__MAIN_TEXT__

Page 1

Anya Vittong


УДК 57-56 ББК 88.90

Составление,иллюстрации, верстка Воробьёва А.В.

Водские народные песни. Санкт-Петербург - «СЗИП», 2007 Настоящее издание подготовлено с целью заинтересовать читателя, взявшего в руки книгу, написанную на редчайшем языке народа Водь, издавна населявшего Ленинградскую область. В водских песнях отражается самобытность этого народа, его свадебные обряды, праздники и повседневные занятия.


Водь — древнейшее известное нам население северозапада Ленинградской области. Долгое время считалось, что водь появилась на этих землях лишь в конце I тысячелетия нашей эры и корни этого народа следует искать в Эстонии. Но недавние археологические раскопки доказали, что водь жила здесь издавна — са­мые ранние из обнаруженных водских погребений дати­руются I-IV веками нашей эры. На каменных погребальных вымостках, расположенных недалеко от деревень Валговицы и Великино, были обнаружены остатки сожжения умерших, железные и бронзовый браслеты, нагрудные булавки, топор-кельт, обломки косы-горбуши и фрагменты керамики. В антропологическом отношении водь изучена очень слабо. Материалы, полученные из недавно открытых водских могильников I—II тысячелетий нашей эры, еще находятся в стадии обработки, а небольшие исследования, проведенные эстонскими учеными, не могут дать полного представления даже о современной води. При первом знакомстве водь очень трудно выделить

5


Vadda lau le среди других прибалтийско-финских народов — все они принадлежат к широко распространенному восточно-при­ балтийскому типу. Но были у води две особенности. Вопервых, она была исключительно светловолоса. Пожалуй, это был самый белокурый народ в мире: у 80% мужчин и у 76% женщин волосы белели как снег или золотисто желтели как прибрежный песок. Многие отмечали, что водские дети и подростки очень светловолосы, лишь с возрастом волосы темнели и приобретали цвет темной золы. Во-вторых, нельзя оставить без внимания еще одну сторону внешнего облика води, которая многими признается главной, хотя она и не поддается точным измерениям. Речь идет о красоте. Еще в конце XVIII века известный исследователь Федор Туманский писал: «Женщины чюдские (водские. — О. К.) все вообще красивы, имеют веселый, приятный и заманчивый взгляд, быстрые глаза, большие голубые... росту они хорошаго, волоса почти у всех светло-русые, тело имеют здоровое нежное, белое и чистое...» А знаменитый фин- ский историк Портан признавал, что водские женщины считаются более красивыми по сравнению с русскими и финскими. Исследователи указывали и на некоторые особенно­ сти водского характера: водь казалась более быстрой, живой и открытой по отношению к другим людям, чем, например, финны. А в рукописи Ф. Туманского мы на­ ходим подмеченные им такие черты води, как хитрость, «весьма острый разум, скорое понятие и сильную к вой­ нам охоту», при этом они «памятуют всегда древность свою и силу... Вспоминают с восхищением, что предки их были бранноохотны и храбры». Водский язык является одним из прибалтийскофинских языков и входит в их южную группу вместе с ливским и эстонским языками. Особенно близок ему северо­ восточный диалект эстонского языка. В языке северной води, жившей на Ижорском плато, языковеды выделяют два диалекта — западный и восточный. Еще в 1920-е

6


Vadda lau le годы восточный говор лучше всего сохранялся в деревне Ицепино, но к 1975 году его помнил лишь один человек. Жители остальных водских деревень пользовались за­ падным говором, на который оказал заметное влияние ижорский язык. Материалов по южному диалекту в рай­ оне города Гдова нет. Сохранились записи еще одного исчезнувшего в XIX веке водского говора близ города Бауска в Латвии, куда в 1445 году ливонские рыцари привезли и поселили пленную водь. Латыши называли ее кревинами, т. е. русскими. Изучением водского языка занимались в основном эстонские исследователи. В результате был собран пре­ красный словарь водского языка, опубликована научная грамматика и несколько сборников текстов, записанных в латинской транскрипции. Историки подчеркивали, что водь всегда имела близ­ кие связи с русскими и издавна была двуязычной. Но есть данные, что в конце XIX века лишь часть води знала русский язык (в основном мужчины). Русский язык оказал значительно меньшее влияние на водский язык, чем можно было ожидать. Русские заимствования есть во многих пластах водской лексики, связанной с бытом и культурой води, но они не затронули главную, происходящую от финского языка-основы часть лексики— термины, связанные с земледелием, домостроительством, названия домашних животных, орудий труда и т. д. Это говорит о том, что водская крестьянская земледельческая культура имеет очень древние истоки и сформировалась до распространения русского влияния. Водский язык никогда не был письменным, но существовала богатейшая устная традиция. Еще в середине XIX века финские фольклористы открыли на этих землях поистине клад песенной культуры. И хотя об эпической поэзии води данных очень мало, в течение более чем столетия удалось записать немало водских свадебных и лирических песен, причитаний и заговоров. Так, еще Элиас Лённрот, всемирно известный собиратель

7


Vadda lau le фольклора и составитель «Калевалы», только от одной жительницы деревни Котлы узнал 29 свадебных песен. Исполнение песен часто сопровождалось игрой на кантеле — музы­кальном инструменте, широко распространенном у многих прибалтийско-финских народов и сходном с русскими гуслями. Водская речь была живой и очень быстрой, что не раз подмечали исследователи. Не случайно у всех сразу находился ответ на вод скую загадку: «Гудит-трещит за золотым замком» (язык). А жители деревни Куровицы порой советовали друг другу: «Привяжи язык к уху чтобы меньше болтал». О.И. Конькова «Водь: краткий очерк истории и культуры»

8


*** Tulká tüttäret tulõlõ, vanat hakat valvomá. tudrut tulõsõõ, linat peltusõõ, riimat рelô péntaräsé! tšen eb tulõ tulõllõ tšenelle tütär süntügô, paturissi pantakô kulinassi kussuttakõ.

*** Приходите девицы к огню, Старые старухи на бдение. Смольняки в огонь, Лен в поле, Сорную траву на межу! Кто не придет к огню, У того девочка пусть родится, Горшечница будет по прозвищу, Акулиною по имени назовется.

9


Vadda lau le

Käki kukkui kuusikos käki kukkui kuusikos, lintu lauloi lívikos. käki kukkui, pü pumizi, lintu lauloi lehto likku — kel on ani parapi? käkil on ääni parepi, sisavval sanat tarkemmat. ai, miun ehtoin emoni, pesi pääni valkeaks, karsi hiukset keltaseks; pani paiian palttinaisen, maahan asti aivinaisen, vüühti vüün vüüle punasen, laski kukkana kuialle. nõizin käkinä kukkumaa, sisavana sirkuttamaa. sannoit naiset, külän naiset: „ei tämä tüttö tüütä tehnü, „tämä on oppissa ollut, „seisõnt on seppien es, „takoien tanteris. „miä vašaa vašaelin, „vaite vassaha sanosin: „en miä uo oppis оllu, „en seisoňu seppien es, „takoien tanteris. „miä olin oriuvees, „käüsin palkko-píkuees.

10


Vadda lau le

Куковала кукушка в ельнике Куковала кукушка в ельнике, Птичка пела в роще. Кукушка куковала, дерево эхом отзывалось, Птица пела, роща шевелилась — У кого голос лучше? У кукушки голос лучше, У соловья слова точнее. О, моя дорогая матушка, Вымыла мне голову до бела, Расчесала волосы до желта; Одела в рубашку полотняную, До земли тоненькую, Обернула пояс на поясницу красный, Отпустила цветочком на улицу. Я стала кукушкой куковать, Соловьем чирикать. Сказали женщины, деревенские женщины: „ Эта девица не работала, „Она в учении находилась, „Стояла перед кузнецами, „В земле ковалей. „Я в ответ отвечаю, „Прямо в ответ говорю: „Я в учении не бывала, „Не стояла перед кузнецами, „На земле ковальщиков. „Я была в рабстве, „Ходила наемницей батрачкой.

11


Vadda lau le

Tutterikoile tüttäret sulasi soiset, kassapäät, koti-kanaset, kuhõ míli mehele mennä? eikää lähtekää leselle, leski lüüp leikissä, nappaiä nagrassa. itettä üvässä élossa. kuulõ koiran aukkumisen, sanõ kuken laulussi. näkee kuun kumottavan, sanõ päivän nõisevassi. leski naissa nossattä: „neize, neize, nôr huora, „havaitse hako-petäiä, „kuule kukon lаulamissa, „katso päivän nõizemissa. parep noorille poikille — nôr poika nukuttelö, katetta kohentelö: „makaa, maka mariueni, „ökaile lehti-lintueni; „ei ö hüli meiion hüli, „emoin hüli esimein.

14


Vadda lau le

Девушкам Девушки в невесты стремятся, Косатые, курочки-домовницы, Куда задумали замуж выходить? Не выходите за вдовых. Вдовец бьет и за шутку Стукнет и за смешок. Заплачете от хорошего житья. Услышит лай собаки, Говорит петух поет. Увидит месяц светит, Скажет, что уж солнце всходит. Вдовец жену будит: „Вставай, вставай, молодая распутница, „Проснись, сосновая коряга, „Слушай пенье петуха „Посмотри как всходит солнце. Лучше за молодого парня — Молодой парень убаюкивает, Одеяло поправляет: „Усни, усни, моя ягодка, „Отдохни, птичка кустарника; „Работа не наша забота, „Матери забота первая.

15


Vadda lau le

Колядная песня ana tupaa tulešani rihii sõiaelešani, pereemees, pereeizäntä, peree na naišueni, tuo sigla sürimoi, valmiša vakka iauvvoa, seitse nagris piirakaa, kahõsa kapustnikkaa väele väsüneele. Дай при входе в избу, Пока греюсь в избе. Глава семьи, хозяин семьи, Хозяйка женушка, Принеси сито крупы, Приготовь меру муки, Семь пирогов из репы, Восемь из капусты Народу усталому.

16


Vadda lau le

Velloini venoisen seppoi Velloini venoisen seppoi, laivõ seppoi lagluõni vessi tširvellä venettä, (tširvehellä kultasella, vaskisella vartuella,) tširves kultaine kumizi, vaskivarsinõ elizi. Iski kõrra, süntü laita, tõizõ kõrra, tõinõ laita, kolmannõ, koko venoine. Too venoi moni tapaine, laivoi kolmekossalliine, nenä neljäbruussalliine. Ebõ veejäistä vezille, lainõ’õzõõ laskijassi Nõizim miä vette’e veejässi, lainõ’õzõõ laskijassi. Panin 1аjjа tüttölöitä, tõizõõ lajja poikiloita, kolmnnõõ tutilahujõ. Vanat sõutaat, pääd räpizööd, tšüsüväd loojalta appia: Oo, Jumala, üvä Jumala, vääna tuuli Lauka’alõ, porota tuuli pohjuõõssa, anna airolõ appia.

18


Vadda lau le

Братец среди лодочников мастер Братец среди лодочников мастер, Судовой мастер соколик Вытесал топором лодку, Золотой топор гудел, Топорище медное звенело. Ударил раз – родился борт, Другой раз – другой борт, Третий раз – вся лодка. Да некому в воду спустить, На волну положить. Другие корабли сотни получают У нас на берегу гниют. Стану я в воду относить В волну спускать Пущу на борт девушек, На другой борт парней, На третий – стариков дряхлых Поставлю старых грести Молодых сверху смотреть. Старые гребут – головами трясут, Просят у создателя помощи: «О, бог, могучий Юмала, Поверни ветер на Лугу, Швырни ветер с севера, Дай на весло помощи!»

19


Vadda lau le

Ženihha miäp tšülpemää saunaase, täle lаulаs: tšülpe veellä tšümmenellä, kasiu veel kahessanel, eia veel enevapi, lähe vel läütšäpässi, kaivo vel kaunipassi. äd’iäs kukessá kutsi, ämmäs päivää valgetes, nõrikko päivää murtšinas.

Жених идет в баню париться, ему поют: Парься десятью водою Обливайся водою восемью, Водой ручья до бела, Ключевой водой до блеска, Колодезной водой пригожести. Тесть с петухов зовет, Теща от рассвета дня, Молодуха с завтрака.

20


Vadda lau le

Pääskolintu, päivälintu Pääskolintu, päivälintu, se ihala ilmalintu, lenteli tšesoized päiväd, üüt pimmiät pilkottõli. Ettsi maata maatossõni, muraa munitõssõni, lehtoj a levдtessдni, peltoj a pezitäkseni. Natsi mätta’ ä meressд, sinizee meree sizessä. Valõ vaskizõõ pesäizee, muni kultaizõd munaizõd. Tuli tuuli, aivoi tuuli, meree vihkura vihainõ, laukas pesд Laukahasee, veeretu munad vettehe. fäütü pддskц itkõõmahõ. Pддskц itki, tšünel veeri. Lentääs sepää katolõõ: seppüeni, velvüeni, tagoid ennee, tagoid eglee, tago siis tänävä-päivä! Tee sa millõõ haravainõ, vala värsi vaskinõ ja paa piit terässized, millд ajan meree kokkoo, kopitan kultaizõd munõizõd.

22


Vadda lau le

Ласточка-птичка, солнечная птичка Ласточка-птичка, солнечная птичка, Это чудесная воздушная птичка. Летала летними днями, Осенними темными ночами. Искала земли, чтобы поспать, Муравы, снести яйца, Пашню для гнезда. Увидела гору из моря, Из этого моря синего. Лила медного посреди гнезда, Клала золотого в середины яиц. Пришёл сильный ветер, Морской вихрь ожесточённый. Толкнул гнездо в Лугу реку, Покатились яйца в воду. Стала ласточка плакать. Ласточка плачет, слёзы катятся. Полетела на крышу кузнеца: ”Кузнец, братец, Ковал раньше, ковал вчера, Куй сегодня! Сделай мне грабли, Отлей медную рукоятку, Поставь зубцы из стали, Чем сгоню море, Соберу золотые серединки яиц.”

23


Vadda lau le

Ieesus kirkkö mennööp ieesus kirkkö mennööp ороzеl hírakal, kalahauen karvazel, lоhe muša muotozel. mäni matkaa vähäse, eki tietä virsta verra — puu pürähti, maa iärästi, ieesuksen opõn eittü, meni ialka iuuren аllе, nikastui opõzin ialka. ieesus maahan rattailta; etsi tílt títäiää, ei tämä löütäänt títäiää, maaselält mahtaia, luku-langan lukiiaa. neizi ize títäiäksi, maaseläl mahtaiaksi, luku-langan laulaiaksi litti lihat luihe kín: „kimalain, mehiläin, „keitä mettä kíreeläs, „voiia alta, voiia päältä, „sís estä kivuttamaks, „päältä tuntemattomaks, „alta kaikkine terveeksi!

24


Vadda lau le

Иисус в церковь едет Иисус в церковь едет На лошади на пегой, Масти рыбы-щуки, На лосося черного похожей. Проехал дорогою немного, Проделал пути с версту — Дерево скрипнуло, Земля хрустнула, — Иисуса лошадь оступилась, Попала нога под корень, Вывихнулась лошади нога. Иисус сошел с телеги на землю, Искал в пути вещуна, Не нашел он вещуна, В краю (том) могучего, Нити читанной1 чтеца. Стал сам вещуном, В крае (этом) стал могучим, Нити читанной певцом. Приложил мускулы к костям: „Шмель, пчела, „Свари меду поскорее, „Смажь снизу, смажь сверху, „Так прекрати боли, „Сверху (сделай) незаметным, „Снизу совсем здоровым!

1 — Шерстяная нить от вывихов. Читается заговор и в это время связываются узлы. Этой нитью обвязываются места вывихов.

25


Vadda lau le

Kõõs kursia vaalimma, sis lаulammа: lõõri lõõri velvüeni, voloďa, velvüeni, volod’a, suku kunigas, volod’a, kaAa iloza kala iloza aukolain, kule mitä miä paiatan: en seite. meeltä annan. töt siäs enelles parapa, kaupotus leep kalleep. Elä eittele emütä, emüt natši süret vaivat, ermüt terppinüt tšipaet: puri püta, maistoi mäta, söi saunaa sammalia, alta lauvva lehtosia. Izüt tulõp saunaša tširieva tšiutto kainalosa. võvva tšüzüp izältä: „mitä loi iumala teele? „ anto lõia adrotšättä.” nõize, kursi, tšühze, paa paksutta ahio-lauvva korkuutta!

26


Vadda lau le

Когда ковригу валяем, то поем: Лыри-Лыри, братец, Володя, братец, Володя королевского рода, Володя рыбка веселая, Рыбка веселая щука, Послушай, что я скажу: Не браню, ума даю. Приведешь себе ты лучшее, Товар будет дорогой. Не забудь (тогда) мать, Мать видела большие муки, Мать переносила боли; Грызла дерево, кусала землю, Жевала мох банный,Из под полока листья (ела). Отец из бани выходит С рубашкой пестрою под мышкой. Старший брат у отца спрашивает: „Что сотворил творец вам? „Дал творец руки к сохе. Ходи, коврига, пекись, толстей, До высоты печной лежанки!

27


Vadda lau le

*** Laukahal on mehod laizet, naized-noiiat, tüttazet home-sükäret, poiat põle meelelliset, hõlekkise hõkaiat. naized nälkähä näkevät, оlki leip on oree pällä, kagra kaakku kammariša, kattilala leikottí, kirveellä keitetti. lak miä lõttin soikolaa: koskizel on kiša kupiias, lohkas mäta mättääšä, sai mäta savimäelä; loga mehed koriatti, sädineel annetti. sädineel on mehed laizet, mehed laizgot naized noidat, kül laukаl on hüva elää: naized lаulullа elavät hõlekiša hõkaelõt, voi püttüi püüvvettí, maito asteita annettí lohi kaloia kannetti.

30


Vadda lau le

*** На Луге мужчины ленивы, Женщины колдуньи, Девушки с. заплесневелыми сюкеро,2 Парни полоумные, Спят беззаботные. Женщины голод терпят; Соломенный хлеб на балке избы, Овсяной калач в горнице, Котлом режут; Топором парят. Дай подамся я в Сойкино: В Косколове Кошка лесничий, Отрезал земли от деревни Горки, Получил земли он в деревне Глинки, Логовские мужики получили, Деревне Слободки дали. В Слободках мужчины ленивы, Мужчины лентяи, жены колдуньи. Все же на Луге лучше всех, Женщины песнями сыты Беззаботно отдыхают, Кадки с маслом собирают, Посуду с молоком получают, Рыбы-лососи приносят.

1

Sükero — две тоненькие косички, свернутые на лбу спиралью у девиц.

31


Vadda lau le

Pyhä Iilia izäntä Pyhä Iilia izäntä Pyhä Pedro armollin Tuõ meilee võõrazii Meill on kagradõ kassamatta Õzrad ovad veel kõik õkaa täynn Too tuucad tullõz Hattaraizõd harvukkaizõd Ja pilved suurõd paksud Too meilee vihmaa!

Святой Илья хозяин Святой Илья хозяин Святой Петр милостивый Приходи к нам в гости У нас овсы не политы Ячмени еще колючек полны Приноси тучи, приходя Облачка реденькие И облака, большие, толстые Принеси нам дождь!

32


Vadda lau le

Meni Matti rattu Meni Matti rattu võtti šätte katti pani uhsõ lukku „Katso elä nukku. Saad need iired šätte Õd siis üvä katti“ Meni varra ratti Kazob: makkab katti. „Ai sea laiskõ selše mittä sea ed pelša saad nüt miltõ vitsa siis kazon sinu litsa ed sea too nüüd rekke näteles jääd sikke annan sill va vette ena siis ed pette.“ Taas pani kati lakka: „Kazo elä makka“ Katti üppes üllelle viskas iire šüllele. Pellama jäi katti kuzub tädä Matti: „Nüüd sea ed jää sihhe minuka tood rihhe annan sillõ süüvve valan pümä juuvvõ.“

34


Vadda lau le

Пошел Матвей в амбар Пошел Матвей в амбар Взял кота на руки Закрыл дверь на замок „Смотри не засни Поймаешь этих мышей Будешь хорошим котом” Пошел рано в амбар Смотрит: спит кот „Ах ты ленивец Ничего ты не боишься Получишь от меня прута Тогда посмотрю в твоё лицо Не придёшь теперь в комнату На неделю останешься здесь Дам тебе только воды Больше тогда не будешь лениться” Опять понес кота на чердак Смотри не спи Кот сразу прыгнул наверх Бросил мышку на спину Играть остался кот Завёт его Матвей: Теперь ты не останешься здесь Со мной придешь домой Дам тебе поесть Налью молока попить.

35


Vadda lau le

Kõõs vaivap silmää, sís piäp lukõas: mere pääl seizop tammi, tammi kudrevoi. lemmä möö pobratimat, lemma lаngоl da bratit. tširiova silmässä, valkõa silmässä, mussa silmässä.

Когда болят глаза, то надо читать: На море стоит дуб, Дуб кудрявый. Будем мы побратимы, Будем сваты и братья. Пестрое с глаза, Белое с глаза, Черное с глаза.

37


Vadda lau le

Kui kazvin, kana, kotona Kui kazvin, kana, kotona ülenin hüväin. kazvi mille kaša piikä, tukka tuimas, ienokkaine i ko kirkkõ kíttettí, halki maiien haaettí. kui. sai, maria, muile maile, tõmi, toizile vezile — em miä maksaňu maasta rõhta, kuialta kusi-vesiä.

Как выросла я, курочка, дома Как выросла я, курочка, дома, Вытянулась красавица, Выросла у меня коса длинная, Волос буйный, тоненький. И как в церковь умчали, Через земли увозили. Когда оказалась, ягодка, в иных землях, Черемуха, на других водах — Я не стоила с земли травинки, Со двора воды мочевой.

38


Vadda lau le

*** Kakö kukku, mä kumizi, lintu laulо, lehto likku. kui seiso seen veeresse, kui, pakana, panetteli, veerast lasta laitteli, varkahaksi makiiakksi.

*** Куковала кукушка, земля гудела, Птица пела, роща колыхалась. Как стояла возле стенки, Как поганая злословила, Дитя чужое поносила, Вором сладким.

39


Vadda lau le

Mäšäni, sisaruveni mäšäni, emäni lapsi, mitäs išut siä surune, pääsi maasa, pääskü-lintu, lauvvan tammisen takana, peläiäizä penkin päälä? mil siä maksat maamos vaivad, kostat korias kivud? kui maamos sai sinua ilmale puri puuta ia näri kiviä, näri saunas salvamid. muu suku murkinoisti otetti osa paloista.1 siu maamos oli sinussa kini, kahsi kättä kätküessä, suu sulia laulo. tõ vakka vaapukoita, toine, seglа sestaroit, silä siä mahzat maamoz vaivad.

42


Vadda lau le

Когда невеста ждет приезда жениха, то мать поет: Машенька, сестричка, Машенька, дочь моей матери, Что сидишь ты грустная, Головой к земле, касаточка, За столом дубовым, На скамье сосновой? Чем отплатишь труды матери, Вознаградишь прелестной муки? Как на свет тебя мать рождала, Кусала дерево, грызла камень, Грызла углы банные Прочая семья за столом кушала, Принимала долю кусков. Твоя мать была к тебе привязана, Обеими руками к люльке, Рот приятное распевал. Принеси корзину земляники, Вторую смородины, Этим ты возместишь мученья матери.

43


Vadda lau le

Nõrikole kaivola lаulаs: meet, kalani, kaivoleese, elä vivü kaivo teele, karu keriap keretaa, ämmäl pata paukastaap. nõizet leipoo setkomaa, elä iätä alt anemunesi, päält päivää pähtšäníse.

Молодухе (невесте) поют у колодца: Пойдешь, рыбка, к колодцу Не мешкай в дороге к колодцу, Медведь унесет коромысло, У тещи котел лопнет. Будешь хлеб месить Не оставляй на дне гусиные яйца, На поверхности орехи подсолнечные.

44


Vadda lau le

Ženihhalle laulaas: aga mainin mariattain, velitšaitan velvüttäin, volod’a velvüttäin. küle mitä miä paiatan: aiga, tedrähe, teele mennä, aiga, maria, matkaa mennä; ädd’ä kukõssa kutsõ, ämmä päivää valgetes, mü pere murtšinas. io siä vivüt, velvüen, kaukastut, kalaruven, lõia sile lõkkaa pääle armolineň aizaa pääle.

Жениху поют: Дай вспомяну ягодку, Повеличаю братца, Володю братца. Послушай, что я скажу: Пора, тетерев, в дорогу ехать, Пора, ягодка, в путь идти. Тесть с петухов звал, Теща с рассвета дня, Прочая семья с завтрака. Ты задержался уже, братец, Замешкался, рыбка, Творец тебе на дугу, Милосердный ,на оглоблю.

45


Vadda lau le

*** Iumala tšiusaam tšihlakkua, tšiusäm tšihlakkua matsiä, onko liukua lipiä, onko laskõa lakõa — em miä, lintu, lankõisi, em miä, kulta, kukertuisi.

*** Бога искушаем масляницу, Испытываем масляничную гору, Кататься скользко-ли, Скатываться вольготно-ли, Чтобы я, птичка, не упала, Чтобы, золото, не скувырнулась.

47


Vadda lau le

Mäšäni, sisaruveni mäšäni, sisaruveni, mäšäni, emäni lapsi; möö vaa meemma, siä vaa iäät tähän külmääse külää, rautai see rahvaase. tämä külä naaisit, täppär hännät, pitki-keelet, pettelikot. mäsäni, kui viõret aamula ulkol tee vaa kuusi kummarust. vizas vahti vitsan välit, kaval katon alt. tunsit tula, tun i оllа, heblen batkos käet: hoikaa heinäd heposella, lämit sauna sanomatta, tõ vesi verkkamatta, külvata ämmä selkä küsümättä. sís leet rahvaas kuulusev, sis kuulus kinnial.

48


Vadda lau le

Когда невесту оставляют после свадьбы в доме мужа, то подружки на прощание поют: Машенька, моя сестрица, Машенька, дочь моей матери; Мы все уходим, а ты остаешься В этой холодной деревне, С железным народом. Женщины этой деревни, С хвостами из пакли Долгоязычные, лживые. Машенька, как утром выйдешь, Сделай шесть поклонов. Умный следит сквозь промежутки стропил, Коварный из под крыши. Сумела придти, сумей и жить, Дай облегчение рукам батьки: Приготовь сено лошади, Стопи баню без приказания, Неси воду без распоряжения, Выпарь спину свекрови не спрашивая, И будешь в народе известна, Прослывешь почетной.

49


Vadda lau le

Oi vävü, vävü veli oi vävü, vävü veli, tunzid ottä, tun i pittää, elä utši uulitsalla, elä peeks реllõ päällä — külä küntäiät näkevät astivoiiad arvaiat. opeta omassa koissa, nellinurkaizes tuvas; ola olki uunikossa, rihma maamos värttänäitä— olki oienna varreši, rihma oikaa simasi; sele sää peeksä ommas omenutta, meiie sisarutta.

52


Vadda lau le

После свадьбы родственники невесты поют жениху: Ой зять, зять братец Сумел взять, сумей держать; Не учи на улице, Не секи на полосе — Деревни пахари увидят, Боронящие догадаются. Учи в своем доме, В избе четырехугольной ; Возьми соломинку из кучи, Нить из веретена матери — Соломка будет кнутовищем, Нить вытяни кнутом; Этим секи свое яблочко, Нашу сестру.

53


Vadda lau le

Жениху Pulmu laulud. oi vävü, vaavü iuu veni, vävü, kuvattu kulta, üksin mänit, kaksin tulit, kui siä tunsit meile lullа? meil on kuuzikod kuiala, petäzikod реllо pällä, katazikod kaivon teelä. Ой зять, зятюшка Зять, золото украшенное, Один отправился, вдвоем вернулся, Как нашел ты к нам дорогу? У нас ели на дворе, Сосны на поле, Можжевельник по дороге к колодцу.

54


Vadda lau le

Невесте miniuveni, mariukkaisuveni, lämmitä sauna sanatta i vesi tõ verkkamatta; külvet selk küsümättä, sís tuat hüvä-hüväksi. pese lauta puhtaksi, lusikad lumen näköseksi, sís leed kaikilla kuuluis. Невестушка, ягодка, Стопи баню без слов И воду неси без приказанья, Выпарь спину не спрашивая, Тогда станешь лучшая из лучших; Вымой стол до-чиста, Ложки до цвета снежного, Будешь у всех славной.

55


Vadda lau le

Lastelaulu nuku, nuku, üksi silmä, nuku, nuku, teinõ silmä, tuõ sie uni ulkomaalt, Saaremält, Savvumält, sio sie lahzõll silmät cín, kuro lahzõlt kulmat cín. nuku, nuku nurmõõ kukka, makkä, makkä, marjukkain, leppää, leppää, linnukkain.

Колыбельная Засыпай, засыпай один глаз Засыпай, засыпай другой глаз Приди ты сон из дальней стороны Из Сааремаа, из Савомаа, Свяжи глаза ребёнку Закрой бровями Засыпай, засыпай полевой цветок Спи, спи, ягодка Отдыхай, отдыхай птичка.

56


Vadda lau le

Kariuaai lаulu tulu-lutu miä trubitan, palkatkaa minua kariušissi, ttšülää kariaa vaattaiassi, leze lehmää aiaiassi. palo teitä palkaaiõi, palkkaa mahsoiei bõ. miä ilozast truvitan da i paiatan: aiakaa lehmiä suurеlõ progonale; aiakaa hukot, aiakaa hakat, aiakaa nõret tuttäret!

58


Vadda lau le

Песня пастуха Тулу-луту я трублю, Нанимайте меня в пастухи, За скотом деревенским смотрителем, Выгоняющим корову вдовушки. Много вас нанимающих, Жалование платить нет (некому). Я весело трублю Да и говорю: Выгоняйте коров На большой прогон, Выгоняйте старики, Выгоняйте старухи, Выгоняйте молодые девицы!

59


Vadda lau le

Kui miä kazvolin kui miä kazvolin kanainõ, nõizin neito noorikkõinõ vijje vellõ veerüeez, kuuvvõ vello kukkazõnn, seittsemee däädä пõjаllõ, kahõssemõ minnää natonnõ, vellet sirkutõtti sizossi, vellää naizõd naossi, isä kuttsu kullõssi, maama ehto lаhzõssi, muu pere muruu kukassi. makazin rohkäp muita, tein tüütä vähep muita tšäin tšüläz rohkaap muita, sištši kuuluzin kunniaasõõ. menin marja тuilõõ таilõõ, kana тuilõõ kallailõõ. tšäin tšüläz vähepi muita, makazin vähepi muita, tein tüüta enepi muita, sištši en kuulu kunniaasõõ. nimi tõinõ muutõtti. perkeleessi kutsutti.

60


Vadda lau le

Как я росла курочка Как я росла курочка. Стала девушка невестой. Пяти братьев крайняя. Шести братьев цветочек. Семи дядей опора. Восьми невесток золовка. Братья ласково зовут сестричкой, Братовой жены - золовкой. Отец звал золотиночкой, Мать - ненаглядным ребёнком. Остальная семья - луговым цветочком. Спала больше других, Работала меньше других, Ходила в деревню больше других, И всё равно слышала похвалу. Пошла ягодка в другую землю, Курочка - на другой склон. Ходила в деревню меньше других, Спала меньше других, Начинала работу раньше других; Всё равно не слышала похвалы. Другое имя дали, Чертовкой звали.

61


Käki kukkui kuusikos 10 Куковала кукушка в ельнике 11 Tutterikoile 14 Девушкам 15 Колядная песня 16 Velloini venoisen seppoi 18 Братец среди лодочников мастер 19 Ženihha miäp tšülpemää saunaase 20 Täle lаulаs 20 Pääskolintu, päivälintu 22 Ласточка-птичка, солнечная птичка 23 Ieesus kirkkö mennööp 24 Иисус в церковь едет 25 Kõõs kursia vaalimma, sis lаulammа 26 Когда ковригу валяем, то поем 27 Pyhä Iilia izäntä 32 Meni Matti rattu 34 Пошел Матвей в амбар 35 Kõõs vaivap silmää, sís piäp lukõas 37 Kui kazvin, kana, kotona 38 Mäšäni, sisaruveni 42 Nõrikole kaivola lаulаs 44 Ženihhalle laulaas 45 Iumala tšiusaam tšihlakkua 47 Mäšäni, sisaruveni 48 Oi vävü, vävü veli 52 Жениху 54 Невесте 55 Lastelaulu 56 Колыбельная 56 Kariuaai lаulu 58 Песня пастуха 59 Kui miä kazvolin 60 Как я росла курочка 61


Profile for Anna Vittong

Vad'd'a laule  

Vad'd'a laule  

Advertisement