Page 1

мазмҰны содержание

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ ЖОҒАРҒЫ СОТЫНЫҢ ҚАДАҒАЛАУ АЛҚАСЫ ҮЗІНДІЛЕР

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ ЖОҒАРҒЫ СОТЫНЫҢ АЗАМАТТЫҚ ІСТЕР ЖӨНІНДЕГІ АЛҚАСЫ Үзінділер

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ ЖОҒАРҒЫ СОТЫНЫҢ ҚЫЛМЫСТЫҚ ІСТЕР ЖӨНІНДЕГІ АЛҚАСЫ ҮЗІНДІЛЕР

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының қадағалау алқасының қаулылары (сәуір, 2008)

4

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының азаматтық істер жөніндегі алқасының қаулылары (сәуір, 2008) 67

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының қылмыстық істер жөніндегі алқасының қаулылары (сәуір, 2008) 89




содержание мазмҰны

Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан Извлечения

Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан Извлечения

Постановления надзорной коллегии Верховного Суда Республики Казахстан (апрель, 2008)

4

Постановления коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан (апрель, 2008) 67

Постановления коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан (апрель, 2008) 89



бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

НАДЗОРНАЯ КОЛЛЕГИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН Извлечения


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

НАДЗОРНАЯ КОЛЛЕГИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (Извлечения из постановлений, вынесенных в апреле 2008 года) ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4 гп-73-08 город Астана 16 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, ответчика — М., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску прокурора Северо-Казахстанской области в интересах государства к М., РГКП «СКГУ» о признании договора частично недействительным, по протесту и.о. Генерального Прокурора Республики Казахстан на решение суда № 2 г. Петропавловска от 18 июня 2007 года, постановление коллегии по гражданским делам Северо-Казахстанской области от 19 июля 2007 года, постановление надзорной коллегии Северо-Казахстанского областного суда от 14 ноября 2007 года, установила: Прокурор Северо-Казахстанской области обратился с иском к М., РГКП «СКГУ» (далее — Университет) о признании частично недействительным договора пользования жилищем, исключении из названия договора слов «приравненного к служебному» и слов пункта 5.2 договора «обе стороны обязуются строго исполнять режим жилищ, приравненных к служебным». Решением суда № 2 г. Петропавловска от 18 июня 2007 года, оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Северо-Казахстанской области от 19 июля 2007 года, постановлением надзорной коллегии Северо-Казахстанского областного суда от 14 ноября 2007 года, в удовлетворении заявления отказано. В протесте и.о. Генерального Прокурора Республики Казахстан предлагается отменить судебные акты в связи с нарушением судами норм материального и процессуального права. Заслушав возражения ответчика М. против доводов протеста, заключение прокурора, поддержавшего протест, исследовав материалы гражданского дела, доводы протеста, надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан считает судебные акты соответствующими требованиям ст. 218 ГПК о законности и обоснованности по следующим основаниям. В соответствии с ч. 3 ст. 387 ГПК вступившие в законную силу судебные акты могут быть пересмотрены в порядке судебного надзора, если при рассмотрении дела суд допустил существенные нарушения норм материального либо процессуального права. Такие нарушения надзорной коллегией Верховного Суда при рассмотрении данного дела не установлены. Из дела усматривается, что по договору купли-продажи от 16 марта 2001 года Университет с согласия уполномоченного органа приобрел квартиру по адресу: г. Петропавловск, ул. Интернациональная, 22–5 и зарегистрировал за собой право оперативного управления. По договору, обозначенному сторонами как «договор пользования жилища, приравненного к служебному» от 1 мая 2001 года, Университет выделил указанную квартиру в пользование начальнику военной кафедры М. По условиям договора о предоставлении жилья в пользование срок действия договора не устанавливался, особые условия пользования, особые основания прекращения договора не предусмотрены. Проект договора разработан и предоставлен для подписания М. самим Университетом. Обращаясь в суд с иском, прокурор в качестве оснований для признания договора в части недействительным указал, что приказом ректора Университета от 10 июля 2001 года квартира признана служебной, в переписке между Университетом и государственными органами статус квартиры обозначен как служебная, М. прекратил трудовые отношения с Университетом. Такие же доводы указаны в протесте. Фактически прокурором заявлены требования об изменении




спорного договора (изменении его условий). Между тем предусмотренные законом основания, позволяющие изменить договор, и доказательства необходимости его изменения истцом не приведены. Не представлены им также доказательства о наличии оснований для признания договора в части недействительными. Порядок отнесения квартир к «служебным», а также основания и условия предоставления жилищ, имеющих статус «приравненных к служебным», установлены Законом Республики Казахстан «О жилищных отношениях». Согласно п. 3 ст. 109 Закона Республики Казахстан «О жилищных отношениях», жилища включаются в число служебных и исключаются из их числа решением местных исполнительных органов района (города областного значения), города республиканского значения, столицы. На момент заключения договора предоставленная спорная квартира таковой в установленном законом порядке не признана, никаких ограничений по срокам и условиям проживания договор не содержит, условия сторонами были согласованы и соответствовали требованиям ст. 380 ГК о свободе договора. В силу п. 11 ст. 159 ГК сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными настоящим Кодексом, иными законодательными актами или учредительными документами, или с нарушением уставной компетенции органа, может быть признана недействительной по иску собственника имущества юридического лица, если доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о таких нарушениях. Истцом, прокурором области не представлено доказательств о наличии такой осведомленности у ответчика. Более того, ранее в судебных процессах по искам, инициированным Университетом к М. относительно спорной квартиры, прокуроры, участвовавшие в деле, не поддерживали заявленные требования истца и давали заключение об отказе в удовлетворении исковых требований, не подвергая сомнению договор, заключенный между сторонами. Так, решением суда № 2 г. Петропавловска от 26 августа 2004 года в иске Университета о признании утратившим право на жилую площадь и выселении М. из спорной квартиры было отказано. Решением этого же суда от 1 июля 2005 года в иске Университета к М. о расторжении договора по основаниям заключения его с нарушением закона отказано. Решением этого же суда от 28 декабря 2005 года в иске Университета к М. о выселении по основаниям заключения договора без решения администрации и самоуправного заселения также отказано. Указанными решениями было установлено, что спорная квартира на момент рассмотрения гражданских дел имела статус и выделялась ответчику как «приравненная к служебной» на основании п. 2 ст. 67 Закона, согласно которому жилища из государственного жилищного фонда или жилище, арендованное местным исполнительным органом в частном жилищном фонде, предоставляются также нуждающимся в жилье государственным служащим, работникам бюджетных организаций, военнослужащим и лицам, занимающим государственные выборные должности. Предоставляемые им жилища, кроме жилищ, арендованных местным исполнительным органом, приравниваются к служебным. В момент предоставления спорной квартиры ответчик являлся военнослужащим, имел стаж воинской службы более тридцати лет и зарегистрированное за ним жилье отсутствовало. Судами давалась оценка договору как соответствующему требованиям закона, предъявляемым к форме, содержанию, волеизъявлению сторон, не нарушающим прав третьих лиц. Признавалось, что договор соответствует типовому договору найма жилья из государственного жилого фонда, утвержденным Правительством Республики Казахстан. Надзорная коллегия считает, что выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения иска согласуются с требованиями закона и материалами дела и оснований для удовлетворения протеста не имеется. На основании изложенного, руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Решение суда № 2 г. Петропавловска от 18 июня 2007 года, постановление коллегии по гражданским делам Северо-Казахстанской области от 19 июля 2007 года, постановление надзорной коллегии Северо-Казахстанского областного суда от 14 ноября 2007 года оставить без изменения. Протест прокурора Республики Казахстан оставить без удовлетворения.



бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-74-08 город Астана 16 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей: ТОО «К» — А., М., ТОО «С» — Ж., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда по надзорной жалобе ТОО «К» гражданское дело по иску ТОО «С» к ТОО «К» о расторжении Генерального соглашения и договора, о выделении доли из общей долевой собственности и выселении, установила: ТОО «С» обратилось в суд с заявлением о расторжении Генерального соглашения о совместной деятельности от 28.03.1998 г., Договора № 1 от 29.01.1999 г., заключенных между ТОО и АООТ «Т», правопреемником которого является ТОО «К», просило выделить его долю в общей долевой собственности, состоящую из 5, 6, 7-го этажей административного здания, расположенного в г. Алматы, по ул. Джандосова, 58, и выселить ответчика из указанных помещений. Требования мотивированы тем, что между сторонами были заключены договор о совместной деятельности и договор о долевом участии в приватизации, по условиям которых стороны договорились совместно участвовать в приватизации административного здания, с определением доли каждой из сторон. После исполнения договорных обязательств стороны составили и подписали в отношении имущества акт о передаче имущества и разделительный баланс. Однако право собственности на переданное на основании указанных актов имущество не было зарегистрировано за ТОО «С». В этой связи истец был лишен возможности надлежащим образом распорядиться своим имуществом, в том числе передать его последующим покупателям Т. и С. по договорам купли-продажи. Как указано в исковом заявлении, обязанности по надлежащему оформлению отношений истца с ТОО «К» возложены на истца решениями Бостандыкского районного суда № 2 г. Алматы от 28.10.2004 г. и Медеуского районного суда г. Алматы от 20.01.2006 г., во исполнение этих судебных решений со ссылкой на ст. 21 ГПК истец и обратился в суд. Решением специализированного межрайонного экономического суда г. Алматы от 16.10.2006 г., оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда от 13.12.2006 г., исковые требования ТОО «С» удовлетворены. В надзорной жалобе ТОО «К» просит судебные акты отменить, в удовлетворении исковых требований ТОО «С» отказать, ссылаясь на грубые нарушения судом норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам и представленным в дело доказательствам. Утверждает, что спорное административное здание было приватизировано (выкуплено) у государства самостоятельно ТОО «К», без какого-либо участия ТОО «С», а фактически участвовать в приватизации здания изъявило желание АО «Д», которое не выполнило своих обязательств по Генеральному соглашению от 04.11.1997 г. и протоколу от 09.10.1998 г. Считает, что Акт о передаче от 01.02.1999 г. и разделительный баланс, а также Договор о долевом участии в приватизации от 28.03.1998 г. были подписаны руководителями сторон вследствие злонамеренного соглашения, задним числом, что установлено при расследовании уголовных дел, и за что лично руководителем ТОО «К» — Г. было получено вознаграждение. Ссылается заявитель и на невозможность исполнения ТОО «К» решения суда в части регистрации права собственности на присужденную ТОО «С» долю, поскольку ответчик не является регистрирующим органом. По мнению заявителя, в этой части суд возложил на ответчика обременения, связанные с регистрацией, что не предусмотрено ни договором, ни законом. Заслушав пояснения участвующих в заседании представителей сторон, заключение прокурора об оставлении надзорной жалобы без удовлетворения, изучив доводы жалобы и материалы дела, коллегия считает, что обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения в силу следующего. Согласно ст. 387 ГПК, пересмотр вступивших в законную силу судебных актов возможен лишь при существенном нарушении судами норм материального либо процессуального права. На такие нарушения, с указанием конкретных норм права, в надзорной жалобе заявитель не ссылается, доводы жалобы основаны по существу на другой оценке заявителем фактических обстоятельств и имеющихся в деле доказательств.




Из материалов дела видно, что в отношении спорного имущества помимо представленных истцом доказательств об основаниях возникновения права собственности на истребуемое имущество имеются судебные акты по ранее рассмотренным делам. В частности, районным судом № 2 Бостандыкского района г. Алматы при рассмотрении дела по иску С. к ЗАО «Т» о понуждении к исполнению обязательств и передаче 5, 6, 7-го этажей спорного здания было установлено и в решении отражено, что АОЗТ «Д» (указанное в жалобе как АО «Д») в приватизации здания участия не принимало. Этим судом также признано, что между ТОО «С» и ТОО «К» были установлены договорные отношения, и доля ТОО «С» в общей долевой собственности с АООТ «Т» (правопреемник ТОО «К») в административном здании в г. Алматы по ул. Джандосова, 58, составляет 1657,7 кв. м, или 5, 6, 7-й этажи. Другим решением Медеуского районного суда г. Алматы от 20.01.2006 г. при рассмотрении дела по иску С. к ТОО «С» также, со ссылкой на вышеуказанное судебное решение и преюдицию установленных им обстоятельств, подтверждено право ТОО «С» на истребуемую долю имущества в общей долевой собственности. Более того, этим же решением суд обязал ТОО «С» обратиться с иском о расторжении Генерального соглашения о совместной деятельности от 28.03.1998 г., Договора № 1 от 29.01.1999 г. для выделения доли из общей совместной собственности, оформить надлежащим образом право на долю и исполнить свои обязательства перед последующими покупателями. Представленные истцом доказательства об основаниях возникновения права на истребуемое имущество оценены судом с учетом требований Гражданского кодекса, не противоречат их содержанию, согласуются с выводами предыдущих судебных инстанций. Судебные инстанции правильно пришли к выводу, что ТОО «С» и АООТ «Т», заключив Генеральное соглашение о совместной деятельности, создали простое товарищество, не являющееся юридическим лицом, для достижения целей, предусмотренных в соглашении, в том числе и для совместной приватизации недвижимого имущества. В соответствии со ст. 230 ГК на имущество участников договора о простом товариществе распространяются нормы кодекса об общей долевой собственности, если иное не предусмотрено законодательными актами и договором о совместной деятельности. С учетом изложенного, вывод суда, что приватизированное недвижимое имущество — административное здание по ул. Джандосова, 58 — является общей долевой собственностью юридических лиц, подписавших Генеральное соглашение о совместной деятельности, основан на материалах дела. При таких обстоятельствах доводы надзорной жалобы о неправильной оценке фактических обстоятельств и представленных в дело доказательств неосновательны. Что касается доводов жалобы о том, что Акт о передаче от 01.02.1999 г. и разделительный баланс, а также Договор о долевом участии в приватизации от 28.03.1998 г. были подписаны руководителями сторон вследствие злонамеренного соглашения, задним числом, а деньги по расчетам не поступили на счет ТОО «К», то эти обстоятельства не являются основанием для отмены судебных актов. Указанные акты и договоры не были своевременно оспорены заявителем в установленном порядке, в силу ст. 44 ГК юридическое лицо несет полную ответственность за действия своих органов и должностных лиц. Не может быть расценено как существенное нарушение норм материального либо процессуального права, влекущего пересмотр вступивших в законную силу судебных актов, утверждение, что суд возложил на ответчика все обременения, связанные с регистрацией, что не предусмотрено ни договором, ни законом. Согласно ст. 227 ГПК суду предоставлено право вынесения решения, обязывающего ответчика совершить определенные действия. При неясности решения в этой части в силу ст. 232 ГПК суд вправе разъяснить решение суда, не изменяя его содержание. На основании изложенного, руководствуясь подп. 1) ч. 4 ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Решение специализированного межрайонного экономического суда г. Алматы от 16.10.2006 г., постановление коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда от 13.12.2006 г. оставить без изменения, надзорную жалобу ТОО «К» — без удовлетворения.



бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-75-08 город Астана 16 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителя истца и ответчика по встречному требованию Ш. по доверенности от 28.03.2008 г., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Казахстан гражданское дело по иску П. к С. о выселении, встречному иску к П. и В. о признании договора дарения недействительным, выделении доли членам семьи, о признании договора приватизации квартиры частично недействительным, поступившее по надзорной жалобе С. на решение Сатпаевского городского суда Карагандинской области от 7 марта 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 2 мая 2007 года, установила: П. и ее сын В. на основании договора приватизации № 10194 от 07.07.1994 г. приобрели в совместную собственность квартиру по адресу: г. Сатпаев, ул. Наурыз, 152–3. В 2000 году В. зарегистрировал брак с С., от которого имеют двоих малолетних детей. 24.05.2005 года брак между В. и С. расторгнут. После расторжения брака С. вместе с детьми (в том числе двое детей от первого брака и двое малолетних детей от брака с В.) продолжали проживать в вышеназванной квартире. После развода П. и ее сын В. обратились в суд с иском о выселении бывшей жены С. с детьми из квартиры, об истребовании у ответчицы документов на квартиру и дачу. Решением Сатпаевского городского суда Карагандинской области от 01.06.2005 г., оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 06.07.2005 г. в удовлетворении требований о выселении бывшей жены с детьми было отказано. 27.09.2005 года В. по договору дарения подарил принадлежащую ему в совместной собственности долю — половину квартиры — своей матери, П. П., переоформив в установленном порядке на себя право собственности на всю квартиру, обратилась в суд с иском о выселении из квартиры С. и ее детей. Мотивировала требования тем, что она, как единственный собственник и наймодатель, вправе во всякое время расторгнуть договор найма, с соблюдением установленного Законом Республики Казахстан «О жилищных отношениях» порядка. С. обратилась со встречным исковым заявлением, в котором просила признать 1/2 часть квартиры, принадлежавшей В., общей собственностью; признать ее и несовершеннолетних детей членами семьи В.; выделить всем членам семьи равные доли в размере 1/2 от 1/2 доли на квартиру. Договор дарения В. своей доли матери просила признать недействительным, договор приватизации спорной квартиры в 1/2 части также просила признать недействительным и дополнительно включить в договор приватизации ее как бывшую жену и несовершеннолетних детей: М., 19.04.1999 года рождения, и Д., 13.06.2003 года рождения. Решением Сатпаевского городского суда Карагандинской области от 07.03.2007 г., оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 02.05.2007 г., удовлетворены требования П. о выселении С. с детьми из квартиры. В удовлетворении встречного иска С. отказано в полном объеме. В надзорной жалобе С. просит обжалуемые судебные акты отменить ввиду их незаконности и необоснованности, удовлетворить ее встречные исковые требования. Указывает, что требования о выселении ее из спорной квартиры по иску П. и В. уже были предметом рассмотрения суда, и в удовлетворении иска о выселении было отказано. Судебными актами за ней как за бывшей супругой и за ее детьми суд уже признал предусмотренное законом право на проживание в квартире. Полагает, что ранее состоявшееся решение Сатпаевского городского суда от 01.06.2005 г., оставленное без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 06.07.2005 г., является преюдициальным при рассмотрении исковых требований П. Заслушав доклад судьи, возражения представителя П. и В. по доверенности Э., заключение прокурора о частичном удовлетворении надзорной жалобы, проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, надзорная коллегия приходит к следующему выводу.




Суд, удовлетворяя требования П. о выселении бывшей снохи с несовершеннолетними детьми, в обоснование указал, что собственник квартиры имеет право распоряжаться данным имуществом по своему усмотрению, законодательством не предусмотрена обязанность В. по обеспечению детей жилищем при отчуждении своей доли в квартире, приобретенной в единоличную собственность. В части встречных требований суд пришел к выводу, что доводы иска в части признания договора приватизации недействительным, в части установления общей собственности на 1/2 часть квартиры и выделе доли не основаны на законе и не подтверждаются материалами дела. Судом правильно отказано в удовлетворении встречного иска о признании договора приватизации недействительным и включении в него ее и несовершеннолетних детей. Так, право на приватизацию жилого помещения возникло у лиц, проживающих в данном помещении, на момент приватизации. Квартира была приватизирована по договору от 27 июня 1994 года проживающими в ней лицами П. и В., а ответчица С. стала проживать в спорной квартире с 2000 года. Правильно суд посчитал, что не имеется спора и в определении статуса члена семьи, поскольку в свидетельстве о рождении несовершеннолетних детей в графе «отец» записан В. Решением Сатпаевского городского суда Карагандинской области от 01.06.2005 года в иске бывшего мужа В. и его матери П. о выселении С. и ее детей из квартиры было отказано на том основании, что бывшие члены семьи собственника вправе проживать в жилом помещении на правах нанимателя. После отказа в иске В. совершил сделку по отчуждению принадлежащей ему доли в квартире путем заключения договора дарения второму сособственнику — матери, которая и обратилась в суд с иском о выселении. Судом требования удовлетворены. При этом не приняты во внимание положения ст. 64 Закона Республики Казахстан «О браке и семье» о том, что родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей, и ст. 24 Закона Республики Казахстан «О правах ребенка в Республике Казахстан», согласно которой родители обязаны воспитывать ребенка, осуществлять уход за ним, содержать его материально, заботиться о его благосостоянии, обеспечивать жилищем. Из материалов дела и надзорной жалобы видно, что С. и ее несовершеннолетние дети не имеют другого жилья, поэтому выводы суда о выселении несовершеннолетних детей без предоставления другого жилого помещения нельзя признать правильными. Суду при новом рассмотрении дела необходимо проверить, как определено место проживания детей при расторжении брака, выяснить, где проживает отец несовершеннолетних детей и на каких правах, обсудить вопрос о возможности вселения несовершеннолетних детей по месту проживания отца. Из искового заявления видно, что С., оспаривая договор дарения и считая 1/2 часть квартиры совместной собственностью В. и ее, указывала о вложении в ремонт спорной квартиры денежных средств, вырученных от продажи квартиры, принадлежащей ей на праве собственности. Надлежащим образом эти доводы судом не проверены. Суд указал, что вложение в ремонт квартиры 500 долларов США не влечет право собственности. Однако суд не принял во внимание требования и ст. 223 ГК о том, что имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов были произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества. Доводы жалобы, что отчуждение спорной квартиры В. допустимо только с согласия органа опеки и попечительства, не могут быть приняты во внимание при рассмотрении этого дела. Согласно пункту 3 ст. 13 Закона Республики Казахстан «О жилищных отношениях» согласие органа опеки и попечительства необходимо в тех случаях, когда сделка по отчуждению жилища, находящегося в общей совместной собственности, как совершеннолетних, так и несовершеннолетних, затрагивает интересы последних. Поскольку при рассмотрении дела в нарушение требований ст. 15 ГПК суд не создал необходимые условия для реализации прав сторон на полное и объективное исследование обстоятельств, то обжалуемые судебные акты подлежат изменению. В части требований о выселении, признании права общей совместной собственности на 1/2 часть квартиры, признании договора дарения недействительным подлежат отмене и направлении дела в этой части на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела суду необходимо провести надлежащую досудебную подготовку, в ходе которой уточнить исковые требования, предложить сторонам представить дополнительные доказательства по основаниям иска и возражениям на них, при необходимости оказать помощь в истребовании необходимых доказательств. В зависимости от установленного разрешить заявленные иски. На основании изложенного, руководствуясь подп. 2) ч. 4 ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия



бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

постановила: Решение Сатпаевского городского суда Карагандинской области от 7 марта 2007 года, постановление коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 2 мая 2007 года изменить. Судебные акты об удовлетворении иска о выселении без предоставления другого жилого помещения, об отказе в удовлетворении встречного иска в части признания права общей совместной собственности на 1/2 часть квартиры, признания договора дарения этой части квартиры недействительным отменить, дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд иному судье. В остальной части судебные акты оставить без изменения. Надзорную жалобу удовлетворить частично.

ҚАУЛЫ № 4гп-77-08 Астана қаласы 16 сәуір 2008 жыл

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының қадағалау алқасы прокурордың қатысуымен өткен ашық сот отырысында талапкер А. К., С. және нотариус С. тұрғын үйді сатып алу–сату келісім-шартын жарамсыз деп танып, 750 000 теңге моральдық зиянды өндіру туралы талап арызы бойынша қабылданған Жамбыл облыстық сотының қадағалау алқасының 2007 жылғы 4 желтоқсандағы қаулысына талапкердің және оның өкілі Р. келтірген қадағалау шағымын қарап, АНЫҚТАҒАНЫ: А. жоғарыда аталған талап арызында К. оның анасы О. алдап, анасымен тұрып жатқан үйдің жерінде мешіт саламын, соның жанынан қызың Т. үй салып беремін, сол мешітте ол жұмыс істейді деп алдап, үйді сатуға құқығын беретін сенімхатын алып, үйді өзінің қызы С. атына аударып жіберген. Талапкердің анасы О. соны естіген соң К. берген сенімхаттың күшін жойып, өзінің қызы Т. сенімхат беріп, үйді қайтармақшы болып, аталған мәмілені жарамсыз деп тану туралы сотқа талап арыз берген. Алайда, арыз бергеннен кейін О. осы күйзеліске байланысты үш күн өткен соң қайтыс болып, үйін қайтара алмай қалған. Ал С. 2006 жылдың тамыз айында А. үйден сот арқылы шығармақ болған. Талапкер аталған жағдайларға сүйеніп, сенімхат К. алдау ықпалымен берілгендіктен, үйді сатып алу-сату келісім-шартын жарамсыз деп тануды және үйін жауапкер заңсыз иеленіп алғаны үшін 750 000 теңге моральдық залалды өндіруді сұрап сотқа талап арыз түсірген. Тараз қаласының № 2 сотының 2007 жылғы 27 наурыздағы шешімімен А. талап арызы ішінара қанағаттандырылған. О. атынан К. мен С. араларында 2006 жылғы 11 сәуірде Тараз қаласындағы Молдарбекова көшесіндегі № 12 үйді сатып алу-сату туралы жасалған келісім-шарты жарамсыз деп табылған. Талапкердің моральдық зиянды өндіру жайындағы талап арызы қанағаттандырусыз қалдырылған. Жамбыл облыстық сотының азаматтық істер жөніндегі алқасының 2007 жылғы 19 маусымдағы қаулысымен сот шешімі өзгеріссіз қалдырылған. Жамбыл облыстық сотының қадағалау алқасының 2007 жылғы 4 желтоқсандағы қаулысымен аталған сот қаулылары өзгертілген. Шешімнің К. мен С. араларында 2006 жылғы 11 сәуірде үйді сатып алу-сату туралы жасалған келісім-шартын жарамсыз деп тапқан сот қаулыларының бөлігі бұзылып, А. талап арызы осы бөлігінде қанағаттандырусыз қалдырылған. Шешімнің басқа бөлігі өзгеріссіз қалдырылған. Арызданушылар қадағалау алқасының қаулысымен келіспей, оны заңсыз деп танып, бірінші және апелляциялық сатыдағы сот шешімдерін күшінде қалдыруды сұраған. Іс бойынша судья баяндамасын, прокурордың облыстық сотының қадағалау алқасының қаулысын бұзып, бірінші және апелляциялық сатыдағы сот шешімдерін күшінде қалдыруға жатады деген қорытындысын тыңдап, іс материалдарын және шағымның уәждерін зерттеп, Жоғарғы Соттың қадағалау алқасы шағым арыз төмендегі негіздерге байланысты қанағаттандырылуға жатады деген тұжырымға келеді. АІЖК 387-бабының 3-бөлігіне сәйкес, материалдық нормалардың немесе іс жүргізу құқығының едәуір бұзылуы соттың заңды күшіне енген шешімдерін, ұйғарымдарын, қаулыларын қадағалау тәртібімен қайта қарауға негіз болады, алайда іс бойынша мұндай кемшіліктерге жол берілген.

10


Іс құжаттарына қарағанда, талапкер А. анасы О. жауапкер К. олар тұрып жатқан үйдің жеріне мешіт саламын, мешіттің жанынан қызың Т. үш бөлмелі үй салып беремін және ол мешітте қызың жұмыс істейді деп сендіріп, үйді сатуға құқығын беретін сенімхатын жаздырып алған. Бірақ жауапкер өзінің айтқан міндеттемелерін орындаудан бас тартып, сенімхатты алған соң, үйді өзінің қызы С. атына аударып жіберген. Сонымен К. өзіне сенім білдірген өкілі О. нұсқауларын орындамаған. Ал С. болса, үйге деген иелік құқығын заңдастырған соң А. жанұясымен үйден шығару туралы сотқа талап арыз берген. Бұл тұрғыда соттардың О. өзінің меншік үйіне деген құқықтарын К. сенімхат арқылы беруін, кейінгінің алдау ықпалымен жасалған деп тұжырымдауын орынсыз деп санауға негіздер жоқ, себебі К. өзінің О. берген уәдесін орындамаған. Екіншіден, 300 000 теңгеге сатылған үйдің ақшасын О. бердім деген жауапкер К. деректері өз қолдауын сот отырысында таппаған. Сенімхаттың алдау ықпалымен, кейін сол сенімхат негізінде О. үйінің сатылып кетуі, сотта куә ретінде сұралған кейінгінің көршілерінің жауаптарымен толық құлталған. Атап айтқанда, сотта куә ретінде сұралған О. көршісі Ж. көрсеткендей, К. мешіт салатынын, марқұмның қызын сонда орналастыратынын айтқандығын көрсеткен. Алайда К. үйді өзінің қызының атына аударып, алдағанын естіп, О. сенімхаттың күшін бұзғанын және К. үйді өзінің қызы С. атына аударғанын жарамсыз деп тану туралы сотқа талап арыз түсіргенін көрсеткен. Бұл жағдай О. сотқа берген талап арызымен де құпталады. Бұл тұрғыда, осы іс бойынша даулы болып отырған үйді сату–сатып алу келісім шарты, АК 159-бабының 9-тармағына сәйкес, алдау ықпалымен жасалғандықтан, ол жарамсыз деп танылуға жатады деген сот қорытындысының дұрыс екендігі көрінеді. Облыстық соттың қадағалау алқасының, үйді сатып алу–сату келісім-шартын К. меншік иесі О. берген сенімхат күшінде болған кезінде жасағандықтан, ол мәмілені заңсыз деп тануға негіздер жоқ деген тұжырымымен келісуге болмайды, себебі келісім бойынша мешіт салынып, талапкер сонда жанұясымен тұрғызылып, оны жұмысқа орналастыру міндеттемесі орындалмай қалған. Ал мұндай міндеттемені К. алдау ықпалы ретінде пайдаланып, үйді сатуға сенімхат алып алған. Осыған дәлел, К. сенімхатты алысымен О. үйін өзінің қызы С. сатып жіберген. Кейінгі үйге деген құқығын заңдастырған күні А. жанұя мүшелерімен үйінен шығару туралы сотқа талап арыз түсірген. Жамбыл облыстық сотының қадағалау алқасы іс бойынша қабылданған сот қаулыларын бұзып, жаңа шешім қабылдауын, соттардың материалдық заңды дұрыс қолданбағандығымен негіздеген. Атап айтқанда, облыстық соттың қадағалау алқасы АК 846-бабына сүйеніп, К. сенімхат негізінде О. тапсырмасын орындау мақсатында 2006 жылдың 11 сәуірінде, кейінгінің үйін сату жайында өзінің қызы С. келісім-шартқа отырғандығын қаперге алған. Алайда, бұл жағдайда облыстық соттың қадағалау алқасының аталған заңға сүйенуі қате болып табылады. Себебі бұл заңда тапсырма шартының қалайша жасалатындығы жайлы жалпылама түсінік береді. Егер тапсырма шартының дұрыс орындалуына назар аударатын болсақ, онда АК 847-бабының 1-тармағын басшылыққа алған жөн болар еді. Өйткені ол заңда сенім білдірген адам тапсырманы сенім білдірушінің нұсқауларына сәйкес орындауға міндетті. Осы алқаның қаулысында көрсетілгендей, О. тапсырмасы бойынша К. үйдің орнына мешіт салып, кейінгінің қызына балаларымен тұруға орын бөліп, қызын жұмыспен қамтамасыз етуге міндеттенген. Бірақ К. бұл міндетін орындамай, О. үйін оның келісімінсіз, өзінің қызы С. сатып жіберген. Олай болса, аталған заң талаптарының сақталмағаны көрінеді. Осы себепті О. К. берген сенімхатты нотариалдық кеңсеге барып күшін жойып, үйін сату жайында болған мәмілені заңсыз деп тану жайында сотқа талап арыз түсірген. Бірақ бұл іс-әрекетін О. аяқтай алмай қайтыс болып кеткен. Дегенмен ол қызы Т. өзінің барлық іс-әрекеттерін жүргізу үшін сенімхат беруге үлгерген. Сондай-ақ, кейінгі марқұм О. артынан қалған жалғыз мұрагері. Және де ескеретін бір жағдай, ол К. сатылған үйдің 300 000 теңгесін О. қолына бердім дегендері сот тексерісінде ешқандай да шынайы дәлелдемелермен өз қолдауын таппаған. Тағы да қаперге алатын бір мәселе, ол сатылған үйдің құны 1 487 424 теңгені құраса, ал жердің құны — 239 463 теңге болғандығы анықталған, яғни аталған жылжымайтын мүліктер орынсыз арзан бағаға сатылып кеткен деген арызданушылар деректері — назар аударарлық деректер. Сонымен қатар, арызданушылардың К. осы іс бойынша дау туындап отырған мәміле бойынша ешқандай да шығын көріп отырған жоқ, себебі сатылған үйдің 300 000 теңгесін О. бердім деген К. айтқандары ешқандай шындыққа жатпайды. Керісінше, А. екі баласымен К. заңсыз ісәрекеттерінен үйсіз далада қалып отырғандығы шынайы жағдай екендігі даусыз. Сонымен бірге

11

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Қаулылар (Үзінділер) Сәуір, 2008


Қазақстан Республикасының Жоғарғы Соты Қадағалау алқасы

ескеретін жағдай, ешкім де өзінің үйін ақысыз біреуге беріп, өзі балаларымен далада панасыз қалмайтындығы кімге болмасын аян болуға тиіс. Істің мұндай тұрғысында, Жамбыл облыстық сотының қадағалау алқасының 2007 жылғы 4 желтоқсандағы қаулысы бұзылуға, Тараз қаласы № 2 сотының 2007 жылғы 27 наурыздағы шешімі мен Жамбыл облыстық сотының азаматтық істер жөніндегі алқасының 2007 жылғы 19 маусымдағы қаулысы күшінде қалдырылуға жатады. Осы негіздер күшінде, АІЖК-нің 398-бабының 4-бөлімінің 4)-тармағын басшылыққа алып, Жоғарғы Соттың қадағалау алқасы ҚАУЛЫ ЕТЕДІ: Жамбыл облыстық сотының қадағалау алқасының 2007 жылғы 4 желтоқсандағы қаулысын бұзуды, Тараз қаласы № 2 сотының 2007 жылғы 27 наурыздағы шешімі мен Жамбыл облыстық сотының азаматтық істер жөніндегі алқасының 2007 жылғы 19 маусымдағы қаулысын күшінде қалдыруды. Қадағалау арызды қанағаттандыруды.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-78-08 город Астана 16 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, ответчиков К., В., рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по иску Д. к К., Л., О., В., П. о признании права собственности и выселении, поступившее по надзорной жалобе К., Л., О., В., П. на решение Щучинского районного суда Акмолинской области от 2 июля 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Акмолинского областного суда от 14 августа 2007 года, установила: Д. обратился в суд с иском к вышеуказанным ответчикам о признании права собственности и выселении, мотивируя свои требования тем, что на основании состоявшейся в июне 1998 года сделки купли-продажи приобрел у ответчиков квартиру № 28, в доме 12 в селе Окжетпес Акмолинской области за 120 000 тенге в рассрочку сроком на один год. После передачи ему ответчиками квартиры и правоустанавливающих документов на нее он вселился с семьей в жилище и произвел ремонт. Расчет за квартиру произведен полностью: частично товаром и наличными деньгами, окончательно рассчитались к концу 1998 года. В 1999 году Д. был вынужден выехать в г. Кокшетау, закрыв на ключ квартиру. Однако в 2003 году ответчики самовольно вселились в квартиру. Решением Щучинского районного суда Акмолинской области от 2 июля 2007 года исковые требования удовлетворены. Постановлением коллегии по гражданским делам Акмолинского областного суда от 14 августа 2007 года решение суда об удовлетворении иска о признании права собственности Д. на спорную квартиру оставлено без изменения. Решение суда об удовлетворении иска о выселении из жилища К., Л., О., В., П. отменено, вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. В надзорной жалобе К., Л., О., В., П. указывают на нарушение судом первой и апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, неправильную оценку фактических обстоятельств по делу. В связи с чем просят отменить обжалуемые судебные акты с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска. Заслушав В., просившего удовлетворить надзорную жалобу, заключение прокурора, полагавшего необходимым решение суда и постановление коллегии по гражданским делам оставить в силе, надзорную жалобу — без удовлетворения, изучив материалы дела и доводы жалобы, надзорная коллегия приходит к следующему выводу. Согласно ст. 387 ГПК Республики Казахстан, пересмотр вступивших в законную силу судебных актов возможен при существенном нарушении судами норм материального либо процессуального права. Такие нарушения судами допущены. Признавая право собственности Д. на спорную квартиру, суды исходили из действий сторон, подтверждающих их волеизъявление на совершение сделки, его совершение, содержание

12


и исполнение. При этом суды пришли к выводу, что истец передал ответчикам за квартиру шубу стоимостью 6 000 тенге, два одеяла стоимостью 2 400 тенге, лошадь стоимостью 9 000 тенге, о чем имеется расписка Л. Помимо этого истцом ответчикам были переданы частями деньги в сумме 72 000 тенге, но расписка об этом не составлялась. Не соглашаясь с выводами судов, ответчики в надзорной жалобе указывают, что вопреки требованиям п. 1 ст. 153 ГК Республики Казахстан выводы суда о возмездном характере сделки основаны на свидетельских показаниях, однако доказательств, подтверждающих условия заключения сделки, не имеется. В материалах дела не имеется допустимого доказательства, подтверждающего передачу денежных средств либо иных ценностей. Истец не передавал им деньги в сумме 72 000 тенге. Они считают, что в связи с неисполнением истцом обязательств по оплате стоимости квартиры и отказом от ее принятия, выразившееся в оставлении квартиры осенью 1998 года и возвращении им ключей от квартиры, они имели право считать сделку не состоявшейся и в одностороннем порядке расторгнуть договор. Кроме того, истец в течение 10 лет не принимал мер по оформлению перехода права собственности на недвижимость. В соответствии с ч. 1 ст. 218 ГПК Республики Казахстан решение суда должно быть законным и обоснованным. При вынесении решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли заявленное требование удовлетворению (ч. 1 ст. 219 ГПК Республики Казахстан). Согласно ч. 2 ст. 68 ГПК Республики Казахстан, обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Так, п.п. 2) п.1 ст. 152 ГК Республики Казахстан прямо предусмотрено, что сделки на сумму свыше ста расчетных показателей должны совершаться в письменной форме. Законом Республики Казахстан от 9 декабря 1997 года «О республиканском бюджете на 1998 год» месячный расчетный показатель с 1 апреля 1998 года установлен в сумме — 640 тенге (в данном случае сто расчетных показателей — 64 000 тенге). Между тем Д. не представил суду фактические данные о наличии обстоятельств совершения сделки, а именно: письменный договор купли-продажи недвижимости, расписку ответчиков о получении ими денежных средств за продажу квартиры. Кроме того, суды не учли, что в соответствии с п. 2 ст. 235 ГК Республики Казахстан право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. Аналогичное положение содержится в п.п. 2) ст. 12 Закона Республики Казахстан «О жилищных отношениях». Суды не приняли во внимание, что для прав на недвижимое имущество установлены строгие правила их возникновения, существования, передачи и прекращения в связи с тем, что это имущество имеет большую значимость и стоимость. Поэтому права на недвижимость подлежат государст-венной регистрации в порядке ст.ст. 118 и 155 ГК Республики Казахстан. Вместе с тем из материалов дела видно, что, по информации Департамента юстиции Акмолинской области от 18 мая 2007 года, за ответчиками на праве собственности зарегистрирована вышеуказанная квартира. Основанием для возникновения права на недвижимость является Договор приватизации от 5 февраля 1993 года № 699, в котором принимали участие все вышеперечисленные ответчики. Из этого следует, что стороны договор купли-продажи спорной квартиры в письменном виде не заключали и сделку в установленном законом порядке не регистрировали. Согласно п. 2 ст. 238 ГК Республики Казахстан, если договор об отчуждении имущества подлежит государственной регистрации или нотариальному удостоверению, право собственности у приобретателя возникает с момента регистрации или нотариального удостоверения, а при необходимости как нотариального удостоверения, так и государственной регистрации договора с момента его регистрации. Однако суд первой инстанции в резолютивной части решения постановил признать право собственности на спорную квартиру за истцом, тогда как не решил вопрос о приобретении этого права истцом на основании договора купли-продажи. В силу изложенного решение суда и постановление коллегии по гражданским делам о признании права собственности истца на спорную квартиру нельзя считать законным и обоснованным. При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные акты подлежат безусловной отмене, а дело — направлению на новое судебное рассмотрение.

13

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

При новом рассмотрении дела следует устранить указанные нарушения процессуального и материального законодательства, выяснить обстоятельства дела и постановить по делу законное и справедливое решение. В этих целях суду следует правильно определить предмет и основание иска, какой закон должен быть применен по данному спору. Тщательно выяснить у сторон обстоятельства передачи правоустанавливающих документов на имущество, ключей от квартиры, выселения и вселения из спорной квартиры в период с 1998 по 2002 годы, мотивы и каким образом это происходило, в добровольном или принудительном порядке, кто из сторон нес бремя содержания жилища. Необходимо также установить, достигли ли между собой стороны соглашения по всем существенным условиям договора, и другие фактические данные, имеющие отношение к делу. Руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Решение Щучинского районного суда Акмолинской области от 2 июля 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Акмолинского областного суда от 14 августа 2007 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд иному судье. Надзорную жалобу К., Л., О., В., П. удовлетворить частично.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-79-08 город Астана 16 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителя истца Б. — П., представителя ответчика А. — Ш., представителя третьего лица М. — Ж., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б. к А., третьему лицу М. о взыскании материального ущерба, морального вреда и судебных издержек, установила: Б. обратился в суд с иском к А., третьему лицу М. о взыскании материального ущерба, морального вреда и судебных издержек по тем основаниям, что в результате дорожно-транспортного происшествия с участием его автомашины и автомашины ответчика ему причинен материальный ущерб и моральный вред. Решением Медеуского районного суда г. Алматы от 30 июля 2007 года исковые требования Б. удовлетворены частично, с А. в пользу истца взысканы сумма материального ущерба в размере 6 234 875 тенге, за оплату услуг эксперта — 20 000 тенге, оплату услуг представителя — 623 487 тенге, государственной пошлины — 62 349 тенге. Постановлением коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда от 3 октября 2007 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Вместе с тем резолютивная часть решения дополнена словами: «Обязать Б. передать автомашину «BMW Х5» государственный номер А 050 ХТМ А». Постановлением надзорной коллегии Алматинского городского суда от 4 декабря 2007 года решение Медеуского районного суда г. Алматы от 30 июля 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда от 3 октября 2007 года отменены, по делу принято новое решение об отказе в иске Б. В надзорной жалобе представитель истца Б. просит отменить постановление надзорной коллегии Алматинского городского суда от 4 декабря 2007 года, оставить без изменения решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции, мотивируя тем, что надзорной коллегией допущено нарушение норм материального права. В возражении на надзорную жалобу истца ответчик А. просит оставить ее без удовлетворения. При этом указывает, что принял все разумные и достаточные меры, исключающие возможность использования его автомашины третьими лицами, в момент совершения дорожнотранспортного происшествия его автомашиной управлял М., который и должен быть признан незаконным владельцем. Поскольку вина лица, причинившего вред, может быть доказана путем установления фактов нарушения Правил дорожного движения, каковые может допустить только лицо, непосредственно управляющее автомашиной, а по делу до настоящего времени не установлено виновное лицо, доводы истца являются несостоятельными.

14


В возражении на надзорную жалобу истца представитель третьего лица М. — Ж. просит оставить ее без удовлетворения, постановление надзорной коллегии Алматинского городского суда оставить без изменения, мотивируя тем, что, поскольку виновность в причинении имущественного вреда ни одной из сторон по делу в установленном законом порядке не установлена, выводы судов первой и апелляционной инстанции, изложенные в их судебных актах, являются преждевременными. Заслушав представителя истца Б. — П., поддержавшего доводы жалобы, представителя ответчика А. — Ш., представителя третьего лица М. — Ж., просивших жалобу истца оставить без удовлетворения, заключение прокурора, просившего отменить постановление надзорной коллегии Алматинского городского суда, оставить без изменения судебные акты судов первой и апелляционной инстанции, обсудив доводы жалобы, надзорная коллегия Верховного Суда полагает, что жалоба истца подлежит удовлетворению по следующим основаниям. Отменяя решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции, надзорная коллегия городского суда указала в своем постановлении, что, поскольку виновность той или другой стороны судебными актами не установлена, выводы судов о том, что установление виновности кого-либо имеет значение только в случае предъявления регрессного иска, являются необоснованными, так как в результате ДТП имущественный вред также причинен собственнику автомашины «Toyota Camry», государственный номер А 323 DKN. Свое решение надзорная коллегия Алматинского городского суда мотивировала тем, что постановление от 7 октября 2006 года об отказе в возбуждении уголовного дела по факту ДТП в отношении М. и возбуждении в отношении него административного дела отменено 15 декабря 2006 года постановлением заместителя прокурора Медеуского района г. Алматы, а местонахождение административного дела установить не представляется возможным. С учетом изложенного, состоявшиеся по делу судебные акты посчитала преждевременными и подлежащими отмене. Далее разъяснила, что в случае предоставления указанных материалов и результатов рассмотрения административного дела данное постановление надзорной коллегии может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако с такими выводами надзорной коллегии Алматинского городского суда надзорная коллегия не может согласиться. Так, в судебном заседании достоверно установлено, что имевший место 2 июля 2006 года в г. Алматы на пересечении улиц Луганского и Клочкова факт дорожно-транспортного происшествия с участием автомашин «Toyota Camry», государственный номер А 323 DKN под управлением М., и «BMW Х5», государственный номер А 050 ХТМ под управлением Г., сторонами не оспаривался. При этом ответчик в судебном заседании пояснял, что совершение дорожно-транспортного происшествия было сопряжено с неправомерным завладением М. и А. его автомашиной. Однако ответчик доказательств в противоправном изъятии М. и А. его автомашины суду не представил, а вопрос о привлечении А. к ответственности в связи с угоном автомашины ввиду родственных отношений намеренно не ставил. В судебном заседании при рассмотрении дела в апелляционном порядке было установлено, что А., брат ответчика, имел доступ к ключам его автомашины и в день совершения ДТП ездил на данной автомашине. Судами также достоверно установлено, что на момент совершения дорожно-транспортного происшествия М. и А. являлись несовершеннолетними и не имели законных оснований на управление транспортным средством. Доводы же представителя третьего лица — Г. о том, что в момент дорожно-транспортного происшествия Ч. управлял транспортным средством в нетрезвом состоянии и без водительского удостоверения, обоснованно признаны несостоятельными, так как доказательств в их обоснование представлено не было. Судами первой и апелляционной инстанции дана надлежащая оценка факту отмены прокуратурой постановления от 7 октября 2006 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении М. и возбуждении в отношении него административного дела, поскольку вопрос о наличии вины Б. в причинении ущерба в постановлении прокуратуры не ставился. Указанное постановление органов дорожной полиции отменено в связи с противоречиями относительно лиц, управлявших автомашиной ответчика в момент дорожно-транспортного происшествия. Кроме того, А. в своем возражении не оспаривает правомерность управления Г. автомашиной истца.

15

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Принимая во внимание, что А. факт совершенного дорожно-транспортного происшествия с участием его автомашины не оспаривался, доказательств того, что его автомашина выбыла из его обладания в результате противоправных действий несовершеннолетних в судебном заседании не представил, вопрос о привлечении их к ответственности в связи с ее угоном не ставил, а также тот факт, что М. и А. не имели законных оснований на управление транспортным средством и стали участниками дорожно-транспортного происшествия, коллегия считает обоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанции о том, что установление вины М. и А. в совершении дорожно-транспортного происшествия для разрешения исковых требований Б. не требуется и будет иметь значение лишь в том случае, если А. будет обращаться в регрессном порядке к причинившему вред лицу по правилам ст. 933 ГК. При указанных обстоятельствах изложенные в отмененных судебных актах выводы судов со ссылкой на ч.ч. 1, 3 ст. 931 ГК об обязанности А., как владельца источника повышенной опасности, возместить истцу причиненный материальный ущерб являются обоснованными. Таким образом, учитывая наличие причинной связи между действиями М. и А. по неправомерному завладению и управлению принадлежащего А. источника повышенной опасности и имевшим место дорожно-транспортным происшествием, в результате которого Б. был причинен имущественный вред, надзорная коллегия полагает, что постановление надзорной коллегии Алматинского городского суда от 4 декабря 2007 года подлежит отмене. В силу изложенного, руководствуясь подп. 4 ч. 4 ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Постановление надзорной коллегии Алматинского городского суда от 4 декабря 2007 года отменить. Решение Медеуского районного суда г. Алматы от 30 июля 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда от 3 октября 2007 года оставить без изменения. Надзорную жалобу истца удовлетворить.

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-80-08 город Астана 16 апреля 2008 года Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, истицы Б., рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по иску Б. к КГКП «КДЦ» г. Риддер, ТОО «МСЧ № 2» г. Усть-Каменогорска, КГКП «ООД № 1», Государственному учреждению «Департамент здравоохранения Восточно-Казахстанской области» о взыскании материального ущерба и возмещении морального вреда, поступившее по надзорной жалобе Б. на решение суда № 2 г. Усть-Каменогорска от 25 декабря 2006 года и постановление коллегии по гражданским делам Восточно-Казахстанского областного суда от 13 февраля 2007 года, установила: Б. обратилась в суд с иском к КГКП «КДЦ» г. Риддер, ТОО «МСЧ № 2» г. Усть-Каменогорска, КГКП «ООД № 1», Государственному учреждению «Департамент здравоохранения ВосточноКазахстанской области» (далее — Департамент здравоохранения) о взыскании материального ущерба и возмещении морального вреда. Требования мотивировала тем, что в сентябре 2001 года она у себя обнаружила опухоль в правой молочной железе и обратилась в КГКП «КДЦ». После чего была прооперирована в ТОО «МСЧ № 2», ей была выполнена секторальная резекция правой молочной железы. В июне 2003 года она обнаружила увеличение лимфатических узлов правой аксилярной области, а 14 августа 2003 года была выполнена биопсия. Согласно заключению № 16 от 10 апреля 2004 года в результате неправильно выбранного лечения и поздней диагностики ей был причинен вред здоровью, выразившийся в прогрессировании опухолевидного процесса с вовлечением региональных тканей молочной железы, что повлекло за собой удаление молочной железы,

16


ввиду того что врачами ТОО «МСЧ № 2» были допущены ошибки. Врачом-онкологом КГКП «КДЦ» А. в августе 2003 года было выдано направление в клинику г. Барнаула Российской Федерации для уточнения диагноза и лечения. В период с 5 сентября по 22 октября 2003 года она находилась на лечении в Государственном учреждении здравоохранения «Алтайский краевой онкологический диспансер» г. Барнаула (далее — ГУЗ «АКОД»), где ей определен диагноз: «внутрипротоковый рак молочной железы» и она получила соответствующее лечение. Согласно заключению № 357 судебно-гистологического исследования от 8 апреля 2004 года, врачами-патологоанатомами Восточно-Казахстанского «ОМО» в представленных стекло-препаратах за № 18278–83 от 26 сентября 2001 года при микроскопии в одном из участков отмечается атипическое разрастание протоков в виде атипических клеток, с патологическими митозами. Был выставлен судебногистологический диагноз: внутрипротоковый рак молочной железы. За курс лечения в ГУЗ «АКОД» ею было затрачено, а именно: за операцию, за лучевую терапию, за 6 курсов химиотерапии, а также на приобретение лекарственных препаратов и железнодорожных билетов на имя Б. и М. (во время обследования и лечения ее сопровождала мать М.) денежных средств на сумму 1 276 410 тенге. 22–24 декабря 2005 года по ее заявлению создана комиссия, которая провела расследование и пришла к выводу, что в процессе оказания ответчиками медицинской помощи Б. допущены недостатки. Считает, что в результате халатного отношения к своим обязанностям врачей КГКП «КДЦ» — А., ТОО «МСЧ № 2» — С., Ш., которые своевременно не определили правильный диагноз, а также КГКП «ООД № 1» и Департамента здравоохранения ей причинен материальный и моральный вред. Истица просила суд взыскать с ответчиков в солидарном порядке материальный ущерб в сумме 1 276 410 тенге, а в счет возмещения морального вреда — 3 000 000 тенге. Решением суда № 2 г. Усть-Каменогорска от 25 декабря 2006 года, оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Восточно-Казахстанского областного суда от 13 февраля 2007 года, в иске Б. отказано. В надзорной жалобе Б. просит состоявшиеся судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что при рассмотрении дела суд положил в основу заключение эксперта № 130 от 5 октября 2006 года, которое не дает точных ответов на поставленные перед экспертом вопросы. Комиссионная экспертиза от 10 апреля 2004 года указала, что именно в результате неправильно выбранной тактики лечения и поздней диагностики Б. причинен вред здоровью, выразившийся в прогрессировании опухолевидного процесса с вовлечением региональных тканей молочной железы, что повлекло за собой удаление молочной железы. При этом ошибки допущены как врачом А., так и врачами ТОО «МСЧ № 2», поэтому судом сделан преждевременный вывод об отсутствии вины ответчиков. Утверждает, что врач А., выдавая ей направление, нарушила положение выдачи направления граждан Республики Казахстан на лечение за рубеж, утвержденного постановлением Правительства Республики Казахстан № 326 от 29 февраля 2000 года, в результате чего она, не будучи осведомленной о правилах проведения лечения за рубежом, понесла необоснованные затраты. Заслушав пояснения истицы Б., поддержавшей доводы надзорной жалобы, заключение прокурора, полагавшего удовлетворить надзорную жалобу, дело направить на новое судебное рассмотрение, исследовав материалы гражданского дела и доводы надзорной жалобы, надзорная коллегия Верховного Суда полагает необходимым надзорную жалобу удовлетворить частично по следующим основаниям. В соответствии с ч. 3 ст. 387 ГПК вступившие в законную силу судебные акты могут быть пересмотрены в порядке судебного надзора, если при рассмотрении дела суд допустил существенные нарушения норм материального либо процессуального права. Такие нарушения надзорной коллегией Верховного Суда Республики Казахстан при рассмотрении данного дела установлены. Согласно ст. 917 ГК вред (имущественный и (или) неимущественный), причиненный неправомерными действиями (бездействием) имущественным или неимущественным благам и правам граждан и юридических лиц, подлежит возмещению лицом, причинившим вред, в полном объеме. Материалами дела достоверно установлено, что впервые Б. обратилась к врачу-онкологу КГКП «КДЦ» А. 27 августа 2001 года с жалобами на боли в правой молочной железе и наличии образования. Врачом А. был поставлен диагноз фиброзно-кистозная мастопатия и выдано больной направление в КГКП «ООД № 1» для проведения исследования, о чем имеется запись в журнале направлений от 11 сентября 2001 года.

17

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Б. обратилась в ТОО «МСЧ № 2» с жалобами на боли в правой молочной железе (вышеуказанное образование отмечала у себя в течение двух лет), интенсивность которых усилилась, 25 сентября 2001 года врачом ТОО «МСЧ № 2» С. под местной анестезией проведена операция: секторальная резекция правой молочной железы. Патолого-гистологическое заключение: пролиферативная дисплазия молочной железы (склерезирующий аденоз). Выставлен диагноз: фиброаденома правой молочной железы. В январе 2003 года Б. обратилась в ТОО «МСЧ № 2» к врачу Ш. на боли в правой подмышечной области и отеки руки, который поставил диагноз: хронический подмышечный лимфаденит справа и назначил плановую операцию. 14 августа 2003 года в г. Усть-Каменогорске была проведена операция по иссечению лимфоузла с последующим гистологическим исследованием. После проведения патолого-гистологического исследования у Б. были обнаружены метастазы в правой молочной железе, результаты были выданы на руки Б. и выдано направление в КГКП «ООД № 1» для последующего лечения. Врачом-онкологом КГКП «КДЦ» А. по просьбе Б. в августе 2003 года было выдано направление в ГУЗ «АКОД» для уточнения диагноза и лечения. В ГУЗ «АКОД» Б. находилась на стационарном лечении с 5 сентября по 22 октября 2003 года. 10 сентября 2003 года выполнена операция: радикальная резекция правой молочной железы с аксиллярной лимфаденэктомией справа. ГД № 2920 от 15 сентября 2003 года: инвазивный протоковый с-г 2-й степени злокачественности (8 баллов) с участками тубулярной карциномы, Mts в 1 лимфоузле. В октябре 2003 года Б. взята на учет врачом-онкологом г. Риддер А., проведено освидетельствование МСЭК и в январе 2004 года определена 2-я группа инвалидности по онкологическому заболеванию. Повторное освидетельствование назначено на январь 2005 года. Экстренное извещение (форма 090 у) о впервые установленном злокачественном заболевании онкологом г. Риддер 24 января 2004 года направлено в КГКП «ООД № 1». С января 2004 года больная взята на учет КГКП «ООД № 1», где периодически наблюдалась по третьей клинической группе. Суд первой инстанции, отказывая в иске, указал, что врачами КГКП «КДЦ» А., ТОО «МСЧ № 2» С., Ш. были предприняты все меры по оказанию врачебной помощи больной Б., их вины в ухудшении состояния здоровья истицы не имеется. Между тем данные выводы суда нельзя признать правильными. Как усматривается из материалов дела, судом первой инстанции при рассмотрении дела были исследованы заключение судебно-медицинской экспертизы Восточно-Казахстанского филиала Центра судебной медицины № 16 от 10 апреля 2004 года и заключение судебно-медицинской экспертизы отдела сложных экспертиз Центра судебной медицины Министерства здравоохранения Республики Казахстан № 130 от 5 октября 2006 года, проведенного на основании определения суда от 7 июля 2006 года, а также выводы комиссии по проверке фактов, изложенных в обращении Б. от 24 декабря 2005 года. Так, из выводов заключения судебно-медицинской экспертизы № 16 от 10 апреля 2004 года, проведенной директором филиала М., заведующим патологоанатомическим отделением Ч., заведующим гистологическим отделением С., заведующим маммологическим отделением Б., судебно-медицинским экспертом О., установлено, что врачами А., С., Ш., Б. допущены ошибки: врач ТОО «МСЧ № 2» С. не имел никаких прав оперировать онкологических больных; не сделал цитологическое исследование; не провел ультразвуковое исследование (УЗИ); не проконсультировался с онкологами; операция должна была выполняться экспресс-методом, получив патолого-гистологическое заключение № 18278–83 — «склерезирующий аденоз», — отправил больную домой, тогда как данная опухоль является пограничной, надо было направить на пересмотр в Восточно-Казахстанское ОМО; врач ТОО «МСЧ № 2» Ш., зная анамнез заболевания (больная спустя 2 года обращается с жалобами на увеличение лимфоузла в подмышечной области справа, операция 2001 года в данном же учреждении — секторальная резекция молочной железы справа), также не провел цитологическое исследование; не провел УЗИ; не проконсультировался с онкологами КГКП «ООД № 1»; не получив результаты патолого-гистологического заключения, выписал больную, тогда как необходимо было бы подозревать рак молочной железы с метастазом в лимфоузел на основании анамнеза, цитологии. Согласно заключению № 357 судебно-гистологического исследования от 8 апреля 2004 года врачами-патологоанатомами Восточно-Казахстанского ОМО в представленных стекло-препаратах за № 18278–83 от 26 сентября 2001 года при микроскопии в одном из участков отмечается атипическое разрастание протоков в виде атипических клеток, с патологи-

18


ческими митозами. Был выставлен судебно-гистологический диагноз: внутрипротоковый рак молочной железы. Если бы изначально был поставлен правильный диагноз и больная была бы направлена в КГКП «ООД № 1», не было бы этих ошибок, а можно было бы выполнить органосохраняющую операцию с полной гарантией на продолжительную жизнь. Все ошибки, допущенные врачами, в том числе и пренебрежение со стороны Б. и необращение к врачам-онкологам КГКП «ООД № 1». В результате неправильно выбранной тактики лечения и поздней диагностики Б. был причинен вред здоровью, выразившийся в прогрессировании опухолевидного процесса с вовлечением региональных тканей молочной железы, что повлекло за собой удаление молочной железы. Суд первой инстанции, исследуя указанное заключение экспертов, не принял вышеуказанные выводы экспертов во внимание, указывая, что они опровергаются наличием государственной лицензии ТОО «МСЧ № 2» по специальности — онкология, а также особым мнением члена экспертной комиссии Ч., заключением экспертов № 130 от 12 декабря 2006 года и выводами комиссии по проверке фактов, изложенных в обращении Б. от 24 декабря 2005 года. Между тем наличие лицензии не гарантирует от врачебной ошибки, а в особом мнении члена комиссии Ч. также указано, что Б., наиболее вероятно, страдала раком молочной железы при первом поступлении в ТОО «МСЧ № 2». Этот диагноз мог быть установлен только гистологическим методом и не определен по двум причинам: а) при склерозирующем аденозе рак мог располагаться в прилежащих к нему отделах молочной железы и в операционный материал ткань рака не попала; б) при вырезке кусочков из операционного материала в них попала ткань аденоза, а не рака. Вырезка также проводится невооруженным глазом, поэтому из 10 взятых кусочков только в одном оказывается рак; в) рак молочной железы развился после первой операции, так как у больной уже имелась проферативная дисплазия. Таким образом, особое мнение члена комиссии Ч. не опровергает выводы остальных экспертов о том, что не приняты исчерпывающие меры по правильному установлению диагноза больной. Так, из заключения судебно-медицинской экспертизы № 130 от 5 октября 2006 года, проведенного судебно-медицинскими экспертами высшей и первой квалификационной категории К., Ш. и Ж., следует, что, согласно записи из медицинской карты № 6035 ТОО «МСЧ № 2», Б. постановлен диагноз: фиброаденома правой молочной железы. 25 сентября 2001 года произведена операция: секторальная резекция правой молочной железы, является показанием для оперативного лечения. Для диагностики раковых заболеваний необходимо проведение ясного обследования с включением маммографии, УЗИ молочных желез, пункционной биопсии с последующим проведением цитологического исследования. Отрицательный результат патоморфологического заключения удаленного врачом ТОО «МСЧ № 2» материала (резецированного участка) не дает оснований для утверждения отсутствия клеток злокачественной опухоли в оставшейся части молочной железы, в связи с чем определить время возникновения рака молочной железы у Б. не представляется возможным. Проведение дополнительных методов обследования (УЗИ обеих молочных желез, маммография молочных желез, пункционная биопсия, трепан биопсия) позволяют выявить «минимальные» раки молочных желез, которые при пальпации не определяются. Применение УЗИ позволяет оценить состояние регионарных лимфатических узлов. Однако суд не учел, что специалисты ТОО «МСЧ № 2», взяв на себя ответственность по оказанию медицинских услуг, не применили дополнительные методы обследования больной Б. Согласно выводам комиссии по проверке фактов, изложенных в обращении Б., от 24 декабря 2005 года в составе: начальника Отдела экспертизы качества медицинских услуг и соблюдения стандартов Костанайского областного управления Комитета по контролю за качеством медицинских услуг Министерства здравоохранения Республики Казахстан К.; директора филиала Государственного учреждения «Центр судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Казахстан» по г. Астане С.; кандидата медицинских наук, старшего научного сотрудника лаборатории патоморфологии РГКП «Казахский научно-исследовательский институт онкологии и радиологии» Т.; эксперта-онкогинеколога КГКП «ООД № 2» С.; главного специалиста Отдела экспертизы качества медицинских услуг и соблюдения стандартов ВКОУ КККМУ Министерства здравоохранения Республики Казахстан И. в процессе оказания медицинской помощи Б. со стороны КГКП «КДЦ», ТОО «МСЧ № 2», КГКП «ООД № 1» и Департамента здравоохранения выявлены следующие недостатки: из содержания медицинской карты стационарной больной № 6035 Б., госпитализированной в ТОО «МСЧ № 2» с 24 сентября по 9 октября 2001 года с диагнозом «фиброаденома правой

19

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

молочной железы», выявлены следующие недостатки: произведена операция без консультации онколога; не произведено УЗИ молочной железы; не выполнены маммография и флюорография; дневники динамического наблюдения велись нерегулярно, через 2–4 дня, носят формальный характер; не определена группа крови и резус-фактор; не проведена перед операцией пункционная биопсия опухоли молочной железы, что является невыполнением подпункта 2.5 пункта 2 Приказа Министерства здравоохранения Республики Казахстан № 206 от 26 мая 1994 года «О состоянии и мерах улучшения онкологической помощи населению Республики Казахстан» (далее — Приказ); нет предоперационного эпикриза; не соответствует описание удовлетворительного состояния больной по дневникам и назначение антибактериальной терапии: гентамицин (80 мг два раза в день в течение 7 дней), зиноцефа (750 мг два раза в день в течение 7 дней); из содержания медицинской карты стационарной больной № 5634 Б., госпитализированной ТОО «МСЧ № 2» с 13 августа по 14 августа 2003 года (1 койко-день) с диагнозом «хронический подмышечный лимфаденит» выявлены следующие недостатки: в анамнезе заболевания не указана операция, проведенная в 2001 году в этом же учреждении; не проведена перед операцией пункционная биопсия опухоли для цитологического исследования, нет флюорографии, нет описания послеоперационного макропрепарата, не изменен заключительный диагноз при выписке; не заполнено экстренное извещение (форма 090-у) «извещение о впервые установленном злокачественном новообразовании», что является невыполнением пункта 2 подпункта 2.5 вышеназванного Приказа. При указанных обстоятельствах суду следовало принять во внимание выводы вышеуказанных документальных данных и оценить их с точки зрения достоверности и допустимости доказательства в совокупности при разрешении настоящего гражданского дела. По мнению коллегии, между действиями (бездействиями) врачей ТОО «МСЧ № 2» и возникновением (причинением) Б. материального ущерба имеется причинная связь, заявителем доказана вина медицинских работников в причинении вреда здоровью, поэтому требования Б. о взыскании материального ущерба с ответчика ТОО «МСЧ № 2» коллегия находит убедительными. При этом вывод коллеги по гражданским делам Восточно-Казахстанского областного суда о том, что постановление следователя следственного отдела Ульбинского отдела полиции г. Усть-Каменогорска от 11 сентября 2005 года об отказе в возбуждении уголовного дела по ст. 114 УК в отношении врачей А., С., Ш., Б. за отсутствием состава преступления свидетельствует об отсутствии причинной связи между действиями врачей и онкозаболеванием Б., является ошибочным, поскольку в силу ст. 71 ГПК постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела не имеет преюдициального значения для суда, рассматривающего данное гражданское дело по иску Б. В части отказа судом первой инстанции в удовлетворении требований Б. о взыскании материального ущерба и морального вреда с КГКП «КДЦ» коллегия находит обоснованными. Суд установил, что после обращения Б. 27 августа 2001 года с жалобами врач-онколог КГКП «КДЦ» А. предприняла меры по оказанию помощи Б., выдала больной направление в КГКП «ООД № 1» для проведения исследования, о чем имеется запись в журнале направлений от 11 сентября 2001 года. Суд дал правовую оценку заключениям экспертов в части причин непроведения врачом КГКП «КДЦ» необходимых исследований. Доводы Б. о том, что врач А., выдавая ей направление в ГУЗ «АКОД», не предупредила ее о лечении граждан Республики Казахстан за рубежом на платной основе, в результате чего она, не будучи осведомленной, понесла необоснованные затраты, коллегия не принимает во внимание, поскольку суд в указанной части правильно сделал вывод о том, что направление для уточнения диагноза и лечения было выдано по настоянию самой больной Б. Требования со стороны истицы к Департаменту здравоохранения и КГКП «ООД № 1» носят общий характер и относятся к их организационной деятельности, поэтому не имеют отношения к некачественно представленным медицинским услугам ТОО «МСЧ № 2». Поэтому в удовлетворении требований Б. в этой части иска судом первой инстанции также обоснованно отказано. При изложенных фактических обстоятельствах дела выводы суда о том, что врачами ТОО «МСЧ № 2» С., Ш. был правильно поставлен диагноз пациентке Б., предприняты все меры по оказанию ей врачебной помощи, следует признать необоснованными. Неправильная оценка судом обстоятельств дела, неправильное применение и толкование норм материального права влекут за собой пересмотр обжалуемых судебных актов. Принимая во внимание, что материалы дела содержат все необходимые по делу доказательства по предмету заявленного требования, коллегия считает возможным принять по делу решение, не направляя его на новое рассмотрение.

20


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

Решение суда № 2 г. Усть-Каменогорска от 25 декабря 2006 года и постановление коллегии по гражданским делам Восточно-Казахстанского областного суда от 13 февраля 2007 года изменить. Судебные акты в части отказа в иске Б. к ТОО «МСЧ № 2» отменить. Вынести новое решение о взыскании с ТОО «МСЧ № 2» в пользу Б. в порядке возмещения материального ущерба в связи с повреждением здоровья 1 276 410 тенге и морального вреда в сумме 300 000 тенге. Взыскать с ТОО «МСЧ № 2» государственную пошлину в сумме 13 348 тенге в доход государства. В остальной части решение суда от 25 декабря 2006 года и постановление коллегии от 13 февраля 2007 года оставить без изменения. Надзорную жалобу Б. удовлетворить частично.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-82-08 город Астана 16 апреля 2008 года Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей НК М., А., рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по заявлению индивидуального предпринимателя Ж. о признании незаконным уведомления НК № 1039 от 2 июля 2007 года о начисленной сумме налогов и других обязательных платежей в бюджет и пени по результатам налоговой проверки, поступившее по надзорной жалобе НК на решение специализированного межрайонного экономического суда Атырауской области от 29 августа 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Атырауского областного суда от 5 октября 2007 года,

21

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

В качестве доказательства причиненного материального ущерба истцом были представлены копии железнодорожных билетов на имя Б., М., копии квитанций на оплату услуг ГУЗ «АКОД» и чеки аптек, подтверждающих приобретение лекарственных препаратов, на общую сумму 1 276 410 тенге, а также справка ГУЗ «АКОД» о том, что мать истицы М. действительно находилась в ГУЗ «АКОД» по уходу за больной дочерью Б. с 1 по 20 сентября 2003 года, с 3 ноября по 15 декабря 2003 года, с 30 января по 6 февраля 2004 года и с 26 февраля по 5 марта 2004 года, что имеются в материалах дела. В соответствии со ст. 951 ГК моральный вред — это нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических и юридических лиц, в том числе нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т. п.); испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения. Из материалов дела видно, что вред здоровью, вследствие чего Б. перенесла нравственные и физические страдания, причинен действиями медицинских работников ТОО «МСЧ № 2». Исходя из принципов справедливости и достаточности, с учетом всех конкретных обстоятельств, принимая во внимание как субъективную оценку тяжести причиненных нравственных или физических страданий, тяжести последствий, так и жизненную важность личных неимущественных прав и благ, коллегия приходит к выводу об определении Б. размера компенсации морального вреда в сумме 300 000 тенге и считает соразмерным перенесенным ее страданиям. В силу ст. 116 ГПК государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в доход государства полностью или пропорционально удовлетворенной части иска. В связи с тем, что Б. в силу подп. 12) ст. 507 Налогового кодекса освобождена от уплаты государственной пошлины, то государственную пошлину в пользу государства следует взыскать с ТОО «МСЧ № 2» в сумме 13 348 тенге (12 764 тенге — 1% от суммы иска имущественного характера и 584 тенге — 50% исходя из размера месячного расчетного показателя, установленного Законом Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2008 год» на день уплаты государственной пошлины, по исковому требованию неимущественного характера). Руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила:


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

установила: Индивидуальный предприниматель Ж. (далее — ИП) обратился в суд с заявлением о признании незаконным уведомления НК № 1039 от 2 июля 2007 года о начисленной сумме налогов и других обязательных платежей в бюджет и пени по результатам налоговой проверки. Решением специализированного межрайонного экономического суда Атырауской области от 29 августа 2007 года заявление удовлетворено. Постановлением коллегии по гражданским делам Атырауского областного суда от 5 октября 2007 года решение суда оставлено без изменения. В надзорной жалобе НК просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты. Указывает, что выводы судов не соответствуют нормам налогового законодательства. Поставщики заявителя признаны судом лжепредприятиями, их свидетельства о постановке на учет по НДС аннулированы. Поэтому правомерно исключены из зачета заявителя суммы НДС по их счетам-фактурам, что повлекло начисление налога. Заслушав выступление представителя НК А., заключение прокурора, полагавшего, что надзорная жалоба подлежит удовлетворению, изучив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, надзорная коллегия приходит к следующему. Согласно ч. 3 ст. 387 ГПК основанием к пересмотру в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов является существенное нарушение норм материального либо процессуального права. По данному делу допущено нарушение норм материального права, выразившееся в неправильном истолковании закона. Согласно п.п. 5) п. 1 ст. 237 Налогового кодекса НДС, ранее отнесенный в зачет, подлежит исключению из зачета при аннулировании свидетельства о постановке на учет по НДС в случаях, указанных в п. 3 ст. 209 Кодекса. В соответствии с п. 3 ст. 209 Налогового кодекса в случае признания судом плательщика НДС лжепредприятием свидетельство о постановке на учет по НДС по решению налогового органа подлежит аннулированию с момента начала преступной деятельности, установленного судом. Как видно из материалов дела, НК проведена тематическая налоговая проверка по налогу на добавленную стоимость (далее — НДС) в отношении ИП Ж. По результатам проверки выставлено уведомление № 1039 от 2 июля 2007 года о начислении НДС в сумме 2 612 506 тенге и пени в сумме 1 579 943 тенге. Согласно акту налоговой проверки основанием к начислению НДС явилось исключение из зачета за 2–4-й кварталы 2004 года и 1–4-й кварталы 2005 года сумм налога по счетам-фактурам, выставленным ТОО «П» и ТОО «И». Указанные товарищества признаны судом лжепредприятиями. Приказом НК по г. Актобе от 19 октября 2005 года № 193 их свидетельства о постановке на учет по НДС аннулированы. Решение об отмене уведомления суд обосновал тем, что п. 3 ст. 209 и п.п. 5) п. 1 ст. 237 Налогового кодекса по данному делу не подлежат применению, поскольку свидетельство о постановке на учет по НДС заявителя не было аннулировано. Между тем положение Закона об исключении из зачета сумм НДС относится к контрагентам поставщиков, признанных судом лжепредприятиями, то есть к покупателям. В силу п. 1 ст. 235 Налогового кодекса получатель товаров (работ, услуг) имеет право на зачет сумм НДС, подлежащего уплате за полученные товары, работы, услуги. При таких обстоятельствах уведомление налогового органа является правомерным. Поскольку допущена ошибка в толковании норм материального права, состоявшиеся по делу судебные акты подлежат отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявления. Руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Решение специализированного межрайонного экономического суда Атырауской области от 29 августа 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Атырауского областного суда от 5 октября 2007 года отменить. Вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления индивидуального предпринимателя Ж. Надзорную жалобу удовлетворить.

22


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-83-08 город Астана 30 апреля 2008 года

НК обратился в суд с заявлением о признании банкротом ТОО «АЛТД». Свои требования мотивировал тем, что налогоплательщик, зарегистрированный в качестве юридического лица 5 февраля 2003 г., по состоянию на 1 сентября 2006 г. имеет задолженность перед бюджетом в сумме 335 477 206 тенге. Налоговые обязательства должником не были исполнены ввиду неплатежеспособности и несостоятельности, которые образовались в результате отсутствия финансово-хозяйственной деятельности предприятия и денежных средств на счете в банке. Решением специализированного межрайонного экономического суда Карагандинской области от 31 января 2007 года требование НК удовлетворено, ТОО «АЛТД» признано банкротом. Определением суда от 16 июля 2007 года утверждены заключительный отчет конкурсного управляющего и ликвидационный баланс, ТОО «АЛТД» 20 августа 2007 г. исключен из реестра хозяйствующих субъектов. Дело в апелляционном порядке не рассматривалось. Постановлением надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 21 декабря 2007 года решение суда от 31 января 2007 года и определение от 16 июля 2007 года отменены, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении заявления НК. Протест прокурора области удовлетворен. В надзорной жалобе председатель НК по Октябрьскому району г. Караганды Р., ссылаясь на неправильное толкование и применение судом надзорной инстанции положений законодательства о банкротстве, ставит вопрос об отмене постановления надзорной коллегии Карагандинского областного суда. Заявитель считает, что установленные приговором суда обстоятельства не препятствуют признанию должника, являющегося юридическим лицом, банкротом, поскольку за лжепредпринимательство к уголовной ответственности привлечено именно физическое лицо, создавшее предприятие, а не юридическое. Поскольку юридическое лицо зарегистрировано в установленном порядке, а регистрирующий орган не обладает полномочиями по контролю за деятельностью зарегистрированных им юридических лиц, то при наличии налоговой задолженности должник — юридическое лицо может быть ликвидировано в принудительном порядке в соответствии с Законом Республики Казахстан «О банкротстве». Заслушав представителя заявителя К., заключение прокурора об оставлении надзорной жалобы без удовлетворения, проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, надзорная коллегия считает, что жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям. Основанием для отмены судебных актов явилось то обстоятельство, что вступившим в законную силу приговором суда № 2 района им. Казыбек би г. Караганды от 25 июля 2006 года учредитель и руководитель ТОО «АЛТД» признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 192 УК за лжепредпринимательство. Надзорная коллегия пришла к выводу, что, признавая лжепредприятие банкротом, суд тем самым признал легитимность его правового положения, а назначение процедуры конкурсного производства в отношении фактически не существующего предприятия противоречит установленным приговором суда фактам его незаконного создания и фиктивной деятельности. Коллегия предложила НК обратиться в суд с иском о признании недействительной государственной регистрации ТОО «АЛТД», приложив копию приговора в отношении его учредителя. В соответствии с п. 3) ст. 1 Закона Республики Казахстан «О банкротстве» банкротство — это признанная решением суда несостоятельность должника, являющаяся основанием для его ликвидации. Приговором суда № 2 района им. Казыбек би г. Караганды от 25 июля 2006 года учредитель и руководитель ТОО «АЛТД» К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 192 УК (лжепредпринимательство). Приговором суда установлено, что К., зарегистрировав

23

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителя НК по Октябрьскому району г. Караганды К., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Казахстан гражданское дело по заявлению НК по Октябрьскому району г. Караганды о признании банкротом ТОО «АЛТД», поступившее по надзорной жалобе НК на постановление надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 21 декабря 2007 года, установила:


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

ТОО на свое имя, не собирался осуществлять хозяйственную деятельность. Юридическое лицо не имело материальной базы, договора не заключало, услуги не оказывало, доходы от предпринимательской деятельности не получало и отчеты в налоговые органы не сдавало. От имени ТОО осуществлялись хозяйственные операции другими лицами. Согласно ч. 3 ст. 71 ГПК вступивший в законную силу приговор суда обязателен для суда, рассматривающего гражданское дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении установленных приговором обстоятельств и их правовой оценки. Следовательно, установленные приговором суда обстоятельства не требовали доказывания в гражданском процессе. При таких обстоятельствах выводы надзорной коллегии областного суда, что процедура банкротства применима в отношении юридических лиц, осуществляющих хозяйственную деятельность, но имеющих задолженность перед третьими лицами и являющимися неплатежеспособными, по мнению надзорной коллегии, убедительны. Доводы надзорной жалобы, что начисленная косвенным методом задолженность по налогам и другим платежам в бюджет в сумме 338 273 209 тенге может быть списана только путем признания ТОО «АЛТД» банкротом, нельзя признать состоятельными. Поскольку учредитель ТОО признан виновным в лжепредпринимательстве, то юридическое лицо фактически считается лжепредприятием. Суд первой инстанции, признавая юридическое лицо — лжепредприятие — банкротом, тем самым признает легитимность его правового положения. Также коллегия отмечает, что перечень оснований для ликвидации юридического лица, указанный в ст. 49 ГК, не является исчерпывающим. Кроме того, решением суда Октябрьского района г. Караганды от 5 декабря 2006 года задолженность по налогам в размере 338 273 209 тенге взыскана с К., являющегося учредителем ТОО «АЛТД». Одним из оснований для ликвидации юридического лица согласно ст. 49 ГК является признание недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями законодательства, которые носят неустранимый характер. Однако из материалов дела не усматривается, что при регистрации юридического лица ТОО «АЛТД» допущены неустранимые нарушения законодательства. Поэтому доводы надзорной коллегии о необходимости НК решить вопрос о ликвидации юридического лица путем признания недействительной регистрации не могут быть признаны правильными, доводы надзорной жалобы в этой части убедительны. Однако ошибочное суждение надзорной коллегии областного суда по этому вопросу не может быть расценено как существенное нарушение норм материального права, влекущее пересмотр вступившего в законную силу постановления надзорной коллегии областного суда. С учетом изложенного надзорной коллегией не усматривается существенных нарушений норм материального либо процессуального права для пересмотра обжалуемого судебного акта, а поэтому надзорная жалоба удовлетворению не подлежит. Руководствуясь подп. 1) ч. 4 ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Постановление надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 21 декабря 2007 года оставить без изменения, надзорную жалобу — без удовлетворения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-85-08 город Астана 16 апреля 2008 года Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием с участием прокурора, представителя собственников квартир по доверенности Я., рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по заявлению акимата Шортандинского района Акмолинской области о признании права коммунальной собственности, поступившее по надзорной жалобе собственников квартир Х., Е., В., К., У., В., Н., Б., Р., О., М., Д., Г. и З. на решение Шортандинского районного суда Акмолинской области от 22 мая 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Акмолинского областного суда от 10 июля 2007 года,

24


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

Акимат Шортандинского района Акмолинской области обратился в суд с заявлением о признании права коммунальной собственности на квартиры, которые находятся по адресу: д. № 1 по ул. Сейфуллина (всего 49 квартир), д. № 16 по ул. Бараева (всего 4 квартиры), поселок Научный Шортандинского района Акмолинской области. Решением Шортандинского районного суда Акмолинской области от 22 мая 2007 года заявление удовлетворено частично: признано право коммунальной собственности на 36 квартир, в остальной части — отказано. Постановлением коллегии по гражданским делам Акмолинского областного суда от 10 июля 2007 года решение суда оставлено без изменения. В надзорной жалобе Х., Е., В., К., У., В., Н., Б., Р., О., М., Д., Г. и З. просят отменить обжалуемые судебные акты, дело направить на новое судебное рассмотрение. По их мнению, судом первой и апелляционной инстанции допущены нарушения норм материального и процессуального права, дана неправильная оценка фактическим обстоятельствам дела. Заслушав представителя собственников квартир Я., просившего удовлетворить надзорную жалобу, заключение прокурора, полагавшего необходимым решение суда и постановление коллегии по гражданским делам отменить, надзорную жалобу — удовлетворить, изучив материалы дела и доводы жалобы, надзорная коллегия Верховного Суда полагает необходимым удовлетворить надзорную жалобу по следующим основаниям. Согласно ст. 387 ГПК Республики Казахстан, пересмотр вступивших в законную силу судебных актов возможен при существенном нарушении судами норм материального либо процессуального права. Такие нарушения судами допущены. Авторы надзорной жалобы указывают, что все они проживают в п. Научный Шортандинского района Акмолинской области, квартиры ими приватизированы, однако местные органы исполнительной власти не ставили их в известность о постановке на учет квартир как бесхозяйных. Акимат, а также суд не известили их о предстоящем судебном разбирательстве. Квартиры они оставили вынужденно, так как дома были отключены от света, тепла и воды. Между тем они не отказывались от права собственности на жилище, оплачивали коммунальные платежи и налоги. Эти факты нашли бы свои подтверждения в судебном разбирательстве, но суд не привлек их к делу в качестве заинтересованных лиц. В судебном заседании также не участвовали представители коммунальных и налоговых служб. Выводы суда не основаны на объективных доказательствах. В решении суд ограничился лишь перечислением лиц, за которыми зарегистрировано право собственности на спорные квартиры. Суд не признал бесхозяйными 17 квартир, на которые имеются документы об оплате налога. Но некоторые владельцы этих квартир умерли или не являются собственниками жилищ. Из материалов дела видно, что, принимая решение о признании квартир бесхозяйными и поступившими в коммунальную собственность, суд первой инстанции исходил из следующего. Собственниками квартир были совершены действия, свидетельствующие об их устранении от владения, пользования, распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество. Это выразилось в том, что квартиры пустовали, находились в антисанитарном состоянии, налоги и коммунальные платежи не оплачивались. Вместе с тем выводы суда следует признать преждевременными в силу доводов, приведенных в надзорной жалобе. Согласно ст. 250 ГК Республики Казахстан гражданин может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество. Между тем, основывая решение на указанной норме закона, суд отказал признать бесхозяйными и поступившими в коммунальную собственность 17 квартир. Суд указал, что на эти квартиры собственниками представлены документы об оплате земельного и имущественного налога на недвижимость. В этой связи доводы авторов надзорной жалобы о том, что они были лишены возможности быть выслушанными в суде и представить достоверные доказательства по оплате предусмотренных законом коммунальных платежей и налогов заслуживают внимания.

25

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

установила:


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Согласно ст. 316 ГПК Республики Казахстан заявление о признании права коммунальной собственности на недвижимое имущество рассматривается судом с участием заявителя и всех заинтересованных по делу лиц. В соответствии с п. 8 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 20 апреля 2006 года «О практике рассмотрения судами споров о праве на жилище, оставленное собственником», при рассмотрении дел о признании права коммунальной собственности на жилище суды должны проверять, какое жилище подлежит признанию бесхозяйным, кем и каким образом оно выявлено, в какое время поставлено на учет в качестве бесхозяйного, доказательства, свидетельствующие об оставлении собственником жилища без намерения сохранить право собственности, а также привлекать в качестве заинтересованных лиц акиматы, коммунальные и налоговые службы. Из решения суда и протокола судебного заседания видно, что эти фактические данные не исследовались, в каждом конкретном случае не выяснялись обстоятельства оставления жилища собственником. В судебном заседании собственники квартир, заинтересованные лица — коммунальные и налоговые службы — участия не принимали. С учетом изложенного, состоявшиеся судебные акты подлежат безусловной отмене, а дело — направлению на новое судебное рассмотрение. При новом рассмотрении дела следует устранить указанные нарушения процессуального законодательства, выяснить обстоятельства дела и постановить по делу законное и справедливое решение. Руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Решение Шортандинского районного суда Акмолинской области от 22 мая 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Акмолинского областного суда от 10 июля 2007 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд иному судье. Надзорную жалобу Х., Е., В., К., У., В., Н., Б., Р., О., М., Д., Г. и З. удовлетворить.

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-86-08 город Астана 16 апреля 2008 года Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей: истца — по доверенности А. и Д., ответчика — по доверенности Х., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ТОО «СК» к ГУ «НК» о признании незаконным и отмене уведомления № 869 от 29 марта 2007 года и акта № 869 документальной налоговой проверки от 29 марта 2007 года в части доначисления корпоративного подоходного налога в размере 18 066 813 тенге и пени в размере 9 986 788 тенге, налога на добавленную стоимость в размере 9 413 013 тенге и пени — 4 500 284 тенге, поступившее по протесту и.о. Генерального Прокурора Республики Казахстан на решение специализированного межрайонного экономического суда г. Астаны от 23 мая 2007 года, постановление коллегии по гражданским делам суда г. Астаны от 27 июня 2007 года и постановление надзорной коллегии этого же суда от 31 января 2007 года, установила: По предписанию № 869 от 17 апреля 2006 года ГУ «НК» в ТОО «СК» проведена комплексная документальная проверка правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и других обязательных платежей в бюджет за период 2001–2005 годы. По результатам проверки в соответствии с оспариваемым налогоплательщиком уведомлением № 869 от 29 марта 2007 года органом налоговой службы произведено доначисление налогов и других обязательных платежей в бюджет в сумме 27 925 387 тенге и пени в сумме 11 520 309 тенге, из них: корпоративного подоходного налога (КПН) с юридических лиц-резидентов на сумму 18 066 813 тенге, пени в размере 6 986 788 тенге, а также дополнительно начисленного налога на добавленную стоимость (НДС) на сумму 9 413 013 тенге, пени в размере 4 500 284 тенге.

26


В судебном заседании ТОО «СК» уточнило исковые требования и просило об отмене уведомления № 869 от 29 марта 2007 года в части дополнительно начисленного подоходного налога с юридических лиц-резидентов на сумму 17 915 173 тенге, пени в размере 6 986 788 тенге, а также дополнительно начисленного НДС на сумму 9 413 013 тенге, пени в размере 4 500 284 тенге. Решением специализированного межрайонного экономического суда г. Астаны от 23 мая 2007 года, оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам суда г. Астаны от 27 июня 2007 года и постановлением надзорной коллегии этого же суда от 31 января 2008 года, исковые требования ТОО «СК» удовлетворены. Признано незаконным и отменено уведомление ГУ «НК» № 869 от 29 марта 2007 года о начисленной сумме налогов и других обязательных платежей в бюджет и пени по результатам налоговой проверки (Акт № 869 от 29 марта 2007 года) в части дополнительно начисленного по коду 101 101 подоходного налога с юридических лиц-резидентов на сумму 17 915 173 тенге, пени в размере 6 986 788 тенге, а также дополнительно начисленного по коду 105 101 НДС на сумму 9 413 013 тенге, пени в размере 4 500 284 тенге. Постановлено взыскать с ГУ «НК» в пользу ТОО «СК» расходы по оплате государственной пошлины в размере 388 153 тенге. В протесте и.о. Генерального Прокурора ставится вопрос об отмене ранее состоявшихся судебных актов и принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований ТОО «СК» ввиду неправильного применения норм материального права, что является существенным нарушением, влекущим пересмотр вступивших в законную силу судебных актов. Заслушав прокурора, поддержавшего протест в полном объеме, пояснения представителя НК — Х., также поддержавшего доводы протеста прокурора, возражения представителя истца — А. по существу протеста, изучив материалы дела и доводы протеста, надзорная коллегия находит состоявшиеся по делу судебные акты подлежащими отмене в полном объеме с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований ТОО «СК» в силу следующего. В соответствии со ст. 387 ГПК основанием к пересмотру в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов является существенное нарушение норм материального либо процессуального права. Надзорная коллегия находит, что такие нарушения нижестоящими судебными инстанциями допущены. Как видно из материалов дела, согласно акту документальной налоговой проверки № 869 от 29 марта 2007 года, налоговым органом в адрес налогоплательщика были произведены доначисления по КПН с юридических лиц — резидентов и НДС в связи с тем, что в нарушение требований ст. 14 Закона Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» и ст. 92 Налогового кодекса налогоплательщиком отнесены на вычеты расходы по операциям с ТОО «Б», ТОО «И», ТОО «М», ТОО «НС», ТОО «Н», ТОО «LBR», ТОО «А», ТОО «ТНТ». Одними из оснований для доначисления КПН явились приговор суда № 2 Алматинского района г. Астаны от 23 ноября 2004 года и приговор Казыбекбийского районного суда № 2 г. Караганды от 14 августа 2006 года, согласно которым вышеуказанные юридические лица признаны лжепредприятиями. Нижестоящие судебные инстанции, удовлетворяя заявленные ТОО «СК» требования, исходили из того, что договоры на оказание работ, услуг и поставку товаров, заключенные между истцом и вышеуказанными фирмами-поставщиками, никем не оспорены и в установленном законом порядке не признаны недействительными, счета-фактуры оформлены надлежащим образом, что свидетельствует о фактическом выполнении работ, услуг и, соответственно, о налогооблагаемом обороте. Вышеупомянутые приговоры суд не признал имеющими преюдициальное значение по тем основаниям, что данными приговорами сделки между истцом и лжепредприятиями не признаны фиктивными, более того, с осужденных взыскано 198 947 654 тенге в доход государства в счет погашения нанесенного ими ущерба, причиненного вследствие уклонения от уплаты налогов, что включает в себя и ущерб, нанесенный данными предприятиями государству в результате неотражения в своей бухгалтерской документации операций с истцом. Между тем указанные выводы судов ошибочны, не основаны на материалах дела и противоречат нормам налогового законодательства. В соответствии с п. 1 ст. 237 и п. 2 ст. 242 Налогового кодекса сумма НДС относится в зачет в случае выставления плательщиком НДС, осуществляющим реализацию товаров, облагаемых НДС, лицу, получающему товары, счета-фактуры с НДС.

27

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Из изложенного следует, что плательщик НДС, являющийся получателем товара, может отнести сумму уплаченного поставщиком НДС в зачет только при условии его уплаты в бюджет поставщиком. В соответствии с подп. 1 ст. 78, ст. 79 Налогового кодекса объектом обложения КПН является налогооблагаемый доход. Налогооблагаемый доход определяется как разница между совокупным годовым доходом и вычетами, предусмотренными ст.ст. 80–103, 105–114 Налогового кодекса. Приговорами суда № 2 Алматинского района г. Астаны от 23 ноября 2004 года в отношении П. и И. и Казыбекбийского районного суда № 2 г. Караганды от 14 августа 2006 года в отношении С. установлено создание ими вышеуказанных лжепредприятий для обналичивания денежных средств. В судебном заседании подсудимые признали вину и подтвердили, что ими создавались лжепредприятия без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, заключались фиктивные сделки, на основании которых поступали наличные деньги на счета указанных товариществ, которые снимались и за минусом комиссионных вновь возвращались контрагентам. Статья 192 УК определяет лжепредпринимательство как создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству. Согласно ч. 3 ст. 71 ГПК, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого состоялся приговор, также по вопросам, имели ли место эти деяния и совершены ли они данным лицом, а также в отношении других установленных приговором обстоятельств и их правовой оценке. В связи с изложенным, поскольку приговорами судов в отношении вышеупомянутых хозяйствующих субъектов установлен факт лжепредпринимательства, выразившийся в отсутствии предпринимательской деятельности и уклонении от уплаты налогов, в том числе и НДС, ТОО «СК» не имело права на основании фиктивных документов относить в зачет сумму НДС и осуществлять вычет несуществующих расходов, а неприменение вышеупомянутой нормы процессуального закона судом при рассмотрении данного гражданского дела коллегия находит существенным нарушением норм процессуального права. В опровержение выводов суда об отсутствии ущерба государству коллегия находит обоснованными доводы протеста о том, что факт возмещения государству ущерба лицами, которые осуждены за осуществление лжепредпринимательства, не может свидетельствовать об исполнении налоговых обязательств лжепредприятий. В соответствии с подп. 5) п. 1 ст. 237 Налогового кодекса НДС, ранее отнесенный в зачет, подлежит исключению из зачета при аннулировании свидетельства о постановке на учет по НДС в случае признания судом плательщика НДС лжепредприятием. При этом свидетельство о постановке на учет по НДС по решению налогового органа подлежит аннулированию с момента начала преступной деятельности, установленного судом (п. 3 ст. 209 НК). Из материалов дела следует, что во исполнение пункта 1 Приказа председателя НК Министерства финансов № 463 от 12 октября 2005 года «О проведении мероприятий по налогоплательщикам, признанным судами Республики Казахстан лжепредприятиями» свидетельства налогоплательщиков — вышеупомянутых лжепредприятий в ноябре 2005 года аннулированы. Однако данное обстоятельство судом не принято во внимание. Удовлетворяя заявленные ТОО «СК» требования в части доначисления КПН, суд, ссылаясь на п. 2 ст. 92 Налогового кодекса, в соответствии с которым налогоплательщик вправе произвести вычеты при наличии документов, подтверждающих расходы, связанные с получением совокупного годового дохода, посчитал, что налоговым органом не представлено доказательств несоответствия представленных налогоплательщиком документов в подтверждение его расходов при расчетах с поставщиками требованиям Налогового кодекса. Между тем указанные выводы суда также не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и противоречат вышеуказанным нормам закона. Ошибочны также и выводы суда о том, что заключенные между налогоплательщиком и его контрагентами (в данном случае — лжепредприятиями) договоры никем не оспорены и не признаны в судебном порядке недействительными, поскольку согласно п. 4 ст. 1 ГК к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны дру-

28


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

гой, в том числе к налоговым и другим бюджетным отношениям, гражданское законодательство не применяется за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами. В силу изложенного коллегия находит необоснованными доводы истца том, что между истцом и хозяйствующими субъектами, признанными в последующем лжепредприятиями, действительно имелись гражданско-правовые отношения, основанные на договорах, сделки между ними не признаны фиктивными, обстоятельства фактического исполнения обязательств поставщиками услуг подтверждаются постановлением ДБЭКП об отказе в возбуждении уголовного дела. При указанных обстоятельствах состоявшиеся судебные акты нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем коллегия находит их подлежащими отмене с принятием нового решения об отказе в удовлетворении заявленных ТОО «СК» требований. На основании изложенного, руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Решение специализированного межрайонного экономического суда г. Астаны от 23 мая 2007 года, постановление коллегии по гражданским делам суда г. Астаны от 27 июня 2007 года и постановление надзорной коллегии суда г. Астаны от 31 января 2008 года по данному делу отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления ТОО «СК» об отмене уведомления № 869 от 29.03.2007 г. и акта № 869 документальной налоговой проверки от 29.03.2007 г. в части доначисления КПН в сумме 17 915 173 тенге, пени в размере 6 986 788 тенге, НДС в сумме 9 413 013 тенге, пени в размере 4 500 284 тенге. Протест и.о. Генерального Прокурора Республики Казахстан удовлетворить.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-89-08 город Астана 16 апреля 2008 года

С. обратился в суд с иском к Правительству Республики Казахстан о возмещении морального вреда, причиненного незаконным отчислением из института за участие в числе демократически настроенной студенческой молодежи г. Джезказгана в событиях 17–18 декабря 1986 года в Казахстане. Заочным решением Алматинского районного суда г. Астаны от 21 декабря 2006 года исковые требования удовлетворены. Постановлено взыскать с Министерства финансов в пользу С. 3 000 000 тенге. В апелляционном порядке решение не обжаловалось. В надзорной жалобе Министерство финансов, не оспаривая признание заявителя жертвой политических репрессий, просит отменить решение суда, как принятое с нарушением материальных и процессуальных норм, и направить дело на новое рассмотрение. Заслушав представителя Министерства финансов Республики Казахстан С., просившего надзорную жалобу удовлетворить, возражения истца С., заключение прокурора, полагавшего, что доводы, изложенные в жалобе, являются обоснованными, изучив материалы гражданского дела, коллегия находит, что заочное решение Алматинского районного суда г. Астаны от 21 декабря 2006 года подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям. Согласно ч. 3 ст. 387 ГПК основанием к пересмотру в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов является существенное нарушение судами норм материального либо процессуального права. При рассмотрении данного дела судом такие нарушения были допущены. Из материалов дела видно, что С. учился на 1-м курсе педагогического института, из которого был отчислен в январе 1987 года за участие в числе группы студентов в событиях 17–18 декабря 1986 года в г. Джезказгане. В августе 1989 года в связи с реабилитацией он был

29

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, истца С., рассмотрев гражданское дело по иску С. к Правительству Республики Казахстан о возмещении морального вреда, установила:


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

восстановлен студентом 1-го курса института. Согласно справке о реабилитации С. признан жертвой политических репрессий. В надзорной жалобе Министерство финансов указало, что дело рассмотрено судом в отсутствие представителя ответчика, не извещенного о времени и месте судебного заседания. Суд, не учитывая требования закона, взыскал в пользу истца компенсацию в завышенном размере. Кроме того, Законом Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2006 год» предусмотрена функциональная группа 06 «Социальная помощь и социальное обеспечение», в которую входит бюджетная программа 010 «Единовременная денежная компенсация реабилитированным гражданам — жертвам массовых политических репрессий», администратором которой является Министерство труда и социальной защиты населения. По этим основаниям суд должен был привлечь его к участию в деле в качестве надлежащего ответчика. В приложении 1 Закона Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2006 год» предусмотрена функциональная группа 06 «Социальная помощь и социальное обеспечение», в которую входит бюджетная программа 010 «Единовременная денежная компенсация реабилитированным гражданам — жертвам массовых политических репрессий», администратором которой является Министерство труда и социальной защиты населения, однако судом денежная компенсация в возмещение морального вреда была взыскана с Министерства финансов Республики Казахстан — ненадлежащего ответчика. Ссылка суда на постановление Правительства Республики Казахстан «Об утверждении паспортов республиканских программ на 2006 год», согласно которому Министерство финансов является администратором программы «Резерв Правительства РК», направленной на обеспечение финансирования по исполнению решений судов, нельзя признать убедительной, поскольку для разрешения вопросов, связанных с выплатой денежной компенсации жертвам массовых политических репрессий, предусмотрена отдельная программа, администратором которой, как указано выше, является Министерство труда и социальной защиты населения Республики Казахстан. Взыскивая с Министерства финансов Республики Казахстан в пользу истца денежную компенсацию в размере 3 000 000 тенге, суд руководствовался Законом Республики Казахстан «О реабилитации жертв массовых политических репрессий», однако не учел положений ст. 22 этого Закона, согласно которой установлен предельный размер денежной компенсации. При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным. В ходе нового рассмотрения суду следует устранить указанные в постановлении недостатки, принять законное и обоснованное решение. Руководствуясь подп. 2) ч. 4 ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила:

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Заочное решение Алматинского районного суда г. Астаны от 21 декабря 2006 года отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе. Надзорную жалобу удовлетворить.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-90-08 город Астана 16 апреля 2008 года Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей ответчика — А., Г., К., рассмотрев надзорную жалобу ТОО «А» на решение специализированного межрайонного экономического суда г. Астаны от 19 января 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам суда г. Астаны от 28 февраля 2007 года по делу по иску ТОО «С» к ТОО «А» о взыскании основного долга в размере 26 054 504,78 тенге, за представительские услуги 2 605 450 тенге и госпошлины 859 799 тенге, установила: ТОО «С» обратилось в суд с иском, указав, что ответчик не исполняет договорные обязательства, подтвержденные актом взаимной сверки расчетов от 31 декабря 2005 года и 7 апреля 2006 года. Решением специализированного межрайонного экономического суда г. Астаны от 19 января 2007 года исковые требования удовлетворены частично. Постановлено взыскать с ТОО «А» ос-

30


новной долг в размере 26 054 504,78 тенге, возврат госпошлины 781 635 тенге в пользу ТОО «С». В остальной части иска отказано. Постановлением коллегии по гражданским делам суда г. Астаны от 28 февраля 2007 года решение суда оставлено без изменения. В надзорной жалобе ТОО «А» просит отменить принятые по делу судебные акты, направить дело на новое рассмотрение, указывая, что судом неправильно выяснен и определен круг обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Заслушав объяснения К., поддержавшего доводы надзорной жалобы, заключение прокурора, полагавшего решение суда отменить и вынести по делу новое решение об отказе в иске, исследовав материалы гражданского дела, изучив доводы надзорной жалобы, надзорная коллегия Верховного Суда полагает необходимым удовлетворить надзорную жалобу ТОО «А» по следующим основаниям. Согласно ст. 387 ГПК пересмотр вступивших в законную силу судебных актов возможен лишь при существенном нарушении судами норм материального либо процессуального права. Такие нарушения при рассмотрении данного дела установлены. В надзорной жалобе ТОО «А» указывает, что взысканная судом сумма 26 054 504,78 тенге составляет стоимость кабеля марки ТЗПАБпШп 7х4х1,2, который был отгружен в адрес ТОО «С» по договору между сторонами о выполнении работ по прокладке кабеля на новой железно-дорожной ветке Хромтау — Алтынсарино, однако ТОО «С» включило стоимость кабеля в стоимость выполненных работ. Суд игнорировал указанные доводы, ссылаясь на подписанный акт сверки, не учел, что между предприятиями сложились длительные хозяйственные связи, подрядчик выполнял сразу несколько договоров и акт сверки был подписан с учетом предстоящих работ. После решения суда ТОО «А» обратилось в органы финансовой полиции с заявлением о мошеннических действиях руководства ТОО «С». В результате проведенной проверки их доводы полностью подтвердились. Так, директор ТОО «С» Е. показал, что кабель закуплен и проложен ТОО «М», и подтвердил это договором субподряда и документами об оплате стоимости кабеля товариществу «М». Однако в ходе следствия установлено, что ТОО «М» является лжепредприятием и никаких работ не производило, производственной деятельностью не занималось. Кроме того, были подтверждены доводы ТОО «А», что кабель этой марки редкий и специфический, на территорию Казахстана был поставлен из г. Самары ООО «Э» только в ТОО «Т» г. Астаны для ТОО «А». Данное обстоятельство подтверждено документами таможенных органов и ответами на запросы из ООО «Э». Для других организаций республики, в том числе для ТОО «М», данный кабель не поставлялся. Работники ТОО «С» Ж., Б. подтвердили, что получили этот кабель из ТОО «А», остатки кабеля находятся на складе, принадлежащем ТОО «С», кабель был использован на строительстве железнодорожной ветки Хромтау — Алтынсарино. В судебных заседаниях представители ТОО «А» заявляли, что руководство ТОО «С» обещало выдать доверенность на получение кабеля, однако в дальнейшем отказалось от своих обещаний, заявив, что кабель они приобрели у другой фирмы. Как выяснилось в ходе проверки, этой фирмой являлось якобы ТОО «М», однако суд эти доводы не проверил. В постановлении ДБЭКП по г. Астане от 15 февраля 2008 года приведенные выше доводы нашли свое полное подтверждение, однако в возбуждении уголовного дела в отношении директора ТОО «С» Е. было отказано, ввиду того что имеются вступившие в законную силу решения судов о взыскании спорной суммы с ТОО «А». Выявленные в ходе проверки финансовой полиции обстоятельства могли быть установлены и в ходе судебного заседания, однако суд, необоснованно отклонив заявленные ходатайства, вынес по делу преждевременное решение. В соответствии со ст. 15 ГПК, суд полностью освобожден от сбора доказательств по собственной инициативе в целях установления фактических обстоятельств дела, однако по мотивированному ходатайству стороны оказывает ей содействие в получении необходимых материалов в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом. Рассматривающий дело суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для реализации прав сторон на полное и объективное исследование обстоятельств дела, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий и в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, оказывает им содействие в осуществлении их прав.

31

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

При новом рассмотрении дела следует устранить указанные нарушения процессуального законодательства, выяснить обстоятельства дела и постановить по делу законное и справедливое решение. Руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Решение специализированного межрайонного экономического суда г. Астаны от 19 января 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам суда г. Астаны от 28 февраля 2007 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд иному судье. Надзорную жалобу ТОО «А» удовлетворить.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-91-08 город Астана 16 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием заместителя прокурора, представителей истца — Р., ответчика — А., Д., рассмотрев надзорную жалобу Департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по Карагандинской области на решение суда № 2 района им. Казыбек би г. Караганды от 17 мая 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 1 августа 2007 года по гражданскому делу по иску Р. к Департаменту по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по Карагандинской области (далее — Департамент) и Агентству Республики Казахстан по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (далее — Агентство) о признании действий незаконными, отмене приказа и обязывании произвести выплату денежного содержания, установила: Р. обратился в суд с вышеназванным иском к ответчикам, указывая, что 17 мая 2006 года за № 26–О издан приказ Департамента по Карагандинской области о предоставлении начальнику следственного управления Р. очередного трудового отпуска за 2006 год. По итогам прошедшей 15 мая 2006 года в г. Астане коллегии Агентства ее председателю рекомендовано освободить от занимаемой должности начальника следственного управления Департамента Р. Во исполнение решения коллегии Агентством 18 мая 2006 года издан приказ об освобождении Р. от занимаемой должности с зачислением в резерв кадров Департамента. Решением суда № 2 Казыбекбийского района г. Караганды от 17 мая 2007 года, оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 1 августа 2007 года, исковые требования истца удовлетворены в полном объеме. В надзорной жалобе Департамент по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по Карагандинской области, не соглашаясь с принятыми по делу судебными актами, указывая на нарушение судами норм материального и процессуального права, а также необоснованность выводов, ставит вопрос об их отмене, с вынесением нового решения об отказе в иске. Заслушав объяснения представителей ответчика А., поддержавшей надзорную жалобу в полном объеме, представителя истца Р., выступившую с возражениями против доводы надзорной жалобы, заключение прокурора, считавшего необходимым удовлетворить надзорную жалобу, исследовав материалы гражданского дела и обсудив доводы жалобы, надзорная коллегия Верховного Суда полагает, что надзорная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям. Согласно ст. 387 ГПК пересмотр вступивших в законную силу судебных актов возможен лишь при существенном нарушении судами норм материального либо процессуального права. Такие нарушения при рассмотрении данного дела установлены. Удовлетворяя исковые требования, суд указал, что на Р. наложено дисциплинарное взыскание в виде освобождения от занимаемой должности и зачисления его в резерв, однако такое дисциплинарное взыскание не предусмотрено ни Законом Республики Казахстан «О труде в Республике Казахстан», ни Законом Республики Казахстан «О государственной службе». Однако судом не учтено, что фактически Агентством был издан приказ по личному составу, тогда как приказ о наказании Р. вообще не выносился. Кроме того, согласно Инструкции по учету кадров, утвержденной приказом Агентства от 23 мая 2001 года за № 68, дисциплинарные

32


взыскания отражаются в личном деле. Однако в личном деле истца отметки о наказании не производились. В соответствии с пунктом 31 Положения о прохождении службы в органах финансовой полиции, утвержденного Указом Президента Республики Казахстан от 6 сентября 2005 года № 1642 (далее — Положения), сотрудники органов финансовой полиции могут зачисляться в распоряжение органов финансовой полиции на срок не более 15 дней. Решение об освобождении от занимаемой должности и зачислении в резерв кадров Р. было принято коллегией Агентства 15 мая 2006 года. В связи с чем приказом Агентства от 18 мая 2006 года № Л–125 Р. освобожден от занимаемой должности и зачислен в резерв кадров. Таким образом, начальник Агентства использовал свое право зачисления руководящего сотрудника в резерв, дав оценку его работы за 1-й квартал 2006 года, для дальнейшего использования на другой должности. Зачисление в резерв предполагает освобождение сотрудника от ранее занимаемой должности. При нахождении в резерве Р. мог быть перемещен на равнозначную должность для более целесообразного использования его деловых и личных качеств в соответствии с подп. 2) п. 27 Положения либо его могли перевести согласно подп. 4) п. 27 Положения на нижестоящую должность в порядке дисциплинарного взыскания, или по личной просьбе, или по служебному несоответствию по результатам проведенной аттестации (если в этот период будет принято решение об его аттестации). Согласно п. 31 Положения сотрудникам, находящимся в резерве, предлагается должность, а в случае отказа от предлагаемой должности с ним прекращаются трудовые отношения, то есть он увольняется со службы. Однако ни одного из вышеперечисленных решений в отношении Р. не было принято, так как он вначале находился в трудовом отпуске, затем на лечении — с 6 июня 2006 года по 5 января 2007 года. 13 ноября 2006 года Р. обратился с рапортом и просил уволить его со службы по состоянию здоровья. Согласно приказу Департамента от 16 января 2007 года Р., находящийся в резерве, уволен из органов финансовой полиции с 11 января 2007 года по состоянию здоровья и ему выплачено все денежное довольствие, в том числе единовременное пособие при увольнении в размере семимесячного денежного содержания в размере 537 854 тенге. Тем не менее 25 марта 2007 года Р. обратился в суд с заявлением об обжаловании приказа Агентства об освобождении его от должности начальника следственного управления Департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по Карагандинской области, а суд необоснованно удовлетворил его исковые требования в этой части. Поскольку освобождение от должности Р. было признано незаконным, суд необоснованно увеличил Р. денежные выплаты за время нахождения на излечении по временной нетрудоспособности, а также выплатил денежное содержание за 117 дней, то есть с 9 августа 2006 года по 5 января 2007 года. При таких обстоятельствах коллегия полагает необходимым отменить состоявшиеся по делу судебные акты и вынести новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Решение суда № 2 района им. Казыбек би г. Караганды от 17 мая 2007 года и постановление коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 1 августа 2007 года отменить и вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Надзорную жалобу удовлетворить.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-94-08 город Астана 30 апреля 2008 года Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей заявителей: АО «АТП» — А., ТОО «НТС» — Е., представителей: НК по Карагандинской области – Б., НК по г. Караганде — Ш., НК по г. Жезказгану — Н., рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по заявлениям: ТОО «TЖД» о признании незаконным и отмене

33

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

уведомления НК по Карагандинской области по результатам налоговой проверки № 112 от 31 марта 2006 года, ТОО «ЛП» — о признании незаконным и отмене в части уведомления НК по Карагандинской области по результатам налоговой проверки № 76 от 31 марта 2006 года и взыскании с НК по Карагандинской области суммы в возмещение морального вреда, ТОО «НТС» — о признании незаконным и отмене уведомления НК по г. Сатпаев по результатам налоговой проверки № 201 от 31 марта 2006 года и о взыскании с НК по Карагандинской области суммы в возмещение морального вреда, АО «АТП» — о признании незаконным и отмене в части уведомления НК по г. Караганде по результатам налоговой проверки № 1467 от 31 марта 2006 года и взыскании с НК по Карагандинской области суммы в возмещение морального вреда, ОАО «САРП» — о признании незаконным и отмене в части уведомления НК по г. Сарани по результатам налоговой проверки № 374 от 31 марта 2006 года, признании незаконными действий НК по Карагандинской области по отказу в рассмотрении жалобы и взыскании суммы в возмещение морального вреда, ТОО «ЖТСС» — о признании незаконным и отмене в части уведомления НК по г. Жезказгану по результатам налоговой проверки № 1243 от 31 марта 2006 года и взыскании с НК по Карагандинской области суммы в возмещение морального вреда, поступившее по надзорному протесту Генерального Прокурора Республики Казахстан на решение специализированного межрайонного экономического суда Карагандинской области от 7 декабря 2006 года, дополнительное решение этого же суда от 26 января 2007 года, постановление надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 8 ноября 2007 года, установила: ТОО «TЖД», ТОО «ЛП», ТОО «НТС», АО «АТП», ОАО «САРП», ТОО «ЖТСС» обратились в суд с заявлениями о признании незаконными и отмене уведомлений налоговых комитетов о начисленной сумме налогов и других обязательных платежей в бюджет и пени по результатам налоговой проверки. При этом ТОО «ЛП», АО «АТП», ОАО «САРП», ТОО «ЖТСС» уведомления оспорены в части. Заявители, за исключением ТОО «ТЖД», также просили взыскать с налоговых комитетов суммы в возмещение морального вреда. Кроме того, ОАО «САРП» просило признать незаконными действия НК по Карагандинской области по отказу в рассмотрении его жалобы. Решением специализированного межрайонного экономического суда Карагандинской области от 7 декабря 2006 года признаны незаконными и отменены: уведомление НК по Карагандинской области № 76 от 31 марта 2006 года в части начисления ТОО «ЛП» налога на добавленную стоимость (далее — НДС) в сумме 5 195 446 тенге, пени в сумме 11 331 тенге, корпоративного подоходного налога (далее — КПН) в сумме 116 482 тенге, пени в сумме 32 055 тенге, уведомление НК по Карагандинской области № 112 от 31 марта 2006 года о начислении ТОО «ТЖД» НДС в сумме 7 770 318 тенге, уведомление НК по г. Сатпаев № 201 от 31 марта 2006 года о начислении ТОО «НТС» НДС в сумме 4 294 759 тенге, пени в сумме 901 776 тенге, уведомление НК по г. Караганде № 1467 от 31 марта 2006 года в части начисления АО «АТП» НДС в сумме 74 158 223 тенге, пени в сумме 9 353 971 тенге, уведомление НК по г. Сарани № 374 от 31 марта 2006 года в части начисления ОАО «САРП» НДС в сумме 3 595 408 тенге, пени в сумме 1 136 022 тенге, уведомление НК по г. Жезказгану № 1243 от 31 марта 2006 года в части начисления ТОО «ЖТСС» НДС в сумме 488 401 тенге, пени в сумме 93 839 тенге. В удовлетворении требований заявителей о возмещении морального вреда отказано. Требование ОАО «САРП» о признании незаконными действий НК по Карагандинской области по отказу в рассмотрении его жалобы удовлетворено. Указанные действия признаны незаконными. Дополнительным решением суда от 26 января 2007 года с налоговых комитетов в пользу заявителей взыскана государственная пошлина. Постановлением надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 8 ноября 2007 года в пересмотре решения суда отказано в связи с отсутствием оснований, предусмотренных ст. 387 ГПК. В надзорном протесте Генеральный Прокурор Республики Казахстан просит продлить срок на принесение протеста, отменить состоявшиеся по делу судебные акты в части удовлетворения заявлений о признании незаконными и отмене уведомлений по результатам налоговой провер-

34


ки в части начисления НДС и пени, дополнительное решение и вынести новое решение об отказе в удовлетворении заявлений в этой части. Указывает, что выводы суда противоречат нормам налогового законодательства. Услуги заявителей по перевозке пассажиров, в том числе пользующихся правом льготного проезда, правомерно отнесены налоговыми органами к облагаемому обороту с начислением НДС на денежные средства, полученные ими из местных бюджетов. Заслушав выступления прокурора, представителей налоговых комитетов, поддержавших доводы надзорного протеста, возражения представителей заявителей, заключение прокурора, полагавшего, что надзорный протест подлежит удовлетворению, надзорная коллегия приходит к следующему. В соответствии с ч. 3 ст. 388 ГПК срок на принесение протеста по данному делу подлежит продлению, поскольку ходатайства налоговых комитетов о принесении надзорного протеста были поданы прокурору Карагандинской области с соблюдением установленного срока (один год со дня вступления в законную силу решения суда). Согласно ч. 3 ст. 387 ГПК, основанием к пересмотру в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов является существенное нарушение норм материального либо процессуального права. По данному делу допущено существенное нарушение норм материального права, заключающееся в неприменении закона, подлежащего применению. Материалами дела установлено, что налоговыми органами по результатам налоговых проверок вынесены уведомления о начисленной сумме налогов и других обязательных платежей в бюджет и пени, в том числе НДС. Из актов налоговой проверки следует, что НДС начислен в связи с включением в облагаемый оборот денежных средств, выделенных заявителям из местных бюджетов в 2001–2005 годах для возмещения расходов по льготному проезду на внутригородском общественном транспорте (кроме такси) учащихся общеобразовательных, профессиональных школ, лицеев, колледжей, высших учебных заведений очной формы обучения. В обоснование незаконности начисления НДС по этому основанию суд указал, что денежные средства выделялись на основании решений маслихата Карагандинской области об областных бюджетах на 2002, 2003, 2004 годы как затраты по бюджетной программе «Социальная поддержка обучающихся и воспитанников организаций образования очной формы обучения». В 2005 году указанная бюджетная программа реализована на основании решений маслихатов городов области. Данные денежные средства являются субсидиями, которые, согласно п.п. 2) п. 2 ст. 90 Налогового кодекса, не рассматриваются в качестве дохода. В этой связи они не подлежат обложению НДС. Поскольку бюджетные средства выделялись не как оплата за услуги перевозчиков по льготному проезду учащихся очной формы обучения, а как субсидии, облагаемый оборот в данном случае отсутствует. Выводы суда не основаны на нормах налогового законодательства. Согласно ст. 4 Налогового кодекса, одним из принципов налогообложения является его определенность. Данный принцип означает возможность установления в налоговом законодательстве всех оснований и порядка возникновения, исполнения и прекращения налоговых обязательств налогоплательщика (ст. 6 Налогового кодекса). Как предусмотрено ст. 25 Налогового кодекса, объект налогообложения и объект, связанный с налогообложением, по каждому виду налога и другого обязательного платежа в бюджет определяется в соответствии с особенной частью Кодекса. Отношения по НДС регулируются разделом 8 Налогового кодекса. В силу ст. 206 Налогового кодекса одним из объектов обложения НДС является облагаемый оборот. В п. 1 ст. 212 Налогового кодекса дано понятие облагаемого оборота как оборота по реализации товаров (работ, услуг), совершаемого плательщиком НДС, за исключением оборотов, перечисленных в п.п. 1 и п.п. 2 данной нормы. В соответствии с п. 2 ст. 211 Налогового кодекса оборот по реализации работ, услуг означает любое выполнение работ или оказание услуг, в том числе безвозмездное, а также любую деятельность за вознаграждение, отличную от реализации товара. В п. 3 этой нормы приведен перечень деятельности, не являющейся оборотом по реализации. Раздел 8 Налогового кодекса не содержит каких-либо изъятий относительно услуг по перевозке пассажиров, в том числе пользующихся правом льготного проезда.

35

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

В п. 1 ст. 217 Налогового кодекса предусмотрено общее правило об определении размера облагаемого оборота на основе стоимости реализуемых товаров (работ, услуг), исходя из применяемых сторонами сделки цен и тарифов без включения в них НДС. С учетом приведенных выше норм налогового законодательства компенсированная из средств местных бюджетов часть стоимости услуг заявителей по перевозке учащихся очной формы обучения подлежит включению в облагаемый оборот. Надзорная коллегия областного суда в обоснование законности и обоснованности решения суда также указала, что расчеты сумм субсидий (трансфертов) производились без учета НДС и других налогов. Однако в силу ст. 7 Налогового кодекса налогообложение в Республике Казахстан является всеобщим и обязательным (принцип справедливости налогообложения). Поэтому данное обстоятельство не может являться основанием для освобождения от НДС части оборота по реализации услуг. Ошибочными являются выводы судов относительно квалификации выделенных бюджетных средств как субсидий. Согласно ст. 1 Закона Республики Казахстан «О бюджетной системе», субсидии — это безвозмездные и безвозвратные выплаты из бюджета, выделяемые на цели, определенные законодательными актами коммерческим организациям. По существу аналогичное понятие дано в п.п. 5) п. 2 ст. 16 Бюджетного кодекса. Далее п. 4 ст. 9 Закона Республики Казахстан «О транспорте в Республике Казахстан» установлено, что местные исполнительные органы, принявшие решения по организации пассажирских перевозок, рентабельность которых не обеспечивается действующими регулируемыми тарифами, обеспечивают субсидии из соответствующего бюджета. Однако по данному делу средства из бюджета выделены не в связи с тем, что действующие тарифы не обеспечивают рентабельность перевозок, а в связи с решениями местных представительных органов о социальной поддержке учащихся очной формы обучения в пределах действующих тарифов. В результате часть стоимости проезда пассажиров указанной категории выплачивается заявителям из бюджета. Таким образом, отсутствует безвозмездность этих выплат, что исключает отнесение их к субсидиям. При таких обстоятельствах судебные акты подлежат изменению, в части удовлетворения требований заявителей о признании незаконными и отмене уведомлений по результатам налоговой проверки о начислении НДС и пени — отмене с вынесением нового решения об отказе. С учетом принятого решения следует отменить судебные акты и в части удовлетворения заявления ОАО «САРП» о признании незаконными действий НК по Карагандинской области по отказу в рассмотрении жалобы налогоплательщика. В части отказа в удовлетворении требований заявителей о возмещении морального вреда, а также в части удовлетворения требования ТОО «ЛП» о признании незаконным и отмене уведомления о начислении КПН в сумме 116 482 тенге, пени в сумме 32 055 тенге судебные акты подлежат оставлению без изменения в связи с законностью и обоснованностью. В соответствии с ч. 3 ст. 110 ГПК необходимо изменить распределение судебных расходов виде государственной пошлины. Руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Срок на принесение надзорного протеста продлить. Решение специализированного межрайонного экономического суда Карагандинской области от 7 декабря 2006 года, дополнительное решение этого же суда от 26 января 2007 года и постановление надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 8 ноября 2007 года изменить. В части удовлетворения заявлений ТОО «ЛП», ТОО «ТЖД», ТОО «НТС», АО «АТП», ОАО «САРП», ТОО «ЖТСС» о признании незаконными и отмене уведомлений по результатам налоговой проверки о начислении налога на добавленную стоимость и пени, а также в части удовлетворения заявления ОАО «САРП» о признании незаконными действий НК по Карагандинской области по отказу в рассмотрении жалобы налогоплательщика судебные акты отменить с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявлений в этой части.

36


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

В остальной части решение суда и постановление надзорной коллегии областного суда оставить без изменения. Взыскать с НК по Карагандинской области в пользу ТОО «ЛП» в возмещение расходов по оплате государственной пошлины 1 485 тенге. В остальной части дополнительное решение суда отменить. Надзорный протест удовлетворить.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-96-08 город Астана 30 апреля 2008 года

А., Е. и К. обратились в суд с иском к акимату г. Атырау, городскому территориальному отделу архитектуры и градостроительства, городскому отделу земельных отношений, У. о признании незаконным решения акима г. Атырау № 2544 от 7 ноября 2005 года о предоставлении У. земельного участка под строительство и обслуживание жилого дома, расположенного по ул. Севастопольской в г. Атырау, а также о признании недействительным акта на право частной собственности на земельный участок от 10 ноября 2005 года. Свои требования мотивировали тем, что оспариваемым решением акима нарушены их права на земельные участки, которые они в течение нескольких лет осваивали под сады и огороды. Решением Атырауского городского суда от 20 марта 2007 года, оставленным без изменения постановлениями коллегии по гражданским делам Атырауского областного суда от 25 апреля 2007 года и надзорной коллегии областного суда от 14 февраля 2008 года, иск удовлетворен в полном объеме. В протесте Генерального Прокурора Республики Казахстан ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных актов ввиду нарушения норм материального права, с вынесением по делу нового решения об отказе в иске. Заслушав выступление истцов Е. и К., представителя ответчика У. — Н., заключение прокурора, полагавшего удовлетворить протест, и по делу принять новое решение, исследовав материалы гражданского дела, доводы ходатайства о принесении протеста, возражение истцов, надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан полагает необходимым удовлетворить протест по следующим основаниям. В соответствии с ч. 3 ст. 387 ГПК вступившие в законную силу судебные акты могут быть пересмотрены в порядке судебного надзора, если при рассмотрении дела суд допустил существенные нарушения норм материального либо процессуального права. Такие нарушения надзорной коллегией Верховного Суда Республики Казахстан при рассмотрении данного дела установлены. Как следует из материалов дела, решением акима г. Атырау № 2554 от 7 ноября 2005 года У. был выделен земельный участок площадью 0,1000 га для строительства и обслуживания жилого дома в районе д. № 10 по ул. Севастопольской в г. Атырау. На основании данного решения 10 ноября 2005 года ей был выдан государственный акт на право частной собственности на зе-

37

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, истцов Е. и К., представителей ответчика — У., Н., рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по иску А., Е. и К. к акимату г. Атырау, городскому территориальному отделу архитектуры и градостроительства, городскому отделу земельных отношений, У. о признании незаконным решения акима города Атырау № 2544 от 7 ноября 2005 года о предоставлении У. земельного участка под строительство и обслуживание жилого дома и о признании недействительным акта на право частной собственности на земельный участок от 10 ноября 2005 года, поступившее по надзорному протесту Генерального Прокурора Республики Казахстан на решение Атырауского городского суда от 20 марта 2007 года, постановления коллегии по гражданским делам Атырауского областного суда от 25 апреля 2007 года и надзорной коллегии областного суда от 14 февраля 2008 года, установила:


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

мельный участок, а 21 ноября 2005 года право собственности на земельный участок зарегистрировано в РГП «ЦПН по Атырауской области». В силу ст.ст. 8 ГПК и 9 ГК в порядке гражданского судопроизводства подлежат защите нарушенные либо оспаривамые права. В соответствии с п. 3 ст. 22 Земельного кодекса право собственности на земельный участок возникает на основе актов государственных органов, гражданско-правовых сделок и иных оснований, предусмотренных земельным законодательством Республики Казахстан. Между тем истцы в судебное заседание не представили правоустанавливающих документов на земельный участок, а также доказательств о нарушении их прав и законных интересов. Установлено, что требования А., Е. и К. в отношении земельного участка мотивированы тем, что в течение нескольких десятилетий они пользовались земельными участками, находящимися рядом с их домостроениями, истцы фактически осваивали земельные участки, посадив плодовые деревья и другие зеленые насаждения. Однако предусмотренные земельным законодательством процедуры по предоставлению им земельных участков А., Е. и К. не проходили. Вопреки положениям ст. 43 Земельного кодекса истцы не имеют правоустанавливающих документов на спорный земельный участок. Следовательно, решение акима г. Атырау о предоставлении У. земельного участка и акт на право частной собственности на земельный участок на имя У. не затрагивают прав истцов. Судом установлено, что на момент вынесения постановления акима г. Атырау от 7 ноября 2005 года о выделении земельного участка площадью 0,1000 га У. под строительство и обслуживание жилого дома в земельной документации не имелось информации о каких-либо правах А., Е., К. на земельный участок. Поэтому местным исполнительным органом земельный участок был предоставлен У. Также судом установлено, что решением главы Атырауской городской администрации «О временном закреплении земельного участка» № 116 от 24 февраля 1993 года земельный участок площадью 565 кв. м был выделен отцу истицы Е. — Ж. во временное пользование без права на расширение и строительство и предписывалось, что при первом требовании городской архитектуры он освободит данный земельный участок. Из показаний истицы Е. установлено, что она продолжала пользоваться земельным участком отца без правоустанавливающих документов. Истцы А., Е., К. также не имеют правоустанавливающих документов на земельный участок. Следовательно, доводы истцов о том, что земельные участки заняты ими не самовольно, несостоятельны. Данный вывод подтвержден фактом привлечения Х., А., Е. к административной ответственности 28 декабря 2005 года. Согласно п. 4 ст. 37 Земельного кодекса, при продаже земельного участка, находящегося в государственной собственности, арендатор данного земельного участка имеет преимущественное право его покупки в порядке, установленном гражданским законодательством Республики Казахстан. Однако договор об аренде земельного участка со стороны А. не заключался. Поэтому выводы суда о том, что А. имеет преимущественное право на предоставление спорного земельного участка, не могут быть приняты во внимание. Так, из пояснений представителя городского отдела архитектуры и градостроительства следует, что А. обращалась в марте 2005 года в местный исполнительный орган с заявлением о предоставлении спорного земельного участка для ведения огородничества, был подготовлен акт обследования и выбора земельного участка, заведено земельно-кадастровое дело, однако в связи с тем, что, согласно Генеральному плану города Атырау, спорный земельный участок по функциональному использованию относится к селитебной территории и предназначен для размещения жилой застройки, было принято решение о предоставлении спорного земельного участка У., которая просила предоставить спорный земельный участок ей под строительство индивидуального жилого дома, что не противоречит нормам Земельного кодекса. При этом бездействие акима г. Атырау о непредоставлении земельного участка А. в суд не обжаловано. Не может быть принят во внимание вывод суда первой инстанции об отсутствии в земельнокадастровом деле заключения комиссии, создаваемой из числа депутатов местного представительного органа. Из письменного сообщения начальника отдела земельных отношений следует, что свое согласие члены комиссии по предоставлению земельных участков выразили путем проставления подписей в акте выбора, обследования и согласования земельного участка, что не противоречит требованиям закона.

38


Несостоятелен вывод суда в обоснование доводов о незаконности оспариваемого решения акимата г. Атырау о том, что У. был предоставлен земельный участок, расположенный в районе дома № 10 по ул. Севастопольской, тогда как она запрашивала земельный участок, расположенный по ул. Кавказской. Эти действия не нарушают какие-либо требования закона в области земельных отношений, соответственно, не могут являться основанием для признания оспариваемого решения акима незаконным. Также У. освоила предоставленный земельный участок, построила дом, следовательно, согласилась с предоставленным земельным участком. Доводы суда о том, что по решению акима У. предоставлен земельный участок площадью 0,1000 га, тогда как, согласно заключению комиссии по фактическому замеру от 16 марта 2007 года, площадь спорного земельного участка составила 1,1485 га, не могут быть приняты во внимание. Согласно подп. 5) п. 1 ст. 43 Земельного кодекса, установление границ земельного участка на местности производится после принятия решения о предоставлении земельного участка местным исполнительным органом. Следовательно, данное расхождение в площади не может служить основанием для признания незаконным решения акима о предоставлении земельного участка. Более того, в случае нарушения границ пользования земельным участком, заинтересованные лица, права которых нарушаются этими действиями, вправе обратиться за защитой своих прав, что производится посредством восстановления границ на местности в соответствии с правоустанавливающими документами. Необоснованны выводы суда и об отсутствии в земельно-кадастровом деле справки, подтверждающей наличие либо отсутствие земельного участка. Доводы истцов о повторном предоставлении У. земельного участка для индивидуального жилищного строительства в суде не нашли свое подтверждение. Кроме того, ст. 35 Закона Республики Казахстан «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия» предусмотрено, что проекты планировки, застройки и реконструкции городов и других населенных пунктов, а также карты землепользования имеющихся памятников истории и культуры подлежат согласованию с уполномоченным органом. Из постановления Совета Министров Казахской ССР № 38 от 26 января 1982 года «О памятниках истории и культуры Казахской ССР» следует, что Жилой городок нефтяников, расположенный в г. Атырау, включен в Государственный список памятников истории и культуры Казахской ССР республиканского значения. Довод истцов о том, что У. не было получено согласие уполномоченного органа по охране и использовании объектов историко-культурного наследия Жилого городка нефтяников, не могут быть основанием отмены постановления акима и акта на право собственности на земельный участок на имя У., поскольку Земельный кодекс Республики Казахстан допускает возможность предоставления земельных участков, на которых расположены объекты историко-культурного наследия, в собственность физических лиц, но с возложением обязанности по обеспечению охраны таких объектов. В соответствии со ст. 280 ГПК граждане и юридические лица вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда им стало известно о нарушении их прав, свобод и охраняемых законом интересов. Ходатайство представителя ответчика в части несоблюдения заявителями срока обращения суд посчитал несостоятельным, ошибочно полагая, что о решении акима о предоставлении У. земельного участка и акта на право частной собственности на земельный участок истцы узнали из решения суда от 24 февраля 2006 года, вступившего в законную силу 4 апреля 2006 года. Между тем из заявления представителя истцов М., приобщенного к материалам дела, следует, что истцам о выделении земельного участка У. стало известно 28 декабря 2005 года, то есть в день составления протокола об административном правонарушении, а в суд они обратились только 10 мая 2006 года. Следовательно, установленный ч. 1 ст. 280 ГПК срок подачи заявления истек, что в силу ч. 2 ст. 280 ГПК является одним из оснований к отказу в удовлетворении заявления. При таких обстоятельствах доводы протеста являются обоснованными. По делу не требуется собирания новых доказательств, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены полно, однако им дана неправильная юридическая оценка и допущена ошибка в применении норм материального и процессуального права.

39

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

На основании изложенного, руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия, постановила: Решение Атырауского городского суда от 20 марта 2007 года, постановления коллегии по гражданским делам Атырауского областного суда от 25 апреля 2007 года и надзорной коллегии областного суда от 14 февраля 2008 года по данному гражданскому делу отменить, принять новое решение об отказе в иске. Протест Генерального Прокурора Республики Казахстан удовлетворить.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-100-08 город Астана 30 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей заявителя — Т. по доверенности С. и Н., представителя ТОО «С» по доверенности — З., рассмотрев в судебном заседании в помещении суда гражданское дело по иску ТОО «С» к Ш., К. о признании сделки купли-продажи состоявшейся и признании права временного долгосрочного землепользования, поступившее по надзорной жалобе третьего лица Т. на решение районного суда № 3 Октябрьского района г. Караганды от 31 июля 2007 года и постановление надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 24 января 2008 года, установила: ТОО «С» обратилось в суд с иском к Ш., К. о признании сделки купли-продажи имущественного комплекса по адресу: г. Караганда, ул. Луначарского, 6, состоявшейся, признании права временного долгосрочного землепользования участка по указанному адресу и возложении обязанности о проведении регистрации сделки в регистрирующем органе. В обоснование требований истец указал, что 19 января 2007 года между сторонами был заключен предварительный договор купли-продажи спорного имущества. ТОО «С» полностью выполнило принятые на себя обязательства и оплатило стоимость предмета договора в полном объеме, тогда как ответчики от исполнения принятых на себя обязательств уклоняются. Решением Октябрьского районного суда № 3 г. Караганды от 31 июля 2007 года исковые требования ТОО «С» удовлетворены частично. Сделка купли-продажи между ТОО «С» и Ш., К. в отношении здания, расположенного по адресу: г. Караганда, ул. Луначарского, 6, признана состоявшейся. Требования в части регистрации земельного участка оставлены без рассмотрения. С ответчиков взыскана в возврат государственная пошлина в сумме по 93 750 тенге с каждого. Суд постановил, что данное решение является основанием для регистрации в регистрирующем органе права собственности на здание. Постановлением коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 24 октября 2007 года решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Постановлением надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 24 января 2008 года постановление суда апелляционной инстанции отменено с оставлением в силе решения суда первой инстанции. В надзорной жалобе третье лицо — Т., считая незаконными решение суда первой инстанции и постановление надзорной коллегии, просит их отменить, постановление коллегии по гражданским делам оставить без изменения. В обоснование приводит доводы, что является третьим учредителем НУ «ЧКС», которое расположено в здании, являющемся предметом спора, поэтому заключение предварительного договора без ее участия влечет нарушение ее прав. Кроме того, считает, что по делу допущено существенное нарушение норм материального права, а именно неправильное применение положений п. 2 ст. 154 ГК, поскольку возникшие правоотношения сторон, по ее мнению, должны регулироваться требованиями ст. 390 ГК. Заслушав объяснения представителей заявителя по доверенности С. и Н., представителя истца по доверенности З., заключение прокурора об удовлетворении надзорной жалобы, исследовав материалы гражданского дела и доводы надзорной жалобы, надзорная коллегия считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

40


Суд установил, что Ш. и К. 19 января 2007 года заключили с ТОО «С» нотариально удостоверенный предварительный договор купли-продажи имущественного комплекса медицинского учреждения (здание частной клиники «С»), находящегося по адресу: г. Караганда, ул. Луначарского, 6. По условиям договора стороны обязались заключить основной договор после выкупа права аренды земельного участка до 19 апреля 2007 года, а стоимость приобретаемого имущества в размере 6 250 000 тенге передана до подписания договора. Суд первой инстанции пришел к выводу, что между сторонами сделка фактически состоялась, обосновав вывод, что сделка совершена в письменной форме, стоимость имущества передана продавцам. Суд, руководствуясь п. 2 ст. 154 ГК, признал сделку состоявшейся. В отношении земельного участка требования оставил без рассмотрения, указав, что истец не лишен права досудебного урегулирования в этой части. С такими выводами согласилась надзорная коллегия Карагандинского областного суда. В соответствии с п. 2 ст. 154 ГК суд по заявлению заинтересованной стороны вправе признать сделку действительной при условии, что эта сделка требует нотариального удостоверения, фактически исполнена сторонами или одной из сторон, по своему содержанию не противоречит законодательству и не нарушает права третьих лиц. В соответствии с действующим на момент заключения договора законодательством сделка по отчуждению недвижимого имущества не требует обязательного нотариального удостоверения. Из материалов дела усматривается, что между Карагандинским территориальным комитетом государственного имущества и приватизации и частной клиникой «С» заключен 12 августа 1998 года договор о совместной деятельности, предметом которого явился имущественный комплекс на базе здания по адресу: ул. Луначарского, 6. Здание передано во владение и пользование инвестору НУ «ЧКС». Соглашением к договору о совместной деятельности от 15 декабря 2001 года определены порядок и условия выделения государственной доли в имущественном комплексе, право приобретения собственности на долю теркома предоставлено учредителям НУ «ЧКС». Согласно договору от 19 декабря 2001 года доля государства выделена учредителям Ш. и К. Приложением № 1 к договору предусмотрено сохранение профильной деятельности и перепродажа объекта по согласованию с Карагандинским территориальным комитетом госимущества и приватизации. Ш. и К. 21 марта 2003 года зарегистрировали право общей долевой собственности на здание НУ «ЧКС», общей площадью 3008,1 кв. м. Постановлением акима г. Караганды от 23 июня 2004 года предоставлено право временного долгосрочного землепользования сроком на 10 лет на делимый земельный участок площадью 0,3048 га, путем заключения договора аренды. 23 августа 2004 года заключен договор аренды, по условиям которого при совершении сделки арендатор обязан выкупить право аренды. Т., привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований, с 30 сентября 1998 года являлась учредителем НУ «ЧКС», незаконно была выведена из состава учредителей 22 сентября 1999 года, что подтверждается решением районного суда № 3 Октябрьского района г. Караганды от 7 октября 2005 года. Суды первой и надзорной инстанции, признавая сделку действительной (состоявшейся), не приняли во внимание приведенные выше обстоятельства, не дали им оценки, тогда как имеющиеся в материалах дела обстоятельства свидетельствует, что сделка по отчуждению недвижимого имущества, в отношении которой суд постановил решение, нарушает права третьих лиц. Поэтому выводы суда первой инстанции и надзорной коллегии областного суда со ссылкой на ст. 154 ГК нельзя признать обоснованными и законными. Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и направляя дело на новое рассмотрение, указал, что судом при рассмотрении спора применены нормы материального права, не подлежащие применению. Коллегия пришла к выводу, что возникшие правоотношения подлежат регулированию согласно ст. 390 ГК. Одновременно коллегией предложено суду первой инстанции выяснить, нарушены ли права учредителя Т. действиями других учредителей по распоряжению имущественным комплексом НУ «ЧКС». Оценив доказательства в совокупности, надзорная коллегия считает, что суд апелляционной инстанции областного суда правильно отменил решение суда первой инстанции. Согласно ст. 380 ГК, граждане и юридические лица свободны в заключении договора, понуждение к заключению договора не допускается за исключением, когда это предусмотрено Гражданским кодексом, законодательными актами или добровольно принятым обязательством.

41

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

В соответствии с п. 5 ст. 390 ГК в случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения предусмотренного им договора, она обязана возместить другой стороне вызванные этим убытки, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Предварительным договором в п. 7 предусмотрено, что ненадлежащее исполнение договора дает стороне, права которой нарушены неисполнением обязательств по договору, требовать полного возмещения причиненных ей убытков. Надзорная коллегия областного суда, установив эти обстоятельства, ошибочно пришла к выводу, что содержание спорного договора соответствует положениям ст. 406 ГК и, следовательно, в соответствии с п. 2 ст. 154 ГК эта сделка может быть признана действительной. Поскольку предварительным договором определен срок заключения основного договора до 19 апреля 2007 года, основной договор не заключен, К. отозвал доверенность 1 февраля 2007 года на право выкупа временного землепользования, ни законодательными актами, ни предварительным договором не предусмотрено принудительное заключение основного договора, то доводы надзорной коллегии областного суда несостоятельны. Кроме того, в силу п. 6 ст. 390 ГК обязательства сторон по предварительному договору прекращены ввиду истечения срока для заключения основного договора. Требования истца о признании права временного долгосрочного пользования земельным участком оставлено решением суда первой инстанции без рассмотрения по мотивам, что требования заявлены преждевременно, и они не лишены предварительного досудебного регулирования. Доводы суда не основаны на нормах права, поскольку передачу и отчуждение права землепользования могут производить только лица, выкупившие право временного возмездного пользования согласно ст. 33 Земельного кодекса. При таких обстоятельствах, когда коллегия по гражданским делам областного суда установила неправильное применение судом первой инстанции материального закона, то направление дела на новое рассмотрение нельзя признать обоснованным. С учетом изложенного, надзорная коллегия считает, что постановление суда апелляционной инстанции подлежит изменению, по делу собраны все доказательства, а поэтому возможно вынесение нового решения об отказе в иске. Руководствуясь подп. 5) ч. 4 ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Постановление надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 24 января 2008 года отменить. Постановление коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 24 октября 2007 года изменить, в части направления дела на новое рассмотрение отменить и вынести по делу новое решение. В иске ТОО «С» о признании сделки купли-продажи здания по адресу: г. Караганда, ул. Луначарского, 6, состоявшейся и признании права временного долгосрочного землепользования для обслуживания этого здания отказать. В остальной части постановление коллегии по гражданским делам оставить без изменения. Надзорную жалобу удовлетворить.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-101-08 город Астана 30 апреля 2008 года Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, истца У., ответчика Н., ее представителя Т., рассмотрев в открытом судебном заседании поступившее по надзорной жалобе представителя ответчика Н. — Т. гражданское дело по иску У. к Н., Ж., частному нотариусу И. о признании договора купли-продажи недействительным, приведении сторон в первоначальное положение, вынесении частного определения о лишении лицензии № 0000163 от 10 августа 1998 года, выданной Министерством юстиции РК нотариусу И., и возбуждении уголовного дела по факту мошенничества, по встречному иску И. к У., А. о защите неимущественных прав в связи с распространением клеветнических сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, о возмещении морального вреда в сумме 2 520 000 тенге,

42


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

У. обратился в суд с названным иском к Н., Ж., частному нотариусу И., мотивируя свои требования тем, что 26 января 2007 года между его супругой Ж. и Н. был заключен договор купли-продажи дома с земельным участком, расположенных по адресу: г. Алматы, мкр. «Дархан» (Ужет), д. 98. Данный договор был удостоверен частным нотариусом И. с нарушением требований действующего законодательства, а именно: без нотариально удостоверенного согласия супруга на продажу общей совместной собственности. Просил суд признать сделку купли-продажи спорного дома с земельным участком недействительной, привести стороны в первоначальное положение, вынести частное определение о лишении лицензии № 0000163 от 10 августа 1998 года, выданной Министерством юстиции Республики Казахстан нотариусу И., и возбудить уголовное дело по факту мошенничества. Ответчик И. иск не признала и обратилась со встречным иском к У., А. о защите неимущественных прав в связи с распространением клеветнических сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, о возмещении морального вреда в сумме 2 520 000 тенге. В ходе рассмотрения данного дела истец отказался от исковых требований к И., в связи с чем определениями от 22 августа 2007 года производство по делу в этой части прекращено, а встречные исковые требования И. оставлены без рассмотрения. Решением Жетысуского районного суда г. Алматы от 27 августа 2007 года исковые требования У. удовлетворены в полном объеме. Постановлено: признать недействительным договор купли-продажи дома, заключенный 26 января 2007 года между Ж. и Н. по купле-продаже дома, общей площадью 89,4 кв. м, в том числе жилой площадью 61,7 кв. м, с прилегающими надворными постройками и сооружениями, мерою 0,0702 га, расположенными по адресу: г. Алматы, мкр. «Дархан» (Ужет), д. 98, и аннулировать его регистрацию в Департаменте юстиции г. Алматы. Привести стороны в первоначальное положение: взыскать с Ж. в пользу Н. 2 520 000 тенге, выселить Н. со всеми совместно проживающими членами семьи из домостроения, расположенного по адресу: г. Алматы, мкр. «Дархан» (Ужет), д. 98. В апелляционном порядке дел не рассматривалось. В надзорной жалобе представитель Н. — Т. просит отменить решение и направить дело на новое рассмотрение, мотивируя тем, что судом допущено существенное нарушение норм материального права, его выводы не соответствуют обстоятельствам дела, решение основано на предположениях об обстоятельствах дела. При этом заявитель, ссылаясь на положения п. 2 ст. 33 Закона Республики Казахстан «О браке и семье», указывает, что, несмотря на то что в судебном заседании достоверно установлено, что У. и Ж., с одной стороны, и Н. — с другой, являлись родственниками (сватьями), однако, противореча себе, суд, опровергая доводы ответчика о том, что она не знала и не должна была знать о несогласии истца на отчуждение спорного домовладения, проявил односторонность. Заслушав ответчика Н., ее представителя Т., поддержавших доводы жалобы, истца У., просившего жалобу ответчика оставить без удовлетворения, заключение прокурора, просившего решение суда оставить без изменения, обсудив доводы жалобы с изучением материалов дела, надзорная коллегия Верховного Суда полагает, что жалоба ответчика не подлежит удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии со ст. 387 ГПК основанием к пересмотру в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов является существенное нарушение норм материального либо процессуального права. Таких нарушений судом не допущено. Принимая по делу решение, суд обоснованно пришел к выводу, что, поскольку Ж. состоит в зарегистрированном браке с У., а оспариваемая сделка совершена без нотариально удостоверенного согласия последнего, как супруга, исковые требования У. с учетом требований п. 3 ст. 33 Закона Республики Казахстан «О браке и семье» подлежат удовлетворению. Судом достоверно установлено, что при заключении сделки купли-продажи спорного имущества Ж. скрыла от нотариуса, что на момент его приобретения состояла в зарегистрированном браке с У. Данное обстоятельство подтверждается свидетельством о заключении брака от 14 марта 2003 года № 0043207 между У. и Ж., нотариально зарегистрированным заявлением последней от 26 января 2007 года. Данный вывод суда ответчиком какими-либо доказательствами не опровергнут. При этом доводы ответчика о том, что на принадлежавшие Ж. домостроение и земельный участок не распространяется правило общей совместной собственности супругов, последняя

43

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

установила:


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

имела права единоличного владения, пользования и распоряжения этим имуществом судом правильно опровергнуты, поскольку оно не было приобретено по какой-либо безвозмездной сделке, а было изначально построено хозяйственным способом. Обоснованно также признаны несостоятельными доводы ответчика о неправильном применении норм материального права, так как, согласно ч. 3 ст. 33 Закона Республики Казахстан «О браке и семье», отсутствие нотариально удостоверенного согласия другого супруга на совершение сделки по распоряжению недвижимым имуществом является основанием для признания в судебном порядке на основании его заявления сделки недействительной. Кроме того, Н. в судебном заседании не представила доказательств, что не знала или не должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Обстоятельства дела свидетельствуют, что Н. достоверно знала, что Ж. состоит в браке с истцом. В судебном заседании стороны подтвердили, что У. и Ж., с одной стороны, и Н. — с другой, являлись родственниками (сватьями). Доводы ответчика о том, что истцом пропущен годичный срок, предусмотренный ч. 2 п. 3 ст. 33 Закона Республики Казахстан «О браке и семье» для предъявления иска о признании сделки недействительной, являются необоснованными, поскольку сделка совершена 26 января 2007 года, о чем свидетельствует оспариваемый истцом договор купли-продажи спорного имущества. В силу изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 4 ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Решение Жетысуского районного суда г. Алматы от 27 августа 2007 года оставить без изменения. Надзорную жалобу представителя ответчика Н. — Т. оставить без удовлетворения.

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-102-08 город Астана 30 апреля 2008 года Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителя истца Е., а также конкурсного управляющего ТОО «ФКЗ» Т., рассмотрев в открытом судебном заседании в здании Верховного Суда Республики Казахстан гражданское дело по иску Е. к ТОО «ФКЗ», АО «АБ» о признании сделки недействительной и по встречному иску ТОО «ФКЗ» к Е., ТОО «КЭК» о признании сделки недействительной и возмещении морального вреда, поступившее по протесту Генерального Прокурора Республики Казахстан на решение Экибастузского городского суда от 28 декабря 2005 года, постановление коллегии по гражданским делам Павлодарского областного суда от 14 марта 2006 года, постановление надзорной коллегии Павлодарского областного суда от 15 марта 2007 года, установила: Решением Экибастузского городского суда от 28 декабря 2005 года в удовлетворении иска Е. отказано, встречный иск ТОО «ФКЗ» удовлетворен частично, постановлено: договор от 27 июля 2004 года о финансовой помощи между ТОО «ФКЗ» и ТОО «КЭК» признать недействительным, стороны привести в первоначальное положение, на ТОО «КЭК» возложить обязанность по возврату 17 млн. тенге; в удовлетворении встречного иска ТОО «ФКЗ» к Е. о признании договора от 27 июля 2004 года о финансовой помощи и приведении сторон в первоначальное положение отказать; взыскать с Е. и ТОО «КЭК» в пользу ТОО «ФКЗ» в возмещение морального вреда по 50 000 тенге с каждого. Дополнительным решением суда от 13 февраля 2006 года в доход государства с Е. взысканы расходы по госпошлине в сумме 253 930 тенге, с ТОО «КЭК» — 510 000 тенге. Постановлением коллегии по гражданским делам Павлодарского областного суда от 14 марта 2006 года решение суда от 28 декабря 2005 года изменено. В части встречного иска принято новое решение об отказе в иске ТОО «КЭК» о признании сделки недействительной и взыскании морального вреда. Взыскано с ТОО «ФКЗ» в пользу ТОО «КЭК» 255 000 тенге, в доход государства — 509 028 тенге. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

44


Постановлением надзорной коллегии Павлодарского областного суда от 15 марта 2007 года судебные акты оставлены без изменения, протест Генерального Прокурора Республики Казахстан — без удовлетворения. В протесте Генеральный Прокурор ходатайствует о восстановлении пропущенного годичного срока для принесения протеста по уважительной причине и просит отменить решение Экибастузского городского суда от 28 декабря 2005 года, постановление коллегии по гражданским делам Павлодарского областного суда от 14 марта 2006 года, постановление надзорной коллегии Павлодарского областного суда от 15 марта 2007 года в части отказа в удовлетворении иска Е. о признании Соглашения от 19 июля 2005 года об установлении нового срока возврата займов недействительным, направить дело в этой части на новое рассмотрение в ином составе. В остальной части решение суда оставить без изменения. Заслушав прокурора, поддержавшего доводы протеста, объяснения представителя истца Е., конкурсного управляющего Т., изучив материалы дела, коллегия полагает, что имеются основания для удовлетворения протеста в части отмены состоявшихся по делу судебных актов об отказе в удовлетворении иска Е. о признании Соглашения от 19 июля 2005 года об установлении нового срока возврата займов недействительным по следующим основаниям. Из материалов гражданского дела видно, что Е. и ответчик К. являются участниками ТОО «ФКЗ», которое получило кредит в АО «АБ» на сумму 25 млн. тенге со сроком возврата 25 августа 2007 года по Соглашению об открытии кредитной линии от 26 августа 2004 года. В обеспечение возврата Банку в залог предоставлено 58 единиц автотранспорта, комплекс зданий, расположенных в г. Экибастузе по ул. Урожайной, 14, с правом временного землепользования соответствующим участком. Договоры залога и ипотеки имущества зарегистрированы в соответствующих органах, осуществляющих регистрацию сделок с автотранспортом и недвижимостью, и заключались с согласия обоих участников ТОО «ФКЗ» — К. и Е. Из этой суммы 17 млн. тенге были перечислены на основании договора об оказании финансовой помощи в ТОО «КЭК», учредителями которого являлись также К. и Е. Из представленных Е. девяти платежных поручений следует, что в период с 21 октября 2004 года по 22 июля 2005 года ТОО «КЭК» в счет возврата финансовой помощи перечисляло ТОО «ФКЗ» по 350 000 — 375 000 тенге ежемесячно, которые должны были направляться ТОО «ФКЗ» на погашение банковского займа. К., будучи директором ТОО «ФКЗ», единолично подписал с банком соглашение от 19 июля 2005 года об установлении нового срока возврата займа до 25 июля 2005 года, т. е. ТОО должно было возвратить досрочно кредит через 6 дней после подписания Соглашения. Поскольку ТОО в этот срок не уложилось, Банк принял решение об обращении взыскания на залоговое имущество. Банк вначале уступил право требования долга ТОО «ЦСА», образованному 7 июля 2005 года, и учредителем которого является С., затем ТОО «ЦСА» реализовало с торгов заложенное имущество ТОО «АТП», учредителем которого является У. Отказывая в удовлетворении иска Е., суд свои выводы мотивировал тем, что в соответствии с положениями Устава ТОО «ФКЗ» и Закона Республики Казахстан «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» к исключительной компетенции общего собрания отнесен только один вид сделок — по передаче в залог всего имущества ТОО. Совершение остальных сделок не отнесено к компетенции общего собрания, т. е. ни законодательством, ни Уставом ТОО «ФКЗ» не предусмотрено ограничений на заключение оспариваемого Соглашения директором товарищества. Однако данные выводы судебных инстанций противоречат материалам гражданского дела и постановлены в нарушение норм и принципов гражданского законодательства. Суд, отклонив иск Е. о признании недействительным Соглашения о сокращении срока займа, не учел требования ст. 8 ГК, согласно которой граждане и юридические лица должны действовать при осуществлении принадлежащих им прав добросовестно, разумно и справедливо, соблюдая содержащиеся в законодательстве требования, нравственные принципы общества, а предприниматели — также правила деловой этики. К., действуя без согласования с другим участником, будучи директором ТОО, перенес сроки возврата кредита, тем самым лишил ТОО имущества, которое перешло к его близким. По утверждению Е., С. является гражданской супругой, а У. — племянницей К. Е. давалось согласие на заключение договоров банковского займа со сроком погашения 25 августа 2007 года. Согласие на залог имущества также давалось конкретно под этот срок.

45

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Изменение срока предоставления займа влечет за собой изменение исполнения обязательств, что прямо затрагивает заложенное имущество. В случае, если бы договорами банковского займа изначально предусматривался более короткий срок, чем три года, второй учредитель товарищества Е. мог и не дать своего согласия на залог имущества предприятия. Кроме того, из совокупности собранных по делу письменных доказательств следует, что второй учредитель ТОО «ФКЗ» — Е. не знал о заключении К. оспариваемого Соглашения. При таких обстоятельствах необоснованными являются выводы суда о том, что оспариваемое Соглашение не затрагивает вопросы залогового имущества, поскольку сокращение срока возврата займа является существенным условием договора и влечет различные правовые и экономические последствия для сторон договора. Указанное обстоятельство следует и из самого понятия залога. Из принятых во внимание судом писем ТОО «ФКЗ» на имя ТОО «КЭК» о необходимости в силу тяжелого финансового положения товарищества досрочно возвратить средства, представленные по договору о финансовой помощи в сумме 17 млн. тенге, невозможно достоверно установить время их направления адресату, поскольку в почтовых квитанциях дата отправления не указана. Надлежащим образом оформленные почтовые квитанции с указанием даты отправки приложены только к письмам аналогичного содержания, направленным в адрес ТОО «КЭК» уже после заключения оспариваемого Соглашения от 19 июля 2005 года, а именно: 2 августа 2005 года и 4 августа 2005 года. ТОО «ФКЗ» ежемесячно получало от ТОО «КЭК» по 350 000–370 000 тенге в счет погашения кредитных платежей, однако эти средства, в нарушение имевшейся договоренности по договору финансовой помощи, ТОО в Банк не перечисляло, а оставляло у себя. При таких обстоятельствах заслуживают внимания доводы Е. о том, что указанных денежных средств было бы достаточно для ежемесячного погашения ТОО «ФКЗ» вознаграждения и предмета по договорам банковского займа, однако такие действия директором предприятия К. умышленно не производились, тогда как в силу ст. 51 Закона Республики Казахстан «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» при выполнении своих обязанностей исполнительный орган должен действовать в интересах товарищества добросовестно и разумно. Кроме того, судом не исследован вопрос и о фактической сумме задолженности ТОО «ФКЗ», сформировавшейся на момент заключения соглашения 19 июля 2005 года о досрочном погашении кредита. Судебные инстанции также не обратили внимания и не дали должной оценки незаконным действиям АО «АБ», хотя истец неоднократно указывал на них. Так, в соответствии с п. 3 ст. 276 ГК «третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право пользования, владения, залога и другие) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника». Е., как третье лицо, имел право без согласия ТОО «ФКЗ» удовлетворить за свой счет требования Банка, в случае наступления угрозы утраты залога, то есть погасить за свой счет кредит, полученный ТОО. Доводы Е., что второй учредитель К. умышленно ограничил ему доступ к финансовой информации относительно кредитной задолженности по рассматриваемым договорам банковского займа, полностью подтверждаются, имеющимися в деле ответами Банка от 13 сентября 2005 года, 28 июля 2005 года, 12 июля 2005 года, 4 мая 2005 года на письма Е., из которых следует, что последний пытался выяснить размер кредитной задолженности ТОО «ФКЗ», урегулировать данный вопрос путем проведения переговоров, однако получал отказ от Банка, мотивированный наличием всей необходимой информации у исполнительного органа товарищества в лице директора К. Таким образом, из-за действий Банка истец не смог воспользоваться своим правом, предоставленным ему законом, по уплате кредита и процентов по нему, из-за чего лишился залогового имущества, хотя рыночная стоимость этого имущества была намного выше оставшейся задолженности по кредиту. При таких обстоятельствах состоявшиеся по делу судебные акты в части отказа в удовлетворении иска Е. о признании Соглашения от 19 июля 2005 года об установлении нового срока возврата займов недействительным подлежат отмене ввиду существенного нарушения норм мате-

46


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

риального права с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Законность судебных актов в иной части в протесте не оспаривается. При новом рассмотрении следует исследовать обстоятельства относительно погашения ТОО «КЭК», предоставленной ему ТОО «ФКЗ» финансовой помощи, а также иные, приведенные выше, и в зависимости от установленного принять решение. В соответствии со ст. 128 ГПК сроки, установленные законом, могут быть восстановлены судом, если они пропущены по причинам, признанным судом уважительными. Коллегия полагает необходимым срок на подачу надзорного протеста восстановить, поскольку Е. обратился в Генеральную прокуратуру Республики Казахстан в установленный законом срок. Прокурором был принесен протест в надзорную коллегию Павлодарского областного суда, который 15 марта 2007 года был отклонен, после чего материалы дела вновь изучались в Генеральной прокуратуре, и по результатам Генеральным Прокурором принесен протест в надзорную коллегию Верховного Суда Республики Казахстан. На основании изложенного, руководствуясь подп. 2) ч. 4 ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Срок на принесение протеста восстановить. Решение Экибастузского городского суда от 28 декабря 2005 года, постановление коллегии по гражданским делам Павлодарского областного суда от 14 марта 2006 года изменить. В части отказа в удовлетворении иска Е. о признании Соглашения от 19 июля 2005 года об установлении нового срока возврата займов недействительным судебные акты отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе. В остальной части состоявшиеся судебные постановления оставить без изменения. Надзорный протест Генерального Прокурора удовлетворить.

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, истца Т., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Т. к М., С., Е. и С. о признании сделки действительной, возложении обязанности на М. приобрести равнозначную долю жилья путем дарения С., встречному иску С. к Т. о признании сделки недействительной, по протесту Генерального Прокурора Республики Казахстан на постановление коллегии по гражданским делам Жамбылского областного суда от 29 ноября 2006 года, постановление надзорной коллегии этого же суда от 19 декабря 2007 года, установила: Т. обратился с иском к М., С., Е. и С. о признании действительной сделки купли-продажи кв. 2, д. 38, мкр. «Салтанат», в г. Таразе (далее — спорной квартиры), обязании М. приобрести равнозначную долю жилья по адресу: г. Тараз, пер. Станционный, дом 31 путем дарения С. Последний обратился в суд со встречным иском к Т. о признании недействительной сделки куплипродажи спорной квартиры. Решением Таразского городского суда от 25 сентября 2006 года иск Т. удовлетворен, признана действительной сделка купли-продажи спорной квартиры, возложена обязанность на М. приобрести С. равнозначную долю в домостроении по адресу: г. Тараз, пер. Станционный, дом 31 путем дарения. В удовлетворении встречного иска С. к Т. о признании недействительной сделки купли-продажи спорной квартиры отказано. Постановлением коллегии по гражданским делам Жамбылского областного суда (далее — суд апелляционной инстанции) от 29 ноября 2006 года решение суда изменено, в части удовлетворения иска Т. решение отменено в полном объеме, принято новое решение об отказе в иске. В остальной части решение оставлено без изменения. Постановлением надзорной коллегии этого же суда (далее — суд надзорной инстанции) от 19 декабря 2007 года отказано в пересмотре в порядке судебного надзора постановления апелляционной инстанции.

47

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4 гп-104-08 город Астана 30 апреля 2008 года


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

В надзорном протесте Генерального Прокурора Республики Казахстан предлагается восстановить срок для принесения надзорного протеста ввиду своевременности обращения Т. в Генеральную прокуратуру; отменить постановление суда надзорной инстанции, в связи с тем что дана правовая оценка судебным актам и необоснованно отказано в их пересмотре; изменить постановление суда апелляционной инстанции ввиду нарушений норм материального и процессуального права, отменить постановление в части отказа в удовлетворении иска Т. о признании сделки действительной, оставить в этой части без изменения решение Таразского городского суда от 25 сентября 2006 года. Заслушав пояснения Т., заключение прокурора, поддержавших ходатайство и доводы надзорного протеста, исследовав материалы гражданского дела, надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан считает ходатайство и протест обоснованными по следующим основаниям. В связи с рассмотрением протеста в надзорной коллегии Жамбылского областного суда пропущен годичный срок для принесения надзорного протеста в надзорную коллегию Верховного Суда. Приложенными к надзорному протесту документами указанные доводы подтверждаются. Надзорная коллегия считает необходимым восстановить срок для принесения протеста на основании ст. 388 ГПК. В соответствии с ч. 3 ст. 387 ГПК вступившие в законную силу судебные акты могут быть пересмотрены в порядке судебного надзора, если при рассмотрении дела суд допустил существенные нарушения норм материального либо процессуального права. Такие нарушения допущены. Судом установлено и не оспаривается сторонами, что осенью 2000 года Т. и М. заключили устный договор о купле-продаже спорной квартиры за 2000 долларов США. Сделка исполнена сторонами: Т. вселился в спорную квартиру, расчет им произведен, что подтверждается распиской М. о получении денег в сумме 306 000 тенге и обязании предоставить разрешения всех совладельцев и Опекунского совета, а также доверенностью на право распоряжения спорной квартирой. С. и Е. дали согласие на продажу спорной квартиры, что подтверждается нотариально заверенными их заявлениями. На основании заявления С. и его родителей 14 октября 2004 года Опекунский совет дал разрешение М. на продажу спорной квартиры с условием приобретения С. равнозначной доли в домостроении по пер. Станционный, 31 в г. Таразе путем дарения. Ввиду уклонения М. от оформления сделки Т. обратился в суд с названным иском, а С. — о признании сделки недействительной ввиду нарушения его прав. Выводы суда об отказе в иске С. о признании сделки недействительной, а также выводы суда апелляционной инстанции о незаконности решения суда в части возложения обязанности на М. приобрести равнозначное жилье первому являются правильными. Надзорная коллегия считает, что на момент совершения сделки интересы С. представляла его мать, которая получила согласие на продажу его доли от Опекунского совета с условием приобретения ею равнозначной доли путем дарения. С., являясь в настоящее время совершеннолетним, вправе самостоятельно защитить свои права в случае их нарушения М., и такие требования не могут быть рассмотрены по иску Т. Судебные акты в этой части никем не оспариваются и подлежат оставлению без изменения ввиду законности и обоснованности. Отказывая в иске Т. о признании сделки состоявшейся, суд апелляционной инстанции указал, что М. не исполнила обязательства о приобретении несовершеннолетнему С. доли в другой квартире, чем нарушила его права. Надзорная коллегия считает, что данное обстоятельство не может являться основанием для отказа в иске ввиду несоответствия требованиям закона и материалам дела, а решение суда в этой части является правильным, надзорный протест — обоснованным в связи со следующим. Обязательство о приобретении равнозначной доли С. возлагалось Опекунским советом на его мать М., которое ею принято, а не на Т. Последним таких обязательств не принималось при заключении устного договора о купле-продаже квартиры и выдаче расписки. Доказательств о том, что истец обязан доплатить деньги для приобретения жилья, ответчиками не представлено. В настоящее время они проживают по ул. Станционной, 31 и М. не лишена возможности подарить долю в домостроении сыну. Совершение сделки и ее исполнение не оспариваются сторонами, подтверждаются согласованными действиями М. и членов ее семьи, а также письменными доказательствами: распиской о получении денег, доверенностью о праве распоряжения спорной квартирой, заявлениями членов семьи М., вселением и проживанием в ней в течение более шести лет Т. Указанные обстоятельства, согласующиеся с положениями статей 15, 153 ГК о том, что сделки могут совершаться в устной или письменной форме, несоблюдение простой письменной сделки не влечет ее недействительности, но может подтверждаться письменными

48


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

или иными, кроме свидетельских показаний, доказательствами, обоснованно приняты судом во внимание. Выводы суда о признании сделки состоявшейся соответствуют пункту 3 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан № 5 от 16 июля 2007 года «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с защитой права собственности на жилище». Согласно указанному, в случае несоблюдения формы сделки, когда фактически совершенная сделка подтверждается иными, кроме свидетельских показаний, доказательствами (например, распиской о продаже жилища и получении денег либо выдачей доверенности на право отчуждения), заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с иском о признании сделки действительной. В связи с изложенным постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене в части отказа в иске Т. о признании сделки действительной с оставлением в этой части без изменения решения суда, соответствующего требованиям ст. 218 ГПК о законности и обоснованности, и надзорный протест подлежит в этой части удовлетворению. Судом надзорной инстанции Жамбылского областного суда по существу рассмотрены доводы надзорного протеста, которые, как указывается в установочной части постановления, «опровергаются материалами дела». Рассмотрев фактически по существу все обстоятельства по делу, суд надзорной инстанции дал им правовую оценку и неправильно указал в постановочной части об отказе в пересмотре постановления суда апелляционной инстанции, в связи с чем постановление суда надзорной инстанции подлежит отмене. Руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Восстановить срок на принесение протеста. Отменить постановление надзорной коллегии Жамбылского областного суда от 19 декабря 2007 года. Изменить постановление коллегии по гражданским делам Жамбылского областного суда от 29 ноября 2006 года, отменив в части отказа в иске Т. о признании действительной сделки купли-продажи кв. 2 по адресу: г. Тараз, мкр. «Салтанат», дом 38, заключенной между Т. и М., и в этой части решение Таразского городского суда от 25 сентября 2006 года оставить без изменения. В остальной части постановление оставить без изменения.

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителя АО «СНПС» — Н., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к акционерному обществу «СНПС» о восстановлении на работе, признании недействительной справки, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, к общественному объединению «МСТ», ГУ «ДМТиСЗ по Актюбинской области» о признании недействительным акта специального расследования, поступившее по протесту Генерального Прокурора Республики Казахстан на постановление коллегии по гражданским делам Актюбинского областного суда от 2 августа 2007 года и постановление надзорной коллегии этого же суда от 18 октября 2007 года, установила: К. обратился в суд с иском к АО «СНПС» о восстановлении на работе, признании недействительной справки, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, к ОО «МСТ», ГУ «ДМТиСЗ по Актюбинской области» о признании недействительным акта специального расследования. Решением Мугалжарского районного суда Актюбинской области от 31 мая 2007 года в иске отказано. Постановлением коллегии по гражданским делам Актюбинского областного суда от 2 августа 2007 года, оставленным без изменения постановлением надзорной коллегии Актюбинского областного суда от 18 октября 2007 года, решение суда отменено и принято новое решение об удовлетворении исковых требований К. Постановлено восстановить К. в должности заместителя начальника автопарка № 1 СТУ АО «СНПС».

49

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4гп-105-08 город Астана 30 апреля 2008 года


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

С АО «СНПС» взыскана в пользу истца заработная плата за время вынужденного прогула в сумме 472 491 тенге, компенсация морального вреда в сумме 100 000 тенге. С ГУ «ДМТиСЗ по Актюбинской области» в пользу К. взыскана компенсация морального вреда в сумме 20 000 тенге. С АО «СНПС» взыскана в доход государства госпошлина в сумме 1 092 тенге. В надзорном протесте Генерального Прокурора Республики Казахстан ставится вопрос об отмене постановления коллегии по гражданским делам Актюбинского областного суда от 2 августа 2007 года и постановления надзорной коллегии этого же суда от 18 октября 2007 года с оставлением в силе решения суда первой инстанции со ссылкой на неправильное применение судами норм материального и процессуального права. Заслушав прокурора, поддержавшего протест в полном объеме, объяснения представителя ответчика Н., исследовав материалы дела, надзорная коллегия приходит к следующему. Как усматривается из материалов дела, приказом № 86-к СТУ АО «СНПС» от 24 января 2007 года на основании специального расследования несчастного случая, произошедшего 13 декабря 2006 года с трактористом С., заместитель начальника автопарка № 1 СТУ К. уволен по п.п. 9) ст. 26 Закона Республики Казахстан «О труде в Республике Казахстан» (далее — Закон) за грубое нарушение трудовых обязанностей, то есть за нарушение правил охраны труда, повлекшее аварию и гибель работника. Судом установлено, что 13 декабря 2006 года тракторист автопарка № 1 С. выехал за пределы автоколонны на тракторе СТУ АО «СНПС» без путевого листа, медицинского освидетельствования и технического осмотра транспорта. В тот же день, находясь в состоянии алкогольного опьянения, он опрокинулся на тракторе в реку и скончался в результате асфиксии. По данному факту было проведено специальное расследование, в результате которого установлено, что причинами несчастного случая явилось нарушение работниками автопарка трудовой и производственной дисциплины. Одним из виновных лиц в произошедшем комиссия по расследованию несчастного случая признала К., допустившего нарушения требований должностной инструкции. После чего приказом начальника СТУ № 86-к от 24 января 2007 года К. уволен с работы на основании п.п. 9) ст. 26 Закона за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей. В протесте Генеральный Прокурор указывает, что суды апелляционной и надзорной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, пришли к необоснованному выводу об отсутствии вины истца в нарушении правил охраны труда и гибели С. и недоказанности факта направления истцом погибшего тракториста на работы в крестьянское хозяйство «А». Так, в протесте указывается, что п. 6 ст. 20 Закона на работодателя возложена обязанность по разработке мероприятий по безопасности и охране труда. В соответствии с п. 1.3.2. разработанной предприятием ведомственной системы безопасности труда и охраны окружающей среды, утвержденной приказом от 18 сентября 2001 года № 176 и согласованной с уполномоченными государственными органами и профсоюзным комитетом, на каждого заместителя руководителя структурного подразделения возложено оперативное управление охраной труда и техникой безопасности, и они персонально отвечают за обязательную оценку рисков, связанных с мероприятиями и производственными процессами, осуществляемыми в подразделении. Как указывается в протесте, К. допустил нарушения требований безопасности труда и должностной инструкции, выразившиеся в отсутствии должного контроля как руководителя подразделения. Также в протесте указано, что выезд С. в КХ «А» произведен по непосредственному указанию К. Между тем данные доводы протеста несостоятельны, поскольку, как установлено судом, выводы комиссии по расследованию причин несчастного случая не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Материалами дела подтвержден факт выезда тракториста С. 13 декабря 2006 года за пределы автоколонны без путевого листа, заявки медицинского освидетельствования и технического осмотра трактора. Согласно должностной инструкции, К. осуществляет общий контроль за соблюдением правил охраны и безопасности труда, а выдача путевок, выпуск транспортных средств в его обязанности не входит. Вместе с тем в автопарке № 1 действует несколько уровней контроля, и в соответствии с ведомственной системой безопасности труда, на которую ссылается в протесте Генеральный Прокурор, непосредственный ежедневный контроль осуществляется мастерами, механиками

50


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

смен, партий и колонн, в связи с чем вины истца в выезде тракториста за пределы территории без надлежаще оформленных документов не имеется. Доказательств того, что С. выехал с грузом в крестьянское хозяйство «А» по указанию К. материалами дела не подтверждается. Кроме того, апелляционной инстанцией было достоверно установлено, что крестьянское хозяйство «А» находится в 7–8 км от г. Караганды, тогда как несчастный случай с трактористом произошел на расстоянии 35–40 км от этого города в нерабочее время. Следовательно, между действиями истца и наступившими последствиями в виде гибели работника АО «СНПС» причинная связь отсутствует. При таких обстоятельствах суды апелляционной и надзорной инстанции пришла к обоснованному выводу об отсутствии вины К. и, напротив, наличии вины самого С. в нарушении правил охраны труда. Что касается доводов протеста о нарушении надзорной инстанции областного суда коллегиальности состава суда, отмечаем, что действительно в соответствии с ч. 2 ст. 37 ГПК коллегиальный состав суда надзорной инстанции должен состоять из нечетного (не менее трех) числа судей. В заседаниях надзорной коллегии областного и приравненного к нему суда председательствует председатель этого суда, а при его отсутствии по уважительным причинам (например, отпуск, болезнь, командировка) по указанию председателя — один из судей надзорной коллегии суда. Между тем, как указывается в Нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан от 20 марта 2003 № 2 «О применении судами некоторых норм гражданского процессуального законодательства», поскольку перечень существенных нарушений норм процессуального права, указанный в ст. 366 ГПК, является исчерпывающим, то рассмотрение судом надзорной инстанции дела в коллегиальном составе, состоящим из четного числа судей, само по себе не влечет отмену вынесенного таким составом суда постановления. С учетом изложенного, руководствуясь ст. 398 ГПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Постановление коллегии по гражданским делам Актюбинского областного суда от 2 августа 2007 года и постановление надзорной коллегии этого же суда от 18 октября 2007 года по данному делу оставить без изменения, протест — без удовлетворения.

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының қадағалау алқасы прокурордың қатысуымен өткен өзінің ашық сот мәжілісінде Қазақстан Республикасы Бас прокурорының келтірген бақылау наразылығымен қылмыстық істі қарады. Қызылорда қалалық сотының 2007 жылғы 13 қыркүйектегі үкімімен 1. К., 1958 жылы 22 қаңтарда туылған, бұрын сотты болмаған, «Т» ЖШС-нің жүргізушісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 2 жыл бас бостандығынан айыруға сотталған, ҚК-нің 63-бабының негізінде 1 жылға сынақ мерзімі белгіленген. 2. А., 1972 жылы 27 наурызда туылған, бұрын сотты болмаған, «Т» ЖШС-нің жүргізушісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 8 айға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 3. У., 1973 жылы 12 ақпанда туылған, бұрын сотты болмаған, «Т» ЖШС-нің жүргізушісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 1 жылға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазаны жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 4. Қ., 1965 жылы 9 наурызда туылған, бұрын сотты болмаған, «Т» ЖШС-нің жүргізушісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 1 жылға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген.

51

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

ҚАУЛЫ № 4уп-27-08 Астана қаласы 14 сәуір 2008 жыл


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Қазақстан Республикасының Жоғарғы Соты Қадағалау алқасы

5. М., 1963 жылы 22 сәуірде туылған, бұрын сотты болмаған, «Т» ЖШС-нің жүргізушісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 10 айға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген, 6. Ш., 1965 жылы 22 мамырда туылған, бұрын сотты болмаған, «А» ЖШС-нің жүргізушісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 1 жылға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 7. Н., 1964 жылы 21 маусымда туылған, бұрын сотты болмаған, «А» ЖШС-нің жүргізушісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 1 жылға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 8. М., 1982 жылы 20 қарашада туылған, бұрын сотты болмаған, жұмыс істемейді. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 2 жылға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 9. Ы., 1978 жылы 25 наурызда туылған, бұрын сотты болмаған, «К» БК ЖШС-нің операторы. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 8 айға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 10. Э., 1976 жылы 29 қыркүйекте туылған, бұрын сотты болмаған, «К» БК ЖШС-нің операторы. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 8 айға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 11. Ш., 1981 жылы 9 ақпанда туылған, бұрын сотты болмаған, «Ж» ЖШС-нің операторы. — ҚК-нің 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 3 жылға бас бостандығынан айыруға, жазасын жалпы режимді түзеу колониясында өтеу белгіленген. 12. Ж., 1967 жылы 1 ақпанда туылған, бұрын сотты болмаған, «Ж» ЖШС-нің операторы. — ҚК-нің 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 3 жылға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 13. А., 1962 жылы 21 маусымда туылған, бұрын сотты болмаған, «Ж» ЖШС-нің операторы. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 8 айға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген, 14. А., 1976 жылы 3 қарашада туылған, бұрын сотты болмаған, ОКФ «С» АҚ-ның күзет басшысы. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 8 айға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 15. З., 1978 жылы 10 қыркүйекте туылған, бұрын сотты болмаған, ОКФ «С» АҚ-ның күзетшісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 8 айға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 16. Д., 1982 жылы 3 тамызда туылған, бұрын сотты болмаған, ОКФ «С» АҚ-ның күзетшісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 8 айға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 17. Х., 1980 жылы 21 қарашада туылған, бұрын сотты болмаған, ОКФ «С» АҚ-ның күзетшісі. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 8 айға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген. 18. А., 1971 жылы 15 желтоқсанда туылған, бұрын сотты болмаған, «К» БК ЖШС-нің операторы. — ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі арқылы, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен 1 жылға бас бостандығынан айыруға сотталған, жазасын жалпы режимдегі түзеу колониясында өтеу белгіленген.

52


Қаулылар (Үзінділер) Сәуір, 2008

Сот қаулылары мына төменгі негіздерге байланысты бұзылуға, қылмыстық іс сотта негізінен қайта қаралуға жатады. Бірінші сатыдағы сот істі басты сот талқылауында негізінен қарауда Қазақстан Республикасы ҚІЖК-нің 24-бабында, Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының 2002 жылғы 15 тамыздағы № 19 «Сот үкімі туралы» нормативтік қаулысында көрсетілген заң талаптарын өрескел бұзып, қылмыстық істі бір жақты қарап, іс дұрыс шешілуіне күрделі мән-жайлары бар деректерді зерттемей, үстүрт шешім қабылдағаны көрінеді. Алдын ала сотта зерттелген деректерге қарағанда, осы іс бойынша бой тасалап жүрген Ш., «Қ» ЖШС-не қарасты «А» мұнай шығару кенішінің жауапты операторы А., «С» АҚ-ның күзетшілер тобының басшысы А., № 35 мұнай шығару ұңғымасының жауапты операторлары Ш., Э., № 35 мұнай шығару ұңғымасының жауапты операторлары Ы., Ж., А., осы кеніштің № 1 бақылап–өткізу бекетінің күзетшілері Д., № З және № 2 бақылау–өткізу бекетінің күзетшісі Х. адамдар тобы болып алдын ала сөз байласып, шикі мұнайды ұрлауға келісіп, 2007 жылы 23 қаңтар күні кешкісін сағат 22-лер шамасында мұнай тасымалдауға келген автокөлік жүргізушілері М., Қ., А., У., Н., Ш., Қ. бұл ойларын жеткізіп, оларға ұрланған шикі мұнайды тасымалдағаны үшін нақты ақша беретіндерін айтып, арнайы журналдарға автокөліктер өткендерін тіркемей, оларға тиісті құжаттар толтырмай, екі ұңғыдан жеті автоцистернаға небәрі 138, 804 тонна шикі мұнай құйып шығарып жіберген. Ал М. автокөліктерді Қызылорда қаласында күтіп алып, заводқа өткізуге келіскен. Аталған жүргізушілер 2007 жылы 24 қаңтарда сағат 05 шамасында Қызылорда қаласында орналасқан «Қызылорда мұнай өңдеу заводына» шикі мұнайды өткізуге барған жерінде полиция қызметкерлеріне ұсталған. Осыған байланысты алдын ала тергеу барысында шикі мұнайдың жарамдылығы, сапасы, бағасы жөнінде арнайы сараптама тағайындалып, оның 2007 жылғы 2 наурызда берілген кешенді сараптама қорытындысы бойынша автокөліктерден алынған 6 дана 1,5 литрлік ыдысқа құйылып, зерттеуге берілген заттар шикі мұнай майы болып табылатындығы, мемлекеттік номері 981 автокөлігіндегі 20, 035 кубм шикі мұнайдың орташа бағасы — 774702 теңге; мемлекеттік номері 178 автокөлігіндегі 20.045 кубм — 775079 теңге; мемлекеттік номері 205 автокөлігіндегі 25.500 кубм — 1095271 теңге; мемлекеттік номері X 802 автокөлігіндегі 25.240 кубм — 974739 теңге; мемлекеттік номері X 401 автокөлігіндегі 24. 225 кубм — 930973 теңге. Сонда барлығы бес автокөліктегі шикі мұнайдың орташа бағасы 4550766 теңге болып табылған. Бұл Қазақстан Республикасы Статистикалық агенттігінің Қызылорда облысы бойынша статистика басқармасының шикі мұнайдың 2007 жылғы қаңтар айындағы орташа бағасы жөніндегі мәліметіне сүйеніп берілген.

53

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Сот үкімімен сотталушылар адамдар тобының алдын ала сөз байласуы бойынша 2007 жылы 23 қаңтарда «К» БК ЖШС-не қарасты «А» мұнай шығару кенішінен жалпы қүны 216969 теңге болатын 138,804 тонна шикі мұнайды ұрлағандары үшін кінәлі болып танылған. Қылмыстық іс апелляциялық тәртіпте 2007 жылы 23 қазанда және 2008 жылы 17 қаңтарда облыстық соттың қадағалау алқасында прокурордың наразылығының негізінде қаралып, сот қаулылары өзгеріссіз, ал наразылық қанағаттандырусыз қалдырылған. Прокурор қадағалау наразылығында сот шешімдерімен келіспей, ұрланған 138,804 тонна шикі мұнайдың жалпы құны 2007 жылғы 2 наурыздағы № 258 сот–тауартану комиссиялық қорытындысы бойынша 5323924 теңге болып анықталса да, басты сот қаралуында қорғаушы С. 1 тонна мұнайдың өзіндік бағасы 12,43 АҚШ доллары тұрады деген анықтамасына негізсіз сүйеніп, заңсыз шешім қабылданған. Осыған байланысты сотталғандардың қылмыстық әрекеттері басқа жеңілдеу бапқа ауыстырылып, оларға шамадан тыс жеңіл жаза тағайындалды. «К» ЖШС-іне жалпы ұрланған мұнайдан 6802776 теңгеге зиян келген. Сонымен қатар «К» ЖШС-нің жарғысының 2-бабына сәйкес, серіктестік мұнай, газ және өзге көмірсутектерді барлау, жетілдіру шығару, тасымалдау, экспорттау, сату және қайта өндіруді, мұнай мен газды қайта өңдеу өнімдерін сатуды жүзеге асырады. Сондықтан келген зиян мүлік иесінің белгілеген бағасынан (6802776 теңге) есептелу керек деп, сот қаулыларын бұзып, істі сол сотқа басқа құрамда жолдауды сұраған. Прокурордың наразылықты қолдаған пікірін тыңдап, наразылықта келтірген деректерді талқылап, іс материалдарын тексеріп, алқаның АНЫҚТАҒАНЫ:


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Қазақстан Республикасының Жоғарғы Соты Қадағалау алқасы

Осы қорытынды бойынша мемлекеттік номері 204 автокөлігіне 25.500 кубм шикі мұнай құйылғаннан алынған үлгісіндегі мұнай тығыздық көрсеткіші жоқ болуына байланысты қорытынды жасалмаған. Бұл соңғы дерекке сай, алдын ала тергеу барысында жетекші сарапшы Д. жауап алынып, оның айтуынша, зерттелмеген көліктен (мемлекеттік номері 204 автокөлігі) алынған шикі мұнайдың тығыздығы басқа көліктердікіне сәйкес келсе, оның орташа бағасы 1 095 271 теңге, терминалға құйылып кеткен мемлекеттік номері 037 автокөлігіндегі 20.020 кубм мұнайдың орташа бағасы 773 160 теңге болатындығын көрсеткен. Сонда 138.804 тонна шикі мұнайдың жалпы құны 6 389 197 теңге болғаны анықталған. Айыптау қорытындысы бойынша жеті автокөліктен ұрланған шикі мұнайдың жалпы құнын қосқанда нақты 6 419 195 теңге болса да, белгісіз себептермен ұрланған шикі мұнайдың жалпы құны 5 323 924 теңге деп көрсетілген. Бірінші сатыдағы сот бұл қайшылықтарға назар аудармай, берілген ресми сараптаманы талқыға салмай, керісінше, басты сот талқылауында қорғаушы С. атына жазылған хатқа сүйеніп, бір тонна мұнай бағасын 12,43 АҚШ долларымен есептеп, келтірген зиянды 21 696 937 теңге деп тапқан. Бірақ іс материалдарына келетін болсақ, бұл 2007 жылы 19 сәуірде «Қ» тарапынан берілген анықтамада екі баға көрсетілген, біріншісі шикі мұнайдың өзіндік бағасы, екінші мұнайдың өткізу бағасы (12,43 және 371,53 АҚШ доллары). Ал осы «Қ» тарапынан 2007 жылғы 17 сәуірде берілген анықтамада мұнайдың 2007 жылғы қаңтар айындағы бағасы 4 643 578 теңге деп көрсетілген. Қылмыстық іс бойынша жауап берген сотталғандардың көпшілігі жасаған қылмыстық әрекеттерін негізінен мойындап, бұл ұрлықты пайда табу үшін жасағандарын, ол үшін ақша алуға келіскендерін айтқан. Атап айтқанда: А . — 70 000 теңге, Ш. — 168 000 теңге, Ы. — 80 000 теңге, А. — 40 000 теңге, жүргізушілер М. — 40 000 теңге, Қ. — 40 000 теңге, Қ. — 57 000 теңге, А. — 57 000 теңге, У. — 40 000 теңге, Н. — 50 000 теңге, Ш. — 50 000 теңге алатындарын, аталған ақша шикі мұнайды зауытқа өткізгеннен кейін беретіндігін көрсеткен. Сонда бұлардан басқаларын есептемегенде аталған сотталғандарға 692 000 теңге тиесілі болған. Бірақ сотта бұл деректерді іс жүзінде талқыламай, ұрланған шикі мұнайға осындай белгілі болған ғана қаражаттар жұмсалса, бұл қылмысты ұйымдастырған азаматтардың, шикі мұнайды тиісті құжатсыз қабылдаған адамдардың барлық үлесі нақты тексерілмей, іс бір жақты шешілген. Сот барысында шикі мұнайдың бағасына күмән туса, бұл жөнінде тиесілі сараптама тағайындап, бөгде істің шешілуіне мүдделі емес мамандар сұралып, аталған шикі мұнайдың өзіндік, зауытқа өткізу, сатылу бағаларын нақты, айқын, дау тудырмайтын түрде зерттеу қажет еді. Бұл бірінші сатыдағы соттың елеулі кемшіліктеріне облыстық соттың апелляциялық, қадағалау алқалары назар аудармай, сот үкімін өзгеріссіз қалдырған. Сондықтан істі негізінен қайта қарағанда, аталған кемшіліктерді жойып, заң жүзінде шешім қабылдау қажет. Прокурордың наразылықта сотталғандарға жаза шамадан тыс жеңіл тағайындалды деген тұжырымын сот алқасы талқылап, бұл мәселе бірінші сатыдағы сот істі нақты қарау барысында шешіліп, егер сотталушылар басқа ауыр айыптарымен кінәлі деп табылса, шамадан тыс жеңіл деп есептелу қажет. Айтылғандардың негізінде және ҚІЖК-нің 467-бабының 6-бөлігінің 3-тармағын басшылыққа алып, Жоғарғы Соттың бақылау алқасы ҚАУЛЫ ЕТЕДІ: Қызылорда қалалық сотының 2007 жылғы 13 қыркүйектегі үкімін, облыстық соттың апелляциялық алқасының 2007 жылғы 23 қазандағы, сол соттың қадағалау алқасының 2008 жылғы 17 қаңтардағы қаулыларын, Қазақстан Республикасының ҚК-нің 28-бабының 5-бөлігі, 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен сотталған Қ., А., У., Қ., М., Ш., Н., М., Ы., Э., А., А., З., Д., Х., А., Қазақстан Республикасы ҚК-нің 175-бабының 2-бөлігінің «а» тармағымен сотталған Ш., Ж. жөндерінде бұзып, істі сол сотқа басқа құрамда басты сот талқылауынан бастап негізінен қарауға жолдауға. Қазақстан Республикасы Бас прокурорының қадағалау наразылығын қанағаттандыруға.

54


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, адвоката Ж. рассмотрела надзорную жалобу адвоката в интересах осужденного Д. Приговором Атырауского городского суда от 1 августа 2006 года Д., 28 мая 1960 года рождения, ранее судимый: 1) 30 октября 1981 года по ст.ст. 15–101 ч. 3 УК КазССР с применением ст. 39 УК КазССР — к 3 годам лишения свободы, 28 сентября 1983 года освобожден условно на 10 месяцев 29 дней с обязательным привлечением к труду; 2) 4 сентября 1984 года по ст. 202 ч. 3 УК КазССР — к 1 году лишения свободы; 3) 17 ноября 1988 года по ст. 101 ч. 2 УК КазССР с применением ст. 38 УК КазССР — к 10 годам лишения свободы; 4) 14 мая 1996 года по ст. 202 ч. 1 УК КазССР — к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 40 УК КазССР — условно с испытательным сроком на 2 года; 5) 17 января 1997 года по ст. 76 ч. 2 п.п. «а», «в» УК с применением ст. 38 УК КазССР — к 7 годам лишения свободы, — осужден по ст. 259 ч. 2 УК к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. В соответствии со ст. 13 ч. 3 п. «б» УК в действиях Д. признан особо опасный рецидив преступлений. Согласно приговору Д. 12 мая 2006 года при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрел героин, который хранил при себе и в бардачке автомашины. В этот же день при проведении сотрудниками полиции рейдовых мероприятий в 23:30 рядом со средней школой имени Гагарина по улице М. Макатаева была остановлена автомашина под управлением Д., у которого при личном досмотре в левом кармане трико был изъят сверток с героином, общим весом 1,81 гр. Кроме того, при осмотре его автомашины был обнаружен и изъят пузырек из-под бензилпенициллина с героином в размере 0,05 гр. Постановлением коллегии по уголовным делам Атырауского областного суда от 5 сентября 2006 года приговор оставлен без изменения. Постановлением надзорной коллегии Атырауского областного суда от 6 ноября 2006 года в возбуждении надзорного производства по жалобе осужденного отказано. В надзорной жалобе адвокат Ж. в интересах осужденного Д. утверждает, что вышеуказанные судебные акты незаконны и необоснованны, подлежат отмене по следующим основаниям. При задержании подзащитного рядом с ним находился Ш., у которого сотрудники полиции также обнаружили наркотики. Несмотря на то что их задержание производилось одновременно, в одном месте, уголовные дела в отношении них не были соединены в одно производство и расследовались в отдельности. Приговором суда от 2 ноября 2007 года, оставленным без изменения постановлением коллегии по уголовным делам Атырауского областного суда от 8 января 2008 года, Ш. был признан невиновным в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта наркотических средств — героина, весом 3,6 гр. и оправдан за отсутствием события преступления. По уголовному делу Ш. судом установлено, что Ш. и Д. незаконно были задержаны оперативными сотрудниками, содержались в здании ДВД, где с них вымогали деньги, а затем обманным путем были вывезены на место первичного задержания, где сотрудники полиции путем фальсификации вещественных доказательств (подбросом наркотиков) инсценировали их задержание. Вместе с тем в главном судебном разбирательстве было признано, что свидетели по делу неоднократно участвовали в других уголовных делах в качестве понятых, протоколы следственных действий были подготовлены заранее до задержания, сотрудник полиции А. в ходе предварительного и судебного следствия лжесвидетельствовал против осужденных. На основании изложенных доводов просит судебные акты в отношении Д. отменить с прекращением уголовного дела. Исследовав материалы уголовного дела, обсудив доводы жалобы, заслушав сообщение судьи надзорной коллегии, выслушав мнение прокурора, полагавшего уголовное дело направить

55

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4уп-29-08 город Астана 14 апреля 2008 года


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

на новое судебное рассмотрение, адвоката, поддержавшего доводы жалобы и просившего прекратить дело производством, надзорная коллегия установила: Приговор Атырауского городского суда от 1 августа 2006 года и постановление коллегии по уголовным делам Атырауского областного суда от 5 сентября 2006 года в отношении осужденного Д. подлежат изменению по следующим основаниям. Так, осужденный Д. в ходе предварительного и судебного следствия неоднократно показывал, что 12 мая 2006 года у заправочной станции к его автомашине, где помимо него находился Ш., подошли сотрудники полиции, которые, обыскав их, ничего не нашли. Однако при досмотре автомашины в бардачке ими были обнаружены: шприцы в количестве 5 штук, 9 таблеток димедрола и ампула. Примерно в 19:00 они доставили его с Ш. в здание ДВД, где составили протокол и он написал объяснительную о том, что изъятые из бардачка вещи принадлежат ему. На требование С. откупиться деньгами за отказ в возбуждении уголовного дела по поводу наркотиков он согласился отдать 500 долларов США. При этом сотрудники полиции объяснили ему, что необходимо проехать на первичное место задержания и заснять весь процесс на видеокамеру, а когда он привезет деньги, все будет уничтожено. Совместно с понятыми, которые были в здании ДВД, они приехали в район школы, где ему и Ш. пояснили стоять рядом с автомашиной. Затем сотрудники полиции с производством видеозаписи произвели личный обыск, в ходе которого ему подкинули наркотики. После того как он выкинул наркотики и сказал, что они не его, С. ударил его в область паха, задержание начало производиться заново с записью на видеокамеру. При следующем досмотре у него и Ш. были обнаружены наркотики, которые были подброшены сотрудниками полиции, а в автомашине — принадлежавшие ему вещи. Показания Д. о его непричастности к незаконному приобретению, хранению героина в особо крупном размере и фальсификации доказательств с учетом того, что они достоверно согласуются с показаниями Ш., судом были положены в основу вступившего в законную силу оправдательного приговора по уголовному делу Ш., который в соответствии со ст. 131 УПК обязателен для всех государственных органов, организаций и граждан в отношении как установленных обстоятельств, так и их правовой оценки. При таких обстоятельствах вышеуказанные показания Д. следует признать достоверными, поскольку они не только согласуются с показаниями Ш., но и получили свою правовую оценку при рассмотрении уголовного дела Ш. Суд при рассмотрении уголовного дела в отношении оправданного Ш. установил, что материалы доследственной проверки (в частности, протокола личного обыска подсудимого, осмотра изъятых при личном обыске вещей, рапорт оперуполномоченного, акт об отказе Ш. от подписи и объяснения) были составлены М. заранее до начала личного обыска, а именно в служебном кабинете ДВД в присутствии Ш. Установленные судом вышеуказанные обстоятельства относятся и к Д., поскольку он вместе с Ш. был доставлен в ДВД, где в отношении обоих заранее составлялись материалы. Показания свидетеля А., который якобы 12 мая 2006 года с 16:00 до 24:00 находился в служебном кабинете и опроверг показания Д. о том, что последний совместно с Ш. примерно в 19:00 доставлялся в здание ДВД, были признаны судом при рассмотрении уголовного дела Ш. надуманными, поскольку было установлено, что А. в группе с М. и С. с 23:30 до 24:00 принимал участие в оперативно-розыскных мероприятиях. Судом в основу обвинительного приговора Д. были положены показания свидетелей Д. и В., которые в ходе задержания, личного обыска Д. и Ш. участвовали в качестве понятых. Несмотря на то что следственные действия в отношении обоих осужденных производились одновременно и в одном и том же месте, данные свидетели в своих показаниях, не упоминая Ш., давали показания лишь в части задержания и обыска Д. Вместе с тем показания очевидцев преступления Д. и В. существенно противоречат видеозаписи задержания осужденного и обнаружения у него наркотиков. Так, в ходе предварительного следствия данные свидетели показывали, что сотрудники полиции в присутствии них остановили автомашину, откуда вывели Д., у которого обнаружили наркотики. Однако из видеозаписи указанного следственного действия следует, что Д. при задержании не управлял автомашиной, а вместе с Ш. находился на расстоянии от автомашины, которая стояла на обочине проезжей части.

56


Аналогичные расхождения о задержании Д. имеются и в показаниях сотрудников полиции М. и С., производивших следственные действия. Наряду с этим из оправдательного приговора Ш. следует, что свидетель В. ранее участвовал в качестве понятого при изъятии наркотических средств по другому уголовному делу в отношении некоего У., что, в свою очередь, ставит под сомнение объективность его показаний и указывает на его заинтересованность в пользу сотрудников полиции. При таком положении оснований считать показания понятых по делу достоверными и объективными не имеется. Из начала видеозаписи задержания и личного обыска Д., положенного в основу его обвинительного приговора, видно, что личный обыск Д. был начат в положении, когда осужденный находился спиной к воротам школы. В последующем видеозапись была прервана и возобновлена заново, после чего первоначальная позиция осужденного была изменена, Д. уже находился спиной к автомашине, где у него изъяли наркотики. С учетом того, что видеозапись задержания и личного обыска Д. была прервана, вследствие чего не отразила весь ход данного следственного действия, первоначальная позиция осужденного менялась, факт обнаружения и изъятия у него из кармана наркотических средств — героина в размере 1,81 гр. — следует признать необоснованным. Наряду с этим показания свидетелей Д., В., А., С., М. и видеозапись задержания по уголовному делу Ш. судом были исключены из совокупности доказательств обвинения, поскольку признаны недостоверными. При таком положении приговор в отношении Д. в части признания его виновным в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта наркотических средств — героина общим весом 1,81 гр. — в особо крупном размере подлежит отмене за отсутствием события преступления. Вместе с тем выводы суда о виновности Д. в незаконном приобретении, хранении наркотических средств — героина общим весом 0,05 гр., которые были обнаружены в бензилпенициллиновом пузырьке, находившемся в бардачке автомашины, следует признать обоснованными. Так, вина осужденного в совершении данного деяния подтверждается показаниями самого осужденного в ходе предварительного и судебного следствия, в которых он не отрицал принадлежность данного пузырька ему, и протоколами следственных действий. Довод адвоката Ж., приведенный в заседании надзорной коллегии о том, что 0,05 гр. являются не весом наркотиков, а весом всего сухого остатка, содержавшегося на стенках изъятого пузырька, нельзя признать обоснованным. Из синтезирующей части судебно-химической экспертизы усматривается, что вес наслоения на стенках пузырька из-под бензилпенициллина был получен путем смыва наслоения, выпаривания и доведения до постоянного веса, в связи с чем полученные 0,05 гр. вещества являются непосредственным весом наркотического средства — героина. Согласно Сводной таблице вес героина 0,05 гр. относится к крупному размеру. На основании изложенного действия Д. по факту обнаружения и изъятия у него героина в крупном размере подлежат квалификации по ст. 259 ч. 1 УК. При назначении Д. наказания коллегия в качестве смягчающих уголовную ответственность и наказание обстоятельств учитывает признание вины, состояние здоровья, положение семьи, в качестве отягчающих — совершение преступления при рецидиве преступлений. На основании изложенного и руководствуясь ст. 467 ч. 6 п. 2, ст. 468 УПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Приговор Атырауского городского суда от 1 августа 2006 года и постановление коллегии по уголовным делам Атырауского областного суда от 5 сентября 2006 года в отношении осужденного Д. изменить. В части признания его виновным по ст. 259 ч. 2 УК по факту незаконного приобретения, хранения без цели сбыта наркотических средств — героина, общим весом 1,81 гр. в особо крупном размере — приговор отменить и дело производством прекратить за отсутствием события преступления. Действия Д. по факту незаконного приобретения, хранения героина в крупном размере квалифицировать по ст. 259 ч. 1 УК, по которой назначить 2 (два) года 6 (шесть) месяцев лишения свободы. В остальной части судебные акты оставить без изменения. Надзорную жалобу адвоката Ж. удовлетворить частично.

57

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4уп-31-08 город Астана 14 апреля 2008 года Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора рассмотрела уголовное дело, поступившее по надзорной жалобе осужденного. Приговором Енбекшинского районного суда г. Шымкента от 17 июля 2006 года, оставленным без изменения постановлением коллегии по уголовным делам Южно-Казахстанского областного суда от 29 августа 2006 года, Г., 25 мая 1968 года рождения, ранее судимый: 1) 1 ноября 1990 года по ст. 214 ч. 1 УК — к 1 году 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 41–1 УК КазССР с отсрочкой приговора на 1 год; 2) 6 апреля 1994 года по ст. 214 ч. 2 УК КазССР — к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 12 августа 1995 года; 3) 7 февраля 1997 года по ст. 214 ч. 2 УК КазССР — к 2 годам 6 месяцам лишения свободы; 4) 10 сентября 1999 года по ст. 259 ч. 1 УК — к 3 годам лишения свободы, освобожден 27 октября 1999 года на основании ст. 3 Закона Республики Казахстан «Об амнистии» от 13 июля 1999 года; 5) 8 декабря 2000 года по ст. 259 ч. 1 УК — к 2 годам лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания; 6) 1 апреля 2003 года по ст.ст. 257 ч. 2 п.п. «а», «б», 179 ч. 1, 58 УК — к 4 годам лишения свободы, освобожден 10 февраля 2005 года условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 1 месяц 27 дней, — осужден по ст. 259 ч. 2 УК к 5 годам лишения свободы, с применением ст. 60 УК — к 5 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с принудительным лечением от наркомании. По приговору суда он признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства — героин — в особо крупном размере. В жалобе осужденный Г., не оспаривая вину и квалификацию его действий, указывает, что к его судимостям от 1999 и 2000 года следовало применить акт об амнистии от 9 января 2006 года, и в связи с этим просит исключить из приговора признание в его действиях особо опасного рецидива и смягчить меру наказания. Выслушав прокурора, полагавшего приговор суда оставить без изменения, обсудив доводы надзорной жалобы и изучив материалы уголовного дела и дополнительно истребованные копии приговоров, надзорная коллегия считает необходимым оставить состоявшиеся судебные постановления без изменения по следующим основаниям. Выводы суда о виновности Г. в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере являются правильными. Они основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. Действиям осужденного судом дана правильная юридическая оценка. Особо опасный рецидив преступлений в действиях осужденного в соответствии с п. «а» ч. 3 ст. 13 УК признан правильно, поскольку он совершил умышленное преступление, будучи ранее трижды осужденным к лишению свободы за умышленные преступления средней тяжести. В связи с внесением 8 января 2007 года изменений в ст. 77 УК, акт об амнистии не распространяется на лиц, совершивших тяжкие или особо тяжкие преступления, а также наказание которым назначено при опасном или особо опасном рецидиве преступлений. По приговору от 1 апреля 2003 года при осуждении Г. по ст.ст. 257 ч. 2 п.п. «а», «б», 179 ч. 1, 58 УК, на основании ст. 13 ч. 2 УК в его действиях признан опасный рецидив преступлений. В силу изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 6 ст. 467 УПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила: Приговор Енбекшинского районного суда г. Шымкента от 17 июля 2006 года и постановление коллегии по уголовным делам Южно-Казахстанского областного суда от 29 августа 2006 года в отношении осужденного Г. оставить без изменения, а жалобу осужденного — без удовлетворения.

58


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора рассмотрела уголовное дело в отношении У., поступившее по надзорной жалобе осужденного. Приговором Саранского городского суда от 25 июля 2006 года, оставленным без изменения постановлением коллегии по уголовным делам Карагандинского областного суда от 31 августа 2006 года, У., 31 июля 1974 года рождения, ранее судимый: 1) 6 февраля 1998 года по ст. 178 ч. 2 п. «б» УК с применением ст. 55 УК — к 2 годам лишения свободы, освобожден 27 ноября 1999 года по отбытии срока наказания; 2) 7 декабря 2000 года по ст.ст. 175 ч. 2 п.п. «б», «в», 24 ч. 3, 175 ч. 2 п.п. «б», «в» УК — к 3 годам лишения свободы, освобожден 15 сентября 2003 года по отбытии срока наказания, — осужден по ст. 175 ч. 3 п. «в» УК к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. По приговору суда У. признан виновным в том, что он, являясь лицом, ранее дважды судимым за хищение, совершил кражу имущества ТОО «Т» на сумму 174 283 тенге. В жалобе осужденный указывает, что в его действиях отсутствует квалифицирующий признак кражи «совершения лицом, ранее два или более раз судимым за хищение», просит переквалифицировать его действия на ст. 175 ч. 2 УК и смягчить меру наказания с применением ст. 55 УК. Выслушав заключение прокурора, полагавшего действия осужденного переквалифицировать на п. «в» ч. 2 ст. 175 УК и исключить из приговора признание в его действиях опасного рецидива преступлений, изучив материалы дела, надзорная коллегия считает необходимым изменить приговор суда и постановление коллегии по следующим основаниям. Выводы суда о виновности У. являются правильными. Они основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. Однако его действиям судом дана неверная юридическая оценка. На основании ст. 15 Закона Республики Казахстан от 9 января 2006 года «Об амнистии в связи с празднованием Дня независимости Республики Казахстан» с лиц, отбывших наказание или освобожденных от дальнейшего его отбывания до введения в действие настоящего Закона, снимается прежняя судимость за преступление небольшой и средней тяжести. Согласно требованиям этого Закона, вторая судимость по приговору от 7 декабря 2000 года за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 175 УК, которое относится к категории средней тяжести, должна быть снята. Поскольку судимость У. по приговору суда от 7 декабря 2000 года подлежит снятию, срок погашения судимости по приговору суда от 6 февраля 1998 года за тяжкое преступление не прерывается. В связи с этим согласно ст. 77 ч. 3 п. «г» УК первая судимость считается погашенной 27 ноября 2005 года. Согласно ч. 7 ст. 77 УК снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. Таким образом, на момент совершения последнего преступления У. являлся лицом, не имеющим судимости, поэтому ему не мог быть вменен квалифицирующий признак — совершения хищения «лицом, ранее два и более раз судимым за хищение» — и в его действиях отсутствует рецидив преступлений. Учитывая изложенное, действия У. следует переквалифицировать на ст. 175 ч. 2 п. «в» УК, то есть как кража с незаконным проникновением в производственное помещение, а из приговора исключить указание о признании в его действиях опасного рецидива преступлений. С учетом переквалификации действий У. на менее тяжкое преступление коллегия назначает ему срок лишения свободы в пределах санкции ч. 2 ст. 175 УК. В силу п. «б» ч. 5 ст. 48 УК У. для отбывания наказания в виде лишения свободы необходимо назначить исправительную колонию общего режима. В силу изложенного, руководствуясь п. 2 ч. 6 ст. 467 УПК Республики Казахстан, надзорная коллегия

59

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4 уп-32-08 город Астана 14 апреля 2008 года


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

постановила: Приговор Саранского городского суда от 25 июля 2006 года и постановления коллегии по уголовным делам Карагандинского областного суда от 31 августа 2006 года в отношении осужденного У. изменить, его действия переквалифицировать с п. «в» ч. 3 ст. 175 УК на п. «в» ч. 2 ст. 175 УК, по которой назначить ему три года лишения свободы в исправительной колонии общего режима, исключить из приговора признание в действиях У. опасного рецидива преступлений. Надзорную жалобу осужденного У. удовлетворить частично.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4уп-36-08 город Астана 21 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, рассмотрев уголовное дело в отношении Ф., установила: Приговором Риддерского городского суда от 9 июня 2006 года, Ф. 16 мая 1977 года рождения, ранее судимый, 1. 17 сентября 1998 года по ч. 3 ст. 103 УК — к 6 годам лишения свободы, освободился 6 июня 2002 года УДО на 1 год 8 месяцев 27 дней; 2. 4 апреля 2003 года по ч. 2 ст. 257, ст. 60 УК — к 5 годам лишения свободы, освобожден 23 ноября 2005 года, на основании ст. 71 УК остаток срока лишения свободы заменен ограничением свободы на 1 год 9 месяцев 29 дней; осужден по ч. 2 ст. 145, ч. 3 ст. 327, ч. 3 ст. 103, ст. 58 УК к 8 годам лишения свободы. С применением ст. 60 УК РК назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с п. «б» ч. 2 ст. 13 УК в действиях Ф. признан опасный рецидив преступлений. Ф. признан виновным в незаконном вторжении в жилище В., против воли последнего с применением к нему насилия, самоуправстве в отношении В. с причинением тяжкого вреда его здоровью, а также умышленном причинении тяжкого вреда здоровью последнего с особой жестокостью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. В надзорной жалобе осужденный, не оспаривая вину и квалификацию преступных действий, просит приговор изменить, исключить применение ст. 60 УК, мотивируя это тем, что судимость от 4 апреля 2003 года по ч. 2 ст. 257 УК на основании Закона Республики Казахстан «Об амнистии» от 9 января 2006 года должна быть снята. Коллегия, заслушав выступление прокурора об исключении применения ст. 60 УК, изучив материалы дела, проверив довод надзорной жалобы, находит судебный акт подлежащим изменению по следующим основаниям. Выводы суда о виновности Ф. в инкриминируемых ему преступлениях основаны на исследованных и оцененных в соответствии со ст. 128 УПК доказательствах и самим осужденным не оспариваются. Вместе с тем приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям. Вывод суда о назначении наказания по совокупности приговоров и частичное присоединение неотбытой части наказания по приговору от 4 апреля 2003 года не основаны на Законе. В соответствии со ст. 2 Закона Республики Казахстан от 9 января 2006 года «Об амнистии в связи с празднованием Дня независимости Республики Казахстан» лица, осужденные за преступления средней тяжести, освобождаются от наказания, если они отбыли не менее одной трети назначенного срока наказания. Как усматривается из материалов дела, Ф. освобожден 23 ноября 2005 года, на основании ст. 71 УК остаток срока, лишение свободы, заменен ограничением свободы на 1 год 9 месяцев 29 дней, т. е. по отбытии им трех лет двух месяцев лишения свободы. Преступления, за совершение которых он признан виновным, Ф. совершено 4 марта 2006 года, следовательно, суду надлежало проверить исполнение положения ст. 16 Закона Республики Казахстан «Об амнистии в связи с празднованием Дня независимости Республики Казах-

60


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

стан» и в совещательной комнате обсудить вопрос о применении ему правил указанной выше нормы Закона по предыдущей судимости. По приговору от 4 апреля 2003 года Ф. осужден по ч. 2 ст. 257 УК, т. е. за совершение преступления средней тяжести, основания, перечисленные в ст. 10 названного Закона, при которых действие его не распространяется, не имеется, поэтому осужденный в силу ст. 2 Закона Республики Казахстан от 9 января 2006 года подлежит освобождению от наказания по приговору от 4 апреля 2003 года и в соответствии с правилами ст. 15 указанного Закона судимость его снимается. На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ч. 6 ст. 467 УПК Республики Казахстан, коллегия постановила: Приговор Риддерского городского суда от 9 июня 2006 года в отношении Ф. изменить. Применение ст. 60 УК отменить, считать его осужденным к 8 годам лишения свободы. В остальной части приговор оставить без изменения. В силу ст. 15 Закона Республики Казахстан «Об амнистии в связи с празднованием Дня независимости Республики Казахстан» от 9 января 2006 года считать судимость Ф. от 4 апреля 2003 года по ч. 2 ст. 257 УК снятой. Надзорную жалобу удовлетворить.

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении осужденных Б. и Г., внесенное по надзорной жалобе осужденного Б. в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 464 УПК. Приговором Усть-Каменогорского городского суда Восточно-Казахстанской области от 15 марта 2007 года Б., родившийся 18 мая 1984 года в г. Усть-Каменогорске, ранее судимый: 1) 15 января 2001 года по ст. 179 ч. 2 п. «г» УК с применением ст. 55 УК — к 2 годам лишения свободы, освобожден 27 сентября 2002 года условно-досрочно на неотбытый срок 11 месяцев 21 день (судимость в несовершеннолетнем возрасте); 2) 20 марта 2003 года по ст.ст. 178 ч. 2 п.п. «а», «б», «в», 60 УК — к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 5 октября 2005 года условно-досрочно на неотбытый срок 9 месяцев 23 дня, осужден по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 175 УК к 2 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 179 УК — к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ч. 3 ст. 58 УК путем поглощения менее строгого наказания более строгим — к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. На основании п. «б» ч. 2 ст. 13 УК в действиях Б. признан опасный рецидив преступлений. Г., родившийся 27 ноября 1984 года в г. Усть-Каменогорске ВКО, имеющий погашенную судимость, осужден по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 175 УК к 2 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 179 УК — к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с применением ч. 3 ст. 58 УК по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим — к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Постановлением коллегии по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда от 4 мая 2007 года приговор в отношении Б. изменен, ему с применением правил ч. 2 ст. 59 УК по п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 179 УК назначено 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ч. 3 ст. 58 УК по совокупности преступлений путем поглощения наказаний к отбытию определено 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества. В отношении Г. дело в апелляционном порядке не рассматривалось. По приговору Б. признан виновным в краже принадлежащих потерпевшей Б. телевизора и вентилятора общей стоимостью 50 000 тенге, совершенной с незаконным проникновением в

61

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4уп-37-08 город Астана 28 апреля 2008 года


Верховный Суд Республики Казахстан Надзорная коллегия

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

жилое помещение, неоднократно, а также в разбойном нападении на потерпевшую У., совершенном группой лиц по предварительному сговору с Г., неоднократно, с причинением потерпевшей материального ущерба на сумму 57 200 тенге. Кроме того, Г. признан виновным в разбойном нападении на потерпевшую С. и в двух кражах, совершенных с незаконным проникновением в жилое помещение, с причинением ущерба потерпевшим: З. — на сумму 136 000 тенге и Г. — на сумму 94 000 тенге. В надзорной жалобе осужденный Б. указывает, что кражу вещей из квартиры своей бабушки Б. не совершал. Считает, что его действия по эпизоду с потерпевшей У. неправильно квалифицированы как разбой, поскольку никакого оружия у них с Г., так же как и договоренности о нападении, не было, насилия к потерпевшей не применялось и угрозы в ее адрес не высказывались. Просит принять законное решение по делу. Приговор в отношении осужденного Г. пересматривается в надзорном порядке в соответствии с требованиями ч. 12 ст. 467 УПК. Заслушав выступления: докладчика — о существе дела и содержании надзорной жалобы; прокурора, полагавшего по эпизоду с потерпевшей У. действия осужденных квалифицировать по п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 178 УК с назначением наказания по совокупности приговоров Б. — пяти лет лишения свободы, Г. — четырех лет лишения свободы; рассмотрев материалы дела и доводы надзорной жалобы, коллегия установила: Состоявшиеся в отношении осужденных Б. и Г. судебные постановления подлежат изменению по следующим основаниям. Виновность Б. и Г. в открытом завладении имуществом потерпевшей У. доказана, однако их действиям дана неверная юридическая оценка. Согласно закону и разъяснениям, содержащимся в Нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан № 8 от 11 июля 2003 года «О судебной практике по делам о хищениях» (с изменениями от 10.12.2003 г., 25.12.2006 г., 11.05.2007 г.), под разбоем следует понимать нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, или с угрозой непосредственного применения такого насилия. Причем угроза для жизни или здоровья потерпевшего должна быть реальной. По настоящему делу таких обстоятельств не имеется. Так, при описании преступного деяния, совершенного Б. и Г., органы предварительного следствия — в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении, суд — в приговоре не указали, что при открытом завладении имуществом потерпевшей У. к ней было применено насилие, опасное для ее жизни или здоровья, либо угроза непосредственного применения такого насилия, то есть не был вменен обязательный признак объективной стороны разбоя. Согласно приговору преступление совершено при следующих обстоятельствах. 17 ноября 2006 года Б. и Г., встретив на улице ранее не знакомую У., решили завладеть ее имуществом. С этой целью Г. сзади напал на потерпевшую У., применив насилие, повалил ее на землю. В это время Б. вырвал из правой руки потерпевшей дамскую сумочку стоимостью 8 000 тенге, в которой находились два сотовых телефона, деньги в сумме 3 900 тенге и документы. С похищенным имуществом Б. и Г. с места происшествия скрылись, причинив потерпевшей материальный ущерб в размере 57 200 тенге. Таким образом, самим судом признано установленным, что при завладении чужим имуществом Б. и Г. оружия или предметов, используемых в качестве оружия, при себе не имели, потерпевшую У. избиению не подвергали, каких-либо ударов ей не наносили. Потерпевшей не были причинены телесные повреждения, в медицинские учреждения она не обращалась, о чем заявляла на следствии и подтвердила в суде. По свидетельству потерпевшей У., когда Г. повалил ее на землю и пытался закрыть рот рукой, то произнес фразу: «Крикнешь — зарежу», в связи с чем она ощущала физический страх. Однако из ее же показаний усматривается, что нападавшие реально применением ножа не угрожали, она не видела у них ножей. К тому же, как отмечено выше, высказывание угрозы такого характера, то есть применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, не вменялось в вину осужденным. Не случайно поэтому суд, квалифицируя действия Б. и Г. как разбойное нападение, в подтверждение этого вывода в приговоре не привел никаких доказательств.

62


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

Приговор Усть-Каменогорского городского суда от 15 марта 2007 года и постановление коллегии Восточно-Казахстанского областного суда от 15 марта 2007 года в отношении Б.: его действия переквалифицировать с п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 179 УК на п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 178 УК, по которой назначить четыре года восемь месяцев лишения свободы с конфискацией имущества. Б. — на основании ч. 3 ст. 58 УК по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 175 УК, п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 178 УК, с применением принципа поглощения наказаний к отбытию определить четыре года восемь месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Приговор Усть-Каменогорского городского суда от 15 марта 2007 года в отношении Г. изменить: его действия переквалифицировать: по эпизоду с потерпевшей У. — с п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 179 УК на п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 178 УК, по которой назначить четыре года лишения свободы с конфискацией имущества; по эпизоду с потерпевшей С. — с п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 179 УК на ч. 1 ст. 179 УК, по которой назначить четыре года шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества; Г. — на основании ч. 3 ст. 58 УК по совокупности преступлений, предусмотренных, п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 175 УК, п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 178 УК, ч. 1 ст. 179 УК, с применением принципа поглощения назначенных наказаний к отбытию, определить четыре года шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В остальной части приговор в отношении Б. и Г. оставить без изменения. Надзорную жалобу осужденного Б. удовлетворить частично.

ҚАУЛЫ № 4yп-38-08 Астана қаласы 28 сәуір 2008 жыл Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының қадағалау алқасы прокурордың қатысуымен сотталған К. шағымын қарады. Қызылорда облысы Арал аудандық сотының 2007 жылғы 24 мамырдағы үкімімен К., 29 қаңтар 1961 жылы туылған, бұрын сотталмаған, — ҚК-нің 176-бабының 3-бөлігінің «г» тармағымен 5 жылға бас бостандығынан айыруға, ҚК-нің 63-бабының негізінде 2 жыл сынақ мерзіміне шартты түрде сотталған. Сот үкіміне сәйкес, К. мемлекеттік қызмет атқаруға уәкілетті адам бола тұра, Аралқұм ауылдық округінің бас маманы қызметін атқарып жүріп, өз қызмет бабын пайдаланып, өзіне сеніп

63

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

С учетом изложенного действия осужденных Б. и Г. по эпизоду с потерпевшей У. следует квалифицировать по п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 178 УК, то есть как открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшей, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно. В этой связи действия Г. по эпизоду разбойного нападения на потерпевшую С. надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 179 УК. Что касается доводов жалобы осужденного Б. о непричастности к краже, то они опровергаются его же показаниями на протяжении всего предварительного следствия. В них он, полностью признавая себя виновным, пояснял, что в отсутствие своей бабушки Б., разбив балконное окно, проник в квартиру, откуда похитил телевизор «Самсунг» с пультом и вентилятор. Вышел через дверь, открыв ее изнутри, похищенное продал на рынке. Эти показания осужденного согласуются с данными протокола осмотра места происшествия, а также с показаниями потерпевшей Б. о том, что после освобождения из мест лишения свободы ее внук Б. пьянствовал, воровал вещи даже у своих родственников, поэтому она перестала пускать его к себе. Она не сомневается в том, что именно внук совершил кражу, так как соседи рассказывали, что видели Б. возле ее квартиры в день, когда у нее были похищены вещи. На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ч. 6 ст. 467 УПК Республики Казахстан, надзорная коллегия постановила:


Қазақстан Республикасының Жоғарғы Соты Қадағалау алқасы

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

тапсырылған бөтен мүлікті иелену мақсатында 2006 жылдың мамыр айында жұмыста болған 7 күніне 15 362 теңге жалақы есептелгенмен, 26 мамыр 2006 жылы № 83 төлем шоты арқылы өз есеп шотына 30 мың теңге ақшаны аударып, мемлекеттің 11 908 теңгесін заңсыз иемденгені үшін кінәлі болып танылған. Қылмыстық іс апелляциялық тәртіпте қаралмаған. Қызылорда облыстық сотының қадағалау алқасының 2008 жылғы 31 қаңтардағы қаулысымен сотталған К. шағымы бойынша қадағалау өндірісін қозғаудан бас тартылған. К. қадағалау шағымында сот қаулыларымен келіспей, өзінің әрекеттерінде қызмет бабын пайдаланып, мемлекет мүлкін ысырап ету немесе иелену мақсаты болмағанын, 2006 жылдың 10 сәуірінен бастап, сол жылдың 9 мамырына дейін әкімнің міндетін уақытша атқарғанын, бұл туралы іс құжаттарында әкімнің арнайы өкім көшірмесінің барын, мамырдың 9-нан 29-на дейін науқастығына байланысты емханада болғанын, әкімнің міндетін атқарған сәуірдегі 15 күніне, мамырдағы 4 күніне қосымша еңбекақы мамыр айына есептелгенін, № 83 төлем құжатына әкімнің өзі қол қойғанын, сондықтан мамыр айында алған артық ақша заңды алынғанын, мемлекеттік бюджетке ешқандай залал келтірмегенін көрсетіп, сот қаулыларын бұзып, ақтауды сұраған. Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының судьясы қылмыстық істің мән-жайлары бойынша жасалған баяндамасын, прокурордың қылмыстық істі жаңа сот қарауына жіберу қажет деп айтқан пікірін тыңдап, іс құжаттарымен танысып, қадағалау алқасының АНЫҚТАҒАНЫ: Сотталған К. қатысты Қызылорда облысы Арал аудандық сотының 2007 жылғы 24 мамырдағы үкімі келесі мән-жайларғаа сәйкес бұзылып, қылмыстық іс жаңа сот қарауына жіберілуге жатады. ҚІЖК-нің 24-бабына сәйкес, сот істі дұрыс шешуге қажетті және жеткілікті мән-жайларды жанжақты толық және объективті зерттеу үшін заңда көзделген барлық шараларды қолдануға міндетті. Алайда, бірінші сатыдағы сот заңның осы талаптарын орындамай, сотталғанның басты сот мәжілісінде келтірген уәждерін тексерместен, асығыстық танытып, К. кінәлі деп тапқан. Іс құжаттарына, яғни Аралқұм ауылдық округінің 2006 жылғы 10 сәуірдегі № 14 өкіміне сәйкес, К. 2006 жылдың 10 сәуірінен бастап әкімнің міндетін уақытша атқарушы болып тағайындалған. Аралқұм округі әкімінің аппаратының табеліне сай, әкім Ж. еңбек демалысынан жұмысқа 2006 жылдың 24 мамырында шыққан. 2006 жылдың 6 мамырынан 29 мамырына дейін К. денсаулығының нашарлануынан еңбекке жарамсыз болып танылып, емханада жатып шыққан. Аталған уақыт аралығында К. сәуір айында әкімнің міндетін он бес күн, ал мамыр айында төрт күн атқарып, барлығы он тоғыз күн жұмыс істеген. Қазақстан Республикасының Еңбек кодексінің 131-бабына сәйкес, бір ұйымда, өзінің еңбек шартында қарастырылған негізгі жұмысымен қатар басқа лауазым бойынша қосымша жұмыс орындайтын немесе уақытша болмаған қызметкердің міндеттерін өзінің негізгі жұмысынан босатылмай орындайтын қызметкерлерге қосымша ақы төленеді. Жұмыс беруші лауазымдарды қоса атқарғаны (қызмет ету аймағының кеңесі) және уақытша болмаған қызметкердің міндеттерін орындағаны үшін берілетін қосымша ақылар мөлшерлерін қызметкермен келісе отырып белгілейді. Осы заңның талаптарына сәйкес, К. сәуір айында он бес күн, ал мамырда төрт күн әкімнің міндетін атқарғаны үшін қосымша ақы алуға тиісті еді. Бірақ бірінші сатыдағы сот жоғарыдағы айтылған мән-жайларды өз назарынан тыс қалдырып, 2007 жылғы 20 наурыздағы № 128 бақылау актісінің негізінде К. мемлекеттің 11908 теңгесін заңсыз иемденіп алған деп тұжырым жасаған. Аталған актінің қорытындысы К. айыбының негізіне алынуға жатпайтын, өйткені онда көрсетілген ақша сомасы жай арифметикалық есептеу жолымен шығарылған, нақты айтқанда тексеруші К. бір жылдық пошта байланысы торабындағы бет есебіне аударылған 496059 теңгеден соңғысына еңбекақы есептеу кітабы бойынша бір жыл ішінде аударылуға тиіс 484151 теңгені алып тастаған. Сонымен қатар, негізгі сұрақ, ауылдық округ әкімінің міндетін атқарғаны үшін К. ақша алуға тиісті ме және нақты қанша мөлшерде ақша алуы тиіс екендігі не алдын ала тергеу органдарымен, не сотпен анықталынбаған.

64


Қаулылар (Үзінділер) Сәуір, 2008

Осыған байланысты және К. алуға тиісті ақша сомасын анықтауға арнайы білімі бар мамандарды қатыстыру қажет ететіндіктен, үкім бұзылып, қылмыстық іс жаңадан сот қарауына жіберілуге жатады. Айтылғандардың негізінде, ҚІЖК-нің 467-бабының 6-бөлігінің 3-тармағын басшылыққа алып, қадағалау алқасы ҚАУЛЫ ЕТТІ: Сотталған К. қатысты Қызылорда облысы Арал аудандық сотының 2007 жылғы 24 мамырдағы үкімін бұзып, істі жаңадан сот қарауына жіберуге. Сотталған К. қадағалау шағымын ішінара қанағаттандыруға.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4уп-502-08 город Астана 29 апреля 2008 года

Состоявшиеся судебные постановления в отношении П. подлежат оставлению без изменения, жалоба осужденного — без удовлетворения. Доводы П. о переквалификации его действий на ч. 2 ст. 178 УК несостоятельны, опровергнуты доказательствами, исследованными в судебном заседании. Так, из показаний потерпевшей С. на следствии и в суде следует, что в подъезде дома ранее не знакомый П. вырывал у нее дипломат, а второй парень в это время наносил ей удары кулаками сверху по голове. Она отпустила дипломат только тогда, когда П. нанес ей несколько ударов руками по лицу, от которых у нее закружилась голова. Воспользовавшись этим, П. вырвал у нее дипломат и вместе со вторым парнем выбежал из подъезда. Она сразу выскочила следом за ними, крикнула мужу, пыталась на машине догнать убегавших. Во время следствия она сразу опознала П. как лицо, участвовавшее в разбойном нападении. Свидетель С. в суде показал, что после того, как его жена С. зашла в подъезд, практически сразу, примерно через 30–40 секунд, из него выскочили два парня. Следом за ними бежала жена, по ее крику он понял, что что-то случилось, выскочил из машины и побежал за парнями, но догнать не сумел. В дипломате находились: денежная сумма в размере 3 641 552 тенге, документы по обменным пунктам «Пиастра», «21 век», калькулятор и канцелярские принадлежности.

65

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении осужденного П., внесенное по его надзорной жалобе в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 464 УПК. Приговором Темиртауского городского суда от 23 марта 2006 года с изменениями, внесенными постановлением коллегии по уголовным делам Карагандинского областного суда от 18 мая 2006 года, П., 15 октября 1984 года рождения, ранее судимый, судимости погашены, осужден по п. «в» ч. 3 ст. 179 УК к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. П. признан виновным в разбойном нападении с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, группой лиц по предварительному сговору, с причинением ущерба 3 641 552 тенге, то есть в крупном размере. В жалобе осужденный, не оспаривая факт хищения у потерпевшей сумки-дипломата с деньгами, утверждает, что сумма ущерба значительно завышена. Также он считает, что судом незаконно вменен квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», так как второй участник преступления не установлен. Просит переквалифицировать его действия на ст. 178 ч. 2 п. «а» УК, снизить размер назначенного наказания, изменить вид режима исправительной колонии. Заслушав прокурора, полагавшего судебные постановления оставить без изменения, надзорную жалобу — без удовлетворения, проверив материалы дела, коллегия УСТАНОВИЛА:


ВерХоВный сУд ресПУБЛиКи КазаХсТан надзорнаЯ КоЛЛеГиЯ

По заключению судебно-медицинского эксперта, у С. обнаружены кровоподтек лица и контузия левого глаза, которые отнесены к легкому вреду, влекущему кратковременное расстройство здоровья на срок менее трех недель. Данные доказательства указывают на то, что в процессе хищения в отношении потерпевшей осужденными, в том числе и П., наносились удары в область жизненно важного органа — головы потерпевшей С., то есть применялось насилие, опасное для ее жизни и здоровья, поэтому в соответствии с п. 23 Нормативного постановления № 8 от 11 июля 2003 года «О судебной практике по делам о хищениях» с изменениями, внесенными в него 19 декабря 2003 года, 25 декабря 2006 года и 11 мая 2007 года, суд обоснованно расценил действия осужденного как разбойное нападение. Факт причинения действиями П. крупного ущерба на сумму 3 641 552 тенге установлен совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, поэтому доводы осужденного в этой части несостоятельны. Таким образом, действия П. правильно квалифицированы. Мера наказания назначена в соответствии с требованиями закона, в пределах санкции ч. 3 ст. 179 УК. В силу изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 6 ст. 467 УПК Республики Казахстан, надзорная коллегия ПОСТАНОВИЛА: Приговор Темиртауского городского суда от 23 марта 2006 года и постановление коллегии по уголовным делам Карагандинского областного суда от 18 мая 2006 года в отношении П. оставить без изменения, а надзорную жалобу осужденного — без удовлетворения.

АЛҚА ҚАУЛЫЛАРЫ ТҮПНҰСҚА РЕДАКЦИЯСЫНДА СӘЙКЕС ҚЫСҚАРТУЛАРМЕН ЖАРИЯЛАНЫП ОТЫР.

ҚазаҚстан Республикасы ЖоғаРғы сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОЛЛЕГИИ ПУБЛИКУЮТСЯ В РЕДАКЦИИ ОРИГИНАЛА С СООТВЕТСТВУЮЩИМИ СОКРАЩЕНИЯМИ.




Постановления (извлечения) Апрель, 2008

КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (извлечения из постановлений, вынесенных в апреле 2008 года) ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3а-07-08 город Астана 30 апреля 2008 года

Постановлением коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан от 18.03.2008 г. (далее — Постановление) по гражданскому делу по заявлению ТОО об оспаривании уведомления НК от 22.12.2005 г. № 45 о начисленной сумме налогов и других обязательных платежей в бюджет и пени (далее — Уведомление), решение суда г. Астаны от 31.01.2008 года изменено. Требования ТОО об отмене уведомления удовлетворены на 576 180 440 тенге (345 889 865 тенге + 230 290 575 тенге). Взыскано с НК в пользу ТОО в счет возмещения расходов по уплате госпошлины 5 761 803 тенге. В остальной части решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба ТОО — без удовлетворения. ТОО и НК обратились с заявлениями об исправлении явных арифметических ошибок, допущенных в постановлении. В частности, стороны указали в своих заявлениях, что допущена арифметическая ошибка, то есть из 267 653 368 тенге КПН вычтено 37 362 793 тенге корректировки дохода вместо вычета КПН, подлежащих начислению на эту сумму корректировки. При этом подлежащие вычету КПН сторонами определены по-разному, отчего у ТОО эта сумма оказалась равной 11 208 838 тенге, то есть 30% от 37 362 793 тенге согласно ст. 135 Налогового кодекса (далее — НК), а у НК — 19 801 181 тенге, исчисленных по отношению к 66 003 938 тенге, не указанных в решении, но самостоятельно определенных в качестве исходного объема корректируемого дохода с учетом сортности и примененного в постановлении индекса «В». Заслушав доклад судьи, выступления представителей: ТОО — М., Ж., Ш., поддержавших свое заявление и возразивших против заявления НК, а также НК — К., Д., поддержавших свое заявление и возразивших против заявления ТОО, заключение прокурора об исправлении арифметической ошибки, обсудив доводы заявлений, проверив материалы дела, коллегия считает: в постановлении подлежат исправлению арифметические ошибки путем удовлетворения заявления ТОО и частично НК по следующим основаниям. Коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции о доначислении КПН, поскольку последним неправильно определялась цена из источника и необоснованно отказано в применении скидок за качество продукции. При проверке законности уведомления допущена счетная ошибка (описка), то есть из 267 653 368 тенге КПН вычтено 37 362 793 тенге корректировки дохода вместо вычета 11 208 838 тенге КПН, подлежащих начислению на эту сумму корректировки дохода по ставке 30% согласно п. 1 ст. 135 НК. Следовательно, отмене подлежит уведомление в части, составляющей разницу между 267 653 368 тенге доначисленных КПН и 11 208 838 тенге КПН, подлежащих начислению на

67

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей: ТОО «К» — Ж. (на основании прав по должности), Ш., М., НК Министерства финансов Республики Казахстан — К., Д., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению ТОО «К» (далее — ТОО) об оспаривании уведомления НК Министерства финансов Республики Казахстан» (далее — НК) от 22.12.2005 г. № 45 о начисленной сумме налогов и других обязательных платежей в бюджет и пени, поступившее по заявлениям сторон об исправлении арифметической ошибки в постановлении коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан от 18.03.2008 г., установила:


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

37 362 793 тенге корректировки дохода, указанных в решении, то есть 267 653 368 тенге – 11 208 838 тенге = 256 444 530 тенге. Вместе с частью уведомления, признанной судом первой инстанции незаконной (345 889 865 тенге), окончательно уведомление подлежит отмене в части 602 334 395 тенге (345 889 865 тенге + 256 444 530 тенге). Поскольку требования НК об исправлении арифметической ошибки также удовлетворены, но приняты во внимание расчеты ТОО, произведенные в соответствии с п. 1 ст. 135 НК, заявление НК подлежит частичному удовлетворению. В порядке дополнения решения подлежит взысканию с НК в пользу ТОО 6 023 344 тенге в счет возмещения расходов по уплате госпошлины. Руководствуясь ст. 359, ч. 5 ст. 360 и ст.ст. 230–231 ГПК Республики Казахстан, коллегия по гражданским делам постановила: В резолютивной части постановления коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан от 18.03.2008 г. цифру: «...576 180 440 тенге (…345 889 865 тенге + 230 290 575 тенге)...» исправить на: «...602 334 395 тенге (…345 889 865 тенге + 256 444 530 тенге)...». Там же, в части взысканной госпошлины цифру: «...5 761 803 тенге...» заменить на: «...6 023 344…». Заявление ТОО «К» удовлетворить, заявление НК Министерства финансов Республики Казахстан удовлетворить частично.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3а-13-08 город Астана 15 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей: ТОО «О» — А., Ф., НК Министерства финансов Республики Казахстан — К., О., третьего лица ТОО «Л» — П., рассмотрев в открытом судебном заседании 15.04.2008 года в помещении суда в г. Астане гражданское дело по заявлению ТОО «О» (далее — товарищество) к НК Министерства финансов (далее — НК) о признании незаконными и отмене акта документальной проверки и уведомления от 12.12.2007 г. № 45, поступившее по апелляционным жалобам товарищества и НК на решение суда г. Астаны от 3 марта 2008 г., установила: НК по предписанию от 9.11.2007 г. № 45 проведена проверка правильности исчисления и своевременности уплаты налога на добавленную стоимость (далее — НДС) в товариществе с 1 января 2005 г. по 31 декабря 2006 г., по окончании которой составлен акт от 12.12.2007 г. № 45 (далее — акт), на основании которого вынесено уведомление от 12.12.2007 г. № 45 (далее — уведомление) об уплате в бюджет 38 377 055 тенге НДС и 11 113 842 тенге пени. Товарищество в суде оспорило уведомление и указало, что сделка совершена без учета НДС. По договоренности сторон 29.09.2005 года продавец в лице товарищества и покупатель в лице ТОО «Л» обратились в налоговые комитеты по Актюбинской и Костанайской областям с заявлением о продаже части имущественного комплекса товарищества в г. Костанае и применении освобождения от НДС в соответствии с п. 1 ст. 233 Налогового кодекса (далее — НК). Одновременно товарищество представило в НК по Актюбинской области разделительный баланс. Комитет дал согласие на освобождение товарищества от уплаты НДС, в связи с чем на основании п.п. 4) п. 8 ст. 242 НК при реализации имущественного комплекса в г. Костанае на 204 млн. тенге, освобожденного от НДС, продавец не выставил покупателю счет-фактуру. НК не признал заявленные требования и указал, что товариществом нарушены нормы ст. 233 НК, а именно: разделительный баланс должен содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного лица, а в данном случае нет указания на долговые обязательства сторон. Третье лицо на стороне НК — ТОО «Л» — указало, что приобрело у товарищества не самостоятельно функционирующую часть предприятия в лице его филиала в г. Костанае, как указано в

68


заявлении, а недвижимое и движимое имущество в г. Костанае, и к такой купле-продаже требования ст. 233 НК не распространяются, следовательно, товарищество как плательщик НДС в соответствии со ст. 242 НК не освобождается от его оплаты и обязано выставить счет-фактуру с выделением в нем НДС. Решением суда г. Астаны от 3 марта 2008 г. заявление товарищества удовлетворено частично, признаны незаконными и отменены акт и уведомление. В остальной части заявленные требования оставлены без удовлетворения. Взыскано с НК товариществу в возврат госпошлины 117 684 тенге. В апелляционной жалобе товарищества ставится вопрос об изменении решения путем вынесения в части нового решения об удовлетворении заявленных требований. В апелляционной жалобе НК ставится вопрос об изменении решения путем вынесения в части нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований. Заслушав доклад судьи Ж., выступления представителей: ТОО — А., Ф., поддержавших свою жалобу и возразивших против жалобы НК, а также НК — К., О. и третьего лица — П., возразивших против жалобы ТОО и поддержавших жалобу НК, заключение прокурора С. об изменении решения путем вынесения в части нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований, обсудив доводы жалоб, проверив материалы дела, коллегия считает решение подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям. По договору купли-продажи от 31.08.2005 г. № 1 и дополнительному соглашению к нему от 02.09.2005 г. товарищество продало, а ТОО «Л» приобрело за 204 000 000 тенге имущество в г. Костанае, состоящее из самостоятельно функционирующей части предприятия, а именно: спиртоводочного завода, спиртохранилища и иных вспомогательных объектов, указанных в акте приема-передачи. Суд посчитал, что в стоимость сделки включено 26 608 696 тенге НДС, указанных в платежных поручениях от 26 августа и 9 сентября 2005 года №№ 290 и 317. Поэтому при освобождении от НДС, как считает заявитель, или, напротив, начислении НДС, как считает НК, должны учитываться 26 608 696 тенге НДС, исчисленные по данным платежных документов. В связи с этим выводы акта о начислении 30 600 000 тенге НДС по сделке с ТОО «Л» необоснованны и противоречат обстоятельствам дела. Доводы заявителя о том, что стороны договорились об исключении из цены сделки в 204 000 000 тенге НДС, от которого продавец будет освобожден, противоречат договору и дополнительному соглашению к нему, так как в них подобные условия не оговорены. От НДС продавец мог быть освобожден при согласии на то покупателя, но этого не последовало со стороны ТОО «Л». 29.09.2005 г. продавец в лице товарищества и покупатель в лице ТОО «Л» обратились в НК по Актюбинской и Костанайской областям с уведомлением о продаже филиала товарищества в г. Костанае и применении освобождения от НДС в соответствии со ст. 233 НК. Одновременно товарищество представило в НК по Актюбинской области разделительный баланс. Однако 20.10.2005 года ТОО «Л» отказалось от своего согласия на применение освобождения от НДС, направило об этом заявления в областные НК, предъявило к товариществу требование о выставлении счета-фактуры с выделенным НДС, а также обратилось в суд с иском об истребовании у товарищества счета-фактуры с указанием НДС. Решением специализированного межрайонного экономического суда Костанайской области от 17.04.2007 г. в иске ТОО «Л» отказано по мотивам его предъявления ненадлежащим истцом. Заявитель сослался на то, что этим решением установлено, что уведомление в налоговые органы Актюбинской и Костанайской областей, предусмотренное ст. 233 НК, направленное в 10-дневный срок с момента совершения оборота, не может быть отозвано в одностороннем порядке, и это обстоятельство должно считаться установленным по данному делу. Суд не согласился с этими доводами заявителя, так как согласно п. 2 ст. 71 ГПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательны для суда и не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица, а в данном деле участвуют другие лица. Таким образом, суд правильно посчитал, что оборот по реализации на 204 000 000 тенге не подлежит освобождению от НДС в соответствии со ст. 233 НК за отсутствием надлежащего волеизъявления покупателя. НК проводил неоднократные разбирательства по жалобам ТОО «Л». Актом проверки от 12.12.2007 г. установлено, что освобождение от 30 600 000 тенге НДС по сделке с ТОО «Л» и 7 800 000 тенге по купле-продаже самостоятельно функционирующей части предпри-

69

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

ятия в г. Кокшетау ТОО «Р» за 52 000 000 тенге произведены необоснованно, поскольку неправильно оформлен разделительный баланс, а именно: согласно п. 1 ст. 47 ГК разделительный баланс должен содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица, кроме того, в соответствии с п.п. 1, 2 ст. 119 ГК в состав предприятия как имущественного комплекса входят и долги, а в разделительных балансах от 29.09.2005 г. по ТОО «Л» и от 25.09.2006 г. по ТОО «Р» не указаны долги проданных предприятий и, это НК приведено как обоснование неправильного применения освобождения от НДС. Однако этот довод судом правильно отвергнут, так как разделительный баланс составлен внутри предприятий и не влияет на результаты финансово-хозяйственной деятельности и общий баланс предприятия. При продаже части предприятия разделительный баланс для покупателя не имеет значения. Согласно ст. 47 ГК разделительный баланс составляется при реорганизации юридического лица, тогда как в рассматриваемом случае имела место не реорганизация, а продажа самостоятельно функционирующей части предприятия без долгов и обременений, что специально оговорено в договорах, поэтому в разделительных балансах и не могло быть указания о долгах. Долги и источники их покрытия остались у продавца без ущерба продолжаемой им производственно-хозяйственной деятельности. Учитывая, что в договоре от 7 августа 2006 года с ТОО «Р» о продаже самостоятельно действующей части предприятия с земельным участком в г. Кокшетау оговорено, что цена сделки в 52 000 000 тенге не включает НДС, и покупатель, кому в последующем он должен пойти в зачет, не оспаривал своего согласия на освобождение продавца от оплаты НДС, суд правильно посчитал, что 7 800 000 тенге НДС от этой сделки и разница между начисленным по акту НДС по договору с ТОО «Л» и установленным судом — всего 11 768 359 тенге — подлежат исключению из уведомления. Руководствуясь ст.ст. 357–360 ГПК Республики Казахстан, коллегия по гражданским делам постановила: Решение суда г. Астаны от 3 марта 2008 года оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3а-14-08 город Астана 22 апреля 2008 года Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей АО «Т» — А., К., Е.; Министерства энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан — И., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Казахстан дело по заявлению АО «Т» об оспаривании приказа министра энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан от 5 декабря 2007 года № 279 «О некоторых вопросах недропользования» в части расторжения контракта на недропользование от 14 июля 2006 года, поступившее по апелляционной жалобе АО «Т» на решение суда г. Астаны от 6 марта 2008 года, установила: АО «Т» (далее — Заявитель) заключило с Министерством энергетики и минеральных ресурсов (далее — Уполномоченный орган) контракт от 11 июля 2006 года на проведение разведки углеводородного сырья в пределах блоков XXIX–15 (частично), 16 (частично); XXX–16 (частично) в Мангистауской области сроком на шесть лет. Указанный контракт зарегистрирован 14 июля 2006 года за № 2100. Приказом министра энергетики и минеральных ресурсов от 5 декабря 2007 года № 279 «О некоторых вопросах недропользования» контракт расторгнут в одностороннем порядке по основанию существенного нарушения Заявителем контрактных обязательств. Заявителем приказ Уполномоченного органа обжалован в суд. В заявлении указано, что о расторжении контракта Заявителю стало известно 8 января 2008 года. Отношения между сторонами носят гражданско-правовой характер, договор в соответствии со ст.ст. 401 и 404 ГК мог быть расторгнут в судебном порядке, а Уполномо-

70


ченный орган о намерении расторгнуть договор обязан был предупредить Заявителя за два месяца. За 2006 год рабочая программа исполнена на 96%, а за 2007 год — на 101%. В 2007 году дополнительно был разработан проект геолого-поисковых работ, групповой технический проект на строительство поисково-разведочных скважин согласован в Научно-техническом совете Западно-Казахстанского территориального управления геологии и недропользования «З», начато бурение первой разведочной скважины. На письма урегулировать спор путем переговоров, как это предусмотрено контрактом, Уполномоченный орган не ответил. Решением суда г. Астаны от 6 марта 2008 года в удовлетворении заявления отказано. В апелляционной жалобе Заявитель просит решение суда отменить и отменить приказ Уполномоченного органа. Указывает, что выводы суда о невыполнении годовой программы не основаны на обстоятельствах, поскольку Уполномоченный орган свои выводы сделал до истечения года действия контракта. Заслушав доклад судьи, существа решения суда и апелляционной жалобы, пояснения А., К. и Е. в обоснование доводов апелляционной жалобы, пояснения И. о несогласии с апелляционной жалобой, заключение прокурора об отмене решения суда, коллегия, исследовав материалы дела, считает необходимым решение суда оставить без изменения по следующим основаниям. Из материалов дела видно, что 11 июля 2006 года между Заявителем и Уполномоченным органом заключен контракт на проведение разведки углеводородного сырья в пределах блоков XXIX–15 (частично), 16 (частично), XXX–16 (частично) в Мангистауской области Республики Казахстан. Указанный контракт зарегистрирован за № 2100, о чем выдан 11 июля 2006 года Акт государственной регистрации контракта на проведение операций по недропользованию. Контрактом предусмотрено, что разведка, под которой понимаются все работы по изучению недр на предмет обнаружения углеводородного сырья в пределах контрактной территории, в том числе геолого-геофизические исследования, структурное бурение, бурение поисковых и разведочных скважин, пробная эксплуатация месторождения, должны быть начаты не позднее шестидесяти дней после вступления контракта в силу. При этом первый год действия контракта, который исчисляется посредством последовательных 12 месяцев по григорианскому календарю с даты вступления контракта в силу, является подготовительным периодом изучения геологических материалов, на которые предусмотрено израсходовать 550 тысяч долларов США. Второй год действия контракта предназначен для переинтерпретации сейсмических профилей 1 600 погонных километров и их интерпретации, а также на подготовку проектов разведки и технических проектов на строительство скважин. На выполнение этих видов работ предусмотрено затратить 940 тысяч долларов США. Третий год действия контракта предусматривает начало бурения первой скважины с проектной глубиной 5 200 метров и бурение первой скважины с проектной глубиной 3 000 метров. На выполнение этих видов работ предусмотрено 7 500 тысяч долларов США. Техническим советом территориального управления «З» (протокол от 29 декабря 2006 года) констатировано, что финансовые обязательства Заявителя за второе полугодие 2006 года выполнены на 96%, а также утверждена рабочая программа Заявителя на 2007 год в финансовом выражении в сумме 953 300 долларов США. Из отчета формы № 2–ЛКУ за 2007 год видно, что финансовые обязательства по рабочей программе выполнены Заявителем в сумме 963 800 долларов США. Однако в отчет включены расходы, связанные с программой третьего года действия контракта, но эти изменения условий контракта не согласованы с Уполномоченным органом как стороной договора. Указанные данные свидетельствуют о том, что обязательства, предусмотренные контрактом и рабочей программой, Заявитель исполнял ненадлежащим образом. Контрактом на недропользование предусмотрено, что все возникающие из него споры разрешаются сторонами путем переговоров. При неурегулировании спора в течение 60 дней путем переговоров он передается на рассмотрение в суд в соответствии с законодательством Республики Казахстан. Контрактом также предусмотрены основания его расторжения Уполномоченным органом в одностороннем порядке, в том числе в случае существенного нарушения Заявителем обязательств, установленных контрактом либо программой работ. Контракт прекращает действие после получения Заявителем письменного уведомления Уполномоченного органа о досрочном прекращении действия контракта.

71

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

Контрактом установлено, что стороны могут прекратить действие контракта или изменить условия контракта только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательными актами Республики Казахстан и контрактом. 3 января 2008 года Заявитель получил уведомление Уполномоченного органа от 19 декабря 2007 года № 14–05–1747 о расторжении по инициативе Уполномоченного органа (приказ министра энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан от 5 декабря 2007 года № 279) в одностороннем порядке контракта от 11 июля 2006 года. Основанием расторжения контракта указано существенное нарушение Заявителем обязательств, установленных пунктом 8.1 контракта и рабочей программой. При рассмотрении дела суд пришел к выводу о том, что за период действия контракта Заявитель не выполнил в полном объеме предусмотренные договором финансовые обязательства. При оценке доводов Заявителя о том, что Уполномоченный орган нарушил предусмотренный законом и договором порядок расторжения контракта, коллегия исходит из следующего. Контракт на недропользование является договором между Уполномоченным органом и недропользователем, регулирующим взаимные права и обязанности сторон, срок действия договора, основания и порядок его расторжения. При оценке доводов Заявителя о несоблюдении Уполномоченным органом порядка расторжения контракта коллегия принимает во внимание то, что законодательными актами и контрактом предусмотрена возможность расторжения договора с учетом конкретных оснований и порядка. Расторжение договора может иметь место: — по соглашению сторон, когда стороны договора не настаивают на продолжении действия договора в силу досрочного исполнения предусмотренных договором обязательств или в силу иных обстоятельств, исключающих наличие спора по поводу исполнения договорных обязательств; — по предусмотренным законодательными актами и договором основаниям в одностороннем порядке. В данном случае законодателем и сторонами договора предусматриваются основания, по которым он может быть расторгнут в одностороннем порядке. Основания расторжения договора по инициативе одной из сторон и порядок его расторжения — инициатива стороны договора — соответствуют законодательным актам и волеизъявлению сторон договора; — по предусмотренным законодательными актами и договором основаниям в судебном порядке, когда законодательными актами и договором не предусмотрена возможность его расторжения в одностороннем порядке. Именно такая правовая ситуация предусмотрена п. 2 ст. 402 и п. 2 ст. 402 ГК. Специфика обстоятельств дела выражается в том, что контрактом на недропользование предусмотрено два порядка расторжения контракта: — в судебном порядке, когда возникшие из договора спорные вопросы не могут быть урегулированы сторонами путем переговоров. Возникающие из договора споры по своему содержанию должны быть иными по сравнению с теми, что дают основание для расторжения договора в одностороннем порядке; — в одностороннем порядке по основаниям, предусмотренным законодательным актом или договором. Поскольку договором Уполномоченному органу предоставлено право расторжения договора в судебном порядке по основаниям, которые не предусмотрены законодательным актом или договором для расторжения договора в одностороннем порядке, то уполномоченный орган обоснованно руководствовался положениями подп. 4) п. 2 ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» и абзацем пункта контракта. С учетом указанных доводов изложенное в апелляционной жалобе мнение о возможности расторжения контракта на недропользование только в судебном порядке коллегия во внимание не принимает. Следует также учитывать, что примененная в п. 2 ст. 401 ГК формулировка «существенное нарушение договора другой стороной» по своему содержанию шире примененной в подп. 4) п. 2 ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» и абзаце пункта контракта формулировки «существенное нарушение подрядчиком обязательств, установленных контрактом либо программой работ». Если в первом случае речь идет о существенности нарушений договора стороной договора в целом, то во втором случае может быть расценено как существенное неисполнение другой стороной договора отдельных обязательств или положений рабочей программы.

72


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

Поскольку законодательным актом и договором предусмотрен порядок одностороннего расторжения договора только по инициативе Уполномоченного органа и по основаниям, предусмотренным законодательным актом или договором, то Уполномоченный орган при наличии любого из этих оснований был вправе расторгнуть контракт на недропользование в одностороннем порядке. Изложенные Заявителем в апелляционной жалобе доводы повторяют те, которые им высказаны в судебном заседании и которые судом первой инстанции исследованы и оценены. Эти доводы не учитывают изложенные выше положения законодательных актов и контракта, которые позволяли Уполномоченному органу расторгнуть контракт в одностороннем порядке. Руководствуясь подп. 1) ст. 358 ГПК Республики Казахстан, коллегия по гражданским делам постановила: Решение суда г. Астаны от 6 марта 2008 года оставить без изменения. Апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3а-15-08 город Астана 22 апреля 2008 года

30 января 2008 года товарищество обратилось в суд с заявлением об отмене приказа Уполномоченного органа от 28 ноября 2007 года об одностороннем расторжении контрактов от 15 июля 1997 года с изменениями от 10 октября 2000 года и 19 октября 2000 года, вытекающих из лицензии от 6 января и 18 сентября 2000 года, на добычу никель-кобальтовых руд на месторождениях Ново-Шандашинское и Кара-Обинское в Актюбинской области от 15 июля 1997 года и добычу бурого угля на Восточно-Уральском месторождении в Актюбинской области от 19 октября 2000 года, в связи с недопущением существенных нарушений принятых обязательств. Оспариваемым решением суда заявление товарищества удовлетворено, приказ отменен. В апелляционной жалобе Уполномоченного органа просит отменить решение и отказать в удовлетворении заявления. Заслушав докладчика, изучив материалы дела и доводы жалобы, выслушав заключение прокурора, коллегия считает, что решение подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям. Принимая решение об удовлетворении заявления, суд установил, что первоначально право недропользования возникло у СП «К» на основании лицензии от 12 октября и 11 декабря 1995 года и вытекающего из них контракта от 15 июля 1997 года. Затем постановлением Правительства Республики Казахстан от 6 января и от 18 сентября 2000 года вышеуказанные лицензии были переоформлены на товарищество. В контракт от 15 июля 1997 года были внесены 10 октября 2000 года изменения о передаче права недропользования товариществу, и 19 октября 2000 года был заключен контракт, вытекающий из лицензии. Проверяя доводы заявителя о незаконности приказа, ввиду того что им не были допущены существенные нарушения контракта и рабочей программы, суд принял во внимание фактические обстоятельства, установленные в судебном заседании, и пришел к выводу, что существенные нарушения не усматриваются. Так, судом установлено, что 19 января 2006 года в связи с приобретением компанией «K» 100% доли участия в товариществе, а также ввиду намерений подрядчика приступить к строительству никелеперерабатывающего завода с использованием в его технологическом процессе бурого угля, в контракт были внесены дополнения №№ 1949, 1950 и изменены рабочие программы. Согласно измененной программе горные работы на 2006 год не планировались. На 2007 год

73

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей заявителя — К., А. и др., представителя Министерства энергетики и минеральных ресурсов РК — И., рассмотрев апелляционную жалобу Министерства энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан (далее — Уполномоченный орган) на решение суда г. Астаны от 29 февраля 2008 года по делу по заявлению ТОО «К» (далее — товарищество) к Уполномоченному органу об отмене приказа, установила:


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

согласованные финансовые обязательства составили 16 212,2 тыс. долларов США, в том числе инвестиции — 16 031 тыс. долларов США, затраты на добычу — 6020,6 тыс. долларов США. За указанный период инвестировано всего 17,2 млн. долларов США, из них 8 млн. долларов США направлено на выполнение обязательств и погашение задолженности в бюджет за предыдущий период. Согласно форме ЛКУ-1 за 2007 год финансовые обязательства фактически исполнены на сумму 9 923,08 доллара США, или 60%. Затраты на добычу составили 1233,0 доллара США, объем добычи при плане 175,0 тонн составил 120,3 тыс. тонн, или 68%. Выполнение финансовых обязательств составило 12 689,30 доллара США, или около 50% при контрактных условиях 26 088,43 тыс. долларов США. Согласно форме ЛКУ-1 за 2007 год по контракту на добычу бурого угля исполнение финансовых обязательств при плане 865,02 доллара США составило 782,9 доллара США, или 88%. Затраты на добычу угля составили 74,0 доллара США при плане 366. Объем добычи угля при плане 60,0 тыс. тонн составил 5,5 тыс. тонн, или 9%. Выполнение финансовых обязательств за весь период контракта составило около 28%. Кроме того, судом обоснованно приняты во внимание доводы заявителя о том, что в полном объеме обязательства не выполнены по причине отсутствия рынка сбыта, поэтому подрядчик приступил к реализации проекта по строительству Мамытской ТЭС в п. Бадамша Актюбинской области с использованием в качестве топлива бурого угля. Также обоснованно приняты во внимание доводы заявителя о том, что добыча бурого угля с его последующим хранением невозможна по причине его произвольного самовозгорания, поэтому были заключены договоры на поставку ввиду сезонной потребности на 4-й квартал 2007 года. Заявителем были представлены суду доказательства о намерении выполнить обязательства, в частности, подписанные в сентябре — октябре 2007 года контракты на поставку горного оборудования, необходимого для осуществления горнорудной деятельности на общую сумму 922 млн. тенге, и спецтехники, которые частично исполнены. При вышеуказанных обстоятельствах выводы суда об отсутствии существенного нарушения являются обоснованными. Вместе с тем необходимо отметить, что доводы суда о нарушении Уполномоченным органом процедуры расторжения контрактов, включая лицензионных, несостоятельны по следующим основаниям. Статья 2 Закона РК «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» от 24 октября 2007 года распространила действие Закона и на ранее заключенные контракты, поэтому Уполномоченный орган был вправе расторгнуть их по ст. 45–2. Поскольку в приказе был указан подп. 4) п. 2 ст. 452 Закона, то необходимо было проверять наличие существенного нарушения обязательств, установленных контрактом и программой работ, что и сделано по существу судом. Что касается прекращения действия лицензии, то согласно п. 3 ст. 2 Закона Республики Казахстан от 11 августа 1999 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам недропользования и проведения нефтяных операций в Республике Казахстан» все лицензии по недропользованию, выданные до момента вступления в силу настоящего Закона, сохраняют свое действие до момента истечения их срока действия, включая периоды продления, в соответствии с законодательством Республики Казахстан, действовавшим на момент выдачи таких лицензий. В отношении приостановления (а это ст. 38), отзыва (ст. 40), прекращения (ст. 39), признания недействительными (ст. 41) применяются нормы Указа 27 января 1996 года без учета изменений и дополнений, то есть применяется глава 4 указанного Закона, где в подп. 3) п. 1 ст. 39 предусмотрено, что действие лицензии прекращается в случае расторжения контракта при невыполнении недропользователем его условий, вытекающих из лицензии. А поскольку контракт был заключен на основании лицензии и условия его в соответствии со ст.ст. 13 и 22 Закона соответствовали условиям лицензии, то есть вытекали из него, Уполномоченный орган вправе был указать в приказе о прекращении действия лицензии. Указанные мотивы не являются основаниями для отмены решения суда, который по существу проверил основания вынесения приказа, то есть подпункт 4) вышеуказанной нормы Закона. Таким образом, оснований для отмены решения коллегия не усматривает. Руководствуясь подп. 1) ст. 358 ГПК Республики Казахстан, коллегия по гражданским делам постановила: Решение суда г. Астаны от 29 февраля 2008 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

74


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3a-16-08 город Астана 22 апреля 2008 года

Решением Западно-Казахстанского областного суда от 23.11.2000 г. с ОАО «З» в пользу РГП «М» взыскано 668 176 479 тенге. Во исполнение решения выписан исполнительный лист и возбуждено исполнительное производство. По договору от 19.07.2005 г. № 20 РГП «М» уступило ТОО «А» требование причитающейся ему дебиторской задолженности АО «З» в размере 7 558 530 тенге. По акту приема-передачи к этому договору конкурсный управляющий РГП «М» передал, а ТОО «А» приняло копию решения суда от 23.11.2000 г. ТОО «А» обратилось в суд с заявлением о замене лиц в обязательстве в соответствии со ст. 54 ГПК. Определением Западно-Казахстанского областного суда от 22.02.2008 г. заявление ТОО «А» удовлетворено, произведена замена РГП «М» на ТОО «А» по решению Западно-Казахстанского областного суда от 23.11.2000 г. в части взыскания с ОАО «З» в пользу РГП «М» 7 558 530 тенге. В частной жалобе АО «З» ставится вопрос об отмене определения и направлении дела на новое рассмотрение. Заслушав доклад судьи и заключение прокурора об оставлении определения без изменения, обсудив доводы частной жалобы, проверив материалы дела, коллегия считает определение подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям. Согласно ст. 54 ГПК в случае выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (уступка требования, перевод долга и др.) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно в любой стадии процесса. До прекращения конкурсного производства конкурсный управляющий РГП «М» заключил договор уступки требования 7 558 530 тенге задолженности, взысканной по решению Западно-Казахстанского областного суда от 23.11.2000 г. с АО «З», что последним не опровергнуто и подтверждается актом приема-передачи, сводным отчетом об удовлетворении требований кредиторов, подписанным конкурсным управляющим и главным бухгалтером и содержащим даты согласия и принятия кредиторами удовлетворения своих требований. Оспаривание в судебном порядке договора уступки требования, в случае признания его недействительным, может повлечь пересмотр принятых по его исполнению судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Объяснительная конкурсного управляющего в финансовую полицию подтверждается его официальным письменным уведомлением в суд от 21 декабря 2005 года. Кроме того, в соответствии с учредительным договором от 22.10.1998 г. Ж. является учредителем ТОО «А», а решением собрания учредителей от 22.04.1999 г. он назначен его директором, следовательно, обладал полномочиями на подачу заявления о замене взыскателя. Поскольку стадия исполнения решения не окончена, а положения ст. 54 ГПК предусматривают правопреемство в любой стадии процесса, то заявление о замене стороны в правоотношении, установленном решением суда, суд правильно посчитал обоснованным. Руководствуясь п.п.1) ч. 6 ст. 344 ГПК Республики Казахстан, коллегия по гражданским делам постановила: Определение Западно-Казахстанского областного суда от 22 февраля 2008 года оставить без изменения, частную жалобу — без удовлетворения.

75

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, рассмотрев в открытом судебном заседании 22.04.2008 года в помещении суда в г. Астане гражданское дело по заявлению ТОО «А» о замене лиц в обязательстве, поступившее по частной жалобе АО «З» на определение Западно-Казахстанского областного суда от 22.02.2008 г., установила:


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3а-17-08 город Астана 8 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителя истца ТОО «А» — П., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Казахстан дело по исковому заявлению ТОО «А» о несогласии с односторонним расторжением контракта на проведение операций по недропользованию от 23 сентября 2002 года, установила: Между Министерством энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан и ТОО «А» 23 сентября 2002 года заключен контракт на проведение разведки и добычи железа, марганца из техногенных минеральных образований Каражалского ГОКа — отвал № 7 рудника «Восточный Каражал» в Карагандинской области сроком до 23 сентября 2009 года. 18 октября 2007 года Министерство энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан (далее — Министерство) направило ТОО «А» (далее — товарищество) уведомление о прекращении действия контракта по инициативе Министерства со ссылкой на то, что товарищество не исполняет условия контракта по выполнению рабочей программы, по подготовке специалистов, по социальным отчислениям и другим позициям. 10 декабря 2007 года Министерство сообщило товариществу о том, что расторжение контракта в одностороннем порядке произведено приказом министра энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан № 268 от 28 ноября 2007 года и предложено выполнить ряд организационно-технических мероприятий. ТОО «А» обжаловало в специализированный межрайонный экономический суд г. Астаны расторжение контракта в одностороннем порядке. Определением суда от 14 февраля 2008 года исковое заявление возвращено со ссылкой на то, что дело подсудно суду г. Астаны. ТОО «А» подало в суд г. Астаны исковое заявление, в котором оспаривает наличие оснований для одностороннего расторжения контракта, указывая, что условия контракта в полном объеме и своевременно товариществом исполняются. Определением суда г. Астаны от 3 марта 2008 года исковое заявление возвращено товариществу со ссылкой на то, что дело не подсудно суду г. Астаны, а подсудно специализированному межрайонному экономическому суду г. Астаны. В частной жалобе заявитель просит определение суда г. Астаны от 3 марта 2008 года отменить и разрешить вопрос о подсудности дела конкретному суду. Заслушав доклад судьи, существа определения суда и частной жалобы, пояснения представителя товарищества П. в обоснование доводов частной жалобы, заключение прокурора об оставлении частной жалобы без удовлетворения, коллегия считает необходимым определение суда оставить без изменения по следующим основаниям. Из искового заявления ТОО «А» видно, что им оспаривается наличие оснований для одностороннего расторжения контракта на проведение операций по недропользованию, указывается, что товариществом все условия контракта выполняются. Расторжение контракта до истечения срока его действия в соответствии со ст.ст. 401 и 402 ГК по инициативе Министерства могло быть произведено только в судебном порядке, если бы товарищество допускало существенные нарушения условий контракта. При рассмотрении вопроса о принятии искового заявления ТОО «А» в производство суда г. Астаны суд исходил из положений ч. 2 ст. 28 ГПК. Согласно указанной норме права суду г. Астаны, в частности, подсудны дела об оспаривании ненормативных актов Правительства Республики Казахстан, министерств и других республиканских исполнительных органов и органов, подчиненных, подотчетных непосредственно Президенту Республики Казахстан, касающихся прав и свобод граждан, прав организаций. Анализ данной нормы процессуального права свидетельствует о том, что суду г. Астаны, в частности, подсудны дела об оспаривании индивидуальных правовых актов, изданных в установленном порядке

76


Правительством Республики Казахстан, министерствами, другими республиканскими органами и органами, подчиненными, подотчетными непосредственно Президенту Республики Казахстан, касающихся прав и свобод граждан, прав организаций. Согласно п. 6 ст. 3 Закона Республики Казахстан «О нормативных правовых актах» и п. 3 ст. 4 Закона Республики Казахстан «Об административных процедурах», правовым актом индивидуального применения (ненормативным правовым актом) признается такое облеченное в соответствующую форму решение уполномоченного государственного органа, которым разрешается вопрос о правах и обязанностях конкретного физического или юридического лица. Такие индивидуальные правовые акты хотя и касаются прав и свобод конкретных физических или юридических лиц, но вытекают из публичных правоотношений, то есть правоотношений, когда конкретное физическое или юридическое лицо не состоит в договорных отношениях непосредственно с государственным органом, издавшим индивидуальный правовой акт. Министерство и товарищество состоят в договорных отношениях, основанных на заключенном контракте на проведение операций по недропользованию. Пунктами 29.1, 29.2, 29.4 и 29.5 контракта предусмотрены основания приостановления действия контракта и досрочного прекращения его действия. Пунктом 2 ст. 45—2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» предусмотрены основания прекращения контракта на недропользование в одностороннем порядке по инициативе уполномоченного государственного органа. Из искового заявления и частной жалобы товарищества видно, что им оспариваются указанные Министерством основания расторжения контракта и делается ссылка на то, что со стороны товарищества существенных нарушений условий контракта не допущено. Эти данные свидетельствуют о том, что между сторонами возник спор, связанный с применением условий контракта на недропользование. Поскольку истцом оспаривается исполнение одной из сторон договора условий этого договора, то имеет место вытекающий из договора спор между двумя юридическими лицами. При таких основаниях искового заявления суд г. Астаны пришел к обоснованному выводу о том, что возникший между сторонами договора спор не относится к специальной подсудности суда г. Астаны. Согласно ч. 1 ст. 30 ГПК споры имущественного и неимущественного характера, возникшие между юридическими лицами, подсудны специализированному межрайонному экономическому суду по месту нахождения ответчика. Коллегия не принимает во внимание доводы представителя товарищества о том, что специализированный межрайонный экономический суд г. Астаны определением от 14 февраля 2008 года возвратил исковое заявление товарищества по мотивам его подсудности суду г. Астаны. Возвращение искового заявления не препятствует повторному обращению в суд. Коллегия полагает, что специализированный межрайонный экономический суд не учел в полной мере положения части первой ст. 30 ГПК. Споры имущественного и неимущественного характера между юридическими лицами подсудны специализированному межрайонному экономическому суду, если они не связаны с оспариванием ненормативных (индивидуальных) правовых актов субъектов, перечисленных в ч. 2 ст. 28 ГПК. Спор между Министерством и товариществом вытекает из заключенного сторонами договора. Предметом этого спора является соблюдение условий договора и наличие оснований для его досрочного расторжения по инициативе уполномоченного государственного органа, а не оспаривание законности ненормативного правового акта Министерства. При указанных обстоятельствах исковое заявление ТОО «А» с приобщенными к нему материалами подлежит направлению в специализированный межрайонный экономический суд г. Астаны для решения вопроса о принятии его в производство суда. Руководствуясь подп. 1) ч. 6 ст. 344 ГПК Республики Казахстан, коллегия по гражданским делам постановила: Определение суда г. Астаны от 3 марта 2008 года оставить без изменения. Исковое заявление ТОО «А» направить в специализированный межрайонный экономический суд г. Астаны по подсудности. Частную жалобу ТОО «А» удовлетворить частично.

77

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3а-18-08 город Астана 22 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей заявителя — Ш., М., Д., представителя Министерства энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан (далее — Уполномоченный орган) Республики Казахстан — И., рассмотрев апелляционную жалобу Уполномоченного органа на решение суда г. Астаны от 14 марта 2008 года по делу по заявлению ТОО «О» к Уполномоченному органу об отмене приказа, установила: ТОО «О» 14 февраля 2008 года обратилось в суд с заявлением к Уполномоченному органу об отмене приказа от 5 декабря 2007 года, указав, что право недропользования на добычу золотосодержащих руд на месторождении Аксакал-Бескемпир в Мойынкумском районе Жамбылской области возникло у ОАО «Г» на основании лицензии от 31 мая 1999 года, в соответствии с которым был заключен контракт от 18 апреля 2001 года, однако заявитель стал обладателем права по контракту от 18 апреля 2001 года в связи банкротством прежнего недропользователя на основании договора купли-продажи имущественного комплекса, в соответствии с которым в контракт были внесены дополнения от 11 сентября 2006 года. Рабочая программа была заменена на новую — 5а, согласно которой объем инвестиций на 2007 год составил 7 785,4 доллара США и объем добычи товарной руды — 30 тыс. тонн. Недропользователь выполнил объем руды на 24 тыс. тонн, т. е. на 80%, финансовые обязательства — на 1 781,0 тыс. долларов США, т. е. на 20%. Однако Уполномоченный орган издало приказ от 5 декабря 2007 года об одностороннем расторжении контракта ввиду сущест-венного нарушения товариществом взятых обязательств, что недропользователь считает необоснованным, поэтому просит его отменить. Оспариваемым решением суда заявление удовлетворено, приказ от 5 декабря отменен. В жалобе Уполномоченного органа просит решение отменить, в удовлетворении заявления отказать. Заслушав докладчика, пояснения сторон, изучив материалы дела, доводы жалобы, выслушав заключение прокурора, полагавшего возможным решение оставить без изменения, коллегия считает, что решение подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям. Принимая решение об удовлетворении заявления, суд установил, что на момент расторжения контракта в одностороннем порядке, ввиду существенного нарушения условий контракта, недропользователь проработал только один год, так как право у товарищества возникло с 11 сентября 2006 года, с момента изменения контракта и рабочей программы на 5а. Несмотря на то что право землепользования возникло только в мае 2007 года, товарищество за указанный период добыло 24 тыс. тонн руды при плане 30 тыс. тонн, т. е. выполнило план на 80%, а финансовые обязательства — на 20%. При таких обстоятельствах выводы Уполномоченного органа о том, что товариществом существенно нарушены условия контракта, необоснованны, поэтому судом принято правильное решение об отмене приказа. Доводы жалобы о том, что Уполномоченный орган имел право расторгнуть контракт в одностороннем порядке по ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании», что ст. 2 Закона от 24 октября 2007 года это право распространяется и на ранее заключенные контракты, включая лицензионные по правилам подп. 3) п. 1 ст. 39 ранее действующей главы 4 Закона, являются правильными. Однако поскольку в приказе указан подп. 4) п. 2 ст. 45–2 Закона, то при его проверке судом было установлено, что недропользователем частично выполнены обязательства, установленные контрактом и рабочей программой. А поскольку понятие «существенное нарушение» в Законе о недропользовании не дано, суд применил аналогию закона и признал, что частичное нарушение товариществом условий контракта не повлекло для государства такого ущерба и оно не лишилось того, на что было вправе рассчитывать при заключении контракта, в большей части условия контракта были выполнены, тем более выполнена добыча в натуральном объеме, поэтому суд обоснованно расценил нарушение несущественным.

78


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

Доводы жалобы относительно последнего абзаца мотивировочной части решения не являются основанием для отмены решения. Доводы суда о применимом праве несостоятельны, так как ст. 2 Закона РК «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» от 24 октября 2007 года распространила действие Закона и на ранее заключенные контракты. Кроме того, ст. 2 Закона от 11 августа 1999 года предусмотрела прекращение действия лицензии без учета изменений и дополнений, то есть по ранее действующей главе 4 Указа от 27 января 1996 года, где в подп. 3) п. 1 ст. 39 предусмотрено, что действие лицензии прекращается в случае расторжения контракта при невыполнении недропользователем его условий, вытекающих из лицензии. А поскольку контракт вытекал из лицензии, то необходимо было проверять выполнение рабочей программы, что судом и сделано. Руководствуясь подп. 1) ст. 358 ГПК Республики Казахстан, коллегия по гражданским делам постановила: Решение суда г. Астаны от 14 марта 2008 года оставить без изменения, жалобу — без удовлетворения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3а-20-08 город Астана 22 апреля 2008 года Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей АО «КТЖ» — Х., К., Д., представителей третьего лица ТОО «А» — Б., Г., М., представителя АЗК РК (Уполномоченный орган) — Д.; рассмотрев дело по заявлению АО «КТЖ» об оспаривании Предписания Комитета по защите конкуренции Министерства индустрии и торговли Республики Казахстан от 6 декабря 2007 года № 15–04–1/2332-и «Об устранении нарушений антимонопольного законодательства», которое поступило по апелляционной жалобе АО «НК «КТЖ» на решение суда г. Астаны от 7 марта 2008 года, а также по частной жалобе К. на частное определение суда г. Астаны от 7 марта 2008 года, установила:

1) прекратить избирательность в предоставлении вагонов грузоотправителям; 2) прекратить взимание дополнительных сборов в связи с выполнением заявок, не вошедших в основной план перевозок; 3) прекратить взыскание штрафов за неиспользование вагонов при предупреждении перевозчика за трое суток и иным незаконным основаниям; 4) прекратить безосновательную отмену начисленных штрафов для отдельных грузоотправителей; 5) прекратить начисление платы за пользование вагонами свыше двукратного размера; 6) прекратить практику отказов в удовлетворении заявок на плановые перевозки по основаниям, не предусмотренным в законодательстве; 7) перечислить в государственный бюджет монопольный доход по пункту 3 настоящего Предписания, сумма по которому составляет 832 978 081,62 тенге; 8) в срок до 15 января 2008 года возместить ущерб следующим потребителям: — ОО «AES М» в размере 37 207 548 тенге; — АО «Б» в размере 4 310,52 тенге;    В соответствии с постановлением Правительства Республики Казахстан от 15 февраля 2008 года № 141 «Вопросы Агентства Республики Казахстан по защите конкуренции (Антимонопольное агентство) Комитет по защите конкуренции Министерства индустрии и торговли Республики Казахстан ликвидирован, а его функции, полномочия и имущество передано образованному Агентству Республики Казахстан по защите конкуренции (Антимонопольному агентству).

79

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Комитет по защите конкуренции Министерства индустрии и торговли Республики Казахстан (далее — Уполномоченный орган) направил 6 декабря 2007 года АО «НК «КТЖ» (далее — Компания) Предписание об устранении нарушений антимонопольного законодательства за период с 1 января 2006 года по 1 июля 2007 года, которым потребовал от Компании:


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

— ТОО «BUC» в размере 2 873,68 тенге; — ТОО «П» в размере 6 717,39 тенге; — ТОО «АТ» в размере 2 686,95 тенге; — ТОО «КА» в размере 8 621,05 тенге; — грузоотправителям, которым на сегодняшний день не возвращена сумма по взысканным штрафам свыше двукратного размера на общую сумму 37 911 674 тенге, за исключением суммы, возвращенной потребителям на момент вынесения настоящего Предписания; — грузоотправителям станции «П-С» на общую сумму 354 065,89 тенге. 9) В случае невозмещения ущерба потребителям, указанным в пункте 8 Предписания, в срок до 1 февраля 2008 года перечислить указанные суммы ущерба в государственный бюджет как монопольный доход, за исключением суммы, возвращенной потребителям на момент исполнения настоящего Предписания. 10) В срок до 10:00 1 февраля 2008 года информировать Комитет об исполнении настоящего Предписания; 11) Впредь не допускать нарушений норм антимонопольного законодательства. Компания направила в суд заявление, в котором с учетом дополнений просила признать незаконными п.п. 1, 2, 3, 6, 7, 8, 9 Предписания Уполномоченного органа. Компания полагает, что в соответствии с подп. 21 ст. 38 Закона Республики Казахстан «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» Уполномоченный орган не вправе во внесудебном порядке возлагать на Компанию обязанность возместить конкретным юридическим лицам убытки, которые подлежат возмещению в порядке гражданского судопроизводства по искам этих юридических лиц. По пункту 1 Предписания Компания полагает, что выводы Уполномоченного органа о получении монопольного дохода в сумме 37 207 548 тенге (без учета НДС) противоречат положениям п. 3 ст. 47, п. 1 ст. 49 Закона Республики Казахстан «О железнодорожном транспорте», пункту 94 Правил перевозок грузов, утвержденных приказом министра транспорта и коммуникаций Республики Казахстан № 429–1 от 23 ноября 2004 года, а также подп. 4 п. 11 Временного соглашения между Компанией и ТОО «П» по подаче-уборке вагонов от 26 января 2005 года. Компания полагает, что поскольку по состоянию на 30 сентября 2006 года дебиторская задолженность за пользование вагонами у основного ветвевладельца ТОО «П» по станции Ушкулун составила 122 171 455,70 тенге, то она была вправе приостановить оказание услуг ветвевладельцу и его контрагентам до погашения существующей дебиторской задолженности. ТОО «A» подавало плановые заявки на перевозку грузов и не выполняло их, поскольку указанные в заявках объемы погрузки превышают технические возможности и перерабатывающую способность грузоотправителя. По пункту 2 Предписания Компания полагает, что он противоречит п. 49 и подп. 1) п. 52 Правил, поскольку месячные заявки по плану перевозок груза, поданные грузоотправителями позднее установленных сроков, рассматриваются перевозчиком как заявка о внеплановых перевозках. Компания полагает, что выполнение дополнительных заявок от ТОО «A» на перевозку грузов при одновременном отказе в приеме плановых заявок является выполнением заявок на внеплановые перевозки. При выполнении внеплановых заявок взимались ставки в соответствии с Приказом Агентства Республики Казахстан по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и поддержке малого бизнеса (далее — АРЕМ) от 13 декабря 2000 года № 251–ОД «О тарифах за обеспечение по заявкам грузоотправителей срочных и других перевозок грузов, не вошедших в месячные планы перевозок». При перевозках грузов по дополнительному плану возникают дополнительные эксплуатационные расходы, в первую очередь связанные с ТЭР (топливно-энергетические ресурсы) на тягу поездов, проведением оплаты за пользование вагонами с собственниками вагонов, в том числе с другими железнодорожными администрациями. О дополнительных расходах, вытекающих из выполнения внеплановых заявок грузов, свидетельствует систематическое превышение АО «КТЖ» запланированных объемов потребления услуг локомотивной тяги и по обеспечению перевозок грузовым вагонным парком. Превышение запланированных объемов услуг локомотивной тяги подтверждается актами приемки фактически оказанных услуг, стоимость которых впоследствии взыскивается с АО «КТЖ» в судебном порядке.

80


По пункту 3 Предписания Компания полагает, что вывод о получении монопольного дохода в сумме 832 978 081,62 тенге (без НДС) не соответствует фактическим обстоятельствам. Ставки для взимания дополнительного сбора в связи с выполнением заявок, не вошедших в основной план перевозок, утверждены приказом Агентства Республики Казахстан по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и поддержке малого бизнеса (далее — АРЕМ) от 13 декабря 2000 года № 251–ОД «О тарифах за обеспечение по заявкам грузоотправителей срочных и других перевозок грузов, не вошедших в месячные планы перевозок». В случаях, когда грузоотправитель несвоевременно предоставляет заявки для выделения вагонов для перевозки грузов, в соответствии с разделом 10 части 3 Временного прейскуранта за обеспечение по заявке грузоотправителей подвижным составом срочных и других перевозок, не вошедших в месячный план, взимается сбор. Данный сбор обоснован тем, что расходы, связанные с внеплановыми перевозками, в вышеуказанные мероприятия АО «КТЖ» не включены в основной бюджет, выделенный на обеспечение перевозок грузов. При этом определенное количество вагонов для обеспечения внеплановых перевозок приходится выводить из системы основного планирования (которая согласовывается с Центральным советом по железнодорожному транспорту), а также на привлечение дополнительного подвижного состава, идет «разбивка» вагонопотоков и вносятся изменения в разработанный месячный план формирования поездов, направленный на снижение расходов железных дорог, связанный с подводом дополнительного парка порожних вагонов в пункты погрузки, а также приема и сдачи порожних и загруженных вагонов по международным стыковым пунктам, которые включают в себя дополнительную переработку и простой вагонов на станциях для выполнения технических и грузовых операций, продвижением поездов (вагонов) по участкам, содержанием технической инфраструктуры и штата. По пункту 6 Компания полагает, что согласно п.п. 1, 4 ст. 42 Закона Республики Казахстан «О железнодорожном транспорте» и п. 51 Правил перевозок грузов, утвержденных приказом министра транспорта и коммуникаций Республики Казахстан от 23 ноября 2004 года № 429–1, перевозчик осуществляет перевозки грузов в соответствии с договорами на организацию перевозок на основании поданных заявок. При систематической подаче грузоотправителем завышенных месячных заявок по плану перевозок груза и невыполнении их по его вине в предыдущих плановых месяцах перевозчик может отказать в принятии таких заявок. За 12 месяцев 2006 года при принятых месячных планах ТОО «А» усматривается систематическое их невыполнение. Согласно п. 21 Правил месячное планирование перевозок грузов осуществляется на основании месячных заявок по плану перевозок грузов, представляемых грузоотправителями не позже чем за 14 дней до начала планируемого месяца в межобластном и международном сообщении. Согласно подп. 4 п. 11 Временного соглашения на эксплуатацию железнодорожного подъездного пути от 25 января 2007 года между ТОО «П» и Компанией, Компания вправе приостановить оказание услуг ветвевладельцу и его контрагентам до погашения существующей дебиторской задолженности и внесения оплаты за текущие платежи. ТОО «П» является лицом, владеющим железнодорожным подъездным путем на праве собственности на станции Ушкулын. Дебиторская задолженность ТОО «П» за пользование вагонами составила 122 171 455,70 тенге. Отсутствие отдельных подъездных путей у ТОО «A» не позволило Компании оказывать товариществу услуги напрямую без участия ТОО «П». По пункту 7 Предписания Компания полагает, что с учетом приведенных выше доводов вывод Уполномоченного органа о получении монопольно высокого дохода в сумме 832 978 081,62 тенге и перечислении его в бюджет является необоснованным. По пункту 8 Предписания Компания полагает, что Предписание о возврате потребителям сумм штрафа свыше двукратного размера на общую сумму 37 911 674 тенге, за исключением возвращенной суммы 354 065,89 тенге, является необоснованным, поскольку штрафы начислены и удержаны правильно. Также Компания полагает, что необоснованно предписано возвратить суммы за исполнение дополнительных заявок на перевозку груза, поскольку исполнение таких заявок влечет для Компании дополнительные затраты. По пункту 9 Предписания Компания полагает, что взыскание штрафов производилось в соответствии с п. 1 ст. 77 и ст. 88 Закона Республики Казахстан «О железнодорожном транспорте».

81

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

Поскольку грузоотправители направляли письма об отказе от ранее принятых к исполнению заявок на подачу вагонов менее чем за трое суток, им начислялся штраф как за неиспользование поданных транспортных средств. Вывод Уполномоченного органа о начислении штрафов как за неиспользование вагонов, когда они фактически не подавались, является неубедительным и нуждается в дополнительной проверке. Требование о перечислении в бюджет сумм штрафов, указанных в пункте 8 Предписания и не возвращенным потребителям, не может быть исполнено, поскольку этим потребителям из бюджета возвраты не будут произведены. Решением суда г. Астаны от 7 марта 2008 года Предписание Уполномоченного органа признано незаконным и отменено в части требования о: — прекращении взимания дополнительных сборов в связи с выполнением заявок, не вошедших в основной план перевозок (пункт 2); — перечислении в государственный бюджет монопольного дохода в сумме 832 978 081,62 (восемьсот тридцать два миллиона девятьсот семьдесят восемь тысяч восемьдесят один) тенге (пункт 7); — возмещении ущерба ТОО «А» в размере 7 075 600 (семь миллионов семьдесят пять тысяч шестьсот) тенге за ноябрь 2006 года, грузоотправителям станции «П-С» в сумме 350 789,89 (триста пятьдесят тысяч семьсот восемьдесят девять) тенге (пункт 8). В удовлетворении заявления Компании в остальной части отказано. Судом вынесено частное определение в адрес Компании со ссылкой на то, что представитель Компании К. нарушала порядок в зале судебного заседания. Компанией на решение суда подана апелляционная жалоба, в которой оспаривается решение суда в части: Отказа в признании незаконным Предписания о возвращении ТОО «А» — 30 131 948 тенге, ТОО «Т» — 2 686,95 тенге, ТОО «К» — 8 621,05 тенге, грузоотправителям станции «П-С» — 3 276 тенге, а также грузоотправителям — 37 911 674 тенге, с которых удержан штраф более чем в двукратном размере. В частной жалобе К. просит отменить частное определение. Указывает, что порядок в судебном заседании не нарушала, о чем свидетельствует отсутствие примененных к ней мер, предусмотренных ст. 179 ГПК. Заслушав доклад судьи, существа судебных актов, апелляционной и частной жалоб, выслушав пояснения Х., К., Д. в обоснование доводов апелляционной и частной жалоб, С., М. о несогласии с апелляционной жалобой, заключение прокурора, полагавшего возможным решение суда оставить без изменения, а частное определение отменить, коллегия, исследовав материалы дела, считает необходимым решение суда оставить без изменения, а частное определение отменить по следующим основаниям. Согласно ст. 345 ГПК законность и обоснованность решения суда в апелляционном порядке проверяется в полном объеме, но в пределах доводов апелляционной или частной жалобы. При рассмотрении дела суд первой инстанции полно, всесторонне и объективно исследовал обстоятельства дела, связанные с содержащимися в пункте 8 Предписания Уполномоченного органа требованиями о возврате сумм, полученных в результате несоблюдения Компанией нормативных правовых актов при предоставлении грузоотправителям услуг по перевозке грузов. Суд принял во внимание доводы Уполномоченного органа о том, что действия Компании нарушают положения подп. 5) ст.10 Закона Республики Казахстан «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности», п. 1 ст. 42 Закона Республики Казахстан «О железнодорожном транспорте», п. 52 Правил перевозки грузов. Как в судебном заседании, так и в апелляционной жалобе Компания не представила убедительных доказательств того, что выводы Уполномоченного органа в части избирательности в предоставлении вагонов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Более того, в отзыве на заявление и в судебном заседании представители Компании фактически признали факт того, что месячные заявки ТОО «A» на перевозку грузов исполнялись выборочно. В то же время Компания принимала от ТОО «A» дополнительные заявки на внеплановую перевозку грузов. При этом в соответствии с приказом Агентства Республики Казахстан по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и поддержке малого бизнеса от 123 декабря 2000 года № 251–ОД «О тарифах за обеспечение по заявкам грузоотправителей срочных и дру-

82


гих перевозок грузов, не вошедших в месячные планы перевозок» Компания взимала суммы, которые превышают тарифы на осуществление плановых перевозок грузов. В результате этого ТОО «A» за период с декабря 2006 года по июль 2007 года излишне уплатило Компании 30 131 948 тенге. В ходе проведенной Уполномоченным органом проверки также установлено, что ТОО «Т» излишне переплатило Компании 2 689,95 тенге, ТОО «К» — 8 621,05 тенге. В судебном заседании установлено, что Компания добровольно возвратила АО «Б» 4 310,52 тенге, ТОО «П» — 6 717,39 тенге, ТОО «B» — 2 873,68 тенге. Суд при рассмотрении дела установил, что Компания с грузоотправителей по станции «П-С» излишне удержала 3 276 тенге. Суд также признал обоснованными доводы Уполномоченного органа о том, что Компания необоснованно взыскивала с конкретных грузоотправителей штрафы, превышающие двукратный размер, излишне взыскав сумму 37 911 674 тенге. Изложенные в апелляционной жалобе доводы Компании о правомерности своих действий коллегия не принимает во внимание, поскольку эти доводы не опровергают полученные в ходе проверки Уполномоченного органа данные и выводы суда. Относительно предписания о возврате конкретным грузополучателям суммы 37 911 674 тенге Компания фактически решение суда не оспаривает, но ходатайствует о предоставлении отсрочки исполнения предписания. Из материалов дела видно, и в заседании суда апелляционной инстанции представитель Уполномоченного органа пояснил, что указанный в пункте 9 Предписания срок может быть продлен. Если возникает вопрос о продлении срока исполнения Предписания, то этот вопрос может быть решен Уполномоченным органом либо судом в порядке, установленном ст. 233 ГПК. Поскольку изложенные в апелляционной жалобе доводы противоречат обстоятельствам дела и не опровергают выводы суда, апелляционная жалоба подлежит оставлению без изменения. В частном определении суд указал, что представитель Компании К. нарушала порядок в судебном заседании: разговаривала по сотовому телефону, прерывала пояснения других участвующих в деле лиц и комментировала их. Согласно ст.ст. 178, 179 ГПК, участвующие в деле лица обязаны соблюдать порядок в судебном заседании. При его нарушении председательствующий делает замечание, а при продолжении нарушения порядка в судебном заседании — по определению суда могут быть удалены из зала судебного заседания на все время судебного разбирательства дела или на часть судебного разбирательства. В соответствии со ст. 253 ГПК при выявлении в судебном заседании случаев нарушения законности суд может вынести частное определение и направить его соответствующим организациям, должностным и иным лицам, осуществляющим управленческие функции, для рассмотрения и принятия мер по устранению выявленных нарушений. Существо частного определения выражается в том, что суд доводит до сведения соответ-ствующих органов и должностных лиц о выявленных нарушениях закона, связанных с возникшим спором, устранение которых входит в компетенцию органа или должностного лица. Пресечение нарушений участвующим в деле лицом порядка в судебном заседании входит в компетенцию председательствующего в судебном заседании судьи, а меры такого пресечения предусмотрены ст. 179 ГПК. Вынесение частных определений по фактам нарушения порядка в судебном заседании участвующими в деле лицами процессуальным законом не предусмотрено. Руководствуясь подп. 1) ст. 358, подп. 3) ч. 6 ст. 344 ГПК Республики Казахстан, коллегия по гражданским делам постановила: Решение суда г. Астаны от 7 марта 2008 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения. Частное определение суда г. Астаны от 7 марта 2008 года отменить, частную жалобу К. удовлетворить.

83

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3а-21-08 город Астана 29 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, представителей ТОО «Т» — Б. и М. представителя Министерства энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан (далее — Уполномоченный орган) Республики Казахстан — И., рассмотрев дело по заявлению ТОО «Т» об оспаривании приказа министра энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан от 28 ноября 2007 года № 268 «О некоторых вопросах недропользования» в части расторжения контракта от 4 октября 1996 года № 118 на осуществление разработки угольного месторождения «Т», поступившее по апелляционной жалобе Министерства энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан на решение суда г. Астаны от 19 марта 2008 года, установила: ТОО «Т» (далее — Заявитель) подало в суд г. Астаны заявление об оспаривании приказа министра энергетики и минеральных ресуров Республики Казахстан от 28 ноября 2007 года № 268 «О некоторых вопросах недропользования» в части расторжения договора от 4 октября 1996 года № 118 на осуществление разработки угольного месторождения «Т». Заявитель ссылается на то, что Экспертной комиссией по рассмотрению обращений недропользователей по изменению условий лицензии и контрактов 22 апреля 2005 года было принято решение в отношении ТОО «Т» об уменьшении объема добычи угля до 25–30 тыс. тонн в год с учетом качества угля и проблем с его сбытом. За 2007 год Заявителем добыто 70 тыс. тонн угля. Товарищество выполнит в 2008 году все невыполненные по договору обязательства. Уведомление Уполномоченного органа от 18 октября 2007 года № 14–02–9585 стало известно Заявителю только 12 ноября 2007 года, в связи с этим Заявитель не имел возможности исполнить указанные в уведомлении требования. 24 декабря 2007 года Заявителю вручено Уведомление от 24 декабря 2007 года № 14–05–11863 о расторжении договора в одностороннем порядке приказом Уполномоченного органа от 28 ноября 2007 года № 268 по мотивам существенного нарушения недропользователями контрактных обязательств. Заявитель полагает, что приказ о расторжении договора издан с нарушением пункта 101 договора, согласно которому предусмотрен 60-дневный срок от даты вручения Заявителю уведомления о расторжении договора. Согласно ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании». Уполномоченный орган может расторгнуть в одностороннем порядке контракт, если недропользователь допускает существенные нарушения обязательств, установленных договором или программой работ. Согласно ст. 401 ГК под существенными нарушениями договора признаются такие нарушения, которые влекут для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Заявитель также полагает, что расторжение договора по инициативе Уполномоченного органа не соответствует положениям статей 45–2 и 70 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании», поскольку такое расторжение возможно только в случае невыполнения недропользователем предписаний об устранении нарушений договора, указанных в уведомлении. Решением суда г. Астаны от 19 марта 2008 года приказ министра энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан от 28 ноября 2007 года № 268 «О некоторых вопросах недропользования» в части расторжения в одностороннем порядке с ТОО «Т» договора от 4 октября 1996 года № 118 признан незаконным и отменен. В апелляционной жалобе Уполномоченный орган просит решение суда г. Астаны от 19 марта 2008 года отменить и вынести новое решение об отказе в удовлетворении заявления.    Представители ТОО «Т» в судебном заседании коллегии пояснили, что товарищество является правопреемником производственного предприятия «Т» в процедурах перерегистрации, но не внесли необходимые изменения в контракт. Представитель Уполномоченного органа эти пояснения не опровергает и признает, что по контракту фактически работы выполняло и предоставляло отчетность ТОО «Т». При таких обстоятельствах коллегия полагает возможным рассмотреть дело по заявлению ТОО «Т» по существу.

84


При этом Уполномоченный орган ссылается на то, что при рассмотрении дела суд неправильно применил и истолковал нормы материального права. Указано, что ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» Уполномоченным органом применена обоснованно. Статьей 2 Закона Республики Казахстан от 24 октября 2007 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» установленные ст. 45–2 Закона основания расторжения контракта в одностороннем порядке распространяются и на ранее заключенные контракты на недропользование. Вывод суда о том, что указанное выше положение распространяется только на контракты на недропользование, заключенные после 11 августа 1999 года, не основан на нормах права, является ошибочным. В соответствии с законом контракт может быть расторгнут Уполномоченным органом в одностороннем порядке, независимо от срока его заключения. Условия договора не исполняются, что лишает государство в значительной степени того, на что оно рассчитывало при заключении договора. Угля добыто 14,08% от объема, предусмотренного рабочей программой, инвестирование денег составило 17,6% от предусмотренной договором суммы. Неверным является вывод суда о том, что рабочая программа — план недропользователя на календарный год. Согласно подп. 18) ст. 1 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании», под рабочей программой понимается совокупность планов недропользователя на срок действия договора в целом. Заслушав доклад судьи, существа решения суда и апелляционной жалобы, заслушав пояснения И. в обоснование доводов апелляционной жалобы, пояснения Б. и М. о несогласии с апелляционной жалобой, заключение прокурора об отмене решения суда, коллегия, исследовав материалы дела, считает необходимым решение суда отменить и вынести новое решение по следующим основаниям. В соответствии со ст.ст. 218 и 221 ГПК решение суда должно быть законным и обоснованным. Законность решения суда выражается в том, что оно должно быть основано на подлежащих применению нормах материального права, а обоснованность выражается соответствием выводов суда обстоятельствам спорного правоотношения. Решение суда первой инстанции этим требованиям не соответствует. Из материалов дела видно, что 16 января 1995 года производственному предприятию «Т» АК «О» выдана Лицензия на право пользования недрами в Республике Казахстан, серия МГ № 43. 4 октября 1996 года между Уполномоченным органом и производственным предприятием «Т» АК «О» заключен договор на осуществление разработки угольного месторождения «Т» в Сузакском районе Южно-Казахстанской области сроком на 25 лет. Указанный договор зарегистрирован 10 июня 1997 года за № 118. Из договора видно, что стороны предусмотрели, что в соответствии с рабочей программой производственное предприятие будет ежегодно добывать по 100 000 тонн угля, а по ходатайству производственного предприятия рабочая программа может быть с согласия Уполномоченного органа изменена, если производственное предприятие представит обоснованные причины, связанные с техническими и коммерческими обстоятельствами. 18 октября 2007 года за № 14–02–9585 Заявителю направлено уведомление о неисполнении условий договора: а) не представлена полугодовая информация о ходе реализации рабочей программы (пункт 42 договора); б) не осуществляется добыча угля в объемах, указанных в рабочей программе (пункт 42 договора); в) не представлена программа страхования предпринимательских рисков, имущества и ответственности (пункт 57 договора). Также в уведомлении указано, что экспертной комиссией по рассмотрению обращений недропользователей по изменению условий лицензии и контрактов (протокол от 22 апреля 2005 года № 12) принято решение об уменьшении объема добычи угля до 25–30 тысяч тонн в год и внесении изменений в договор от 4 октября 1996 года № 118. Однако Заявитель не представил Уполномоченному органу проект изменений договора. Заявителю предложено представить объяснения о причинах невыполнения условий договора и устранить нарушения в указанные в уведомлении сроки, а также разъяснено право Уполномоченного органа в одностороннем порядке расторгнуть договор.

85

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по гражданским делам

24 декабря 2007 года Заявителю направлено уведомление № 14–05–11863 о расторжении в одностороннем порядке договора от 4 октября 1996 года № 118. Указано, что приказом министра от 28 ноября 2007 года № 268 договор расторгнут по мотивам того, что недропользователь существенно нарушил договорные обязательства: не выполняет рабочую программу на осуществление разработки угольного месторождения. Из приказа министра энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан от 28 ноября 2007 года № 268 «О некоторых вопросах недропользования» видно, что по мотивам существенного нарушения недропользователями контрактных обязательств в одностороннем порядке, в числе других недропользователей, расторгнут договор от 10 июня 1997 года № 118. Заключенный 4 октября 1996 года (зарегистрированный 10 июня 2007 года за № 118) договор на недропользование расторгнут по инициативе Уполномоченного органа на основании подп. 4) п. 2 ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании». При рассмотрении дела суд первой инстанции исходил из того, что на момент заключения договора на осуществление разработки угольного месторождения действовал Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу Закона, «О недрах и недропользовании», который не предусматривал возможность расторжения договора на недропользование в одностороннем порядке. Основания расторжения контракта на недропользование предусмотрены ст. 45–2, которой Закон Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» дополнен Законом от 11 августа 1999 года № 467–1 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам недропользования и проведения нефтяных операций в Республике Казахстан». Суд пришел к выводу о том, что такое основание расторжения, как «существенное нарушение контрактных обязательств», введено законодателем после заключения договора. Суд пришел к выводу о том, что положения ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» могут применяться к контрактам на недропользование, заключенным после 11 августа 1999 года. Суд первой инстанции сделал ссылку на п. 2 ст. 283 Гражданского кодекса Республики Казахстан. Согласно этой норме права, если после заключении договора законодательством устанавливаются обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия договора сохраняют силу, кроме случаев, когда законодательством установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Однако суд при этом не учел, что в соответствии с п. 3 ст. 1 ГК к отношениям по использованию природных ресурсов гражданское законодательство применяется только в том случае, если эти отношения не урегулированы законодательством об использовании природных ресурсов. Отношения по основаниям расторжения контракта на недропользование урегулированы ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании». При рассмотрении дела суд не учел, что в соответствии со ст. 2 Закона Республики Казахстан от 24 октября 2007 года № 2–IV ЗРК «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» ст. 45–2 Закона изложена в новой редакции. Положения ст. 45–2 Закона распространены и на ранее заключенные контракты на проведение операций по недропользованию. При этом законодатель не указал, что положения ст. 45–2 Закона распространяются на контракты на недропользование, заключенные после 11 августа 1999 года. Контракт на недропользование является договором между Уполномоченным органом и недропользователем, регулирующим взаимные права и обязанности сторон, срок действия договора, основания и порядок его расторжения. При этом расторжение договора может иметь место: — по соглашению сторон, когда стороны договора не настаивают на продолжении действия договора в силу досрочного исполнения предусмотренных договором обязательств или в силу иных обстоятельств, исключающих наличие спора по поводу исполнения договорных обязательств; — по предусмотренным законодательными актами и договором основаниям в одностороннем порядке. В данном случае законодателем и сторонами договора предусматриваются основания,

86


по которым договор может быть расторгнут в одностороннем порядке. Основания расторжения договора по инициативе одной из сторон и порядок его расторжения — инициатива стороны договора — соответствуют законодательным актам и волеизъявлению сторон договора; — по предусмотренным законодательными актами и договором основаниям в судебном порядке, когда законодательными актами и договором не предусмотрена возможность его расторжения в одностороннем порядке. Именно такая правовая ситуация предусмотрена п. 2 ст. 402 и п. 2 ст. 402 ГК. Специфика обстоятельств дела выражается в том, что контрактом на недропользование предусмотрено два порядка расторжения контракта: — в судебном порядке, когда возникшие из договора спорные вопросы не могут быть урегулированы сторонами путем переговоров. Возникающие из договора споры по своему содержанию должны быть иными по сравнению с теми, что дают основание для расторжения договора в одностороннем порядке; — в одностороннем порядке по основаниям, предусмотренным законодательным актом или договором. Поскольку договором Уполномоченному органу предоставлено право расторжения договора в одностороннем внесудебном порядке по основаниям, которые предусмотрены законодательным актом или договором, то уполномоченный орган обоснованно руководствовался положениями подп. 4) п. 2 ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» и п.п. 42 и 99 контракта. С учетом указанных доводов изложенное в апелляционной жалобе мнение о возможности расторжения контракта на недропользование только в судебном порядке коллегия во внимание не принимает. Следует также учитывать, что примененная в п. 2 ст. 401 ГК формулировка «существенное нарушение договора другой стороной» по своему содержанию шире примененной в подп. 4) п. 2 ст. 45–2 Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» и абзаце пункта контракта формулировки «существенное нарушение подрядчиком обязательств, установленных контрактом либо программой работ». Если в первом случае речь идет о существенности нарушений договора стороной договора в целом, то во втором случае может быть расценено как существенное неисполнение другой стороной договора отдельных обязательств или положений рабочей программы. Поскольку законодательным актом и договором предусмотрен порядок одностороннего расторжения договора только по инициативе Уполномоченного органа и по основаниям, предусмотренным законодательным актом или договором, то Уполномоченный орган при наличии любого из этих оснований был вправе расторгнуть контракт на недропользование в одностороннем порядке. В данном случае суд первой инстанции не применил закон, подлежащий применению, а подлежащий применению закон неверно истолковал. При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено, что недропользователь не исполнял предусмотренную договором рабочую программу по объему добычи угля, добыв всего 239 тыс. тонн вместо 1 200 000 тыс. тонн, инвестиции составили всего 17,6%, а затраты на добычу угля составили всего 22,7% от предусмотренных рабочей программой обязательств. Суд не принял во внимание доводы Уполномоченного органа о том, что неисполнение недропользователем предусмотренных договором обязательств является существенным нарушением условий договора, поскольку Республика Казахстан не получила всего того, на что рассчитывала при заключении договора. Одновременно суд принял во внимание доводы недропользователя о том, что невыполнение предусмотренных договором обязательств имело место в результате низкого качества угля и затруднений с его сбытом, а также то, что недропользователем заключены с потребителями договоры о намерениях по покупке угля. Однако суд не учел, что качество подлежащего добыче угля было известно при заключении договора, а договор о намерениях по своей юридической природе является предварительным договором, не порождающим для его сторон правовых обязательств по заключению основного договора. Ссылки Заявителя на то, что экспертной комиссией объем добываемого угля уменьшен со 100 тыс. тонн до 25–30 тыс. тонн угля, не могут быть приняты во внимание. Экспертная комиссия является консультативным органом, она рекомендовала Заявителю в срок до 22 июля

87

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


ВерХоВный сУд ресПУБЛиКи КазаХсТан КоЛЛеГиЯ По ГраждансКим деЛам

2005 года внести соответствующие изменения в контракт. Однако Заявитель указанную рекомендацию не исполнил, изменения в контракт не внесены. Это свидетельствует о том, что объем добычи угля, предусмотренный контрактом, остался неизменным, а добыча угля в объеме, меньшем, чем в предусмотренном контракте, свидетельствует о невыполнении Заявителем условий контракта. Суд первой инстанции полно, всесторонне и объективно исследовал обстоятельства дела и пришел к выводу о том, что Заявитель как недропользователь не исполнял предусмотренные контрактом и рабочей программой обязательства. Эти выводы суда Заявителем не оспариваются. Поскольку суд первой инстанции правильно установил подлежащие выяснению обстоятельства дела, но неправильно истолковал и применил нормы материального права, подлежащие применению к спорному правоотношению, коллегия считает возможным решение суда г. Астаны от 19 марта 2008 года отменить и вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение. Руководствуясь подп. 5) ст. 358 ГПК Республики Казахстан, коллегия по гражданским делам ПОСТАНОВИЛА: Решение суда г. Астаны от 19 марта 2008 года отменить. В удовлетворении заявления ТОО «Т» об оспаривании приказа министра энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан от 28 ноября 2007 года № 268 «О некоторых вопросах недропользования» в части расторжения контракта № 118 на недропользование с ТОО «Т» от 4 октября 1996 года отказать. Апелляционную жалобу удовлетворить.

АЛҚА ҚАУЛЫЛАРЫ ТҮПНҰСҚА РЕДАКЦИЯСЫНДА СӘЙКЕС ҚЫСҚАРТУЛАРМЕН ЖАРИЯЛАНЫП ОТЫР

ҚазаҚстан Республикасы ЖоғаРғы сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОЛЛЕГИИ ПУБЛИКУЮТСЯ В РЕДАКЦИИ ОРИГИНАЛА С СООТВЕТСТВУЮЩИМИ СОКРАЩЕНИЯМИ.




Постановления (извлечения) Апрель, 2008

КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (извлечения из постановлений, вынесенных в апреле 2008 года)

Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора рассмотрела в открытом заседании уголовное дело, поступившее по апелляционным жалобам осужденных Д., М., адвокатов Д., И., П., Ш. на приговор Восточно-Казахстанского областного суда от 24 января 2008 года, которым Д., родившийся 9 января 1984 года, ранее не судимый, — оправдан по ч. 2 ст. 237 УК за недоказанностью участия в совершении преступления; — осужден по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 179 УК к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п.п. «а», «д», «ж», «з» ч. 2 ст. 96 УК — к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества, по ч. 2 ст. 251 УК — к 5 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 2 ст. 187 УК — к 2 годам лишения свободы, а на основании ч. 4 ст. 58 УК по совокупности преступлений — к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в ИК особого режима; — мера пресечения в отношении Д. до вступления приговора в законную силу оставлена в виде содержания под арестом, срок отбытого им наказания постановлено исчислять с 25 августа 2007 года; М., родившийся 12 ноября 1982 года, судимости которого согласно ст. 77 УК считаются погашенными: 1) 25.12.2000 г. осужденный по п. «г» ч. 2 ст. 103 УК — к 4 годам лишения свободы и 25.11.2002 г. на основании ст. 84 УК освобожденный условно-досрочно на 1 год 9 месяцев 24 дня; 2) 18.03.2005 г. судом освобожденный от уголовной ответственности по п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 175 УК на основании ст. 67 УК в связи с примирением с потерпевшим; 3) 22.08.2005 г. судом освобожденный от уголовной ответственности по п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 175 УК на основании ст. 67 УК в связи с примирением с потерпевшими; 4) 28.11.2006 г. осужденный по ч. 1 ст. 175 УК к 1 году лишения свободы и на основании ст. 67 УК освобожденный от отбывания наказания в связи с примирением с потерпевшим; — оправдан по ч. 2 ст. 237 УК за недоказанностью участия в совершении преступления; — осужден по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 179 УК к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п.п. «а», «д», «ж», «з» ч. 2 ст. 96 УК — к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества, по ч. 2 ст. 251 УК — к 5 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 2 ст. 187 УК — к 2 годам лишения свободы, а на основании ч. 4 ст. 58 УК по совокупности преступлений — к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в ИК особого режима; — мера пресечения в отношении М. до вступления приговора в законную силу оставлена в виде содержания под арестом, срок отбытого им наказания постановлено исчислять с 24 августа 2007 года; Р., родившийся 31 марта 1984 года, ранее не судимый, — оправдан по ч. 1 ст. 237 УК за недоказанностью участия в совершении преступления; — осужден по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 179 УК к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п.п. «а», «д», «ж», «з» ч. 2 ст. 96 УК — к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества, по ч. 2 ст. 251 УК — к 6 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 2 ст. 187 УК — к 2 годам лишения свободы, а на основании ч. 4 ст. 58 УК по совокупности преступлений — к пожиз-

89

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2а-91-08 город Астана 8 апреля 2008 года


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

ненному лишению свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в ИК особого режима, с содержанием первых 5 лет в тюрьме; — мера пресечения в отношении Р. до вступления приговора в законную силу оставлена в виде содержания под арестом, срок отбытого им наказания постановлено исчислять с 24 августа 2007 года; — кроме того, постановлено удовлетворить исковые требования представителей потерпевших и взыскать с осужденных в солидарном порядке: — в возмещение причиненного материального ущерба 106 000 тенге в пользу Г., 115 000 тенге в пользу К., 286 000 тенге в пользу Л., 115 000 тенге в пользу Н.; 1 036 500 в пользу Т.; — государственную пошлину в сумме 16 585 тенге в доход государства; — в возмещение морального вреда по 1 500 000 тенге в пользу каждой из представителей потерпевших — Г., К., Л., Н.; — государственную пошлину в сумме 2 336 тенге в доход государства; — судьба вещественных доказательств по делу решена. Приговором Восточно-Казахстанского областного суда Д., М., Р. признаны виновными в совершении инкриминированных им деяний при следующих обстоятельствах. В вечернее время 2 августа 2007 года при совместном распитии спиртных напитков Д., М. и Р. по предложению последнего вступили в сговор на совершение разбойного нападения, после чего вооружились двумя обрезами гладкоствольных охотничьих ружей 16-го калибра и боеприпасами к ним, незаконно хранившимися в домах по ул. Урожайной, 28–2 и в микрорайоне «Совхозном», 16–4 г. Риддер, из спортивных шапок изготовили три маски с прорезями для глаз. Далее на автомашине марки «ВАЗ-21093» с государственным номерным знаком F 943 FLM под управлением Р. они прибыли на территорию, расположенную в переулке Хлебном, 32 г. Риддер., вторглись в пункт приема цветных металлов, где, угрожая находившимся в помещении Г., К., Л. и Н. применением оружия, завладели их четырьмя телефонными аппаратами с SIM-картами мобильной связи «Beeline», похитили из сейфа деньги в сумме 230 000 тенге, принадлежавшие владельцу заведения Т., с целью уничтожения видеозаписи имевшейся, по их мнению, камеры наружного наблюдения, повредили установленные в помещении телевизор марки «LG» и тюнер от параболической антенны. Потом, осознавая, что неожиданно открывший им дверь помещения Г., а затем и другие потерпевшие увидели лица Д. и Р., не успевших надеть маски, преступники вступили в сговор на убийство подвергшихся нападению лиц. С этой целью, угрожая применением оружия, на вышеупомянутой автомашине и автомобиле Л. марки «ВАЗ-2102» с государственным номерным знаком F 809 UXM они вывезли потерпевших за 8 км от г. Риддер в урочище «Колотушка». На берегу реки Быструха осужденные, будучи связанные единым умыслом на причинение смерти всем четверым потерпевшим, совершили их убийство поочередно, используя для этого обрезы ружей, при этом Р., сначала удушая Л., требовал указать местонахождение записей камеры видеонаблюдения в месте, где было совершено разбойное нападение, а затем произвел выстрелы в головы Л. и Н.; Д. сначала ранил Г. в руку, а потом выстрелил ему в голову, после чего М. выстрелом в голову убил К. Впоследствии с целью уничтожения следов совершенных преступлений Д., М. и Р. облили бензином автомашину марки «ВАЗ-2102» с государственным номерным знаком F 809 UXM и уничтожили ее путем сожжения, причинив ее владельцам значительный ущерб в сумме 180 000 тенге. Одновременно постановлением Восточно-Казахстанского областного суда от 24 января 2008 года прекращено уголовное преследование Д., М., Р. по п. «к» ч. 2 ст. 96 УК в связи с отказом государственного обвинителя и представителей потерпевших от обвинения в этой части. В апелляционной жалобе Д. указывает на то, что в материалах дела и в приговоре правильно отражены дававшиеся им в ходе предварительного следствия показания об обстоятельствах его участия вместе с другими осужденными в совершении разбойного нападения на пункт приема цветных металлов, но при этом приводит доводы об отсутствии у него умысла на убийство, о вынужденном причинении им ранения одному из потерпевших в результате принуждения со стороны Р., просит прекратить его уголовное преследование по п.п. «а», «д», «ж», «з» ч. 2 ст. 96 УК, а также исключить из перечня имущества, подлежащего конфискации, квартиру, расположенную в микрорайоне «Совхозном», 16–4 г. Риддер, в которой проживает его семья.

90


Адвокат П. в апелляционной жалобе указывает на отсутствие на месте совершения разбойного нападения отпечатков пальцев рук осужденных, следов их обуви, протектора автомашины, на отсутствие крови потерпевших на предметах одежды и обуви осужденных, приводит доводы об отсутствии других доказательств виновности Д. в разбое, убийстве и уничтожении чужого имущества, о фактическом аресте Д. за день до официального оформления процедуры заключения под стражу, о физическом принуждении последнего к даче показаний сотрудниками полиции, о недопустимости в качестве доказательства показаний М., данных тем в ходе предварительного следствия в болезненном состоянии, связанном с зависимостью от наркотиков, пишет о незаконности применения конфискации к жилищу, в котором кроме Д. проживают члены его семьи, просит о прекращении уголовного преследования Д. по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 179, п.п. «а», «д», «ж», «з» ч. 2 ст. 96, п. «а» ч. 2 ст. 187 УК. Кроме того, оспаривает верность осуждения Д. по ч. 2 ст. 251 УК, указывает на отсутствие в действиях подзащитного признаков приобретения, хранения и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов «в группе лиц, по предварительному сговору, неоднократно», просит о переквалификации их на ч. 1 ст. 251 УК. В апелляционной жалобе М. пишет о противоречиях в показаниях, данных в ходе предварительного следствия им и другими осужденными, о том, что признание им в тех показаниях своей вины в убийстве одного из потерпевших было связано с воздействием на него Р., просит за недоказанностью обвинения прекратить его уголовное преследование по п.п. «а», «д», «ж», «з» ч. 2 ст. 96 УК. Адвокат И. в апелляционной жалобе пишет о том, что приговор основан лишь на противоречивых показаниях, данных осужденными в ходе предварительного следствия под незаконным воздействием сотрудников полиции, о нарушении последними процедуры предъявления обвиняемым фотографий потерпевших для опознания, о недопустимости в качестве доказательства показаний и адресованной двоюродному брату записки М., полученных от него сотрудниками полиции с использованием его зависимого от наркотиков состояния, об опровержении показаний свидетеля К. показаниями других свидетелей и документальными доказательствами, просит об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении М. Адвокат Д. пишет о том, что приговор основан лишь на противоречивых показаниях, данных осужденными в ходе предварительного следствия, об отсутствии других достоверных доказательств виновности Р. в разбое, убийстве и уничтожении чужого имущества, также упоминает доказательства, ставящие под сомнение объективность показаний свидетеля К., приводит доводы о неполноте проведенного по делу предварительного и судебного следствия. Пишет о неверности квалификации по п. «д» ч. 2 ст. 96 УК действий своего подзащитного, который не был знаком с потерпевшими и не мог знать об их родственных или иных близких отношениях. Также указывает на необоснованное вменение в вину осужденному «корыстных» мотивов совершения убийства потерпевших, применение к нему конфискации жилья, в котором проживает его семья. Кроме того, пишет об отсутствии в действиях Р. признаков преступления, предусмотренных ч. 2 ст. 251 УК, просит об освобождении своего подзащитного от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 251 УК. В апелляционной жалобе адвоката Ш. в защиту интересов Р. приводятся аналогичные доводы, но ставится вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на дополнительное расследование. К материалам дела приобщены письменно изложенные возражения представителя потерпевших К., просящей об оставлении без изменения апелляционных жалоб. Заслушав выступления адвокатов К. и Ш., поддержавших принесенные по делу апелляционные жалобы, мнение представителей потерпевших Н. и С. об обоснованности приговора, выслушав выступление прокурора, высказавшегося о необходимости исключения из приговора п. «д» ч. 2 ст. 96 УК в отношении всех осужденных и оставлении апелляционных жалоб без удовлетворения в остальной части, исследовав материалы уголовного дела, коллегия считает приговор подлежащим изменению по следующим основаниям. Вывод суда о виновности Д., М., Р. в совершении группой лиц по предварительному сговору разбойного нападения с проникновением в помещение приемного пункта цветных металлов, расположенного в переулке Хлебном, 32 г. Риддер, с угрозой применения незаконно приобретенного, переносившегося с собой огнестрельного оружия с боеприпасами и насилия, опасного для жизни потерпевших, а также убийства четверых лиц, последующего уничтожения чужого имущества, основаны на совокупности исследованных и установленных в судебном заседании доказательств.

91

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

Хотя в судебном заседании Д., М., Р. отказались от дачи показаний, суд, достаточно исследовав показания, данные ими на предварительном следствии, сопоставив их с другими имеющимися в деле и установленными в ходе судебного разбирательства доказательствами, пришел к обоснованному заключению о виновности осужденных. В частности, в тех своих показаниях Д., М., Р., признавая вину частично, не отрицали факт совершения разбойного нападения на пункт приема цветных металлов с целью хищения чужого имущества в виде денежных средств, описывали обстоятельства того, как предварительно вооружились двумя обрезами с патронами к ним, подготовили маски из шапочек, угрожая обрезами, из сейфа похитили деньги, которые впоследствии поделили между собой, завладели четырьмя сотовыми телефонами потерпевших, на двух машинах вывезли Г., К., Л. и Н. за город, где совершили их убийство, после чего сожгли автомашину одного из потерпевших. Данные показания осужденных объективно нашли подтверждение протоколами осмотра мест происшествий, в том числе останками сгоревшей автомашины Л., фактом изъятия двух обрезов, изготовленных из ружей калибра 16 мм, патронов к ним и других боеприпасов, соответствием показаний Д., М., Р. о примененном в отношении потерпевших насилии и способе их убийства заключениям судебно-медицинских экспертов о причинах смерти Г., К., Л. и Н., о наличии у потерпевших других телесных повреждений, не состоящих в причинной связи с наступлением их смерти, заключением криминалистической экспертизы, которым установлено, что изъятые у осужденных обрезы являются огнестрельным оружием, изготовленным путем укорачивания стволов и прикладов охотничьих ружей. Кроме того, вина осужденных нашла подтверждение показаниями потерпевшего Т., представителей потерпевших Г., К., К., Л., Д., Н., показаниями свидетелей Х., Ф., Г., А., П., К., В., Р., И., Т., С., Ш., показаниями допрошенных в качестве свидетелей сотрудников полиции А., Ж., С. и других лиц, опровергнувших доводы осужденных о применении к ним недозволенных методов следствия, по существу способствовавшими раскрытию преступления показаниями свидетеля, допрошенного под псевдонимом «К.», лично слышавшего от М. о его переживаниях по поводу участия в убийстве четверых лиц, имевшем место в ночь на 3 августа 2007 года в г. Риддер. Вина всех осужденных нашла подтверждение содержанием протоколов явки с повинной Р. и Д. от 24 августа 2007 года, протоколов допросов при проверке их и М. показаний на месте совершения преступлений, поскольку объективность указанных в них сведений в последующем подтвердилась фактом обнаружения в месте, указанном осужденными, телефонных аппаратов мобильной связи, принадлежавших потерпевшим Л. и Н., обнаружением емкости, применявшейся при поджоге автомашины, и других следов преступления, опознанием представителями потерпевших Л. и Н. вышеуказанных телефонных аппаратов, опознания подозреваемыми погибших по фотографиям, протоколами их допросов в качестве подозреваемых и их показаниями, полученными органом уголовного преследования при полном соблюдении процессуальных прав допрашиваемых, в том числе при допросе прокурором, санкционировавшим арест, и при других следственных действиях, проводившихся с участием адвокатов, другими доказательствами, добытыми с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Доводы стороны защиты о применении в ходе досудебного производства недозволенных методов следствия не нашли своего подтверждения материалами дела и опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств. Изучение материалов дела показало, что имеющиеся по делу доказательства добыты, установлены и закреплены в соответствии с положениями Уголовно-процессуального кодекса, нарушений требований закона, дающих основания признать их недопустимыми, по делу не допущено. Коллегией при изучении материалов уголовного дела, в том числе и приобщенных к ним видеозаписей процессов допроса осужденных, проверки их показаний на местах совершения преступлений, не установлено каких-либо данных, указывающих на применение органом следствия к допрашиваемым незаконных методов воздействия. Более того, видеозапись, которой зафиксированы данные на месте совершения преступлений показания М. о том, как Р. произвел выстрелы в головы Л. и Н., Д. выстрелил в голову Г., а сам он — М. — выстрелом в голову убил К., а также запечатлен момент, когда М., показывая сильные душевные переживания, отказывается приближаться к месту, где были расстреляны потерпевшие, явно свидетельствует об его искренности в момент дачи этих показаний. Неустранимые противоречия, могущие повлиять на правильность и законность принятого судом решения, также не установлены. В ходе отдельных

92


противоречий в показаниях осужденных, с принятием решений по заявленным ходатайствам сторон, принимая решение по существу, дал им надлежащую юридическую оценку, оснований для отмены приговора и возвращения дела на дополнительное расследование не имеется. При таких обстоятельствах Восточно-Казахстанским областным судом сделан обоснованный вывод о виновности Д., М., Р. в совершении группой лиц по предварительному сговору разбойного нападения с проникновением в помещение приемного пункта цветных металлов в г. Риддер с угрозой применения незаконно приобретенного, переносившегося с собой снаряженного боеприпасами огнестрельного оружия и насилия, опасного для жизни потерпевших, а также в совершении ими, группой лиц по предварительному сговору, активных целенаправленных совместных действий, результатом которых стало умышленное причинение смерти сразу четверым лицам, и последующего уничтожения путем поджога чужого имущества с причинением значительного ущерба. И квалификацию их действий по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 179, п.п. «а», «ж» ч. 2 ст. 96, п. «а» ч. 2 ст. 187, ч. 2 ст. 251 УК коллегия Верховного Суда Республики Казахстан признает правильной. Вместе с тем коллегия считает необходимым исключить из приговора признание Д., М., Р. виновными по п.п. «д», «з» ч. 2 ст. 96 УК и признает обоснованной в этой части апелляционную жалобу адвоката Д. ввиду следующего. В своих показаниях в ходе предварительного следствия признававшие вину Д., М., Р. указывали на то, что умысел на причинение смерти потерпевшим возник у них уже после совершения разбойного нападения и мотивом убийства потерпевших была цель скрыть следы ранее совершенного разбоя. Такая же формулировка фактически приведена в описательно-мотивировочной части приговора, однако уголовное дело в части обвинения указанных лиц по п. «к» ч. 2 ст. 96 УК прекращено постановлением суда одновременно с вынесением приговора, и это постановление стороной обвинения не обжаловано и не опротестовано. Формально же приведенный в приговоре квалифицирующий признак убийства «из корыстных побуждений», предусмотренный п. «з» ч. 2 ст. 96 УК, не усматривается в действиях осужденных и его наличие не подтверждено какими-либо доказательствами ни в самом приговоре, ни в материалах дела в целом. Признавая Д., М., Р. виновными в совершении убийства с особой жестокостью, суд первой инстанции не учел, что в материалах дела нет и в судебном заседании не установлено данных, указывающих на то, что в момент совершения убийства осужденные желали и сознательно допускали причинение потерпевшим особых мучений, страданий и душевных переживаний, о существовании же родственных или иных близких отношений между лицами, подвергшимися разбойному нападению и расстрелу, осужденные не знали и не должны были знать. Поэтому квалификацию действий осужденных, по п. «д» ч. 2 ст. 96 УК коллегия признает лишней, не подтвержденной материалами дела. Коллегия также признает обоснованными доводы адвоката П. о фактическом задержании Д. в качестве подозреваемого 24 августа 2007 года, поскольку это обстоятельство подтверждено показаниями самого осужденного, его супруги В., свидетеля Ю., содержанием протокола явки с повинной. Устанавливая факт ареста Д. за день до официального оформления органом уголовного преследования процедуры заключения под стражу, коллегия не признает данное обстоятельство ставящим под сомнение законность осуждения Д., поскольку обвинительный приговор основан на совокупности целого ряда доказательств, решение об объективности и допустимости которых принято судом первой инстанции в результате их тщательного исследования в судебном заседании. При назначении наказания Д., М., Р. областным судом в должной мере приняты во внимание особая тяжесть части совершенных ими преступных деяний и наступившие последствия, степень участия каждого из них в преступлениях, данные, характеризующие личности осужденных, их отношение к содеянному, иные обстоятельства, имеющие для этого существенное значение, поэтому коллегия не находит оснований для признания судебного акта чрезмерно суровым и для изменения приговора в этой части. Приведенные в апелляционных жалобах стороны защиты доводы о необоснованности применения конфискации жилища Д. и Р. коллегия признает несостоятельными. При назначении наказания по ч. 2 ст. 179 УК суд обязан был назначить и правильно назначил наказание в виде конфискации имущества и при этом не указал, какое именно имущество осужденных подлежит конфискации, поскольку требования ч. 3 ст. 51 УК должны быть учтены в этом случае органом, ведающим исполнением наказания.

93

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

Поскольку стороной обвинения приговор не обжалован и не опротестован, не ставится вопрос об отягчении положения Д., М., Р., коллегия посчитала возможным рассмотрение дела в заседании апелляционной инстанции без участия осужденных. На основании изложенного, руководствуясь п. 3 ст. 411, п. 4 ст. 412 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам постановила: Приговор Восточно-Казахстанского областного суда от 24 января 2008 года в отношении Д., М. и Р. изменить. Исключить из обвинения Д., М. и Р. п.п. «д», «з» ч. 2 ст. 96 УК. В части назначения Д., М. и Р. наказания по п.п. «а», «ж» ч. 2 ст. 96 УК исключить применение дополнительного наказания в виде конфискации имущества. В отношении Д. срок отбытого наказания исчислять с 24 (а не с 25) августа 2007 года. В остальной части приговор оставить без изменения. Апелляционные жалобы адвокатов Д., П. удовлетворить частично, апелляционные жалобы осужденных и адвокатов И., Ш. оставить без удовлетворения.

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2а-98-08 город Астана 8 апреля 2008 года Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, адвокатов С., Б. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Ж., Х., И., Б., поступившее по апелляционным жалобам адвоката С. в интересах осужденной Ж., осужденных Х., И. и Б. на приговор Восточно-Казахстанского областного суда от 24 января 2008 года, которым Ж., 26 августа 1975 года рождения, уроженка г. Семипалатинска, казашка, гражданка Республики Казахстан, ранее не судимая, осуждена по ст. 235 ч. 1 УК к 3 годам лишения свободы; по ст. 126 ч. 3 п. «а» УК — к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 177 ч. 3 п.п. «а», «б» УК — к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 28 ч. 3, ст. 96 ч. 2 п.п. «а», «ж», «к» УК — к 14 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 58 ч. 4 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначено Ж. 15 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества. По эпизоду хищения квартиры К. Ж. оправдана за недоказанностью ее вины в совершении этого преступления. Срок наказания исчислен с 1 июня 2007 года. Х., 16 марта 1985 года рождения, уроженка г. Семипалатинска, татарка, гражданка Республики Казахстан, ранее не судимая, осуждена по ст. 126 ч. 3 п. «а» УК к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 177 ч. 3 п.п. «а», «б» УК — к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 96 ч. 2 п.п. «а», «ж», «к» УК — к 12 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 58 ч. 4 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначено Х. 13 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества. По эпизоду хищения квартиры К. Х. оправдана за недоказанностью ее вины в совершении этого преступления. Срок наказания исчислен с 1 июня 2007 года. И., 18 июня 1974 года рождения, уроженка г. Семипалатинска, казашка, гражданка Республики Казахстан, ранее не судимая, осуждена по ст. 177 ч. 3 п.п. «а», «б» УК к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 96 ч. 2 п.п. «а», «ж», «к» УК — к 10 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 58 ч. 4 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначено И. 11 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества. По ст. 126 ч. 3 п. «а» УК И. оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления. Срок наказания исчислен с 15 июня 2007 года.

94


Б., 11 апреля 1987 года рождения, уроженка г. Семипалатинска, русская, гражданка Республики Казахстан, ранее не судимая, осуждена по ст. 177 ч. 3 п.п. «а», «б» УК к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 96 ч. 2 п.п. «а», «ж», «к» УК — к 11 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 58 ч. 4 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначено Б. 12 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества. Срок наказания исчислен с 7 июля 2007 года. Гражданские иски разрешены, судьба вещественных доказательств решена. Этим же приговором осуждены Н. и С., которыми приговор не обжалован, протеста в отношении данных лиц не внесено. Судом осужденная Ж. признана виновной в том, что создала организованную преступную группу и руководила ею; совершила мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, неоднократно, организованной группой, в крупном размере; незаконно лишила двух и более лиц свободы, не связанное с их похищением, совершенное организованной группой; организовала умышленное убийство двух лиц, совершенное организованной группой, с целью скрыть другое преступление. Осужденные Х., И. и Б. судом признаны виновными в том, что совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, неоднократно, организованной группой, в крупном размере, а также умышленное убийство двух лиц, совершенное организованной группой, с целью скрыть другое преступление. Осужденная Х., кроме того, признана виновной в незаконном лишении двух и более лиц свободы, не связанное с их похищением, совершенное организованной группой. Адвокат С. в своей апелляционной жалобе в интересах осужденной Ж. просит приговор изменить и прекратить производство по делу в части осуждения Ж. по эпизодам совершения ею мошенничества в отношении потерпевшей Б., лишения свободы потерпевших Б., К., Н. и Б., а также в организации умышленного убийства Б. за отсутствием в действиях ее подзащитной состава преступления. Осужденная Х. в апелляционной жалобе просит оправдать ее по ст.ст. 96 ч. 2, 126 ч. 3 УК, а также указывает, что не были учтены смягчающие ее ответственность обстоятельства. В апелляционной жалобе осужденной Б. указывается на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, осужденные Ж. и И. оговорили ее, содержится просьба оправдать ее по всем эпизодам обвинения. В своей апелляционной жалобе осужденная И. просит переквалифицировать ее действия со ст. 96 ч. 2 УК на ст. 119 УК как оставление в опасности, а также квалифицировать ее действия по мошенничеству в отношении Б., А., К., Н. по ст. 364 УК за недонесение о преступлении. На данные апелляционные жалобы подано возражение государственным обвинителем — прокурором, в котором он просит приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения. Осужденные Ж., Х., И., Б. ходатайствуют о рассмотрении дела при их непосредственном участии в заседании апелляционной инстанции. Коллегия, принимая во внимание, что приговор пересматривается только по апелляционным жалобам самих осужденных, вопросов об ухудшении их положения не ставится, по материалам дела не возникает необходимости участия осужденных при рассмотрении их жалоб, считает, что указанные ходатайства осужденных не подлежат удовлетворению. Заслушав выступление адвоката С., поддержавшего доводы своей жалобы, адвоката Б. в интересах осужденной Б., просившей удовлетворить жалобу ее подзащитной, мнение прокурора, полагавшего приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения, коллегия, исследовав материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, установила: Доводы, изложенные в апелляционной жалобе адвоката С., о непричастности осужденной Ж. к преступлениям в части совершения мошенничества в отношении Б., незаконного лишения свободы Б., К., Н. и Б., а также в организации умышленного убийства Б. и К. были проверены в ходе судебного следствия и обоснованно признаны несостоятельными.

95

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

Коллегия считает, что суд первой инстанции правильно оценил как объективные и достоверные показания осужденных Х., И., Б., Н. и С., данные ими в ходе предварительного следствия, и обоснованно положил их в основу приговора. Показания осужденных в судебном заседании суд правильно расценил как способ их защиты и отнесся к ним критически. Так, осужденная Ж. в главном судебном разбирательстве заявила, что решила дать суду чистосердечные показания, изложив обстоятельства всех ее действий, совершенных совместно с другими осужденными в отношении потерпевших, однако при этом отрицала, что у нее был преступный умысел. Х., не признавая свою вину в совершении мошенничества в отношении имущества потерпевшей Б., утверждает, что потерпевшая Б. сама по своей личной инициативе продала свою квартиру и переехала в дом престарелых. Однако это опровергается доказательствами, добытыми в ходе судебного заседания. Как на предварительном следствии, так и в суде свидетель М. подтвердила, что Х., представившись племянницей потерпевшей Б., оплатила коммунальные долги за квартиру последней, а впоследствии Х. вывезла из квартиры потерпевшей Б. ее вещи и вещи сына Б. — Ш. На вопрос, где же будет жить Ш., осужденная Х. ответила, что купила ему квартиру. Сама осужденная Х. при допросе в качестве обвиняемой признавала, что попросила осужденную Ж. дать объявление о продаже квартиры потерпевшей Б., вместе с Ж. нашли покупателей, сама лично показывала квартиру покупателям. Допрошенная в качестве обвиняемой осужденная Ж. показывала, что деньги от покупателей квартиры потерпевшей Б. получила именно Х., из которых часть денег Х. дала ей. В судебном заседании осужденная Ж. подтвердила, что деньги покупатели квартиры Б. дали лично Х., при этом потерпевшей Б. у нотариуса не было. Доводы осужденной Х. о том, что она не могла подозревать о психическом заболевании потерпевшей Б., опровергаются выводами судебно-психиатрической экспертизы, согласно которой потерпевшая Б. страдает и ранее страдала психическим заболеванием, сопровождающимся выраженным ослаблением интеллектуально-мнестических функций, и не могла понимать значение своих действий, учитывать их последствия. Доводы Х. о том, что она не знала о настоящих намерениях осужденной Ж. в отношении имущества потерпевших Б., К., Б. опровергаются материалами предварительного следствия, которые были исследованы судом первой инстанции и обоснованно признаны допустимыми доказательствами, им дана надлежащая правовая оценка. Осужденная Х. при допросе в качестве подозреваемой в присутствии своего защитника И. подробно рассказала об обстоятельствах лишения свободы потерпевших Б., К., Б., К. При этом Х. указала, что инициатором и организатором совершения мошенничеств в отношении квартир граждан, злоупотребляющих спиртными напитками, была осужденная Ж. Последняя сказала, что ей помогает сотрудник полиции, который подыскивает необходимые квартиры. По указанию Ж. она, осужденный Н., К. ходили на квартиру потерпевшего Б., где спаивали последнего и его сожительницу К. Также осужденная Х. показала, что по поручению Ж. они должны были вывезти Б. с находящимися рядом с ним лицами в другое место, более того, осужденная Ж. поручила, что нужно поставить человека для охраны потерпевших и постоянно спаивать их спиртным, чтобы они никуда не ушли. Аналогичные показания дала осужденная Х. и при предъявлении ей обвинения в совершении мошенничества и незаконном лишении свободы граждан, по которому она признала себя виновной частично. Допрос в качестве обвиняемой также проводился с участием адвоката Х. Свои показания осужденная Х. подтвердила полностью в ходе очной ставки с осужденной Ж. в присутствии адвоката последней. Осужденная Х. на очной ставке с осужденным С. подтвердила обстоятельства, при которых с участием С. по плану Ж. были выдворены из своей квартиры потерпевшие Б., его сожительница К. и другие лица. Очная ставка проводилась в присутствии адвокатов осужденных. В судебном заседании осужденная Х. не отрицала, что ходила по указанию Ж. в квартиру потерпевшего Б. и распивала там спиртные напитки. Кроме того, она согласилась на предложение Ж. увезти из квартиры потерпевших, чтобы без их участия продать квартиру. О том, что осужденная И. действовала в группе с Ж., предоставляя последней помощь своим автотранспортом, свидетельствуют показания И. на очной ставке с осужденной Х. И. показала, что она достоверно знала о действиях осужденной Ж., которая рассказала ей о схеме завладе-

96


ния квартирами граждан, имеющих большие коммунальные задолженности или злоупотребляющих спиртными напитками. Доводы апелляционных жалоб об отсутствии у осужденных умысла на причинение смерти потерпевшим Б. и К. были проверены в ходе главного судебного разбирательства и обоснованно судом признаны несостоятельными, а изменение показаний осужденных правильно расценено судом как способ защиты осужденных и уклонения от ответственности. Из показаний осужденной И., неоднократно данных ею в ходе предварительного следствия в присутствии адвоката, следует, что она видела и понимала, что потерпевшим Б. и К. тяжело самостоятельно передвигаться, последний фактически полз по снегу, а Б. без конца падала, при этом оба были одеты в легкую одежду, а на улице была пурга и очень холодно. Но, несмотря на такие обстоятельства, осужденная И. совместно с осужденными Х. и Б. оставили потерпевших в степи, вдали от населенных пунктов в ночное время. Как следует из материалов уголовного дела, об убийстве потерпевших органам следствия стало известно только благодаря явке с повинной осужденной И., так как по факту обнаружения трупов потерпевших Б. и К. ранее было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, исходя из того, что смерть последних наступила от переохлаждения организма и заболевания. Осужденная И. показала, что с квартиры Н. потерпевших Б. и К. она вместе с осужденными Х. и Б. вывезла по указанию осужденной Ж. Свои показания И. подтвердила на очной ставке с осужденной Х. в присутствии двух адвокатов. Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что осужденные И., Х. и Б., оставляя потерпевших в степи, при обстоятельствах и в условиях, угрожающих их жизни и здоровью, действовали с единым умыслом и сами непосредственно участвовали в процессе исполнения. Суд первой инстанции, квалифицируя действия осужденных И., Х. и Б. по ст. 96 УК, правильно исходил из того, что осужденные сознательно допускали наступление смерти потерпевших, при этом относились к последствиям своих действий безразлично, не принимая при этом никаких мер к предотвращению смерти потерпевших. Как следует из протокола главного судебного разбирательства, осужденные изложили суду обстоятельства, при которых произошли инкриминируемые им преступления, но при этом мотивировали свою невиновность тем, что находились в заблуждении насчет истинных намерений осужденной Ж., отрицали, что имели преступный умысел. Однако показания осужденных в суде опровергаются представленными стороной обвинения доказательствами: показаниями потерпевших, свидетелей, процессуальными документами предварительного следствия, выводами экспертиз и другими документами, находящимися в деле. Вина осужденных доказана не только их показаниями, данными на предварительном следствии, но в первую очередь доказательствами, установленными судом первой инстанции. У коллегии нет оснований сомневаться в объективности показаний потерпевших, свидетелей и документальных доказательств, имеющихся в уголовном деле. Суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в совершении преступлений. Коллегия считает, что суд первой инстанции оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения дела. Из протокола главного судебного разбирательства и приговора видно, что суд проверил достоверность доказательств, сопоставляя одни доказательства с другими, с учетом всех обстоятельств по делу. Коллегия приходит к выводу, что приговор в отношении Ж., Х., И. и Б. постановлен на основании всестороннего и объективного исследования в судебном заседании представленных суду доказательств. Выводы суда первой инстанции, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, по делу обеспечена полнота судебного следствия, существенных нарушений уголовно-процессуального закона не допущено. Однако коллегия считает, что действия осужденных Ж. и Х. по эпизодам совершения ими мошенничества в отношении имущества потерпевшей Б. и потерпевшего Т. должны квалифицироваться по п. «а» ч. 2 ст. 177 УК по признаку совершения преступления «группой лиц по предварительному сговору», а не по квалифицирующему признаку «организованной группой». Из материалов уголовного дела и обстоятельств совершения преступлений в отношении потерпевших Б. и

97

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

Т. следует, что в действиях осужденных Ж. и Х. по данным преступлениям отсутствуют признаки организованной преступной группы. В рассматриваемых эпизодах имела место договоренность между Ж. и Х. до совершения ими действий по мошенничеству. Однако это не требует отдельной квалификации действий осужденных Ж. и Х., так как эпизоды по совершению мошенничества в отношении имущества потерпевших Б. и Т. охватываются ч. 3 п.п. «а», «б» ст. 177 УК, по которой судом первой инстанции окончательно квалифицированы их действия по всем эпизодам мошенничества и по ней они признаны виновными и осуждены. Как указано в апелляционной жалобе осужденной Б., в приговоре судом необоснованно указано о доказанности вины Б. в хищении путем мошенничества имущества потерпевшего К. в группе с осужденными Ж., Х., И., так как осужденной Б. по данному эпизоду обвинение не предъявлялось. Коллегия считает, что судом первой инстанции при составлении приговора была допущена явная описка, которая подлежит исправлению. Судом первой инстанции соблюдены общие начала назначения наказания, изложенные в ст. 52 УК, назначенное наказание соответствует тяжести преступления и личности осужденных. Вопрос о сроках лишения свободы коллегия решает с точки зрения его достаточности для достижения целей наказания и считает, что назначенное наказание соразмерно содеянному осужденными. Оснований для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данные преступления, не имеется. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 411 п.п. 3) 422–423 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам постановила:

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Приговор Восточно-Казахстанского областного суда от 24 января 2008 года в отношении И. оставить без изменения. Этот же приговор в отношении Ж., Х. и Б. изменить: — действия осужденных Ж. и Х. по эпизодам совершения ими мошенничества в отношении имущества потерпевшей Б. и потерпевшего Т. квалифицировать как мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, неоднократно; — исключить из приговора указание суда о доказанности вины осужденной Б. в хищении путем мошенничества имущества потерпевшего К., в остальной части приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы адвоката и осужденных — без удовлетворения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2а-110-08 город Астана 16 апреля 2008 года Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора рассмотрела в открытом заседании уголовное дело, поступившее по апелляционной жалобе адвоката А. на приговор Южно-Казахстанского областного суда от 13 февраля 2008 года, которым А., родившийся 21 января 1986 года, ранее не судимый, — осужден по ч. 1 ст. 96 УК к 12 годам лишения свободы, по п. «б» ч. 3 ст. 175 УК — к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а по совокупности преступлений с применением ч. 3 ст. 58 УК — к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества с содержанием в ИК строгого режима; — постановлено срок отбытого наказания исчислять с 17 ноября 2007 года, меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставить в виде содержания под арестом; — судьба вещественных доказательств по делу решена. Согласно приговору А. признан виновным в том, что в ночь на 23 октября 2007 года в кв. № 15 д. № 22 16-го микрорайона г. Шымкента, поссорившись с хозяйкой квартиры Ш., с целью убийства нанес ей пять ударов ножом, кроме других телесных повреждений причинил три проникающих колото-резаных ранения с повреждением долей легких, что вызвало шок

98


и кровопотерю, повлекшие смерть потерпевшей, после чего похитил имущество потерпевшей в крупном размере — деньги в сумме 26 000 тенге, изделия из золота общей стоимостью 103 000 тенге, телефон мобильной связи марки «Nokia» стоимостью 30 000 тенге и автомашину марки «Toyota Corolla» стоимостью 2 160 000 тенге. В апелляционной жалобе адвокат А., не оспаривая правильность квалификации действий своего подзащитного как умышленного убийства, приводит доводы о чрезмерной суровости наказания, назначенного судом по ч. 1 ст. 96 УК, об отсутствии доказательств виновности А. в краже изделий из золота и наличия у него умысла на кражу автомобиля, просит о переквалификации действий осужденного с п. «б» ч. 3 ст. 175 УК на ч. 1 ст. 175 УК и соответствующем снижении срока лишения свободы. Выслушав прокурора о необоснованности доводов, изложенных в апелляционной жалобе, исследовав материалы уголовного дела, коллегия Верховного Суда Республики Казахстан считает приговор подлежащим оставлению без изменений по следующим основаниям. Вывод о виновности А. в умышленном убийстве Ш. и в хищении ее имущества в крупном размере сделан судом первой инстанции на основе (в том числе данных в ходе предварительного следствия при полном соблюдении его процессуальных прав) показаний самого осужденного об обстоятельствах знакомства и совместного времяпровождения с потерпевшей, их ссоры в ночь преступления, нанесения ей ударов ножом, хищения ее имущества и вывоза трупа потерпевшей на окраину города с использованием ее же автомобиля, фактов обнаружения трупа в месте, указанном А., и соответствия его показаний заключению судебно-медицинской экспертизы о локализации, степени тяжести и механизме образования телесных повреждений, повлекших смерть Ш., заключений медико-криминалистической и судебной экспертизы, показаний представителя потерпевшей Ш., свидетелей Ш., А., Д., И., Я., Б., Е., Б., Р., С. и других допрошенных в судебном заседании лиц. Из вышеупомянутых и других объективно исследованных судом доказательств следует, что А. до установления его причастности к совершению преступления распоряжался похищенным имуществом Ш., в том числе ее автомашиной марки «Toyota Corolla» стоимостью 2 160 000 тенге, на которой совершил поездку из г. Шымкента в г. Тараз и обратно, пытался ввести орган уголовного преследования в заблуждение относительно местонахождения автомобиля, давая показания о его продаже приезжим из Кыргызстана, признавался своему знакомому Б. о присвоении им указанного транспортного средства после убийства его владелицы, высказывал намерение продать автомашину. Принимая во внимание изложенные обстоятельства и разъяснения, содержащиеся в Нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан от 11 июля 2003 года № 8 «О судебной практике по делам о хищениях», коллегия признает правильным вывод суда первой инстанции о наличии у А. умысла на хищение имущества потерпевшей в крупном размере и об осуществлении им этого умысла. Поэтому суд апелляционной инстанции признает несостоятельными доводы защитника о неверности квалификации действий осужденного по п. «б» ч. 3 ст. 175 УК. При назначении наказания судом первой инстанции с соблюдением требований ст. 52–54 УК в должной мере приняты во внимание данные о личности осужденного, обстоятельства инкриминированного особо тяжкого преступного деяния, учтены другие данные, имеющие для этого существенное значение. Непризнание А. своей вины в краже имущества потерпевшей в крупном размере свидетельствует об отсутствии с его стороны полного и чистосердечного раскаяния в содеянном. Поэтому коллегия не видит оснований для признания окончательно назначенного к отбытию наказания чрезмерно суровым и для изменения приговора в этой части. Стороной обвинения приговор не обжалован и не опротестован, вопрос об отягчении положения А. не ставился, поэтому коллегия посчитала возможным рассмотрение уголовного дела в заседании суда апелляционной инстанции без участия осужденного. Руководствуясь п. 1 ст. 411 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам постановила: Приговор Южно-Казахстанского областного суда от 13 февраля 2008 года в отношении А. оставить без изменения, апелляционную жалобу защитника — без удовлетворения.

99

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2a-18-2-08 город Астана 22 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Д., поступившее по частной жалобе адвоката М. на постановление Павлодарского областного суда от 20 февраля 2008 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства адвоката об изменении подсудности уголовного дела. Заслушав мнение прокурора, полагавшего постановление суда оставить без изменения, исследовав материалы дела и обсудив доводы частной жалобы адвоката, коллегия установила: Органами предварительного следствия подсудимый Д. обвиняется в соучастии в форме пособничества в умышленном убийстве К. из корыстных побуждений, а равно по найму, сопряженном с бандитизмом, выразившимся в предоставлении автотранспорта, информации убийце, заранее обещанном укрывательстве, участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях. По данному делу 20 февраля 2008 года было назначено главное судебное разбирательство. В ходе главного судебного разбирательства адвокат М. заявил ходатайство в письменном виде о неподсудности данного уголовного дела Павлодарскому областному суду и передаче дела для рассмотрения в другой суд. Постановление суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям. Из материалов уголовного дела видно, что инкриминируемое деяние подсудимым Д. совершено в г. Павлодаре, и в соответствии со ст. 294 ч. 1 УПК уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления. В соответствии со ст. 298 ч. 2 УПК вопрос о неподсудности дела данному суду может быть разрешен по инициативе стороны (сторон), от которой исходит соответствующее заявление. В частной жалобе адвокат М. ставит вопрос о неподсудности данного уголовного дела Павлодарскому областному суду, но в обоснованиях своих доводов приводит основания для отводов судьи при рассмотрении данного уголовного дела. Институт отвода и устранения от участия в производстве по уголовному делу относится к так называемым заменимым лицам, а не всем судьям областного суда, не участвующим в уголовном процессе. Кроме того, отвод должен быть мотивированным, т. е. приведены обстоятельства, свидетельствующие о возможной заинтересованности в деле участвующих в уголовном процессе. Не должны допускаться случаи немотивированных отводов, так как это влечет затягивание сроков производства по уголовному делу. Оснований для отмены постановления суда первой инстанции коллегия не находит. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 411 подп. 1), 423 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам постановила: Постановление Павлодарского областного суда от 20 февраля 2008 года в отношении Д. оставить без изменения. Частную жалобу адвоката оставить без удовлетворения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2а-114-08 город Астана 22 апреля 2008 года Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, законного представителя осужденного В. и его адвоката К. рассмотрела в открытом судебном заседании дело, поступившее по апелляционным жалобам осужденного и его адвоката на приговор Алматинского городского суда от 8 февраля 2008 года, постановленный при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, которым,

100


М., 5 июня 1990 года рождения, уроженец г. Алматы, русский, со средним образованием, осужден к лишению свободы: по ст. 179 ч. 2 п.п. «а», «г» УК — к 6 годам, ст.ст. 24 ч. 3, 96 ч. 2 п. «з» — к 8 годам, в соответствии со ст. 58 ч. 3 УК по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно — к 8 годам с отбыванием в ИК общего режима, срок наказания исчислен с 31 августа 2006 года. Вопросы о процессуальных издержках по делу решены в соответствии со ст. 176 УПК. По приговору М. признан виновным в преступлениях, совершенных им при следующих обстоятельствах. Так, М. 21 мая 2005 года в г. Алматы договорился со своим знакомым Г. совершить разбойное нападение на кассира зала игровых автоматов К. с целью похищения денежно-кассовой выручки, обговорили план своих действий, согласно которому М., вооружившись хозяйственным топором, должен был подавить сопротивление кассира К., после чего совместно с Г. похитить из кассы наличные деньги. По прибытии 22 мая 2005 года, примерно в 2 часа 30 минут, в зал, когда К., стоя к ним спиной, включала игровой автомат, М. с топором в руке внезапно напал на нее, применяя опасное для жизни потерпевшей насилие. Далее М., используя в качестве оружия топор, вопреки договоренности с Г., с целью совершения сопряженного с разбоем умышленного убийства кассира К., нанес ей шесть ударов лезвием топора по голове. При этом М. причинил К. открытую черепно-мозговую травму в виде шести рубленых ран головы с повреждением мягких тканей и наружной костной пластинки свода черепа, ушиба головного мозга. Также он вследствие того, что потерпевшая, защищаясь, закрывала голову руками, отрубил ей 3-й палец левой руки на уровне основной фаланги, 4-й палец левой кисти на уровне средней фаланги, нанес рубленую рану тыльной и наружной поверхности средней фаланги 2-го пальца левой кисти, причинив ей средней тяжести вред здоровью. Прибежавший на крики о помощи сотрудник охраны Р. воспрепятствовал осуществлению М. дальнейших действий, вызвал «скорую помощь» и полицию. В результате умысел М. на противоправное умышленное, сопряженное с разбоем, причинение смерти К. не был осуществлен по независящим от него обстоятельствам. (Г. приговором Алматинского городского суда от 22 ноября 2005 года, с учетом изменений, внесенных постановлением коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан от 17 января 2006 года, осужден по ст. 179 ч. 2 п.п. «а», «г» УК к 6 годам лишения свободы в ИК общего режима.) В апелляционных жалобах просят: осужденный М. — отменить приговор и его оправдать, мотивируя тем, что умысла на совершение преступления у него не было, что все обвинение основано на показаниях потерпевшей; адвокат К. в интересах осужденного просит отменить приговор и дело производством прекратить, указывая, что показания М. о непричастности его к совершению преступлений последовательны и правдивы, между тем Г. часто менял свои показания, утверждая, что никакого преступления он не совершал, тогда как М. оказался невольным свидетелем указанных преступлений и не мог предотвратить их последствия. Коллегия, принимая во внимание, что дело рассматривается только по апелляционным жалобам осужденного и его адвоката, вопросов об ухудшении положения осужденного не ставится, считает, что ходатайство М. об участии на заседании апелляционной инстанции удовлетворению не подлежит. Заслушав выступления адвоката К., представителя осужденного В., поддержавших апелляционные жалобы, мнение прокурора, полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, изучив доводы апелляционных жалоб и материалы дела, коллегия установила, что оснований к отмене приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, предусмотренных в ч. 1 ст. 575 УПК, по делу не имеется. Доводы апелляционных жалоб осужденного и его адвоката о непричастности М. к совершению указанных преступлений и о том, что обвинение основано только на показаниях потерпевшей и других доказательств его вины в деле не имеется, опровергаются материалами дела, исследованными в судебном заседании, и являются несостоятельными. Также коллегия не находит оснований, предусмотренных в ч. 2 ст. 575 УПК, для применения к осужденному М. уголовного закона о менее тяжком преступлении и для снижения назначенного ему наказания.

101

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

При таких обстоятельствах апелляционные жалобы осужденного и его адвоката удовлетворению не подлежат. Поэтому, руководствуясь ст. 411 ч. 1 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам постановила: Приговор Алматинского городского суда от 8 февраля 2008 года в отношении М. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и его адвоката — без удовлетворения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2а-116-08 город Астана 29 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора в открытом судебном заседании, рассмотрев дело по обвинению Б., поступившее по апелляционной жалобе осужденного, установила: Приговором Северо-Казахстанского областного суда от 28 февраля 2008 года Б., родившийся 7 сентября 1952 года в Карагандинской области, русский, гражданин Республики Казахстан, со средним образованием, ранее судимый 1) 7 мая 1979 года по ст. 112 УК — к 1 году лишения свободы, 2) 12 декабря 1983 года по ст. 112 УК — к 2 годам лишения свободы, 3) 20 января 1987 года по ст. 99 ч. 2 УК — к 4 годам лишения свободы, 4) 19 января 1994 года по ст.ст. 15, 88 ч. 2, 88 ч. 1 п. «г», «и», 76 ч. 4, 37 УК — к 15 годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно на срок 4 года 6 месяцев 12 дней, — осужден по ст. 96 ч. 2 п.п. «а», «н» УК к 20 годам лишения свободы, по ст. 178 ч. 2 п. «а» УК — к 4 годам лишения свободы. На основании ст. 58 ч. 4 УК путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначено 23 года лишения свободы. В силу ст. 13 ч. 3 п. «в» УК в действиях С. признан особо опасный рецидив. На основании ст. 60 УК к настоящему приговору присоединена частично не отбытая часть наказания 4 года, 6 месяцев 12 дней по предыдущему приговору, и окончательно к отбытию назначено 27 лет 6 месяцев 12 дней лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Приговором суда Б. признан виновным в том, что 12 августа 2007 года, около 20 часов, в г. Петропавловске, по ул. Московской, д. 229, будучи лицом, ранее совершившим убийство, он совершил убийство потерпевших Ш., Г. и Ш. и, совершив поджог трупов, скрылся с места происшествия. В апелляционной жалобе Б. просит вынести справедливое решение, так как суд отнесся к нему предвзято. Рассмотрев апелляционную жалобу Б., выслушав мнение прокурора А., просившего жалобу Б. оставить без удовлетворения, коллегия находит, что приговор суда в отношении Б. подлежит оставлению без изменения, а жалоба — без удовлетворения по следующим основаниям. Суд первой инстанции вынес в отношении Б. приговор на доказательствах, которые объективно и всесторонне были исследованы в главном судебном разбирательстве. Как видно из материалов дела, Б. в ходе предварительного следствия и судебного заседания полностью признал себя виновным и показал, что он на почве ссоры совершил убийство потерпевших Ш., Г. и Ш. Актами судебно-медицинских экспертиз установлено, что причиной смерти Ш. явилась острая кровопотеря в результате множественных колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением левого легкого и сердца; смерть Г. наступила в результате проникающих колоторезаных ранений с повреждением печени и правого легкого; причина смерти Ш. — тампонада сердца кровью. Потерпевшие Ш., Ч. и З. подтвердили, что о совершенном тройном убийстве они узнали от работников полиции. Свидетели Р., Л. и другие в суде показали, что в ходе осмотра места происшествия был изъят нож.

102


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

Судом действия Б. по ст.ст. 96 ч. 2 п.п. «а», «н», 178 ч. 2 п. «а» УК квалифицированы правильно. Мера наказания назначена соразмерно содеянному и личности осужденного, с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих его ответственность. При таких обстоятельствах приговор суда в отношении Б. следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения. В силу изложенного, руководствуясь ст. 411 п. 1 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам постановила: Приговор Северо-Казахстанского областного суда от 28 февраля 2008 года в отношении Б. оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Ц., поступившее по апелляционной жалобе осужденного на приговор Северо-Казахстанского областного суда от 11 февраля 2008 года, которым Ц., 17.05.1957 года рождения, уроженец с. Гагарино Советского района СКО, немец, гражданин Республики Казахстан, осужден по ст. 96 ч. 2 п. «н» УК к 19 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Судом Ц. признан виновным в том, что 15 мая 2007 года, будучи в состоянии алкогольного опьянения, с целью умышленного убийства С. произвел выстрел в дверь веранды, за которой находился потерпевший, от полученных телесных повреждений С. скончался на месте происшествия. В это время из дома выбежала И., которая стала кричать на Ц., в ответ на это он, являясь лицом, ранее совершившим убийство, с целью лишения ее жизни, произвел выстрел в область головы потерпевшей, от которого И. скончалась на месте. В апелляционной жалобе осужденный Ц. не согласен с приговором суда и просит переквалифицировать его действия на ст. 101 ч. 2 УК, по его мнению, он совершил убийство двух лиц по неосторожности. Осужденный ходатайствует о рассмотрении дела при его непосредственном участии в заседании апелляционного суда. Коллегия, принимая во внимание, что приговор пересматривается только по апелляционной жалобе самого осужденного, вопрос об ухудшении его положения не ставится, по материалам дела не возникает необходимости участия осужденного при рассмотрении его жалобы, считает, что указанное ходатайство не подлежит удовлетворению. Заслушав мнение прокурора, полагавшего приговор суда оставить без изменения, исследовав материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы осужденного, коллегия установила: Приговор суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям. Выводы суда, изложенные в приговоре судом первой инстанции, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, по делу обеспечена полнота судебного следствия, существенных нарушений уголовно-процессуального закона не допущено, уголовный закон применен правильно. Сам осужденный Ц. в судебном заседании не отрицал того, что производил выстрелы из ружья, принадлежащего ему, и причинения смерти потерпевшим С. и И. Из показаний потерпевшей А. усматривается, что она 15 мая 2007 года вечером видела Ц. с ружьем в руках, идущего в сторону дома ее отца. Затем она услышала два выстрела со стороны дома М. Когда зашла в дом, увидела лежащую на полу в веранде И., которая была мертва, а в кухне находился труп С.

103

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2а-117-08 город Астана 29 апреля 2008 год


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Наряду с этим вина осужденного Ц. подтверждается показаниями потерпевшего М., свидетелей В., Р., Б., Ш., заключениями судебно-медицинских экспертиз, протоколом осмотра места происшествия, а также совокупностью других доказательств, исследованных и проверенных судом первой инстанции. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть С. наступила от тампонады сердца сгустками крови, развившейся в результате проникающего огнестрельного дробового ранения грудной клетки с повреждением сердца. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, причиной смерти И. явилось огнестрельное дробовое, слепое проникающее ранение головы с повреждением оболочек и вещества головного мозга. Суд первой инстанции, проанализировав протокол осмотра места происшествия в совокупности с заключениями судебно-медицинских экспертиз потерпевших, судебно-баллистической экспертизы, результатами осмотра ружья, обоснованно пришел к выводу, что преступление было совершено осужденным с прямым умыслом, из личных, длительно сложившихся неприязненных отношений с потерпевшими. Согласно заключению стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, в момент совершения правонарушения Ц. признаков какого-либо временного расстройства психической деятельности не обнаруживал, в состоянии аффекта не находился, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения, когда мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Поэтому Ц. в отношении инкриминируемых ему деяний следует считать вменяемым. Доводы апелляционной жалобы осужденного об отсутствии умысла на убийства потерпевших С. и И. были предметом рассмотрения в главном судебном разбирательстве непосредственно с участием самого Ц. и признаны судом первой инстанции необоснованными. Таким образом, выводы суда о виновности осужденного Ц. в совершении преступления, предусмотренного ст. 96 ч. 2 п. «н» УК, основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах, и его действия получили правильную правовую оценку. Коллегия считает, что судом первой инстанции соблюдены общие начала назначения наказания, изложенные в ст. 52 УК, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих уголовную ответственность и наказание. Оснований для отмены или изменения приговора суда первой инстанции коллегия не находит. На основании изложенного, руководствуясь п.1) ст. 411, ст.ст. 422– 423 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам постановила: Приговор Северо-Казахстанского областного суда от 11 февраля 2008 года в отношении Ц. оставить без изменения. Апелляционную жалобу осужденного оставить без удовлетворения.

ҚАУЛЫ № 2а-120-08 Астана қаласы 23 сәуір 2008 жыл Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының қылмыстық істер жөніндегі алқасы прокурордың қатысуымен Астана қаласында өткен ашық сот мәжілісінде Маңғыстау облыстық сотының 2008 жылғы ақпан айының 26 күнгі үкіміне апелляциялық тәртіппен келтірілген сотталған К. шағымымен келіп түскен қылмыстық істі қарап, АНЫҚТАҒАНЫ: Маңғыстау облыстық сотының үкімімен К., 1987 жылы 1 шілдеде Бейнеу селосында туылған, ұлты қазақ, бұрын 25.06.2002 жылы Бейнеу аудандық сот үкімімен ҚК-нің 175-бабының 2-бөлігінің «в» тармағымен 2 жылға бас

104


бостандығынан айыруға сотталып, ҚК-нің 63-бабы қолданылып, 1 жыл сынақ мерзімі белгіленген, сонымен қатар 15.01.2003 жылы сол сотпен ҚК-нің 121-бабының 3-бөлігінің «в» тармағымен 8 жылға бас бостандығынан айыруға, ҚК-нің 60-бабының негізінде қылмыстардың жиынтығымен 8 жыл 6 айға бас бостандығынан айыруға және ҚК-нің 88-бабының 1-бөлігінің «г» тармағын қолданып, уытқұмарлық ауруынан мәжбүрлеп емдеуге сотталған, бұл үкім 04.03.03 жылы Маңғыстау облыстық сотымен өзгертіліп, ҚК-нің 55-бабын қолданып, 4 жыл 6 айға бас бостандығынан айыруға, ҚР ҚК-нің 60-бабының негізінде қылмыстардың жиынтығымен түпкілікті 5 жылға бас бостандығынан айыруға сотталған; — Қазақстан Республикасы ҚР ҚК-нің 96-бабының 2-бөлігінің «к» тармағымен 14 жылға бас бостандығынан айыруға, ҚК-нің 24-бабының 3-бөлігі арқылы 120-бабының 1-бөлігімен 3 жылға бас бостандығынан айыруға, ҚК-нің 58-бабының 4-бөлігінің талабына сай, қылмыстардың жиынтығы бойынша қылмысты жазаларды ішінара қосу жолымен, түпкілікті өтеуге 15 жылға бас бостандығынан айыруға, жазаны түзеу колониясының қатаң режимінде өтеуге сотталған. Жаза өтеу мерзімі 2007 жылдың 16 қарашасынан есептелген. Іс бойынша айғақты заттардың мәселесі дұрыс шешілген. Сот үкімімен К. 2006 жылғы 16 қарашада сағат 02 шамасында арақ ішкен мас күйде жәбірленуші О. күш қолданып еркінен тыс зорлауға оқталған, бірақ жыныстық қатынасқа түспек болғанда, оған байланысты емес мән-жайлар бойынша, яғни физиологиялық себептермен өз пиғылын ақырына дейін жеткізе алмаған, кейін осы жасалынған қылмысты жасыру мақсатымен, жәбірленушіні қасақана өлтірген, яғни басқа адамның құқығына қарсы қасақана қаза келтіргені үшін айыпты деп танылған. Сотталған К. апелляциялық шағымында сот үкімімен тағайындалған жазамен келіспейтінін, онда өзінің жасаған қылмысын мойындап, тергеу орнына, сотқа қылмысты қалай жасағанын баяндағанын, жәбірленушіні өлтіру ойының болмағанын, оны ашуменен ұрғанын, оқиға болған жерден кеткенде оның тірі болғанын көрсетіп, жазасын жеңілдетуді сұраған. Сот алқасы сот үкімін өзгеріссіз, сотталғанның шағымын қанағаттандырусыз қалдыруды сұраған прокурордың пікірін тыңдап, қылмысты іс бойынша шығарылған үкім төмендегі негіздерде өзгеріссіз қалдыруға жатады деп тапты. Сотталған К. О. күш қолданып, зорлауға оқталған және жасаған қылмысын жасыру мақсатында жәбірленушіні қасақана өлтірген қылмыстық ісі сот мәжілісінде сотталған К. тағылған айыптарды мойындап, жасаған қылмыстық әрекеттерін сот үкімінде анықталған жағдайда жасағанын айтып көрсеткен жауабынан басқа, сотта сұралған жәбірленуші өкілі О., куәлар С., Н., Ж. жауаптарымен, қылмыстық іс бойынша жиналған, сотта зерттелген дәлелдемелердің жиынтығымен, яғни оқиға болған жерді қарау хаттамасымен, фотосуреттермен және сотталған К. кінәсін мойындап, өз ықтиярымен оқиға болған жерге шығып, оны тексеру мен нақтылау хаттамасында бекіткен жауаптарымен, айғақ заттарды қарап алу хаттамасымен толық өз дәлелін тапқан. Атап айтқанда, оқиға болған жерді қарау хаттамасында сол жерден алынған О. киімдерінде, жұғындыда, қылмыста қолданған шөлмекте қан іздері табылған, бұл қан іздері сот-биологиялық сараптамасының № 27-04/43 қорытындысына сәйкес, жәбірленуші О. тиесілі болуы мүмкін екендігі анықталған, ал К. үстінде болған қанды, апасы жуғанын сотта айтып бекіткен. Бірінші сатыдағы сот сотталған К. алдын ала тергеуде, сотта берген жауаптарының шындыққа сай келетінін дұрыс анықтап, үкімнің негізіне дұрыс алған. Сот-дәрігерлік сараптамасының № 01-07/419 қорытындысына сәйкес, жәбірленуші О. өлімі жабық бас миының жарақаты, қатты және жұмсақ ми қабаттарының астына қан құйылуы, бас миының соғылуынан болған. Қатты және жұмсақ ми қабаттарының астына қан құйылуы мен бас миының соғылуы өмірге қауіптілік белгілеріне байланысты денсаулығына ауыр дәрежедегі зиян келтірген және алынған жарақаттары мен өлімінің арасында тікелей байланыста екені анықталған. Демек, жәбірленушінің алған дене жарақаттарының салыну механизмі мен орналасу орны сотталған К. алдын ала тергеуде, сотта жәбірленушіні қандай заттармен және қай жерінен ұрғандығы жөніндегі көрсеткен жауаптарына сай келетіндігі анықталған. Істің бұндай тұрғысында, бірінші сатыдағы сот сотталған К. қылмыстық әрекеттерін Қазақстан Республикасының ҚК-нің 96-бабының 2-бөлігінің «к» тармағымен және ҚК-нің 24-бабының 3-бөлігі арқылы 120-бабының 1-бөлігімен дұрыс дәрежелеген.

105

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Қаулылар (Үзінділер) Сәуір, 2008


Қазақстан Республикасының Жоғарғы Соты Қылмыстық істер жөніндегі алқа

Оның қылмысты жасағанда жәбірленушіні өлтіру ойының болмағанын көрсеткен уәжі негізсіз, онда басты сот қарау барысында бірінші сатыдағы сот оны жан-жақты тексеріп, үкімде тиісті баға берген. Сот-психиатриялық сараптаманың қорытындысына сәйкес, сотталған К. ақыл-есі дұрыс, ешқашан жүйке ауруымен науқастанбағаны, ол қылмыс жасаған кезде өз іс-әрекетіне жауап бере алатын жағдайда болғаны анықталған. Сотталған К. жаза тағайындағанда, жасаған қылмыстарының ауырлығын, қоғамға қауіптілігін сот үкімінде жеке басының деректерін қарап, оның қылмыстық жауаптылығы мен жазасын ауырлататын және жеңілдететін мән-жағдайларды толық ескеріп, жазаны сотталған баптардың көлемінде дұрыс тағайындаған, сондықтан сотталғанның апелляциялық шағымында көрсеткен жазасын жеңілдететін мән-жағдайлар жаза тағайындағанда толық ескерілгендіктен, шағымы қанағаттандыруға жатпайды. Айтылғандар негізінде Қазақстан Республикасы ҚІЖК-нің 411-бабының 1-тармағын және 423-бабын басшылыққа алып, сот алқасы ҚАУЛЫ ЕТТІ: Маңғыстау облыстық сотының 2008 жылғы 26 ақпандағы К. жөніндегі үкімін өзгеріссіз қалдыруға. Сотталған К. апелляциялық шағымын қанағаттандырмауға.

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2а-124-08 город Астана 23 апреля 2008 года Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению М., поступившее по апелляционной жалобе осужденного на приговор Западно-Казахстанского областного суда от 18 февраля 2008 года, которым М., 22 августа 1968 года рождения, уроженец ЗКО Приурального района, с. Рубежка, национальность цыган, гражданин Республики Казахстан, осужден по ст. 178 ч. 2 п.п. «а», «в» УК к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст.ст. 24 ч. 3, 96 ч. 2 п. «в» УК — к 10 годам лишения свободы. На основании ст. 58 ч. 4 УК, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно к отбытию назначено 11 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Этим же приговором была осуждена Л., которой приговор суда не обжалован, протест на приговор суда в отношении ее не вносился. Согласно приговору суда М. признан виновным в том, что 8 октября 2007 года он со своей сожительницей Л. и группой лиц, по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего К., открыто похитили женские сапоги, принадлежащие его сожительнице С., стоимостью 15 000 тенге. 10 октября 2007 года около 1.00 часа ночи М., с целью убийства К., зашел к нему в жилище и, воспользовавшись тем, что последний спит, взяв там же на кухне кухонный нож, нанес один удар ножом в область грудной клетки слева потерпевшему. К., проснувшись, стал оказывать сопротивление, в результате чего смог вырваться и убежать с места преступления. В апелляционной жалобе осужденный М. указывает, что суд не учел противоправное поведение потерпевшего, просит разобраться и принять объективное, справедливое решение. Заслушав мнение прокурора, полагавшего приговор суда оставить без изменения, исследовав материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы осужденного, коллегия установила: Приговор суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

106


Выводы суда, изложенные в приговоре судом первой инстанции, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, по делу обеспечена полнота судебного следствия, существенных нарушений уголовно-процессуального закона не допущено, уголовный закон применен правильно. Из показаний потерпевшего К. усматривается, что действительно 8 октября 2007 г. вечером М. с Л. у него в доме распивали спиртные напитки. Когда они стали уходить, он увидел в руках Л. сапоги его сожительницы. Он сделал ей замечание, но в ответ на это М. нанес удар по голове электрической плиткой, после чего, забрав сапоги, они выбежали из дома. 10.10.2007 года он у себя дома, не раздеваясь, лег спать на диване. Проснулся от сильной боли в груди и увидел стоящего над собой М., который нанес удар ножом в область груди и замахнулся для повторного удара. После чего он, схватив за лезвие ножа, вывернул нож и стал защищаться, а затем выбежал из дома. Коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно положил в основу приговора показания потерпевшего К., последовательно данные им как в ходе предварительного расследования, так и в судебном разбирательстве, которые полностью согласуются с установленными обстоятельствами, указанными в протоколе осмотра места происшествия и заключениями судебно-медицинских экспертиз. Так, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у потерпевшего К. имеются ссадины и раны на голове, рана на грудной клетке. Повреждения на голове причинены тупым предметом, соответствуют сроку 08.10.2007 г. Раны на грудной клетке и кисти причинены острым предметом с колюще-режущей поверхностью и соответствуют сроку 10.10.2007 г. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств — куртки и ножа, на куртке имеется одно сквозное повреждение на передней поверхности слева, которое является отверстием-разрезом и причинено острым колюще-режущим предметом, каковым мог быть нож. Возможность причинения исследуемого повреждения представленным на экспертизу ножом не исключается. Наряду с этим вина осужденного М. полностью подтверждается показаниями потерпевшей С., свидетелей К., А., Х., С., К., протоколом выемки и осмотра вещественных доказательств, а также совокупностью других доказательств, исследованных и проверенных судом первой инстанции. Суд первой инстанции, проанализировав протокол осмотра места происшествия в совокупности с заключениями судебно-медицинской экспертизы потерпевшего, судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, результатами осмотра орудий преступления, обоснованно пришел к выводу, что преступление было совершено в квартире потерпевшего с применением предметов, находившихся в квартире. Доводы апелляционной жалобы осужденного были предметом рассмотрения в главном судебном разбирательстве непосредственно с участием самого М. и признаны судом первой инстанции необоснованными. Таким образом, выводы суда о виновности осужденного М. в совершении преступлений, предусмотренных ст. т. 178 ч. 2 п.п. «а», «в», 24 ч. 3, 96 ч. 2 п. «в» УК основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах, и его действия получили правильную правовую оценку. Коллегия считает, что судом первой инстанции соблюдены общие начала назначения наказания, изложенные в ст. 52 УК, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих уголовную ответственность и наказание. Оснований для отмены или изменения приговора суда первой инстанции коллегия не находит. На основании изложенного, руководствуясь п.1) ст. 411, ст.ст. 422– 423 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам постановила: Приговор Западно-Казахстанского областного суда от 18 февраля 2008 года в отношении М. оставить без изменения. Апелляционную жалобу осужденного оставить без удовлетворения.

107

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2а-133-08 город Астана 30 апреля 2008 года

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Т., поступившее по апелляционной жалобе осужденного на приговор Карагандинского областного суда от 7 февраля 2008 года, которым Т., 2 октября 1982 года рождения, уроженец г. Сатпаева Карагандинской области, русский, гражданин Республики Казахстан, ранее не судимый, осужден по ст. 96 ч. 2 «к», «н» УК к 20 годам лишения свободы, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, в остальной части наказания — в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 15 октября 2007 года. На основании ст. 88 ч. 1 п. «г» УК Т. в местах лишения свободы назначено лечение от опийной наркомании и алкоголизма. Судьба вещественных доказательств решена. Судом Т. признан виновным в том, что, являясь лицом, ранее совершившим умышленное убийство, К., с целью скрыть данное преступление, совершил умышленное убийство М. В своей апелляционной жалобе осужденный Т. указывает, что полностью признает совершение убийства потерпевшего К., и утверждает о непричастности к совершению убийства потерпевшего М. Последнего, по его словам, убил К. Свою вину в убийстве М. он не признавал с начала предварительного следствия. Также выражает несогласие с назначением ему принудительного лечения. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение. На данную жалобу поступило возражение государственного обвинителя — прокурора, в котором он просит апелляционную жалобу Т. оставить без удовлетворения. Осужденный Т. ходатайствует о рассмотрении дела при его непосредственном участии в заседании апелляционного суда. Коллегия, принимая во внимание, что приговор пересматривается только по апелляционной жалобе самого осужденного, вопросов об ухудшении его положения не ставится, по материалам делам не возникает необходимости участия осужденного при рассмотрении его жалобы, считает, что указанное ходатайство осужденного не подлежит удовлетворению. Заслушав выступление прокурора, полагавшего приговор оставить без изменения, исследовав материалы дела и обсудив доводы жалобы, коллегия установила: Доводы осужденного Т., изложенные в его апелляционной жалобе, в полном объеме были проверены в главном судебном разбирательстве и обоснованно судом первой инстанции признаны несостоятельными. Утверждая в апелляционной жалобе о том, что потерпевшего М. убил потерпевший К., осужденный Т. мотивирует это тем, что у последнего было больше причин на убийство М., так как в ходе беседы на квартире у М. между ними возникло недопонимание и, как показали соседи в судебном заседании, между М. и К. были неприязненные отношения. Однако данный довод апелляционной жалобы опровергается материалами уголовного дела. Как видно из протокола главного судебного разбирательства, в судебном заседании соседи потерпевшего М. не допрашивались, а на вопросы суда сын потерпевшего М. — С. ответил, что взаимоотношения между его отцом — М. и потерпевшим К. были нормальные, агрессии не было. Из показаний свидетеля К., участвовавшего в распитии спиртных напитков в компании потерпевших и осужденного, следует, что потерпевший М. был пьян и лег спать, ссоры между М. и К. не было, тогда как между осужденным Т. и потерпевшим К. возникла ссора, в связи с тем что последний обижал мать осужденного. Свидетель К. подтвердил, что осужденный Т. в грубой форме требовал, чтобы К. ушел из квартиры М., в противном случае он выкинет его с балкона. По материалам дела каких-либо доказательств наличия ссоры, неприязненных отношений между потерпевшими М. и К. не имеется. В ходе главного судебного разбирательства осужденный Т. подтвердил, что именно он отчленил голову потерпевшего М., чтобы скрыть следы преступления, а также то, что при проверке его показаний на месте преступления он сам все показывал.

108


При допросе в качестве подозреваемого на очной ставке со свидетелем К. осужденный Т. показывал, что не помнит своих действий в отношении потерпевшего М., и при этом Т. не указывал, что убийство потерпевшего М. совершил потерпевший К. При предъявлении обвинения осужденный Т. в присутствии своего адвоката собственноручно отразил в протоколе допроса, что вину в совершении убийства обоих потерпевших признает полностью, и рассказал об обстоятельствах совершения им убийства потерпевшего К., так и убийства потерпевшего М. При решении вопроса о даче санкции на арест, на допросе у прокурора осужденный Т. подтвердил показания, данные им в качестве обвиняемого, признав совершение убийства потерпевшего К. и потерпевшего М. Как видно из протокола главного судебного разбирательства, все доказательства по делу подверглись непосредственному исследованию. Коллегия считает, что суд первой инстанции правильно оценил как объективные и достоверные показания представителей потерпевших, свидетелей. Следственные действия по делу, как видно из протоколов и постановлений предварительного следствия, проведены без нарушений уголовно-процессуального закона и, соответственно, являются допустимыми доказательствами. Кроме показаний свидетелей, вина осужденного нашла свое подтверждение и в других доказательствах, исследованных в главном судебном разбирательстве, в частности, в выводах судебно-медицинских экспертиз, заключении судебно-медицинского эксперта, данном им в судебном заседании. Коллегия, проверив доводы жалобы осужденного, считает, что суд первой инстанции, оценив все доказательства с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, в их совокупности с точки зрения достаточности, сделал правильный вывод о доказанности вины осужденного Т. в совершении преступления. Коллегия приходит к выводу, что приговор в отношении Т. постановлен на основании всестороннего и объективного исследования в судебном заседании представленных суду доказательств. Изучение материалов дела и их анализ, в совокупности с проверкой доводов и мотивов апелляционной жалобы осужденного, показали, что выводы суда первой инстанции, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, по делу обеспечена полнота судебного следствия, существенных нарушений уголовно-процессуального закона не допущено, уголовный закон применен правильно, действия Т. квалифицированы правильно. Судом первой инстанции соблюдены общие правила назначения наказания, изложенные в ст. 52 УК, в приговоре указаны мотивы назначения срока наказания осужденному, назначенное наказание соответствует тяжести преступления и личности осужденного. Вид режима исправительной колонии определен правильно, в соответствии с правилами ст. 48 ч. 5 п. «в» УК. В апелляционной жалобе осужденный Т. выражает свое несогласие с назначением ему принудительных мер медицинского характера, указывая, что он на учете у врача-нарколога, психиатра не состоит, что отражено в медицинской справке на право прохождения обучения водителем автотранспорта. Этот довод жалобы осужденного необоснован. Так, в материалах уголовного дела имеются официальные документы: справка наркокабинета города С., где он состоит на учете с 24 мая 2002 года с диагнозом «Поведенческие расстройства в результате употребления опиоидов», а также справка психоневрологического диспансера города Ж. о том, что осужденный находился там на стационарном лечении с 12 по 16 мая 2002 года с вышеуказанным диагнозом. Согласно справке-характеристике отдела полиции по месту жительства осужденного, последний с 13 марта 2004 года состоит на профилактическом учете по категории «наркоман». При ознакомлении с результатами судебно-медицинской психиатрической экспертизы осужденный Т. заявил, что проходил курс реабилитации наркоманов и алкоголиков. В главном судебном разбирательстве осужденный Т. показал, что употребляет наркотики. В ходе предварительного следствия осужденный заявлял ходатайство о назначении дополнительной наркологической экспертизы, которое было рассмотрено, и принято процессуальное решение об отказе в удовлетворении ходатайства.

109

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

Постановления (извлечения) Апрель, 2008


Верховный Суд Республики Казахстан Коллегия по уголовным делам

Коллегия также не находит оснований сомневаться в выводах судебно-наркологической и судебно-психиатрической экспертиз. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 411 п.п. 1) 422–423 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам постановила: Приговор Карагандинского областного суда от 7 февраля 2008 года в отношении Т. оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного — без удовлетворения.

Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2а-144-08 город Астана 29 апреля 2008 года Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан с участием прокурора, адвокатов С., и Ш., представителя потерпевшего К. в открытом судебном заседании рассмотрела уголовное дело, поступившее по апелляционным жалобам осужденного и его адвокатов на приговор Алматинского областного суда от 26 февраля 2008 года, которым Т., 1966 года рождения, уроженец Жамбылского района Алматинской области, казах, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по ст. 96 ч. 2 п.п. «ж», «з» УК к 17 годам с конфискацией имущества, ст. 179 ч. 2 п.п. «а», «в», «г» УК — 11 годам с конфискацией имущества, ст. 251 ч. 2 — к 5 годам, в соответствии с ч. 4 ст. 58 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно — к 19 годам с конфискацией имущества, с отбыванием в ИК строгого режима. Срок наказания исчислен с 17 августа 2007 года. Также судом принято постановление об отклонении заявленного в судебном заседании ходатайства адвокатов С. и Ш. о направлении дела на дополнительное расследование, на которое ими принесена частная жалоба. Вопросы о гражданском иске и судьбе вещественных доказательств по делу решены в соответствии со ст.ст. 371 ч. 1 п.п. 10 и 121 УПК. По приговору Т. признан виновным в том, что 30 июня 2006 в пос. Узынагаш, по предварительному сговору с К., Д., С., И. и Б., будучи в состоянии алкогольного опьянения, с целью хищения чужого имущества, соединенного с насилием, опасным для жизни и здоровья, напал на А. во дворе дома потерпевшего, направив на него пистолет модели «ИЖ-79», затем ударил по голове металлической арматурой, отчего А. упал на землю. И в этот момент Т. совместно с Д. и С., выходя за пределы договоренности с остальными членами группы о совершении только лишь разбойного нападения, с целью причинения смерти, сопряженного с разбоем, стали наносить удары арматурой, палкой, руками и обутыми ногами в различные части тела потерпевшего, который от полученных телесных повреждений в виде переломов костей свода черепа с кровоизлиянием под мягкие мозговые оболочки скончался на месте происшествия. Затем Т. вместе с Д. и С. незаконно проникли в дом потерпевшего А., откуда похитили сотовый телефон, золотые кольца и серьги с камнями из бриллианта, рубина, изумруда, причинив потерпевшим материальный ущерб на общую сумму 234 000 тенге. Он же, Т., незаконно приобрел, хранил, носил и перевозил с собой пистолет модели «ИЖ-79», переделанный из газового в боевой, относящийся к нарезному огнестрельному оружию. (К., Б., И., Д. и С. за совершение указанных преступлений в группе с Т. приговором Алматинского областного суда от 9 января 2007 года осуждены к различным сроком наказания в виде лишения свободы.) В апелляционных жалобах осужденный Т., его адвокаты Ш. и С. указывают, что судом не приняты во внимание показания свидетелей, пояснивших, что 30 июня 2006 года видели Т. в кафе, где он находился примерно до 23 часов 30 мин., не дана оценка противоречивым показаниям свидетеля К., к вопросу о причастности или непричастности которого органами следствия не дан ответ, что в основу обвинения по ст. 251 ч. 2 УК положены показания ранее осужденных Д. и И., данные ими на предыдущем судебном заседании. Просят приговор в отношении Т. отменить и дело прекратить производством за недоказанностью участия его в преступлениях.

110


Постановления (извлечения) Апрель, 2008

Приговор, как законный и обоснованный, подлежит оставлению без изменения. Доводы апелляционных жалоб о недоказанности вины Т. в совершении указанных преступлений опровергаются, как об этом правильно сделан вывод судом первой инстанции, показаниями осужденных ранее за совершение этих же преступлений К., Д., С., И. и Б., из которых следует, что Т. предложил им избить и попугать главного врача районной больницы за то, что он предвзято относится к его жене, работающей в больнице главным бухгалтером. Согласившись, они 28 июня 2006 года на машине Б. приехали в пос. Узынагаш, где Т. вместе с Д. и С. ходили куда-то и вернулись примерно через час. Т. сказал, что «обломилось» и нужно приехать еще. После этого они приехали 30 июня и возле канавы стали ожидать потерпевшего. Т. достал из пакета три куртки, две шапки-маски, две металлические арматуры с заточенными концами, показал им пистолет. Затем Т. надел на себя куртку, шапку-маску, светлую панаму, перчатки и взял одну арматуру, С. он тоже дал джинсовую куртку синего цвета, шапку-маску и арматуру, Д. Т. дал свою длинную куртку темного цвета, И. ничего не себя не надевал. Через некоторое время из подъехавшей автомашины «Нива» вышел потерпевшей и зашел к себе домой. Т. тут же перелез через ограждение и открыл калитку, через которую Д., подобрав лежавшую на земле деревянную палку, и С. зашли во двор. Перед дверью дома увидели лежавшего лицом вниз потерпевшего А., с головы которого текла кровь. Т., выражаясь нецензурными словами, кричал: «Я же тебе говорил, я же тебя предупреждал, что твоя смерть наступит от меня» и при этом наносил ему удары арматурой по голове, Д. ударил потерпевшего по спине деревянной палкой. После этого, направив на потерпевшего пистолет, выразился нецензурно и вошел в дом, за ним зашел Д., который забрал с собой лежавший в прихожей комнате сотовый телефон «Нокиа». Когда Т. и Д. вышли из дома, И. стал кричать: «Вы, что, убивать пришли сюда», по дороге в автомашине между ним и Т. произошла ссора из-за того, что договоренности убивать потерпевшего не было. В пути Т. нечаянно выстрелил из пистолета, и Д. в целях безопасности выпросил у него пистолет, так как он после употребления спиртного становился агрессивным. Похищенный из дома потерпевшего сотовый телефон Д. продал ранее не знакомому С. за 3 800 тенге. Виновность Т. подтверждается также показаниями потерпевших М., Н., свидетелей Г., Ж. и других; заключением судебно-медицинской экспертизы о наступлении смерти потерпевшего А. от множественных (7) рубленых ран головы с линейными переломами костей свода черепа, кровоизлиянием под мягкими мозговыми оболочками, относящихся по признаку опасности для жизни к тяжким телесным повреждениям; заключениями судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств; актом судебно-баллистической экспертизы о том, что бывший у Т. пистолет переделан из газового пистолета модели «ИЖ-79» заводского изготовления в боевой путем замены штатного ствола на нарезной ствол калибра 9 мм и относится к нарезному огнестрельному оружию; протоколами очных ставок с Т. всех ранее осужденных за совершение указанного преступления, на которых они подтвердили вышеизложенные показания в ходе следствия и на предыдущем судебном заседании; сведениями станции ОАО «К» о том, что 30 июня 2006 года в 22 часа 54 мин. И. со своего телефона произвел звонок на сотовый телефон Т., что Т. с 22 час 53 мин. по 23 часа 7 мин. 30 июня со своего телефона произвел 6 звонков на сотовый телефон К., который за это время 2 раза позвонил Т., кроме того, с другой базовой станции Т. за это время 8 раз созванивался с К., что свидетельствует о передвижении К. и И. на автомашине по зоне покрытия указанных станций; протоколами осмотра места происшествия и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании. Действия осужденного Т., как незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия, умышленное противоправное причинение смерти потерпевшему А., сопряженное с разбоем, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, совершенные группой лиц, по ст.ст. 251 ч. 2, 96 ч. 2 п.п. «ж», «з», 179 ч. 2 п.п. «а», «в», «г» УК квалифицированы правильно. Наказание назначено ему в соот-

111

бюллетень верховного суда республики казахстан 5 í 2008

В частной жалобе адвокаты Ш. и С. просят отменить постановление суда от 21 февраля 2008 года об отклонении их ходатайства о направлении дела на доследование. Заслушав выступления адвокатов С. и Ш., поддержавших доводы апелляционных и частной жалоб, слово представителя потерпевшего К. и мнение прокурора Б., полагавших необходимым приговор оставить без изменения, изучив доводы апелляционных жалоб и материалы дела, коллегия установила:


ВерХоВный сУд ресПУБЛиКи КазаХсТан КоЛЛеГиЯ По УГоЛоВным деЛам

ветствии с законом соразмерно содеянному, с учетом тяжести и последствий совершенных им преступлений, с признанием в качестве отягчающего вину обстоятельства, состояния алкогольного опьянения при этом. Также в качестве смягчающих ответственность и наказание обстоятельств учтены первая судимость, положительная характеристика по месту жительства и наличие несовершеннолетних детей. Оснований для отмены приговора и удовлетворения доводов апелляционных жалоб не имеется, судом дана обоснованная критическая оценка показаниям свидетелей Т., М. и других как попытке с их стороны выгородить Т. или смягчить степень вины, мотивируя тем, что он находился в кафе и на месте преступления его не было. Судом надлежащим образом проверены доводы о причастности к убийству потерпевшего его сына и другие доводы апелляционных жалоб и подтверждения своего не нашли. Что касается частной жалобы на постановление суда об отклонении ходатайства адвокатов о направлении дела на доследование, она подлежит оставлению без рассмотрения, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 403 УПК вынесенные в ходе судебного разбирательства постановления, касающиеся исследования доказательств, обжалованию не подлежат, так как возражения против указанного в постановлении решения могут быть изложены при обжаловании приговора в апелляционном порядке, что и было сделано. Поэтому, руководствуясь ст. 411 ч.1 УПК Республики Казахстан, коллегия по уголовным делам ПОСТАНОВИЛА: Приговор Алматинского областного суда от 26 февраля 2008 года в отношении Т. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и его адвокатов — без удовлетворения. Частную жалобу на постановление суда от 21 февраля 2008 года оставить без рассмотрения.

АЛҚА ҚАУЛЫЛАРЫ ТҮПНҰСҚА РЕДАКЦИЯСЫНДА СӘЙКЕС ҚЫСҚАРТУЛАРМЕН ЖАРИЯЛАНЫП ОТЫР

ҚазаҚстан Республикасы ЖоғаРғы сотының бюллетенi 5 í 2008

ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОЛЛЕГИИ ПУБЛИКУЮТСЯ В РЕДАКЦИИ ОРИГИНАЛА С СООТВЕТСТВУЮЩИМИ СОКРАЩЕНИЯМИ.

11

5 бюллетень верховного суда 2008  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you