__MAIN_TEXT__

Page 1

Ирина Фещенко-Скворцова

БЛАЖЕН ИДУЩИЙ

Бенавенте – Вологда ООО «Вологодская типография» 2014


ББК 84(2=411.2) 64-5 84(4Порт) Ф47

Фещенко-Скворцова Ирина. БЛАЖЕН ИДУЩИЙ: стихи разных лет. – Вологда, 2014. – 139 с. ISBN 978-5-902579-70-0

АВТОР БЛАГОДАРИТ ЗА ПОДДЕРЖКУ СОЮЗ РОССИЙСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ (МОСКВА)

© Фещенко-Скворцова И., 2014


Он думает, тёмный и душный, Сам – сорок египетских казней: Не время разбрасывать камни, А время разбрасывать душу… ………………………….. Тюрьма, тюрьма… А думал – благодать. Так всё отдать И вдруг очнуться – нищим. Блажен идущий: небо да сума, Сам налегке и многого не ищет. А в четырёх стенах заключена Саму себя не слышит тишина. И.Фещенко-Скворцова

3


РОССТАНИ 1. Вы простите мне, Князья русские... Тропы узкие Речек руслами, Как на копьях-то, Да со славою, Что курганов-то Понасыпано, – Понасыпано, Понакопано: Ваши ратники – К солнцу – травами... Вы ли – в Киеве? Вы ли – в Суздале? Как завидую Вашей удали! Пусть и верую, Да – по росту ли? С той ли мерою – В судьбы росские?.. По-над травами, По-над росными По судьбе моей – Тени – росстани. Кони дикие, Вам покорные. Ваши клики ли? Ваши кони ли? 4


Мчатся, ранены, Через сны мои Ваши ратники, Как посыльные… Вы простите мне Речи дерзкие: Только вас любить – Дело гордое, Дело горькое, Дело смелое. Жены сильные Дело делали. И любили вас, Да не видели. Редко видели, Да не выдали. Не кремневые, Не железные, А прощали вас, А жалели вас. Вы простите там, За могилою, Не о вас пою, С вашей силою. Были женщины Вам заставою, Позабытые, По-за славою, По-за нежностью, По-за верностью Были-женщины, Стали – вечностью. 5


2. ИНГИГЕРДЕ – ИРИНЕ – ЖЕНЕ ЯРОСЛАВА МУДРОГО Промеж нас – пелена густая – Под размахами крыл растает, Не ахматовской белой стаей, – Серым клином сошлись слова. А князья и доныне – те же: Им бы плоть свою сладко тешить, Им пунцовые губы любы, Им – вина, да бряцать железом, А жена – на глаза б не лезла, Пусть монашенкою в хоромах Сердце раненое хоронит. Может, плакала, может, пела – А любя – не любя – терпела, Ради Русской земли терпела Королевна земли чужой. Не такой — ожидал сурово. Не мукой – замесила слово. Для него прозвучало слово Непредвиденно и свежо. Разве женщину красит слава? Слава мудрости Ярослава. Переплавлена боль на славу: Переплавлена в славу боль. 6


КУСОЧЕК ХЛЕБА ПТИЧКЕ РАСКРОШИ... Кусочек хлеба птичке раскроши: Что там найдёшь на голых ветках сада? Как проживёшь последние гроши, Ты этим крохам тоже будешь рада. Проснёшься утром: не прошла ли боль? О чем, в привычном темпе променада Беззубо шамкает себе под нос любовь? Небось, теперь ей многого не надо, – Ни дёшево, ни – просто задарма. Ну, что поделаешь с её отвычкой? Желудок ссохся на таких кормах, И разносолами его уже не пичкай. А что ты хохлишься – сама… Озябшей птичкой?.. Зима 2003 г.

7


И ТО, ЧТО БЫЛО МНЕ ВСЕГО ДОРОЖЕ… «О своём я уже не заплачу…» А. Ахматова И то, что было мне всего дороже, Внезапно ненавистью обернулось. И боли нет уже. С холодным интересом Смотрю и удивляюсь измененьям. И думаю: как страшно я виновна. А всё во мне, что привлекало раньше, Что трогало тебя, и звал ребёнком, – Теперь родит неистовую злобу… И нет для нас обратного пути. Погублено, у ног лежит Последнее, что оставалось… Подумаешь, какая малость! А, может, прежнее наснилось, Как Божья ласка, Божья милость?.. Я на колени опустилась Спросить, как с этим дальше жить.

8


ЖЕЛАННАЯ БОЛЕЗНЬ Томленьем янтаря: «Скорее уезжай!», И это слово: «друг», Чей привкус безутешен. Конечно, будет жаль… Как целованье рук, Прощания обряд, По-прежнему, безгрешен. – А что такое грех Для мухи в янтаре? – Ты уезжай скорей, Не спрашивай, не трогай. Не лечится болезнь, Желанная болезнь… Налей, ещё налей: Далёкая дорога. 26.06.03

9


В ПОЛНОЛУНЬЕ НЕЛАДНО В ДОМУ… В полнолунье неладно в дому, И огня не гашу потому. У меня не скрипуча кровать, Потому что мне рано вставать. Я свой дом превратила в тюрьму, Чтобы нежность – тебе одному. У меня холодна простыня, Чтобы ты замерзал без меня. Как по сёлам поют петухи, Отпускаются людям грехи. А будильники, как ни звони, Петухов не заменят они. И повадился кто-то в ночи: И скрипит, и звенит, и стучит. Одеялом прижмётся к плечу – Я тихонько молюсь и молчу. И от зеркала – просто беги: Всё черней под глазами круги.

10


Видно, ночью туда, за стекло, Утекает по капле тепло. Видно, если как лёд простыня, Это смерть обнимает меня. В полнолунье неладно в дому… Потому и не сплю. Потому… Весна 2003 г.

11


ВОРОЖИЛИ КОГДА-ТО ПАЛЬЦЫ… Ворожили когда-то пальцы, Не на белом листе – на пяльцах. Нитки длинные, по преданию – Замуж – выйдет дорога дальняя. Все мы, женщины, так устроены: Без любимого, как без Родины. И душа бессонно кружит Там, где город вместе обжит. Я такая же, я простая, Каждой клеточкой прирастаю. Без него пригляделась пристально: Всё мерещилась где-то истина, Да по ней, как по льду, скользила… Зимы в Киеве… Зимы…Зимы… И откуда слова такие: Отрываю от сердца Киев?.. Зима 2002 г.

12


ВОЙТИ В ДОВЕРЬЕ К ЧУТКОЙ ДВЕРИ… Войти в доверье к чуткой двери, к липучей ткани темноты, но их наветам не поверить, что дом ночной – уже не ты, что вместо вместе – время мести немых свидетелей житья, что от тебя приходят вести, как будто ты – уже не я. Лето 2001 г.

13


РЕВНОСТЬ Не знаю, кто первый затеял Пустую погоню за тенью? В послушном, отзывчивом теле Из глуби, из тайны, из теми Мерещатся чуждые тени, Тенета, капканы, следы. И так, на пороге беды, Доверчива нежная мякоть, – Не рви, не поставишь заплат. Рвануться, прижаться, заплакать…

14


ПРОСТО Б ВЕРИЛА… Аж на самое дно Глянет в прошлое: Если много дано – Будет спрошено. Будет спрошено, Будет взвешено: Сколько внешнего Здесь подмешано. Будет спрошено, Будет сложено: Сколько чистого, Сколько ложного. Ой, гляди сама, Не сломалась бы. Лучше – меньше бы. Лучше – малость бы. Со смирением, Горько – весело, Просто б верила…

15


ВСЁ РАВНО… Не стоит думать: если бы тогда… Другие люди, ночи, города. Не надо думать: если бы теперь… Ты сделал всё возможное, поверь. Но не зови, когда совсем темно Звучащее надломом: «Всё равно…».

16


ТВОЙ АНГЕЛ ТЕБЯ НЕ ЛЮБИТ... «Твой ангел тебя не любит» (М.Цветаева) В день ангела моего Я тише летейских вод. Зачем же так тяжело? Мой ангел, знать, пожилой, Устало махнул рукой: Еще помогать такой? Шалишь, мол, сила видна, Ты выдюжишь и одна. В день ангела моего Легка, как парусный свод. Богатство мое – во мне. А часть потерять – больней. А будет одна зола – И некому пожелать. Пройдет метла по золе – И некому пожалеть.

17


В ЭТИХ СУМЕРКАХ ВСЁ ВО МНЕ ВЫМЕРЛО... В этих сумерках Все во мне вымерло. Отстаёт, бумагой шурша, Потускневший змеиный выползок – То, что было – моя душа. Грубо вывернуто, надорвано, Никому нипочем не дорого. Отболевшее и недавнее Отдирать от себя – Не даром ли?

18


КОЕ-ЧТО О ЖЕНЩИНЕ 1. В зоне мужского азарта, в зоне мужского хотения – сверх и помимо – несыгранной картой, тонкой игрой светотени... Мысли её отчаянные… Били их в стае – влёт. Кровью вмерзали в лёд – в тысячный раз оттаяли. Мысли её, о чём они? Ласковые, заветные, выслежены заведомо птенчики желторотые в лисьем лесу. У нелюбви в заложниках платят сполна за ложное, За осторожно-мелкое Золотом, не скупясь… ………………………….. Ты всей душой… Да ты сама – душа, до пестика, до чашечки, до донца – в тебя, наверно, закатилось солнце, отяжелевший от любви воздушный шар. 19


Свой горький мёд на мёртвых пчёл умножишь, ты можешь молча, тихо отцвести, и, чуть заметно, в теле полусонном просвечивает гаснущее солнце. ………………………….. И было тело – настежь, как душа, раскрытое до чашечки, до донца – тогда в него и закатилось солнце, отяжелевший от любви воздушный шар. Бесплотна жертва – жертвенность бесплодна. На шаткий плот, почти что не дыша, и только взгляд назад, отчаянный и долгий… Уже прозрачна плоть, но стянута душа и не раскрыться ей до чашечки, до донца…

20


2. Проклята… Просто, потому что ты женщина. Просто, потому что ты жертвенна. Просто так… Столько отболело – не прожито. Всё перегорело – не та. Истового самосожжения мёртвая твоя красота. ………………………….. Мария избрала благую часть: в мужском пиру – не горькое похмелье, отравленное завистью веселье, короткую, униженную власть, – но в мире войн и воспалённых вёсен задумчивую, медленную осень.

21


3. Чужая среди чужих, искала она слова, и были слова её – чужие. И кто-то, державший свет, с судьбою её чудил, и свечи в душе её чадили. Металась её душа, не помнящая родства, и в мутном потоке слов, давно бесплодных, как смертник – последний шанс, искала она слова… И Слово любви пришло, и стало плотью.

22


ХИМЕРЫ НЕ ЗРЯ УМИРАЮТ... 1. Пусть мертвые хоронят мертвецов, А ей – живой – живого – хоронить. Какое у нее сейчас лицо: Вслепую рвет нервущуюся нить. Умершим – мир. Умершие молчат. А это писк разбившихся галчат. Не слышать бы: они еще кричат. Кричат. 2. Никогда: ни спьяну, ни в бреду Я тебе не причиню вреда. Без упрека, тихая, уйду. Тайное огласке не предам. Но стыда тончайшая игла, Словно бы дитя не сберегла. 3. Если временем тоску Не потушишь, Время катится к виску Вместе с тушью. С оборота заплачу И подушный: По морщинкам прежних чувств На подушку. 23


4. Как носят ребенка, Так носят любимых – Под сердцем. Границы бесстыдно стирая, Себя и не мыслят раздельно… А впрочем, химеры Не зря умирают Задолго до часа рожденья.

24


ДУША 1. Душа, точно ястреб, Когтит воспалённо. Добыча, как якорь, Как путы – в полёте. Я всё понимаю, И всё принимаю, И всё, не спеша, У души отнимаю. В прозрачную ясность И неба, и взгляда. Так надо. 2. Спокойной она пребывает В невидимой жизни кристаллов. Спокойной она пребывает В загадочной жизни растений. Ведомые души животных, Как дети, не знают греха. Крестом заходящего солнца Венчали на горькое царство. Венчали на горькое царство Сознания смертным грехом.

25


И ей возвращаться к покою, На свет пробиваясь упорно Путем отреченья и боли Сквозь смертное сердце свое. 3. Не собирать Сокровищ на Земле, Где первый взгляд Горчит Последней встречей… А где-то в первый взлет Сорвался кречет, И горы там, под ним, И воздух чист… И на одном крыле Последний взлет; Свое сокровище – Земле С высот.

26


ГОЛОС (За то, что смертный он, за то, что он отчаян…) Читай меня… Читай меня, читай… Согретый звук на языке катай, на языке, связующем гортани. Произнести – не разумом постичь, и свяжется, немыслимо почти, Вселенная уместится в горстú, и ей – твоим дыханием расти, гортанной и всеведущей печали… Прости мой голос, всё ему прости за то, что смертный он, за то, что он отчаян…

ПОДМОЕТ КОРНИ ВКРАДЧИВАЯ РЕЧЬ... Подмоет корни вкрадчивая речь Так, словно ты – глагол или наречие. И потеряешь право человечье От этой некончающейся речи Себя, хоть на мгновение, отсечь.

27


Я ОТДАЮ СЕБЕ ОТЧЁТ Я отдаю себе отчет, Что впереди давно не лето, А то, к чему меня влечет, Со стороны вполне нелепо. Я отдаю себе отчет И, все же, остаюсь при этом, В житейском смысле – ни при чём – И лишь поэтому – поэтом. Я отдаю себе отчет.

28


МНЕ Б РОДИТЬСЯ ТАКОЙ... Здесь единый покой, Неподвластный биению мысли, Только голос деревьев Вот так, безусловно, умеет стихать. Здесь любовь, О которой ненужно, нелепо в стихах. Мне б родиться такой, Чтобы так, не спеша, И смотреть, как любить, И любить, как дышать. Мне б родиться такой, Ну, а может, теперь Перейти на размеренный шаг? Ну, а может, теперь я пойму Тишину и покой откровенья, И большое молчанье, Такое бывает В стихах между строк?

29


Открывая его, Не нарушь и лавину сомненья не стронь. Под тобой ускользающий трон, Ну а ты – заколдованный тролль, Потянулись к тебе легионы Извилистых тропок и троп, И любое касанье свежо, Как объятья – впервые – свежи… Где-то прежняя жизнь, Как астральный покинутый труп, Как слепой покалеченный зверь, Подбирается в точный прыжок.

30


И ЧИСТЫМ ЗОЛОТОМ, И ТИХИМ СЧАСТЬЕМ… «А жизнь прошла незаметно». А.А. Тахо-Годи. Он думает, тёмный и душный, Сам – сорок египетских казней: Не время разбрасывать камни, А время разбрасывать душу… ………………………………… Тюрьма, тюрьма… А думал – благодать. Так всё отдать И вдруг очнуться – нищим. Блажен идущий: небо да сума, Сам налегке и многого не ищет. А в четырёх стенах заключена Саму себя не слышит тишина. ………………………………….. Но, к тишине затвора сведена, Кто знает, Вечность ли тому, сейчас ли, А – жизнь прошла, вся, в четырёх стенах, И чистым золотом, и тихим счастьем.

31


РЕМЕСЛО …и взыграет младенец во чреве ее – понеслаНебеса, заключенные в смертную суть Ремесла… Наступит время, И оно сейчас, И будет сказано: Неповторимо. Наверно, слову Надо прозвучать, Чтобы зачать мгновенье, Закачать Течением особенного ритма? И будет сказано: Не все пройдет. А что останется – Острей кристалла. Наверно, слову Надо прозвучать… Уже благая Будущая часть Непрошено Из прошлого Восстала… А ты молчишь Устало.

32


………………. В пене кружения Острое жжение – Боль поражения. Свет унижения, Свет умаления – Преодоление. Дар умиления, Дар отражения – Преображение. ……………….. Не приснилась еще Прямота умолчанья? Прикоснись и отпрянь, Забывай про слова. Чудаком прослыви В ожидании чуда… Хорошо, если мысли Пришли ниоткуда. ………………….. Для рыбы – сеть, Для птиц – силки, Для мысли – слово. Зверь приручен – И клетка не нужна.

33


Но откровений Хитрая полова Не открывает Полного зерна. …………………… Близорукими глазами Контур улови. От сплошного бормотанья Строчки оторви. Так и будет: вечер, тайна, Не черты, а очертанья, Контуры любви. ……………………. Там, где даже молитвы Прозвучат, как упреки, Где сама благодарность Поневоле низка, И беспомощны строки Перед теми, что были, Перед теми, что плыли, Точно в руки – река. Беззащитность полета… Беззащитность поэта… Беззащитность ребенка… Беззащитность цветка…

34


………………………….. Есть поэты времени: Будто в камень врезаны, Я приметы времени Даже не зову. А в минуты в редкие, Утром, днем и вечером, Не пишу для Вечности – В Вечности живу. …………………………. Строгая моя пустынь, Строже и нет устава. Я от себя устала – Разве себя отпустишь? Через века, теперь ли Выдохну слитным слогом, Словно большим терпеньем Сломана клетка слова. ………………………… Пролегло междуречье Между речью и речью. Время клева и лова Серебристого слова. Только мелкие рыбки, Забавляясь, как дети, Проплывают сквозь сети, В фосфорическом свете Возникают и гаснут.

35


А глубинные рыбы, Появляясь из сети, Изменяются в сути, Изменяются в цвете, Умирают напрасно. …………………….. Пробую, как варенье: Каплей застыло. Форму Держит стихотворенье. Льется тягучим слоем, И – ни крупицы зряшной. Форма, слезы прозрачней, Не тяжела для слова. ………………… Огранка алмаза – Ограда от мира. Дробится И множится Эта граница, И тонут возможности Довоплотиться В случайном Звучанье…

36


Я ДЕЛАЮ НЕТОЧНЫЙ ПЕРЕВОД Не любишь превосходных степеней, Как самообольщенья, как вранья. А я – на превосходном скакуне Перемахну в несбыточную явь. Я не хвалюсь, что это перевес, Мой перебор, мой вечный перелёт. Я делаю неточный перевод, Но он не обижает никого. Ведь я ни у кого не отняла Ни воздуха, ни света, ни тепла.

Я В РОДНОЙ СТИХИИ ОЖИЛА… Я тебе не пожелаю зла, Только плохи у тебя со мной дела. Упустил в стихи, так и не трогай – Ни кнутом рассудочности строгой, Ни щемящей нежности острогой. Уж – не пригрозить и не растрогать: Я в родной стихии ожила.

37


СМОКОВНИЦА Изначально проклято лоно, И плоды отравой горчат. И печальна, и непреклонна На ветвях поникших печать. Изначально плод открывает Тайну корня, соков, листов. И уносит все, отрываясь – Безразличный, юный, литой. Сок тот – горький, а грех тот – древний: По плодам узнается древо.

38


ВЕЩИ «Я так люблю слушать, как поют вещи» Р. М. Рильке Смотрите, какие разумные вещи выходят у мастера: чаша, и ложка, и стул. Они и честнее, и чище людей, потому что им проще хранить чистоту. ……………………. Как лёгкая, ладная вещь, повстречавшись, сама и льстит нам, и льнёт к нам, доверчивой лаской к тебе приникая. На ком из людей этой вещности вязкой не сыщешь клейма? А вещь – отпечатка людского не носит – какая? ……………………………….. Вот брошь, и поёт она: брошена, брошена, два имени сколоты ею непрошено, два имени сколоты – золото, золото, два имени связаны – разные, разные – Марины и Анны – подаренной брошью.*

39


……………………………………… Чей след в этом звонком, коротком ударе – браслет? – Пора повзрослеть! Ну, зачем ей безделка такая? Он кожи касался, теплел, к исступленью её привыкая. И бился, и путался пульс, учащаясь до ритма, и бился браслет, ударяясь тихонько о стол. И пусть этот пульс в серебристом металле остыл… Дарите браслеты любимым, навечно дарите! …………………………………….. Домашние вещи не могут, как скалы, меняться от солнца, от ветра. Вещам под руками людскими стареть и ветшать. Не требуя платы, когда-то нарядное платье довольно, что ветошью служит, себя причисляя, по-прежнему, к нужным вещам.

40


И в сумрачный вечер не плачут они, что не вечны, что пятен и трещин щедрей и затейливей вязь… А старые люди похожи на старые вещи, и зреет меж ними незримая связь.

* В воспоминаниях Л.К. Чуковской рассказывается, что Анна Андреевна Ахматова однажды обратила внимание Л.К. на две фотографии, свою и Марины Ивановны Цветаевой. «Узнаёте?», – спросила она, а затем пояснила, что у обеих на платье видна одна и та же брошь, подаренная А.А. Мариной Цветаевой.

41


БОМЖ НАДРЫВНО КАШЛЯЛ… Бомж надрывно кашлял, Мне не сват, не брат… Каждый перед каждым Страшно виноват… Разрывая, делим Неделимый свет. Будем ли, как дети, На исходе лет?

ПОЭТЫ, КАК МЁРТВЫЕ, СРАМУ НЕ ИМУТ Поэты, как мертвые, сраму не имут. Другие – смеются и плачут над ними. Они – в свистопляске – одни недвижимы: как Будда, с холма наблюдают за жизнью. Не жизнь и не смерть. Это невыразимо. Поэты, как мертвые, сраму не имут.

42


ТОЛЬКО СЛОВО ЕСТЬ БОГ… Только Слово есть Бог, Инструмент просветленья печали… Только Слово есть Бог, Инструмент накопленья любви… И, сплетаясь в клубок, эти ритмы, совсем не случайно, приручились слегка, на бумагу послушно легли. Так легко, точно выдох, они у тебя зазвучали, Будто отроду жили и жили бок о бок с тобой. Неужели так просто уходят большие печали? И уходит из виду, из сердца, из памяти – боль? Не ищи же ни стиля, ни формы, ни рифмы – не стоит. Это теннис настольный, и кто-то играет с тобой. Будь неистов в игре, будь азартен, упрям, будь достоин… Ты поэт лишь настолько, насколько ты – Бог. Из себя сотворивший кумир, не ищи себя зло и упрямо: Ты поэт лишь настолько, насколько ты – Бог. Мы заброшены в мир, как дитя, потерявшее маму: Быть собою – и всё ! Только кто притворится тобой ? Это путь и исток, где мы все пребывали вначале. Где мы были собой, и еще – и уже – не людьми. Только Слово есть Бог – Инструмент просветленья печали. Только Слово есть Бог – Инструмент накопленья любви.

43


А ЕСЛИ ЖЕЛЕЗНАЯ ЛОГИКА НАШИХ ЖЕЛАНИЙ... А если железная логика наших желаний за гранью оценки рассудка, пока не сгорела? А после арену песком засыпают скорее, и с новым оружием вновь закипает игра? И бросила я удила, и меня понесла раздувшая ноздри кобыла слепых узнаваний. Храпит, не признает малейшего права за вами: ни вашей арены, ни скачки – на бис – призовой…

44


ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ 1. Утрата утра – День горячечный, Где в сутолоке Суть скрывается. А вечер старчески сутулится. И не смеется, и не плачется. Глаза глубокие, незрячие. Какой ценой За мудрость плачено? 2. Безóбразной Бывает красота, Как белый свет, Сливающий цвета, Безоблачна, Безмерна, Нестерпима – Проходит мимо.

45


3. Слова – Подмены и обманы. Слова, Поддетые на вилку. Метафорические брызги, Осколки Прежнего значенья. Слова – звучанья, Звонко, колко Навеянные льдистым ветром На ткань, распятую на пяльцах. Слова – На откуп и на ощупь. Слова – Всевидящие пальцы.

46


4. «Я слово позабыл…» Осип Мандельштам Поток сознанья Утром Лишь потеки, Потеки на бумаге И потемки В душе. Ночные ласточки, Бесшумные крыланы Умчались прочь. И взвыло воронье… Метафоры бессильное Кривлянье. Бесчувственные Происки ее…

47


РЕКВИЕМ ЛЮБИМЫМ ПОЭТАМ: А.С.ПУШКИН. «Как бесконечно одинок был Пушкин все это время...» Ахматова «Гибель Пушкина». «Зашел к Пушкину. Первые слова, кои поразили меня в чтении псалтыря: «Правду твою не скрыв в сердце твоем». Конечно, то, что Пушкин почитал правдою, т.е. злобу свою и причины оной к антагонисту – он не скрыл, не угомонился в сердце своем и погиб». Из дневника А.И. Тургенева 31 янв. 1837. 1. «Правду твою не скрыв в сердце твоем...» Тяжким была – правда твоя – крестом. Крест свой мы сами, слепо, себе куем, Чтобы себя – во искупленье – распять потом. В этом тепличном рассаднике общих мест – Тонкою гранью сквозь светскую грязь сиял. Выше ты был – и не дали права на месть. Чище ты был – и не дали пачкать себя. Можно ли жить, такое – в сердце тая? Грозным смиреньем – гордыню почти поправ ? Это – чужая дорога, а не твоя, – Не для тебя, не на твой африканский нрав.

48


2. О, если бы жизнь свою – за други своя! Так – после бала – устало снимают фрак. Но пить по каплям этот медленный яд, который сочится под видом дружеских фраз? Нет, зависть к мертвым – это не бред, не муть, – Когда живущие – нагроможденье льдин. Из всех живущих – никто – не нужен ему. Те гибли – вместе, а он – и в конце – один. Охвачен желаньем, молил, как последний смерд, – И разве могла хоть одна перед ним не пасть? Покорной любовницей руки целует смерть – Последняя, самая сильная в жизни страсть.

49


А. БЛОК 1. А. Блок в мае – июне 1921 г. С отъезда, с Москвы так и маюсь. Читал там стихи, как во сне. Все сразу цвело этим маем, И было тепло. Но не мне. Ночное далекое небо. Полегче. К окну подойти. Прислали мне русского хлеба Без примеси даже… почти. Лишь тень уходящего чувства: Заплакать бы, Любу крестя… Россия, проклятая чушка, Сжирает родное дитя.

50


М. ЦВЕТАЕВА «Ты, стол накрывший на шесть душ, меня не посадивший – с краю». «Я – жизнь, пришедшая на ужин!» М.Цветаева (из последнего стихотворения – 6.03.1941). Марина примеряет смерть... И кто – последний – был ей нужен Перед последней из разлук? Молчит пришедшая на ужин, Не приглашенная к столу. Марина примеряет смерть... Так платье ушивалось прежде, Уже в иглу продета нить, А все не сладить ей с надеждой: Повременить бы с той одеждой. Повременить... Повременить... Марина примеряет смерть...

51


А Я БЫЛА НЕ ЖЕНЩИНОЙ, КОТОРОЙ… Памяти поэта Александра Шаргородского. Таким он жил – упрямым и счастливым. Любимая прошла «июньским ливнем», Нежнейшая – не сделалась опорой. А я была – не женщиной, которой… Я голосом была, молчавшим в трубке, Теплевшим, неуверенно и трудно, Ни ритмом, ни дыханьем непохожим. Он говорил, что я пойму попозже. Я говорила… Нет, я привыкала К стихам его, гражданского накала. Не это ли – проблема узловая: Довериться, друг друга узнавая? Но и когда внезапно вышли сроки, Остались непрочитанные строки. И, каждым словом вспахивая душу, Им – говорить, а мне – молчать и слушать… При свете звёзд или, когда светает, Вот так и он мои стихи читает. 23.05.2004

52


СКАЗКА О МЁРТВОЙ ЦАРЕВНЕ «И я сказал: – Смотри, царевна, Ты будешь плакать обо мне» А. Блок 1. Стало сердце болеть ежедневно, А поплакаться, было б кому… Постарела, поблёкла царевна В говорящем своём терему. Тот, который не назван, а зван, Позабылся в мучительном звуке. Упырями туманят слова, И бескровные падают руки. Ах, поют на лугу хороводы, Каждый сон – расскажи, расскажи! Так и выпили тёмные воды До конца эту бедную жизнь.

53


2. То по нéбу то по вóдам , То стремглав с высокой кручи, То ли сны её уводят Навсегда в свой мир летучий? Время – полночь, пусто место, Заресничено оконце. Чья подруга, чья невеста? Где ты, солнце? Нету солнца… Без дорог стремглав несётся, Мимо Рая, мимо Ада. Где ты, солнце? Нету солнца. Нету солнца – и не надо.

54


КОГДА РОЖДАЮТСЯ СТИХИ «Молчи, скрывайся и таи…» Ф. Тютчев. Когда рождаются стихи, Важнее дела нет. Они рождаются тихú, И ты молчи в ответ. Ну, что ты можешь объяснить, Украсить, досказать? В твоих руках клубок и нить, По ним идти назад. Потом поймёшь, какая ложь… Любя и не любя, Ты только для себя живёшь И пишешь для себя. Но ничего не утаи, И в поздний-поздний час Взойдут созвездия твои В орбитах мёртвых глаз. 2005.

55


СЛОВНО СТЕБЛИ РАСТЕНИЙ... Словно стебли растений, От слепящего света Твоё Слово одето Переливами тени. С нами ныне и присно Эта тихая заводь: Откровение притчи – Умолчания завязь. Истин хитросплетенье, Тьма на грани ответа... От целительной тени До слепящего света.

56


ИБО ИГО ЛЮБВИ – БЛАГО… Вешним лесом, свежо и клейко, Летним сумраком, всё синей, – Ах, любовь – золотая клетка На пустой и грязной стене. Любо – верить и сладко – плакать, А из ран течёт молоко, Ибо иго любви – благо, И бремя её легко. Сентябрь 2005

57


ПОКА ЖИВА, ПОКА... Сквозь краешек луны Просвечивает небо, Растает и она, Как тают облака. Пока же на плаву, Закинула свой невод, – И я в него плыву, Пока жива, пока... Пока – почти мужской – Озноб нетерпеливый, Пока – одним мазком – Наметился закат, Счастливый непокой, Несбыточно-счастливый. Остаться бы такой, Пока жива, пока...

58


СТАРОЕ ВИНО Здесь, среди живых цветов, В час, когда темно, Будем пить хмельное то, Старое вино. Стала к старости глупей? Я – твоя жена. И с другими ты не пей Нового вина. Всё друг другу отдаём, Мы с тобой одно. Долго, долго пьём вдвоём Старое вино. 2007, декабрь.

59


КАК МОЖНО ЛЕГЧЕ ЖИТЬ, ЗЕМЛИ ЕДВА КАСАЯСЬ... «...иные люди, чего бы ни желали и чего бы ни домогались, рвутся к этому всеми своими помыслами и изо всех сил. Но ведь бывает столько ложных шагов, что для большей уверенности и безопасности следовало бы ступать по этому миру полегче, и едва касаясь его поверхности. Следовало бы скользить по нему, а не углубляться в него...» Мишель Монтень «Опыты». Прыжком из темноты Удушье наступает: Вот – пел и длился звук, И – судорога рта. И немотой зову, Но умирает память: В ней ты – уже не ты И я – уже не та. Как можно легче жить, Земли едва касаясь, Дыханьем не задуть Курящегося льна... Волчицей сторожит, Облезлая, косая. Забудешь на беду, Оглянешься – она.

60


По-заячьи кружи, Неслышная, босая, Скользи, лети, плыви… Как можно легче жить, Земли едва касаясь Дыханием любви.

61


КАК ХОРОШО ЛЮБИТЬ ИЗДАЛЕКА… Как хорошо любить издалека: Так молодо и так, не уставая, К руке далёкой тянется рука, К воображаемой – рука живая. НЕГРОМКИМИ НАБРОСКАМИ… Негромкими набросками, Нерезкими, неброскими, Тоску, как есть, размыкала В черты твои размытые. Черты твои размытые, Как ночью – бабьи жалобы... Не осень ли разметила? Вот и меня – не жалует. ................................. Краской особенной, нежной, не лаковой, Так осторожно, любовно, несмело Я бы дотронулась тихою ласкою, Если бы кисти держать я умела. Я бы дотронулась тихою ласкою, Вовсе непрошеной и неуместной, Гладила б холст, будто мягкою лапкою, Если бы кисти держать я умела. Может, больнее от ласки непрошеной, Что растревоживать душу без толку? Так ли все было бы, если б не прошлое, Если бы только... 62


ЭТО ВЗГЛЯД СВЫСОКА. ОТ НЕГО НЕ СТАНОВЯТСЯ ВЫШЕ… Я запуталась в правде и лжи, Но прощаю себя равнодушно. Ни к чему-то в последнее время Душа не лежит. И причина ясна: точно лед, Где все меньше отдушин, Отвердевшая жизнь. Мне бы только успеть, Мне бы только один, Мне бы отклик невольный услышать. Я узнаю его, Хоть молчаньем одень, Хоть гербарным листком засуши. Не спеши. Это взгляд свысока. От него не становятся выше. От него и тебе тяжелей. Не спеши.

63


И КОГДА ПОНЕСЁТСЯ ВСЕЛЕННАЯ МИМО... И когда понесется Вселенная мимо, И замкнется магический круг, Поцелуй меня так, как целуют любимых, Как целуют любимых подруг. Как же можно: уткнуться в земное корыто, Пламя светлое в сердце губя? Ты же был – нерасчетливым, пылким, открытым? Отпусти этой ночью себя. Ты привык, как с врагом. Ты привык осторожно, Никогда никого не любя. Это только со мной. И со мной это можно. Отпусти этой ночью себя. Твоего не возьму – ни свободы, ни денег, Все прощу, никогда не предам. Мне легко, ведь не женщина я, а виденье, Соскользнувшая с неба звезда.

64


А Я ОТКРЫВАЮ ТЕБЯ... А я открываю тебя, Все дальше тихонько листая, И мысль возникает простая, Что в замысле Божьем сейчас Я новую грань открываю… Как будто кору отрываю, Себя пред тобой открываю, И хочется снова начать…

65


ГДЕ У СЛОВ ОТ ЛЮБВИ ЗАПЛЕТАЮТСЯ КОРНИ... Я уже там была, Где со взятком пчела Проползает сквозь сумерки сот. В том звенящем саду, Где у слов от любви заплетаются корни, Где играет их суть И дрожит, как под ветром листва, Ежедневно меняя скользящие формы, Где летит без опаски сова Мне на руки. Те слова… Только в древнееврейском* похожие звуки. Вспоминая, бреду По слежавшимся остовам формул. Но туда я ещё попаду И любимого я подожду В том саду.

* В некоторых источниках указано, что древнееврейский язык наиболее приближается к языку ангелов.

66


ТВОЕГО КОСНУВШИСЬ ТЕЛА... Твоего коснувшись тела, Не кольцом и не венцом, Я крестом бы стать хотела: Он на шее – невесом. БАЛЛАДА О ПЕРЕМЕНЕ МЕСТ СЛАГАЕМЫХ И много лет пройдет. И ясно мне одно: В угоду запоздалой укоризне Ты будешь вспоминать мгновения со мной, Как самые наполненные в жизни. А, может быть, и нет. Неважно. Что с того? Тогда, – по строгим правилам сложенья, – Я буду вспоминать мгновения с тобой, Немногих дней далёкое скольженье. А жизнь без нас опять вернется на круги И радугой рассыпавшейся брызнет, Чтоб кто-то вспоминал мгновения с другим, Как самые наполненные в жизни. С СОБОЙ МОЮ ДУШУ УВЁЗ ТЫ… С собой мою душу увез ты, Чтоб издали было видней, Как в ней отражаются звезды, А может, рождаются в ней?.. 67


А СЧАСТЬЕ, КАК ДЫХАНЬЕ, ПРОСТО ЕСТЬ... «Посмотрите! И веющий ветерок счастлив, и солнце счастливо, и песок счастлив, и все счастливо, кроме человека, так как ни у кого нет никаких условий. Будьте просто счастливы». «Алмазная сутра». Вновь, мудрости восточной вопреки, Условия ищу я и причины. Я жду прикосновения руки Во всей Вселенной – одного мужчины. А счастьем так пронизан воздух весь, О нем поют вечерние лучи нам. А счастье, как дыханье, просто есть – Бездумно, безусловно, беспричинно. И счастье бы – напелось, нашепталось... Любимый мой, глухая боль в груди. И это все, что от тебя осталось. И боли я шепчу: не уходи.

68


ОТШЕПТАТЬ, ОТЛЮБИТЬ, ОТЛЕТЕТЬ... – Почему эти розы – без запаха? – Те, которые растрачивают себя на запах, скорее увядают. /Из разговора с продавцом цветов/. Говорят, аромат источать, – Это значит – себя расточать, Это – струны срывая, звучать Утешеньем чужого пути. Но карать глубиной немоты, Не позволив сгореть и остыть, Но лишать аромата цветы, Дав мучительно долго цвести? Как вино, и хмельной, и густой Сердца розы волшебный настой, Как напев, несказанно простой, Как напев, оборвался – утих. Как цветы безголосые те, Неприметно в чужой суете Отшептать, отлюбить, отлететь, Нерасслышанной тайной уйти.

69


СЧАСТЬЕ Знать бы, Сращиваясь старательно По открытой ткани обид, – Счастье – Это когда царапина Побольнее раны болит.

70


НА СЕЙШЕЛЬСКИЕ ОСТРОВА. От смертельно больного мира В миг, когда исполнится мера, В мир, где ласковый запах моря, Словно ласковые слова: На Сейшельские острова. Вкус моллюсков, быть может, мидий, Шум прибоя и хруст песка, Мир проезжий, прохожий – мимо, Не пускай. В пуховиках песка Как я буду тебе близка… Как я буду тебе близка – Вся, до жилочки у виска. На Сейшельские острова – Из песка намывать слова, Их сливать, сливать, не спеша, Будто небо с морем смешать. Звуков бликами отблистав, Как я буду тебе близка!.. Но откуда она – тоска – Там, в песках?

71


ДИАЛОГ ( Я – зеркало, а зеркало не судят...) 1. Вагон метро. Одна и не одна, Та, у окна, поднимет взгляд тяжелый, Взгляд сквозь меня. А в чем моя вина? Сверкание моей зеркальной сути Для чьих-то слез, для чьих-то слов и судеб. Я – зеркало, а зеркало не судят… Но будет Резче тень и глуше мгла В тот день, Когда закроют зеркала. 2. А ночью и дольше, и дальше С отчетливым привкусом фальши Сквозь зеркало время текло. В простуженном доме не просто Сберечь для ребенка тепло. В простуженном доме не просто Срывать себя, сонную, с простынь. Вживать себя в тусклое утро, В тоскливо-домашнюю утварь… А та, из окна, – визави, – Она бы, печально и мудро, Учила ребенка любви. 72


БЛИЗОСТЬ – ЭТО ВСЕГДА ТРЕВОГА Неосознанная тревога Мне во взгляде твоём видна, – Вот и я… Подожди немного, Я так долго была одна. Может, главное в нас нарушится – Обретённая тишина? Дай всмотреться в себя, дай вслушаться, Постоять ещё у окна. Близость – это всегда тревога: В ней угроза и суета. Только Бог постигает Бога, Пустоту не поймёт пустота.

73


НЕ ПО ВОЛЕ ГРЕШНИЦА, СХИМУ НЕ ПРИМУ... Не по воле – грешница. Схиму – не приму. Не идет Утешница К дому моему. Все ж, во тьму кромешную Не толкай, постой. Может, кто-то грешную Назовет святой. Может, где-то теплится За меня свеча. Оттого и терпится Каина печать. Больно взгляд твой колется – Я гляжу во тьму... Может, кто-то молится Лику моему.

74


ЖЕНЩИНА Не целовал и не благодарил – Упал ничком, от ласки ослабев. И – будто свет нездешний озарил: Она забыла сразу о себе. О том, как шла – к чужому – через стыд, Томленье тела жаждала унять, О том, как жар ее успел остыть От рук чужих, не тронувших огня. Под свет неверный, слабый, – заоконный – Он ниц упал – упал, как пред иконой, Скрывая просветленное лицо. И в этот миг подумалось наверно: Кем ни был он – убийцей, подлецом – Он в этот миг очистился от скверны. И сердце защемило от тоски: Ведь даже с тем, с кем были так близки, C кем обо всем на свете забывала, В единое сливаясь до утра, – Ей так светло и чисто – не бывало. Исполнившись покоя и блаженства, И, как дитя, угодна небесам, – Она, склонившись, материнским жестом Погладила его по волосам.

75


ДРУГОЙ С.С. Аверинцеву Там, где сольются Высота и низость, И по ночам Разводятся мосты… Близки до боли, И до боли «близость Есть теснота И мука тесноты»*. В медлительные Огненные ночи, Под покрывалом Липкой духоты, За пазухой – душой Исповедально: Не ближний – дальний! И сон наш рядом За семью печатями, С желаниями, болями, Печалями, В зародыше, рождении, Начале, Отчаянно друг другу Замолчали, Отчаянно цепляясь за себя.

76


И головы с подушки не поднять, Тяжелый сон… В начале было слово… – Что сделал в этой жизни Для Другого, Ты сделал для Меня.

* Строка из стихотворения С.С. Аверинцева.

77


Я ЕЁ ПРОНЕСЛА ЧЕРЕЗ ГРЯЗЬ... Я ее пронесла через грязь, Опустила на землю в саду. Может, это не сад, О котором мечтала Марина? Снег на цыпочках шел, Он боялся обидеть траву, И усталая жизнь Принимала холодное чудо. Ну, откуда Здесь птицам запеть? Мотылькам появиться откуда? Этот легкий, летящий, Творящий безмолвие снег…

78


ЕСЛИ ПРОЩАТЬСЯ… Сны-домочадцы Машут полою плаща. Если прощаться, Значит – любить и прощать. Равнопричастны – Снятся друзья и враги. Если прощаться, То не забыть про долги. Снами промчатся: Помнишь про дальних про сих? Если прощаться, Значит – прощенья просить. Тридцать несчастий Плюс неустроенный быт. Ночью – прощаться, Утром – любить. 01.2005.

79


BENAVENTE Здесь маленькая vila *. Тишина. И мы уже сроднились с этим ритмом. Народ встаёт пораньше, чтоб идти Через кафе на скучную работу, Чтобы ещё успеть поговорить: Без этого здесь обойтись не могут. А в праздники всю ночь хлопки петард, Да мотоциклы с реактивным гудом. Но в будни днём ты можешь и уснуть После ночной быстротекущей смены, Лишь научись не слушать разговор: Он, кажется, совсем не под балконом, А в комнате соседней. Чей-то смех, Да иногда всё те же мотоциклы. А так, здесь тихо. По ночному небу Скользит прожектор – это лишь кафе. Так молодёжь здесь любит развлекаться. И если нас повсюду узнают: Чуть рот откроешь – это чужеземцы – За сжатость губ, за неоткрытость звука, – То здесь нас знают «с головы до пяток». У каждого из нас есть некий образ, Воссозданный людским воображеньем Из лоскутков. Точнее он, фальшивей, Но не достичь ему оригинала. Мы – разные, и нам понять друг друга Дано лишь так, создав доступный образ. И мы их тоже строим произвольно Из домыслов, ошибок, озарений. 80


Я никогда не стану здесь своей И принимаю это без обиды, Себя при том не чувствуя чужой. По-своему, люблю я эту землю И не жалею отдавать ей годы, Ведущие в страну, чьё имя Старость. Сплели мы кокон свой в своём дому, В общении, всё ближе с каждым годом. Нам здесь тепло. Нам вместе здесь тепло. А, если и обидят, то чужие, И от чужих переносима боль. 01.2009.

* «vila» – небольшой городок, в отличие от «cidade»крупного города 81


КАРТОЧНЫЙ ДОМИК Вадиму Фещенко Лет эдак двадцать назад не поверила б вовсе, пожалуй… Карточный домик в краю, где жара и пожары, там, где закат встанет заревом в горной стране, – карточный домик для жизни пригоден вполне. Тот поросёнок, из сказки, доверился даже соломе. Карточный домик, а ты так мечтаешь о доме, маленьком садике, пахнущем терпко и сладко. В карточный домик приносишь себя без остатка. В храме чужом непривычно-лазоревы тени. В детской надежде опять преклоняешь колени. Люди поют, вот и ты, не услышанный ими, шепчешь и шепчешь Его милосердное Имя.

82


Ты приживляешь себя к этой выжженной глине, этих, чужих, ты уже ощущаешь своими… Вот и стоит он, такой ненадёжный в ненастье, карточный домик, а в нём – настоящее счастье… ……………………………………… Под крышей, где шепчутся осы, где мягким и меркнущим светом не наших, раскидистых сосен повеет. А рыжий их отсвет ложится на листья, на лица. И жизнь, как положено, длится И вечер, и утро, и осень. ……………………………………. Тревожный птичий крик в ночи И дальний лай собак. Земля, Она опять кричит, Она зовёт нас так. Ей столько выпало смертей, Оплакав, превозмочь. Она своих больных детей Скликает в эту ночь.

83


А мы, на много этажей Подняв своё жильё, Не откликаемся уже На дальний зов её. Здесь, к тонкой прислонясь стене, Стирая лунный блик, Я ближе стала к тишине Большой ночной Земли. Шепну: «Послушай, помолчим…», – Припав к тебе плечом. Тревожный птичий крик в ночи – О чём? О чём? О чём? ………………………………………… Свой резон у стихии, которой нет дела до нас, Свой – у нас, или ты понадёжнее что-то припас бы. Здесь такие дожди, что вода заливает дома. Здесь такие дома, что вода не встречает препятствий. Это так говорят, что сотрёшь, не оставишь следа, если грязной водой постаревшие вещи сочатся. Мы когда-нибудь выстроим дом, чтоб в него не врывалась вода, а друзьям было только приятно тихонько стучаться.

84


…………………………….. На свете есть покойный дом, Где всё идёт на лад. Вот только – то ли буду в нём, То ли уже была? И там ночами при свечах Под редкий птичий свист, Где луч, сквозь сетку штор сочась, Упал на белый лист, – И дни сливаются в года, И снова льются дни… Как будто светлая вода – Нагнись и зачерпни.

85


ЕСТЬ ТАКИЕ МЕСТА… А. Шаргородскому Есть такие места, где поляна пуста, Настороженный взгляд у любого куста, Здесь людьми над людьми учиняется суд, И растопчут одних, а других вознесут; Там ни ягод, ни птиц, ни зверья, ни жилья, Там когда-то бродила и я… Есть другие места, затаили красу, Столько добрых людей, сколько ягод в лесу, Там на ранней заре собирают росу, Чтоб прозрачнее зрели слова. Набери на монисто тех капель с листа, Чтоб тебя не брала суета-маета. Если снова придёшь в те пустые места, Только этим и будешь жива.

86


ЭТА ЯМА, КУДА ТЫ БРОШЕНА… Эта яма, куда ты брошена, В ней ни будущего, ни прошлого, Всё, что было в тебе хорошего, – Неуместно, нелепо, дёшево. Наплела словесного кружева, А по жизни – сплошь неуклюжая. Ну-ка, сунься, такая, к людям-то? То, что сталось – не унижение, Это время преображения, В прежнем проку-то… Столько трудных лет, неужели же Даром прожито? Это мало – только терпение, Всё поймёшь потом – не теперь ещё. Не спешат крылатые с весточкой, Им другие желанны, светлые.

87


ТЕМ ПРЕКРАСНЕЙ, ЧТО ОСТАЛАСЬ В ПРОШЛОМ… Вадиму Фещенко Эта боль – капканная, стальная, Но её и с лапой не отгрызть. С нею пьют, зверея, проклиная, А потом выходят из игры. Сквозь века глумлений и палачеств, Славу, срам и гибель сыновей, – Покаянно, безнадёжно плачешь О погибшей Родине своей. Так бывает, так, наверно, надо, – Мы с тобой негромко говорим. Умирала гордая Эллада. Уходил несокрушимый Рим. Так уймись, и счастливы мы будем Друг для друга, здесь, остаток лет. Помнишь, что сказал об этом Бунин, Малоросской прелести поэт? «Тем прекрасней, что осталась в прошлом…» Песней и легендой, вне времён… Ну, а ты? Ты болью этой проклят, Приневолен, пойман, заклеймён…

88


Русская, с тобой ли я? С тобой ли? Разум мой и холоден, и слеп Пред лицом твоей фантомной боли По давно оплаканной земле. И без этой боли – всё пустое: Русская душа, родной язык? Все мои стихи слезы не стоят, Пьяной, злой, отчаянной слезы.

89


ТЫ У МЕНЯ ОДИН Ты у меня один, И, если будем живы, Мы, дом отгородив, Посадим прутья ивы. Ты у меня один Умеешь быть счастливым, Когда росточек ивы Прильнёт к твоей груди За долгие дожди. Benavente, 2004

90


SANTA MARIA Судьбы людские, судьбы людские В мире, где правят жадность и гонор… Ave Maria, Ave Maria, Ave Maria, Vaso de honra… Калейдоскопом время и место, Разные храмы, разные мессы. Равновелики, глянут с порога Тёмные лики грозного Бога. Шепчут молитвы губы сухие, Непоправимо тяжки грехи их. «Деточки, детки, всё б вам играться…» Santa Maria, Cheia de graça…

1. Vaso de honra – Сосуд непорочности, целомудрия (порт.), читается «вáзу де óнра». 2. Cheia de graça – Полная милости ( но graça можно перевести и как грация, изящество, прелесть), читается как «шéйя де грáса»

91


ЭТО К ЖИЗНИ БОЛЕЗНЬ... Это к жизни болезнь, Потерпи же, Погрусти Потихоньку одна. Ранний вечер, Прозрачно белёсый, Утеплён в переплёте окна. Что ему, в Лиссабоне, в Париже, Выводить, наклоняясь пониже, По живому свои письмена? Рассекающей тени лéзвие, Тьма потерянности, тупик. Это к жизни болезнь, Потерпи же, Потихоньку одна Потерпи.

92


ЮЖНАЯ НОЧЬ Южная ночь не звенит, а мучительно ноет, Тянутся руки её – запрокинуть и стиснуть. Как тебе спится, любовь, в окружении древних инстинктов? Как тебе спится, любовь? Тёмное море колышется мерно над нами, Мутное море, и, разве не рыбы на дне мы? Только во сне – омывает и нежит дневное. Вот, из глубин потянуло, плеснуло, подуло. В сон возвращаемся снова запутанной тропкой. Южная ночь с откровенной прохладой под утро. Тянутся руки её – запрокинуть и стиснуть. Может, озябла любовь во владеньях могучих инстинктов? Тонкий её колокольчик хрустального звона – не трогай!

93


СТОЯЛ, ШУМЕЛ МОГУЧИЙ ДУБ… 1. Крутое вышло варево, Поделено, запродано. Молчи – не разговаривай, Когда кидаешь Родину. Там, за горами голыми, За царствами потешными, Когда б коня, аль голову! – Судьба страны потеряна. Вторым ли сортом мечены, Седьмым ли кругом трачены, Увечные, калечные, – Назад не поворачивай! Свою беду кругом найду, Не спит обида кровная: «Стоял – шумел могучий дуб Среди долины ровныя…»

94


2. Ах, сладенькая водица.. Для сказки вполне годится. Забудешь: правый – не правый, Отведавши той отравы. На тёмной тропе, на узкой Ты помнишь, что звался – русский, Но лепится грязью к слову Из памяти столько злого. Ах, сладенькая водица… Как было легко гордиться, Как пелось про те просторы, В которых ямщик… В которых Чужими слезами пьяны Степаны ли Емельяны? Непомнящие Иваны? Туманы легли, туманы.

95


МОСКВА ИЛИ ПАРИЖ?.. Вот город – весь, до крыш, Закатом ранним вышит. В нём тем же светом дышит С тобой любой малыш. Москва или Париж? Не всё ль равно в итоге: Высóко ли паришь – Не ведая, творишь. О чём ни говоришь, Ты говоришь о Боге… ЕСТЬ ОБЕРÉГ В ТВОЁМ ПОКОЕ… 31 октября 2003 г. Есть оберéг в твоём покое, И перед ним бессильно зло. Пока мы вместе, мир покорен, Как белый ослик – под седло. И жизнь – не суета пустая, Ты пьёшь её полынный сок, А каждый день плывёт и тает, Библейски важен и высок.

96


НЕВДАЛЕКЕ ОТ ЧУДИЩ В ГЛУБИНЕ... Я погружаюсь в тёмный океан отчаянной, отчаявшейся жизни. Отчётливые контуры стирает холодная вода, стихает шум подсказок, под скалами шевелится живое… В твоей же воле всё – так прочь из этих мест! Туда, где мел на дне, и где резвится стая, где мелководно жизнь произрастает невдалеке от чудищ в глубине.

97


БЕСЕДЫ МЭН-ЦЗЫ Мэн – цзы был принят лянским правителем. Ван сказал: «Отец! Вы приехали ко мне, не посчитавшись с расстоянием в тысячу ли, вероятно, чтобы принести пользу моему царству?» Ах, ван! Зачем непременно о пользе? Не это ли – главное зло? Правитель о благе страны помышляет, Сановник для блага семьи промышляет, Чиновник во благо свое умышляет… Ах, ван! Зачем непременно о пользе? Не это ли – главное зло?

98


КАК, В ТАКУЮ ЖАРУ – ФИЛОСОФИЯ?... Суждено ли тебе пережить Апокалипсис свой? В каждом сердце однажды открылись Вселенские раны… – Как, в такую жару – философия? – Это ли странно – освежиться немного в купели её ледяной? Нелинейность мышления выведет прочь из пространства. Вместо чётких причин – Бодрийяровских вирусов дьявольский рой. Древоточцы проели ковчег? – Всё во благо! – ответствует Ной. А страшнее всего – постоянство и всезнание. Это конец! Да уж лучше банальное пьянство…

99


ИСПАРЯЕТСЯ КРОВЬ – ПРОДОЛЖАЕТСЯ КРУГОВОРОТ... 11 сентября 2001 г. Долго в гору расти Первобытно-косматыми Мхами – веками, Обрываясь, Цепляясь корнями За камень… Долго в гору расти. А с горы Путь лавины недолог До кремнёвых ножей, До победного пира ворон. Свиток неба свернулся уже Над дымящимся домом. Испаряется кровь – Продолжается круговорот.

100


ПЯТЫЙ АНГЕЛ, ПЯТАЯ ПЕЧАТЬ… Сергею Шестакову Третий Ангел, заревой горнист, Силы Ада выпустил на волю. И звезда-полынь легла на воды, И доныне на губах горчит. ……………………………….. Пятый Ангел, пятая печать… Дым в большой печи Растёт, как лес, Плоть – в огне, Вселенную знобит. Дыму – до небес, Не до обид… Скольким – Ангел вострубит отбой, – Знаем ли, застрельщики прелюдии? Люди, что вы сделали с собой? Люди?

101


КАПРИЗНЫЙ РЕБЁНОК Капризный ребенок, Опять, неотвязный, приходит, Заплачет и тянет за платье, И нет ему, глупому, дела, Что я ничего не успела, Что лучший мой лекарь Со мной так недолго знаком… Несбывшимся летом, Как листьями, город устелен. Не плачь, мой ребенок. Мы оба немного устали, Не плачь, у природы Любое желанье – закон.

102


ЧИТАЯ В.В. РОЗАНОВА. Искрило, тлело, угасало: Не разобрать, добро ли? Зло? И вот – открылось, будто Савлу, И ослепило. И ушло. Каким утешным смутным знанием Незрячая душа согрета? И медлит тьма над светлым зданием, Над белым зданием без света. И что-то благостное зреет Поверх блистательных речей… И понял: тот из нас мудрее, Чья – здесь – молитва горячей.

103


ОПЯТЬ БОЛИТ? УТИХНЕТ ПОНЕМНОГУ... Опять болит? Утихнет понемногу. С закрытыми глазами полежи. Ну, потерпи. Ну вот, и слава Богу, Вот и прошла, Прошла… Не боль, а жизнь. НЕ ДОЛИТЬ ДО КРАЕВ ЭТУ ЧАШУ Та обида извечна, Что не знаешь ни дня и ни часу. Ты – без точки опоры, А вокруг голосит воронье. Слишком сильный напор, Не долить до краев эту чашу. Только Богу известно, Сумеешь ли выпить ее.

104


ЧИТАЯ ПРИШВИНА «Всё хорошее в человеке почему-то наивно, и даже величайший философ наивен в своём стремлении до чего-то просто додуматься…» М. Пришвин Серёжки на ивах – пройтись бы весеннею рощею… Смертельно наивным для жизни – бывает хорошее. Плохое умнее, и лживое, и осторожное. А, впрочем, не мне… Я опять – из пустого в порожнее… …………………………………….. Этот абзац отчёркнутый Будет тебе ключом. Спросишь меня: – О чём ты? Снова скажу: – Ни о чём. Разве скажешь отчётливо, Чтобы ложью не счёл? Лучше молчи: – О чём ты? Я промолчу: – Ни о чём.

105


ЗНАЕШЬ, БОГ, КАК РЕБЁНОК… Илоне Знаешь, Бог, как ребёнок, Доверчиво просит утешить. Поцелуй, чтоб утихла Обидой рассказанной боль. И неправда досадой в душе Не напрасно скребётся. Знаешь, Бог, как ребёнок. Он погибнет без веры твоей.

106


МАРИЯ В канун Рождества Христова Взыскующая – молитв, Пошли мне такое слово И сердце так закали, Чтоб все обиды вмещало И в свой непреложный срок Конец превращало в начало, А зло превращало в добро. …………………………….. Как Ты росла? В Твоей обители Грех не пробрался даже в сны. Земные мысли не обидели Твоей белейшей белизны. В мир огненный, почти что девочка, Недетской силой чистоты, Отважна, как над кручей деревце, Всходила Ты. Себя Его сосудом чувствуя, Вся растворившаяся в Нем, Ты шла, прекрасная и чистая, Неопалимая огнем.

107


………………………………….. Оружие пройдёт ей душу… Когда-то… после… А пока – крепка, как смерть, любовь крепка. Уйми свой страх, сожми уста: Над колыбелью тень креста. ………………………………… Росла и ширилась молва … Она хранила все слова. Ещё весёлая, живая, Дивясь и недоумевая, Слагала в сердце день за днём Его слова, слова о Нём… ………………………………….. «Да будет мне по слову Твоему…» Спроси ещё – свернувшуюся тьму, там, за окном, грозящую обрушить нависшее пророчество: оружие пройдёт ей душу… и оставит жить, раздавит и оставит… размозжённой… Его слова, затверженный урок, так долго запасаемые впрок, Такие непонятные слова, Последнее, чем мать ещё жива.

108


ЗАЧЕМ РАСТУТ КРЕСТЫ? Гефсиманское эхо, Все звуки несущее ввысь… Эти звуки лились, удалялись и вновь приближались. И тоска, и мольба, и вина, и безмерная жалость, одинокие звуки Земли… Близко люди легли, Точно к матке ягнята, К земле перепугано жались. Только – холодом вдруг по земле… Одинокие люди Земли. …………………………… О, если б верить так, как верил Ты, чуть тепля жизнь в сплошном кошмаре пекла, а эта Вера ширилась и пела в бессилии телесной немоты… Но в эти раны не вложить персты, не удержать тепло в своих ладонях и не подумать попросту о Доме, где ожидаешь Ты… И не спросить у этой темноты, которая приходит и уводит: куда текут забывчивые воды? зачем растут кресты? 109


ВЕСЕННИЙ СВЕТ 1. Что же там кричат вороны с веток? Может быть, беду какую чуют? Подняла глаза и вижу чудо: Сине-серо-розовые светы. Хоть бы звоном сверху полоснуло: – Посмотрите, люди, посмотрите! – Завтра я таким уже не буду! Женщина бы тут не утерпела: Красоту такую понапрасну Изливать на безответно-грязный Снег нетрезвый, стертые дома… Женщина бы тут сошла с ума. 2. Под весенним светом, Под кротким светом Твоим Расплывается снег – в грязь. Растекается грязь – вширь, Расползается грязь – в мир. Снова дружный бурьян Поднимет к небу оскал, Чтобы тот, кто сеял, Напрасно всходы искал.

110


Что посеял там, Затоптал бурьян, Полупьян, безнадежно пуст… – Скоро быть цветам! – Прочирикал упрямый куст Под весенним светом, Под кротким Светом Твоим.

111


ГОЛУБЬ К ЧАШЕ ПРИНИК, ЧАША ВВЕРХ – ЧАША ВНИЗ… Не бессонницей книг открывались тогда Простота и величье земного удела, – Но рождали детей, умножали стада И не знали достойнее дела. А потом – для иных пробудившись святынь, К страшным язвам склоняли смиренные рты И молились на Лик нищеты. И невинность несли, будто праведный меч, С Голосами вели сокровенную речь, И хотела душа мир безумный обнять, И летела душа голубком из огня. Голубь к чаше приник, Чаша вверх – чаша вниз. «Боже, дай мне воды, чтоб не жаждать вовек!» – Чаша вниз – чаша вверх.

112


ДЛЯ СЧАСТЬЯ НА ЗЕМЛЮ ПОСЛАН… Для счастья на Землю послан – Свое не отдай, спеши! Успеешь заняться после Спасеньем своей души. Что скажешь теперь – про счастье? Да все же, как ни язви, А помнится взгляд прощальный, Взгляд грешницы, взгляд любви. В разгуле поспешной воли Зачем-то душа болит. То, будто бы плачут – возле. То, будто поют – вдали. Какое же ей – прощенье? Простила б сама, чиста... И вспомнится взгляд прощальный, Взгляд грешника. Взгляд Христа.

113


ЛИЯ Я, слепая Лаванова Лия, Дожидаюсь злодейки-зари. О, каким был со мною счастливым, О, какие он ласки дарил! Только ночь... Как же счастье – случайно... Нет, случайного Бог не дает... Как изменится утром, сличая Взор незрячий с лукавым – ее... На плече напоследок устроюсь, Благодарно обнимет во сне. Шелковист его сброшенный пояс И тепла его тень на стене.

114


ЛИ БО (Перламутровым холодом ранняя рань...) Перламутровым холодом Ранняя рань. Только «цинь» и «цзюань» – защебечут в ветвях птичьи речи. Как вливается «инь» в эту мягкую синь… От меча и от чаши уводят следы и до чистой высокой воды. Там, под ясной луной очищается сердце моё и поёт об изменчивом «инь» всей лесной тишиной, и зелёному ветру, который мне льётся на грудь. Путь заветный звенит по камням, и его оттеняет скала… И старик не заметил, как ночь подошла. 115


И ГУБЫ НЕ СТАНУТ СМЕЯТЬСЯ... Об этом – и сложно, и рано: Таится в тумане неясном. Но голос – разучится ранить, И губы – не станут смеяться. Притихшая, вовсе другая, Я буду вливаться в природу Стихами, как будто кругами От камня, вошедшего в воду.

116


МОЛИТВА О ПРОЩЕНИИ Господи, тяжела Твоя десница карающая. Была у меня одна овечка любимая, одно утешение в тягостях этой жизни. Глаза её были кротки и нежны, светилась в них любовь неугасимая. И настал день, и обратилась она ко мне ликом чужим и странным, и растерзала сердце моё. И заглянул я в глубину души своей, и понял, Господи, что было мне воздано по делам моим. И вспомнил я другие глаза, которые словами своими я болью наполнил, другую душу, мною напоенную желчью. И почувствовал я боль чужую, прошедшую мимо меня, забытую мною в счастии моём, почувствовал боль чужую как собственную. Вернулась она ко мне, как возвращается всякое зло, тобой совершённое в этом мире. Справедлива кара Твоя, Господи, не было иных путей к сердцу моему жёсткому, кроме этого пути – через боль размягчающую. Открываю я сердце своё, подставляю я грудь свою под десницу карающую. Велико милосердие Твоё, Господи, прости мне прегрешения, вольные и невольные. Продли горе моё так долго, чтобы выжечь зло в сердце моём, чтобы остались там смирение и кротость, и покорность воле Твоей. Да будет воля Твоя, Господи, как на небесах, так и на земле. Благословляю мудрость Твою отеческую, не дающую нам погрузиться в омут грязи. Благословляю руку Твою, и карающую, и милующую. Все мы в руке Твоей, Господи, все мы – прах преходящий, и все мы – Свет Твой вечный. Да святится Имя Твоё... 2007, апрель. 117


НЕ ЛЮБЯТ ПТИЦЫ ЧЕЛОВЕЧЬЕЙ ЛАСКИ… Не любят птицы человечьей ласки: Ручным – ручные, а чирикнут: – Чур! Не любят птицы человечьей ласки: Им все – слегка, чуть-чуть, не чересчур. Не любят птицы человечьей ласки: Смотреть – смотри, а в руки чтоб – ни-ни! Не любят птицы человечьей ласки... Для этого – крылатые они.

118


ХОККУ *** Кролик напрягся От твоей нежной ласки. В тебе – его страх. *** Сломаны ветви. Ветер превращает дождь В облака пыли. *** Песня кенара. После привычной жары Похолодало. *** Я высыхаю, Воды уходят глубже. Где ты, дождь любви?

119


ПОСПИ, И ВСЁ ПРОЙДЁТ Благодари судьбу, Лежи себе в постели, Уют, домашний кров, И крепкий чай, и мёд. Её рука на лбу: Вот славно, пропотели, Теперь глаза закрой, Поспи, и всё пройдёт. Поспи, и всё пройдёт: Болезнь, зима – и мама, Весь мир твоих затей И этот чёрный кот. И ты пришёл затем, И жилы рвал упрямо... Светает. Пропотей, Поспи, и всё пройдёт. Поспи, и всё пройдёт… Тебе так сладко спится, Твой жар уже утих От маминых забот. Она опять с тобой, И не ночная птица – Твоя душа летит Сквозь лестничный пролёт.

120


НЕЛЮБИМАЯ ЖЕНЩИНА Нелюбимая женщина, Постаревшая женщина Смотрит, как посторонняя, На свое отражение. Долго смотрится, зоркая, Без кривляния, искренно. Может, все же у зеркала Что-то вымолит, высмотрит? Путь ей вымерян полностью, Суетой не расцветится, – Исповедует полночью, Причастит ли рассветами. Все готовится исподволь Под неспешными звездами, Вот и верится истово В утешение позднее. Смотрит в зеркало женщина...

121


МАЛИНОЙ НАПОИЛИ? «Малиной напоили? * Малиной напоили.» А. Тарковский Иль о ней вспоминала мало? Дождалась оттуда вестей. Все настойчивей снится мама: Принимает она гостей. Удивляюсь ей, забывая, Сколь виновна пред нею я: И веселая, и живая, В этом мире – совсем своя. Ну а я – хожу еле-еле, Еле-еле шепчу слова. В этом сонном, бессильном теле Я заметна едва-едва. Видно, грех свой не отмолила: Век тяжелых мне не поднять. А она – все поит малиной, Все – от жизни – лечит меня.

122


И ГОВОРЮ, ЧТО ЭТО ТЫ... Я знаю: память так убога, Когда стираются черты, Я их заимствую у Бога И говорю, что это ты.

МЫ СТАНОВИМСЯ СОЛИДНЫМИ И ГРУЗНЫМИ... Мы становимся солидными и грузными, А глаза все отрешенней, все седей. Даже ангелы в Раю бывают грустными, Если думают подольше о себе. Даже ангелы, на что ребята праведны, Если думают подольше о себе, Забывают про усвоенные правила И за это низвергаются с небес. Там у них и небеса бывают разные: И повыше, и пониже – по судьбе. Ну а нам с тобой – до ангелов – не рано ли? – Если думаем все больше о себе…

123


ПОЭТЫ ПОЭТОВ НЕ СЛЫШАТ... «Не ветер бушует над бором…». Н.Некрасов. Не голубь воркует на крыше, Не ворон пророчит назло вам, – Поэты – авось да услышат – Поэты колдуют над словом. Они глухарями токуют, Тоскуют: авось да услышат? Но вечер надежду такую Назло им низложит и слижет. Пойти б менестрелем по свету? Да шизом в народе не слыть же?.. Поэтов не слышат поэты. Поэты поэтов не слышат...

124


СТАРОСТЬ 1. Пели метели, Голос глуша. В гаснущем теле Ярче душа. Мудрость и первенство – Карты не в масть. Сестры – соперницы: Старость и страсть. 2. Выбираю цвета осенние: Терпко-желтые, жухло-красные. За обоих нас – во спасение – Угасание жизни праздную. А деревья уже небесные: Тонкой проседью, яркой прошвою Высветляют земное прошлое. И в глаза друг другу над бездною, Как деревья, почти небесные…

125


3. Вечер символами полон, Только имя улови… Ночь стирает всю палитру, Купиной неопалимой Проступает контур сути, Отступает суета… Если так Стирает старость Буйство красок Сладострастья, – Может там, За гранью пола, Тайна истинной любви?..

126


И РВЕТСЯ КРИК – НЕИСТОВЫЙ – ИЗ ГЛАЗ… 1. И рвется крик – неистовый – из глаз, – До хрипа безнадёжен и натужен: – Уйдите, люди! Как – никто из вас! Мне – остро! Мне – мучительно! не нужен. Оставьте мне – вот эту тишину. Она – моя, она ли мне не рада? Оставьте, наконец, меня одну. Мне больше ничего от вас не надо. 2. Может, кто-нибудь и отмолит, И отмоет при Судном дне... Я еще не пила – от боли: Жду, чтоб стало еще больней. На себя, совсем по-ведьмачьи, Порчу страшную наведу. Буду кликать свою удачу – Непрогляднейшую беду. Гляну в зеркало утром рано – Как с погоста, ни дать – ни взять. Если вся – открытая рана – Прикасаться к живым – нельзя.

127


3. Если издали – так наградою, А приблизила – и горчит. Не успеет толком обрадовать, А уже спешит – огорчить. Иссякает вода живая, Только где-то – на самом дне. Только там еще – и желаю, Там еще – зацепишь больней. А вокруг меня – все ненужное: Было дорого, берегла. Столько маялась, как недужная, Столько хламу – по берегам. Столько скарбу – на берег сброшено, Налегке теперь – отплываю... Торопись огорчать, хороший мой: Для тебя я пока – живая.

128


4. Семь весенних радуг – Или не бывает? Будет, будет радость – Или не живая? Радость запылала Неземных корней, И никто нимало Не причастен к ней. Вот она, награда: Никого не надо. Выносила радость, Вырастила радость.

129


СЕБЯ В ТВОИХ ГЛАЗАХ УВИДЕТЬ ЖЕНЩИНОЙ... То загораясь музыкою жертвенной, То тяжело и больно остывая, Себя в твоих глазах увидеть – женщиной – И вздрогнуть от восторга: Я – живая! К себе самой исполнившись презрением, И унижая, и уничтожая, Твоим – на миг – воспользоваться зрением, Чтоб пожалеть себя: ведь не чужая. Себя саму судя судом неправедным, До самой сути разверзаясь Адом, Лишь любящим, и это значит, правильным – Из грязи вознестись – единым взглядом.

130


А МЫСЛЬ МОЛОДАЯ... «Но ты мне приснилась, как юности – парус…» В. Луговской У юности – парус, у зрелости – пристань. Постой. Помолчи. На друзей обопрись ты. А мысль молодая гудит проводами, Жонглирует всласть городами, годами. У юности – порох, у зрелости – постриг. Уже ничего не оставить – «на после». А мысль молодая, не видя предела, Опять на лету за живое задела.

131


ТРЕВОЖНО ЗАГОРАЕТСЯ СВЕЧА… Есть стёртые образы, как золотые обрезы у старых, слегка пожелтевших от времени книг. Свеча, снова образ твой тёплый у сердца возник… …………………… В подсвечник мастер не вложил, А надышал тепла, И он не жил, а лишь служил, Он был – и светел был в ночи, И суть его в огне свечи, Как бытие текла. …………………… Свечи слабые лишь на вид, Что там бродит у них в крови? Ты пойди-ка их разбери: Мягко светятся изнутри. Ну, ничем не проймешь свечу, Хоть к сожженью приговори. От нее не светлей ничуть, А она все равно горит…

132


…………………………. В бесформенной ночи мелодия звучала готической свечи. Тревожно загорается свеча, своё тепло напрасно расточая, истаивая соком молочая. Тогда родится свет и пальцами разглаживает глину, и длится ночи амфора до звёзд.

133


ЗИМНИЙ ПОЛЁТ Заманила птицу стая На рассвете, золотая… Голубыми полотенцами под крылом её не реки потекли. Это ранняя метелица, Поднимаясь, ускользает от земли. На распахнутое тельце налетают массы неба. А в гнезде осатанело ветер рвёт остатки пуха – пусто. Золотая, отзвеневшая с рассветами вдали, из забвенья, из затменья вырастая, как одна большая птица, эта стая, улетает, ускользает от земли… ………………………………… Не зимний зябнущий полет – Под сенью смерти жизнь моя. Потеря радости прольёт Морозный свет через края. А день сквозь сито моросит, А снег замедлен, как во сне… Спроси, Чтоб вспомнила, – спроси: Ведь неспроста Ты снишься мне…

134


ТО ЛИ СЛЕПО СЕРДЦЕ ДРУГА? Век железный, Кали Юга – Наши горькие истоки. То ли слепо сердце друга, То ли истины жестоки? То ли сами мы из стали, А душа – довеском лишним? От себя или от ближних Мы устали? Нам до неба не хватает Человеческого роста. А наверно, надо просто: Посидеть – послушать друга, Последить за птичьей стаей?..

135


СОДЕРЖАНИЕ

1. Росстани ....................................................................4 2. Кусочек хлеба птичке раскроши… .....................7 3. И то, что было мне всего дороже… ....................8 4. Желанная болезнь ...................................................9 5. В полнолунье неладно в дому ........................... 10 6. Ворожили когда-то пальцы… ........................... 12 7. Войти в доверье к чуткой двери… ................... 13 8. Ревность ................................................................. 14 9. Просто б верила… ............................................... 15 10. Всё равно… .......................................................... 16 11. Твой ангел тебя не любит ................................. 17 12. В этих сумерках всё во мне вымерло… ........ 18 13. Кое-что о женщине ............................................ 19 14. Химеры не зря умирают… ............................... 23 15. Душа ...................................................................... 25 16. Голос ...................................................................... 27 17. Подмоет корни вкрадчивая речь… ............... 27 18. Я отдаю себе отчёт… ......................................... 28 19. Мне б родиться такой… ................................... 29 20. И чистым золотом, и тихим счастьем… ...... 31 21. Ремесло ................................................................. 32 22. Я делаю неточный перевод .............................. 37 23. Я в родной стихии ожила… ............................ 37 24. Смоковница ......................................................... 38 25. Вещи ...................................................................... 39 26. Бомж надрывно кашлял…............................... 42 27. Поэты, как мёртвые, сраму не имут… .......... 42 28. Только Слово есть Бог…................................... 43 29. А если железная логика наших желаний… . 44 136


30. Осип Мандельштам ........................................... 45 31. Реквием любимым поэтам: А.С. Пушкин ......................................................... 48 А. Блок.................................................................... 50 М. Цветаева .......................................................... 51 32. А я была не женщиной, которой…................ 52 33. Сказка о мёртвой царевне ............................... 53 34. Когда рождаются стихи… ................................ 55 35. Словно стебли растений… .............................. 56 36. Ибо иго любви – благо… ................................. 57 37. Пока жива, пока… ............................................. 58 38. Старое вино ......................................................... 59 39. Как можно легче жить, земли едва касаясь…60 40. Как хорошо любить издалека… ..................... 62 41. Негромкими набросками…............................. 62 42. Это взгляд свысока. От него не становятся выше… ........................................................................ 63 43. И когда понесётся Вселенная мимо…........... 64 44. А я открываю тебя… ......................................... 65 45. Где у слов от любви заплетаются корни… ... 66 46. Твоего коснувшись тела… ............................... 67 47. Баллада о перемене мест слагаемых .............. 67 48. С собой мою душу увёз ты… .......................... 67 49. А счастье, как дыханье, просто есть… ......... 68 50. Отшептать, отлюбить, отлететь… ................. 69 51. Счастье.................................................................. 70 52. На Сейшельские острова ................................. 71 53. Диалог (Я – зеркало, а зеркало не судят…) . 72 54. Близость – это всегда тревога…..................... 73 55. Не по воле – грешница, схиму не приму… .. 74 56. Женщина .............................................................. 75 57. Другой ................................................................... 76 137


58. Я её пронесла через грязь… ............................ 78 59. Если прощаться… .............................................. 79 60. Benavente .............................................................. 80 61. Карточный домик .............................................. 82 62. Есть такие места…............................................. 86 63. Эта яма, куда ты брошена… ............................ 87 64. Тем прекрасней, что осталась в прошлом… 88 65. Ты у меня один… ............................................... 90 66. Santa Maria .......................................................... 91 67. Это к жизни болезнь… ..................................... 92 68. Южная ночь......................................................... 93 69. Стоял, шумел могучий дуб… .......................... 94 70. Москва или Париж?.. ........................................ 96 71. Есть оберег в твоём покое… ........................... 96 72. Невдалеке от чудищ в глубине… ................... 97 73. Беседы Мэн-Цзы ................................................ 98 74. Как, в такую жару – философия?.. ................. 99 75. Испаряется кровь – продолжается круговорот… ........................................................... 100 76. Пятый Ангел, пятая печать… ....................... 101 77. Капризный ребёнок......................................... 102 78. Читая Розанова ................................................. 103 79. Опять болит? Утихнет понемногу… ........... 104 80. Не долить до краёв эту чашу… ..................... 104 81. Читая Пришвина .............................................. 105 82. Знаешь, Бог, как ребёнок…............................ 106 83. Мария .................................................................. 107 84. Зачем растут кресты?.. .................................... 109 85. Весенний свет ................................................... 110 86. Голубь к чаше приник, чаша вверх – чаша вниз…........................................................................ 112 87. Для счастья на землю послан….................... 113 138


88. Лия ....................................................................... 114 89. Ли Бо (Перламутровым холодом ранняя рань…) ...................................................................... 115 90. И губы не станут смеяться… ........................ 116 91. Молитва о прощении ...................................... 117 92. Не любят птицы человечьей ласки….......... 118 93. Хокку ................................................................... 119 94. Поспи и все пройдет ...................................... 120 95. Нелюбимая женщина ...................................... 121 96. Малиной напоили ............................................ 122 97. И говорю, что это ты... .................................... 123 98. Мы становимся солидными и грузными... 123 99. Поэты поэтов не слышат... ............................. 124 100. Старость ........................................................... 125 101. И рвется крик – неистовый – из глаз….... 127 102. Себя в твоих глазах увидеть – женщиной...130 103. А мысль молодая... ......................................... 131 104. Тревожно загорается свеча… ..................... 132 105. Зимний полёт .................................................. 134 106. То ли слепо сердце друга? ............................ 135

139


Литературно-художественное издание.

Ирина Фещенко-Скворцова

Блажен идущий Стихи разных лет

Публикация текстов в авторской редакции Фото и обложка Андрея Москаленко. Техническая поддержка Галина Щекина

Тираж 100 экз. Вологда. Издательство ООО «Вологодская типография» 2014

Profile for Anton Chorny

Ирина Фещенко-Скворцова. Блажен идущий (2014)  

Книга "Блажен идущий" - это избранные стихи разных лет. Среди них лирические стихи о любви, о женской судьбе, циклы стихов - размышлений о...

Ирина Фещенко-Скворцова. Блажен идущий (2014)  

Книга "Блажен идущий" - это избранные стихи разных лет. Среди них лирические стихи о любви, о женской судьбе, циклы стихов - размышлений о...

Advertisement