Issuu on Google+


(1629–1680) Симеон Полоцкий Свт. Дими Михаил Ломоносов Александр Сумароко Александр Шишков Михаил Вышеславце Кутузов Иван Крылов Иван Козлов С Жуковский Сергей Ширинский-Шихма Константин Батюшков Петр Вяземский Пушкин Евгений Баратынский Николай Дмитрий Веневитинов Свт. Игнатий Брян Кольцов Евдокия Ростопчина Николай О Алексей Толстой Иван Тургенев Яков Некрасов Аполлон Майков Алексей Жем Никитин Алексей Плещеев Лев Модзале Апухтин Иван Суриков Прп. Варсон Кутузов Спиридон Дрожжин Владим Константин Романов Владимир Ладыж Фофанов Федор Сологуб Михаил Чех Иванов Поликсена Соловьева Ко Иван Бунин Валерий Брюсов Татья Лидия Чарская Максимилиан Волошин Черный Андрей Белый Павел Флоре Хлебников Сергей Соловьев Николай Г Клюев Игорь Северянин Анна Ахматов Марина Цветаева Георгий Иванов Сер Набоков Архиеп. Иоанн Шаховской Серге


трий Ростовский Василий Тредиаковский в Михаил Херасков Гавриил Державин в Николай Карамзин Павел ГоленищевСвт. Филарет, митр. Московский Василий атов Николай Гнедич Федор Глинка й Вильгельм Кюхельбекер Александр Языков Федор Тютчев Алексей Хомяков нчанинов Владимир Бенедиктов Алексей Огарев Михаил Лермонтов Петр Валуев в Полонский Афанасий Фет Николай мчужников Лев Мей Иван Аксаков Иван евский Константин Случевский Алексей нофий Оптинский Арсений Голенищевмир Соловьев Иннокентий Анненский женский Семен Надсон Константин хов Дмитрий Мережковский Вячеслав нстантин Бальмонт Зинаида Гиппиус яна Щепкина-Куперник Михаил Кузмин Сергей Бехтеев Александр Блок Саша енский Сергей Городецкий Велимир Гумилев Владислав Ходасевич Николай ва Борис Пастернак Осип Мандельштам ргей Есенин Владимир Палей Владимир ей Аверинцев Иосиф Бродский (1940-1996)


8 Александр Шишков (1754—1841)

Николашина похвала зимним утехам Хоть весною И тепленько, А зимою Холодненько, Но и в стуже Мне не хуже: В зимний холод Всякий молод, Все игривы, Все шутливы — В долгу ночку К огонёчку Все сберутся, Стары, малы, Точат балы* И смеются. А как матки Придут святки, Тут-то грохот, Игры, хохот; О, какие Тут дурные На игрище Есть личищи! А плутишкам Ребятишкам Там и нравно, Где забавно,


9 Где пирушки, Где игрушки И где смехи, Скачки, пляски, Песни, сказки, Все утехи. А снежки-то? Ком, свернися! А коньки-то? Стань, катися! А салазки? Эй, ребята! По подвязке Надо с брата. Привяжите, Ну! везите: Едем в Питер. Я пусть кучер, Вы лошадки Резвоноги — Прочь с дороги! Держи право! Ай, ребятки! Ну уж браво! Накатались, Наигрались, Вплоть до ночки; Не видали, Как часочки Пролетали. Только ль дела, Что катайся? Чем изволишь Забавляйся:

От ученья За веселье, От веселья За ученье. Всяко время Мне не бремя, И зимою, Как весною, Слава Богу, Не скучаю, Но вкушаю Радость многу. 1785 * Точить балы — болтать вздор, балясничать.


10

Петр Вяземский (1792—1878)

Метель День светит; вдруг не видно зги, Вдруг ветер налетел размахом, Степь поднялася мокрым прахом И завивается в круги. Снег сверху бьёт, снег веет снизу, Нет воздуха, небес, земли; На землю облака сошли, На день насунув ночи ризу. Штурм сухопутный: тьма и страх! Компас не в помощь, ни кормило: Чутьё заглохло и застыло И в ямщике и в лошадях. Тут выскочит проказник леший, Ему раздолье в кутерьме: То огонёк блеснёт во тьме, То перейдёт дорогу пеший,


11

Там колокольчик где-то бряк, Тут добрый человек аукнет, То кто-нибудь в ворота стукнет, То слышен лай дворных собак. Пойдёшь вперёд, поищешь сбоку, Всё глушь, всё снег, да мёрзлый пар. И Божий мир стал снежный шар, Где как ни шаришь, всё без проку. Тут к лошадям косматый враг Кувыркнется с поклоном в ноги, И в полночь самую с дороги Кибитка на бок — и в овраг. Ночлег и тихий и с простором: Тут тараканам не залезть, И разве волк ночным дозором Придёт проведать — кто тут есть? 1828


12 Петр Вяземский

Масленица на чужой стороне (отрывок) Здравствуй, в белом сарафане Из серебряной парчи! На тебе горят алмазы, Словно яркие лучи. Ты живительной улыбкой, Свежей прелестью лица Пробуждаешь к чувствам новым Усыплённые сердца! Здравствуй, русская молодка, Раскрасавица-душа, Белоснежная лебёдка, Здравствуй, матушка-зима! <…> Нам не страшен снег суровый, С снегом — батюшка-мороз, Наш природный, наш дешёвый Пароход и паровоз. Ты у нас краса и слава, Наша сила и казна, Наша бодрая забава, Молодецкая зима! 1853


13 Петр Вяземский

Царскосельский сад зимою С улыбкою оледенелой Сошла c небес суровых дочь, И над землёй сребристо-белой Белеет северная ночь. Давно ль здесь пестротою чудной Сапфир, рубин и бирюза Сливались с тенью изумрудной, Чаруя жадные глаза? Зимы покров однообразный Везде сменил наряд цветной, Окован сад бронёй алмазной Рукой волшебницы седой. В дому семьи осиротелой, Куда внезапно смерть вошла, Задёрнуты завесой белой С златою рамой зеркала. Так снежной скатертью печальной Покрыты и объяты сном И озеро с волной зеркальной, И луг с цветным своим ковром. Природа в узах власти гневной, С смертельной белизной в лице, Спит заколдованной царевной В своём серебряном дворце. 1861


18 Александр Пушкин

«Евгений Онегин» (отрывок из седьмой главы) Вот север, тучи нагоняя, Дохнул, завыл — и вот сама Идёт волшебница зима. Пришла, рассыпалась; клоками Повисла на суках дубов; Легла волнистыми коврами Среди полей, вокруг холмов; Брега с недвижною рекою Сравняла пухлой пеленою; Блеснул мороз. И рады мы Проказам матушки зимы. 1828


19 Александр Пушкин

Зимний вечер Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя; То, как зверь, она завоет, То заплачет, как дитя, То по кровле обветшалой Вдруг соломой зашумит, То, как путник запоздалый, К нам в окошко застучит. Наша ветхая лачужка И печальна и темна. Что же ты, моя старушка, Приумолкла у окна? Или бури завываньем Ты, мой друг, утомлена, Или дремлешь под жужжаньем Своего веретена?

Выпьем, добрая подружка Бедной юности моей, Выпьем с горя; где же кружка? Сердцу будет веселей. Спой мне песню, как синица Тихо за морем жила; Спой мне песню, как девица За водой поутру шла. Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя; То, как зверь, она завоет, То заплачет, как дитя. Выпьем, добрая подружка Бедной юности моей. Выпьем с горя; где же кружка? Сердцу будет веселей. 1825


38

Афанасий Фет

*** Кот поёт, глаза прищуря, Мальчик дремлет на ковре, На дворе играет буря, Ветер свищет на дворе. «Полно тут тебе валяться, Спрячь игрушки да вставай! Подойди ко мне прощаться, Да и спать себе ступай». Мальчик встал. А кот глазами Поводил и всё поёт; В окна снег валит клоками, Буря свищет у ворот. 1842


39 Афанасий Фет

*** Скрип шагов вдоль улиц белых, Огоньки вдали; На стенах оледенелых Блещут хрустали. От ресниц нависнул в очи Серебристый пух, Тишина холодной ночи Занимает дух. Ветер спит, и всё немеет, Только бы уснуть; Ясный воздух сам робеет На мороз дохнуть. 1858


48 Алексей Плещеев (1825—1893)

Зимний вечер Хорошо вам, детки, — Зимним вечерком В комнатке уютной Сели вы рядком,

И пошло веселье, Началась возня, Пляска, песни, хохот, Визг и беготня!

У одних могила Рано мать взяла; У других нет в зиму Тёплого угла.

Пламя от камина Освещает вас... Слушаете жадно Мамы вы рассказ;

Пусть гудит сердито Вьюга под окном, Хорошо вам, детки, В гнёздышке своём!

Если приведётся Встретить вам таких, Вы как братьев, детки, Приголубьте их.

Радость, любопытство На лице у всех; Часто прерывает Маму звонкий смех.

Но не всем такое Счастье Бог даёт; Есть на свете много Бедных и сирот.

1872

Вот рассказ окончен, Все пустились в зал... «Поиграй нам, мама», — Кто-то пропищал. «Хоть уж девять било, Отказать вам жаль...» — И послушно села Мама за рояль.


49 Алексей Плещеев

Елка В школе шумно; раздаётся Беготня и шум детей... Знать, они не для ученья Собрались сегодня в ней?

Будьте ж вы благословенны, Вы, чья добрая рука Убирала эту ёлку Для малюток бедняка.

Нет! Рождественская ёлка В ней сегодня зажжена; Пестротой своей нарядной Деток радует она.

Редко, редко озаряет Радость светлая их дни, И весь год им будут сниться Елки яркие огни!

Детский взор игрушки манят... Здесь лошадка, там волчок, Вот железная дорога, Вот охотничий рожок.

1887

А фонарики… а звёзды, Что алмазами горят… А орехи золотые, А прозрачный виноград!


68 Иван Бунин

*** На окне, серебряном от инея, За ночь хризантемы расцвели. В верхних стёклах — небо ярко-синее И застреха в снеговой пыли. Всходит солнце, бодрое от холода, Золотится отблеском окно, Утро тихо, радостно и молодо. Белым снегом всё запушено. И всё утро яркие и чистые Буду видеть краски в вышине, И до полдня будут серебристые Хризантемы на моём окне. 1903


69

Иван Бунин

*** Густой зелёный ельник у дороги, Глубокие пушистые снега. В них шёл олень, могучий, тонконогий, К спине откинув тяжкие рога. Вот след его. Здесь натоптал тропинок, Здесь ёлку гнул и белым зубом скрёб — И много хвойных крестиков, остинок Осыпалось с макушки на сугроб. Вот снова след, размеренный и редкий, И вдруг — прыжок! И далеко в лугу Теряется собачий гон — и ветки, Обитые рогами на бегу... О, как легко он уходил долиной! Как бешено, в избытке свежих сил, В стремительности радостно-звериной, Он красоту от смерти уносил! 1905


100

Осип Мандельштам

*** В спокойных пригородах снег Сгребают дворники лопатами. Я с мужиками бородатыми Иду, прохожий человек. Мелькают женщины в платках, И тявкают дворняжки шалые, И самоваров розы алые Горят в трактирах и домах. 1913


101

Осип Мандельштам

*** Вехи дальние обоза Сквозь стекло особняка. От тепла и от мороза Близкой кажется река. И какой там лес — еловый? Не еловый, а лиловый, И какая там берёза, Не скажу наверняка, — Лишь чернил воздушных проза Неразборчива, легка... 1936


25 декабря / 7 января Рождество Христово

Тропарь Рождества Христова Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума, в нем бо звездам служащии звездою учахуся, Тебе кланятися, солнцу правды, и Тебе ведети с высоты востока. Господи, слава Тебе!


246 Владимир Набоков

Овца Над Вифлеемом ночь застыла. Я блудную овцу искал. В пещеру заглянул — и было виденье между чёрных скал. Иосиф, плотник бородатый, сжимал, как смуглые тиски, ладони, знавшие когда-то плоть необструганной доски. Мария слабая на Чадо улыбку устремляла вниз, вся умиленье, вся прохлада линялых синеватых риз. А Он, Младенец светлоокий в венце из золотистых стрел, не видя Матери, в потоки Своих небес уже смотрел. И рядом, в темноте счастливой, по белизне и бубенцу я вдруг узнал, пастух ревнивый, свою пропавшую овцу. 1924


247 Иосиф Бродский (1940—1996)

Рождество 1963 Волхвы пришли. Младенец крепко спал. Звезда светила ярко с небосвода. Холодный ветер снег в сугроб сгребал. Шуршал песок. Костёр трещал у входа. Дым шёл свечой. Огонь вился крючком. И тени становились то короче, то вдруг длинней. Никто не знал кругом, что жизни счёт начнётся с этой ночи. Волхвы пришли. Младенец крепко спал. Крутые своды ясли окружали. Кружился снег. Клубился белый пар. Лежал Младенец, и дары лежали. Январь, 1964


264 Владислав Ходасевич (1886—1939)

Вечер Красный Марс восходит над агавой, Но прекрасней светят нам они — Генуи, в былые дни лукавой, Мирные, торговые огни. Меркнут гор прибрежные отроги, Пахнет пылью, морем и вином. Запоздалый ослик на дороге Торопливо плещет бубенцом... Не в такой ли час, когда ночные Небеса синели надо всем, На таком же ослике Мария Покидала тесный Вифлеем? Топотали частые копыта, Отставал Иосиф, весь в пыли... Что еврейке бедной до Египта, До чужих овец, чужой земли? Плачет Мать. Дитя под чёрной тальмой Сонными губами ищет грудь, А вдали, вдали звезда над пальмой Беглецам указывает путь. 1913


265 Иосиф Бродский (1940—1996)

Бегство в Египет ...погонщик возник неизвестно откуда. В пустыне, подобранной небом для чуда, по принципу сходства, случившись ночлегом, они жгли костёр. В заметаемой снегом пещере, своей не предчувствуя роли, Младенец дремал в золотом ореоле волос, обретавших стремительно навык свеченья — не только в державе чернявых, сейчас, но и вправду подобно звезде, покуда земля существует: везде. 25 декабря 1988


350

25 января / 7 февраля Икона Божией Матери «Утоли моя печали» Аполлон Майков (1821—1897) Икона Божией Матери «Утоли моя печали» была принесена в Москву казаками в 1640 г. и поставлена в храме свт. Николая Чудотворца, что на Пупышах, в Замоскворечье. Предание сохранило рассказ о чуде, которым впервые эта икона прославилась как чудотворная. Знатная и богатая женщина, жившая далеко от Москвы и страдавшая от паралича, услышала во сне голос, обещавший исцеление, если она найдет в Москве икону Богоматери «Утоли моя печали» и помолится перед ней. Больную привезли в Москву в храм свт. Николая, икону долго искали, а когда нашли и совершили молебен, больная исцелилась. С этого дня и установлено празднование. Образ показывает нам Божью Матерь приложившей Свою руку к голове и как бы говорящей нам, что Она Сама и Ее Сын Спаситель утоляют, по молитвам нашим, всякую нужду и воздыхания и подают избавление от горестей и скорбей. На иконе Богомладенец держит свиток, на котором написано: «Суд праведен судите милость и щедроты творите каждый ближнему своему; вдовицу и сиру не насильствуйте и злобу брату своему в сердце не творите».

Мадонна Стою пред образом Мадонны: Его писал монах святой, Старинный мастер, не учёный: Видна в нём робость, стиль сухой. Но робость кисти лишь сугубит Величье Девы: так она Вам сострадает, так вас любит, Такою благостью полна, Что веришь, как гласит преданье: Перед художником святым Сама Пречистая в сиянье Являлась, видима лишь им... Измучен подвигом духовным, Постом суровым изнурён, Не раз на по´мосте церковном Был поднят иноками он, — И, призван к жизни их мольбами, Ещё глаза открыть боясь, Он братью раздвигал руками И шёл к холсту, душой молясь. Брался за кисть, и в умиленье Он кистью то изображал, Что от небесного виденья В воспоминанье сохранял. И слёзы тихие катились Вдоль бледных щёк... И, страх тая, Монахи вкруг него молились И плакали — как плачу я... 1859


351

25 января / 7 февраля или первое воскресенье после этого числа Собор Новомучеников и Исповедников Российских

Вячеслав Иванов (1866—1949)

*** Знаю, Господи, будет над Русью чудо: Узрят все, да не скажут, пришло откуда. И никто сего чуда не чает ныне, И последи не сведает о причине. Но делом единым милости Господней Исхищена будет Русь из преисподней. Гонители, мучители постыдятся; Верные силе Божией удивятся, Как восстанет дивно Русь во славе новой И в державе новой, невестой Христовой. И Вселенной земля наша тем послужит; А Сатана, изгнан вон, горько востужит, Что одолеть не силен её твердыни, Божии не горазд разорить святыни, Но своею не победился победой. Кто верит вести, слово другим поведай. 1917

В этот день вспоминаются святые, пострадавшие за Христа в России во время лютых гонений на Церковь в революцию и в годы советской власти. Несколько сотен таких мучеников прославлены Церковью в лике Новомучеников, но пострадавших за веру в эту эпоху — казненных, замученных в лагерях и тюрьмах — были сотни тысяч. «Это праздник молитвенной памяти святых, начало которому было положено тогда, когда они, эти люди, еще жили и только стояли на пороге предлежащего им подвига. И они сами, не ведая того о себе, но пророчески предзря будущее России, на Всероссийском Соборе Русской Православной Церкви в 1917–1918 годах объявили: «Установить по всей России ежегодное поминовение молитвенное в день 25-го января или в следующий за сим воскресный день (...) всех усопших в нынешнюю лютую годину гонений исповедников и мучеников». Они не знали о себе, но Дух Святый, в Церкви почивающий и Церковь ведущий, их устами изрек явно будущее народа Божия на Руси на длительный период ее истории и назвал его «годиной лютой»». Архим. Иоанн (Крестьянкин)


Том 2. Зима