Page 1

Д а рь я Ус п е нс к а я р од и л ас ь в Мо с к ве . Окон ч и л а фа к ул ь т е т с к ул ьп т у ры Мо с ковс ког о А к а д е м и ч е с ког о Х удож е с т ве нног о И нс т и т у та и м . В.И. Су рикова , м ас т е р с к а я п р о фе ссора А . И. Ру к а ви ш н и кова . Da r i a Uspe nsk aya wa s b or n i n Mosc ow. Gr a duat e d f rom V. I. Su r i kov Mosc ow Ac a de m ic A rt C ol l e ge , fac u lt y of sc u l p t u r e , prof e ssor A . I. Ru k av ish n i kov st udio.

Дама с собачкой (портрет матери) /           Lady with a dog (a portrait of mother) бронза / bronze 2002

I


Л ау ре ат золотой м е д а л и А к а д е м и и Х удож е с т в Р о сс и и , золотой м е д а л и Вс е р о сс и йс ког о Выс та воч ног о Ц е н т ра ( ВД Н Х ), с т и п е н д и ат Союза Х удож н и ков Р о сс и и. Ч л е н Мо с ковс ког о Союза Х удож н и ков. У ч ас т н и к м ног оч ис л е н н ы х выс та вок , в том ч ис л е выс та вк и в Мо с ковс ком К ре м л е , в Р о сс и йс кой А к а д е м и и Х удож е с т в.

II

Танго / Tango бронза / bronze 2005


Ра бот ы с к ул ьп тора н а ход я тс я в Г о с уд а р с т ве н ном Биолог и ч е с ком му зе е и м . К . А .Т и м и ря зе ва , ч ас т н ы х кол л е к ц и я х Р о сс и и , Ш ве й ц а ри и , А вс т ри и , Бе л ьг и и , Фра н ц и и. А в тор п а м я т н и к а С вя той Ве л и кому ч е н и ц е Е к ат е ри н е , Н а р од ной А р т ис т к е СССР К л а ре Лу ч ко в К рас нод а ре . Д а рь я У ч ас т вова л а в созд а н и и Х ра мовог о ком п л е кс а Ж и вон ач а л ьной Т р ои ц ы н а Борисовс к и х п руд а х в Мо с к ве и д ру г и х мон ум е н та л ьн ы х п р ое к та х. Da rya is t h e l au r e at e of t h e G ol d m e da l of t h e Ac a de m y of a rt s of Russi a , G ol d m e da l of t h e A l l -Russi a E x h i bi t ion C e n t e r , t h e gr a n t-a i de d st ude n t of t h e U n ion of A rt ist s of Russi a . M e m be r of t h e Mosc ow U n ion of A rt ist s. Pa rto c i pat e d i n n um e rous e x h i bi t ions i nc ludi ng e x h i bi t ions i n Mosc ow K r e m l i n, a n d i n t h e Russi a n Ac a de m y of A rt s. Su l p tor s wor k s a r e i n t h e K . A .T i m i rja z e v Stat e Biol o gic a l museum , pr i vat e c ol l e c t ions of Russi a , Sw i t ze r l a n d, Aust r i a , Be l gi um , F r a nc e . Da rya is t h e au t hor of a mon um e n t to Sa i n t E k at e r i na , C l a r a Luc h ko i n K r a snoda r . Pa rt ic i pat e d i n c r e at ion of T e m pl e c om pl e x of t h e T r i n i t y i n Mosc ow, a n d ot h e r mon um e n ta l proj e c t s.

Авторский знак Дарьи Успенской

III


А нге л ы — ре а л ьные духовные су щ ества , обл а д а ющ ие л и чностью, умом, вол ей и си лой. Они прин а д л е ж ат све рх ч у вственному м иру и свобод ны от IV

ог ра ни чива ющ и х за конов н а шего физи ческого быти я. Они пребыва ют вне вре м ени и вне простра нства , то ви д и м ые, то не ви д и м ые че ловек у. A nge ls a r e the r e a l spir itua l cr e atur es, possessing persona lit y, m in d a n d force . They belong to the su perse nsible wor ld a n d fr e e of li m iting l aws of our ph ysica l life . They a r e out of ti m e a n d out of space , both v isible or not v isible a hum a n.


V

Голова Ангела / Head of the Angel бронза / bronze 2009


VI

Ангел Хранитель / Guardian Аngel бронза / bronze 2006


Мол итва А нге лу-Х ра ните л ю: А нге л Бож ий, х ра ните л ь мой святой, д а нный м не с небес от Бога н а сох ра нение, усе рд но мол ю тебя: ты м ен я ныне просвети, и от вс якого зл а сох ра ни, к доброму д е лу н аста вь, и н а п у ть сп асени я н а пра вь. Ам инь. Из «Закона Божия» протоиерея Серафима Слободского

А н г е л — ве с т н и к , по с л а н е ц , по с ре д н и к м е ж ду н е бе с н ы м и зе м н ы м , бе с полое и бе с п лот ное с у щ е с т во, ч е й обра з за н и м а е т худож н и ков у ж е н е од но т ыс я ч е л е т и е . Дарья Успенская не стала исключением, создав целую галерею ангельских типов — от простых, стилизованных под пластику периода античной архаики до рафинированных и сложных. В самом раннем из ангелов угадываются черты созданного в 478–474 годах до н. э. «Дельфийкого возничего», другой вызывает в памяти византийские эмали и строгие иератические скульптуры порталов романских соборов. Но самый изысканный, утонченный ангел одновременно напоминает вестника на шпиле Петропавловской крепости и Флору с картины Сандро Боттичелли (1445–1510) «Весна» (1477–1778). И хотя изображения ангелов неразрывно связаны с христианской традицией, в его образе и особенно в пластике многое говорит о верности автора традициям благородной греческой классики. Этот ангел унаследовал многие черты крылатой богини победы Ники Самофракийской (II в. до н.э.) и скульптур Фидия (ок. 490 до н. э. — ок. 430 до н. э.) — создателя знаменитых «мокрых» драпировок. Но, способная превратить тяжесть в нежность, Успенская смогла заставит ангела воспарить.

VII


VIII


IX

Ангел на колокольчике / Аngel on a bell бронза / bronze 2008

 В вечерний час, над степью мирной,   Когда закат над ней сиял,  Среди небес, стезей эфирной,  Вечерний ангел пролетал. Он видел сумрак предзакатный, — Уже синел вдали восток, — И вдруг услышал он невнятный Во ржах ребенка голосок. Он шел, колосья собирая, Сплетал венок и пел в тиши, И были в песне звуки рая — Невинной, неземной души.

«Благослови меньшого брата, — Сказал Господь. — Благослови Младенца в тихий час заката На путь и правды, и любви!» И ангел светлою улыбкой Ребенка тихо осенил, И на закат лучисто-зыбкий Поднялся в блеске нежных крыл. И, точно крылья золотые, Заря пылала в вышине. И долго очи молодые За ней следили в тишине! Иван Бунин «Ангел» 


X

Архангел / The Archangel бронза / bronze 2010


Созе рц ате л ь ра йской с л а вы, К н а м н а зе м л ю с высоты От Бож ественной Д е рж а вы Бл а год ать приносишь ты. Испол ните л ь Бож ьей вол и, Бл а говестник Га врии л , Ты поборник н а шей дол и, Муд рый вож д ь Небесны х Си л! Буд и н а м помощ ник д ивный, Вопиющ и м в скорбный ч ас, Будь храните ль непрерывный, — Кто тогд а пог у бит н ас? св. Архангелу Гавриилу

XI


XII

«Всадник» из диптиха «Времена года» / «Hunter» from «Seasons» бронза / bronze 2003 Последний сноп свезен с нагих полей, По стоптанным гуляет жнивьям стадо, И тянется станица журавлей Над липником замолкнувшего сада. Вчера зарей впервые у крыльца Вечерний дождь звездами начал стынуть. Пора седлать проворного донца И звонкий рог за плечи перекинуть! В поля! В поля! Там с зелени бугров Охотников внимательные взоры Натешатся на острова лесов И пестрые лесные косогоры.

Уже давно, осыпавшись с вершин, Осинников редеет глубь густая Над гулкими извивами долин И ждет рогов да заливного лая. Семьи волков притон вчера открыт, Удастся ли сегодня травля наша? Но вот русак сверкнул из-под копыт, Всё сорвалось — и заварилась каша: «Отбей собак! Скачи наперерез!» И красный верх папахи вдаль помчался; Но уж давно весь голосистый лес На злобный лай стократно отозвался. Афанасий Фет «Псовая охота»


XIII


Д а рью Ус п е нс к у ю и Ви та л и я Ш а нова об ъе д и н я е т а н и м а л ис т и ч е с к и й ж а н р, и в ч ас т но с т и л юбовь к и зобра ж е н и ю лош а д е й. В работах обоих скульпторов, в монументальных композициях и в формах малой пластики, ретроспективно разворачивается история конных монументов от конного памятника Марку Аврелию в Риме и баснословного, известного лишь по описаниям и эскизам, «Коня» Леонардо да Винчи до «Медного всадника» Этьена Фальконе. Вместе с этим и Виталию Шанову, и Дарье Успенской удается предать самое трудное в скульптуре — движение и даже порыв. Но есть и различия.

XIV

«Амазонка» из диптиха «Времена года» / «Amazon» from «Seasons» бронза / bronze 2003


Работы Виталия Шанова созвучны произведениям Петра Карловича Клодта (1805–1867) — автора блестящих скульптурных групп на Аничковом мосту, хрестоматийного памятника Николаю I и многочисленных бронзовых «лошадок» камерного формата. Виталию Шанову, как и главному «лошаднику» в русском искусстве Клодту, близка именно героическая, «классическая» красота этого животного. Необъезженные иноходцы Шанова уподобляются разбушевавшейся стихии, непокоренной природе. Вырвав узду из рук попытавшегося приручить их человека и встав на дыбы, они словно приветствуют вновь обретенную свободу. В формальном плане гармоничные, в полном смысле классицистические в своих пропорциях работы скульптора преисполнены одновременно монументальности и изящества. Именно это позволяет воспроизвести их как в камерных, так и монументальных форматах. В отл и ч и е от н е об ъе зж е н н ы х лош а д е й Ш а нова лош а д и Ус п е нс кой воп лощ а ют у ж е у к р ощ е н н у ю ра зумом с т и х и й н у ю с и лу п ри р од ы. Они менее порывисты, более покладисты и готовы подчиниться всаднику. Успенская предлагает зрителю декоративную группу — гарцующих кавалера и даму, счастливого охотника, к седлу которого приторочен убитый заяц, и прекрасную охотницу в окружении столь же изящных и благородных, как их хозяева, собак. Впрочем, эта композиция представляет собой не столько элегантную жанровую сценку «из старой жизни», сколько эмблематическое изображение любви и душевной преданности.

XV


Кравцова Мария

w w w. a e st h e t ic -a rt.ru

Фото: Дмитрий Лебедев     Дизайн: Александр Васин + Иван Васин

Т ра д и ц и я и и н нова ц и я в кон т е кс т е совре м е н ног о р о сс и йс ког о ис к усс т ва во с п ри н и м а ютс я с коре е к а к д ве в за и моис к л юч а ющ и е к ра й но с т и , к а к д ва вра ж ду ющ и х к л а н а , к а ж д ы й и з которы х от ри ц а е т п ри н ц и п ы и и д е а л ы д ру г ог о. Одного взгляда на работы Дарьи Успенской и Виталия Шанова хватит, чтобы определить этих скульпторов по ведомству традиции. Уверенное владение материалом наравне с глубоким знанием искусства, его образной и особенно пластической истории — все это сигнализирует зрителю о том, что перед ним мастера, которые «идут вперед с лицом, обращенным назад». Действительно, в работах Успенской и Шанова много реминисценций классического мирового искусства, музейноXVI археологического эстетизма применительно к античным образцам, византийским памятникам, произведениям романики и готики, Ренессанса и классицизма. Их работы рождают многочисленные ассоциации как со знаменитыми монументами именитых (а иногда и анонимных) ваятелей прошлого, так и с изысканными кунштюками «на память», наравне с книгами и рукописями заполнявшими кабинеты философов эпохи Просвещения и их многочисленных подражателей. Однако эта крепкая, можно даже сказать программная укорененность в художественной традиции вовсе не означает, что оба автора слепо компилируют лучшие в истории искусства образчики и преданно следуют традициям Академии. С к ул ьп торы-мон ум е н та л ис т ы Ус п е нс к а я и Ш а нов п ы та ютс я по -новому о с м ыс л и т ь с а м фе ном е н п а м я т н и к а в г ор одс кой с ре д е , с д е л а в с вои ра бот ы по -н ас тоя щ е му и н т е ра к т и вн ы м и и п ри б л и ж е н н ым и к зри т е л ю. Но даже несмотря на некоторые современные «уловки», они остаются верны рукотворному мастерству и высоким профессиональным стандартам. В нашу постгуманистическую эпоху от художника требуются воля и мужество, чтобы, оставаясь преданным законам гармонии, дарить зрителю практически потерянный за последнее столетие Рай, в котором искусство услаждает, радует, успокаивает, исцеляет, занимает ум, ласкает взор и утоляет печали.

http://drupal.aseana.ru/sites/default/files/book_dasha  

http://drupal.aseana.ru/sites/default/files/book_dasha.pdf