Page 1


ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Во втором томе издания нами приведены в хронологическом порядке выписки из произведений 20 авторов – историков, гео графов, этнографов, писателей, филологов и государственных деятелей, писавших на латинском языке. Причем по традиции в качестве авторов даются и вымышленные сочинители жизнеописаний августов, под именами которых скрывается неизвестный писатель. По каждому из авторов мы приводим лаконичную биографи ческую справку с определением места источника в историогра фии. Все переводы сверены с оригиналами и другими русски ми и иноязычными изданиями и при необходимости исправле ны без особых оговорок. В комментариях издателей, чаще все го тоже без оговорок, устранены досадные погрешности, кото рых, по нашему убеждению, в свое время могли избежать сами наши глубоко и искренне почитаемые предшественники. По замыслу и исполнению наш сборник не претендует на то, чтобы считаться сугубо научным, скорее – это актуальная по пытка популяризации достижений отечественной и мировой исторической мысли в области изучения и публикации древне греческих, древнеримских и византийских письменных памят ников. По замыслу и исполнению наш сборник не претендует на то, чтобы считаться сугубо научным, скорее – это актуальная по пытка популяризации имеющихся достижений отечественной и мировой исторической мысли в области изучения и публика ции древнегреческих, древнеримских, а также византийских письменных памятников. Последние, к сожалению, в настоя щей краткой версии, вопреки нашему искреннему желанию, места не нашли.

5


Марк Туллий Цицерон Marcus Tullius Cicero Марк Туллий Цицерон (106–43 до н. э.), римский оратор, по литический деятель, философ. Образование получил в Риме и Греции. Рано сделал политическую карьеру. Возглавив борьбу против заговора Катилины (63 г.), приказал в нарушение кон ституции казнить видных его участников без суда, на основании одного лишь сенатского решения, за что в 58 г. оказался в изгна нии. В 50–51 гг. управлял провинцией Киликия в Малой Азии и даже одержал военную победу над парфами. В гражданской вой не между Цезарем и Помпеем выступал на стороне Помпея, счи тая его защитником республиканских идеалов, и последовал за ним в Грецию. После поражения Помпея в 48 г. под Фарсалией в 47 г. Цицерон возвратился в Италию и примирился с Цезарем. В это время Цицерон переживал также семейный кризис: в 46 г. он развелся с первой женой Теренцией и вступил в неудавшуюся связь с юной Публией. В 45 г. пережил смерть любимой дочери от первого брака Туллии. Цицерон уединился в своем доме, ища утешения в философии и литературном труде. Но в 44 г., после убийства Цезаря, в 14 речах, названных самим Цицероном фи липпиками (в подражание Демосфену), он напал на Марка Анто ния, которого считал главным врагом республики, видя спасе ние в его политическом сопернике – юном Октавиане Августе. По заключении так называемого II Триумвирата в 43 г. между Антонием, Октавианом и Лепидом, Антоний и его жена Фуль вия, вдова трибуна Клодия (ок. 93–52), добились у Октавиана смерти для своего врага. 7 декабря 43 г., согласно проскрипции (предписанию) Октавиана, Цицерон был убит центурионом Ге реннием неподалеку от его виллы в Формии. Отрубленные голо ва и руки Цицерона были доставлены Антонию и его жене в Рим, а затем выставлены на ораторской трибуне. “Век Цицерона” продолжился без него.

7


Цицерон – автор философских и юридических трактатов, писем и судебных речей, по которым учились красноречию многие поколения юристов древности, средних веков и нового времени. 56 судебных и политических речей Цицерона сохра нились полностью, 20 дошли до нас в виде фрагментов, еще 35 известны лишь по заглавиям. Почти полностью утраченный трактат «Риторика» («Libri Rhetorici») в 2 книгах был написан Цицероном еще в юношестве (83 г.). Трактат «Об ораторе» («De Oratore») в 3 книгах (55 г.) доныне служит учебным пособием судебной риторики. К 46 г. относится книга «Брут» («Brutus») по истории ораторского искусства. Из трактатов по философии права особое значение имеют 6 книг «О государстве» («De Re Publica», 53 г.), 6 книг «О законах», или «О правах» («De Legi bus», 51 г.), 3 книги «О долге», или «Об обязанностях» («De Of ficiis», 44 г.). В 4645 гг. были написаны философские тракта ты «О пределах добра и зла», или «О разграничении добра и зла», иначе «Наивысшее благо и наибольшее зло» («De Finibus Bonorum et Malorum»), «Тускуланские беседы (диспуты)» («Tusculanae Disputationes»), «Катон Старший о старости» («Cato Maior de Senectute»), «Лелий о дружбе» («Laelius de Amicitia»), религиознофилософские сочинения «О природе бо гов» («De Natura Deorum»), «О дивинации, или предсказании» («De Divinatione»), «О судьбе» («De Fato») и др. Из несохранив шихся сочинений известны его труды «О гражданском праве», «Об авгурах», «О славе», «О философии», «Об укреплении госу дарства» и др.

Марк Туллий Цицерон Речь о консульских провинциях [В сенате, вторая половина мая 56 г. до н. э.] Перевод В. О. Горенштейна XII. (29) Однако во время моих выступлений по упомянутым вопросам господствовало общее молчание; теперь, когда речь идет о назначении провинций, меня прерывают, хотя ранее де ло шло об оказании почета лично Цезарю, а в этом вопросе я ру ководствуюсь только соображениями насчет войны, только высшими интересами государства. Ибо для чего еще сам Це зарь может желать остаться в провинции, если не для того, что бы завершить и передать государству начатое им дело? Уж не удерживают ли его там привлекательность этой местности, ве

8


ликолепие городов, образованность и изящество живущих там людей и племен, жажда победы, стремление расширить грани цы державы? Что может быть суровее тех стран, беднее тех го родов, свирепее тех племен; но что может быть лучше стольких побед, длиннее, чем Океан1? Или его возвращение в отечество может навлечь на него какуюлибо неприятность? Но с какой стороны? Со стороны ли народа, которым он был послан, или сената, которым он был возвеличен? Разве отсрочка усиливает тоску по нему? Разве она не способствует скорее забвению, раз ве не теряют, за длинный промежуток времени, своей свежести лавры, приобретенные ценой великих опасностей? Поэтому ес ли ктонибудь недолюбливает Цезаря, то у таких людей нет ос нований отзывать его из провинции; они отзывают его для сла вы, триумфа, благодарственных молебствий, высших почестей от сената, благодарности всаднического сословия, восхищения народа. (30) Но если он, служа пользе государства, спешит на сладиться этим столь исключительным счастьем, желая завер шить все начатое им, то что должен я делать как сенатор, кото рому надо заботиться о благе государства, даже если бы Цезарь хотел иного? Я лично, отцысенаторы, полагаю так: в настоя щее время нам при назначении провинций надо принимать во внимание интересы длительного мира. Ибо кто не знает, что нам больше нигде не угрожает никакая война, что нельзя даже предположить это? (31) Мы видим, что необъятное море, кото рое своими бурями тревожило, не говорю уже – наши морские пути, но даже города и военные дороги2, благодаря доблести Гнея Помпея уже давно во власти римского народа и представ ляет собой, от Океана и до крайних пределов Понта3, как бы единую безопасную и закрытую гавань; мы видим, что те наро ды, которые ввиду своей огромной численности могли навод нить наши провинции, Помпей частью истребил, частью поко рил, так что вокруг Азии, которая ранее составляла границу нашей державы, теперь расположены три новые провинции4. То же самое могу сказать о любой стране, о любом враге. Нет племени, которое не было бы подавлено настолько, что едва ды шит, или укрощено настолько, что ведет себя смирно, или уми ротворено настолько, что радуется нашей победе и владычест ву. XIII. (32) С галлами же, отцысенаторы, настоящую войну мы начали вести только тогда, когда Гай Цезарь стал императо ром; до этого мы лишь оборонялись. Императоры наши всегда считали нужным военными действиями оттеснять эти народы,

9


а не нападать на них. Даже знаменитый Гай Марий, чья нис посланная богами исключительная доблесть пришла на по мощь римскому народу в скорбное и погибельное для него вре мя, уничтожил вторгшиеся в Италию полчища галлов, но сам не дошел до их городов и селений. Только человек, разделяв ший со мной труды, опасности и замыслы, Гай Помптин5, хра брейший муж, закончил в несколько сражений внезапно вспыхнувшую войну с аллоброгами, вызванную преступным заговором, покорил тех, кто ее начал, и, удовлетворенный этой победой, избавив государство от страха, ушел на отдых. Замы сел Гая Цезаря, как я вижу, был совершенно иным: он признал нужным не только воевать с теми, кто, как он видел, уже взял ся за оружие против римского народа, но и подчинить нашей власти всю Галлию. (33) Он добился полного успеха в реши тельных сражениях против сильнейших и многочисленных на родов Германии и Гельвеции; на другие народы он навел страх, подавил их, покорил, приучил повиноваться державе римского народа; наш император, наше войско, оружие римского народа проникли в такие страны и к таким племенам, о которых мы дотоле не знали ничего – ни из писем, ни из устных рассказов, ни по слухам. Лишь узкую тропу в Галлии6 до сего времени удерживали мы, отцысенаторы! Прочими частями ее владели племена, либо враждебные нашей державе, либо ненадежные, либо неведомые нам, но, во всяком случае, дикие, варварские и воинственные; не было никого, кто бы не желал, чтобы народы эти были сломлены и покорены. Уже с начала существования нашей державы не было никого, кто бы, размышляя здраво об интересах нашего государства, не считал, что наша держава бо лее всего должна бояться Галлии. Но ранее, ввиду силы и мно гочисленности этих племен, мы никогда не сражались с ними всеми сразу; мы всегда давали отпор, будучи вызваны на это. Только теперь достигнуто положение, когда крайние пределы нашей державы совпадают с пределами этих стран.

Примечания 1

Древние называли Океаном моря, омывающие Европу с северо запада. 2 Речь идет о пиратах, уничтоженных Помпеем. 3 Понт Евксинский – Черное море. 4 Провинции Вифиния, Понт и Сирия, организованные Помпеем после войны с Митридатом VI. 5 Претор в 63 г. Вместе с претором Луцием Валерием Флакком в ночь на 3 декабря задержал послов аллоброгов и захватил письма сто

10


ронников Катилины; впоследствии был пропретором в Галлии, в 51–50 гг. – легатом Цицерона в Киликии. 6 Нарбонская Галлия, через которую лежал путь в Испанию. Источник: Марк Туллий Цицерон. Речи в двух томах. Том ІІ (62#43 гг. до н. э.) / Издание подготовили В. О. Горенштейн, М. Е. Грабарь# Пассек. – М.: Изд#во АН СССР, 1962.

11


Август Augustus Август (63 до н. э. – 14 н. э.), сын Гая Октавия и Атии, доче ри Юлии, сестры Гая Юлия Цезаря. До 44 г. до н. э. носил имя Гай Октавий (Caius Octavius), с 44 г., после усыновления двою родным дедом, – Гай Юлий Цезарь (Caius Iulius Caesar Octavianus), с 27 г. до н. э. – император Цезарь Август (Imperator Caesar Augustus). Август сопровождал Цезаря во время походов в Испанию, был награжден орденами, жалован званием патриция и различными жреческими должностями. После смерти Цезаря Август, назначенный его наследником по завещанию, начал борьбу против консула Марка Антония, с которым, однако, после победы при Мутине и похода на Рим вместе с Лепидом, 27. 11. 43 г. заключил ІІ триумвират. Осуще ствив кровавую расправу над политическими противниками посредством проскрипций (в числе казненных без суда был и Цицерон), триумвиры сумели в 42 г. одержать победу над вой сками убийц Цезаря – Брута и Кассия. При разделе империи, согласно заключенному в Брундизиуме договору, Август полу чил западную часть государства, Антоний – восточную, Лепид – африканские провинции. В 37 г., после женитьбы Антония на Октавии, сестре Октавиана, триумвират был продлен на пять лет. В 36 г. при Миле и Навлохе была одержана победа над Сек стом Помпеем, сыном знаменитого Помпея. Отстранив от влас ти Лепида, Август начал ожесточенную борьбу против Анто ния. В результате Антоний был лишен всех должностей и зва ний, а его союзнице, египетской царице Клеопатре, объявлена война. Победив в морском сражении при Акции в 31 г., Август стал единоличным римским властителем, а после смерти Лепи да в 12 г. до н. э. принял его сан верховного жреца (pontifex maximus) государственной религии. После 44 лет принципата Август, всегда отличавшийся слабым здоровьем, умер и был

13


похоронен в Риме в построенном им самим роскошном мавзо лее, а 17 сентября того же года сенат обожествил его. Месяц смерти императора был назван августом. В соответствии с заве щанием Августа перед его мавзолеем на двух бронзовых стол бах увековечили составленный им самим перечень «Деяния Бо жественного Августа» («Res Gestae Divi Augusti»). Из обнару женных фрагментов нескольких копий этого сочинения наибо лее ценными являются открытые в 1555 г. латинская и гречес кая надписи на стенах храма Рима и Августа в Анкаре («Monumentum Ancyranum»), текст которых дословно повто рен у Веллея Патеркула. Подробнее см.: М. Грант. Римские императоры / Пер. с англ. М. Гитт. – М.: ТЕРРА – Книжный клуб, 1998; Словарь античности. Пер. с нем. – М.: Прогресс, 1989.

Август Деяния Божественного Августа По «Анкарской надписи» Перевод М. Ф. Дашковой, комментарии А. И. Немировского 31. (1) Из Индии ко мне часто направляются делегации ца рей, ранее не виданных кемлибо из римских вождей. (2) На шей дружбы просили через своих послов бастарны1 и скифы и цари сарматов, живущих по обе стороны Танаиса2, царь алба нов3, а также гибернов4 и мидийцев5.

Примечания 1

Бастарны – германская народность, переселившаяся во II в. до н.э. из долины Вислы в область, ограниченную с юга Дунаем, с севера – Прутом и Днестром. Впервые в военное столкновение с Римом бас тарны вступили в 88 г. до н. э. как союзники Митридата Евпатора. 2 Танаис – р. Дон. 3 Албаны – обитатели Албании, части Закавказья, примыкающей к Каспию. 4 Гиберния – римское название Ирландии. Но, поскольку гиберны упоминаются рядом с албанами и мидийцами, речь должна идти об иберах, предках грузин. 5 Под мидийцами имеется в виду Мидия Атропотена, цари кото рой, испытывая давление со стороны Парфии и Армении, искали под держки у Рима.

14


Источник: Перечень деяний божественного Августа, при помощи ко# торых он подчинил мир власти римского народа, и тех затрат, ка# кие он произвёл в пользу государства и народа римского, высеченных на двух медных столбах, которые установлены в Риме // «Римская история» Веллея Патеркула / Перевод М. Ф. Дашковой, коммента# рии А. И. Немировского. – Воронеж: Изд#во Воронеж. ун#та, 1985.

Перевод И. Ш. Шифмана 31. (1) Ко мне из Индии царей посольства часто присылают ся, никогда до этого времени не виданные ни при каком рим ском вожде. (2) Нашу дружбу просили через послов бастарны и скифы, и цари сарматов, которые по ту и по сю сторону реки Та наиса, и царь албанцев и иберов, и мидян. Источник: И. Ш. Шифман. Цезарь Август. – Л.: Наука, 1990.

15


Тит Ливий Titus Livius Тит Ливий (59 до н. э. – 17 н. э.), римский историк. Родился в состоятельной семье в Патавии (совр. Падуя). В ранней моло дости приехал в Рим, чтобы продолжить образование. Посвя тил себя изучению философии, истории и риторики. Состоял в близких отношениях с Августом, но сам он не принимал дея тельного участия в политической жизни. Сочинил несколько несохранившихся диалогов историкофилософского содержа ния и риторическое письмо к сыну. После 27 г. до н. э. начал ра ботать над «Историей Рима от основания города» («Ab urbe con dita libri») в 142 книгах – с легендарных времен до смерти Дру за, пасынка Августа, в 9 г. н. э. Предполагают, что Ливий не окончил своего сочинения, так как смерть Друза для истории Рима особенного значения не имела. Полностью сохранились 35 книг, а именно I–X, которые описывают историю Рима до III Самнийской войны 293 г. до н. э., и XXI–XLV, которые охваты вают 218–167 гг. до н. э. – от начала II Пунической войны до конца III Македонской войны, а также фрагменты XCI книги, описывающие войну с Серторием, и фрагменты CXX книги с описанием смерти Цицерона. Труд, которому Ливий отдал око ло сорока лет, остался незавершенным: автор умер, так и не до ведя своего повествования до смерти Августа, наступившей в 14 г. н. э. В своем сочинении Ливий опирался преимущественно на младших анналистов Луция Элия Туберона, Гая Лициния Ма цера и Валерия из Анция (в основном в первой декаде), а также на Фабия Пиктора, Кальпурния Пизона, Клавдия Квадригария и Полибия. Достоверность фактов у Ливия зависит от источни ков, к которым он был не всегда критичен, так как согласно традиции воспринимал свой труд прежде всего как литератур ное произведение, призванное живописать величие Древнего

17


Рима, дабы ярче продемонстрировать его упадок. Главный ге рой Ливия – римский народ, но борьбу между патрициями и плебеями автор изобразил с точки зрения аристократа, по при чине чего произведение перегружено речами выдающихся лич ностей: здесь их около 40. Фундаментальный труд Ливия бла годаря публикациям в сокращенном виде известен все же во всей полноте: в так называемых «Периохиях» («Periochae», IV в.) отсутствуют только пересказы CXXXVI и CXXXVII книг. Ливия часто цитировали такие писатели, как Сенека Анней Старший, Сенека Луций Анней Младший (Философ), Квинтил лиан и Тацит, а в качестве источника использовали Валерий Максим, Анней Флор, Лукан и Силий Италик. К нашему сожа лению, римскую историю Ливий воспринимал изолированно от истории других народов, и потому в его труде крайне мало све дений об этнической периферии Рима.

Тит Ливий История Рима от основания города Книга I Перевод В. М. Смирина под ред. М. Л. Гаспарова и Г. С. Кнабе 1. (1) Прежде всего достаточно хорошо известно, что по взя тии Трои ахейцы жестоко расправились с троянцами; лишь с двоими, Энеем и Антенором, не поступили они по законам вой ны – и в силу старинного гостеприимства, и потому что те все гда советовали предпочесть мир и выдать Елену. (2) Обстоя тельства сложились так, что Антенор с немалым числом эне тов, изгнанных мятежом из Пафлагонии1 и искавших нового места, да и вождя взамен погибшего под Троей царя Пилемена, прибыл в отдаленнейший залив Адриатического моря (3) и по изгнании евганеев, которые жили меж морем и Альпами, эне ты с троянцами владели этой землей. Место, где они высади лись впервые, зовется Троей, потому и округа получила имя Троянской, а весь народ называется венеты. (4) Эней, гонимый от дома таким же несчастьем, но ведомый судьбою к иным, более великим начинаниям, прибыл сперва в Македонию, оттуда, ища где осесть, занесен был в Сицилию, из Сицилии на кораблях направил свой путь в Лаврентскую об ласть. Троей именуют и эту местность. (5) Высадившиеся тут троянцы, у которых после бесконечных скитаний ничего не ос талось, кроме оружия и кораблей, стали угонять с полей скот;

18


царь Латин и аборигены, владевшие тогда этими местами, со шлись с оружием из города и с полей, чтобы дать отпор при шельцам. (6) Дальше рассказывают двояко. Одни передают, что разбитый в сражении Латин заключил с Энеем мир, скреп ленный потом свойством; (7) другие – что оба войска выстрои лись к бою, но Латин, прежде чем трубы подали знак, выступил в окружении знати вперед и вызвал вождя пришлецов для пе реговоров. Расспросив, кто они такие, откуда пришли, что за ставило их покинуть дом и чего они ищут здесь, в Лаврентской области, (8) и услыхав в ответ, что перед ним троянцы, что вождь их Эней, сын Анхиза и Венеры, что из дому их изгнала гибель отечества и что ищут они, где им остановиться и осно вать город, Латин подивился знатности народа и его предводи теля, подивился силе духа, равно готового и к войне и к миру, и протянул руку в залог будущей дружбы. (9) После этого вож ди заключили союз, а войска обменялись приветствиями. Эней стал гостем Латина, и тут Латин пред богамипенатами скре пил союз меж народами союзом между домами – выдал дочь за Энея. (10) И это утвердило троянцев в надежде, что скитания их окончены, что они осели прочно и навеки. Они основывают город; (11) Эней называет его по имени жены Лавинием. Вско ре появляется и мужское потомство от нового брака – сын, ко торому родители дают имя Асканий.

Книга V Перевод С. А. Иванова под ред. М. Л. Гаспарова и Г. С. Кнабе 32. (1) На квинктильские календы в должность вступили Луций Лукреций, Сервий Сульпиций, Марк Эмилий, Луций Фурий Медуллин в седьмой раз, Агриппа Фурий, Гай Эмилий во второй раз [391 г.]. (2) Из них Лукрецию и Гаю Эмилию вы пало воевать с вольсинийцами, а Агриппе Фурию и Сульпицию – с саппинатами. (3) Война с вольсинийцами случилась раньше и была значительной, если судить по численности неприятеля, но с военной точки зрения не очень трудной. Восемь тысяч вои нов сложили оружие и сдались после того, как их окружила конница. (4) Известие об этой войне привело к тому, что саппи наты даже не отважились на битву, но, вооружившись, ввери ли себя защите стен. Римляне, ни с чьей стороны не встречая сопротивления, повсеместно вывезли добычу и из земли саппи натов, и из вольсинийской земли. (5) Наконец изнемогшие от войны вольсинийцы запросили о двадцатилетнем перемирии и

19


получили его на том условии, что вернут римскому народу на грабленное и заплатят войску жалованье за текущий год. (6) Тогда же некий Марк Целиций, родом из плебеев, объя вил трибунам, будто он слышал в ночной тиши голос, громче человеческого, и будто этот голос велел ему сообщить должно стным лицам, что грядут галлы. Случилось это якобы на Новой улице, там теперь часовня, повыше храма Весты. (7). Но знаме нием пренебрегли, вопервых, как нередко бывает, изза низко го происхождения рассказчика, а вовторых, изза того, что племя это представлялось далеким и потому неведомым. Одна ко над Римом тяготел рок: не только предупреждением богов пренебрегли, но даже Марка Фурия, единственного смертного, который мог отвратить беду, удалили из города. (8) Народный трибун Луций Апулей вызвал его в суд изза вейской добычи, и как раз в это время он потерял юного сына. Пригласив домой своих земляков и клиентов, в большинстве своем плебеев, Ка милл стал расспрашивать об их настроениях, и они ответили, что вскладчину готовы внести любую сумму, к какой бы его ни приговорили, (9) но освободить его от суда они не могут. И тог да он удалился в изгнание, моля бессмертных богов, чтобы не благодарный город, которым он был безвинно обижен, как можно скорее пожалел о нем. Камилл был заочно приговорен к уплате пятнадцати тысяч тяжелых ассов. 33. (1) Вот как был изгнан единственный гражданин, кото рый, случись он на месте, один был бы способен спасти Рим от падения, если только можно наверняка утверждать чтолибо относительно человеческих дел. А между тем роковые для Го рода события приближались: явились послы от клузийцев, прося помощи против галлов. (2) Говорят, что это племя перешло Альпы, привлеченное сладостью здешних плодов, но более всего – вина, удовольствия им неизвестного. Они заняли земли, которые раньше возделы вали этруски. (3) Якобы клузиец Аррунт привез вино в Галлию именно для того, чтобы приманить это племя, – он, мол, гне вался на Лукумона, чьим опекуном он раньше был, за то, что тот соблазнил его жену, а поскольку сей юноша обладал боль шой властью, то невозможно было наказать его иначе, как при бегнув к чужеземной силе. (4) Дескать, этот Аррунт и перевел врагов через Альпы и стал виновником осады Клузия. Я, пожалуй, не стал бы отрицать, что на Клузий галлов на вел Аррунт или кто другой из клузийцев. (5) Но совершенно яс но и то, что осаждавшие Клузий не были первыми, кто перешел

20


через Альпы. Ведь галлы перевалили в Италию за двести лет до осады Клузия и взятия Рима; (6) воинства же галльские сража лись сперва не с этими этрусками; но еще много прежде они не редко сталкивались с теми из них, что жили между Апеннина ми и Альпами. (7) Еще до возникновения римской державы власть этрусков широко распространилась и на суше и на море. Доказательством того, сколь велико было их могущество, слу жат названия верхнего и нижнего морей, которыми, подобно острову, окружена Италия; одно из них италийские племена зовут Тускским, по общему именованию этого народа, а другое Адриатическим – от Адрии, колонии тусков. (8) Греки называ ют эти моря Тирренским и Адриатическим. (9) Туски заселили земли от одного моря до другого, сначала основав двенадцать городов по сю сторону Апеннин, на нижнем море, а потом выве дя на другую колонии по числу городов. (10) Эти колонии заня ли всю землю за Падом вплоть до Альп, кроме уголка венетов, живущих вдоль излучины моря2. (11) Несомненно, они же по ложили начало альпийским племенам, в первую очередь ре там. Правда, самые места, где обитают реты, сделали их свире пыми и не сохранили в них ничего из прежнего, разве что язык, да и тот испорченный.

Примечания 1

Примечания Н. Е. Боданской под ред. В. М. Смирина

Пафлагония – страна в Малой Азии. Энеты – пафлагонское пле мя; их царь Пилемен погиб в Троянской войне от руки Менелая. По сле падения Трои Антенор с энетами отправился во Фракию, а оттуда в страну евганеев на северозападном берегу Адриатики, где он осно вал Патавий (совр. Падуя) – родной город Тита Ливия. Североиталий ское племя венетов (см. примеч. 83 к кн. V) греки отождествляли с энетами. 2 Версию Ливия о прибытии венетов в Италию см.: I, 1, 2–3. Этно ним венеты (энеты, венеды) известен в разных областях Европы. От североиталийских венетов сохранилось небольшое количество корот ких надписей. Язык их италийский, но некоторые детали могут ука зывать на какието связи с балтийскими языками (венедов Северной Европы принято считать славянами). Источник: Titus Livius. Ab urbe condita. Vol. I–II. – Oxford: Oxford University Press, 1914; 1919; Тит Ливий. История Рима от основа# ния города / / Перевод В. М. Смирина. Комментарий Н. Е. Бодан# ской. Отв. ред. Е. С. Голубцова. – М.: Наука, 1989.

21


Веллей Патеркул Velleius Paterculus Веллей Патеркул (20/19 до н. э. – после 30го г. н. э.), рим ский историк. Родился в Капуе. Принадлежал к сословию всад ников – его дед по отцу служил начальником ремесленников в армии Помпея, а отец, тоже Веллей Патеркул, – начальником кавалерии в германских легионах. Сам Веллей Патеркул слу жил военным трибуном в римской армии, сопровождал прием ного сына Августа Гая Цезаря в инспекционной поездке на Вос ток, посетил Понт (Черное море) и оба его берега, побывал на Родосе и на Евфрате. Принял участие в германском походе Ти берия в качестве префекта кавалерии. Руководил подавлением восстания в Паннонии и Далмации. Был начальником римско го лагеря в Сисции, на Дунае. Как “кандидат Цезаря” был из бран претором и вошел в сенат. Написал на латинском языке «Римскую историю» в 2 книгах, которая на самом деле пред ставляет собой историю Греции до превращения в римскую провинцию и Рима, в которой приведены некоторые сведения и из истории ближневосточных стран. Подробнее см.: А. И. Немировский. Веллей Патеркул и его время // А. И. Немировский, М. Ф. Дашкова. «Римская история» Веллея Патеркула. – Воронеж: Изд#во Воронеж. ун#та, 1985.

Веллей Патеркул Римская история Перевод и комментарии А. И. Немировского и М. Ф. Дашковой

Книга ІІ 18. В это время Митридат, царь Понта, человек, которого нельзя ни обойти молчанием, ни говорить о нем без внимания, в войне изощренный, славный доблестью, а подчас и воинским

23


счастьем, всегда великий духом, вождь в замыслах, воин в бою, в ненависти к римлянам Ганнибал, – захватил Азию и погубил в ней всех римских граждан. (2) Разослав по всем городам пись ма, он дал приказ убить их в один день и час, сопровождая это обещанием огромного вознаграждения. (3) В это время никто не мог сравниться с родянами как в стойкости против Митрида та, так и в верности римлянам. Эта верность была оттенена ве роломством митиленцев, которые выдали Митридату закован ными Мания Аквилия и других. Позднее Помпей восстановил свободу родян в благодарность за одного Теофана. И когда уже казалось, что Митридат угрожает самой Италии, Сулла полу чил по жребию Азию в качестве провинции. 40. Затем последовала кампания Гн. Помпея, неясно чем бо лее великая – славою или трудностями. Он проник как победи тель в Мидию, Албанию и Иберию; затем направил свое оружие к народам, обитающим по правую сторону Понта и вглубь от не го: к колхам, гениохам1 и ахеям2. Изза предательства своего сына Фарнака3 Митридат оказался последним из полноправ ных царей, побежденных ауспициями Помпея, кроме царей парфян. (2) Тогда Помпей, победив все народы, против которых выступал, достигнув большего величия, чем ожидал сам и со граждане, превзойдя во всех отношениях судьбу смертного, вернулся в Италию. Его возвращение сделало мнение о нем бо лее благоприятным. Ведь многие утверждали, что он не вернет ся в Рим без войска и по своему усмотрению ограничит предел общественной свободы. (3) Чем более этого опасались гражда не, тем приятнее было возвращение столь великого полковод ца, носившее гражданский характер: ведь, распустив в Брун дизии все свое войско, не оставив себе ничего, кроме титула "император", он вернулся в Рим с личной свитой, которую по своему обыкновению держал при себе, и на протяжении двух дней отпраздновал великолепнейший триумф над столькими царями, и внес в эрарий, продав военную добычу, сумму более значительную, чем кто бы то ни было до него, кроме Павла.

Примечания 1

Гениохи – народность, обитавшая на западном побережье Кавка за южнее керкетов и севернее ахеев. Римское войско вряд ли входило в землю гениохов, но римский флот мог иметь столкновение с флотом гениохов, занимавшихся пиратством. 2 Ахеи – народность, обитавшая на западном побережье Кавказа, севернее колхов. Античные авторы по созвучию имен отождествляли кавказских ахеев с микенскими ахейцами (Страбон, IX, 2, 42; XI, 2, 1).

24


3 Фарнак поднял восстание против Митридата, вынудив его покон чить жизнь самоубийством, после чего был признан Римом в качестве дружественного и союзного царя Боспора.

Источник:Веллей Патеркул. Римская история // Немировский А.И., Дашкова М.Ф. «Римская история» Веллея Патеркула. – Воро# неж: Изд#во Воронеж. ун#та, 1985.

25


Помпей Трог Pompeius Trogus Помпей Трог (ок. 20 до н. э. – І в. н. э.), римский историк. Происходил из аристократии одного из кельтских племен в Нарбоннской Галлии. Его дед получил римское гражданство от Помпея Великого. Автор «Истории Филиппа» («Historiae Philippicae») в 44 книгах – всеобщей истории от легендарных ассирийских царей до Августа. Книги IVI описывают историю Ассирии, Мидии и Персии, затем автор переходит к грекам и скифам, посвящая книги VIIXL Македонии и эллинистичес ким монархиям вплоть до их завоевания Римом. Последние че тыре книги отведены Парфии, начальному периоду истории Рима (до Тарквиния Старшего), а также Галлии и Испании (до завоевания последней Августом). Основные источники Помпея Трога – Тимаген Александрийский, а также Эфор, Феопомп (Теопомп), Тимей, Полибий и др. В произведении Помпея Тро га особенно интересны многочисленные географоэтнографиче ские экскурсы. Написанная около 7 г. н. э., история Помпея Трога в самостоятельном виде не сохранилась и дошла до нас в сокращенном пересказе Юстина и «Прологах» (кратком изло жении) грамматиков. Кроме того, Помпей Трог был автором не сохранившихся работ по ботанике и зоологии.

Марк (Юб) Юниан Юстин Iustinus Marcus (Iub) Iunianus Юстин, Марк Юниан, или Юб Юниан (ІІ–III вв.), римский историк. Изложил в сокращенном виде несохранившуюся «Ис торию Филиппа» Помпея Трога. Свод Юстина, по объему со ставляющий 1/5 произведения Помпея, не является цельной парафразой его текста, но сложен из связанных между собой сухими пересказами мелких фрагментов, в которых более или

27


менее дословно переданы наиболее занимательные и поучи тельные факты. Произведение Юстина сохранилось более чем в 200 рукописях. Подробнее см.: Зельин К. К. Основные черты исторической концеп# ции Помпея Трога // ВДИ, 1948, № 4: Зельин К. К. Помпей Трог и его произведение «Historiae Philippicae» // ВДИ, 1954, № 2.

Юстин Эпитома сочинения Помпея Трога «История Филиппа» Перевод А. А. Деконского и М. И. Рижского

Книга VII 3. Между тем персидский царь Дарий был вынужден позор но бежать из страны скифов, и, чтобы его не стали презирать за его военные неудачи, он послал с частью своих войск Магабак са для покорения Фракии и других царств в этой местности; к ним Дарий намеревался присоединить, как незначительную придачу, и Македонию. Магабакс в короткий срок выполнил приказание царя, а к македонскому царю Аминте отправил по слов и потребовал выдать себе заложников в обеспечение мира на будущие времена. Послы были приняты [царем] радушно. Во время пира, всё больше пьянея, они стали просить царя, чтобы на этом пышном пиру он доказал им и свое дружествен ное отношение к ним и пригласил пировать вместе с ними сво их жен и жен своего сына, так как у персов это считается зало гом и знаком заключения союза гостеприимства. Женщины эти пришли на пир. Когда же персы крайне нагло стали их ти скать, сын Аминты Александр попросил отца, чтобы тот из ува жения к своему возрасту и достоинству ушел с пира, и обещал отцу, что он положит конец выходкам гостей. Когда Аминта ушел, Александр отозвал с пира якобы на короткое время тех женщин под тем предлогом, что хочет нарядить их еще изящ нее и привести назад еще более очаровательными. Но женщин он подменил молодыми людьми, пышно одетыми в женские на ряды, и приказал им унять наглость послов кинжалами, спря танными под одеждой. Все послы были убиты. Магабакс об этом ничего не знал; но так как послы не возвращались, он по слал в Македонию с частью своего войска Бубара, полагая, что это будет легкая и незначительная военная экспедиция, и счи

28


тая ниже своего достоинства самому вести войска, чтобы не обесчестить себя, сражаясь с таким презренным племенем. Но Бубар, раньше чем началась война, влюбился в дочь Аминты, забыл о войне и, отложив всякую вражду, женился и стал свой ственником [царя].

Книга VIII 6. Одни народы Филипп поселил у самой границы, чтобы они давали отпор врагам, других поселил в самых отдаленных пределах своего царства, а некоторых военнопленных расселил по городам для пополнения их населения. Так из многочислен ных племен и народов он создал единое царство и единый на род. Устроив и приведя в порядок дела в Македонии, Филипп завоевал при помощи коварства и хитрости области дарданов и других соседей; но даже и родственников он не пощадил: так, он решил лишить престола эпирского царя Аррибу, связанного теснейшими узами родства с женой Филиппа Олимпиадой, а Александра, пасынка Аррибы, брата жены своей Олимпиады, красивого и чистого нравами юношу, Филипп вызвал в Македо нию якобы по просьбе сестры. Всеми способами, то обещая юноше царскую корону, то притворяясь влюбленным, Филипп склонил юношу к преступной связи с ним. Филипп рассчиты вал, что впоследствии Александр будет ему вполне покорным либо из чувства стыда, либо из чувства благодарности за [обе щанное] благодеяние, царскую власть. Поэтому, когда Алек сандру исполнилось двадцать лет, Филипп, несмотря на его юный возраст, передал ему отнятое у Аррибы царство, совер шив, таким образом, преступление по отношению и к тому, и к другому. Ибо в отношении того, у которого отнял царство, он нарушил право родства, а того, которому он отдал царство, раз вратил, прежде чем сделать его царем.

Книга IX 1. Когда Филипп вступил в Грецию и разграбил несколько городов, то добыча, полученная от этих незначительных горо дов, только раздразнила его [жадность], так как он прикинул в уме, какие богатства имеются во всех греческих городах, взя тых вместе; поэтому он решил завязать войну со всей Грецией в целом. Он рассудил, что для успеха предприятия будет очень полезно подчинить себе знаменитый приморский город Визан

29


тий и сделать из него базу для своих морских и сухопутных сил; а когда Византий запер перед ним свои ворота, то он оса дил его, окружив со всех сторон. Впервые этот город был захва чен Павсанием, спартанским царем, и в течение семи лет нахо дился под его властью; в дальнейшем Византий, в зависимости от изменчивого военного счастья, находился под властью то ла кедемонян, то афинян, и эта неопределенность его положения привела к тому, что, не ожидая ни от кого помощи, византий цы тем упорнее сами отстаивали свою свободу. Изза продол жительной осады казна Филиппа стала истощаться, и он начал добывать деньги морскими разбоями. Так, он захватил сто семьдесят кораблей и, распродав их груз, до некоторой степени избавился от крайней нужды. Затем, чтобы не держать всё вой ско на осаде одного только города, Филипп, отобрав храбрей ших воинов, выступил в поход, завоевал много городов в Херсо несе [Фракийском] и вызвал к себе своего восемнадцатилетнего сына Александра, чтобы тот под отцовской командой начал изучать основы военного дела. После этого Филипп отправился в Скифию, тоже надеясь на добычу и намереваясь – по примеру купцов – затраты на одну войну покрыть доходами с другой. 2. В то время скифским царем был Атей. Когда он находился в затруднительном положении во время войны с истрианами, то через аполлонян он попросил помощи у Филиппа, с тем чтобы усыновить его и сделать его наследником скифского царства. Между тем царь истрийский умер и тем самым избавил скифов и от страха перед войной, и от нужды в помощи. Поэтому Атей, отпустив македонян, приказал им сказать Филиппу, что он не просил у него помощи и не поручал говорить ему об усыновле нии, ибо не нуждаются скифы в македонской защите, так как превосходят македонян [в храбрости], да и в наследнике он, [Атей], не нуждается, так как его сын здравствует. Выслушав это, Филипп отправил к Атею послов, чтобы добиться от него де нег для покрытия хотя бы части расходов на осаду Византия, иначе он будет вынужден вследствие недостатка в средствах прекратить войну. [Послам было поручено сказать, что] Атей скорее должен выполнить это требование, так как он не только не уплатил за службу воинам, присланным ему Филиппом, но даже не оплатил издержек по их перевозке. Однако Атей стал ссылаться на то, что климат в Скифии неблагоприятный, а поч ва бесплодна; она не только не обогащает скифов, но едваедва доставляет им пропитание; нет у него богатств, которыми он мог бы удовлетворить столь великого царя, а отделаться небольшой

30


подачкой он считает более непристойным, чем вовсе отказать. Вообще же скифов ценят за доблестный дух и закаленное тело, а не за богатства. В ответ на это издевательство Филипп, сняв осаду с Византия, двинулся войной на скифов. Чтобы скифы ни чего не заподозрили, Филипп отправил вперед послов, которые должны были сообщить Атею, что он, Филипп, во время осады Византия дал обет воздвигнуть статую Геркулесу и идет теперь, чтобы поставить ее в устье Истра, поэтому просит, чтобы ему да ли пройти спокойно и почтить бога; совершить же этот путь Фи липп намерен как друг скифов. [В ответ на это Атей] приказыва ет: если Филипп хочет выполнить обет, то пусть он пришлет ста тую к нему, [Атею]. Он обещает не только поставить статую, но и сохранить ее невредимой, однако он не потерпит, чтобы вой ско Филиппа вступило в его пределы. Если же Филипп поставит статую против воли скифов, то, как только он уйдет, Атей низ вергнет статую, а медь, из которой она отлита, превратит в ост рия для стрел. Этот спор ожесточил обе стороны, и завязалась война. Хотя скифы превосходили [македонян] и числом и храб ростью, но они были побеждены хитростью Филиппа. Двадцать тысяч женщин и детей было взято в плен, было захвачено мно жество скота; золота и серебра не нашлось совсем. Тогда при шлось поверить тому, что скифы действительно очень бедны. В Македонию послали двадцать тысяч наилучших кобылиц для разведения коней [скифской породы]. 3. Когда Филипп возвращался из Скифии, ему преградили путь трибаллы, отказываясь пропустить его через свои владе ния, если не получат от него части добычи. От взаимных оскор блений перешли к оружию; в этом сражении Филипп был ра нен в бедро, и притом так, что оружие, пройдя через тело Фи липпа, убило его коня. Так как все думали, что Филипп убит, то добыча ускользнула из рук. Таким образом, добыча, захва ченная в Скифии, точно на ней лежало проклятие, едва не при несла гибели македонянам...

Книга XLI. Пролог Как в Парфии была создана держава царем Арсаком, а в Ба ктрии – царем Диодотом. Затем – как в царствовании Диодота Бактрию и Согдиану захватили скифские племена сарауков и асианов.

31


Книга XLII. Пролог Асианские цари токаров и гибель сарауков. Источник: Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Philippicae» / Пер. А. А. Деконского и М. И. Рижского // Вестник древней истории, 1954, № 2#4; 1955, № 1. Переиздано в кн.: Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. М., 1993.

32


Квинт Курций Руф Quintus Curtius Rufus Квинт Курций Руф (І в.), римский историк. Написал «Исто рию Александра Великого Македонского» («Historia Alexandri Magni Macedonis») в 10 книгах, из которых сохранились ІІІ–Х, но с некоторыми пропусками. Сочинение Курция – единствен ное изложение истории Александра Македонского на латинском языке. Греческие источники «Истории» Курция: записи Калли сфена, приставленного к Александру по настоянию Аристотеля в качестве официального хронографа, сочинения Аристобула, сына Аристобула, Птолемея, сына Лага, Поликлета из Лариссы, судовые журналы и мемуары флотоводца Неарха и царского кормчего Онексирита – спутников Александра в походе, кото рые до нашего времени не дошли, затем – составленные на их ос нове «Анабасис», или «Поход Александра» Арриана, романти ческое повествование Клитарха «Об Александре», «Историчес кая библиотека» Диодора Сицилийского и др. Каллисфену, скончавшемуся в результате пыток при раскрытии заговора про тив Александра, не повезло и в плане цитирования: ссылок на его записи практически никто не давал. Однако этого одаренно го литератора, племянника Аристотеля, судьба не оставила в забвении. Память о нем воскресла во ІІ–ІІІ вв., когда аноним ным автором на греческом языке была составлена от его имени повесть «Александрия», чрезвычайно популярная в средние ве ка и на Западе, и на Востоке, где лучшие поэты состязались в со здании поэм об Искандере. Компиляция Курция об Александре важна с точки зрения историка прежде всего тем, что содержит привязку исторических фактов эпохи эллинизма к системе гео графических и этнологических представлений Рима. Подробнее см.: А. А. Вигасин. Предисловие // Квинт Курций Руф. История Александра Македонского / Под ред. А. А. Вигасина. – М., 1993.

33


Квинт Курций Руф История Александра Македонского Книга ІІІ Перевод К. А. Морозовой и И. А. Мироновой, комментарий А. В. Стрелкова 1. (11) Во Фригии, через которую Александр вел войско, бы ло больше сел, чем городов. (12) Там же находился прославлен ный в то время дворец Мидаса1. Название города – Гордий; че рез него протекает река Сангарий, и он находится на одинако вом расстоянии от Понтийского и Киликийского морей. Здесь, между этими морями, как мы знаем, самое узкое место Азии, так как и то и другое море сдавливают землю, создавая тесни ны. (13) Хотя Азия и соединена с континентом, но большей ча стью окружена водой и схожа с островом2; и если бы не было этого перешейка, то они слились бы друг с другом. 2. (1) Дарий, узнав о смерти Мемнона и, естественно, обеспо коенный, лишившийся всякой надежды, решил сам сразиться с Александром: он осуждал все совершенное его полководцами, будучи убежден, что многим из них недоставало усердия и всем – удачи. (2) И вот, расположившись лагерем у Вавилона, чтобы солдаты с большим усердием начали войну, он выставил напо каз все свои силы и, построив укрепление вместимостью в 10 тысяч вооруженных воинов, начал производить подсчет вой скам по примеру Ксеркса3. (3) От восхода солнца до ночи отря ды, как было приказано, входили в укрепление. Выходя отту да, они заняли равнины Месопотамии; конница и пехота, ка завшиеся бесчисленными, заставляли думать, что армия боль ше, чем на самом деле. (4) Персов было 100 тысяч, из них 30 ты сяч всадников4, мидийцев – 10 тысяч всадников и 50 тысяч пе хотинцев. (5) Барканцев было 2 тысячи всадников, вооружен ных двусторонними секирами и легкими щитами, очень похо жими на цетры5, за ними следовало 10 тысяч пехоты с таким же вооружением. (6) Армяне послали 40 тысяч пехотинцев вдо бавок к их 7 тысячам всадников. (7) Гирканцы набрали 6 тысяч отличных, как у всех этих племен, всадников, прибавив к ним тысячу тапуров. Дербики снарядили 40 тысяч пехотинцев, у большинства из них были копья с медными или железными на конечниками, у некоторых же – древки, обожженные на огне; их сопровождали 2 тысячи всадников из того же племени. (8) С Каспийского моря прибыло 8 тысяч пехотинцев и 200 всадни

34


ков. С ними были и другие, неизвестные племена, выставив шие 2 тысячи пехоты и вдвое больше конницы. (9) К этим си лам прибавилось 30 тысяч греческих наемников, воинов во цвете лет. Спешность помешала собрать бактрийцев, согдий цев, индов и другие живущие у Красного моря племена, назва ния которых не знал и сам царь. 9. (1) Армия Дария построилась следующим образом: Набар зан с кавалерией и примерно 20 тысяч пращников и лучников охраняли правый фланг. (2) Там же находился Тимод во главе 30 тысяч наемных грековпехотинцев. Это, без сомнения, был цвет войска, по силе равный македонской фаланге. (3) На ле вом фланге находился фессалиец Аристомед с 20 тысячами вар варовпехотинцев. В резерве поместили наиболее воинствен ные племена. (4) Сам царь думал сражаться на этом же фланге; его сопровождали 3 тысячи отборной конницы – его обычная охрана – и 40 тысяч пехоты. (5) За ними стояла гирканская и мидийская конница, а за нею – всадники остальных племен с правой и левой ее сторон. Перед этим строем, поставленным как указано, стояли 6 тысяч копейщиков и пращников. (6) Все тесное пространство, где только можно было стать, было запол нено войсками Дария, один фланг которого упирался в горы, другой – в море. Жену и мать Дария и остальных женщин по местили в центре. (7) Александр поставил впереди сильнейшую часть македонской армии – фалангу. Никанор, сын Парменио на, охранял правый фланг. Рядом с ним стояли Кен, Пердикка, Мелеагр, Птолемей и Аминта, каждый во главе своего войска. (8) На левом фланге, достигавшем морского берега, были Кра тер и Парменион, но Кратеру было приказано повиноваться Пармениону; конница была поставлена на обоих флангах: на правом македонская вместе с фессалийской, на левом – пело поннеская. (9) Перед этим строем Александр поместил отряд пращников, смешанных с лучниками: впереди шли фракийцы и критяне, вооруженные также легко. (10) Но против тех, кого Дарий послал вперед занять горный хребет, Александр поста вил агриан6, недавно приведенных из Греции. Пармениону же он приказал насколько возможно растянуть свое войско к мо рю, чтобы находиться дальше от занятых варварами гор. (11) Но варвары, не посмевшие ни сразиться с подступившими ма кедонцами, ни окружить их, когда они прошли, бежали, осо бенно испугавшись вида пращников, и это укрепило фланг вой ска Александра, опасавшегося нападения на него сверху. (12) Македонцы шли по 32 человека в ряд, так как узкое место не

35


давало возможности больше развернуть строй. Но постепенно горные ущелья стали расширяться, пространства стало боль ше, так что не только пехота смогла наступать более широким строем, но и конница – прикрывать ее с флангов7.

Книга IV Перевод К. А. Морозовой и И. А. Мироновой, комментарий А. В. Стрелкова и С. В. Новикова 5. (1) Почти в те же дни доставлено было Александру письмо Дария, написанное, наконец, как царю. Он просил Александра вступить в брак с его дочерью, по имени Статира, в приданое ей он давал все земли между Геллеспонтом и рекой Галисом, сам же довольствовался землями, лежащими к востоку. (2) Если, мол, Александр колеблется принять, что ему предлагается, то ведь счастье никогда не остается подолгу на том же месте, и на сколько большей удачи достигают люди, настолько большую зависть богов к себе возбуждают. (3) Он опасается, что Алек сандр, подобно птицам, которых природная легкость влечет к звездам, предается пустому и незрелому увлечению: ведь нет ничего труднее, как в его возрасте справляться с таким счасть ем. (4) У него самого остается еще очень много земель, да и не всегда можно быть застигнутым в теснинах, Александру же придется переправляться через Евфрат, Тигр, Аракс и Гидасп, великие защитные рубежи его царства. Придется ему дойти до земель, где живет так мало людей, что стыдно об этом говорить. (5) Когдато он еще пройдет через Мидию, Гирканию, Бактрию и достигнет индов, живущих у океана? Не говоря уже о согдий цах, арахосиях и о других племенах, населяющих Кавказ и до стигающих Танаиса. Раньше состаришься, чем обойдешь все эти земли, даже без сражений. (6) Пусть Александр больше не зовет его к себе, а если он придет, то для его погибели8. 6. (1) Дарий, отчаявшись добиться мира, которого думал до стичь письмом через послов, энергично стал восстанавливать свои боевые силы для возобновления войны. (2) Он приказыва ет вождям отрядом собраться в Вавилон, также и командиру бактрийцев Бессу9 прийти, собрав как можно больше войска. (3) Бактрийцы, среди этих племен самые воинственные и суро вые, по своим нравам совсем не похожи на изнеженных персов; они жили недалеко от весьма воинственного племени скифов, привыкли к грабежам и всегда бродили с оружием в руках. (4) Бесс, подозреваемый в вероломстве, несомненно, с неудоволь ствием держался на вторых ролях, но все же внушая царю

36


страх. Ведь он домогался царской власти, но боялся стать пре дателем, хотя только так и мог достигнуть цели. (5) Впрочем, Александр, несмотря на все расследования, не мог обнаружить, куда удалился Дарий, так как по своим обычаям все персы с удивительной преданностью хранили тайну своих царей. (6) Ни страхом, ни обещаниями нельзя было принудить их к сло вам, которые могли бы выдать тайну. Традиционное повинове ние царям сделало священным это молчание под страхом смер ти. Несдержанность на язык карается у персов строже всякого другого проступка; считается, что нельзя доверять ничего важ ного тому, кому тяжело соблюдать молчание, хотя по природе это совсем нетрудно для человека. 9. (1) А Дарий, узнав, что враг повернул из Египта в Афри ку, стал колебаться, оставаться ли ему в Месопотамии или от правиться во внутренние области царства; он, несомненно, сам лично легче поднял бы на войну отдаленные племена, которые трудно было ему мобилизовать через своих военачальников. (2) С другой стороны, широкое распространение получила молва, что, куда бы он сам ни пошел, Александр повсюду последует за ним со всеми своими силами. Хорошо зная, с каким упорным врагом он имеет дело, Дарий приказал собраться всем военным силам отдаленных народов в Вавилон. Сначала собрались бакт рийцы, скифы и инды, затем и от других народов прибыли во енные отряды. (3) Впрочем, поскольку войска собралось в пол тора раза больше, чем было в Киликии, многим не хватало ору жия; его собирали с большим трудом. Покрытием всадников и коней служили панцири из железных пластинок, рядами скрепленных между собой; тем, кому прежде не давалось ниче го, кроме дротиков, теперь добавлялись щиты и мечи. (4) Кро ме того, пехотинцам были даны табуны необъезженных лоша дей, чтобы и конницы было больше прежнего; к этому для уст рашения врагов было добавлено 200 серпоносных колесниц – единственная надежда всех этих племен. (5) На конце дышла торчали копья; с железными наконечниками, с обеих сторон ярма направлены были против врагов по три меча; со спиц ко лес торчало помногу острых ножей, другие были прикреплены к ободьям колес или (под кузовом) направлены остриями вниз, чтобы подсекать все, что только попадется на пути скачущих коней. 12. (1) Между тем Дарий спешно послал Мазея с 3 тысячами всадников занять пути, по которым должен был идти непри ятель. (2) Александр, отдав должную честь телу его жены, оста

37


вил в том же укреплении под охраной небольшого гарнизона всю тяжелую часть своей армии, а сам направился навстречу врагу. (3) Пехоту он разделил на два крыла, окружил их с обе их сторон всадниками; обоз следовал за войском. (4) Затем, от рядив Менида10 с легкой конницей, он велит ему разведать, где находится Дарий. Но так как Мазей засел неподалеку, тот не осмелился пройти дальше и мог только сообщить, что слышал голоса людей и ржание коней. (5) Также и Мазей, увидев изда ли разведчиков, вернулся в лагерь с известием о приходе не приятеля. Итак, Дарий, желая сразиться на открытом поле, от дает приказ солдатам вооружиться и ставит их в строй. (6) На левам фланге шли бактрийские всадники, всего тысяча коней, столько же дахов11; арахосии и сузиане составляли 4 тысячи. За ними следовало 100 серпоносных колесниц, следом за квад ригами12 шел Бесс с 8 тысячами всадников, тоже бактрийцев. Эту колонну замыкали массагеты в составе 2 тысяч коней. (7) Пехотинцы большинства этих народов не смешивались с кон ницей, но каждый держался вместе со своими. Затем персов с мардами и согдийцами вели Ариобарзал и Оронтобат. (8) Они командовали каждый своей частью, общее командование при надлежало Орсину, потомку одного из семи персов13, возводив шему свой род к славнейшему царю Киру. (9) За ними шли пле мена, мало известные даже своим союзникам; за ними следовал Фрадат с большим отрядом каспиев впереди 50 квадриг. Инды и жители берегов Красного моря14; находились за колесницами скорее для численности, чем для настоящей помощи. (10) Весь этот строй замыкался другими 50 серпоносными колесницами, к которым Дарий присоединил чужеземных солдат. За ними шли армяне из так называемой Малой Армении, за армянами – вавилоняне, за теми и другими белиты15, жители Косских гор. (11) За этими шли гортуи с острова Евбеи, когдато примкнув шие к мидийцам, но выродившиеся и забывшие родные обы чаи. К ним Дарий присоединил фригийцев и катаонов16; племя парфиенов, заселявшее земли, занятые теперь парфянами, вы шедшими из Скифии, замыкало все движение. Таков был со став левого фланга. (12) На правом стояли армяне из Великой Армении, кадусии17 и каппадокийцы, сирийцы и мидийцы; у них тоже было 50 серпоносных колесниц. (13) Общая числен ность18 всего войска была такая: всадников 45 тысяч, пехоты 200 тысяч человек. Построившись таким образом, они прохо дят 10 стадиев; получив приказ остановиться, вооруженные стали ожидать появления врага.

38


13. (1) Тогда перед его глазами открылось поле всей предсто ящей битвы19: лошади и люди сверкали вооружением; воена чальники объезжали ряды своих воинов – все свидетельствова ло о большой озабоченности врагов подготовкой к битве. (2) При этом людей в их напряженном ожидании раздражало мно го пустых мелочей, както: людской говор, ржание коней, свер кание оружия. (3) Тогда Александр созывает совещание и, ли бо действительно колеблясь в душе, либо желая испытать дух своих людей, спрашивает, как лучше действовать. (4) Опыт нейший в военном искусстве среди всех вождей Парменион предложил прибегнуть к обману, а не давать общего боя; важ но, мол, напасть на врагов темной ночью; разве вступят в схват ку в ночной суматохе эти люди различных обычаев и языков, испуганные неожиданной тревогой среди сна? (5) А днем преж де всего увидишь бегущие на тебя страшные лица скифов и ба ктрийцев, их косматые бороды и нестриженые волосы, еще и огромный рост и мощные тела; солдатыде больше предаются страху от неосновательных причин, чем от серьезных. (6) Затем такое множество людей сможет со всех сторон окружить мень шее но численности войско: ведь сражение предстоит не в тес нинах Киликии и не в бездорожных зарослях, а на открытой и гладкой равнине. (7) Почти все были согласны с Парменионом; Полиперкон20 не сомневался, что только так и можно одержать победу. (8) Царь, не желая снова порицать Пармениона, с кото рым он недавно поступил суровее, чем сам хотел, сказал, обра щаясь к Полиперкону: “Вы мне советуете действовать как раз бойнику и вору: у них на уме только обман. (9) Но я не потерп лю, чтобы моей славе всегда препятствовало или отсутствие Да рия, или теснота местности, или ночное воровское действие. Надо, конечно, наступать при свете; я предпочитаю раскаи ваться в неудаче, нежели стыдиться своей победы. (10) И вот еще что: варвары несут ночную стражу и стоят под оружием, чтобы не быть застигнутыми врасплох. Итак, готовьтесь к бит ве”. Подбодрив их так, он отпустил их отдохнуть. 14. (1) Он говорил, что перед ними, прошедшими столько зе мель в надежде на победу, за которую стоило бороться, осталось это последнее препятствие. Сражение на реке Гранике, преодо ление гор Киликии, захват Сирии и Египта вызывают надежды на славу. (2) Персы будут сражаться, так как им воспрепятство вали бежать. Уже третий день они стоят на одном месте, обес силенные страхам, отягченные своим вооружением. Верным доказательством их отчаяния служит то, что они сжигают свои

39


города и поля, будучи уверены, что все, что они не уничтожат, достанется победителю. (3) Нет основания бояться пустых имен неизвестных народов. Ничего не значит для решения спора в войне, кого называют скифами, а кого кадусиями. Раз они не известны, значит, они недостойны славы. (4) Храбрые никогда не остаются в неизвестности, а люди невоинственные, выта щенные из закоулков, это только пустые названия. Македонцы своим мужеством достигли того, что нет на земле места, где бы о них не знали. (5) Пусть они только посмотрят на неустройст во персидского войска: у одних нет ничего, кроме дротика, дру гие мечут камни из пращей, лишь у немногих есть полное во оружение. Итак: там больше людей, у нас больше способных сражаться. (6) Он не требует, чтобы они храбро бросились в бой, если сам не будет подавать другим пример мужества. Он будет сражаться впереди всех знамен. Он обещает, что каждая его ра на будет знаком отличия на его теле; они сами знают, что толь ко он не участвует в разделе общей добычи и что все добываемое победами расходится на их награды, на их потребности. (7) Он знает, что говорит это мужественным воинам. Иначе он сказал бы им, что они зашли туда, откуда уже нельзя бежать. Отмерив столько пространств земли, оставив позади себя столько рек и гор, они должны теперь проложить себе путь на родину, к пена там своею собственной рукой. Такими словами он внушал му жество вождям и стоявшим вблизи солдатам. 15. (1) Между тем Александр, чтобы обойти указанное пере бежчиком место и встретиться с Дарием, который охранял ле вый фланг, приказывает наступать крылу, поставленному ко со. (2) И Дарий повернул в ту сторону, велел Бессу приказать всадникаммассагетам сбоку напасть на левое крыло Александ ра. (3) Перед ним самим были серпоносные колесницы, кото рые по данному знаку он разом пустил на врага. Колесничие по мчались, отпустив вожжи, чтобы потоптать больше людей, не ожидавших такого нападения. (4) Одних ранили копья, торча щие впереди из дышла, других – выставленные с боков косы; однако македонцы не только отступили перед ними, но в бегст ве расстроили свои ряды. (5) Еще и Мазей навел на них страх своим нападением, так как послал в обход тысячу всадников разграбить неприятельский лагерь, полагая, что пленные, за ключенные все вместе, сами разорвут свои оковы, увидев при ближение своих. (6) Но ему не удалось обмануть Пармениона, стоявшего на левом фланге. Тот поспешно посылает к царю По лидаманта сказать об опасности и спросить распоряжений. (7)

40


Царь, выслушав Полидаманта, сказал ему: “Иди, скажи Пар мениону: если мы победим в строю, то не только вернем свое, но и захватим принадлежащее врагам. (8) Итак, нет основания от нимать хоть скольконибудь сил у строя. Пусть будет достоин меня и моего отца Филиппа, пренебрежет потерей имущества и храбро сражается с врагом”. (9) Между тем варвары привели в смятение обоз, а пленные, перебив многих из стражи и разо рвав свои оковы, вооружаются чем попало, присоединяются к своим всадникам и с двух сторон нападают на попавших в беду македонцев, (10) Пленные, окружавшие царицу Сисигамбис, радуясь победе персов, объявляют, что враги потерпели вели кое поражение и совершенно лишились всего обоза; они дума ли, что ход сражения на всех участках одинаковый и что побе дившие персы разбежались в поисках добычи. (11) Пленные убеждали Сисигамбис отбросить печаль, но она оставалась в прежнем состоянии, не издала ни звука, не изменилась в лице: она сидела неподвижно, точно боялась преждевременной радо стью спугнуть счастливую судьбу; смотревшие на нее не могли решить, чего она желает. (12) Между тем начальник конницы Александра Менид то ли по собственному решению, то ли по приказанию царя подошел с несколькими отрядами всадни ков, чтобы оказать помощь обозу, но не выдержал натиска кав казцев и скифов и, едва вступив с ними в бой, вернулся к царю, так и не отомстив за урон, а лишь засвидетельствовав его. (13) Горестное чувство нарушило планы Александра, недаром он так опасался уводить из строя воинов для возвращения своего имущества. Итак, он посылает против скифов Арету, команди ра копейщиков, называвшихся сариссоносцами21. (14) Между тем колесницы, расстроив ряды перед знамена ми, прорвались к фаланге: македонцы же, собравшись с муже ством, пропускают их в середину. (15) Строй их стал подобен валу: они сомкнули свои копья и с обоих боков прокалывали животы напиравших на них лошадей, потом они окружили ко лесницы и сбрасывали с них колесничих. (16) Строй заполнил ся упавшими лошадьми и возничими, они не могли больше уп равлять напуганными лошадьми: частыми рывками головой не только рвали упряжь, но и опрокидывали колесницы, раненые тащили за собой убитых, взбесившиеся не могли остановиться, истощенные – двигаться. (17) Лишь немного колесниц достиг ло последних рядов строя, неся ужасную смерть тем, на кого налетали: иссеченные людские тела лежали на земле, и так как страдания причиняют лишь свежие раны, то, будучи прежде

41


ранеными и обессиленными, они не выпускали из рук оружия, пока, истекая кровью, не падали замертво. (18) Между тем Аре та, убив вождя скифов, разграблявших обоз, все сильнее напи рал и устрашал их. Но к ним пришли на помощь посланные Да рием бактрийцы и изменили судьбу сражения: много македон цев было задавлено при первом налете, большинство бежало к Александру. (19) Тогда персы, подняв крик, что обычно издают побеждающие, еще яростнее бросились на врага, считая его по всюду смятым. Александр укорял испугавшихся, ободрял их, один оживлял уже затухавший бой и, подняв наконец дух сво их воинов, послал их в наступление.

Книга V Перевод В. С. Соколова и А. Ч. Козаржевского, комментарий С. В. Новикова 9. (1) Пока Дарий это говорил, от сознания близкой опаснос ти сжимались в ужасе сердца и души и не было высказано ни какого мнения, не раздалось никакого голоса. Тогда, наконец, старейший из друзей царя Артабаз22, о котором мы упоминали выше как о друге Филиппа, сказал: “Конечно, мы, одевшись в драгоценные одежды, тщательно вооружившись нашим слав ным оружием, последуем за царем в бой в надежде на победу, но не откажемся и принять смерть”. (2) Остальные сочувствен но приняли его слова. Однако присутствовавшие при этом На барзан23 и Бесс, заключив между собой неслыханно преступ ный союз, решили с помощью тех войск, которыми они коман довали, схватить царя и заключить в оковы. Они рассуждали так: если Александр их настигнет, они, передав ему царя жи вым, заслужат большую благодарность победителя и назначат высокую цену за то, что захватили Дария; если же удастся из бежать встречи с Александром, то, убив Дария, они захватят власть и возобновят войну. (3) После того как они долго обду мывали это убийство, подготовляя осуществление преступного замысла, Набарзан сказал царю: “Я знаю, что выскажу мнение, на первый взгляд тебе неприятное. Но ведь и врачи часто изле чивают болезни суровыми средствами, и кормчий корабля, бо ясь кораблекрушения, спасает, что может, жертвуя осталь ным. (4) Я же советую тебе не ущерб причинить себе, но сохра нить царство и себя разумным способом. Мы вступили в войну без благословения богов, и жестокая судьба не прекращает пре следовать персов. Нужно все начать снова при новых знамени

42


ях. Передай на время власть и командование другому, который пусть до тех пор носит имя царя, пока враг не уйдет из Азии. Тогда победитель вернет тебе твое царство. (5) Разум убеждает, что это наступит в скором времени. Бактрия еще не тронута, инды и саки в твоей власти, множество народов, много армий, много тысяч пехотинцев и всадников готовят силы для возоб новления войны, так что предстоящая борьба превзойдет ту, которая уже была. 13. (1) Александр, услыхав, что Дарий вышел из Экбатаны, сойдя с пути, по которому направлялся в Мидию, поспешил вслед за бегущим. (2) Так он достиг крайнего в Паретакене24 го рода Табаса; там перебежчики сообщают ему, что Дарий в бег стве устремляется в Бактрию. (3) Более точные сведения он по лучил от вавилонянина Багистана: царь еще не лишен свободы, но находится под опасностью смерти или оков. (4) Александр, собрав вождей, сказал: “Перед нами великая задача, требую щая быстрого выполнения: Дарий, вероятно, покинут своими или в поругании у них. Захватить его живым – вот венец нашей победы, но это требует быстроты действия”. (5) Все согласно за кричали, что готовы следовать за ним; пусть он не щадит их сил и не боится опасностей. Итак, он сразу же повел свой отряд скорее бегом, чем обычным маршем, не давая и ночью отдох нуть от усталости за день. (6) Так он прошел 500 стадиев и при был в селение25, в котором Бесс захватил Дария. (7) Тут он за стал переводчика Дария Мелона. По слабости своего здоровья он не мог следовать за отрядом; захваченный быстро прибыв шим царем, он представился перебежчиком. (8) От него Алек сандр узнал о происшедшем, но уставшим воинам нужен был отдых. К отборным 3 тысячам всадников он присоединил еще 300 так называемых двоеборцев26: у них за спиной было более тяжелое оружие; обычно они ехали на конях, в случае же на добности сражались в пешем строю. (9) К Александру, занятому этими делами, подходят Орсил и Митракен; осудив преступление Бесса, они перешли к Алек сандру и сообщили, что персы находятся на расстоянии 500 стадиев, но они покажут кратчайший путь. (10) Приход пере бежчиков был приятен царю. Итак, с наступлением вечера под их руководством он вступил с подвижным отрядом на указан ный путь, приказав фаланге следовать за собой ускоренным маршем. Сам, идя в квадратном строю, он вел войско так, что последние были недалеко от первых. (11) И они прошли уже 300 стадиев, когда им повстречался сын Мазея Брокубел, быв

43


ший претор Сирии. Он, ставший тоже перебежчиком, сообщил, что Бесс находится не более как на расстоянии 200 стадиев: войско его идет беспорядочно, не принимая никаких мер пре досторожности, и, повидимому, направляется в Гирканию. Ес ли поторопиться, можно его застигнуть врасплох. Дарий еще жив. (12) Перебежчик внушил и ранее торопившемуся царю страстное желание догнать Бесса. Поэтому все пришпоривают коней и мчатся вперед. Уже настигающие слышали шум движущихся вражеских войск, но те еще были скрыты облаками пыли. Царь несколько задержал свой ход, чтобы осела пыль. (13) Варвары тоже заме тили их, но Александр увидал уже удаляющийся от него отряд и определил, что силы их были бы неравны, если бы у Бесса оказалось столько мужества для сражения, сколько было при совершении преступления. В численности и силе варвары име ли преимущество, к тому же бодрые сразились бы с утомленны ми от пути. (14) Но имя Александра и молва о нем – важней ший момент в этой войне – заставили их в страхе предаться бег ству. (15) Бесс и другие соучастники его преступления, следо вавшие за повозкой Дария, начали убеждать царя сесть на ко ня и бегством спасаться от врага. (16) Он же, веря, что сущест вуют богимстители, и полагаясь на благородство Александра, отказался следовать за своими убийцами. Тогда в ярости они забросали его копьями и, нанеся ему множество ран, бросили его. (17) Изранили они также и вьючных животных, чтобы они не могли идти дальше, и убили двух слуг, сопровождавших ца ря. (18) Совершив это преступление, чтобы скрыть следы свое го бегства, Набарзан устремился в Гирканию, а Бесс с немноги ми всадниками – в Бактрию. Варвары, лишившись вождей, стали рассеиваться, кого куда влекла надежда или гнал страх. Только 500 всадников объединились, не зная, что лучше: со противляться или бежать.

Книга VI Перевод И. А. Мироновой, комментарий С. В. Новикова 2. (11) Оксидат был персидским вельможей, но содержался в оковах, так как Дарий хотел его казнить. Александр, освобо див его, назначил сатрапом в Мидии, а брата Дария принял в когорту своих друзей, сохранив ему все почести прежнего поло жения. (12) Оттуда царь отправился к парфянам, тогда малоиз вестному народу, теперь же стоящему во главе всех народов за реками Тигр и Евфрат, до самого Красного моря. (13) Равнин

44


ную и плодородную часть этого пространства захватили скифы, до сих пор опасные соседи. Они живут в Европе и в Азии. Те, что живут за Боспором27, считаются азиатами, а живущие в Ев ропе распространились по области от левой границы Фракии до Борисфена28 и оттуда до другой peки – Танаиса29. (14) Танаис протекает между Европой и Азией. Нет сомнения в том, что скифы, от которых произошли парфяне, пришли не от Боспо ра, но из области Европы. 3. [Речь Александра] “... (9) Пока я говорю с вами, будто на шему оружию покорно все, что было под властью Дария, На барзан захватил Гирканию, цареубийца Бесс не только владеет Бактрией, но и угрожает нам; согдийцы, дахи, массагеты, саки и инды еще независимы, и все они, завидев наши тылы, после дуют за нами, ибо они все единоплеменники, мы же иноземцы. (10) Каждый охотнее повинуется своему правителю, даже если он внушает больший страх. Поэтому нам надо отказаться от то го, чем овладели, или овладеть тем, чего мы еще не взяли. (11) Как врачи не оставляют в больном теле ничего, что может при нести вред, так, воины, и мы отрежем все, что мешает нашей власти. Часто ничтожная искра вызывает большой пожар. Презирать врага небезопасно: на кого вы не обратите внима ния, тому придадите больше силы. (12) И Дарий не по наслед ству получил власть над персами, но был подведен к трону Ки ра по милости евнуха Багоя30, поэтому не думайте, что Бессу будет трудно захватить опустевший престол. (13) Мы, конечно, ошиблись бы, о воины, если бы победили Дария для того, что бы передать власть его рабу31, который решился на крайнее преступление, заключив в оковы своего царя, нуждающегося в помощи иноземцев, которую мы, победители, конечно, ему оказали бы, и, наконец, убил его, чтобы он не был спасен нами. (14) Неужели вы допускаете, чтобы страной правил тот, кото рого я хочу как можно скорее видеть распятым на кресте в за служенное наказание за нарушение клятв верности пред всеми царями и народами? (15) И, клянусь богами, если вы вдруг уз наете, что он же опустошает города Греции и Геллеспонт, как горька будет для вас мысль, что Бесс украл плоды вашей побе ды: тогдато вы поспешите вернуть свое, тогдато вы возьметесь за оружие. Но насколько лучше раздавить его, пока он напуган и едва владеет своим рассудком! (16) Нам, прошедшим через столько снегов, столько рек, преодолевшим столько горных вершин, предстоит еще четырехдневный поход. Ни море, зали вающее волнами дорогу, не препятствует нашему пути, ни тес

45


нины Киликии; вся страна ровная и удобная для похода. (17) Мы стоим на самом пороге победы. Нам осталось победить не скольких беглецов, убивших своего господина. Это благород ная задача, клянусь богами, и среди славнейших наших дел, переданных потомству, будет упоминаться, как вы отомстили убийцам вашего врага, Дария, ненависти к которому вы после его смерти больше не имели, как ни одному бесчестному чело веку вы не дали ускользнуть из ваших рук. (18) Когда это будет сделано, насколько послушнее станут персы, поняв, что вы ве дете справедливые войны и что ваш гнев возбуждает не имя Бесса, а его преступления!” 4. (1) Солдаты встретили речь царя с большим энтузиазмом и закричали, чтобы он вел их, куда пожелает. (2) Не сдерживая их пыл, царь уже на третий день проник через Парфиену к гра ницам Гиркании. Для защиты Парфиены от нападений варва ров он оставил Кратера с отрядом Аминты и, кроме того, с 600 всадниками и столькими же лучниками. (3) Эригию же он ве лит вести обоз полевой дорогой, дав ему небольшой отряд. Сам со своей фалангой и конницей, пройдя 150 стадиев, стал лаге рем в долине, подводящей к Гиркании. Там есть роща с тенис тыми и высокими деревьями, так как тучная почва долины орошается ручьями, стекающими с нависших скал. (4) У само го подножья гор появляется река Зиобет, которая течет на про тяжении почти трех стадий в одном русле, но, натолкнувшись на скалу, прерывающую ее течение, делится на два потока. (5) Затем поток, ставший бурным от камней, которые он преодоле вает, внезапно уходит под землю. Около 300 стадиев эта река течет скрытым путем, затем снова выходит на поверхность зем ли, словно рождаясь от другого источника, и прокладывает но вое русло в полтора раза шире прежнего. (6) Оно доходит до 13 стадиев ширины, потом опять сужается в более тесных берегах и наконец впадает в другую реку, которая называется Ридагн. (7) Местные жители уверяли, что все брошенное в пещеру в вер ховье реки опять появляется в новом ее устье. Поэтому Алек сандр приказывает бросить двух волов в реку там, где она ухо дит под землю, и люди, посланные выловить их, видели туши волов, выброшенные рекой, где она вновь выходит изпод зем ли. (8) На четвертый день солдатам был дан отдых на этом мес те; тут же царь получил письмо от Набарзана, захватившего вместе с Бессом Дария. В письме было сказано, что он не был врагом Дария, наоборот, он дал ему совет, который считал по

46


лезным, но за этот искренний совет чуть не был им казнен; (9) что Дарий, помышляя доверить охрану своей особы против всех законов и обычаев чужеземцам, отвергал преданность сво их, которую они свято сохраняли своим владыкам в течение 230 лет. (10) Сам он, стоя на скользкой и опасной почве, принял меры, указанные необходимостью. Дарий тоже, убив Багоя, оп равдывался перед своими людьми тем, что убил составлявшего заговор против него. (11) Для несчастных смертных нет ничего дороже жизни: из любви к ней он был вынужден на крайность, но он действовал больше по необходимости, чем по желанию. При общей беде у каждого своя судьба. (12) Если царь прика жет ему явиться к себе, он явится без страха. Он не боится, что такой великий царь нарушит данное им обещание: богов не мо жет обманывать бог. (13) Впрочем, если Александр сочтет его недостойным доверия, есть достаточно мест для изгнания. Ка кое место изберет себе храбрый человек, там и будет его родина. (14) Александр, не колеблясь, дал по обычаям персов обеща ние, что Набарзан, придя к нему, останется невредим. Тем временем царь продолжал путь, построив войско плот ным квадратным строем, изредка посылая разведчиков обсле довать местность. (15) Впереди шли легковооруженные, за ни ми следовала фаланга, за пехотой шел обоз. Воинственность на селения и природа этой труднопроходимой страны держали в напряжении внимание царя. (16) Эта обширная равнина, дохо дя до Каспийского моря, вдается в него двумя отрогами, посе редине слабовогнутый залив, похожий на рога молодого меся ца, когда он еще не достиг своей полноты. (17) Слева находятся земли керкетов, моссинов и халибов, с другой стороны – левко сиров и амазонок; первые живут в направлении к западу, а по следние – к северу. (18) В Каспийском море вода менее соленая, чем в других морях, и водятся змеи огромной длины, а рыбы отличаются цветом чешуи. Одни называют это море Каспий ским, другие – Гирканским, есть и такие, которые считают, что в него впадает Меотийское болото и что вода в этом море не так солона, как в других, потому что она смягчается вливающейся в него водой из болот. (19) На севере вода заливает обширный берег и, широко разливаясь, образует огромное болото, но при другом состоянии воздуха снова возвращается в свои берега с такой же силой, с какой устремлялось вперед, и стране возвра щает ее прежний вид. Некоторые думали, что это не Каспий ское море, а сам Океан32 пробивает себе дорогу из Индии в Гир

47


канию, нагорье которой, как сказано выше, сменяется непре рывной плоской равниной. (20) Оттуда царь продвинулся на 20 стадиев по почти непро ходимой дороге, заросшей лесом; река и наводнения мешали ему в пути; но, не встречая врагов, он проникает до отдаленных мест. (21) Кроме другого продовольствия, которым эта страна изобилует, здесь много плодовых деревьев и почва очень хоро ша для винограда. (22) Здесь много деревьев, напоминающих дуб, на листьях которого обильно выступает мед, но если жите ли не соберут его до восхода солнца, мед пропадает от первого тепла. (23) Отсюда Александр продвинулся еще на 30 стадиев и встретил Фратаферна, сдавшегося ему вместе с бежавшими по сле смерти Дария; благосклонно приняв их, царь подошел к го роду Арвы33. (24) Здесь он соединился с Кратером и Эригием; они провели с собой Фрадата, главу племени тапуров34; его Александр также принял милостиво, и это служило для мно гих примером милосердия царя. (25) Затем он назначил сатра пом Гиркании Манапа; он был изгнанником при царе Охе и пришел тогда к Филиппу; власть над племенем тапуров Алек сандр возвратил Фрадату. 5. (1) Царь вступил уже в крайние районы Гиркании, когда Артабаз, бывший, как мы уже сказали, очень преданным Да рию, встретил его со своими детьми, родными Дария и неболь шим отрядом греческих солдат. (2) Царь дал прибывшему пра вую руку; ибо он был гостем Филиппа во время своего изгнания в царствование Оха, но верность своему царю, которую он со хранил до конца, была для того важнее уз гостеприимства. (3) Итак, ласково принятый, он сказал: “Я молю богов, о царь, что бы ты наслаждался вечным счастьем, я же, счастливый во всем другом, скорблю только о том, что изза глубокой старости не смогу долго пользоваться твоей добротой”. (4) Ему шел 95й год. 9 юношей, все сыновья одной матери, сопровождали отца. Артабаз подвел их к руке царя, моля богов, чтобы они жили, пока будут полезны Александру. (5) Царь обычно совершал путь пешком, но теперь приказал подать лошадей себе и Арта базу, чтобы старик не стеснялся ехать верхом, если он пойдет пешком. (6) Когда затем был раскинут лагерь, царь приказал собрать греков, приведенных Артабазом. Но они ответили, что если не будет предоставлена безопасность лаконцам, а также и синопцам35, они сами решат, что им делать. (7) Они были по слами от лаконцев у Дария и после его поражения присоедини

48


лись к греческим наемникам, служившим у персов. (8) Царь, не дав им никаких обещаний, приказал прийти к нему и услы шать от него самого решение своей судьбы. После долгих коле баний и обсуждений они наконец обещали прийти. (9) Но афи нянин Демократ, постоянно решительно выступавший против власти македонцев, отчаявшись получить прощение, пронзает себя мечом. Остальные, как решили, сдаются на милость Алек сандра. (10) Их было всего 1500 солдат и, кроме того, 90 по сланных к Дарию. Солдаты были причислены к запасным час тям, остальные отпущены домой, кроме лаконцев, которых царь отдал под стражу. (11) У границ Гиркании обитало племя мардов, с грубым об разом жизни, привыкшие к разбоям. Только они не прислали послов и, казалось, не собирались подчиниться. Поэтому царь, раздраженный тем, что какойто народ может лишить его сла вы “непобедимого”, оставив обоз под охраной, выступил против них с отрядом непобедимых. (12) Он совершил переход ночью и на рассвете увидел врага; произошла скорее свалка, чем сраже ние. Выбитые с занятых ими холмов, варвары обратились в бег ство, были захвачены и ближайшие села, покинутые жителя ми. (13) Но проникнуть во внутреннюю часты этой страны нельзя было без большого напряжения для войска; путь пре граждали горные хребты, густые леса и неприступные скалы; а ровные места варвары загородили по новому способу. (14) А именно: они нарочно сажают деревья как можно чаще; пока ветви деревьев еще нежны, их сгибают руками, сплетают вмес те и втыкают в землю; тогда, как бы от другого корня, выраста ют более толстые стволы. (15) И они не дают деревьям расти, как угодно природе, но как бы связывают их вместе. Когда на деревьях бывает много листвы, они совершенно закрывают землю, и тогда переплетение ветвей сплошной стеной преграж дает путь. (16) Единственное, что можно было сделать, – это прорубить в них проход, но и это был тяжелый труд; от частых узлов стволы твердели, а сплетенные ветви деревьев, подобные висячим обручам, изза своей гибкости, не поддавались топору. (17) Жители этой страны, привыкшие, подобно зверям, про ползать под ветвями, тоже вступили в лес и из укрытия метали во врагов стрелы. Александр, выследив, подобно охотнику, их тайные убежи ща, перебивает многих из них и наконец велит солдатам окру жить заросли и ворваться в них, где только есть проход. (18) Но, не зная местности, многие заблудились, и некоторые были

49


взяты в плен; вместе с ними конь царя, Буцефал, которого Александр ценил больше других коней. Он никому не давал са диться на себя, а когда садился царь, он сам опускался на коле ни, ожидая всадника, будто понимал, кого везет. (19) Царь, поддавшись больше чем следовало гневу и скорби, приказыва ет найти коня и передать через переводчика, что если конь не будет возвращен, никто из них не останется в живых. Устра шенные этой угрозой, враги вместе с другими дарами привели и коня. (20) Но, не смягчившись даже этим, царь велит выру бить заросли и землей с гор заровнять равнину, загороженную ветвями. (21) Дело успешно продвигалось вперед, и варвары, отчаявшись удержать захваченное ими пространство, сдались. Царь, взяв заложников, приказал отдать это племя под власть Фрадата. На пятый день он возвращается в свой лагерь. (22) За тем он отпустил Артабаза домой с двойными почестями против тех, которые оказывал ему Дарий. Вскоре подошли к городу Гиркании36, где был дворец Дария. Здесь Набарзан, получив обещание безопасности, встретил его с обильными дарами. (23) Среди них был Багой, юношаевнух в расцвете юности и красо ты, которого любил Дарий, вскоре полюбил его и Александр, он пощадил и Набарзана главным образом по просьбе этого юноши. (24) Как было сказано выше, с Гирканией граничило племя амазонок, населяющих поля Фемискиры вдоль реки Фермо донта. У них была царица Талестрис, правившая всеми живу щими между Кавказом и рекой Фасис37. (25) Желая видеть ца ря, она выступила за пределы своего царства и с недалекого уже расстояния послала Александру известие, что прибыла ца рица, страстно желающая видеть его и познакомиться с ним. (26) Она сейчас же получила позволение прибыть. Приказав ос тальной части своей свиты остановиться и ждать ее, она при близилась в сопровождении 300 женщин; увидев царя, она со скочила с коня, держа в правой руке 2 пики. (27) Одежда ама зонок не полностью покрывает тело; левая половина груди об нажена; все остальное закрыто, но одежда, подол которой они связывают узлом, не опускается ниже колен. (28) Они оставля ют только одну грудь, которой кормят детей женского пола, правую же грудь они выжигают, чтобы было удобнее натяги вать лук и бросать копье. (29) Без всякого страха Талестрис смотрела на царя, внимательно изучая его внешний вид, совсем не соответствовавший его славе; ибо все варвары чувствуют уважение к величественной внешности и думают, что на вели

50


кие дела способны только люди, от природы имеющие внуши тельный вид. (30) На вопрос, не желает ли она просить о чем нибудь царя, она, не колеблясь, призналась, что хочет иметь от него детей, ибо она достойна того, чтобы наследники царя были ее детьми: ребенка женского пола она оставит у себя, мужского – отдаст отцу. (31) Александр спросил ее, не хочет ли она сра жаться на его стороне, но она, оправдываясь тем, что не остави ла охраны для своего царства, настойчиво просила, чтобы Александр не обманул ее надежд. (32) Страсть женщины, более желавшей любви, чем царь, заставила его задержаться на не сколько дней. В угоду ей было затрачено 13 дней. Затем она от правилась в свое царство, а Александр – в Парфиену. 6. (1) Здесь он открыто дал волю своим страстям и сменил умеренность и сдержанность, прекрасные качества при высо ком его положении, на высокомерие и распутство. (2) Обычаи своей родины, умеренность македонских царей и их граждан ский облик он считал неподходящими для своего величия, рав ного величию персидских царей, и соперничал по своей власти с богами. (3) Он требовал, чтобы победители стольких народов, приветствуя его, падали ниц, постепенно приучая их к обязан ностям рабов, обращаясь с ними, как с пленниками. (4) Итак, он надел на голову пурпурную с белым диадему, какую носил Дарий, оделся в наряды персов, не боясь дурного предзнамено вания от того, что заменяет знаки отличия победителя на одеж ду побежденного. (5) Он говорил, что носит персидские доспе хи, но вместе с ними перенял и персидские обычаи, а за велико лепием одежды последовало и высокомерие духа. (6) Письма, посылавшиеся в Европу, он запечатывал своим прежним перст нем, а те, которые отправлял в Азию, – перстнем Дария, но бы ло очевидно, что один человек не может охватить судьбы дво их. (7) Мало того, он одел своих друзей и всадников (ибо они первенствовали в войсках) против их воли в персидские одеж ды, и те не решались протестовать. (8) В его дворце было 360 на ложниц, как и у Дария, окруженных толпами евнухов, также привыкших испытывать женскую долю. (9) Все это в соединении с роскошью и чужеземными при вычками вызывало открытое недовольство не искушенных в разврате старых воинов Филиппа, и во всем лагере были одни думы и речи, что с победой они потеряли больше, чем захвати ли на войне; (10) что, покорившись чужеземным обычаям, они сами оказались побежденными. С какими, наконец, глазами явятся они домой, как бы в одежде пленников! Им стыдно за се

51


бя; а царь их, более похожий на побежденного, чем на победи теля, из македонского повелителя превратился в сатрапа Да рия. (11) И царь, понимая, что он глубоко оскорбил своих дру зей и солдат, старался вернуть себе их преданность щедрыми подарками. Но я думаю, что ненавистна свободным людям це на рабства. (12) Итак, чтобы дело не дошло до мятежа, бездей ствие солдат надо было прервать войной, поводов к которой, кстати, становилсь все больше. (13) Ибо Бесс, облачившись по царски, приказал называть себя Артаксерксом и собирал ски фов и другие народы, жившие по реке Танаис. Об этом сообщил Сатибарзан, принятый Александром на милость и сделанный им сатрапом той же области, которой он раньше управлял. (14) И так как армия, перегруженная трофеями и предметами рос коши, не могла быстро двигаться, он приказал собрать в одно место сначала его вещи, а затем вещи всех солдат, кроме само го необходимого. (15) Нагруженные добычей повозки они свез ли на обширную равнину. Когда все ожидали дальнейших при казов царя, он велел увести животных, а все остальное сжечь и первый поднес зажженный факел к своим вещам. (16) Сожже ны были самими владельцами сокровища, ради которых люди часто гасили пожары, чтобы вынести их невредимыми из вра жеских городов. И никто не посмел оплакивать цену своей кро ви, раз тот же огонь пожрал и богатства царя. (17) Затем корот кая речь успокоила их горе, и они с готовностью к службе и ко всему на свете радовались, что потеряли лишний груз, а не свою выучку. (18) Итак, они отправились в Бактрийскую зем лю.

Книга VII Перевод Д. А. Дрбоглава, комментарий С. В. Новикова 3. (1) Уладив эти дела и поставив сатрапа над ариями, Алек сандр велит объявить поход в страну аримаспов38, получивших новое название эвергетов39 с того времени, когда они дали при ют и продовольствие войску Кира, страдавшему от холода и го лода. (2) В эту область Александр прибыл на пятый день. Он уз нал, что Сатибарзан, перешедший на сторону Бесса, с отрядом конницы снова вторгся в землю ариев. Туда за Караном и Эри гием с Артабазом и Андроником и с 6 тысячами греческих пе хотинцев последовали 600 всадников. (3) Сам же царь за 69 дней упорядочил дела в племени эвергетов, дав им большую сумму денег в награду за их верность Киру. (4) Поставив затем во главе их Амедина, бывшего секретаря Дария, он покорил

52


арахосиев, страна которых простирается до Понтийского мо ря40. Там он соединился с войском, бывшим под начальством Пармениона. Это были 6 тысяч македонцев, 200 представите лей знати и 5 тысяч греков с 600 всадниками, несомненно, цвет всех военных сил царя. (5) Над арахосиями наместником был поставлен Менон. Для защиты было оставлено 4 тысячи пехо тинцев и 600 всадников. (6) Сам же царь с войском вступил в землю племени, мало известного даже соседям, ибо оно ни с кем не хотело иметь тор говлю. Это были парапамисады41, дикое и наименее цивилизо ванное племя среди варваров. (7) Суровый климат сделал гру бым и характер этих людей. Их страна большей своей частью лежит в холодной северной зоне; с запада она граничит с бакт рийцами; на юге обращена в сторону Индийского моря. (8) Ос нование хижин парапамисады делают из кирпича, и так как в их стране нет леса даже на горном хребте, совсем голом, они строят из того же кирпича дома до самого верха. (9) Постройки, более широкие внизу, постепенно сужаются, своим верхом очень напоминая киль корабля. Наверху оставляется отвер стие, через которое проникает свет. (10) Виноградную лозу и деревья, приспособленные к столь суровому климату, они на всю зиму засыпают наполовину землей, затем, когда земля вы ступит изпод тающего снега, их снова открывают для доступа воздуха в солнца. (11) Снега, покрывающие там землю, так глу боки и так скованы почти непрерывными морозами, что не ос тается даже следов птиц или какихлибо животных. С неба нис ходит на землю скорее черная, подобная ночи, мгла, чем свет, так что едва можно различить близкие предметы. (19) Оттуда войско отправилось к Кавказским горам42, кото рые непрерывной цепью пересекают Азию. С одной стороны они подходят к морю у Киликии, с другой – к Каспийскому мо рю, реке Араксу и другим пустынным местам Скифии. (20) К Кавказу примыкают менее высокие горы Тавр; начавшись в Каппадокии, они проходят мимо Киликии и соединяются с го рами Армении. (21) Так, сплетаясь между собой, эти хребты об разуют непрерывную цепь; отсюда берут начало почти все реки Азии, впадающие как в Красное море, так и в Каспийское, в Гирканское и в Понт. (22) Войско перевалило через Кавказ за 17 дней. Там есть скала, имеющая в окружности 10 стадиев и в вышину более четырех, к которой, согласно древним предани ям, был прикован Прометей. (23) У подножия горы было вы брано место для основания города. 7 тысяч старейших македон

53


цев и, кроме того, воины, уже не годные для военной службы, получили разрешение поселиться в новом городе. Жители на звали его также Александрией43. 4. (1) Между тем Бесс, устрашенный быстротой Александра, совершив жертвоприношение родным богам, сообразно обычаю тех племен, на пиру совещался с друзьями и военачальниками о войне. (2) Отяжелев от вина, они стали превозносить свои си лы и смеяться над безрассудством и малочисленностью врагов. (3) Особенно Бесс, дерзкий в своих речах и гордый царской вла стью, приобретенной преступно, едва владея собой, говорил, что враги обязаны своей славой тупости Дария. (4) Ведь он сра зился с ними в теснейшем ущелье Киликии, отступая же, он мог завести их при их беспечности в места непроходимые со многими реками и горными ущельями, среди которых попав ший в засаду враг не мог бы не только сопротивляться, но даже бежать. (5) Он сам решил удалиться к согдийцам и укрыться от врагов за рекой Окс, как за стеной, до тех пор, пока не прибудут из соседних племен сильные подкрепления. (6) Придут же к не му хорасмии и дахи, саки и инды, а также обитающие за рекой Танаис скифы, среди которых есть столь высокого роста, что их плечи приходятся на уровне макушек македонцев. (7) Опьянев, все кричат, что это единственное разумное решение, и Бесс ве лит обильнее обносить всех вином, собираясь завершить победу над Александром за пиршественным столом. (8) Присутствовал на том пиру мидиец Кобар, известный более приверженностью к искусству магии (если только это искусство, а не обман пус тых людей), чем знанием ее, впрочем, человек скромный и че стный. (9) Он стал говорить, что рабу, как он знает, полезнее повиноваться приказанию, чем давать советы, так как повину ющихся ожидает то же самое, что и остальных, а кто подает со вет, подвергает себя особой опасности… Бесс передал ему ку бок, который держал в своей руке. (10) Кобар, взяв его, продол жал: “Природу человека можно назвать превратной еще и пото му, что каждый хуже видит свои дела, чем чужие. (11) Сомни тельными бывают решения, внушенные людьми самим себе, одним мешает страх, другим страсти, третьим естественная преданность собственным идеям. Никто сам себя не презирает. Ты сам испытал, что каждый считает единственно хорошим то, что он придумал. (12) На твоей голове тяжелое бремя – царский венец. Его следует носить разумно или, чего я страшусь, он раз давит тебя. Тут необходима рассудительность, а не стремитель ность”. (13) Затем он привел распространенные у бактрийцев

54


пословицы: трусливая собака сильнее лает, чем кусает, самые глубокие реки текут бесшумно. Все это я упомянул, чтобы по казать, какова могла быть мудрость у варваров. (14) Этими сло вами Кобар привлек к себе внимание присутствовавших. Затем он изложил свой совет, более полезный для Бесса, чем прият ный. “У порога твоего дворца, – сказал он, – находится царь, отличающийся стремительностью. Он быстрее снимется с лаге ря, чем ты сдвинешь этот стол. (15) А ты будешь призывать войско с берегов Танаиса и отгораживаться от оружия реками. Будто враг не может следовать за тобой повсюду, куда ты сам побежишь. Путь общий для обоих, но надежнее для победите ля! Ты думаешь, что страх делает проворным; но еще больше быстроты придает надежда. (16) Почему бы тебе не прибегнуть к милости более сильного врага и не отдаться под его власть? Что бы ни случилось, сдавшийся уготовит себе лучшую судьбу, чем враг. (17) Ты завладел чужим царством, тем легче можешь от него отказаться. Ты, может быть, станешь законным царем, если этого пожелает тот, кто в силах дать тебе царскую власть и отнять ее. (18) Вот тебе верный совет, который излишне раз вивать дальше. Для хорошей лошади достаточно тени от прута, для ленивого мало и шпор”. (19) Жестокий от природы Бесс под действием вина пришел в такую ярость, что друзья с трудом удержали его руку, схва тившую акинак, чтобы поразить Кобара. Совсем не владея со бой, Бесс бросился из пиршественной залы, Кобар же в сумато хе ускользнул и перебежал на сторону Александра. (20) У Бес са было 8 тысяч вооруженных бактрийцев; пока они думали, что изза их жаркого климата македонцы скорее направятся в Индию, они покорно подчинялись ему; узнав же о приближе нии Александра, они покинули Бесса и разбежались по своим селам. (21) Тот, переправившись через реку Окс с кучкой дру зей, оставшихся ему верными, сжег свои лодки, чтобы их не ис пользовали враги, и стал собирать новые войска в Согдиане. (22) Тем временем Александр, как было сказано выше, уже пе решел через Кавказ, но нехватка хлеба чуть не вызвала голод в его войске. (23) Воины натирали свои тела вместо масла соком, выжатым из сезама. Но амфора такого сока стоила 240 денари ев, столько же меда – 390 денариев, вина – 300 денариев: пше ницы не находили совсем или очень мало. (24) Варвары называ ют сирами зернохранилища, которые они так маскируют, что их могут найти лишь те, кто их рыл; в них они прятали свое зерно. Изза недостатка хлеба воины питались речной рыбой и

55


травами. (25) Потом стало не хватать и этой пищи, и был отдан приказ – резать вьючных животных, которые несли поклажу; их мясом и поддерживали свою жизнь до прибытия к бактрий цам. (26) Природа Бактрии богата и разнообразна. В некоторых местах многочисленные деревья и виноградная лоза дают в изо билии сочные плоды; тучную почву орошают многочисленные источники; где почва мягкая, там сеют хлеб, остальную землю оставляют под пастбища. (27) Большую часть этой страны за нимают бесплодные пески; в заброшенной изза засухи области нет ни людей, ни плодов. Дующие с Понта ветры наметают пе сок, лежащий на равнинах; тогда он похож издали на большие холмы; на нем пропадают все прежние следы дорог. (28) Поэто му тот, кто едет по этим равнинам, наблюдает ночью, подобно морякам, за звездами, по движению которых и находит свой путь; и в ночной тьме света бывает едва ли не больше, чем днем. (29) Итак, днем эта область непроходима, так как нет следов, по которым можно идти, и сияние звезд скрыто во мгле. Если же дующий со стороны моря ветер захватит коголибо в пути, он всех засыпает песком. (30) Однако там, где земля более пло дородная, очень много людей и лошадей. Поэтому Бактрия по ставляет 30 тысяч всадников. (31) Столица этой области, Бакт ры44, расположена у подножия Парапамиса. У ее стен течет ре ка Бактр. Она дала имя городу и области. (32) Здесь к царю, устроившему стоянку, приходит из Гре ции известие об отпадении лаконцев и Пелопоннеса. Отпавшие еще не были усмирены, когда отправлялись вестники, чтобы сообщить о начале восстания. Сообщается также и о другой близкой опасности: на помощь Бессу подходят скифы, живу щие за рекой Танаис. В то же время ему доносят о действиях Карана и Эригия в стране ариев. (33) Между македонцами и ариями произошло сражение. Во главе варваров стоял пере бежчик Сатибарзан; заметив, что при равных силах противни ков битва развивается вяло, он подскакал к первым рядам и, сняв шлем и остановив стрелявших из луков, стал вызывать когонибудь на поединок с ним, заявляя, что будет сражаться с открытой головой. (34) Высокомерие варвара не мог снести во еначальник Эригий, человек уже старый, но не уступавший ни какому юноше в силе духа и тела. Сняв шлем и обнажив седи ну, он сказал: “Пришел день показать, победив или погибнув со славой, какие у Александра друзья и воины”. (35) И, не сказав больше ничего, он погнал своего коня на врага. Можно было по

56


думать, что обе стороны получили приказ не стрелять. Воины тотчас же расступились, оставив свободное пространство и с на пряжением следили за исходом поединка, так как и их ожида ла та же судьба, что и их вождей. (36) Варвар первый метнул копье, удара которого Эригий избежал, немного отклонив голо ву и, в свою очередь, пришпорив коня, с такой яростью ударил своей пикой в горло варвару, что она вышла через затылок. Варвар свалился с коня, однако еще сопротивлялся. (37) Но Эригий, вырвав пику из раны, снова направил ее в лицо врага. Сатибарзан ухватился за нее рукой и, чтобы ускорить свою смерть, облегчил врагу удар. (38) Варвары, потеряв вождя, за которым последовали скорее по необходимости, чем доброволь но, вспомнили тогда о великодушии Александра и передали свое оружие Эригию. (39) Царь радовался этому успеху; отно сительно же спартанцев он вовсе не был спокоен, однако пере нес известие об их отпадении мужественно, сказав, что они лишь тогда осмелились открыть свои замыслы, когда узнали, что он достиг границ Индии. (40) Александр уже двинул свое войско для преследования Бесса, когда повстречался Эригий, везший в качестве славного трофея голову варвара. 5. (1) Передав область бактрийцев Артабазу, Александр ос тавил там вместе с гарнизоном поклажу и обоз. Сам же с по движным войском выступил в пустыни Согдианы, продвигаясь по ночам. (2) Воды, как выше было сказано, не хватало, и жаж да возникала скорее от отчаяния, чем от потребности пить. На протяжении 400 стадиев нет ни малейшего признака влаги. (3) Жар летнего солнца раскаляет пески: когда они начинают пы лать, словно непрерывный пожар опаляет все пространство. (13) Наконец к вечеру он достигает реки Окса45. Но большая часть войска не могла за ним поспеть, тогда он приказывает разжечь на высокой горе костры, чтобы отставшие знали, что они близко от лагеря. (14) Он приказал также воинам из аван гарда быстро подкрепиться пищей и питьем и одним наполнить водой мехи, другим – прочие сосуды, в каких только можно бы ло ее нести, и оказать помощь своим товарищам. (15) Но пив шие воду жадно и неумеренно задыхались и умирали, и число таких намного превосходило потери Александра в любом сра жении. (16) А сам царь, еще в панцире и не подкрепившись едой и питьем, стал там, где проходило войско, и только тогда удалился на отдых, когда проследовал последний отряд. Всю эту ночь он провел без сна в большом душевном волнении. (17) И следующий день не был для него легче: у него не было лодок,

57


и мост нельзя было возвести, ибо берега реки были голы и сов сем лишены леса. Итак, он принял решение единственно пра вильное, подсказанное обстоятельствами. (18) Он раздал вои нам все имевшиеся у него мехи, набитые соломой; те, лежа на них, переплывали через реку; переплывшие первыми несли ох ранную службу, пока не переправились остальные. Так он пе реправил все войско на противоположный берег только на шес той день. (19) Он уже решил дальше преследовать Бесса, когда узнал о событиях в Согдиане. Спитамен среди всех друзей Бесса поль зовался особым его расположением. Но вероломство нельзя одолеть никакими благодеяниями. (20) Однако в Спитамене оно было менее преступно, так как против Бесса, убийцы свое го царя, все средства были хороши. Месть за Дария выставля лась в качестве особого предлога для заговора, однако Спита мен ненавидел Бесса не за преступление, а за его удачу. (21) Уз нав о переходе Александра через реку Окс, он вовлек в заговор Датаферна и Катена, пользовавшихся особым доверием у Бес са. Те являются даже быстрее, чем их просили; взяв с собой во семь храбрейших юношей, они применяют такую хитрость. (22) Спитамен идет к Бессу и, удалив свидетелей, заявляет ему, что узнал о кознях Датаферна и Катена, задумавших выдать его Александру живым, но что он их схватил и держит в око вах. (23) Бесс, считая себя обязанным за такую услугу, благода рит Спитамена и, горя желанием казнить виновных, велит их привести. (24) Тех, давших связать себе руки, приводят другие участники заговора; Бесс, бросив на них свирепый взгляд, под нялся, готовый сам с ними расправиться. Но заговорщики, ос тавив притворство, окружают его и, несмотря на его сопротив ление, связывают, сорвав с него царскую корону и разорвав одежду, снятую им с убитого Дария. (25) Бесс, признав, что бо ги мстят ему за его преступление, сказал, что они не столько были враждебны Дарию, за которого теперь так мстят, сколько благоволят Александру, победе которого всегда помогали даже враги. (26) Неизвестно, стала бы толпа отстаивать Бесса, но лю ди, его связавшие, солгав, что они действуют по приказу Алек сандра, устрашили еще колебавшихся. Посадив Бесса на коня, они повезли его, чтобы выдать Александру. (36) Отсюда царь направился к реке Танаис46. Туда же был приведен Бесс, не только связанный, но и лишенный всякой одежды, Спитамен держал его за цепь, привязанную к шее: зре лище равно угодное как варварам, так и македонцам. (37) Спи

58


тамен сказал: “Отомстив сразу за тебя и за Дария, моих царей, я привел убийцу своего господина, схватив его по им же данно му примеру. Открыл бы Дарий глаза, чтобы полюбоваться этим зрелищем. Встал бы он из мертвых! Ибо он не заслужил такой казни и достоин отмщения”. (38) Александр, похвалив Спита мена, обратился к Бессу: “Какой зверь обуял своим бешенством твою душу, когда ты столь дерзко связал, а затем убил своего царя и благодетеля? Этим злодейством ты приобрел только ложный царский титул”. (39) Тогда тот, не осмеливаясь оправ дывать свое преступление, заявил, что царский титул он захва тил, чтобы передать свой народ Александру, что если бы не он, то царскую власть захватил бы другой. (40) Тогда Александр велел приблизиться Оксатру, брату Дария, который был в чис ле его телохранителей, и передал ему Бесса, чтобы варвары, распяв его на кресте и отрубив уши и нос, пронзили его стрела ми, а потом сохранили труп, не позволяя садиться на него даже птицам. (41) Оксатр обещал взять на себя эту заботу, прибавив, что птиц может отгонять только один Катен. Говоря это, он стремился показать всем чудное его искусство (действительно, Катен настолько точно попадал в цель, что даже птиц убивал на лету). (42) И хотя это искусство не должно было казаться уди вительным при всеобщем распространении стрельбы из лука, однако в глазах зрителей оно было чудом и обеспечило Катену большой почет. (43). Затем были розданы награды приведшим Бесса. Впрочем, Александр отсрочил его казнь, чтобы совер шить ее на том месте, где Бесс убил Дария. 6. (10) Оттуда на четвертый день дошли до города Маракан ды47. Стены его имеют в длину 70 стадиев; крепость окружена второй стеной. Оставив в городе гарнизон, Александр опусто шает и сжигает ближние села. (11) Затем прибыли послы ски фовамбиев, сохранявших свободу со времени смерти Кира, те перь же желавших подчиниться Александру. Их признавали самым справедливым племенем варваров; они брались за ору жие, только когда их задевали; пользуясь умеренной и спра ведливой свободой, они уравняли между собой простых людей и старейшин. (12) Царь беседовал с ними милостиво и послал к европейским48 скифам одного из друзей, по имени Пенда, пере дать им, чтобы они не переходили без его разрешения границу своей области – реку Танаис. Ему же было поручено ознако миться с характером страны и посетить скифов, живущих на берегах Боспора. (13) Царь уже выбрал на берегу Танаиса место для основания городакрепости для удержания как уже поко

59


ренной территории, так и той, куда он намеревался проник нуть. Но выполнение этого замысла отсрочилось изза известия об отпадении согдийцев, увлекших за собой и бактрийцев. (14) Подняли восстание 7 тысяч всадников, за которыми последова ли остальные. Александр велел призвать Спитамена и Катена, выдавших ему Бесса, не сомневаясь, что они смогут привести к покорности восставших. (15) А те, будучи зачинщиками вос стания, усмирить которое их вызвали, уже прежде распростра нили слух, что царь призывает к себе бактрийских всадников, чтобы всех их перебить, но что они не нашли в себе сил выпол нить это данное им поручение, боясь совершить неискупимое преступление в отношении своих соотечественников; свире пость Александра они так же не могут переносить, как и зло действо Бесса. Итак, они без труда побудили взяться за оружие людей, которые, боясь расправы, сами к этому стремились. (24) Отсюда царь послал Менедема с 3 тысячами пехотинцев и 800 всадниками к городу Мараканде. Перебежчик Спитамен, из гнав македонский гарнизон, заперся в стенах этого города, хотя его жители не одобряли восстания. Однако могло показаться, что они и сами примкнули к измене, так как не могли ей поме шать. (25) Между тем Александр вернулся к берегам реки Тана ис и обвел стенами все пространство, занятое лагерем. Стены имели в длину 60 стадиев, этот город он также велел назвать Александрией49. (26) Постройка города была выполнена с такой быстротой, что на семнадцатый день50 после возведения укреп лений были отстроены городские дома. Воины упорно соревнова лись друг с другом, кто первый кончит работу, ибо каждый имел свою. (27) В новом городе поселили пленников51, которых Алек сандр выкупил у их господ; их потомки, столь долгое время со храняя память об Александре, не забыли о нем еще и теперь. 7. (1) Царь скифов, держава которого простиралась тогда по ту сторону Танаиса, считал, что город, основанный македонца ми на берегу реки, для него ярмо на шее. Поэтому он послал брата по имени Картасис с большим отрядом всадников разру шить этот город и далеко отогнать македонское войско от реки. (2) Танаис отделяет бактрийцев от скифов, называемых евро пейскими. Кроме того, он является рубежом Азии и Европы. (3) Племя скифов, находясь недалеко от Фракии, распростра няется на восток и на север, но не граничит с сарматами52, как некоторые полагали, а составляет их часть. (4) Они занимают еще и другую область, прямо лежащую за Истром, и в то же время граничат с Бактрией53, с крайними пределами Азии. Они

60


населяют земли, находящиеся на севере; далее начинаются дремучие леса и обширные безлюдные края; те же, что распола гаются вдоль Танаиса и Бактра, носят на себе следы одинако вой культуры. (5) Александр сам собирался воевать с этим пле менем, даже не подготовившись к войне, теперь же на его гла зах разъезжали вражеские всадники, а он еще не оправился от раны; особенно у него ослаб голос от воздержания в пище и от боли в затылке. Итак, он велит созвать друзей на совет. (6) Его пугал не враг, а неблагоприятная обстановка. Бактрийцы отпа ли, скифы стали его беспокоить, сам он не мог ни стоять на но гах, ни сидеть на коне, ни командовать, ни воодушевлять вои нов. (7) Испытывая двойную опасность, ропща даже на богов, он жаловался, что лежит прикованным к постели, когда преж де никто не мог уйти от его стремительности; воины его с тру дом верят, что он не притворяется. (8) Перестав после победы над Дарием советоваться с кудес никами и прорицателями, он снова предался суевериям, пус тым выдумкам человеческого ума; он велит Аристандру, кото рому он доверился, принести жертвы, чтобы узнать об исходе дел. У гадателей был обычай осматривать внутренности живот ных в отсутствие царя, а затем докладывать о предсказаниях. (9) Пока по органам животных пытались узнать о будущем, Александр просит друзей сесть поближе, чтобы от напряжения голоса у него не вскрылась едва зажившая рана. В его палатку были допущены вместе со стражей Гефестион, Кратер и Эри гий. (10) “Я встретился, – сказал Александр, – с опасностью в условиях более выгодных для врагов, чем для меня. Но беда опережает советы рассудка, особенно на войне, для которой редко удается выбирать время. (11) Отпали поверженные к на шим ногам бактрийцы и с помощью чужих сил испытывают на ше мужество. (12) Совершенно несомненно, что если мы оста вим безнаказанными дерзких скифов, мы вернемся к отпав шим от нас, покрытые позором. Если же мы перейдем Танаис и покажем кровавым избиением скифов, что мы повсюду непобе димы, кто будет медлить с выражением покорности победите лям даже Европы? (13) Ошибается тот, кто измеряет пределы нашей славы пространством, которое мы еще пройдем. Между нами только одна река; перейдя ее, мы двинемся с оружием в Европу54. (14) А разве малую цену имеет для нас то, что мы, по коряя Азию, воздвигнем трофеи как бы в другом мире, соеди ним сразу в результате одной победы страны, которые природа, казалось, разбросала на столь большом пространстве? (15) Кля

61


нусь, что если мы хоть на малость задержимся, то скифы обой дут нас с тылу. Разве мы одни умеем переплывать реки? (16) Против нас же самих обратится многое, что давало нам до сих пор победу. Судьба учит военному искусству также и побежден ных. Мы показали недавно пример в переправе через реку на мехах; и если скифы сами не сумеют перенять это у нас, их на учат бактрийцы. (17) До сих пор пришел только один отряд это го племени, других полчищ еще ждут. Таким путем, избегая войны, мы вызовем ее и, вместо того чтобы напасть, будем вы нуждены обороняться. (18) Мотивы моего решения ясны. Но боюсь, что македонцы не позволят мне воспользоваться им: ведь со времени ранения я еще не сидел на коне и не стоял на ногах. (19) Но если вы, друзья, последуете за мной, то я здоров. Во мне достаточно сил, чтобы вынести эти трудности: а если уж близок мой конец, то в каком деле мог бы я найти более слав ную смерть?” (20) Он произнес эти слова слабым, потухающим голосом; даже те, кто стояли к нему очень близко, с трудом мог ли его слышать; все присутствовавшие пытались удержать ца ря от принятия этого поспешного решения. (21) Особенно Эри гий, не умевший, повидимому, сломить упорство Александра своим авторитетом, попытался внушить ему суеверие, с кото рым царь был не в силах бороться. Эригий сказал царю, что са ми боги не одобряют его намерения и что ему угрожает большая опасность в случае переправы через реки. (22) Действительно, Эригий перед входом в палатку царя повстречал Аристандра, сказавшего, что предзнаменования неблагоприятны; теперь он и сообщил то, что узнал от прорицателя. (23) Александр, удер жав его, велит позвать Аристандра; он был одновременно раз гневан и смущен, так как открылось скрываемое им суеверие. (24) Когда тот вошел, Александр, глядя на него, сказал: “Я сей час для тебя не царь, а частное лицо. Я поручил тебе принести жертву; почему же ты открываешь ее предсказания не мне, а другому? Изза твоего предательства Эригий узнал мои сокро венные мысли. Я убежден, что он истолковал состояние внут ренностей под влиянием своего страха. Тебе же я заявляю спо койнее, чем следует: (25) скажи мне лично, что ты узнал по внутренностям, чтобы затем ты не мог отрицать своих слов”. (26) Тот стоял смертельно бледный, и, словно пораженный гро мом, от страха он лишился дара речи; наконец, под воздействи ем того же страха, боясь заставить царя слишком долго ждать, он сказал: (27) “Я предсказал, что тебе предстоят большие труд ности, а не неудача; и меня смущает не столько моя наука,

62


сколько благорасположение к тебе. Я вижу слабость твоего здо ровья и знаю, что весь успех зависит от тебя одного. Я опаса юсь, что у тебя не хватит сил справиться с указанным судьбой”. (28) Царь отпустил Аристандра, обязав верить в его счастье; бо ги, мол, обещают ему славу еще в других делах. (29) И когда он стал совещаться с теми же лицами о средствах переправы через реку, Аристандр вернулся и заявил, что он никогда не видел прежде столь благоприятных внутренностей и что они сильно отличаются от предыдущих; тогда были основания для беспо койства, теперь же жертвоприношение оказалось весьма благо приятным. (30) Однако новости, после этого доставленные царю, омра чили блеск его непрерывных успехов. (31) Менедема, как выше было сказано, он послал осаждать Спитамена, виновника отпа дения бактрийцев. Тот узнал о приближении врага и, чтобы не оказаться запертым в городе, спрятался в засаде, рассчитывая перехватить неприятеля по дороге, по которой он, по его сведе ниям, должен был пройти. (32) Дорога была лесистая, удобная для засады; на ней он спрятал дахов. Они сажают на коней по два вооруженных всадника, которые поочередно внезапно со скакивают на землю и мешают неприятелю в конном бою. (33) Проворство воинов соответствует быстроте лошадей. Спитамен, приказав им окружить поляну, вывел их против врага одновре менно с флангов, с фронта и с тыла. (34) Менедем оказался за пертым со всех сторон, и его отряд был даже малочисленное врагов, однако он долго сопротивлялся, убеждая своих, что по павшим в засаду ничего другого не остается, как искать почет ной смерти, избивая врагов. (35) У него был сильный конь; он много раз врывался на нем в ряды варваров, нанося им страш ный урон. (36) Но так как на него одного нацеливались все вра ги, он обессилел от множества ран и потребовал от одного из своих друзей, Гипсида, сесть на его коня и спастись бегством. Сказав это, он испустил дух, и его тело свалилось с коня на зем лю. (37) Гипсид действительно мог прорваться, но, потеряв друга, решил и сам умереть. Единственной его заботой было отомстить врагу. Итак, пришпорив коня, он ворвался в гущу врагов и, славно сразившись с ними, погиб, пронзенный стре лами. (38) Оставшиеся в живых, увидя это, заняли холм, воз вышавшийся над полем сражения. Спитамен их осадил, чтобы голодом принудить к сдаче. (39) Пало в этом сражении 2 тыся чи пехотинцев и 300 всадников. Это поражение Александр лов

63


ко скрыл, пригрозив прибывшим с места сражения казнью за распространение вести о случившемся. 8. (1) Утомившись сохранять выражение лица, не соответст вующее его душевному состоянию, царь удалился в палатку, нарочно поставленную над рекой. (2) Там без свидетелей, взве шивая различные приходившие ему на ум решения, он всю ночь не смыкал глаз, часто поднимая полог палатки, чтобы смотреть на вражеские костры и по ним угадать численность врагов. (3) Уже начался рассвет, когда, надев доспехи, царь явился перед воинами, впервые после последнего ранения. (4) Воины столь сильно почитали царя, что одно его присутствие легко заставило их забыть об устрашавшей опасности. (5) Они приветствуют его со слезами радости и с отвагой в сердце требу ют войны, которой раньше противились. (6) Александр объяв ляет, что на плотах переправит конницу и фалангу, а легково оруженным приказывает одновременно переплывать на мехах. (7) Дальнейших слов не требовалось; к тому же слабость царя не позволяла ему говорить, а воины вязали плоты так быстро, что в три дня их было изготовлено 12 тысяч. (8) И уже они при готовили все для переправы, когда 20 скифских послов, про ехав по своему обычаю через лагерь на лошадях, потребовали доложить царю об их желании лично передать ему свое поруче ние. (9) Впустив в палатку, их пригласили сесть, и они впились глазами в лицо царя; вероятно, им, привыкшим судить о силе духа по росту человека, невзрачный вид царя казался совсем не отвечавшим его славе. Скифы, в отличие от остальных варва ров, имеют разум не грубый и не чуждый культуре. (10) Гово рят, что некоторым из них доступна и мудрость, в какой мере она может быть у племени, не расстающегося с оружием. (11) Память сохранила даже содержание речи, с которой они обра тились к царю. Может быть, их красноречие отличается от при вычного нам, которым досталось жить в просвещенное время, но если их речь и может вызвать презрение, наша правдивость требует, чтобы мы передали сообщенное нам, каково бы оно ни было, без изменений. (12) Итак, как мы узнали, один из них, самый старший, сказал: “Если бы боги захотели величину тво его тела сделать равной твоей жадности, ты не уместился бы на всей земле; одной рукой ты касался бы востока, другой запада, и, достигнув таких пределов, ты захотел бы узнать, где очаг бо жественного света. (13) Ты желаешь даже того, чего не можешь захватить. Из Европы устремляешься в Азию, из Азии в Евро пу; если тебе удастся покорить весь людской род, то ты пове

64


дешь войну с лесами, снегами, реками и дикими животными. (14) Что еще? Разве ты не знаешь, что большие деревья долго растут, а выкорчевываются за один час? Глуп тот, кто зарится на их плоды, не измеряя их вышины. Смотри, как бы, стараясь взобраться на вершину, ты не упал вместе с сучьями, за кото рые ухватишься. (15) Даже лев однажды послужил пищей для крошечных птиц; ржавчина поедает железо. Ничего нет столь крепкого, чему не угрожала бы опасность даже от слабого су щества. (16) Откуда у нас с тобой вражда? Никогда мы не сту пали ногой на твою землю. Разве в наших обширных лесах нам не позволено быть в неведении, кто ты и откуда пришел? Мы не можем никому служить и не желаем повелевать. (17) Знай, нам, скифам, даны такие дары: упряжка быков, плуг, копье, стрела и чаша. Этим мы пользуемся в общении с друзьями и против врагов. (18) Плоды, добытые трудом быков, мы подно сим друзьям; из чаши вместе с ними мы возливаем вино богам; стрелой мы поражаем врагов издали, а копьем – вблизи. Так мы победили царя Сирии55, а затем царя персов и мидийцев, и благодаря этим победам перед нами открылся путь вплоть до Египта. (19) Ты хвалишься, что пришел сюда преследовать гра бителей, а сам грабишь все племена, до которых дошел. Лидию ты занял, Сирию захватил, Персию удерживаешь, бактрийцы под твоей властью, индов ты домогался; теперь протягиваешь жадные и ненасытные руки и к нашим стадам. (20) Зачем тебе богатство? Оно вызывает только больший голод. Ты первый ис пытываешь его от пресыщения; чем больше ты имеешь, тем с большей жадностью стремишься к тому, чего у тебя нет. (21) Неужели ты не помнишь, как долго ты задержался в Бактрии? Пока ты покорял бактрийцев, начали войну согдийцы. Война у тебя рождается из побед. В самом деле, хотя ты самый великий и могущественный человек, никто, однако, не хочет терпеть чужестранного господина. (22) Перейди только Танаис, и ты узнаешь ширину наших просторов; скифов же ты никогда не настигнешь. Наша бед ность будет быстрее твоего войска, везущего с собой добычу, на грабленную у стольких народов. В другой раз, думая, что мы далеко, ты увидишь нас в своем лагере. (23) Одинаково стреми тельно мы преследуем и бежим. (24) Я слышал, что скифские пустыни даже вошли у греков в поговорки. А мы охотнее бро дим по местам пустынным и не тронутым культурой, чем по го родам и плодоносным полям. Поэтому крепче держись за свою судьбу. (24) Она выскальзывает, и ее нельзя удержать насиль

65


но. Со временем ты лучше поймешь пользу этого совета, чем сейчас. Наложи узду на свое счастье: легче будешь им управ лять. (25) У нас говорят, что у счастья нет ног, а только руки и крылья: протягивая руки, оно не позволяет схватить себя так же и за крылья. (26) Наконец, если ты бог, ты сам должен ока зывать смертным благодеяния, а не отнимать у них добро, а ес ли ты человек, то помни, что ты всегда им и останешься. Глупо думать о том, ради чего ты можешь забыть о себе. (27) С кем ты не будешь воевать, в тех сможешь найти вер ных друзей. Самая крепкая дружба бывает между равными, а равными считаются только те, кто не угрожал друг другу силой. (28) Не воображай, что побежденные тобой – твои друзья. Между господином и рабом не может быть дружбы; права вой ны сохраняются и в мирное время. (29) Не думай, что скифы скрепляют дружбу клятвой: для них клятва в сохранении вер ности. Это греки из предосторожности подписывают договоры и призывают при этом богов; наша религия – в соблюдении верно сти. Кто не почитает людей, тот обманывает богов. (30) Никому не нужен такой друг, в верности которого сомневаешься. Впро чем, ты будешь иметь в нас стражей Азии и Европы; если бы нас не отделял Танаис, мы соприкасались бы с Бактрией; за Танаи сом мы населяем земли вплоть до Фракии; а с Фракией, гово рят, граничит Македония. Мы соседи обеих твоих империй, по думай, кого ты хотел бы в нас иметь, врагов или друзей”. 9. (1) Так говорил варвар. Царь ответил, что он воспользует ся и своим счастьем, и их советами, последует велению судьбы, которой доверяет, и их совету не поступать безрассудно и дерз ко. (2) Отпустив послов, он посадил войско на подготовленные плоты. На носу он помещает воинов со щитами, велев им опус титься на колени, чтобы обезопасить себя от стрел. (3) За ними стали приводящие в действие метательные орудия; последних с флангов и с фронта окружили воины. Остальные, находившие ся позади метательных орудий, прикрывали черепахой щитов гребцов, не имевших панцирей. (4) Тот же порядок соблюдался и на плотах с конницей. Большинство тянуло за поводья лоша дей, плывущих за кормой. А плывущих на мехах, наполнен ных соломой, прикрывали находившиеся впереди плоты. (5) Сам царь вместе с отборными воинами первый отвязал свой плот и велел направить его к противоположному берегу. Про тив него скифы выставили всадников у самой воды, чтобы по мешать плотам даже пристать к берегу. (6) Кроме того, что ма кедонцы видели вражеское войско, расположившееся на самом

66


берегу реки, они испытывали еще другой страх, ибо гребцы, правившие плотами, не могли справиться с относившим их те чением, а воины, боясь быть опрокинутыми в качке, мешали работе гребцов. (7) Несмотря на свои усилия, македонцы не могли даже стрелять из луков, так как первой их заботой было сохранить равновесие, а не разить врага. Выручали их мета тельные орудия, из которых они удачно пускали дротики в гу стые ряды врагов, неосторожно стоявших против них. (8) Вар вары также забрасывали плоты тучей стрел. Едва ли остался хоть один щит, в который не вонзилось бы несколько стрел. (9) Плоты стали уже приставать к берегу, когда вооружен ные щитами воины разом поднялись и свободным движением уверенно метнули с плотов копья. Увидев, что испуганные ло шади врагов пятятся, они, воодушевляя друг друга, проворно спрыгнули на землю и с ожесточением стали наступать на при веденных в замешательство врагов. (10) Затем отряды всадни ков, уже сидевших на конях, прорвали ряды варваров. Между тем и остальные, прикрытые строем сражавшихся, приготови лись к битве. (11) Царь восполнял твердостью духа недостаток сил своего еще слабого тела. Голоса его, ободряющего воинов, не было слышно, так как его рана на шее еще не вполне закры лась, однако все видели, как он участвовал в сражении. (12) Итак, все были сами себе вождями: ободряя друг друга и не за ботясь о своей жизни, они стали наседать на врага. (13) Тут вар вары не смогли выдержать ни вида, ни оружия, ни крика вра гов, и все, пустив лошадей во весь опор (их войско было кон ным), обратились в бегство. Хотя царь изнемогал от страданий, которые причиняло ему его ослабевшее тело, однако он с упор ством преследовал врага на расстоянии 80 стадиев. (14) Под ко нец, выбившись из сил, он приказал своим неотступно пресле довать бегущих до самого исхода дня; сам же в полном изнемо жении вернулся в лагерь и оставался в нем. (15) Его воины вы шли уже за пределы странствий отца Либера, отмеченные кам нями, положенными близко друг от друга, и высокими деревь ями, обвитыми плющом. (16) Но ярость увлекла македонцев еще дальше: они вернулись около полуночи, перебив большое число врагов, еще больше захватив в плен и угнав 1800 лоша дей. Потери македонцев составили 60 всадников и около 100 пехотинцев убитыми, ранеными же одну тысячу. (17) Этот поход благодаря молве о столь удачной победе при вел к усмирению значительной части Азии. Ее население вери ло в непобедимость скифов; их поражение заставило признать,

67


что никакое племя не сможет сопротивляться оружию маке донцев. В связи с этим саки направили послов с обещанием, что их племя будет соблюдать покорность Александру. (18) Побу дила их это сделать не только доблесть царя, но и его снисходи тельность к побежденным скифам: всех пленников он отпустил без выкупа, чтобы тем самым подтвердить, что с отважнейши ми из племен он состязался в храбрости, а не в ярости. (19) Итак, милостиво приняв сакских послов, он дал им в спутники Эксципина, еще совсем молодого человека, которого он при близил к себе изза цветущей его юности; напоминая Гефестио на телосложением, он, конечно, уступал ему в прелести почти не мужской. (20) Александр, велев Кратеру с большей частью войска следовать за ним короткими переходами, дошел до горо да Мараканды, откуда Спитамен, узнав о его приближении, бе жал в Бактры. (21) Итак, пройдя за четыре дня большую часть пути, он достиг того места56, где потерял 2 тысячи пехотинцев и 300 всадников под начальством Менедема. Их кости он велел предать погребению и по родному обычаю принес умершим жертву. (22) Кратер, получивший приказание следовать за ним с фалангой, уже соединился с ним. Чтобы все отпавшие от него в равной степени испытали на себе ужасы войны, Александр разделил свои военные силы и приказал жечь села и убивать всех взрослых. 10. (1) Согдиана представляет собой страну в большей своей части пустынную: степи простираются в ширину почти на 80 стадиев. (2) На огромное расстояние эта страна тянется по пря мой линии, в направлении течения бурного потока, называемого местными жителями Политиметом. Берега заключают его в уз кое русло, затем он уходит в пещеру и пропадает под землей. (3) Направление скрытого течения указывает шум ее вод, однако почва, под которой течет столь большая река, совсем не испаря ет влаги. (4) Из числа согдийских пленников к царю были приве дены 30 знатнейших, отличавшихся физической силой; лишь только они узнали через переводчика, что по приказанию царя их ведут на казнь, как стали петь веселую песню и проявлять ка куюто душевную радость пляской и весьма причудливыми те лодвижениями. (5) Царь, удивившись мужеству, с каким они встречали смерть, велел их вернуть и спросил о причине столь чрезмерного ликования перед казнью. (6) Те ответили, что если бы их казнил ктонибудь другой, они умирали бы в печали, но, направленные к своим предкам столь великим царем, победите лем всех племен, они, распевая свои родные песни и веселясь,

68


празднуют свою почетную смерть, предмет желаний всех храб рецов. (7) Тогда царь спросил: “А не хотите ли вы продолжать жизнь, если я ее вам подарю, но уже не как мои враги?” (8) Те от ветили, что никогда не были ему врагами, но стали ими, будучи втянуты в войну. Если ктолибо захотел бы испытать их милос тью, а не несправедливостью, то они никому не дали бы превзой ти себя в преданности. (9) На вопрос, что будет залогом их верно сти, они ответили: жизнь, которую они получат из рук Алексан дра и вернут ему, когда бы он ее ни потребовал. И они сдержали свое слово. Те из них, кто вернулся домой, удерживали в повино вении народ; четверо, зачисленные в телохранители царя, не ус тупали в верности царю никому из македонцев. (10) Оставив в Согдиане Певколая с 3 тысячами пехоты (боль шего гарнизона не требовалось), царь прибыл в Бактры. Оттуда он велел отправить Бесса в Экбатану, чтобы он заплатил головой за убийство Дария. (11) В те же дни Птолемей и Менид привели наемников: 3 тысячи пехотинцев и тысячу всадников. (12) Из Ликии пришел также Александр с таким же числом пехотинцев и с 500 всадниками. Столько же пришло из Сирии с Асклепиодо ром; Антипатр послал 8 тысяч греков, среди них 500 всадников. (13) Получив подкрепление, царь выступил, чтобы уничтожить следы восстания, и, казнив зачинщиков мятежа, на четвертый день он достиг реки Окса. Вода ее, несущая ил, всегда мутна и нездорова для питья. (14) Поэтому воины стали рыть колодцы. Однако воды не могли найти даже на большой глубине, как вдруг заметили источник в палатке самого царя; обнаружив его не сразу, стали утверждать, что он появился внезапно. И сам царь хотел, чтобы верили, будто этот источник – дар богов. (15) Перейдя затем реки Ох57 и Окс, он прибыл к городу Маргиана58. Поблизости были выбраны места для основания 6 крепостей, для 2 из них к югу, для 4 к востоку от этого города, на близком рас стоянии друг от друга, чтобы не искать далеко взаимной помо щи. (16) Все они были расположены на высоких холмах; прежде – как узда для покоренных племен, ныне, забыв о своем проис хождении, они служат тем, над кем когдато господствовали.

Книга VIII Перевод А. Ч. Козаржевского, комментарий С. В. Новикова и А. А. Вигасина 1. (1) Александр, захватив скалу, что принесло ему больше известности, чем подлинной славы, разделил войско на 3 час

69


ти, чтобы разослать для отпора бродившим врагам. Начальни ком одной части он сделал Гефестиона, начальником другой – Кена; сам встал во главе остальных. (2) Но среди варваров не было единодушия. Одни были покорены силой оружия, боль шинство сдалось Александру, не доводя дела до сражения. Он приказал отдать им города и земли тех, кто упорствовал в непо корности. (3) Между тем изгнанные бактрийцы с 800 массагет скими всадниками опустошали ближайшие села. Чтобы обуз дать их, правитель этой области Аттин выступил с 300 всадни ками, не подозревая о готовящейся засаде. (4) Враг же спрятал вооруженных воинов в находящихся рядом с полем лесах, а не сколько человек погнали скот, чтобы этой приманкой завлечь в засаду ничего не подозревавшего Аттина. (5) И вот Аттин, не соблюдая строя, с беспорядочной толпой воинов устремился в жажде добычи на стадо. Как только они миновали лес, засев шие там люди неожиданно напали на них и всех перебили. (6) Весть об этом несчастье быстро дошла до Кратера, и он прибыл со своей конницей. Но массагеты уже ускакали, зато была пе ребита тысяча дахов. С их гибелью закончилось сопротивление всей области. (7) Александр же после вторичного покорения со гдийцев возвратился в Мараканду. Туда приехал к нему Берда, посланный им в свое время к скифам, живущим за Боспором. Он прибыл с послами этого народа. (8) Фратаферн, стоявший во главе хорасмиев, объединившись с соседними массагетами и дахами, также послал людей уверить царя в своей покорности. (9) Скифы предлагали Александру взять в жены дочь их царя. Если же, говорили они, царь признает недостойным для себя подобное родство, то пусть позволит знатнейшим македонцам вступить в брак со знатными женщинами скифского народа; их царь сам прибудет к Александру. (10) Александр благосклонно выслушал оба посольства и стал лагерем, поджидая Гефестиона и Артабаза. Как только они присоединились, он направился в страну, которая называлась Базаира59. (11) Главным признаком богатства в этой варварской стране является не что иное, как стада отменных зверей, которые со держатся в больших рощах и парках. (12) Для этого выбирают просторные рощи, изобилующие непересыхающими источни ками, обносят их оградой и строят там башни для охотников. (13) Было известно, что в одном из таких загонов на протяже нии четырех поколений никто не охотился. Александр вошел в него со всем войском и приказал повсюду встревожить зверей. (14) Когда на редкость огромный лев побежал на самого Алек

70


сандра, то случайно оказавшийся рядом Лисимах, ставший впоследствии царем, хотел рогатиной встретить зверя. Царь, оттолкнув его и приказав не вмешиваться, заявил, что он один, как и Лисимах, может убить льва. (15) Ведь однажды Лисимах, охотясь в Сирии, в одиночку убил зверя исключительной вели чины, который успел разодрать ему левое плечо до кости, и тот оказался на краю гибели. (16) С укором напомнив об этом Ли симаху, царь доказал свою храбрость на деле лучше, чем на словах: он не только подпустил к себе льва, но и убил его одним ударом. (17) Выдумка60, будто Александр бросил Лисимаха на съедение льву, я полагаю, была порождена именно этим случа ем. (18) Хотя охота Александра окончилась удачно, македон цы, согласно обычаю своего народа, постановили, чтобы царь не охотился пешим и без сопровождения знатных и прибли женных. (19) Когда было забито 4 тысячи зверей, царь в том же лесу стал пировать со всем войском. 3. (1) Затем царь решил идти на дахов; он знал, что там нахо дится Спитамен. Но никогда не изменявшее ему счастье и на этот раз осуществило его замысел, даже без его участия. Спита мен пылал безмерной любовью к жене, и она делила с ним все невзгоды, хотя ей трудно было переносить постоянное бегство и изгнание. (2) Измучившись от такой жизни, она беспрерывно пускала в ход все женские ухищрения, чтобы заставить мужа прекратить наконец бегство и снискать прощение у победите ляАлександра, от которого всё равно нельзя убежать. (3) У нее было от мужа трое взрослых сыновей. Велев им припасть к гру ди отца, она стала умолять его сжалиться хотя бы над ними, об ращаясь с тем более убедительными мольбами, что Александр был близко. (4) Но думая, что жена предает его, а не уговарива ет, и, рассчитывая на свою красоту, хочет при первой возмож ности отдаться Александру, Спитамен обнажил свой акинак, чтобы заколоть жену, но прибежавшие ее братья помешали ему. (5) Как бы то ни было, он приказывает ей уйти с глаз до лой, пригрозив убить, если снова увидит ее. Для удовлетворе ния своей страсти он стал проводить ночи с распутницами. (6) Однако отвращение к этим женщинам усилило его прежнюю любовь. Поэтому, снова всецело отдавшись жене, он не переста вал просить ее отказаться от своего замысла и терпеть все, что им пошлет судьба: ведь смерть ему легче сдачи. (7) А жена оп равдывалась тем, что советовала – пусть поженски, но зато от чистого сердца – то, что считала полезным, впрочем, она выра жала готовность во всем повиноваться мужу. (8) Спитамен, об

71


манутый притворным повиновением, приказал среди дня на чать пиршество; отяжелевшего от вина и еды, сонного, его от носят в спальню. (9) Жена, убедившись, что он погрузился в глубокий сон, обнажает скрытый под его одеждой меч и обез главливает мужа; обагренная кровью, она отдает голову своему рабу – сообщнику в преступлении. (10) В сопровождении его она, как и была, в окровавленной одежде, приходит в македонский лагерь и велит сообщить Александру, что принесла известие, которое царь должен уз нать от нее лично. (11) Тот сразу приказывает впустить варвар ку. Увидев ее, забрызганную кровью, он подумал, что она при шла жаловаться на насилие, и позволил ей сказать то, что она хотела. (12) Она попросила ввести раба, которому приказала стоять в дверях. Раб, державший под полой голову Спитамена, вызвал подозрение. При обыске он показал, что скрывал. (13) Бескровная бледность так исказила черты Спитамена, что нельзя было достоверно узнать, чья это голова. Итак, царь, ус лыхав, что ему принесли человеческую голову, вышел из поко ев, расспросил раба, в чем дело, и все узнал из его показаний. (14) Разные соображения одно за другим приходили ему в голо ву. Он понимал значение оказанной ему услуги – убийства пе ребежчика и изменника, который, если бы остался жив, был бы помехой в его делах. С другой стороны, ему внушало отвра щение то, что женщина коварно убила человека, проявлявше го к ней такую любовь, отца их детей. (15) Омерзение, вызван ное этим преступлением, взяло все же верх над благодарнос тью, и царь приказал сказать ей, чтобы она удалилась из лаге ря; он опасался, как бы пример варварской жестокости не по влиял на нравы и податливые характеры греков. (16) Дахи, уз нав, что их вождь убит, выдают Александру связанного Дата ферна, сообщника в делах Спитамена, и сами сдаются. Царь, освободясь от большей части забот того времени, принялся на казывать своих наместников за обиды, которые они наносили подчиненным по своей алчности и высокомерию. (17) Итак, он передал Гирканию и мардов с тапурами Фратаферну, предпи сал доставить к себе под стражей Фрадата, место которого за ступил Фратаферн. На место Арсама, правителя дрангов, был назначен Стасанор. Арсак был послан в Мидию, чтобы заме нить там Оксидата. Вавилония после смерти Мазея была отда на во власть Стамена. 4. (1) Устроив все это, Александр на третий месяц выступил с войском из зимних квартир, направляясь в область, называе

72


мую Габаза61. (2) В первый день поход проходил спокойно; сле дующий не был еще бурным, но уже мрачнее первого, появи лись признаки надвигающейся бури. (3) На третий день по все му небу засверкали молнии. Свет, то вспыхивавший, то пога савший, слепил глаза идущему войску и приводил его в ужас. (4) Гром гремел почти беспрерывно. И со всех сторон были вид ны вспыхивающие молнии; воины перестали слышать и, оце пенев, не отваживались ни идти вперед, ни остановиться. (5) Тут внезапно хлынул потоком ливень с градом. Сначала воины укрывались от него под своим оружием, но потом они уже не могли не только удержать закоченевшими руками скользкое оружие, но и решить, в какую сторону повернуться, так как бу ря с громадной силой обрушивалась на них со всех сторон и от нее нельзя было укрыться. (6) И вот, нарушив строй, войско разбрелось по всему перевалу; многие, обессилев скорее от страха, чем от напряжения, распростерлись на земле, хотя от усилившейся стужи дождь превращался в град. (7) Другие ук рывались под деревьями, и это было для многих опорой и убе жищем. (8) Они не обманывались в том, что сами выбрали себе место для смерти, так как, не двигаясь, они утрачивали свое жизненное тепло, но неподвижность была приятна утомленно му телу, и они готовы были умереть в покое. А буря бушевала свирепо и упорно. И дневной свет, эту отраду природы, скрыва ли тучи и темные, как ночь, леса. (9) Один лишь царь бодро пе реносил такое бедствие; он обходил солдат, собирал разбежав шихся, поднимал упавших, показывал дым, выходивший из далеких хижин, убеждал спешить в ближайшие укрытия. (10) Ничто так не ободряло солдат и не послужило к их спасению, как боязнь отстать от царя, который ценой напряжения всех сил выдерживал непосильные для них несчастья. (11) В конце концов нужда, которая в несчастье бывает дей ственней, чем разум, изобрела средство от холода. Воины при нялись рубить лес и повсюду зажигать костры. (12) Можно бы ло подумать, что весь лес охвачен пожаром и среди пламени не осталось места войску. Этот жар отогревал закоченевшие тела, и дыхание, перехваченное холодом, становилось более свобод ным. (13) Одни укрылись в жилищах варваров на самом краю леса, куда завела людей необходимость; другие разбили лагерь на сырой земле, так как небесный гнев уже утихал. Это бедст вие погубило две тысячи воинов, маркитантов и обозной при слуги. (14) Передают, что видели, как некоторых смерть за стигла в момент, когда они, прислонившись к деревьям, бесе

73


довали друг с другом, и они застыли в таком положении. (15) Случайно один македонский солдат, еле держась на ногах, все же добрел с оружием в руках до лагеря. Увидев его, царь грев шийся у зажженного костра, встал и, сняв оружие с окоченев шего и терявшего сознание воина, усадил его на свое место. (16) Тот долго не соображал, где он отдыхает и кто его посадил; ког да жизненное тепло наконец возвратилось к нему и он увидел царское место и самого царя, то в испуге вскочил. (17) Глядя на него, Александр сказал: “Сознаешь ли ты, воин, насколько лучше жить под моей властью, нежели под властью персидско го царя? Ведь там казнили бы севшего на царский трон, а для тебя это оказалось спасением”. (18) Созвав на другой день сво их друзей и военачальников, он приказал объявить, что возвра тит все, что было потеряно. И он исполнил обещание. (19) Дей ствительно, Сисимитр пригнал много вьючных животных и 2 тысячи верблюдов, а также мелкий и крупный рогатый скот; все это было равномерно разделено среди солдат и избавило их от нищеты и голода. (20) Царь отметил услугу, оказанную ему Сисимитром, и приказал солдатам запастись на 6 дней сухими продуктами, так как готовился идти на саков. Опустошив всю эту страну, он дал из добычи в дар Сисимитру 30 тысяч голов скота. 14. (1) И уже сам Александр вел свое войско, разделенное на два фланга, когда Пору сообщают, что берег занят вооружен ными людьми и что наступил решительный момент. Однако сначала по человеческой слабости Пор не терял надежды и ду мал, что это идет к нему на помощь его военный союзник Аби сар: ведь таков был их договор!62 (2) Но когда при свете стало видно, что это враги, он выслал против подходившего войска 100 квадриг и 4 тысячи всадников63. Вождем высланных впе ред войск был его брат Гагес. Главную его силу составляли ко лесницы. (3) На каждой ехало шесть человек: двое со щитами, двое стрелков, поставленных по бокам, остальные – возницы, тоже не без оружия; ведь когда доходило дело до рукопашной, они бросали вожжи и метали в неприятеля множество дроти ков. (4) Впрочем, в тот день почти не воспользовались их помо щью. Как сказано, дождь сильнее, чем когдалибо, размыл по ля и сделал их скользкими и недоступными для конницы; тя желые и малоподвижные колесницы Пора завязали в грязи и рытвинах. (5) Напротив, Александр с подвижным и легким войском атаковал быстро. Скифы и дахи первыми набросились на индов, затем царь выслал Пердикку со всадниками против

74


вражеского правого фланга. (6) Когда завязался общий бой, те, кто правил колесницами, считая, что нужна их помощь, стали бросать вожжи и кидаться в бой. (7) Но это было опасно в рав ной мере для обеих сторон: македонских пехотинцев сбивали с ног при первом столкновении, а у врага колесницы застревали на скользких и непроезжих местах, и возницы соскальзывали с них. (8) Испуганные кони опрокидывали некоторые колесни цы не только в рытвины, но и в реку. (9) Немногие, спасшись от вражеских стрел, добежали до Пора, который упорно продол жал бой.

Книга IX Перевод В. С. Соколова и А. Ч. Козаржевского, комментарий А. А. Вигасина 2. (12) Но страсть взяла верх над разумом: созвав воинов на сходку, он обратился к ним со следующими словами: “Я хоро шо знаю, о воины, что за последние дни жители Индии умыш ленно порассказали вам такого, что может вас устрашить, но не непредвиденной является для нас эта пустая ложь. (13) Точно так же наводили на нас персы страх ущельями Киликии, про странствами Месопотамии, Тигром и Евфратом; но первую из этих рек мы перешли вброд, а вторую по мосту. (14) Никогда молва не бывает вполне справедлива, все передаваемое ею бы вает преувеличено. Также и молва о нашей славе хотя возник ла на прочном основании, все же превышает подлинные дела. (15) Кто недавно мог думать, что вынесет бой со зверями, по ви ду напоминающими крепостные стены, переход через Гидасп и все другое, более страшное на словах, чем на деле? Если бы нас могли пугать басни, мы давно уж убежали бы из Азии. (16) Не ужели вы верите, что у них больше стада слонов, чем обычно бывает быков, в то время как звери эти редкие, ловить их труд но и еще труднее укрощать? (17) Такая же ложь в исчислении пехоты и конницы. А реки чем шире, тем течение их спокой нее, зажатые в узких берегах и тесном русле, они несут бурля щие воды, а в пространном русле, напротив, текут слабее. (18) Кроме того, главная опасность бывает на берегу, где враг ожи дает подплывающие корабли. Итак, какая бы нам ни попалась река, все та же будет опасность при высадке на землю. (19) Но вообразим, что все это верно; так чего же вы больше боитесь: множества зверей или врагов? Что касается слонов, то у нас свежий пример: они сильнее давили своих, чем нас, и их

75


огромные тела были иссечены секирами и серпами. (20) Не все ли равно, будет ли их столько, сколько было у Пора, или 3 ты сячи, раз мы видели, что после ранения одного или двух ос тальные обращаются в бегство? (21) Затем, даже немногими уп равлять неудобно, если же собрать их несколько тысяч, то они толпятся и давят друг друга, не могут ни стоять спокойно, ни бежать изза своих неуклюжих и огромных тел. Я сам настоль ко пренебрегаю этими животными, что, если бы их имел, не вы ставлял бы в строю, хорошо зная, что они угрожают больше своим, чем врагам. (22) Так, значит, вас смущает множество всадников и пехоты? Вы, верно, привыкли сражаться лишь с малочисленным врагом и теперь впервые столкнетесь с беспо рядочной толпой! (23) Но ведь свидетелями непобедимой силы македонцев против полчищ врага являются река Граник и Ки ликия, залитая кровью персов, и Арбелы, поля которых устла ны костьми сраженных нами варваров. (24) Поздно вы начали считать легионы врагов, после того как своими победами созда ли безлюдье в Азии. О нашей малочисленности надо было ду мать тогда, когда мы переплывали через Геллеспонт: теперь за нами следуют скифы, помощь нам оказывают бактрийцы, сре ди нас сражаются дахи и согдийцы. (25) Но я полагаюсь не на их толпы. Я считаюсь с вашими от рядами, полагаюсь, начиная новый подход, на ваше мужество. До тех пор, пока я буду стоять в строю с вами, я не буду считать ни своих, ни вражеских полков: только обладайте духом, пол ным бодрости и доверия. (26) Мы стоим не на пороге наших дел и трудов, мы уже у их окончания. Мы подойдем скоро к восхо ду солнца и океану. Только не поддаваться малодушию! Отту да, завоевав край света, мы вернемся на родину победителями. Не поступайте, как ленивые земледельцы, по нерадивости вы пускающие из рук зрелые плоды. (27) Награды важнее опасно стей; эта страна богата и не воинственна64. Итак, я вас веду не столько добывать славу, сколько за добычей. Вы служили, что бы отвезти на родину богатства, которые море приносит на бе рега Индии, вы заслужили, чтобы ничего не оставить не испы танным, ничего не упустить изза страха. (28) Во имя вашей славы, превысившей предел человеческий, во имя наших вза имных заслуг друг перед другом, в силу которых мы сражаем ся, не зная поражений, я вас призываю не покидать своего пи томца и соратника, достигшего предела человеческих возмож ностей, и к тому же уже царя. (29) Все другое я с вас требовал, за это буду вам обязан. Я вас об этом прошу, потому что никог

76


да раньше я от вас не требовал такого, в чем не шел бы первым против опасностей, часто прикрывая ваш строй своим щитом. Не вырывайте из моих рук пальмовой ветви, которая, если не воспрепятствует зависть, приравняет меня к Геркулесу и Отцу Либеру. (30) Уступите моим просьбам и прервите, наконец, упорное молчание. Где ваши обычные клики, признак бодрос ти духа? Где привычные для меня лица македонцев? Я не уз наю вас, воины мои; кажется, не узнаете и вы меня! Я взываю к глухим, пытаюсь тронуть непреклонные и чуждые мне души!” (31) И так как воины упорно молчали, глядя в землю, он продолжал: “Не знаю, чем я нечаянно вас обидел, что вы не хо тите даже смотреть на меня. Мне кажется, я в одиночестве. Ни кто мне не отвечает, но никто и не отказывает. (32) К кому я об ращаюсь? Чего требую? Хочу спасти вашу славу и величие. Где те, чье мужество я видел совсем недавно, кто торопился подхва тить тело своего раненого царя? Я вами брошен, обманут, вы дан врагам. (33) Но я пойду дальше один. Предоставьте меня рекам и зверям и тем племенам, имена которых вас ужасают. Я найду, кто пойдет со мной, которого вы бросили, – со мной бу дут скифы и бактрийцы, недавние враги, теперь наши воины. (34) Полководцу лучше умереть, чем превратиться в просите ля. Возвращайтесь домой! Идите, торжествуйте, покинув свое го царя! Я найду здесь место для победы, в которую вы не вери те, или для почетной смерти!” 7. (1) Пока это происходило в Индии, греческие солдаты, не давно выведенные царем в колонии близ Бактр, когда началась между ними распря, отпали не столько из вражды к Александ ру, сколько из боязни наказания. (2) Убив несколько влиятель ных лиц из своей среды, они стали пускать в ход оружие, захва тили считавшуюся в безопасности и потому плохо охранявшу юся крепость Бактр и побудили варваров присоединиться к их мятежу. (3) Вожаком их был Афинодор, присвоивший себе имя царя не столько ради власти, сколько ради того, чтобы вернуть ся на родину с признавшими его. (4) Его соперник, какойто Бикон, его соотечественник, который стал строить против него козни, пригласил его на пир и с помощью некоего бактрийца Бокса его убил. (5) На следующий день на сходке Бикон убедил многих, что, наоборот, Афинодор злоумышлял против него. Но некоторые заподозрили Бикона в обмане, и постепенно сомне ние стало охватывать многих. (6) Итак, греческие солдаты взя лись за оружие, чтобы при первой возможности расправиться с Биконом. Впрочем, главари успокоили возмущение толпы. (7)

77


Избавившись на этот раз против своего ожидания от опасности, Бикон несколько времени спустя стал подкапываться под сво их же спасителей; когда его козни обнаружились, он был схва чен, а вместе с ним и Бокс. (8) Бокса решили немедленно пре дать казни, Бикона же убить мучительной смертью. К телу его уже придвинули орудия пытки, как вдруг греки неизвестно по какой причине как сумасшедшие бросились к оружию. (9) Услыхав с их стороны шум, палачи подумали, что крики толпы запрещают производить пытку, и отпустили Бикона. (10) Он, как был, обнаженный, прибежал к грекам; жалкий его вид внезапно изменил их настроение, и они решили его про стить. (11) Так, дважды спасенный от смерти, он вернулся на родину вместе с другими покинувшими колонию, предостав ленную им царем. Вот что происходило близ Бактр и скифских пределов. (12) Между тем к царю прибывают 100 послов от двух упомя нутых выше племен65. Они ехали на колесницах, все были вы сокого роста и роскошно одеты: полотняные одежды их были расшиты золотом и пурпуром. (13) Они сдались царю и переда ли ему свои города и земли; они впервые готовы были доверить свою за много поколений ничем не стесненную свободу и отда вались ему на милость по внушению богов, а не из страха, ибо военные силы их были в целости. (14) Царь, собрав совет, при нял их под свое покровительство и обложил такой же данью, какую оба племени платили арахосиям. Кроме того, потребо вал с них 2500 всадников, и варвары с покорностью все выпол нили. (15) Затем послы и царьки были приглашены на богатый и торжественный пир. 100 позолоченных лож было поставлено на небольшом расстоянии друг от друга, ложа были покрыты коврами, сиявшими золотом и пурпуром; все, что было пороч ного у персов изза их исконной роскоши, а у македонцев – из за чужеземной новизны, в изобилии проявилось на этом пиру.

Книга X Перевод В. С. Соколова и А. Ч. Козаржевского, комментарий А. А. Вигасина 1. (30) Уже доставлены были ложные доносы для погибели невинного, и приближалась неизбежная судьба. Случилось так, что Александр приказал открыть гробницу Кира66, в кото рой покоилось его тело, он желал воздать ему положенные по чести. (31) Он думал, что гробница наполнена золотом и сереб

78


ром; такая ходила среди персов молва; но, кроме полуистлев шего щита Кира, двух скифских луков и акинака, он ничего не нашел. (32) Возложив золотей венец, Александр покрыл возвы шение, на котором лежало тело, своим любимым плащом, удивляясь, что царь, столь прославленный, обладавший таки ми богатствами, был погребен не с большей пышностью, чем простолюдин. (33) Рядом с царем стоял евнух; обратившись к царю, он сказал: “Что же удивительного в том, что царская гробница пуста, когда дома сатрапов не могут вместить в себе вынесенные оттуда богатства? (34) Что касается меня, то сам я этой гробницы раньше не видел, но от Дария слыхал, что здесь с телом Кира было положено 3 тысячи талантов. (35) Отсюда и расположение Орсина к тебе: чем он не мог владеть безнаказан но, то обеспечил себе при помощи подарков”. (36) Этими слова ми евнух возбудил гнев царя, тем более что на помощь ему при шли подученные им люди. Уши царя прожужжали ложными наветами, с одной стороны, Багой, с другой – его помощники. (37) Прежде чем у Орсина возникло подозрение, что его в чем то обвиняют, он был взят в оковы. Не довольствуясь казнью не винного, евнух убил его собственной рукой. При этом Орсин воскликнул: “Слыхал я, что когдато Азией управляли женщи ны, но что ею управляет кастрат – это неслыханное дело”.

Примечания 1

Мидас в греческой мифологии больше всего был известен благо даря дару Диониса превращать в золото любой предмет, которого он касался (Овидий. Метаморфозы XI: 85–150). 2 Здесь Курций Руф повторяет географические представления о Малой Азии, имевшиеся в то время в античной литературе (Страбон XII: 1, 3). 3 Геродот рассказывает, что Ксеркс приказал соорудить в Дориске (Фракия) огороженное место, вмещающее 10 тыс. человек, и, заводя туда своих воинов, произвел подсчет войска во время похода на Гре цию в 480 г. до н. э. (VIII: 60). 4 По Диодору в армии Дария было 400 тыс. пеших воинов и не ме нее 10 тыс. всадников (XVII: 31, 2). По Арриану, общая численность персидского войска была 600 тыс. человек (II: 8, 8); эту же цифру при водит Плутарх (Александр: 18). 5 Цетра (cetra) – небольшой кожаный щит. 6 Агриане – фракийскомакедонское племя, жившее по реке Стри мону между горами Гем и Родопы; славились как искусные стрелки из лука. 7 О построении армий Дария и Александра Македонского перед сражением см. у Арриана (II: 8, 2–11; 9, 1–4). 8 Арриан относит к этому времени письмо (II: 25, 1), соответствую щее тому, которое Курций Руф считает третьим посланием Дария и относит ко времени незадолго до Гавгамельской битвы (IV: 11, 1–9). 9 Бесс – сатрап Бактрии.

79


10

дра.

11

Менид – гиппарх (командир отряда конницы) в армии Алексан

Дахи – кочевые ираноязычные племена, жившие к востоку от Каспийского моря. 12 Квадриги – здесь Курций использует латинский термин, обозна чающий четверную упряжку лошадей для боевой серпоносной колес ницы персидской армии. 13 Согласно Геродоту (III: 70), 7 представителей наиболее знатных родов Персии, в том числе и будущий царь Дарий I были организато рами убийства в 522 г. до н.э. мага (мидийского жреца) Гауматы, узурпировавшего престол ахеменидских царей. 14 Красное море – имеется в виду Эритрейское море античных авто ров (совр. Персидский залив). 15 Белиты – точное определение этой племенной группы затрудни тельно. Возможно, Курций имеет в виду либо племена, проживавшие на реке Белос в Финикии, либо обитателей о. Кос у берегов Карии (Ма лая Азия). 16 Катаоны – жители Катаонии, области в Южной Каппадокии. 17 Кадусии – воинственное племя в Мидии. 18 Данные античных авторов о численности армии Дария III, со бранной у Гавгамел, явно преувеличены. По Арриану (III: 18, 6), она состояла из 40 тыс. конных всадников, 1 млн пехотинцев, 200 колес ниц и 15 слонов. Согласно Диодору (XVII: 53, 3), у Дария III было око ло 800 тыс. пехоты, не менее 20 тыс. конницы и 200 серпоносных ко лесниц. Современные исследователи считают, что в этом бою Дарий располагал конным войском около 34 тысяч всадников. 19 Битва произошла 1 октября 331 г. до н. э. у деревни Гавгамелы близ р. Бумода, примерно в 600 стадиях (120 км) от г. Арбелы (совр. Телль Гомел, примерно в 35 км к северовостоку от г. Мосула в Север ном Ираке). Само название Гавгамелы переводится как “верблюжий хлев”. 20 Полиперкон – то есть Полиперхонт, сын Симия, – таксиарх (ко мандир пехотного полка) в армии Александра. После смерти Алексан дра Полиперхонт стал правителем Македонии. 21 Сариссоносцы (сариссофоры) – тяжелая македонская пехота, во оруженная длинными (до 6 м) копьямисариссами. 22 Артабаз – наместник Дария III в Бактрии. О его дружбе с Филип пом, возможно, говорилось в несохранившихся книгах Курция. 23 Набарзан – военачальник Дария III. 24 Паретакена – здесь область между Персидой и Мидией. 25 Согласно Юстину (XI: 15, 1), это селение Тара (Фара) в Парфии. 26 Двоеборцы – “сражающиеся обоими способами”, то есть в пешем и конном строю. У Курция изобретение этого тактического приема приписывается Александру – однако он более поздний. 27 Боспор – имеется в виду Боспор Киммерийский (Керченский пролив). 28 Борисфен – совр. Днепр. 29 Танаис – в данном случае у Курция имеется в виду совр. Дон. 30 Багой – придворный евнух, организатор дворцового переворота, в результате которого Дарий III пришел к власти. 31 Речь идет о заговорщиках, убивших Дария. Несмотря на их вы сокий социальный статус, все они считались “рабами царя”. 32 В древности было представление о том, что Океан находился не далеко от Мидии, Каспийского моря и Гиркании. 33 Арвы – Арриан называет этот город Задракарта (III: 23, 6). 34 Тапуры – племя в Гиркании и Атропатене.

80


35 Синопцы – жители Синопы – города в Пафлагонии на южном по бережье Понта Евксинского. 36 Курций – единственный античный писатель, который различает Гекатомпил (VI: 2,15) и город Гирканию (VI: 5, 22) и указывает, что расстояние между ними было не менее 4 дней пути. Возможно, это объясняется механическим соединением нескольких источников, в которых один и тот же город назывался поразному. 37 Фасис – река в Колхиде, впадающая в Понт Евксинский (совр. река Риони). 38 Аримаспы – племена, проживающие в Дрангиане. 39 Эвергеты (гр.) – благодетели. 40 Понтийское море – здесь Курций ошибается, речь должна идти о Каспийском (Гирканском) море. 41 Парапамисады – население гор Парапамис (Кавказ античных авторов), совр. Гиндукуш. 42 Кавказские горы – в древности горы Ирана и Гиндукуш счита лись Кавказскими. 43 Александрия Кавказская располагалась, предположительно, в районе совр. Кабула в Афганистане. 44 Бактры – совр. город Балх в Афганистане. 45 Окс – совр. река Амударья. 46 Танаис (р. Яксарт античных авторов, совр. Сырдарья) впадал, по мнению Арриана (III: 30,7), в Гирканское (Каспийское) море. Кроме того, Арриан сообщает, что “должен быть еще другой Танаис”, о кото ром пишет Геродот (IV: 57). Этот Танаис древние отождествляли с До ном и считали естественной границей Европы и Азии (Страбон XI: 490, 491; Арриан III: 30, 8). В изложении Курция вообще нет четкого разделения между ТанаисомДоном и ТанаисомЯксартом. 47 Совр. Самарканд. 48 Название “европейские” объясняется ошибочным отождествле нием Курцием ТанаисаДона и ТанаисаЯксарта. 49 Речь идет об АлександрииЭсхате (скорее всего, это бывший г. Ленинабад, ныне – Худжант). 50 Тот же срок указывает Юстин (XII: 5). Арриан (IV: 4, 4) говорит о 20 днях. 51 Арриан (IV: 4, 1) пишет, что город был заселен эллинскими на емниками, пожелавшими остаться жить в нем, “соседямиварварами” и уже не пригодными к службе македонскими ветеранами. Есть мне ние, что Александр намеренно оставил в Эсхате греческих наемников, то есть тех, кто в войске “обнаружил беспокойный дух” (Юстин XII: 5, 8). 52 Страбон (XI: 2) считает сарматов тоже скифами. 53 Имеется в виду Бактрия в широком смысле, то есть территория позднеахеменидской Бактрийской сатрапии, включавшая также и Согдиану. 54 Курций заставляет здесь Александра ошибаться изза непра вильного отождествления им Танаиса (азиатского) с Доном. 55 Имеется в виду Ассирийское царство. 56 На реке Политимет, современная река Зеравшан. 57 Река Ox – современная река Теджен, приток Амударьи. 58 Во время походов Александра город Маргиана размещался на месте современного городища ЭркКала, которое вошло позднее в ар хеологический комплекс крепости ГяурКала в древнем Мерве. Мерв, однако, находится на левом берегу Амударьи. 59 Локализация Базаиры неизвестна.

81


60 Выдумка – история о Лисимахе, ставшем в дальнейшем царем Фракии, и льве, правда, без упоминания о Каллисфене, приводится также у Плутарха (Деметрий и Антоний: 27) и Павсания (I: 9, 5). Иную версию см.: Валерий Максим IX: 3; Плиний. Ест. ист. VIII: 54. 61 Габаза – область в стране паретаков в Согдиане. 62 Диодор (XVII: 87) сообщает, что Абисар (Эмбисар) был уже в 40 стадиях пути. 63 Согласно Плутарху (Александр: 60), в высадке участвовали ты сяча всадников и 60 колесниц, по Арриану (V: 14, 32) – тысяча всад ников и 120 колесниц. 64 Представление греков о невоинственности индийцев (как и об их богатстве) сложилось задолго до похода Александра и оставалось ус тойчивым, несмотря на свидетельства иного рода (ср., например, Ди одор (XVII: 59) – о мужестве индийских воинов в битве при Арбелах; Арриан (V: 4): “Жизнь ведут вовсе не роскошную… из всех тогдашних обитателей Азии самые воинственные”). 65 То есть маллов и оксидраков. 66 Об убранстве гробницы Кира ср. Плутарх. Александр: 69; Арри ан. VI: 29.

Источник: Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. Сохранившиеся книги / Под ред. В. С. Соколова. – М., 1963. Переизда# ние: Курций Квинт Руф. История Александра Македонского / Под ред. А. А. Вигасина.– М., 1993.

82


Сенека Луций Анней Младший Lucius Annaeus Seneca Сенека, Луций Анней, Философ (ок. 4 до н.э. – 65 н.э.), рим ский философ и трагик. Родился в Кордубе, в богатой семье всадников (эквитов), второй из трех сыновей Сенеки Ритора. В молодом возрасте прибыл в Рим, получил хорошее грамматиче ское, риторическое и философское образование (в духе поздне го стоицизма). Вероятно, чтобы поправить здоровье, а также для обучения, некоторое время находился в Египте. Возвратил ся в Рим в 31 или 32 гг. При Калигуле прославился как блестя щий оратор и стилист. В 41 г., заподозренный в романе с сест рой умершего императора Калигулы Юлией Ливиллой, был приговорен императором Клавдием к изгнанию на Корсику. Там он оставался до 49 г., когда Агриппина настояла на возвра щении Сенеки и доверила ему воспитание своего сына Нерона. После вступления на престол семнадцатилетнего Нерона Сене ка вместе с префектом преториан Афранием Бурром фактичес ки управлял государством на протяжении восьми лет. После смерти Бурра в 62 г. Сенека, с разрешения Нерона, удалился от двора. Остаток жизни он провел в своих имениях близ Рима и в Кампании. В 65 г., по подозрению в участии в заговоре Пизона, по приказу императора совершил самоубийство, вскрыв себе вены. Сенека владел огромным богатством. Повидимому, был дважды женат, от первого брака имел двух детей. Его вторая жена Паулина хотела умереть вместе с мужем. Но по приказу Нерона ей перевязали вены. Литературное наследие Сенеки включало прозаические про изведения и поэзию. Стоические сочинения Сенеки по вопро сам этики составляют 12 книг под названием «Диалоги» («Dialogi»): к Марсии, дочери Кремиция Корда, на утрату един ственного сына («Ad Marciam de consolatione», 37–41 гг.), «О гневе» («Ad Novatum de ira», после 41 г.) в 3 книгах, к собствен

83


ной матери во время своего изгнания («Ad Helviam matrem de consolatione», 41–42 гг.), к Полибию, влиятельному вольноот пущеннику императора Клавдия, по поводу смерти брата («Ad Polybium de consolatione», 42–44 гг.), «К Паулину о краткости жизни» («Ad Paulinum de brevitate vitae», ок. 50 г.), «К Серену о стойкости мудрого» («Ad Serenum de constantia sapientis»), «К Галлиону о счастливой жизни» («Ad Gallionem de vita beata», 58 г.), «К Серену об изучении философии» («Ad Serenum de otio», не полностью), «К Серену о спокойствии ду ха» («Ad Serenum de tranquillitate animi»), «К Луцилию о про видении» («Ad Lucilium de providentia», 62–63 гг.). Сюда не во шли трактаты «О благодеяниях» («De beneficiis») в 7 книгах, посвященный Эбонию Либералу и имеющий принципиальное значение для истории античной этики, и «О милосердии» («De clementia», 55/56 гг.) в 3 книгах, посвященный Нерону и пред ставлявший собой учебник добродетели, “зерцало” для прави теля. В «Изысканиях о природе» («Naturales quaestiones») в 7 книгах, посвященных Луцилию, Сенека описал небесные (cae lestia) и земные (terrena) явления, а также явления в сфере, ле жащей между ними (sublimia). Особой популярностью пользо вался сборник «Нравственные письма к Луцилию» («Epistulae morales ad Lucilium», 6264 гг.) в 20 книгах, включавший 124 письма, насыщенных выражениями, ставшими афоризмами типа vivere militare est “жизнь есть борьба” – с судьбой и собст венными изъянами. Сенека в подражание греческим трагикам написал 9 трагедий: «Безумный Геракл» («Hercules furens»), «Троянки» («Troades»), «Финикиянки» («Phoenissae»; пьеса сохранилась частично), «Медея», «Федра», «Эдип», «Агамем нон», «Фиест», «Геракл на Эте» («Herculus Oetaeus») и был столь убедителен, что после его смерти некто сочинил от его имени трагедию «Октавия», тоже снискавшую популярность.

Сенека Луций Анней Младший Нравственные письма к Луцилию Письмо LXXI Перевод С.А. Ошерова Сенека приветствует Луцилия! ...Телесные блага суть блага для тела, а не блага во всем. В них есть своя ценность, но благородства в них нет, и между со бою они далеко не равны: одни бывают больше, другие меньше.

84


(34) И между приверженцами мудрости есть большие различия – этого невозможно не признать. Один преуспел лишь настоль ко, что осмеливается взглянуть в лицо судьбе, но ее взгляда не выдерживает и опускает глаза, ослепленные блеском; другой – настолько, что ему под силу сойтись с ней лицом к лицу, – если он достиг вершины и не знает сомнений. (35) Несовершенное не может быть стойким: оно то движется вперед, то оскользается и никнет. Пусть оскользаются, – лишь бы шли вперед и не ос тавляли стараний; но стоит ослабить неустанное рвение, пере стать напрягаться – и поневоле пойдешь назад. Отступившись, не вернешься к достигнутому. Так будем усердны и упорны! (36) Пусть кое с чем мы сладили, но остается еще больше. Одна ко немалая часть успеха – желание преуспеть. Это я знаю твер до, а потому и хочу, хочу всей душой. И тебя, я вижу, подстеги вает то же самое желание, так что ты неудержимо спешишь к самому прекрасному. Поспешим вместе! Только так жизнь бу дет благодеянием, а не то жить – значит терять время, постыд но мешкая среди всяческой мерзости. Добьемся же, чтобы вре мя принадлежало нам. Но этому не бывать, покуда мы сами не будем принадлежать себе. (37) Когда удастся нам презреть и вражду, и милость фортуны? Когда посчастливится нам, пода вив и подчинив своей власти всякую страсть, воскликнуть: “Я победил!” – Кого, – спросишь ты? – Не персов, не далеких мидийцев, не живущих дальше да гов8 воинственные племена, если есть такие, – но скупость, но честолюбие, но страх смерти, которыми бывали побеждены по бедители народов. Будь здоров.

Примечание 8 Даги – племена на северовостоке Персидской державы. В некото

рых рукописях эта слово читается “даки” – т.е. племена, жившие по Нижнему Дунаю.

Источник: Луций Анней Сенека. Нравственные письма к Луцилию / Перевод, подготовка издания С. А. Ошерова. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. – М., Изд#во "Наука", 1977.

85


Гай Плиний Секунд, Старший Gaius Plinius Secundus, Maior Гай Плиний Секунд, Старший (23–79), римский государст венный деятель, ученый и писатель. Родился в италийском го роде Комо в Ломбардии, воспитывался в Риме. Плиний принад лежал к сословию всадников и исполнял должность начальни ка конницы в Германии, при Веспасиане был прокуратором Ис пании, Германии, Галлии, Африки. В 70 г., вероятно, находил ся в генеральном штабе Тита под Иерусалимом, а затем стал прокуратором Сирии. Погиб при извержении Везувия, когда были разрушены и погребены под лавой и пеплом Помпеи, Гер куланум и Стабия. В это время он в качестве предводителя рим ского флота, стоявшего у Мизена, спешил на помощь попав шим в беду людям и, пользуясь случаем, пытался наблюдать с близкого расстояния извержение вулкана. Смерть Плиния Старшего описал его племянник Плиний Младший в письмах к Тациту. Плиний Старший написал множество естественноисториче ских, грамматических, риторических и других произведений. Его утраченные 20 книг «Истории германских войн» («Bella Germaniae») и 31 книгу сочинения «В продолжение Ауфидия Басса» («A fine Aufidii Bassi») в качестве источника использо вал Тацит. До нас дошли 37 книг его энциклопедического сочи нения «Естественная история» («Historia naturalis»): I – введе ние; II – космология; III–IV описание Земли, сведения о стра нах и народах Европы; V–VI — география Азии и Африки, VII – антропология и физиология человека, VIII–XI – зоология, XII– XXVII – ботаника, XXVIII–XXXII – лекарственные сред ства животного происхождения, XXXIII–XXXVII – минерало гия, металлургия, обработка золота, серебра, меди и драгоцен ных камней и применение минералов в живописи и скульпту ре. Географические сведения Плиния ограничиваются боль

87


шей частью одними названиями, ибо география в его время, представляла собой locorum nuda nomina ‘голые названия мест’. Как и Аристотель, землю Плиний считал шарообразной и аргументировал это подобно Страбону. Подход к источникам у Плиния недостаточно критичный, и наряду с реальными фак тами он приводит немало фантастических преданий. Необходи мую подготовку произведения к публикации осуществил после смерти автора Плиний Младший. Подробнее см.: Плиний Старший. Естествознание. Об искусстве / Пер. с лат., предисл. и примеч. Г. А. Тарояна. М.: Ладомир, 1994.

Плиний Старший Естественная история Перевод Н. М. Подземской

Книга ІІ (160) Относительно земли все придерживаются одинакового мнения. Мы называем ее кругом земным и отдаем себе отчет в том, что она представляет собой шар, имеющий два полюса. При большой высоте гор и плоскости равнин у нее форма несо вершенного шара, но если противоположные точки соединить посредством окружности, то земля будет иметь вид правильно го шара: это подсказывает нам и закон природы, но не по тем причинам, которые мы привели, рассказывая о небе. Ведь небо образует полую вогнутость и со всех сторон покоится на земле, как на своей опоре: земля же, будучи твердой и плотной, возвы шается подобно опухоли и выдается вовне. Мир стремится к своему центру, а земля выдается из центра; огромная ее масса принимает форму шара в результате постоянного вращения мира вокруг нее. (167) От Гадеса и Геркулесовых Столбов вдоль берегов Испа нии и Галлии совершаются плавания по всему западу. Во время правления божественного Августа обошли большую часть Се верного океана; тогда флот, обогнув Германию, достиг Кимврского мыса, и оттуда увидели или услышали о скифской стране и чрезмерно влажных и обледеневших пространствах. Но мало правдоподобно, чтобы моря замерзали там, где в из бытке влага. Также македонский флот совершил плавание из Индийского моря на восток, под той же самой звездой, по той части океана, которая расположена против Каспийского моря; это было во время царствования Селевка и Антиоха, которые

88


хотели, чтобы эти моря были названы в их честь Селевкидой и Антиохидой. (168) И вокруг Каспийского моря большая часть побережья океана была исследована, почти весь север обогнули с одной и с другой стороны. Места для сомнения в этом не оставляет суще ствование Меотийского озера, оно или залив этого океана, как полагали многие, или разлив, отделенный от океана узкой по лосой земли. По другую сторону от Гадеса на запад и по сей день плавают вдоль Мавритании по значительной части Южного мо ря. Еще большая часть океана с востока до Аравийского залива была исследована благодаря победам Александра Великого; когда Цезарь, сын Августа, воевал в Аравийском заливе, там были обнаружены обломки оставшихся от кораблекрушения испанских кораблей. (169) Ганнон в эпоху могущества Карфагена прошел от Гаде са до аравийской страны и описал это плавание; в то же самое время Гимилькон был послан исследовать внешние границы Европы. Кроме того, Корнелий Непот сообщает, что в его вре мя, когда некто Евдокс бежал от царя Латира, то, выйдя из Аравийского залива, он достиг Гадеса; а задолго до него Целий Антипатр передает, что он знал какогото человека, который в целях торговли проделал путь из Испании в Эфиопию. (173) Но я не знаю, не находится ли в опасности и оставшая ся нам часть: ведь этот самый океан образует, как мы скажем дальше, многие заливы и бушует в таком близком соседстве с внутренними морями, что Аравийский залив находится на рас стоянии 115 000 шагов от Египетского моря, а Каспийское мо ре – в 375 000 от Понта. Итак, сколько земли захватывает оке ан, растекаясь столькими морями, которыми он разделяет Аф рику, Европу и Азию? Теперь надо принять во внимание пло щадь стольких рек и болот, следует прибавить озера и пруды.

Книга IV (75) Четвертый из больших заливов Европы, начинаясь от Геллеспонта, оканчивается входом в Меотийское озеро. Но прежде следует коротко описать форму всего Евксинского Пон та, тогда легче будет познакомиться с его отдельными частями. Огромное море, лежащее перед Азией и оттесненное от Европы выступающим вперед херсонесским побережьем, вторгается узким проливом в сушу, отделяя Европу от Азии, как уже бы ло сказано, шириной в 7 стадий. Этот пролив называется Гелле спонтом. Через него персидский царь Ксеркс провел войско по

89


мосту, который получился из стоящих рядом кораблей. Даль ше на 86 000 шагов до азиатского города Приапа, через кото рый проходил Александр Великий, тянется узкий Еврип. (76) Затем море расширяется и опять сужается: широкое ме сто называется Пропонтидой, а пролив шириной в 500 шагов Боспором Фракийским. Через него отец Ксеркса Дарий пере правил войско. Длина этого пространства, начиная от Геллес понта, 239 000 шагов. Дальше идет Понт Евксинский, обшир ное море, которое прежде называлось Аксинским. Оно достига ет отдаленных земель и, крутым поворотом берегов изгибаясь в два рога, вытягивается в одну и в другую сторону так, что окон чательно принимает форму скифского лука. В середине своего изгиба оно соединяется с Меотийским озером. Пролив этот ши риной в 2 500 шагов называется Боспором Киммерийским. (77) По прямой линии между двумя Боспорами, Фракий ским и Киммерийским, как сообщает Полибий, 500 000 шагов. Окружность же всего Понта, по свидетельству Варрона и почти всех древних писателей, 2 150 000 шагов. Корнелий Непот при бавляет к этой цифре 350 000 шагов; по Артемидору, окруж ность Понта составляет 2 919 000 шагов, по Агриппе, – 2 460 000 шагов, по Муциану, – 2 425 000 шагов. Точно так же протя женность европейского берега одни определили в 1 478 500, другие – в 1 172 000 шагов. (78) Марк Варрон вычисляет следующим образом: от входа в море до Аполлонии 187 500 шагов оттуда до Каллаты 187 500 шагов до устья Истра 125 000 шагов до Борисфена 250 000 шагов до города ГераклеяХерсонес 375 000 шагов до крайней на европейском берегу Пантикапеи, которую некоторые называют Боспором 212 500 шагов Все в целом составляет 1 337 500 шагов

По Агриппе, от Византия до реки Истра 560 000, оттуда до Пантикапеи 635 000 шагов. Передают, что само Меотийское озеро, в которое впадает текущая с Рипейских гор река Танаис, является последним рубежом между Европой и Азией и имеет в окружности 1 406 000 шагов, по свидетельству других писате лей – 1 125 000. Известно, что от Боспора Киммерийского до ус тья Танаиса по прямой линии расстояние 385 000 шагов. Жите ли побережья этого четвертого залива вплоть до Истрополя уже

90


названы при упоминании Фракии. Теперь перейдем к описа нию рукавов Истра. (79) Он берет начало в Германии на вершине горы Абнобы, напротив галльского города Раврика, во многих милях от Альп. Он течет через бесчисленные народы под именем Дуная, сильно расширяясь, затем под названием Истра сначала омы вает Иллирию и, приняв 60 рек, – почти половина их судоход на, – устремляется шестью рукавами в море. Сначала идет ру кав Певки, затем сам остров Певка, по которому названо бли жайшее русло, он засасывается болотом величиной в 19 000 шагов; из того же самого русла выше Истрополя образовалось озеро под названием Галмира, 63 000 шагов в окружности. Вто рой рукав называется Наракустома, третий возле острова Сар матики – Калонстома, четвертый – Псевдостома с островом Ка нопондиабазис, затем Бореонстома и Псилонстома. Отдельно же взятые рукава настолько велики, что море, как передают, отступает перед ними на 40 000 шагов, и вода становится прес ной. (80) За Истром живут почти одни только скифы, но побере жье занимают разные народы: то геты, которых римляне назы вают даками, то сарматы, погречески савроматы, и причисля емые к ним темаксобы, или аорсы, то ненастоящие и происшед шие от рабов скифы, или троглодиты, затем аланы и роксала ны. Язигисарматы занимают расположенные более высоко по ля и равнины между Дунаем и Герцинским лесом вплоть до паннонских зимних стоянок в Карнунте и границы с германца ми, а теснимые последними даки – горы и лесистые места до ре ки Патиссы. (81) Бастарны и затем прочие германские племена живут за Маром, или Дурней, который отделяет эти народы от свебов и царства Ванния. Агриппа передает, что вся эта область имеет в длину от Истра до океана 2 100 000 шагов: в ширину от Сармат ских пустынь до реки Вистулы 404 400. Название скифов часто переносят на сарматов и германцев. Древнее это наименование сохранилось, однако, только за теми народами, которые живут дальше всех и неизвестны осталь ным людям. (82) За Истром расположены города Кремниск и Эполий, Макрокремнские горы, знаменитая река Тирас и город того же наименования, который раньше назывался Офиуса. Большой остров на реке Тирасе населяют тирагеты: он находится на рас стоянии 130 000 шагов от устья Истра...

91


В 120 000 шагах от Тираса протекает река Борисфен и даль ше следует озеро, племя того же имени и город, удаленный от моря на 15 000 шагов, с древними наименованиями Ольвио поль и Милетополь. (83) На другом берегу расположен порт ахейцев, дальше ост ров Ахилла, который славится могилой этого мужа, и в 125 000 шагах от него в поперечном направлении простирается в форме меча полуостров,– на нем упражнялись в беге, и поэтому он на зывается Дромос Ахиллеос, длина его, как сообщает Агриппа, 80 000 шагов. Всю эту местность населяют таврские и сиракс кие скифы. Море, которое омывает простирающуюся дальше лесистую область, называется поэтому Гилейским: там острова Енекадлы. Река Пантикапа отделяет кочевников от земледель цев, затем следует Акезин. Некоторые писатели рассказывают, что Пантикапа сливается под Ольвией с Борисфеном, более до бросовестные сообщают это о Гипанисе, еще больше заблужда ются те, которые относят Пантикапу к Азии. (84) Море отступает далеко назад и, находясь на расстоянии 5 000 шагов от Меотийского озера, омывает большие простран ства земли, заселенные многими племенами; залив называется Керкинитским, река Пахирида, города: Навар, Каркина, поза ди озеро Буг, соединенное каналом с морем. Сам Буг отделяет ся скалистым хребтом от Корета, залива Меотийского моря; в озеро впадают реки Буг, Герр и Гипакир, которые стекаются сюда из разных мест. Ведь Герр отделяет царских скифов от ко чевников, а Гипакир через области кочевников и гилеев течет по искусственному руслу в Буг, а по естественному в Коретский залив. Эта область называется Сендийской Скифией. (85) А от Керкинитского залива начинается Таврика: преж де она омывалась морем со всех сторон и даже там, где теперь простираются степи; дальше поднимаются большие горные хребты. В этой стране живет тридцать племен, из них двадцать три во внутренних областях, и имеется 6 городов, жители кото рых называются оргокинийцами, харакенийцами, лагираний цами, трактарийцами, арсилахитами и калиордами. В горах живут скифотавры: на западе они граничат с Херсонесом, на востоке с Сатархской Скифией. На побережье, начиная от Кер кинитского залива, на самом перешейке полуострова располо жен город Тафры, затем ГераклеяХерсонес, которой римляне даровали свободу; ее называли раньше Мегарикой. Во всей этой области она выделяется тем, что сохранила греческие обычаи. Ее окружает стена в 5 000 шагов.

92


(86) Дальше следует мыс Партений, город тавров, Плакия, гавань Симболрн; против Карамбийского мыса Азии мыс Кри уметопон выдается на 170 000 шагов в Евксинский Понт, и главным образом благодаря этому получается форма скифского лука. Затем идет множество таврских гаваней и озер. Город Фе одосия находится в 135 000 шагах от Криуметопона и в 145 000 шагах от Херсонеса. Раньше были города Китей, Зефирий, Ак ры, Нимфей, Дия. (87) Теперь у самого входа в Боспор расположен могущест веннейший город Пантикапея Милетская, в 37 000 шагах от Феодосии и, как уже было сказано, в 2 500 шагах от города Киммерика, находящегося через пролив. Такое пространство отделяет там Азию от Европы, и само оно может быть пройдено почти всегда пешком после того, как замерзает пролив. Шири на Киммерийского Боспора 12 500 шагов; на нем города Герми зий, Мирмекий и на Меотиде остров Алопека. Расстояние от конца перешейка, – это место называется Тафры, – через Мео тийское озеро до входа в Боспор 260 000 шагов. (88) За Тафрами в глубине континента живут авхеты, в обла сти которых берет начало Гипанис, невры, в области которых берет начало Борисфен, гелоны, тиссагеты, будины, царские скифы и темноволосые агафирсы. Выше – кочевники, потом антропофаги, за Бугом над Меотийским озером сарматы и иссе доны. А по побережью вплоть до Танаиса живут меотийцы, – по ним названо озеро, – и самые последние за ними аримаспы. За тем идут Рипейские горы и область, которая называется Птеро фором, потому что там постоянно выпадает снег, похожий на перья. Эта часть света осуждена природой и погружена в густой туман; там может рождаться только холод и храниться ледя ной Аквилон. (89) Позади этих гор и по ту сторону Аквилона живет, если можно поверить, с незапамятных времен счастливый народ, который называют гиперборейским; про него рассказывают сказочные чудеса. Там, говорят, находятся полюса и крайние точки звездных путей; полгода там светло, и солнце прячется всего на один день, а не на время между весенним и осенним равноденствием, как полагают несведущие люди. Один раз в году, в день летнего солнцестояния, солнце у них восходит и один раз, в день зимнего солнцестояния, садится. Эта солнеч ная страна с умеренным климатом не подвержена вредным ве трам. Гиперборейцы живут в рощах и лесах, почитают богов порознь и сообща, им не знакомы раздоры и недуги.

93


(90) Умирают они только тогда, когда устают жить: старики, отпировав и насладившись роскошью, прыгают с какойнибудь скалы в море. Это самый лучший похоронный обряд. Одни счи тают, что гиперборейцы живут не в Европе, а в начале азиат ского побережья, потому что там имеется похожий на них атак ский народ; другие – что они живут между заходящим солнцем антиподов и нашим восходящим солнцем; это никак невозмож но, потому что между ними лежит огромное море. Те, которые относят местонахождение их туда, где шесть месяцев светит солнце, передают, что антиподы утром сеют, в полдень собира ют урожай, при заходе солнца срывают с деревьев плоды и но чью прячут их в пещеры. (91) Нельзя усомниться в существовании этого народа; мно гие писатели рассказывают, что гиперборейцы посылают обыч но на Делос первые плоды урожая Аполлону, которого они осо бенно почитают. Жертвоприношения доставляли девушки, в течение нескольких лет гостеприимно принимаемые народами, но после того как были нарушены обычаи гостеприимства, ги перборейцы решили оставлять жертвоприношения на ближай шей с соседями границе, те относили их к своим соседям, и так до самого Делоса; вскоре и этот обычай исчез. Протяженность Сарматии, Скифии, Таврики и всей области от реки Борисфена определяется М. Агриппой в 980 000 шагов, а ширина в 717 000. Я полагаю, что в этой части земли измерения недостовер ны. (92) В Геллеспонте напротив Европы нет островов, достой ных упоминания. В Понте в расстоянии 1 500 шагов от берега и в 14 000 от входа в пролив расположены два острова Кианеи, их называют иначе Симплегадами, и предание повествует о том, что они соединились между собой, потому что Кианеи находят ся на большом расстоянии друг от друга и люди, которые плы вут прямо к ним, различают два острова, а с другого пункта на блюдения они производят впечатление соединяющихся между собой островов. По другую сторону Истра в 80 000 шагах от Бо спора Фракийского расположен один из Аполлониатских ост ровов: оттуда М. Лукулл привез Капитолийского Аполлона. Об островах, находящихся между рукавами Истра, мы уже сказа ли. (93) Перед Борисфеном расположена вышеупомянутая Ахиллея, она же Левка и Макаросс; по данным нашего време ни, этот остров находится в 140 000 шагах от Борисфена, в 120 000 шагах от Тираса, в 50 000 от острова Певки. Ахиллея име

94


ет в окружности приблизительно 10 000 шагов. Прочие острова в Каркинитском заливе: Кефалониесос, Росфодуса и Макра. Прежде чем мы покинем Понт, следует упомянуть о точке зре ния многих ученых, которые полагали, что все внутренние мо ря имеют начало в Понте, а не в Гадитанском проливе, и они весьма правдоподобно доказывали это тем, что вода течет все гда из Понта и никогда не возвращается обратно. (94) Чтобы рассказать о внешней части Европы, следует выйти из Понта и, перейдя Рипейские горы, плыть вдоль бере гов Северного океана, имея их с левой стороны, до тех пор, по ка мы снова не достигнем Гадеса. Передают, что в этой части света много безымянных островов: один из них расположен пе ред Скифией и называется Равнонией, он находится в одном дне пути от берега, и на него, по рассказу Тимея, в весеннее вре мя выбрасывается волнами янтарь. Все прочие известия об этом береге сводятся к недостоверным слухам: Северный оке ан, Гекатей называет его Амальхийским в той части, которая, начиная от реки Паропамиса, омывает Скифию, это слово на языке того народа обозначает “замерзший”. Филемон говорит, что часть океана от Рипейских гор вплоть до мыса Рубеас ким вры называют Моримарузой, что значит “мертвое море”. Даль ше океан называется Кронием. (95) Ксенофонт из Лампсака передает, что в трех днях плава ния от скифского берега есть остров Балтия, огромной величи ны; Пифей называет его Басилией. Рассказывают об Оонах, где жители питаются птичьими яйцами и тростником; и о других островах, где люди, так называемые гиппоподы, рождаются с лошадиными ногами, и еще об одних, Панотийских островах, где люди закрывают совсем голые тела своими собственными ушами.

Книга V (97) Недалеко от Фаселиды Ликийское море и ликийский народ. Там тянущиеся с берегов Восточного моря Таврские го ры образуют при помощи Хелидонского мыса обширные зали вы; сами они огромны и тянутся среди бесчисленных народов. Правым отрогом они простираются от Индийского моря на се вер, левым на юг и на запад, и они пересекли бы всю Азию, ес ли бы моря не оказали сопротивления этому покорителю зе мель. Горы делают скачок на север и, повернув, стараются про ложить широкий путь, в то время как природа, словно с умыс лом, то и дело располагает против них моря, то Финикийское,

95


то Понт, то Каспийское, или Гирканское, и напротив них Мео тийское озеро. (98) Стесненные этими преградами, Тавры сделали поворот и вышли все же победителями, извиваясь до родственных им Рипейских горных хребтов. На всем своем протяжении они но сят много новых названий: в первой части Имай, затем Эмод, Паропамиз, Цирций, Хамбады, Париадры, Хаотр, Ореги, Оро анды, Нифагы, Тавр и в самой высокой части Кавказ. Там, где они отсылают от себя отроги, то и дело стараясь коснуться мо рей, их называют Сарпедоном, Корацезием, Крагом и опять Та вром. (99) Там, где они расступаются и делаются доступными для людей, горы сохраняют свое единство, называясь горными про ходами: здесь Армейским, там Каспийским, там Киликий ским. И даже изломанные и убегающие от морей, они носят многие имена то здесь, то там живущих народов: справа Гир канские, Каспийские, слева Париадрские, Мосхийские, Ама зонские, Коракские, Скифские, а все в целом погречески Ке равнские.

Книга VI (1) Между Европой и Азией разливается Понт Евксинский, называвшийся раньше Аксинским изза негостеприимной сви репости народов, населявших раньше его берега... Океан не до вольствовался размывом суши и сносом части ее, увеличив тем пустые пространства; ему мало было ворваться через размытые горы и, оторвав Кальпе от Африки, поглотить гораздо больше земли, чем оставить; мало – влиться через Геллеспонт в Про понтиду, опять проглотив сушу. От Боспора он снова ненасыт но простирается другой громадой, пока выступающее из бере гов Меотийское озеро не укротит свою добычу. (2) Доказательством того, что это происходит вопреки воле земли, служат такое большое число проливов и столь неболь шие пространства воды, сопротивляющиеся природе: ширина Геллеспонта 875 шагов; оба Боспора такой ширины, что их мо гут переплыть быки, откуда название обоих проливов и в разъ единении их какаято тесная связь: с одного берега на другой доносится пение птиц, лай собак и разговор людей, и между двумя частями света можно поддерживать беседу, если только ветер не уносит слова. (15) Недалеко от Понта расположена область Колика, где, как было сказано раньше, горные хребты Кавказа переходят в

96


Рипейские горы, спускающиеся с одной стороны к Евксинско му и Меотийскому, с другой к Каспийскому, или Гирканскому, морю. Часть побережья занимают дикие племена – меланхле ны и кораксийцы. Последние жили возле реки Антемунты в ныне опустевшем колхидском городе Диоскуриаде, некогда на столько известном, что в него, по словам Тимосфена, сходилось 300 народов, говоривших на разных языках. Позднее римляне вели там дела при помощи 130 переводчиков. (16) Некоторые полагают, что Диоскуриада была основана возницами Кастора и Поллукса Амфитом и Телхием, от кото рых, как известно, ведут род гениохийцы. За Диоскуриадой, в 70 000 шагах от Севастополя, находится Гераклея. Народы: ахейцы, марды, керкеты, за ними серы, кефалотомы. В глуби не этой области богатейший город Питуй разрушен гениохий цами; за ним сарматское племя энагеритов и в Кавказских го рах савроматы. (17) К ним во время правления императора Клавдия бежал Митридат и рассказал, что с ними по соседству живут таллий цы, область которых на востоке достигает устья Каспийского моря, и что устье высыхает во время морского отлива. А на по бережье рядом с керкетами река Икаруза, в 136000 шагах от Гераклеи город и река Гиер. Далее мыс Крунос, на крутом вы ступе которого живут торетийцы; в 67 500 шагах от Гиера мес течко Синдика, река Сетерия. Расстояние отсюда до начала Киммерийского Боспора 88 500 шагов. (18) Длина самого полуострова, выступающего вперед меж ду Понтом и Меотийским озером, не больше 67 000 шагов, ши рина всюду не меньше 2 югеров. Называют его Эйон. Азиат ский и европейский берега Боспора изгибаются в сторону Мео тийского озера. Города при входе в Боспор: сначала Гемокасса, затем Кероя Милетская, потом Стратоклия и Фанагория, почти опустевший Апатур и в конце – пролив Киммерик, который раньше назывался Церберион. (30) Дальше идет огромный Кавказский горный проход, по ошибке называемый многими Каспийским. Он создан приро дой благодаря внезапным горным обвалам. Там, где ворота под пираются окованными железом столбами, в середине под ними течет река с ужасным запахом, и для того чтобы помешать про никновению многочисленных народов, с одной стороны на ска ле построена крепость под названием Кумания. В этом месте, как раз напротив иберийского города Гармаста, ворота закры вают доступ в мир. За Кавказским горным проходом на Горди

97


ейских горах живут валлийцы, дикие сванские племена, кото рые, однако, разрабатывают золотые копи. Позади них, вплоть до Понта, живет много гениохийских, затем ахейских племен. Так обстоит дело с землями, расположенными в глубь от этого залива. (31) Некоторые писатели сообщают, что между Понтом и Ка спийским морем не больше 375 000 шагов. Корнелий Непот считает, что 250 000. Таким небольшим пространством отделя ется Азия от Европы. Император Клавдий передает, что от Киммерийского Боспора до Каспийского моря 150000 шагов и что Селевк Никатор хотел прокопать этот перешеек, но был в это время убит Птолемеем Керавном. Как известно, от Кавказ ского горного прохода до Понта приблизительно 200 000 ша гов. Источник: Плиний Старший. Естественная история (фрагмен# ты) // Античная география / Составитель проф. М. С. Боднарский. – М.: Гос. изд#во геогр. лит., 1953.

98


Публий Корнелий Тацит Publius Cornelius Tacitus Публий Корнелий Тацит (55/58–117/120), римский исто рик, писатель. Родился, предположительно, в знатной семье в южной Галлии. Изучал риторику у Квинтиллиана, Марка Апе ра и Юлия Секунда. На государственную службу поступил при Веспасиане. Был претором (88 г.), квестором (91/92 г.), членом коллегии жрецов, а в 97 г. – консулом. В 89– 93 гг. управлял какойто небольшой провинцией, а в 112/113 г. занимал пост проконсула провинции Азия. Первый литературный опыт Та цита – диалог 77 г. «Об ораторах» («Dialogus de oratoribus»), в котором ведущие юристы эпохи Веспасиана обсуждают переме ны в риторическом стиле и судебной процедуре, произошедшие со времен Цицерона. В 98 г. Тацит опубликовал биографию Юлия Агриколы («De vita et moribus Iulii Agricolae»), который завоевал и в 77–83/84 гг. управлял Британией, но был репрес сирован Домицианом и на дочери которого Тацит женился в 77/78 г. К 98 г. относится и публикация трактата Тацита «О происхождении германцев и местоположении Германии» («De origine et situ Germanorum»). В 98–116 Тацит создал основные свои произведения: «Историю» («Historiae» – от смерти Неро на до воцарения Нервы) и «Анналы» («Annalium ab excessu divi Augusti» – от смерти Августа до смерти Нерона), составившие римскую историю 14–96 гг. Из 14 книг «Истории» уцелели I–IV и отчасти V, описываю щие гражданскую войну 68–69 гг. и начало осады Иерусалима Титом; из 16 книг «Анналов» – I–VI и не полностью XI–XIV, описывающие правление Тиберия, часть правления Клавдия и большую часть правления Нерона. На труды Тацита в качестве образца анализа и мотивации исторических процесов опирался английский историк Эдуард

99


Гиббон (1737–1794) при создании своей «Истории упадка и раз рушения Римской империи». Подробнее см.: В. И. Модестов. Тацит и его сочинения. – СПб., 1864; М. Л. Гаспаров. Новая литература о Таците и Светонии // ВДИ, 1964, № 2.

Публий Корнелий Тацит Анналы Перевод и примечания А. С. Бобовича

Книга І 10. Другие возражали на это: почтительная любовь к отцу и тяжелое положение государства – не более как предлог; из жажды власти он [Август] привлек ветеранов щедрыми разда чами; будучи еще совсем молодым человеком и частным ли цом, он набрал войско, подкупил легионы консула1, изображал приверженность к партии помпеянцев...

Книга ІІ 3. Итак, они вызывают Артабана, по крови Арсакида, вы росшего среди дагов; разбитый в первом сражении, он собирает новые силы и овладевает Парфянским царством. Побежденный Вонон укрылся в Армении, которая тогда оставалась без госу даря и, находясь между могущественными державами парфян и римлян, была в отношении нас ненадежна вследствие бесче стного поступка Антония, завлекшего под личиною дружбы, затем бросившего в оковы и, наконец, предавшего смерти ар мянского царя Артавазда. Его сын Артаксий, враждебный нам в память отца, обезопасил себя и свое царство, опираясь на мощь Арсакидов. После того, как Артаксий был предательски убит родичами, Цезарь дал армянам Тиграна, которого возвел на престол Тиберий Нерон2. Но ни царствование Тиграна, ни царствование его детей, соединившихся по чужеземному обы чаю в браке и правивших сообща3, не были длительными. 4. Потом, по приказанию Августа, власть над армянами по лучил Артавазд, который спустя короткое время был свергнут ими не без ущерба для нас. Тогда, чтобы навести порядок в Ар мении, туда был направлен Гай Цезарь. С согласия и одобрения армян он поставил царем над ними Ариобарзана, родом мидя нина, отличавшегося телесною красотой и выдающимися ду

100


шевными качествами. После того, как его постигла смерть от несчастного случая, армяне не пожелали терпеть царями его детей; испытали они и правление женщины, которую звали Эрато, но и она была вскоре низложена; и вот, растерянные, и скорее потому, что были лишены государя, чем по свободному выбору, они принимают на царство бежавшего к ним Вонона. Но, так как ему начал угрожать Артабан, – а если б мы стали его защищать, нам пришлось бы вступить в войну с парфяна ми, – правитель Сирии Кретик Силан вызвал Вонона к себе и, сохранив ему прежнюю роскошь и царский титул, окружил его стражею. Как поступил Вонон, чтобы снять с себя это бесчес тье, мы сообщим в свое время. 5. Неурядицы на Востоке не были, впрочем, неприятны Ти берию: это был хороший предлог, чтобы разлучить Германика с преданными ему легионами и, назначив его правителем но вых провинций, сделать его доступным и для коварства, и для случайностей. А Германик, чем большую преданность выказы вали ему воины, а неприязнь – дядя, тем упорнее стремился ус корить победу и тщательно вникал в ход сражений и причины всех неудач и успехов, выпавших на его долю за время войны, которую он вел уже третий год. Он видел, что германцы не мо гут устоять в правильных битвах на подходящей для этого ме стности; им помогают леса, болота, короткое лето и ранняя зи ма; в действиях против германцев воины не столько страдают от ран, сколько от больших расстояний, которые им приходит ся проходить, и от убыли вооружения; Галлия больше не в со стоянии поставлять лошадей; длинная вереница обозов уязви ма для засад, и охранять ее трудно. Но если отправиться морем, то римлян оно не страшит, тогда как врагам совершенно неве домо; в этом случае можно раньше начинать военные действия и одновременно с легионами перевозить необходимое им продо вольствие; всадники и лошади, переправленные по устьям и те чениям рек, прибудут свежими в самое сердце Германии. 43. Итак, Тиберий выступил перед сенаторами с изложени ем всего этого, а также того, что я уже упоминал об Армении, утверждая, что со смутою на Востоке может справиться лишь мудрость Германика; ведь сам он уже в преклонных летах, а Друз еще не вполне достиг зрелого возраста. Тогда сенат вынес постановление, которым Германик назначался правителем всех заморских провинций, располагая, куда бы он ни напра вился, большею властью, нежели та, какою обычно наделялись избранные по жребию или назначенные по повелению прин

101


цепса. Вместе с тем Тиберий отстранил от управления Сирией Кретика Силана, связанного свойством с Германиком, так как дочь Силана была помолвлена с Нероном, старшим из сыновей Германика, и поставил на его место Гнея Пизона, человека не укротимого нрава, не способного повиноваться; эту необуздан ность он унаследовал от отца, того Пизона, который во время гражданской войны своею кипучей деятельностью немало по мог в борьбе против Цезаря враждовавшей с ним партии, когда она снова поднялась в Африке, и который, примкнув затем к Бруту и Кассию, после того как получил разрешение возвра титься, упорно воздерживался от соискания государственных должностей, пока его не уговорили принять предложенное ему Августом консульство. Впрочем, помимо унаследованного им от отца духа строптивости, гордыня его находила для себя обильную пищу в знатности и богатстве его супруги Планцины; он едва подчинялся Тиберию, а к детям его относился с прене брежением, ставя их много ниже себя. Он нисколько не сомне вался, что Тиберий остановил на нем выбор и поставил во главе Сирии, с тем чтобы пресечь надежды Германика. Некоторые считали, что и Тиберий дал ему тайные поручения, но не подле жит сомнению то, что августа, преследуя Агриппину женским соперничеством, восстановила против нее Планцину. Ибо весь двор был разделен на два противостоящих друг другу стана, молчаливо отдававших предпочтение или Германику, или Дру зу. Тиберий благоволил к Друзу, так как тот был его кровным сыном; холодность дяди усиливала любовь к Германику со сто роны всех остальных; этому же способствовало и то, что он сто ял выше Друза знатностью материнского рода, имея своим де дом Марка Антония и двоюродным дедом – Августа4. Напро тив, прадед Друза Помпоний Аттик, простой римский всадник, считался недостойным родословной Клавдиев5, да и супруга Германика Агриппина превосходила числом рожденных ею де тей и доброю славой Ливию, жену Друза. Впрочем, братья жи ли в примерном согласии, и распри близких нисколько не отра жались на их отношениях. 47. В том же году были разрушены землетрясением двенад цать густонаселенных городов Азии, и так как это произошло ночью, бедствие оказалось еще неожиданнее и тяжелее. Не бы ло спасения и в обычном в таких случаях бегстве на открытое место, так как разверзшаяся земля поглощала бегущих. Рас сказывают, что осели высочайшие горы; вспучилось то, что бы ло дотоле равниной; что среди развалин полыхали огни. Больше

102


всего пострадали жители Сард, и они же удостоились наиболь ших милостей со стороны Цезаря, ибо он пообещал им десять миллионов сестерциев и на пять лет освободил от всех плате жей, которые они вносили в государственное казначейство или в казну императора. Жители Магнесии, что поблизости от горы Сипил, чей город пострадал почти так же, как Сарды, получили сходное вспомоществование. Было принято постановление ос вободить на тот же срок от уплаты податей жителей Темна, Фи ладельфии, Эги, Аполлониды, тех, кого называют мостенцами или македонскими гирканами, а также города Гиерокесарию, Мирину, Киму и Тмол и послать к ним сенатора, который на ме сте ознакомился бы с их положением и оказал необходимую по мощь. Избран был для этого Марк Атей, бывший претор, так как Азией управлял бывший консул; тем самым устранялась опасность соперничества между людьми равного звания, изза чего могли бы возникнуть нежелательные помехи. 58. Между тем явились послы от парфянского царя Артаба на. Он направил их ради того, чтобы они напомнили римскому полководцу о дружбе и договоре и заявили о его, Артабана, же лании возобновить прежние связи: стремясь оказать Германи ку честь, он прибудет, помимо того, к берегам Евфрата; а пока он просит о том, чтобы Вонон не оставался более в Сирии и не подстрекал к смуте вождей парфянских племен, посылая своих людей в близлежащие местности. Германик в достойных сло вах отозвался о союзе римлян с парфянами, а на сообщение о приезде царя и о воздании ему, Германику, почестей ответил любезно и скромно. Вонон был удален в Помпейополь, примор ский город Киликии. Цезарь сделал это, не только идя навстре чу просьбам царя, но и с тем, чтобы задеть Пизона, который был весьма расположен к Вонону, пленившему Планцину мно гочисленными услугами и подарками. 60. Но Германик, еще не зная о том, что его поездка осужда ется принцепсом, отплыл из города Канопа по Нилу. Основали этот город спартанцы, похоронившие здесь корабельного корм чего, прозывавшегося Канопом, что произошло в те времена, когда Менелай, возвращаясь в Грецию, был отброшен бурею в противолежащее море, к земле Ливии. Затем Германик напра вился в ближайший отсюда рукав реки, посвященный Геркуле су, относительно которого туземные жители утверждают, что он родился в этих местах и является древнейшим их обитателем и что те, кто позднее обладал такою же доблестью, были нарече ны его именем; посетил Германик и величественные развалины

103


древних Фив. На обрушившихся громадах зданий там все еще сохранялись египетские письмена, свидетельствующие о былом величии, и старейший из жрецов, получив приказание перевес ти эти надписи, составленные на его родном языке, сообщил, что некогда тут обитало семьсот тысяч человек, способных но сить оружие, что именно с этим войском царь Рамсес овладел Ливией, Эфиопией, странами мидян, персов и бактрийцев, а также Скифией и что, сверх того, он держал в своей власти все земли, где живут сирийцы, армяне и соседящие с ними каппа докийцы, между Вифинским морем, с одной стороны, и Ликий ским – с другой. Были прочитаны надписи и о податях, налагав шихся на народы, о весе золота и серебра, о числе вооруженных воинов и коней, о слоновой кости и благовониях, предназначав шихся в качестве дара храмам, о том, какое количество хлеба и всевозможной утвари должен был поставлять каждый народ, – и это было не менее внушительно и обильно, чем взимаемое ны не насилием парфян или римским могуществом. 68. В это самое время Вонон, об удалении которого в Кили кию я упоминал выше, предпринял попытку перебежать в Ар мению, чтобы перебраться оттуда к албанам и гениохам и далее к своему родичу царю скифов. Отдалившись под предлогом охоты от моря, он укрылся в чаще горных лесов, а затем, ис пользуя резвость своего коня, примчался к реке Пираму; но на реке не оказалось мостов, так как, прослышав о бегстве царя, их разрушили местные жители, а переправа через нее вброд бы ла невозможна. На берегу этой реки он и был схвачен Вибием Фронтоном, префектом всадников, и здесь же ветеран Ремий, который был прежде приставлен к царю, чтобы за ним надзи рать, якобы придя в ярость, пронзил его насмерть мечом. При нимая во внимание все обстоятельства, более вероятно, однако, что, будучи пособником этого преступления, он умертвил Воно на, страшась его показаний.

Книга ІІІ 61. Первыми прибыли в Рим эфессцы, говорившие о том, что, вопреки распространенному мнению, Диана6 и Аполлон не родились на Делосе; близ их города есть река Кенхрей и роща Ортигия, где Латона, прислонившись к существующей и поны не оливе, разрешилась от бремени этими божествами; по указа нию богов, эта роща почитается священною, и в ней, истребив киклопов, спасался от гнева Юпитера сам Аполлон7. Позднее победоносный отец Либер здесь же простил амазонок, которые

104


молили его о пощаде, припав к его жертвеннику8. Изволением овладевшего Лидией Геркулеса почитание этого святилища возросло, не умалилось оно и при владычестве персов; сохраня ли его македоняне, а затем также и мы.

Книга ІV 5. Италию на обоих морях охраняли два флота: один со сто янкой в Мизенах, другой – в Равенне, а ближайшее побережье Галлии – снабженные таранами корабли, захваченные в битве при Акции и посланные Августом с должным число гребцов в Форум Юлия. Но главные силы составляли восемь легионов на Рейне, являвшиеся одновременно оплотом и против германцев, и против галлов. Недавно умиротворенные испанские области9 были заняты тремя легионами. Мавританию римский народ от дал в дар царю Юбе10. Прочие африканские земли удержива лись двумя легионами, столькими же – Египет, а огромные пространства от Сирии и вплоть до реки Евфрата – четырьмя легионами; по соседству с ними властвовали цари иберов и ал банов и других народов, ограждаемые от посягновений со сто роны пограничных государств нашим величием; Фракией пра вили Реметалк и сыновья Котиса; на берегах Дуная были раз мещены два легиона в Паннонии и два в Мезии, столько же на ходилось в Далмации; вследствие положения этой страны, они могли бы поддержать с тыла дунайские легионы, а если бы Ита лии внезапно потребовалась помощь, то и туда было недалеко; впрочем, Рим имел собственные войска (три городские и девять преторианских когорт), набираемые почти исключительно в Умбрии и Этрурии, а также в Старом Лации и в древнейших римских колониях11. В удобных местах провинций стояли со юзнические триремы, отряды конницы и вспомогательные ко горты, по количеству воинов почти равные легионам; впрочем, точность здесь невозможна, так как, в зависимости от обстоя тельств, эти силы перебрасывались с места на место и их чис ленность то возрастала, то падала. 56. А представители Смирны, напомнив о ее древности, ос новал ли ее сын Юпитера12 Тантал, или Тесей, который также был божественного происхождения, или одна из амазонок, пе решли к тому, на что больше всего рассчитывали, а именно к своим заслугам перед римским народом, так как в помощь ему их город посылал свои корабли не только для войн с внешним врагом, но и для происходивших в самой Италии13; они заяви ли, что первый храм городу Риму был выстроен в Смирне при

105


консуле Марке Порции, когда римский народ уже свершил большие дела, но еще не достиг вершины могущества, потому что все еще стоял город пунийцев и в Азии были могуществен ные цари. Одновременно они призвали в свидетели Луция Сул лу, что, когда его войско изза суровой зимы и отсутствия теп лой одежды оказалось в бедственном положении и об этом было сообщено в народном собрании, все присутствовавшие на нем сбросили с себя платье и отослали его нашим легионам. Итак, сенаторы, приглашенные высказать свое мнение, предпочли Смирну. И Вибий Марс внес предложение дать Манию Лепиду, которому досталась эта провинция, сверх положенного числа еще одного легата, с тем чтобы возложить на него заботу о хра ме. И так как Лепид из скромности отказался выбрать его по своему усмотрению, туда был направлен избранный жребием бывший претор Валерий Назон.

Книга VІ 31. В консульство Гая Цестия и Марка Сервилия14 в Рим прибыли знатные парфяне без ведома царя Артабана. Из стра ха перед Германиком он некоторое время сохранял верность римлянам и справедливо правил своими, но потом стал зано ситься пред нами и свирепствовать над соотечественниками, так как преисполнился самоуверенности, проведя удачные войны с окружающими народами. Он пренебрежительно отно сился к Тиберию, считая, что тот по старости неспособен к вой не, и жадно добивался Армении, властителем которой после смерти Артаксия поставил старшего из своих сыновей, Арсака; более того, он нанес римлянам оскорбление, послав своих лю дей с требованием выдать сокровищницу, оставленную Воно ном в Сирии и Киликии, говорил о старых границах персов и македонян, бахвалясь и угрожая вторгнуться во владения Ки ра и Александра15. На отправлении тайного посольства к Тибе рию настояли один из наиболее родовитых и богатых парфян Синнак и близкий к нему евнух Абд. Быть евнухом у варваров совсем не позорно, больше того, это ведет к могуществу. Итак, вместе с примкнувшими к ним другими сановниками, не имея у себя ни одного Арсакида, чтобы провозгласить его своим вер ховным владыкой, ибо большинство из них было истреблено Артабаном, а остальные не достигли еще возмужалости, они просили отпустить к ним из Рима Фраата, сына царя Фраата: необходимы лишь имя и поддержка – пусть потомок Арсака с согласия Цезаря покажется на берегу Евфрата.

106


32. Это пришлось Тиберию по душе: он снаряжает Фраата и предоставляет ему необходимую помощь для овладения отцов ским престолом, верный принятому им правилу – вести дела с чужеземными государствами посредством уловок и хитростей, избегая оружия. Между тем Артабан, проведав о подстроенных ему кознях, то медлит, охваченный страхом, то возгорается жаждою мщения. У варваров медлительность считается раб ской чертой, поспешность в действиях – царственной; однако в нем победило благоразумие, и он решил, что для него будет по лезнее, прикрывшись личиною дружелюбия, пригласить Абда на пир и обезвредить его медленно действующим ядом, а Син нака связать притворной благосклонностью, подарками и вме сте с тем деловыми поручениями. Тем временем Фраат, сменив в Сирии образ жизни, усвоенный за долгие годы пребывания в Риме, на непривычный парфянский уклад, заболел и умер. Но Тиберий не отказался от начатого: теперь он избирает в сопер ники Артабану Тиридата, происходившего от той же крови, что и Фраат, а для отвоевания Армении – ибера Митридата, кото рого мирит с царствовавшим в своей стране братом его Фарас маном; во главе всего, что затевалось им на Востоке, он ставит Луция Вителлия. Мне известно, что об этом человеке в Риме хо дила дурная слава и что он оставил по себе позорную память, но провинциями он управлял с поистине древнею доблестью. Воз вратившись оттуда, он из страха пред Гаем Цезарем и изза близости к Клавдию впал в гнуснейшее раболепие и слыл у по томков образцом омерзительной льстивости, так что ранние за слуги его поблекли перед позднейшими подлостями и деяния его молодости запятнала постыдная старость. 33. Первым из этих царьков начал действовать Митридат, побудив Фарасмана помочь его замыслам при помощи веролом ства и военной силы, и подысканные люди, соблазнив золотом приближенных Арсака, склонили их к измене. Одновременно иберы вторгаются с большим войском в Армению и овладевают городом Артаксатой. Узнав об этом. Артабан поручает своему сыну Ороду отомстить неприятелю; он дает ему войско парфян и рассылает людей для набора отрядов наемников; Фарасман со своей стороны получает поддержку албанов и поднимает сарма тов, скептухи16 которых, приняв подарки от обеих сторон, по обычаю своего племени отправились на помощь и к той, и к другой. Но иберы – хозяева этой страны – быстро пропустили по каспийской дороге17 сарматов, двинувшихся против армян, между тем как сарматы, направлявшиеся к парфянам, были

107


легко отрезаны, так как враг запер все проходы, кроме единст венного – между морем и оконечностями албанских гор, вос пользоваться которым, однако, препятствовало летнее время, ибо изза постоянно дующих в одном направлении ветров вода в эту пору заливает низкие берега, тогда как зимой южный ве тер гонит ее назад, и, после того как она уйдет в море, обнажа ется береговая полоса мелководья. 34. Между тем усиленный отрядами союзников Фарасман вы зывает на битву не имевшего вспомогательных войск Орода, и так как тот от нее уклоняется, тревожит его, кидается с конни цей на его лагерь, препятствует заготовке корма для лошадей; и не раз он окружал вражеский стан заставами, как бы облагая его осадой, пока парфяне, не привыкшие к такому бесчестью, не об ступили своего царевича и не потребовали, чтобы он повел их в сражение. Но они были сильны только конницей, а Фарасман располагал и хорошей пехотой. Ибо иберы и албаны, обитая в ле систых горах, привыкли к тяжелым условиям существования и поэтому гораздо выносливее парфян; они утверждают, что про исходят от фессалийцев, возводя свое происхождение к тому времени, когда Ясон, после того как увез Медею и прижил с нею детей, возвратился в опустевший дворец Эета и к оставшимся без властителя колхам. Они чтут многое, связанное с его памятью, а также святилище Фрикса; и никто из них не принесет в жертву барана, ибо они считают, что Фрикса к ним доставил баран, был ли он живым существом или знаком отличия корабля18. Итак, после того как оба войска изготовились к бою, парфянский пол ководец в речи к воинам напомнил о владычестве на Востоке, о славе Арсакидов, о том, что их враг – безвестный ибер с войском наемников; Фарасман же говорил, что, не зная над собой пар фянского ига, чем к большему они будут стремиться, тем боль шую славу принесет им победа, а если обратятся в бегство, то тем больше позора и опасностей навлекут на себя; он указывал при этом на грозный боевой строй своих и на раззолоченные отряды мидян, говоря, что здесь мужи – там добыча. 35. Но сарматов воодушевила не только речь полководца: они сами убеждают друг друга не допустить, чтобы их осыпали стрелами: это необходимо предупредить стремительным натис ком и рукопашною схваткой. Отсюда – несхожая картина в войсках обоих противников: парфянин, приученный с одина ковой ловкостью наскакивать и обращаться вспять, рассыпает свои конные части, дабы можно было беспрепятственно пора жать врага стрелами, а сарматы, не используя луков, которы

108


ми владеют слабее парфян, устремляются на них с длинными копьями и мечами, и враги то сшибаются и откатываются на зад, как это обычно в конном бою, то как в рукопашной схват ке теснят друг друга напором тел и оружия. И вот уже албаны и иберы хватают парфян, стаскивают их с коней, заставляют биться в неравных условиях, ибо сверху на них обрушивали удары всадники, а снизу поражали не отстававшие от них пехо тинцы. В разгаре боя Фарасман и Ород, которые сражались сре ди передовых и бросались на помощь дрогнувшим и поэтому были заметны, узнают друг друга; с громким боевым кличем они устремляются с оружием один на другого, и Фарасман, уп редив противника, рассек шлем Орода и нанес ему рану. Но, ув леченный вперед конем, он не смог повторить удар, и храбрей шие из воинов успели заслонить раненого; поверив, однако, ложной вести о его гибели, парфяне пришли в замешательство и уступили победу врагу. 36. После этого Артабан со всеми силами своего царства вы ступил отомстить противнику. Благодаря знанию местности иберы сражались успешнее парфян, но он не отстал бы от них, если бы не Вителлий, который, стянув легионы и распростра нив слух, что собирается вторгнуться в Месопотамию19, устра шил его угрозою войны с римлянами. С оставлением Артаба ном Армении пришел конец и его могуществу, так как Вител лий подстрекал парфян покинуть царя, свирепствующего над ними в мирное время и неудачными битвами обрекающего их гибели. И вот Синнак, о враждебности которого к Артабану я упоминал выше, склоняет к измене ему своего отца Абдагеза и некоторых других, затаивших и ранее такой умысел и теперь решившихся осуществить его вследствие непрерывных пора жений царя: понемногу к ним примыкают все, кто повиновал ся царю больше из страха, чем из привязанности, и, после того как нашлись зачинщики, набрался решимости. И у Артабана никого не осталось, кроме телохранителейчужеземцев, утра тивших родину, у которых не существует ни понимания добра, ни отвращения к злу, которые кормятся тем, что им платят, и за плату готовы на преступление. Взяв их с собою, он поспешно бежал в отдаленные и сопредельные Скифии места в надежде на то, что там ему будет оказана помощь, так как был связан родством с гирканами и карманиями, а также и на то, что пар фяне, воздающие справедливость только своим отсутствующим властителям и мятежные, когда те рядом с ними, еще обратят ся к раскаянию.

109


37. Между тем Вителлий, так как Артабан бежал из страны и народ проявлял готовность заменить его новым царем, убеж дает Тиридата использовать представившиеся возможности и ведет к берегу Евфрата отборную силу легионов и союзников... 41. Тогда же подвластный каппадокийцу Архелаю народ клитов20, так как его заставляли по принятому в наших про винциях обыкновению подвергнуться цензу и вносить подати, ушел в Таврские горы и там благодаря условиям местности ус пешно оборонялся от невоинственных царских войск, пока ле гат Марк Требеллий, присланный наместником Сирии Вител лием с четырьмя тысячами легионеров и отборными вспомога тельными войсками, не окружил осадными сооружениями два холма, на которых засели варвары (меньший из них называет ся Кадра, другой – Давара), и не вынудил силой оружия к сда че дерзнувших на попытку прорваться и, отрезав воду, – всех остальных. А Тиридат между тем с согласия парфян принял под свою руку Никефорий и Анфемусию и несколько других го родов, которые, будучи основаны македонянами, носят гречес кие названия, а также Гал и Артемиту, исконные города пар фян, и это было радостно встречено всеми, кто проклинал жес токость выросшего в Скифии Артабана и надеялся на мягкий нрав получившего римское воспитание Тиридата. 44. Опытный в искусстве царствовать, Артабан сразу почув ствовал, что, если они лгут, распинаясь в любви, то ненависть их во всяком случае непритворна. Итак, промедлив не дольше, чем было необходимо, чтобы вызвать на помощь скифов, он то ропится выступить, дабы не дать врагам применить военные хитрости, а друзьям раскаяться в принятом ими решении; и он не снял своего рубища, чтобы привлечь к себе простой народ со страданием к его участи. Ни обман, ни просьбы – ничего не бы ло им упущено, лишь бы сманить колеблющихся и внушить бо дрость готовым примкнуть к нему. Он уже приближался с крупными силами к окрестностям Селевкии, а Тиридат, одно временно потрясенный молвою о нем и тем, что он уже рядом, все еще не решил, что ему предпринять: пойти ли Артабану на встречу или затянуть войну выжиданием. Те, кому были по ду ше битвы и стремительность в действиях, утверждали, что раз розненные и истомленные длительностью похода недавние пре датели и враги Артабана, теперь снова поддерживающие его, еще недостаточно укрепились в желании повиноваться ему. Но Абдагез считал, что нужно возвратиться в Месопотамию, дабы, находясь за рекой и подняв между тем в тылу у врага армян,

110


елимеев и другие народы, получить подкрепления от союзни ков и объединиться с тем войском, которое пришлет римский военачальник, и лишь после этого попытать счастье. Это мне ние возобладало, так как Абдагез пользовался наибольшим влиянием и Тиридат страшился опасностей. Но их отступление походило на бегство: после того как этому положило начало племя арабов, уходить домой или в лагерь Артабана начали и остальные, пока Тиридат с немногими спутниками не достиг Сирии, сняв тем самым со всех бесчестье предательства.

Книга XІ 8. Около этого времени Митридат21, о котором я сообщил, что он правил Арменией и по приказу Гая Цезаря был брошен в оковы22, возвратился по повелению Клавдия в свое царство, рассчитывая на содействие Фарасмана. Этот последний, царь иберов и брат Митридата, сообщал ему, что между парфянами идет распря и при ожесточенной борьбе за престол они прене брегают менее важными делами. Надо сказать, что Готарз, на ряду со многими другими жестокостями, совершил убийство своего брата Артабана, его жены и его сына, и, трепеща перед ним, парфяне призвали Вардана. А тот, склонный к дерзким предприятиям, в два дня преодолевает три тысячи стадиев и прогоняет пораженного неожиданностью и страхом Готарза; не медлит он и с захватом ближайших префектур, и только жите ли Селевкии не пожелали признать его своим повелителем. Следуя более гневу против людей, изменивших ранее и его от цу, чем требованиям целесообразности при сложившихся об стоятельствах, он ввязался в осаду неприступного города, хоро шо защищенного одновременно и рекою, и стенами и распола гавшего обильными запасами продовольствия. Между тем Го тарз, получив помощь от дагов и гирканов, возобновляет воен ные действия, и Вардан, вынужденный отступить от Селевкии, переносит свой лагерь на поля Бактрии. 9. И так как силы Востока были расчленены и оставалось не ясным, кто подчинит их своей власти, перед Митридатом от крылась возможность занять Армению; римские воины овладе вали мощными крепостями, а войско иберов рыскало по полям. И после того как был разбит решившийся на битву префект Де монакт, армяне не выдержали. Некоторое промедление вызвал царь Малой Армении Котис с несколькими присоединившими ся к нему сановниками, но затем и он был укрощен письмом Цезаря, после чего уже все армяне отдались под власть Митри

111


дата, выказавшего себя, однако, более жестоким, чем подобало бы только что взошедшему на престол царю. Между тем оба парфянских властителя, готовившиеся к решительному сраже нию, узнав о направленных против них кознях соотечественни ков, о чем сообщил брату Готарз, внезапно заключают союз; и, встретившись, нерешительные вначале, они затем протянули друг другу руки и торжественно поклялись перед жертвенни ком богов отмстить врагам их коварство и прийти к соглаше нию; и так как Вардан оказался сильнее, он удержал Парфян ское царство, а Готарз, дабы устранить возможность соперни чества, удалился в Гирканию. По возвращении Вардана в Пар фию, на седьмой год после своего отпадения, ему сдается Селев кия, так долго, к стыду для парфян, от них ускользавшая. 10. Затем Вардан посетил важнейшие префектуры; он был по лон желания отвоевать Армению и предпринял бы такую попыт ку, если бы легат Сирии Вибий Марс не грозил ему войною. Меж ду тем, раскаиваясь в уступке царства Вардану и призываемый знатью, для которой подчинение чужой власти особенно тяжело в мирное время, Готарз собирает войско. Противник вышел на встречу к реке Эринду; столкнувшись при переправе через нее с упорным сопротивлением и разгромив врагов, Вардан после ря да удачных сражений покорил народы, обитавшие между на званною рекой и рекой Синдом, которая отделяет дагов от ариев. На этом закончились успехи парфян, ибо, несмотря на победы, они не желали вести войну вдалеке от родины. Итак, установив памятники и начертав на них надписи, возвещавшие о его могу ществе и о том, что ни один Арсакид до него не облагал эти пле мена данью, Вардан возвращается в Парфию, овеянный громкою славой и по этой причине еще более необузданный и несносный для своих подданных. Против него был составлен заговор, и во время охоты его убили, увлеченного ею и ни о чем не подозревав шего. Он был еще совсем молод, но его чтили бы, как немногих из старых годами царей, если бы он столько же думал о сниска нии любви своих соотечественников, сколько о внушении страха врагам. После убийства Вардана23 Парфию охватывает смута вследствие разногласий, кого призвать властителем этого царст ва. Многие склонялись к Готарзу, некоторые отдавали предпо чтение Мегердату, потомку Фраата, отданному нам когдато в заложники. В конце концов одержал верх Готарз; но, завладев царскою в властью, он жестокостью и произволом вынудил пар фян тайно обратиться к римскому принцепсу с просьбой разре шить Мегердату принять отцовский престол.

112


Книга XIІ 14. Но Готарз, еще не вполне собрав войско, отсиживался за рекой Кормой, как за крепостною стеной, и, хотя его вызывали на битву оскорбительными насмешками и посылали к нему гонцов, всячески тянул время, менял стоянки и, заслав своих людей в стан врагов, при помощи подкупа склонял последних к измене. Из их числа Изат, царь Адиабены, и вслед за ним царь арабов Акбар уводят свои отряды с привычным для народов тех стран своеволием, ибо, как показал опыт, варвары более склон ны просить из Рима царей, чем жить под их властью. Итак, Ме гердат, лишившись значительной части вспомогательных войск и опасаясь предательства со стороны остальных, решает ся на единственное, что ему оставалось, а именно довериться случаю и попытать счастье в сражении. Не уклонился от него и Готарз, окрыленный ослаблением неприятеля. И вот они со шлись в кровопролитном сражении, протекавшем с перемен ным успехом, пока Карена, опрокинувшего противостоявших ему врагов и увлеченного их преследованием, не обошли с тыла свежие силы противника. Тогда Мегердат, увидев, что все поте ряно, доверился клиенту своего отца Парраку, но был коварно обманут и в оковах выдан победителю. А тот, не признавая в нем ни своего родича, ни Арсакида, но именуя его чужеземцем и римлянином, велит, отрезав пленнику уши, оставить его в живых, дабы выказать этим свое милосердие и нанести нам бес честие. Вскоре после этого Готарз заболел и умер, и на парфян ский престол был призван Вонон, правивший мидянами. На его долю не выпало ни особой удачи, ни особых бедствий – ни чего достойного упоминания; царствование его было кратко временным и бесславным, и после него Парфянское государст во перешло к сыну его Вологезу. 15. Между тем Митридат Боспорский, который, лишившись трона, не имел и постоянного пристанища, узнает об уходе ос новных сил римского войска во главе с полководцем Дидием и о том, что в наново устроенном царстве остались лишь неопыт ный по молодости лет Котис и несколько когорт под начальст вом римского всадника Юлия Аквилы; не ставя ни во что ни римлян, ни Котиса, он принимается возмущать племена и сма нивать к себе перебежчиков и, собрав в конце концов войско, прогоняет царя дандаров и захватывает его престол. Когда это стало известно и возникла опасность, что Митридат вотвот вторгнется в Боспорское царство, Котис и Аквила, не рассчи тывая на свои силы, тем более что царь сираков Зорсин возоб

113


новил враждебные действия против них, стали искать под держки извне и направили послов к Эвнону, правившему пле менем аорсов. Выставляя на вид мощь Римского государства по сравнению с ничтожными силами мятежника Митридата, они без труда склонили Эвнона к союзу. Итак, было условлено, что Эвнон бросит на врага свою конницу, тогда как римляне зай мутся осадою городов. 16. И вот, построившись походным порядком, они выступа ют: впереди и в тылу находились аорсы, посередине – когорты и вооруженные римским оружием отряды боспорцев. Враг был отброшен, и они дошли до покинутого Митридатом, вследствие ненадежности горожан, дандарского города Созы; было приня то решение им овладеть и оставить в нем гарнизон. Отсюда они направляются в земли сираков и, перейдя реку Панду, со всех сторон подступают к городу Успе, расположенному на высоте и укрепленному стенами и рвами; впрочем, его стены были не из камня, а из сплетенных прутьев с насыпанной посередине зем лей и поэтому не могли противостоять натиску нападавших, которые приводили в смятение осажденных, забрасывая их с возведенных для этого высоких башен пылавшими головнями и копьями. И если бы ночь не прервала сражения, город был бы обложен и взят приступом в течение одного дня. 17. На следующий день осажденные прислали послов, про сивших пощадить горожан свободного состояния и предлагав ших победителям десять тысяч рабов. Эти условия были от вергнуты, так как перебить сдавшихся было бы бесчеловечной жестокостью, а сторожить такое множество – затруднительно: пусть уж лучше они падут по закону войны; и проникшим в го род с помощью лестниц воинам был подан знак к беспощадной резне. Истребление жителей Успе вселило страх во всех осталь ных решивших, что больше не стало безопасных убежищ, раз неприятеля не могут остановить ни оружие, ни крепости, ни труднодоступные и высокогорные местности, ни реки, ни горо да. И вот Зорсин после долгих раздумий, поддержать ли попав шего в беду Митридата или позаботиться о доставшемся ему от отца царстве, решил, наконец, предпочесть благо своего народа и, выдав заложников, простерся ниц перед изображением Це заря, что принесло великую славу римскому войску, которое, одержав почти без потерь победу, остановилось, как стало изве стно, в трех днях пути от реки Танаиса. Однако при возвраще нии счастье изменило ему: несколько кораблей (ибо войско воз вращалось морем) выбросило к берегу тавров, и их окружили

114


варвары, убившие префекта когорты и множество воинов из вспомогательного отряда. 18. Между тем Митридат, не находя больше опоры в ору жии, задумывается над тем, к чьему милосердию он мог бы воз звать. Довериться брату Котису, в прошлом предателю, в насто ящем – врагу, он опасался. Среди римлян не было никого, на деленного такой властью, чтобы его обещания можно было счесть достаточно вескими. И он решил обратиться к Эвнону, который не питал к нему личной вражды и, недавно вступив с нами в дружбу, пользовался большим влиянием. Итак, обла чившись в подобавшее его положению платье и придав своему лицу такое же выражение, он вошел в покои царя и, припав к коленям Эвнона, сказал: “Пред тобою добровольно явившийся Митридат, которого на протяжении стольких лет на суше и на море преследуют римляне; поступи по своему усмотрению с по томком великого Ахемена – лишь одного этого враги не отняли у меня”. 19. Громкое имя этого мужа24, лицезрение превратностей дел человеческих и его полная достоинства мольба о поддержке произвели сильное впечатление на Эвнона, и тот, подняв Мит ридата с колен, хвалит его за то, что он предпочел предаться племени аорсов и лично ему, Эвнону, дабы с их помощью ис просить примирения. И Эвнон отправляет к Цезарю послов и письмо, в котором говорилось так: “Начало дружбе между рим скими императорами и царями великих народов кладется схо жестью занимаемого ими высокого положения; но его с Клав дием связывает и совместно одержанная победа. Исход войны только тогда бывает истинно славным, когда она завершается великодушием к побежденным – так и они ничего не отняли у поверженного ими Зорсина. Что касается Митридата, заслу жившего более суровое обхождение, то он, Эвнон, просит не о сохранении за ним власти и царства, но только о том, чтобы его не заставили следовать за колесницею триумфатора и он не по платился своей головой”. 20. Однако Клавдий, обычно снисходительный к чужезем ной знати, на этот раз колебался, что было бы правильнее – при нять ли пленника, обязавшись сохранить ему жизнь, или захва тить его силой оружия. К последнему его толкала горечь нане сенных ему оскорблений и жажда мести; но возникали и такие возражения: придется вести войну в труднодоступной местнос ти и вдали от морских путей; к тому же, цари в тех краях воин ственны, народы – кочевые, земля – бесплодна; медлительность

115


будет тягостна, а торопливость чревата опасностями; победа обещает мало славы, а возможное поражение – большой позор. Не лучше ли поэтому удовлетвориться предложенным и оста вить жизнь изгнаннику, который, чем дольше проживет в уни жении, тем большие мучения испытает. Убежденный этими со ображениями, Клавдий ответил Эвнону, что хотя Митридат за служивает наистрожайшего примерного наказания и он, Клав дий, располагает возможностью его покарать, но так уже уста новлено предками: насколько необходимо быть непреклонным в борьбе с неприятелем, настолько же подобает дарить благос клонность молящим о ней – ведь триумфы добываются только в случае покорения исполненных силы народов и государств. 29. Тогда же свебы изгнали Ванния, которого поставил над ними царем Цезарь Друз; вначале хорошо принятый соплемен никами и прославляемый ими, а затем вследствие долговре менной привычки к владычеству впавший в надменность, он подвергся нападению со стороны возненавидевших его сосед них народов и поднявшихся на него соотечественников. Борьбу с ним возглавляли царь гермундуров Вибилий и сыновья сест ры Ванния Вангион и Сидон. Несмотря на неоднократные просьбы Ванния о поддержке, Клавдий не вмешался силой ору жия в усобицы варваров, но обещал Ваннию надежное убежи ще, если он будет изгнан из своего царства, а вместе с тем напи сал правившему тогда Паннонией Палпеллию Гистру, чтобы он выставил вдоль Дуная один легион и набранные в той же про винции отряды вспомогательных войск для оказания помощи побежденным и устрашения победителей, если, подстрекаемые удачей, они попытаются нарушить мир и в наших владениях. Ведь надвигалась несметная сила – лугии и другие народности, – привлеченная слухами о богатстве царской казны, которую за тридцать лет накопил Ванний грабежами и пошлинами. Пе хота у Ванния была собственная, конница – из сарматского племени язигов, и поскольку его войска уступали в численнос ти вражеским полчищам, он решил уклоняться от открытого боя и отсиживаться за стенами укреплений. 30. Но не желавшие выносить осаду язиги рассеялись по ок рестным полям, и так как их настигли лугии и гермундуры, Ванний оказался вынужденным сразиться. Итак, выйдя из ук реплений, он вступил в бой и был в нем разгромлен, но, несмо тря на неудачу, снискал похвалу, ибо бросился в рукопашную схватку и был в ней изранен, не показав тыла врагам. И все же ему пришлось бежать к поджидавшему его на Дунае нашему

116


флоту; вскоре за ним последовали туда и его приближенные, и им были отведены земли в Паннонии. Царство Ванния подели ли между собой Вангион и Сидон, соблюдавшие по отношению к нам безупречную честность, тогда как их подданные то ли в силу врожденных свойств или тех, которые в них воспитало по рабощение, питали к ним, пока они добивались владычества, пламенную любовь и, после того как они добились его, – еще большую ненависть. 41. При консулах Тиберии Клавдии (в пятый раз) и Сервии Корнелии (Орфите)25 поспешили досрочно облачить Нерона в мужскую тогу26, дабы создать впечатление, что он достаточно возмужал и способен заниматься государственными делами. Цезарь охотно внял настояниям раболепствующего сената, предложившего, чтобы Нерону в возрасте неполных двадцати лет было предоставлено консульство, а до принятия им на себя этих обязанностей он располагал проконсульской властью за пределами города Рима и именовался главой молодежи. К тому же было решено раздать от его имени денежные подарки вои нам и продовольственные простому народу. На цирковом пред ставлении, данном с целью привлечь к нему благосклонность толпы, он появился в одеянии триумфатора, а Британник – в претексте: пусть народ, видя перед собою одного в убранстве полководца, а другого в детской одежде, в соответствии с этим предугадает грядущую судьбу их обоих. Вскоре затем были удалены из преторианских когорт, частью на основании вымы шленных причин, частью под почетным предлогом повышения в должности, те из центурионов и военных трибунов, которые скорбели об уготованном Британнику жребии; были изгнаны из дворца и сохранявшие верность Британнику вольноотпу щенники, причем это произошло в связи со следующим случа ем. Однажды, когда Нерон и Британник при встрече обменя лись приветствиями, первый обратился ко второму по имени, а тот назвал Нерона Домицием. Агриппина с горькими жалоба ми сообщает об этом мужу как о свидетельстве начавшейся между сводными братьями розни: с усыновлением Нерона не желают считаться, в лоне семьи отменяется постановленное се натом, предписанное народом; если своевременно не пресечь вопиющую злонамеренность подстрекателей, она приведет к гибели государства. Встревоженный этими обвинениями, Клавдий обрекает на изгнание или смерть всех наиболее чест ных и неподкупных воспитателей сына и попечение о нем отда ет в руки назначенных мачехой.

117


44. Вспыхнувшая в том же году война27 между армянами и иберами вызвала крайнюю напряженность и в отношениях римлян с парфянами. Парфянским народом повелевал Воло гез, родившийся от гречанкиналожницы и получивший цар скую власть по соглашению с братьями: над иберами с давних пор властвовал Фарасман, над армянами, при нашей поддерж ке, – брат его Митридат. У Фарасмана был сын по имени Рада мист; статный, отличавшийся редкою телесною силой, овла девший всеми науками и искусствами, которым обучают на его родине, он был широко известен и среди соседних народов. Ра дамист слишком часто и горячо сетовал на старость отца, изза которой скромные пределы Иберского царства остаются неиз менными, чтобы снедавшее его честолюбие могло остаться для когонибудь тайною. И вот Фарасман, на склоне лет опасаясь охваченного жаждою власти и опирающегося на народную лю бовь юноши, начинает разжигать в нем иные надежды и указы вать на Армению, вспоминая, что после изгнания из нее пар фян он сам отдал ее Митридату; впрочем, применение силы следует отложить на будущее, а пока выгоднее прибегнуть к хитрости, чтобы тем легче осилить застигнутого врасплох ца ря. И Радамист, притворившись, что у него произошла ссора с отцом и он бессилен против гонений мачехи, отправляется к дяде и, принятый им с сердечною ласкою, словно он был его сы ном, за спиной Митридата, который ни о чем не догадывался и всячески возвышал его, подстрекает армянских вельмож к го сударственному перевороту.

Книга XIII 37. Между тем Тиридат, поддержанный не только клиента ми, но и братом своим, царем Вологезом, начал тревожить Ар мению уже не исподтишка совершаемыми набегами, но откры той войною разорял тех, в ком видел приверженцев римлян и, если, против него высылались воинские отряды, уклонившись от встречи с ними, производил то здесь, то там неожиданные налеты, больше сея страх шедшей о нем молвой, чем боевыми делами. И вот Корбулон, долго и тщетно искавший сражения и вынужденный по примеру врагов рассредоточить военные дей ствия, распределяет свои силы между легатами и префектами, с тем чтобы они сразу во многих местах вторглись в Армению. Вместе с тем он склонил царя Антиоха напасть на ближайшие к нему области. Да и Фарасман, умертвив своего сына Радами ста якобы за предательство, старался доказать нам свою пре

118


данность и начал решительнее действовать против армян, к ко торым питал давнюю ненависть. Тогда же впервые были вовле чены в союз с нами мосхи, и этот народ, и поныне являющийся наиболее верным союзником римлян, устремился в глухую и труднодоступную часть Армении. Таким образом, замыслы Ти ридата обернулись против него самого, и он стал направлять к Корбулону послов, чтобы те от его имени и имени парфян спро сили римского полководца, на каком основании после недав ней выдачи Вологезом заложников и возобновления договора о дружбе, который, казалось, сулил ему новые наши благодея ния, он изгоняется из Армении, давнего своего владения. Да и Вологез еще ничего не предпринял именно потому, что они предпочитают разрешать споры посредством переговоров, а не силой оружия; но, если им навяжут войну, у Арсакидов не бу дет недостатка ни в доблести, ни в военном счастье, в чем не раз могли убедиться терпевшие от них поражения римляне. В от вет на это Корбулон, знавший, что Вологеза задерживает мя теж в Гиркании, посоветовал Тиридату обратиться со своей просьбой к Цезарю: он сможет без кровопролитной войны обес печить себе прочную власть, если откажется от слишком дале ко заходящих и несбыточных надежд и будет добиваться того, что достижимо и чему следует отдать предпочтение.

Книга XIV 23. После разрушения Артаксаты28 Корбулон решил вос пользоваться еще владевшей врагами растерянностью и захва тить Тигранакерт, чтобы или, уничтожив его, вселить в них еще больший ужас, или, пощадив, – породить молву о своем милосердии. Он направляется к городу, не производя со своим войском опустошений, чтобы не отнимать надежды на снис хождение, и вместе с тем не забывая о мерах предосторожнос ти, ибо он хорошо знал, как непостоянен этот народ, столь же малодушный в опасности, сколь вероломный при благоприят ных для него обстоятельствах. Варвары, смотря по нраву каж дого, одни – обращаются к нему с мольбами, другие – покида ют свои селения и уходят в глухие места; были и такие, кото рые вместе со всем, что было для них дороже всего, укрылись в пещерах. Поэтому и римский полководец поступал с ними по разному: был милостив к взывающим о пощаде, стремителен в преследовании бегущих и безжалостен к засевшим в убежи щах: он закладывает входы и выходы пещер сучьями и валеж ником и разводит огонь. А когда он проходил мимо пределов

119


мардов, привычные к разбойным набегам и защищенные от вторжения горами, они совершили на него нападение; бросив на них иберов, Корбулон разорил их земли и дерзость врагов отомстил чужой кровью. 24. Сам он и его войско, хоть оно и не понесло потерь от сра жений, вынужденные утолять голод одним только мясом, из немогали от лишений и трудностей; недостаток воды, знойное лето, дальность переходов – все это умерялось лишь терпением полководца, переносившего наравне с рядовым воином те же и даже большие тяготы. Наконец выбрались в обитаемые места и сняли жатву; из двух крепостей, в которых укрылись армяне, одна была взята приступом; тех же, кому удалось отбить пер вый натиск, вынудили к сдаче осадою. Перейдя затем в область тавравнитов, Корбулон избегнул нежданной опасности: возле его палатки был схвачен с оружием некий варвар из знатного рода. Под пыткою он раскрыл заговор и его цели, назвался его главой и зачинщиком и выдал своих сотоварищей; и были изоб личены и наказаны те, кто под личиной друзей готовил злодей ское покушение. Вскоре прибывшие из Тигранакерта послы за явили, что их город открыл ворота и его жители ждут приказа ний; при этом в качестве дара гостеприимства они поднесли зо лотой венец; Корбулон благосклонно принял его, и городу не было причинено никакого ущерба, дабы горожане с тем боль шей готовностью соблюдали повиновение. 25. Но крепость Легерда, в которой заперлась отважная мо лодежь, была захвачена не без борьбы: враги осмелились дать битву у ее стен и, загнанные внутрь укреплений, перестали со противляться лишь после того, как нами был насыпан осадный вал и наши силою ворвались в крепость. Это было облегчено тем, что парфян связывала война с гирканами. Тогда же гирка ны направили к римскому принцепсу посольство с просьбой о заключении с ними союза, указывая как на залог дружбы, что они сдерживают царя Вологеза. Корбулон при возвращении по слов дал им охрану, чтобы, переправившись через Евфрат, они не были схвачены вражескими отрядами: их проводили до бе регов Красного моря, откуда, избежав пределов парфян, они возвратились на родину. 26. А когда Тиридат, пройдя через земли мидян, вторгся в пограничные с ними пределы Армении, Корбулон вынудил его удалиться и оставить мысль о войне, выслав против него со вспомогательными войсками легата Верулана и поспешив вслед за ним с легионами; опустошив огнем и мечом владения

120


тех, о чьей враждебности к нам он был осведомлен, Корбулон уже держал в своих руках всю Армению, когда прибыл Тигран, избранный Нероном ее властителем; он происходил из каппа докийской знати, был внуком царя Архелая, но длительное пребывание в Риме заложником воспитало в нем рабскую при ниженность. Принят он был не всеми с одинаковою готовнос тью, так как некоторые все еще питали привязанность к Арса кидам; но большинство ненавидело парфян за надменность и предпочитало иметь царя, присланного из Рима. Тиграну дали охрану из тысячи легионеров, двух союзнических когорт и двух отрядов вспомогательной конницы, и чтобы ему было лег че удерживать за собою новый престол, определенным частям Армении, смотря по тому, к чьим землям они примыкали, бы ло велено повиноваться Фарасману, Полемону, Аристобулу и Антиоху. Со смертью Умидия Квадрата Корбулон отбыл в Си рию, оставшуюся без наместника и отданную ему в управление.

Книга XV 1. Между тем царь парфян Вологез, узнав об успехах Корбу лона и о том, что после изгнания брата его Тиридата царем над Арменией поставлен чужеземец Тигран, возгорелся желанием отомстить за поруганное достоинство Арсакидов, но, принимая во внимание вновь возросшую римскую мощь и не решаясь пойти на разрыв заключенного с римлянами навечно мирного договора, колебался, медлительный от природы и к тому же связанный затяжною войной с отпавшим от него сильным на родом гирканов. И вот среди этих колебаний его уязвляет весть о новом оскорблении: выйдя за пределы Армении, Тигран разо ряет соседний народ адиабенцев, и притом на большем прост ранстве и дольше, чем если бы то был обычный разбойный на бег, и это привело в негодование парфянскую знать: пренебре жение к ним уже дошло до того, что на них нападают не под предводительством римского полководца, а по прихоти недав него заложника, столько лет проведшего на положении раба. Сверх того, их досаду растравлял правивший адиабенцами Мо нобаз, который добивался ответа, какой помощи и от кого ему ожидать. Армения отдана неприятелю, теперь он захватывает примыкающие к ней земли, и если парфяне не возьмут под за щиту его страну, то им следует помнить, что рабство у римлян легче для сдавшихся, чем для покоренных оружием. Тяготил их и изгнанный из Армении Тиридат, который или молчал, или ограничивался скупыми жалобами: большие государства

121


не удерживаются бездеятельностью, настала пора померяться силами на поле сражения; тот из властителей справедливее, кто могущественнее; оберегать свое – добродетель частного че ловека, тогда как царская – овладевать чужим. 2. Задетый этими словами, Вологез созывает совет и, предло жив Тиридату место рядом с собой, начинает следующим образом: “Так как присутствующий здесь Тиридат, рожденный от того же отца, что и я, будучи моложе меня годами, уступил мне первенст во, я отдал ему Армянское царство, которое в нашем роду счита ется третьей ступенью владычества, ибо мидян ранее принял под свою руку Пакор. Мне казалось, что, вопреки старым распрям и усобицам между братьями29, я упорядочил как должно наши се мейные отношения. Но римляне препятствуют этому и на поги бель себе нарушают мир, посягательства на целость которого не изменно приводили их к поражениям. Не стану отрицать: я пред почитал удерживать приобретения предков, больше опираясь на справедливость, чем проливая кровь, больше основываясь на пра ве, чем на оружии. И если я повинен в промедлении, то я искуплю его доблестью. Ваша мощь и честь от этого нисколько не пострада ли, и вы прославились теперь также и сдержанностью, которая к лицу могущественнейшим властителям и у богов в почете”. И он тут же повязал диадемою голову Тиридата и, отдав под начало знатному мужу Монезу находившийся в боевой готовности силь ный конный отряд, который обычно сопровождал царя и к кото рому он добавил вспомогательные войска адиабенцев, повелел ему изгнать из Армении Тиграна, между тем как сам, прекратив раздоры с гирканами, стягивает основные силы и выступает в по ход с этими полчищами, угрожая римским провинциям. 7. К этому же времени послы Вологеза, которых, как я упо минал, он направил к принцепсу, возвратились ни с чем, и пар фяне открыто возобновили войну. Не уклоняется от нее и Пет, и с двумя легионами, из которых четвертым в то время началь ствовал Фунизулан Веттониан, а двенадцатым – Калавий Са бин, вступает в Армению при дурных предзнаменованиях: на переправе через Евфрат по мосту безо всякой явной причины вышла из повиновения и понеслась назад лошадь, на которой перевозились консульские знаки отличия; находившееся при возведении зимнего лагеря, тогда еще укрепленного только на половину, жертвенное животное пустилось бежать и выскочи ло за вал; воспламенились дротики воинов, и это предвещание было тем более знаменательно, что у врагов парфян широко ис пользуется метательное оружие.

122


10. Тогда Пет вызывает двенадцатый легион; но эта мера, которая по его расчету должна была породить слухи об усиле нии его войска, только выдала его малочисленность. Впрочем, и с такими силами можно было бы отстаивать лагерь и, затянув войну, обмануть надежды парфян, если бы Пет твердо держал ся своих собственных или подсказанных ему планов. Но, обод ряемый в угрожающих обстоятельствах сведущими в военном деле людьми, он тут же, чтобы не думали, что ему не обойтись без чужих указаний, принимал решения наперекор их советам, и притом худшие. Так и на этот раз он выступил из зимнего ла геря, повторяя, что для борьбы с врагом ему даны не рвы и ва лы, а люди и оружие, и повел легионы, как бы собираясь сра зиться с парфянами. Однако, потеряв центуриона и несколь ких воинов, высланных вперед для выяснения численности противника, он в страхе пред ним отступил. Но так как Вологез не очень настойчиво преследовал отходивших, Пет, снова про никшись необоснованной самоуверенностью, поставил три ты сячи отборных пехотинцев у ближайшего перевала через Тавр ские горы, чтобы воспрепятствовать переходу царя, а паннон ских всадников, ядро своей конницы, оставил внизу на равни не. Укрыв жену с сыном в крепости, носящей название Арсома саты, он отрядил для ее защиты союзническую когорту и таким образом разъединил воинов, которые, будь они вместе, уверен нее отражали бы беспорядочно продвигавшегося врага. Как го ворят, его едва убедили оповестить Корбулона о нашествии не приятеля. Но Корбулон не спешил, считая, что с возрастанием опасности для попавших в беду возрастает и слава за оказан ную им помощь. Тем не менее он распорядился выделить из трех легионов по тысяче пехотинцев, из вспомогательной кон ницы восемьсот всадников и такое же число воинов из союзни ческих когорт и всем им приготовиться к выступлению. 26. Перебросив в Сирию четвертый и двенадцатый легионы, казавшиеся малопригодными к боевым действиям, так как сво их наиболее храбрых воинов они потеряли, а все остальные бы ли подавлены страхом, Корбулон ведет оттуда в Армению шес той и третий легионы, которые не понесли потерь и к тому же были закалены в частых и успешных походах; к ним он присо единяет находившийся в Понте и поэтому не затронутый пора жением пятый легион, воинов только что прибывшего пятнад цатого легиона, отборные подразделения из Иллирии и Египта, все бывшие у него под началом конные отряды и когорты союз ников и присланные царями вспомогательные войска; эти си

123


лы он сосредоточил в Мелитене, откуда собирался переправить ся через Евфрат. После принесения по обычаю искупительных жертв он созывает войско на сходку и обращается к нему с тор жественной речью, в которой говорит, что они будут сражаться под верховным водительством самого императора30, о своих прошлых деяниях, о том, что в недавних неудачах повинна не умелость Пета, – с твердостью и уверенностью, заменявшими этому доблестному воину красноречие. 31. Покинув наш лагерь, он находит Пакора у мидян, а в Эк батане – Вологеза, который не оставлял своим попечением бра та, ибо направил к Корбулону особых гонцов, прося оградить Тиридата от унижений, выпадающих на долю людей подне вольных, чтобы у него не отобрали оружия, чтобы правители провинций при встрече с ним не отказывались почтить его по целуем, чтобы они не принуждали его дожидаться их у дверей и чтобы в Риме ему были оказаны те же почести, какие приня то воздавать консулам. Привыкший к свойственному чужезем цам пустому тщеславию, он, очевидно, не знал, что у нас доро жат силою власти, но не придают значения внешности.

История Перевод и примечания А. С. Бобовича

Книга І 2. Я приступаю к рассказу о временах, исполненных несчас тий, изобилующих жестокими битвами, смутами и распрями, о временах, диких и неистовых даже в мирную пору. Четыре принцепса, погибших насильственной смертью31, три граждан ские войны32, ряд внешних и много таких, что были одновре менно и гражданскими, и внешними33, удачи на Востоке и бе ды на Западе – Иллирия объята волнениями34, колеблется Гал лия35, Британия покорена и тут же утрачена36, племена сарма тов и свебов объединяются против нас37, растет слава даков, ударом отвечающих Риму на каждый удар38, и даже парфяне, следуя за шутом, надевшим личину Нерона, готовы взяться за оружие39. На Италию обрушиваются беды, каких она не знала никогда или не видела уже с незапамятных времен: цветущие побережья Кампании где затоплены морем, где погребены под лавой и пеплом40; Рим опустошают пожары, в которых гибнут древние храмы41, выгорел Капитолий, подожженный руками граждан42. Поруганы древние обряды43, осквернены брачные узы44; море покрыто кораблями, увозящими в изгнание осуж

124


денных, утесы запятнаны кровью убитых45. Еще худшая жес токость бушует в самом Риме, – все вменяется в преступление: знатность, богатство, почетные должности, которые человек занимал46 или от которых он отказался47, и неминуемая гибель вознаграждает добродетель48. Денежные премии, выплачивае мые доносчикам, вызывают не меньше негодования, чем их преступления49. Некоторые из них в награду за свои подвиги получают жреческие и консульские должности50, другие уп равляют провинциями императора51 и вершат дела в его двор це. Внушая ужас и ненависть, они правят всем по своему про изволу. Рабов подкупами восстанавливают против хозяев, вольноотпущенников – против патронов. Если у кого нет вра гов, его губят друзья52. 6. Положение немощного старика подрывали Тит Виний53, отвратительнейший из смертных, и Корнелий Лакон, ничтож нейший из них; Виния все ненавидели за подлость, Лакона пре зирали за бездеятельность. Путь Гальбы к Риму был долог и кровав. Погибли – и, как полагали, невинно – кандидат в кон сулы Цингоний Варрон54 и Петроний Турпилиан55, бывший консул; их не выслушали, им не дали защитников, и обоих уби ли, первого – как причастного к заговору Нимфидия, второго – как полководца Нерона. Вступление Гальбы в Рим было омраче но недобрым предзнаменованием: убийством нескольких тысяч безоружных солдат, вызвавшим отвращение и ужас даже у са мих убийц56. После того как в Рим, где уже был размещен леги он, сформированный Нероном из морской пехоты, вступил еще и легион из Испании57, город наполнился войсками, ранее здесь не виданными. К ним надо прибавить множество воинских под разделений, которые Нерон навербовал в Германии, Британии и Иллирии и, готовясь к войне с албанами58, отправил к каспий ским ущельям, но вернул с дороги для подавления вспыхнувше го восстания Виндекса. Вся эта масса, склонная к мятежу, хоть и не обнаруживала явных симпатий к комулибо, была готова поддержать каждого, кто рискнет на нее опереться. 79. У всех мысли были заняты гражданской войной и грани цы стали охраняться менее тщательно. Сарматское племя рок соланов, предыдущей зимой уничтожившее две когорты и ок рыленное успехом, вторглось в Мезию. Их конный отряд состо ял из девяти тысяч человек, опьяненных недавней победой, по мышлявших больше о грабеже, чем о сражении. Они двигались поэтому без определенного плана, не принимая никаких мер предосторожности, пока неожиданно не встретились со вспомо

125


гательными силами третьего легиона59. Римляне наступали в полном боевом порядке, у сарматов же к этому времени одни разбрелись по округе в поисках добычи, другие тащили тюки с награбленным добром; лошади их ступали неуверенно, и они, будто связанные по рукам и ногам, падали под мечами солдат. Как это ни странно, сила и доблесть сарматов заключены не в них самих: нет никого хуже и слабее их в пешем бою, но вряд ли существует войско, способное устоять перед натиском их конных орд. В тот день, однако, шел дождь, лед таял, и они не могли пользоваться ни пиками, ни своими длиннейшими меча ми, которые сарматы держат обеими руками; лошади их сколь зили по грязи, а тяжелые панцири не давали им сражаться. Эти панцири, которые у них носят все вожди и знать, делаются из пригнанных друг к другу железных пластин или из самой твер дой кожи; они действительно непроницаемы для стрел и кам ней, но если врагам удается повалить человека в таком панци ре на землю, то подняться он сам уже не может. Вдобавок ко всему их лошади вязли в глубоком и рыхлом снегу, и это отни мало у них последние силы. Римские солдаты, свободно двигав шиеся в своих легких кожаных панцирях, засыпали их дроти ками и копьями, а если ход битвы того требовал, переходили в рукопашную и пронзали своими короткими мечами ничем не защищенных сарматов, у которых даже не принято пользо ваться щитами. Немногие, которым удалось спастись, бежали в болото, где погибли от холода и ран. После того как весть об этой победе достигла Рима, проконсул Мезии Марк Апоний был награжден триумфальной статуей60, а легаты легионов Фульв Аврелий, Юлиан Теттий и Нумизий Луп – консульски ми знаками отличия61. Отон был весьма обрадован, приписал славу этой победы себе и старался создать впечатление, будто военное счастье ему улыбается, а его полководцы и его войска стяжали государству новую славу.

Книга ІIІ Сатурнину62

5. Апонию было отправлено письмо с просьбой привести возможно скорее войска из Мезии, – их помощь поз волила бы осуществить вторжение в Италию быстро и без по терь. Чтобы лишившиеся защиты провинции не подверглись нападению варваров, вождям сарматских язигов, правившим здешними племенами, предоставили возможность участвовать в войне. Они предложили также привести с собой своих людей и конницу, которая одна лишь и составляет подлинную боевую

126


силу сарматов. Эта их услуга, однако, не была принята из опа сения, что они воспользуются гражданской войной в своих це лях, а может быть, и переметнутся к тем, кто больше заплатит. Повстанцам удалось привлечь на свою сторону королей свебов Сидона и Италика63. Свебы издавна отличались верностью Ри му, и с людьми этого племени легче было договориться, обра щаясь с ними не как с подчиненными, а как с союзниками. Один из флангов наступающей армии укрепили вспомогатель ными отрядами, так как из соседней Реции64 можно было ожи дать нападения: прокуратор этой провинции Порций Септимин сохранял неколебимую верность Вителлию. После всех этих приготовлений вперед был выслан Секстилий Феликс во главе аурианской кавалерии, восьми пеших когорт и ополчения, со стоявшего из молодежи провинции Норик; он получил задание занять берег реки Эн65, отделяющей Норик от Реции. Ни сам Феликс, ни противники его не стремились к сражению, и судь бам флавианской партии предстояло решаться далеко от этих мест. 24. В лунном свете Антоний увидел свои легионы, и легионы увидели его. Он обратился к войскам, порицая и стыдя одних, хваля и ободряя других, внушая надежду и раздавая обещания всем. Солдат паннонской армии, он спрашивал, зачем они взя лись за оружие, напоминал, что только здесь, на этих полях, могут они смыть с себя позор66 и вернуть свою былую славу. “Вы зачинщики войны, – говорил он мезийским войскам. – За чем вы угрожали вителлианцам, оскорбляли их, вызывали на бой, если теперь не только не имеете сил выдержать их натиск, но дрожите при одном взгляде на них?” Так обращался Анто ний к каждому легиону. Дольше всех говорил он с солдатами третьего, говорил о подвигах былых времен, о недавних побе дах, напоминая, как под водительством Марка Антония67 они разгромили парфян68, как вместе с Корбулоном нанесли пора жение армянам, как только что разбили сарматов. Еще более суровой и грозной была его речь к преторианцам: “Упустите по беду сейчас, и никогда больше вам не видать Рима. Какой им ператор возьмет вас на службу? Какой лагерь откроет вам свои ворота? Вот ваши знамена, вот ваше оружие. Потеряете вы их – и одна только смерть останется вам, ибо позор вы уже испили до дна”. В это время поле загремело от крика: солдаты третьего легиона по обычаю, усвоенному ими в Сирии, приветствовали восходящее солнце69.

127


33. Сорок тысяч вооруженных солдат вломились в город, за ними – обозные рабы и маркитанты, еще более многочислен ные, еще более распущенные. Ни положение, ни возраст не могли оградить от насилия, спасти от смерти. Седых старцев, пожилых женщин, у которых нечего было отнять, волокли на потеху солдатне. Взрослых девушек и красивых юношей рвали на части, и над телами их возникали драки, кончавшиеся поно жовщиной и убийствами. Солдаты тащили деньги и сокровища храмов, другие, более сильные, нападали на них и отнимали добычу. Некоторые не довольствовались богатствами, бывши ми у всех на виду, – в поисках спрятанных кладов они рыли землю, избивали и пытали людей. В руках у всех пылали факе лы, и, кончив грабеж, легионеры кидали их, потехи ради, в пу стые дома и разоренные храмы. Ничего не было запретного для многоязыкой многоплеменной армии, где перемешались граж дане, союзники и чужеземцы70, где у каждого были свои жела ния и своя вера. Грабеж продолжался четыре дня. Когда все имущество людей и достояние богов сгорело дотла, перед стена ми города продолжал выситься один лишь храм Мефитис71, со хранившийся благодаря своему местоположению или заступ ничеству богини.

Книга ІV 4. Муциан тоже прислал сенату письмо, вызвавшее много разговоров. “Если мы имеем дело с частным человеком, – рас суждали сенаторы, – то на каком основании обращается он к се нату с официальным посланием? Разве не мог он несколькими днями позже сказать то же самое на словах? Запоздалые напад ки на Вителлия тоже не свидетельствуют о благородстве, а хва стливое заявление о том, что он, Муциан, держал в своих руках императорскую власть и добровольно даровал ее Веспасиану, непочтительно по отношению к государству и оскорбительно для принцепса”. Впрочем, Муциана ненавидели тайно, превоз носили явно: после многословных восхвалений ему присудили триумфальные знаки отличия, – как говорилось, за поход про тив сарматов, на самом деле – за победу в гражданской войне72. Консульские знаки отличия получил Прим Антоний, претор ские73 – Корнелий Фуск и Аррий Вар. Потом вспомнили и о бо гах и приняли решение восстановить Капитолий. Все эти меры, одну за другой, предлагал кандидат в консулы Валерий Азиа тик74, остальные лишь улыбками и жестами выражали свое одобрение. Немногие, либо занимавшие особо почетное поло

128


жение, либо особо изощренные в лести, заявляли о своем согла сии в тщательно составленных речах. Когда очередь дошла до кандидата в преторы75 Гельвидия Приска, он произнес речь, в которой, отдав должное заслугам нового принцепса, не сказал ни одного слова неправды. Выступление его вызвало восторг се наторов. Этот день стал для Гельвидия самым важным в жиз ни, – с той минуты громкая слава и тяжкие несчастья сопутст вовали ему повсюду. 54. Тем временем весть о смерти Вителлия разнеслась по Галлии и Германии и породила еще одну, новую, войну. Циви лис отбросил теперь всякое притворство и открыто выступил против римского народа. Вителлианские легионы скорее гото вы были служить варварам, нежели подчиниться Веспасиану и признать его императором. Среди галлов распространился слух, будто зимние лагеря легионов в Мезии и Паннонии осаж дены сарматами и даками76 и что дела римлян в Британии об стоят не лучше; галлы вообразили, что судьба повсюду пресле дует наши войска, и эта уверенность наполнила их сердца радо стью. Самое большое впечатление, однако, на них произвел по жар Капитолия. Одержимые нелепыми суевериями, друиды77 твердили им, что Рим некогда78 был взят галлами, но тогда пре стол Юпитера остался нетронутым и лишь поэтому империя выстояла; теперь, говорили они, губительное пламя уничтожи ло Капитолий, а это ясно показывает, что боги разгневаны на Рим и господство над миром должно перейти к народам, живу щим по ту сторону Альп. Ходили также слухи, будто знатные галлы, которых Отон отправил воевать против Вителлия, по клялись перед отъездом подняться на защиту свободы, если только они увидят, что беспрерывные гражданские войны и внутренние распри подорвали силы римского народа.

Германия Перевод и примечания А. С. Бобовича

Книга І 1. Германия отделена от галлов, ретов и паннонцев реками Рейном и Дунаем, от сарматов и даков – обоюдной боязнью и горами79; все прочие ее части охватывает Океан80, омывающий обширные выступы суши и огромной протяженности острова81 с некоторыми, недавно узнанными нами народами и царями, которых нам открыла война82. Рейн берет начало на неприступ ном и крутом кряже Ретийских Альп и, отклонившись на не

129


большое расстояние к Западу, впадает в Северный Океан83. Ду най, изливаясь с отлогой и постепенно повышающейся горной цепи Абнобы, протекает по землям многих народов, пока не прорывается шестью рукавами в Понтийское море84; седьмой проток поглощается топями.

Примечания 1

В 44 г. Август переманил к себе на службу IV (Скифский) и XIV (Марсов) легионы, находившиеся ранее в подчинении у Антония. 2 Т.е. будущий император Тиберий. 3 Его сына Тиграна IV и его дочери Эрато; ссылаясь на чужеземный обычай, Тацит, повидимому, имел в виду брак Птолемея и Клеопат ры в Египте, Мавзола и Артемпсии в Карии и т. п. 4 Мать Германика Антония была дочерью Октавии, сестры Августа и жены Марка Антония. 5 Мать Друза Випсания (у Светония она именуется Агриппиной) по материнской линии была внучкой Помпония Аттика; Тиберий при надлежал к знатному роду Клавдиев, и его брак с правнучкой просто го римского всадника считался неравным. 6 Здесь и дальше греческие боги названы Тацитом именами соот ветствующих им римских богов: Артемида – Дианой, Зевс – Юпите ром, Дионис – Либером, Афродита – Венерой, Геката – Тривией, По сейдон – Нептуном. 7 Как повествует миф, Аполлон, мстя за своего сына Эскулапия, убитого молнией, истребил киклопов, которые ее выковали для Зевса, и этим навлек на себя его гнев. 8 По преданию, Эфес был основан амазонками. Версия о том, что Дионис вступил в борьбу с амазонками и привел их к покорности, – местная и в миф о деяниях Диониса не включена. Помимо Тацита, о победе Диониса над амазонками сообщает также Плутарх (Греческие вопросы: 56) и Павсаний (VII: 2, 7). 9 В 19 г. н. э., после завершения войны с кантабрами и астурами. 10 Речь идет о Юбе II, сыне царя Нумидии Юбы, побежденного Юлием Цезарем в 46 г. до н. э. при Тапсе. 11 Т.е. там, где искони обитали латины, а также в древнейших ко лониях (в пределах Италии), выведенных римлянами. 12 Именем римского бога Юпитера Тацит как всегда называет Зев са. 13 Речь идет о Союзнической войне (90–88 гг. до н.э.). 14 35 г. н.э. 15 Т.е. владения Кира Старшего, захваченные впоследствии Алек сандром Македонским. 16 Скептух – жезлоносец; вождь, сановник у восточных народов. 17 Предполагается, вверх по течению Терека, через Дарьяльское ущелье, затем вдоль Арагвы, до ее слияния с Курой, и далее тем пу тем, который и ныне ведет из Грузии в Армению. 18 Тацит в этом месте вспоминает широко известный греческий миф о походе аргонавтов за золотым руном. 19 Т.е. подступить к границам Мидии и Армении. 20 Здесь и в XII: 55 “Анналов” Тацит, как полагают, называет кли тами киетов – племя, обитавшее в западной части Киликии. 21 Возобновляя повествование о делах на Востоке, Тацит сообщает о событиях 43 или, возможно, 42 г. н.э.

130


22 Рассказ об этом содержится в утраченных книгах “Анналов”; о вызове Митридата в Рим и о его содержании под стражей сообщают Дион Кассий (LX: 8) и Сенека Младший (О спокойствии духа: 11); сло ва “и по приказу Гая” добавлены Ульрихсом (в рукописи здесь незна чительный пропуск). 23 Как считают, в 45 г. н.э. 24 Митридат VII был потомком понтийских Митридатов, считав ших себя Ахеменидами на том основании, что их предок был сыном Дария Гистаспа, основателя Персидского государства. 25 В 51 г. н.э.; полное имя Клавдия было Тиберий Клавдий Друз Не рон Цезарь Август Германик; второго консула звали Сервий Корне лий Орфит, и в надписях он так и именуется, тогда как в рукописях “Анналов” он назван неполным именем Сервия Корнелия. 26 В мужскую тогу облачали подростков лишь по достижении ими шестнадцати лет, а Нерону в то время не исполнилось еще и четырнад цати. 27 События на Востоке, о которых Тацит здесь возобновляет рас сказ, происходили не в 51, а в 52 или даже в 53 г. н.э. 28 В главах 23–26 Тацит рассказывает, предположительно, о собы тиях 59 в 60 гг. н.э. 29 Между братьями – речь идет не столько о конкретной борьбе между братьями за парфянский престол, сколько о внутрисемейной борьбе за верховную власть, особенно острой в странах Востока изза господствовавшей в них полигамии. См. также: Тацит. Анналы IV: 60; XIII: 17. 30 Т.е. Нерона, формально считавшегося верховным главнокоман дующим. 31 Гальба, Отон, Вителлий, Домициан. 32 Отона с Вителлием, Вителлия с Веспасианом, Домициана с Лу цием Антонием – мятежным наместником провинции Верхняя Гер мания. 33 В период ранней империи противоречия между рабовладельца ми и рабами, между различными группами рабовладельцев, между Римом и провинциями, между империей и варварами переплетаются в один сложный клубок. Соответственно, войны, в которых эти проти воречия находили выражение, были “одновременно и гражданскими, и внешними”. Ярким примером такой войны служит восстание Циви лиса, описанное в книгах IV и V “Истории”. Кроме него, Тацит имеет в виду войну, которую Тит вел против мятежной Иудеи, в то время как полководцы Веспасиана сражались с войсками Вителлия за Ита лию и Рим. Слово “много” связано с нередким у римских писателей стремлением к гиперболизации. 34 В Иллирии были расположены легионы, летом 69 г. отпавшие от Вителлия и перешедшие на сторону Веспасиана (см. кн. III). Осенью 68 г. иллирийские легионы предлагали императорскую власть Верги нию Руфу (I: 9). 35 Ряд галльских племен поддержал весной 68 г. восстание Виндек са против Нерона, ряд других примкнул в 6970 гг. к движению Циви лиса. 36 Покорение Британии, начатое еще в 40х годах Веспасианом (тогда легатом легиона) и завершенное тестем Тацита Юлием Агрико лой в 83 г., стоило Риму больших усилий и жертв. Домициан в 86 г. вывел из Британии стоявший там легион (II Вспомогательный), что позволило местным племенам перейти в контрнаступление. 37 Племенные объединения ираноязычных сарматов в I в. до н.э. проникают на Дунай. В правление Домициана сарматы уничтожили

131


один римский легион (Светоний. Домициан: 6). При том же императо ре сарматское племя язигов выступило против римлян в союзе с гер манским племенем свевов, поселенным по соседству от них еще в 19 г. н.э. Друзом Цезарем (Дион Кассий. Римская история: 67, 5). В апреле 92 г. Домициан выступил против сарматов, нанес им сокрушительное поражение и в январе 93 г. вернулся в Рим. 3 Даки – союз племен, живших на территории нынешней Румы нии. В.правление Домициана в 86 г. они разбили войска консуляра Оппия Сабина и нанесли тяжелое поражение выступившим против них легионам под командованием префекта претория Корнелия Фус ка (Светоний. Домициан: 6). 39 Нерон ставил своей целью уничтожить традиции и юридические формы, которые хотя бы номинально ограничивали власть императо ров, и превратить Рим в деспотию восточного типа. В соответствии с восточными представлениями и верованиями, он воспринимался в провинциях Передней и Малой Азии как неограниченный монарх, царь вселенной, бессмертное божество. Христиане и иудеи ассоцииро вали его с сатаной, что отразилось в Апокалипсисе. Все это создавало благоприятную атмосферу для самозванцев, использовавших народ ное недовольство и распространенные в восточных провинциях месси анские настроения и выдававших себя за Нерона, идущего мстить римским императорам. Лженероны появлялись на востоке вплоть до 20х годов II в. Об одном из них Тацит рассказывает подробно (II: 8). Здесь, скорее всего, имеется в виду Лженерон, появившийся среди парфян около 88 г. Ср.: Светоний. Нерон: 57. 40 Извержение Везувия 24 августа 79 г. разрушило города Помпеи и Геркуланум. Кроме того, многие поселения на побережье Кампании были уничтожены лавой и горячими ливнями, а также затоплены мо рем, вышедшим из берегов в результате землетрясения, которым со провождалось извержение. 41 Рим горел часто. При Флавиях самым крупным был пожар 80 г. (Дион Кассий: 66, 24). 42 Во время сражения между легионерами Вителлия и солдатами городских когорт, которыми командовал брат Веспасиана Флавий Са бин зимой 69/70 г. (ср.: III: 71). 43 В правление Домициана за нарушение обета безбрачия были каз нены несколько жриц богини Весты (Плиний Мл. Письма, IV, 11; Све тоний. Домициан, 8; Дион Кассий, 67, 3). 44 Скорее всего, намек на скандальную связь Домициана со своей племянницей Юлией, дочерью императора Тита и женой двоюродного брата Домициана Флавия Сабина. Ср.: Плиний Мл. Письма IV: 11; Светоний. Домициан: 22; Ювенал. Сатиры II: 32–33. 45 Scopuli – маленькие скалистые острова Средиземного моря, ко торые римляне часто использовали как место ссылки: Сериф, Гиар, Аморг, Церцина и самые страшные из них – Планазия (между Корси кой и побережьем Этрурии) и Пандатерия (к западу от Кум). Сослан ных на острова нередко умерщвляли там по тайному приказу импера торов; здесь погибли Агриппина Старшая, внук Августа Агриппа По стум и многие другие. 46 Юлий Агрикола, тесть Тацита, попал в 86 г. в опалу, ибо возбу дил зависть Домициана тем, что с большим успехом выполнял обязан ности наместника в Британии (Агрикола: 39 и сл.). 47 Среди обвинений, предъявленных Домицианом Гереннию Сене циону, фигурировало и то, что после квестуры он не стремился к заня тию дальнейших магистратур. Сенецион был казнен в конце 93 г. (Ди он Кассий: 67, 13).

132


48 Учение о добродетели как высшем и единственном подлинном благе, требовавшее безразличия к богатствам и почестям, таило в себе оппозиционность по отношению к императорам, ибо утверждало вну треннюю свободу и независимость человека от властей вообще, от вла сти принцепса в частности. Учение это было распространено среди ча сти сенаторов (Гельвидий Приск, Геренний Сенецион, Арулен Рустик и др.), которых Тацит и имеет здесь в виду. Многие из них были каз нены: Гельвидий при Веспасиане, Сенецион и Рустик – Домицианом. 49 Римское право не знало института государственных обвините лей, и роль эту брали на себя частные лица. Такая система давала воз можность каждому, кто желал выделиться, возбуждать судебное дело против какоголибо известного лица, допустившего нарушение зако на (или подозреваемого в таком нарушении). Если обвиняемый бывал осужден, сенат мог присудить обвинителю четвертую часть имущест ва осужденного. Императоры, особенно начиная с Тиберия, широко использовали эту особенность римского права для уничтожения своих политических противников, наиболее видных представителей сенат ской аристократии. Спрос вызвал предложение: толпы молодых про винциалов, снедаемых честолюбием, стремлением пробиться, жаж дой власти и денег избирали этот путь к карьере, не останавливаясь перед клеветой и лжесвидетельством. Многие из них добивались сво его и проникали в сенат; люди этого типа составляли там одну из глав ных опор императорской власти. Трижды консулы (Вибий Крисп), префекты претория (Тигеллин), известные писатели (Силий Италик) нередко выступали в роли доносчиков. Тацит с отвращением и нена вистью говорит об этих людях во многих местах своих сочинений. 50 Дважды консулами были, например, знаменитые доносчики не роновского и флавианского времени Эприй Марцелл (в 62 и 74 гг.) и Катулл Мессалин (в 73 и 85 гг.). Членом жреческой коллегии квинде цимвиров (и трижды консулом) был не менее знаменитый Фабриций Вейентон (R. Syme. Tacitus. Vol. II.– Oxford, 1958, appendices 12, 26). 51 Так, известный при Домициане доносчик Бебий Масса, погубив ший, в частности, Геренния Сенециона и особенно ненавистный Таци ту (IV: 50), был прокуратором Африки и наместником в Испании. Проконсулом Азии (и очень дельным, – см.: Плиний Мл. Письма III: 7) был упоминавшийся выше Силий Италик. 52 Долабеллу, например, оговорил его близкий друг Планций Вар (II: 63); Сорана – его учитель и друг Целер (IV: 10). 53 Тит Виний Руфин – легат Гальбы во время наместничества его в Испании, после провозглашения Гальбы императором – его фаворит и ближайший советник (см. прим. 133). 54 Цингоний Варрон, кандидат в консулы, написал текст речи, с которой Нимфидий собирался обратиться к преторианцам перед за хватом власти (Плутарх. Гальба: 15). 55 Публий Петроний Турпилиан, ординарный консул 61 г., в 6163 гг. легат в Британии. Успешное подавление восстания в этой провин ции принесло ему знаки отличия триумфатора и славу полководца, сочетающего военные таланты с дипломатическими. Скорее всего по этому Нерон назначил его весной 68 г. (вместе с Рубрием Галлом) ко мандовать войсками, высланными против Виндекса. 56 Весной 68 г. Нерон, готовясь к войне с Виндексом, сформировал из солдат морской пехоты новый легион (I Флотский, или I Вспомога тельный, ср.: II: 43; III: 44). Служба легионеров была более выгодной и почетной, чем служба моряков, и поэтому они обратились к Гальбе при вступлении его в столицу с просьбой подтвердить их новое поло жение. Тот, усмотрев в этом бунт, бросил на них отряд конницы, а по

133


сле велел казнить каждого десятого; уцелевшие были заключены в тюрьму (ср.: I: 87; Светоний. Гальба: 12; Плутарх. Гальба: 15). 57 VII Гальбанский. 58 Албаны – кавказский народ, живший по югозападному побере жью Каспийского моря. 59 Это был тот самый III Галльский легион, который упоминается в гл. 10. Весной 68 г. он был вызван в Италию (Светоний. Веспасиан: 6) и, проходя через Мезию, принял сражение с сарматами. 60 В императорскую эпоху было принято присуждать полководцам, одержавшим важную победу, не триумф как таковой, а лишь “триум фальные знаки отличия”. В их число входила и статуя полководца, которую увенчивали лавровым венком и одевали в одежду триумфа тора – пурпурную, расшитую золотом тогу и тунику, украшенную зо лотыми пальмовыми ветвями. Сам триумф присуждался, как прави ло, лишь императорам. 61 Кроме III Галльского, оказавшегося в Мезии случайно, здесь сто яли VII Клавдиев и VIII Августов. Фульв Аврелий (дед императора Антонина Пия) был легатом III легиона, Теттий Юлиан командовал VII, Нумизий Луп – VIII. Консульские знаки отличия состояли из то ги с широкой пурпурной полосой по краю и курульного кресла. 62 Наместник Мезии. 63 Свебы – свевы других авторов. Разместив свевов на придунай ских землях, Друз Цезарь посадил на их престол Ванния, который за 30 лет правления собрал огромные богатства. Сидон, его племянник, в 49 г. изгнал его и поделил царство со своим братом Вангионом. См. Анналы XII: 29–30. Италик – скорее всего, сын Вангиона. 64 Реция, подобно Норику, Корсике и Сардинии, Мавритании, Иу дее, входила в число малых императорских провинций, управляв шихся прокураторами. 65 Совр. Инн. 66 В состав Паннонской армии входили VII Гальбанский легион и XIII Сдвоенный. Подразделения последнего потерпели поражение под Бедриаком в апреле 69 г. 67 Марк Антоний (83–31 до н.э.), консул 45 г., триумвир; был од ним из доверенных лиц Цезаря и, несмотря на множество проигран ных им сражений, считался крупным полководцем. В 49 г. Цезарь до верил ему командование обороной Италии. 68 В 36 г. до н.э. 69 III легион сражался в Сирии под началом Корбулона (Анналы XV: 6) и оставался там до начала гражданской войны. Существовав ший у парфян обычай в бою приветствовать восходящее солнце свиде тельствуется и другими источниками (Геродиан. История царствова ния после Марка IV: 15). 70 Чужеземцы – свевы и сарматы. 71 Мефитис – богиня, защитница от нездоровых испарений земли. Ср. Сервиев комментарий к “Энеиде” Вергилия (VII: 84): “Мефитис, собственно, называется зловоние, испускаемое землей под действием воды, содержащей серу... Но всякое зловоние проистекает от порчи воздуха, подобно тому как хороший запах от чистого воздуха. Поэто му Мефитис – богиня, охраняющая от вреда, приносимого тяжелым воздухом”. 72 Выдвинуть победу в гражданской войне как причину присвое ния триумфальных отличий было невозможно: это значило бы, что полководец награждается за уничтожение своих же сограждан. О ка кой победе над сарматами идет речь, неясно: как явствует из III: 46, Муциан одержал победу над даками.

134


73 И консульские, и преторские знаки отличия состояли из тоги с широкой пурпурной полосой по краю, так называемой “тоги претекс ты” и курульного кресла. Внешняя разница между консулом и прето ром касалась лишь числа ликторов. 74 Сын дважды консула Валерия Азиатика, погибшего в 47 г. по проискам жены императора Клавдия Мессалины (Анналы XI: 1–3). В 69 г. он был пропреторским легатом провинции Бельгика, одним из первых перешел на сторону Вителлия и вскоре, помолвившись с его дочерью, стал зятем императора. Он был назначен кандидатом в кон сулы на 70й год еще при Вителлии но, повидимому, умер, не успев вступить в должность (Corpus Inscriptionum Latinarum VI: 1528). 75 В римском сенате при опросе мнений первыми выступали канди даты в консулы (поэтому все перечисленные выше предложения и бы ли внесены Валерием Азиатиком), затем – консуляры, т.е. сенаторы, однажды уже занимавшие должность консула, за ними – кандидаты в преторы. 76 См. III: 46. Слухи о вторжении в Паннонию не имели оснований. 77 Кельтские жрецы. Единство культа, поддерживавшееся друида ми на всей территории кельтских племен, тесные связи, их объеди нявшие, и духовное влияние, которое они оказывали на массы, игра ли важную роль в сплочении кельтов в единый народ и способствова ли их сопротивлению римлянам. Поэтому Клавдий, воспользовав шись тем, что друидическая религия допускала человеческие жертво приношения, запретил деятельность друидов и подверг их жестоким преследованиям. Отношение Тацита к друидизму характерно и напо минает его отношение к иудейской религии, во многом игравшей ту же политическую роль. 78 В 390 г. до н.э. 79 Т.е. Карпатами. 80 Под Океаном Тацит подразумевает Северное и Балтийское моря, так как Скандинавский полуостров вплоть до XI в. считали островом. 81 Т.е. Ютландский полуостров и Скандинавию (см. прим. 2). 82 Вероятно, Тацит имеет в виду поход Тиберия в 5 г. н.э.; Тиберий дошел до берегов нынешнего Каттегата. 83 Т.е. в Северное море. 84 Т.е. в Черное море.

Источник: Cornelii Taciti libri qui supersunt / Iterum ed. E. Koestermann. Vol. I–II. – Lipsiae, 1965–1969; Tacitus. Germania / Ed. M. Fuhrmann.– Stuttgart 1972; Корнелий Тацит. Сочинения в двух томах / Подг. А. С. Бобович, Я. М. Боровский, М. Е. Сергеенко. Пер. и комм. А. С. Бобовича. – М.: Ладомир, 1993.

135


Гай Плиний Цецилий Секунд, Младший Caius Plinius Caecilius Secundus, Minor Гай Плиний Цецилий Секунд, Младший (ок. 62 – ок. 113), римский писатель. Родился в Комо в Ломбардии. После смерти отца был усыновлен дядей, Гаем Плинием Секундом, Стар шим. Служебную карьеру, открывшую ему доступ в сенат, на чал при Домициане (81–96). В конце правления этого импера тора, разочарованный террором, Плиний отошел от политики. К общественной деятельности вернулся только после смерти Домициана, в правление Нервы (96–98). В 100 или 101 получил консульство от особо чтившего его императора Траяна (98–117), затем стал членом жреческой коллегии авгуров, а в 111/112 или 112/113 гг. — наместником Вифинии и Понта. После 113 г. сведения о жизни Плиния прекращаются. Плиний Младший прославился как оратор, однако от изданного им сборника речей сохранилась одна, поскольку еще в древности ее поместили первой в сборнике Латинские панегирики. Это речь в честь императора Траяна при вступлении Плиния в должность консула. Однако своим местом в истории литерату ры Плиний Младший обязан прежде всего своему письменному наследию: 247 писем 97109 гг. разным историческим лицам, объединенных в 9 книг. Каждое посвящено отдельной теме: жизнь в деревне, болезни домашних рабов, пережитое при из вержении Везувия, похороны друга, обременительность пуб личных поэтических чтений, смерть Марциала, дружба автора с Тацитом, описание своих вилл, жизнь и литературное творче ство Плиния Старшего, распорядок дня автора и т. д. Некото рые из них представляют трактаты и литературоведческие тру ды. В совокупности они воссоздают картину жизни при Траяне. Особую историческую значимость имеет десятая книга писем, изданная после смерти автора и содержащая служебную пере писку с императором Траяном периода наместничества Пли

137


ния на Понте и в Вифинии. Здесь же помещены ответы импера тора. Поэтические произведения Плиния Младшего не сохра нились. Подробнее см.: М. Е. Сергеенко. О Плинии Младшем // Письма Пли# ния Младшего / Пер. и прим. А. И. Доватура, М. Е. Сергиенко, В. С. Соколоваа. 2#е изд. – М., 198.

Плиний Младший Панегирик Траяну Перевод и примечания В. С. Соколова (12) А теперь снова вернулся ко всем к ним великий страх и рвение исполнять наши приказания. Ведь они видят вождя римлян, одного из тех прежних и древних, которым титул им ператора присуждался на полях, устланных сраженными вра гами, и на морях, взбаламученных победами. Итак, мы опять принимаем заложников, а не выкупаем [своих] и, победив, за ключаем условия, не принимая на себя огромных затрат и тя желых обязательств. Они просят нас, умоляют; мы же или ока зываем щедрость, или отказываем в ней и делаем то или другое благодаря могуществу нашей империи; а они благодарят, если добьются своего, не осмеливаются жаловаться, если им было отказано. Да и посмели ли бы они, раз они знают, как ты насту пал на отважнейшие народы в то время года, которое для них наиболее благоприятно, а для нас особенно тяжело, когда Ду най холодом соединяет свои берега и, затвердевший ото льда, выдерживает на своей спине движение огромных полчищ, ког да дикие племена обороняются не столько оружием, сколько своим климатом и своими созвездиями. Но где только поблизо сти появлялся ты – обстоятельства словно менялись на обрат ные: они держались, укрывшись в своих укромных тайниках; наши же отряды воинов радовались тому, что ходили по бере гам и, пользуясь с твоего разрешения даже неблагоприятными условиями, заставляли варваров почувствовать, что такое зи ма. (16) Но тем более достойна восхваления твоя умеренность, что, не насыщаясь военной славой, ты любишь мир и те обстоя тельства, что отец твой был удостоен триумфов и что лавровая ветвь была посвящена Юпитеру Капитолийскому в день твоего усыновления,– все это не является для тебя причиной, чтобы ты при всяком случае стремился к триумфам. Ты не боишься

138


войн, но и не вызываешь их. Великое это дело, о августейший император, великое – остановиться на берегу Дуная: ведь если перейти его – верный триумф! Великое дело не стремиться сра жаться с врагом, отказывающимся от боя; но последнее есть до стижение твоей храбрости, другое – твоей сдержанности. То, что ты сам не хочешь воевать, говорит о твоей умеренности, а то, что не желают этого и твои враги, это говорит о славе твоей храбрости. Увидит теперь, наконец, когданибудь Капитолий не бутафорные триумфальные колесницы и не атрибуты вымы шленной победы, но императора, украшенного истинной и прочной славой, принесшего всеобщий мир и такие признания покорности со стороны врагов, что в дальнейшем некого будет побеждать. А это прекраснее всех триумфов! Ведь никогда на ши победы не бывали вызваны не чем иным, как пренебрежи тельным отношением к нашей державе. И если какойнибудь царь варваров дошел бы до такой безумной дерзости, что заслу жил бы твой справедливый гнев, то даже если бы его защища ли широкие моря, огромные реки или обрывы и скалы, он все же скоро убедился бы, что все эти средства защиты ничтожны и уступают перед твоей доблестью, так что ему скорее покажет ся, что или горы осели, или реки высохли, или море перехваче но сушей и что устремились на него не только наши флоты, но и восстала сама земля. (56) Я полагаю, сенаторы, что вы подметили, что я уже дав но говорю без особого разбора. Ведь моей задачей является вос хвалять самого нашего принцепса, а не его дела. Ведь и дурные правители делают иногда похвальные дела, сами же заслужи вают похвалы только наилучшие правители. Поэтому, о авгус тейший император, нет для тебя другой, большей славы, как та, что прославляющим тебя не приходится о чемлибо умалчи вать или чтолибо скрывать. Действительно, что произошло при твоем управлении такого, что должен был бы обойти мол чанием какойнибудь оратор? Был ли какойнибудь факт или момент, за которые тебя не следовало бы благодарить или хва лить? Разве не такого рода вся твоя деятельность, что лучше всего хвалит тебя тот, кто правдивее всего говорит о ней? По этомуто моя речь растягивается до бесконечности, а я еще не сказал обо всем, что произошло за два всего года. Как много я уже сказал о твоей умеренности, а сколько еще остается ска зать! Например, то, что ты принял на себя второй раз консуль ство только потому, что его поручил тебе твой принцепс и отец. А после того, как боги передали в твои руки высшую власть и

139


право распоряжаться как всеми делами, так и самим собой, ты отказался от третьего консульства, хотя мог бы провести его в пример всем другим. Великое дело отказаться от почетной должности, но еще более великое – отказаться от славы. Не знаю, чему больше удивляться: тому ли, как ты провел свое консульство, или тому, что ты отказался от консульства. Свое консульство ты провел не в бездействии в столице и не в усло виях глубочайшего мира, а среди варварских племен, как обычно те наши герои, которым было по душе сменять претек сту на военный плащ и одерживать победы над неведомыми странами. Прекрасно это для нашей империи, похвально для тебя самого, что твои союзники и друзья могли посещать тебя в своей родной земле, принимать тебя в своих домах. Прекрасное зрелище представлял собой твой консульский трибунал, после многих столетий опять сложенный из земляного дерна и укра шенный не только фасциями ликторов, но копьями и военны ми значками. Величественность восседавшего на этом трибуна ле возрастала еще и от того обстоятельства, что обращавшиеся к нему с просьбами были одеты в разноплеменные одежды и ре чи их звучали поразному, редко обходясь без переводчика. Прекрасное дело творить правосудие над своими гражданами, насколько же более прекрасно – судить справедливо инозем цев? Достойно похвалы утверждать прочный мир на римском форуме; насколько же более похвально запечатлевать следы курульного кресла консула – победителя на безбрежных полях битв, пребывать в полной безопасности и спокойствии на гроз ных берегах Дуная, презирать угрозы варваров и враждебные выпады усмирять не столько оружием, сколько одним видом римских тог. Получилось, что варвары приветствовали тебя не через твое изображение, но лично перед тобой произносили свои приветствия императору, и ты заслужил тем, что подавил врагов своим величием, такую же славу, какую другим при суждали за покорение врагов оружием. (82) Как не похож он на того [Домициана], который не мог спокойно переносить плавание по тихому Албанскому озеру и даже по заснувшему в тишине Байянскому, не мог слышать ни удара, ни всплеска весел без того, чтобы каждый раз не содро гаться в постыдном страхе. Изолированный от всех звуков и предохраненный от всех толчков, он, находясь в полной непо движности, ездил на корабле, крепко привязанном к другому кораблю, точно это везли какуюнибудь искупительную жерт ву. Позорное это было зрелище, когда повелитель римского на

140


рода следовал за другим судном, подчинялся другому кормче му, точно корабль его был захвачен в плен неприятелем. Не ос тались чуждыми этому безобразию и реки: даже Дунай и Рейн тешились тем, что на их волнах видно было такое посрамление римского имени. Не столько приходилось стыдиться за нашу империю потому, что это видели римские орлы, римские зна мена, наконец, римские берега, сколько потому, что это наблю дали и берега врагов, тех врагов, у которых вошло в привычку разъезжать по этим же рекам, как по студеным от мороза, так и по широко разлившимся по полям, и по быстро текущим в своих берегах, на простых челнах, а подчас и просто вплавь. Я бы не стал чрезмерно восхвалять самое по себе выносливость тела и крепость рук; но если ими управляет дух, которого не смягчит ни снисходительная судьба, не соблазнит к бездейст вию и к роскоши обилие средств у государя, тогда я стану сам восхищаться и полным жизни телом, окрепшим от трудов и развившимися от упражнения членами, содействовали ли тому восхождения на горы или плавания по морям. Отсюда мне ста новится ясно, что и издревле супруги богинь и дети богов... не столько славились своими браками, сколько именно таким ис кусством. Вместе с тем я думаю, что если таковы развлечения и забавы нашего государя... то как же должны быть серьезны и напряженны его труды, после которых он обращается к такого рода отдыху?! А ведь именно удовольствия и наслаждения луч ше всего позволяют судить по их характеру о достоинстве, воз вышенности и умеренности каждого человека. Кто же может быть настолько легкомыслен, чтобы в его занятиях не прояви лось никакой доли серьезности? Нас выдает характер нашего отдыха. Разве большинство наших государей не сменяли серь езных своих занятий на увлечения пороками, отдавая все свое время азартной игре, сладострастию и роскоши?

Письма Перевод и примечания М. Е. Сергиенко и А. И. Доватура

Книга IV 11. Плиний Корнелию Минициану привет. (7) Тут же отправлены понтифики, которые хлопочут около той, которую придется закопать, придется убить. Она, прости рая руки то к Весте, то к другим богам, все время восклицала: “Цезарь считает прелюбодейкой меня! я совершала жертвопри ношения, и он победил и справил триумф”1. (8) Говорила она

141


это из угодничества или насмехаясь, из уверенности в себе или из презрения к принцепсу, неизвестно, но говорила, пока ее не повезли на казнь, не знаю, невинную ли, но как невинную не сомненно. (9) Даже когда ее спускали в подземелье и у нее заце пилась стола, она обернулась и подобрала ее, а когда палач про тянул ей руку, она брезгливо отпрянула, отвергнув этим по следним целомудренным жестом грязное прикосновение к сво ему словно совершенно чистому и нетронутому телу.

Книга VIII Канинию2

4. Плиний привет. (1) Ты прекрасно делаешь, что собираешься описать дакий скую войну3. Найдется ли тема свежее, богаче, обширнее, по этичнее и, наконец, при всей своей правдивости, сказочнее? (2) Ты будешь говорить о создании новых рек4, о переброске через реки новых мостов5, о лагерях, расположившихся на горных крутизнах6, о царе, выброшенном из дворца, выброшенном из жизни7 и не пришедшем в отчаяние8, ты расскажешь о двух триумфах: один справляли впервые над народом, не знавшим поражений9, другой был окончательным. (3) Есть здесь одна, но величайшая трудность: подобрать для всего этого соответственные слова – это неизмеримый труд да же для твоего таланта, хотя он высоко парит и крепнет в блес тящих произведениях. Некоторое затруднение будет и в том, чтобы уложить в греческие стихи варварские, дикие имена10, прежде всего имя самого царя. (4) Все, однако, можно если не победить, то смягчить искусством и старанием. (5) А кроме то го, если Гомеру позволено для гладкости стиха стягивать, рас ширять и сгибать даже нежные греческие слова, почему не раз решить тебе подобной же смелости, тем более, что это не при хоть, а необходимость? Поэтому, по праву поэтов, призови бо гов11 и среди богов того самого, чьи подвиги, дела и советы ты собираешься воспеть12, отпусти канаты, распусти паруса и уст ремись в путь во весь размах своего таланта. Когда, как не те перь? Почему, в самом деле, не заговорить мне с поэтом поэти ческим языком?

Книга X 63. Плиний императору Траяну. Мне написал, владыка, Ликорма, твой отпущенник, что ес ли из Боспора прибудет посольство, которое направляется в Рим, то его следует задержать до приезда самого Ликормы13.

142


До сих пор, по крайней мере, в тот город, где я нахожусь14, не прибыло никакого посольства, но прибыл письмоносец царя Савромата15, которого я, пользуясь неожиданной и счастливой случайностью, решил отправить к тебе с письмоносцем, кото рый опередил Ликорма, чтобы ты имел возможность одновре менно из писем Ликормы и царя ознакомиться с тем, о чем од новременно, может быть, тебе следует узнать. 64. Плиний императору Траяну. Царь Савромат написал мне, что ты должен как можно ско рее16 о чемто узнать. Поэтому я оказал содействие письмонос цу, которого послал к тебе с письмом, выдав ему подорожную. 67. Плиний императору Траяну. Посол царя Савромата остановился по своему желанию на два дня в Никее, где застал меня. Я не счел возможным, влады ка, задерживать его дольше, вопервых, потому, что было еще неизвестно, когда прибудет твой вольноотпущенник Ликорма, а затем потому, что я сам отправлялся в другую часть провин ции по неотложному требованию службы17. (2) Я счел необходимым довести это до твоего сведения, пото му что недавно писал о просьбе Ликормы ко мне задержать до его приезда посольство, которое может прибыть из Боспора. Я не видел никакого основания ждать дольше, тем более, что письма Ликормы, задерживать которые, как и сказано раньше, я не хотел, прибудут, повидимому, за несколько дней до при езда самого посла. 74. Плиний императору Траяну. Апулей, владыка, солдат из Никомедийского поста18, напи сал мне, что некий Каллидром, которого пытались задержать хлебники Максим и Дионисий, как нанявшегося к ним на рабо ту19, кинулся к твоей статуе20, а когда его привели к магистра там, показал, что он был когдато рабом у Лаберия Максима, захвачен был в Мезии Сусагом в плен и отправлен Децебалом в подарок парфянскому царю Пакору21, много лет находился у него на службе, а затем бежал и очутился в Никомедии. Его привели ко мне, и когда он рассказал то же самое, я ре шил отправить его к тебе, но несколько задержался, разыски вая гемму с изображением Пакора во всем убранстве22, кото рую, по словам Каллидрома, у него украли. (3) Я хотел, если бы она нашлась, послать ее вместе с ним, как я послал кусочек ме талла, который он, говорит, унес из парфянских рудников23. Я запечатал его своим кольцом с изображением четверки лоша дей.

143


Примечания 1

Домициан в 84 г. отправился в поход против германского племе ни хаттов, которых несколько потеснил. Серьезная опасность грозила со стороны Дунайской границы, так как дакийские племена объеди нились под главенством Децебала; римская армия дважды потерпела поражение. В Паннонии и Германии начался ряд неудач. Домициан поторопился заключить мир с Децебалом, обязавшись платить ему дань. 2 Каниний Руф – обитатель Комо, друг Плиния. Плиний в некото рых письмах побуждает его заняться литературным трудом. 3 Руф собирался написать на греческом языке эпическую поэму о двух походах Траяна в Дакию против царя Децебала (101–103 и 104–106 гг.); походы были удачными и закончились триумфами. 4 Децебал намеревался зарыть в землю свои сокровища и пустить по этому месту отведенную из старого русла реку; изменившие ему люди открыли его замысел Траяну, и это помогло римскому импера тору завладеть сокровищами (см. Дион Кассий XVII: 11, 14, 4). 5 Траян построил большой каменный мост через Дунай (см. Дион Кассий XVIII: 13). Мосты изображены на колонне Траяна. 6 О крепостях, расположенных на возвышенностях, упоминает Ди он Кассий (XVI: 11, 9,3), Изображения таких крепостей есть на колон не Траяна. 7 Децебал сам лишил себя жизни. 8 Имеется в виду длительное сопротивление Децебала римлянам. 9 Плиний сознательно игнорирует триумф Домициана над хаттами и даками (см. Светоний. Домициан: 6, 1; Дион Кассий XVIII: 7, 4; 8, 1). 10 Например, название столицы Децебала – Сармизегетуза. 11 “Илиада” и “Одиссея”, а также “Энеида” начинаются с обраще ния к музам. 12 Т. е. Траяна. Так, Вергилий в “Георгиках” (I: 34) и Гораций в “Одах” (III: 5, 2) приветствуют Августа как бога. 13 Зачем Ликорма ездил в Боспор? Почему он отважился на прось бу задержать боспорское посольство? Ответов пока нет. 14 В Никею. 15 Полное его имя на монетах Тит Юлий Савромат; царствовал в 92–124 гг. Боспорское царство находилось под покровительством Ри ма и в провинцию обращено не было. 16 Может быть, дело шло о волнении аланов, которых обязан был усмирять Савромат. 17 Плиний направлялся из Никеи в Юлиополис. 18 Это были военные посты, стоявшие по городам для их охраны и преследования разбойников и грабителей. Они помогали городской полиции и наместнику в его обязанности “разыскивать святотатцев, разбойников, похитителей людей и воров” (Дигесты 1, 18, 13). Свето ний рассказывает, что в начале правления Августа в карцерах (эргас тулах) рабовладельческих поместий оказывались наряду с рабами свободные люди, путешественники, схваченные на дороге разбойни ками и проданные ими в рабство. Август поэтому распорядился “про верить эргастулы” (Авг.: 32, 1). В Никомедии, столице провинции, стояла военная охрана, набранная не из легионеров, а из вспомога тельных войск. 19 Хлебники хотели, видимо, силой удержать у себя работника. 20 “Прибегать к статуям или изображениям императоров... запре щено... кроме тех случаев, когда под их защиту прибегает человек, за

144


ключенный в тюрьму людьми более сильными” (Дигесты 48, 19, 28, 7). 21 Лаберий Максим – был дважды консулом: в 89 г. и в 103 г. лега том в Мизии и успешно командовал армией в первую Дакийскую вой ну. Вторжение сарматов в Мезию изображено на колонне Траяна, стоявшей в Риме на его форуме. Письмо это – единственный доку мент, сообщающий об этом вторжении во время первой войны с дака ми. Сусаг – лицо неизвестное. Децебал – царь даков, с которым вел войны Траян. Пакор – парфянский царь, умер в 112 г. Каким образом посольство Децебала к Пакору (не одного же Каллидрома посылал Де цебал Пакору) могло пройти на берегу Черного моря через места, за висимые от Рима, непонятно. Путешествие Каллидрома приходится на 103–105 гг. 22 О нем дают представление монеты Пакора II. 23 Драгоценных металлов не было ни в западных, ни в централь ных округах Парфянского царства, т. е. в Ираке, Иране и на окраинах Армении. Добывали железо, свинец. Около Нишапура были знамени тые и древние копи, откуда брали бирюзу. Источник: С. Plini Caecili Secundi Epistularum libri novem, Epistularum ad Traianum liber, Panegyricus. Recensuit M. Schuster, ediorem tertiam curavit R. Hanslik. Lipsiae, in aedibus B. G. Teubneri, 1958; Письма Плиния Младшего / Пер. и прим. А. И. Доватура, М. Е. Сергиенко, В. С. Соколоваа. 2#е изд. – М., 1984.

145


Гай Светоний Транквилл Caius Suetonius Tranquillus Светоний (ок. 70 – ок. 140/150), римский писатель. Родился в Риме в семье легионного трибуна из сословия всадников. Окончил грамматическую, а затем риторическую школу, учил ся и был под покровительством у консула и писателя Плиния Младшего. В 117– 122 гг. Светоний, получивший от Траяна сан трибуна, служил при Адриане в императорской канцелярии по ученым делам, осуществляя надзор за публичными библиоте ками и исполняя должность советника по переписке. Имея до ступ к материалам государственных архивов, Светоний сочи нил свои «Жизнеописания цезарей» («De vita caesarum», или «Vitae XII imperatorum» – о цезарях из родов ЮлиевКлавдиев и Флавиев) и издал их с посвящением Септицию Клару, на чальнику преторианцев при Адриане. Утрачены титульный лист, посвящение Септицию, предисловие и начало первой книги. Кн. I–VI посвящены императорам династии Юлиев Клавдиев: Цезарь, Август, Тиберий, Калигула, Клавдий, Не рон; кн. VII – императорам, правившим в 69 г.: Гальба, Отон и Вителлий; кн. VIII – Флавиям: Веспасиану, Титу и Домициану. Из множества антикварных, филологических и философ ских сочинений (о римском календаре, о римских праздниках и играх, о римских обычаях, о греческих играх, об император ской администрации, о происхождении бранных выражений, о знаках в тексте, о телесных увечьях, о природе вещей, о знаме нитых блудницах) Светония, писавшего полатыни и погрече ски, сохранилась только часть произведения «О славных му жах» («De viris illustribus») – разделы «О поэтах» («De poetis») и «О грамматиках и риторах» («De grammaticis et rhetoribus»), и то, вероятно, в сокращенной версии. Из раздела о писателях, начинавшегося Сервием Никанором и заканчивавшегося Вале рием Пробом, сохранились краткие биографии Теренция, Гора

147


ция, Лукана, Вергилия и Персия, из группы риторов – биогра фия Пасиена, из историков – жизнеописание Плиния Старше го. Все произведение в целом было известно Иерониму, кото рый использовал его для составления своей хроники. Труд Све тония ценен обширными цитатами из государственного архива (служебных документов, преторских эдиктов, протоколов Се ната и императорской переписки), равно как и изустными све дениями, анекдотами и даже уличными песнями, представляв шими детали из жизни императоров, нередко непристойные, скандальные, сенсационные. Тем самым Светоний нарушил традицию римских предшественников в жанре исторической биографии – Варрона и Непота и официальную историю на сто летия подменил колоритным чтивом, снискав репутацию сплетника и основателя жанра светской хроники. Среди подра жателей Светония – вымышленные авторы «Жизнеописаний Августов» («Scriptores historiae Augustae»). Подробнее см.: Е. М. Штаерман. Светоний и его время // Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей / Пе# ревод М. Л. Гаспарова. Издание подготовили М. Л. Гаспаров, Е. М. Штаерман. Отв. ред. С. Л. Утченко. – М.: Наука, 1993; М. Л. Гаспаров. Светоний и его время // Там же.

Гай Светоний Транквилл Жизнь двенадцати цезарей Книга І. Божественный Юлий 22. При поддержке зятя и тестя он выбрал себе в управление из всех провинций Галлию, которая своими богатыми возмож ностями и благоприятной обстановкой сулила ему триумфы. Сначала он получил по Ватиниеву закону1 только Цизальпин скую Галлию с прилежащим Иллириком, но вскоре сенат при бавил ему и Косматую Галлию2: сенаторы боялись, что в случае их отказа он получит ее от народа. (2) Окрыленный радостью, он не удержался, чтобы не похвалиться через несколько дней перед всем сенатом, что он достиг цели своих желаний, несмот ря на недовольство и жалобы противников, и что теперьто он их всех оседлает. Ктото оскорбительно заметил, что для жен щины это нелегко; он ответил, как бы шутя, что и в Сирии цар ствовала Семирамида, и немалой частью Азии владели некогда амазонки3.

148


Книга ІІ. Божественный Август 21. ... (2) Никакому народу он не объявлял войны без причин законных и важных. Он настолько был далек от стремления распространять свою власть или умножать воинскую славу, что некоторых варварских вождей он заставлял в храме Марса Мстителя присягать на верность миру, которого они сами про сили; а с некоторых впервые пробовал брать заложниками жен щин, так как видел, что заложникамимужчинами они не доро жат4; впрочем, всем и всегда он возвращал заложников по пер вому требованию. Всех, кто бунтовал слишком часто или веро ломно, он наказывал только тем, что продавал их пленниками в рабство с условием, чтобы рабскую службу они несли вдалеке от родины и освобождение не получали раньше, чем через трид цать лет. (3) Слава о такой достойной его умеренности побуди ла даже индийцев и скифов, лишь понаслышке нам известных, просить через послов о дружбе Августа и римского народа. А парфяне по его требованию и уступили ему беспрекословно Ар мению, и вернули ему знамена5, отбитые у Марка Красса и Марка Антония, и добровольно предложили заложников6, и даже царем своим выбрали из нескольких притязателей того, которого одобрил Август.

Книга ІІІ. Тиберий 16. Он вновь получил трибунскую власть на пять лет, ему было поручено умиротворение Германии7, к нему в провинцию велено было явиться парфянским послам после переговоров с Августом в Риме. А когда пришла весть об отпадении Иллири ка, ему была доверена и эта война – самая тяжелая из всех войн римлян с внешними врагами после Пунических: с пятнадцатью легионами и равным количеством вспомогательных войск ему пришлось воевать три года при величайших трудностях всяко го рода и крайнем недостатке продовольствия. (2) Его не раз от зывали, но он упорно продолжал войну, опасаясь, что сильный и близкий враг, встретив добровольную уступку, перейдет в на падение. И за это упорство он был щедро вознагражден: весь Иллирик, что простирается от Италии и Норика до Фракии и Македонии и от реки Данубия7 до Адриатического моря, он подчинил и привел к покорности. 41. Но, вернувшись на остров [Капри], он окончательно оста вил все государственные дела. Более он не пополнял декурии всадников8, не назначал ни префектов9, ни войсковых трибу нов, не сменял наместников в провинциях; Испания и Сирия

149


несколько лет оставались без консульских легатов10, Армению захватили парфяне, Мезию – дакийцы и сарматы. Галлию опу стошали германцы – он не обращал на это внимания, к велико му позору и не меньшему урону для государства.

Книга VІ. Нерон 19. Поездок он предпринимал только две: в Александрию и в Ахайю. Но от первой он отказался в самый день отъезда, испу ганный приметой и опасностью: когда он, обойдя храмы и по сидев в святилище Весты11, хотел встать, то сперва он зацепил ся подолом, а потом у него так потемнело в глазах, что он ниче го не мог видеть. (2) В Ахайе он приступил к прорытию канала через Истм: собрал сходку, призвал преторианцев начать рабо ту, под звуки труб первый ударил в землю лопатой и вынес на плечах первую корзину земли. Готовил он и поход к Каспий ским воротам12, набрал в Италии новый легион из молодых лю дей шести футов роста и назвал его “фалангой Александра Ве ликого”. 44. Готовясь к походу, он прежде всего позаботился собрать телеги для перевозки театральной утвари, а наложниц, сопро вождавших его, остричь помужски и вооружить секирами и щитами, как амазонок. Потом он объявил воинский набор по городским трибам, но никто годный к службе не явился; тогда он потребовал от хозяев известное число рабов и отобрал из че ляди каждого только самых лучших, не исключая даже управ ляющих и писцов. (2) Всем сословиям приказал он пожертво вать часть своего состояния, а съемщикам частных домов и комнат – немедля принести годовую плату за жилье в импера торскую казну. С великой разборчивостью и строгостью он тре бовал, чтобы монеты были неистертые, серебро переплавлен ное, золото пробованное; и многие даже открыто отказывались от всяких приношений, в один голос предлагая ему лучше взы скать с доносчиков выданные им награды. 45. ... (2) Всем этим он возбудил такое негодование, что не было оскорблений, какими бы его ни осыпали. На макушку его статуи привязали хохол13 с греческой надписью: “Вот и насто ящее состязание! Теперь несдобровать!”. Другой статуе на шею повесили мех с надписью: “Сделал я все, что мог; но ты мешка не минуешь”. На колоннах писали, что своим пением он разбу дил галльского петуха. А по ночам многие нарочно затевали ссоры с рабами и без устали призывали Заступника.

150


Книга VIIІ. Домициан 2. ...(2) Он и сам изумительно притворялся человеком скромным и необыкновенным любителем поэзии, которой до того он совсем не занимался, а после того с презрением забро сил: однако в это время он устраивал даже открытые чтения. Тем не менее, когда парфянский царь Вологез14 попросил у Ве спасиана помощи против аланов с одним из его сыновей во гла ве, Домициан приложил все старания, чтобы послали именно его; а так как из этого ничего не вышло, он стал подарками и обещаниями побуждать к такой же просьбе других восточных царей. 6. Походы предпринимал он отчасти по собственному жела нию, отчасти по необходимости: по собственному желанию – против хаттов15, по необходимости – один поход против сарма тов, которые уничтожили его легион с легатом, и два похода против дакийцев, которые в первый раз разбили консуляра Оп пия Сабина, а во второй раз начальника преторианцев Корне лия Фуска, предводителя в войне против них. После перемен ных сражений он справил двойной триумф над хаттами и да кийцами, а за победу над сарматами только поднёс лавровый венок Юпитеру Капитолийскому. (2) Междоусобная война, которую поднял против него Лу ций Антоний, наместник Верхней Германии16, закончилась еще в его отсутствие, и удивительно счастливо: как раз во вре мя сражения внезапно тронулся лед на Рейне и остановил под ходившие к Антонию полчища варваров. Об этой победе он уз нал по знаменьям раньше, чем от гонцов: в самый день сраже ния огромный орел слетел в Риме на его статую и охватил ее крыльями с радостным клекотом; а весть о гибели Антония распространилась так быстро, что многие уверяли, будто сами видели, как несли в Рим его голову.

Примечания 1

По Ватиниеву закону, т.е. от народного собрания, а не обычным порядком от сената. 2 Косматая Галлия – Трансальпийская; называлась так изза обы чая галлов носить длинные волосы. 3 Сирию античные писатели часто смешивали с Ассирией, где, по преданию, и правила Семирамида; Амазонки, по мифу, обитали в Ма лой Азии. 4 Ср.: Тацит. Германия 8: “Плена германцы боятся гораздо больше для своих женщин, чем для себя, так что общины, принужденные в числе заложников ставить и благородных девушек, строже исполня ют свои обязательства”.

151


5

Знамена были отбиты у Красса при Каррах и у Антония в 35 г. до

н.э. 6

Отправляя своих родственников заложниками в Рим, парфян ский царь Фраат IV не столько выражал свою покорность, сколько из бавлял себя от опасных претендентов на престол: это понимал еще Страбон (XVI: 1, 28). 7 Данубий – Дунай. 8 Декурии всадников – неясно, идет ли здесь речь о военных под разделениях или о судейских коллегиях. 9 Префекты – начальники конницы, как трибуны – начальники легионов. 10 Консульские легаты (legati consulates) управляли император скими провинциями как проконсулы – сенатскими. 11 Тацит (Анн. XV: 36) говорит, что Нерона объял внезапный страх при входе в храм Весты и он отложил поездку в Египет, объявив, что не хочет огорчать граждан своим отсутствием. 12 Каспийские ворота – Дарьяльское ущелье на Кавказе; целью по хода было покорение Албании (совр. Азербайджан) и других закав казских областей. 13 Хохол на макушке обычно носили атлеты. 14 Вологезу Веспасиан отказал в помощи, и в отместку тот, спра вившись с аланами, напал на Сирию, но был отбит наместником Тра яном, отцом будущего императора. 15 Поход против хаттов был предпринят в защиту херусского вож дя Хариомера, изгнанного хаттами римского ставленника. Хотя ре шительного сражения не произошло, поход был успешен: к империи был присоединён большой клин германской территории за Рейном и Дунаем – Декуматские поля. Тем не менее, по уверениям Диона (67, 7) и Плиния (Панегирик: 1617), триумф Домициана был сплошной ин сценировкой: добыча была захвачена у провинциалов и римских со юзников, а изъявления покорности противника вымышлены. 16 Луций Антоний Сатурнин поднял восстание в Могонциаке (ны не Майнц) и рассчитывал на поддержку озлобленных на Домициана хаттов; его разбил наместник Ретии Луций Аппий Максим Норбан. О сказочно быстром распространении слуха об этой победе упоминает и Плутарх (Эмилий Павел: 25). Источник: Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей / Перевод М. Л. Гаспарова. Издание подготовили М. Л. Гаспаров, Е. М. Штаерман. Отв. ред. С. Л. Утченко. – М.: Наука, 1993.

152


Луций Анней Флор Lucius Annaeus Florus Луций Анней Флор, римский историк, писавший во времена императора Адриана (117–138). Флор, вероятно, принадлежал к роду Аннеев и состоял в родстве с Сенекой, Луканом и Мелой Аннеями и приходился племянником Плинию Старшему (23/24–79), который незадолго до своей гибели при изверже нии Визувия поручил ему составление выписок из историчес ких сочинений. Рутинная работа по конспектированию пере росла в конце концов в систематическое изложение истории Рима по четырем возрастам: младенчество – эпоха царей, отро чество – республика до завоевания Римом Италии, зрелость – республика от покорения Италии до Августа, старость – от Ав густа до Траяна. В периодизации Флор следует концепции Ци церона, изложенной в трактате «О государстве». При этом ав тор остался верен первоначальному замыслу – дать системати зированное описание римских войн. В числе источников Флора фигурирует главным образом Тит Ливий, в меньшей мере – Саллюстий, Цезарь, Т. Помпоний Аттик, М. Теренций Варрон, Веллей Патеркул, Сенека Младший, Силий Италик и Лукан. «Эпитомы Римской истории обо всех войнах на семьсот лет» в двух книгах, или «Две книги извлечений из Тита Ливия о всех войнах за 700 лет» («Epitome de Tito Livio bellorum omnium annorum DCC libri duo») Флора в качестве надежного источни ка использовали впоследствии Фест Руф, Иордан, Иоанн Мала ла и др., по цитатам которых исследователи восстанавливают сомнительные места исходного текста. Сочинение Флора, кото рого не относят к корифеям исторической мысли, пользовалось тем не менее чрезвычайным спросом в качестве справочника: оно дошло до нас более чем в 90 списках, а один из восхищен ных читателей оставил на его полях бесспорную характеристи

153


ку этого популярного труда: Nemo verius, nemo brevius, nemo ornatius ‘Никто вернее, никто короче, никто красивее’. Подробнее см.: А. И. Немировский. Исторический труд Луция Аннея Флора // Луций Анней Флор – историк древнего Рима / Перевод М. Ф. Дашковой и А. И. Немировского. Комментарии А. И. Немиров# ского. – Воронеж: Изд#во Воронеж. ун#та, 1977.

Луций Анней Флор Эпитомы Римской истории обо всех войнах на семьсот лет Перевод М. Ф. Дашковой и А. И. Немировского Комментарии А. И. Немировского

Книга І XXXIX. Фракийская война III. 4. После Македонии – такова была воля богов – против нас восстали фракийцы, до этого данники Македонии, и, не ог раничившись вторжением в ближайшие провинции, Фессалию и Далмацию, распространились до Адриатического моря. За держанные им, словно вмешательством природы, они бросили свои дротики в его воды. (2) И не было в то время ничего более жестокого, чем их обращение с пленниками: они совершали возлияния богам человеческой кровью, пили из человеческих черепов и делали для себя забаву из смерти пленников, сжигая их и удушая дымом; а также пытками исторгали плоды из чре ва беременных матерей. (3) Наиболее жестокими из фракийцев были скордиски1, и хитрость их не уступала силе. (4) Такой ха рактер породила жизнь в лесах и на горах. Армия, которую вел Катон, была не только рассеяна и обращена в бегство, но, что подобно чуду, полностью уничтожена. (5) Дидий вытеснил их, разбредшихся во время грабежей, во Фракию. Друз добился большего и запретил переходить Дунай. Минуций опустошил весь Гебр, однако отпустил многих, пока неверный лед выдер живал тяжесть коней. Вулсон проник на Родоп и Кавказ. Кури он дошел до Дакии, но испугался ее дремучих лесов. Аппий прошел до сарматов, Лукулл – до Танаиса и Меотийского озера – границы народов. (7) Эти свирепейшие из врагов могли быть усмирены не иначе как их же обычаями. И хотя жестоко при менять против пленников огонь и железо, однако не было ниче

154


го страшнее для варваров, чем перенести наказание и остаться жить с отрубленными руками.

XL. Война с Митридатом III. 5. Понтийские народы размещаются слева по отноше нию к северу и получили свое название от Понтийского моря. Древнейшим царем этих народов и местностей был Айет2, за тем Артабаз, происходивший от одного из семи персов, потом Митридат, превосходивший величием их всех. (2) Ведь для войны с Пирром было достаточно четырех лет, с Ганнибалом – тринадцати, Митридат же сопротивлялся сорок лет, пока не был сломлен в трех величайших войнах счастьем Суллы3, хра бростью Лукулла, величием Помпея. (3) В качестве причины этой войны он выставил легату Кассию нарушение своих гра ниц Никомедом Вифинцем. Но на деле, обуреваемый грандиоз ными замыслами, он жаждал овладеть Азией, а если удастся, то и Европой. (4) Надежду и уверенность внушили ему наши пороки. Непосредственным же поводом было то, что нас разди рали гражданские войны. Марий, Сулла, Серторий выявили незащищенную сторону империи. (5) Когда раненое государст во находилось в полном смятении, на утомленных и истерзан ных граждан, словно улучив момент, от крайних дозорных ба шен севера внезапно обрушился нежданный вихрь понтийской войны. (6) Вифиния была сломлена первым же военным натиском. В равной степени была устрашена Азия, и без промедления подвластные нам города и народы перешли к царю. (7) Он при ближался, он угрожал, подменяя жестокостью военную до блесть. Что может быть возмутительнее одного из его распоря жений, когда он приказал уничтожить всех римских граждан, находившихся в Азии! В то время были преданы поруганию все людские и божеские законы, частные жилища, храмы и алта ри. (8) Но этот террор по отношению к Азии делал доступной для царя и Европу. В результате Архелаю и Неоптолему, назна ченным префектами, подчинились Киклады, за исключением Родоса, крепко стоящего за нас, а также Делос, Евбея и даже Афины, краса всей Греции. (9) И уже вся Италия и город Рим были охвачены страхом перед царем. Наконец, поспешил наи лучший военачальник Л. Сулла и, действуя с такой же беспо щадностью, как бы одной рукой опрокинул обрушившегося на нас злейшего врага. (10) Город Афины, мать злаков (кто пове рит!), осадой и голодом заставил есть человечину. После этого

155


был разрушен порт Пирей, опоясанный шестью или более сте нами. Однако, усмирив неблагодарнейших людей, Сулла, по его собственным словам, пощадил их святыни в честь предков и ради былой славы. (11) Изгнав гарнизоны царя из Евбеи и Бе отии, рассеял все его силы в сражении у Херонеи, затем в сра жении у Орхомена и, тотчас же перебравшись в Азию, одолел его самого. Война пришла бы к концу, если бы Сулла не пред почел скорый триумф истинному. (12) С понтийцами был за ключен договор. Вифиния перешла от Митридата к Никомеду, Каппадокия – к Ариобарзану4. Азия стала нашей, как прежде. Но Митридат был только отогнан. Это не сломило, а воспламе нило понтийцев. (13) Царь, разбитый в Азии и Европе, требо вал теперь уже не чужого, но как бы принадлежавшего ему по праву войны. (14) И подобно тому, как ярче разгорается пламя в небрежно затушенном очаге, Митридат с большим войском и силами своего царства вновь прибыл в Азию по морю, суше и рекам. (15) Город Кизик, славный своей цитаделью, стенами, гава нью, мраморными башнями, был украшением азиатского бере га. На него, словно на второй Рим, царь обрушился со всей во енной мощью5. (16) Готовность к сопротивлению вызвал у граждан гонец, который принес известие о прибытии Лукул ла6. Благодаря исключительной ловкости, он – страшно ска зать! – проплыл на надутом мехе среди вражеских кораблей, а затем прошел часть пути пешком, показавшись тем, кто его увидел, подобием морского животного. (17) Все это обернулось для царя поражением: изза длительности осады его воинов за мучил голод и, как следствие, повальная болезнь. Когда же он отступил, Лукулл последовал за ним и так разгромил, что реки Граник и Эзеп7 переполнились кровью. (18) Хитрый царь, зная о римской жадности, приказал беглецам разбросать золото и деньги, чтобы задержать преследователей. Бегство морем не было более удачным, чем по суше. Буря в Понте разбила в щеп ки более ста кораблей, напруженных военными припасами, уничтожив их, словно в морском сражении (19), так что и впрямь казалось, будто Лукулл, заключив своего рода союз с волнами и бурей, наслал на царя убийственный ветер. (20) Те перь были истощены все силы могущественного царства. Но дух Митридата возвеличился бедами. (21) Обратившись к со седним народам, он в конце концов вовлек в свое падение поч ти весь восток и север. Взялись за оружие иберы, каспии8, ал баны, обе Армении9. И посредством всего этого фортуна доби

156


лась почетного положения, имени и славных подвигов для са мого Помпея. (22) Он, видя, что Азия потрясена новыми мяте жами и что один за другим поднимаются цари, решил, что не следует медлить. Прежде чем народы успели объединиться, он навел через Евфрат10 мост из кораблей и раньше всех перепра вился через реку. Столкнувшись с царем, бегущим в глубь Ар мении, он разбил его в единственном сражении11 – таково счас тье этого мужа! (23) Сражение произошло ночью, в нем участво вала Луна. Словно сражаясь на стороне Помпея, богиня распо ложилась за спинами его воинов и вытянула римский строй, так что понтийцы приняли за врагов удлинившиеся тени. (24) В такую ночь был разбит Митридат. И больше ему ничто не по могло, хотя он и делал все возможное, подобно змее, которая угрожает хвостом, когда у нее отрублена голова. (25) Убежав от врага к колхам, он решил присоединить Боспор, оттуда пере правиться через Фракию, Македонию и Грецию и таким обра зом неожиданно вторгнуться в Италию. (26) Эти планы опере дила измена граждан и преступление сына Фарнака. И Митри дат пронзил себя мечом, поскольку не подействовал яд. (27) Между тем Гней Великий, преследуя остатки мятежной Азии, метался среди различных народов и стран. Следуя за ар мянами на восток, он овладел их столицей Артаксатой и прика зал царствовать припавшему к его ногам Тиграну. (28) На севе ре, следуя путем скифов, словно в море по звездам, он разбил колхов, простил Иберию, пощадил албанов. Поставив лагерь под самым Кавказом, он приказал царю колхов Орхозу опус титься в равнины, а Артоку, что правил иберами, выдать за ложниками детей. Орода же одарил сам, так как тот прислал ему из Албании золотое ложе и другие подарки. (29) Далее, по ведя войско на юг, он прошел сирийский Ливан и Дамаск и про нес римские знамена через знаменитые благовонные рощи, че рез леса фимиама и бальзама. (30) Арабы были готовы ко все му, что бы он ни приказал. Иудеи попытались защищать Иеру салим. Но он вступил и туда и увидел зияющий тайник нечес тивого народа, золотую лозу под покровом. Сделавшись арбит ром между двумя братьями, спорящими изза царской власти, он приказал царствовать Гиркану. Аристобула же, пытавшего ся восстановить свою власть, бросил в тюрьму. (31) Так под предводительством Помпея римский народ проник до крайних пределов Азии, а ту Азию, которой уже владел в качестве по граничной провинции империи, сделал серединной. За исклю чением парфян, склонившихся к договору, и индов, которые

157


тогда еще нас не знали, мы владели всей Азией, простиравшей ся между Красным морем, Каспием и Океаном, покоренной и подавленной знаменами Помпея.

Книга ІІ Перевод и комментарии А. И. Немировского

XXI. Война с Антонием и Клеопатрой IV. 12. Здесь конец гражданским войнам. Другие войны про тив внешних народов вспыхивали на краю света, в то время как империю разрывали свои беды. (2) Несомненно, мир в чемто изменился: выи чванливых и надменных народов, еще не при выкшие к удилам рабства, выскальзывали из накинутого ярма. (3) Особенно жестокой была борьба на севере, где обитали нори ки, иллирийцы, паннонцы, далматинцы, мезийцы, фракийцы и даки, сарматы и германцы.

XXIX. Сарматская война (20) Сарматы скакали на конях по необозримым степям. То му же Лентулу показалось достаточным препятствовать их пе реходу через Данувий. У них нет ничего, кроме снега, инея и лесов. Такое варварство, что даже нет понятия о мире.

XXXIV. Мир с Парфией и обожествление Августа (61) И вот были покорены все народы на западе и на юге, на севере – между Реном и Данувием – и на востоке – между Ки ром12 и Евфратом. Остальные, независимые от империи племе на чувствовали ее величие и начали питать почтение к римско му народу как к владыке мира. (62) Скифы и сарматы отправи ли послов с просьбой о дружбе. Серы13 и живущие под самым солнцем инды14, принеся в дар геммы, жемчуг и слонов, сочли наибольшей данью длительность пути, на который у них ушло четыре года. Уже цвет кожи этих людей допускал, что они при шли из другого мира. (63) Парфяне как бы раскаивались в сво ей победе: они добровольно вернули знамена, какие добыли во время поражения Красса15. (64) Так повсеместно среди рода че ловеческого воцарились либо прочный мир, либо перемирие, и поэтому Август в 700 году от основания Рима закрыл храм дву ликого Януса, который до этого закрывался всего два раза16: при царе Нуме и после первого поражения Карфагена. (65) Те перь, посвятив себя миру, он с помощью многих суровых и строгих законов пытался удержать в узде век, обратившийся

158


ко всем порокам и роскоши. За эти великие дела он был провоз глашен несменяемым диктатором17 и отцом отечества. (66) До шло даже до обсуждения в сенате, не назвать ли его Ромулом, поскольку он основал империю. Но более священным и почет ным представилось имя Август. Ведь тем самым он обожеств лялся при жизни18.

Примечания 1 Скордиски были кельтским племенем, занявшим в IV в. до н.э. го

ры над долиной Савы, на границе с Паннонией. Флор ошибочно назы вает их фракийцами. 2 Иначе Эет, Ээт – легендарный царь Айи (Колхиды), отец Медеи. 3 Луций Корнелий Сулла, консул 88 г. до н.э. 4 Ариобарзан I, царь Каппадокии (9563 гг. до н.э.). 5 Начало осады Кизика Митридатом – 73 г. до н.э. 6 Л. Лициний Лукулл, известный сулланец, консул 74 г. до н.э. 7 Граник и Эзеп впадают в Пропонтиду. 8 Племя, помещаемое писателями I в. на берегу Каспийского зали ва, рядом с амазонкамисавроматидами. 9 Великая и Малая Армении. 10 Переправу через Евфрат совершил не Помпей, а Лукулл. 11 Битва при Дастейре в 66 г. до н. э. 12 Кир (современная Кура) указан как северный предел восточных владений Рима. 13 О посольстве серов (китайцев) к Августу другие авторы не сооб щают, но упоминание серов появляется у латинских авторов впервые при Августе. 14 Об индийском посольстве к Августу: Деяния божественного Ав густа: 31; Страбон XV: 1, 4. 15 Август говорит о возвращении знамен трех римских полковод цев (Деяния божественного Августа: 29). Веллей Патеркул сообщает о возвращении знамен Красса и Антония (II: 91, 1). 16 Август закрывал храм Януса трижды: в 29 и 25 гг. до н.э., и тре тья дата неизвестна (Светоний. Август: 22). 17 Расхождение со всеми авторами, утверждающими, что Август не принял предложенную ему диктатуру. 18 Ср. Светоний. Август: 7, 2, где дается та же мотивировка присво ения имени Август. Источник: Juli Flori epitomae de Т. Livio bellorum omnium annorum DCC libri II / Recensuit et emendavit Otto Jahn. – Lipsiae, 1852; Луций Анней Флор – историк древнего Рима / Перевод М.Ф. Дашковой и А.И. Немировского. Комментарии А.И. Немировского. – Воронеж: Изд#во Воронеж. ун#та, 1977.

159


Гай Юлий Солин Caius Julius Solinus Гай Юлий Солин (ІІІ в.), римский историк. Обстоятельства жизни неизвестны. Его сочинение «Собрание достопамятных сведений» («Collectanea rerum memorabilium») – компиляция из различных латинских авторов, но основном – лаконичный пересказ «Естественной истории» Плиния Старшего. Изложе ние источников у Солина в основном добросовестное, хотя слу чаются и искажения. Первая часть сочинения посвящена исто рии Рима, вторая – о человеке, а в остальном – это описание земли в известной ее части (orbis terrarum): Италия, Греция, Понт, Скифия, Германия, Галлия, Британия, Испания, Афри ка, Аравия, Сирия, Малая Азия, Ассирия, Индия и Парфия. Географические описания сопровождаются сведениями о мест ных жителях, животных, растениях и минералах. Подробнее описываются те земли, о которых мало что известно. При этом, конечно же, и сам автор увлекается фантастическими предани ями. В данной хрестоматии мы полагаемся на выборку И. И. Маханькова, который разделил материал по шести тематичес ким рубрикам (антропология, этнография, зоология, ботаника, минералогия океан и приливы), установив свой порядок изло жения и озаглавив рубрики по своему усмотрению. Отдельные же выдержки даны по В. В. Латышеву. Подробнее см.: И. И. Маханьков. Свод естественных знаний // Знание за пределами науки. Мистицизм, герметизм, астрология, алхимия, магия в интеллектуальных традициях I–XIV вв. – М.: Республика, 1996.

161


Гай Юлий Солин Собрание достопамятных сведений Перевод и комментарии И. И. Маханькова и отчасти В. В. Латышева

I. Антропология Острота зрения (1, 99) Большой остротой зрения обладал человек по имени Страбон, о котором Варрон рассказывает, что он видел за 135 миль [200 км]. Этот Страбон, стоя на Лилибейской скале, за просто пересчитывал корабли карфагенского флота, отплывав шего из Карфагена. (100) Цицерон сообщает о полном тексте «Илиады», так мелко написанном на пергаменте, что он уме щался в ореховой скорлупе. Калликрат вырезал из слоновой кости таких мелких муравьев, что отдельные части их были не видимы глазу. (101) Аполлонид1 сообщает, что в Скифии встре чаются женщины, которых называют битиями. У них в глазах двойные зрачки, и если такая женщина в сердцах на кого по смотрит, тот человек умирает.

II. Этнография 3. Племена Северного Причерноморья (15, 1) У невров берет начало река Борисфен, в которой во дится превосходная на вкус рыба без костей, с одними только нежными хрящами. (2) Невры, по верным сведениям, в опреде ленные моменты превращаются в волков, а затем, по прошест вии времени, которое на это отведено, вновь принимают чело веческое обличье. (3) Бог у этого народа – Марс, вместо статуй они почитают мечи, в жертву приносят людей. Очаги они топят костями. С ними соседствуют гелоны. Эти из кожи врагов изго товляют себе одежду, а лошадям – попоны. С гелонами грани чат агатирсы (агафирсы). Они разрисовывают себя в синий цвет, волосы также красят синим, но тут имеются различия: чем важнее человек по положению, тем сильнее он раскрашен, так что скудная раскраска есть признак низкого положения. (15, 4) Далее идут антропофаги, ужасной пищей которых служит человеческое мясо. Этот нечестивый обычай – причина унылой пустынности прилегающих к этому племени земель: соседние племена покинули их. По этой же причине до самого

162


моря, называемого Табис2, изза протяженности его берегов, обращенных на юговосток, земля безлюдна, представляя со бой огромную пустыню, тянущуюся до самой Серы3. (5) Хали бы и даги, обитающие в азиатской Скифии, жестокостью ни чуть не уступают свирепейшим племенам. Обитающие на бере гу албанцы, которые хотели бы, чтобы их считали потомками Ясона, рождаются со светлыми волосами. Белизну волос албан цы считают за вещий признак, поэтому цвет головы дал назва ние самому племени4. Зрачки глаз у них, как у совы, изза чего ночью они видят лучше, чем днем. (15, 13) К антропофагам азиатской части причисляют эссе донов, которые даже среди своих слывут оскверненными упо треблением чудовищной пищи. В обычае у эсседонов сопровож дать погребение родителей пением, а потом, созвав близких, зу бами растерзать труп и, смешав с мясом скота, его пожрать. Че репа, обложив их золотом, они используют в качестве чаш. (15, 14) Среди скифов скифотавры приносят в жертву чуже странцев. Скифыкочевники следуют туда, где есть корм. Ски фыземледельцы, обитающие в Европе, возделывают поля. Те скифы, что живут в Азии, и чужому не дивятся, и своим не до рожат. Сатархи, отвергшие употребление золота и серебра, на всегда оградили себя от корыстолюбия. (15) Обычаи обитаю щих во внутренних областях скифов грубее: живут они в пеще рах, чаши себе изготовляют, не в пример эсседонам, из вражес ких черепов. Любят битвы, кровь павших в бою пьют прямо из ран. Чем больше врагов убил воин, тем больше ему честь, не убить же никого – позор. (16) Заключенные договоры они скрепляют глотком крови друг у друга.

4. Гипербореи (16, 1) Если без разбора верить всему, что дошло до нас о ги пербореях, то их следовало бы считать выдумкой и чистой фан тазией. Но поскольку подобные сообщения исходят также и от лучших авторов, которым можно верить, бояться обмана нет оснований. Итак, поговорим о гипербореях. Обитают они за Птерофором5, который, как сообщают, находится по ту сторону Севера. (2) Счастливейший это народ. Считается, что они оби тают скорее в Азии, чем в Европе. Другие же помещают их по середине солнечного пути, когда Солнце заходит у антиподов и восходит у нас. Но это противоречит разуму, поскольку между тем и другим континентом пролегает широкое море. Следова тельно, они обитают в Европе. (3) Считается, что у гипербореев

163


находится ось мира, а также крайние звездные орбиты. У них светло по полгода, а Солнце исчезает только на один день. Од нако некоторые полагают, что Солнце у них восходит не еже дневно, как у нас, а в весеннее равноденствие, заходит же в осеннее. Так что шесть месяцев без перерыва у них день, а по том шесть месяцев – ночь. Климат у них очень мягкий, воздуш ные дуновения полезны для здоровья, а ветры не несут с собой ничего вредоносного. Домом гипербореям служат рощи и леса, а ежедневное пропитание им доставляют деревья. (4) Вражды гипербореи ни с кем не знают, болезни им не досаждают, обету кротости все они одинаково верны. Свою смерть гипербореи на кликают сами, а ее промедление преодолевают добровольным уходом из жизни. (5) Тот, кто пресытился жизнью, должен, по их мнению, после роскошного пиршества с обильным возлия нием стремглав броситься в море с определенной обычаем ска лы. Такой вид погребения гипербореи почитают наиболее слав ным. Еще говорят, что гипербореи имеют обыкновение посы лать начатки плодов Аполлону Делийскому, снаряжая для это го благонравнейших дев. (6) Но поскольку случалось, что изза коварства чужестранцев девы эти возвращались обратно не не винными, впоследствии гипербореи начали в своих собствен ных пределах отправлять священнослужение, ранее практико вавшееся за рубежом.

5. Аримфеи и другие племена (17, 1) В Азии есть еще одно племя, обитающее на крайнем юговостоке, там, где кончаются хребты Рифейских гор6. Аримфеев считают схожими с гипербореями. Как и те, они на ходят отраду в зеленеющих деревьях, питаются же ягодами. Как мужчины, так и женщины тяготятся своими волосами, по этому те и другие их стригут. Любят аримфеи покой, вредить же кому бы то ни было не любят. (2) Они почитаются святыми, и посягательство на них считается нечестивым даже у самых свирепых народов. Кто боится опасности у себя на родине, тот, перебежав к аримфеям, будет в безопасности, словно в надеж ном укрытии. За ними обитают киммерийцы и племя амазо нок, чьи области простираются до самого Каспийского моря, которое омывает азиатские просторы, а потом позади Скифии сливается с Океаном. XIX. 3. Каспийское море с другой стороны Понта за массаге тами и скифамиапалеями в Азиатской земле отличается прес ной водой; это испытано Александром Великим, а затем Пом

164


пеем Великим, который во время Митридатовской войны, как передает его сослуживец Варрон, пожелал лично [дословно – самими глотками] удостовериться в этом. XIX. 4. Полагают, что это происходит от большего числа рек, которые изливаются туда в таком количестве, что изменя ют природные свойства моря. Не умолчу, что в то же время то му же Великому удалось в восемь дней пройти из Индии в Бак трию до реки Далиера, где она впадает в реку Окс, затем к Кас пийскому морю, а оттуда через Каспий проникнуть к течению реки Кира7, которая течет по границе Армении и Иберии. (19, 6) По словам Ксенофонта Лампсакского8, остров Абал кия отстоит от берега Скифии на расстоянии трехдневного пла вания. Остров этот огромный, почти как континент. Невдалеке от него расположены Эонские острова9, жители которых пита ются яйцами морских птиц и диким овсом. (7) Рядом есть и другие подобные им острова, на которых живут гиппоподы (ко неногие), имеющие человеческий вид, и только ноги у них ло шадиные. (8) Обитают там и фанессии, уши которых такой не обычайной величины, что покрывают их целиком, так что им и плаща никакого не нужно. XLIX, 6. Здесь пограничная черта, на которой персидская граница соединяется со скифской; этих скифов персы на своем языке называют саками, а скифы в свою очередь зовут персов хорсаками и гору Кавказ Кроукасом, т. е. белеющим от снегов. XLIX. 7. Здесь очень густое население с неподкупным посто янством хранит с парфянами закон искони установленных от ношений; из этих народов наиболее известны массагеты, эссе доны, сатархи и апалеи. За ними, вследствие того, что в проме жутке живут грубейшие варвары, об обычаях других племен мы почти не имеем определенных сведений.

III. Зоология 2. Тигры на АмуДарье (17, 5) Этот вид животных замечателен своей пестрой рас цветкой и ловкостью. Красив огненнорыжий с темными поло сами мех тигров. Трудно решить, чем более замечательны тиг ры – быстротой или выносливостью. Нет для тигра ничего дале кого: не страшны ему любые расстояния; никто от него не мо жет убежать; как бы ни опережала его добыча, он ее догонит. (6) Но в наибольшей степени сила тигров проявляется тогда, когда ими владеют родительские чувства, то есть когда им при ходится иметь дело с ловцами тигров. Неважно, придет ли по

165


хититель пешком или приедет верхом, будет ли он действовать хитростью, скроется ли за водной преградой, – ничто ему не по может. Замечено, что, если был похищен хотя бы один дете ныш, тигр, видя, как похитители отплывают, в бессильной ярости бросается со скалы, жизнью искупая свое промедление.

4. Бобры на Черном море (13, 2) Повсюду на Понте10 в большом количестве водятся бо бры, которых называют еще “касторами”11. Бобер похож на вы дру, хватка челюстей у него – железная, так что, вцепившись в человека, он разжимает их, только когда почувствует, что пе рекусил кость. Особенно ценятся яички бобра, потому что из них приготовляют снадобья. Поэтому, когда бобер чувствует, что его вотвот поймают, он сам пожирает свои яички, чтобы не было пользы ловцам.

7. Хамелеон (40, 21) По всей Азии множество хамелеонов. Это четвероно гое животное похоже на ящерицу, только ноги у хамелеона прямые и длинные. Хвост длинный, закрученный спиралью, когти крючковатые, плавно загнутые. Передвигается хамелеон медленно, движениями напоминая черепаху. Кожа хамелеона грубая, как у крокодила. Вылезающие из орбит немигающие глаза заглублены во впадины. (22) Зрачки у хамелеона непо движны, и он переводит взгляд с предмета на предмет, вращая всем глазом. Пасть у хамелеона постоянно открыта, но не для того, чтобы чтото схватить. Ибо хамелеон ничего не ест и не пьет, а питается лишь вдыхаемым воздухом. (23) Расцветка у хамелеона разнообразная и может мгновенно изменяться, так что, к чему бы он ни приблизился, сразу становится одинаково го с этим цвета. Есть два цвета, которых хамелеон не может воспроизвести: красный и белый, остальные же он легко пере нимает. Тело его почти лишено мяса, селезенка отсутствует, и только в крошечном сердце содержится немного крови. Зимой хамелеон прячется, размножается весной. (24) Хамелеон смер тельно опасен для ворона, ведь даже убитый вороном хамелеон способен за себя отомстить: отведав его мяса, ворон тут же уми рает. Но есть у ворона средство против этого, милостиво даро ванное природой, ибо, ощутив недуг, ворон глотает лавровые листья и поправляется.

166


8. Верблюды (49, 9) Бактрийцы разводят очень выносливых верблюдов, много их и в Аравии. Различаются они тем, что у аравийских верблюдов два горба, а у бактрийских – один. Верблюды никог да не сбивают ног, потому что их раздвоенные пальцы снабже ны мясистыми подушками. Но в то же время это и опасно, по тому что ноги верблюдов лишены надежного упора о землю. У верблюдов две функции: одни из них предназначены для пере носки грузов, другие же – беговые. Но и первые способны под нять не свыше установленного веса, и вторые не в состоянии преодолеть более определенного расстояния. (10) Стремление к продолжению рода овладевает верблюдами до такой степени, что в брачный сезон они впадают буквально в бешенство. Верб люды ненавидят лошадей. Они способны переносить жажду в течение четырех дней. Когда же представляется случай на питься, они пьют очень много, чтобы и возместить уже перене сенную жажду, и запастись водой на будущее. Верблюды любят мутную воду, а от чистой отказываются. (11) Так что если вода недостаточно грязна, верблюды топчутся в ней, пока она не за мутится. Живут верблюды до ста лет, если только, оказавшись в непривычном для себя месте, не заболеют от перемены клима та. Для войны используют самок верблюда, чемто наподобие кастрации лишая их страсти к совокуплению, потому что счи тается, что в таком состоянии они сильнее.

13. Журавли (10, 12) Хорошо известно, что зимой журавли в большом ко личестве слетаются в северные области12. Не будет излишним поведать, в какие места лежит их путь. Летят они, словно вои ны, под руководством вожака. Чтобы ветер не отбрасывал от цели, журавли глотают песок, а также поднимают в качестве балласта камешки, набирая таким образом необходимый вес. (13) После этого они устремляются ввысь, чтобы сверху обо зреть земли, на которые лежит их путь. Впереди стаи летит са мый надежный в полете журавль, который ведет за собой дру гих, криком подгоняя нерадивых. Когда первый журавль ох рипнет, его сменяет другой. (14) Если журавлям предстоит пе релететь через Понт, они отыскивают узкое место, а именно (это можно видеть своими глазами) участок между Таврикой и Пафлагонией, то есть между горами Карамбис и Криумето пон13. Чувствуя, что половина пути позади, журавли освобож даются от груза камешков. (15) Об этом сообщают моряки, ко

167


торым часто приходится быть осыпанными каменным дождем. Но песок журавли изрыгают из себя не раньше, чем будут уве рены в благополучном прибытии на место. Журавли сообща по могают своим уставшим спутникам, и, если ктото не может больше лететь, все собираются вокруг и поддерживают его в воздухе, пока он вновь не наберется сил. Не меньше заботятся они друг о друге на земле. (16) По ночам журавли сменяют друг друга на страже, так что каждый десятый постоянно не спит. Стоя на часах, журавль держит в лапах грузик, так что если его вдруг сморит сон, грузик выпадет и его уличит. Об опасности журавли извещают криком. О возрасте журавля можно судить по его цвету: в старости они чернеют.

IV. Ботаника 9. Растения Индии (52, 46) Индийские леса достигают такой высоты, что даже пущенная из лука стрела не долетает до вершин деревьев. (47) Есть здесь плодоносящая смоковница, ствол которой достигает шестидесяти шагов [88,7 м] в окружности, а тень от ветвей за хватывает в окружности два стадия [370 м]. Широкие листья этой смоковницы по форме похожи на щиты амазонок, а плоды ее отличаются сладостью.

V. Минералогия 1. Изумруды (15, 23) ...Из этой области14 происходит изумруд, который, согласно Теофрасту, занимает третье по ценности место среди камней. Хотя изумруды находят и в Египте, Халкидонии, Ми дии и Спарте, особенно ценятся скифские изумруды. Нет для глаза ничего приятнее этих изумрудов, и пользой они превос ходят все другие камни. (24) Зелень изумруда сочнее зелени во дорослей, ярче пойменных трав. Кроме того, нежный их цвет восстанавливает зоркость утомленных продолжительным на пряжением глаз, в то время как созерцание блеска других кам ней зоркость притупляет. По этой же причине изумрудов не должен касаться инструмент резчика, дабы не испортить их за мечательный естественный узор. Впрочем, настоящий изумруд с трудом поддается обработке. (25) Полноценность изумруда удостоверяется его прозрачностью. Когда изумруд круглый, он должен все вокруг себя окрашивать в зеленый цвет. Если же изумруд вогнутый, в нем должно отражаться лицо наблюдате ля. Кроме того, хороший изумруд должен сохранять все свои

168


свойства и в тени, и при свете лампы или Солнца. Но лучшие изумруды находят на обширных плато. (26) Находят их в сезон этесий [пассатов], когда они блестят, обнажившись от скрывав шей их почвы, поскольку в это время пески приходят в движе ние. Другие, менее благородные изумруды встречаются среди скальных пород или на медных рудниках. Последние называ ются медными изумрудами. (27) В изумрудах низкого качества имеются включения свинца или соли. Иногда эти включения имеют вид волосяных прожилок. Темные изумруды ценятся больше. Качество изумруда может быть улучшено, если его пропитать чистым зеленым оливковым маслом. (28) Встречает ся в Скифии и камень киан15. Лучше всего, если он отливает си невой. Сведущие в камнях люди различают в этих камнях мужской и женский пол. У женских камней блеск ровный, а мужские переливаются точками включенной в них золотой пы ли.

2. Горный хрусталь (15, 29) Имеется здесь и горный хрусталь. Хотя его находят также в большей части Европы, а также коегде в Азии, лучше всего – скифский. В основном он идет для изготовления куб ков, хотя в него можно наливать только холодные напитки. (30) Кристаллы хрусталя имеют шестиугольную форму. Сбор щики хрусталя отбирают самые чистые его куски, чтобы ника кая рыжина, никакие пузыри или помутнение не препятство вали взгляду. Также смотрят за тем, чтобы хрусталь был не слишком твердым, потому что в этом случае он более хрупок. (31) Считается, что хрусталь образуется в результате сгущения льда, но это не так, поскольку в таком случае хрусталь бы не встречался ни в Алабанде16 в Азии, ни на Кипре, поскольку там постоянно жарко. Супруга Августа Ливия в числе прочих даров пожертвовала Юпитеру Капитолийскому хрустальную глыбу весом в 150 фунтов.

VI. Океан и приливы (23, 17) С внешней стороны земля омывается Океаном. Соот ветственно берегам, которые он омывает, его называют Ара вийским, Персидским, Индийским, Эосским, Серийским, Гир канским, Каспийским, Скифским, Германским, Галльским, Атлантическим, Ливийским, Египетским. (18) Самые бурные приливы бывают у берегов Индии, причем там они причиняют обширные разрушения. Происходит это то ли от того, что воды

169


здесь вздымаются выше под влиянием жары, то ли от того, что в этой части света полноводнее источники и реки. (19) До сих пор не выяснено, по какой причине возникают приливы, а так же как получается, что Океан, только что выходивший из бере гов, вновь отступает. Очевидно, многие высказываются по это му поводу, руководясь не поисками истины, а собственной предрасположенностью. Заранее отказавшись от исследования мнений, находящихся в противоборстве, два из них мы все же считаем наиболее достоверными. (20) Физики утверждают, что мир – это животное, и, будучи составлен из различных стихий, он движется духом, а управляется умом. И дух, и ум, распрост раняясь по членам мирового тела, сообщают этой вечной грома де жизненную силу. (21) Подобно тому как в наших телах про исходит воздушный обмен, так и через мировые ноздри, поме щающиеся гдето в океанских глубинах, осуществляются вдо хи и выдохи, в соответствии с которыми моря то наступают, то отступают. (22) Правда, те ученые, которые следят за движени ем небесных тел, утверждают, что приливы и отливы вызыва ются обращением Луны, так что убыль вод или их прилив непо средственно связаны с полнотой и ущербом Луны. Ведь прили вы и отливы происходят не в одно и то же время, но в соответ ствии с восходами и заходами Луны.

Примечания 1

Аполлонид (жил не ранее первой половины I в. до н.э.) – автор описания плавания вокруг Европы, от которого дошли незначитель ные фрагменты. 2 Море Табис – возможно, Аральское море. 3 Сера – Китай. 4 Albus (лат.) – белый. 5 По Плинию (Ест. история IV: 88), так называется северная часть Европы, скованная холодом и снегом, откуда и название (“земля сне жинок”). 6 Урал. 7 Кура. 8 Ксенофонт из Лампсака – географ, автор описания плавания, от носящегося ко времени между 150 и 50 до н.э., и известного по фраг ментам. 9 Эонские острова – легендарные острова на крайнем востоке. 10 Понт – античное название Черного моря (полное греческое на звание – Понт Евксинский, то есть “гостеприимное море”). 11 K=stwr (гр.). 12 Может быть, речь идет об осени, когда журавли собираются в стаи, чтобы лететь на юг. 13 Таврика – Крым. Пафлагония – область на севере Малой Азии, в центральной ее части. Карамбис – гора в Пафлагонии, ныне Керем беБурну; Криуметопон – Бараний Лоб, ныне мыс АйяБурун на юге Крыма.

170


14 15 16

Здесь и далее речь идет о Скифии. От гр. kvano~ ‘синий’. Город в Карии, на югозападе Малой Азии.

Источник: C. Iulii Solini Collectanea rerum memorabilium / Rec. C. L. F. Panckoucke. – Paris, 1847; C. Iulii Solini Collectanea rerum memora# bilium / Rec. Th. Mommsen. – Berolini, 1864; В. В. Латышев. Древние писатели о Сифии и Кавказе // ВДИ, 1949, № 3; Гай Юлий Солин. Собрание достопамятных сведений / Перевод и комментарии И. И. Маханькова // Знание за пределами науки. Мистицизм, герметизм, астрология, алхимия, магия в интеллектуальных традициях I–XIV вв. – М.: Республика, 1996.

171


Аврелий Виктор Секст Sextus Aurelius Victor Аврелий Виктор Секст (ок. 320 – после 389), римский исто рик. Родился в семье незнатного происхождения в Африке. В 361 г. при императоре Юлиане (361–363) управлял провинцией Нижняя Паннония и в 392/393 был префектом Рима. Является автором книги историкобиографических очерков «О цезарях» («Liber de Caesaribus»), законченной около 360 г. и описываю щей нравы, жизнь и деяния римских императоров от Октавиа на Августа (63 до н. э. – 14 н. э.) до Констанция II (317–361, имп. в 337–361). Это сочинение, задуманное как продолжение фундаментальной «Истории Рима от основания города» Тита Ливия, дошло до нас и самостоятельно, и в извлечениях. Кроме того, Аврелию приписываются, но, возможно, ему не принад лежат трактаты «Происхождение римского народа» (от Яна и Сатурна до Ромула и Рема) и «О знаменитых людях» – 77 порт ретов (от Прока, царя албанцев, до Гнея Помпея Магна), к ко торым добавляют еще 9 очерков, выбранных из древних книг: от Гая Юлия Цезаря до Клеопатры. Считается, что они созданы анонимным автором в подражание Аврелию Виктору Сексту и присоединены к его книге «О цезарях» около 400 г., а потому обычно их публикуют под именем ПсевдоАврелия.

Аврелий Виктор Секст Перевод В. С. Соколова, комментарии В. С. Высокого

О цезарях I. Октавиан Август (1) Около 722 года от основания города также и в Риме утвер дился обычай в дальнейшем повиноваться одному [правите лю]1. (2). Действительно, сын Октавия Октавиан, усыновлен

173


ный великим Цезарем, его внучатый племянник2, вскоре после этого получивший от сената титул Августа3 за то, что мирно пользовался победой над отечеством, привлек на свою сторону солдат подарками, а народ – показною заботою о продовольст вии и без труда покорил себе остальных. (3) По прошествии при таком положении дел примерно сорока четырех лет он умер от болезни в городе Ноле4, после того как присоединил к державе (римских) граждан Реций и Иллирик5 и усмирил дикость со седних племен, кроме народов Германии6. Впрочем, третьим после Нумы7, он все же после победы над Антонием запер храм Януса8, что, согласно обычаям римлян, делалось в случае окон чания всех войн. (4) Характер у этого человека был мирный и нрав приятный, хотя он окружил себя безмерной роскошью, имел пристрастие к игрищам и был несдержан в отношении сна. (5) Он был большой почитатель людей ученых, которых было много9, и своих близких, причем удивительно был увле чен изучением красноречия и религиозными делами. По при чине своего милосердия он был назван отцом отечества и посто янно пользовался властью (народного) трибуна10; поэтому ему еще при жизни и после смерти, как божеству, воздвигались храмы и создавались коллегии жрецов в Риме и во всех провин циях и многолюдных городах. (6) Он настолько был во всем счастлив (кроме, однако, детей, а также и брака)11, что инды, скифы, гараманты и бактры12 присылали к нему своих послов просить с ним союза.

IV. Клавдий (1) Итак, хотя Клавдий и был постыдно предан обжорству, слабоумен и беспамятен, труслив в душе и очень ленив, под действием страха во многих случаях он принимал хорошие со веты, преимущественно от совещаний знати, которая тоже ру ководствовалась чувством страха; ведь люди глупые обычно действуют так, как им указывают их советники. (2) Наконец, согласно хорошим советам, он искоренил пороки и распростра ненные в Галлии суеверия друидов13; им были изданы очень по лезные законы; он заботился о военном деле; он удержал преж ние границы и даже расширил их: Месопотамия на востоке14, территория между Римом и Дунаем на севере15, земли мавров на юге, после того как там вымер род царей, преемников Юбы16, стали римскими провинциями, истреблен был отряд мусаламиев17. Кроме того, удар был нанесен крайней западной стране Британии18, единственной, до которой он доходил сам,

174


отправившись по морю из Остии19, остальное сделали другие полководцы.

VIII. Авл Вителлий (1) Так власть перешла к Авлу Вителлию20, ее продолжение было бы гораздо мрачнее такого начала, если бы Веспасиан21 несколько дольше задержался на Иудейской войне, которую начал вести еще по поручению Нерона. (2) Когда он узнал о дей ствиях Гальбы и о том, что он погиб, и вместе с тем по той при чине, что к нему приходили послы из Мезии и от паннонского войска22, побудившие его (выступить), он захватил власть. (3) Действительно, когда уже названные выше солдаты узнали, что преторианцы провозгласили императором Отона, а герман ские легионы – Вителлия, они из соперничества с ними – как это между ними бывает – побудили выступить и Веспасиана, на выдвижение которого дали свое согласие, благодаря его достой ной жизни, также и сирийские легионы. (4) Дело в том, что Ве спасиан, сенатор из нового дома, по происхождению реатинец, прославился своей энергичной деятельностью и успехами в мирное время и на войне.

IX. Флавий Веспасиан (8) До сего времени во всех землях, подчиненных римскому праву, обновлены все города в прекрасном виде, прочно укреп лены дороги; на Фламиниевой23 для создания менее крутого пе ревала срыты горы. (9) Все это было выполнено в короткий срок и без отягощения земледельцев и доказывает больше его муд рость, а не жадность. Вместе с тем, согласно древнему обычаю, был произведен новый ценз, и из сената были удалены все не годные люди; наоборот, отовсюду были собраны наилучшие (люди) и общее число [патрицианских] родов [в списках цензо ров] было доведено до тысячи, в то время как [придя к власти] Веспасиан застал их едва двести, поскольку представители многих родов погибли от жестокости тиранов. (10) Царь пар фянский Вологез войной был принужден к заключению ми ра24; часть Сирии, именуемая Палестиной, населенная иудея ми, была обращена в провинцию при содействии сына его, Ти та25; переправляясь в Италию, он оставил его во главе армии за пределами империи, а вскоре наградил за победу должностью префекта претория. (11) Отсюда эта должность, важная с само го начала, стала еще более значительной, второй в империи по сле власти августа.

175


XI. Тит Флавий Домициан (1) Итак, Домициан26 после убийства брата и наилучшего им ператора, обезумев от этого преступления как семейного, так и общественного значения, после позорно проведенной юности начал совершать грабежи, убийства, мучительства. (2) Еще больше было у него позорных дел, касающихся любодеяний; с сенаторами он обращался более чем высокомерно, приказывая называть себя господином и богом27, это было отменено ближай шими его преемниками, но много позже было восстановлено с еще большей строгостью. (3) Сначала Домициан притворялся милостивым, а на войне даже очень выносливым. (4) Поэтому после победы над даками и отрядом каттиев28 он переименовал месяцы сентябрь и октябрь: первый – по имени Германика, вто рой – по своему имени, и завершил много работ, начатых отцом и особенно усердием брата, прежде всего в Капитолии.

XIII. Ульпий Траян (1) Ведь он (т.е. Нерва) принял и дал стране соправителем Ульпия Траяна в звании консуляра29, уроженца испанского го рода Италики30, принадлежавшего к славному роду. (2) Едва ли ктонибудь нашелся славнее его как в мирное время, так и на войне. (3) В самом деле, он первый и даже единственный пе ревел римские войска через Истр и покорил в земле даков на род, носящий шапки, и саков с их царями Децебалом и Сардо нием, и сделал Дакию провинцией31; кроме того, он ошеломил войной все народы на Востоке между знаменитыми реками Ев фратом и Индом, потребовал заложников у царя персов по име ни Косдрой32 и в то же время проложил путь через область ди ких племен, по которому легко можно было пройти от Понтий ского моря33 до Галлии. (4) В опасных и нужных местах были построены крепости, через Дунай перекинут мост34, выведено много колоний. (5) В самом Риме он более чем с великолепием содержал и украшал площади, распланированные Домициа ном, проявил удивительную заботу о бесперебойном снабжении [столицы] продовольствием тем, что образовал и укрепил кол легию35 хлебопеков; кроме того, чтобы скорее узнавать, где что происходит за пределами государства, были сделаны доступ ными [для всех] общественные средства сообщения. (6) Однако эта довольно полезная служба обратилась во вред римскому ми ру вследствие алчности и дерзости последующих поколений, если не считать, что за эти годы в Иллирию были доставлены дополнительно войска при содействии префекта Анатолия36.

176


(7) Ведь в жизни общества нет ничего хорошего или дурного, что не могло бы обратиться в свою противоположность в зави симости от нравов правителя. (8) Траян был справедлив, мило стив, долготерпелив, весьма верен друзьям; так, он посвятил другу своему Суре37 постройку: (именно) бани, именуемые Су ранскими. (9) Он так доверял искренности людей, что, вручая, по обычаю, префекту претория по имени Субуран38 знак его власти – кинжал, неоднократно ему напоминал: “Даю тебе это оружие для охраны меня, если я буду действовать правильно, если же нет, то против меня”. Ведь тому, кто управляет други ми, нельзя допускать в себе даже малейшей ошибки.

XVI. Марк Аврелий Антонин и Луций Вер В самом деле, он ввел в свою семью и в управление импери ей Бойония – он же Аврелий Антонин – уроженца одного с ним города, столь же знатного39, но значительно его превосходяще го в области философии и ораторского искусства. (2) Все его де яния и намерения как в мирное время, так и в военное, были божественны; однако они были омрачены недостойным поведе нием его супруги, нуждавшейся в сдерживании; она опусти лась до такого недостойного поведения, что, проживая в Кам пании, садилась на живописном берегу, чтобы выбирать для се бя из числа моряков, которые обычно бывают голые, наиболее подходящих для разврата. (3) Итак, Аврелий, как только тесть его умер близ Лориев40 в возрасте семидесяти пяти лет, сейчас же сделал своим соправителем брата своего Луция Вера41. (4) Под его командованием велась война с персами при царе Воло гезе42; сначала победив, они (соправители) под конец отказа лись от триумфа. (5) Через несколько дней после этого Луций умер. Это дало основание для вымысла, будто бы он стал жерт вой козней своего родственника. Говорят, что он (т.е. Марк), недовольный исходом войны, совершил злое дело во время пи ра: намазав ядом одну сторону ножа, он разрезал им единствен ный кусок свиной матки; съев ломтик, он – как обычно между родными – дал другой, отравленный ядом, своему брату. (6) Но поверить этому в отношении такого мужа могут только люди, сами склонные к преступлению. (7) К тому же достаточно (точ но) известно, что Луций умер в городе Альтине в области Вене ции; Марк же обладал такой мудростью, мягкостью, честнос тью и так был предан науке, что, когда он собирался с сыном своим Коммодом, которого сделал цезарем, в поход против мар команов43, все ученые стали его убеждать, чтобы он не делал

177


этого и не вступал в сражение, пока не изложит все возвышен ные тайны [раскрытые им] в философии. (8) Так неизвестность похода в этой войне заставляла опасаться за его благополучие и за судьбу его научных трудов; при его правлении столь процве тали все добрые искусства, что я готов их признать за славу тех времен. (9) Удивительно были разъяснены двусмысленности в законах; отменены были ежегодные явки в суд; введено было право объявлять о слушании тяжеб или об их отмене в опреде ленные дни, что очень удобно. (10) Всем вообще было дано пра во римского гражданства44, много городов было вновь основа но, много колоний выведено, восстановлено, украшено; прежде всего – Карфаген, сильно пострадавший от пожаров, затем Эфес в Малой Азии и Никомедия в Вифинии, разрушенные землетрясением, так же, как в наше время Никомедия при кон суле Цереале45. (11) Отпразднованы были триумфы над народа ми, которые при царе Маркомаре заселяли земли от паннонско го города, имя которому Карнут, до Средней Галлии. (12) Итак, на восемнадцатом году правления, он, крепкий не по годам, умер в Виндобоне46, вызвав великий плач всего рода человечес кого. (13) Сенат и народ, поразному относившиеся к другим правителям, ему одному согласно присудили храмы, жрецов, памятные колонны.

XVII. Луций Аврелий Коммод Сын его стал особенно ненавистным изза жестокого управ ления с самого начала, особенно же изза того, что предки его оставили о себе противоположную память, а она для потомков бывает так тягостна, что, помимо общей ненависти к людям безбожным, они представляются уж совершенно обреченными губителями своего рода. (2) На войне он был деятелен; проводя ее с успехом против квадов47, он переименовал месяц сентябрь в коммод.

XXVI. Гордиан, Пупиен и Бальбин В то время как они в течение двух лет обладали высшей вла стью и не без удачи вели войну против германцев48, внезапно близ города Фидра войском заочно был объявлен принцепсом проконсул Африки Антонин Гордиан.

Глава XXIX. Деций И Деций, родившийся в поселке близ Сирмия, замыслил до стигнуть власти, продвигаясь по военным должностям49. Тор

178


жествуя победу над убитыми врагами, он сделал цезарем свое го сына по имени Этруск. Отправив его сейчас же вперед в Ил лирию, он сам несколько задержался в Риме изза освящения крепостных стен, которые решил построить. (2) Между тем к нему неожиданно – как это обыкновенно бывает – приносят го лову Иотапиана, который, кичась своим происхождением от Александра, пытался совершить переворот в Сирии, но пал по воле солдат; вместе c тем в те же дни Луцию Приску, стоявше му во главе управления в Македонии, сборищем готов, про рвавшихся туда после разграбления многих областей Фракии, была предоставлена высшая власть. (3) По этой причине Деций с величайшей поспешностью выступил из Рима, а Юлий Ва лент при бурной поддержке черни захватил там власть. Но оба они вскоре были убиты, причем Приска знать объявила врагом отечества. (4) Деции же (отец и сын), преследовавшие варваров за Дунаем, пали после двух лет правления вследствие преда тельства Брута50. (5) Но многие считают гибель Дециев слав ной. В самом деле: сын смело бросился в бой и пал в строю; отец же, когда пораженные солдаты хотели многое высказать импе ратору в утешение, мужественно сказал им, что потеря одного солдата (т.е. сына) кажется ему малым уроном. Итак, битва во зобновилась, и он, храбро сражаясь, погиб таким же образом.

XXXIII. Лициний Галлиен с Салонином В то же время Лициний Галлиен, энергично отражавший германцев от [границ] Галлии51, поспешно спускается в Илли рик. (2) Там он разбил при Мурсии правителя Паннонии Инге ба52, которого охватила страсть к власти, как только он узнал о поражении Валериана, и вскоре затем победил также Регалли ана53, принявшего к себе уцелевшие после поражения при Мур сии легионы и продолжавшего войну. (3) Когда все эти дела разрешились сверх ожидания благоприятно, он, по свойствен ному людям обыкновению, стал слишком беспечен от удач и вместе со своим сыном Салонином, которому он предоставил почетный титул цезаря, поручил все управление государством воле судьбы, так что готы свободно проникли во Фракию и за няли Македонию, Ахею, и ближние земли Азии54, Месопота мию заняли парфяне55; на Востоке господствовали разбойни ки56 или женщина57, Италию также захватили полчища алема нов58, полчища франков, разграбив Галлию, овладели Испани ей, разорив и почти разрушив город Тарракону, и, получив сво евременно корабли, проникли даже в Африку; потеряны были

179


и земли за Истром, добытые Траяном59. (4) Таким образом, как бы силой ветров, свирепствующих с разных сторон, великое смешалось с ничтожным, высокое с низким. (5) Вместе с тем к Риму подбиралась чума, которая часто возникает при тяжелых обстоятельствах и при подавленном состоянии духа. (6) Сам он (Галлиен) посещал там харчевни и винные лавки, заводил дружбу со своднями и виноторговцами, весь во власти жены своей, Салонины, и позорной любви к дочери царя германцев60 Аттала по имени Пипа; по этой причине начались особенно ожесточенные внутренние смуты. (7) Первый из всех устремил ся к захвату власти Постум, стоявший как раз во главе варва ров в Галлии61; но когда туда ворвалось множество германцев, он был втянут в войну с Лелианом62. (8) Отбив его с большой удачей, он погиб во время мятежа своих солдат, потому что от казался дать им на разграбление жителей Могунциака за то, что они оказывали поддержку Лелиану. (9) Итак, когда он был убит, власть захватил Марий63, бывший раньше кузнецом и еще в то время не усвоивший военного искусства. (10) Тогда все пришло в крайний упадок, потому что у наших людей власть и красота любой добродетели подвергаются поруганию. (11) От сюда пошло шуточное выражение, что нет ничего удивительно го в том, что Марий старается восстановить то государство, ко торое [в свое время] укрепил тоже Марий, первый носитель [этого] имени64 и такого же искусства. (12) Он был задушен че рез два дня, после чего избирается Викторин65, не уступавший Постуму в знании военного дела, но слишком преданный слас толюбию. Сначала он подавлял в себе эту страсть, но после двух лет правления он подверг насилию очень многих, а когда вос пылал страстью к жене Аттитиана, она рассказала о его поступ ке мужу, и он был убит во время тайно поднятого мятежа сол дат в колонии Агриппине66.

XXXVII. Проб Продержавшись у власти один или два месяца, Флориан был убит своими же солдатами близ Тарса67. (2) После него они при знали императором Проба68, провозглашенного в Иллирике; он обладал большими знаниями военного дела и был прямо вто рым Ганнибалом69 по умению закалять юношество и давать различные упражнения солдатам. (3) Ибо подобно тому как тот засадил огромные пространства Африки масличными деревья ми, применяя труд солдат, безделье которых казалось подозри тельным вождю и правителям республики, таким же образом и

180


этот засадил Галлию, Паннонию и холмы Мезии виноградника ми, но, конечно, после того, как там были истреблены варвар ские племена70, вторгавшиеся к нам и убивавшие своей пре ступной рукой наших принцепсов; убит был также Сатурнин на Востоке71 и разгромлен Бонос в Агриппине72, и тот и другой добивались власти, набрав войска и став во главе их. (4) По этой причине, подчинив все своей власти и усмирив всех, Проб, го ворят, сказал, что скоро солдат и совсем не будет нужно. Отсю да – все большее раздражение солдат против него; они в конце концов и убили его на исходе шестого года правления у Сир мия, когда их стали отводить в родной его город для осушения при помощи рва и водоемов этого города, страдавшего изза бо лотистой почвы от зимних вод. (5) После этого сила военщины снова возросла, и у сената было отнято право избрания прин цепсов, а также военная власть [над легионами] вплоть до на шего времени, причем неизвестно, по собственному ли его же ланию, вследствие ли его бездеятельности или изза ненависти к разногласиям. (6) В самом деле, с отменой эдикта Галлиена можно было возродить былую военную дисциплину, на что сдержанно согласились и легионы в правление Тацита, и Фло риан не захватил бы безрассудно власть, и она не предоставля лась бы опрометчиво по решению манипулов73 каждому, хотя бы даже и хорошему [полководцу], если бы в лагерях находи лись представители столь почетного сословия. (7) На самом же деле, наслаждаясь покоем и дрожа за свое богатство, приток которого и наслаждение им они ставят выше устойчивости [го сударства], они расчистили солдатам, и притом почти варва рам, путь к господству над самими собой и над потомством.

XXXVIII. Кар, Карин и Нумериан Итак, Кар74, чувствуя свою силу как префект претория, об лекся в одежду августа и сделал своих детей Карина и Нумери ана цезарями. (2) И так как, узнав о смерти Проба, всевозмож ные варвары стали успешно вторгаться в пределы [государст ва], он послал для защиты Галлии старшего сына, а сам в сопро вождении Нумериана сейчас же отправился в Месопотамию, потому что она ежегодно подвергалась военным налетам пер сов. (3) Когда, рассеяв врагов, он, опрометчиво погнавшись за славой, вступил в знаменитый город парфян Ктесифон, то был там поражен молнией и сгорел. (4) Говорят, что это с ним про изошло закономерно, ибо ему был дан оракул, что ему позволе но дойти с победой лишь до этого города; он же зашел дальше и

181


понес [за это] кару. (5) Отсюда ясно, что трудно обходить пред назначенное судьбой, а потому излишне знать предстоящее. (6) А Нумериан, подумав, что со смертью отца окончилась и война, повел свое войско обратно75, но погиб от козней своего тестя, префекта претория Апра. (7) Повод к этому дала болезнь глаз юноши. (8) Долгое время его смерть оставалась скрытой, так как его, будто бы больного, чтобы ветром ему не резало глаза, несли на закрытых носилках.

XXXIX. Валерий Диоклетиан (43) Между тем были перебиты и маркоманы, и племя кар пов76 все было переселено на наши земли; часть их, однако, бы ла переведена уже Аврелианом.

XL. Констанций и Арментарий, Север и Максимин, а также Константин и Максенций (8) Ожесточившись еще более, Галерий, прибегнув к совету Иовия, объявляет Августом цезаря Лициния77, известного ему по старой дружбе; оставив его для охраны Иллирика и Фракии, он сам направляется в Рим. (9) Там он задержался на осаде [го рода] и, поскольку его солдат стали соблазнять так же, как и прежних, он, опасаясь, чтобы они его не покинули, ушел из Италии; несколько времени спустя он погиб от отравленной стрелы78, успев приспособить для земледелия поля в Панно нии, вырубив для этого непроходимые леса и спустив в Дунай воды из озера Пельсона79. (10) В связи с этим он дал провинции этой имя своей жены Валерии80.

XLI. Константин, Лициний, Крисп, Констанций, Лициниан, Констант, Далмаций, Магненций, Ветранион (5) После того как он был разбит во многих сражениях, ког да дальнейшие его притеснения казались уже слишком тяжки ми, они ради свойства вступили в переговоры, и власть цезарей была предоставлена их детям: Криспу и Константину81, сыно вьям Флавия, и Лициниану, сыну Лициния. (6) Однако случив шееся в те дни затмение солнца предсказало, что согласие, ус тановившееся между ними, едва ли будет продолжительным и не принесет счастья его участникам. (7) Итак, через шесть лет после этого мир был нарушен во Фракии, и Лициний, разбитый в бою, отступил к Халкедону. (8) Там он призвал себе на по мощь Мартиниана, разделив с ним власть, и погиб вместе с

182


ним. (9) Таким образом, в государстве установилась единолич ная власть, но дети сохранили свои титулы цезарей, ибо в то время знаки цезарской власти были даны и нашему императо ру Констанцию82. (10) Из них старший по возрасту (Крисп) не известно по какой причине по приказу отца был лишен жиз ни83; тогда же начальник стад верблюдов Калокер захватил ос тров Кипр и – безумный – объявил там себя царем. (11) Когда он был замучен и казнен казнью рабов, что было законно, [Кон стантин] с большим увлечением отдался основанию новой сто лицы, разрешению вопросов религии, а также реорганизации военной службы. (12) А между тем разгромлены были полчища готов и сарматов, и самый младший из его сыновей, по имени Констант, стал цезарем84. (15) Итак, на тридцать втором году правления, после три надцати лет единоличной власти над всем миром, достигнув шестидесяти двух лет, он умер85 в сельской местности недалеко от Никомедии, по названию Ахирона, в походе против персов, о которых он слышал, что они начали войну; смерть его была предсказана появлением роковой для царств звезды, именуе мой кометой. (16) Тело его было привезено в город его имени. (17) Римский народ очень тяжело перенес его смерть, так как считал, что его оружием, законами и милостивым правлением город Рим был как бы обновлен. (18) Через Дунай был построен мост; во многих удобных для этого местах были возведены кре пости и бастионы. (23) Констант возгордился этой своей победой, но так как он по молодости лет был очень неосторожен и необузданного нра ва, к тому же поддавался влиянию дурных своих слуг, был, кроме того, крайне жаден и пренебрегал военными силами, он на десятом году после своего триумфа сделался жертвой пре ступления Магненция86, но успел подавить восстание соседних племен87.

XLII. Констанций, Непоциан, Деценций, Патриций, Сильван, Юлиан (19) А Юлий Констанций88, обладавший властью августа в течение двадцати трех лет, занятый все время то внешними, то гражданскими войнами, почти не слагал оружия. (20) Им он сверг много тиранов, с его помощью выдержал натиск персов89, дал сарматам царя, к их возвеличению пробыв некоторое время среди них.

183


Извлечения о жизни и нравах римских императоров I. Октавиан Август (7) Он присоединил к числу римских провинций земли кан табров и аквитанов, ретов, винделиков и далматов90; свевов и каттов он истребил, сикамбров91 переселил в Галлию, паннон цев обложил данью; народы гетов и бастарнов, непрерывно во евавшие друг с другом, он привел к согласию92. (8) Персы дали ему заложников и предоставили право избрать им царя93. (9) К нему направляли послов с дарами инды, скифы, гараманты, эфиопы.

II. Клавдий Тиберий Клавдий Тиберий, сын Ливии, пасынок Цезаря Октавиана, правил двадцать три года. (2) Так как имя его было Клавдий Тиберий Нерон, шутники остроумно переделали его изза при страстия к вину в Кальдия Биберия Мерона94. (3) Он был доста точно опытен в военном деле и до принятия власти, при Авгус те довольно удачно вел войны, так что высшая власть в государ стве была ему предоставлена не без основания. (4) Обладал он и большими знаниями в науках. Красноречие его было выдаю щимся, но характер прескверный: он был суров, жаден, кова рен, притворно показывал, что желает того, чего совсем не хо тел, проявляя враждебность к тем, кому особенно благоволил, а к тем людям, которых ненавидел, относился как бы явно с расположением. (5) Внезапные его ответы или советы были лучше обдуманных. (6) Наконец, от предложенного ему сенато рами принципата он притворно отказался, поступая так из хи трого расчета, тщательно допытываясь, что об этом говорят или думают отдельные лица, и это обстоятельство погубило не которых порядочных людей. (7) Кто думал, что он от души жа луется в пространных речах на тяжести императорских обязан ностей, высказывали и свои мнения, согласные с его словами, однако они впоследствии сильно от этого пострадали. (8) Он сделал Каппадокию провинцией, изгнав ее царя Архелая, по давил разбой гетулов; царя свевов Марободуя обошел хитрос тью. (9) Поскольку он с безмерной жестокостью преследовал виновных и невинных, своих людей наравне с чужими, он осла бил военное искусство, и Армения была разграблена парфяна ми, Мезия – даками, Паннония – сарматами, Галлия – соседни ми племенами. (10) Сам он в возрасте семидесяти восьми лет и четырех месяцев погиб от козней Калигулы.

184


XV. Антонин Пий Антонин Фульвий, называемый также Бойоний, впоследст вии прозванный еще Пием (т.е. благочестивым), правил двад цать три года. (2) Он был усыновлен Адрианом, будучи его зя тем, и во время его принципата проявлял такую доброту, что, несомненно, нельзя указать другого примера подобной жизни, (3) хотя его современники сравнивают его с Нумой. Двадцать три года он правил всем миром одним своим авторитетом, не ве дя никаких войн; все цари, племена и народы так его уважали и любили, что считали его больше за отца и патрона, нежели за господина и императора, и все в один голос обращались к нему, как к судье, в своих спорах, полагая его решения согласными с волей богов. (4) Мало того, узнав о правосудии такого правите ля, к нему направляли послов инды, бактрийцы, гирканцы95; ко всему этому он был красив лицом, высок ростом и умеренно плотен.

XL. Констанций, Галерий Максимиан, Север, Макси мин, Максенций, Лициний, Александр, Валент (10) Нравы их были таковы: Аврелий Максимиан, по про звищу Геркулий, был необузданного нрава, пылал сластолюби ем, был тупоумен, происходил он из сельской местности в Пан нонии. Еще и теперь недалеко от Сирмия возвышается холм с построенным на нем дворцом, где родители его работали как поденщики. (11) Он погиб в возрасте шестидесяти лет, импера тором был двадцать лет. (12) От сириянки Евтропии у него ро дились Максенций и Фауста, будущая жена Константина; за Констанция, отца Константина, он (Максимиан) выдал свою падчерицу Феодору. (13) Но Максенций, говорят, был подло жен из хитрости женой, чтобы успокоить супруга, встревожен ного предсказанием, что роды будут удачны, лишь если пер вым родится мальчик. (14) Этот Максимиан никогда никому не был любезен – ни отцу, ни даже тестю Галерию. (15) Галерий же был хоть и грубоват, но попросту справед лив и заслуживал похвалы; он имел прекрасную фигуру, был отличный и удачливый воин; родители его были сельские жи тели, и сам он пас рогатый скот, откуда и прозвище его Армен тарий96. (16) Он родился на берегу Дуная в Дакии, там же и по гребен; это место он назвал Ромулианским, по имени своей ма тери – Ромулы. (17) Он имел дерзость утверждать, что мать его, подобно матери Александра, Олимпиаде, зачала его от соития с драконом. (18) Галерий Максимин, сын сестры Арментария,

185


носивший до получения власти свое настоящее имя – Даза, был в течение четырех лет цезарем, а потом три года августом на Востоке; по происхождению и воспитанию он был пастухом, но почитал умнейших людей и литераторов, был спокойного ха рактера, но жаден до вина. (19) Поэтому в опьянении и как бы в помрачении ума он давал (иногда) жестокие распоряжения, потом досадовал, откладывал исполнение своих приказаний до утра и до полного отрезвления; по характеру он был робок и из за преклонного возраста не справлялся с работой.

XLI. Константин, Лициний, Крисп, Константин [II], Лициниан, Мартиниан, Констанций [II], Констант, Делмаций, Анибалиан, Магненций, Ветранион (11) Между тем Константин, достигнув благодаря удиви тельной удаче в войнах единоличного управления всей Рим ской империей, приказал, как полагают, по настоянию жены своей, Фаусты, убить сына своего, Криспа. (12) А затем, когда мать его Елена, сильно тоскуя по внуку, стала его жестоко уп рекать, он убил и жену свою Фасту, столкнув ее в горячую воду в бане. (13) Он был так жаден до славы, что этому трудно пове рить. Он обычно называл Траяна, по причине многочисленных надписей с его именем на зданиях, стенным лишаем. Он же по строил мост через Дунай. (14) Свою царскую одежду он украсил драгоценными камнями, голова его постоянно была украшена диадемой. Однако он прекрасно выполнил ряд дел: строжай шими законами он пресек клеветничество, поддерживал сво бодные искусства, особенно занятия литературой, сам много читал, писал, размышлял, выслушивал послов, жалобы про винциалов. (15) Он утвердил в сане цезарей своих детей и сына своего брата по имени Делмаций и, прожив шестьдесят три го да, из которых половину был правителем, причем тринадцать лет единоличным, он умер от болезни.

XLV. Валентиниан и Фирм (8) Валентиниан же умер в Бергентионе97 на пятьдесят пя том году жизни во время приема посольства квадов: у него бы ло кровоизлияние, он потерял речь, но сохранил сознание.

XLVII. Грациан и Максим Грациан, родившийся в Сирмии, правил вместе с отцом Ва лентинианом восемь лет и восемьдесят пять дней, с дядей и бра том – три года, с тем же братом и Феодосием – четыре года, а по

186


сле того как к ним присоединился Аркадий – шесть месяцев. (2) Он разбил в войне около галльского городка Аргентария тридцать тысяч аламанов98, (3) а когда увидел, что готытаифа лы99, а также гунны и аланы100, которые хуже всякой напасти, владеют Фракией и Дакией как своими родными землями и что римскому имени угрожает крайняя опасность, он вызвал с об щего согласия из Испании Феодосия в возрасте тридцати двух лет и поручил ему военное командование101. (4) Грациан был образованным выше среднего уровня человеком, слагал стихи, красиво говорил, умел разбираться в контроверсиях по прави лам риторики102, днем и ночью он был занят не чем другим, как упражнением в метании копья, считая за величайшее удоволь ствие и за божественное искусство, если попадал в цель. (5) Он был очень умерен в пище и в отношении сна и преодолевал в се бе пристрастие к вину и плотским наслаждениям и был бы по лон всякой добродетели, если бы направил свой ум к познанию искусства управления государством; но он чуждался этого не только по своей нелюбви к этому занятию, но и уклоняясь от практики. (6) Он пренебрегал военным делом и предпочитал старому римскому войску небольшие отряды аланов, которых привлекал на свою службу за очень большие деньги, и настоль ко увлекался общением с варварами и чуть ли не дружбой с ни ми, что иногда даже выступал (в народе) в варварском одеянии, чем вызвал к себе ненависть среди солдат.

XLVIII. Феодосий Он в нескольких сражениях разбил гуннов и готов103, кото рые беспокоили республику при Валенте; с персами, по их просьбе, он заключил мир104.

Происхождение римского народа X. Некоторые добавляют к этому, что Эней похоронил в ни зине, находящейся между Мизеном и Авернским озером, до стигшую глубокой старости мать какогото своего спутника, по имени Евксиния, отчего и место это получило свое название и теперь еще называется Евксинским заливом105.

О знаменитых людях LIII. Луций Сципион Азиатский Сципион Азиатский, брат Африканского, обладал слабым телосложением, но все же был восхвален братом в Африке за

187


проявленное мужество. Будучи консулом106, он, имея помощ ником своим брата, одержал победу над царем Сирии Антиохом у горы Сипил107, так как луки врагов от сильного дождя раз мякли. [Побежденного Антиоха] он лишил части оставленного ему отцом царства, почему и получил прозвище Азиатского. (2) Впоследствии он был обвинен в хищении государственных де нег, но народный трибун Гракхотец заступился за него, и он не был отведен в тюрьму. (3) Цензор Марк Катон в знак бесчестия лишил его коня108.

LIV. Царь Сирии Антиох Сирийский царь Антиох, чрезмерно полагаясь на свои силы, начал войну с римлянами под предлогом возвращения себе го рода Лисимахии во Фракии, основанного его предками, но на ходившегося в обладании римлян. Он сейчас же захватил Гре цию и ее острова. На острове Евбее он предался роскоши. (2) Прибытие Ацилия Глабриона пробудило его, и он захватил Фермопилы, оттуда [же] был вытеснен старанием Марка Като на и бежал в Азию. (3) В морском сражении, которое он пору чил провести Ганнибалу, он был побежден Луцием Эмилием Региллом109. Сына Сципиона Африканского, захваченного им во время морского плавания, царь вернул отцу, который, как бы в благодарность за это, посоветовал ему добиваться дружбы с римлянами. (4) Антиох пренебрег этим советом и сразился с Луцием Сципионом у горы Сипила. (5) Он был побежден и за гнан за Таврские горы, где был убит своими приближенными, которых он постоянно задирал в состоянии опьянения на пи рах.

LV. Гней Манлий Вульсон Консул Гней Манлий Вульсон110, посланный для организа ции управления в азиатской провинции Сципиона, стремясь заслужить триумф, начал войну с писидами и галлогреками (галатами)111, поддерживавшими Антиоха. (2) Легко победив их, он поручил жену царя Ортиагонта, оказавшуюся среди пленных, охране какогото центуриона. Тот совершил над ней насилие, но она умолчала об этой обиде; однако потом, добив шись выкупа, предала своего любовника мужу на расправу.

LXXVII. Гней Помпей Магн Гней Помпей Магн примкнул в гражданской войне к партии Суллы и своим поведением заслужил большую его любовь. (2)

188


Он принял Сицилию от проскрибированных без боя; отнятую у Гиарбы Нумидию он вернул Масиниссе. (3) Он получил (пер вый) триумф в возрасте двадцати шести лет и по своей инициа тиве изгнал из Италии Лепида112, хотевшего отменить все уста новления Суллы. (4) Посланный в Испанию претором с прокон сульской властью, он победил Сертория113, а потом в течение сорока дней усмирил пиратов. (5) (Царя) Тиграна он принудил к сдаче, а Митридата – к самоубийству. (6) Затем с удивитель ным военным счастьем и наводя на всех великий страх, он про шел на север по землям албанцев, колхов, гениохов114, каспи ев, иберов, на востоке – по странам парфян, арабов, иудеев. (7) Он первый проник до Гирканского, Красного и Арабского мо рей. (8) После того как власть над всем миром была поделена, Красс получил Сирию, Цезарь – Галлию, а Помпей остался в столице. После гибели Красса115 он потребовал, чтобы Цезарь распустил свое войско. (9) Вытесненный из Рима враждебным наступлением Цезаря, он проиграл фарсальскую битву и бежал к царю Птолемею116 в Александрию. (10) Но префект Птолемея Септимий на глазах жены и детей Помпея пронзил его тело кинжалом. (11) У умершего уже мечом была отсечена голова – что до того времени никогда не делалось. (12) Труп его носился по волнам Нила, но был сожжен затем Сервием Рогом на погре бальном костре, и прах его был похоронен. На могиле Сервий написал: “Здесь лежит Магн”. (13) Голова Помпея, обернутая в египетские ткани, вместе с его перстнем была доставлена сател литом Птолемея Ахиллой Цезарю. Тот не мог сдержать слез и приказал кремировать ее, набальзамировав многочисленными и драгоценнейшими маслами.

LXXIX. Цезарь Октавиан Цезарь Октавиан, перешедший путем усыновления из рода Октавиев в род Юлиев, в отмщение за убийство Юлия Цезаря, который сделал его своим наследником, победил в Македонии организаторов убийства, Брута и Кассия. Сына Гнея Помпея, Секста Помпея, добивавшегося получить имущество своего от ца, он разбил в Сицилийском проливе. (2) Консула Марка Ан тония, управлявшего Сирией и увлеченного любовью к Клеопа тре, он победил у Акция на побережье Амбракии. (3) Осталь ные части мира он покорил себе при помощи своих легатов. (4) Парфяне вернули ему римские знамена, отнятые у Красса. (5) Инды, скифы, сарматы и даки, которых он не покорял, присла ли ему дары. (6) Врата в храме двуликого Януса, дважды запи

189


равшиеся до него: первый раз при Нуме, второй раз после Пер вой Пунической войны, он запер своей рукой. (7) Назначенный пожизненным диктатором117, он за свои подвиги получил от се ната титул божественного Августа.

Примечания 1 Рим, согласно традиции, был основан в 753 г. до н.э. Здесь имеют

ся в виду события 31 г. до н.э., когда Август победил в морской битве при Акции последнего противника, Антония, и стал единоличным римским властителем. 2 Октавиан Август был сыном Гая Октавия и Атии, дочери сестры Гая Юлия Цезаря. В 44 г. до н.э. был усыновлен Цезарем. 3 16 января 27 г. до н.э. сенат удостоил Октавиана почетного титу ла Август (лат. возвеличенный). 4 Умер Август 19 августа 14 г. н.э. в Ноле, городе на юге Кампании, области в центральной Италии. 5 Реций – альпийская область (совр. северовосточная Швейцария, югозападная и юговосточная Австрия); в 15–13 гг. до н.э. была заво евана пасынками Августа, Друзом и Тиберием, однако император ской провинцией стала только при императоре Клавдии (41–54 гг. н.э.). Иллирик – первоначальное название средней части Адриатичес кого побережья около Шкодера (Сев. Албания), распространившееся затем на весь северозапад Балканского полуострова от побережья Ад риатики до Моравии и от Эпира до среднего течения Дуная. В 168 г. до н.э. была создана римская провинция Иллирик, однако внутренние области были подчинены только Августом. После подавления илли рийского восстания 6–9 гг. н.э. провинция была поделена на Нижнюю Иллирию – Паннонию, и Верхнюю Иллирию – Далмацию. 6 Завоеванию Германии положила конец битва в Тевтобургском ле су в 9 г. н.э., когда германское племя херусков во главе с Арминием одержало победу над римскими войсками под командованием Квин тилия Вара, в результате чего все три легиона и вспомогательные вой ска, из которых состояла армия Вара, были практически полностью уничтожены. 7 Нума Помпилий, согласно римской традиции, второй царь Рима. Он посвятил Янусу построенную двойную арку на Форуме, крытую бронзой и опиравшуюся на колонны, образовывавшую таким образом ворота, которые должны были отпираться во время войны и запирать ся во время мира. 8 Янус – древнеримское божество дверей и ворот, входов и выхо дов, изображавшееся двуликим. При Августе храм Януса запирался трижды, первый раз – в 29 г. до н.э., в честь окончания гражданской войны. 9 Время правления Августа известно расцветом науки и искусства. Императора и его время прославили в своих произведениях Гораций, Вергилий, Проперций; Тит Ливий создал монументальную римскую историю; ученый Гигин стал главой основанной на Палатинском хол ме библиотеки. Учителем красноречия Августа был Аполлодор Пер гамский. Был он близок и с философом Ареем и его сыновьями, Дио нисием и Никанором (Светоний. Август: 89, 1). 10 В июле 27 г. до н.э. Августу была пожизненно передана власть трибуна. 11 Август был еще в молодости помолвлен с дочерью Публия Серви лия Исаврика. Однако в 43 г. до н.э., после первого примирения с Ан

190


тонием, когда их воины потребовали, чтобы оба полководца вступили в родственную связь, Август взял в жены Клавдию, падчерицу Анто ния; но, поссорившись со своей тещей Фульвией, он развелся с ней (рассказ о ссоре с тещей – версия Светония; очевидно, что брак с Клав дией носил чисто политический характер, и он был расторгнут, когда политическая необходимость его существования отпала). Вскоре Ав густ женился на Скрибонии, которая до того уже была замужем за двумя консулярами и от одного имела детей; этот брак также носил политический характер: он должен был скрепить мир Августа с Секс том Помпеем, женатым на племяннице Скрибонии. От Скрибонии у него родилась дочь Юлия. В 39 г. до н.э., в самый день рождения Юлии, Август развелся со Скрибонией и уже в январе 38 г. до н.э. же нился на Ливии Друзилле, которую он беременной отнял у ее мужа, Тиберия Нерона. У Ливии уже был сын, Тиберий, а через три месяца после свадьбы с Августом она родила второго сына, Друза Старшего, который официально считался сыном ее первого мужа. Однако от Ав густа у Ливии детей не было. Юлия Старшая, дочь Августа от Скрибо нии, своим распутным поведением вызвала гнев Августа, и во 2 г. до н.э. он расторг ее брак с Тиберием и выслал ее из Рима. Однако с ее де тьми он сохранил хорошие отношения: в 17 г. до н.э. Август усыновил двух ее сыновей от Агриппы – Гая и Луция. Однако Гай умер во 2 г. н.э., а Луций – в 4 г. Тогда в 4 г. Август усыновил еще двоих – Агрип пу Постума, младшего сына Юлии и Агриппы, и Тиберия, старшего сына Ливии Друзиллы от первого мужа, бывшего мужа Юлии Стар шей. Но в 7 г. Август выслал Агриппу Постума из Рима за жестокий и буйный нрав. Родную внучку Юлию Младшую, дочь Юлии Старшей и Агриппы, Август в 8 г. н.э. выслал из Рима за развратное поведение (Светоний. Август: 63–65). 12 Скифы – собирательное название племен, обитавших у Черного моря, на Дону, Днепре и Дунае. Гараманты – берберийское племя внутренней Ливии; в результате ряда походов (впервые в 21–19 гг. до н.э.) они были покорены римлянами. Бактры – племена в Средней Азии. 13 Друиды – кельтские (галльские) жрецы. Их культ ужасал рим лян обычаем человеческих жертвоприношений. Но поскольку зачас тую друиды поддерживали антиримские настроения, то это запреще ние могло носить также и политический характер. 14 Сложно сказать, что именно здесь имеется в виду. Либо это собы тия 43–44 гг., когда царь Иудеи Ирод Агриппа без разрешения легата Сирии собрал у себя правителей зависимых от римлян мелких госу дарств. Однако явившийся легат Сирии Вибий Марс, опасаясь догово ров против римлян, приказал им разъехаться. Кроме того, Агриппа начал строить новые крепостные стены вокруг Иерусалима, и прекра тил строительство, только получив личный приказ императора. Когда Агриппа умер в 44 г., Клавдий, чтобы избежать напряженности в этом районе, дал Агриппе II лишь часть владений отца, а большую часть царства с Иерусалимом превратил в провинцию Иудею под управле ние провинциальной администрации. Либо речь идет о событиях 47 г., когда Клавдий вернул из ссылки Митридата VII Иберийского и объявил о восстановлении его на троне Армении. Пользуясь династи ческими усобицами в Парфии, Митридат с помощью римских и ибе рийских войск утвердился в Армении, подчинив ее фактически Риму (Тацит. Анналы XI: 8–10). 15 Области Реция и Норик (территория совр. Австрии) были захва чены римлянами в 16–13 гг. до н.э., но в римские провинции были преобразованы лишь при Клавдии.

191


16 Юба – сын нумидийского царя Юбы (Юба I покончил с собой по сле поражения при Тапсе в 46 г. до н.э.), вырос в Риме. Впоследствии римляне возвели его на мавританский трон. После казни его сына Птолемея по приказу Калигулы римские войска под командованием будущего императора Клавдия оккупировали Мавританию. Она была разделена на 2 провинции: Мавританию Тингитанскую (совр. Марок ко) и Мавританию Цезарею (совр. Зап. Алжир). 17 Мусаламии (мусуламии) – племя в Нумидии, обитавшее во вну тренних районах страны, близ пустыни Сахары. 18 В 44 г. римские войска захватили южные области Британии и провозгласили их римской провинцией. 19 Остия – город в устье Тибра, крупнейшая торговая гавань. Во времена империи – база римского флота и главная гавань Рима. 20 Авл Вителлий (12–69). В 48 г. был консулом. Два года был про консулом провинции Африка, а затем попечителем общественных по строек. В 68 г. Гальба поручил ему командование рейнскими легиона ми. 3 января 69 г. легионы провозгласили Вителлия императором. 21 Тит Флавий Веспасиан (9–79), был сыном откупщика из города Реате в стране сабинов – области в центральной Италии севернее Ри ма – и стал первым императором несенаторского происхождения. При Тиберии вошел в состав сената. Служил войсковым трибуном во Фра кии, затем был наместником провинции Крит и Кирена. При Клавдии командовал одним из рейнских легионов, а затем участвовал в завое вании Южной Британии. В 51 г. Веспасиан стал консулом, а затем 2 года был проконсулом Африки. В 67 г. Нерон поручил Веспасиану по давление иудейского восстания. 1 июля 69 г. легионы восточных про винций провозгласили его императором; на его сторону встали и ду найские легионы, что позволило ему победить Вителлия. 22 Мезия – провинция, включавшая территорию в районе Нижнего Дуная, в которой дислоцировалось 2 легиона. Паннония (провинция Верхний Иллирик) включала земли по среднему течению Дуная. Здесь было дислоцировано 3 легиона. 23 Фламиниева дорога названа по имени построившего ее в 220 г. до н.э. цензора Гая Фламиния. Проходила от Рима на север, через Умб рию до Аримина (совр. Римини). 24 Повидимому, речь идет о событиях 73 г., когда Веспасиан, про водивший политику ликвидации вассальных царств, превратил в провинцию царство горной Киликии. Тогда царь Коммагены Антиох и его сын Эпифан попытались заключить союз с Парфией. Наместник Сирии Цезенний Пет по приказу императора вторгся в Коммагену, од нако в бою потерпел поражение. Но Антиох с Эпифаном все равно бе жали: Антиох в Киликию, где был арестован римлянами, а Эпифан в Парфию. Парфянский царь Вологез I (51/52–79/80) вступился за коммагенскую династию и прислал Веспасиану письмо с просьбой за них. Император освободил Антиоха, к которому приехал из Парфии Эпифан, и оставил их жить в Риме (см. Иосиф Флавий. Иудейская война VII: 7, 1–3). Либо речь идет о событиях 74–76 гг., когда аланы разгромили северные области Парфии и грозили вторгнуться во внут ренние районы страны. Вологез обратился с просьбой о помощи к Ве спасиану, но император отказал ему, ограничившись посылкой войск в Сирию и зависимую от Рима Иберию. В отместку Вологез, справив шись с аланами, напал на Сирию, но был отбит наместником Траяном, отцом будущего императора (Светоний. Домециан: 2, 2; Дион Кассий LXVI: 15). 25 Тит Флавий Веспасиан (30 декабря 39 г. – 13 сентября 81 г.), старший сын и наследник Веспасиана. Вместе с отцом служил в долж

192


ности войскового трибуна в Германии и Британии. Во время Иудей ской войны был назначен командиром легиона в армии отца. В 69 г., после провозглашения Веспасиана императором, принял от него ко мандование в Палестине. В 70 г., подавив восстание иудеев, захватил и разрушил Иерусалим. В 71 г. Тит возвращается в Рим, становится префектом претория и соправителем отца, а в 73–74 гг. – цензором. Был консулом в 72, 74–77, 79 гг. 26 Тит Флавий Домициан (51–96), младший сын Веспасиана. В 69 г. он вместе со своим дядей Флавием Сабином укрывался на Капито лии и во время пожара сумел бежать. После того, как сенат в декабре 69 г. признал власть Веспасиана, Домициан был провозглашен наме стником отца в Риме. В 70 г. он принял должности претора и консула (т.к. оба консула 70 г., Веспасиан и Тит, находились в Иудее). В отсут ствие императора занимался активной административной деятельно стью и отправился даже в поход в Галлию и Германию для подавления вспыхнувшего восстания Цивилиса на Нижнем Рейне. Однако он до стиг лишь Лугдуна, когда восстание было подавлено Цереалом. 27 До того императоров именовали принцепсами. Домициан также восстановил императорский культ. 28 В 83 г. Домициан победил хаттов – одно из крупнейших герман ских племен, обитавших на территории между реками Рейном и Везе ром. В ходе этой кампании император организовал строительство ли меса для обеспечения безопасности завоеванных Декуматских полей и основал провинции Нижняя и Верхняя Германии. В 85–92 гг. Доми циан вел борьбу на Дунае против дакского царя Децебала, а также против маркоманов, квадов и сарматов. 29 Консуляр – бывший консул. Траян был консулом в 91 г. 30 Город в Южной Испании. 31 Истр – Дунай. В 101–102 гг. Траян начал войну с даками и под чинил их (I Дакийская война), а в 105–106 гг. еще раз напал на Дакию (II Дакийская война). После безнадежного сопротивления восьми ле гионам царь даков Децебал попытался спастись бегством, но был на стигнут и убит. Согласно Диону Кассию (XVIII: 9), у даков шапки но сили только представители знати. Под саками, скорее всего, имеются в виду язиги, могущественное сарматское племя, родственное сакам (саки – восточноиранские кочевые племена в Средней Азии; сарматы – иранское племя), которое обитало по соседству с даками, между ре ками Дунаем и Тиссой. В 107 г. Траян сделал Дакию римской провин цией. 32 В 106 г. Набатейское царство было превращено Траяном в про винцию Аравия. В 114 г. он начал войну с Парфией, двинув сначала войска в Армению, и в том же году официально провозгласил Арме нию римской провинцией. В 115 г. Траян захватил Месопотамию и со здал провинцию Месопотамия, а в 116 г. римские войска дошли до Персидского залива и захватили Ктесифон, столицу Парфии. Косдрой – парфянский царь Хосрой (109– 128/9). 33 Понтийское море – Понт Евксинский, т.е. Черное море. 34 Под ТурнуСеверином Аполлодор Дамасский построил для Трая на первый постоянный мост через Дунай, длина которого составила 1 км. 35 Коллегии – объединения отдельных профессиональных групп. В I в. до н.э. они участвовали в социальной борьбе городского плебса, и потому подвергались преследованиям со стороны сената и Цезаря: ча стично были распущены. В императорскую эпоху коллегии находи лись под строгим контролем государства.

193


36 Анатолий был префектом Иллирика при императоре Констан ции II (правил в 337361 гг.). Еще во II в. н.э. был введен налог на об щественные работы, в частности, на содержание почтового ведомства и ремонт дорог. Этот налог был весьма обременителен. Анатолий же значительно его уменьшил (см. Amm. Marc., XIX, 11, 23). 37 Лициний Сура – друг и правая рука Траяна. Он был членом груп пировки, которая поддерживала Траяна, а позже Адриана. Начинал Сура с адвокатуры. Затем был наместником в Белгике, трижды кон сул; являлся искусным дипломатом и политиком; занимался естест венной историей. 38 Секст Аттий Субуран Эмилиан – консул 101 и 104 гг. 39 Марк Аврелий Антонин (121–180) родился в Риме и происходил из сенаторской семьи испанского происхождения. 40 Антонин Пий умер в Риме. 41 Луций Аврелий Вер (130–169) происходил из сенаторской фами лии выходцев из Этрурии и был сыном Элия Вера. В 138 г. был усы новлен Антонином Пием. Марк Аврелий сделал Вера 7 марта 161 г. своим соправителем. Командовал кампанией против парфян в 163 166 гг. и участвовал в Маркоманской войне 168169 гг. 42 Парфянский царь Вологез III (147/148–192), с которым воевал Луций Вер. Эту кампанию Вер вел через легатов, хотя сам находился на Востоке. В результате успешных операций римляне захватили большую часть Месопотамии с парфянской столицей Ктесифоном. Од нако в 166 г. в римской армии вспыхнула эпидемия чумы, а на север ной границе началась война с маркоманами. Соправители пошли на заключение мира: римляне оставляли себе северозападную часть Ме сопотамии и контроль над Арменией. 43 Маркоманы – германское племя, относящееся к свевам. Марко манские войны начались в 166– 167 гг., когда маркоманы и квады вторглись на территорию империи, что вылилось в затяжную оборо нительную войну на дунайской границе. В 168–172 гг. римские вой ска под командованием Марка вытеснили германские и сарматские племена с территории империи. В 172–175 гг. римляне активизирова ли наступательные действия, однако смогли лишь ненадолго устано вить контроль над частью территории совр. Чехии и вост. Венгрии. Своего сына Коммода Марк провозгласил соправителем в 176 г. Мар команские войны продолжались до 180 г. включительно. 44 Это сведение ошибочно: согласно большинству источников, этот закон был издан Каракаллой в 212 г. 45 В 358 г. 46 Совр. Вена. 47 Квады – германское племя, ветвь свевов, размещалось между Карпатами и Средним Дунаем в совр. Богемии (Моравии). 48 Продолжая войну, Максимин нанес несколько поражений ала манам в 235 г., сарматам и дакам в 236237 гг. 49 Сирмий – город в Паннонии, совр. Митровица. Гай Мессий Квинт Деций Траян (195–251), в 249 г., будучи сенатором и главноко мандующим в Паннонии и Мезии, был провозглашен своими войска ми императором в противовес Филиппу. 50 Вероятно, игра слов: Деции погибли в Мезии, в битве у поселка Абрутии. 51 Публий Лициний Эгнаций Галлиен (218– 268), сын Валериана, с 253 г. его соправитель. В 254–259 гг. оборонял рейнскодунайскую границу, в 259 г. нанес поражение продвинувшимся до Медиолана аламанам. После плена отца стал единоличным правителем.

194


52 Ингеб (Ингенуй) был наместником Паннонии, в 258 г. в Сирмии провозглашен императором легионами своей провинции Мезия. Гал лиен немедленно отправился против Ингеба, и его полководец Авреол победил войска Ингеба в битве при Мурсии, а сам Ингеб был убит во время бегства. 53 Регалиан был родом из Дакии, из знатного рода. Валериан его назначил легатом Иллирика, где он успешно воевал против сарматов. В 260 г. войска провозгласили его императором, но был побежден Гал лиеном и убит. 54 В 267–268 гг. Ахея (Ахайя) – римская провинция, охватываю щая всю территорию Греции. 55 Т.е. персы. После поражения у Эдессы персидская армия в 259–260 гг. взяла приступом 36 городов и крепостей, опустошила и захватила Сирию, Киликию, Каппадокию. 56 Кириад, член городского совета Антиохии, бежал к персам, уча ствовал в 255 г. в походе Гормизда, сына и преемника Шапура на Си рию, закончившимся взятием Антиохии персами, после чего Кириад был провозглашен императором, а после прибытия на Восток Валери ана был убит. Марк Фульвий Макриан в 259 г. был провозглашен вой сками императором вместе с сыновьями Макрианом и Квиетом; Квие та вместе с префектом претория Баллистой Макриан направил на Вос ток; однако когда Макриан был побежден Авреолом, полководцем Галлиена, в 262 г., Оденат, царь Пальмиры, действовавший от имени Галлиена, одержал победу над Квиетом и Баллистой и убил их. В Египте в 261 г. префект этой провинции Эмилиан провозгласил себя императором, и дислоцированные в Египте войска его поддержали. В 262 г. в Египет прибыл с войском Теодот, полководец Галлиена, на значенный префектом Египта вместо Эмилиана; он разбил войска Эмилиана, захватил его в плен и отправил его к Галлиену; по приказу Галлиена Эмилиана удавили. 57 Септимия Зенобия, вторая жена царя Пальмиры Одената, после убийства которого в 267 г. объявила Пальмирское царство независи мым. Зенобия была регентшей при своем сыне Вабаллате; она расши рила пределы своего царства вплоть до Малой Азии, Аравии и Египта. В 270 г. приняла титул августы. Войска Зенобии потерпели пораже ние от войск императора Аврелиана под Антиохией и Эмесой. В 272 г. Зенобия попала в плен. В 274 г. в числе других пленников прошла в триумфальной процессии. Остаток жизни провела в поместье в Тибу ре. 58 В 259 г. Галлиен нанес им поражение у Медиолана. 59 Изза вторжения варваров отпали Дакия (в 255 г.), Декуматские поля (в 259 г.), временно была потеряна также Реция. 60 Маркоманов. 61 Марк Кассиан Постум Латинский. Ему Валериан поручил ох рану рейнской границы, и он был правителем Галлии в 259–269 гг. Ему Галлиен поручил жившего в Галлии сына Салонина; в 258 г. По стум вытеснил из Галлии с правого берега Рейна германцев, а когда вспыхнул спор по поводу добычи, Постум был провозглашен импера тором, а Салонин убит. Постум, принявший власть осенью 260 г., ос новал сепаратную Галльскую империю (259–274 гг.). Он смог высто ять против Галлиена и в 260 г. подчинить Британию и Испанию. По стум был убит под Майнцем осенью 268 г. во время восстания солдат. 62 Гай Ульпий Корнелий Лелиан поднял восстание в Майнце весной 268 г. Был осажден Постумом в Майнце и, повидимому, убит своими солдатами, либо Викторином. 63 Марий захватил власть в 269 г.

195


64 Гай Марий (156–86 гг. до н.э.), талантливый полководец: одер жал победу над Югуртой в Африке, разбил тевтонов и кимвров в Гал лии. 65 Марк Пиавоний Викторин происходил из влиятельной трир ской семьи. При Постуме он был трибуном преторианцев и вместе с ним консулом в 267 г. После смерти Постума был провозглашен импе ратором. 66 В 269 г.; колония Агриппина – ныне Кёльн. 67 Тарс – город в Киликии. Флориана солдаты убили, когда узнали о провозглашении Проба. 68 Марк Аврелий Проб (232–282). Валерианом был назначен трибу ном и сделал военную карьеру, участвуя в войнах Валериана, Галлие на, Клавдия и Аврелиана. В июлеавгусте 276 г. был провозглашен войском императором. 69 Ганнибал (247/246183 гг. до н.э.), главнокомандующий карфа генскими войсками в Испании (Карфаген являлся аристократической республикой). Был известен как талантливый полководец. 70 В 277–278 гг. Проб сражался против аламанов, а его полководцы в это время вели войну против франков. В конце 278 г. Проб отправля ется на восток. По дороге нанес поражение сарматам в Иллирии, а также подчинил часть гетов во Фракии. 71 Юлий Сатурнин был родом галл (или мавр – Зосим I: 66, 1). Ав релиан назначил его наместником Сирии. В Палестине воины провоз гласили его императором вскоре после провозглашения Проба. Осаж денный войсками Проба в одной из сирийских крепостей, был убит своими солдатами. 72 Боноз происходил из испанского незнатного рода. Сделал воен ную карьеру и при Аврелиане уже был начальником рецийской кон ницы. По желанию Аврелиана женился на готской принцессе. Импе ратором провозгласил себя, повидимому, после смерти Аврелиана. Будучи побежден в сражении с войсками Проба, Боноз покончил с со бой. 73 Манипула – подразделение в легионе. Начиная со II Пунической войны легион состоял из 10 когорт и 30 манипул. Но в результате во енной реформы Адриана манипула как низшая тактическая единица была ликвидирована, ее заменила центурия. 74 Марк Аврелий Кар, римский император с сентября 282 г. по июль 283 г. Выходец из Южной Галлии; при императоре Пробе зани мал должность префекта претория; провозглашен императором но рикскими и рецийскими войсками. Усмирил германцев и сарматов на Дунае, а затем двинулся на восток и одержал победу над персами в Ме сопотамии. 75 Марк Аврелий Нумериан, римский император с лета 283 г. по осень 284 г. После смерти Кара стал августом на Востоке. Возвраща ясь после войны с персами, был убит в Малой Азии. 76 Карпы – дакийское или славянское племя, размещалось юго восточнее Буковины, вдоль Прута, до его впадения в Дунай. Диокле тиан временами предпринимал походы для защиты границ у Рейна и Дуная: в 288 г. успешно воевал с аламанами, в 289 и 292 гг. – с сарма тами. 77 Валерий Лициниан Лициний (ок. 265–325), выходец из семьи да кийского крестьянина, военачальник и друг Галерия, который про возгласил его 11 ноября 308 г. в Сирмии соправителем с титулом авгу ста. Власть Лициния распространялась на Рецию и Паннонию. 78 Согласно большинству источников, Галерий умер от болезни в мае 311 г.

196


79 80

Совр. озеро Балатон. Провинция Нижняя Паннония была разделена на две – Вторую Паннонию и Валерию. Валерия, дочь Диоклетиана, вышла замуж за Галерия в 293 г. После смерти Галерия на ней хотел жениться Макси мин Даза, но Валерия ему отказала, и Максимин держал ее и ее мать Приску под стражей. После его смерти в 313 г. Валерия и Приска бе жали в Никомедию к Лицинию, но затем вынуждены были бежать и оттуда, но в 314 г. были пойманы и по приказу Лициния казнены. 81 Крисп был старшим сыном Константина и Минервины, простой женщины, с которой Константин жил до своего брака с Фаустой, доче рью Максимиана. Цезарем он стал в 17 лет и получил в управление галльские провинции. Флавий Валерий Константин II (февраль 314 – 340 гг.), старший сын Константина и Фаусты, провозглашен цезарем вскоре после своего рождения. 82 Флавий Юлий Констанций II (317–361), сын Константина I, римский император с 9 сентября 337 г. 83 Во время войны Константина с Лицинием в 324 г. Крисп коман довал частью войск отца и победил флот Лициния в Геллеспонте. Вскоре Константин отобрал у него управление провинциями и стал держать при себе. В 326 г. Константин отправился в Рим и взял Крис па с собой. В Риме он приказал арестовать Криспа, увезти из города и убить. Вместе с ним был убит и Лициниан, сын Лициния и Констан ции, сестры Константина. 84 Флавий Юлий Констант (ок. 320–350), младший сын Констан тина I. Цезарем был провозглашен в 333 г. 85 22 мая 337 г. 86 Флавий Магненций был варварского (британского) происхожде ния, служил в римской армии и прошел путь до комита. Он организо вал заговор, который завершился свержением Константа 18 января 350 г. Констант бежал, но недалеко от Пиренеев был убит. 87 Констант в 338 г. победил сарматов на Дунае, в 341–342 гг. одер жал победы над франками на Рейне, в 343 г. – над пиктами и скотами в Британии. 88 Имеется в виду Констанций II. 89 Констанций II вел войны с персами в 338–350 и 359–361 гг. 90 Кантабры – иберизовавшееся племя, населявшее Центральную Испанию (при Августе в 29– 19 гг. до н.э. были подчинены астуры и катабры); аквитаны – жители одной из провиний Галлии; реты – кельтоиллирийские племена, жившие в долинах Западных и Цент ральных Альп (завоеваны в 15–13 гг. до н.э.); винделики – кельтское племя, обитавшее между Гельвецией, Нориком, Альпами и Дунаем (завоеваны в 1615 гг. до н.э.); далматы – иллирийское племя, оби тавшее в Далмации (восстание далматов 34–33 гг. до н.э. было подав лено Августом и Далмация была присоединена к провинции Илли рик). 91 Сикамбры – западногерманское племя, обитавшее между река ми Зигом и Рейном. Войны с германцами полководцев Августа – 87 гг. до н.э. 92 Геты – фракийские племена, обитали на побережье Понта и ле вом берегу Днестра. Бастарны – сарматофракийские или герман ские племена, обитали по течению реки Прут и до дельты Дуная. 93 В 20 г. до н.э. римские войска сконцентрировались на армянской границе, и над армянским царем Артаксом, враждебным Риму, на висла угроза вторжения. Но когда войска под предводительством Ти берия, будущего императора, пришли в движение, в Армении заго ворщики убили Артакса и обратились к римлянам с просьбой предо

197


ставить им царя. Тиберий посадил на престол Тиграна III, брата Ар такса, который был захвачен в плен Марком Антонием, а после побе ды Августа перевезен в Рим. 94 Здесь игра слов: calidus ‘горячий’, Biberius – от bibere ‘пить ви но’, merum ‘чистое, не разбавленное водой вино’. 95 Гиркания – плодородная местность к юговостоку от Каспийско го (Гирканского) моря. 96 От armentum ‘рогатый скот’. 97 Город и римский военный лагерь в провинции Паннония на пра вом берегу Дуная. 98 В 378 г. 99 Тайфалы – германское племя на Среднем Дунае. 100 Гунны – племя, образовавшееся во IIIV вв. в Приуралье из тюр коязычных хунну, местных угров и сарматов. Гунны возглавили мощный союз племен, куда входили германские и сарматские племе на. Аланы – многочисленные ираноязычные племена сарматского происхождения. В IV в. вошли в состав гуннского союза племен. 101 После смерти Валента в 378 г. Грациан провозгласил Феодосия августом в Сирмии 19 января 379 г. 102 Контроверсии – особый род риторических упражнений, состоя щий в отстаивании противниками двух противоречивых положений. 103 В 378–383 гг. 104 В 387 г. Рим и Персия заключили договор о разделе Армении. Часть областей была присоединена к владениям обеих держав, другая часть оставалась номинально под протекторатом той или другой дер жавы. Номинальная власть армянской династии Аршакидов была уп разднена в западной (римской) Армении еще при Феодосии, в 391 г., а ее правителей стал назначать император. 105 Евксинский ‘гостеприимный’ (ср. Евксинский Понт – Черное море); вероятно, подобное название залива происходит от первопосе ленцев – греков. 106 Консул 190 г. до н.э. 107 Войска Антиоха были разбиты в битве при Магнесии, города в Лидии у подножья горы Сипил. В 188 г. был заключен Арамейский мир, по которому Антиох отказался от притязаний на территорию к Западу от Тавра. 108 Бесчестие заключалось в том, что коня отнимали публично, во время торжественного шествия всадников на Капитолий. 109 Претор 190 г. до н.э. 110 Консул 189 г. до н.э. 111 Писиды – жители горной страны в горах Тавра в Малой Азии. Галаты – кельтские племена, в III в. до н.э. переселившиеся в Малую Азию и разместившиеся в ее центральной части. 112 В 78 г., после смерти Суллы, консул этого года Марк Эмилий Лепид, отец будущего триумвира, подготовил отмену сулланских по становлений: он предлагал вернуть в Рим оставшихся в живых из про скрипционных списков, а также вернуть конфискованное имущество. Лепид отправился в Этрурию и оттуда бросил войско на Рим. Но дру гой консул 78 года, Квинт Лутаций Катулл, вместе с Помпеем отрази ли эти войска, а Лепида объявили врагом отечества. Лепид бежал в Сардинию, где в 77 г. умер. 113 Серторий (123–72 до н.э.), сторонник Мария, был во вражде с Суллой и в результате его происков был отправлен в 83 г. претором в Испанию, откуда бежал в Мавританию, а в 80 г. возвратился и устано вил независимый от Рима режим. Против Сертория был направлен Помпей, который после первых неудач в 75 г. всетаки победил его. В

198


72 г. Серторий погиб в результате заговора. Знаменитая операция по очистке Помпеем морей от пиратов относится к 67 г. 114 Гениохи – племя на Боспоре Киммерийском. Речь идет о собы тиях 66–64 гг. до н.э. 115 Марк Лициний Красс (115–53 до н.э.), получил в 55 г. Сирию на 5 лет. Убит 6 мая 53 г. в сражении с парфянами при Каррах. 116 Птолемей XIII (51–47 до н.э.). 117 Октавиан не принял титула диктатора. Источник: Аврелий Виктор Секст. О цезарях. Извлечения о жизни и нравах римских императоров. Происхождение римского народа. О знаменитых людях // Вестник древней истории, 1963, № 4, с. 214#257; 1964 № 1, с. 227#252; № 2, с. 197#240. Переиздание: Римские историки IV века / Перевод В. С. Соколова. Комментарии В. С. Высокого. – М.: Росспэн, 1997.

199


Аммиан Марцеллин Ammianus Marcellinus Аммиан Марцеллин (ок. 330 – ок. 400), римский историк греческого происхождения. Родился в Антиохии. Службу в римской армии начал в звании протектора. В 353 г. сопровож дал магистра конницы Урзицина в походах в Антиохию, Меди олан, Галлию против узурпатора Сильвана. В 357–363 гг. уча ствовал в персидских военных кампаниях, последняя из кото рых закончилась гибелью императора Юлиана Отступника и позорным бегством римской армии. В 380е гг. переехал в Рим, где около 390 г. закончил написание своего фундаментального труда «Деяния» («Res Gestae»), или «Римская история», в ко тором описывает события от императора Нервы (96–98) до бит вы с готами при Адрианополе в 378. Из 31 тома сохранились XIV–XXXI, относящиеся к 353– 378 гг. «Римская история» Аммиана, написанная с точки зрения представителя знатного греческого рода, хронологически продолжала «Анналы» и «Историю» Тацита, который остановился на гибели императо ра Домициана (51–96). Исторические сведения, подвергаемые у Аммиана скрупулезному анализу, отличаются непредвзятос тью и надежностью, а предания и анекдоты считают уместны ми. Подробнее см.: Л. Ю. Лукомский. Аммиан Марцеллин и его время // Аммиан Марцеллин. Римская история («Res Gestae») / Пер. с лат. Ю. А. Кулаковского и А. И. Сонни. Изд. 3#е. – СПб.: Алетейя, 2000.

201


Аммиан Марцеллин Римская история Перевод Ю. А. Кулаковского при участии А. И. Сонни Перевод сверил, отредактировал и снабдил новыми пояснениями Л. Ю. Лукомский

Книга XVI 10. (18) В то же время царица Евсевия подвергала преследо ваниям Елену, сестру Констанция, жену Цезаря Юлиана, кото рая была приглашена в Рим под видом сердечного к ней распо ложения. Будучи сама бесплодной всю свою жизнь, Евсевия коварством заставила ее выпить особое снадобье, чтобы каж дый раз, как она забеременеет, у нее случался выкидыш. (19) Уже до этого Елена потеряла ребенка мужского пола, который родился у нее в Галлии: подкупленная повивальная бабка уре зала ему больше, чем нужно, пуповину и этим его убила. Такую ревностную заботу прилагали для того, чтобы не дать появить ся потомству от доблестного мужа (Юлиана). (20) Хотя император имел сильнейшее желание подольше побыть в этом священнейшем месте, чтобы наслаждаться не возмутимым покоем и всеми радостями, его тревожили непре рывные и вполне достоверные вести о том, что свевы делают на беги на Рецию, квады на Валерию, сарматы, наиболее поднато ревшее в грабежах племя, разоряют Верхнюю Мезию и Вторую Паннонию. Встревоженный этими вестями, Констанций поки нул город на тридцатый день по прибытии туда, 29 мая, и через Тридент поспешно направился в Иллирик. (21) Оттуда он по слал на место Марцелла Севера, опытного в военном деле и уже пожилого полководца, а Урзицина вызвал к себе. Получив с ра достью письмо императора, Урзицин отправился со своею сви той в Сирмий. После продолжительного обсуждения мероприя тий в случае мира с персами, на заключение которого дал на дежду Музониан, император отослал Урзицина на Восток с полномочиями магистра. Старшие из моих товарищей получи ли повышение и были назначены на офицерские должности в армии; а нам, младшим, было приказано следовать за Урзици ном для исполнения служебных поручений, которые он на нас возложит.

Книга XVII 12. (1) Пока Август мирно проводил зиму в Сирмии, один за другим являлись к нему вестники с сообщениями о том, что

202


сарматы и квады, племенасоседи, близкие между собой по обычаям и вооружению, соединившись, делают набеги отдель ными отрядами на обе Паннонии и Вторую Мезию. (2) У этих племен больше сноровки для разбоя, чем для открытой войны; они вооружены длинными пиками, носят панцири из нарезан ных и выглаженных кусочков рога, нашитых наподобие перь ев на льняные рубашки; кони у них по большей части холоще ны, чтобы не бросались при виде кобыл и, когда приходится за сесть в засаду, не бесились, выдавая ездоков усиленным ржа нием. (3) Они проезжают огромные пространства, когда пресле дуют неприятеля, или когда бегут сами, сидя на быстрых и по слушных конях, и каждый ведет еще в поводу запасную ло шадь, одну, а иногда и две, чтобы, пересаживаясь с одной на другую, сохранить силы коней и, давая отдых, восстановить их силы. (4) И вот, после весеннего равноденствия, император собрал значительные военные силы и с добрыми знамениями отпра вился в поход. Дойдя до удобного пункта, он приказал навести мост на судах на реке Истр1, которая разлилась вследствие ве сеннего таяния снегов. Переправившись, император начал ра зорять земли варваров. Быстрота нашествия застала их врас плох: они не предполагали, что в эту пору года могла собраться армия, а между тем исполненный боевого духа неприятель на ступил уже им на горло. Не смея даже отдохнуть, не то чтобы выступить против, они рассыпались, чтобы избежать неожи данной гибели, и бросились в бегство. (5) Большинство, однако, было перебито, так как страх сковывал их движения, а те, кого спасла от смерти быстрота, спрятались в уединенных горных долинах и смотрели оттуда, как гибла от меча их родина; они бы сумели защитить ее, если бы оказали сопротивление с тем же усердием, с каким бежали. (6) Это произошло в той части Сарматии, которая обращена ко Второй Паннонии. С таким же ожесточением военная гроза разоряла достояние варваров в ме стностях, сопредельных с провинцией Валерией, предавая все попадавшееся на пути расхищению и огню. (7) Это страшное разорение заставило сарматов оставить свое желание скрыться. Они разделились на три отряда и, делая вид, что хотят просить мира, задумали напасть на наших, если бы те вели себя беспеч но, так чтобы не дать им возможности ни взяться за оружие, ни прикрыться от ударов, ни прибегнуть к последнему средству в крайней опасности — обратиться в бегство. (8) Тут явились на помощь сарматам их союзники в опасностях квады, которые

203


часто бывали их неразлучными товарищами в набегах. Но не помогла им их отвага, толкнувшая их на очевидную опасность. (9) Большинство было перебито, а часть, которой удалось уце леть, ускользнула по знакомым тропинкам. Этот успех поднял силы и дух наших, отдельные отряды соединились, и войско направилось в царство квадов. Опасаясь на основании про шлых бедствий ужасов в будущем, они решили униженно про сить мира и, будучи уверены в помиловании, явились, чтобы предстать перед императором, который в подобных случаях проявлял большую снисходительность. В день, назначенный для установления условий мира, Зизаис, тогда еще царевич2, молодой человек огромного роста, выстроил сарматов в боевом порядке для предъявления просьбы. Увидев императора, он бросил оружие и пал всем телом, как мертвый, на землю. От страха он потерял голос в тот самый момент, когда должен был изложить свою просьбу. Несколько раз пытался он заговорить, но рыдания мешали ему, и он не мог объяснить, чего он хочет. Это обстоятельство вызвало к нему особое сострадание. (10) На конец он оправился, голос вернулся, и, получив приказание встать, он на коленях взывал к милосердию и молил о проще нии проступков. Сопровождавшая его толпа, допущенная с той же целью, стояла в немом страхе, пока судьба их начальника была неизвестна. Когда же ему приказано было подняться с земли, он подал своим людям давно ожидаемый знак просить о пощаде. Тогда все бросили на землю щиты и копья, протянули с мольбою руки вперед и старались смиренностью мольбы пре взойти царевича. (11) Этот последний привел с прочими сарма тами Румона, Зинафра и Фрагиледа, царских вассалов, и мно гих знатных людей, чтобы изложить такие же просьбы с на деждой на успех. Радуясь тому, что им дарована жизнь, они обещали компенсировать допущенные ими враждебные дейст вия принятием на себя тяжких условий мира и готовы были предоставить во власть римлян себя самих со своим достояни ем, детьми, женами и всеми своими землями. Но возобладала милость в сочетании со справедливостью: им позволено было сохранить за собою свои земли с обязательством возврата всех наших пленных. Они представили также и заложников, кото рых от них потребовали, и дали ручательство на дальнейшее время неукоснительно повиноваться приказаниям. (12) При ободренные этим примером мягкости с нашей стороны, поспе шили явиться царевичи Арагарий и Узафер со всеми своими людьми. Они принадлежали к самой высокой знати и были во

204


еначальниками у своих земляков; один из них командовал час тью трансюгитанов и квадов, другой – частью сарматов, – эти народы сближало между собой соседство по месту жительства и дикость нравов. Опасаясь, чтобы собравшаяся толпа под видом заключения мира не подняла внезапно оружия, император приказал ей разделиться и тем, кто просил за сарматов, отойти в сторону на то время, пока будет рассмотрено дело Арагария и квадов. (13) Последние предстали, стоя склонившись, как об виняемые, и, не будучи в состоянии оправдаться в тяжких про ступках, боялись тягчайшей кары. От них потребовали залож ников, и они их дали, хотя никогда прежде не соглашались предоставлять такого обеспечения верности договору. (14) Ког да было принято столь снисходительное и милостивое решение, Узаферу было позволено высказать свои просьбы, хотя этому упорно противился Арагарий, утверждая, что условия данного ему мира должны быть распространены и на Узафера, как на подчиненного ему союзника, привыкшего повиноваться его приказаниям. (15) При всестороннем рассмотрении вопроса было объявлено решение об освобождении сарматов от подчи нения чужой власти. Их признали исконными клиентами рим лян и обязали дать заложников как ручательство сохранения мира. Сарматы приняли это решение с громкими выражения ми благодарности. (16) Когда стало известно, что Арагарий не подвергся наказанию, стали собираться целыми толпами сте кавшиеся отовсюду племена и цари, молившие убрать уже за несенный над их шеей меч. Им также дарован был мир, о кото ром они просили. Скорее, чем можно было ожидать, представи ли они в заложники сыновей знатнейших семейств из самых далеких царств, а также, согласно требованию, наших плен ных, которых они отдавали с неменьшим горем, чем своих еди ноплеменников. (17) Когда приняты были эти меры, обращено было внимание на сарматов, которые заслуживали скорее сост радания, нежели гнева, и это принесло им великое благополу чие, так что на этом примере подтвердилась справедливость мнения, что власть государя или побеждает злой рок, или сама является таковым. (18) Могущественны и славны были некогда обитатели этого царства, но рабы составили тайный заговор и устроили восстание. И так как у варваров право на стороне сильного, они победили своих господ, будучи столь же храбры, как и те, но имея численный перевес. (19) Не зная в страхе, что предпринять, сарматы бежали к далеко живущим виктогалам, предпочитая в беде лучше служить своим защитникам, нежели

205


быть в рабстве у своих рабов. Когда они получили прощение и были приняты в римское подданство, то стали жаловаться на прошлую обиду и просить защиты своей свободы. Император был тронут их несчастьем, и, созвав их, в присутствии всей ар мии обратился к ним с милостивыми словами и повелел им под чиняться только ему самому и римским командирам. (20) Же лая с бульшим достоинством обставить восстановление свобо ды, он дал им в цари Зизаиса, человека, вполне подходившего, как выяснилось на деле, для этого высокого сана и сохранявше го верность императору. Впрочем, и после этих славных деяний никому не было позволено уйти раньше, чем, согласно требова нию, не возвратятся наши пленные. (21) Таковы были действия на варварской земле. Затем император двинул армию в Бреге цион3, чтобы и тут слезами и кровью залить пламя войны, еще не угасшее у живших в этой местности квадов. Когда их царе вич Витродор, сын царя Видуария, вассал его Агилимунд и другие знатные люди и судьи, стоявшие во главе различных племен, увидали войско во внутренних областях царства на своей родной земле, то поверглись ниц перед солдатами и, по лучив прощение, подчинились всем приказаниям. Они выдали своих детей заложниками в ручательство того, что исполнят наложенные на них условия, и, достав мечи, которые они чтут как богов, клялись на них сохранять верность. 13. (1) После благополучного окончания описанных пред приятий интересы государства потребовали скорейшего похода против лимитантов, сарматоврабов: отсутствие наказания их за многие преступные деяния являлось прямым позором. Ког да вторглись сарматысвободные, то они, словно забыв о преж нем, воспользовались удобным моментом и прорвались через римскую границу, проявляя согласие со своими господами и врагами только в этом преступном предприятии. (2) Однако и в отношении к ним решено было ограничиться более мягкими мерами, чем того требовала тяжесть преступлений: отмщение предполагалось ограничить тем, чтобы переселить их в отда ленные местности и лишить тем самым возможности трево жить наши пределы. Но сами они, сознавая за собой давниш ние провинности, опасались серьезной кары. (3) Подозревая поэтому, что огромные военные приготовления будут произве дены против них, они готовились пустить в ход коварство, ору жие и просьбы. Но вид нашего войска поразил их как удар гро ма, и, видя перед собою неминуемую гибель, они стали просить даровать им жизнь, давая со своей стороны обещание платить

206


ежегодную дань, поставлять свою сильную молодежь в войска и оказывать полное повиновение; но в случае приказания пере селиться на другое место, они приготовились отказаться, как показывали то жестами и выражением лиц, считая безопасны ми для себя те местности, где они спокойно поселились после изгнания своих владык. (4) В этих землях протекает в извили стом русле Партиск4 и впадает в Истр. Там, где Партиск течет свободно один, он проходит по широким степям, которые сужа ются только к устью. От нападения римлян защищает населе ние русло Дуная, а от вторжений варваров закрывает своим те чением Партиск. Местности здесь по большей части болотис тые, и вследствие разлива рек тут много топей, заросших ло зой, так что пройти может только очень хорошо знакомый с ме стностью человек. Кроме того, при впадении Партиска главная река (Дунай) делает изгиб и образует остров, совершенно отре занный от остальной территории. (5) По вызову императора они явились со свойственным им высокомерием на наш берег реки не для того, как показал исход дела, чтобы исполнить приказание, но чтобы не казалось, будто они испугались при сутствия солдат. С вызывающим видом стояли они, показывая, что явились для того только, чтобы отвергнуть все требования. (6) Предвидя такую возможность, император незаметно разде лил армию на множество отрядов и окружил быстро передви гавшихся варваров строем своих войск. Стоя на высоком валу с небольшой свитой под прикрытием отряда телохранителей, он дружески убеждал их смириться. (7) Но изза непостоянства настроения они склонялись к различным решениям и, одновре менно прибегая к хитрости и впадая в дикую ярость, они гото вы были просить пощады или начать войну. Собираясь сделать на наших нападение на близком расстоянии, они нарочно бро сили подальше от себя щиты, чтобы затем, приблизившись, по степенно подобрать их и незаметно продвинуться вперед, не выдавая своего коварного умысла. (8) Поскольку день склонялся уже к вечеру и уходящий свет побуждал положить конец промедлению, наши солдаты, под няв боевые значки, в едином порыве понеслись на врага. Варва ры, скучившись и еще более уплотнив свой строй, направили свою атаку на самого императора, который, как было сказано, стоял на возвышении, и бросились на него с остервенелыми взорами и дикими криками. (9) Этой безумной дерзости не мог ли стерпеть наши солдаты, пришедшие в большую ярость: по строившись клином, что в просторечии у солдат называется

207


“свиная голова”, они разнесли мощным натиском угрожавшего императору врага, и справа пехотинцы рубили толпы пеших, слева всадники врезались в легкие отряды конных. (10) Импе раторская гвардия, прикрывая со всех сторон Августа, поража ла нападавших в грудь, а потом отступавших в спины. Варвары проявляли страшное упорство, и те, кто падал в борьбе, ужас ным ревом показывали, что не такие страдания причиняет им собственная смерть, как успех наших. Кроме убитых, лежало на земле много врагов с разрубленными поджилками, которые лишены были возможности бежать, другие с отрубленными правыми руками, некоторые хоть и не раненые, но опрокину тые тяжестью упавших на них, и все они в глубоком молчании терпели страдания. (11) И никто из них среди различных ужа сов не молил о пощаде, не бросал оружия, не просил скорейшей смерти; все упорно удерживали в руках оружие, даже повер женные наземь, считая меньшим позором быть побежденным силой другого, чем признаться в этом. Порой слышались их крики, что происшедшее случилось по капризу судьбы, а не по их вине. Так в течение получаса разыгралась эта битва; в этот короткий срок пало столько варваров, что лишь сама победа свидетельствовала о том, что было сражение. (12) Как только было смято вражеское войско, тотчас погна ли целым стадом родственников убитых, вытаскивая их из жалких хижин, людей разного возраста обоих полов. Исчезла теперь прежняя их спесь, и они попали в низкое положение ра бов. Итак, по прошествии самого незначительного промежутка времени представились взору груды убитых и толпы пленных. (13) К бранному задору присоединилось желание поживиться от победы, и солдаты принялись за тех, кто бежал с поля битвы или скрывался в хижинах. Жадные до варварской крови солда ты, придя в те места, стали раскидывать легкие сооружения и избивать всех; даже жилища, сооруженные из самых крепких бревен, никого не спасли от смерти. (14) Наконец стали все пре давать огню, и никто не мог больше укрываться, так как унич тожено было все, что могло служить убежищем. Кто упорно скрывался, тот погибал в огне; если же человек, спасаясь от смерти в огне, выходил, то, избежав одной смерти, падал под ударами неприятельского меча. (15) Некоторые, однако, спас шись от меча и всеобщего пожара, бросались в волны реки в на дежде, как искусные пловцы, достигнуть противоположного берега. Но большинство из них утонуло; другие погибли, прон зенные стрелами, так что кровь обильно окрасила волны огром

208


ной реки. Так гнев и доблесть победителей губили сарматов и в одной, и в другой стихии. (16) После такой расправы принято было решение лишить всех уцелевших еще представителей этого народа всякой на дежды и радости жизни. Когда жилища были преданы огню и семейства взяты в плен, приказано было собрать лодки для ро зыска тех, кого укрыл от нашего нападения другой берег. (17) Чтобы не дать остыть боевому пылу солдат, тотчас же были по сажены на лодки наши легковооруженные; пройдя по укры тым местам, они заняли потайные убежища сарматов, которых обмануло внезапное появление местных лодок со знакомым способом гребли. (18) Когда же они издали по блеску оружия поняли, что приближается опасность, которой они боялись, то бросились искать убежища в болотистых местах. Но наши сол даты настойчиво преследовали их и, перебив очень многих, одержали победу там, где, как до сих пор предполагали, нельзя было ни стать твердой ногой, ни осуществить нападение. (19) После того как амицензы были почти истреблены или рассеяны, тотчас же обратились против пицензов, названных так по имени соседних местностей. Бедствия соплеменников, о которых дошли до них немедленно слухи, сделали их более ос торожными. Изза полного незнания дорог трудно было пресле довать их, когда они рассеялись по разным местам, и для того чтобы подавить их, прибегли к помощи тайфалов, а также сво бодных сарматов. (20) Так как условия местности вынуждали разделить силы, то наши войска избрали для себя местности, прилегающие к Мезии; тайфалы направились в области, бли жайшие к их территории; а свободные сарматы заняли земли, лежащие против их местожительства. (21) Лимиганты, напуганные примером покоренных и уби тых земляков, долго не могли прийти к определенному реше нию: следует ли им оказать сопротивление, или же просить ми лости – для того и другого были достаточно веские основания. Однако наконец победило по настоянию старшин решение сдаться. Таким образом, к иным победным лаврам присоедини лось изъявление покорности со стороны народа, который ору жием отвоевал себе свободу, презрел своих господ, победив их и считая неспособными воевать; теперь же остатки его склонили свои головы пред теми, которые оказались сильнее их. (22) По лучив помилование, большая часть лимигантов покинула ук рывавшие их горные высоты и, рассыпавшись по широким сте пям, поспешила к римскому лагерю с родителями, детьми и

209


женами, а также с жалким своим домашним скарбом, который они могли наспех захватить с собой. (23) И те, о ком думали, что они скорее расстанутся с жизнью, чем будут вынуждены переселиться, так как в свободе они видели отсутствие всяких притеснений, согласились теперь повиноваться распоряжени ям и перейти на другие места обитания, спокойные и безопас ные, где не могла их тревожить война и не грозили внутренние раздоры. Переселившись туда, как казалось, по собственному желанию, они некоторое время оставались спокойны. Но позд нее они отважились по своей природной дикости на гибельное злодеяние, как о том будет рассказано в соответствующем мес те5. (24) Благоприятным исходом этих предприятий была укреп лена необходимая оборона Иллирика в двух смыслах, и, как ни трудна была двойная задача, возложенная на себя императо ром, он справился с ней благополучно... Он вернул изгнанное племя и водворил его на место жительства предков; и хотя оно отличалось беспокойным нравом, можно было надеяться, что оно станет вести себя более мирно. В завершение своей милости он поставил им царя, и это был не какойнибудь простой чело век, а избранный ими самими и выделявшийся внешними и внутренними достоинствами царевич. (25) Этот ряд удачных дел освобождал Констанция от всяких тревог, и при полном единодушии своих солдат он принял во второй раз титул “Сар матского” по имени покоренного народа. Собираясь уже ухо дить оттуда, он созвал все когорты, центурии и манипулы, взо шел на трибунал и, окруженный знаменами и орлами, а также собравшимися высшими чинами, держал такую речь, встре тившую, как обычно, всеобщее сочувствие. (26) “Верные защитники римской державы! Воспоминания о славных делах, которые для храбрых выше всяких радостей, побуждают меня с полным смирением припомнить то, что мы, с Божьею помощью победители, совершили до битв и во время самого пыла браней. Что прекраснее и что по всей справедливо сти более достойно памяти потомков, как не радостное созна ние солдатом проявленной им храбрости, а военачальником – того, что он сумел предусмотрительно распорядиться? (27) Дерзкий враг хозяйничал в Иллирике, нагло пользуясь нашим отсутствием, пока мы заняты были обороной Италии и Галлии. Он опустошал пограничные области, предпринимая набеги раз личными способами, то переезжая на выдолбленных стволах деревьев, то вброд переходя реки. Не дерзал он сразиться, не

210


полагался на оружие и свои силы, но производил привычные ему тайные грабежи, наводя страх на наших предков с самого своего поселения в этих местах своей хитростью и изобрета тельностью в воровских уловках. Находясь далеко, мы сносили это, насколько это было возможно, питая надежду, что энергия наших военачальников сможет оградить нас от этих не очень важных потерь. (28) Когда же зло, возрастая вследствие безна казанности дошло до тяжких, постоянно повторяющихся бед ствий, постигавших целые провинции, мы, укрепив проходы в Рецию, упрочив предусмотрительными предприятиями безо пасность Галлии и не оставив в тылу никакой опасности, при шли в Паннонии, чтобы, согласно велению вечного Бога, под держать то, чему грозила гибель. Приняв все подготовитель ные меры, как вы знаете, мы выступили в поход в начале весны и принялись за тяжкие труды. Прежде всего нам пришлось до биться того, чтобы вражеские выстрелы не помешали нам наве сти мост. Совершив это дело без особого труда, мы увидели пе ред собой вражескую территорию и вступили на нее. Пытав шихся оказать отчаянное сопротивление сарматов мы разбили без потерь с нашей стороны. Сокрушили мы также и явивших ся на помощь сарматам квадов, которые с такой же дерзостью ринулись на ряды наших славных легионов. Испытав после тяжких потерь во время своих нападений и грозных попыток сопротивления силу нашей доблести, они выбросили оружие и дали связать за спиной руки, готовые к бою; признав, что един ственная надежда для них – просьба о пощаде, припали они к стопам милосердного Августа, военное счастье которого не раз изведали. (29) Справившись с ними, мы с равной доблестью по бедили лимигантов, перебили большую их часть, а других за ставили искать спасения от опасности в болотах. (30) Когда мы благополучно покончили с этими делами, настал момент про явить снисхождение. Лимигантов мы заставили переселиться в отдаленные места, чтобы в дальнейшем они не могли уже пус каться в какиелибо предприятия во вред нам. Мы пощадили большую часть свободных сарматов и поставили над ними ца рем Зизаиса, который будет нам предан и верен. Мы придаем больше значения тому, чтобы избрать царя для варваров, чем устранить такового, и это наше действие получило больший блеск от того, что им был дан правитель, которого они сами раньше избрали и приняли. (31) Итак, в одном походе достигли мы и государство успеха в четырех отношениях: наказали прежде всего преступных разбойников; затем, в избытке будут

211


у вас пленники из числа врагов, так как храбрые воины имеют право на то, что добыто их потом и их собственными руками. (32) На нашу долю достались большие средства и большие со кровища. Наши труды и наша храбрость должны сохранить не вредимым достояние всех. Это – забота хорошего государя, это результат благополучных предприятий. (33) Наконец, и лично я имею свою долю добычи: во второй раз титул Сарматского, который вы, – я могу сказать это, не навлекая тем на себя упре ка в высокомерии, – дали мне по заслугам”. По окончании этой речи войска пришли в необычайное воз буждение; приведенные в восторг надеждами на лучшее буду щее и выгоды, солдаты подняли радостные крики во славу им ператора; клялись, как обычно, призывая в свидетели Бога, что Констанций непобедим, и с ликованием разошлись по па латкам. Император проследовал в царскую палатку и после двухдневного отдыха с триумфом вернулся в Сирмий, а войска разошлись по отведенными им местам расквартирования.

Книга XIX 11. (1) Во время этих тревожных событий Констанций все еще спокойно пребывал на зимних квартирах в Сирмии. Тут его потрясла тяжелая и грозная весть о том, чего он тогда осо бенно боялся, а именно, что лимигантысарматы, – те, что, как я раньше рассказывал6, выгнали своих господ из земли их от цов, – оставили малопомалу местности, которые в прошлом го ду были им предоставлены, чтобы они благодаря своей подвиж ности не могли начать враждебных против нас действий. Было получено известие о том, что они заняли области, соседние с на шими пограничными землями, свободно кочуют по своему обы чаю и могут скоро произвести страшные беспорядки, если их не прогнать. (2) Полагая, что если промедлить с решительными действиями, то наглость их возрастет, император собрал ото всюду много испытанных в бою солдат и в самом начале весны выступил в поход. Ему придавало бодрости, вопервых, то сооб ражение, что войско, обогатившись добычей за прошедшее ле то, будет воодушевлено для удачных действий надеждой на по добную же поживу; а вовторых – то обстоятельство, что Анато лий, управлявший тогда Иллириком в звании префекта, зара нее заготовил все необходимое для похода, благодаря чему все имелось в изобилии безо всяких насильственных действий в от ношении кого бы то ни было. (3) В самом деле, и раньше ни при каком другом префекте, как это всем известно, северные про

212


винции не находились в таком цветущем состоянии во всех от ношениях, как при Анатолии. Благожелательный и делови тый, он сумел восстановить расстроенную общественную жизнь края. Он облегчил тяжелое бремя почтовой повинности, от которой погибло много состояний, и дал населению твердую надежду на уменьшение прямых податей. Счастливо, не терпя обид и не производя беспорядков, могло бы жить население то го края, не имея никаких поводов для жалоб, если бы впослед ствии не были придуманы самые возмутительные налоги, уве личившиеся изза раздоров между плательщиками и сборщи ками, причем первые старались иметь на своей стороне пред ставителей власти, а вторые не считали себя обеспеченными, пока не разорили всех плательщиков, так что несчастные люди или подвергались изгнанию, или решались на самоубийство. (4) И вот император, решив совершить настоятельно необхо димое дело, выступил, как я сказал, в поход, прекрасно его подготовив, и прибыл в Валерию, которая, будучи некогда час тью Паннонии, выделена была в особую провинцию и названа так в честь дочери Диоклетиана Валерии. Разместив войска в зимних палатках по берегам реки Истр, он наблюдал за варва рами, которые замышляли под прикрытием дружбы осущест вить с целью грабежа нашествие на Паннонии в самую суровую пору зимы, когда не растаявшие еще от весеннего тепла снега делают реку проходимой повсюду, а наши люди изза морозов тяжело переносят пребывание под открытым небом. (5) Итак, послав немедленно к лимигантам двух трибунов с двумя пере водчиками, он спросил в мягкой форме, зачем они, оставив ме сто жительства, отведенное им по их же просьбе после заключе ния мирного договора, бродят по разным местам и, вопреки за прету, беспокоят нашу границу. (6) Выставляя пустые и несо стоятельные объяснения, – страх заставлял их лгать, – они просили императора о прощении, умоляя, чтобы он, оставив свой гнев, разрешил им перейти к нему через реку и объяснить, какие неудобства они терпят. При этом они заявляли о своей готовности занять в пределах римского мира самые отдаленные земли, если это будет им разрешено, чтобы, пользуясь благами долговременного мира и почитая покой за спасение от бога, не сти податные тяготы и стать данниками. (7) Это известие, при несенное возвратившимися трибунами, император принял с ра достью, так как дело, считавшееся неразрешимым, улажива лось без всяких затруднений. Он дал разрешение явиться всем. Побуждало его к тому корыстолюбие, которое раздувала шайка

213


льстецов, усиленно напевавших ему в уши, что он, успокоив внешнее волнение и водворив повсюду мир, приобретет много людей, готовых лично нести военную службу, и получит воз можность набирать сильных рекрутов, провинциальное же на селение охотно будет откупаться от личной службы деньгами. Такого рода расчет не раз ввергал в тяжкие бедствия римское государство. (8) Близ Ациминка7 был сооружен окоп, в нем воз двигнуто возвышение, наподобие трибунала, и несколько судов с легионерами на борту получили приказание держаться на ре ке близ нашего берега под командованием некоего Иннокен тия, землемера, – он и предложил этот план, – чтобы, как толь ко они заметят, что варвары чтонибудь затевают, внезапно на пасть на них с тыла, пока их внимание приковано к другому пункту. (9) Хотя лимиганты и знали об этих предупредитель ных мерах, однако они не сумели ничего придумать, кроме притворной мольбы, и стояли, покорно склонив головы; но сов сем другое скрывали они в глубине души, чем то, о чем свиде тельствовали их смиренный вид и слова. (10) Когда они увидели на высоком помосте императора, ко торый уже собирался начать милостивую речь и обратиться к ним, как к покорным на будущее время подданным, вдруг один из них в злобной ярости бросил сапогом в трибунал и восклик нул: “марра, марра”8 – это у них боевой клич. Вслед за тем ди кая толпа, подняв кверху свое знамя, вдруг завыла диким воем и бросилась на самого императора. (11) Со своего возвышения император увидел, что пространство вокруг занято волную щейся толпой вооруженных копьями людей и заблестевшие мечи и выставленные вперед верруты9 грозят ему смертью: по среди смешавшейся толпы чужих и своих нельзя было узнать, кто он – солдат или полководец. Не время было тянуть или мед лить: он сел на быстрого коня и умчался во весь опор. (12) Но несколько телохранителей, пытавшихся оказать сопротивле ние устремившимся с быстротой огненной стихии варварам, были ранены насмерть или раздавлены под ногами напирав ших. Царское сидение с золотой подушкой было захвачено вар варами без противодействия. (13) Как только стало известно, что император подвергся крайней опасности и стоит на краю гибели, солдаты сочли сво им священнейшим долгом выручить его, – они еще не знали, что он спасся от опасности. Воодушевившись до полного пре зрения к смерти, они хотя и были не в полном боевом снаряже нии вследствие внезапности этого дела, тем не менее, подняв

214


громкий боевой клич, бросились на полчища варваров, кото рые твердо решились умереть на месте. (14) И так как наши ри нулись, с тем чтобы смыть позор своей храбростью, и пылали гневом на вероломного врага, то без всякой пощады убивали всех, кто попадался навстречу, топтали ногами живых, умира ющих, убитых; прежде чем насытилась их ярость кровью вар варов, воздвиглись целые груды мертвых тел. (15) Взбунтовав шиеся варвары были раздавлены: одни пали в бою, другие в ужасе разбежались; часть этих последних возымела тщетную надежду вымолить жизнь просьбами; но их убивали, нанося удар за ударом. Когда все были перебиты, затрубили отбой. Тут оказались убитые из наших, хотя и немного; они были или смя ты во время страшного натиска, или же их постиг рок, когда они, оказывая сопротивление ярости врага, открывали свои не покрытые панцирями бока. (16) Особенно выделялась среди других смерть Целлы, трибуна скутариев, который в самом на чале схватки первый среди всех бросился в самую середину толпы сарматов. (17) После этого жестокого побоища Констанций предпри нял нужные меры для обеспечения границ, настоятельно тре бовавшиеся обстоятельствами, и вернулся в Сирмий в сознании того, что заслуженно покарал вероломного врага. Наскоро от дав распоряжения, не терпевшие отлагательств, он выехал от туда и направился в Константинополь, чтобы, находясь ближе к Востоку, ликвидировать последствия поражения, полученно го при Амиде, усилить войска подкреплениями и сдержать тем напор царя персов, противопоставив ему равные силы: было очевидно, что Сапор, если не удержит его провидение и тща тельное принятие многообразных мер, оставит Месопотамию в тылу и откроет военные действия на более широком просторе. 12. (7) И вот, согласно приказанию, Павел отправился, вы дыхая пламя смертельной ненависти, и так как был предостав лен полный простор клевете, то привлекли к суду множество людей чуть ли не со всех концов земли, знатных и простых; од них заковали в оковы, других заморили в темницах. (8) Местом этих кровавых мучений избран был город Палестины Скифо поль10, который был признан наиболее подходящим по двум со ображениям: вопервых, потому что он лежит в стороне, и, во вторых, – находится на середине пути между Антиохией и Александрией, откуда была привлечена к суду большая часть обвиняемых.

215


Книга XX 8. (1) Таковы были события, разыгравшиеся в тот год между Тигром и Евфратом. Констанций получал частые донесения, но, не смея выступить в поход против персов, провел зиму в Константинополе и с большой предусмотрительностью снаб жал восточную границу всяким боевым снаряжением. Он де лал запасы оружия, набирал рекрутов, пополнял крепкими мо лодыми солдатами легионы, которые пользовались на Востоке славою за свое участие не в одной большой битве, а кроме того, вызывал вспомогательные отряды скифов (готов) за деньги или просьбами, собираясь с началом весны выступить из Фракии и немедленно усилить нуждавшиеся в подкреплении пункты.

Книга XXII 5. (1) Хотя Юлиан с раннего детства был склонен к почита нию богов и, по мере того, как он мужал, в нем становилась все сильнее эта потребность, изза разных опасений он отправлял относящиеся к богопочитанию культы по возможности в глубо чайшей тайне. (2) Когда же исчезли всякие препятствия, и он видел, что настало время, когда он может свободно осуществ лять свои желания, он раскрыл тайну своего сердца и издал яс ные и определенные указы, разрешавшие открыть храмы, при носить жертвы и восстановить культы богов. (3) Чтобы придать большую силу своим распоряжениям, он созвал во дворец пре бывавших в раздоре между собой христианских епископов вме сте с народом, раздираемым ересями, и дружественно увеще вал их, чтобы они предали забвению свои распри и каждый, беспрепятственно и не навлекая тем на себя опасности, отправ лял свою религию. (4) Он выставлял этот пункт с тем большей настойчивостью в расчете, что, когда свобода увеличит раздоры и несогласия, можно будет не опасаться единодушного настро ения черни. Он знал по опыту, что дикие звери не проявляют такой ярости к людям, как большинство христиан в своих раз номыслиях. Часто он говорил: “Слушайте меня, кого слушали аламаны и франки”, думая что он подражает изречению импе ратора Марка (Аврелия). Но он не замечал, что положение бы ло совсем иным. (5) Рассказывают, что когда Марк Аврелий на пути в Египет проезжал через Палестину, то, испытывая отвра щение к вонючим и нередко производившим смуты иудеям, скорбно воскликнул: “О маркоманы, о квады, о сарматы! Нако нец я нашел людей хуже вас”.

216


8. (1) Полагаю, здесь будет уместно, раз уж мне пришлось в моем повествовании о великом государе упомянуть об этих странах, изложить ясно и достоверно некоторые сведения о землях между крайними границами Фракии и положении Пон та, поскольку я знаком с теми краями по личному наблюдению и по книгам. (2) Известная высокая гора в Македонии Афон, через кото рую некогда прошел мидийский (персидский) флот11, и Кафа рей, утес на Евбее, где Навплий, отец Паламеда, вызвал круше ние аргивского флота, хотя и лежат на большом расстоянии один против другого, отделяют, однако, Эгейское море от Фес салийского. Первое, постепенно расширяясь, с правой стороны на большом просторе усеяно островами Спорадскими и Киклад скими, названными так потому, что они лежат вокруг Делоса, прославленного рождением богов, с левой стороны оно омывает Имброс, Тенедос, Лемнос, Фасос и при сильном ветре мощно поражает своими волнами Лесбос (Митилена). (3) Отраженны ми волнами оно обходит храм Аполлона Сминфийского, Троаду и славный гибелью героев Илион и образует к западу Мелан ский залив, у начала которого можно видеть Абдеру, родину Протагора и Демокрита, кровавое местожительство фракийца Диомеда12, и долины, по которым впадает в него Гебр [Мари ца], далее – Маронея, Энос, город, который начал строить при дурных предзнаменованиях Эней и, вскоре оставив его, поспе шил под руководством богов в древнюю Авзонию [Италию]. (4) С этого места Эгейское море малопомалу суживается и по соединительному протоку, как бы устроенному самой приро дой, вливается в Понт; присоединив к себе его часть, оно обра зует фигуру в виде буквы Þ; затем отделяет Геллеспонт от Родо пы, протекает подле Киноссемы, где, по сказаниям, погребена Гекуба, Келы, Сеста и Каллиполя (Галиполи). С противополож ной стороны оно касается могил Ахилла и Аякса, городов Дар дана, Абидоса, где Ксеркс, построив мост, прошел по морю пешком, далее – Лампсака, который был подарен Фемистоклу персидским царем13, и Пария, сооруженного Плутосом, сыном Иасиона. (5) Затем море суживается с обеих сторон в полукруг и, открывая вид на широкий простор суши, омывает растекаю щимися вокруг волнами Пропонтиды с восточного берега Ки зик и Диндимы, священный храм Великой Матери богов, Апа мею и Киус, где Гилас... и Астак, впоследствии названный по имени царя Никомедией; на западе оно омывает Херсонес [Фракийский] и Эгоспотамы, где Анаксагор предсказал камен

217


ный дождь, Лисимахию и город, построенный Гераклом и по священный им памяти своего спутника Перинфа [ГераклеяПе ринф, ЭскиЭрекли]. (6) А в довершение полного сходства с буквой Þ в самой сере дине окружности лежит продолговатый остров Проконес [Мар мара] и Бесбик [Калолимни]. (7) Где эта форма (окружность буквы Þ) оканчивается, море опять суживается и, разделяя Ев ропу и Вифинию, проходит подле Халкидона [Кадыкёй], Хриcополя [Скутари] и других незначительных поселений. (8) На левом его берегу лежат гавань Атира, Селимбрия (Силиври), Константинополь, древний Византий, колония афинян, и мыс Керас, на котором сооружена высокая башня, светящая кораб лям. По имени последнего, холодный ветер, дующий обыкно венно отсюда, называется Кератас. (9) Встречая здесь преграду и заканчиваясь соединением двух морей, водная стихия становится спокойнее и расстилает ся широкой гладью до самого горизонта. (10) Окружность мо ря, если плыть по побережью, как вокруг острова, измерена в 23 тысячи стадий14, как утверждают Эратосфен, Гекатей, Пто лемей и другие авторитетнейшие специалисты в этого рода зна ниях; и все географы единогласно уподобляют вид моря скиф скому луку с натянутой тетивой. (11) Со стороны, где восходит солнце, оно замыкается болотами Меотиды, а где солнце скло няется к вечеру, окаймлено римскими провинциями; на той его стороне, откуда смотрит полярная звезда, живут люди различ ных языков и разных обычаев; южный его берег сведен легким изгибом. (12) На этих широких пространствах рассеяны грече ские города. Все они, за исключением немногих, основаны в разные времена милетянами, колонистами афинян. Милет же основан много раньше в числе других ионийцев в Азии Нелеем, сыном знаменитого Кодра, который, как гласит сказание, по жертвовал собой за отечество во время войны с дорийцами. (13) Оконечности лука образуют с обеих сторон два узких Бо спора, лежащие друг против друга, Фракийский и Киммерий ский15. Имя Боспора носят они потому, что некогда дочь Ина ха, превращенная, по словам поэтов, в корову, перешла через них в Ионийское море16. (14) Справа от искривления Фракий ского Боспора лежит берег Вифинии, которую древние называ ли Мигдонией. В ней находятся области Тиния и Мариандена, племя бебриков, которых храбрый Поллукс освободил некогда от свирепого Амика17, и удаленная местность, где грозно летав шие гарпии устрашали некогда прорицателя Финея. На этом

218


берегу, образующем изогнутый продолговатый залив, впадают в море реки Сангарий [Сагари], Филис, Лик и Ребас. Напротив устьев этих рек лежат черные Симплегады, два утеса, круто спускающиеся к морю. В древние времена они сталкивались с ужасающим шумом и, отступая назад мощным толчком, воз вращались на то место, откуда срывались. Эти скалы расступа лись и сближались с такой быстротой, что даже если пролетала птица, то никакая быстрота полета не спасала ее, и она гибла раздавленной. (15) Но с тех пор, как корабль “Арго”, направ лявшийся к колхам, чтобы похитить золотое руно, впервые прошел между этими скалами невредимым, они стали непо движными и, утратив свою ярость, срослись воедино, так что тот, кто их видит теперь, не мог бы поверить, что они некогда были разъединены, если бы не были согласны в своих повество ваниях об этом все поэты древности. (16) За Вифинией простираются провинции Понт и Пафлаго ния, в которых лежат Гераклея [Эрекли], Синоп, Полемоний и Амиз, значительные города Тиос и Амастрида [Амастра], – все они основаны предприимчивыми греками, – Кераз [Киризонт], откуда Лукулл привез плоды, носящие имя этого города18, ска листые острова, на которых расположены небезызвестные го рода Трапезунд и Питиунт [Пицунда]. (17) Недалеко от этих мест есть Ахерузская пещера, которую местные жители назы вают Mukop3tion, и гавань Акона, а также различные реки: Ахе ронт, он же Аркадий, Ирис, Тибрис, а также Парфений, – все они стремительным течением впадают в море. Ближайшая к ним река – Фермодонт (Термодонт); стекая с Армонских гор, он проходит по Фемискирейским рощам, в которые некогда выну дила переселиться амазонок вот какая причина. (18) В древние времена амазонки непрерывно опустошали кровавыми вторжениями области своих соседей. Возгордив шись от своих успехов, в сознании превосходства своих сил над соседями, на которых они часто нападали, они зашли слишком далеко, пробившись через множество народов, вступили в вой ну с афинянами. В жестокой сече они были убиты, и так как ли шились своих коней, то и пали в бою. (19) Когда стало известно об их гибели, остальные, оставшиеся дома, как не годившиеся для войны, оказались в очень трудном положении и, спасаясь от губительных нападений соседей, мстивших им за прежние обиды, перешли на более спокойное местожительство на Фер модонте. Там их потомство очень увеличилось, и с мощной ра тью они вернулись в родные места, став впоследствии грозой

219


для народов не одного с ними племени. (20) Недалеко оттуда от лого поднимается гора Карамбис [Керембе], напротив Гелики, и на расстоянии 2500 стадий19 находится Криуметопон (Бара ний Лоб), мыс Таврики. От этого места весь морской берег, на чиная от реки Галиса [КизилИрмак], как бы вытянутый в дли ну по прямой линии, представляет собой нечто вроде тетивы, прикрепленной к концам лука. (21) Соседствуют с этими обла стями даги, самые воинственные из всех, и халибы: они первые начали добывать и обрабатывать железо. За ними занимают широкие пространства бизары, сапиры, тибарены, моссиники, макроны и филиры, народы, с которыми у нас нет никаких от ношений. (22) Недалеко от них находятся памятники славным мужам, где погребены Стелен, Идмон и Тифий: первый – спутник Ге ракла, насмерть раненый в битве с амазонками, второй – про рицатель аргонавтов, а третий – весьма искусный кормчий ко рабля “Арго”. (23) За названными областями находится Авлий ская пещера и река Каллихор, названная так потому, что Вакх, после того как он за три года покорил индийские народы, вер нувшись в эти местности, восстановил на зеленых и тенистых берегах этой реки древние оргии и пляски. Некоторые полага ют, что священнодействия этого рода называются триетеричес кими (трехлетними)20... (24). Далее лежат густо населенные об ласти камаритов, и река Фазид [Фасис=Рион] в своем шумном течении касается колхов, происшедших в глубокой древности от египтян. Там среди других городов есть Фазид (Фасис), на званный так по имени реки, и до наших времен известная Дио скуриада, основателями которой считаются спартанцы Амфит и Церций, возницы Кастора и Поллукса; от них произошло племя гениохов. (25) Неподалеку от них живут ахейцы, кото рые по окончании какойто более ранней войны под Троей, – не той, когда спорили за Елену, – были загнаны, по словам неко торых писателей, встречными ветрами в Понт. Встречая по всюду врагов и нигде не находя места для прочного поселения, они засели на вершинах гор, покрытых вечным снегом. Стра дая от ужасного климата, они привыкли собирать, добывать се бе пропитание грабежом с опасностью для жизни. Потомуто и стали они свирепы выше всякой меры. О керкетах, которые с ними граничат, нельзя сообщить ничего достойного внимания. (26) Позади них живут обитатели Киммерийского Боспора; там находятся колонии милетян и как бы мать их всех – Пан тикапей, который омывает река Гипанид (Гипанис = Кубань),

220


обильная собственными водами и впадающими в нее извне. (2) На довольно далеком расстоянии отсюда живут по обоим бере гам Танаиса (Дона) амазонки вплоть до самого Каспийского мо ря. Танаис вытекает из кавказских скал, течет широкими из лучинами и, отделяя Азию от Европы, исчезает в меотийских болотах. (28) По соседству с Танаисом находится река Ра (Вол га). На ее берегах водится корень одного растения, одноимен ный с этой рекой, который широко употребляется в медицине. (29). За Танаисом широко раскинуты савроматы; в их земле протекают непересыхающие реки: Марабий, Ромбит, Теофа ний и Тотордан. Другое племя савроматов живет на большом расстоянии оттуда в прибрежной полосе, через которую впада ет в море река Коракс. (30) Неподалеку отсюда лежит Меотида (Азовское море), за нимающая весьма большое пространство. Много воды из ее обильных источников прорывается через Пантикапейский про лив в Понт, на правом берегу которого лежат острова Фанагур и Гермонасса, застроенные стараниями греков21. (31) Вокруг этих крайних и отдаленных болот обитает множество народов, весьма различных между собою по языку и обычаям: яксама ты, меоты, язиги, роксоланы, аланы, меланхлены, гелоны и агафирсы, у которых находятся обильные залежи камняада манта. За этими народами еще дальше обитают другие, нам не ведомые, так как они живут дальше всех вглубь материка. (32). А на левой стороне Меотиды есть полуостров, заполненный гре ческими колониями. Поэтому население живет там спокойно и миролюбиво, полагает свои заботы в земледелии и питается плодами земли. (33) Недалеко от них за различными царствами живут тав ры; среди них арихи, синхи и напеи страшны своей дикостью, и так как продолжительная безнаказанность усиливала их сви репость, то оттого и пошло имя морю “Негостеприимное”. Если его называют наоборот Евксинским (гостеприимным), то это ирония, подобно тому как мы, греки, называем благодушным глупого, благожелательницей – ночь, Евменидами (добромыс лящими) – Фурий. (34) Эти народы добывали милости богов че ловеческими жертвами и, закалывая пришельцев в жертву Ди ане, которая у них зовется Орсилохой, прибивали головы уби тых на стенах храма, как вечные памятники славным деяниям. (35). Близ Таврики лежит необитаемый остров Левка22, по священный Ахиллу. Если кто случайно попадет туда, тот, ос мотрев памятники древности, храм и дары, посвященные это

221


му герою, возвращается вечером на корабль. Говорят, что там нельзя проводить ночь, не подвергая опасности свою жизнь. На острове есть пруд и водятся белые птицы, похожие на зимород ков, о происхождении которых, как и о времени битв на Гелле спонте я буду рассказывать в другом месте. (36) В Таврике есть несколько городов; более значительные среди них – Евпатория, Дандака и Феодосия; есть и другие, поменьше, не осквернен ные человеческими жертвоприношениями. (37) В этих местах находится самый угол лука. Теперь я про слежу по порядку дальнейшую его кривизну, обращенную к се веру, до левого берега Фракийского Боспора. Замечу при этом, что тогда как у всех прочих народов луки имеют более плоскую кривизну, только скифские и парфянские луки своими сведен ными с обеих сторон внутрь широкими кривыми рогами с натя нутой посередине прямой круглой тетивой представляют вид луны на ущербе. (38) В самом начале этого материка, там, где кончаются Ри фейские горы, живут аримфеи, праведные и известные своим миролюбием люди. Область их омывают реки Хроний и Висула (Висла). По соседству с этим народом обитают массагеты, ала ны и саргеты, а также многие неизвестные народы; но нам не ведомы даже названия их, не то что обычаи. (39) На значительном расстоянии оттуда простирается Кар кинитский залив, течет река с тем же названием и находится почитаемая в тех местах роща Тривии. (40) Далее, вытекаю щий из гор нервиев Борисфен, многоводный от самых своих ис токов и обогащающийся впадением многих рек, вливается в море бурливыми волнами. На его лесистых берегах лежат горо да Борисфен, Кефелонес и Жертвенники, посвященные Алек сандру Великому и Цезарю Августу23. (41) Вдалеке оттуда есть полуостров, который населяют синды, известные только тем, что после несчастий, постигших их господ в Азии, они овладе ли их женами и имуществом. К их земле примыкает узкая бе реговая полоса, называющаяся у местных жителей “Ахиллово ристалище” (Ахиллов Бег), так как здесь некогда упражнялся в беге этот фессалийский вождь. В непосредственной близости от него находится Тир, колония финикийцев24, которую омы вает река Тира (Днестр). (42) В среднем пространстве лука, представляющем собой весьма широкую протяженность, в 15 дней пути для хорошего пешехода, живут европейские аланы, костобоки и бесчислен ные племена скифов, область которых тянется до земель с не

222


известными нам границами. Небольшая часть их питается пло дами полей; все же остальные кочуют по широким степям, не тронутым сохой, не знавшим посева, одичалым и покрытым инеем. Они питаются позвериному; свои семейства, жилища и скудный домашний скарб они укладывают на кибитки, покры тые корой, и, когда появится желание, беспрепятственно пере двигаются, направляя свои телеги куда вздумают. (43) Если подойти к другому обильному гаванями заливу, которым заканчивается фигура лука, то здесь выступает остров Певка, вокруг которого живут троглодиты, певкины и другие менее многочисленные народы. Там же лежат Истр, некогда весьма могущественный город, Томы [Констанца, Кюстендже], Аполлония, Анхиал, Одисс [Варна] и много других, располо женных на берегах Фракии. (44) А река Данубий, имеющая свои истоки поблизости от Равраков, на пограничных с Рецией горных высотах, протекает по широкому пространству земель, принимая в себя 60 притоков, которые почти все судоходны, а на этом скифском берегу впадает семью устьями в море. (45) Первое из них образует вышеназванный остров Певку, осталь ные, которые называются в греческом переводе так: второе – Наракустома (устье Нарака), третье – Калонстома (Прекрасное устье), четвертое – Псевдостома (Ложное устье); Борионстома (Северное устье) и затем Стеностома (Узкое устье), имеют более медленное течение, чем другие, а седьмое – почти стоячее и представляется черным, как болото. (46) Весь Понт по своей окружности часто покрывается ту манами, имеет воду более пресную, чем в других морях и изо билует отмелями. Это имеет место оттого, что вследствие час тых испарений влаги сгущается воздух, масса впадающих вод опресняет воду моря, и так как множество впадающих в него рек несут ил и песок, то образуются нагромождающиеся нано сы. (47). Известно, что из самых дальних пределов нашего мо ря (Средиземного) стаями устремляются в эту даль рыбы ради метания икры, чтобы вырастить свое потомство более здоро вым образом благодаря пресной воде и в безопасных затонах, которых там очень много, спасти их от прожорливых морских чудовищ, так как в Понте не видели ничего подобного за ис ключением безвредных дельфинов, и то в малом числе. (48) А та часть Понтийского залива, которую поражает Аквилон и снега, подвержена такому холоду, что реки промерзают, как полагают, до дна, люди и животные не могут ходить по невер ной и проваливающейся поверхности, – подобное бедствие ни

223


когда не постигает чистое море, но лишь смешанное с водами рек. После этого отступления, которое получилось более длин ным, чем я предполагал, возвращаюсь к дальнейшему повест вованию. 15. (1) Этот подходящий случай побуждает меня предста вить краткое описание Египта, о котором я подробно рассказы вал в истории Адриана и Севера, большей частью на основании того, что сам видел. (2) Египетский народ, древнейший из всех, – разве только со скифами спорит он своей древностью, – имеет южной границей Большие Сирты, мысы Фик и Борион, гара мантов и другие народы; с востока он простирается в направле нии эфиопских городов Элефантины и Мероэ, Катадун, Красно го моря и сценитских арабов, которых мы зовем теперь сараци нами, с севера он связан с материком, где начинается Азия и сирийские провинции; с запада он отделен Иссиакским морем, которое некоторые зовут Парфенийским.

Книга XXIII 2. (1) Между тем к Юлиану стали прибывать посольства от многих народов, которые предлагали ему свою помощь. Он ока зывал им прием, но с подобающим достоинством давал ответ, что державе не подобает отстаивать себя пришлым вспомоще ствованием, но, напротив, самой защищать своими силами друзей и союзников, если необходимость заставит их просить о помощи. Только царю Армении Арсаку он предложил собрать большую армию и ожидать приказаний, куда ему направиться, обещая его вскорости известить, что он должен будет предпри нять. Когда Юлиан собрал достаточные, по его мнению, силы, он поспешил предупредить слух о своем вступлении в непри ятельскую землю и еще в самом начале весны послал по отдель ным отрядам приказ о походе и велел всем переходить через Ев фрат. (3) Как только приказ был получен, все выступили с зим них квартир и, собравшись на разных стоянках, ожидали при бытия государя. А сам он еще до своего отъезда из Антиохии поставил во главе юрисдикции сирийского округа некоего Александра из Гелиополя25, человека вспыльчивого и сурово го, и говорил, что не человек этот заслужил этот пост, но что та кой именно судья – подходящий человек для корыстолюбивых и дерзких на язык антиохийцев. (4) Во время отъезда на прово ды пришла огромная толпа людей разного звания и положе ния; все высказывали пожелания счастливого пути и славного возвращения и просили быть затем мягче и снисходительнее.

224


Но гнев Юлиана на их насмешки и бранные клички еще не смягчился, и он отвечал в резком тоне, заявляя, что больше их не увидит. (5) Он говорил, что составил уже обратный маршрут и по окончании похода вернется на зимовку кратчайшим путем в Тарс Киликийский; поэтому правителю провинции Меморию послано распоряжение сделать в этом городе все нужные приго товления. Это и случилось в скором времени: его труп был туда доставлен и в сопровождении самой скромной погребальной процессии предан земле в предместии, как он сам распорядил ся. (6) Когда солнце стало уже сильно греть, он выступил 5 мар та и прибыл обычным путем в Гиераполь26; при вступлении его в ворота этого огромного города внезапно обрушился левый портик; под страшной тяжестью рухнувших балок и камней погибло 50 находившихся там солдат, не считая множества ра неных. (7) Здесь он собрал к себе все войска и с такой быстротой прошел Месопотамию, что, предупреждая молву о своем при ходе – об этом он очень старался, – неожиданно занял Асси рию. Наконец, с армией и вспомогательными отрядами скифов (готов) он перешел Евфрат по наводному мосту и прибыл в Бат ны27, муниципальный город Осдроены, где столкнулся со зло вещим предзнаменованием. (8) Большая толпа фуражиров, со биравшая, как обычно, провиант, стояла около чрезвычайно высокой скирды пшеницы (в тех краях обыкновенно так скла дывают снопы). Напор рвавших снопы людей растряс скирду, она обвалилась и засыпала своим страшным обвалом также 50 человек. 5. (1) Присоединив к себе вспомогательные отряды сараци нов, которые те предоставили с величайшей готовностью, Юли ан двинулся вперед ускоренным маршем и в самом начале апре ля вступил в Керкузий28, сильную крепость, заложенную по всем правилам военного искусства. Реки Абора29 и Евфрат ок ружают ее стены, образуя как бы остров. (2) До Диоклетиана это был незначительный и слабый пункт; но этот император ок ружил его высокой стеной с башнями, когда усиливал охрану границ со стороны варваров, чтобы персы не могли разгуливать по Сирии, как случилось недавно с большим ущербом для этой области. (3) Так, когда однажды в Антиохии, во время глубоко го мира один мимический актер со своей женой во время теат рального представления изображал выхваченные из жизни сценки и публика залюбовалась изяществом исполнения, жена его вдруг сказала: “Если это не сон, то вот персы”. Публика по

225


вернула головы и, стараясь спастись от тучи пущенных в нее стрел, рассеялась, кто куда мог. Город был подожжен, убито много мирно разгуливавших людей, в окрестностях произведе ны были страшные грабежи и поджоги, и враги с огромной до бычей беспрепятственно ушли домой. Мариад, который безум но привел их на гибель своих сограждан, был сожжен живым. Это случилось во времена Галлиена30. (15) Когда мост, о котором я упоминал, был наведен и вся ар мия переправилась через реку, император счел своим долгом обратиться с речью к солдатам, которые неустрашимо рвались вперед и были исполнены уверенности как в себе, так и в своем предводителе. По сигналу трубы собрались все центурии, ко горты и манипулы; император, встав на земляное возвышение, окруженный высшими сановниками, держал такую речь с ра достным выражением лица при единодушном расположении к нему всего собрания. (16) “Храбрые мои солдаты! Видя, что вы полны силы и бод рости, я решил обратиться к вам с речью, чтобы доказать вам разнообразными аргументами, что не теперь впервые, как на шептывают мои зложелатели, проникли римляне в Персидское царство. Не стану говорить о Лукулле или Помпее, который, пройдя через земли албанов и массагетов (которых мы называ ем теперь аланами31), разбил и это племя (персов) и видел Кас пийское море. Мы знаем также, что легат Антония Вентидий дал в этих пределах много кровавых битв. (17) Но, оставляя древние времена, я разверну пред вами то, что сохранила новая история. Из этой страны вернулись с победами и трофеями Тра ян, Вер, Север; также вернулся бы и Гордиан Младший, памят ник которому мы теперь почтили. Он победил и обратил в бег ство персидского царя при Резайне, но, по проискам претори анского префекта Филиппа и нескольких преступных его по собников, его сразил преступный удар на том самом месте, где он погребен. Недолго бродила его тень неотмщенной: сама справедливость выступила против посягнувших на него, и они погибли мучительной смертью. (18) Стремление к великим де лам побудило этих государей совершить достопамятные подви ги. А нас призывают к этому предприятию горестная судьба не давно завоеванных городов, неотомщенные тени воинов погиб ших армий, страшные потери, утраты близких. Обеты всех по буждают нас уврачевать беды прошлого и, обеспечив за госу дарством безопасность на этой границе, оставить потомству ма териал для прославления нашего имени. (19) С помощью бога

226


вечного буду я с вами повсюду, как полководец со счастливы ми, как надеюсь, ауспициями, и как воин, то впереди пешего строя, то в рядах наступающей конницы. А если изменчивая судьба застигнет меня в бою, с меня будет довольно того, что я пожертвовал собой за римский мир, подобно древним Курци ям, Муциям и славному роду Дециев. Мы должны уничтожить этот враждебный нам народ, на мечах которого еще не высохла кровь наших близких. (20) Много поколений одно за другим проходили у наших предков, прежде чем они наконец истреб ляли тех, кто был их врагом. Лишь после тяжелых и продол жительных войн побежден был Карфаген, но славный вождь побоялся оставить город после победы. До основания разрушил Нуманцию Сципион после тяжких испытаний осады. Рим раз рушил город Фидены, чтобы не дать вырасти сопернику своего владычества. Раздавил он фалисков и Вейи так, что нам трудно поверить древним историкам, что эти общины были некогда могущественны. (21) Вот что я вам рассказал, как близко зна комый с родной древностью. А теперь остается, чтобы каждый из вас, позабыв о корысти, которая нередко бывала гибельна для римских солдат, держался в походе своей части, и, если де ло дойдет до необходимости сразиться, следовал за своим зна менем. Знайте, что, кто останется позади, тому враг подрежет жилы на ногах. Ничего я не боюсь, кроме коварства и засад на шего прославленного своей хитростью врага. (22) В заключение я даю обещание: после благополучного окончания этого похо да, отказавшись от прерогативы государей, которые в силу сво ей власти считают справедливым все, что они скажут или по становят, дать отчет всякому, кто потребует, о своих удачных и неудачных мероприятиях. (23) Поэтому воспряньте, прошу вас, воспряньте духом в предчувствии грядущих успехов. В равной мере со мной примите вы на себя трудности, которые выпадут нам на долю, и будьте уверены, что победа всегда ока зывается на стороне правды”. (24) Такими бодрящими словами он закончил свою речь. Ис полненные воинского духа солдаты, гордившиеся славою свое го вождя и воодушевленные надеждой на удачу, подняли щиты и кричали, что не существует для них никаких опасностей и трудностей под командой самого императора, который берет на себя больше труда, чем возлагает на простого солдата. (25) С особенным воодушевлением выказывали свою радость галль ские легионы, помнившие то, как не раз под его командой, ког

227


да он самолично объезжал ряды, на их глазах падали в прах или молили о пощаде варварские племена. 6. (1) Дойдя до этого места в своем изложении, я считаю уме стным сделать отступление, чтобы описать географическое по ложение Персии. В народоописаниях (землеописаниях) имеют ся об этой стране подробные рассказы, но лишь в очень немно гих сообщены верные сведения. Если мое описание будет не сколько подробнее, то тем полезнее окажется оно для полного представления. Кто чрезмерно старается в повествовании о не известном быть кратким, тот озабочен не тем, что он хочет оп ределенно выяснить, а тем, что он должен опустить. (2) Это царство, некогда весьма небольшое по размерам и по причинам, которые я часто приводил, носившее различные имена, после того как рок похитил в Вавилоне Александра Ве ликого, стало достоянием парфянина Аршака. То был человек низкого происхождения. В юности он был атаманом разбойни ков, но постепенно возвысился в своих стремлениях и составил себе славное имя рядом блестящих деяний. (3) После многих славных и храбрых подвигов он одержал победу над преемни ком Александра Селевком Никатором (“победителем”), которо му это прозвище принесли его многочисленные победы. Изгнав македонские гарнизоны, Аршак не нарушал мира и в отноше нии своих подданных проявлял милосердие и справедливость. (4) Все соседние области он победил силой, соображениями справедливости или страхом своего имени; Персию наполнил городами, крепостями и укреплениями, сделал ее грозной для соседних народов, перед которыми она раньше сама трепетала, и умер спокойной смертью, будучи еще среднего возраста. Знать и простой народ были единодушны в своем суждении о нем, и его первого присоединили к сонму звезд, как они это по лагают в своих религиозных представлениях. (5) Поэтому и до нашего времени удержался обычай, что гордые цари этого на рода именуются братьями Солнца и Луны; и подобно тому как нашим императорам приятно и желанно имя Августа, так для жалких и бесславных некогда парфянских царей под счастли выми ауспициями Аршака создались величайшие отличия. (6) И теперь еще воздают ему культ, как богу, и оказываемый ему почет ведет к тому, что и в наши дни потомки Аршака имеют преимущество перед всеми другими в наследовании верховной власти и во всякого рода междоусобицах, которые у них неред ки, всякий перс боится, как святотатства, ударить своей рукой Аршакида, будь он воин или частный человек.

228


(7) Известно, что этот народ, одолев много других народов, расширил свое царство до Пропонтиды и Фракии; но высокоме рие некоторых царей, питавших гордые замыслы и совершав ших очень далекие походы, повергло царство в тяжкие бедст вия и уменьшило его пределы. Таков прежде всего Кир. С не счетной ратью он перешел Боспор; но скифская царица Томи рида, горя жаждой мести за своих сыновей, истребила его пол чища до последнего человека. (8) Позднее, когда Дарий, а за ним Ксеркс ополчились на Грецию и перенесли войну в другую стихию (море), потеряли они на море и на суше почти все свои войска и едва спаслись сами. Оставляю в стороне войны Алек сандра и то, что по его завещанию весь народ перешел под власть единого преемника. (9) В течение долгого времени в период республики и затем при императорах эти народы вели время от времени войну с на ми; иной раз исход бывал нерешителен, в другой персы терпе ли поражение, а иногда оказывались победителями. (10) А теперь я хочу представить в очень кратком очерке, на сколько это позволяет общий план моего сочинения, описание страны. Эти области имеют большую протяженность по долго те и широте. Они охватывают со всех сторон Персидское море, усеянное островами и весьма оживленное по морским сношени ям. Утверждают, что вход в это последнее (из океана) настоль ко узок, что из Гармозонта, мыса Кармании, совершенно отчет ливо виден противоположный мыс, который местные жители называют Маки. (11) За этим узким проливом море разливает ся широко и плаванье совершается до города Тередона, где впа дает в море Евфрат, оскудевший по пути водой. Залив имеет вид круга, и его береговая линия достигает 20 тысяч стадий32. Вдоль побережья рядом друг с другом лежат города и селения, и по побережью идет живой морской оборот. (12) За проливом расстилается Караманский залив, лежащий к востоку. Южный залив называется Кантих. Неподалеку от него – другой, лежа щий к западу, который называется Халит. Отсюда, мимо мно жества островов, из которых лишь немногие известны, дости гают Индийского океана. Так как он первый принимает горя чие лучи восходящего солнца, то температура воды в нем высо ка. (13) По чертежам географов весь вышеописанный круг зе мель имеет такой вид. С севера и до Каспийских ворот он грани чит с кадусиями, многочисленными скифскими племенами и аримаспами, дикими одноглазыми людьми; с запада соприка сается с армянами горой Нифатом, живущими в Азии албана

229


ми, Красным морем и сценитскими арабами, которых позднее прозвали сарацинами; на юге он имеет перед собой Месопота мию, а прямо к востоку простирается до реки Ганга, который прорезает земли индийцев и впадает в южное море. (14) Важ нейшие провинции Персии, которыми управляют витаксы, т. е. командиры конницы, цари и сатрапы, – перечислять множе ство меньших было бы затруднительно, да и излишне – следу ющие: Ассирия, Сузиана, Мидия, Персия, Большая Кармания, Гиркания, Маргиана и земли бактрийцев, согдианов и саков, далее Скифия по ту сторону Имая и до этой горы, Серика, Ария, Паропамисады, Дрангиана, Арахозия и Гедрозия. (27) С левой стороны простирается Мидия, соприкасающая ся с Гирканским (Каспийским) морем. Эта страна, как можно прочитать об этом в книгах, до правления Кира Старшего и воз вышения Персии, была царицей всей Азии после покорения ас сирийцев: значительное число их областей, взятых силой ору жия, получило общее имя Атропатены. (28) Мидяне народ очень воинственный, самый страшный после парфян, которые одни одерживают над ними победу. Страна имеет вид четыре хугольника. Население этих земель занимает на широком про странстве равнины, над которыми высятся крутые горные хребты: Загр, Оронт и Иасий. (29) Обитатели западного склона высокого хребта Корона имеют в изобилии хлебные поля и ви ноградники; почва у них весьма плодородна и земля изобилует реками и родниками чистой воды. (30). Зеленеющие луга кор мят благородную породу коней. Древние писатели рассказыва ют о них, и я сам видел, как вельможи в начале сражений гор до разъезжают на этих конях. Зовут их мезейскими. (31) Ми дия в равной степени изобилует богатыми городами, поселка ми, выстроенными наподобие городов и многочисленным насе лением. Короче говоря, страна эта – богатейшее обиталище ца рей. (39) В этих местах разбросано много городов. Наиболее изве стны из всех Зомбис, Патигран и Газак; по величине и богатст ву выделяются Гераклея, Арзакия (Рей), Европ, Кирополис, Экбатана. Все они лежат у подошвы Иасонийского хребта в земле сиромидийцев. (40) Много рек протекает через эти земли; самые большие из них Хоасп [Карун], Гинд, Амард [Кизил Узень], Харинда, Камбиз и Кир. Название последней реке, до вольно широкой и значительной, дал древний царь, любимец народа, Кир, предав забвению старое, когда он выступал на за воевание Скифского царства, потому что эта река имеет стре

230


мительность, качество, которым и он сам отличался. С такой же порывистостью, которую проявлял Кир, она сама пробивает себе путь и впадает в Каспийское море. (50) Внутрь материка от Кармании живут гирканы, область которых омывает море с тем же названием. Так как в их тощей почве семя замирает, то земледелию уделяется мало внимания. Они живут охотой, которая у них удивительно разнообразна. Здесь тысячами водятся тигры и множество диких зверей. Вы ше, помнится, я уже рассказывал, к каким разнообразным спо собам прибегают для их ловли. (51) Тем не менее местные жи тели не лишены знакомства с плугом: некоторые местности, где почва плодороднее, засеиваются; есть и древесные насажде ния, где имеются для этого подходящие условия; многие живут здесь также и морской торговлей. (52) В этой области есть две очень известные реки: Окс [Амударья] и Максера, через кото рые иногда переплывают тигры, когда их томит голод, и произ водят неожиданные опустошения в соседних местах. Кроме многих незначительных городов, гирканы имеют два значи тельных, расположенных на берегу моря: Соканда и Сараман на; другие лежат внутри страны: Асмурна, Сала и более извест ный чем эти – Гиркана. (53) Напротив этого народа к северу живут, как рассказыва ют, абии, весьма благочестивый народ, равнодушный ко всему человеческому, на которых, как говорит Гомер, Юпитер взира ет с горы Иды33. (54) Местности за гирканами выпали на долю маргианам, которые почти со всех сторон окружены высокими горами и по тому отрезаны от моря. Хотя большая часть их земель пустын на, вследствие недостатка влаги, есть у них, однако, несколько городов; более известны, чем другие Ясоний, Антиохия (Мерв) и Нигэя (Никея). (55). Соседние области занимают бактрийцы, в прежние времена воинственный и весьма могущественный народ, всегда враждовавший с персами, пока те не покорили все соседние племена и не распространили на них своего имени. А в древности там правили цари, которые были страшны даже Аршаку. (56) Бульшая часть тех земель, также как Маргиана, далеко находится от моря; но там водится множество живот ных и скот, что пасется там как по низким, так и по горным ме стам, очень крепок и силен; доказательством может служить то, что Митридат оттуда привел верблюдов, которых римляне впервые увидели при осаде Кизика. (57) Бактрийцам подвласт но много народов, первые среди них тохары. Страна эта, напо

231


добие Италии, орошается многими реками; из них Артамис и Зариасп, соединившись в одно русло, а также Ох [Теджен] и Даргоман, после слияния между собою, преумножают своими водами громадную реку Окс [Амударья]. (58) Есть и здесь горо да, расположенные на реках, меньших, чем выше названные: Хатрахарта, Аликорда, Астакана, Менапия и сама Бактра [Балх], откуда пошло имя народа и царства. (59) ...у самой подошвы гор, называемых Согдийскими (жи вут согдианы). В их земле протекают две реки, вполне удобные для судоходства: Араксат [=Araxates, Сырдарья] и Димас [Мар гинан]. Стремительно стекая через горы и долины на равнину, они образуют Оксийское озеро, имеющее большую протяжен ность в ширину и длину. Из городов более известны Александ рия, Киресхата и столица страны Дрепса [Андераб]. (60) С согдианами смежны саки, дикий народ, населяющий невозделанные земли, годные только для скотоводства. Поэто му нет там и городов. Над этой страной высятся хребты Аскани мия и Комед, у подошвы которых через селение, именуемое Ка менная башня (Lithinos pyrgos), проходит большой торговый путь, по которому ведутся сношения с серами [китайцами]. (61) В местах, где оканчиваются горы, называемые Имав скими и Апурийскими, живут в пределах Персии скифы, кото рые граничат с азиатскими сарматами и соприкасаются с край ними пределами земли аланов. Заброшенные в отдаленный угол земли, привычные к пустыне, они живут в далеко отстоя щих одно от другого обиталищах и довольствуются скудным и бедным пропитанием. (62) Эти пределы населяют различные народы, перечислять которые считаю в данном случае излиш ним, так как спешу перейти к другому предмету. Но следует от метить, что среди этих народов, почти не доступных изза их чрезвычайной дикости и грубости, есть кроткие и благочести вые люди, каковы яксарты и галактофаги, о которых упомина ет поэт Гомер в следующих стихах: ...дивных мужей гиппомолгов, Бедных, питавшихся только млеком, справедливейших смертных34. (63) Из множества рек, которые в этих землях природа или соединяет с более важными или доводит в собственном течении до моря, знамениты Римм [Газури], Яксарт [Амударья] и Даик [Урал]. Из городов известны только три: Аспабота, Хавриана и Сага.

232


(64) За этими землями обеих Скифий с восточной стороны высокие горные хребты, образуя округлую линию, охватывают область серов, которые известны плодородием своих обширных земель. С запада граничат они со скифами, с севера и востока примыкают к снежной пустыне, а с юга простираются до Ин дии и Ганга. Горные хребты тех мест носят имена: Анниба, Ан закий, Асмира, Емод и Опорокорра. (65) В этой стране, кото рая, будучи ограждена крутыми горами, постепенно переходит в огромную низменность, медленно протекают две реки: Эхард [Селенга?] и Баутис [Гоанго]. Природные условия различных местностей здесь не одинаковы: в одном месте – ровная низмен ность, в другом – невысокая горная страна, и потому земля эта обильна хлебом, скотом и древесными насаждениями. (66) Плодородные земли населяют различные народы: в сторону се вера и снегов – антропофаги, аннибы, сизиги, харды; к востоку – рабанны, асмиры и самые знаменитые из всех есседоны, к ко торым с запада примыкают афагуры и аспанары; с юга под кру тыми склонами гор живут бэты. В этой стране городов хотя и не много, но они велики и богаты. Наибольшие из них: Асмира, Есседон, Аспакара и Сера; все они красивы и очень известны. (67) Серы живут в глубоком мире, не знают оружия и войны, и так как тихие и мирные люди более всего дорожат спокойстви ем, то они не причиняют никаких затруднений своим соседям. Климат у них приятный и здоровый, небо ясное, ветры легкие и приятные. Во многих местах растут редкие леса; плоды с де ревьев они обрабатывают частым обрызгиванием, как скорня ки шкуру, и из похожей на шерсть, размягченной водой массы вычесывают тонкие нити, ткут основу и изготовляют материю “серик” [шелк]; раньше эту ткань использовали только вельмо жи, а в настоящее время она пошла в ход даже у самых простых людей. (68) Отличаясь удивительной умеренностью и дорожа спокойной жизнью, серы избегают общения с другими народа ми. Если же чужеземцы переправляются через реку ради по купки ткани или чегото другого, то оценку предложенного то вара производят только глазами, не произнося ни одного сло ва35. Они настолько воздержаны, что, обмениваясь собственны ми продуктами, сами не покупают ничего чужеземного. (69) За серами живут ариане, открытые дуновениям Борея (к северу). Через их земли протекает судоходная река Ария, ко торая образует огромное озеро с тем же названием. В этой стра не много городов; из них известны – Витакса, Сарматина, Соти

233


ра, Нисибис и Александрия; от этого последнего города водным путем до Каспийского моря 1500 стадий36.

Книга XXVI 4. (1) Итак, Валентиниан был провозглашен императором в Вифинии, как я об этом рассказал. Он отдал приказ выступать на следующий день, а пока созвал к себе на совет лиц высшего ранга и, выставляя напоказ свою мнимую готовность следовать хорошим советам других, а не своим единоличным решениям, поставил вопрос о том, кого ему следует избрать соправителем. Все молчали, а Дагалайф, бывший тогда командиром конницы, дал такой прямолинейный ответ: “Если ты, добрейший госу дарь, любишь своих родных, то есть у тебя брат, а если отечест во, то ищи, кого облачить в пурпур”. (2) Император разгневал ся на эти слова, но промолчал и, скрывая свои мысли, прибыл ускоренным маршем 1 марта в Никомедию. Здесь он назначил своего брата Валента начальником императорской конюшни в ранге трибуна. (3) Оттуда он прибыл в Константинополь. Обду мав различные обстоятельства и сознавая, что государственные дела огромной важности, и притом неотложные, превосходят его силы, он решил далее не откладывать. И вот 28 марта он вы вел Валента в предместье и при всеобщем одобрении, – по край ней мере никто не смел возразить, – провозгласил его Авгус том. Облачив его в императорские одежды и повязав диадему на его голове, он привез его во дворец в одной колеснице с собой как законного соправителя, но в действительности, как станет ясным это из моего дальнейшего изложения, подчинявшегося ему во всем настолько, как будто он был его подчиненным. (4) Едва устроилось благополучно это дело, как оба импера тора заболели тяжелой и продолжительной лихорадкой, а ког да они оправились от болезни, то, будучи вообще более склон ными к сыскам и следствиям, чем к упорядочению всяких дел, – поручили магистру двора Урзацию, грубому далматинцу, и Вивенцию из Сисции37, который тогда состоял квестором, про извести строжайшее следствие о возможных причинах постиг шей их болезни. Настойчиво ходившие слухи истолковывали это в том смысле, что целью было вызвать вражду к памяти им ператора Юлиана и к его друзьям, поскольку, мол, болезнь на ведена на императоров колдовством. Но все это развеялось само собой, так как не нашлось ни малейшего намека на какиелибо тайные замыслы. (5) В это время по всему римскому миру, словно по боевому сигналу труб, поднялись самые свирепые на

234


роды и стали переходить ближайшие к ним границы. Галлию и Рецию одновременно грабили аламаны, сарматы и квады – обе Паннонии; пикты, саксы, скотты и аттакотты терзали непре рывными бедствиями Британию; австорианы и другие племена мавров сильнее обычного тревожили Африку; Фракию грабили разбойнические шайки готов. (6) Царь персидский пытался на ложить свою руку на армян и прилагал все усилия к тому, что бы опять подчинить эту страну своей власти под тем несправед ливым предлогом, что после смерти Иовиана, с которым он за ключил мирный договор, ничто не должно препятствовать ему завоевать все то, на что он указывал, как на принадлежавшее его предкам.

Книга XXVII 4. (10) С возрастанием силы римского государства, еще при консулах, Марк Дидий одолел после упорного сопротивления эти племена, которые оставались до тех пор неукрощенными и бродили в диком состоянии, не зная никаких законов; Друз за ставил их ограничиваться пределами своей земли, Минуций разбил их в битве у реки Гебра, которая стекает с крутых гор одрисов, а затем остатки их были истреблены проконсулом Ап пием Клавдием. Римский флот захватил города, расположен ные на Босфоре и Пропонтиде. (11) После этого явился туда полководец Лукулл. Он первый сразился с диким племенем бессов и в том же самом походе раздавил гемимонтанов, несмо тря на их жестокое сопротивление. Под его угрозами вся Фра кия перешла во власть наших предков, и таким образом после опасных походов приобретены были шесть провинций. (12) Первая из них, передняя, которая граничит с Иллири ком, называется Фракией в собственном смысле слова. Ее укра шают большие города Филиппополь, именовавшийся в древно сти Евмольпиалой, и Берея. Далее – Гемимонт с большими го родами Адрианополем, который раньше назывался Ускудама, и Анхиалом. Затем – Мезия, где лежит Маркианополь, назван ный так от имени сестры императора Траяна, Доростор [Силис трия], Никополь и Одисс [Варна]. Рядом с ней лежит Скифия, более известные города которой – Дионисополь, Томы [Кюстен дже, Констанца] и Калатис. Крайняя провинция – Европа, в которой помимо небольших городов находятся известные два – Апры и Перинф, впоследствии названный Гераклеей. (13) При мыкающая к этой провинции Родопа имеет города Максимиа нополь, Маронею и Энос. Последний город был основан Энеем,

235


который, оставив его, после долгих странствий, под непрестан ным воздействием благих предзнаменований, поселился в Ита лии.

Книга XXIX 6. (8) Квады с сарматами, племена, отличавшиеся особой умелостью в деле грабежей и разбоев, распространяя все шире и шире круг своих набегов, уводили в плен мужчин и женщин, угоняли скот, злобно радуясь грудам пепла от сожженных се лений, страданиям убитых жителей, и без всякой пощады из бивали последних, нападая на них врасплох. (9) Страх перед подобными бедствиями распространился по всем соседним ме стностям, а находившийся тогда в Сирмии префект претория Проб, совершенно не знакомый с ужасами войны, до того был поражен печальным зрелищем, что едва смел поднять глаза. Он долго пребывал в нерешительности, недоумевая, что ему пред принять, и приготовил уже на ближайшую ночь быстрых ло шадей для бегства из Сирмия. Но он внял, однако, лучшим со ветам и остался на месте. (10) Ему сказали, что все находящие ся в городе немедленно последуют его примеру, чтобы укрыть ся в подходящих убежищах, а если это случится, то город, без всякой попытки защищаться, попадет в руки врага. (11) Поэто му, уняв малопомалу свой страх, он с решимостью принялся за необходимые настоятельные меры: вычистил рвы, заваленные мусором, принялся за ремонт стен, которые в большей своей части пришли вследствие продолжительного мира в запущение и завалились, снабдил их грозными башнями. Он имел прист растие к постройкам, ускорению же дела содействовало то об стоятельство, что он нашел готовый материал, собранный уже давно для сооружения театра и оказавшийся теперь достаточ ным для возведения построек, с которыми приходилось спе шить. К этим мероприятиям он прибавил еще одно: с ближай шего поста призвал в город когорту стрелков, чтобы в случае осады она могла защитить его. (12) Эти предосторожности отвратили варваров от осады го рода: они не были достаточно искусны в этом роде войны, их об ременяла к тому же добыча, и они стали выслеживать Экви ция. Узнав из показаний пленных, что Эквиций ушел в очень отдаленные места Валерии, они поспешно направились туда, сердясь на него и злоумышляя на его жизнь за то, что, как они думали, он обманул их ни в чем не повинного царя. (13) Пока они в озлоблении спешили туда, двинуты были им навстречу

236


два легиона, Паннонский и Мезийский, достаточно большая боевая сила. Если бы между ними было единодушие, то без вся кого сомнения, они оказались бы победителями. Но у них вы шли раздоры, они спорили о чести и достоинстве и спешили по отдельности напасть на разбойников. (14) Хитрые сарматы по няли это и, не ожидая формального сигнала к битве, напали сначала на Мезийский легион и, пока солдаты в смятении хва тались за оружие, многих убили. Возгордившись от успеха и воспрянув духом, они прорвали боевую линию Паннонского ле гиона и, разделив силы отряда, вторичным ударом едва не ис требили всех; лишь немногих спасло от смерти поспешное бег ство. (15) Во время этих несчастий дука Мезии Феодосиймлад ший, тогда еще юноша с едва пробивавшейся бородой, а впос ледствии славный император, несколько раз изгонял свобод ных сарматов, называемых так в отличие от восставших против них рабов, и наносил им поражения во время их вторжений в наши пределы на другой стороне. Стекавшиеся их полчища, несмотря на храброе сопротивление, он разбил в многократных стычках так решительно, что насытил диких зверей и хищных птиц кровью множества павших. (16) Остальные, когда уже ос лабел задор, стали бояться, что этот полководец, проявивший такую энергичную доблесть, разобьет или обратит в бегство их вторгающиеся шайки на самой границе или устроит засаду в глуши лесов. После многих тщетных попыток прорваться, ко торые они предпринимали время от времени, они оставили свой бранный задор, просили о забвении прошлого и, чувствуя себя в данное время побежденными, не делали ничего противо речащего условиям предоставленного им мира. И тем более ох ватил их страх, что для охраны Иллирика прибыли большие силы из галльской армии.

Книга XXX 2. (5) По возвращении нашего посольства, прибыл сурена, второе лицо в государстве после царя, и предложил императору те самые округа, которые, не задумываясь, приняли наши по слы. (6) Ему был устроен любезный и пышный прием, но отпу щен он был, не добившись того, чего требовал, и вслед за тем были начаты большие приготовления к военным действиям. Имелось в виду, что когда дело пойдет к весне, император вторгнется в Персию с тремя армиями, и для этого с величай

237


шей поспешностью нанимали вспомогательные отряды ски фов38. 5. Валентиниан, намереваясь начать военные действия про тив сарматов и квадов, опустошавших Паннонии, отправляет ся в Иллирик. Перейдя Дунай, он опустошает области квадов, предает огню поселки и истребляет варваров без различия воз раста. (1) С наступлением весны Валентиниан выступил из Треви ров и быстрым маршем двинулся по обычным дорогам. Когда он уже подходил к тем областям, куда направлялся, к нему прибыли послы сарматов. Распростершись у его ног, они обра щали к нему миролюбивые моления, чтобы он в милостивом и кротком настроении шел к ним, так как он найдет их земляков невиновными ни в чем ни советом, ни делом. (2) На их много кратные повторения одного и того же император, внимательно обдумав это дело по соображениям данного момента, дал им от вет, что приписываемые им поступки должны быть расследова ны на месте их совершения самым тщательным образом и при вести к денежному взысканию. Затем он вступил в иллирий ский город Карнунт39, находящийся в настоящее время в запу стении и в развалинах, но представлявший собой весьма удоб ный пункт для командира армии, так как с этой близкой к гра нице стоянки, когда случай или расчет даст такую возмож ность, легко было задерживать варварские набеги.

Книга XXXI 1. (1) Между тем Фортуна со своим крылатым колесом, веч но чередуя счастливые и несчастные события, вооружала Бел лону вместе с Фуриями и перенесла на Восток горестные собы тия, о приближении которых возвещали совершенно ясные предсказания и знамения. (2) Помимо многих вещих предска заний, изреченных прорицателями и авгурами, были еще та кие знамения: метались собаки под вой волков, ночные птицы издавали жалобные крики, туманный восход солнца омрачал блеск утреннего дня, а в Антиохии в ссорах и драках между простонародьем вошло в обычай, если ктото считает себя оби женным, дерзко восклицать: “Пусть живым сгорит Валент”; постоянно раздавались возгласы глашатаев, приказывавших сносить дрова, чтобы протопить бани Валентина, которые были сооружены по приказанию самого императора. (3) Все это чуть ли не прямо указывало, какой конец жизни грозит императо ру. Кроме того, дух убитого армянского царя и жалкие тени

238


лиц, недавно казненных по делу Феодора, являлись многим во сне, изрекали страшные зловещие слова и наводили ужас. (4) Нашли както мертвого орла, лежавшего с перерезанным гор лом, и смерть его знаменовала собой громадные и всеохватные бедствия общегосударственного значения. Наконец, когда сно сили старые стены Халкидона, чтобы построить баню в Кон стантинополе, сняв ряд камней, нашли на квадратной плите, находившейся в самой середине стены, следующую высечен ную надпись, которая совершенно определенно открывала бу дущее: (5) Но когда влажные Нимфы по граду закружатся в пляске, В резвом веселье вдоль улиц несясь хорошо укрепленных, И когда стены со стоном оградою станут купанья: В эту годину толпа несметная бранных народов, Силой прошедши Дуная прекрасно текущего волны, Скифов обширную область и землю мизинцев погубит. В дерзком и диком порыве вступивши в страну пеонийцев, Там же и жизни конец обретет и жестокую гибель. 2. (1) Семя и начало всего этого несчастья и многообразных бедствий, вызванных яростью Марса, который своим пожаром сотрясает мир, восходит, как выяснено, вот к какому событию. Племя гуннов, о которых древние писатели осведомлены очень мало, обитает за Меотийским болотом в сторону Ледовитого океана и превосходит своей дикостью всякую меру. (2) Так как при самом рождении на свет младенца ему глубоко прорезают щеки острым оружием, чтобы тем задержать своевременное по явление волос на зарубцевавшихся надрезах, то они доживают до старости без бороды, безобразные, похожие на скопцов. Чле ны тела у них мускулистые и крепкие, шеи толстые, они имеют чудовищный и страшный вид, так что их можно принять за двуногих зверей, или уподобить тем грубо отесанным наподо бие человека чурбанам, которые ставятся на краях мостов. (3) При столь диком безобразии человеческого облика, они так за калены, что не нуждаются ни в огне, ни в приспособленной ко вкусу человека пище; они питаются корнями диких трав и по лусырым мясом всякого скота, которое они кладут на спины коней под свои бедра и дают ему немного попреть. (4) Никогда они не укрываются в какие бы то ни было здания; напротив, они избегают их, как гробниц, далеких от обычного окружения людей. У них нельзя встретить даже покрытого камышом ша лаша. Они кочуют по горам и лесам, с колыбели приучены пе реносить холод, голод и жажду. И на чужбине входят они под

239


крышу только в случае крайней необходимости, так как не счи тают себя в безопасности под ней. (5) Тело они прикрывают одеждой льняной или сшитой из шкурок лесных мышей. Нет у них разницы между домашним платьем и выходной одеждой; один раз одетая на тело туника грязного цвета снимается или заменяется другой не раньше, чем она расползется в лохмотья от долговременного гниения. (6) Голову покрывают они кривы ми шапками, свои обросшие волосами ноги – козьими шкура ми; обувь, которую они не выделывают ни на какой колодке, затрудняет их свободный шаг. Поэтому они не годятся для пе шего сражения; зато они словно приросли к своим коням, вы носливым, но безобразным на вид, и часто, сидя на них на жен ский манер, занимаются своими обычными занятиями. День и ночь проводят они на коне, занимаются куплей и продажей, едят и пьют и, склонившись на крутую шею коня, засыпают и спят так крепко, что даже видят сны. Когда приходится им со вещаться о серьезных делах, то и совещание они ведут, сидя на конях. Не знают они над собой строгой царской власти, но, до вольствуясь случайным предводительством когонибудь из сво их старейшин, сокрушают все, что попадает на пути. (8) Иной раз, будучи чемнибудь обижены, они вступают в битву; в бой они бросаются, построившись клином, и издают при этом гроз ный завывающий крик. Легкие и подвижные, они вдруг специ ально рассеиваются и, не выстраиваясь в боевую линию, напа дают то там, то здесь, производя страшное убийство. Вследст вие их чрезвычайной быстроты никогда не приходилось ви деть, чтобы они штурмовали укрепление или грабили вражес кий лагерь. (9) Они заслуживают того, чтобы признать их от менными воителями, потому что издали ведут бой стрелами, снабженными искусно сработанными наконечниками из кос ти, а сойдясь врукопашную с неприятелем, бьются с беззавет ной отвагой мечами и, уклоняясь сами от удара, набрасывают на врага аркан, чтобы лишить его возможности усидеть на коне или уйти пешком. (10) Никто у них не пашет и никогда не кос нулся сохи. Без определенного места жительства, без дома, без закона или устойчивого образа жизни кочуют они, словно веч ные беглецы, с кибитками, в которых проводят жизнь; там же ны ткут им их жалкие одежды, соединяются с мужьями, рожа ют, кормят детей до возмужалости. Никто у них не может отве тить на вопрос, где он родился: зачат он в одном месте, рожден – вдали оттуда, вырос – еще дальше. (11) Когда нет войны, они вероломны, непостоянны, легко поддаются всякому дуновению

240


перепадающей новой надежды, во всем полагаются на дикую ярость. Подобно лишенным разума животным, они пребывают в совершенном неведении, что честно, что нечестно, ненадеж ны в слове и темны, не связаны уважением ни к какой религии или суеверию, пламенеют дикой страстью к золоту, до того пе ременчивы и гневливы, что иной раз в один и тот же день отсту паются от своих союзников. Без всякого подстрекательства и точно так же без чьего бы то ни было посредства опять мирятся. (12) Этот подвижный и неукротимый народ, воспламенен ный дикой жаждой грабежа, двигаясь вперед среди грабежей и убийств, дошел до земли аланов, древних массагетов. Раз я упо мянул аланов, то будет уместно рассказать, откуда они и какие земли занимают, показав при этом запутанность географичес кой науки, которая долго многое... и различное, наконец на шла истину40... (13) Истр, пополнившись водой притоков, протекает мимо савроматов, область которых простирается до Танаиса, отделя ющего Азию от Европы. За этой рекой аланы занимают прости рающиеся на неизмеримое пространство скифские пустыни. Имя их происходит от названия гор. Малопомалу они подчи нили себе в многочисленных победах соседние народы и рас пространили на них свое имя, как сделали это персы. (14) Из этих народов нервии занимают среднее положение и соседству ют с высокими крутыми горными хребтами, утесы которых, покрытые льдом, обвевают аквилоны. За ними живут видины и очень дикий народ гелоны, которые снимают кожу с убитых врагов и делают из нее себе одежды и боевые попоны для коней. С гелонами граничат агафирсы, которые красят тело и волосы в голубой цвет, простые люди – небольшими, коегде рассеян ными пятнами, а знатные – широкими, яркими и частыми. (15) За ними кочуют по разным местам, как я читал, меланхле ны и антропофаги, питающиеся человеческим мясом. Вследст вие этого ужасного способа питания соседние народы отошли от них и заняли далеко отстоящие земли. Поэтому вся северовос точная полоса земли до самых границ серов осталась необитае мой. (16) С другой стороны поблизости от места обитания ама зонок смежны с востока аланы, рассеявшиеся среди многолюд ных и великих народов, обращенных к азиатским областям, которые, как я узнал, простираются до самой реки Ганга, пере секающей земли индов и впадающей в южное море. (17) Аланы, разделенные по двум частям света, раздроблены на множество племен, перечислять которые я не считаю нуж

241


ным. Хотя они кочуют, как номады, на громадном пространст ве на далеком друг от друга расстоянии, но с течением времени они объединились под одним именем и все зовутся аланами вследствие единообразия обычаев, дикого образа жизни и оди наковости вооружения. (18) Нет у них шалашей, никто из них не пашет; питаются они мясом и молоком, живут в кибитках, покрытых согнутыми в виде свода кусками древесной коры, и перевозят их по бесконечным степям. Дойдя до богатой травой местности, они ставят свои кибитки в круг и кормятся, как зве ри, а когда пастбище выедено, грузят свой город на кибитки и двигаются дальше. В кибитках сходятся мужчины с женщина ми, там же родятся и воспитываются дети, это – их постоянные жилища, и куда бы они не зашли, там у них родной дом. (19) Гоня перед собой упряжных животных, они пасут их вместе со своими стадами, а более всего заботы уделяют коням. Земля там всегда зеленеет травой, а коегде попадаются сады плодо вых деревьев. Где бы они ни проходили, они не терпят недо статка ни в пище для себя, ни в корме для скота, что является следствием влажности почвы и обилия протекающих рек. (20) Все, кто по возрасту и полу не годятся для войны, держатся около кибиток и заняты домашними работами, а молодежь, с раннего детства сроднившись с верховой ездой, считает позо ром для мужчины ходить пешком, и все они становятся вслед ствие многообразных упражнений великолепными воинами. Поэтомуто и персы, будучи скифского происхождения, весьма опытны в военном деле41. (21) Почти все аланы высокого роста и красивого облика, волосы у них русоватые, взгляд если и не свиреп, то всетаки грозен; они очень подвижны вследствие легкости вооружения, во всем похожи на гуннов, но несколько мягче их нравами и образом жизни; в разбоях и охотах они до ходят до Меотийского моря и Киммерийского Боспора с одной стороны и до Армении и Мидии с другой. (22) Как для людей мирных и тихих приятно спокойствие, так они находят на слаждение в войнах и опасностях. Счастливым у них считается тот, кто умирает в бою, а те, что доживают до старости и умира ют естественной смертью, преследуются у них жестокими на смешками, как выродки и трусы. Ничем они так не гордятся, как убийством человека, и в виде славного трофея вешают на своих боевых коней содранную с черепа кожу убитых. (23) Нет у них ни храмов, ни святилищ, нельзя увидеть покрытого соло мой шалаша, но они втыкают в землю, по варварскому обычаю, обнаженный меч и благоговейно поклоняются ему, как Марсу,

242


покровителю стран, в которых они кочуют. (24) Их способ пре дугадывать будущее странен: связав в пучок прямые ивовые прутья, они разбирают их в определенное время с какимито та инственными заклинаниями и получают весьма определенные указания о том, что предвещается. (25) О рабстве они не имели понятия: все они благородного происхождения, а начальника ми они и теперь выбирают тех, кто в течение долгого времени отличался в битвах. Но возвращаюсь к повествованию о даль нейших событиях. 3. (1) И вот гунны, пройдя через земли аланов, которые гра ничат с гревтунгами и обычно называются танаитами, произве ли у них страшное истребление и опустошение, а с уцелевшими заключили союз и присоединили их к себе. При их содействии они смело прорвались внезапным нападением в обширные и плодородные земли Эрменриха, весьма воинственного царя, которого страшились соседние народы, изза его многочислен ных и разнообразных военных подвигов. (2) Пораженный си лой этой внезапной бури, Эрменрих в течение долгого времени старался дать им решительный отпор и отбиться от них; но так как молва все более усиливала ужас надвинувшихся бедствий, то он положил конец страху перед великими опасностями доб ровольной смертью. (3) Витимир, избранный после его кончи ны царем, оказывал некоторое время сопротивление аланам, опираясь на другое племя гуннов, которых он за деньги при влек в союз с собою. Но после многих понесенных им пораже ний, он пал в битве, побежденный силой оружия. От имени его малолетнего сына приняли управление Алафей и Сафрак, вож ди опытные и известные твердостью духа; но тяжкие обстоя тельства сломили их и, потеряв надежду дать отпор, они осто рожно отступили и перешли к реке Данастию [Днестру], кото рая протекает по обширным равнинам между Истром и Борис феном. (4) Когда слухи об этих неожиданных событиях дошли до Атанариха, правителя тервингов, против которого недавно, как я об этом рассказывал, выступал в поход Валент, чтобы на казать за помощь, оказанную Прокопию, он решил попытаться оказать сопротивление и развернуть все свои силы, если и на него будет сделано нападение, как на остальных. (5) Он разбил большой лагерь на берегах Данастия в удобной местности по близости от степей гревтунгов, и в то же время выслал на 20 миль вперед Мундериха (который был впоследствии команди ром пограничной полосы в Аравии) с Лагариманом и другими старейшинами, поручив им высматривать приближение врага,

243


пока он сам беспрепятственно занимался приготовлениями к битве. (6) Но дело вышло совсем не так, как он рассчитывал. Гунны со свойственной им догадливостью заподозрили, что главные силы находятся дальше. Они обошли тех, кого увиде ли, и, когда те спокойно расположились на ночлег, сами при свете луны, рассеявшей мрак ночи, перешли через реку вброд и избрали наилучший образ действий. Опасаясь, чтобы передо вой вестник не испугал стоявших дальше, они ринулись быст рым натиском на Атанариха. (7) Ошеломленный первым ударом, Атанарих, потеряв кое кого из своих, вынужден был искать убежища в крутых горах. От неожиданности этого события и еще большего страха перед будущим, он стал воздвигать высокие стены от берегов Гераза [Прута] до Дуная поблизости от области тайфалов. Он полагал, что быстро и основательно соорудив это прикрытие, он обеспе чит себе полную безопасность и спокойствие. (8) Пока работа велась со всей энергией, гунны теснили его быстрым наступле нием и могли бы совершенно погубить его своим появлением, если бы не оставили этого дела вследствие затруднительного положения, в которое их поставило обилие добычи. Между тем среди остальных готских племен широко распро странилась молва о том, что неведомый дотоле род людей, под нявшись с далекого конца земли, словно снежный вихрь на вы соких горах, рушит и сокрушает все, что попадается навстречу. Большая часть племен, которая оставила Атанариха вследст вие недостатка в жизненных припасах, стала искать место для жительства подальше от всякого слуха о варварах. После про должительных совещаний о том, какое место избрать для посе ления, они решили, что наиболее подходящим для них убежи щем будет Фракия; в пользу этого говорили два соображения: вопервых, эта страна имеет богатейшие пастбища и, вовто рых, она отделена мощным течением Истра от пространств, ко торые уже открыты для перунов чужеземного Марса. То же са мое решение как бы на общем совете приняли и остальные. 4.(12) Между тем приблизился к берегам Истра и Витерик, царь гревтунгов, вместе с Алафеем и Сафраком, которые были его опекунами, а также Фарнобий. Спешно отправив посольст во, царь просил императора оказать ему столь же радушный прием. (13) Послы получили отказ, как того, казалось, требова ли государственные интересы; и гревтунги находились в тре вожной нерешительности, относительно того, что им предпри нять. Атанарих, боясь получить такой же отказ, отступил в от

244


даленные местности: он помнил, что некогда презрительно от несся к Валенту во время переговоров и заставил императора заключить мир на середине реки, ссылаясь на то, что заклятие не позволяет ему вступить на римскую почву. Опасаясь, что не удовольствие против него осталось до сих пор, он двинулся со всем своим народом в область Кавкаланда, местность недоступ ную изза высоких поросших лесом гор, вытеснив оттуда сар матов. 5. (15) Полчища скифских народов прорвались на двух ты сячах судов через Боспор, прошли по берегам Пропонтиды и произвели жестокие опустошения на море и на суше, но, поте ряв большую часть своих, вернулись назад. (16) В сражениях с варварами пали императоры Деции, отец и сын; подверглись осаде города Памфилии, опустошено было много островов, вся Македония была охвачена пламенем, в течение долгого време ни была в осаде Фессалоника, а также Кизик, взят был Анхиал, и в то же время Никополь, который построил император Траян, как свидетельство победы над даками. (17) После многих жес токих поражений с той и другой стороны разрушен был Филип пополь, причем – если верно сообщение историков – убито бы ло в стенах города сто тысяч человек. Пришлые враги свободно бродили по Эпиру, Фессалии и всей Греции; верховная власть была предоставлена славному полководцу Клавдию, но он пал смертью героя и прогнал их уже Аврелиан, человек дельный и строгий мститель за злодейства. После этого в течение продол жительного времени варвары держали себя спокойно и ничего не предпринимали, если не считать того, что изредка в течение последующего времени их грабительские отряды совершали губительные набеги на соседние с их землей местности. Но бу ду продолжать изложение с того момента, на котором я остано вился. 8. (1) После столь печального исхода сражения наши отошли в недалеко отстоявший Маркианополь. Готы без всякого внеш него принуждения засели в своем таборе и в течение семи дней не смели ни выйти, ни показаться оттуда. Поэтому наши вой ска, воспользовавшись этим удобным случаем, заперли в тес нинах Гемимонта42 огромные шайки других варваров, возведя высокие валы. Рассчитывали, конечно, что огромные полчища этих вредоносных врагов, будучи заперты между Истром и пу стынями и, не находя никаких выходов, погибнут от голода, так как все жизненные припасы были свезены в укрепленные города, из которых они не попытались доселе ни одного осадить

245


изза своего полного неведения в этого рода предприятиях. (2) После этого Рихомер отправился назад в Галлию, чтобы приве сти оттуда вспомогательные силы, изза ожидаемых еще более грозных военных событий. Все это случилось в год консульства Грациана в четвертый раз и Меробавда, когда время шло уже к осени. (3) Между тем Валент, узнав о печальном исходе битвы и о грабежах, послал Сатурнина, бывшего в ту пору магистром конницы, на помощь Профутуру и Траяну. (4) В те же самые дни в местностях Скифии и Мезии, поскольку истреблено было все, что только было съедобного, варвары, стервенея от собст венной ярости и голода, напрягали все силы, чтобы прорвать ся. После неоднократных попыток, которые были отражены сильным сопротивлением наших, засевших на высоких мес тах, они оказались в крайне затруднительном положении и призвали к себе шайки гуннов и аланов, соблазнив их надеж дой на огромную добычу. (5) Когда об этом узнал Сатурнин – он уже прибыл и устанав ливал линию постов и пикетов, – то стал малопомалу стяги вать своих и готовился отступить; то был разумный план, так как можно было опасаться, что варвары, как прорвавшая пло тину река, сметут без больших затруднений всех, заботливо ох ранявших подозрительные места. (6) Когда теснины были от крыты и своевременно отошли наши войска, варвары повсюду, где кто мог, обратились, не встречая никакого сопротивления, к новым неистовствам. Безнаказанно рассыпались они для гра бежа по всей равнине Фракии, начиная от местностей, которые омывает Истр, до Родопы и пролива между двумя огромными морями. Повсюду производили они убийства, кровопролития, пожары, совершали всякие насилия над свободными людьми. (7) Тут можно было наблюдать жалостные сцены, которые ужасно было видеть и о которых равно ужасно повествовать: гнали бичами пораженных ужасом женщин, и в их числе бере менных, которые, прежде чем разрешиться от бремени, претер певали всякие насилия; малые дети хватались за своих мате рей, слышались стоны подростков и девушек благородного про исхождения, уводимых в плен со скрученными за спиной рука ми. (8) За ними гнали взрослых девушек и замужних женщин с искаженными от плача чертами лица, которые готовы были предупредить свое бесчестие смертью, хотя бы самой жестокой. Тут же гнали, как дикого зверя, свободорожденного человека, который незадолго до этого был богат и свободен, а теперь изли

246


вал свои жалобы на тебя, Фортуна, за твою жестокость и слепо ту: в один миг он лишился своего имущества, своей милой се мьи, дома, который на его глазах пал в пепле и развалинах, и ты отдала его дикому победителю на растерзание или на рабст во в побоях и муках. (9) Как дикие звери, сломавшие свои клетки, варвары рассе ялись на огромном пространстве и подступили к городу Ди бальту43, где они наткнулись на Барцимера, трибуна скутариев со своим отрядом, корнутами и другими пешими отрядами, когда он разбивал свой лагерь. То был испытанный и бывалый в боях командир. (10) Немедленно, как требовала того необхо димость, он приказал трубить боевой сигнал, укрепил свои фланги и двинулся в бой со своими храбрыми войсками. Муже ственно отбивался он от неприятеля, и битва могла бы оказать ся для него удачной, если бы конница, прибывавшая все в боль шем числе, не одолела его, когда он уже вконец изнемог. Итак, он пал, перебив немало варваров, потери которых делало, впро чем, незаметным их несметное количество. 11. (1) Примерно в то же время Валент выступил, наконец, из Антиохии и после продолжительного путешествия прибыл в Константинополь. Его пребывание там длилось лишь несколь ко дней, и он имел при этом неприятности вследствие бунта на селения. Общее командование пешими войсками передано бы ло Себастиану, полководцу весьма осмотрительному, который незадолго до этого был прислан, по его просьбе, из Италии. Этот пост ранее занимал Траян. Сам Валент отправился в Ме лантиаду, на императорскую виллу, где он старался располо жить к себе солдат выдачей жалованья, пищевого довольствия и неоднократными заискивающими речами. (2) Объявив о по ходе приказом, он прибыл оттуда в Нику – так называется этот военный пост. Там он узнал из донесений лазутчиков, что на груженные богатой добычей варвары вернулись из областей Ро допы в окрестности Адрианополя. Варвары, узнав о выступле нии императора со значительной армией, стали спешить на со единение со своими земляками, которые укрепились вблизи Берои и Никополя. Чтобы не упустить такого удобного случая, Себастиан получил приказ набрать из отдельных отрядов по 300 человек и с возможной поспешностью отправиться туда, чтобы совершить полезное для государства дело, как и сам он это обещал. (3) Когда он форсированным маршем подошел к Адрианополю, ворота были закрыты, и ему не позволили всту пить в город. Гарнизон опасался того, что не попал ли он в плен

247


и теперь играет фальшивую роль, а на самом деле собирается совершить чтонибудь гибельное для города; так некогда вой ска Магненция взяли обманом комита Акта и устроили себе че рез него открытие прохода в Юлиевых Альпах. (4) Когда, нако нец, хотя и поздно, признали Себастиана и пустили в город, он накормил солдат и дал им отдых, насколько было возможно, а на следующее утро выступил для тайного набега. День скло нялся уже к вечеру, когда он вдруг увидел грабительские отря ды готов близ реки Гебра. Под прикрытием возвышенностей и растительности он выжидал некоторое время и глубокой но чью, соблюдая возможную тишину, напал на не успевшего вы строиться неприятеля. Он нанес готам такое поражение, что пе ребиты были почти все, кроме немногих, кого спасла от смерти быстрота ног, и отнял у них огромное количество добычи, кото рой не мог вместить ни город, ни просторная равнина. (5) Фри тигерн был страшно поражен этим и опасался, чтобы этот пол ководец, отличавшийся, как он часто слышал, быстротой дей ствий, не уничтожил неожиданными нападениями рассеяв шихся повсюду отрядов готов, занятых грабежом. Он приказал всем отойти назад и быстро отступил к городу Кабиле44, чтобы готы, находясь на равнине не страдали ни от голода, ни от тай ных засад. (6) Пока так шли дела во Фракии, Грациан, известив пись мом своего дядю о том, как удачно он справился с аламанами, послал вперед сухим путем обоз и вьюки, а сам с легким отря дом поехал по Дунаю и через Бононию прибыл в Сирмий45. Сде лав там остановку на четыре дня, он спустился по течению того же Дуная в КастраМартис (Марсов лагерь)46, хотя и страдал от перемежающейся лихорадки. На этом переходе он подвергся неожиданному нападению аланов и понес при этом некоторые потери в людях. 12. (1) Два обстоятельства беспокоили в ту пору Валента: во первых, сообщение о победе над лентиензами, и, вовторых, письменное донесение Себастиана о блестящем деле, которое он старался раздуть пышными словами. Император выступил из Мелантиады, торопясь сравниться какимнибудь славным де лом с молодым племянником, доблести которого раздражали его. Он находился во главе армии, составленной из разных войск, которая внушала к себе доверие и была воодушевлена бранным духом, так как он присоединил к ней много ветера нов, и в числе них и офицеров высшего ранга; вступил опять в ряды и Траян, недавно бывший магистром армии. (2) Деятель

248


ные разведки выяснили, что враг собирается перекрыть силь ными сторожевыми постами дороги, по которым подвозился провиант для армии. Против той попытки немедленно пред приняты были соответствующие меры: для удержания за ними ближайших проходов быстро был отправлен отряд всадников с пешими стрелками. (3) В ближайшие три дня варвары медлен но наступали; опасаясь нападения в теснинах, в 15 милях от го рода (Адрианополя) они направились к укреплению Ника. По какомуто недоразумению наши передовые легкие войска опре деляли численность всей этой части полчищ, которую они ви дели, в десять тысяч человек, и император с лихорадочной по спешностью спешил им навстречу. (4) Продвигаясь вперед в бо евом строю, он приблизился к Адрианополю. Там он укрепил свой лагерь палисадом и рвом, с нетерпением ожидая Грациа на, и вскоре получил от него письмо, доставленное высланным вперед комитом доместиков Рихомером, в котором тот сооб щал, что немедленно прибудет. (5) Грациан просил его в своем письме немного подождать соратника по опасности и не ки даться наобум одному в жестокие опасности. Валент собрал на совет различных сановников, чтобы обсудить, что нужно де лать. (6) Одни, по примеру Себастиана, настаивали на том, что бы немедленно вступить в бой, а магистр всадников по имени Виктор, хотя и сармат по происхождению, но неторопливый и осторожный человек, высказывался, встретив поддержку у других, в том смысле, что следует подождать соправителя, что, присоединив к себе подмогу в виде галльских войск, легче раз давить варваров, пылавших высокомерным сознанием своих сил. (7) Победило, однако, злосчастное упрямство императора и льстивое мнение некоторых придворных, которые советовали действовать с возможной быстротой, чтобы не допустить к уча стию в победе, – как они это себе представляли, – Грациана. (14) Между тем Фритигерн, хитро рассчитывавший всякие виды на будущее и опасавшийся переменчивости боевого счас тья, послал от себя одного простого гота в качестве переговор щика с просьбой прислать ему как можно скорее выбранных лиц как заложников и давал ручательство выдержать угрозы своих соплеменников и неизбежные (последствия?). (15) Это предложение внушавшего страх вождя встретило похвалу и одобрение, и трибуну Эквицию, который тогда управлял двор цом, родственнику Валента, было предписано с общего согла сия отправиться немедленно к готам как заложнику. Когда он стал отказываться, так как попал однажды в плен к ним и сбе

249


жал от них у Дибальта, а поэтому боялся раздражения с их сто роны, Рихомер сам предложил свои услуги и заявил, что охот но отправится, считая такое дело достойным и подходящим для храброго человека. И он уже отправился в путь, являя до стоинства своего положения и происхождения... (16) Он уже приближался к вражескому валу, когда стрелки и скутарии, которыми тогда командовали ибер Бакурий и Кассион в горя чем натиске прошли слишком далеко вперед и завязали бой с противником: как не вовремя они полезли вперед, так и осквер нили начало боя трусливым отступлением. (17) Эта несвоевре менная попытка остановила смелое решение Рихомера, которо му уже не позволили никуда идти. А готская конница между тем вернулась с Алафеем и Сафраком во главе вместе с отрядом аланов. Как молния появилась она с крутых гор и пронеслась в стремительной атаке, сметая все на своем пути. 13. (1) Со всех сторон слышался лязг оружия, неслись стре лы. Беллона, неистовствовавшая со свирепостью, превосходив шей обычные размеры, испускала бранный сигнал на погибель римлян; наши начали было отступать, но стали опять, когда раздались задерживающие крики из многих уст. Битва разго ралась, как пожар, и ужас охватывал солдат, когда по несколь ко человек сразу оказывались пронзенными копьями и стрела ми. (2) Наконец, оба строя столкнулись наподобие сцепивших ся носами кораблей и, тесня друг друга, колебались, словно волны во взаимном движении. Левое крыло подступило к самому табору, и если бы ему бы ла оказана поддержка, то оно могло бы двинуться и дальше. Но оно не было поддержано остальной конницей, и враг сделал на тиск массой; оно было раздавлено, словно разрывом большой плотины, и опрокинуто. Пехота оказалась, таким образом, без прикрытия, и манипулы были так близко один от другого, что трудно было пустить в ход меч и отвести руку. От поднявшихся облаков пыли не видно было неба, которое отражало угрожаю щие крики. Несшиеся отовсюду стрелы, дышавшие смертью, попадали в цель и ранили, потому что нельзя было ни видеть их, ни уклониться. (3) Когда же высыпавшие несчетными отря дами варвары стали опрокидывать лошадей и людей, и в этой страшной тесноте нельзя было очистить места для отступле ния, и давка отнимала всякую возможность уйти, наши в отча янии взялись снова за мечи и стали рубить врага, и взаимные удары секир пробивали шлемы и панцири. (4) Можно было ви деть, как варвар в своей озлобленной свирепости с искаженным

250


лицом, с подрезанными подколенными жилами, отрубленной правой рукой или разорванным боком, грозно вращал своими свирепыми глазами уже на самом пороге смерти; сцепившиеся враги вместе валились на землю, и равнина сплошь покрылась распростертыми на земле телами убитых. Стоны умирающих и смертельно раненых раздавались повсюду, вызывая ужас. (5) В этой страшной сумятице пехотинцы, истощенные от напряже ния и опасностей, когда у них не хватало уже ни сил, ни уме ния, чтобы понять что делать, и копья у большинства были раз биты от постоянных ударов, стали бросаться лишь с мечами на густые отряды врагов, не помышляя уже больше о спасении жизни и не видя никакой возможности уйти. (6) А так как по крывшаяся ручьями крови земля делала неверным каждый шаг, то они старались как можно дороже продать свою жизнь и с таким остервенением нападали на противника, что некоторые гибли от оружия товарищей. Все кругом покрылось черной кровью, и куда бы ни обратился взор, повсюду громоздились кучи убитых, и ноги нещадно топтали повсюду мертвые тела. (7) Высоко поднявшееся солнце, которое, пройдя созвездие Льва, передвигалось в обиталище небесной Девы47, палило римлян, истощенных голодом и жаждой, обремененных тяже стью оружия. Наконец под напором силы варваров наша боевая линия совершенно расстроилась, и люди обратились к послед нему средству в безвыходных положениях – беспорядочно по бежали, кто куда мог. (8) Пока все, разбежавшись, отступали по неизвестным до рогам, император, среди всех этих ужасов, бежал с поля битвы, с трудом пробираясь по грудам мертвых тел, к ланциариям и маттиариям, которые стояли несокрушимой стеной, пока мож но было выдержать численное превосходство врага. Увидев его, Траян закричал, что не будет надежды на спасение, если для охраны покинутого оруженосцами императора не вызвать ка куюнибудь часть. (9) Когда это услышал комит по имени Вик тор, то поспешил к расположенным неподалеку в резерве бата вам, чтобы тотчас привести их для охраны особы императора. Но он никого не смог найти и на обратном пути сам ушел с по ля битвы. Точно так же спаслись от опасности Рихомер и Са турнин. (10) Метая молнии из глаз, шли варвары за нашими, у кото рых кровь уже холодела в жилах. Одни падали неизвестно от чьего удара, других опрокидывала тяжесть напиравших, неко торые гибли от удара своих товарищей; варвары сокрушали

251


всякое сопротивление и не давали пощады сдававшимся. (11) Кроме того, дороги были преграждены множеством полумерт вых людей, жаловавшихся на муки, испытываемые от ран, а вместе с ними заполняли равнину целые валы убитых коней вперемежку с людьми. Этим никогда не восполнимым потерям, которые так страшно дорого обошлись римскому государству, положила конец ночь, не освещенная ни одним лучом луны. (12) Поздно вечером император, находившийся среди про стых солдат, как можно было предполагать, – никто не под тверждал, что сам это видел, или был при том, – пал, опасно ра ненный стрелой, и вскоре испустил дух; во всяком случае, труп его так и не был найден. Так как шайки варваров бродили дол го по тем местам, чтобы грабить мертвых, то никто из бежав ших солдат и местных жителей не отваживался явиться туда. (13) Подобная несчастная судьба постигла, как известно, Цеза ря Деция, который в жестокой сече с варварами был сброшен на землю падением взбесившейся лошади, удержать которую он не смог. Попав в болото, он не мог оттуда выбраться, и потом нельзя было отыскать его тело48. (14) Другие рассказывают, что Валент не сразу испустил дух, но несколько кандидатов и евнухов отнесли его в деревенскую хижину и скрыли на хоро шо отстроенном втором этаже. Пока там ему делали неопытны ми руками перевязку, хижину окружили враги, не знавшие, кто он. Это и спасло его от позора пленения. (15) Когда они по пытались сломать запертые на засовы двери и их стали обстре ливать сверху, то, не желая терять изза этой задержки воз можности пограбить, они снесли вязанки камыша и дров, под ложили огонь и сожгли хижину вместе с людьми. (16) Один из кандидатов, выскочивший через окно, был взят в плен варвара ми. Его сообщение о том, как было дело, повергло в большое го ре варваров, так как они лишились великой славы взять жи вым правителя римского государства. Тот самый юноша, тай ком вернувшийся потом к нашим, так рассказывал об этом со бытии. (17) Такая же смерть постигла при отвоевании Испании одного из Сципионов, который, как известно, сгорел в подо жженной врагами башне, в которой скрывался. Верно, во вся ком случае, то, что ни Сципиону, ни Валенту не выпала на до лю последняя честь погребения. (18) Среди большого числа высокопоставленных людей, ко торые пали в этой битве, на первом месте следует назвать Трая на и Себастиана. С ними пали 35 трибунов, командовавших полками и свободных от командования, а также Валериан и Эк

252


виций, первый заведовал императорской конюшней, а второй – управлением дворца. Среди павших трибунов был трибун про мотов Потенций, совсем еще юноша, но пользовавшийся всеоб щим уважением; помимо личных прекрасных качеств его вы двигали также и заслуги его отца Урзицина, бывшего магистра армии. Уцелела, как известно, только треть войска. (19) По свидетельствам летописей, только битва при Каннах была столь же кровопролитна, как эта, хотя при неблагоприятном повороте судьбы и благодаря военным хитростям неприятеля римляне не раз оказывались временно в стесненном положе нии; точно так же и греки оплакали в жалобных песнях, недо стоверных в своих сообщениях, не одну битву. 16. (1) Тогда принялись осматривать раны и лечить их свои ми народными способами; это заняло всю ночь, не долгую, правда, в данное время года. Когда начался день, они стали об суждать на различный лад, куда им направиться. После долгих оживленных споров порешили, наконец, захватить Перинф49, а затем и другие богатые города. Сведения обо всем они получа ли от перебежчиков, которые знали не только то, что имеется в городах, но даже и внутри каждого дома. Согласно этому реше нию, которое было признано обещающим выгоды, они медлен но направились вперед, не встречая никакого сопротивления, и производили по всему пути грабежи и пожары. (2) Войска, подвергавшиеся осаде в Адрианополе, узнав, что готы ушли, и получив через надежных разведчиков сведения, что окрестности свободны от неприятеля, в полночь вышли из города и двинулись, минуя большие дороги, по лесистым мес там и окольным тропинкам – одни в Филиппополь, а оттуда в Сердику50, другие – в Македонию. Сберегая все наличные свои силы и боевые средства, они шли как можно более быстрым маршем, в надежде найти в тех местах Валента. Они были в полном неведении о том, что он пал в самом вихре того сраже ния, или же, сказать точнее, бежал в деревенский дом, где, как думают, погиб в огне. (3) А к готам присоединились воинственные и храбрые гун ны и аланы, закаленные в боевых трудах. Приманкой огром ной добычи добился этого союза ловкий Фритигерн. Разбив ла герь около Перинфа, они, памятуя прежние потери, не посме ли, однако, ни подойти к городу, ни попытаться взять его, но зато обширную и плодородную область этого города они разгра били дотла, перебив или взяв в плен сельское население. (4) От туда они пошли спешным маршем к Константинополю, неис

253


числимые сокровища которого возбуждали их грабительские инстинкты. Опасаясь засад, они держались в связном строю и готовились напрячь все свои силы на гибель славного города. Но когда они дерзко лезли на него и почти что дергали запоры ворот, Бог небесный отогнал их вот каким случайным обстоя тельством. (5) Незадолго до этого прибыл в Константинополь отряд сарацинов, пригодных скорее для грабительских набе гов, чем для правильной битвы. О происхождении этого наро да, его нравах и обычаях я рассказывал в различных местах мо его повествования. Внезапно увидев отряд варваров, сарацины смело сделали вылазку из города, чтобы померяться силами в схватке. Бой затянулся надолго, был упорен, и обе стороны ра зошлись без решительного исхода. (6) Но отряд восточных лю дей одержал победу новым и раньше никогда не виданным спо собом. Один человек из него, с копной волос на голове, голый по пояс, издавая хриплые зловещие звуки, бросился между гота ми с кинжалом в руке. Сразив врага, он приблизил свои уста к его горлу и стал сосать брызнувшую кровь. Эта чудовищная сцена нагнала на варваров такой ужас, что потом они выступа ли, когда приходилось чтонибудь предпринимать, не со свой ственной им дикой отвагой, но с явной нерешительностью. (7) Малопомалу сломлена была их дерзость, когда они разглядели огромное протяжение стен, широко раскинувшиеся группы зданий, недоступные для них красоты города, несчетное коли чество населения и возле города пролив, соединяющий Понт с Эгейским морем. Разбросав сооружения, которые они стали го товить для осадных машин, и понеся большие потери, чем те, что нанесли сами, они отошли оттуда и рассыпались по север ным провинциям, и свободно прошли их до самого подножия Юлиевых Альп, которые в древности назывались Венетскими.

Примечания 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Дунай. Зизаис впоследствии стал царем сарматов. Шёни в Венгрии, недалеко от Коморна. Тиса. Ср. 19, 11. Ср. 17, 13. Ныне Саланкемен близ Петровардейна в Венгрии. Слово “марра” на их языке означало “смерть”. Так назывался дротик длиною 115–120 см (древко имело 5 рим ских футов длины, а острие — 3,5 унции). 10 Город носил это название с 3 в. до н. э. Ранее это был известный из Ветхого завета и египетской литературы БетШеан. Ныне Бейсан или Бисан.

254


11 Геродот VII: 21: рассказ о прорытии Ксерксом канала во избежа ние проезда подле Афона. 12 По преданию, Диомед кормил своих коней человеческим мясом. 13 Корнелий Непот. Фемистокл: 10. 14 4071 километр. 15 Босфор и Керченский пролив. 16 Боспор ‘бычий брод’. См. Овидий. Метаморфозы І: 568. 17 Аполлодор. Библиотека І: 9. 18 K1raso~, cerasus ‘вишня’. 19 442,5 километра. 20 Ср. Вергилий. Энеида IV: 302. 21 Фанагория и Гермоносса – древние греческие колонии. Почему они названы островами, остается неясным. Вряд ли Аммиан мог иметь точные сведения о лиманах и озерах Таманского полуострова. 22 Фидониси или Змеиный, против устья Дуная. 23 На карте Птолемея значатся в восточной части Европейской Скифии города этого наименования. 24 Очевидно, Аммиан был введен в заблуждение сходством имен Turoz и Turaz. Греческая колония Тира, одноименная с рекой, лежала на месте совр. Аккермана – БелгородаДнестровского. 25 Бальбек. 26 Мембедж. 27 Хабур. 28 Киркисия. 29 Хабур. 30 Годы правления: 253–268. 31 Албаны занимали область, прилегавшую к Каспийскому морю южнее Кавказского хребта. Аланы – кочевое население арийского племени на севере от Кавказского хребта. Остатком алан являются в настоящее время осетины. Позволю себе сослаться на свою работу: Аланы по сведениям классических и византийских писателей.– Киев, 1899. 32 3540 километров. 33 Гомер. Илиада XIII: 5. 34 Там же. 35 Ср. Геродот IV: 106 (о карфагенянах). 36 265,5 километра. В Александрии признают совр. Герат. Упоми нание о “водном пути” до моря объясняется, вероятно, недочетами карты, которой располагал Аммиан Марцеллин. 37 Совр. Сиссек. Город Сисция лежал в пределах Паннонии. 38 Очевидно, под этим старым термином разумеются готы. 39 Между ДейчАльтенбургом и Петронелем видны остатки этого города. 40 В следующем описании автор пользуется не столько живыми сведениями о современном ему населении тех стран, сколько научны ми материалами, закрепленными на обращавшихся тогда географи ческих картах. См. Ю. А. Кулаковский. Аланы по сведениям класси ческих и византийских писателей.– Киев, 1899: 18. 41 Этнические термины персы и парфяне автор не различает; в дан ном месте он должен был бы назвать именно парфян. 42 Гемимонт – Гем, Балканский хребет. 43 Близ нынешнего Бургасского залива. 44 Ямболи на Тундже. 45 Митровица. Грациан шел по дороге, пролегавшей по долине Дра вы. Слова pedestri itinere понапрасну отделены у Гардтгаузена запя той от дальнейшего. Тут есть некоторая неясность в сообщении Амми

255


ана. Сирмий лежал на Саве, и если бы Грациан был раньше уже на Ду нае, то, значит, он отошел назад от своей армии. 46 Этот город лежал в провинции Dacia ripensis, т. е. на правом бе регу Дуная. 47 Битва происходила 9 августа, солнце вступило в созвездие Девы. 48 Император Деций пал в битве с готами при Абритте, в нынешней Добрудже, в 251 году. 49 ГераклеяПеринф, на берегу Пропонтиды (Мраморного моря), совр. ЭскиЭрекли. 50 София в Болгарии. Источник: Аммиан Марцеллин. История / Пер. с лат. Ю. А. Кула# ковского [при участии А. И. Сонни]. Предисловие и комментарии Ю. А. Кулаковского. Вып. 1–3. – Киев, 1906–1908. Переиздание: Ам# миан Марцеллин. Римская история (Res Gestae) [Под ред. и с приме# чаниями Л. Ю. Лукомского]. – СПб.: Алетейя, 1994; 1996; 2000.

256


Сульпиций Север Сульпиций Север (ок. 360–420/425), пресвитер из провин ции Аквитания в югозап. Франции. Составил в 2 книгах хро нику («Chronicorum Libri duo», или «Historia sacra») – от со творения мира до своих дней, написал житие блаженного Мар тина, монаха и епископа, записал в виде двух диалогов диспут Постумиана и Галла об образе жизни восточных монахов и жизни самого Мартина и событиях со времени постановления поместного собора, созванного епископом Александрийским Феофилом в 400 г., о богослове Оригене (ок.185–253/254). «Всемирная хроника», появившаяся в VI в. в Испании под его именем, к Сульпицию Северу отношения не имеет. Подробнее см.: Краткая биография Сульпиция Севера из собрания жизнеописаний выдающихся мужей Геннадия // Сульпиций Север. Сочинения / Пер. и комм. А. И. Донченко. – М.: Росспэн, 1999.

Сульпиций Север Хроника Книга II Перевод и комментарии А. И. Донченко 9. (1) Между тем иудеи, вернувшиеся домой по разрешению Кира, как мы о том уже говорили, приступили к восстановле нию города и храма. И вот, когда они, немногочисленные и не имущие, немного оправились, спустя почти 100 лет, при царе персов Артаксерксе через тех, кто возглавлял соседние облас ти, восстановление было прекращено, ибо тогда Сирия, а также вся Иудея, пребывая под властью Персов, управлялась через наместника и управителей. (2) И вот собрались они и написали царю Артаксерксу, что не следует евреям давать возможность восстанавливать свой город, ибо по врожденному своему уп рямству, вновь взявшиеся за это дело люди, привыкшие ранее

257


повелевать другими народами, не пожелают пребывать под чу жой властью. (3) Получили они от царя поддержку в виде при каза, и восстановление города было отложено до второго года правления Дария. С этого времени, когда правили Персидские цари, мы можем легче продолжить порядок лет в связном пове ствовании. (4) После Дария Мидийца, правившего, как мы уже ск