницею дней Поста — Святое Воскресенье, в светах. Радостная молитвочка! Она ласковым светом светит в эти грустные дни Поста. И. Шмелев «Лето Господне»

Текст 3 (третья группа) Мясные на площади закрыты. И Коровкин закрыл колбасную. Только рыбная Горностаева открыта, но никого народу. Стоят короба снетка, свесила хвост отмякшая сизая белу-

га, икра в окоренке красная, с воткнутою лопаточкой, коробочки с копчушкой. Но никто ничего не покупает, до субботы. От закусочных пахнет грибными щами, поджаренной картошкой с луком; в каменных противнях кисель гороховый, можно ломтями резать... От «масленицы» нигде ни крошки, чтобы и духу не было. Даже заливную осетрину отдали вчера на кухню. В буфете остались самые расхожие тарелки, с бурыми пятнышкамищербинками, – великопостные. В передней стоят миски с желтыми солеными огурцами, с воткнутыми в них зонтичками укропа, и с рубленой капустой, кислой, густо посыпанной анисом, – такая прелесть. Я хватаю щепотками – как хрустит! И даю себе слово не скоромиться во весь пост. Зачем скоромное, которое губит душу, если и без того все вкусно? Будут варить компот, делать картофельные котлеты с черносливом и шепталой, горох, маковый хлеб с красивыми завитушками из сахарного мака, розовые баранки, «кресты» на Крестопоклонной... мороженая клюква с сахаром, заливные орехи, засахаренный миндаль, горох моченый, бублики и сайки, изюм кувшинный, пастила рябиновая, постный сахар – лимонный, малиновый, с апельсинчиками внутри, халва... И. Шмелев «Лето Господне»

Текст 4 (четвертая группа) Особенно удивлялись иностранцы тому, как часто русские ходили на богомолье в дни постов, наблюдая, что даже царские особы — Елизавета, Петр II, Екатерина II, Павел I – совершали паломничество в знаменитые монастыри. В народе хождению на богомолье придавали еще большее значение. Перед отправкой на богомолье заранее обговаривали эти расходы в семье. Собирали попутчиков из


61

Преподавателю курса ОПК числа родственников, соседей. Отправлялись, как правило, группами по 10–15 человек, брали с собой опытного вожатого, уже ходившего по данному маршруту. Запасались хлебом, сахаром, чаем, но самое главное – сухарями. Существовали определенные нормы поведения в пути: «В дороге стараются не вести пустых разговоров, не думать о домашних делах, не злословить, а держать себя в религиозном настроении. По дороге хлеба на пропитание не просят, более состоятельные делятся с неимущими»...

великие дни... За четыре часа до рассвета самодержец выходил на благочестивый подвиг. Впереди государя несли фонарь, обок следовали подьячие Тайного Приказа, поодаль – стрельцы. Встречные на пути оделялись деньгами. Прежде всех «узилищ» посещался Большой тюремный двор. Богомольный гость заключенных обходил каждую избу, выслушивая жалобы колодников – одних освобождая по своему царскому милосердию, другим облегчая узы, третьим выдавая по рублю и полтине на праздник.

М. Громыко «Мир русской деревни»

М. Громыко, А. Буганов «О воззрениях русского народа», «Праздники Православной Церкви»

Текст 5 (пятая группа) И, конечно, как любой пост, Рождественский не ограничивался лишь постом телесным. Главным смыслом поста было приготовление души ко встрече с родившимся в мир Спасителем: покаяние, возрастание в добродетелях, умножение добрых дел. Весь пост, а в особенности Рождественский сочельник, всегда знаменовался делами благотворительности... ...Благочестивые государи московские и «всея Руси» любили ознаменовывать все великие праздники делами благотворения. В сочельник, когда вся Москва – и первый богач, и последний бедняк – готовилась, каждый по своему достатку, к празднику, голь-нищета московская переполняла, еще до утреннего света, все площади, в надежде, что царь не захочет, чтобы кто-нибудь из его людей и людишек оставался голодным в предстоящие

Текст 6 (шестая группа) Вчера я исповедовался во второй раз в моей жизни... Сегодня я приобщался (причащался) и целый день не бегал, а все сидел возле бабушки и читал ей Евангелие. Вечером мы ходили на Страсти. Священник посреди церкви читал, как страшно мучили Спасителя. Недаром после каждого Евангелия на клиросе славили долготерпение Твое, Господи! Все мы стояли с зажженными свечами. Кончил священник тем, что похоронили Спасителя и приставили стражу к Его гробу. Трудно было выстоять все двенадцать Евангелий; но я выстоял. Вечер был тихий, и мне удалось без фонаря донести домой зажженную свечу. Бабушка взяла у меня свечу и выжгла на дверях кресты. К. Ушинский. Страстной четверг (из детских воспоминаний)


62

Для постоянства

Праздники

Священник Иоанн Бухарев

Предварительные понятия о праздниках* Из книги «Рассказы о праздниках Православной Церкви» (опыт собеседования с народом и преподавания в учебных заведениях) (Москва, 1886)

Настоящий праздник есть для нас начало праздников... Светлое и явное нисхождение Божие к людям должно иметь радостное начало, вводящее к нам великий дар спасения. Таков и есть настоящий праздник, имеющий началом Рождество Богородицы, а концом — соединение Слова с плотию; это славнейшее из всех чудес, непрестанно возвещаемое, необъемлемое и всегда непостижимое...» Святой Андрей Критский (650 — 712 (726))

* Все даты приведены по старому стилю.

Какие дни называют праздниками? Каждый день года обыкновенно посвящается воспоминанию о делах Божиих для нашего спасения, например о рождении Христа Спасителя, и о святых Божиих, о делах их, например о рождении, успении Пресвятой Богородицы, о рождении, усекновении главы Иоанна Крестителя Господня. И дни, которые посвящены воспоминаниям о более важных из сих дел Божиих для нашего спасения и о особо чтимых Святых Божиих, называются праздниками, или праздничными днями. Что значит название некоторых дней праздничными и отчего происходит название сие? Название «праздник» происходит от слова «праздный», т.е. свободный от дел и занятий: так как в большие праздники, по 4-й заповеди Закона Божия, не должно заниматься мирскими и житейскими работами и делами, а должно заниматься духовными и святыми, например молитвою, чтением и слушанием Слова Божия и проч. Дни непраздничные, т.е. дни, которые посвящены воспоминаниям о менее важных из дел Божиих для нашего спасения и менее чтимых Святых Божиих, называются днями будничными, буднями. Что значит название известных дней будничными? Название «будни» происходит от слов «будущие дни», т.е. следующие за праздничными, дни непраздничные, например прочие шесть дней недели, следующие за праздничным воскресным днем, когда в эти дни не бывает никаких праздников.


Праздники Что нужно заметить о делах Божиих для нашего спасения, воспоминанию коих посвящены дни года? О делах Божиих для нашего спасения, воспоминанию коих посвящены дни года, должно заметить следующее: Человек создан был для вечного блаженства в раю, под условием всегда и во всем исполнять волю своего Бога-Творца. Не исполнил человек сего условия — нарушил заповедь Божью в раю, лишен за то райского блаженства и осужден на скорби и страдание. Навеки погиб бы человек, если бы Господь по человеколюбию своему не спас его. За сознание его во грехе, не то что падшие ангелы, Бог-Отец соизволил на его спасение; Сын Божий сошел с неба, принял на себя естество человеческое — душу и тело, родился от Пресвятой Девы, как человек, жил на земле, научил людей спасению, оставил им для того свое Евангелие, страдал и умер мучительнейшею и поноснейшею смертью на кресте в удовлетворение правосудию Божию за грехи людей и таким образом исходатайствовал людям прощение и примирил их с разгневанным правосудием Божиим; Дух Святой всякому верующему во Христа Спасителя в святых таинствах сообщает свои дары, т.е. силу, которая при вере, желании спасения и старании исполнять заповеди Христовы, спасает человека и снова возвращает его в рай на вечное блаженство. Дни, посвященные воспоминанию о таких делах Божьих для спасения людей, посвящены именно сим воспоминаниям. Что нужно заметить о Святых Божиих и делах их, воспоминанию коих посвящены дни года? О Святых Божьих и делах их, воспоминанию коих посвящены дни года, должно заметить следующее: Святые Божии — это святые Ангелы и святые человеки. Дни, посвященные воспоминанию о Святых Божиих и

63

Название «праздник» происходит от слова «праздный», т.е. свободный от дел и занятий: так как в большие праздники, по 4-й заповеди Закона Божия, не должно заниматься мирскими и житейскими работами и делами, а должно заниматься духовными и святыми, например молитвою, чтением и слушанием Слова Божия и проч. делах их, посвящены именно воспоминаниям сих св. Ангелов и св. человеков. Кто такие св. Ангелы? Св. Ангелы — это существа небесные, бесплотные, как и наша душа, а потому невидимые. Их жизнь — прославление Бога, Творца своего, и служение Ему и служение спасению человеков. Ангелы разделяются на чины или степени, от того разные названия их: Серафимы, Херувимы, Архангелы, просто Ангелы и проч. Кто такие св. человеки? Св. человеки — это люди, которые приняли дарованное им от Спасителя Бога спасение, освятили себя верою и исполнением Христова закона и за то удостоены блаженства и прославления у Бога на небе. Не разделяются ли на чины или степени, подобно ангелам, и св. человеки? Разделяются. Между ними есть так называемые: Пророки, Апостолы, Святители, Мученики, Преподобные и Праведные. Кто такие св. Пророки? Св. Пророки — люди, которые за свою добрую и святую жизнь удостоены были от Господа дара предсказы-


64 вать (прорекать) будущее, особенно о Иисусе Христе Спасителе прежде Его пришествия, например, Пророк, Предтеча (т.е. предшественник) и Креститель Христов Иоанн, Илия Пророк. Кто такие св. Апостолы? Св. Апостолы – это первые ученики Христа Спасителя, первые христиане, которых Он посылал в мир проповедовать о своем пришествии на землю для спасения людей (отчего и название их «Апостолы», что с греческого значить «посланники»), например, Апостолы Иоанн Богослов, Петр и Павел. Кто такие св. Святители? Св. Святители – это святые из высшего священного сана — из архиереев, как, например, Святит. Николай Чудотворец, архиепископ (архиерей) в одном из городов Греции, Тихон Задонский, епископ города Задонска в нашем Отечестве. Кто такие св. Мученики и Мученицы? Св. Мученики и Мученицы – это пострадавшие за веру Христову от неверующих в Него, как св. великомученик Георгий Победоносец; великомученица Варвара. Кто такие св. Преподобные? Св. Преподобные – это святые из иноков, т.е. монахов, как преподобный Сергий Радонежский, преподобная мученица Евдокия. Кто такие св. Праведные? Св. Праведные – это святые из простых людей, которые спаслись, живя в мире и имея семейства, но не увлекаясь соблазнительными примерами разных неправд людских, а поступая во всем по правде, по святому закону Христову, как праведные Иаким и Анна, родители Пресвятой Богородицы.

Праздники Что именно вспоминается из жизни и дел св. человеков? Празднуется преставление святых, т.е. смерть их. Некоторым из святых празднуется в году не раз: и преcтaвлeниe, и обретение мощей, например, 26 сентября преставление, 5 июля обретение мощей преподобного Сергия Радонежского. Какое место в ряду святых занимает Пресвятая Богородица? Пресв. Богородица — это Св. Дева Мария, удостоившаяся родить по плоти Бога Спасителя. По сему рождению Она не только выше св. человеков, но и св. Ангелов. Многие ли из дней в году посвящаются воспоминанию Пресв. Богородицы? Многие. Kроме событий из Ее жизни многие из дней в году посвящаются воспоминанию Ее св. икон с разными названиями, например Владимирской, мая 21 дня, Казанской, 8 июля, и др. Название икон происходит от места их пребывания, от места явления, например Владимирская от г. Владимира; или от особенных дел и свойств Пресв. Богородицы, например «Всех скорбящих радости», «Утоли моя печали». Какое основание того, что каждый день года посвящается или самому Господу, или Святым Его, или и Господу, и Святым вместе? Следующее: мы обязаны прославлять Бога, потому что Он наш Творец и Господь; он велик и славен; Его славят ангелы, даже и природа (Пс. 18). Святых Божиих — ангелов и св. человеков мы прославлять должны потому, что они святы, близки к Богу и прославлены на небе и от самого Бога. У нас все от Бога: и пища, и силы, и все необходимое для жизни и телесной, и духовной (т.е. святой и добродетельной), и мы всего этого чаем от


Праздники Него и должны просить у Него; все получаем от Него и должны благодарить Его за то. Святых Божиих мы должны просить и благодарить, потому что они молятся о нас Богу, испрашивают нам у Него и подают то, о чем мы просим их. И эти чувства прославления, прошения и благодарения в отношении к Богу и Святым Его мы должны иметь ежедневно, ежеминутно. Посему-то всякий день и посвящен у нас так или иначе Богу и Святым Его. Где обозначается то, какой день в году посвящен какому воспоминанию? В так называемых месяцесловах, или святцах и календарях. По какой причине именно известный день посвящается известному воспоминанию? По той, что когда случилось. Так, Иисус Христос родился 25 декабря, в этот день и вспоминается Рождество Христово; Благовещение было 25 марта, так оно вспоминается; явление Казанской иконы Пресв. Богородицы было 8 июля; преставление Св. Еванг. Иоанна Богослова было 26 сентября, так и празднуется. Какое назначение праздничных дней по предписанию закона? Назначение будничных дней по предписанию закона Божья в 4-й заповеди – то, чтобы мы в сии дни занимались мирскими, земными и житейскими работами и делами, какие кто имеет, например службой по должности, занятиями по торговле и ремеслу. Назначение же праздничных дней — то, чтобы мы в сии дни, отложив обыкновенные свои мирские и житейские работы и дела, занимались делами святыми во славу и угождение Богу и во спасение своих душ. И гражданский закон в праздничные дни освобождает присутственные места от присутствий, учебные заведения от 5 ДуховноRнравственное воспитание № 2_10

65 учебных занятий, запрещает торговлю, публичные работы. (Свод. Закон, т. XIV. Уст. о предупр. и пресеч. преступлений, ст. 28. 29.) Для чего в праздничные дни запрещается заниматься житейскими делами? Для того чтобы беспрепятственнее употреблять сии дни на святые, богоугодные и душеспасительные дела. Очень довольно времени дано нам Богом для житейских дел: из семи дней недели шесть, редко меньше, лишь когда на неделе случатся еще праздники, кроме воскресенья. Какие святые дела нам должно делать в праздники? В сии дни нашими занятиями должны быть: молитва и в церкви за службами, и дома, чтение и слушание св. писания: Библии, Евангелия, Апостольских посланий, писаний св. Отцов и духовно-нравственных книг; благочестивые беседы и размышления о Боге, например: о Его любви к нам, о душе, например о том, как спастись, а не погибнуть, как отстать от тех и других грехов, приучить себя к тем и другим добродетелям; благотворительные дела — раздаяние милостыни, принятие в дом странных людей, посещение больных и заключенных в темнице и проч. Эти исчисленные дела — общие наши дела во все праздники. Более частные, свойственные нам в тот или другой праздник, — это чтобы воспоминая, соединенные с тем или другим праздником свящ. события или лица, мы возбуждали и имели в себе приличные сему воспоминанию христианские чувства — например, и прославляющие Бога и Святых за их совершенства, и благодарственные за их благодеяния нам, и просительные о тех и других наших нуждах — и из воспоминаний брали для себя примеры нравственного поведения и жизни.


66 Позволительны ли удовольствия в праздники? Для отдохновения и ободрения от будничных житейских дел позволительны, — только удовольствия чистые, невинные, каковы, например: хождение в гости, где угощения должны быть не до объедения и пьянства, музыка, но не для возбуждения страстей, прогулка, но без рассеянности, без грехов, пение духовных и несоблазнительных светских песней, скромные игры, легкое, только несоблазнительное, чтение. Когда должно начинать празднование? Святое празднование должно начинаться с вечера, на канун их; так как, по церковному, день обыкновенно начинается с вечера — со времени вечерни или по крайней всенощной. Что будет означать пред судом закона Божья работа и какие худые дела в праздничные дни? Работать, также предаваться удовольствиям не вовремя, в праздники, — значит похищать сии дни у Бога и у своей души, а предаваться в сии дни худым делам, например пьянству, — значит не только похищать, но и передавать их врагу Божию и своей души, т.е. дьяволу. И церковные правила предписывают наказывать отлучением от св. Причащения тех, кто работает в праздники, как равно и тех, кто без крайней нужды в течение трех воскресных дней кряду не побывает в церкви за Богослужениями.* * Равным образом не заниматься делом, а предаваться праздности, бездеятельности в будни — грех. Если кто не хочет трудиться, тот не ешь (2 Сол. 3, 10), говорит апостол. Труд и молитва, молитва и труд — средства во спасение, указанные св. ангелом св. Антонию Великому по повелению Божию.

Праздники Кто и когда установил праздники? Сам Бог, который, по сотворении мира и человека в продолжение шести дней, в седьмой почил от дел творения, т.е. перестал творить новые твари, и повелел человеку святить сей день, т.е. послав работать в продолжении шести дней недели, сей седьмой посвящать на святые дела: на служение Богу и на дела для спасения своей души; отчего сей седьмой день назван Субботою, что с еврейского языка значит «покой». Какой именно из семи дней недели празднуется? Во времена Ветхого завета, т.е. до пришествия Христа Спасителя на землю, праздновался последний из семи дней, или субботний, в который Господь почил от дел творения и который заповедал святить человеку; а во времена Нового завета, т.е. со времени пришествия Христа Спасителя на землю, и именно со времени воскресения Его, стали праздновать первый из семи дней недели, в который воскрес Иисус Христос, — называемый посему днем воскресным, пославянски неделею (от «не делай»), т.е. днем, в который, по заповеди Божьей, не должно делать дел мирских. Суббота же, в память сотворения мира, с того времени осталась полупраздником. Кроме воскресного дня есть ли еще праздники? Есть. Почему кроме воскресного дня празднуются другие дни? Как в ветхозаветной церкви кроме субботы праздновались и другие дни в память совершившихся в сии дни тех и других важнейших событии церкви, например день Пасхи, в память избавления евреев от рабства в Египте, день Пятидесятницы, в память получения от Бога закона 10 за-


Праздники поведей на горе Синай, так и в новозаветной церкви кроме воскресного дня празднуются и другие дни, посвященные в память и славу Божью, в память и честь Пресв. Богородицы и других Святых Божьих. Какие у нас праздники? Один — самый великий из всех праздников; засим — одни так называемые большими, другие — средними, третьи — малыми. Какой важнейший из всех праздников? Важнейший из всех праздников христианских — праздник Пасхи, или день Светлого Воскресения Христова. Это праздников праздник: так как воскресением Своим Иисус Христос завершил дело искупления человеков от греха и вечной смерти чрез страдания и крестную смерть; воскресением Своим Он положил начало нашему воскресению для вечной блаженной жизни в Его царстве. Воскресение Христово, как важнейшее из всех христианских событий, положено праздновать каждую неделю — именно 1-й день недели. Сим днем обыкновенно начинается неделя, или седмица. Какие великие праздники? Великие праздники — это двенадцать, по сему числу своему называемые двунадесятыми, в память важнейших событий из жизни Господа Спасителя на земле, так называемые Господскими, и из жизни Пресвятой Его Матери, так называемые Богородичными. Какие из двунадесятых праздники в честь Господа Спасителя? По времени событий следующие: 1. Рождество Христово, 2. Сретение Господне, 3. Крещение, иначе Богоявление Господне, 4. Преображение Господне, 5. Вход Господень в Иерусалим, 6. Вознесение Господне, 7. Пятиде5*

67 сятница, или Троицын день и 8. Воздвижение честного Креста Господня, по обретение его на земле, с воспоминанием страданий на нем Спасителя. Какие из двунадесятых праздники в честь Пресвятой Богородицы? По времени событий следующие: 1. Ея Рождество, 2. Введение во храм, 3. Благовещение и 4. Успение. Какие средние праздники? Это, после двунадесятых, праздники, установленные по причине важных событий во славу Божию, в честь Пресвятой Богородицы и многих Святых Божьих. Сюда принадлежат так называемые высокоторжественные праздники или царские дни, например дни рождения и тезоименитства (именин) Государя Императора, Государыни Императрицы, день коронации и др. Какие из средних праздников во славу Божью, иначе Господские? Следующие: 1. праздник Обрезания Господня и с ним (по гражданскому счету) день Нового года, 2. Духов день, 3. праздник Происхождения честных Древ Креста Господня, 4. Перенесения Нерукотворенного образа Господня из Одессы в Константинополь (или Царьград). Какие из средних праздников в честь Пресвятой Богородицы, иначе Богородичные? Следующие: 1. день Покрова Пресвятой Богородицы, 2. праздники в память явлений икон Богородицы и чудотворений, бывших от икон Ее: а. в честь иконы Богородицы Владимирской, б. Казанской и др. Какие из средних праздников в честь Святых? Следующие: 1. в честь св. Архистратига Михаила и прочих Сила бесплотных (т.е. Ангелов), 2. в честь Усек-


68 новения главы Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, 3. в честь Св. Пророка Божия Илии, 4. Св. Первоверховных Апостолов Петра и Павла, 5. Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, 6. Святителя Николая Чудотворца, 7. Трех Святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. 8. Св. Мефодия и Кирилла, славянских учителей. 9. Четырех Святителей Московских: Петра, Алексея, Ионы и Филиппа. Что нужно сказать о значении высокоторжественных праздников или царских дней? Праздники эти в память событий, случившихся собственно не в Церкви христианской, а в гражданском обществе; но по тесной связи Церкви и общества имеющие значение и для церкви. В эти праздники Церковь возносит кроме обычных особенные моления за Царя и Его Царствующий Дом, чтобы испросить на них благословление Божие, которое по учению св. апостола служит к тому, да тихое и безмолвное житие поживем мы все, подданные царя, во всяком благочестии и чистоте (1 Тимоф. 2, 2). В сии дни служба праздничная и после литургии молебствие: в дни рождений молебен благодарственный, во дни тезоименитств молебен святому Ангелу. Долг православного россиянина в сии праздники помолиться за Царя и его Дом в храме за службами. Кроме исчисленных праздников великих и средних, нет ли еще таковых? Исчисленные праздники суть праздники для всей церкви. А есть еще великие и средние праздники частью ее, т.е., празднуемые не всею церковью, а частью ее, несколькими членами ее. Какие? Таковы например: праздники храмовые, т.е., дни, посвященные

Праздники свящ. событиям и Святым, имени которых посвящается тот или другой храм, — это великий праздник в известном приходе, у прихожан того храма; дни наших Ангелов, иначе именины, т.е. дни, которые посвящены тем святым, имена которых носим мы, и дни нашего рождения это — великие праздники у каждого из нас в частности. Какие малые праздники? Это, например Лазарева суббота, т.е. день воскресения Лазаря, дни отданий двунадесятых праздников, т.е. вообще такие дни, которые посвящены воспоминанию довольно важных свящ. событий и досточтимых святых. Чем отличаются праздники одни от других при богослужении? Главным образом торжественные богослужения, большие большею, меньше меньшею, например в великие праздники совершается всенощное бдение (т.е. вечерня в соединении с утреней), с литиею, благословением хлебом и пр. В средние полагается так называемый полиелей, т.е. на утрени поется «Хвалите имя Господне», с величанием. В малые — великое славословие, т.е. на утрени песнь «Слава в вышних Богу» не читается, как в будни, а поется. Общие же особенности праздничного богослужения это: священнослужители облекаются в более светлые одежды, освещение храма бывает блистательнее, каждение совершается обильнее, царские двери отверзаются чаще, песнопения бывают многочисленнее, коленопреклонения упраздняются, пост ослабляется или совсем разрешается. Не означаются ли какими знаками праздники в месяцеслове и святцах? Великие означаются знаком креста в круге, средние — крестом в по-


69

Праздники лукруге или одним крестом, малые дни — одним крестом или тремя точками в полном круге. Как различаются между собою дни будничные? Между ними на каждой неделе известны: Понедельник, т.е. первый день по недели, — воскресенья, Вторник, т.е. второй день после Воскресенья; Среда, т.е. средний день на неделе; Четверг, т.е. четвертый день недели; Пяток, т.е. пятый день; Суббота, день в который Бог почил от дел творения мира, — бывший прежде первым днем недели и праздником. Когда установлены те и другие из праздников? В разное время. Один из праздников установлен в первые же времена христианства; таковы, например, праздники: Воскресения, Рождества Христова, Рождества и Успения Пресвятой Богородицы. Другие установлены в последующие времена, по совершении воспоминаемых ими событий; таковы, например, праздники явления тех и других икон Пресв. Богородицы, дни Св. Угодников Божьих, прославившихся. Так, Казанской иконе Пресв. Богородицы уста-

новлен один праздник, в память явления ее, в XVI, другой — в память избавления России от поляков, в XVII — столетии; Святит. Николаю один, в память его преставления 6 декабря, в IV, другой, в память перенесения его св. мощей, 9 мая, в XI столетии. Нет ли разделения праздников по времени их празднования? Есть. Между праздниками одни бывают постоянно в одни и те же числа месяцев; таковы, например, Рождество Христово, Рождество Пресв. Богородицы — первое бывает всегда 25 декабря, второе 8 сентября. Другие — бывают ежегодно в разные числа месяцев; таковы, например, 1. Вход Господень в Иерусалим, иначе Вербное воскресенье, 2. Пасха, или Светлое Христово Воскресение, 3. Вознесение Господне, и 4. Пятидесятница, или Троицын день. Пасха бывает от 22 марта до 25 апреля в разные числа ежегодно; сообразно ей празднуются и праздники: Вербное воскресенье, за 6 дней до Пасхи, Вознесение, в 40-й день, Троицын день, в 50-й день после Пасхи. Первые из праздников называются непереходящими, вторые — переходящими.

Не на одних правилах и постах... Пост похвален и нужен в свое время и в своем месте; лучше держись умеренного потребления пищи и пития, избегая сытости, которой признак — малое отягощение, и, с другой стороны, излишнего и неуместного воздержания, обе крайности нехороши и вредны. Умеренность же и среднее из них делает человека более способным к духовному деланию... ...Никакой не может быть пользы затягиваться на одних правилах и постах... Господь не сказал: аще хощеши внити в живот, исполни правило, но хощеши внити в живот — соблюди заповеди». Преподобный Амвросий Оптинский (1812–1891)


Праздники

В непогоду тих

70

Всё сострадает тому, кто создал всё…

Листки для детского чтения Составлено Религиознопедагогическим Кабинетом при Православном Богословском Институте в Париже под редакцией о. Сергия Четверикова* Люблю православные календари — особенно отрывные. Какая-то тайна есть в этих книгах-не книгах, блокнотах-не блокнотах. В календарях есть жертвенность — ведь никому не придет в голову отрывать листы из книги, а из календаря можно, нужно. Листок православного календаря живет день, а в нем — вечность. Потому что узнаешь из него о людях, которые и приближают к нам — вечность, вечную жизнь. Храню эти листочки, люблю их перечитывать. Гл. ред. * Издание: RELIGIOUS TRACT SOCIETY, LONDON.

ВХОД ГОСПОДЕНЬ В ИЕРУСАЛИМ*

Св. Евангелие от: Матфея 21 гл., ст. 1–11, Марка 11 гл. ст. 1–11, Луки 19 гл. ст. 29–40, Иоанна 12 гл. ст. 12–18

По воле своей Иисус, за мир желая пострадать, идет с учениками своими в град Иерусалим, к добровольным мучениям, ради которых пришел на землю В одном селении, которое называлось Вифания, недалеко от Иерусалима жил человек по имени Лазарь со своими двумя сестрами Марфою и Марией. Господь Иисус Христос очень любил эту семью. Мария же была та женщина, которая помазала ноги Христа миром (особым душистым маслом) и отерла их своими волосами. И вот вдруг Лазарь тяжело заболел. Сестры послали сказать Христу: «Господи, вот тот, кого ты любишь, — болен». Христос же, услыхав это, ответил им: «Эта болезнь не к смерти, но к славе Божьей, чтобы через нее прославился Сын Божий». И Христос остался еще несколько дней в том месте, где Он получил известие о болезни Лазаря. Через некоторое время он пошел в Вифанию. Когда же Спаситель пришел в Вифанию — Он нашел, что Лазарь вот уже четыре дня как похоронен. Так как Вифания была недалеко от Иерусалима, то много евреев пришло оттуда к Марии и Марфе, чтобы утешать их в их печали о брате их. Марфа услыхав, что идет Спаситель, пошла Ему навстречу и сказала: «Господи, если бы Ты был тут, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего ты попросишь у Бога, даст * Празднуем в последнее воскресенье перед Пасхой.


Праздники Тебе Бог». Иисус же говорит ей: «Воскреснет брат твой». Тогда Марфа сказала: «Знаю, Господи, что воскреснет, в последний день, когда воскреснут все люди». Христос же сказал ей: «Я есмь воскресение и жизнь. Верующий в меня не умрет во веки. Веришь ли ты этому?» Она ответила: «Да, Господи». И пошла, позвала сестру, сказав ей: «Учитель здесь и зовет тебя».

Пресвятого воскресения твоего показывая нам образ, воздвиг Господи своим повелением из гроба умершаго, бездыханнаго друга своего Лазаря, бывшаго уже четыре дня во гробе и уже смердящаго Когда Мария увидела Спасителя, она тоже упала к ногам Его и плача сказала: «Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». Когда Христос увидал ее плачущей — сам опечалился и сказал: «Где же вы положили его». Они повели Христа ко гробу Лазаря, который был похоронен в пещере и большой камень был привален к ней. Тогда Христос сказал: «Отвалите камень». Сестра же Лазаря Марфа говорила: «Господи, уже четыре дня, как он во гробе, он уже смердит». Иисус же Христос ей ответил: «Не Я ли тебе сказал, что если будешь веровать, то увидишь славу Божью». Тогда отвалили камень от гроба, в котором лежал умерший. Иисус Христос, помолившись, сказал: «Лазарь, иди вон». И умерший вышел из своей могилы, весь связанный по рукам и ногам погребальными пеленами, и лицо его было обвязано особым платком. Иисус Христос тогда сказал: «Развяжите его. Пусть он идет». После того как Спаситель воскресил Лазаря из мертвых, много людей, которые видали, как воскрес Лазарь,

71 уверовали, что Иисус Христос есть действительно Сын Божий. За шесть дней до еврейской Пасхи Иисус Христос пришел в Вифанию к Лазарю, а на другой день отправился со своими учениками в Иерусалим на праздник Пасхи. Огромная толпа народа, слышавшая о воскресении Лазаря, шла за Христом.

Кто в меня верует, если и умрет жив будет Христос был уже недалеко от Иерусалима. Народ считал Его царем Иудейским и думал, что именно на Пасху Он провозгласит себя царем и поэтому сопровождал его во все время пути. Дойдя до селения Вифании — Иисус Христос остановился и сказал двум своим ученикам: «Пойдите в селение, которое перед вами; войдя в него, найдете привязанного молодого осла, на которого еще никто ни разу не садился, отвяжите его и приведите сюда. Если же кто вам скажет «что вы делаете» — ответьте им, что так надо Господу, и он отдаст его вам». Апостолы пошли и действительно нашли молодого осленка, привязанного у ворот на улице, и отвязали его. Тогда люди, которые увидали незнакомых апостолов, отвязывающих чужого осленка, сказали им: «Что это вы делаете? Зачем отвязываете осленка?» Апостолы отвечали так, как им велел Господь. Когда апостолы привели осленка ко Христу — то возложили на него свои одежды, Христос же сел на него. Весть о том, что Христос уже был близко от Иерусалима, скоро распространилась, и толпы народа стали теперь выходить к Нему навстречу из города. Многие стали настилать свои одежды по дороге, чтобы Господь проехал по ним, другие же резали ветви с деревьев и их постилали по до-


72 роге. И все восклицали: «Осанна (спасение), Сыну Давидову, благословен грядый во имя Господне. Осанна в вышних». Некоторые из фарисеев, слыша эти слова народа, говорили Спасителю: «Зачем они говорят тебе так? Запрети им». Христос же отвечал: «Говорю вам, что если они замолчат, то камни начнут вопиять вместо них». Когда же Спаситель подошел к городу Иерусалиму, он горько заплакал и сказал: «О если бы ты хотя бы в этот день узнал, что тебе полезно. Но это скрыто от глаз твоих. Потому настанут дни, когда враги твои окружат тебя окопами и стеснят тебя отовсюду. И разорят тебя и побьют детей твоих и не оставят камня на камне». Придя в Иерусалим, Христос вошел в храм, исцелил многих больных, народ же не переставая восклицал перед Ним: «Осанна, Сыну Давидову! Царь Израилев». Вечером того дня Господь вернулся с учениками в Вифанию.

Осанна, Сыну Давидову, благословен, грядый во имя Господне Мы празднуем праздник Входа Господа в Иерусалим в последнее воскресенье перед Пасхой. В субботу вечером, накануне самого праздника, мы всегда принимаем участие в большой церковной службе, вспоминая, как народ, любивший Христа, приветствовал Его по дороге. Мы тоже хотим участвовать в этой радостной встрече Христа, поэтому мы приносим в церковь в этот вечер те зеленые ветки, которые уже у нас расцвели к этому времени ранней, ранней весны и протягиваем их Христу вместе с народом еврейским и говорим: «Осанна, Сыну Давидову, благословен грядый во имя Господа». Мы еще зажигаем свечи во славу Божью и стоим с ветвями и зажженными свечами. Господь благословляет наши ветви, которые

Праздники священник окропляет святою водою, и мы потом несем их домой и храним около икон. У нас в России бывало еще очень холодно ко дню этого праздника, местами только еще сходил снег с полей, и только одно дерево начинало уже расцветать — это была верба, которая показывала свои маленькие белые зайчики на своих ветках. Вот поэтому мы, не имея пальмовых ветвей, приносим Христу в этот день то, что имеем, — свои вербочки, а праздник называем поэтому Вербным воскресеньем.

Того, на кого херувимы со страхом не могут смотреть, сегодня дети восхваляют с ветками и пальмовыми ветвями Вербное воскресенье Ветвями пальм Тебя венчали, «Осанна» пел Иерусалим, Мы в дни смятенья и печали, Как, чем, Господь, Тебя почтим? Нарежем вербы над рекою, Листвы брусничной наберем В лесу, под старою сосною, Где рыхлый снег подтаял днем. Гряди, Господь, в селенья наши, На наши бедные поля, И виждь: полна страданья чаша, Изныла русская земля. О. Беляевская

Тебе, хотевшему войти во святой город, Господи, люди несли ветви садов, воспевая Тебя, Владыку ШЕСТВИЕ НА ОСЛЯТИ В ДРЕВНЕЙ РУСИ

В Вербное воскресенье в нашей древней Москве после обедни устраивался торжественный крестный ход из кремлевского Успенского собора на «лобное место». В крестном ходе всегда участвовал патриарх московский и царь.


73

Праздники На площади, куда приходило шествие, уже все было приготовлено для совершения молебствия. Тут же в санях, украшенных красным и зеленым сукном, была укреплена освященная верба, увешанная яблоками, финиками, смоквами и другими плодами. Недалеко же от этого места поставлено было «осля», как тогда его называли, — белая лошадь вместо осленка — потому что в России из-за холодной зимы настоящие ослы не могут жить, — украшенная тоже белым шелковым покрывалом. Патриарх благословлял народ и раздавал вербу. Когда во время службы начинали читать Евангелие и доходили до слов: «И послал (Господь) двоих учеников своих», патриарх обращался к двум священникам и говорил им: «Идите в село, которое перед вами, и там найдете привязанного молодого осла, отвяжите его и приведите сюда», — они шли и брали приготовленного ранее «осля», причем те, кто держал «осля», спрашивали их Евангельскими словами: «Что делаете, отвязывая осленка?» Они же отвечали: «Господь его требует». Когда дальше Евангелие говорит: «И привели осленка», — служители церкви подводили под уздцы «осля», изображая учеников Христа. «Осля» тут еще покрывали одеждами, красным и зеленым сукном, а потом и золотым ковром — патриарх по высоким ступенькам восходил на «осля». Начиналось шествие обратно в Кремль. Царь, показывая свое смирение перед Церковью, — вел «осля» под уздцы, в полном царском одеянии. Патриарх благословлял народ крестом. Везли в санях убранную, разукрашенную вербу, которую потом патриарх рассылал тем, кто особенно потрудился. Кругом «осля» шли мальчики, одетые в белые одежды, держа вербу и пели: «Осанна, Сыну Давидову, Бла-

У нас в России бывало еще очень холодно ко дню этого праздника, местами только еще сходил снег с полей, и только одно дерево начинало уже расцветать — это была верба, которая показывала свои маленькие белые зайчики на своих ветках. Вот поэтому мы, не имея пальмовых ветвей, приносим Христу в этот день то, что имеем, — свои вербочки, а праздник называем поэтому Вербным воскресеньем

гословен грядый во имя Господне». Войска, стрельцы и народ расстилали по дороге свои одежды, кафтаны и сукна разных цветов. Однажды около 700 человек приняли участие только в расстилании одежд. Так крестный ход доходил снова до Успенского собора, входил в храм, и тут уже заканчивалась начатая на площади служба.

Веселися, Иерусалиме, потому что приходит царствующий в веках Господь. Да благоговеет вся земля перед лицом Его и да воспоет: Благословите вся дела Господня, Господа Вербочки Мальчики да девочки Свечечки и вербочки Понесли домой. Огонечки теплятся, Прохожие крестятся, И пахнет весной. Ветерок удаленький, Дождик, дождик маленький, Не задуй огня. В воскресенье Вербное Завтра встану первая Для святого дня. А. Блок


74

Праздники СТРАСТНАЯ НЕДЕЛЯ

Св. Евангелие от: Матфея гл. 26, 27, Марка гл. 14, ст. 10–72, гл. 15, Луки гл. 22, 23, Иоанна гл. 13, 18, 19.

Ради Лазарева воскресения, Господи, тебе дети еврейския воспевали осанна, беззаконный же Иуда не захотел разуметь Тайная вечеря Перед Пасхою книжники и фарисеи, которые были врагами Христа, собрались вместе и советовались о том, как бы им убить Христа. И в это время к ним вошел один из 12 учеников Спасителя — Иуда Искариот и сказал им: «Что вы мне дадите, если я предам Его вам?» Они предложили ему 30 сребреников. Иуда согласился взять эти деньги и с этого дня искал случая, чтобы предать им Господа. В четверг вечером, накануне еврейской Пасхи, Христос собрался с учениками в комнате, где была приготовлена учениками Пасхальная трапеза. Когда Христос вошел в комнату, Он снял с себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, опоясался им. Потом налил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать их полотенцем, которым был препоясан. Когда Христос омыл всем ноги, Он сел с учениками за стол и сказал им: «Знаете, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом и правильно говорите. И так если Я — Учитель и Господь — умыл вам ноги, то и вы должны делать друг другу то же». И говорил дальше: «Истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. А лучше было бы такому человеку не родиться на свет». Когда Апостолы услышали эти слова Господа, они опечалились и начали все спрашивать Господа: «Не я ли, Господи, не я ли?» Иуда также спросил: «Не я, ли, Господи?» Христос ответил ему тихо,

так, что никто не слышал: «Да, ты!» Иуда после этого встал и вышел, а была уже темная, глухая ночь. Во время этой вечери, еще при Иуде, Христос взял хлеб, благословил его, разломил и, раздавая ученикам, сказал: «Это тело Мое, за вас ломимое, во оставление грехов». И взяв чашу с вином, благодарил Господа, подал ее ученикам и сказал: «Пейте от нея все. Это кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Творите это в Мое воспоминание». Так совершилось для нас великое событие — Христос установил нам таинство святого Причащения Телом и Кровью Христа.

Люди мои (это поют в церкви от лица Господа), что сделал я вам? Не наполнил ли я Иудею чудесами? Не воскрешал ли мертвых? Не исцелял ли все болезни? Что же вы мне за это воздаете? Почему забыли меня? Мне раны наносите, за жизнь меня умерщвляете, распинаете на кресте как злодея Великий четверг Тайную вечерю Христа с учениками мы вспоминаем в Великий четверг на Страстной неделе. Наша каждая обедня в церкви есть такая же тайная вечеря, как та, в которой участвовал Христос перед Своей смертью. С нами на обедне всегда присутствует Он Сам, и мы причащаемся Тела и Крови Христа. Но в Великий четверг мы вспоминаем именно ту Тайную вечерю, на которой Христос первый раз причастил Своих учеников; вот почему так важно нам причаститься именно в день Великого четверга, вот почему в этот день поют такую особенную молитву: «Вечери твоей тайной, сегодня, Сыне Божий, причастником меня приими, я не скажу врагам Твоим об этой тайне и не дам Тебе поце-


75

Праздники луя, как Иуда, но, как разбойник, буду исповедовать Тебя: Помяни меня, Господи, во царствии Твоем». После обедни в главной церкви города, где служит епископ, происходит замечательный обряд омовения ног. По примеру Спасителя архиерей, который изображает Спасителя, омывает в церкви ноги 12 священникам, которые изображают Апостолов.

Да молчат сегодня все люди, и да стоят со страхом и трепетом и ни о чем земном не думают. Потому что Царь царствующих и Господь господствующих приходит на смерть. Ангелы же все и многоочитые херувимы и шестокрылые серафимы от страха лица закрывают и поют Ему: «Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя!» Страсти В четверг же вечером мы идем в церковь на «страсти» т.е. слушать 12 Евангелий, в которых нам рассказывается о страданиях Христа. Это длинная, длинная служба, мы стоим с зажженными свечами и не тушим их даже после конца службы — это святой огонь, освященный страданиями Христа; мы несем его домой, зажигаем от него лампадки и храним, сколько можем, не туша. В Евангелиях нам рассказывают о том, как после Тайной вечери поздно ночью Христос пошел с учениками Своими в Гефсиманский сад. Христос, придя туда, сказал ученикам: «Посидите тут, а Я пойду, помолюсь там», — и, отойдя немного, пал на лицо Свое и стал молиться, и говорил: «Отче мой, если возможно, пусть минует Меня чаша эта. Впрочем, не как Я хочу, но как Ты». Пока Христос молился, ученики Его от усталости заснули. Три раза подходил к ним Христос и три раза будил их, и просил их

не спать, говоря: «Вы все еще спите? Приближается час, когда Сын Человеческий предается в руки грешных. Вот идет предающий Меня». И когда Христос говорил это, Иуда Искариот вошел в сад и с ним множество народа и воинов с мечами и кольями. Иуда же им всем дал знак, сказав: «Тот, кого я поцелую, тот и есть». И, подойдя к Иисусу, сказал: «Радуйся, Учитель», — и поцеловал Господа. Иисус же Христос сказал ему: «Друг, для чего ты пришел сюда? Целованием ли ты предаешь Сына Человеческого?» В этот момент пришедшие схватили Христа и повели Его с собою из Гефсиманского сада во дворец к еврейским первосвященникам, которые должны были судить Христа. Они долго искали вины у Христа, чтобы иметь право осудить Его на смерть, и не находили. Тогда один из первосвященников, Каиафа, говорит Христу: «Заклинаю Тебя, Богом живым, скажи нам, ты ли Христос, Сын Божий?» Иисус сказал ему: «Ты сказал. И еще говорю Teбе: отныне увидите Сына Божия, сидящего одесную силы и идущего на облаках небесных». Тогда первосвященник разодрал на себе одежды и сказал: «Он богохульствует. На что нам свидетелей? Вот вы слышали, что Он сказал». Тогда присутствующее ответили: «Он повинен смерти».

Вся тварь наполняется страхом, видя Тебя, Христе, висящим на кресте, солнце омрачается, земля сотрясается, и все сострадает тому, кто создал все И стали мучить Христа, плевать Ему в лицо, били Его по щекам и, издеваясь, говорили: «Скажи, кто ударил Тебя». Когда настало утро, Христа отвели к Понтию Пилату, римскому началь-


76 нику, который один имел право осуждать на смерть. Пилат тоже не находил у Христа никакой вины. Спаситель поразил его Своим кротким и величественным видом, и он очень хотел отпустить Христа. Он вышел из судилища к народу и сказал: «Я никакой вины не нахожу в Нем. Есть у вас обычай, чтобы я отпускал вам на Пасху коголибо из осужденных. Хотите, я отпущу вам Царя Иудейского?» Но народ, подговоренный первосвященниками, закричал в ответ: «Нет, не Его, но Варавву». Варавва же был разбойник. Тогда Пилат велел мучить Христа. И воины сплели Ему терновый колючий венок и возложили его на голову Христа, одели Его в багряницу — красную одежу, и снова били Его по щекам говоря: «Радуйся, Царь Иудейский».

Приидите все и воспоем того, Кто распят ради нас и о Ком Матерь Божия Мария при виде Его на кресте, сказала: хотя Ты и распятие терпишь – все же Ты мой Сын и мой Бог Пилат же и теперь еще хотел отпустить Христа и вывел Его к народу, надеясь, что народ пожалеет Его. Это была уже пятница перед Пасхой. И сказал Пилат: «Это — Царь Ваш». Но толпа закричала: «Возьми и распни Его». Пилат говорил им тогда: «Царя ли вашего распну?» Первосвященники же отвечали: «У нас нет царя, кроме римского цезаря. Пусть кровь Его будет на нас и на детях наших». Тогда Пилат умыл руки свои перед народом в знак того, что он не берет на себя смерть Господа, и предал Христа на распятие. Тогда сняли с Господа багряницу, одели в простые одежды и повели, чтобы распять Его. Неся свой тяжелый крест, Христос от усталости и мук, которые Он перенес, несколько раз падал под тяжестью креста.

Праздники Христа привели на место, которое называлось Голгофа, что значит — место казни. Был уже третий час дня, и распяли Христа. И была сделана надпись на кресте по повелению Пилата: «Царь Иудейский». С Христом были распяты одновременно два разбойника. Христос молился за своих мучителей и говорил: «Отче, прости им, они не знают, что делают». Один из разбойников вместе со многими из народа злословил Христа и говорил: «Если Ты Христос — спаси Себя и нас». Другой же разбойник, который был распят по правую сторону от Христа, — унимал первого и говорил: «Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден. Но мы осуждены справедливо, по нашим делам. Он же ничего плохого не сделал». И, обратившись к Господу, сказал: «Помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие Твое». Христос тогда отвечал ему: «Сегодня же ты будешь со Мною в раю». Это было уже около шести часов дня, и сделалась по всей земле тьма и продолжалась до девятого часа. Около же девяти часов возгласил Христос громким голосом: «Отче, в руки Твои предаю Дух Мой», — и сказав это, умер. И вот в храме раздралась завеса церковная на две части и земля сотряслась.

Иосиф и Никодим поют надгробные песни умершему сегодня Христу. Поют вместе с нами и серафимы Евреи же, бывшие около места казни, с великим страхом, бия себя в грудь, стали возвращаться домой, а один римский сотник, видевший все это, восславил Бога и сказал: «Истинно, этот человек был праведник, Сын Божий». Когда в Великий четверг на страстях мы слушаем этот страшный рассказ о том, как мучили Христа и как Он страдал, мы хотим вспомнить хоть


77

Праздники что-нибудь хорошее, что было в эти дни, чтобы утешить себя. И вспоминаем поэтому доброго разбойника, который пожалел Христа, и поем о нем в церкви: «Разбойника благоразумного в одно мгновение сподобил Ты, Господи, рая, и меня древом креста твоего просвети и спаси меня».

Погребение Спасителя Когда Христос умер, Его ученик Иосиф пришел к Пилату и просил позволить ему снять с креста тело Христа и похоронить. Пилат позволил. Взяв тогда тело Спасителя, Иосиф вместе с другом своим Никодимом обвил Тело чистою плащаницею с благовониями и положил в новом своем гробе, который был высечен в скале, и привалил большой камень к дверям гроба. Но евреи боялись, что ученики украдут тело Спасителя и начнут говорить, что Христос воскрес, и просили Пилата назначить стражу охранять гроб. Пилат сказал им: «Имеете стражу, пойдите и охраняйте, как знаете». Тогда пошли евреи и поставили у гроба стражу, а ко гробу приложили печати. Погребение Христа во гроб мы вспоминаем в Великую пятницу на Страстной неделе. На середину церкви выносится плащаница — изображение Спасителя, лежащего во гробе. Когда поют слова: «Благообразный Иосиф с древа снял пречистое тело твое, плащаницею чистою и душистою обвил и во гробе новом положил», священник выносит плащаницу из алтаря и кладет ее посреди храма на приготовленный гроб. Мы тоже отираем ее душистыми маслами, украшаем цветами, прикладываем к ней и зажигаем перед ней свечи. И храним в этот день очень строгий пост.

Не рыдай о мне, мати, видя меня во гробе, возстану и прославлюсь и вознесусь со славою

Но вот пришел на землю Спаситель. Он пострадал и умер на кресте. После своей смерти Его душа, как и души всех умиравших, сошла в ад. Но Его душа вошла в ад с таким светом и такою славою, что все бывшие там сразу узнали в Нем Царя славы — Бога

Страстная суббота Самый тихий день в году — страстная суббота, тот день, когда Спаситель был в гробу. Вся природа, и люди, и ангелы полны в этот день молчания. В этот день совершилось великое событие. В то время когда тело Христа лежало в гробу — душа Его, как учит наша Церковь, сошла в ад. До прихода Спасителя на землю души всех умерших людей, даже души святых и праведных людей, как и души пророков, — после смерти шли в ад, потому что в мире еще не было прощения. Но вот пришел на землю Спаситель. Он пострадал и умер на кресте. После своей смерти Его душа, как и души всех умиравших, сошла в ад. Но Его душа вошла в ад с таким светом и такою славою, что все бывшие там сразу узнали в Нем Царя славы — Бога. Все преграды, закрывавшие ад, рушились, Христос велел ангелам связать сатану и, обратясь к Адаму и другим людям, сказал: «Идите со мною все, от начала Mиpa здесь заключенные. Я вас освобождаю силою своего креста». И благословил крестом всех, и Адама, и пророков, и праведников, и вывел их из ада. В память этого сошествия Спасителя в ад и победы Его над смертью в конце заутрени ночью перед Великою субботою мы в церкви совершаем вокруг храмов крестный ход с плащаницею!


78

Всегда несокрушаем

Преподавателю курса ОПК

Елена Белоусова*

«Светлеют наши взоры…» Пасха в русской словесности Урок по программе «Живое слово»**

Всюду Пасха! Только человек почти не видит этого. Вот плохо у него на душе, грустно ему, больно, словно черные тучи сошлись над его головой. Он придумывает разные слова, как-то — стресс, депрессия. Идет к психоаналитику, пьет таблетки. Но лучше ему не становится. Потому что он прерывает естественный духовный процесс, на который ему указал Господь своими Крестными страданиями, своей Голгофой, своим Воскресением. Умейте идти своим Крестным путем, умейте выдержать личную Голгофу (которая дается нам в наших душевных переживаниях чуть ли не каждый день), и вы узнаете великую радость Воскресения!

* Учитель СШ № 47, г. Калининград. ** «Живое слово» (методическое пособие для учителя), Калининград, 2007.

Цель урока: раскрыть духовный смысл Пасхи через анализ фольклорных произведений и произведений русской поэзии. Задачи урока: 1) познакомить с произведениями фольклора и русских поэтов о Пасхе; 2) развивать критическое мышление, умение выделять главное, анализировать, сопоставлять, ставить вопросы к тексту; развивать навыки выразительного чтения лирических произведений; 3) воспитывать уважительное отношение к русским культурным традициям. Литературный материал: волочебные песни, стихотворения русских поэтов, народные предания. Оборудование: картина Александра Иванова «Воскресение». ХОД УРОКА

1. Введение в урок. Учитель. Самый главный, самый красивый, торжественный и самый светлый праздник Православной Церкви – Воскресение Христово, Пасха. Самое главное переживание праздника — воскресение Христа. Православная вера основывается на радости, утверждении воскресения души в жизнь вечную, победы над адом и смертью, обновления человеческой души. Своим воскресением Христос показал возможность воскресения каждого из христиан. Воскресение Христово почитается христианами как Праздник праздников, Торжество торжеств. В течение пятидесяти дней после Пасхи люди обмениваются главной вестью,


79

Преподавателю курса ОПК главной радостью: «Христос воскресе!» Очень красива и торжественна пасхальная служба в храме: единственная служба в году, когда ничего не читается, все поется. Звучит аудиозапись пасхального благовеста. Во время прослушивания учитель (или подготовившийся учащийся) читает стихотворение. Колокол дремавший Разбудил поля, Улыбнулась солнцу Сонная земля. Понеслись удары К синим небесам, Звонко раздается Голос по лесам. Скрылась за рекою Белая луна, Звонко побежала Резвая волна. Тихая долина Отгоняет сон, Где-то за дорогой Замирает звон. С. Есенин «Пасхальный благовест»

Учитель. Ребята, подберите эпитеты к колокольному звону. Какое настроение он вызывает? Дети подбирают эпитеты, говорят о своем настроении после слушания колокольного звона.

Учитель. Это пасхальный благовест, возвещающий всей округе радостную весть: Христос воскрес! Наконец, после семинедельного поста, приходит на Русь великий праздник Пасхи, Светлое Христово Воскресение. «Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?» – восклицает в своем пасхальном послании святой Иоанн Златоуст. Смерть побеждена воскрешением из мертвых Бога. «Христос воскресе! Воистину воскресе!» – приветствовали друг друга люди с троекратным целованием. Одаривали знакомых крашеными яйцами, куличами. Целую неделю из храмов раздавался перезвон: по обычаю на колокольню допускались все желающие. А желающих было много. Пасха про-

должалась до Вознесения, т.е. сорок дней. Вся первая неделя после Пасхи считалась за один день, поэтому и называлась – светлая неделя. 2. Анализ волочебных песен. Учитель. На этой светлой и святой неделе в деревнях появлялись удивительные люди – странники. Они не всегда приходили издалека, иной раз из соседней деревни. Это были своего рода колядующие, с котомками за спиной и с песней о воскресении Христа. Звались эти люди волочебники, в иных местах — волынь, лалынъ. Ученые считают, что скорее всего слово «волочебники» происходит от слова волочить (волочиться). Шли они дорогой долгой небольшими группами, партиями, стало быть, волочились. Волочебные песни очень ритмичны, словно шаг праздничного радостного шествия. Ученики выступают с чтением текстов волочебных песен.

***

Хозяйнушка наша матушка! Христос воскрес, Сын Божий! Дари ты нас, не держи ты нас! Христос воскрес, Сын Божий! А наши дары невеликие: Христос воскрес, Сын Божий! Кусок сала да и пара яиц – Христос воскрес, Сын Божий! У дверь не лезут, у окошко дают! Христос воскрес, Сын Божий! Не хочешь дарить – ходи ты с нам, Христос воскрес, Сын Божий! Кий* волочить, грязи толочить, Христос воскрес, Сын Божий! Собак дразнить, людей смешить! Христос воскрес, Сын Божий!

***

Ну-те, братцы-товарищи, Собирайтеся до кучечки! Пройдемте в тое село, Поздравим их с праздничком, Их с праздничком, с Христовым днем, С Христовым днем, красным яйцом! *Кий – палка, посох.


80

Преподавателю курса ОПК В том селе лежит брусья, Лежит брусья тесовая, Тесовая, дубовая. На том брусье сидят мужи, Сидят мужи, мужи честные, Радят раду, раду добрую: «Ну-те, братцы-товарищи! Дожидаемся мы двух праздников, Двух праздников веселеньких: Первый праздник – свет Егорий, Другой праздник – свет Никола, Свет Егорий* с шелковой травой, Свет Никола** с засевочком, С засевочком с овсяненьким». «Ну-те, братцы-товарищи! Собирайтеся до кучечки! Будем радить раду добрую: «Кому у нас, братцы, запахивать, Запахивать и засевать?» – «Запахивать пану Ивану, Засевать его брату!».

Вопросы для обсуждения: — Каково настроение обеих песен? — Какими словами в волочебных песнях наиболее ярко передано настроение пасхальной радости? — Чем отличаются по содержанию две эти песни? — В чем проявляется шуточный характер первой песни? — Какие праздники, согласно второй песне, следуют за Пасхой? — Забота о каких предстоящих трудах выражена во второй песне? 3. Работа над идейным смыслом народного предания. Учитель. По народным представлениям, от Пасхи до Вознесения по земле странствуют Христос и апостолы в нищенском одеянии: они испытывают людское милосердие, награждают добрых людей и наказывают злых, жадных и жестоких. Эти представле* Свет Егорий – празднование памяти святого Георгия Победоносца (6 мая по новому стилю). В этот день совершались молебны на полях о будущем урожае. ** Свет Никола – второе (первое – 19 декабря по новому стилю) празднование памяти святого Николая Чудотворца (22 мая). Основной сев начинался после дня его памяти.

ния отразились в народных преданиях. Прочитаем одно из них. Ученики читают народное предание «Христос-странник» (из собрания А.Н. Афанасьева), чтение прерывается в том месте, где апостол Петр сообщает Христу, что в супе богатой хозяйки плавает один «глазок».

Христос-странник (народное предание) (начало) Однажды Христос и апостол Петр пришли поздно вечером в деревню. Господь хотел искать ночлега в бедной избушке, но св. Петр настаивал, что они могут пойти в один из богатых домов, где во всем достаток. Господь не удерживал его; позволил ему идти, а сам присел подле бедной избушки. Петр отправился в самый что ни есть богатый дом. «Здесь во всем изобилие, здесь дадут нам добрый ужин и хороший ночлег!» — думал он; но ошибся. Грубо отказала ему хозяйка: «Нет у меня для бродяг ни ужина, ни ночлега!» Рассердился Петр, однако не потерял надежды и пошел в другой дом. И здесь, и в третьем доме получил он точно такой же отказ. С досадою вернулся он наконец к Спасителю. «Пойдем, поищем в этой избушке», — сказал Господь, и оба вошли в хижину. Они застали хозяйку с детьми за столом. Повсюду заметна была нищета. «Ну, хорошо мы будем приняты, — подумал Петр, — у бабы у самой нет ничего!» Но он ошибся. Когда Господь попросил ужина и ночлега, хозяйка-вдова отвечала: «Если вы не побрезгаете тем, что есть у меня, я очень рада вас угостить». Господь был всем доволен. Вдова тотчас встала и вышла; немного погодя воротилась и принесла чашку супу. Она извинялась, что суп недовольно жирен; она охотно бы приготовила его жирнее, да масла нет. «Петр, — сказал Спаситель, — считай глазки, что в супе плавают!»


81

Преподавателю курса ОПК Апостол сосчитал глазки; их было более шестидесяти, и то, считая не пристально. Когда они поели и стали сбираться на чердак, где приготовила вдова им постели, Спаситель отсчитал столько же золотых монет, сколько плавало в супе глазков, и подарил их вдове. Бедная женщина не знала, что делать от радости. Рано утром пошла она в соседний богатый дом за молоком, чтобы изготовить странникам хороший завтрак, и рассказала тамошней хозяйке, как щедро наградили ее странники за плохой суп: они дали столько же золотых монет, сколько плавало в супе глазков. Богатая крестьянка была жадна на деньги. Она сказала вдове, чтобы та ничего не варила для странников, что она сама желает их пригласить, что у нее всего много и суп может быть изготовлен лучше. Когда передала о том вдова св. Петру и Спасителю, Господь сказал: «Пойдем, Петр!» Они пошли в дом той крестьянки, сопровождаемые благословениями вдовы. Богатая крестьянка приготовила им жирныйжирный суп. «Если они так щедро заплатили за худой суп, — думала она, — то как же заплатят за хороший!» «Петр, — сказал Господь,— считай глазки, что в супе плавают». «О Господи! — воскликнул Петр, которому суп показался очень вкусным, — суп так хорош, что весь жир на нем слился в один глаз. Хозяйка заслуживает, чтоб ты вознаградил ее вдвое больше»…

Учитель. Думаю, вам несложно будет предположить, чем закончилась эта история. Работая в парах, придумайте собственное окончание предания и дайте обоснование своему варианту. Ученики обсуждают свои варианты окончания предания, после читают окончание предания из собрания А.Н.Афанасьева 6 ДуховноRнравственное воспитание № 2_10

Христос-странник (народное предание) (окончание) …Уходя, Господь подарил крестьянке только один золотой. Она была недовольна этим, однако Господь не дал ей ничего более: «Сколько глазков, столько и золотых!» Дорогою осуждал Петр Господа, но Господь сказал: «Петр, не в величине достоинство дара, а в той внутренней цели, с какою он дается. Истинно говорю тебе, что худой суп бедной вдовы в шестьдесят раз более стоит, чем вкусный суп богатой крестьянки».

Задания по тексту: 1. Подчеркните в тексте (выпишите) самые важные, по вашему мнению, слова. Как вы их понимаете? 2. Составьте проблемные вопросы по данному тексту. (Почему бедная вдова с радостью приняла Христа и апостола, не зная, кто перед ней? Если бы в супе богатой крестьянки плавало 120 жирных «глазков», наградил бы ее Христос 120 золотыми монетами?) Самостоятельная работа: прочитайте народное предание «Чудо на мельнице» (см. Приложение), сформулируйте его идею и сравните ее с идеей предания «Христос-странник». 4. Выразительное чтение и анализ стихотворений русских поэтов. Учитель предлагает ребятам прочитать наизусть выученные стихотворения о Пасхе, стараясь передать настроение автора. Это, например, стихи А.Н. Майкова «Христос воскрес!», С.Я. Надсона «Христос молился… Пот кровавый…» и др.

Хвала Воскресшему Хвалите Господа с Небес И пойте непрестанно: Исполнен мир Его чудес И славы несказанной. Хвалите сонм Бесплотных Сил И Ангельские лики: Из мрака скорбного могил Свет воссиял великий.


82

Преподавателю курса ОПК Хвалите Господа с Небес, Холмы, утесы, горы! Осанна! Смерти страх исчез, Светлеют наши взоры. Хвалите Бога, моря даль И океан безбрежный! Да смолкнут всякая печаль И ропот безнадежный! Хвалите Господа с Небес И славьте, человеки! Воскрес Христос! Христос воскрес! И смерть попрал навеки. К. Р. «Хвала Воскресшему»

Вопросы для обсуждения: — Что общего во всех стихотворениях? — Как состояние природы отражает праздник? Докажите текстом. — На Руси Пасху называют Праздником праздников, Торжеством торжеств. Как вы можете объяснить, познакомившись с произведениями русской словесности, почему Пасха считается самым главным, светлым и торжественным праздником? — Какая главная идея заключается в этом празднике? (для иллюстрации можно обратиться к последним строкам стихотворения «Хвала Воскресшему» К. Р. (великого князя Константина Романова): «Воскрес Христос! Христос воскрес! / И смерть попрал навеки!», — а также к тропарю праздника: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав» (поправ – победив, сущим во гробех – умершим, живот — жизнь).

Подведение итогов. Вопрос для обсуждения: — Что является центральной идеей праздника Пасхи и как он отражается в русской словесности?

Домашнее задание: напишите стилизацию под народное предание, взяв за основу идею преданий «Чудо на мельнице», «Христос-странник». Приложение Чудо на мельнице (народное предание) Когда-то пришел Христос в худой нищенской одеже на мельницу и стал просить у мельника святую милостыньку. Мельник осерчал: «Ступай, ступай отселева с Богом! Много вас таскается, всех не накормишь!» Тактаки ничего и не дал. На ту пору случись — мужичок привез на мельницу смолоть небольшой мешок ржи, увидал нищего и сжалился: «Подь сюды, я тебе дам». И стал отсыпать ему из мешка хлеба; отсыпал, почитай, с целую мерку, а нищий все свою кису подставляет. «Что, али еще отсыпать?» — «Да, коли будет ваша милость! Ну, пожалуй!» Отсыпал еще с мерку, а нищий все-таки подставляет свою кису. Отсыпал ему мужичок и в третий раз, и осталось у него у самого зерна так, самая малость. «Вот дурак! Сколько отдал,— думает мельник,— да я еще за помол возьму; что ж ему-то останется?» Ну, хорошо. Взял он у мужика рожь, засыпал и стал молоть; смотрит: уж много прошло времени, а мука все сыпется да сыпется! Что за диво! Всего зерна-то было с четверть, а муки намололось четвертей двадцать, да и еще осталось, что молоть: мука себе все сыпется да сыпется... Мужик не знал, куда и собирать-то!


83

Уроки на всю жизнь

Собою питаю

Цель: показать идейную сущность праздников в жизни человека, общества и государства. Задачи: – дать характеристику обстоятельствам, которые служат причинами возникновения праздников, выявить смыслообразующую суть праздника, показать жизнестойкость и необходимость наличия праздников в частной, семейной, общественной и государственной жизни; – показать духовную основу праздничных дней и истоки возникновения праздников; – выявить причины перехода общества от одних праздников к другим, показать устойчивость одних праздников в сравнении с другими, которые быстро стираются из памяти. Оборудование: 1. Перечень двунадесятых праздников в Русской Православной Церкви. 2. Перечень дней боевой славы в России. 3. Перечень событий одного из дней в истории (желательно того дня, когда проводится урок). 4. Перечень государственных праздников. 5. Словари: Ожегова, иностранных слов, статьи и исследования. План: 1. Что такое праздник? 2. Виды праздников. 3. Смысл праздника. 4. Истоки праздников. 5. Государственные праздники в России. 6. Религиозные праздники и причины их жизнестойкости. 7. Праздник и праздность. 6*

Андрей Елисов*

Философия праздника Воспитательное мероприятие для 11-го класса Есть множество праздников, и мы, конечно, любим их, ждем их. Особенно в детстве. Есть множество праздников, но бывает так, что у человека вдруг без каких-то видимых причин, вне зависимости от той или иной календарной даты, погоды, других обстоятельств становится празднично на душе. Так нас посещает Господь. Так, в этой личной радости Господь говорит человеку, что он дорог Ему именно, как личность, как единственная неповторимая индивидуальность. В этой «нечаянной радости» человеку даются невиданные силы для жизни, надо только уметь эту радость почувствовать в себе, не отказаться о нее.

* Учитель истории и курса «Основы православной культуры», лауреат конкурса «Серафимовский учитель», победитель Всероссийского конкурса «За нравственный подвиг учителя», Саваслейская средняя школа, с. Саваслейка, Кулебакский район, Нижегородская область.


84

Уроки на всю жизнь КОНСПЕКТ МЕРОПРИЯТИЯ

1. Оргмомент. Учитель формулирует цели мероприятия, делит учащихся на группы и задает вопрос аудитории: что означает словосочетание «с праздником»? Каждая группа объясняет свое понимание вопроса. Учитель подчеркивает, что нынешний день (и каждый день) – это праздник в религиозном и светском плане. У кого-то ныне семейный праздник, а возможно – это двунадесятый праздник в Православной Церкви (один из 12), возможно, государственный праздник или День боевой славы. 2. Актуализация и мотивация. Учитель выясняет: в чем необходимость праздника? Для этого он предлагает дать определение празднику. 1-я группа проводит «мозговой штурм» в своей группе. 2-я группа работает со словарями. 3-я группа проводит словообразовательный анализ слова «праздник». Результаты групповой деятельности приобретают следующий вид: 1-я группа отмечает, что праздник объединяет большинство людей вокруг общего события, который проверен историей. 2-я группа обнаруживает такое определение праздника: 1. день торжества в честь или в память какогото события; 2. выходной, нерабочий день; 3. день, отмеченный обычаем или церковью; 4. день радости и торжества; 5. день игр и развлечений. К тому же отмечается, что в Словаре иностранных слов это слово отсутствует. 3-я группа отмечает два подхода. С одной стороны, в слове «праздник» прячутся слова «радость» и «страдание», с другой стороны, корень

«праздн», означает «пустой» или «порожний». Почему так? А все потому, что раньше граница между праздником и отдыхом была жесткой, и поэтому так сложно и с большим трудом оценивали само это социальное явление, которое, собственно, и называлось праздником. 3. Систематизация и закрепление. Учащиеся делают вывод, что в Словаре русского языка Ожегова отмечается двойственная природа праздника (день торжества в честь или в память какого-то события и выходной, нерабочий день). Далее группы получают следующее задание: 1-я группа дает определение государственного праздника; 2-я группа – религиозного праздника; 3-я группа – праздника боевой славы. Результаты работы групп записываются на доске: 1. Государственный праздник – это событие, которое объединяет большинство людей в государстве, при условии, что непразднующая часть населения готова поздравить празднующую и не чувствует себя оскорбленной этим торжеством 2. Религиозный праздник – это событие в память о значимых фактах в истории той или иной религии, связанное определенными культовыми особенностями и объединяющее представителей этой религии в общей радости. 3. Праздник боевой славы – это событие, отмечаемое армией и обществом, связанное с выдающимися успехами в военном деле, повлиявшее на ход истории Отечества. Учащиеся определяют, что сближает все три определения? Учитель обобщает, что сущность праздника – это торжество радости, которую разделяет большинство, и


Уроки на всю жизнь дополняет список праздников следующими: – общественные; – корпоративные; – семейные; – личные. Учитель спрашивает, что является истоками праздника: 1-я группа считает, что события. 2-я группа считает, что люди. 3-я группа считает, что это общая радость или страдание. Учитель задается вопросом: «Откуда, собственно, пошли праздники в христианских традициях?» Получили они свое развитие от иудейских праздников, которые повлияли на саму христианскую традицию. Таким образом, сложился своего рода сакральный календарь, в котором родился культурнорелигиозный феномен праздника как богослужения. Интересно, что каждый церковный праздник отличается от другого типом богослужения. Учитель дает задание группам: 1. Всякое ли событие есть праздник? 2. Почему у православных каждый день – это праздник? 3. Почему в светском календаре каждый день связан с каким-то общественным празднованием? Систематизация ответов: 1. Если событие затрагивает интересы большинства, то оно может стать праздничным, но таких событий в государственном масштабе не должно быть много. Для конкретного человека (индивидуально) какое-то событие может стать праздником. 2. Для православных каждый день есть самый важный день в жизни, и он должен переживаться человеком как последний. Вот почему одинакового богослужения в церкви нет – каждый день оно разное. В Святцах каждый из 365 дней в году отмечен событиями из христианской истории, празднованием в честь святых Православной Церкви.

85 3. Общество берет за основу религиозную традицию, но переводит ее на светский уровень, и потому в календаре года каждый день отмечен памятью о событии или человеке. Учитель подчеркивает, что не менее важный и интересный вопрос – это исконный смысл христианского праздника. Он заключается в том, что в праздничный день совершаются поклонения пение, чтение. К православным традициям добавляются еще и народные, к которым относятся крашение яиц, печение пирогов, калачей, куличей и приготовление др. блюд. Практически все христианские традиции заимствованы из богослужения иудейской общины. Наши праздники порой пересекались с иудейскими, черпая в них что-то важное и особенное, но при этом добавляя свое в обычаях и традициях. Наука, которая в христианстве занимается изучением богослужения, называется литургикой, а ее часть, имеющая своим предметом исследование церковных праздников, именуется эортология (от греч. έορτή — праздник) – праздниковедение. Следуя архимандриту Киприану (Керну), православный эортолог занимается вопросами истории возникновения праздников, их развития, расширения их объемов и числа, а также историей возникновения календаря и типов календарей, развитием Типикона (церковно-богослужебная книга, содержащая в себе систематическое указание порядка и образа совершения православных церковных служб) как регулятора повседневной и праздничной церковной жизни. Учитель дает каждой группе задание – по перечню праздников определить: в чем причина образования того или иного праздника?


86

Уроки на всю жизнь Виды праздников

Христианские двунадесятые 1. Рождество Христово 2. Крещение Господне 3. Сретение Господне 4. Благовещение Пресвятой Богородицы 5. Вход Господень в Иерусалим 6. Вознесение Господне 7. Святая Троица 8. Преображение Господне 9. Успение Богородицы 10. Рождество Пресвятой Богородицы 11. Воздвижение Креста Господня 12. Введение во храм Пресвятой Богородицы

Государственные

Дни боевой славы

1. Новый год 2. Рождество Христово 3. День защитника Отечества 4. Праздник российских женщин 5. Праздник весны и труда 6. День Победы 7. День России 8. День народного единства

27 января – снятие блокады Ленинграда 2 февраля – разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом 18 апреля – Ледовое побоище 9 мая – День Победы 10 июля – Полтавская битва 9 августа – Гангутское сражение 23 августа – победа на Курской дуге 8 сентября – битва под Бородино 11 сентября – победа Ушакова над турками под Корфу 21 сентября – Куликовская битва 4 ноября – освобождение ополчением Минина и Пожарского Москвы 1 декабря – победа над турками под Синопом под руководством Нахимова 5 декабря – контрнаступление советских войск под Москвой 24 декабря – победа Суворова над турками под Измаилом

Учитель просит группы 1, 2, 3 сравнить праздники советские, дореволюционные и современные: До 1917 г.

После 1917 г. и до 1991 г.

С 1992 г.

1. Рождество Христово

1. Новый год

1. Новый год и Рождество Христово

2. День жен-мироносиц (второе воскресенье после Пасхи)

2. 8 марта – Международный женский день

2. 8 марта – праздник российских женщин

3. 6 мая – день Георгия Победоносца

3. Сначала 23 февраля – день Красной армии, потом: 9 мая – День Победы

3. 23 февраля – День защитника Отечества 9 мая – День Победы 4 ноября – День народного единства

4. Пасха Христова

4. 22 апреля – день 4. 1 мая – праздник весны Рождения Ленина 1 мая – праздник весны и труда

На основании этой таблицы учащиеся приходят к выводу, что истоком советских и российских праздников являются христианские дореволюционные праздники и что каждая эпоха выдвигает своих героев и празднует события, ее определяющие.

Учитель предлагает каждой группе подумать, какие новые государственные праздники могут быть введены в нашей стране. Вот что предложили ученики: 1-я группа – праздник семьи в честь Петра и Февронии;


Уроки на всю жизнь 2-я группа – День русского народа и народов России; 3-я группа – День матери в день Рождества Богородицы. Учитель спрашивает, какие известные календарные даты не могут быть государственными праздниками. Вот что говорят ученики: 7 ноября – день Октябрьской революции. День победы в Гражданской войне 1918–1920 гг. День ввода советских войск в Афганистан. Учитель спрашивает: чем отличается празднование от праздности. Учащиеся подчеркивают, что празднование — это участие в сорадовании большинства, которое предлагает и труд, и веселье, а праздность — это пустое времяпрепровождение сродни лени, которое убивает идею праздника и развивает в человеке не положительные качества, а отрицательные. Выводы: – нам необходима культура празднования; ритуал праздника, выбор его символики; – праздник и выходной день подразумевают совместные радость и труд. Пр и л о же ни е (дополнительная информация к уроку) Праздники – неизменные спутники народной жизни. Праздники для нас – это возможность доставить радость близким! Праздник – не календарное понятие. Праздник происходит там, где его чувствуют, где его ждут. Праздник как феномен культуры — день или дни торжества, установленные в честь или память кого-то или чего-либо. В сознании человека праздник ассоциируется с «временным вступлением в утопическое царство всеобщности, свободы, равен-

87

Праздники — неизменные спутники народной жизни. Праздники для нас — это возможность доставить радость близким! Праздник — не календарное понятие. Праздник происходит там, где его чувствуют, где его ждут. Праздник как феномен культуры — день или дни торжества, установленные в честь или память кого-то или чего-либо. В сознании человека праздник ассоциируется с «временным вступлением в утопическое царство всеобщности, свободы, равенства и изобилия». Праздник — антитеза будням, обычной жизни, специфическая кратковременная форма человеческого бытия ства и изобилия». Праздник — антитеза будням, обычной жизни, специфическая кратковременная форма человеческого бытия. Исторические корни праздника уходят в глубокую древность, они тесно связаны с ритуалом, трудовой деятельностью, мировосприятием, образом жизни, ценностными ориентациями. Издревле существовала общечеловече- ская потребность в празднике, выполнявшем важные социальные функции: компенсаторную, эстетическую, нравственно облагораживающую. Праздник выступал как способ духовного единения, коллективного самовыражения и обретения свободы, раскрепощения, снятия груза будничных забот и тревог. Как бы далеко ни углублялись мы в историю народов России (и любой другой страны), нам не удастся найти такое время, такой период, в кото-


88 ром не было бы праздников. Начиная от плясок вокруг костра по случаю удачной охоты и кончая Святками, Масленицей, Пасхой, Купальной неделей и прочими календарными торжествами нынешних дней. Со времен первобытных капищ и языческого осмысления природы и своего места и роли в ней народ не упускал случая попеть, потанцевать, поиграть. Славили богов, поклонялись идолам, стремились умилостивить их жертвоприношениями, песнями, танцами, играми. Эта первооснова доживших до наших дней обрядов и ритуалов легко узнаваема, если знать историю формирования и развития нации. Праздники обладают способностью группового воздействия, утверждают стабильные стереотипы поведения, соответствующие данным общественным отношениям, нормы нравственности и ценностные ориентации. Праздник всегда имеет оптимистичный жизнеутверждающий характер; его содержательная сторона отличается духовной направленностью. В нем ощутима многовековая преемственность духовных ценностей. С развитием цивилизации праздники становились делом официальным, а с утверждением государственности как формы и средства управления человеческим сообществом еще и регламентированными. Тем же путем шла и церковь. Причем и церковь, и государство строго следили за тем, чтобы празднества любого масштаба и содержания не выходили за официально установленные рамки. Эта система жива и сегодня. Особое значение в праздниках приобретает их эстетическая составляющая: чувственно-эмоциональная насыщенность содержания, выразительность, экспрессивность, алогизм, зрелищность, элементы карнавальности, театрализация. Все эти качества роднят праздник с искус-

Уроки на всю жизнь ством, но не отождествляются с ним. Праздник — некая пограничная зона между реальной жизнью и художественным произведением. Типология праздников многообразна: народные (национальные), религиозные, государственные, профессиональные, семейные и др. Народным праздникам свойственна естественность, органичность; государственные праздники отличает высокая степень протокольной регламентированности, выраженная идеологическая направленность; религиозные праздники являются отражением той или иной формы верований. Наблюдается определенная близость народных и религиозных праздников, т.к. в этнонациональных культурах религия выступает одной из важных форм ценностной ориентации. Но народные праздники могут не исчерпываться религиозными, т.к. включают в себя и элементы светской культуры (карнавальная культура в Средневековье). Существует возможность превращения в перспективе государственных праздников в народные. Когда же речь идет о семейных праздниках, официальная регламентация теряет свою довлеющую силу. В узком родственном кругу, внутри «ячейки» общества действуют свои правила и регламенты и независимо от официальных канонов рождаются, умирают, преобразовываются самые разные – большие и малые – праздники. Не будет преувеличением сказать, что без праздников существование нормальной семьи невозможно, без них нет и самой семьи. Само понятие «праздник», в том числе и семейный, содержание, которое в это понятие вкладывается, трансформируется в зависимости от условий существования каждой отдельной семьи, ее духовных, религиозных, нравственных, политических ориентаций, образовательного и материального цензов.


89

Уроки на всю жизнь Семейные праздники очень многообразны, в каждом отдельном случае у них свои традиции, нормы, способы их ознаменования, даже свои критерии в определении значимости того или иного события. Но при всем при этом семейные торжества можно разделить на общечеловеческие, общенациональные, общегосударственные и лично-семейные. К общечеловеческим торжествам относятся рождение детей (это всегда радость – нет на земле народа, нации, племени, где рождение новой семьи не воспринималось бы как праздник); не менее важны дни рождения, именины, годовщины супружества. За последние годы в нашей жизни многое изменилось. Но тяга людей к праздникам, желание как-то по-особому отметить то или иное событие

остались неизменными. Более того, потребность в праздниках значительно возросла. Праздник — своеобразное зеркало социальных противоречий, в нем находят свое отражение ущемление демократических форм жизни общества, забвение национальных традиций, крушение идеалов, политизация духовной жизни, разрыв между официальной идеологией, общественным сознанием и объективными реалиями действительности. Эти противоречия находят свое воплощение в комическом аспекте праздника, в его юмористических и сатирических формах. Праздник — старейшая и перспективная форма бытия культуры.

Домашнее задание: составить перечень семейных праздников.

«Для садов мой Садовник живет...» ***

***

Сердце – сад из цветов и камней… Ты – цветок… В мое сердце проросший. Ты – мой милый! Ты – самый хороший! Но Садовнику сверху видней.

Не жду, не надеюсь, но знаю… Не жду, не зову, но храню… Не жду, но всегда вспоминаю, Боюсь и тянусь, как к огню.

Он напрасно цветка не сорвет – Только если цветок все погубит… Он так любит, так искренне любит – Для садов мой Садовник живет.

Не плачу, но слезы таятся… Не плачу, но трудно запеть… Глаза, как кристаллы, искрятся, Сверкают на солнце, как медь.

Милый! Милый! Его позови – Он не станет без зова врываться… Позовешь Его в сад – развиваться Он не даст неполезной любви…

Из ветра – дыханье, из листьев осоки – И руки, и ноги, и стан… Спокойный, как небо, как древо высокий, И громкий он, как океан…

И Он Сам будет плакать о ней – Так несет свою тяжкую ношу. Ты – мой милый! Ты – самый хороший! Но Садовнику сверху видней. Марина Левицкая, г. Владимир


90

Не ищи себя извне

Хрестоматия

Владимир Обручев (1863–1956)*

На пороге обетованной земли «Земля Санникова» (роман) (отрывок)

Как удивительно — но в романе В.А. Обручева «Земля Санникова» (1926) звучат идеи иконной «обратной перспективы», о которых впервые глубоко заговорил отец Павел Флоренский в книге «Иконостас» (1922). Обручев пишет о загадочной Земле Санникова: «Долина открыта на север, в сторону полюса, словно оттуда идет к ней тепло». Тепло — не с юга, но с севера, из ледяных пустынь, с полюса ?! Жизнь — не от жизни, от смерти?! Да, так. Жизнь пришла к нам с Голгофы, с Креста, на котором страдал и умер Господь, чтобы воскреснуть. Пропавшее племя онкилонов в романе — прообраз Богочеловечества, которое в 20-годах прошлого столетия предчувствовали ученый Обручев и богослов Флоренский.

* Русский геолог, палеонтолог, географ, писатель-фантаст.

Портрет Владимира Обручева и Владислава Дворжецкого работы художника Виталия Прадеда

едленно, длинными зигзагами поднимался караван по белому склону все выше М и выше, и казалось, конца не будет подъему; легкий туман, окутывавший склоны, не позволял видеть его гребень, и снеговой откос скрывался уже в сотне шагов в сероватой мгле. – Вот так высокая гора! – воскликнул Горохов при одной из остановок на повороте, необходимых для отдыха собакам. – Мы, вероятно, попали очень неудачно на склон одной из окраинных гор, вместо того чтобы пройти в долину, – предположил Ордин. – Весьма возможно, что весь южный край земли таков, – заметил Горюнов. – Вспомните, что мы видели впереди скалистой горной цепи высокий снежный вал, протянувшийся далеко; вот на него мы, очевидно, и поднимаемся. – Странная земля! – сказал Костяков. – Вместо крутых обрывов и скалистых мысов,


Хрестоматия которые окаймляют острова Новосибирские и Беннетта, здесь такая ровная длинная покать. – И даже нет ледников, сползающих сверху, а только снег, – прибавил Ордин. – Да, это странно! Этот склон южный, и снег на нем должен стаивать за лето. Но над ним, как мы видели, поднимается более высокая цепь гор, с которых должны были бы спускаться ледники через этот склон к морю. А мы их пока не видели. – Единственное объяснение этого странного факта, что за этим снеговым валом лежит глубокая долина и ледники спускаются в нее, – предположил Ордин, – а затем огромным ледяным потоком где-нибудь выходят к морю, как на Шпицбергене. – Но где же тогда будут кормовища для птиц, прилетающих будто бы сюда, не говоря уже об онкилонах, в существование которых я, впрочем, не верю? – заявил Костяков. – Потерпите же немного, товарищи, разгадка не за горами, – рассмеялся Горюнов. – Вперед, бодрее! На следующей остановке барометр показал уже высоту в восемьсот метров над уровнем моря. Туман как будто стал гуще, и Горохов заявил: – Как хотите, а нужно повернуть обратно. – Это почему? – воскликнул Горюнов. – Не видите, что ли? Лезем, лезем, словно на небо. Не может быть такой высокой горы. – Ох-хо-хо! – рассмеялись все трое, и даже Никифоров присоединился к ним. – А туман что значит? Вспомните гору Кигилях, которая пускает туман, чтобы люди не могли влезть на нее. – Ну, Никита, я вижу, ты от каюров суеверия набрался. Туман на высокой горе – самая обыкновенная вещь, особенно в здешних местах. Не видали мы его, что ли?

91 – Ваша воля, делайте как знаете, а я вас предостерег. Потом не говорите, что Горохов вас в беду завел. Потянулись дальше и еще через полчаса сквозь поредевший туман увидели наконец несколько темных скал среди снега, еще довольно высоко впереди. Все вздохнули свободнее и с новой энергией продолжали путь; снег стал рыхлее, и хотя уклон сделался пологим, но нарты погружались глубоко, и пришлось уминать дорогу для собак. Поэтому подъем замедлился, и последние полкилометра достались тяжело. Солнце склонилось уже к закату, когда караван очутился наконец почти на гребне этого высокого снегового увала, где барометр показал девятьсот семьдесят метров. Туман белой пеленой стлался внизу, скрывая почти весь склон и подножие, но через него открывался далекий вид на торосистую равнину моря, расстилавшуюся до горизонта. Оставив нарты у подножия плоской черной скалы, поднимавшейся невысоко над снегом, все пятеро поднялись на самый гребень и остановились в двух шагах от края огромного обрыва, которым оканчивался этот снеговой склон. – Ну и чудеса! – воскликнул Никифоров, выразив этим всеобщее изумление перед развернувшейся впереди картиной. Вместо сплошного снега и льда, которые нужно было ожидать на такой высоте, почти в тысячу метров над уровнем моря, под широтой в 79 или 80°, путешественники увидели перед собой картину пробудившейся весенней природы, хотя была только половина апреля, когда и под Якутском, на 15–17° южнее, весна еле намечается первым таянием снега. Вниз от края обрыва мрачные черные уступы, на которых белел снег, уходили в глубь огромной долины,


92 расстилавшейся на север до горизонта. На дне ее ярко зеленели обширные лужайки, разделенные площадями кустарника или леса, уже чуть подернувшегося зеленью первых листочков. В разных местах среди лужаек сверкали зеркала больших и малых озерков, соединенных серебристыми лентами ручьев, то скрывавшихся в чаще кустов, то появлявшихся на лужайках. Над более далекими озерками клубился белый туман – они словно дымились. На западе, за этой зеленой долиной, поднималась чуть не отвесной стеной высокая горная цепь, гребень которой был разрезан на остроконечные вершины, подобные зубьям исполинской пилы; на них полосами и пятнами лежал снег, тогда как ниже на обрыве его почти не было. Солнце уже спустилось за эту цепь, и вся долина погрузилась в вечернюю тень. Цепь гор уходила на север за горизонт, скрываясь в тумане, покрывавшем отдаленную часть долины. Туда же, на север, насколько можно было видеть, тянулась и гряда, на гребне которой стояли наблюдатели и которая была ниже противоположной. На юге та и другая как будто соединялись, совершенно замыкая долину с этой стороны. Безмолвное созерцание первых минут сменилось оживленным обменом впечатлений. – Диво дивное, Матвей Иванович! – произнес Никифоров. – Настоящая обетованная земля! – сказал Ордин. – Совершенно непостижима эта зелень, эта растительность под такой широтой! – заявил Костяков. – Долина открыта на север, в сторону полюса, словно оттуда идет к ней тепло. – И неудивительно, что сюда летят издалека птицы, пренебрегая нашим суровым побережьем. Вполне возможно, что сюда скрылись и онкилоны. Но как мы спустимся вниз по

Хрестоматия этим обрывам с нашими нартами? По ним и порожняком не сойдешь, – заметил Горюнов. – А вот же звери спускаются! – воскликнул Ордин, указывая на несколько темно-бурых животных с огромными рогами, закрученными спиралью по бокам головы, которые появились на уступе под ногами путешественников. – Эх, каменные бараны! Вот бы подстрелить парочку на ужин! – воскликнул Горохов. Между тем животные, очевидно почуяв людей, остановились и в недоумении подняли головы вверх. Бараны, по-видимому, все-таки были знакомы с человеком, так как, постояв минуту, резко повернули назад и скрылись за выступом скалы. В это время Горюнов изучил при помощи бинокля гребень в обе стороны от места их стоянки; на северовосток он повышался, на юго-запад как будто понижался и в этом направлении, может быть, представлял возможность спуска. – Идем вдоль гребня на юго-запад, – заявил он. – Если есть спуск вниз, то скорее всего там. – Может быть, придется окружить всю впадину, – заметил Ордин, – чтобы… – …чтобы убедиться, что спуска в нее для людей нет и что только для птиц она доступна, – подхватил Костяков. – Ну, что же, придется удовольствоваться на первый раз открытием этой громадной впадины с богатой растительностью среди полярных льдов и немедленно вернуться на материк. Пользуясь остатком дня, пошли на юго-запад вдоль гребня, который оказался неровным: он то понижался, и здесь снеговое поле южного склона доходило до самого края обрыва, то повышался и представлял скалы или острые грядки. При виде их Ордин


Хрестоматия вспомнил про свой молоток и освидетельствовал несколько таких выступов. Все они оказались состоящими из базальта, то плотного, то пузыристого или шлаковатого, представлявшего базальтовую лаву. – Я начинаю думать, – сказал он, обращаясь к Горюнову, – что ваше предположение, высказанное академику Шенку, что Земля Санникова представляет остаток вулкана, оправдывается. Эта огромная котловина, окруженная кольцом отвесных обрывов, очень похожа на кальдеру большого древнего вулкана, а базальты, встреченные нами внизу и здесь, на гребне, подтверждают это. – Такое происхождение котловины объяснит нам и существование богатой растительности под этой широтой, – прибавил Горюнов. – Но не будем решать преждевременно, посмотрим, что будет дальше. По мере движения на юго-запад гребень заметно понижался, но в сторону впадины обрывался так же круто. Сумерки сгущались, но почти полная луна уже поднялась и освещала путь. Прошел еще час. Горюнов взглянул на барометр – он показывал уже только пятьсот метров над уровнем моря. – Я думаю, нам придется заночевать на гребне. Луна не осветит спуска на ту сторону, а в темноте идти по неизвестной дороге опасно. – Найдем ровную площадку и станем, – согласился Никифоров. – Но если ночью поднимется пурга, нас может смести в пропасть, – заметил Костяков. – Пурги не будет, – заявил Горохов, – небо чистое, ветра нет, солнце село некрасное. Вот разве шайтан захочет наказать нас… – Будем надеяться, что он помилует, – рассмеялся Горюнов. Выбрали более ровное и широкое место гребня в промежутке между

93

Безмолвное созерцание первых минут сменилось оживленным обменом впечатлений. — Диво дивное, Матвей Иванович! — произнес Никифоров. — Настоящая обетованная земля! — сказал Ордин. — Совершенно непостижима эта зелень, эта растительность под такой широтой! — заявил Костяков. — Долина открыта на север, в сторону полюса, словно оттуда идет к ней тепло двумя скалами, поставили палатку, поужинали, но спать не хотелось. Таинственная впадина была слишком близко и возбуждала любопытство. Луна уже освещала более отдаленную часть ее, тогда как ближайшая оставалась в тени; в разных местах серебрились зеркала озер и ленты ручьев среди темного фона лугов и леса. Усевшись на краю обрыва, все пятеро созерцали лежавшую у ног странную впадину; освещенные луной обрывы противоположного края казались теперь еще выше и круче. Они поднимались над дном на тысячу пятьсот – тысячу шестьсот метров почти отвесно. И вдруг в ночной тишине из глубины раздалось сначала протяжное мычанье, а затем глухой рев. – Эге-ге, там зверье есть, коровы мычат! – воскликнул Никифоров. – А другой кто, который ревет? Уж не сохатый ли? – спросил Горюнов. – Нет, не сохатый и не бык. Этот зверь словно трубит в большую трубу. И не медведь. Погадали, какой это может быть зверь, но ни один из известных промышленникам не издавал таких звуков, и все остались в недоумении.


94

Хрестоматия

– А это что? – спросил Ордин, указав на засветившуюся вдали, среди впадины, красную точку, похожую на звезду; она то разгоралась, то почти потухала. – Это, пожалуй, огонек на дне кратера этого вулкана, который, очевидно, не совсем потух, – засмеялся Костяков. – А не костер ли это? – На то похоже. Значит, здесь есть люди; может быть, это пропавшие онкилоны? – сделал предположение Горюнов. Опять воцарилось молчание. Все следили глазами за этим новым загадочным явлением в странной впадине. И вот издалека чуть слышно донеслись звуки, напоминавшие барабанный бой. – Не иначе как бубен шамана! – заявил Горохов. – Стало быть, люди есть и огонь ихний! – А если есть люди, то должен быть и спуск вниз, – заметил Горюнов. – Люди не могли слететь, как птицы, по воздуху. – Спуск мог быть, но обрушился. Прошло еще полчаса в молчании, и всех стало клонить ко сну. Но тут новое явление обратило на себя внимание. Несмотря на поднявшуюся выше и ярко светившую луну, даль-

няя часть впадины стала неясной и скоро совсем исчезла в пелене тумана. Эта пелена медленно ползла на юг, и вскоре вся впадина превратилась в огромное белесоватое озеро слегка волнующегося тумана. Затем он стал подниматься выше и клочьями переползать через низкое место южной окраины, где находились путешественники. С севера потянуло сырым, но тепловатым ветерком, и скоро гребень, скалы, палатка очутились в густом тумане, через который едва была видна луна. – Представление кончилось, занавес опущен, и пора уходить! – заметил Ордин. – Уйдем от греха в палатку! – предложил Горохов. – И как вы себе хотите, Матвей Иванович, а все это – одно наваждение, марево, и земля эта, и леса, и луга, и звери. Вот увидите, завтра проснемся, ничего, кроме снега, не будет, и нам придется ворочаться поскорее. – Ну ладно, прорицатель, завтра увидим, – ответил Горюнов. Легли спать, но спали тревожно, потому что собаки по временам поднимали лай и визг, вероятно, чуя какихто не очень далеких животных.

Выше всего земного... Посмотрите на растение, именуемое подсолнечником: что такое влечет его к Солнцу, так что оно всегда преклоняется на ту сторону, где солнце. В солнце жизнь растения. Когда же подсолнечник не обращается к солнцу, то это знак, что корень его подточен червем и растение засохло. Посмотрите на пылающий огонь: отчего он все стремится кверху? Оттого, что его стихия выше земли. Когда же огонь не стремится кверху — это знак, что он не имеет пищи и угасает. Так и у христианина тот огнь любви божественной, о котором говорит Иисус Христос (Лк.12, 49), и который всегда должен стремиться в нем и его устремлять выше всего земного к Богу, есть истинный признак жизни духовной, а где этот огнь угас, там нет и сей жизни. Иаков (Вечерков), архиепископ Нижегородский (1792–1850)


95

Чтения: кино

В непогоду тих

«Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней» (Иоанн. 11, 38).

льин вместе с матросами несет тело барона Штоля, и этим прикосновением к И погибшему делает первый шаг к его воскре-

шению – в себе, Штоль воскресает в Ильине. Второй шаг к воскресению барона Штоля он совершает, когда находит во льдах замерзшую экспедицию ученого. Так Ильин достигает предельной точки, той, за которой, по словам эвенков-проводников – смерть. Так и Христос стоит перед пещерой, в которой похоронен Лазарь, стоит перед входом в царство смерти. И Господу говорится об этом – о пределе, за которым смерть, говорится Марфой: «Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе» (Иоанн. 11,39). И Ильину говорят эвенки: «Хозяин! Это худое место. Мы дальше не пойдем. Дальше – смерть». Но Иисус переступает рубикон, и Ильин переступает. Слово «смерть» обозначает предельно законченное действие, связанное с мерой. Приставка «с-» («со-») в начале глаголов – например, «счистить», «сосчитать», «сверить», «смерить» говорит именно об этой законченности. «Чистили, чистили и с-чистили», «считали, считали и со-считали», «сверяли, сверяли и с-верили», «мерили, мерили и с-мерили, с-мертили (из-мерили, из-мертили)». Значит, жить – это мерить (мертить). Что – мерить (мертить)? Жизнь. Свою собственную жизнь.

Александр Фурсов*

Семь мер жизни

Предчувствие Спасения в романе В.А. Обручева «Земля Санникова» и в одноименном фильме по мотивам романа Когда в начале фильма «Земля Санникова» (режиссеры Альберт Мкртчян и Леонид Попов, авторы сценария Марк Захаров, Владислав Федосеев, Мосфильм, 1973) ссыльный Ильин (актер Владислав Дворжецкий) встречает на берегу останки барона Штоля – ученого, который хотел найти среди вечных льдов неизвестную землю, к какой летят птицы и в направлении которой ушло, по преданию, четыреста лет назад племя онкилонов и не вернулось назад, он видится мне здесь Христом, предстоящим перед могилой Лазаря.

Мера

Всегда чего-нибудь нет,– Чего-нибудь слишком много... На все как бы есть ответ – Но без последнего слога. Свершится ли что – не так, Некстати, непрочно, зыбко... И каждый не верен знак, В решеньи каждом – ошибка.

* Главный редактор журналов «Духовно-нравственное воспитание» и «Задушевные беседы», поэт, член Союза писателей России.


96

Чтения: кино Змеится луна в воде, – Но лжет, золотясь, дорога... Ущерб, перехлест везде. А мера – только у Бога. Зинаида Гиппиус

Мы не знаем, какова наша жизнь, и мы ее мерим-измеряем. И вот когда мы ее смерим-измерим, то тогда собственно и наступит то, что есть – смерть (можно еще сказать «измерть»), т. е. смеренное, измеренное. Но ведь когда мы заканчиваем какое-либо дело: счищаем, сосчитываем, сверяем, мы обретаем не пустоту, но полноту: мы счистили (краску, ржавчину) и обрели чистоту, мы сосчитали и обрели реальную картину, выраженную в цифре, мы сверили (часы) и обрели верное время. Получается, что в смерти мы не теряем себя, но полностью обнаруживаем. Не жизнь есть полнота, но смерть есть полнота. На смерть как полноту указывает нам Господь в воскресении Лазаря. Да, смерть как полноту мы полностью сумеем понять в будущем своем воскреснии. «Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня. Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет» (Иоанн. 11,40–44). Слово «мертвый» — производное от «с-мерть», «с-мертный», «с-мертвый». В прах судьбою растертые видятся мне. Под землей распростертые видятся мне. Сколько я не вперяюсь во мрак запредельный, Только мертвые, мертвые видятся мне. Омар Хайам (перевод Германа Плисецкого)

Но «мертвый» это оказывается «смертвый», «с-мертный», смеряный,

т. е. узнавший свою полноту (духовную высоту) человек. Но обретение полноты болезненно, и человеку нужно время спокойствия и безмолвия, чтобы он осознал себя как полноту. В книге и фильме эти спокойствие и безмолвие рисуются ледяной пустыней, по которой идут герои. Идут и вот уже почти теряют смысл своего похода. «Все. Пришли…» – говорит Крестовский (актер Олег Даль) в отчаянии. «Куда пришли?» – спрашивает его Игнатий (актер Георгий Вицин). «Никуда!» – отвечает Крестовский. Пришли никуда, где ничего. Из ничего Господь сотворил мир. «Бог творит из ничего: доколе мы хотим и думаем быть чем-нибудь, дотоле Он в нас не начинает Своего дела» (Филарет, митрополит Московский). Пришли, по сути, в место, подобное тому, каким был мир после сотворения. «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и дух Божий носился над водою» (Бытие 1, 2). Из нас сегодня каждый сирота. Как тот солдат в своей ячейке личной, Чертою отделенный пограничной От друга, брата – всюду та черта! И в страхе он не разомкнет уста. К кому взывать – кругом безвидно, пусто. И чад от взрывов покрывает густо, Скрывает все любимые места. «Земля была безвидна и пуста…» – Как глубоко то, первое сиротство! Сиротство наше с тем имеет сходство – И в этом смысл, и это неспроста. Все ближе день пришествия Христа, Когда сойдется разное от века, Когда сольются альфа и омега, Сомкнутся первое с последним звенья. И станет «Бытие» как «Откровенье…» И все начнется с чистого листа. Александр Посохов

И в фильме, и в книге это видение первого дня творения символизирует созерцание путешественниками «Духа Божиего, носившегося над водою» — «долины тысячи дымов». «Вместо сплошного снега и льда, которые нужно было ожидать на та-


Чтения: кино кой высоте, почти в тысячу метров над уровнем моря, под широтой в 79 или 80°, путешественники увидели перед собой картину пробудившейся весенней природы, хотя была только половина апреля, когда и под Якутском, на 15–17° южнее, весна еле намечается первым таянием снега. …Над более далекими озерками клубился белый туман – они словно дымились… – Настоящая обетованная земля! – сказал Ордин. – Совершенно непостижима эта зелень, эта растительность под такой широтой! – заявил Костяков. – Долина открыта на север, в сторону полюса, словно оттуда идет к ней тепло». Еще слово «смерть» можно прочитать в полнозвучии как се-мерть, семь-мер, всем-мера, всему-мера. Отсюда «смерть» – это семь мер жизни или всему мера в жизни. Иначе – смерть это и мера, и цена жизни. Ильин вступает в царство ледяной смерти не как фанатик, а как человек, предчувствующий смерть как полноту. В самом деле, в этом царстве смерти, верней – за ним, и сам Ильин, и его спутники – любимец местного общества Крестовский, слуга золотопромышленника Игнатий, бежавший каторжник Губин обретают себя подлинных, до сей поры им самим неизвестных, обретают подлинную цену своей жизни, свою жизнь как ценность. О полноте жизни в смерти говорит даже Игнатий, когда экспедиция теряет последние силы в ледяной пустыне, и Игнатий боится не самой смерти, но смерти без погребения: «Человек без могилы – разве это человек?!». О полноте жизни говорит и Крестовский, когда на обратном пути разбивается в ледяной трещине. Он спрашивает Ильина: «Ильин, не напрасно ли я прожил свою жизнь?..» Он обретает эту полноту, когда перерезает веревку и таким образом ценою принесения своей 7 ДуховноRнравственное воспитание № 2_10

97 жизни в жертву спасает жизнь Ильину. А гибель Игнатия разве не обозначает полноту его бытия?.. Он снимает с шеи образок и дарит его девушке-онкилонке Аннуир. Он снимает с себя защиту и тут же гибнет от вражеской стрелы, но он дарит Божию защиту всем онкилонам, с которыми к тому же остается Губин – как врач, как опытный человек, чтобы помочь им пережить надвигающиеся на остывающую землю морозы. Ильин, пришедший на Землю Санникова к онкилонам, действительно видится Христом Спасителем (девушкаонкилонка Аннуир в восхищении говорит Ильину: «Ты самый красивый, ты самый сильный, ты самый умный, чужой человек»), а его спутники – апостолами. «Созвав же двенадцать, дал им силу и власть над всеми бесами, и врачевать от болезней» (Лк. 9, 1). Губин (актер Юрий Назаров) поражает онкилонов своим врачебным искусством. Сын вождя говорит ему: «Ты великий шаман, ты умеешь лечить людей!» И даже простоватый Игнатий для онкилонов необычайно велик. Он владеет тайной огня: живого (спички) и быстрого (револьвер). Ильин в конце картины, подобно Христу, побеждает саму смерть: «Смертию смерть поправ». Он лежит на снегу почти без сил и сознания. Он словно распят на снегу – усталостью, гибелью друзей, бесконечностью ледяной пустыни. Он на кресте – на кресте смерти Крестовского и Игнатия. И вот он видит перед собой волков, которые окружают его. Волки – это смерть, скажете вы. Нет, волки это жизнь. Ильин, увидев волков, понимает, если здесь волки, значит, неподалеку земля, люди, жизнь. Он стреляет в воздух, и его выстрел слышат эвенки. Оленья упряжка поворачивает в сторону выстрела. Ильин воскресает, воскресает барон Штоль и его команда, воскресают Крестовский и Игнатий, будут спасены онкилоны, будет спасено и преображено человечество.


98

Отовсюду прям

Нравственность вещества

Вячеслав Улитин*

Слышатели Божии О стихах для детей Николая Рубцова В стихах Николая Рубцова есть только ему одному присущая интонация. Его стихи узнаваемы как рубцовские, неважно — стоит под ними фамилия автора или нет. В своих стихах Рубцов слился со своим именем, его имя и его слово — одно. В этом, наверное, и заключается задача жизни — перелить свое имя в свое дело, сделать их одним. Мы предстанем перед Господом без имен — нашим именем там станет дело, которое мы избрали для себя здесь, на земле. Особенно узнаваема личностная рубцовская интонация — в его стихах для детей, в его отношении к Твари Божией. Так, как он, милостиво, с рубцом на сердце относились к детям и животным святые подвижники.

* Поэт, православный педагог, г. Владимир.

Портрет Николая Рубцова работы художника Виталия Прадеда Мир такой справедливый… Н. Рубцов

Т

ак и видится, представляется мне книга для детей. Большая, с разноцветными картинками, чтобы можно было дома разглядывать ворону с черным солнцем на ее груди, озябшую, наволгшую от студеного мороза зимы. С обиженным медведем, с упрямой козой и таким трусливым зайцем. Когда-то он, заяц, почитался в русском народе как слышатель Божий. Помню, я преподавал в начальной школе, спрашивал детей: «Почему уши у зайки длинные?» И слышал в ответ: «Он внимает Богу. Заяц – лесной ангел…» – Спасибо за ответ, – говорил я. И ставил любимую отметку в журнале. Пятерку с крылышками. Все у нас тогда было летучее, невесомое. Сам урок, оценки. Все обретало божественный смысл, божественную реальность. Иначе на уроках Священной истории было нельзя. Жаль, не успел я провести уроки на тему «Божия Тварь в поэзии Николая Рубцова».


99

Нравственность вещества Веселые, праздничные получились бы уроки. Судите сами, Николай Рубцов – натура странническая, бродяжья. Его мир – справедливый, как у доброго Фили в одноименном стихотворении. Иными словами, это мир Божий, а в нем не может быть несправедливости от Господа, от людей – сколько хотите, но сам мир задуман совершенным, по плечу и человеку, и Божией Твари. Мир этот прекрасен, несмотря на необходимый крест. Стоическое народное приятие бытия присуще поэту Николаю Рубцову. Божию тварь он жалеет, он и сам в этом признается: Жаль мне доброе поле, Жаль простую избушку, Жаль над омутом старую ель… Что ж так жалобно плачет На болоте кукушка? Что ж не спит по ночам коростель?

Как тут не вспомнить апостола, который говорит, что «Тварь стенает и мучается по грехам человеческим»… И все-таки это какая-то особая жалость – веселая что ли, мудрая… Читаем про воробья: Чуть живой. Не чирикает даже. Замерзает совсем воробей, Как заметит подводу с поклажей, Из-под крыши бросается к ней! И дрожит он над зернышком бедным, И летит к чердаку своему. А гляди, не становится вредным Оттого, что так трудно ему…

Последняя фраза – намек нам, человекам. Становимся вредными – от обстоятельств, от времени, свое предательство оправдываем, кивая на кризис. Нет, воробей мудрее нас, он на кризис не жалуется. Читая стихи Николая Рубцова своим внукам, я выделил небольшой цикл – совсем старчески-мудрый – о Твари Божьей. И что удивительно, после этих, по сути, стихов детских я по-другому посмотрел на поэзию Николая Рубцова в целом. На его лирику. 7*

Контекст ее изменился в сторону народной софийности, жертвенного приятия креста, даже традиционного для нашего Отечества старчества. «А в Оптиной теперь мне не бывать», – трагически воскликнула Анна Ахматова. И была не права. Оптина пустынь вошла в плоть и кровь русской культуры. И даже в этих таких простых стихах Николая Рубцова видится мне старческая улыбка преп. Амвросия Оптинского. Свет русского старчества. Вчитайтесь в стихотворение «Медведь», в его простодушноюродивый контекст: В медведя выстрелил лесник. Могучий зверь к сосне приник. Застряла дробь в лохматом теле, Глаза медведя слез полны: За что его убить хотели? Медведь не чувствовал вины! Домой отправился медведь, Чтоб горько дома пореветь…

Какое русское стихотворение! Это ведь про нас, «выреветься» – наш идеальный контекст, даже как бы некая суть нашей русской ментальности… Ассоциативно это стихотворение напоминает неоконченное пушкинское стихотворение «Сказка о медведихе», так любимое Ф.М. Достоевским. Такова живая вода русской литературы, она окропила Рубцова благодаря Пушкину, эстафета спасительной поэзии продолжается уже в этих стихах об обиженном медведе. Не могу не прокомментировать и стихотворение «Про зайца»: Заяц в лес бежал по лугу, Я по лесу шел домой, – Бедный заяц с перепугу Так и сел передо мной! Так и обмер, бестолковый, Но, конечно, в тот же миг Поскакал в лесок сосновый, Слыша мой веселый крик. И еще, наверное, долго С вечной дрожью в тишине Думал где-нибудь под елкой О себе и обо мне. Думал, горестно вздыхая, Что друзей-то у него


100

Нравственность вещества После дедушки Мазая Не осталось никого.

Веселость есть в этих стихах, и есть боль, и даже скорбь. Может быть, не мировая скорбь, но очень даже вселенская. И еще – этот думающий заяц. Почти как герой Достоевского отмечает, что милость в этом жестоком мире исчезла. Стихотворение читается весело – мы видим, как скачет заяц, перепуганный, потрясенный. Но мысль его пронзает и нас, грешных. А ведь и правда, милость деятельная почти исчезла на глазах. Некрасовская милость, поэма Некрасова для детей ощущается как некий праздник милосердия, естественный. Мы даже не задаемся вопросом, а остались ли сейчас Дедушки Мазаи. Где они? Белобородые, православные, улыбчивые. Добро делать для них естественно, соприродно их душе – христианке. В наше время даже милость приобретает какой-то коммерческий контекст. Вот уже который год я удивляюсь (в отрицательном смысле) новогодним подаркам, состоящим из одних конфет. Неужели нельзя подарить детям что-то одухотворенное или оригинальное? Я уже не говорю о простых мандаринах, орехах и т.д. и т.п.

А ведь и правда, милость деятельная почти исчезла на глазах. Некрасовская милость, поэма Некрасова для детей ощущается как некий праздник милосердия, естественный. Мы даже не задаемся вопросом, а остались ли сейчас Дедушки Мазаи. Где они? Белобородые, православные, улыбчивые. Добро делать для них естественно, соприродно их душе — христианке. В наше время даже милость приобретает какой-то коммерческий контекст

Многие сейчас пишут об апостасии, об исчезновении любви в наше время. А любовь-то как раз начинается именно с милости. А милосердие – добродетель вовсе не примитивная, как многие (увы!) думают… Это трудный духовный подвиг! Впрочем, что я говорю – какая уж тут милость, если в детей стали стрелять, как в мишень, нередко слышишь о случаях надругания над детьми. Причем приходит к нам это веяние с Запада, где вера в Бога уже стала драгоценной редкостью, а религия приобрела формальные черты. Контекст поэзии Николая Рубцова, к счастью, глубинно русский. Русская жизнь в его стихах исполнена такой великой терпеливости, кротости, светлого стоицизма, что хочется упасть перед ней на колени. Как перед той женщиной в стихотворении «Русский огонек», которая задает страннику вечный вопрос: – Скажи, родимый, будет ли война? А что может ответить поэт простой старой женщине, ведь ему ведома история тихой его Родины, полная катаклизмов, войн и смут. Чуткая душа Николая Рубцова позволяет ему заглянуть далеко вперед, как это делали его великие предшественники: Достоевский, Ильин, Евг. Трубецкой. В темной старинной избе хорошо думается… Тем более что война уже идет, может быть, самая страшная за всю историю России. Ее зловещий наконечник направлен на душу человека, против самого Творца. Против самих глубин души, самой совести… Но ответ звучит утешительный: – И я сказал, наверное, не будет… И только задумчивое «наверное» не снимает напряжение с общей картины этой поэтической сцены. Колорит ее остается светло-печальным. Таковы и детские стихи поэта, в них нет советского бодрячества, они философски мудры и серьезны, как рассказы Андрея Платонова. Стихотворение «Ласточка» вообще кажется


Нравственность вещества недетским, в нем звучит горькая укоризна матери: Ласточка носится с криком. Выпал птенец из гнезда, Дети окрестные мигом Все прибежали сюда. Взял я осколок металла, Вырыл могилку птенцу, Ласточка рядом летала Словно не веря концу! Долго носилась, рыдая, Под мезонином своим… Ласточка! Что же ты, родная, Плохо смотрела за ним?

Ни тени сентиментальности в этих строках. Горе так горе! Думаю, дети, прочитав это стихотворение, навсегда, на всю жизнь запомнят его как некий завет. Строгий завет очень беречь своих детушек... Как хорошо, если бы у нас в школах ввели уроки, посвященные семье (вместо разглагольствований о ней по телевизору, с трибун и т.д. и т.п.). Ведь только семья спасет мир понастоящему – эта малая церковь. Предположим, взяли бы за основу письма семье о. Павла Флоренского, саму личность о. Павла. Я не знаю, читали ли вы книгу А.П. Фурсова «Отец Павел Флоренский о воспитании», вышедшую в московском издательстве «Школьная Пресса» в 2004 г.? Я лично всем вам, читателям нашего журнала, настоятельно ее рекомендую. Эти уроки, посвященные семье, нужно вести с начальной школы до 11-го класса включительно. Есть великие примеры удивительных семей – это настоящее подвижничество, ни с чем не сравнимое, ибо спасает не только себя, других, но и весь социум. На саму семью пора смотреть с точки зрения спасения, с позиции сотериологической, я бы даже говорил о богословии семьи. В стихах Н. Рубцова всегда звучит великая нежность по отношению к детям и не скрывается ностальгия по семье (поэт рос сиротой):

101 Мимо изгороди шаткой, Мимо разных мест По дрова спешит лошадка В Синерово, в лес. Дед мороз идет навстречу, – Здравствуй! – Будь здоров! Я в стихах увековечу Заготовку дров. Пахнет елкою и снегом, Бодро дышит грудь, И лошадка легким бегом Продолжает путь. Привезу я дочке Лене Из лесных даров Медвежонка на колени, Кроме воза дров… «По дрова»

…Я не мог не посетить скромной могилы Николая Рубцова в Вологде, где мы втроем – мой друг Александр Фурсов, я и батюшка из СпасоДмитриева Прилуцкого монастыря отец Алексий – отслужили панихиду. Искренне и горячо помолились об упокоении души поэта, так нежно любившего Божий мир. Птицы летали над нами, казалось, Божия Тварь, о которой он так светло и звонко писал, была все тут, собралась на радостный пир поминовения… А потом была встреча лицом к лицу с ним, материализовавшимся в памятнике на пристани реки Вологды. Он стоял, свободный, в коротком пальто (такой же нашивал и я в своей юности), с развевающимся клетчатым шарфом. На плече сидела ворона, которую он как-то, словно милостивый русский старец, очень пожалел: Вот ворона сидит на заборе. Все амбары давно на запоре, Все обозы прошли, все подводы. Наступила пора непогоды. Суетится она на заборе, Горе ей. Настоящее горе! Ведь ни зернышка нет у вороны И от холода нет обороны…

Сколько «о» в этом стихотворении! Настоящее голошение, настоящий плач! По вороне, по России?..


102

Яснеет к свету

Паломничество

Лия Фазуллина*

Восхождение** От места Вознесения ступаем по скользким старым плитам к Гефсимании... Спускаемся вниз под гору. Взору открывается та самая знаменитая картина Святого Иерусалима... Помню на стене у нас в доме, много лет назад, висела эта фотографическая панорама... Мы смотрели на нее, как на икону... Царство Небесное... Теперь мы в Нем...

* Золотошвея православной мастерской при Успенском подворье Оптиной пустыни, Санкт-Петербург. ** Окончание. Начало см. в № 4, 5, 2009.

Г

рузинский святой Давид Гареджийский в давние времена вот так издалека увидел этот град и не смел войти в него. Он решил взять только один камень, как бы от Гроба Господня... И унес его в корзине в Иверию... Всеблагий Бог, видя такое его смиренномудрие, явил много чудес и исцелений от этого камня... Кто-то из мальчишек сказал: «Вот бы по этим горочкам, да на роликовых коньках!» Думаешь: «Какие ролики?! Достойны ли мы вообще здесь ступать...» Дети воспринимают все легче. Они везде легче. Они, может, и могут так... Сама атмосфера смиряет здесь... Все броское, «супермодное» смотрится тут дико, навязчиво... Особенно на Евах... А ведь израильские девушки наравне с юношами проходят службу в армии... Амазонки нынешних времен... Воинственность и готовность дать отпор... Западный склон Горы Олив. Вошли в сад обители св. Марии Магдалины – покровительницы матери царя Александра III. По широкой лестнице поднимаемся к храму. На деревьях «иерихонские трубы» – огромные желто-оранжевые цветы. Время здесь идет по царским часам... Во всем тонкий дореволюционный дух... Предполагала, что будет именно так... Чудесный храм с золотыми луковичками куполов очень русский, родной, построен царем в честь матери – императрицы Марии Александровны, жены Александра II. На стенах иконы самых известных отечественных святых (дореволюционных и после...). Все с частицами мощей.


103

Паломничество Справа от алтаря – гробница св. преподобномученицы княгини Елисаветы. Слева — ее келейницы, мученицы Варвары... К сестре царицы подходим в большом волнении... Худенькая фигура, руки сложены на груди. Под покровом вырисовывается тонкий профиль лица... Ее плоть не была подвержена тлению... Еле уловимое благоухание... Если бы у нас были духовные очи, мы увидели бы ее подле раки... Она нас благословляла — паломников из страдалицы-России... Какое-то даже движение в воздухе чувствовалось... Слезы сами застилают глаза... Рядом в раме под стеклом – святыни, которые были на княгине... Нас помазывают елеем от лампады... На территории обители сохранились древние ступени, по которым спускался Христос... Они вели к ныне несуществующему мосту через поток Кедрон, к Золотым вратам. Под ними обнаружен склеп... чьи-то захоронения... Прощаемся. И направляемся к Церкви Всех Наций, к Гефсиманскому Саду. К месту Моления о Чаше... Оливы Вот те оливы... Узловаты их стволы... Все в переплетах, спутаны, как верви. Как скалы древние — они, Корявы, мощны и велики... В них стройности, изящества уж нет... Как водопадов, как следы потоков, спускавшихся с высот неровных – так тела их приняли столь дивный вид для взора... О, верно, старики они... И по щекам их старческие слезы... Я знаю, те деревья говорят... Им не забыть Той Гефсиманской Ночи...

Предательство О, поцелуй, твой знак холодный прильнул к Божественной щеке... И липкий страх коварной ночи застыл на лезвиях мечей... Во свете факелов коптящих

плащи мелькали меж камней. Учеников бежавших ноги спешили скрыться поскорей. Цветок увял, гнилой опал, листки слетели, с тленьем слились... О, поцелуй! Ужель нектар твой обратился в жало смерти! Ужель ты предан страсти мелкой За звон монет, за гной земли! Венец Апостольский разменян. И сорван жалкою рукой...

Столб Бичевания Бичует человечество Христа... Бичует тварь земная Бога... О, жалкий муравей на своего Творца, горшок на лепщика подъемлет гордо руку... Все в полумраке средь бездушных стен. И воздух, будто заперт в коридорах... Земля, как стыдный знак, все держит этот столб... В нем слышен бич, удары глухо... О, это пульс, Предсмертный пульс Падения в конвульсиях Вселенной...

Каменные колодки Спасителя Ревут моторы самолетов... Натужены сигналы кораблей. Ты будто глохнешь от пронзительных их звуков, Сжимаешься пружинкою своей... О, эти небоскребы, дымы, трубы! О, эти мощные машины и мосты... В них человек, уменьшенный до точки. А исчезает — незаметны и следы... Колодки – примитивней пытки нет! Что человечество со временем своим! Песком в отверстия колодок просыпает свой жалкий эгоизм и суетность всех дней...

Уже третье тысячелетие оливы цветут и дают плоды... А плоды – это всегда прощение и благословение Неба. Пешком идем к Гробнице Богородицы. Она еще называется – церковь


104 Успения. Украшена и обустроена была в Византийский период. Очень глубоко вниз ведет широченная каменная лестница. На первом пролете ее, по правую и левую руку, – пещерные углубления, там гробницы родителей Богородицы: Иоакима и Анны, а также Иосифа обручника. В самом низу, в огромной пещерной зале с высокими сводами, — Усыпальница Марии. Самое Ложе в тесной пещерке, откуда Воскресшая Богородица взошла на Небо... В церкви драгоценные светильники и лампады, большие картины и образа. За огороженным Ложем небольшое пространство, где в золотой ризе мы увидели такой необыкновенной красоты Иерусалимскую икону Владычицы, что завороженные не смели подойти... Краше этого образа нет ничего на всем земном шаре! Старец Гавриил Зырянов (духовник княгини Елисаветы в монашестве) говорил, что Матерь Божья Ликом точно похожа на эту Иерусалимскую икону... Уходить совсем не хотелось... Она такая живая, так смотрит нежно в душу, чувствуешь себя маленьким любящим ребенком. Тут можно просить у Богородицы все, но в голову ничего не идет, только бы смотрел и смотрел на Нее... И грустно, что никакая фотография не может передать этой красоты и этого сокровенного воздействия, обращенного к тебе в самое сердце… Автобус повез нас к гостинице... Отдыхаем, пьем крепкий чаек в номере у Татьяны Владимировны (преподавателя воскресной школы нашего прихода). Без горячего бодрящего напитка в теплой компании невозможно обойтись даже на Святой земле... Мы были так довольны, а хозяюшки так озабочены уборкой после чаепития, что не успели на автобус, а мы их эгоистично забыли... Как уж они нашли нас, да еще пешком...

Паломничество Автобус повез к Свято-Троицкому собору Русской Духовной Миссии на субботнюю всенощную. Этой ночью нам предстояло побывать на самой известной в христианском мире Литургии на Гробе Господнем... Конечно, все мечтают причаститься, а потому жаждут поисповедаться... Свято-Троицкий храм громадный, как в Александро-Невской лавре. Такой питерский, будто мы дома... Множество паломников со своими батюшками. Пробовала встать к одной группе, сказали, что исповедуют только своих... Когда наш о. Георгий принимал исповедь, то подходили и «чужие», он принимал всех... Стоишь в очереди и вспоминается все самое дрянное в себе... Противно, но надо в этом каяться. После службы батюшка еще исповедовал в гостинице, у себя в номере... Дети и немощные, конечно же, не смогли быть на службе...

Ночь В начале двенадцатого вышли из гостиницы. Начали почему-то, не сговариваясь, петь стихиры Пасхи! Над нами в ярких звездах Небо – огромное, Иерусалимское... Не верилось, что это ты шагаешь тут... Все лавочки закрыты, все базарное спряталось со своей вековой суетой, шумом, пустотой, безразличием к твоей душе, но жадным интересом к твоему кошельку... Валяются бумажки, какой-то мусор... Может, утром все приберут? Грустно видеть эту неопрятность в Таком Городе... Как будто люди так и не поняли ничего, как и во времена Спасителя... Самый главный придел в Храме Святой Гробницы – это греческий. Выстроена громадная базилика – Католикон. Высоко под потолком в крестообразном своде – огромный купол – это место называется Пупом Земли…


Паломничество Земля Как Ты мала! Таких уж, верно, нет... Дерев шуршащих изумрудной кроной. И листопадов золотых, И журавлиных косяков Нигде во всей Вселенной больше нету... Детей, смешных речей, Веселых шуток... Сверкающих морей, Закатов над водой, Доверчивых дельфинов, Парусников легких. И маленьких церквей над маленькой рекой. Такого нет нигде, Во всей Вселенской бездне, Когда на брата брат идет с мечом... И рубят дивный Лик И жгут Рублевский Образ... Такого ужаса нигде, поверьте, нет... На крошечной Земле, На точку во Вселенной Когда-то Рай спускался из Небес… И тут Голгофа Бога, Тут и Гроб Святейший... И Город моего Христа...

Высоко над полом высоченный Иконостас, все украшено резным деревом. Пол каменный, мозаичный. Начало службы в 12.00. У нас еще много времени. Все разбежались кто куда... Мы пошли подавать записки с именами на латинице. Свечная лавка плавно переходит в небольшую комнату – хранилище мощей! Вдоль стен чуть выше среднего уровня – как в старых музеях – узкие столы, застекленные и без стекла. А также в середине такие же столики. А на них ковчеги и ковчежцы, большие и маленькие, длинные и квадратные, золотые и позолоченные, серебряные с хрустальными и слюдяными окошками... А какие в них Частицы – даже были целые кости, кисти рук, черепа! Имена – самые известные, очень древние... Дух захватывало... Мы привыкли видеть маленькие крупинки мощей, впаянных в воск, почти незаметных глазу... А если каких известных святых, привезенных

105 из-за границы – так некоторые выстаивали по двенадцати часов, чтобы приложиться... Сразу образовалась быстро движущаяся очередь – не успеваешь читать – Кто перед тобой... Начались Часы. Все устраиваются к стоянию или сидению на службе. Много греков, гречанок, русских, украинцев, итальянцев... Одна скамейка на весь храм... Мы быстро усаживаемся на какую-то деревянную приступочку на полу... Читают и пропевают утреню три грека известным греческим распевом. Алтарь огромный – полон священников! Все они переодеты в знаменитые Святогробские облачения – белые с голубыми крестами по полю. Увидели наших о. Георгия и диакона Михаила – рады несказанно... После утрени клирики со священными сосудами, с покровцами и воздухами, с Евангелием, с кадилами и со свечами торжественной процессией направились ко Гробу. Литургия началась Там... Мы, сидящие у алтаря, теперь оказались «на задворках»... Ринулись обходными путями к Кувуклии... Очутились с Нателлой у южной стены Часовни. Рядом круглые отверстия, через которые Патриарх передает Благодатный Огонь... Видим сквозь них Придел Ангела, служащих Там... Дьяконы звенят кадилами. Ектеньи и возгласы звучат на разных языках и на русском тоже. Мы еле поспеваем за службой – греки ведут ее активно, бодро. «Ана схомес тас кардиас» – «Горе^ имеем сердца!» – с греческого. Слава Богу – ясно стало, в каком месте служба идет... «Символ веры» прочли. «Отче наш» на русском, греческом, на румынском и еще на каком-то...


106 В середине службы появились наши бодренькие мальчишки. Выспались на... Голгофе! Там в уголочке стояла широкая лавка, а на ней подушка... Боже, как Ты милостив! После было причастие... Из Кувуклии один за одним с Чашей выходили священники. В некоторых местах образовались толчея и давка, хотя Чаш было много... У греков не принято помогать батюшкам во время причастия... Плат придерживает сам причастник и сам себе же вытирает уста... Священника, к которому стояли мы, – чуть не уронили... Он убежал от нас в ужасе... Я видела, как его успокаивали в Алтаре, и он опять вернулся к нам... После запивочки все расходятся... Проповеди и прикладывания ко кресту – не было... Много иностранцев и на каком языке говорить проповедь? А Святынь столько, что прикладывайся хоть к стенам! Вышли на площадь перед храмом. Все поют пасхальный тропарь на гре-

После запивочки все расходятся... Проповеди и прикладывания ко кресту — не было... Много иностранцев и на каком языке говорить проповедь? А Святынь столько, что прикладывайся хоть к стенам! Вышли на площадь перед храмом. Все поют пасхальный тропарь на греческом, русском, румынском, на других языках... Одна группа кончает, другая подхватывает... Святая, звездная, просто Пасхальная ночь... Все счастливые, смеются, не расходятся... Вот где всегда Пасха!

Паломничество ческом, русском, румынском, на других языках... Одна группа кончает, другая подхватывает... Святая, звездная, просто Пасхальная ночь... Все счастливые, смеются, не расходятся... Вот где всегда Пасха! Возвращаемся по спящему городу... Полицейские с автоматами... Люди спят... Приглушен свет фонарей... Поем на русском и греческом «Христос воскресе!» и «Светися, светися, Новый Иерусалим!» Благодарим Тебя, Боже! Вернулись в гостиницу. Сладко уснули. Подъем к завтраку будет позже, чем всегда, – ура! ДЕНЬ 7-й. ВОСКРЕСЕНЬЕ

Едем к Сорокадневной горе. Проезжаем Иерихон. Оазис среди пустыни. Высоченные пальмы, как бывшие высоченные стены, которые пали от трубных гласов... Старые смоковницы. На одну из них влезал низкорослый Закхей – начальник мытарей, чтобы увидеть проходящего Спасителя... И спасся сам и весь дом его... Подъехали к подножию песчанокаменной горы... Стали пешком подниматься по пыльной извилистой дороге... Жара. Вода заканчивается... Еле идем... Наверху греческий монастырь Искушений... Пред громадными железными вратами громко поем «Отче наш». Нам отворил малую дверь во вратах старенький согбенный монах. Во всем великом монастыре он совершенно один, с Ангелами, конечно, и со Святыми... Отворяет он только молящимся, любопытных туристов много нынче... Снизу вместе с нами к нему поднялся на помощь полицейский.


Паломничество Проходим выдолбленными в скалах коридорами и переходами. Все вокруг цвета топленого молока, и в этих стенах много дверей цвета выгоревшего на солнце голубого ситца – очень красиво... Камни теплые и будто мягкие... В одной обширной комнате – пещере полицейский приносит много ледяной питьевой воды в бутылках и одноразовые стаканчики… Какое утешение здесь вода! Вообще на Святой земле особенное отношение к воде… «Вода живая» – это из Евангелия о благодати… Она всегда и везде подается ледяной, в росе… Даже вино преподносили очень холодным… Церковь внутри небольшая, но прекрасная. Из нее вверх по ступенькам поднимаемся в еще один небольшой храм. В нем идет ремонт. На стенах недописанные новогреческого письма фрески. У Алтаря, справа – камень, на котором, по преданию, сидел Христос, искушаемый от диавола… Есть двери, выходящие на балконы. Кто боится высоты, «должен» пройти из конца в конец… Балконы висят просто над пропастью… В скалах видим отверстия пещер. В давние времена там подвизались отшельники… Каким-то образом им доставляли пищу и воду... Едем далее мимо Мертвого моря… «Кто желает мыла содомского и крема гоморрского, то можем туда свернуть!» – прозвучала такая шутка от нашего нового гида… Отец Владимир Цветков рассказывал, что, будучи в первый раз на Мертвом море, просто ополоснул там руки. В Горнем, делясь с матушкой Георгией

107 о путешествии, обмолвился и об этом случае… Настоятельница, ужаснувшись, срочно отправила отмывать руки. Не благословляет там даже пальцы окунать… Из истории бальзамирования египетских фараонов и знатных особ… Со дна Мертвого моря жрецам доставляли смолу… Без этой смолы бальзам был недействителен… «Гнушайся даже одежды блудника…» – сказано в Апостольском послании… А тут целые захоронения… Как модно стало лечиться на берегах этого страшного места, использовать косметику с веществами из него... Очередная насмешка над Образом и Подобием Бога – над человеком! Обширная мертвящая водица протянулась далеко-далеко... Соляной столб — жену Лота — по преданию долго стоявшей в пустыне Символом Непослушания, Сигналом о Беде... уничтожили... Римляне, иудеи, кто? Спешим в Иерусалим. Гора Сион. Горница Тайной вечери... Там же было Сошествие Святого Духа на Апостолов в День Пятидесятницы... Вошли под ажурные своды… Батюшка прочел Евангелие о Вечере в горнице. Помолясь красиво и спокойно, мы через иную дверь вышли на улицу... За нами ожидали очереди на молитву симпатичные немецкие подростки с пастырем... У этого Святого места православными была воздвигнута красивая большая скульптура царя Давида, сидящего на троне и играющего на псалтири, похожей на гусли и немного на арфу... Совсем рядом высоченное красивое здание с башенками – немецкая кирха. На сем месте находился дом Иоанна


108

Паломничество

Богослова. Он был богатым и знатным человеком. В центре сего Града могли жить только зажиточные иудеи... Иоанн взял к себе Богородицу в дом. Там Она прожила до Своего Успения... Спускались в опочивальню, где Божья Матерь скончалась... В центре большой комнаты на каменном ложе – каменная статуя во Успении не Оставившей нас Богородицы... Хотели попасть в Цитадель, не успели по времени. Возвращаемся в гостиницу. Сегодня – прощальный вечер... Последняя ночь в Иерусалиме... Накупили фруктов, восточных сладостей, напитков. Был горячий чай. Поздним вечером на верхнем этаже гостиницы нашли большую комнату отдыха. Уютно обосновались там для вечеринки. Угощались, смеялись, вспоминали курьезные случаи нашего паломничества... Батюшка просил всех рассказать о своих впечатлениях... Но как-то все больше шутили... Ведь То, Что нам довелось увидеть, получить, осознать на Святой земле, – в двух словах не скажешь, да и очень уж сокровенным явилось все для каждого из нас... Предстояло это разобрать в себе, расшифровать Тот тайный язык Святынь, обращенный к нам… ДЕНЬ 8-й. ПОНЕДЕЛЬНИК

Едем после завтрака со всеми вещами в Лидду. Там церковь Св. Великомученика Георгия Победоносца. Красивейший Византийский храм, средней величины. Почти во весь центральный купол — паникадило... Железные цепи с зажимами для шеи – путы Святого... На каждого из нас надевали их – тяжелые, холодные, ужасные... Вниз по ступеням из центральной залы спускаемся в Его усыпальницу... Мощи увезены... Осталась только каменная гробница. На крышке красивый барельеф Георгия-воина. Вся в

благоухающем масле... Нас помазали этим елеем... После о. Георгий с диаконом Михаилом благоговейно и долго служили молебен перед нашим отлетом. Все молились... Прощаемся, выходим на улицу… Едем в Тель-Авив... Солнечный летний денек. Идем прощаться со Средиземным морем... Мальчишки бегут, чтобы искупнуться... Мчимся в аэропорт! Попадаем в большущую пробку – впереди словно многосоставный поезд... Соборно молимся. И потихоньку двинулись вперед... Боимся не успеть на регистрацию... Самый строгий в мире аэропорт — израильский... Опаздывать нельзя, проверка всего очень тщательная и задолго до вылета... Наши паломники кроткие, тихие, задумчивые... От них веет чистотой и Истиной, Которую они бережно везут в своих горячих сердцах... Потому у нас почти ничего не ворошили, а ведь в сумках и вина, и святые масла. Спрашивали только: «Монастирь?» Мы согласно кивали... Наконец-то летим домой! В самолете наши даже во сне перебирают четочки... Через три с половиной часа увидели сквозь облака шпили Адмиралтейства и Петропавловской крепости... Идем на посадку! Все проснулись, сосредоточились, молятся, шевелят неслышно губами... Даже мальчишки притихли, тайком крестятся... Земля! Мягко коснулись посадочной полосы! Все радостно хлопаем в ладоши! Крестимся! Благодарим Бога! Вот мы и дома!.. Как-то будем без Святой земли?.. Санкт-Петербург – Тель-Авив


109

Задушевное слово

Всегда несокрушаем

РОДИНА Синие божницы. Благодать постов. Длинные ресницы Шпилей и крестов. В небеса глядящий Святоликий край, — Ды^мками кадящий, Уходящий рай... Горестные складки Древнего чела^. Как былинно-сладко Бьют колокола!.. В вековых заплатках Церкви-купола^ И в смертельной схватке Я б не отдала! ПАПЕ Иисусе, отыми всяку слезу от очей его. Иисусе, подкрепи его надеждою встречи в обителях блаженных. Из «Акафиста за единоумершего»

Как живешь ты, папочка, На другом-то свете? Босиком ли, в тапочках Там резвятся дети? В грусти — или в радости Горней пребываешь? В тихой Рая сладости Нас не забываешь?

Лада Постоева*

«Силы духовные — скрыты и целы...» Стихотворения

Лада Постоева — поэт, глубоко, до боли чувствующий Россию. Эта боль звучит в каждой строке, в каждом слове. Автор хочет, чтобы читатель тоже проникся ее чувством. Вот почему для него так важно правильное звучание слова, его место в строке, его ударение. Лада Постоева — поэт, глубоко верующий, укорененный в православие, в его стихию, в русскую православную культуру: поэтому так естественны, не нарочиты эпиграфы к ее стихам из акафистов, из русских поэтов. Думается, что стихи Лады Постоевой помогут преподавателям ОПК, воспитателям в составлении уроков, в беседах с воспитанниками.

Без тебя, родимый наш, Мы осиротели; Приуныл в саду шалаш, Плачут свиристели... Верим, что не вечною Будет та разлука, — Да утешит встречею Божия порука! ...Пусть тебя, — как Свет, белы^, Не^жны и лучисты, —

* Поэт, Москва.


110

Задушевное слово Озаряют Ангелы И любовь Пречистой...

Мукой асфальт припорошило, Как будто противень в печи?; Под снежной «пудрою» машины Преобразились в куличи...

ПАСХАЛЬНЫЙ СНЕГ Откуда взялся снег на Пасху? — Как творог, залепил стекло; Апреля дивную раскраску Глазурью белой занесло.

Но почему душа томится, Как под холодной скорлупой? Ты любишь пламенно молиться, А на тепло ко мне — скупой...

ТАЙНА РОССИИ Молитесь же, терпите же, примите ж На плечи — крест, на шею — трон; На дне гудит подводный Китеж — Нам неосуществленный сон. Максимилиан Волошин

Плачет луна слез упавшими звездами, Мокрые очи листвой вытирая. Кажется: вот она, рядышком, возле... — да Не прикоснуться к небесному краю. Плачет Россия слез каплями крестными, К бе^лу-челу^ прижимая ладони. Божьим ль перстом, соловьиной ли песнею — Странная избранность русской юдоли? ...Варварство мрачное, ханов владычество, Вихри, впотьмах разорявшие души, Адом призва^нные мучить и рушить, Кровью венчавшие Церкви величество! ... Лютые войны изранили тело. Ко^сыньки русые ветром растрепаны. Раны суровою ниткой заштопаны. Силы духовные — скрыты и целы... Сердце России — чудесной жемчужиной В древних глубинах нетленно хранится: Китеж неру^шимый, Город недюжинный Тайной подспудною ждет и томится; Китеж таинственный су^деб недюжинных, Водоворот катаклизмов и буден... Что же — Россия? Женою безмужнею Плачет — и прячет рукою натруженной Злат-куполов обнаженные гру^ди.


ПОДПИСКА–2010.

II полугодие

Уважаемые читатели! Подписка на II полугодие 2010 года по каталогу «Газеты. Журналы» агентства «Роспечать» начинается 1 апреля и продолжается до 1 июня 2010 года. Подписаться можно во всех отделениях связи. Абонемент

на журнал (индекс издания)

Количество комплектов:

Духовнонравственное воспитание (наименование издания)

на 2010 год по месяцам: 1

2

3

4

5

Куда

(почтовый индекс)

6

7

×

8

9

×

10

×

×

11

×

12

×

(адрес)

Кому

(фамилия, инициалы)

Доставочная карточка ПВ

место

на журнал

литер

(индекс издания)

Духовнонравственное воспитание (наименование издания)

СтоиO мость

подписки переадресовки

____руб.____коп. ____руб.____коп.

Количество комплектов:

на 2010 год по месяцам: 1 Куда

Кому

(почтовый индекс)

2

3

4

5

6

7

×

8

×

9

×

10

×

11

×

(адрес)

(фамилия, инициалы)

Журнал «Духовно-нравственное воспитание» (3 номера) с приложением «Задушевные беседы» (2 номера) Подписной индекс 80394 Журнал «Задушевные беседы» (2 номера) Подписной индекс 80865 Комплект журналов по льготной цене: «Духовно-нравственное воспитание» (3 номера) «Задушевные беседы» (2 номера) «Воспитание школьников» (5 номеров) Подписной индекс 80493 Внимание! Стоимость подписки с учетом почтового сбора вы можете узнать в своем отделении связи.

12

×


ПОДПИСКА–2010. II полугодие

Уважаемые читатели!

Подписаться на журнал

ДУХОВНОНРАВСТВЕННОЕ

ВОСПИТАНИЕ с приложением «Задушевные беседы»

можно в издательстве «Школьная Пресса». Подписка в издательстве продлена до 1 июля 2010 г. Подписная цена включает стоимость доставки и составляет 450 руб. Извещение

ООО «Школьная Пресса» ИНН/КПП 7710301559/771501001 Сбербанк России г. Москва, Марьинорощинское ОСБ № 7981/1670 Р/с 40702810438050103814 К/с 30101810400000000225 БИК 044525225 Информация о плательщике Ф.И.О. Индекс, адрес

Назначение платежа

Дата

Сумма

450

«Духовно#нравственное воспитание»

руб.

(в том числе 10% НДС)

Подписка на II полугодие 2010 г.

Кассир

Плательщик

Квитанция

(Подпись)

ООО «Школьная Пресса» ИНН/КПП 7710301559/771501001 Сбербанк России г. Москва, Марьинорощинское ОСБ № 7981/1670 Р/с 40702810438050103814 К/с 30101810400000000225 БИК 044525225 Информация о плательщике Ф.И.О. Индекс, адрес

Назначение платежа

Дата

450

«Духовно#нравственное воспитание» Плательщик

руб.

(в том числе 10% НДС)

Подписка на II полугодие 2010 г.

Кассир

Сумма

(Подпись)

Условия подписки: 1. Заполните бланк. 2. Оплатите подписку через Сбербанк РФ. 3. Пришлите копию квитанции об оплате по адресу: 127254, Москва, ул. Руставели, д. 10, корп. 3. Издательство «Школьная Пресса».


      

$% /

!

$% /

$% 1  #')

$% 1  #')

#-" %&1'# ##%#*.

' #%&'## #&%&"   !"/# "&''/ # 0#/0##%#! !--*))$15-'!#5"'*53!+*.(*'$. 5 26$.* 3$ #(*'&84$! ) !,0)$0 7."0 3!'!-. -.,)$1 -.5 '$5% -(!0 ) 2!,)*% '!-.)$1! *'*- (.!,$ ((5 +* !.-&*% ,/&*% .* * 2!( -(/.)* &,$2' ) *,! +69)5% -+*")$& -! 2!'*!2!-&$! -., )$9$-!, *-.$-!+,$(!.)*!$)! +,$(!.)*!2.**-.'9'$+*-'!-!9'8 $$0 !4$$ *(3)$!#!,$-'!  50)$9+*&* '!)$% -!.*( *(!&&$ ,/$0 *(0 5'* +*')* %$# ,3$# (#*)$/# 2.* !)%)% . &')  *)-) (!) ( #%&'%()%$,)"0$%%$,"% ! $ %)!'%) $%/!$%$$/  () !!% ,*()%"(!/  *.&.* *'"!)*.&,5.6-!/"!0* $''3 %#)*-'*)*5 '!&*)!9,&* $'615 7.** *( && $ -8 / 0*,*3* #)'$*5)!!'*!2!-&*(!.$ *(!&& $ ,/$0 *(0+*.*,9'$+*!2!,(  ,8 !!-)5%  #)'$ -! 2.* &! "/ # "&''/# 0#/0$##%#! .*5'*+*)9.)*(#%(%%2&%'*# "%(0 * 7.*( )$&.* $ )! /(' .* 5'* .& +*)9.)* 2.* "! +,$-&/2$'* 5'* .&"!*5 !))*&&.*2.*)&#,(!))50 *,0-*' .5-!#)(!#"# *.&,59,.5$)! /(9+!'$&" 5%!2!, )!)9.)5(0*,*( .2!)3  $#)6 *(!&&5#-.$'-6)! $" )* )! +,*.!&' *'63! )* ,*  !#(*')* -(!)93$%,* -! $-2!#'-(5-'68$2 9)$!( ,)% . $ '$ $0 $ '( !'/)$%*)'(!'/))!,)%&'# $)(3 ( ,"%! $% #"3 .* 5'* (#*)$% ,3$ $#$*#%  &'#$/ ( #%%(%()#"(%(*.% #&% &"1 " 5%"$'!1 *(0*.95,# /('&.* *) .&*% $ #2!( *) ) -!.! &" 5% #)' 2.* $%() %' /$ "%,(!%% $ % () #'+2.   !%#  /" $()%3 .#/)#,"%,(!#     '*((! &()"0    

-(&/1()''/&1%&'#*' %#+&"" 9.*! '*!4!)$! ,# )$&*. +* *% !.(!)9)!+,!(!))*7.$ )$ !')! *-/ #*. "$.!%-&9 +,$-.!)!.  * "6!(.* !,!/ #'.9 '$'$94/-6 9 /0 .$.6-9 # ,%-&$%.* 1!. # !,*2&$ !-!))$!#'*. )9-*9.)!$-+, )*-.6*-.!,!)!)$!(!)9+,$* 949.& $*.0.58.*.-!.'**.*($,.&$/)* -9.+&$.$)/ $')$'**-!*(*,9!, )!! ,*4$  .,9-$)5 "$.!%-&$! #*,99-6 ) -*8 )!$-+,)*-.6 && +!- !3!)5% ,.!'& ,5#/ ) )!* -*$ $)5 )&' 5 8 ) -!* )9 */ -+'&'-9 2.* ! 6 !)6!'$& '*!4!)$!.&()!-(*(/ ) -!9 $&* -.'* 2.* 0*2/ * )* !'8 ) **,*.$"$#)68-*!%9-.,3)*0/'8$(9 *"6!&+,# )$&.&--*, +*.*(*,! *#6(!.  -!, 1! #"(!. !,/-6 9 &*3& !--$'97./.5-94!+/ */8$*,94/8-! 4/  *"$#)$-*!%)!-.6  '*((! &()"0 (!%,$!  

 !1  &'"3

#!"#"(&#$,)#"# %('+&'#"%#"/ &#0$# #,) &)&'% /+&$#,) #.  #'+&'""# #".    # )+,$3'-/'5&*8-*&#' -&$)/'&+*,*/!4(!3*& $#!()"%$%/, $% -.'* -,#/)$+!2'!%)$.,!* (.6,/&($-5)*)$(!. &*.*)+*! &&* #4$.)*%$()-.!,&!#%"%3 /)!!(3%"% 

  '*((! &%1) 


       80394               

 

 ',0' (,%'!),() ('4*! ")"'!,%'1 /!&!$

 " )( !$,!+3! *)0)'!!4 & '+' 00 "0 2$,%)& 0 2$ & +"& # +')0)%  !,! ,' %)()+'1 '&)+ !&3,'(%''(&4('4

      

ДухНрав  

Дузованая нравственность

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you