Page 1

Газета недели

www.fn-volga.ru

№14 (428)

18 апреля 2017

в Саратове

Чтобы дети не попали в сети

Очередной «выдающейся» инициативой депутата Милонова власть прощупывает почву для дальнейших карательных шагов в информационном пространстве

Cтр. 12-13

Бульдозер нам не по карману Саратовской администрации не хватает денег на снос ветхого жилья Фото Матвея Фляжникова

Сергей Карпов: Экстренным больным, сами понимаете, я не могу сказать – приходите завтра

– Чем отличается экстренная хирургия от плановой? – Экстренный больной мало того, что поступает необследованный, он поступает вообще откуда угодно – хоть из дома, хоть с улицы. И ребенок – опять же, это специфика нашей профессии – не всегда может объяснить, что и где у него болит. Решение надо принимать достаточно быстро. Иногда за 10–15 минут.

Cтр. 4

Евдоким Верных-Взглядов: И поклонятся ему в пояс Ротенберги Стр. 5

Вычесть, умножить, а потом опять сложить

Г

де-то далеко есть столица нашей родины Москва. Не по километрам далеко, а по финансовому обеспечению. Там придумали программу сноса пятиэтажных домов ценой в несколько триллионов рублей. Любых домов – без разбора на старые, новые, аварийные и совсем еще крепкие. Бульдозером собираются сносить целые кварталы быстро и чистенько – под ноль. А на этом месте выстроят что-то более нужное городу. Небоскребы, или парки, или театры, а может, огромные современные офисные здания, круче, чем в Сингапуре.

Ольга Копшева В Саратове излишков бюджетных денег нет. Домов здесь – сносить, не пересносить – уже расселенных, которые стоят не первый год, брошенные на произвол судьбы, как символ нищеты и реальная угроза без-

опасности. Чтобы сносить эти дома вовремя, нужна какая-то сотня миллионов рублей ежегодно. Но их нет. А есть всего 15 миллионов на год. Поэтому дома сносят выборочно, а оставшиеся торчат на освобождающихся очень постепенно площадках, как гнилые зубы во рту у бедного человека. От безысходности в городской администрации придумывают разные схемы, когда оказывается, что не всякий дом вообще можно снести. Для вывода из первоначального списка на уничтожение достаточно присвоить расселенной развалюхе статус объекта культурно-исторического наследия местного значения. Дома с этим статусом можно только продавать инвесторам за обязательство восстановить всё так, как было. Вот, например, дом по улице Соляной, 30, с таким статусом сначала расселили как аварийный, потом перевели все помещения в нежилые, дали ему статус нежилого здания вместе с земельным участ-

ком, и всё – можно выставлять его на торги под реконструкцию. И такая судьба у этого дома только из-за того, что в 19 веке там снимал квартиру итальянский художник Эттори Паоло Сальвини-Баракки. Заместитель главы города Татьяна Карпеева говорит, что дом уже включен в прогнозный план приватизации городского имущества и что инвестор уже сам потом определит, что там будет – гостиница или кафе. Но есть дома, с 19 веком точно никак не связанные. Во-первых, потому что они в Заводском районе, во-вторых, потому что жил в них точно только самый настоящий советский пролетариат. Но из-за отсутствия денег в городской казне они тоже ждут своего статуса памятников историкокультурного наследия. Хотя вот их-то бульдозером точно надо снести, давно и не глядя.

Стр. 11

Информация для юридических лиц: подписку на печатное издание «Газета Недели в Саратове» Вы можете оформить через агентство подписки ООО «Урал-Пресс Саратов». Подробности уточняйте по телефонам: 52-12-17, 52-12-10.

Саратовские пенсионеры недосчитались в среднем по 20 рублей после апрельского повышения пенсий. ПФР ответило, что они неправильно считали Стр. 14

Остров Иволгино Корреспонденты «Газеты недели» побывали там, куда пролился золотой дождь – больше миллиарда рублей Стр. 18


2

события [7 дней с Дмитрием Козенко]

Елки как повод поговорить с народом Недавно сайт «Свободные новости» провел опрос саратовских политиков о политической ситуации в нашей области. Так вот представители буквально всех политических сил сошлись на том, что обстановка эта далека от стабильности. Тут и спонтанная, но массовая акция протеста 26 марта, стачки водителей большегрузов и таксистов, задержание Вячеслава Мальцева и многое другое. Лишь один человек – бывший глава города, а ныне государственный депутат Олег Грищенко уверен, что в области всё или почти всё замечательно. Примечательны слова городского депутата от ЛДПР Антона Ищенко. Он, хотя и не одобряет протестные акции, четко назвал одну из причин их возникновения. «Но, к сожалению, в области у нас не всегда получается наладить диалог, чтобы правительство, мэрия, администрация, городская дума просто услышали предложения, с которыми выступают сотни тысяч жителей Саратовской области. Поэтому мы и увидели проявления той самой уличной активности, последствия которой могут чрезвычайно осложнить и политическую обстановку, и экономическую, и не только в одном отдельном регионе. Пока еще не поздно, как может показаться. Пока еще можно поменять внутреннюю политику в регионе. Наладить диалог не только для того, чтобы отчитаться в администрацию президента о том, как провели очередное мероприятие, но и чтобы услышать предложения и даже неудобные вопросы, которые задают жители. Услышать голос жителей и попытаться исправить ситуацию. Я уверен, что тогда власть совершила бы намного меньше ошибок, чем она совершает сейчас». Однако нашей власти кажется, что она умеет говорить с народом. Например, собрать бюджетников на очередной официальный митинг, прокричать с трибуны в толпу несколько казенно-патриотических пассажей и удалиться под молчание толпы. Это у нас умеют. Или можно, например, приехать в какой-нибудь двор на улице Огородной, как это сделал недавно исполняющий обязанности губернатора Радаев. Убедиться в том, что с такой помпой объявленное благоустройство обернулось очередным пшиком. Как мне рассказали тамошние жители, благоустройство во дворе дома 87а стало исчезать буквально через две недели после окончания работ. Приехать, потребовать в кратчайшие сроки устранить все недостатки, отругать строителей, рассказать о новых рубежах и уехать. Но вот поговорить с людьми, по-настоящему чем-то недовольными, наша власть не умеет, больше того, боится это сделать. Понятно, что речь не идет об акции 26 марта. Единственный замеченный там чиновник – сотрудник мэрии Павел Грищенко пытался быть незаметным, но всё же был замечен и получил – совершенно заслуженно – тысячеголосый «Позор». Потом с людьми попытался говорить начальник общественников области Александр Ландо. Послушать его на мероприятиях разного толка – оратор, мастер произносить несколько бестолковые, но убедительные речи (для его же товарищей). Александр Соломонович решился сразу на два эксперимента. Для начала направился поговорить с протестующими таксистами. За компанию взял с собой восходящую звезду общественных мероприятий Евгения Лузановского. Тот в силу недавно обретенных родственных связей заинтересован в транспортных вопросах. Так вот известному оратору таксисты дали сказать пару слов всего. Потом под скандирование «Позор», улюлюканье и свист господин Ландо с наперсником ретировался. Надо отметить, это он сделал мастерски: вроде был тут, а на следующих кадрах видеорепортажей его уже нет. Растворился в пространстве. Этот опыт ничему не научил Александра Ландо, следом он отправился к бастующим дальнобойщикам, на этот раз один. И снова толком ничего не вышло: как-либо повлиять на ситуацию он не в силах. Единственное, чего просил Ландо у водителей – не афишировать протест, мол, зачем они обращаются в СМИ, можно ведь протестовать тихонечко, незаметненько. Следом репортаж о саратовских дальнобойщиках появился в «Новой газете». Миссия провалена. Или как в анекдоте: «Мужчина, мужчина, зачем приходил»? Или же можно вспомнить фразу из «Одесских рассказов» Исаака Бабеля: «Перестаньте скандалить за вашим письменным столом и заикаться на людях». Только в нашем случае вместо письменного стола – интернет. Там-то все смелы, а вот на людях… Недавно в Саратове варварски спилили сорокалетние ели в Мирном переулке. То ли «Ростелекому» они не понравились, то ли сетевому магазину, который первый этаж здания собрался арендовать. Саратовцы возмутились, устроили пикет у здания. И на тот пикет пришли министр экологии Дмитрий Соколов и заместитель главы Саратова Юлия Литневская. Соколов свое присутствие объяснил личной позицией, но вот г-жа Литневская решила взять слово. И пригласила всех на субботник: «Я надеюсь на то, что все те люди, которые пришли принять участие в сегодняшнем пикете, так же придут на ближайший городской субботник». Но вот что сделала городская власть, чтобы остановить варварство, и что сделает, чтобы наказать виновных в уничтожении деревьев, не сказала. Хотя ждали от нее именно этого.

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)

[репортаж]

Есть ли жизнь на Марсе? На планете Земля отпраздновали День космонавтики

Т

олько ленивый на минувшей неделе не говорил о космосе и не посвящал этой теме каждый чих. Оно и понятно, ведь 12 апреля 1961 года именно советский гражданин стал первым человеком в мировой истории, увидевшим собственными глазами нашу планету со стороны. Дню космонавтики были посвящены мастер-класс по спидкубингу, фотоквест, «космическая» дискотека, выставки декоративно-прикладного творчества, а в школах не обошлось без тематических классных часов. Не остался в стороне бывший кинотеатр «Пионер». В малом зале накануне 12 апреля прошла лекция Виталия Егорова «Город на Марсе».

Вячеслав Коротин

Даешь астрономию в массы?

В

автобусе по дороге на лекцию услышал разговор двух старшеклассников. «А у нас завтра уроки будут по 30 минут. Завтра же день космоса! Нам потом будут кино показывать», – хвастался один из них. «У нас тоже такое было год назад. Собрали всех, показали какой-то фильм про космос и отпустили», – подтвердил второй. Их разговор натолкнул меня на мысль о том, что министр образования Ольга Васильева не так уж была и не права, когда с полгодика назад пообещала вернуть в школьное расписание такой предмет, как астрономия. «Раньше в школах этот предмет был час в неделю. Даже сомнений нет, что этот час должен вернуться», – отметила Васильева. А то может получиться так, что следующий шаг после «дня космоса» – начать свято верить в то, что Земля стоит на трех китах, а те, в свою очередь, на черепахе. И шаги в этом направлении уже делаются. Свежий опрос ВЦИОМ показал, что примерно четверть россиян уверены, что Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот. Глава ВЦИОМ Валерий Федоров сам искренне удивился такой неграмотности россиян: «Это социологический факт, который мы установили, затем перепроверили и снова подтвердили».

Взять и полететь

Н

а лекции Виталия Егорова собрались всё же более просвещенные, и самое главное – заинтересованные саратовцы (человек около 50, а то и больше). Билет стоил 300 рублей. Едва ли кто-то в наше время согласится выложить три сотни из своего кармана за то, что ему совсем не интересно. Лектор – Виталий Егоров, на бескрайних просторах интернета более известный как блогер Zelenyikot, а по совместительству сотрудник российской частной космической компании «Даурия Аэроспейс» и активный популяризатор космонавтики, старается вот уже несколько лет в доступной форме рассказывать о космических исследованиях и исследователях, о космических аппаратах, о научных открытиях и других знаковых событиях, связанных с освоением космического пространства. Забегая вперед, скажу, что как человек увлеченный, Виталий периодически забывал о доступности изложения. То, что было для него очевидно, для некоторых соизмеримо открытию новой планеты. Например, для меня. Начал Виталий с того, что рассказал, почему же Марс называют

красной планетой. Как оказалось, во всем виноват оксид железа, который покрывает чуть ли не всю поверхность планеты. Ну и свой вклад в подтверждение «прозвища» Марса делает ветер, который поднимает «ржавую» пыль и переносит на большие расстояния. А уж песчаные или пылевые бури на Марсе знакомы даже тем, кто к космонавтике имеет самое отдаленное отношение. С такой сильной песчаной бури и начинается роман Энди Уира «Марсианин». Марсианская миссия в срочном порядке эвакуируется с планеты, забыв о своем коллеге. Теперь задача забытого на Марсе инженера – выжить.

Земля наступает

О

тдельно Виталий в своей лекции остановился на терраформировании Марса, то есть создании на планете тех условий, которые были бы пригодны для жизни там человека. Так почему же Марс? Колонизация Марса стала основным сюжетом для не одного десятка литературных произведений и фильмов. Из лекции я сделал вывод, что на Марсе есть всё необходимое для жизни человека: вода (в виде полярных шапок), азот, углерод, кислород. Но просто пока что нет острой необходимости в создании марсианских колоний. Худо-бедно, но экологическая обстановка на Земле позволяет человечеству вполне неплохо жить и умудряться еще больше загрязнять окружающую среду. Перенаселение (хоть о нем и говорят многие демографы) тоже пока не проблема № 1 для многих стран мира. Так что объективных причин для скорейшего освоения Марса как таковых нет. К тому же доставка желающих сменить прописку с земной на марсианскую довольно дорогостоящий и длительный процесс, а первое время таким «марсианам» придется жить на иждивении у землян. И сколько продлится это самое «первое время», неизвестно. Может, двадцать, может, сто, а может, тысячу лет. Нашей Земле потребовался миллиард лет, прежде чем она превратилась в планету, на которой могут размножаться животные и произрастать растения. Не интересна красная планета и с точки зрения ресурсов. Пока что. Ее недра (изведанные) не хранят ни огромных запасов золота, ни нефти. Тем не менее, бюджет НАСА увеличили в этом году до 19,5 млрд долларов, которые планируется потратить на изучение дальнего космоса. Полет же на Марс теперь для американцев и вовсе превратился в идею фикс. Если освоение космоса будет продолжаться такими темпами, то уже через полвека в Солнечной системе будет не протолкнуться. Но должно пройти много веков, прежде чем человеческая изобретательность и труд сотен тысяч людей смогут вдохнуть жизнь в холодный и пустынный красный мир.

Лунные шарлатаны

Р

ассказ Виталия о Марсе длился примерно час. На большом экране можно было видеть снимки легендарных песчаных бурь, марсианских вулканов, марсоходов и других космических аппаратов, а также самой планеты. Потом лектор перешел к ответам на вопросы. К моему удивлению, вопросов было много. «Для чего вы нам всё это рассказали сегодня?» – поинтересовался молодой человек, сидящий на одном из первых рядов. «Я космосом просто достал уже всех своих друзей, родных и знакомых. Теперь вот ваша очередь», – с улыбкой ответил Виталий. Удалось задать свой вопрос Виталию и мне. Космоса он, конечно, касался, но к Марсу имел весьма отдаленное отношение. «Одно время было поветрие – дарить сертификаты, которые подтверждают якобы факт приобретения участка на Луне или присвоения какойнибудь звезде любого выбранного имени. Эти сертификаты действительно имеют какую-то силу или это лишь сувенир?» – поинтересовался я у Виталия. Сегодня недвижимостью за пределами Земли владеют около 4 миллионов человек из 180 стран мира. А всё началось в 1980 году, когда американец Дэннис Хоул обратил внимание на то, что космические объекты естественного происхождения никому не принадлежат. В интернете можно найти кучу полулегальных контор, сотрудников которых кормят амбиции землян. Обладателем стандартного участка на видимой стороне Луны площадью 1 акр можно стать за 3 с половиной тысячи рублей. А вот 4 гектара земли на Марсе обойдутся в 16 тысяч. Если верить информации «Лунного посольства», которое торгует космической недвижимостью, за 3 тысячи можно стать соседом Тома Круза, Джона Траволты, Николь Кидман, Дмитрия Нагиева, Александра Розенбаума, Андрея Аршавина и других известных людей. Неплохая компания, не правда ли? Только представьте себе: прилуняешься на свой участок на Луне, скажем, на майские праздники, а там уже Джон Траволта на соседнем участке шашлыки жарит. Красотища! «В середине XX века было подписано специальное соглашение ООН, в котором указано, что ни одно астрономическое тело, включая Луну, не подлежит национальному присвоению. Легально дать свое имя можно только кометам, которых стали открывать в последнее время достаточно», – ответил Виталий. То есть, покупая участок на Луне или Марсе, человек становится собственником лишь красиво оформленного листа бумаги в рамочке. И подарить или перепродать такой собственник может лишь этот самый листочек бумаги, а никак не сотку-другую лунной или марсианской поверхности.


18 апреля 2017 №14 (428)

Новости

Газета Недели в Саратове

«Сколько в области одаренных детей?» Маленькие радости и большие печали наблюдателей

Д

умская неделя в апреле совсем не задалась. Интересным было заседание только бюджетного комитета. Аграрники просто не собрали кворум и перенесли заседание на 9 утра ближайшей среды.

Елена Микиртичева Комитет по ЖКХ «отстрелялся» в рекордные сроки и уложился в пять с небольшим минут, рассмотрев четыре законопроекта. Заседание комитета по госстроительству длилось почти полчаса только потому, что депутаты начали задавать вопросы про показатели кандидатам на должности мировых судей. Надо сказать, ответы на подобные вопросы звучали уже множество раз. Не пришел ни на одно заседание комитета и председатель общественной палаты Александр Ландо. Впрочем, общественников на заседании комитета по ЖХК представлял юный Евгений Лузановский. Но возможности выступить, за отсутствием обсуждений, у него не было.

Заседание комитета по социальной политике при наличии «отчетного вопроса» было настолько формальным и неподготовленным, что понять, как депутаты относятся к работе с одаренными детьми, было невозможно. Единственно, порадовал комитет по культуре под руководством Аллы Лосиной. Там депутаты начали подготовку законопроекта об охране нематериального культурного наследия. В общем, если посчитать время работы всех комитетов, то получится от силы два часа.

Пуховые платки и глиняные игрушки

О

казывается, у нас в Саратовской области и платки, и игрушки – культурное достояние. Нематериальное. Точнее, так – технологии изготовления этих изделий – нематериальное культурное наследие, которое надо беречь и сохранять. А лучше преумножать.

Стр. 6

Год экологии по-саратовски В центре города вырубили многолетние ели. Горожане возмутились

В

минувшую субботу в Мирном переулке прошел пикет горожан, возмущенных вырубкой 11 голубых елей. По разным подсчетам, у здания компании «Ростелеком», откуда «пропали» зеленые насаждения, собралось 60–70 человек.

Ульяна Грецкая На пикете также присутствовали общественники, экологи, политики и представители власти. Граждане требовали от виновных полноценной замены спиленным деревьям. Плакаты, принесенные на акцию, гласили: «Радаев, где наши ели?», «40 лет жизни дерева ради одного магазина», «Ели тоже жить хотели», «Живую елочку не купишь в пятерочке», «Куда приходит пятерочка, туда приходит пустыня!», «Елки тоже люди», «Город должен быть зеленым, а не коричневым». Помешали зеленые насаждения компаниям «Ростелеком» и сетевому магазину «Пятерочка». На первом этаже здания, принадлежащем коммуникационной компании, планируется открытие торговой точки. Ели закрывали почти весь фасад здания. Требование о том, чтобы его открыть, по словам общественника Александра Ермишина, было выдвинуто арендатором здания. Стоит отметить, что при городской администрации действует «зеленая комиссия», которая принимает решение о сносе зеленых насаждений, «Ростелеком» обращался туда с заявлением о спиле деревьев. Комиссия компании отказала. Компания ели уничтожила. Министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Соколов от-

метил, что земля, на которой росли ели, принадлежит «Ростелекому», а значит, административная ответственность компании не грозит. Однако извиниться перед горожанами – высадить равноценные деревья – компания должна, считает чиновник. В «Ростелекоме» объяснили свой поступок тем, что ели были «наклонены в сторону пешеходной зоны и при сильном порыве ветра могли упасть на прохожих и проезжающие автомобили». А еще они не позволяют вести «охранное видеонаблюдение за территориальным узлом связи и могут корнями нанести повреждения кабельной канализации, магистральным линиям связи, электропитающим кабелям автоматизированной телефонной станции и оборудования передачи данных». Собравшиеся написали обращения в прокуратуру, руководству «Ростелекома» и «X5 Retail group» (собственника «Пятерочки»). Вырублены были голубые ели, возрастом около 40 лет, высотой 10 метров. Вместо них теперь высажены обычные маленькие и молодые ели – высотой меньше метра, которые, по мнению экологов, могут не прижиться. Неравную замену объяснить можно просто – ценой. Мы поинтересовались в одной из компаний, занимающихся саженцами, сколько стоит ель обыкновенная и ель голубая. Нам ответили, что метровый крупномер голубой ели обойдется в пять тысяч рублей, двухметровый обыкновенной – в три тысячи. И добавили, что саженцы ели очень капризны и требовательны. Напомним, что 2017 год объявлен в России президентом Годом экологии.

3

Определяем центр по кофе Урбанистика заглянула на родину Радаева

«Н

еделя и н с т и т у та «Стрелка» стартовала в Саратове в минувший четверг. Возможно, это ключевое общественнокультурное событие полугодия. По крайней мере, пока лекции собирают аншлаги, что вселяет надежду, что Саратов все-таки начинает всерьез интересоваться урбанистикой.

Андрей Сергеев Организаторы заранее в соцсетях подробно ответили на все основные вопросы, которые могут возникнуть у малознакомого с деятельностью института человека. По словам исполнительного директора института Ольги Полищук, «Недели «Стрелки» – это не просто набор лекций и дискуссий, а попытка поднять темы, на которые в городах есть запрос. «В программе мы показываем город через призму горожанина, эксперты говорят о сложных темах на простом понятном языке», – замечает она. Проведение же «Недели» в Саратове было обусловлено тем, что, по данным института, 26,5 процента населения России живут в городах, подобных нашему, а Саратов стал приоритетным, образцовым городом в части развития городской среды для культурного бюро «Стрелка» и АИЖК (Агентство по ипотечному жилищному кредитованию). 13 апреля «Неделя» стартовала сразу с двух мероприятий. Во-первых, заработала открытая редакция института и сетевого издания SmogMag для журналистов, студентов старших курсов журфака, авторов-фрилансеров, фотографов и видеооператоров. В течение семи дней участники

мастер-класса должны будут создавать материалы о городе и его жителях, а приглашенные редакторы помогут им разобраться в актуальных форматах и объяснят, как написать текст и найти тему для будущего материала. Кроме того, в тот же день началась первая из лекций – «Люди и город: истории о Саратове», которая продолжилась и на следующий день. Спикеры рассказали, как представляют Саратов и то, с чем он связан. Например, географ Игорь Пугин, оттолкнувшись от знаменитого грибоедовского «В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов!», рассуждал о стереотипах о городе как о типичном губернском центре начала XX века. За два дня выступили семь человек. В субботу партнер российскоголландского архитектурного бюро SWESMI Анастасия Смирнова рассуждала о том, что стоит делать с историческим наследием и как решают этот вопрос в других странах, например, в Нидерландах. Отдельное внимание она уделила библиотекам. По ее замечанию, в России на их содержание тратится в 10 раз больше средств, чем в Голландии, но при этом посетителей у нас в 10 раз меньше, чем в Стране тюльпанов. В качестве образца для подражания она привела библиотеку Достоевского в Москве, в которой после изменений количество посетителей увеличилось с 300 в месяц до 300 в день. В воскресенье архитектор и теоретик социокультурного урбанизма Тео Дойтингер поведал о том, «Что рассказывают улицы: как изучать город». Лектор шутил, что понять, где находится центр города, сейчас можно, просто забив в поисковике адреса кофе-

ен – где их больше, там и центр. Саратов, правда, лектору представился в этом плане немного странным городом, ведь у нас нет крупнейших в мире (Starbucks) и в России (Кофе Хауз) сети кофеен. Зато есть «Кофе и шоколад», которые, по мнению, спикера, иногда слишком близко расположены друг к другу. В понедельник прошли еще две лекции: «Ответственный бизнес: как зарабатывать и менять город к лучшему» дизайнера и предпринимателя Мэттью Маноса и «Как благоустраивают набережные: опыт «West8» главы голландского архитектурного бюро «West8» Адриана Гёзе. Напомним, что именно это бюро будет консультировать саратовских архитекторов по вопросам благоустройства улиц Московской и Рахова.

Храните мир в душе! К очередному празднику Пасхи старинный храм снова преобразился

В

селе Сластуха Екатериновского района восстанавливается храм Казанской Божьей Матери, которому более 185 лет.

Екатерина Аблаева Каменную двухпрестольную церковь Казанской Божьей Матери с пятью золотыми куполами, с каменной колокольней и стенами, покрытыми росписью, построили в Сластухе в 1830 году. Ее приход был 5 тысяч человек. В начале 20 века в храме был установлен уникальный иконостас, выполненный из фарфора с позолотой и орнаментом. В феврале 1930 года красивейшую церковь закрыли. Иконостас разбили кувалдами, сожгли церковные книги, уничтожили иконы и утварь, разбили стекла, разломали колокольню, некоторых жителей большого села отправили в тюрьму. В храме в советские годы была машинно-тракторная станция. Теперь местное сельхозпредприятие СХПК «Екатериновский» помогает восстанавливать церковь, в здании которой ведется служба. Перекрыта крыша, установлены золотой купол, новые окна, двери. В помещении, которое поначалу было заполнено строительными материалами, теперь чисто, просторно, светло. Внутренние и наружные отделочные работы в храме продолжаются.

Уважаемые жители Саратовской области! Поздравляем вас со светлым праздником Пасхи!

М

ногое в нашей жизни зависит от нашего отношения к миру. Не поддавайтесь суете. Ежедневно храните спокойствие и мир в душе. Не поддавайтесь унынию. Пусть сердце ваше будет наполнено радостью

и любовью, а вера помогает вам преодолевать трудности. Пусть к вам приходят благие вести, рядом с вами будут родные и друзья! Дарите друг другу заботу и внимание! Желаем, чтобы каждый новый день давал вам новых сил и вдохновения! Гармонии и взаимопонимания с окружающими, здоровья, мира, добра, благополучия и процветания!

Коллектив СХПК «Екатериновский»


4

интервью

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)

Сергей Карпов:

Врач не Бог и по щелчку пальцев Лазаря не воскресит

П

ро Сергея Карпова, заведующего отделением экстренной и гнойной хирургии, мне рассказал один из наших героев – пилот «Саратовских авиалиний» Владимир Урих. «Как, вы его не знаете?! Вам надо обязательно познакомиться! Он первоклассный детский хирург и отличный ди­д жей!». Сергей Аркадьевич легко согласился на встречу и предупредил: «Только не в четверг! А то я себе уже операций напланировал». У него в кабинете весьма аскетично – компьютер, шкаф с книгами, шкаф, в котором спрятан рукомойник, старенький потертый диванчик. Хозяин кабинета встречает меня в белом халате и веселой цветастой докторской шапочке: в клинике детской хирургии такие носят почти все – это радует маленьких пациентов.

Анна Мухина, фото Матвея Фляжникова – А, так это Вовка меня сдал? Мы с ним знакомы очень давно. В школе я был увлечен кинематографом, в старших классах работал киномехаником в детском кинотеатре «Волжанка». Там и познакомились. Он уже работал на авиапредприятии, а я с самого детства хотел быть летчиком. Пассажиром я летал с шестимесячного возраста три-четыре раза в год. На всех типах самолетов перелетал, которые были в Саратове: от старого Ил14 до Як-42. Но в девятом классе я всё-таки решил поступать в мед­ институт к большой радости всех моих родных. Мою идею быть летчиком они отчего-то воспринимали не очень хорошо. А медицина у нас в семье была ведущая специальность: двоюродный дед – доктор медицинских наук – долгое время работал в ортопедическом институте в Саратове, заведовал отделением анестезиологии и реанимации. Дед Миша мой погиб на фронте – госпиталь, в котором он работал, окружили немцы и расстреляли всех: и раненых, и весь медперсонал. Со второго курса мединститута я в клинике детской хирургии – 37 лет будет в этом году. Пришел я сюда санитаром, долгое время анестезистом работал в реанимации. И начал дежурить уже не за деньги, а для опыта – волонтерить, то есть. У меня были замечательные учителя – старший мой товарищ Владимир Турковский – он и сейчас тут работает. Травматолог и хирург он супер! Многому из того, что я умею в плановой хирургии, я научился у Риммы Андреевны Рогожиной. Сейчас ее уже нет с нами. – Почему вы выбрали именно детскую хирургию? – Дети честнее. Раньше говорили – ребенок не придет к тебе за больничным листом, потому что ему надо в Москву за колбасой. Если у него болит – значит, болит. Если он хорошо себя чувствует, он на следующий день после операции ходит по палате. А потом, мне вообще приятнее с детьми работать. Мне в свое время предлагали в Москву, в центральный институт ортопедии и травматологии, но работать со взрослыми. Я отказался.

Конечно, взрослая хирургия она объемней, больше. Наши операции более щадящие – мы оперируем фактически от нуля (бывает, что новорожденного привозят в первые сутки) и до 17 лет. – Молодежь идет в медицину, есть у них интерес? – Старики всегда заводят волынку, что вот молодежь, они не такие, как мы. Может быть, я их зря ругаю, но мне кажется, мы были другие. У нас было больше интереса подежурить, научиться чему-то. Нас субординаторов было человек восемь-десять, то есть больше, чем дней в неделе. Каждое дежурство было в драку. Недавно к нам поступило 27 человек, 17 к нам и 10 в травму. Казалось бы, приходи, набирайся опыта. Не было ни одного интерна! Только два дежурных доктора. Но ходят ко мне двое мальчишек из медуниверситета. Один сейчас первый курс заканчивает, он еще в 11-м классе начал на дежурства приходить, помогать. Он у нас часто волонтерит. – А на работу его нельзя взять? Тем же санитаром? – Можно. Но есть разница: если человек приходит дежурить волонтером, он работает с дежурным врачом, помогает, ассистирует: крючки подержит, шариками помакает. А если он санитар или медбрат, у него уже есть работа. Я не могу забрать его с поста: ему надо уколы делать, системы ставить, сопли кому-то утереть. Я студентам говорю: хотите подрабатывать – подрабатывайте. Но дежурить лучше волонтером. – Чем отличается экстренная хирургия от плановой? – Экстренностью. В плановой хирургии меньше риск неприятных сюрпризов, осложнений во время операции: пациент приходит, предварительно обследованный. Экстренный больной мало того, что поступает необследованный, он поступает вообще откуда угодно – хоть из дома, хоть с улицы. И ребенок – опять же, это специфика нашей профессии – не всегда может объяснить, что и где у него болит. Решение надо принимать достаточно быстро. Иногда за 10–15 минут. – Я понимаю, что в экстренной хирургии всякого навидаешься, но были у вас какие-то случаи, которые особенно запомнились? – Достаточно много таких. Но вот был один – уже давно был, я его запомнил, потому что… впрочем, я бы его в любом случае запомнил. Дело было летом. Парнишка летел на велосипеде, перелетел через руль и приземлился на четыре точки – на руки-ноги. А там, где он приземлился, была вбита какая-то железка. И он правым подреберьем об эту железку стукнулся. Никаких особых внешних повреждений у него не было, но был болевой синдром, поэтому его привезли к нам. Очень было похоже на внутрибрюшное кровотечение. Провели исследование, получили кровь из живота и пошли на операцию. У парня был огромный разрыв печени, в который фактически уходила ладонь. Мы его оперировали вдвоем с Ириной Николаевной Максимовой. Кровотечение было настолько сильное, что пришлось расширять

разрез – то есть у мальчишки такая единица на пузе получилась (показывает. – Прим. авт.). Прооперировали, ушили печень. Пролежал он у нас около 12 дней, очень гладко прошел. Так вот, практически каждый год на мой день рождения он и его мама приходят меня поздравлять. Мама его сразу сказала – ты как второй раз родился, считай, что это твой второй отец. А парень уже вырос, женился, дитё родили. Он и мальчишкой был длинный и худой, и сейчас такой же – заходит, выше меня ростом, всё такой же худой и длинный. Я этот случай и запомнил, потому что сейчас такого отношения к врачам почти не встретишь. Это меня печалит. Начинаешь уговаривать родителей лечить ребенка так, как будто мне лично это надо и это мой ребенок. Или родители пытаются мне рассказать, как лучше лечить. Я в этих случаях говорю: вы, когда в самолете летите, тоже перед этим книжки читаете – какие ручки надо дергать, чтобы самолет взлетел, или потом пилоту рассказываете, как лучше на посадку зайти? Нет же. Вы сидите в кресле. Вас везут. И тут то же самое. Один из моих учителей и старших товарищей Юрий Филиппов, отличный клиницист и диагност, в таких случаях говорил – клиент всегда прав. Но я не согласен. Клиент может быть в парикмахерской, в магазине, в бане. У нас всё-таки пациент. И наука медицина настолько специфична, что надо обладать определенным опытом и знаниями, не только теми, что вы нашли в интернете. – С другой стороны, есть же и врачебные ошибки. – Есть, действительно, ошибки. Например, пациент обследован, но точность обследования недостаточна, потому что какогото оборудования в больнице нет или заболевание «хитрое». От этого неточный диагноз. Такое может быть. Врачебная ошибка одно, халатность – совершенно другое. Если поступил больной, а ты не встал и не посмотрел его, отнесся к нему наплевательски, такое, безусловно, недопустимо. У нас такого отношения в клинике нет. – Кроме клиники детской хирургии кто-то еще проводит операции детям? – В областной детской больнице было плановое отделение на тридцать коек, сейчас открыли и экстренное, травматологическое. Но они берут детей только из Саратовской области. А наша клиника федерального подчинения. Так что у нас пациенты из Чечни, Дагестана, Пензы, других регионов. К нам даже из Москвы и Питера приезжают. У нас хорошее оборудование и мы оказываем большой объем высокотехнологичной медицинской помощи. А экстренные больные... В 2016 году только в моем отделении пациентов было на 500 человек больше, чем в 2015-м. Это не считая травматологии, урологии, плановой хирургии – у нас их в клинике пять. А коек же никто не пристраивает. Экстренным больным, сами понимаете, я не могу сказать – приходите завтра. Поэтому в одно из дежурств я на 40 мест положил 47 человек. То есть у меня было 40 человек, десять я выписал, 17 поступило. Такая арифметика.

– Вы наблюдаете взаимоотношения родителей с детьми? Они как-то изменились за 37 лет? – Не думаю. Родители все очень разные. Какие-то не отходят от ребенка, говорят – доктор, я вам, наверное, надоел. И это нормально. Дико, когда ребенка положили, прооперировали, а родители ни разу не пришли, не узнали, лучше ему, хуже, какая у него динамика, как зовут врача. А когда мы ребенка выписываем, мы даже не можем его родителей найти. К радости, такое бывает редко, очень редко. – В вашей практике случались чудеса? Всё зависит от рук врача? Или не всё? – Не всё. Врач же не Бог. Он не может щелкнуть пальцами и воскресить Лазаря. Мы можем помочь преодолеть болезнь. Еще нужна помощь родителей. Кормить, поить, если ребенок маленький, вовремя перевернуть, перестелить. Если постарше, подать чашку, ложку, сходить на кухню. – Просто быть рядом? – Конечно! У хирургического стационара свои заморочки в плане санэпидрежима, но я родителей не гоняю. Не я же нужен вашему ребенку, правда? Какой бы я хороший ни был, ему нужны мама и папа. Даже если он взрослый, пусть с ним мама посидит сутки после операции. Главное, не в куртке, не в шапке, не на лошади верхом. Лошадь в коридоре привязал, халат-тапочки надел и пришел в отделение пешком. – Так что там про чудеса? – Всё бывает. Иногда больной бывает такой тяжелый, что очевидно: всё очень плохо закончится. А он вдруг – раз! – и на поправку идет. Или недавно к нам девочка поступила с подозрением на аппендицит, я ее узнал: несколько лет назад ей по ноге проехали. Я эту ногу собирал не знаю из чего. На две трети она была оторвана по суставу. В ране столько было земли и грязи, машинное масло и еще черт знает что. Сколько мы всего оттуда вымыли. Потом эту девочку еще и Николай Островский оперировал. И вот идет она по коридору на своих ногах, и даже не хро-

мает. А ведь ребенок мог остаться инвалидом. Бывает и наоборот, конечно. Поступил с ерундой, а потом… – Как вы переживаете потерю пациентов? – Говорят, что у каждого доктора есть свое кладбище. Это так. Была у меня пациентка. Я после нее шесть килограммов потерял. Хотя нашей вины, и моей в том числе, не было, но, тем не менее, всё это… Наверное, поэтому у наших хирургов и давление, и чего только нет. – А еще говорят про врачебный цинизм. Про то, что чувствительность со временем снижается. – Цинизм внешний, это защитная реакция. Если бы мы не защищались вот так, нас бы относили на кладбище гораздо раньше. Морально, конечно, работа затратная. Эмоционально затратная. И физически тяжелая. А потом, ночами не спать тоже не полезно. – Как вы восстанавливаетесь после такой тяжелой работы? – Во-первых, внуки. Мне с ними очень хорошо повозиться. А еще лошади. Раньше у меня было два коня, сейчас один. Мы их на ипподроме ставили, теперь в Дубках. Лошади – красивые животных, с ними приятно общаться. И спорт на свежем воздухе, опять же, смена деятельности, физическая нагрузка. Езда верхом – это не просто сидение в кресле. Работает много мышц всяких разных – хорошая профилактика остеохондроза. В свое время мы ездили с ипподрома через гору в Зоналку, купали лошадей, в лес на Кумыску выезжали. Еще одна из форм отдыха и подработки – ведение банкетов, корпоративов, организация и проведение всяких вечеринок. Музыка у меня со школы еще – я и в школьном ансамбле играл в свое время. Вообще у нас каждый увлекается чем-то помимо работы: Турковский – страстный охотник, Андрей Николаев – тот баскетболист, волейболист, профессор Игорь Горемыкин – дайвер, путешественник. Потому что надо переключаться. Надо отдыхать.


18 апреля 2017 №14 (428)

политика

Газета Недели в Саратове

И поклонятся ему в пояс Ротенберги

5

Весна обманутых ожиданий, но и новых политических надежд, пришла в Провальные тупики

В

нук не заходил ко мне уже так долго, что я начал волноваться. Но справиться, что за причины у него, мне было недосуг: всё время был занят. Вы помните, наверное, что товарищ Радаев, который сейчас исполняет обязанности временно народного губернатора, провозгласил девиз нашей области? Нет? Тогда я напомню. Будучи гостем одного национального праздника, он сказал: «Народная татарская пословица гласит: «Голодный медведь не танцует». А мы пляшем и танцуем, танцуем и пляшем». Вот с тех пор и понеслось – сплошные танцы, аж каблуки стерли. То митинг против террористов, переходящий в народные гулянья. То День космонавтики, за ним следом Пасха, там и до Первомая недалеко, Победный день и как венец всего – великий день урбанизма с участием московских гостей. Словом, закрутился я и забыл о внуке своем.

Евдоким Верных-Взглядов

Внук – сотрясатель основ

К

огда он появился во дворе моей халупы – небритый, похудевший, сердце мое зашлось от нежности, неожиданно для самого себя я обнял его. И тут же почуял знакомый с юности запах. Запах тот незабываемый и неповторимый, объяснить его трудно, но «кто был – не забудет». – Ты что, шконку мял? – изумленно спросил я. («Мять шконку» – лежать на нарах, жарг.) Так ты от хозяина? (Опять жаргон: «хозяин» – начальник колонии, «от хозяина» – из колонии. – Ред.) – Пришлось, – невесело засмеялся он, – и шконку мял, и зону топтал. Да не пугайся ты так, недолго, всего десять суток. – Хулиганил? – строго спросил я.– Какая статья, двести шестая? (Всё-то позабыл Евдоким, 206-я статья «Хулиганство» была в Уголовном кодексе РСФСР. – Ред.). – Нет, я политический, – с какойто гордостью ответил внук, – статья у меня 20 точка 2. Плакат на улице развернул, что воровать стыдно. Вот меня и замели. – Да как ты мог?! Ты же на устои покусился, основы всего сотрясаешь! Как же мы будем жить, если начальство воровать перестанет?! Ты на что руку поднял? И что ты сделать можешь? Перед тобой стена! – Стена, да гнилая, ткни – развалится, – и перехватив мой испуганный взгляд, добавил: – Это еще дедушка Ленин говорил. (Точно, говорил Ильич такое. В воспоминаниях А.И. УльяновойЕлизаровой это описано. – Ред.)

Трампец

Н

а улице царила весна. Теплый ветерок подгонял в ярко-голубом небе белые облачка, поднимал на непросохшей еще улице клубы пыли. У покосившегося дворового забора сквозь старый бурьян пробивались зеленые ростки крапивы и конопли. На ветке давно засохшей яблони – спилить ее я собирался который уж год – неожиданно набухли почки. Во дворе у Петровича выла собака, за какие-

то провинности третьего дня посаженная на цепь. – Хорошо, да? – Хорошо, дед. – Давай присядем, разговор есть, только на лавку не садись, развалится, вишь, скособочилась. Это надежнее будет, – подтолкнул ему ящик, позаимствованный в магазине Арам Ашотыча. На второй уселся сам. – Тут дело такое, – осторожно начал я, – совет нужен. Внук вопросительно посмотрел на меня. – Как бы нам бумагу забрать назад? – Какую бумагу и у кого забрать? – заинтересовался внук. – Забрать бумагу надо у товарища Сараева Валерия Николаевича. А бумага такая – ходатайство мы с мужиками написали. – Просили-то чего? – перебил внук. – Как, ты не помнишь, сам же посоветовал, чтобы мы товарищу Сараеву написали, чтобы Третьему Тупиковому проезду у нас на районе присвоили имя Дональда Трампа. – Так вы реально написали? – захохотал внук. – Я же, блин, пошутил. Ну народ у нас – ни хрена шуток не понимает. И чего случилось с товарищем Трампом, что вы передумали? «Оказался наш отец не отцом, а сукою…» – пропел он какую-то блатную песню, видно, поднабрался, пока срок тянул. – Ладно, дед, не отчаивайся, не одни вы такие дураки, в Твери Трампу присвоили звание почетного гражданина, в Питере какието сказочные казаки его в есаулы приняли. Ну а письмо ваше давно уже выкинули за глупостью содержания. Я тебе, старый, говорил, рано вы на Трампа начали молиться, а ты как глухой – Донатушка, Донатушка. (История первых дней этой любви описана в № 409 именно под таким названием – «Донатушка». – Ред.) – Может, он и не виноват, – попытался я оправдать недавнего нашего друга Дональда. – Вот товарищ сенатор Косачев Константин Иосифович намекнул, что Трамп оказался в ловушке и пытается угодить Вашингтону. – Какому Вашингтону? Джорджу? Так он заложник? Тогда надо передать ему, чтобы, когда будет выступать в конгрессе, подмигнул нашим патриотам левым глазом. – Ты смеешься, – обиделся я, – а тут дело серьезное – геополитика называется. Тебе не понять. – Куда уж нам на нарах, – ухмыльнулся внук, – мы и понятия не имеем. Только вот скажи, может, лучше соберемся и забор починим, а то он скоро упадет и тебя ненароком придавит. Или вот сортир, – он указал на покосившуюся будку в углу двора, – тебе не страшно туда заходить? Не ровен час, зайдешь и не выйдешь, провалишься. Я не стал обращать внимания на эти его слова, ибо думал о материях высоких, а он толковал о материях низких. – Мы не поступимся нашими геополитическими интересами в угоду требованиям Вашингтона, – заявил я, но был бессовестно прерван внуком: – Ты, дед, телевизор в голове выключи, давай забор чинить. Есть у тебя гвозди? – Нет у меня гвоздей, – сурово отрезал я, – притязания Америки

Александру Ландо, да и Евдокиму тоже, невдомек, что простым поглаживанием по головке дальнобойщиков и таксистов уже не успокоить

– Не поспоришь, – опять согласился внук, и это было в высшей степени подозрительно, – это ты правильно сказал – с каждым днем всё веселее и веселее. Скоро животики от смеха надорвем.

Он соколом рвался с таксистом на бой

К

на мировое господство получат достойный ответ. – Ну, значит, трампец забору, – покачал головой внук.

Территория первых и вторых

адно, не хочешь чинить забор, тебе же хуже. Занимайся геополитикой, только не провались в отхожее место. Я тебя спасать не буду, – чувствовалось, что на зоне внук стал черствым, огрубел. – Лучше рассказывай, что творится в нашем благословенном крае. – У нас всё замечательно, – обрадовался я смене темы нашего разговора. – Всё хорошо у нас, новое название у области появилось. Мы теперь называемся «территория первых». – Ну-ка, – внук наморщил лоб, – дай вспомню, что до этого было: территория лидерства, территория развития, еще какая-то территория – и не вспомню уже. А почему территория первых? Это в каком направлении мы первые, расскажи. Вопрос носил явно провокационный характер – ничему его тюрьма не научила, но я решил прояснить ситуацию. – Так сказал наш временно народный губернатор товарищ Радаев на Дне космонавтики – раз первый космонавт у нас приземлился, значит, мы первые. – Понятно, – протянул он, – кто первый встал, тому и тапки. Только у нас еще и второй космонавт Титов приземлялся, значит, мы еще и вторые. Территория вторых. Нет? Тогда скажи, какое отношение имеет твой Радаев к Гагарину? Его, по ходу, еще и на свете не было. – Ты самых простых вещей не знаешь, – остановил я этого кри-

тика, – когда товарищ Гагарин полетел в космос, товарищу Радаеву было… – я стал считать вслух: один, два, пять… Десять! Товарищу Радаеву тогда было десять дней! – Ценное открытие, – покивал внук головой, – а скажи, пожалуйста, встречал ли товарищ Радаев первого космонавта Земли, говорил ли ему приветственные речи? Похоже, нет у тебя ответа. А нет ли у тебя впечатления, что кое-кто примазывается к чужим подвигам? Молчишь. Ладно, другой вопрос: а кто еще первый есть на нашей земле, на этот вопрос ты сможешь ответить? – Ну как же, – возразил я, – много первых людей есть на нашей земле. Товарищ Вячеслав Викторович – в первую очередь. – Ну, он не совсем первый, – непочтительно прервал меня внук, – первый у нас совсем другой человек, семнадцать лет уже, и всё первый. Еще кто? Пришлось задуматься, потом я все-таки решился и выпалил: – Нельзя и Валерия Васильевича забывать. Внук неожиданно не стал со мной спорить, можно сказать, даже согласился. – Есть, дед, в этих словах сермяжная правда. Первый не первый, но то, что он один такой, это точно. Есть по соседству еще один деятель, но, говорят, собирает чемоданы. Может, слышал, Меркушкин такой? – Про Николая Ивановича я слышал, конечно, – отчеканил я, – выдающий государственный деятель. Только у него и у нашего руководителя разные задачи. Товарищ Меркушкин стоит на страже и постоянно разоблачает происки. Товарищ Радаев, наоборот, делает всё, чтобы наша жизнь становилась лучше и веселее с каждым днем. И у него получается.

акое-то время мы сидели молча. Я думал о величии наших свершений. Внук смотрел то на забор, то на будку в углу двора и вздыхал. Потом встал, подошел к забору, пошатал кол. Забор заскрипел и наклонился еще больше. Внук сплюнул, выругался – видать, на зоне научили – и вернулся на ящик. – Долго не протянет твой забор. – И ладно, – вздохнул я, – забор этот и так простоял сто лет. Значит, пришло его время, – подумав, добавил я. Внук посмотрел на меня, усмехнулся чему-то своему и спросил: – Кс тати о ветеранахдолгожителях. Как там поживает Александр Соломонович? Всё скрипит? Не пришло еще его время? – Да как ты смеешь так говорить? Нам бы его умение всюду успевать, везде бывать и всё делать. – Это точно, как говорят, в каждой бочке затычка. – Не смей! За отчетный период товарищ Ландо совершил немало добрых дел для области. Вот дальнобойщики забастовали. Видный политолог товарищ Марков Серге­й Александрович всю подноготную вскрыл: водителей подучило ЦРУ. Так вот наш Соломоныч не побоялся и поехал в самое логово. Там и поговорил с этими мужиками, которых одурачили ЦРУ и Навальный, и добился нужного результата. – Это какой такой результат, с этого места поподробнее, пожалуйста, – перебил меня внук, до того внимательно меня слушавший. – Какой нужно – такой и результат, тебя эти подробности интересовать не должны. Если завтра дальнобои эту бузу прекратят, то заслуга будет исключительно Александра Соломоновича. Все пробовали, а смог только он один. И будет ему за это большая награда. – И Ротенберги ему в пояс поклонятся. На эту явно провокационную реплику я внимания обращать не стал, но продолжил свою сагу: – Еще наш товарищ Ландо ездил к таксистам, которые тоже бузить задумали, и быстро поставил их на место. – Как же, как же, – быстро откликнулся внук, – видел я видео. Твоего Ландо и еще юношу какого-то щекастого таксисты так встретили, что эти оба слились в один момент. Вроде тут стояли, речи говорили, и вдруг вжух! – и нету. Растворились со скоростью света. И запел дурным голосом на мотив революционной песни: «Гулял по району Ландо наш герой,/ Он соколом рвался с таксистом на бой». – Тьфу!– сплюнул я и подумал: «Таких, как он, и тюрьма ничему не научит».


6

политика

[беседы с инсайдером]

Агломерируем и урбанируем Елена Микиртичева – Привет. Как дела? – Да всё замечательно. Весело и задорно катимся в агломерацию с урбанистикой. – Звучит устрашающе. А что у нас со слухами? – С этим всё хорошо. Жизнь бьет ключом. В том числе и политическая. – Списки будущих депутатов утвердили? – Может быть, мне пока об этом ничего не известно. Знаю только, что по Марксу. Вроде как по округу пойдет господин Аблязов. – Камиль? – С ума сошла? Ему зачем это надо? Ирфан. – Он вроде как уже был там депутатом. – Да. В третьей думе. Ничем, в том числе и скандалами, не запомнился. Сегодня это самое то. – Согласна. Что еще? – Еще, врут, что наш ненаглядный Александр Соломонович Ландо в облдуму не сильно хочет. Его очень устраивает пост главы общественной палаты. – Оно и понятно. Главный общественник региона. А в думе – один из 45. Тем более, по твоим словам, его хотят сделать рядовым депутатом. – Ну, рядовым-то он никогда не будет – темперамент не позволит. Но возможности будут, конечно, уже не те. И врут, Александр Соломонович уже страхуется. – Это как? – Элементарно. Ты же знаешь, дочь Александра Ландо трудится в счетной палате аудитором. – Знаю. Я даже помню, как ее согласовывали на думском заседании. – То есть она на тебя впечатление произвела. Так вот, Ландо вроде как продвинул ее на должность заместителя председателя. И это при том, что у барышни педагогическое образование. Врут, что Александр Соломонович ездил решать вопрос о трудоустройстве дочери к самому Вячеславу Викторовичу Володину. – Не клевещи, она еще и юридическую академию окончила. Я биографию читала на сайте. Но вроде как у Сергея Харченко есть зам. – Это да. Но эту даму в срочном порядке перебрасывают в КСП городской думы. Она от этой перестановки, мягко говоря, не в восторге, но слово Володина – закон. – Все-таки Александр Соломонович – наипримернейший семьянин. Глава семьи в самом лучшем смысле этого слова. Зятя в думу устроил, дочь – в счетную палату. Внучка у него в помощниках была. Молодец, короче! А кого прочат на место председателя ОПы? – Всё еще говорят об Иване Кузьмине. Но самое прикольное, что на место Кузьмина прочат Татьяну Ерохину. – То есть в партии проштрафилась – на исправление в исполнительную власть? Да еще в кресло зампреда. Извини, не верю. Даже при тотальном дефиците кадров пойти против самого cолнца – это самоубийство. Не может быть. – Кстати, о дефиците. Врут, что на минувшей неделе были обыски еще в одном серьезном кабинете.

– Ты про бывшего руководителя фонда по кап­р емонту Любушкина? Это было на сайтах. – Нет, я про Ларису Кузнецову. Бывший министр информатики, а теперь заместитель министра экономики. Создательница сети многофункциональных центров и особа, приближенная к губернатору. – Ох, ничего себе! И что? – Говорят, заведено уголовное дело. Более того, врут, что это дело не последнее. – Лихо. А что Валерий Васильевич – крепчает? В его вотчине уголовка на уголовке, а он всё про агломерацию с урбанистикой… – Он стоик. – Это да. Что еще? – Продолжим про ОПу. Врут, что тут в игру включился наш главный кукловод области Серге­й Курихин и хочет протащить на место Ландо своего человека – Николая Скворцова. Он, Скворцов, если помнишь, организовал общественников на защиту предпринимателя Миненкова. – Помню. Была не очень хорошая история с давлением на суд. – Но я тебе больше скажу, врут, что Сергей Георгиевич хочет поменять и руководителя ТПП Алексея Антонова на бизнесмена Михаила Волкова. – И что? Господин Волков уважаем и активен. А Антонова я совсем не знаю. Но движуха мне нравится. Что еще? – Врут, что на пост председателя арбитражного суда сватают Андрея Чернышева – председателя суда Заводского района. – И что о нем говорят? – Я ничего хорошего не слышала. – Вот опять – ничего хорошего. – А ты что хотела? Еще говорят, что в мае к нам приедет комиссия из УЕФА или ФИФА – я в этом плохо разбираюсь – проверять стадион «Авангард». Он включен в список тренировочных баз чемпионата по футболу в 2018 году. – И что? – Ничего. Просто на стадионе, по слухам – ужас. – Это всё? – Не совсем. Осталось совсем мелкое дело про городского депутата Виктора Маркова. Помнишь, я тебе рассказывала про всякие злоключения отца и сына Марковых, которые оба – конкурсные управляющие. Там, напоминаю, Маркову-сыну надо взыскать с Маркова-отца 600 тысяч рублей. Или распрощаться с лицензией. Решение это было обжаловано, но осталось в силе. – И что? – Ничего. В Казани, куда подавали кассацию, юрист Маркова жаловался, что 600 тысяч для него – это бешеные деньги. – Ну да, денежка немалая. – Но Марков задекларировал доход более 5,5 миллионов. Короче, перед Марковым-сыном сейчас стоит дилемма – или он хороший сын, или хороший управляющий. – Тяжелый выбор.

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)

«Сколько в области одаренных детей?» Стр. 3 Для этого комитет по культуре, общественным отношениям, спорту, делам молодежи и информационной политике инициировал создание закона. К проблеме подошли обстоятельно. Сперва в ноябре прошлого года провели круглый стол. Теперь дело дошло и до законопроекта. Сначала вступительное слово сказала Алла Лосина. Она упомянула конвенцию ЮНЕСКО, президента Владимира Путина, Федеральное Собрание страны и сказала, что все они озабочены сохранением нематериального наследия. А чтобы наследие сохранить, надо создать законодательную базу об охране нематериальной культуры. С этой точкой зрения был согласен приглашенный гость, профессор СГУ Валерий Прозоров, специалист не по фольклору вовсе, а по русской литературе 19 века. Но и о «сложно выявляемых, сложно описываемых явлениях» Валерий Владимирович беспокоится и был очень рад, что появился такой законопроект, в котором «на безупречный юридический язык переведена невыразимость этих явлений». И еще: «сейчас документ дозрел до того состояния, когда его можно представить на суд законодателей». А потом Валерий Владимирович начал рассказывать о фестивале Хлестакова, который проводится в Саратове уже в двадцатый раз и до сих пор никак не нормирован. И это при том, что Хлестаков наш земляк и известен по всему миру. Выступление представителя министерства культуры после образного и изысканного спича Прозорова выглядело унылым, хотя и было изложено на «безупречном юридическом языке». Итак, новый законопроект устанавливает полномочия органов госвласти в сфере нематериального культурного наследия. А именно, правительство будет мониторить наследие, чтобы выявлять его объекты, устанавливать порядок экспертизы выявленных объектов и формировать единый реестр. И еще, понятное дело, содействовать популяризации нематериального культурного наследия через СМИ. А еще, добавила дама от культуры, принятие закона позволит увеличить число объектов, которых на сегодняшний день зарегистрировано в количестве девяти штук. И подано еще 12 заявок. Но называть объекты она не стала. На выручку пришла Алла Лосина, которая сначала предложила в качестве десятого объекта Хлестаковский фестиваль. А потом назвала уже зарегистрированные нематериальные объекты – технологии изготовления пуховых платков и глиняных игрушек, Алгайский толковый словник. В мировой паутине удалось обнаружить более полный список объектов нематериального наследия. А именно – технология изготовления саратовской глиняной игрушки, обработка дерева, драматургия свадебного обряда в селе Поповка, Алгайский толковый словник, татарский обряд обработки заколотых гусей, технология изготовления пухового платка из Екатериновского района. А еще всё в том же интернете удалось обнаружить приказ о создании единого реестра объектов нематериального наследия от 2013 года, который должна была подписать еще Светлана Краснощекова.

Но на нематериальном наследии всё не закончилось. Дело в том, что на мартовском заседании комитета депутат Александр Сидоренко очень печалился по поводу того, что разрушается дом на Советской, 1 – бывший туберкулезный диспансер и памятник культуры федерального значения. Так вот, после этого депутаты обратились в правительство, и на заседание отчитаться лично пришел новый руководитель управления по охране объектов культурного наследия Владимир Мухин. Владимир Валерьевич сообщил, что здание на Советской – объект федерального значения и находится в ведении территориального управления федерального имущества, куда и был сделан запрос. После чего было определено, что в здание поставят охрану и на конкурсной основе будет выбрано лицо, которому бывший тубдиспансер передадут в оперативное управление. Так что есть подозрение, что ситуация с домом не прояснится еще долго.

Шанс войти в историю культуры… …есть у министра культуры Татьяны Гараниной. Этот шанс министру пообещал депутат Николай Семенец в ходе обсуждения системы работы с одаренными детьми. Дело в том, что Татьяна Александровна сетовала, что одаренных детей из районов области не на чем возить на конкурсы и фестивали – нет транспорта. И сейчас министерство пишет заявку в федеральный минкульт, чтобы средства на приобретение автобусов были выделены в рамках федеральной целевой программы. Судя по выступлению Гараниной, транспорт – чуть ли не единственная проблема в работе с одаренными детьми, коих у нас огромное количество. Они поют, танцуют, занимают места, в том

числе и призовые, на всероссийских конкурсах. И на региональном уровне охват творческой молодежи огромен. Например, сейчас под патронатом губернатора проходит конкурс молодых талантов «Новые имена Губернии». И в рамках этого конкурса задействовано 25 тысяч детей в возрасте от 5 до 17 лет. И у самых лучших из них есть шанс выступить на самых главных площадках региона. Короче, тут полный шоколад. Ничуть не хуже обстоят дела у министерства образования, которое ведает одаренными детьми другого рода. Теми, кто любит физику, математику и прочие истории с биологиями. И кто участвует в олимпиадном движении и многочисленных фестивалях. Впрочем, в этом разделе цифры не так впечатляют: в региональном этапе всероссийской олимпиады участвовали 1253 школьника, участниками летней школы стали 100 человек, на региональной выставке прикладного творчества экспонировалось 110 работ. Надо сказать, что депутаты в подробности жизни одаренных детей лезть не стали. Вот только Михаил Ткаченко поинтересовался, сколько в области одаренных детей. На этот странный вопрос он получил блестящий ответ от заместителя министра образования: «У нас все дети одарены». Что, на самом деле, правда. Еще на заседании социального комитета более чем на миллиард сократили фонд медицинского страхования. Делается это для того, пояснил руководитель ТФОМС Саратовской области Алексей Саухин, чтобы аккумулировать средства на увеличение зарплаты медицинским работникам. Эта самая зарплата должна достигнуть у врачей к 1 января 2018 года 200 процентов средней зарплаты по экономике региона, и 100 процентов – у среднего и младшего медицинского персонала.

О заседании бюджетного комитета – стр. 14


18 апреля 2017 №14 (428)

политика

Газета Недели в Саратове

Хождение избранников в народ

7

Депутаты Саратовской областной думы готовятся к предвыборной гонке. И всё активнее встречаются с жителями региона

П

опытаться снова сесть в депутатские кресла Саратовской областной думы решили пока семеро из действующих депутатов. К подавшим ранее документы для участия в праймериз «Единой России» Алле Лосиной, Андрею Беликову, Сергею Суровову и Евгению Шлычкову присоединились на минувшей неделе Николай Кузнецов, Владимир Писарюк и Владимир Капкаев. Давайте посмотрим, как обстоят дела с агитацией у этих участников предварительного голосования.

Ульяна Грецкая Мы изучили новостные ленты организаций и ведомств, которые имеют отношение к депутатамединороссам. И сопоставили парламентское хождение в народ с примерным временем появления их кандидатур на сайте предварительного голосования. Сразу оговоримся, о спикере заксобрания мы пока говорить не будем – он мелькает на страницах и экранах благодаря своему статусу гораздо чаще других избранников.

Помогите нам материально

Б

ольше всех активничает пока избранная по списку «Единой России» Алла Лосина. В апреле она провела четыре встречи с избирателями. И все выездные. Алла Вальтеровна побывала в Аркадакском, Турковском, Екатериновском и Ртищевском районах. Электорату рассказали о решении в районах «многих социально значимых проблем»: отремонтированы образовательные учреждения, построены детские площадки, открылся детский сад, жителям помогли с получением квот на ле-

чение, поддержаны самодеятельные коллективы, приобретены костюмы для их выступлений. В Турках помимо встречи с жителями Лосина провела прием в общественной приемной местного отделения партии. Приемную посетили руководители образовательных учреждений района. Они попросили отремонтировать отопительную систему спортзала одной школы и заменить окна в медицинском кабинете другой. Побывала парламентарий и в Ртищевском районе. С гражданами она общалась в приемной ЕР. Большинство пришедших попросили у депутата денег: кто на лечение, кто просто, потому что жить не на что. Лосина объяснила, какие документы нужно заполнить, чтобы материальную помощь получить. Другие проблемы, с которыми пришли граждане, касались стационарного лечения, прохождения медико-социальной экспертизы и защиты трудовых прав. Жителей Екатериновского района народная избранница также принимала в общественной приемной ЕР. У парламентария опять попросили материальной помощи и пожаловались ей на текущую крышу. Справедливости ради стоит отметить, что Лосина молодец. Она не сидела все пять лет в Саратове и не рванула на село лишь сразу после подачи заявления на участие в праймериз. Посещает Ртищевский, Аркадакский, Турковский и Аткарский районы Алла Вальтеровна относительно регулярно.

Кому технику в подарок, кому – галерею

З

ато активную деятельность резко развернул генеральный директор «Автокомби-

ната – 2» Андрей Беликов. Одномандатник от избирательного округа № 7 Ленинского района на подопечную ему территорию, можно сказать, зачастил. За весну провел уже целых три встречи с избирателями. Ранее депутат был не так активен. Предыдущие встречи Беликова с гражданами состоялись в декабре, сентябре и апреле прошлого года. Одна из встреч проходила в формате личного приема граждан депутатом. В общественную приемную «Единой России» Ленинского района пришли семь человек. Люди попросили у парламентария денег, посодействовать в оформлении земли и в трудоу-

стройстве, облагородить дворовую территорию. Следующая встреча прошла в форме «информация + жалобы». Депутат встретился с народом в городском клубе детского творчества «Романтик». Сайты облдумы и Ленинского отделения ЕР сообщают, что граждан в зале было больше 50. Лично я, изучив фото с места встречи, насчитала около 30 человек, включая маленьких детей. Может, авторов ввело в заблуждение зеркало во всю стену помещения, в котором проходила встреча? Беликов подарил клубу видеокамеру и рассказал жителям поселка «Техстекло», что такое областная дума и что там делается.

А заодно узнал, какие проблемы беспокоят его электорат. Проблемы для Саратова были не новы: ветхое жилье, благоустройство придворовых территорий, плохие дороги, невывоз мусора, замена лифтов, восстановление асфальта после вскрышных работ. Беспокоили граждан также автостоянка, построенная рядом с детским садом, вопросы патрулирования местного сквера и ремонта подземного пешеходного перехода на проспекте Строителей. Жители поселка пожаловались депутату на деятельность ФОК «Южный». Граждане пояснили, что отопительная система спортивного объекта была переоборудована на дровяную, после чего появилась проблема с загрязнением воздуха. Также беспокойство людей вызывает спил деревьев на территории и застройка ее ларьками. Еще одна встреча депутата с электоратом прошла в школе № 64. Здесь Беликов также рассказал о законотворческой деятельности регионального законодательного собрания и ответил на вопросы. Вопросы и проблемы повторились: ремонт дорог, благоустройство дворов, восстановление асфальта после вскрышных работ. Выяснилось, что депутат не оставил без подарка и это учреждение. Ранее он помог школе в приобретении мультимедийного проектора. Кстати, Лосина материальных презентов учреждениям во время своих поездок не дарила. Зато ранее она одарила сразу всех жителей Аркадакского района – помогла открыть здесь художественную галерею.

[Кстати сказать]

Облдеп? Нет, не слышали

П

еред выборами депутаты очень любят встречаться с гражданами, громко рассказывают им про гражданскую активность и, конечно, обещают всенепременно помогать. А как складываются отношения народных избранников и народа после того, как первые получают заветные места? Мы решили узнать. Бабушке позвонил брат. Житель села Большие Озерки Балтайского района. Кричу ей: «Спроси деда Ваню, знает ли он своего депутата?» Мне передают трубку. Прослушиваю лекцию о том, что все депутаты и чиновники – жулики, великую страну разворовали, и ничем ей уже не поможешь. Потом получаю ответ, что фамилию депутата он не помнит, хотя на выборы ходил. Не помнит потому, что голосовал за одного, а победил другой. Спрашиваю, зачем же на выборы ходили, если все кругом жулики. Отвечает, что если старики не пойдут, то вообще никто не пойдет. Надо пример подавать, «ну, и позицию высказать». Интересуюсь у бабушки, живущей в Ленинском районе Саратова, сама-то она знает своего депутата? Смотрит, улыбается, но молчит. Фамилию, говорит, не знает, на лицо не вспомнит наверняка, но уточняет – он был из «Единой России». Напоминаю ей, как она недавно правительство ругала после индексации пенсии на 54 рубля, сравнивала свою пенсию с зарплатами чиновников и депутатов Госдумы и недоумевала: куда можно потратить столько денег… А ведь там твои любимые единороссы почти везде, говорю я. И премьер Медведев, который подписывает документы, касающиеся пенсий, из их числа. В ответ слышу: «Больше на выборы не пойду! «Единая Россия» меня разочаровала. ЛДПР и «Справедливую Россию» – всерьез не воспринимаю, за коммунистов точно голосовать не буду». Звоню бабушкиной знакомой, женщине активной. Думаю, наверняка своего депутата должна знать. Живет она в Энгельсе. Не знаю и знать не хочу, отвечает Валентина Аркадьевна. Спрашиваю, а если

какие-нибудь вопросы решить понадобится. В ответ мне: «Сама решу. Вот у меня крыша текла. Я письма писала в управляющую компанию. Два года писала. Потом в прокуратуру пошла. Починили в итоге. Дерево рядом с домом моим старое стояло. В администрацию письма писала, на приемы ходила. Спилили через год. Не нужны народу эти посредники. Пусть лучше деньги на другие дела пойдут. На лечение детей больных, например». Стою в длинной-предлинной очереди. Думала, что таких в наши дни уже не бывает. Торговая точка от совхоза «Весна» на рынке на улице Рахова. Народ самый разнообразный, но пенсионеров всетаки больше. Причина понятна – цены. Помидоры здесь 160 рублей килограмм, у других продавцов «весновские» по 200, пучок салата у производителя стоит 28 рублей, на соседнем ряду такой же – уже 35. Стоим долго, четыре женщины впереди разговорились. Сначала про цены, потом про «ужас, который творится на телевидении», потом про политику. Можно поинтересоваться, спрашиваю у них, а вы знаете своих депутатов в областной думе? Настороженно покосились. Сразу же замолчали. Говорю, что я журналист, пишу материал на эту тему. Потихоньку начали отвечать. Я своего знаю, заявила одна женщина. Комаров. Но он ничего для нас не делает. Приезжал как-то, но проблема не решилась. А у нас молодой такой, присоединилась к разговору другая. Он в прошлом году встречи проводил. Комцев, вроде, фамилия. Наверное, Лекомцев, говорю, но это депутаты городской думы, а есть еще областная. А в чем разница? – слышу вопрос. Объясняю. Других депутатов не знаем, резюмируют женщины. Для материала я опросила девять человек. Никто из них не смог назвать фамилию своего депутата из областной думы. Респондентов специально не отбирала. Показать, что народ не знает парламентариев, цели у меня не было.


8

экономика

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)

Шум и гам – тарабарам Губернатор Радаев пообщался с дачниками, садоводами и огородниками

Д

ва вывода по итогам встречи: дачников нужно выслушивать чаще и делать это в другом здании. Потому что в зале универсальной научной библиотеки, куда «на прием» к губернатору пригласили пару сотен председателей садоводческих товариществ, плохо работали микрофоны, и половина слов тонула в технических помехах. Задние ряды, отведенные для журналистов, не позволяли видеть лиц разгоряченных людей, у которых к губернатору накопился миллион вопросов. Каждый из поднимающихся рассказывал про свою маленькую конкретную беду, которая была совершенно не интересна соседу. И вместо обсуждения закона о садоводстве, который несет беды всем без исключения рядовым садоводам, получился форменный бардак. Но губернатор это шоу на 2,5 часа выдержал.

Ольга Копшева, Фото Матвея Фляжникова Он очень старался быть демократичным. Говорить без бумаг. Ну, если только немного заглядывал в листок с цифрами. – Такая масштабная встреча у нас не так часто бывала, в общем-то, она первая, – признался Валерий Васильевич. И перечислил общее количество огородников, дачников и садоводов, которые производят очень много продукции на своих загородных делянках. Похвалил выращенные этой добровольной трудовой армией фрукты и овощи – самые качественные, сказал. Где пробовал, неизвестно. Но убежден, что их продают на рынках. Похвалил федеральных законодателей, которые приняли в первом чтении закон о садоводстве и тут же отправили его на доработку. – Стремятся максимально совершенствовать правовую базу, – заметил. Не уточнил, правда, в чью пользу разрабатываются нормы про подключение к коммунальной сфере дачных поселков, про финансирование содержания дорог в них, про оформление земель общедолевой собственности. Три минутки губернаторского зачина в зале стояла тишина. Потом он передал слово Елене Бауковой, председателю Саратовской региональной общероссийской общественной организации «Союз садоводов России». Зал проводил ее на трибуну аплодисментами. Видно, много было в зале сторонников Елены Вячеславовны. Она рассказала про себя. Сколько за годы существования прикрепилось людей, как она оказывает им правовую помощь. Еще раскрыла тайну о проекте этого садоводческого объединения с партией «Единая Россия». Хотя, может, тайной эта информация была только для журналистов. От партии, вроде, совместный проект курирует Иван Бабошкин, который сейчас работает руководителем Саратовского района, а раньше трудился министром сельского

хозяйства в правительстве Валерия Радаева. Потом Елена Вячеславовна перечислила проблемы, что требуют срочного решения. Например, хотелось бы, чтобы кадастровая оценка дачных земель искусственно не завышалась. Потому что, если квадратный метр земли под дачами вблизи Саратова стоит 1600 рублей, то продать шесть соток земли практически нереально. Еще Елена Вячеславовна потребовала, чтобы дачные автобусы начинали ходить 1 апреля и заканчивали не раньше 30 октября. Много говорила про обустройство дорог в дачном направлении. Некоторым людям это выступление Бауковой не понравилось. И они начали пенять ей из зала на то, что как-то не так проходит обсуждение законопроекта, что с дачниками не советуются и что вообще непонятно, про какой закон нужно думать – про федеральный или региональный. Елена Вячеславовна никаких замечаний в свой адрес не любит и вопрошающему ответила резко. Губернатору пришлось ее успокаивать. Он в тот день вообще работал тамадой, или дирижером, или психологом. Короче – остался на психологической высоте даже с очень резко настроенными выступающими. Очень взволнованный мужчина сказал, что хотел бы он знать, кто сделал новые автобусные остановки, в которых дачники ждут транспорт. Валерий Васильевич ответил ему, что их сделал наш завод технического стекла. «Руки бы им оторвать!» – в сердцах крикнул выступающий, намекая, что насквозь эти конструкции продуваются в холодное время года и перегреваются летом. Губернатор Радаев вместе с залом встретил эту экспрессивную оценку здоровым смехом. Потом перед дачниками держал ответ Иван Бабошкин, тот, который с дачниками вместе работает в партийном проекте «Единой России». Но его вступительное слово если кто и понял, то только губернатор, потому что часто его слушает. Иван Анатольевич все-таки не оратор. Ну, губернатор, чтобы помочь ему совсем не заблудиться в словах про рамки государственно-частного партнерства и правовую культуру, перебил вопросом про клубнику. Что ответил Бабошкин, мало кто разобрал. Да людей клубника особо-то и не волновала. Зал был разделен на две половинки. Одна половина любила Елену Баукову, а у другой к ней были претензии. И поэтому одни вставали и нахваливали Елену Вячеславовну, а другие позорили. Одна смелая пожилая дама, даром что худенькая и маленькая, обвинила ее в том, что она в 2008 году уничтожила региональный союз садоводов, который создавался снизу, без всяких партийных и прочих вертикалей. А теперь какое такое некоммерческое партнерство она взялась возглавлять? Эта организация создана физическими лицами по их воле. А вообще-то по закону общественные организации должны создаваться только через решение общих собраний. И тут все как закричали, загалдели. Валерий Радаев только и успевал приговаривать: «Тихо, тихо, тихо. Может быть много организаций. Вторая, третья может быть, можно создать и свою каждому». Не хотел он никаких драм на таком прекрасном мероприятии. Но разве народ успокоишь, когда он уверен, что только Валерий Васильевич всё может? «Хорошо, хорошо», – тоже эмоциональный накал не сняло. И даже когда Радаев прямым текстом сказал: «Я вижу, что много недовольных», никто не успокаивался. – Брожение пошло. Броуновское движение, – усмехнулся кто-то рядом с диктофоном, который лежал на столе президиума. Но все-таки как-то успокоились. Начали спрашивать, когда уже сделают платформу на какой-то станции, название которой прозвучало неразборчиво. Но губернатор вопрос с этой платформой знал и ответил авторитетно, что «уже говорил с железной дорогой и поставил задачу не к концу сезона, а сейчас сделать». Ну а когда продолжил, то стало ясно, что речь идет о да-

чах в районе Сабуровки, куда автобусом не доедешь пока, но скоро положение изменится, потому как туда придет «дорога особого значения» к новому аэропорту. «И с учетом этой дороги СНТ, там расположенные, поднимут свой авторитет», – заверил Валерий Васильевич. Когда на трибуну пригласили главу Саратова Валерия Сараева, он тоже начал с количества дачных товариществ. Продолжил самокритикой: «Мы не сделали всё, чтобы вы могли цивилизованно реализовывать продукцию». И да – с дачными маршрутами пока не всё хорошо. Но они уже отслеживаются по пассажиропотоку. И будут отрегулированы. Показал всем Татьяну Карпееву, которая была просто председателем комитета по имуществу города, а теперь исполняет обязанности сараевского заместителя по многим вопросам. Она, кстати, получив новую должность, стала подругому себя нести и на встречу пришла в новом образе – с украшениями. Сказала, что ждет всех с 9 утра до 6 вечера, чтобы помочь решать вопросы. Сараева попросили вывозить с дач мусор. Эта тема ему очень понравилась. Он попросил поднять руки тех, у кого заключены договоры по вывозу мусора. Чуть ли не каждая вторая рука уверенно вытянулась вверх. Сараев не поверил. Радаев рассеял его сомнения, сказав, что здесь собрали самых ответственных. Сараева это не сбило с толку, и он начал обстоятельный рассказ о мусоре. Его накапливают сами дачники. Они засыпают любое свободное место мусором, особенно овраги. А еще есть дачи на островах. И острова засыпают мусором. «Заключите договора. Вам поставят контейнеры», – так закончил. – Короче вопрос – короче ответ, – попросил губернатор. Но Валерий Сараев взялся уже пенять дачникам, и его было трудно остановить. Спросили про воду – ответил, что дачные товарищества много должны за нее, а поэтому не на что строить новые сети. Снова все начали кричать, кто в микрофон, кто с другого конца зала без микрофона. – Пожалуйста, – начал дирижировать рукой губернатор. – Хорошо. Хорошо. Но люди перечисляли свои беды. Переходили на крик. И из этого крика губернатор вдруг выловил что-то очередное про дороги. Ухватился. – Посмотрите, – говорит. – Московское шоссе сделали. Четыре километра сплошным ремонтом. Когда столько ремонтировали в последний раз? – Давно, – неуверенно отвечает ему втянутая в диалог женщина, настроенная на монолог. – В середине семидесятых, – поднял палец Радаев. – Вы должны знать. Вы житель города Саратова. А всю Елшанку привели в порядок. Окраины делаем, не центр. – Он был очень горд своими свершениями. И подчеркивал интонациями значение вот этого всего важного, что при нем сделано. – Вы должны замечать хорошее, – говорил и обещал дойти до каждого двора с хорошим и добрым. Но все должны понять, что нам мусор и разруху не кто-то с Волгограда везет, а это всё мы-ы. Он тянул это мы-ы-ы долго. – Что мы? – не поняла бойкая женщина, которая была недовольна в первую очередь тяжеловозами, портящими дорогу. – Ну мы поймали одного с мусором. Побили даже. – Не на-а-адо бить, – снова тянет Радаев. – Нельзя. – Чего нельзя? – Мы должны вместе сделать, чтобы этого не было. Чего чтобы не было, никто не понял. Но всё равно всем понравилось говорить с губернатором. Закругляться не желали, и всё. Валерий Васильевич уж и глаза закатывал, и щеки надувал, и скулами играл, как бы шутя. Ан нет. Пока еще по нескольку раз не рассказали про Елену Вячеславовну, про дороги и маршруты, про то, что вся надежда на него – губернатора, не расходились. А после встречи сказали губернатору тет-а-тет, что «встреча шикарная».


18 апреля 2017 №14 (428)

экономика

Газета Недели в Саратове

Первым делом домофоны. Ну а денежки – потом

9

Социальный антивандальный проект как инструмент углубления и расширения домофонного рынка

С

аратову снова презентовали уникальную услугу по оснащению системами видеонаблюдения многоквартирных домов. Уникальность ее в том, что предоставляется она бесплатно для населения, управляющих организаций или каких бы то ни было бюджетов. Предлагает услугу некоммерческое партнерство «Безопасный дом» в рамках одноименного социального проекта. «По-другому вести и развивать бизнес в России, на мой взгляд, уже невозможно», – сообщил представитель партнерства в ПФО Андрей Волков. Домофонные компании, как оказалось, решили, что сначала им придется самим инвестировать в потребителей, а потом уже ждать возможностей для получения «профита».

Дина Болгова

Осторожно, вас снимают

П

роект «Безопасный дом» пытаются реализовать в России с 2009 года одной из крупных домофонных компаний. В 2014 году к ней присоединились еще несколько десятков домофонных компаний со всей России. Объединившись в одноименное некоммерческое партнерство, предприниматели решили, что будут бесплатно оснащать видеокамерами и системами видеофиксации многоквартирные дома по всей стране. На старте проекта необходимость повсеместной установки в многоквартирных домах видеонаблюдения подавалась как профилактика и защита от терроризма. «В начале 2000-х годов после ряда громких террористических актов вопрос о безопасности жилых многоквартирных домов встал особенно остро. Проблема частично была решена повсеместной установкой подъездных домофонов, – говорят авторы проекта. – Благодаря им существенно сократилось количество правонарушений, совершаемых в квартирах и подъездах. Однако это не позволяло защититься от преступника, если он всё же проник в дом. И придомовая территория, дворы, где гуляют дети, автомобильные парковки так и остались незащищенными». Потом продвигать программу «Безопасный дом» начали на фоне бесчинства коллекторских агентств. В Саратове в прошлом году горожан убеждали, что в связи с ростом закредитованности населения и ростом количества просроченных займов встреча с коллекторами становится неизбежной. А защититься от «ужасающих действий» незаконных взыскателей, порчи имущества, поджогов и прочего можно установкой в подъездах видеонаблюдения. Мол, будут ли коллекторы «творить беспредел» в доме, зная, что их действия записывают скрытые видеокамеры? После терактов в Санкт-Петербурге в апреле защита от террористических атак снова стала основной идеей в стратегии продвижения проекта «Безопасный дом». В минувший четверг представители некоммерческого партнерства, объединяющего уже порядка 70 домофонных компаний, организовали встречу с саратовскими журналистами, чтобы на этой волне снова презентовать свой социальный проект и его исключительные возможности.

Правило «бесплатного сыра»

А

ндрей Волков, представитель НП в Поволжском федеральном округе, честно признается, что проекту нужна помощь в популяризации со стороны средств массовой информации. Реализация проекта двигается очень медленно и трудно, так как народ не верит в благие намерения домофонных компаний. «Традиционное недоверие к инновациям, видимо, сказывается, или это протест против всего», – предполагает Волков.

Честно говоря, мы тоже не поверили в альтруистические цели некоммерческого партнерства домофонных компаний. Понятно, что видеонаблюдение в подъездах многоквартирных домов полезно и для порядка, и для безопасности. В домах побогаче эта опция – само собой разумеющееся даже у нас в Саратове, как и консьерж, и сигнализация. Вопрос в другом: чего ради предпринимателям, пусть и объединившим усилия, ежегодно вкладывать миллионы рублей в этот так называемый социальный проект, оснащая камерами рядовые высотки? Нет ли здесь «скрытых комиссий» за пользование инновационными благами? Не попадут ли беднеющие россияне, влекомые «бесплатным сыром», в кабалу: вдруг гденибудь в договоре с НП «Безопасный дом» мелким шрифтом сказано, что с третьего, предположим, месяца бесплатного пользования видеокамерой на подъезде жильцам придется платить по «полному тарифу». И какой размер у этого полного тарифа? Андрей Волков старался развеять все сомнения и объяснить, зачем им это нужно и как устроен проект.

Сколько стоит надежда на профит

Д

ля домофонных компаний, вступивших в НП «Безопасный дом», реализуемый социальный проект – это способ развивать свой домофонный бизнес. По словам Волкова, разбирая и оценивая имеющиеся возможности достижения конкретных коммерческих целей на российском домофонном рынке, компании не обнаружили ни одного решения, которое позволило бы быстро и без особых затрат серьезно заработать. «Таких вариантов просто не существует, – говорит Волков. – Мы поняли, что развиваться нам надо в долгую и профиты (выгоду, прибыль. – Авт.) искать не в быстрой окупаемости, а в перепозиционировании продукта. То есть предлагать потребителям уже не просто домофон, а совершенно другую услугу. Конечно, это требует больших инвестиций с очень большими сроками окупаемости. Но другого волшебного метода развивать бизнес мы не нашли». По словам представителей НП «Безопасный дом», в среднем по России оснащение одного многоквартирного девятиэтажного дома домофонной системой, совмещенной с видеонаблюдением, обходится партнерству в 70 тысяч рублей. В одном только Саратове, где в 150 домах установлено порядка 700 видеокамер, затраты НП «Безопасный дом» превысили 10 миллионов рублей. При этом программа, по словам Волкова, только в самом начале реализации. НП ставит перед собой за-

дачу установить в Саратове не менее 2,5–3 тысяч видео­камер в МКД. А лучше – больше. В целом по России в рамках программы НП установило и обслуживает около 8 тысяч камер видеонаблюдения в 36 городах. Одними из самых активных пользователей бесплатной услуги оказались жители Тольятти – там видеокамерами обезопасились 20 процентов жильцов МКД. «Оборудование дорогое, обслуживание дорогое, продвижение тоже стоит какихто денег. Но попросить сейчас жителей заплатить за это – нереально. Поэтому инвесторы приняли на себя такую ношу – делать всё за свой счет в надежде на будущие прибыли», – поясняет Андрей Волков. Здесь стоит уточнить, что бесплатной для жильцов МКД, включившихся в программу «Безопасный дом», является только установка систем видеонаблюдения и видео­регистрации, а также обслуживание оборудования. Абонентскую плату при этом никто не отменял. «Люди платят нам ровно столько, сколько раньше они отдавали за старый домофон без видеонаблюдения, – спешит объяснить Андрей Волков. – То есть для них в плане расходов после подключения к программе ничего не меняется». Для управляющих организаций тоже ничего не меняется. Они, как оказалось, из процедуры оснащения дома системой видеонаблюдения в рамках конкретно этой программы вообще исключаются. «Договоры мы заключаем только с гражданами, но по решению большинства собственников жилых и нежилых помещений. То есть подключать дом к программе или нет, решают собственники на собрании, и собрание же назначает граждан, с которыми будет заключаться договор, – говорит Андрей Волков. – По правилам нашего НП, мы не работаем с ТСЖ, УК и прочими жилищными организациями. Пробовали, но на практике ничего не получилось».

Все деньги в дополнительных опциях

П

римерные сроки окупаемости «социального проекта» Андрей Волков назвать затруднился. Проще было обозначить возможные источники возвращения инвестиций. «Ну, во-первых, это сокращение издержек. У нас в какой-то мере сокращаются затраты на обслуживание домофонов, правда, параллельно растут затраты на обслуживание системы видеорегистрации. Значит, это не основной источник. Основной – это всетаки популяризация видеоуслуг. У людей, когда они видят, как удобно иметь видеокамеру на домофоне в подъезде, возника-

ет желание устанавливать видеодомофоны в своих квартирах. А это уже платная услуга. На следующем этапе реализации программы мы рассчитываем, что жильцы домов захотят устанавливать дополнительные камеры во дворах, дополнительные сервисы. Это уже будет за деньги, – говорит Андрей Волков. – Но пока об этом речь вообще не идет. И в ближайшие несколько лет такая перспектива не просматривается». Получается, при имеющейся все-таки коммерческой подоплеке всероссийского социального проекта по оснащению видео­ наблюдением многоквартирных домов им действительно вполне реально пользоваться бесплатно (если не учитывать обязательную абонентскую плату за домофон). Нужно только внимательно изучить договор на предмет «скрытых комиссий» и довольствоваться базовой комплектацией услуги: один подъезд, один домофон, одна видеокамера, один архив. Архив видеозаписей, по словам Андрея Волкова, хранится прямо в доме, а также на удаленном сервере в Санкт-Петербурге. Доступ к архиву получают все желающие жильцы. Но с оговоркой, что просматривать они смогут видео только с камеры того подъезда, где живут. Записи хранятся в архиве в течение 11–12 дней. Этого срока, говорят, достаточно, чтобы при необходимости скачать нужную запись. Невостребованные записи по истечении указанного срока стираются.

Полицию реально выручают. Иногда

А

рхивом могут пользоваться и управляющие организации – им это нужно, чтобы следить за порядком на придомовой территории и выявлять нарушителей этого порядка, и правоохранительные органы – для раскрытия различных преступлений. И у первых, и у вторых, в отличие от жильцов, ограничений по архиву нет. Присутствовавший на презентации социального проекта заместитель начальника полиции управления МВД РФ по городу Саратову подполковник полиции Александр Жарков программу очень нахваливал, а ее авторов благодарил. Буквально грамотой. По словам Жаркова, только за последний месяц видеозаписи с камер наблюдения на подъездах помогли продвинуться в раскрытии двух преступлений. «В марте с помощью систем видеонаблюдения, установленных в жилых домах, была задержана гражданка, которая обманывала пожилых людей, – рассказал Жарков. – Она проникала в дома, представляясь соцработником, входила в доверие пенсионеров и выманивала у них деньги. Женщину зафиксировала видеокамера, когда она заходила в подъезд вместе с бабушкой. То есть сотрудники полиции потом эту запись изъяли и смогли идентифицировать личность предполагаемой преступницы. Сейчас мы проводим проверку по другим районам Саратова. Есть информация о других похожих эпизодах, к которым может быть причастна задержанная. Затем буквально в последний месяц были задержаны два гражданина, которые крали аккумуляторы из автомобилей во дворах жилых домов. Они тоже были установлены с помощью видеозаписи, которая велась камерами на подъездах». Для подтверждения чудес, творимых видеокамерами при раскрытии преступлений, журналистам показали одну такую запись. На ней трое, судя по походкам, молодых парней, закамуфлированных до самых глаз, увлеченно расписывали стены подъезда краской из баллончиков нецензурными орнаментами. На вопрос журналистов «Что делать, если у хулиганов не видно лиц, и как такая запись может помочь полиции поймать хулиганов?» Жарков растерянно ответил: «Не знаю. На других записях видео было качественным».


10 город

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)

Теперь тоннель становится проблемой Вокзалы всё больше осложняют жизнь саратовцев

В

ближайшие две недели в районе саратовского автовокзала будут проведены масштабные работы. В результате у жителей завокзального микрорайона к 1 мая появятся целых два альтернативных прохода к многоэтажным домам вместо закрываемого прохода по территории автостанции. Это хорошее известие. Плохое тоже есть. Где-то примерно через год людям из завокзального поселка запретят проходить через тоннель, связывающий железнодорожный вокзал и автовокзал. Обе новости стали известны на заседании депутатской рабочей группы, которая состоялась в Саратовской городской думе.

Ольга Копшева

Два пути – это шикарно!

Ж

ители завокзального поселка пали жертвой закона о транспортной безопасности. В нем, на взгляд любого обывателя, очень много лишнего и надуманного. Но исполнение закона пообещали контролировать. И организациям, осуществляющим транспортные перевозки, пришлось приступить к исполнению пунктов и подпунктов нормативного документа. Один из них запрещает проход по территории автовокзала посторонних людей без билета. Беда была в том, что все другие пути у жителей завокзального поселка оказывались и длиннее, и неудобнее, и опаснее. Чтобы ни у кого не осталось в этом сомнений, депутат Евгений Чернов организовал не один выход на место для всех заинтересованных властных и руководящих транспортных лиц. По заданию депутатской группы комитет по управлению городским имуществом изучал кадастровые карты, разбираясь, не залез ли кто за отведенные границы, перегородив возможные альтернативные проходы. На минувшей неделе руководитель комитета Татьяна Карпеева доложила депутатам, что два удобных пути для людей можно организовать. При проходе через тоннель на сторону автовокзала они могут, обогнув его слева, выйти на улицу Емлютина и по ней подойти к домам. Сейчас проходу мешает забор автостоянки и шиномонтажа. Но, как выяснили городские чиновники, земля под ними, принадлежащая физическому лицу, используется нецелевым образом. Земельные участки здесь предоставлялись под жилищное строительство. Владельцев земли за неправильное использование можно засудить или изъять их участки, опять же через суд, для муниципальной нужды. Есть вариант – договориться с ними полюбовно об освобождении прохода шириной три метра. В этом случае городу придется взять на себя только затраты по пробивке дороги к домам. Исключить требование хозяина участков об оплате сервитута к городской власти нельзя (хозяин у них явно не простой, и возможности такого легкого дохода не упустит), но Татьяна Карпеева пока про это не стала говорить. Второй возможный путь в завокзалье уходит вправо – вдоль путей до улицы Кутякова, где предполагается поворот. Дороги там

сейчас нет. Но и нагромождения металлических гаражей, как было сказано на заседании комиссии, уже нет. Часть снесли по решению судов, которые долго не исполнялись, остальные хозяева предпочли убрать сами, не доводя дело до судебных разборок. Ширина освободившегося прохода, как уверяли побывшие на место депутаты, пять метров. В длину проход составит несколько десятков метров. Их заасфальтируют. Осветить новую дорогу тоже обещано. – Эти два пути устроят людей на сто процентов! – похвалил решение депутат Чернов. – Два пути – это шикарно!

Два схода с моста, конечно, лучше одного, но....

П

редставители автовокзала были безмерно благодарны городской власти за то, что она не стала склонять их к нарушению закона о транспортной безопасности ни административной волей, ни подкупом с обещанием взять дорогу через территорию в сервитут. Может быть, поэтому они решили отплатить инициативным депутатам добром за добро. И рассказали на заседании про совещание у зампреда саратовского правительства Александра Буренина. Там говорилось о закрытии тоннеля, связывающего два вокзала. Можете передать привет и всё остальное, что вы о них думаете, врагам России, которые хотят взорвать нас и уничтожить, но это, увы, опять же – требование усовершенствованного закона о транспортной безопасности. Было сказано: «Все последние совещания сводятся к одному: по требованию безопасности пассажиры должны попадать на вокзал, полностью прошедшие все контроли. В связи с этим, тот переход, который есть, придется использовать только как выход к путям. От автовокзала переход полностью отрезается. И для жителей завокзального поселка остается один переход – надземный». Представители Приволжской железной дороги поспешили пояснить, что до реконструкции вокзала подземный переход не будет закрыт. А реконструкция начнется в 2018 году. Пообещали, что пассажиры поездов пешеходным мостом вообще не будут пользоваться, его исключат из технологии. Чтобы подсластить горькую пилюлю, на которую рецепт уже выписан и проштампован, объявили, что заботу о людях, живущих за автовокзалом, начнут проявлять незамедлительно. Принято решение отодвинуть забор, огораживающий пути, и сделать второй спуск с этого моста в сторону поселка. До майских праздников будет наведен порядок на пешеходной зоне от автовокзала до угла улицы Кутякова. Здесь будут вырезаны деревья и установлены светильники.

Будьте готовы, товарищи люди!

Д

епутат Евгений Чернов не скрывал своего шока от прозвучавшей новости. Он сказал, что сам живет в доме, который находится между Московской и Емлютина. И предложил вспомнить о том, что существующие технологии позволяют купить билет на поезд, минуя кассы вокзалы – через интернет.

Эти люди (руководство автовокзала) кашу заварили... а этим расхлебывать

– Вы хотите сказать, что вы закроете мне проход, и я с электронным билетом не смогу из дома пройти через тоннель к поезду, и мне надо будет проходить на вокзал через мост? – Да, – ответили ему представители железной дороги. – На перрон человек будет попадать через все барьеры с билетом. Либо по служебному удостоверению. – Для людей же это будет шок. Когда их начинать готовить? – Евгений Чернов пока еще молодой депутат и не понимает, что власть давно предпочитает людей ни к чему не готовить, а обрушивать на их головы решение, которое уже никакой корректировке не подлежит. Ему ответили, что на следующей неделе уже начнется подготовка «дорожной карты» по этому вопросу. – Пока у вас реконструкция не пройдет, вы морального права не имеете этого делать, – не мог успокоиться депутат. Железнодорожники постарались увести разбушевавшееся воображение депутата в другую сторону. Рассказали, что в принципе можно оставить тоннель для прохода на автовокзал, а для спуска на каждый железнодорожный путь сделать надземный переход с вокзала, как в Самаре. Но это будет очень дорогостоящий проект.

Инициатором создания рабочей группы, которая все-таки нашла решение проблемы пяти тысяч жителей завокзального микрорайона, выступил депутат Евгений Чернов. Члену рабочей группы, заместителю председателя городского представительного собрания Анатолию Серебрякову теперь придется взять на себя разговор с чиновниками об оплате из городского бюджета необходимых работ по организации проходов к жилому массиву

«Через одного они через рамки пропускают. И вообще относятся к людям лояльно. Всем пофигу, как они проходят, – написал мне наш фотокорреспондент, получивший задание снять доблестных росгвардейцев, контролирующих вход в тоннель. – Вроде журналисты подошли, а им всё равно – пофигу» Но к этому времени уже все депутаты, участвующие в заседании, переместились мысленно в будущую реальность. Они убеждали железнодорожников, что мало закрыть пешеходный мост, который приобретает очень важную значимость, от дождя и ветра. Нужно думать о пожилых людях, о людях с тяжелыми хозяйственными сумками, о мамочках с колясками и об инвалидах. Общественник Владлен Поляничкин, вмешавшись в разговор, напомнил, что не надо изобретать велосипед. Что еще несколько лет назад тогдашний глава города Олег Грищенко в разговорах о реконструкции вокзала всегда принимал сторону людей и был

убежден, что сначала подъем на железнодорожный мост следует оборудовать эскалаторами. И пока все эти люди, у которых в полномочиях обозначена забота о городской среде обитания, спорили, удивлялись и возмущались, выяснилось, что уже неделю одна половина тоннеля, связывающего вокзалы, закрыта, а на другой с двух сторон установлены рамки с металлоискателями. И рядом с ними дежурят нацгвардейцы, которые своими досмотрами замедляют проход людей. И в час пик очередь из пассажиров выстраивается чуть ли не до улицы Емлютина. И уже часть, желая быстрее попасть на Привокзальную площадь, пошла через мост.


18 апреля 2017 №14 (428)

город 11

Газета Недели в Саратове

Бульдозером-то проще «Саргоркапстроительству» выгодно, городской администрации выгодно, а люди еще потерпят

Улица Огородная, 152, 154, 172 – «памятники советского классицизма». Три месяца потребуется для того, чтобы признать, являются три таких дома-развалюхи памятниками культурного наследия или нет. На экспертизу из бюджета города будет потрачено 300 тысяч рублей. На это отвели три месяца

Этот дом на Соколовой, 238, обязательно снесут, обещали

Н

а ближайшем заседании Саратовской городской думы будут рассматриваться предложения администрации города об изменениях в целевую программу по сносу расселенного аварийного жилья на 2016–2017 годы. Список домов к сносу меняется революционно. Депутатам было сказано, что выведенные из списка дома снесут потом. Но деньги, выделенные на то, чтобы сравнять их с землей, освоят. Только бульдозеры отправят по адресам, которые предложили теперь уже администрации районов города. А ведь какой-то год назад администрация Валерия Сараева громко скандалила, что список домов в программе выверен и выношен и должен оставаться таким и только таким.

Ольга Копшева, фото Матвея Фляжникова

Ох, чуяло сердце у главы города Олега Грищенко, что Валерий Сараев затевает то ли мутное, то ли недоброе

З

аседание Саратовской городской думы в феврале прошлого года все, кто там был, запомнят надолго. Не часто у нас

чиновники из городской администрации так обижаются на депутатов, что в знак протеста под телекамерами покидают зал, демонстрируя несогласие и негодование. Тут был как раз такой случай. Но на самом деле это депутаты сначала обиделись на команду Валерия Сараева. Чиновники попросили у них 18 миллионов рублей на снос непонятно каких домов. Депутаты желали контролировать, какие дома собирается сносить администрация. Валерий Сараев этого чрезмерного контроля со стороны представительной ветви власти не желал и со списком тянул до последнего. И принес его прямо на заседание. Депутат Дмитрий Кудинов возмутился, что в программу пытаются запихнуть не дома, а их обломки. «Остовы», – поправила его тогда председатель комитета по управлению имуществом города Татьяна Карпеева. Дмитрия Кудинова волновало, почему в программу собираются внести дома, на которые у муниципалитета нет оформленных прав. Татьяна Карпеева убеждала, что в программе заложены деньги на регистрацию. Дмитрий Кудинов достал фотографию и показал фото объекта по адресу Новокрекингская, 4, где вместо дома был только строительный мусор. «Строительный мусор тоже входит в программу сноса», – уточнила Карпеева. И Сараев гнул свое, снова и снова объясняя, что снос домов – это

полномочия администрации, а не депутатов. Их мнение в данном случае никого не волнует. Но он ручается, что программа достоверная. И именно обозначенные дома требуется снести за бюджетные деньги. И вот через год подтверждается, что адреса в той программе были, по сути, с потолка взяты.

Снос дома № 1 на улице Южно-Зеленой стоит пять миллионов рублей!

Б

юджетные деньги, выделенные на 2016 год, уже истрачены, и по заверениям Татьяны Карпеевой, дома, предназначенные к сносу, ликвидированы. Все процедуры по формированию площадок для строительства нового жилья исполнены. На втором этапе, на выделенные 15,5 млн рублей, снесут только дома по адресам: Брянский тупик, д. 3, 4-й Огородный проезд, д. 22, Кутякова, д. 76, Соколовая, д. 298, Веселая, д. 10, Зарубина, д. 26, Некрасова, д. 59. Вместо отложенных на потом развалюх снесут более актуальные дома по ул. Миллеровской (№ 21, 34, 36), дом № 20 в 4-м Огородном проезде, дома на ул. Огородной (№ 176, 138а), дом № 14 в поселке Воробьевка, дом № 12 по ул. Телеграфной, дом № 6 в 1-м Телеграфном проезде, дом № 14 на ул. Крымской.

Дома, или «остовы» разной степени разрушенности, из программы вывели в хозяйственное ведение муниципального предприятия «Саргоркапстроительство и комплектация». Смысл передачи здания по адресу Южно-Зеленая, д. 1, объяснили четко. Руководители МУПа сами его себе выпросили, сказав, что там «перспективная площадка наклевывается». Главная сфера деятельности этого муниципального предприятия – участие в долевом строительстве объектов жилого фонда на земельных участках, отведенных МУПу. У городской администрации тоже есть свой интерес передать дом по Южно-Зеленой МУПу. По словам Татьяны Карпеевой, его снос обошелся бы городскому бюджету в пять миллионов рублей. Самая загадочная история закручивается вокруг домов № 152, 154 и 172 на ул. Огородной. Но депутатское любопытство помогло нам ее немножко прояснить.

А давайте вообще сделаем из домов на Огородной музей пролетариата

К

ак сказала на заседании депутатской рабочей группы Татьяна Карпеева, администрация проявила добрую волю, когда пришла к депутатам отвечать на вопросы по изменениям в программе сноса домов. Могла бы и шито-крыто всё сделать. Однако вот докладывает, что смета по выводимым из списка домам на Огородной была сделана еще на первом этапе программы в 2016 году. – Но на сегодняшний день остается незакрытым вопрос об их принадлежности к памятникам местного значения. Мы прорабатываем вопрос с управлением по охране культурного наследия. Но все эксперты, которые могут сделать заключение, относятся к этому вопросу с большой долей осторожности. – Татьяна Карпе­е ва объяснила депутатам тонкости регламента. Чем больше объектов эксперты выявляют, тем больше получают плюсов. Чем больше объектов исключается, тем больше минус. На проведение экспертизы в бюджете заложено 300 тысяч рублей. Но, видно, это слишком маленькая плата за риск ошибиться, и особых охотников на нее нет. Депутаты поинтересовались, а чем обернется статус памятника местного значения для этих домов? И узнали, что тогда на площадке, где часть домов уже снес-

ли, нельзя будет строить. Ведь дома придется реконструировать и создавать вокруг них охранную зону. – Надо будет думать, что с ней делать. У нас получатся выпадающие участки, на которых мы можем только парк сделать. А рядом будут стоять вот эти памятники, – заметил депутат Дмитрий Кудинов. И поинтересовался, а чему памятники-то эти дома? Карпеева ответила, что выявленные объекты культурного наследия с неподтвержденным статусом построены в 1953 году и являются памятниками советского классицизма, памятниками ушедшей эпохи. И что из них, если их ценность для истории подтвердят, можно сделать объекты бытового назначения, «потому что улица Огородная – это неплохая улица для развития». Но лучше все-таки исключить эти дома из программы сноса и передать их в хозяйственное ведение МУП «Саргоркапстроительство и комплектация». И он пусть проводит экспертизу и планирует, что на эти земельные участки «садится». Елшанскую, 12, передают МУПу с той же целью – сформировать и продать участок для строительства дома с участием Саргорстройкомплекта.

Заборы – это заборы, а проекты – это проекты

Д

епутатов волновало ограждение развалин. Ведь если снос откладывается, то они продолжают оставаться опасными для людей. Татьяна Карпеева сказала, что в бюджете на ограждение денег точно не заложено, а вот МУП, принимая «остовы» в хозяйственное ведение, может построить ограждение за счет средств пожертвования городу частных инвесторов. А вот на проекты межевания освобождающихся земельных участков бюджетные деньги есть, хотя проекты эти стоят свыше 100 тысяч рублей каждый. Но без проекта межевания сформировать площадку невозможно. Так что не сметь мечтать пригнать бульдозер с экскаватором, чтобы убрать весь хлам, оставшийся после расселения аварийных домов. Всего на проекты межевания территории по этой программе истратят 1680 тысяч рублей. А на подготовку проектов на организацию работ по сносу или демонтажу аварийных многоквартирных домов – 2207 тысяч рублей.


12 максимальное приближение

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)

Чтобы дети не

Очередной «выдающейся» инициативой депутата Милонова власть прощупывает

В

понедельник, 10 апреля, в Госдуму внесен законопроект о жестком регулировании социальных сетей. Несмотря на то, что он сразу получил критическую оценку и в Кремле, и в «Единой России», и говорить о нем всерьез быстро перестали, эксперты уверены, что может быть сыгран сценарий «пакета Яровой»: когда одни резонансные предложения были выкинуты, а другие оставлены. Гульмира Амангалиева Автор инициативы – депутат Госдумы Виталий Милонов, известный своими эпатажными идеями, предлагает запретить пользоваться социальными сетями детям до 14 лет, а всем остальным регистрироваться только по паспорту. Также он считает нужным подумать над созданием специального госоргана по контролю над соцсетями. За призывы в соцсетях к несанкционированным акциям – наказывать жестче прежнего (привет активистам 26 марта).

В пояснительной записке Милонов объясняет, почему хочет вытащить детей из социальных сетей, двумя проблемами: это опасный контент (так называемые «группы смерти» – сообщества с призывами к суициду) и общий упадок нравственности юного поколения. (Тут он вспоминает громкую историю Дианы Шурыгиной, которая обратилась в полицию, обвинив в изнасиловании малознакомого молодого человека, с которым они встретились в гостях у общих друзей. После того как суд приговорил молодого человека к восьми годам колонии строгого режима, в «ВКонтакте» появились группы поддержки пострадавшей и осужденного, собравшие по нескольку тысяч подписчиков.) Сам депутат позиционирует себя непримиримым борцом с пропагандой гомосексуализма и поборником традиционных ценностей. Странно другое. Уже в понедельник, когда законопроект только был внесен на рассмотрение в Госдуму, самый лояльный к Кремлю исследовательский центр

Илья Козляков, гражданский активист, администратор «Саратов ВКурсе» и ряда других сообществ в социальной сети «ВКонтакте»:

МОЛОДЕЖЬ – НЕ СТАРИКИ, КОТОРЫЕ ПРИВЫКЛИ ТЕРПЕТЬ, «ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ», ЕЙ НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ

З

акон сам по себе дурацкий. И почему-то на 80 процентов я уверен, что он не будет принят. Милоновы, Мизулины, Поклонские, Жириновские и прочие – это политические шуты. Но они нужны властям. При помощи их глупых законопроектов можно прощупать почву, узнать настроение народа и сделать выводы, насколько еще можно закрутить гайки и ограничить людей в свободе, подвести их под полный контроль. Закон они могут даже принять, но работать он будет ограниченно, как и законопроект Яровой. А вот контроль над интернетом им дается очень тяжело. Упустили они этот момент. Если и нужен был контроль, то только сразу. Русский человек очень тяжело привыкает к новым условиям. Он консерватор. Более 100 лет уже нет царского режима, а народ всё вспоминает и требует царя-батюшку. А тут становление интернета прошло на глазах у современных молодых людей в относительной свободе, и враз решили поменять. Не выйдет. Молодежь – это не старики, которые привыкли терпеть, «лишь не было бы войны». Это не взрослые, которым есть что терять, у которых семьи и дети. Молодежь это огромная сила, которая снесет всё на своем пути при необходимости. Им нечего особо терять. А завлечь их чем-то другим очень сложно, виртуальная реальность пока победила. Если отобрать у них интернет, то лапшу на уши вешать и сдерживать их будет сложно, потому что телевизор они почти не смотрят.

ВЦИОМ очень оперативно подоспел с сокрушительными цифрами. Оказалось, что 62 процента россиян одобряют запрет на выход в социальные сети детям до 14 лет. Причем больше всего об этом в тайне мечтала самая молодая возрастная группа опрошенных в возрасте 18–24 лет – 67 процентов. Это даже больше, чем доля пожилых от 60 лет, поддерживающих запретительную меру – их 60 процентов. Интрига продлилась недолго. Уже после полудня 10 апреля пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал предложение Милонова «малореалистичным», а в Генсовете «Единой России» и вовсе покрутили пальцем у виска, сказав, что не имеют к идеям депутата ни малейшего отношения. Пресс-секретарь «ВКонтакте» Евгений Красников, напротив, счел меры «недостаточно запретительными» и со своей стороны пообещал блокировать малолетних пользователей за двойки в четверти, а перед каждым входом в аккаунт заставлять их сдавать нормы ГТО. По сети разнеслись тысячи мемов, шу-

ток и фотожаб на тему «Милонов против соцсетей». А 12 апреля, в День космонавтики, некоторым россиянам было совсем не смешно. Роскомнадзор по требованию ФСБ приказал провайдерам заблокировать в России доступ к интернет-рации Zello – мобильному приложению, которым пользовались дальнобойщики для координации протестных акций против системы «Платон». Технический директор Zello Алексей Гаврилов заявил, что формальной причиной стало отсутствие регистрации в качестве «организатора распространения информации» – это, в свою очередь, налагает обязанность хранить переписки и персональные данные пользователей. Гаврилов считает, что выполнить требования закона невозможно: «Пользователи скажут: Zello зарегистрировался, будет сливать данные ФСБ». Каких еще новых ограничений в области распространения информации стоит ожидать в будущем? И что думают об этом заинтересованные лица?

Юлия Ерофеева, председатель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при правительстве области:

НЕОБХОДИМО УПОРЯДОЧИТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ

Л

юбой современный механизм, любое техническое устройство могут быть использованы как в хороших, так и в плохих целях. Всё запретить очень просто, научить правильно использовать – гораздо сложнее. Вместе с тем, я понимаю, что иногда даже пятилетние дети крутятся в виртуальном пространстве – и с кем они там общаются, проследить очень сложно. И какое зло информация может причинить ребенку, имею-

щему неокрепшее сознание, – об этом никогда не стоит забывать (в первую очередь имею в виду «группы смерти» и разные другие сообщества). Поэтому я уверена, что необходимо принимать меры, которые защитят наших детей в виртуальном пространстве. Какие методы будут более действенными – это, конечно, дискуссионный вопрос. Но то, что однозначно необходимо упорядочить использование социальных сетей, очевидно.

Сергей Рыжов, гражданский активист, инициатор «Прогулок свободных людей» в Саратове:

ДЕТИ БУДУТ ЛИШЕНЫ ВОЗМОЖНОСТИ ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ БУДУЩИМИ ГРАЖДАНАМИ СТРАНЫ А теперь несколько слов с позиции администратора ряда сообществ в социальных сетях. За сообществами и без инициативы Милонова надо следить, так как их банально закроют, если там кто-то что-то не то разместит. Если хочешь нормальное сообщество, то приходится работать: удалять материалы, комментарии, пользователей. И занимает это массу времени. Но по поводу «незамедлительного удаления» ненадлежащей информации, как указано в законопроекте Милонова, есть вопросы. Вот написал кто-то комментарий нехороший – я же не суд, не могу проверить противозаконность и не могу 24 часа быть у компьютера для мониторинга. Мне надо спать, работать, должны быть иногда выходные, прочие дела, интернет могут отключить или электроэнергию. Всему должны быть разумные сроки.

В

Конституции России сказано, что любой человек может иметь свои убеждения и свободно их распространять. Также Россия является подписантом Всеобщей декларации прав человека, там тоже есть аналогичный пункт. Поэтому любые законодательные ограничения свободы слова, которые в нашей стране всё более ужесточаются, не только неприемлемы, но и незаконны. Касательно инициативы Милонова о запрете распространять информацию о несанкционированных митингах – лично для нас это никаких ограничений не понесет. Да, мы активно используем социальные сети для распространения информации о готовящихся мероприятиях – но вот несанкционированные митинги, о которых речь идет в законопроекте, не проводим. Прогулки свободных людей, или прогулки оппозиции, не являются публичным мероприятием. Мы не используем наглядную агитацию, звукоусиливающую аппаратуру, не обращаемся к проходящим гражданам с лозунгами и призывами,

не скандируем кричалки – мы просто собираемся мирно. Просто гулять по городу пока еще не запретили. Другое дело, что власти будут пытаться доказать, что это публичные мероприятия – они и сейчас пытаются это сделать. Кстати, за последние лет пять я состоял во многих движениях, в том числе сугубо обществен-

ных, не связанных с политикой. Некоторые из них, не будучи откровенно провластными, были готовы идти на определенное сотрудничество с органами власти. Данные объединения привлекали в качестве сторонников в том числе и подростковую аудиторию. Эти школьники не относили себя к оппозиции, они просто хотели заниматься общественно полезными делами. Их координация проводилась через социальные сети. И если запрет на пользование социальными сетями детям до 14 лет будет введен, то, получается, власть, как змея, укусит себя за собственный хвост. Как ни крути, в нашем информационном мире вовлечение в общественные процессы наступает во всё более раннем возрасте. Соцсети активно борются с контентом, который угрожает безопасности детей. Гораздо больше вредной информации они могут найти на сторонних сайтах. А вот возможности почувствовать себя будущими гражданами страны, поучаствовать в общественно полезных проектах молодые люди будут лишены.


18 апреля 2017 №14 (428)

Газета Недели в Саратове

максимальное приближение 13

попали в сети

почву для дальнейших карательных шагов в информационном пространстве

«Булгаков же писал – и я не боюсь» Что думают об инициативе Милонова сами дети

П

ервый аккаунт в соцсетях у Геннадия появился в 7 лет, и ровно столько же он проживает в виртуальной реальности. Его приятелю Егору в этом году исполнится 12; старшая сестра создала ему страницу в «Одноклассниках», когда ему было только 5 лет. Конечно, Егор инициативу депутата Милонова осуждает, без соцсетей он с трудом представляет свою жизнь. «А я готов к этому, – отмечает Гена. И добавляет: – Мне просто 14 скоро исполнится, и меня это, слава богу, не коснется».

видеотехнику на подаренные на именины Егора деньги. Начинающей звездой «Ютуба» даже заинтересовались журналисты, и «Отрытый канал» сделал совместный новогодний проект «Егорка на ёлке». Самое большое количество просмотров в блоге – примерно полторы тысячи, но в последнее время посещаемость порой не поднимается выше 150 заходов. Спрашиваю, связано ли это с высокой конкуренцией на видеохостинге. «Да уж какое там?! Никто снимать не умеет!» – загребает рукой воздух Егор. Геннадий тоже попробовал себя в качестве блогера, но, несмотря на то, что его видео удостоилось высокой оценки друзей, не втянулся.

Егорка на ёлке

Г

ена и Егор – обычные подростки, и мы сидим с ними на детской площадке обычного двора в Юбилейном будним вечером. В такое время они выполняют домашнюю работу. Занятия в школе заканчиваются примерно в 14 часов. После этого три раза в неделю Гена и Егор ходят на бокс в школу олимпийского резерва, возвращаются оттуда домой к 18:00. А примерно с 21:00, после того как домашка готова, родители позволяют повисеть часок-другой в интернете. Как рассказывают школьники, интернет и социальные сети они используют в нескольких целях. Во-первых, чтобы играть. Именно из-за игры «Ферма» им в детстве завели страницы в «Одноклассниках». Сейчас сидеть в игровых приложениях в социальных сетях, говорят, уже дурной тон – игры примитивные, качество графики оставляет желать лучшего. Зато для того, чтобы получить дополнительные бонусы в традиционных играх-стрелялках типа «Контр Страйк» и «Дота», Егору пришлось авторизоваться во всех возможных соцсетях. «Зачем мне нужен «Фейсбук» – непонятно, но бонус-то мне нужен», – поясняет Егор. Некоторые социальные сети уже и без Милонова выставляли ограничения на регистрацию детей до 14 лет. Но такие санкции обойти пока несложно – достаточно указать больший возраст. «Пришлось помучиться, придумывая, где я якобы учусь

ЕГЭ с грузчиками и снайперами

Е и где я работаю, когда я заводил себе страницу «ВКонтакте». Естественно, я не загружал в профиль свою фотографию, а использовал картинки», – делится секретом Егор. Вторая цель активного времяпрепровождения в соцсетях – подростки поясняют, что «ВКонтакте» покоряет молодую аудиторию неистощимой коллекцией веселых мемов (преимущественно одинаковые картинки с разными надписями иронично-развлекательного характера). Смотреть их, предупреждают собеседники, нужно подготовленным, с багажом определенных знаний – иначе будет непонятно и не смешно. А с недавнего времени Егор завел свой персональный канал на «Ютубе». Сам он называет свой контент «бомбежкой» – ярко демонстрирует свои эмоции касательно какой-то наболевшей темы. Родители увлечение сына поддержали и купили

Татьяна Загородняя, уполномоченный по правам ребенка по Саратовской области:

МЫ ДОЛЖНЫ НЕ ЗАПРЕЩАТЬ, А СОПРОВОЖДАТЬ РЕБЕНКА В ИНТЕРНЕТ-ПРОСТРАНСТВЕ

Я

совершенно не согласна с большинством предложений, озвученных в этом законопроекте! Каким образом мы проверим, что ребенку исполнилось 14 лет? Мы что, будем «ВКонтакте», например, вводить свои персональные данные? Это еще хуже. Мы ведь учим детей не вносить свои паспортные данные на разных сайтах, потому что они могут быть использованы в мошеннических целях. И вот, согласно законопроекту, все начиная с 14 лет должны разбрасывать свои данные по соцсетям... Хочу заметить, что пользователи с 14 до 18 лет всё еще дети. Это неправильно! Для начала у нас в стране должна быть четко проработана система защиты наших персональных данных. Я думаю, что в случае принятия этот закон просто не будет действенной мерой. Можем, конечно, всё запретить, детей к интернету не допускать – ввести у себя что-то наподобие китайской модели интернет-изоляции. Но я всё же думаю, что это будет невыполнимо в реальности. По моему убеждению, нужно адаптировать детей жить в мире, в котором мы живем – вот в таком, отчасти виртуальном. Если родители с двух лет дают ребен-

ку гаджет с мультиками, чтобы он смотрел, то он уже не может уйти от виртуальной реальности. Нужно не пресекать, а учить ребенка пользоваться интернеттехнологиями. Мы ведь не запрещаем ребенку выходить на улицу, потому что там опасно – нет, мы сначала сопровождаем его, а потом, когда он взрослеет, пускаем на улицу одного. Нужно учить этому с самого раннего возраста.

ще в социальной сети «ВКонтакте» есть общий чат, где одноклассники общаются и обмениваются учебной информацией. Ребята говорят, что среди учителей их школы социальные сети не особо популярны, максимум – посиживают в «Одноклассниках». Хотя как-то в «ВКонтакте» зачастила заходить одна учительница, решившая проводить регулярный мониторинг учеников на предмет моральности размещаемого ими контента. Чтобы никакого там мата и черного юмора. Дети подумали... и добавили ее дружно в черный список – с тех пор нравоучения прекратились. Пользоваться телефоном с мобильным интернетом в школе моим юным собеседникам удается, и не только на переменах. Егор признается, что заглядывает в социальные сети во время «второстепенных» уроков: на музыке, ИЗО. «Мне лично произведения Бетховена никак не пригодятся в жизни. Так, чисто голову в целом развить. А ИЗО за столькие годы научил меня чему-то дельному только один раз: как рисовать носы. Раньше они у меня кривые получались». В школе, по словам собеседников, можно встретить равнодушное отношение педагогов ко всему. Единственная цель, которой одержимы учителя, – подготовить школьников к единому государственному экзамену. «Убивает то, что математика – мой самый ненавистный предмет, а мне придется его сдавать. Как будто мне интересно, что какой-то там грузчик перевез Х пакетов. Сам-то грузчик, наверно, не задумывался, сколько он перевез – перевез и перевез, деньги получил, и всё», – сетует Егор. По складу ума он гуманитарий и планирует стать журналистом. Острый язык, энергичный характер и первые журналистские эксперименты ему в этом помогут. Более степенный и рассудительный Геннадий, наоборот, весьма преуспевает в точных науках и может стать, например, инженером или программистом. Особенно пугает молодое поколение сама процедура сдачи ЕГЭ: много камер, конвои до туалета, жесткий контроль на входе – такое ощущение, что «снайперы сидят на соседних крышах»… Стратегия национальной безопасности отлично работает на экзаменах, но абсолютно неде­ еспособна в людных общественных местах – таких, как метро в Питере, замечают ребята.

Гражданин Люцифер, предъявите паспорт!

Н

овости Гена и Егор получают в основном из блогов и социальных сетей. На днях, например, популярный блогер Николай Соболев задорно осмеял депутата Госдумы Виталия Милонова в связи с его законопроектом про социальные

сети. Оттуда ребята узнали, что ранее этот депутат прославился запретом бумаги – общее представление об этом политике сложилось. Автор инициативы за запрет детям пользоваться соцсетями объяснил необходимость подобных мер наличием там «групп смерти». Ребята считают, что слухи об их опасности сильны преувеличены. Егор на фоне информационной шумихи ради интереса заглянул в один из подобных пабликов до того, как они были закрыты: «Были там могилки, слова «скоро ты окажешься здесь» – чепуха какая-то, только слабаки на это поведутся». «Невменяемые люди всегда найдут повод убиться, даже если их поместить в комнату, обитую подушками», – считает Геннадий. В какой-то степени Егор согласен, что нередко злоупотребляет времяпрепровождением в социальных сетях. «Вот ты приходишь домой – и сразу тяга проверить сообщения. Да, это, наверно, зависимость…» – задумывается мальчик. С другой стороны, по его мнению, каждый ребенок заслуживает получить свою законную порцию мемов. А предложение вносить всем пользователям свои персональные данные при регистрации в социальных сетях однозначно не находит у него одобрения. «Может, у какогонибудь человека имя Люцифер по паспорту (родители с причудой) – вдруг подумают, что это его ник, и не будут регистрировать?» – выражает скепсис Егор. Безопасность хранения персональных данных тоже не вызывает у него особого доверия: «Ходили ведь слухи, что на «Виндовс-10» установлена слежка. На «Ютубе» были уроки, как ее отключить. Как говорится, доверяй, но проверяй – поэтому я ее типа отключил». Юноша догадывается, что реальной причиной ввести официальную авторизацию является желание властей контролировать высказывания в пространстве соцсетей: «Увидели новость про митинг – хоп, сразу вычислили пользователя по паспортным данным. За пост «ВКонтакте» с критикой власти – всё, в тюрьму поволокли». Егор политикой не интересуется, но уверен, что каждый имеет право высказывать свое мнение. «Булгаков же писал – и я не боюсь писать, что думаю. А если меня будут за это преследовать – неслабо будет угнать машину и уехать далеко-далеко в закат под песни Си Си Кетч, с бутылкой хорошего джина!» – рассуждает шестиклассник. Маме Егора о его планах на дальнейшую жизнь мы, конечно же, не расскажем.


14 экономика

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)

Платежное поручение президента Предприятия оплатили ввод новых электростанций. Жителям Саратова приготовиться покупать облигации

Ф

едеральный центр преподнес регионам парочку сюрпризов. И каждый из них подразумевает, что наверху денег нет, а внизу надо постараться из себя что-нибудь и как-нибудь выжать. Депутаты Саратовской областной думы, собравшиеся в минувший четверг на заседание бюджетного комитета под руководством Николая Семенца, не скрывали и растерянности, и возмущения.

Ольга Копшева

Региону придется занять у жителей области

Н

иколай Семенец очень расстроился, увидев в росписи бюджетных изменений, что дефицит областного бюджета придется замещать за счет продажи облигаций. Это что еще такое? – спросил он у регионального министра финансов Александра Выскребенцева. Потому что мы такого зверя не знаем, и по каким тропам он ходит, не ведаем. Николай Яковлевич даже сначала не понял, о какой сумме идет речь. Думал, что про миллионы наш минфин задумался. Но оказалось-то, что 5 миллиардов рублей правительство Саратовской области собирается занять у населения. Попросил всё как на духу объяснить. Александру Юрьевичу куда деваться? Объяснил. – Весь прошлый год министерство финансов Российской Федерации рекомендовало нам использовать такой инструмент заимствования. В мае облигационный заем появился у нас в плане мероприятий по оптимизации расходов, мобилизации доходов и сокращению госдолга. В начале нынешнего года появилось поручение президента РФ о том, что нужно рассмотреть возможность облигационного займа и уходить в этот инструмент от коммерческих кредитов банка. В прошлом году мы этим инструментом не воспользовались, так как процентная ставка по облигациям составляла в среднем 12,5 процента. То есть кредиты банка обходились дешевле, чем выплаты по облигационному займу. В этом году, проведя предварительный анализ, мы приходим к выводу, что облигационный заем можно ре-

ально разместить под 9–9,5 процента годовых. В то же время коммерческие кредиты сейчас обходятся в 10–10,5 процента. При этом облигационный заем размещается на семь лет, в то время как коммерческие кредиты предоставляются на три года, а если сроки кредита увеличиваются, то увеличивается и процент. Министр Выскребенцев рассказал депутатам, что заем, конечно, будет размещен не завтра. Что необходимо еще провести ряд процедур. Прежде всего выбрать генерального агента, который будет заниматься организацией размещения облигационного займа. Николай Семенец поинтересовался, какими документами в Саратовской области определен выпуск государственных ценных бумаг. Выскребенцев ответил, что никаких наших бумаг нет, да и не нужны они. Потому что «есть поручение президента». Депутаты поняли, что облигационное зло или добро (не поняли пока) неизбежно, и спросили, какие банки будут распространять облигации. – Банки, как правило, в облигационном займе поодиночке не участвуют. Они пулом выходят. Обычно кто-то генеральный агент, а остальные в пристяжку его подстраховывают, – министр перечислил Сбербанк, ВТБ, Совкомбанк и Газпромбанк. И сказал, что сейчас уже есть заинтересованность Сбербанка и Совкомбанка. Они даже обещают, если облигации правительства Саратовской области не будут востребованы, выкупить их в стопроцентном объеме. Депутат Леонид Писной принялся тем временем считать. У него получилось, что правительство по облигациям должно будет выплатить ежегодно из областного бюджета 450 миллионов рублей держателям облигаций. За семь лет 3 миллиарда 150 миллионов. – Может, коммерческие кредиты дешевле все-таки? – спросил он. – Нет, – ответил министр. – Объем обслуживания коммерческих кредитов сегодня составляет ежегодно 3 миллиарда 600 миллионов рублей. Всего коммерческих кредитов у нас на 24 миллиарда рублей. Из них 5 миллиардов мы предлагаем заменить на облигационный займ. Без роста госдолга. А

работа с минфином остается, чтобы заместить остальные 19 миллиардов. Но недоверчивый Николай Семенец всё же попросил у Выскребенцева расписать «дорожную карту» на запуск этого финансового новшества. «Необходимо регламентирование», – сказал.

Нам аукнулись атомная станция в Свердловской области и энергетика в Крыму

Б

елоярская АЭС – уникальная станция. Это база для проверки новых проектно-конструкторских решений. И это единственная в стране станция, где используются разные типы энергоблоков. Запуск очередного аукнулся на всю страну. Как рассказала депутатам председатель комитета по тарифам Лариса Новикова, Белоярская АЭС выкинула в этом году мощности по цене в три раза дороже, чем те, к которым привыкли. А еще в оптовую цену электроэнергии добавились затраты на энергообеспечение Крыма, которые тоже надо было отбивать. Совсем по-простому говоря, тариф на электроэнергию для промышленных и сельхозпредприятий структурно состоит из трех частей. Две из них региональные – транспортная и сетевая. Основная – федеральная. Потому что это стоимость непосредственно электроэнергии, которая формируется с учетом всех затрат по вводу мощностей по всей стране. И эта составляющая самая весомая. Правительство Российской Федерации пообещало, что в нынешнем году рост цен на электроэнергию для предприятий составит около 7 процентов. А реально в январе–феврале рост подпрыгнул к 25 процентам. Поднялся шум. Николай Семенец за ним следил и вот попросил Ларису Новикову рассказать последние известия. Она рассказала, что правительство Саратовской области начало заниматься этим вопросом еще до того, как потребители увидели счета. Всё комитету по тарифам стало понятно. Потому что всё повторяло ситуацию 2011 года. Тогда тоже за счет федеральной составляющей тариф на электроэнергию для предприятий взлетел.

– Мы сделали первые шаги, чтобы предотвратить дальнейшие последствия. В марте Валерием Васильевичем было направлено обращение в адрес правительства Российской Федерации о недопустимости таких цен, потому что затратная часть всех наших производителей очень сильно выросла. И это противоречит прогнозу, который также был установлен правительством РФ. Аналогичная ситуация во всех субъектах Российской Федерации. И все обращаются в правительство РФ. Вопрос сейчас находится на контроле у заместителя председателя правительства Дворковича. Вчера уже цена на опт была снижена. И нам дают устную гарантию с федерального уровня, что они не превысят цену по году. И если выполнят обещание, то мы впишемся в те параметры, которые ранее были установлены правительством для конечной цены электроэнергии. А по сбыту Саратов­ энерго и СПГЭС даже снизили тариф с прошлого года. Депутаты начали называть страшные цифры роста затрат на оплату электро­ энергии, но Николай Семенец, на правах ведущего, попытался прекратить дебаты. Однако депутат Леонид Писной все-таки рассказал про убытки, которые несет подконтрольное ему предприятие Сароблжилстрой. – Они хапают в самое энергопотребляемое время. А мы потом лежим. У меня в бизнес-плане заложен рост тарифов на электроэнергию в 7 процентов, а фактический рост в первом квартале 17 процентов. У меня уже сейчас отклонение от расчетного больше половины от того, что я предполагал по году. Давайте поставим задачу федеральному правительству, чтобы погрешность была не более 3–4 процентов. А то мы все пишем просьбы. Надо другим адресатам по-другому писать. Давайте поймем, что мы в среднем по году, может, и вый­дем на заданные параметры. Но в первом квартале и так идет самый большой расход электроэнергии, и сейчас мы считаем каждую копейку. – Что же это за компании так издеваются над нами? – спросил кто-то из депутатов. – Росгидро и Росатом, – ответила Лариса Новикова.

Вычесть, умножить, а потом опять сложить Саратовские пенсионеры недосчитались в среднем по 20 рублей после апрельского повышения пенсий. ПФР ответило, что они неправильно считали

В

апреле 2017 года государство провело очередную индексацию пенсий. Социальные пенсии увеличили на 1,5 процента. Получателям страховой пенсии тоже перепал кусочек «щедрости». Их пенсия должна была подрасти на 0,38 процента. Саратовские пенсионеры, пересчитав апрельскую выплату, обнаружили, что им недоплатили в среднем по 18–20 рублей. «Газета недели в Саратове» выясняла, как пропали пенсионные деньги.

Дина Болгова

Куда делись?

«Т

о, что пенсию нам недоплатили, первой поняла моя подруга. Она пересчитала свою апрельскую пенсию и недосчиталась 18 рублей, – рассказывает позвонившая к нам в редакцию пенсионерка Раиса Михайловна. – Я тоже пересчитала свою пенсию и пенсию мужа, и у нас тоже недоплата составила по 18 рублей. Мы связались с нашими знакомыми в других районах города – и у них такая же картина. У всех не хватало 18–20 рублей. Какая-то систематическая недоплата, получается». Раиса Михайловна и другие возмущенные пенсионеры пытались

выяснить, в чем дело, в районных отделениях Пенсионного фонда, но не смогли дозвониться. «По трем телефонам звонила в отделение по Заводскому району, никто трубку не берет. Два дня звонила. Только металлический голос (на пленку, наверное, записали) ответил один раз, что им, мол, не велено принимать звонки», – негодует наша собеседница. Выявленная недоплата и молчание телефонов ПФР заставили пенсионеров не только волноваться, но и подозревать государство и ПФР в намеренном обмане социально незащищенных категорий населения. «Конечно, 18 рублей – мелочь, и молока-то не купишь. Но если умножить их на год, а потом на всех пенсионеров, нас в Саратовской области 600 тысяч, это уже приличная сумма получается (больше 140 млн руб. – Авт.)», – делится предположениями пенсионерка Раиса Михайловна. Возмущение пенсионеров можно понять. Большая часть российских пенсий по мировым меркам – просто пособие по бедности. Да и по российским меркам на среднюю пенсию от 8 до 12 тысяч рублей в месяц не проживешь. Основные траты большинства наших пенсионеров приходятся на еду и коммунальные услуги. Многим не хватает даже на ставшие необходимостью лекарства. И тут уж

приходится выбирать, что важней. Индексацией пенсий государство бесконечно жонглирует: то отменяет, то возвращает, то снижает ее размер. Как тут не возмутиться, когда и без того смешное увеличение на сотые доли процента не выполняется? «У нас страховая пенсия, и нам в апреле ее должны были увеличить на 0,38 процента, а увеличили, получается, на 0,25 процента, – поясняет Раиса Михайловна. – А 0,13 процента куда делись?»

Никуда не делись

Э

тот вопрос Раисы Михайловны мы задали специалистам отделения Пенсионного фонда России по Саратовской области. Здесь не сразу поняли, о чем идет речь, заявив при этом, что никогда еще случаев недоплаты, тем более систематической, по отделению не было. После выяснения нескольких деталей сотрудники ПФР нашли ошибку и причину недоразумения. «Они же (пенсионеры) неправильно считали. Они умножали на 0,38 процента всю свою пенсию, а это неверно. 0,38 процента – это же даже не индексация была, по сути, а корректировка размера страховой пенсии в связи с изменившейся стоимостью пенсионного балла», – пояснили нам в ПФР. Специалисты отделения напомнили, что пенсия в России состоит

из нескольких частей. Из базовой, страховой и накопительной (последняя есть не у всех. – Авт.). Базовая пенсия, или фиксированная выплата, – это та сумма, которую пенсионер получает от государства гарантированно. И ее размер одинаков для всех. В 2016 году фиксированная выплата составляла 4558 рублей 93 копейки, в 2017 году, после общей февральской индексации, увеличилась на 5,4 процента и составила 4805,11 рубля. Доиндексация страховых пенсий, которую провели в апреле, базовой части не коснулась, только страховой. При этом нужно учитывать, что размер страховой пенсии у всех пенсионеров разный и зависит от количества набранных ими пенсионных баллов, как говорят в народе, или индивидуальных пенсионных коэффициентов – как говорят специалисты. Пенсионный балл имеет свою цену, и она тоже год от года меняется. Сейчас стоимость пенсионного балла составляет 78,58 рубл­я – подросла с 1 апреля на 0,38 процента. «Соответственно, пенсионерам, получающим страховую пенсию, нужно вычесть из суммы, полученной в марте, фиксированную выплату – 4805 рублей 11 копеек. А остальное уже умножить на 0,38 процента. Получившуюся сумму нужно снова сложить с базовой

пенсией (4805,11), и тогда получится апрельская пенсия», – подсказывают правильный путь расчетов сотрудники ПФР.

И как будто никого не обидели

С

тоит отметить также, что апрельская доиндексация страховых пенсий, или корректировка в связи с удорожанием пенсионного балла, касалась только неработающих пенсионеров. В Саратовской области их 559,8 тысячи человек. Работающим пенсионерам в любом виде индексации пенсий, напомним, государством отказано ввиду экономии бюджетных средств. Но только до тех пор, пока они работающие. Отказавшись от возможности получать зарплату, пенсионеры начнут получать пенсионные выплаты сразу со всеми ранее пропущенными индексациями. В этом году индексация пенсий была в феврале, когда на 5,4 процента подросли как базовая пенсия, так и страховая, и в апреле, когда на 1,5 процента увеличили социальные пенсии. Получателей социальной пенсии в Саратовской области более 44 тысяч человек. Средний размер социальной пенсии сейчас составляет 8033 рубл­я 65 копеек.


18 апреля 2017 №14 (428)

Газета Недели в Саратове

Жемчужина округи

регион 15

У села три улицы, а история – на целую книжку

П

рирода в этом году выходит из зимнего оцепенения раньше обычного. Кое-где под деревьями вдоль дорог еще заметны белые островки снега. Удивительно, как они до сих пор не растаяли, когда вовсю светит яркое солнце. Поля Екатериновского района, чуть подсохшие, уже располосованы после боронования. В Чистый четверг, с утра, мы подъезжали к селу Переезд. Весенняя природа со своими неяркими апрельскими красками была готова к полевым работам и празднику Пасхи.

Екатерина Аблаева

Жители в селе еще есть, сохранить бы традиции

В

селе Переезд разгар рабочего дня. Глава фермерского хозяйства Иван Судариков уехал в банк: новый сезон – новые заботы. Технические вопросы, поездки, доставка, в том числе деталей – это больше по части его сына Михаила. В отсутствие Ивана Кузьмича Михаил Иванович на хозяйстве, в полях. Вернувшись в кабинет, он знакомит с текущими делами. Холодное время озимые перенесли хорошо. Всё идет по плану. Техника отремонтирована. Второй день, как началось боронование. Правда, на полях хозяйства много лощин, в оврагах земля еще сыровата. Но механизаторы Андрей Дуванов, Валерий Синицын, Андрей Лифанов и многие другие уже за работой. С началом полевого сезона у столовой отменяются выходные. Повара Наталья Сладкова, Мария Хлопова и Наталья Антошкина любят свое дело. Они говорят, что так, как кормит работников хозяйства Кузьмич, нигде не кормят. Когда надо, повара и в ночь собирают сумки с ужином механизаторам в поле. На поваров обучали раньше в

Свечница Александра Королева

училище, неподалеку, в Кипцах. Его расформировали. Третий год, как опустело и здание школы в Переезде. За последние десятилетия население Переезда сильно сократилось. В фермерском хозяйстве работают не только местные жители, но и из Екатериновки, Кипцов и даже из Бакур. Пока есть сельхозпредприятие, за счет которого и держится село, Переезд не опустеет. Но редеет село – традиции забываются. Ни старожилы, ни молодые куличей теперь перед Пасхой не пекут, ведь можно купить их. На этот праздник по привычке, сложившейся в советские годы, сельчане ходят на кладбище. Восстановленный местный храм Архангела

Михаила – настоящая жемчужина. Правда, прихожан из Переезда здесь мало. Люди едут сюда из Екатериновки и округи. Соседние села Переезд и Сластуха – старинные. Казалось бы, от Переезда осталось три улицы, а вот не каждый город имеет такую богатую историю, как у этого села. Некоторые его жители об этом и не подозревают. Саратовец Александр Швырев, изучая судьбу своих предков, проживавших в Переезде, восстановил историю этого села, запечатлел ее в небольшом самиздатовском труде, который хранится в храме и из которого мы узнали немало интересного.

От нищеты к процветанию и обратно

С

ело Екатериновка (нынешний райцентр) было основано в 1871 году переселенцами из украинской Екатеринославской губернии в связи с их переездом на строительство железной дороги «Москва – Саратов». А еще раньше крестьяне из Воронежской и Рязанской губерний поселились в деревне Сластуха, в 7 километрах от Екатериновки. Местные сельчане хоть и не считались крепостными, а были государственными крестьянами, жили достаточно бедно. Многие жители Сластухи работали за нищенскую плату у помещиков. В личное пользование землю давали только на мужчин. Через каждые 12 лет проводили перепись населения. Если сын рождался после переписи, то землю на него не давали до следующей переписи. Малоземелье стало причиной того, что коренные жители села прогнали всех чужаков. И те переехали на свободные земли, обосновав в 1797 году новое село по берегам Аткары, с чем и связано его название – Переезд. По другой местной легенде, переселенцы из соседних губерний, обосновавшиеся в Сластухе, за взятку губернскому землемеру-чиновнику получили землю, пригодную для распашки, у реки Аткара. Год основания села установили юные краеведы (пока существовала школа) и их учителя, среди которых были потомки рода Швыревых. По утверждению Александра Швырева, общепринятая дата основания Переезда все-таки является не совсем точной, так как по 5-й ревизии 1795 года село уже существовало с 585 жителями. Очевидно, образовалось оно несколько раньше, а позже стало центром Переездинской волости Аткарского уезда Саратовской губернии. Село росло, очень скоро в нем появились переселенцы из Малороссии. Они назвали Украиной ту часть Переезда, где проживали. На Медовке жили пчеловодыпасечники. Погореловка – это место, куда переселились пострадавшие от огня. Мишин хутор – часть Переезда, построенная легендарным Михаилом. Теперь в селе три улицы, одна из них сохранила частичку истории – Украинская. В предреволюционные годы Переезд считался крупным богатым селом с телефонной связью, паровой мельницей, двумя просорушками, маслобойками, тремя кирпичными заводами. Крестьяне возделывали плодородный чернозем, сеяли овес, рожь просо и пшеницу. Надельной земли у них было 2006 десятин, купленной – 261, арендованной – 184. Лошадей и быков насчитывалось 636, коров – 482, свиней и овец – 3064. Имелось 300 железных плугов, 100 веялок, 20 молотилок. В

селе было 323 дома, крытых деревом и железом. В Переезде имелись два православных храма, две церковно-приходские и одна земская школы, фельдшерскоакушерский пункт, организовывались базары и ярмарки. Правда, в 1880-х годах из более чем 2,3 тысячи жителей села грамотными были лишь 152 человека. В июне 1917 года в Переезде появилась большевистская ячейка, а первый колхоз в селе был создан в 1930 году. Собранный из переездинских активистов отряд красногвардейцев Саратовский губисполком направил против восставшего чехословацкого корпуса в Ртищеве, а впоследствии этот отряд принимал участие в боях за Тамбов и Вольск. Гражданская война пришла в Переезд в 1921 году, когда село занял повстанческий отряд Попова, учинивший расправу над местными коммунистами, которым впоследствии поставили скромный памятник недалеко от дома культуры. Предпосылкой к будущей катастрофе послужил неурожайный 1920 год. Практически все запасы продовольствия были изъяты в ходе продразверстки, по сути, отъ­ема оставшихся продуктов питания. Крестьяне уже к осени ели семенное зерно. В 1920 году в Поволжье собрали всего 20 млн пудов зерна. В то время как в 1913 году его объем достиг 146,4 млн пудов. Весна 1921 года принесла небывалую засуху, уже в мае погибли озимые хлеба, а яровые стали засыхать. Саранча уничтожила остатки уцелевшего урожая. Массовый голод унес десятки тысяч жизней. 2 января 1922 года вышло постановление ВЦИК «О ликвидации церковного имущества», а в феврале – соответствующий декрет. Миллионы рублей от сбыта церковных ценностей должны были пойти на закупку продовольствия, медикаментов и товаров первой необходимости. Большую их часть разворовали на местах изъятия, в процессе транспортировки и хранения.

Островки духовности

П

ервая деревянная переездинская церковь просуществовала более века, а в 1832 году, еще до разрушения деревянной, на средства крестьян построили пятиглавую церковь во имя Космы и Дамиана. Здание было каменным и имело заметную издалека многоярусную колокольню, сооруженную по византийским канонам. Его разрушили красно­ гвардейцы в первые годы Советской власти. А на этом месте впоследствии возвели дом культуры.

На стыке прошлых столетий потомственный почетный гражданин города Моршанск Тамбовской губернии Михаил Рымарев на собственные деньги построил в Переезде каменную церковь. Проект пятиглавого храма в византийском стиле

Мария Хлопова накрывает стол к обеду

в 1900 году выполнил выдающийся саратовский архитектор Александр Клементьев. Он же руководил ее постройкой. Пять куполов по церковным канонам символизируют Иисуса Христа и четырех евангелистов. Зеленый их цвет посвящен святому, в честь которого и назвали храм, Архангелу Михаилу. Постройка церкви окончилась летом 1906 года. По историческим свидетельствам, при храме была семейная усыпальница Рымаревых. Современные служители подтверждают, что во внутренних коридорах храма они обнаружили склеп. После революции усыпальни-

ца была осквернена, а сама церковь в 1936 году разорена. Александр Швырев приводит воспоминания старожилов: – Коммунистические активисты в 30-х годах прошлого века не раз пытались разрушить храм. Но тот не поддался бульдозеру, скрепленному с тракторами цугом. Кресты с маковок, разумеется, варварски посбивали. А чтобы здание с метровыми стенами не пустовало – приспособили под зернохранилище и склад. – В мае 1989 года мне довелось побывать внутри церкви, – продолжает Александр Петрович. – Полы храма были изгажены и покрыты толстенным слоем осколков и грязи. В 1991 году сельский храм передали верующим и вновь открыли для церковных служб. Началось постепенное восстановление церкви. В апреле 2005 года завершили монтаж центрального купола и установили четыре малых купола. Затем отремонтировали кровлю, восстановили лестничные пролеты и перекрытия колокольни, установили новый купол на центральном барабане храма, заменили окна. Значимую роль в реставрации церкви сыграл иеромонах Нестор (Бузланов), который несколько лет был настоятелем храма. Он убедил руководителей Екатериновской администрации вернуть церкви кованые металлические лестницы. Приостановленная на несколько лет деятельность по восстановлению храма возобновилась в 2012 году благодаря местным жителям. На его колокольню подняли последний из шести куполов. Купол изготовили московские специалисты архитектурной мастерской. На колокольню подвесили колокола. Внутренние работы продолжаются до сих пор. Сохранилась старинная икона Архистратига Михаила, она занимает центральное место в храме. Храм признан объектом культурного наследия Саратовской области. Численность переездинского населения по сравнению с дореволюционными показателями уменьшилась более чем в 10 раз. Снижается не только население, снижается его интерес к своему, родному, к истокам. Теряется духовная связь поколений – ничто не держит молодых людей в селах. Не к чему им возвращаться. Но и на новом месте далеко не каждый находит себя. Православные традиции в соседних селах Переезд и Сластуха продолжает хранить настоятель обеих церквей иеромонах Исмаил. Хорошо, что храмы, островки истории и культуры, возрождаются. Использован материал, собранный Александром Швыревым

Механизаторы Владимир Шашков и Алексей Кузнецов готовят машины к работе в поле


16 общество

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)


18 апреля 2017 №14 (428)

общество 17

Газета Недели в Саратове

Серебро дороже и опытнее В Саратове начинает развиваться движение волонтеров пожилого возраста

Т

радиционно в качестве волонтеров мы представляем юных молодых людей – студенты и старшеклассники, которые, несмотря на учебные нагрузки, полны энергии и готовы помогать другим, участвовать в организации мероприятий. Возможно, в будущем встречать гостей и указывать им дорогу будут, помимо молодых, люди весьма солидного возраста. В Саратове «серебряных волонтеров» пока привлекают на проведение мастер-классов в школах, но в дальнейшем хотят делегировать на мероприятия всемирного масштаба, таких как чемпионат мира по футболу.

Гульмира Амангалиева, фото из группы Центра социального обслуживания г. Саратова «ВКонтакте» https://vk.com/social64

Старость без телевизора

И

рина Великанова, налоговый инспектор с большим стажем, два года назад вышла на пенсию в 57 лет – возрасте, когда еще можно вести достаточно активный образ жизни. Как только появилась возможность уделить время досугу, она записалась на курс оздоровительной гимнастики для людей в «третьем возрасте». Там же узнала, что комплексный центр соц­о бслуживания населения насыщает досуг людей «третьего возраста» фотовыставками, театральными представлениями, поездками. А в

прошлом году специалисты центра предложили ей поучаствовать в мероприятиях в необычной роли – быть серебряным волонтером. Недавно Ирине Валентиновне выдали даже специальную волонтерскую книжку. Записей в ней пока нет, но всё только начинается. Даже в 59 лет. «Если раньше люди работали достаточно долго, то теперь с работой для пенсионеров становится всё сложнее, – говорит серебряный волонтер Ирина Великанова. – Вот мы выходим на пенсию и остаемся без работы, коллег, привычных забот – чувствуется какая-то невостребованность, ненужность… Многие наши пенсионеры запираются по домам и смотрят сутки напролет телевизор. А надо как-то двигаться к положительным эмоциям! Серебряное волонтерство как раз и дает такие эмоции, когда ты чтото отдаешь, но еще больше получаешь».

По доброй воле

П

рактика привлекать на мероприятиях волонтеров серебряного возраста культивируется в последние годы по всей стране, но активнее всего дело движется в крупных городах: Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Сочи. Например, добровольцы старше 50 лет со знанием иностранных языков встречали гостей на Олимпиаде в Сочи – причем отбор был достаточно мягок из-за небольшого количества поданных заявок по сравнению с

бешеной конкуренцией среди молодых волонтеров. В Саратове серебряное волонтерство – движение новое, появилось примерно год назад по инициативе Центра развития волонтерства Российского союза молодежи в сотрудничестве с городским Центром социального обслуживания населения. «Волонтеры пожилого возраста ничем не проигрывают, а гдето даже опытнее и ответственнее, чем молодежь. Они даже делают свою работу с гораздо большим воодушевлением», – отмечает региональный координатор движения серебряных волонтеров Гульфия Ерусланова. Как правило, единственное ограничение, которое по состоянию здоровья и из уважения к возрасту и делают для пожилых активистов – отсутствие тяжелых физических нагрузок. В конце сентября 2016 года сообщалось, что серебряные волон-

теры приняли участие в историкопатриотическом форуме «Парад эпох». Также ранее анонсировалось возможное участие наших саратовских волонтеров в Кубке конфедераций (июнь-июль 2017 года) и чемпионате мира по футболу (2018 год), на Всемирном фестивале молодежи и студентов (октябрь 2017 года, Сочи). Правда, сейчас кураторы проекта уточняют, что пока уверенно о таких перспективах говорить рано, но в этом году рассматривается возможность присутствия саратовских пенсионеров на II Всероссийском форуме серебряных добровольцев, который пройдет 27–30 мая в Московской области. Как рассказывает специалист Центра соцобслуживания населения Светлана Григорьева, на данный момент реализуется проект «Хранители традиций»: бабушки с активной жизненной позицией делятся с детьми воспоминани-

ями о своем детстве и семейных традициях. К примеру, 76-летняя пенсионерка Александра Кузнецова рассказала шестиклас­ сникам, что в послевоенные годы куклы и игрушки мастерили сами, а полы мыли кирпичом. С 4-го класса она легко заменяла часто болевшую учительницу. Недавно серебряные волонтеры прошли мастер-класс «Бабушкина герань» и украсили растения к выставке. А в рамках проекта «Лепота», направленного на формирование позитивного образа пожилого человека, женщинам вручили их собственные портреты, которые в течение года размещались на стенах бюджетных учреждений социальной сферы и культуры. Зачатки движения волонтеров среди пожилых людей появились также в Балакове и в Балашове. И всё же пока рано говорить о том, что серебряное волонтерство – значимое социальное явление в жизни региона. Хотя бы потому, что в Саратове официально зарегистрировано всего 10 серебряных волонтеров. Однако в Центре с радостью ожидают новых добровольцев.

У

знать всю подробную информацию и записаться можно, позвонив по телефону 55-15-63 (спросить заведующую отделением дневного пребывания ЦСОН Саратова Светлану Николаевну Благую) либо по телефону 74-43-77 (специалист по социальной работе Светлана Григорьева).


18 город

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)

Остров Иволгино Корреспонденты «Газеты недели» побывали там, куда пролился золотой дождь – больше миллиарда рублей

В

нынешнем году в России завершается программа расселения граждан из аварийного жилья. В Саратовской области, по сведениям Фонда содействия реформе ЖКХ, новые квартиры уже получили больше 10 тысяч человек, до 1 сентября планируется вручить ключи еще 9 тысячам. Больше всего переселенцев насчитывается в областном центре. Городские власти должны купить 2,2 тысячи квартир, куда переедут 4,5 тысячи человек.

Надежда Андреева Прошлой осенью начал заселяться микрорайон Иволгино – здесь для нужд «аварийщиков» выкуплено больше тысячи квартир. По сообщению Фонда, «на реализацию программных мероприятий в Иволгино из всех источников финансирования было направлено 1,09 миллиарда рублей». Дома в поселке построены холдингом «Саратовоблжилстрой». Во время церемонии торжественного вручения ключей, проходившей в тюзе, министр строительства Дмитрий Тепин и глава Саратова Валерий Сараев благодарили граждан за многолетнее терпение и обещали, что на новом месте жительства их ждет счастье: «Микрорайон Иволгино динамично развивается, обрастает инфраструктурой – школами, поликлиниками и детскими садами». Уже в феврале в соцсетях начали появляться фотографии квартир с сырыми и треснувшими стенами. В марте жители Иволгино пожаловались мэру на отсутствие дороги, общественного транспорта, уличного освещения, магазинов, медицинских и образовательных учреждений.

Где эта улица, где этот дом

П

ри упоминании поселка Иволгино водитель маршрутки № 95 чуть не разорвал вашего корреспондента на клочки. «Мы туда не едем!» – категорично заявил мужчина, добавив несколько нелестных характеристик местной дорожной сети. Дискутировать с шофером было рискованно, хотя еще два месяца назад губернатор Валерий Радаев уверял столичных гостей из Фонда содействия реформированию ЖКХ, что «в поселке предусмотрена вся необходимая инфраструктура, к настоящему времени сюда уже пущены два маршрута общественного транспорта» – №95 и № 90. Нельзя сказать, что глава региона врал: представители госкорпорации посещали Иволгино в середине февраля, когда сюда можно было проехать по утрамбованному строительной техникой зимнику. Две недели спустя дорогу смыло, и пассажирские перевозчики отказались обслуживать поселок. В конце марта глава города Валерий Сараев распорядился наладить транспортное сообщение между Иволгино и окружающим миром. В противном случае мэр грозил переселить в микрорайон руководителей дорожного и транспортного комитетов. Смягчившись, водитель маршрутки объясняет, что желающие добраться в Иволгино выходят на остановке у гипермаркета «Лента». Отсюда в поселок ходит, по выражению перевозчика, «Газелька» без опознавательных знаков». На стеклянном остановочном павильоне действительно висит расписание, сообщающее, что микроавтобус в Иволгино отправляется каждые 50 минут. Ни в 9.40, ни в 10.30 машина не приезжает. Ни одного потенциального пассажира также не наблюдается. Но увидеть место, куда пролился золотой дождь в 1,09 миллиарда, очень хочется. Отправляемся пешком. Пытаемся спросить совета у дорожных рабочих. Мужчины в оранжевых комбинезонах с внушительной надписью «Викинг-2017» переспрашивают название поселка и разводят руками. «Сейчас погуглим», – предлагает один и достает из кармана спецовки смартфон. Поводив пальцами по экрану, «викинг» советует идти «примерно туда вдоль трассы». На повороте к Иволгино ощутимо пахнет канализацией. Прошлым летом информагентство «Взгляд-инфо» посвятило несколько заметок строительству канализационной станции, которая должна отводить стоки нового микрорайона. Тогдашний генеральный директор муниципального предприятия «Саратовводоканал» Сер-

гей Винарский заявлял агентству, что этот «крупный инфраструктурный объект оснащен самым современным насосным и электрическим оборудованием и гарантирует выполнение современных стандартов в области экологии городской среды». На дороге, ведущей к Иволгино, тротуаров нет. Слева тянется покосившийся строительный забор, над ним уже видны верхушки молодых деревьев. Справа – декорированный под дикий камень забор коттеджного поселка. Возле первой шестиэтажки Иволгино, еще не достроенной, стоит пожилая женщина в красной ветровке. Спрашиваю, каковы ее впечатления от новостроек. Женщина смотрит умоляюще: «Не тревожьте меня, пожалуйста. Я в шоке от всего этого. Сейчас меня дочка отсюда заберет».

«Специально для тех, кто отдает предпочтение комфорту»

П

о официальным сведениям, переселенцам переданы больше тысячи квартир в 22 домах Иволгино (всего здесь запланировано строительство 31 дома). Значительная часть поселка пока выглядит нежилой. Пыльные окна квартир наглухо закрыты, двери подъездов распахнуты, во дворах припаркованы машины с наклейками «Отделочные работы» и «Риелторские услуги». На новенькой детской площадке гуляют трое малышей, их мама Наталья качается на тренажере. «Транспорта нет, магазинов нет, детских учреждений нет», – коротко характеризует она свое место жительства. Семья Натальи купила здесь квартиру. Как говорит собеседница, цены были доступные, месторасположение показалось удачным: «Вроде бы в черте города, но воздух должен быть почище и шума поменьше». Перед оформлением сделки супруги специально интересовались, не будет ли здесь социальных переселенцев, как в соседнем Цветочном, где выделяют жилье сиротам. Риелторы уверили, что в таком почти элитном месте, «созданном специально для тех, кто отдает предпочтение комфорту и спокойствию в экологически чистом районе города», могут жить только почти элитные люди. «Когда мы поняли, что сюда перевозят контингент из общежитий Заводского района, хотели переезжать». Наталья пытается найти на всякий случай координаты участкового, но пока безуспешно – ни объявлений на подъездах, ни билбордов с информацией об участковом здесь нет. Как рассказывает жительница, осенью, когда они начинали ремонт, стены в квартире были сырыми. На пятом этаже достаточно холодно, часто отключается электричество. «Все-таки нам еще повезло, наш дом выстроили быстро, за теплый сезон. А вот в тех домах, которые попали под дожди, про-

блем будет много, это нам сами мальчишкистроители рассказывали». Младший и средний дети собеседницы стоят в очереди на детский сад. Ближайший садик находится в Зоналке. Старшего сына уже возят на подготовку в школу в Юбилейном – это почти километр пешком до трассы и еще четыре остановки на автобусе. Как говорит Наталья, очень неудобно, что на многополосной трассе нет светофора.

Очень бюджетный вариант

Н

а краю поселка стоят три ярмарочных палатки. На прилавках – фрукты, картошка, хлеб, у задней стенки – стенд с газетами. «Хлеб хороший, дешевый. Вот, за десять рублей купила полбуханки, на два дня мне хватит», – говорит пенсионерка Галина Чижикова. Торговые палатки поставили две недели назад, после жалоб мэру. До этого в течение полугода (первые ключи новоселам Иволгино торжественно вручили в сентябре 2016-го) здесь не было даже булочной. Галина Ивановна работала на авиационном заводе 35 лет, из них ровно четверть века – в горячем цеху. «Столько железа перетягала, сколько вы за всю жизнь и не видали. Мне, девчонке, говорили: таскай. Ну, я и таскала, о здоровье-то в молодости не думаешь». В 1983 году ей с мужем выделили 18-метровую комнату в заводском общежитии. Общежитие считалось мужским, и семейные пары целый год обитали здесь на птичьих правах. «В марте 1984 года были выборы. Мы всем этажом устроили революцию: позвонили в исполком и сказали, что не придем на избирательный участок. Нам за два дня оформили статус коммуналки, и мы, прописанные, как положено, пошли голосовать». В общежитии одна кухня полагалась на 20 семей. Здание признали аварийным в 1998 году. Расселили жильцов только в январе 2017-го. Галина Ивановна говорит, что новое место жительства не выбирала: «Открыли компьютер, дали адрес. Я потом звонила на горячую линию губернатору, говорила: компьютер же дурак, ему всё равно, куда нас раскидать. Путин и Медведев говорили, что не надо срывать стариков с насиженных мест. Мне ответили, мол, радуйтесь, бабуля, тому, что дали». Родных у Галины Ивановны нет. С переездом ей помогли бывшие соседи по общаге, с которыми они 35 лет прожили через стенку. Они же в течение месяца приводили новую квартиру в порядок. «Я как только в квартиру вошла, позвонила в минстрой и спрашиваю: мне «Квартирный вопрос» вызывать или сразу Счетную палату? Батареи пришлось поменять, смесители, раковина в ванной такая маленькая, у меня лицо над ней не помещается, чтобы зубы почистить. Мне отвечают: а что вы хотели, это же бюджетный вариант! Я понимаю, что бюджетный, но не до такой же степени».

Сразу же пришлось купить обогреватель и бойлер, зимой почти половина пенсии уходила на оплату электричества, а тут случилась новая беда – в поселке провели уличное освещение. На момент заселения людей фонарей здесь не было. После жалоб мэру светильники все-таки повесили – прямо на домах, оплачивать электричество для них будут сами жильцы по статье «общедомовые нужды». Проблема не только в том, сколько надо заплатить, но и в том, как это сделать. «Я даже не мамонт, я динозавр. С компьютером не умею обращаться, мне нужна тетенька в окошке, которой я отдам наличные. А платежного центра в поселке нет». «Мы тут как на острове», – невесело смеется Галина Ивановна. Каждый месяц ей нужно посещать поликлинику и аптеку. Ни того, ни другого в Иволгино нет. «Один раз я прошла до поселка с большака. Хорошо, меня девчонки догнали с нашей общаги, под руки довели. Второй раз я такой прогулки не выдержу».

Временные трудности и отдельные недостатки

П

о двору, где пенсионерка Чижикова дает интервью, кругами прогуливается стильный молодой человек в темных очках. Это представитель УК «СтройДом» Юрий Погосов. «Отдельные недостатки связаны с тем, что строители еще недоделали. А так – одни плюсы. Свежий воздух, планируем цветочки, заборчики сделать. Каждую субботу здесь планерка с застройщиком, мы конструктивно взаимодействуем», – уверяет управдом. Как говорит Юрий, прием жильцов он ведет каждый день, включая выходные: «Уже живу здесь, можно сказать. По телефону поступает около 100 звонков в сутки». По мнению Погосова, сегодняшние трудности носят временный характер: владельцы маршруток не хотят сюда ездить, потому что народу еще немного, «когда заселятся все 2,5 тысячи квартир, каждые пять минут будут сновать». На взъезде в Иволгино уже строится «Гроздь», в самом поселке сооружают небольшой магазин шаговой доступности и базарчик. В одном из домов может открыться аптека: владелец квартиры на первом этаже намерен перевести помещение в категорию нежилых, для этого нужно провести заочное голосование и набрать не меньше двух третей голосов. В офисе управляющей компании скоро поставят платежный терминал, где можно будет платить за ЖКУ без комиссии. На прощание Юрий любезно соглашается показать короткую обратную дорогу на большую землю – туда, где есть гипермаркеты и рейсовые автобусы: «Идите через это поле, там уже всё просохло и тропинка протоптана».


18 апреля 2017 №14 (428)

PRO & CONTRA 19

Газета Недели в Саратове

Именинники апреля Алексей Мазепов – депутат Саратовской областной думы Pro...

Contra...

Говорят, что Алексей Анатольевич – гениальный финансист и изобретатель нетривиальных бизнес-приемов. И нет ему равных при разработке бизнес-проектов и бизнес-планов. При этом, правда, коммуникатор Мазепов неважный, и много проблем у него именно из-за этого. Благодаря репутации незаурядного экономиста и поддержке бывшего уже министра экономики области Владимира Пожарова Мазепов был избран председателем комитета по экономической политике областной думы. В состав этого комитета вошли самые креативные и образованные депутаты, многие из которых были создателями и руководителями собственных бизнес-структур. К сожалению, комитет себя не проявил должным образом, и его расформировали.

Не исключено, что самая большая проблема Алексея Мазепова – его гипертрофированные амбиции. Вполне престижного кресла председателя комитета ему показалось мало, и Алексей Анатольевич решил попытать счастья в Государственной думе. Но пошел он туда опрометчиво от «Партии Роста» имени Бориса Титова. И это при том, что он был сопредседателем ОНФ по Саратовской области и членом фракции «Единая Россия». Такое вольнодумство у нас не прощают, и Мазепов лишился комитета и, возможно, перспектив на будущее депутатство. За время своего нахождения в региональной политике Мазепов не смог стать своим среди единоросских аксакалов, найти друзей или единомышленников среди депутатов-директоров.

Алексей Мазепов родился 8 апреля 1968 года в Балакове Саратовской области. После школы служил в армии. Поступил в московский физтех и с отличием его окончил по специальности «Физика твердого тела». Впрочем, учился Алексей Анатольевич всю жизнь – в ПАГСе, академии права. А еще дважды проходил программы делового администрирования – в Открытом университете Великобритании и в Академии народного хозяйства при правительстве РФ. Кандидат экономических наук.

За время своей трудовой биографии Алексей Мазепов сменил 16 мест работы. Нигде больше двух лет не задерживался. Почти вся его деятельность была связана или с банковским сектором, или с консалтингом в финансовой сфере. Успел потрудиться господин Мазепов и в областном правительстве времен заката эры губернатора Дмитрия Аяцкова – с февраля 2004 по май 2005 года Алексей

Олег Галкин – министр, председатель комитета инвестиционной политики и имущественных отношений области Pro...

Contra...

Когда-то Олег Александрович был самым молодым депутатом Саратовской областной думы – в заксобрание он избирался в 28 лет. За депутатскую работу взялся с юношеским рвением. Будучи председателем молодежного комитета, он набирался опыта, а став в четвертом созыве председателем экономического комитета, вошел во вкус. Заседания комитетов и регулярно инициируемые круглые столы, иные публичные мероприятия были интересными, а сам Галкин общительным и открытым для прессы. Возглавив комитет по управлению имуществом, Олег Галкин долго и старательно наводит порядок с учетом областной собственности – после предшественника ему досталось непростое наследство. Но длился его запал недолго.

Есть мнение, что столь скорый и ранний взлет политической карьеры Галкина – это заслуга не самого Олега Александровича, а награда его отцу за преданную службу. Александр Иванович Галкин, как известно, долгие годы возглавлял областной суд и пользовался доверием самого Вячеслава Володина. В какой-то момент Олегу Александровичу стало скучно. Потолок карьеры практически достигнут, а тебе еще нет и сорока. Галкин пытался занять место министра экономики, но что-то не срослось. Функции комитета расширили, отдав вроде как выигрышную инвестиционную политику. Но победа оказалась пирровой. В кризис говорить об инвестициях – это одно, а привлекать их, приумножать и так далее – совсем другое.

Олег Галкин родился 21 апреля 1977 года в Саратове. Окончил Саратовский государственный экономический университет и Саратовскую государственную академию права. Кандидат экономических наук. Работал в ЗАО «Волгатранстелеком» сначала помощником генерального директора, затем руководителем информационноаналитического отдела. С 2001 по 2006 год успешно продвигался по карьерной лестни-

це в ЗАО «Вымпелкомр е ги о н » ( то р го в а я марка «Билайн») – менеджер, заместитель коммерческого директора, коммерческий директор Саратовского филиала. В октябре 2005 года на довыборах стал депутатом Саратовской областной думы третьего созыва, и в этом же месяце – председателем комитета по вопросам молодежной политики, спорта и туризма.

В декабре 2007 года избран депутатом Саратовской областной думы четвертого созыва и председателем комитета по экономической политике, собственности и земельным отношениям. 13 апреля 2012 года назначен министром – председателем комитета по управлению имуществом Саратовской области. В августе 2016 года комитет прирос новыми функциями и стал называться комитетом инвестиционной политики и имущественных отношений.

Анатольевич был заместителем министра экономического развития и торговли. Политическая карьера Мазепова началась в 2012 году, когда он был избран депутатом Саратовской областной думы пятого созыва и возглавил там комитет по экономической политике. С января 2017 года по настоящее время Алексей Мазепов – директор по развитию корпоративного бизнеса ПАО «АК БАРС» БАНК Саратовский филиал.


20 реклама

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)


18 апреля 2017 №14 (428)

общество 21

Газета Недели в Саратове

[каталог]

Me And That Man Songs Of Love And Death Есть в бывшей братской Польше рок-группа Begemoth. Мы об этой группе много говорить не будем – нехорошая она, металлистысатанисты, поют такое… Была бы в Польше статья за оскорбление чувств верующих – быстренько бы их упаковали на двушечку. Вообщето странно: страна католическая, а веру тюрьмой не защищают. Этот самый Begemoth нам интересен лишь по той причине, что их лидер – гитарист и певец Адам «Нергал» Дарски совместно с британско-польским (как это – мы не знаем) певцом и гитаристом Джоном Портером образовали группу Me And That Man (MATM), пригласив туда басиста Войтека Мазолевски и барабанщика Лукаша Кумански. Но не пугайтесь – поют по-английски. Некоторые источники считают, что MATM играют в жанре кантриблюз. Другие называют англо-поляков пионерами жанра dark country. Правда, в музыкальной литературе такой жанр не обозначен, зато есть одноименный триллер, название которого на русский переводится как «Территория тьмы». И это очень точно, потому как, сменив жанр, оставив на время металлический цех, пан Адам не отрекся от своих вредных взглядов. В названиях композиций слова «дьявол», «смерть», «вампиры» следуют буквально одно за другим. В песне Cross My Heart And Hope To Die детский (о, ужас!) хор распевает припев примерно такого содержания: «Нам не нужно прощение/Мы не замаливаем свои грехи, Мы оставляем тебя, Иисус, /Мы выбрали ад на земле». (We ain't coming for forgiveness We're not paying for our sins We betrayed you our sweet Jesus We have chosen hell on Earth) Кошмар, кошмар, трижды кошмар! Но музыкально – это нельзя не признать. На самом деле блюза на альбоме крайне мало – пожалуй, только Shamans Blues – исключительно тяжелый номер, к одноименной песни The Doors отношения не имеющий. Еще упоминается икона жанра Роберт Джонсон, но исключительно как персонаж истории о продаже этим музыкантом своей души дьяволу. Некоторые элементы кантри на альбоме присутствуют, например On The Road, еще где-то во вступлении звучит наивная сельская скрипочка. Есть и точное следование фолк-жанру, например One Day, и даже банджо слышно – на нем играет мистер Портер. В общем, так: на самом деле это просто рок с отходами в различные не так далеко расположенные жанры. Рок качественный, что до текстов, признайтесь, они мало кого среди российских меломанов волнуют. И еще: то ли по причине сходства голосов, то ли изза общего мрачного настроения вдруг начинает казаться, что мы слушаем неизданные песни певца вселенской скорби Ника Кэйва периода Murder Ballads. Например, Cross My Heart And Hope To Die или Ain’t Much Loving. Но разве это плохо?

Московский литературный критик Лев Данилкин интересен не столько своими текстами, сколько непредсказуемостью. Сперва он выпускает биографию Александра Проханова, затем биографию Юрия Гагарина, а в прошлом году, приехав в Саратов, поведал нашим землякам о намерениях написать книгу про Анатолия Фоменко, создателя «Новой Хронологии». А знаете, кто оказался между Гагариным и Фоменко? Владимир Ульянов-Ленин. Именно ему посвящена книга «Ленин: Пантократор солнечных пылинок», опубликованная в издательстве «Молодая гвардия». Отрывки были напечатаны в «Новом мире», и там же говорилось, что полный текст выйдет в серии «ЖЗЛ». Однако, получив текст, издатели, похоже, занервничали и предпочли для начала сделать внесерийное издание, а там уж видно будет. В этой осторожности есть резоны. Вот цитата из книги – о временах эмиграции Ленина: «Соблазнительным компромиссом между экзотикой и комфортом для деловой активности выглядел Лондон, но тамошний баланс потоков энергии ци обходился дороговато, поэтому оставался «толкотливый» Париж». Или еще цитата, о Лонжюмо: «Интерес Ленина к посещению зоосадов и склонность закрывать глаза на некоторые смысловые искажения рано или поздно должны были привести его к месту, название которого сам он предпочел перевести как «длинная ослица» – long jumeau, хотя jumeau – это, конечно, скорее «близнецы», «сросшиеся», чем «ослица» – а точнее, так даже и «кобыла» (jument)». Данилкин как биограф не просто неакадемичен, он заведомо провокативен и пишет о своих героях, как видите, довольно странным языком. И если Гагарина автор называл «подвергшимся редизайну идеологическим продуктом», то Ленин, судя по аннотации к книге, «был великий велосипедист, философ, путешественник, шутник, спортсмен и криптограф». Согласитесь, это как минимум необычно. В книге, конечно, нет скандального сравнения вождя пролетарской революции с грибом, однако Данилкин выбирает такие факты из жизни Владимира Ильича, что порой кажется, что многие герои книги держали в укромном местечке пару засушенных мухоморов. Чего стоит, к примеру, рассказ о том, как Ильич пытался утихомирить одного из слушателей его школы в Лонжюмо – бедняга страдал галлюцинациями и был порой совершенно неуправляем... В одном из недавних выпусков радиопрограммы «Один» Дмитрий Быков призвал своих слушателей прочесть эту книгу: «Мне кажется, там увиден Ленин правильный. Конечно, этот Ленин – он немножко такой типа Бендера...» Что ж, если вы хотите узнать, кто оказался Кисой Воробьяниновым – Мартов или Плеханов, то советую последовать этим рекомендациям.

[былое]

На уровне государственных учреждений Архивам покровительствовали губернаторы и император

П

роблема сохранности документов, и не только исторических, но и бумаг текущего делопроизводства в архивах губернских и уездных учреждений, издавна осознавалась научной общественностью России. С 1884 года стали появляться губернские ученые архивные комиссии.

Алла Майорова, кандидат исторических наук Саратовская ученая архивная комиссия (СУАК), созданная в 1886 году, была шестой по счету в России. Главными ее задачами стало создание губернского исторического архива, «собирание разных древностей края» и организация музея, публикация трудов. В первый же год деятельности члены СУАК изучили и привели в порядок 27000 дел, поступивших из различных губернских учреждений. Комиссии суж дено было стать выдающимся явлением в культурной жизни Нижнего Поволжья. От нее ведут отсчет своей истории государственный архив Саратовской области и областной музей краеведения. Книги и рукописи, собранные СУАК, украсили фонды саратовской областной и зональной научных библиотек. Труды, издаваемые комиссией, продвинули археологи-

ческие и этнографические исследования в нашем крае. Специальных помещений для хранения документов не было нигде. В 1913 году член Саратовской ученой архивной комиссии А.А. Гераклитов, характеризуя условия хранения документов в провинции, пишет: «…архивы и темны и сыры, они тесны, помещаются в ветхих зданиях, опасных от огня, грызунов и хищений». В Нижнем Новгороде большая часть документов хранилась в трех каменных башнях кремля, что считалось достаточно удобным, поскольку они имели окна для проветривания и не страдали от сырости, но не отапливались. Тверская ученая архивная комиссия бесплатно и бессрочно получила здание бывшего рабочего дома. В Пензе и комиссия, и ее архив располагались в здании бывшей гауптвахты. Саратовская ученая архивная комиссия в первые годы своего существования помещалась в здании присутственных мест (в настоящее время областной колледж искусств). Здесь ей была выделена комната, которая скоро стала тесна, и архив частично «переселили» под лестницу. Но в начале 90-х гг. XIX века комиссия вынуждена была по приказу губернатора освободить выделенное помеще-

Собственный дом Саратовской архивной комиссии подарил ее почетный член А.А. Тилло. В подвальных помещениях этого дома и находился архив

ние. Документы разделили и перевезли в два частных дома, где они подвергались пожарной опасности. Председатель комиссии долго пытался «пристроить» архив. Сначала ему удалось упросить членов дворянского депутатского собрания временно разместить документы прямо в зале собрания, где проходили заседания (здание не сохранилось). Только в 1901 г. комиссии повезло – все ее коллекции, включая архив, библиотеку и музей, перевезли в одно место, в здание городской публичной библиотеки (ныне областная универсальная научная библиотека на улице Горького, 40). И только через десять лет комиссия обрела целый дом с усадьбой (в настоящее время жилой дом на улице Сакко и Ванцетти, 40). В самом начале существования комиссий

функции их попечителей были возложены на губернаторов. Позднее комиссии стремились получить покровительство представителей царской фамилии. Саратовская ученая архивная комиссия в 1911 г. была взята под покровительство вел. князем Константином Константиновичем. В мае 1914 г. он даже посетил комиссию, но через два месяца умер. Примерно в это же время в Петербурге состоялся первый съезд представителей ученых архивных комиссий, после которого император решил принять под свое покровительство все существовавшие к тому времени губернские комиссии, что повышало статус этих общественных организаций и приближало их к кругу государственных учреждений.

[новости вековой давности]

Саратов. Апрель 1917 года 16 апреля. Ординарный профессор Заболотнов утвержден ректором Саратовского университета. 18 апреля. На епархиальном съезде внесен доклад о реформе бракоразводного процесса. Для расторжения брака, согласно докладу, достаточно показаний двух присяжных свидетелей, убежденных в нарушении тяжущимися сторонами брачного союза. 20 апреля. 17 апреля состоялось собрание разносчиков и продавцов газет, постановившее в день пролетарского праздника 1 мая (18 апреля) «буржуазных» газет не разносить. В газете помещено извещение комитета саратовской организации РСДРП об открытии записи в члены партии. 21 апреля. Состоялось заседание местных украинцев. Вынесены резолюции: поддержать Временное правительство в укреплении нового строя; при выборах в Учредительное собрание поддерживать только тех депутатов, которые будут отстаивать демократическую федеративную республику и автономию Украины; направить все усилия к доведению войны до такого конца, чтобы можно было заключить мир, обеспечивающий новый строй в России и объединение украинских земель «в этнографических границах»; поддержать идею о создании украинской национальной армии. Собрание постановило открыть в Саратове «Украинскую громаду».

В городском театре сегодня будут показаны спектакли: «Гибель монархии» («Кровавые дни») и «Женский парламент» (комедия «на злобу дня с пением и танцами» в 2-х действиях). 23 апреля. По распоряжению военного комитета саратовский епископ Палладий подвергнут домашнему аресту. На днях его отправят в Петроград. Общее собрание врачей Саратова единогласно постановило закрыть дома терпимости. «Ввиду предстоящей демобилизации армии и вероятного усиления заболеваемости населения сифилисом» собрание врачей «высказалось за желательность организации лиги по борьбе с сифилисом». Положение обитательниц домов терпимости «ужасное». Они подвергаются жестоким истязаниям «ввиду невероятного наплыва посетителей». 25 апреля. Вчера с утра около магазина «Скороход» на Немецкой улице образовалась огромная очередь «из чающих получить обувь», хвост которой тянулся до консерватории. Вчера утром состоялись проводы маршевых рот на театр военных действий. Гремела музыка, солдаты несли красные знамена. 28 апреля. Городская продовольственная управа решила прикрепить обывателей каждого района к определенной пекарне, без права покупки хлеба в другой. Это делается для того, чтобы установить контроль за потреблением хлеба.

Владельцы пекарен обратились к продовольственной управе с ходатайством о повышении цен на хлеб. 29 апреля. Низший служительский персонал психиатрической колонии требует увеличения им оклада на 100 процентов. Управа пошла на уступки и согласилась на прибавку из-за угрозы, что психиатрическая лечебница совсем останется без персонала. 30 апреля. 26 апреля толпа численностью 200–300 человек забралась во двор и подвалы склада Самойлова и Хохлушина и устроила кутеж. Около дома Дружинина на Часовенной (ныне Челюскинцев) улице собралось около двух тысяч человек из солдат и гражданских лиц, которые хотели попасть на склад, чтобы поживиться спиртным. Прибывшим войскам пришлось пустить в ход насосы. 27 апреля началось «правильное уничтожение винных складов». Под руководством военного комитета по городу уничтожено: на мелких складах – 1350 ведер виноградных вин; у Самойлова и Хохлушина – 7371 ведро вин и ликеров; в погребе Херумова – 1764 ведра ягодных и изюмных вин; у Корина – 1309 ведер; у Бердичевского и Бойчевского – 1196 ведер. 27 апреля закончилось уничтожение всех известных складов.

Газеты «Саратовский листок» и «Саратовский вестник» читала Наталия Самохвалова


22 общество

Газета Недели в Саратове

18 апреля 2017 №14 (428)

Мальцев, Епифанова и другие легенды Саратов украсил федеральную повестку задержаниями и уголовными делами

С

аратовский ученый получил полмиллиона рублей на разработку тренажера стрессоустойчивости. Об этом в начале марта сообщило ТАСС. Кому-кому, а нашему региону подобный тренажер бы не помешал: еще свежа в памяти история о катафалках, которые приезжают раньше, а то и вместо скорых (о ней мы писали в предыдущем обзоре). А тут на целого областного министра уголовное дело завели! Анна Мухина

Мальцев и митинги

Н

о оставим министра на второе и приступим к основному блюду: 13 апреля в Саратове у себя дома был задержан политик Вячеслав Мальцев. В семь утра дверь в его квартиру вскрыли болгаркой сотрудники полиции, устроили в доме обыск, а самого Мальцева в тот же день этапировали в Москву. По дороге политику стало плохо – в аэропорт ему вызвали скорую, а в самолет внесли на носилках. Уже 14 марта Тверской суд Москвы арестовал Вячеслава Мальцева на 15 суток, признав его виновным в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции на несанкционированной акции в Москве 26 марта. Первым о задержании Мальцева сообщило саратовское информагентство «Свободные новости», и уже оттуда тема вышла на ленты федеральных СМИ. Вячеслав Мальцев – фигура знаковая не только для федеральной политики (напомним, он выиграл внутрипартийные праймериз в РПР-Парнас и шел на выборы в Госдуму в списке партии под вторым номером). Мальцева хорошо знают в Саратове – он трижды избирался депутатом областного парламента, даже был, как и нынешний председатель Госдумы Вячеслав Володин, вицеспикером Саратовской областной думы. Кстати, этот факт журналисты РБК припомнили Мальцеву, выпустив по горячим следам специальный репортаж «За что задержан оппозиционер Мальцев». Задержание Мальцева стало одной из самых обсуждаемых новостей прошедшей недели. Политолог Глеб Павловский в эфире «Эха Москвы» предположил, что следователи из оппозиционера хотели сделать «фронтмена процесса большого». А Алексей Навальный увидел в задержании Мальцева признаки нового «Болотного дела» (одновременно с саратовским политиком в Москве был задержан сопредседатель партии националистов Иван Белецкий). В том, что человека так жестко «принимают» по административке, несложно разглядеть попытку власти запугать и не-

системную оппозицию, и сочувствующих ей, попытаться отрезать вещание альтернативным СМИ. (У сторонников Мальцева есть свой канал на Youtube.) В деле масса нестыковок: сотрудники полиции устроили обыск в квартире Мальцева по постановлению Басманного суда в рамках уголовного дела по ч. 2 ст. 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти», по которому политик проходил как свидетель. А осудили вообще в другом суде и по другой статье – 19.3 Кодекса административных правонарушений. Выпиливание болгаркой входной двери и этапирование задержанного по подозрению в административном правонарушении – это вообще нонсенс. Но это система, которая работает по всей стране практически одинаково. Где-то жестче, где-то чуть мягче, но одинаково. За примерами далеко ходить не надо: саратовские суды работают по делам несистемных оппозиционеров как под копирку, выдавая решения одно другого любопытнее. Судья Фрунзенского районного суда Ольга Боброва, вынося решение о четырех сутках ареста для журналиста «Открытого канала» Александра Никишина, заявила, что он признался в том, что удерживал дверь полицейского участка, хотя такого не было. (О задержании Никишина писали многие федеральные СМИ, в том числе Медуза.) Судья Саратовского областного суда Галина Желонкина, вынося решение по задержанию Эльнура Байрамова, главы саратовского штаба Навального, вообще заявила, что антикоррупционную прогулку «можно трактовать как акцию, направленную, в том числе, на подрыв территориальной целостности государства, насильственное изменение конституционного строя…». Алексей Навальный прав, в действиях власти можно видеть признаки второго «Болотного дела», расползающегося уже по всей стране. Если раньше от задержаний участников протестных акций сильно позже самих протестных акций страдала только столица, то сегодня подобные примеры мы можем наблюдать и в Саратове: по десять тысяч штрафа за участие в акции 26 марта судом уже присуждены студентам Андрею и Ксении Копшевым, административное дело возбуждено против члена КПРФ Николая Бондаренко. А националисту Андрею Марцеву вменяют в вину то, что он аплодировал на Театральной площади во время массовой несогласованной акции. Составлен протокол по части 5 статьи 20.2 КоАП РФ (нарушение правил проведения публичных мероприятий). В этом плане Саратов полностью вписывается в федеральный тренд.

Министр и уголовка

И

так, второе блюдо. Горькое для региональной власти и в чем-то для нашего земляка и солнца земли саратовской Вячеслава Володина. В его вотчине творятся чудные дела: министерство за министерством в правительстве губернатора Радаева сдаются под натиском обысков федеральной службы безопасности. В марте Саратов попал в федеральные ленты новостей с сообщением о том, что в министерстве образования сотрудники УФСБ провели масштабные обыски. Это произошло 22 марта. Министр Марина Епифанова сразу ушла в отпуск, а потом и в отставку. И сделала это как нельзя вовремя: в связи с коррупционными нарушениями в министерстве образования региона УФСБ возбудило уголовное дело, фигурантом которого Епифанова и стала. Между обысками и отставкой стало известно, что Минобрнауки РФ запросило информацию из Саратовской области в связи с появившимися в СМИ сообщениями о коррупционном деле в местном министерстве образования. Напомним, в сентябре 2013 года Марина Епифанова была допрошена в качестве свидетеля по делу экс-замминистра молодежной политики, спорта и туризма Дмитрия Козлачкова. Директор пензенской фирмы «Интертехника» Михаил Чаплышкин, с которого, по версии следствия, и требовал деньги Козлачков для ускорения заключения контракта, заявил, что с таким чиновничьим беспределом, как в Саратовской области, не сталкивался еще нигде. Комментируя задержание чиновника, Чаплышкин предположил, что в деле могут быть и

другие фигуранты – «задержан замминистра спорта, а контракт заключен с министерством образования». Тогда, выступая на суде, Марина Епифанова отрицала свою причастность к этому делу и даже хотела подать в суд на Козлачкова за клевету. Но не подала. Как говорится, ложки нашлись, а осадок остался. Федералы заметили только верхушку айсберга. А у него огромная подводная часть, не сулящая ничего хорошего команде губернатора. Это ведь не первое с начала этого года министерство, в котором проводится обыск. 31 января стало известно, что прошли обыски у начальника ГУ МЧС по Саратовской области Игоря Качева, связанные с делом об «откатах». По версии следствия, начальник финансово-экономического отдела управления «организовал незаконный сбор денежных средств, ранее выплаченных подчиненным сотрудникам в качестве премий по итогам работы за год и ко Дню спасателя. 3 февраля сотрудники правоохранительных органов провели обыск и выемку документов в министерстве строительства и ЖКХ. Накануне был уволен руководитель фонда капремонта Дмитрий Любушкин. И буквально на прошлой неделе стало известно, что и он тоже стал фигурантом уголовного дела о превышении должностных полномочий.

В объективе Первого канала… мы голые и смешные

П

опадание в телевизор на десерт. Минимум трижды Саратов становился героем сюжетов Первого. Традиционно мы попали в обзор плохих дорог – с этим, видимо, ниче-

го не поделаешь. Второй раз – в обзор митингов, прошедших по всей стране в память о жертвах теракта в питерском метро. Первый канал назвал саратовскую акцию самой массовой. По счетчику МВД, в акции приняли участие 10 тысяч человек. На самом деле их было в два раза меньше, но кого бы это интересовало. И в третий раз наш регион удостоился отдельного сюжета: спецкор Первого приехал на закрытие горнолыжного сезона в Хвалынск, где любители этого дела устроили «голый спуск»: натурально мужчины и женщины спускались на горных лыжах и сноубордах в плавках и купальниках или в костюмах на их основе. Две минуты телевизионного праздника красоты – обнаженные саратовцы на снегу призывают весну.

Что осталось за кадром

И

компот саратовских тем, которые не попали в телевизор, но просочились в федеральные ленты новостей, даем одной строкой, заголовками, с короткими пояснениями и без них: «В Саратове рецидивист украл цветы, чтобы осчастливить незнакомок к 8 марта», «В саратовской колонии заключенные в знак протеста порезали себе вены», «Жительница Саратовской области неделю хранила в морозилке тело сына» (мальчик, страдавший врожденным заболеванием, умер, а у матери не было денег на похороны), «Двое воспитанников саратовского детсада отравились крысиным ядом» (дети нашли яд за батареей, сейчас они вне опасности), «Сотрудник архива в Саратове продавал краденые книги XIX века по 500 рублей. Они стоят десятки миллионов».

реклама


18 апреля 2017 №14 (428)

Газета Недели в Саратове

реклама 23


24 события

Газета Недели в Саратове

[удивило!]

Ты помнишь, товарищ, усадьбы Смоленщины?

или Нелегкая доля депутатов и их родственников

Э

то – марал, он же благородный олень. Крупное, очень красивое животное. Из пантов (неокостеневших рогов) марала готовят несколько лекарственных препаратов, в том числе известный «Пантокрин».

Дмитрий Вырский В Смоленской области маралов разводят на территории охотничьего хозяйства «Боброво». Это охотхозяйство стало единственным получателем бюджетных средств государственной программы поддержки мараловодства в Смоленской области. Кроме разведения маралов в Боброво занимаются сельским хозяйством и производством продуктов питания. По объемам производства «Боброво» – второе хозяйство в Смоленской области. Помимо питомника маралов и полей есть еще и оздоровительный комплекс площадью тридцать гектаров. На этом участке есть несколько строений, искусственный пруд и вертолетная площадка. Единственный владелец и инвестор компании «Боброво» – 80-летняя Лидия Петровна Барабанова, которую в СМИ называли матерью Вячеслава Володина. Усадьба Боброво в декларацию Вячеслава Володина не внесена, люди из окружения спикера сообщили, что он не имеет к ней никакого отношения. Находящийся в соседней деревне дом площадью 1000 квадратных метров местные жители называют усадьбой Неверова. Сам Сергей Неверов – секретарь генсовета партии «Единая Россия» – заявил, что к усадьбе не имеет никакого отношения, а частые поездки в Новодугинский район Смоленской области объясняет желанием участвовать в открытии социальных объектов. Есть в этом же районе и земельный участок, связанный с именем верного соратника Володина Николая Панкова. Панков объяснил, что к этому наделу он имеет косвенное отношение, потому что владелицей является его теща Клавдия Найденова. Телеканалу «Дождь» депутат рассказал: «Что касается участка и фамилии, на которую они ссылаются. Да, действительно, мама жены имеет там участок. Она его возделывает, лет пять назад приобрела в собственность. Это была ничейная земля, заболоченная. Она мне говорила, что полностью платит все налоги». По словам Панкова, у тещи в Смоленской области он бывал несколько раз. Нелегко быть тещей известного депутата: приходится возделывать заболоченные земли.

18 апреля 2017 №14 (428)

[граффити]

Одиночество в такси Минутный разговор о самом главном

Е

сли не ошибаюсь, у немцев есть выражение, которое буквально на русский переводится как «свиное братство». Означает это выражение готовность рассказать случайному знакомому какие-то личные вещи, которые бы ты в жизни не стал говорить своим друзьям и близким. В общем, когда у тебя накипело и срочно нужны уши. Не скажу, что я в такой роли (ушей) оказывался часто, но случалось.

Андрей Сергеев Вообще, если бы проводились какие-нибудь исследования про то, каким профессиям свойственно изливать душу первому встречному, то, думаю, победили бы таксисты. Условия располагают – вроде как с людьми всё время, а по факту наедине с собой, львиную долю собеседников видишь первый и последний раз в жизни, а еще работа такая, что позволяет отвлечься на разговор. Приведу недавний пример. Сел в такси. Спустя две минуты водитель интересуется, как я отношусь к их более престижным и дорогим конкурентам. Отвечаю, что нейтрально, да и вообще с ними не знаком – меня устраивает и более дешевое такси. Но мой собеседник явно не удовлетворяется ответом и продолжает разговор, замечая, что, мол, конкуренты цены задирают, а водители

у них не такие уж высококлас­ сные специалисты. И что он сам многим мог бы провести мастеркласс. «Угу!» – отвечаю я, глядя в смартфон. Но водителя уже понесло: он начал вспоминать свою предыдущую машину, какая она хорошая была, какая быстрая и удобная. – Веришь: вот сколько ездил на ней – и ни одного штрафа, ни одного нарушения, ни одной царапинки. Я только два года назад как в Саратов вернулся, а до этого таксовал в Москве. Красавица она у меня была – такая белоснежная, холеная. Я не мог ее не полюбить! Я киваю – что мне еще остается? Хорошо хоть едем ночью без пробок – надолго это не затянется. – И вот представляешь, – продолжает мой собеседник, – всё нормально было, пока сестра не позвонила. Так, мол, и так, отец умирает, приезжай в Саратов, нужна твоя помощь. Пришлось пойти к начальнику с заявлением. Он, конечно, сильно рад не был – я ведь работал у него тихо, без скандалов и нарушений, он меня почти не видел – только деньги выдавал. Но делать нечего, понимает, отпускает. Ну и говорит: «Если всё нормально будет, ты возвращайся». Сосед на секунду замолкает, явно собираясь с силами, а потом продолжает: – Я приехал и что я вижу? Отец сидит на кровати и улыбается.

Недоброе не утро

Оказалось, что тревога ложная: ну, сердечко пошалило, но не смертельно. А я, как дурак, приехал, всё там в Москве бросил. – И что? – И что? Вернулся. Только возвращаюсь, захожу на работу, а там все притихли, как меня увидели. Чувствую, что-то не то. Захожу к начальнику, а он тоже, как увидел меня, сам как-то съежился. Начинаю понимать потихоньку. «Где машина моя?» – спрашиваю. И вот тут и выясняется самое страшное. Оказывается, они взяли на работу какого-то мигранта. Ну, тот и убил мою красавицу за два дня, что меня не было. За два, ты прикинь! А потом скрылся, и никто не знает, где он – поди уж, и паспорт поменял – они все так делают. Вот урод! Я как не специалист ничего толком не понимаю и погружаюсь в свои мысли, но интересно другое – зачем он мне вообще всё это рассказал? Я ведь не рвался общаться. Видимо, накипело. Ведь он рассказал про близкого ему человека, а воспринимал он свою красавицу именно так. – Всё, приехали, – перебивает мои мысли таксист, явно раздосадованный тем, что добрались раньше, чем он договорил. Я расплачиваюсь и освобождаю место для следующего человека, которому, быть может, тоже доведется услышать историю этой любви.

[краем глаза]

«Доброе утро» на Первом, пн.–пт., 6:00–10:00

С

тудия вся в розовых цветах – в Стокгольме сейчас период цветения сакуры, все фотографируют ее, цветущую, под снегом. В Москве (а в Саратове тем более) сакуры нет, зато снег есть. И по прогнозу погоды в Москве до -12 градусов (у нас не так страшно, всего до -3). Но в студии двое улыбающихся ведущих, они говорят о легком и приятном, их появление на экране перемежается сюжетами и выпусками новостей, которые не совсем о приятном и совсем не о приятном. Такой салат «оливье».

Анна Мухина «Недоброе не утро» – так отвечала нам по утрам наша дочь, когда была в возрасте противоречия. Поговорка закрепилась и используется нами в те моменты, когда начавшийся день нас отчего-то не радует. Такая же петрушка утром по Первому. Вроде бы ярко всё, красиво, а не радует. В выпуске новостей сюжет из Сирии: взорван автобус на въезде в Алеппо, в кадре тела погибших, но «заблюренные» – изображение размытое, затертое. Поневоле выдыхаешь: дети еще дома, им на такое смотреть незачем. Снова смеющиеся и порхающие ведущие в розовых облаках цветущей сакуры. Их сменяет сюжет об изъятии санкционки. «Газета недели в Саратове» Учредитель — ООО «Издательский дом «Энергия» Издатель — ООО «Издательский дом «Энергия» Адрес: 410600, г. Саратов, ул. Киселёва, 47 Главный редактор — Д.Б. Козенко Адрес редакции: 410600, г. Саратов, ул. Киселёва, 47; e-mail: gazetanedeli64@gmail.com. Тел.: 27-23-81, 27-25-18, 27-56-12, 27-98-91.

Газета зарегистрирована 29 января 2008 года управлением Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия по Саратовской области. ПИ № ФС-64 0723Р. Отпечатано в Саратовском филиале ООО «Типографии «КП», г. Саратов, ул. Гвардейская, 2 «А». Время сдачи в печать по графику в 20:00. Сдано в печать 17.04.2017 в 21:00 Тираж 5000 Заказ № 4768

– Вы понимаете, что это санкционная продукция? – в кадре крупным планом дородная женщина в бордовой форменной куртке. Крупными руками она отбирает с прилавка самые большие апельсины. Один, второй, третий. На прилавке пирамидой сложены овощи и фрукты, манящие, спелые, налитые. Но форменная тетя строго нависает над продавщицей, отчитывает её. Та, невысокая худенькая женщина с азиатской внешностью, теребит свой синий фартук. В глазах продавщицы слезы. Голос ведущего начитывает закадровый текст о количестве сомнительных продуктов, заполнивших продуктовые рынки, их качестве. О работе специальной лаборатории, выявляющей процент содержания вредных веществ. В кадре пробирки, приборы. Он же зачитывает рекомендации, каких мест избегать при покупке якобы фермерских продуктов. Если бабушки торгуют вдоль дорог, то у них может быть продукция сомнительного качества. Мы снова в студии. Снова пара необязательных реплик, сказанных бодрым голосом. И снова сюжет – большой, развернутый – про референдум в Турции. Больше 50 процентов населения страны проголосовали за изменения Конституции. Теперь Турция становится президентской республикой, премьер-министра

Мнение авторов публикаций не обязательно отражает позицию редакции. Должностные лица несут ответственность за достоверность предлагаемой информации. Письма и материалы, не заказанные редакцией, не рецензируются и не возвращаются. При перепечатке либо озвучивании через средства массовой информации ссылка на «Газету недели в Саратове» обязательна.  — Публикация на правах рекламы.

в стране не будет – главой правительства станет президент, он же будет назначать министров. А еще Реджеп Тайип Эрдоган сможет избираться еще на два срока подряд, потому что этим референдумом предыдущие его сроки как бы обнуляются. В кадре огромная толпа сторонников Эрдогана, он приветствует её. А через секунду на экране – горстка противников реформ. Кажется, сейчас Эрдоган получит свои лучи поддержки от российского ТВ. Но нет. В сюжете подробно – с комментариями простых людей, местных кинозвезд и экспертов – разбирают последствия референдума. Представлены разные точки зрения, на основании которых можно сделать свои выводы. И выходит, что изменение Конституции для Турции – это скорее плохо, чем хорошо. Видимо, это потому, что Россия с Турцией находятся в неоднозначных отношениях. Студия. От количества розового уже рябит в глазах. И ведущая – она тоже, кажется, в розовом платье – объявляет, что на повестке дня у нас сейчас очень важный и очень женский вопрос – зачем нужно много улыбаться. Корреспондент и эксперт с помощью полиграфа доказывают – для того, чтобы поднималось настроение. Мое, кажется, так и не поднялось.

Предлагаемая цена для распространения — 7 рублей 50 копеек

Газета недели в Саратове № 14 (428)  

Газета недели в Саратове № 14 (428) от 18 апреля 2017 г.

Газета недели в Саратове № 14 (428)  

Газета недели в Саратове № 14 (428) от 18 апреля 2017 г.

Advertisement