Issuu on Google+

новое качество городской среды – новое качество жизни [октябрь–ноябрь 2013] #5 (7)

green city

Зачем нужны зелёные консультанты? Как заставить дом дышать? Итоги года с лидерами отрас ли

Урбанизация по-японски

комфортная среда в ус ловиях сверхплотной застройки


Александр Андрианов, исполнительный директор Национального агентства устойчивого развития 013-й прошёл под знаком экологии — на общенациональном уровне указом президента год был официально объявлен Годом охраны окружающей среды. Таким образом государство впервые продекларировало, что природный капитал является важной составляющей обеспечения высокого качества жизни россиян. Но главным итогом отрасли экологического строительства стало то, что от слов и рассуждений явно наметился переход к реальным делам: в России появились не только отдельные экоустойчивые здания, но и целые комплексные проекты, которые кардинально меняют комфорт и качество урбанизированной среды в лучшую сторону. В столице это отчётливо проявилось в реконструкции многих московских парков, которые от бледных, неудобных и скучных территорий превратились в современные общественные про-

2

Директор проекта Александр Андрианов andrianov@green-agency.ru Главный редактор Светлана Дувинг duvingsv@green-agency.ru Ответственный редактор Валерия Зелинская editor@green-agency.ru Корреспонденты Сергей Морозов, Сергей Панасенко,Роман Беликов, Юлия Петрунина Редактор-переводчик Татьяна Тимакина Корректор Евгений Завалко Оформление Дмитрий Брагин Отдел по работе с партнёрами Ольга Копырина kopyrina@green-agency.ru тел.: +7 (495) 221 32 09

странства, которые жители города тут же оценили по достоинству. Теперь найти себе свободное место в том же парке Горького в тёплый выходной день стало очень непросто. Конечно, это только начало. По-прежнему очень мешает становлению постиндустриального строительства отсутствие адекватной нормативной базы. Однако в уходящем году серьёзные попытки её создания были сделаны, и можно не без основания полагать, что на будущий год первые законодательные акты в этой сфере действительно появятся. Мы со своей стороны не перестаём внимательно следить за развитием зелёной отрасли и информировать профессионалов о её самых последних событиях, тенденциях и новых технологиях. Оставайтесь с нами в 2014 году!

Журнал зарегистрирован Министерством Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ПИ №ФС 77-50949 Издатель — АНО «Национальное агентство устойчивого развития» Периодичность — 4 номеров в год. Тираж — 5000 экз. Журнал распространяется прямой почтовой рассылкой по базе данных редакции, а также на ведущих отечественных и зарубежных специализированных выставках. Отпечатано в ООО «Формат» 410019, Саратов, Мясницкая 54/1 Адрес редакции Москва, Проспект 60-летия Октября, 9 стр. 2 +7 (495) 221 32 09 Перепечатка материалов из журнала «Зелёный город» только с письменного разрешения редакции и ссылкой на журнал. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов.


События В рамках устойчивости

4

ИПД готов учить

4

Сила — в консолидации

5

Время собирать мусор

5

Не платформой единой

6

Дома становятся умнее

6

Тайвань: азиатский тигр становится зелёным

14

FCS раздал первых слонов

18

Лёд тронулся

20

Мнения Эксперты зелёной отрасли подводят итоги 2013 года

20

Эксперт Джей Стюарт: «Я с нетерпением жду, когда в России наступит зелёное будущее»

24

Sustainable design/реализация Строители хватаются за соломинку

28

Sustainable design/проект Жил-был дом

32

Зелёный бизнес Forbo умеет ждать

34

Городское пространство Вокзал как оазис природы

36

Энергоэффективность Архитектор — дому: «Дышите… не дышите…»41

Технологии и решения Лучше сразу, чем никогда44 Конденсационные котлы De Dietrich: элегантность и устойчивость

46


В рамках устойчивости «Большая двадцатка» поддержала зелёную экономику начале сентября в Санкт-Петербурге прошёл двухдневный саммит лидеров «Большой двадцатки» — G20, который в этом году проводился под председательством России. По итогам заседаний саммита участниками мероприятия было принято рамочное соглашение по обеспечению уверенного, устойчивого и сбалансированного роста,

В

включившее в себя едва ли не все ключевые рекомендации, подготовленные Россией за время её председательства на саммите. В итоговой декларации G20 обозначены основные риски мировой экономики — слабый экономический рост и устойчиво высокая безработица. Кроме того, лидеров ведущих экономических стран беспокоят «фрагментация европейского финансового рынка, высокий уровень государственного долга в некоторых странах, растущая волатильность потоков капитала». Среди мер борьбы с обсуждавшимися проблемами были обозначены необходимость поддержки инвестиций в инфраструктуру и зелёную экономику, стимулирование так называемого зелёного роста и поддержки усилий мирового сообщества в сфере предотвращения климатических изменений. В следующем году Россия будет председательствовать на саммите «Большой восьмёрки». Поэтому тематика устойчивого развития от лица нашей страны получит своё логическое продолжение.

ИПД готов учить В России появятся первые сертифицированные проектировщики Passive House 29-го по 31 октября в Москве прошла 12-я международная выставка Hi Tech Building, во время которой на ставшей уже традиционной конференции российского Института пассивного дома было объявлено о том, что с начала 2014 года в России начнётся официальное обучение проектировщиков по известной во всём мире немецкой системе Passive House. 80-часовой курс «Сертифицированный проектировщик пассивного дома» был разработан специально для специалистов, которые в ближайшем будущем планируют предоставлять услуги по проектированию энергоэффективных и пассивных зданий не только на территории нашей страны, но и за её пределами. Занятия длятся две недели и проходят на русском языке. Для получения официального сертификата проектировщика пассивного дома слушателю курса по итогам обучения будет необходимо сдать специальный экзамен. При успешном прохождении экзаменационного этапа имя получателя сертификата будет включено в международную базу данных на сайте www.passivhausplaner.eu. Сам курс включает в себя теоретические и практические семинары и состоит из двух частей. В первой части подробно рассматриваются базовые принципы pas-

С

4

События

sive house: герметичность ограждающих конструкций, теплоизоляция, тепловые мосты, окна и вентиляция. Во второй части изучается фирменный софт — программа для пассивного проектирования PHPP, а также экономические аспекты реализации зданий с низким энергопотреблением и контроль качества строительства подобных объектов.


Сила — в консолидации Зелёное сообщество постепенно зреет России планируется объединить всех участников зарождающегося зелёного строительного рынка в Национальный совет в области продвижения зелёного строительства. На сегодняшний день около 40 организаций, в том числе НОСТРОЙ, Госстрой, Союз архитекторов России, Минприроды и Минрегион заявили о своей заинтересованности в новом совете. «Сейчас сложилась парадоксальная ситуация, когда и бизнес, и общество, и власть убеждены в необходимости развития зелёного строительства, но это развитие осуществляется очень медленно», — заявил на учредительной конференции «Дорожная карта зелёного строительства в России — перспективы и проблемы»», организованной в рамках ежегодного осеннего форума по энергосбережению АВОК, прези-

В

дент Союза архитекторов России Андрей Боков. Именно поэтому, по его словам, было принято решение о создании в России Национального совета в области продвижения зелёного строительства, о чем и было объявлено в этот день. Национальный совет рассматривается в данном случае как координирующий орган. Впоследствии на его основе планируется создать НП «Национальное объединение зелёного строительства» и Национальный фонд зелёного строительства. Национальное объединение будет заниматься стимулированием развития нормативно-правовой базы (в первую очередь — разработкой национального стандарта экоустойчивго строительства), мониторингом и обучением. Фонд же займётся поддержкой решений и технологий новой отрасли.

Время собирать мусор Раздельный сбор мусора становится реальностью и в России 28-го по 30 октября в Москве прошла 11-я выставка технологий и инноваций в экологии WASMA, одним из главных направлений которой является управление отходами. На стендах были представлены самые разные решения и технологии, обеспечивающие сбор и утилизацию различных видов мусора. Любопытно при этом, что на сей раз на выставке можно было увидеть довольно много разнообразных контейнеров для раздельного сбора бытового мусора. Особенно впечатлил весёленький зелёный контейнер российского (!) производства для сбора опасных отходов типа градусников, батареек и люминeсцентных

С

[октябрь–ноябрь 2013] #7

ламп «в одном наборе». «Но Москва такие почему-то не хочет закупать, — посетовал производитель, — а вот в Подмосковье и других регионах дело идёт гораздо лучше». На других стендах были обнаружены пластиковые урны для раздельного сбора мусора, причём некоторые модели имели достаточно странный вид и чем-то напоминали вешалку для одежды из «Икеа». Однако представители компании уверили, что здесь всё по-настоящему, и инновационная мусорка может прекрасно использоваться по своему прямому назначению. И уж совсем рас-

смешило вторичное использование обычных пластиковых мусорных контейнеров, переделанных в отличный выставочный реквизит — симпатичные мягкие кресла на колесиках.

События

5


Дома становятся умнее Первый активный дом в Литве Друскининкае литовское архитектурно-проектное бюро ENSO ARCHITECTS приступило к строительству первого в стране активного дома. Индивидуальный жилой дом будет состоять из двух основных блоков: одноэтажного жилого площадью 233 кв. метров с мансардой и четырьмя раздельными жилыми зонами, а также хозяйственного площадью 278 кв. метров, в котором расположатся сауна, русская баня, басейн, джакузи, гараж и зал для отдыха и спорта. Здесь же на втором этаже проектом предусмотрена небольшая жилая зона. Отсутствие в доме магистрального газа сразу усложнило задачу расчёта энергетического баланса будущей постройки. Концепция «активного дома» требует сократить использование внешней энергии до минимума. Поэтому, хотя ввод от городской электрической сети сохранится, основной упор делается на фотоэлектрические панели с общей мощностью порядка 10 кВт площадью примерно 60 кв. метров. Дом будет подключён к городскому водопроводу, но для сокращения потребления воды из водопровода предусмотрен резервуар для сбора дождевой воды,

В

которая будет использоваться в туалетах, для работы стиральной машины и на полив территории. Отопление призван обеспечить геотермальный насос в сочетании с системой принудительной вентиляции с рекуперацией тепла, а ГВС — солнечные коллекторы площадью 40 кв. метров. Для получения дополнительной энергии на отопление проектом предусмотрена утилизация тепла от бытовых сточных вод (кроме фекальных масс). Перед сбросом в канализацию их будут накапливать в специальном баке, тепло от которого через промежуточный теплообменник будет использоваться тепловым насосом. Стеклопакеты задуманы двухкамерные с заполнением инертным газом. Рамы — деревянные с алюминиевой отделкой со стороны улицы. Дом будет стоять на железобетонном фундаменте с изоляцией из 30-сантиметрового экструдированного пенополистирола. Наружные ограждающие конструкции — из силикатного кирпича в комбинации с неопором от BASF — это пенополистирол с добавкой пыли графита, чёрного цвета. На крыше будет применяться напыление PIR. Пенополиизоцианурат PIR — это бес-

шовная тепло- и гидроизоляция из класса пенополиуретанов. Особенность PIR в том, что он имеет повышенную термостойкость, практически не горит. В доме предусмотрены элементы системы умного дома (BMS) с датчиками солнечной радиации для каждого фасада. Проектировщики намерены сертифицировать своё творение в Германии по стандартам Института пассивного дома. Кроме того, задумано, что он будет соответствовать классу энергоэффективности Евросоюза А++ (вступление в силу этого стандарта отнесено на 2020 год). Архитекторы поставили перед собой и ещё одну задачу. Отвечая на распространённую критику пассивных домов как однотипных квадратных коробок, они решили доказать, что к требованиям пассивности можно подойти творчески, решив такой дом как качественный и красивый архитектурный объект.

Не платформой единой Ассоциация «ГринСтрой» ведёт разработку новой технологической платформы «Экологического строительства» ри участии самых активных игроков сферы green building в этом году начато создание новой технологической платформы, позволяющей оперативно взаимодействовать поставщикам, подрядчикам, проектировщикам и др. в процессе создания проектов в области экологического строительства. По замыслу разработчиков, этой платформой сможет воспользоваться любой участник рынка, который планирует реализацию зелёных проектов для привлечения профильных подрядчиков, поставщиков и организаций. По сути, эта платформа обещает стать первой комплексной базой данных по инновационным решениям и технологиям экологического строительства, доступным к применению в России. Техническим разработчиком этой платформы выступает лидер в области решений для автоматизации управления строительными проектами компания

П

6

События

Conject. Поэтому, помимо информации о поставщиках зелёных строительных товаров и услуг, в рамках платформы будет представлен ряд возможностей по автоматизации процесса управления проектами: совместная удалённая работа участников в едином «облачном» пространстве, структурирование документооборота, сравнение чертежей, доступ к актуальным версиям, проведение тендеров, подготовка проектной документации, контроль за процессом строительства. Также в систему планируется ввести модуль подготовки документов к зелёной сертификации, проведения совещаний, согласований и другие возможности. Как сообщил вдохновитель проекта и руководитель ассоциации «ГринСтрой» Дмитрий Березуцкий, заказчиком платформы выступает ООО «Аудит Аналитик» («ЭкологикАА+»), уполномоченное решением учреди-

телей кластера «Экологического строительства» (то есть компаний, которые объединились в специальную структуру) сформировать состав участников этой платформы. В соответствии с дорожной картой инициаторов концепции, в течение двух лет в рамках технологической платформы экостроительства должны быть сформированы базы данных, библиотеки, линейки зелёных проектов повторного применения, типовые решения, что поможет значительно облегчить внедрение инновационных подходов в российской строительной отрасли. Если создание подобной платформы действительно будет доведено до конца, она станет первым практическим инструментом для повышения качества объектов недвижимости в соответствии с принятыми во всём мире критериями экологического строительства.


24-29 апреля 2014, Финляндия, 5 дней

Международная образовательная программа

«Комфортная среда в северном климате: ОТ ДОМА ДО ГОРОДА» В рамках программы посещение самых современных экоустойчивых жилых районов:

Ruoholahti

Viikki

Опыт создания энергоэффективного и экологичного района на месте бывших портовых территорий

Arabianranta

Уникальный опыт использования чистой энергии, изучение планирования и элементов благоустройства улиц

Новейшие градостроительные подходы, транспортное планирование, «зеленые» технологии

Спешите! количество мест ограничено! Научный куратор и ведущий программы: ученый с мировым именем, доктор архитектуры, профессор кафедры урбанистики и дизайна городской среды Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета Валерий Нефёдов

Участвуя в программе НАУР, вы получаете уникальные знания по современной архитектуре, глубокое погружение в технологии экоустойчивого строительства и градостроительства, а также продуктивное деловое общение в группе специалистов схожих ценностей и взглядов! Присоединяйтесь! По итогам программы выдаётся диплом

Подробности по телефону: +7 (495) 790 99 57 www.green-agency.ru


Международная Экологическая Премия e3Awards 2014 Строительная и интерьерная выставка MosBuild при поддержке НП «Центр экологической сертификации — Зеленые стандарты» объявляет о начале приема заявок на участие в Международной Экологической Премии в области строительных и отделочных материалов e3Awards 2014. Аудитором Премии выступает НП «Экологический союз» Система добровольной экологической сертификации «Листок жизни». К участию в конкурсе допускаются предприятия и организации любых форм собственности из числа участников и не участников выставки MosBuild. Приглашаем производителей и поставщиков строительной и отделочной продукции: заявить об экологических качествах своей продукции многотысячной аудитории посетителей и участников выставки MosBuild, экспертов и профессионалов рынка; получить знак экологического отличия e3 «Экология, Энергия, Эффективность» для выделения своей продукции на рынке строительных и отделочных стройматериалов; представить уникальные качества своих продуктов в рамках развернутой рекламной кампании крупнейшего выставочного мероприятия. Прием заявок на участие в Премии продлится с 01 ноября 2013 года по 28 февраля 2014 года. Итоги Премии будут объявлены на Торжественном приеме в дни работы выставки MosBuild 2014. Подробную информацию можно получить в Оргкомитете Премии. Контактное лицо: Елена Щеглова, + 7 495 935 73 50 доб. 4262, Scheglova@ite-expo.ru www.mosbuild.com


Текст: Светлана Дувинг

Первое, что мы увидели, подлетая к острову Хонсю и самому Токио, — остров в середине не очень-то и освоен. Это выглядело удивительным, учитывая то, что население этой крошечной страны вполне сопоставимо с российским и составляет 127 млн. чел. Дальше — тот факт, что такое огромное количество народа не просто где-то умещается, но существует очень и очень комфортно, оказался самым удивительным, что мы почерпнули во время нашей очередной международной образовательной программы по экоустойчиво��у строительству, которая проходила в Японии со 2-го по 8 октября.

10

События


Для снижения количества личного автотранспорта на дорогах Токио власти применили ряд нормативных ограничений. Так, иметь автомобиль может только тот житель Токио, который располагает личным парковочным местом

О

собый эмоциональный шок мы испытали, когда на следующий день взошли на самую высокую токийскую телебашню — Tokyo Sky Tree — и с высоты нескольких сот метров увидели собственными глазами сверхвысокую плотность застройки этого мегаполиса. При взгляде сверху город представлял собой сплошной ковёр из зданий, земли не было видно практически нигде. Но самое главное то (и в этом, видимо, заключается достойное подражания искусство японских урбанистов), что на уровне улицы эта плотность застройки остаётся совершенно незаметной. Улицы Токио — стерильно чистые, достаточно широкие и просторные. То тут, то там попадаются отдельные зелёные островки и безумно красивые парки в японском стиле. Очень много вертикального озеленения, а также садов на крышах и террасах зданий. И людей на улицах относительно немного. Даже в центральных районах и даже в метро. Кстати, о метро, да и вообще о системе транспорта, стоит сказать отдельно. В часы пик вы спокойно заходите и выходите из вагонов, на пересадочных станциях мы ни разу не видели людских пробок, как в Москве на кольцевой. Ещё несколько десятилетий назад по миру гуляли фотографии, на которых специальные работники токийского метро в белых перчатках помогали запихивать пассажиров в вагоны. Сейчас служащие в похожей форме попрежнему стоят на платформах, только теперь они следят за порядком высадки и посадки. При этом в метро есть туалеты, бесплатный Wi-Fi, кондиционеры, плюшевые разноцветные диваны и удобные верхние полки для сумок в вагонах, умывальники для мытья рук и ног в переходах и много чего ещё. Автомобильных пробок в городе тоже нет. Вернее, за все 6 дней пребывания в городе мы попали в пробку

[октябрь–ноябрь 2013] #7

лишь один раз — в пятницу вечером, когда возвращались с экскурсии из далёкого пригорода в самый центр. Понимание того, как японцы пришли к подобному порядку и гармонии, можно было вывести из собственных наблюдений за ежедневной жизнью города и некоторых фактов, которые сообщили нам японские специалисты. Желание понять и внимание к деталям — и город сам выдаёт ответы практически на все вопросы. Плотность токийского метро впечатляет

Общественный транспорт Очевидно, что важнейшими инструментами ликвидации напряжённости здесь являются крайне плотная дорожная сеть и чрезвычайно развитая система общественного транспорта, которую мы очень хорошо прочувствовали на себе. Эта система настолько комфортна, что пользоваться автомобилем или автобусом даже в таком огромном мегаполисе практически не было необходимости. Основа общественного транспорта Токио — метро, а также наземный и надземный железнодорожный транспорт. Плотность метро- и железнодорожных путей, как нам показалось, в несколько раз выше, чем в Москве. Станций гораздо больше, расстояния между ними короче, а скорость движения поездов выше. Но главное, что даёт человеку, попавшему в столицу Японии, просто фантастическую мобильность, — это то, что сложная транспортная система качественно взаимоувязана пересадочными узлами. В результате мы передвигались по городу с какой-то совершенно немыслимой по российским меркам скоростью, но при этом не уставали и даже не замечали пройденных расстояний.

Японская архитектура — гармоничная рама, природа — нерукотворное полотно великого мастера

Автомобиль японцу не друг Итак, машина в Токио действительно не нужна. Однако, чтобы окончательно отбить у японцев стремление к личному авто транспорту, городские вла-

Японцы привыкли наблюдать за природой даже среди небоскрёбов. На фото – современное общественное пространство на крыше торгового центра

События

11


Решению проблемы скученности и рассредоточению людских потоков способствует также то, что Токио очень активно использует городское пространство не только по горизонтали, но и по вертикали — и для транспортных, и для пешеходных потоков сти применили ряд нормативных ограничений. Так, иметь автомобиль может только тот житель Токио, который располагает личным парковочным местом. Без документов на такое имущество машину в автосалоне вам просто не продадут. Кроме того, въезд в центральные районы стоит достаточно дорого, а штрафы за парковку в неположенном месте очень высокие. Результат налицо: при плотности населения на 26% выше, чем в Москве, пробок в городе практически нет. Кроме того, решению проблемы скученности и рассредоточению людских потоков способствует также то, что Токио очень активно использует городское пространство не только по горизонтали, но и по вертикали — и для транспортных, и для пешеходных потоков. Подземные переходы и входы в метро у них разрослись до настоящего «нижнего» города с магазинами, ресторанами и другими развлечениями, откуда на поверхность можно вообще не подниматься. То же самое характерно для наземных построек, где на разных этажах устроены сады, дорожки, аллеи, променады, по которым, кстати, тоже вполне комфортно передвигаться параллельно существующим улицам. То же самое можно сказать и об автомобильных дорогах: все скоростные трассы вроде нашего Третьего кольца строго вынесены на эстакадах на верхние уровни, на обычных улицах оставлены лишь дороги внутриквартального значения.

За мной просили не занимать… Ну и, конечно, во всём этом не последнюю роль играет национальная японская ментальность, с её системностью, стремлением к порядку, аккуратности и дисциплинированности, иногда доходящей до настоящего абсурда. Чего стоят, например, клерки элитных бутиков, в белых рубашках и дорогих костюмах, с утра выходящие перед

12

События

своими прекрасными магазинами мыть мостовую щётками с шампунем. Показательна в этом плане и работа с очередью на Tokyo Sky Tree. Сначала вы приходите ко входу в башню, берёте у специальных служащих талон одного цвета, на котором указано время вашего допуска в кассу через 2–3 часа. В назначенное время вы возвращаетесь, и по этому талону попадаете в коридор, который ведёт к билетной кассе. В коридоре всех вошедших тоже делят на части новые работники и маленькими группками пропускают за покупкой билетов (остальные пока стоят и ждут). Затем вы проходите к лифтам, где уже другие служащие (по одному на каждый из пяти или шести лифтов) строго распределяют вошедших и подгоняют ко входу каждый к своему лифту. Затем подходит лифт, служащая пропускает вперёд туристов, заходит сама и нажимает кнопку. Кабина взмывает вверх. При выходе на смотровую площадку вас встречает очередная команда японцев, которые знаками показывают, куда нужно проходить и что делать.

Городские фермы и городские сообщества Что касается непосредственно изучения зелёных решений и технологий, то нас очень впечатлил офис крупной японской компании Pasona, которая предоставляет услуги по кадровому и стратегическому консалтингу. Казалось бы, такое направление не предполагает реализации каких-то особых зелёных изысков. Однако при входе в здание создалось ощущение, что мы попали в научно-исследовательскую лабораторию по выращиванию овощей и фруктов в городских условиях. Кстати, сейчас это — одна из самых последних тенденций постиндустриального урбанизма. Как нам объяснили представители Pasona, этот проект — в чистом виде реализация стратегии корпоративной социальной ответственности компании и её вклад в обеспече-

Переговорная комната в офисе компании Pasona встречает гостей ароматом созревающих томатов

ние экоустойчивого будущего. Выращенные овощи отсылаются в столовую и идут на приготовление пищи для сотрудников. Во время посещения ассоциации Ecozerria нам рассказали об инструментах модернизации городской среды в соответствии с принципами экоустойчивости. Сама ассоциация, в которую в 2007 году объединились компании (чьи офисы расположены в этом районе) с целью выработки и реализации стратегии инновационного развития, и является таким инструментом. Консолидация усилий и ресурсов многих участников позволила запустить Центр исследования и мониторинга стратегий устойчивого развития, штат которого занимается разработкой стратегии УР близлежащих районов, тестированием новых зелёных технологий, а также образовательными и просветительскими программами в этой области. Действуя через эту ассоциацию, местному бизнесу удалось грамотно сформировать свои собственные представления о том, как должен развиваться их район, наладить конструктивное взаимодействие с властями и получить от них активную поддержку этих инновационных инициатив, а также привлечь инвестиции для запуска изменений, которые сейчас идут полным ходом. Как пример одного из конкретных изменений: большую часть энергии район Маринуочи получает из


Местному бизнесу удалось грамотно сформировать свои собственные представления о том, как должен развиваться их район, наладить конструктивное взаимодействие с властями и получить от них активную поддержку возобновляемых источников — от мощной ветряной электростанции, которая находится за пределами самого района в море, и от гидроэлектростанции, расположенной там же.

Вход в подземное царство

Экскурсию по музею Nezu для участников образовательной программы НАУР проводят архитекторы из бюро Kengo Kuma & Associates

В недрах самого большого в мире противопаводкового коллектора

Вручение дипломов по итогам образовательной программы. На фото — директор по развитию бизнеса и инвестиций концерна «ЮИТ» Артак Макарян

[октябрь–ноябрь 2013] #7

Также во время программы мы узнали о том, как развивается японский национальный зелёный стандарт CASBEE и что за инновационные подходы будут использованы при строительстве нового экогорода-спутника Токио — Кашива-но-ха. В ведущем техническом НИИ столицы Японии и после этого — в Токийском университете нам рассказали о нескольких уникальных технологиях зелёного и сейсмоустойчивого строительства. В частности, сотрудник университета представил свою последнюю разработку пассивного дома с использованием теплоизоляции… из воды. Кстати, как выяснилось, из природных катаклизмов Япония весьма подвержена не только землетрясениям, но и наводнениям. Так, несколько рек, протекающих в пригороде Токио, довольно часто и обильно разливаются, принося многомиллионный ущерб городам, расположенным в зоне затопления. В итоге японцы решили проблему кардинально и на поражающем воображение блестящем техническом уровне, построив за 10 лет самый большой в мире противопаводковый коллектор. Он и стал последним объектом для посещения в рамках нашей образовательной программы. Подъезжая к нему поверху, вы ничего особенного вокруг не замечаете: небольшое административное здание, за ним — футбольное поле. С одной стороны поля — маленький бугорокдверца. За дверцой — лестница вниз. Спускаетесь по ней под землю и попадаете в настоящий подземный дворец (как в сказках про троллей) 100 метров в длину и 30 в высоту. В спокойном состоянии коллектор вы-

глядит именно так, как на фотографии, иногда его даже арендуют для съёмок телепередач и рекламы. Но когда происходит наводнение, коллектор превращается в резервуар для переброски излишков воды из самого опасного района вниз по течению в малонаселённую местность. Все инженерные системы этого сооружения работают в автоматическом режиме, поэтому в спокойном состоянии на объекте дежурит всего 1 человек (который, когда мы приехали, казалось, вообще спал), а в рабочем — не более 8. Посещение коллектора в свете последних событий на Дальнем Востоке неожиданно оказалось как нельзя более актуальным, потому что наглядно продемонстрировало комплексный подход к решению тех глобальных проблем, с которыми в ближайшем будущем столкнётся большинство стран в связи с изменением климата. «Мы проводили образовательную программу в Японии в первый раз, — прокомментировал поездку руководитель программы и исполнительный директор НАУР Александр Андрианов, — и хотели показать не только высокие технические достижения местной экономики, но и реализацию глобальных принципов устойчивого развития в конкретных решениях. Поэтому, на мой взгляд, главное, чему у японцев стоит поучиться, — это системность в управлении любыми видами потоков — информационных, человеческих, автомобильных и т. д., их аккуратность и чистоплотность, что очень помогает успешно решать важнейшие проблемы современного мегаполиса — перенаселённость, автомобильные пробки, обеспечение комфортности городской среды. В том числе и по японским туалетам хорошо видно, где начинается сакраментальная разруха и где ей приходит конец».

События

13


Текст: Сергей Панасенко

Всемирный торговый центр в столице Тайваня Тайбее — гигантский комплекс из трёх выставочных корпусов, бизнес-центра и громоздкой, на мой взгляд, башни отеля «Гранд Хаятт», словно шагнувшей под южное солнце из Готэмсити. Вместе с небоскрёбом «Тайбей-101» ВТЦ призван демонстрировать потенциал одного из четырёх «азиатских тигров». Именно здесь в октябре 2013 года проходила крупнейшая в стране выставка зелёных технологий, которую мы посетили благодаря приглашению Taiwan Trade Center.

О

снову экономики Тайваня составляет экспорт – 301 млрд. долл. в 2012 году. Это вынуждает тайваньский бизнес пристально следить за всем новым. В 80-х здесь удачно «оседлали» компьютерную волну: 94% материнских плат, 98% отдельных чипов памяти, 88% ноутбуков, 72%

14

События

жидкокристаллических мониторов и 89% навигаторов сейчас делаются именно на Тайване — не считая тысяч немыслимых гаджетов, которые можно встретить только на компьютерном базаре между улицами Баде и Сыминь. А в последние годы тайваньские компании очень активно осваивают новый мировой рынок, оборот которого

к 2020-му, по разным оценкам, достигнет от 2,2 до 5 трлн. долларов. Рынок этот –зелёная промышленная продукция и строительные технологии. В 2012 году экспорт зелёной индустрии Тайваня превысил 40 млрд. долл. (седьмая часть всего экспорта). По данным швейцарского Institute for Management Development (IMD), Тайвань за-


Выставка TIGIS демонстрирует самую высокую концентрацию экоустойчивых технологий на метр площади в мире. В этом году в ней участвовало 183 местных компании, не считая государственных органов поддержки зелёного бизнеса нимает 6-е место в мире по конкурентоспособности зелёной промышленности. В его зелёном экспорте доминируют электроника и механизмы (44%), на втором месте — средства контроля загрязнения окружающей среды (17%), на третьем — фотоэлектрические панели и светодиодные устройства (16%). Но в силу исторических причин товарооборот Тайваня в этой сфере замкнут на небольшое число стран — материковый Китай и Гонконг (в совокупности — примерно 15 млрд. долл.), США, Японию и Южную Корею. Тайвань думает о диверсификации. Думает и действует. В середине ноября очередная группа из 40 тайваньских бизнесменов вернулась домой из двухнедельного тура по Польше, России, Турции и Болгарии. Но Тайвань ещё и активно зовёт к себе на ежегодную октябрьскую тематическую выставку зелёной индустрии Taiwan International Green Industry Show (TIGIS). Пятая по счёту, выставка TIGIS в этом году была синхронизирована с двумя близкими ей по духу — Taiwan International Smart Green City Expo и более узкой международной выставкой фотоэлектрических панелей PV Taiwan (все знают, что крупнейший

в мире производитель фотопанелей — материковый Китай, но мало кто в курсе, что Тайвань — второй в списке). В результате на короткое время под одной крышей возникла, возможно, самая высокая концентрация экоустойчивых технологий на метр площади в мире. В этом году в выставке, по словам Питера Гуана, президента и генерального директора Совета по развитию внешней торговли Тайваня (TAIT-

Тайвань занимает 6-е место в мире по конкурентоспособности зелёной промышленности. В его зелёном экспорте доминируют электроника и механизмы

[октябрь–ноябрь 2013] #7

RA) — именно этот Совет являлся главным организатором выставок TIGIS и BuildinG Taiwan — участвовало 183 местных компании, не считая государственных органов поддержки зелёного бизнеса. Предприниматели из Европы здесь были хорошо заметны, из России — пока не очень: на любом стенде достаточно было упомянуть, что ты из Москвы, чтобы ощутить себя экзотической кинозвездой. Каталог экопродукции Тайваня на 2012–2013 годы, выпущенный Бюро по внешней торговле Министерства экономического развития, содержит 14 разделов на 170 страницах: от пищевых продуктов до машин, химикатов и стройматериалов. Увидеть всех в одном зале было бы, конечно, нереально. Тем интереснее было посмотреть, кого же всё-таки собрал TIGIS в этом году: кто активнее всего «ставит на зелёное».

События

15


Множество компаний предлагают на выбор разнообразные по размеру и ёмкости аккумуляторы, без которых функционирование автономной системы энергообеспечения становится невозможным Конечно, было много представителей ветроэнергетики: от титанов вроде China Steel, предлагающей опоры для мощных мегаваттных турбин, до небольших производителей с установками киловаттного диапазона. Джейсон Ли, главный управляющий группы компаний Saturn Power, возле ветроустановок которого постоянно кружили гости, рассказал, что их принцип — продавать не установку, а законченное решение для небольших потребителей: комплект включал и турбину, и вспомогательную солнечную панель, и инвертор. Такие комплекты в сочетании со светодиодными лампами популярны для освещения автостоянок, небольших улиц, парковых аллей. «Мы недавно несколько штук отправили в Россию… Нет, пока это пробная партия, деталей сообщить не могу. Позже!» — он был по-китайски вежлив и улыбчив, но скрытен, как истинный коммерсант. Напротив выставлялись технические оппоненты мистера Ли — производители ветровых турбин с вертикальным ротором. В наши планы не входил диспут на тему «Что лучше?» — тем более что, к примеру, Hi-VAWT Technology не первый год успешно продаёт сотнями свои компактные установки ряда DS-300 — DS-3000 в Китай, Европу и США, а с декабря 2011 года DS300 крутится и в Антарктиде. С ветеранами ветроиндустрии соседствовали новички из Fanfor Energy, которые ещё только готовятся продать кому-нибудь свою продукцию. Ветровые установки с вертикальным расположением ротора привлекают простотой конструкции и эксплуатации, отчего и служат стартовой точкой для многих компаний, вступающих в этот сектор рынка. ВИЭ пока занимают ничтожную долю энергетического баланса острова — всего 1,7% без учёта гидроэнергетики. Практически 40% генерации здесь приходится на уголь, ещё 30% закрывает газ и 17% — атомные электро-

16

События

станции. Если учесть, что 99% топлива, включая уран — привозное, понимаешь, отчего правительство Тайваня поддерживает любые проекты, сулящие снижение зависимости страны от энергетического импорта. Множество компаний предлагали на выбор разнообразные по размеру и ёмкости аккумуляторы, без которых функционирование автономной системы энергообеспечения становится невозможным. Любопытной показалась мне продукция Changs Ascending Enterprise Co. — линейка многоразовых высокоэффективных литий-ионных батарей, на материал для электродов которых фирма получила в 2009 году американский патент. Батареи можно собрать в блок необходимой ёмкости, а интеллектуальная система управления автоматически или по командам удалённого оператора обеспечит зарядку батарей во время минимальной нагрузки на сеть. Две компании демонстрировали свои возможности в области энергетического менеджмента зданий. Одна — тайваньское отделение Panasonic, предлагавшее систему частного «умного дома» SmartHEMS (HEMS — это Home Energy Management System), которая позволяет отслеживать и регулировать бытовое энергопотребление. Система связывает всё домашнее оборудование и устройства в единую энергоэффективную сеть, управлять которой можно из любой точки Земли. Panasonic планирует постоянно расширять линейку HEMS-совместимых бытовых приборов, от кондиционеров до водогрейных котлов. Программное обеспечение SmartHEMS будет само регулярно обновляться посредством модного «облачного» сервиса. К сожалению, не очень понятно, что же в этой исходно японской и, безусловно, интересной системе специфически тайваньского. Вторая компания — местная Metalligence Technology — предлагает «под ключ» соблазнительные по функциона-

В пунктах проката велосипедов YouBike — пять тысяч велосипедов и город не намерен останавливаться на достигнутом

лу полноразмерные системы BEM для крупного делового здания или датацентра. HEMS-предложения, похожие на систему от Panasonic, в линейке продуктов МТ тоже есть — хотя у первого тут преимущество в виде собственной домашней техники и электроники. На выставке также был представлен транспортный проект, которым власти столицы особенно гордятся, — программа пунктов проката велосипедов YouBike. По словам Линь Фанлина из городской администрации, сейчас по городу размещено 162 пункта проката, в которых имеется 5000 велосипедов, и город не намерен останавливаться на достигнутом. Горожане пользуются велосипедами очень активно: я видел это своими глазами. К сожалению, прокатиться по выставке на оранжевом «ю-байке» я не сумел: для авторизации в системе требуются местный телефонный номер и хотя бы минимальное знание китайского.


Андрей Птичников: Мы вручили премию FSC «Зелёная Архитектура» впервые и очень рады, что было прислано столько интересных работ, что архитекторы действительно интересуются вопросами экологичности

FCS РАЗДАЛ ПЕРВЫХ СЛОНОВ 13-го ноября в Центральном доме архитектора прошло пятое заседание Клуба зелёных архитекторов, в рамках которого были подведены итоги конкурса на соискание премии FSC «Зелёная Архитектура», учреждённой российским национальным офисом Лесного попечительского совета (FSC России). Соорганизатором церемонии выступило Национальное агентство устойчивого развития — ведущий информационный, образовательный и коммуникационный центр, занимающийся продвижением экологического строительства и устойчивого развития в России.

П

ремия FSC «Зелёная Архитектура» была создана с целью популяризации принципов экоустойчивого строительства и использования в нём древесины из ответственно управляемых лесов (поскольку только такая древесина может считаться по-настоящему экологичной), а также выявления наиболее талантливых архитекторов, которые предлагают к рассмотрению проекты, предусматривающие использование FSC-сертифицированных материалов. Всего было представлено 18 конкурсных работ в двух номинациях: «Архитектурный объект» и «Выставочный модуль». Авторы — архитекторы из России, Казахстана, Украины и Латвии. Проекты оценивались экспертным жюри, а также всеми желающими в ходе интернет-голосования в сети Facebook на приз зрительских симпатий.

18

События

За основу экспертной оценки были взяты принципы баланса экономической, социальной и экологической составляющих, а также международные стандарты LEED и BREEAM, признанные и применяемые во многих странах мира. Победителями в номинации «Архитектурный объект» стала команда архитекторов — Сергей Мичурин, Пётр Васильев и Екатерина Щелокова — с проектом «Дом Дениса Якушевича». Второе место занял архитектор Игорь Черешнев с проектом «Экодом Shell» (Ракушка)». И третье место жюри присудило Константину Фомину за «Загородный жилой дом на берегу реки Волги». Приз зрительских симпатий достался компании «Народный Архитектор» за проект Villa Hortus. В рамках премии была представлена ещё одна интересная номинация — «Выставочный модуль». Её актуальность в том, что сегодня в России существует

большая проблема с дизайном выставочных экспозиций, которые в большинстве случаев не выдерживают никакой критики. Поэтому оригинальный проект Полины Илюшиной, который лежит в русле самых последних европейских тенденций, был признан в этой номинации лучшим. Он настолько всем понравился, что Лесной попечительский совет планирует в дальнейшем воплотить его в жизнь и использовать во время проведения форумов и выставок. «Мы вручили премию FSC «Зелёная Архитектура» впервые и очень рады, что было прислано столько интересных работ, что архитекторы действительно интересуются вопросами экологичности, — высказал своё мнение директор FSC России Андрей Птичников на торжественной церемонии. — Подобные мероприятия — хороший способ донести до потребителей, а также передовых


В рамках мероприятия прошёл мастер-класс вице-президента Ассоциации ландшафтных архитекторов России Ильи Мочалова «Новейшие достижения ландшафтной архитектуры в создании комфортной городской среды ХХI века»

Первое место: проект «Дом Дениса Якушевича», авторы Сергей Мичурин, Пётр Васильев и Екатерина Щелокова (Москва)

Второе место: проект «Экодом Shell» (Ракушка)», автор Игорь Черешнев (Волгоград)

Третье место: проект «Загородный жилой дом на берегу реки Волги», автор Константин Фомин (Москва)

[октябрь–ноябрь 2013] #7

в творческом отношении людей, к которым, несомненно, относятся архитекторы, идеи ответственного использования древесины». «Учитывая, что экологическое строительство в России развивается совсем недавно, — прокомментировала событие руководитель НАУР Светлана Дувинг, — сначала мы опасались, будет ли у проектировщиков интерес к нашей премии. Однако когда мы получили заявки, оказалось, что практически все работы крайне любопытны и выполнены с применением инновационных зелёных решений и технологий. Для нас это стало наглядным доказательством того, что идеи зелёной архитектуры действительно получают всё большее распространение, и это касается не только Москвы и Санкт-Петербурга. У нас были работы и с юга России, и из Поволжья, и даже из Казахстана. Идея премии оказалась очень успешной, поэтому мы планируем обязательно продолжить её вручение в следующем году». Также в рамках мероприятия прошёл замечательный мастер-класс вицепрезидента Ассоциации ландшафтных архитекторов России и мэтра ландшафтной архитектуры Ильи Мочалова «Новейшие достижения ландшафтной архитектуры в создании комфортной городской среды ХХI века», который постепенно перешёл в живую дискуссию о проблемах и нюансах применения эксплуатируемых зелёных кровель в российских климатических условиях. По его мнению, ограниченность использования этой суперзелёной технологии объясняется лишь низкой информированностью заказчиков о тех возможностях, которые перед ними открываются. «Сама технология в стране уже есть, — прокомментировал ситуацию г-н Мочалов, — специалисты, которые способны это сделать качественно, — тоже. Единственное, чего нам всем не хватает сегодня, так это знаний и политической воли».

События

19


Лёд тронулся Эксперты российской зелёной отрасли подводят итоги 2013 года Рашид Исмаилов, директор НП «Центр зелёных стандартов» На мой взгляд, этот год был насыщен событийно. Во-первых, нынешний год был объявлен президентом России Годом охраны окружающей среды, что повлекло за собой много позитивных моментов, в первую очередь — смещение акцентов в повестке дня работы правительства в сторону экологии. Как следствие — несколько важных поручений на уровне руководства, как правительства Российской Федерации, так и регионов, касающихся продвижения зелёного строительства в России; а также признание нашей работы на уровне президента России Владимира Путина, председателя правительства Дмитрия Медведева, главы Минприроды Сергея Донского, президента МОК Томаса Баха. А это, согласитесь, крайне важно — когда руководители государства формулируют своё позитивное отношение к развитию нашей отрасли. Это даёт некий сигнал и бизнесу: получая прибыль на стройке, необходимо обеспечивать экологическую безопасность и охрану окружающей среды. Во вторых, вступил в действие наш национальный стандарт — ГОСТ Р «Оценка соответствия. Экологические требования к объектам недвижимости». Пусть сегодня он носит рекомендательный характер — зто начало сложного и, возможно, небыстрого пути, но в будущем эти требования станут обязательными. В настоящее время этот первый российский зелёный стандарт начали применять при проектировании крупных инфраструктурных проектов. Нельзя не сказать о межотраслевой консолидации заинтересованных в развитии зелёного строительства сил. Это знаковое событие. Под эгидой Минприроды России объединяют свои усилия и ресурсы ведущие организации в этой 20

Мнения

сфере. Это НП «Центр зелёных стандартов», Национальное объединение строителей и Ассоциация инженеров АВОК. Мы договорились объединить наши сертификационные инструменты и создать Единую национальную рейтинговую систему по зелёному строительству. Очень важно, что сегодня, выступая с докладами на различных мероприятиях, уже не нужно останавливаться на объяснении преимуществ применения зелёных стандартов и экологической сертификации. Это говорит о том, что целевая аудитория достаточно информирована и технически подкована. А это — признак того, что наша работа по продвижению идей зелёного строительства даёт свои результаты.

Алексей Поляков, член правления НП «Совет по экологическому строительству» Уходящий год был официально объявлен годом охраны окружающей среды, и это значимая веха. Правительство РФ приняло большой план реализации экологических инициатив. В нём более 100 пунктов, и работа над ними идёт полным ходом. Кроме того, в этом году мы сумели через мероприятия, объединение участников отрасли и запуск мегапроектов доказать, это экостроительство — это охрана окружающей среды, причём не только той, что вокруг нас, но и рукотворной окружающей среды, что и является экостроительством. Вслед за Международным олимпийским комитетом, комитет ФИФА не менее жёстко требует внедрения принципов зелёного строительства на спортивных объектах чемпионата. И здесь речь идёт не об озеленении отдельных объектов, а о требованиях наличия наследия по устойчивому развитию. Становятся нужны новые специалисты: к нам обра-

щается всё больше девелоперов спортивных объектов. Что касается нашей организации, то сейчас мы ведём движение по переходу. В предыдущие годы занимались образованием, чтобы донести до профессионалов основы экостроительства. Сегодня многие правильно понимают, что это такое. Поэтому пришло время переходить к более плотной работе с владельцами стандартов и стимулировать процесс их адаптации в России, переводить отрасль от уровня бизнеса на уровень правительства, вводить инструменты господдержки.

Александр Елохов, директор российского Института пассивного дома В этом году мы сделали очень много. В апреле Институт пассивного дома совместно с международной выставочной компанией ITE организовали 9-ю конференцию «Технологии проектирования и строительства энергоэффективных зданий Passive House» в рамках крупнейшей строительной и интерьерной выставки Mosbuild. Более 35 докладчиков представили свои презентации перед аудиторией, которая насчитывала более 110 слушателей. В течение всего года мы активно проводили различные мероприятия, нацеленные на продвижение технологии рassive house. В частности, организовывали туры на пилотные энергоэффективные объекты в различной стадии готовности, расположенные в Москве, Московской и Нижегородской областях. Также считаю важным, что крупные компании строительного сектора активно подключаются к продвижению энергосберегающей идеологии. Например, 15-го ноября в Москве состоялось открытие первого в Рос-


сии инновационного учебного центра «Академия Сен-Гобен», построенного по концепции мультикомфортного дома. Главная цель академии — обучение представителей строительной и архитектурной индустрии работе с высокотехнологичными материалами и технологиями, а также демонстрация возможностей инновационного подхода к строительству. В целом я положительно оцениваю деятельность Института пассивного дома. Мы запустили строительство многих объектов, на которых применяли технологии passive house. В 2014–2015 годах эти объекты будут реализованы. Кстати, многие из заказчиков участвовали в международной образовательной программе «Пассивный дом — миф или реальность», который мы организовали совместно с НАУР. Количество участников и посетителей конференций по ПД увеличивается, растёт и качество докладов. С февраля 2014 года мы планируем запустить обучающий курс «Сертифицированный проектировщик пассивного дома». Сейчас он находится на этапе завершения перевода и коррекции. Также в наших планах — запустить трёхдневный курс «Сертифицированный строитель пассивного дома», провести 11-ю конференцию по пассивным домам и зданиям с низким энергопотреблением в рамках выставки Mosbuild, подготовить 12-ю конференцию «Энергосберегающие технологии в строительстве — Passive House» в рамках Международной Выставки HI-TECH BUILDING & House 2014. Ещё две важных цели ИПД — запуск и сертификация пилотных энергоэффективных проектов и распространение программ для расчёта двух- и трёхмерных температурных полей.

Сергей Цыцин, руководитель компании «Архитектурная мастерская Цыцина» Я считаю, что в этом году произошёл качественный переход от слов к делу. Я вхожу в жюри конкурса по экодевелопменту Green Awards и вижу, что в этом году на конкурс были поданы в первую очередь не концепции и проекты, а именно реализации, что радует. Второе — олимпийская стройка, которая завершилась в этом году, дала колоссальный

[октябрь–ноябрь 2013] #7

опыт строительства зелёных зданий, пусть даже многие из объектов строились не без проблем. С другой стороны, мы пока не просто не можем догнать Запад, но с каждым днём от него, к сожалению, отстаём. Мои английские коллеги некогда жаловались, что не успевают закладывать технологии в проект, так как они у них очень быстро меняются. У нас пока такого не происходит. Вместе с тем я лично наблюдаю, что всё больше людей начинают внедряться в процесс зелёного строительства и хотя бы стали адекватно понимать, о чём конкретно идёт речь. Что касается нашей организации, то очень важным проектом для нас стал дом «Надежда», строительство которого пока не окончено из-за смены недобросовестного подрядчика. Важен он потому, что это — практически первый реальный пример государственного заказа на социальный дом, который создаётся в полном соответствии с принципами экологического строительства. То есть прецедент, как говорится, создан. В этом году мы получили 5-й LEED в России — это инновационный центр FSK в Санкт-Петербурге. И сейчас прорабатываем вопрос о проекте музея, тоже по стандарту LEED.

Ксения Агапова, консультант по экологическим инновациям Jones Lang LaSalle в России и СНГ Мы полагаем, что самый важный показатель продвижения зелёной идеологии — количество сертифицированных зданий. В этом году общая площадь таких объектов увеличилась в два раза и достигла цифры 450 000 кв. метров. Два крупных здания, получивших CRE Real Estate Green Awards, были сертифицированы по BREEAM — это московский Lighthouse и индустриальный парк «Южные Врата». Рост рынка в этом году захватывает дух, а больше всего вдохновляют успехи наших заказчиков и их желание занять лидерские позиции на рынке экологического строительства. Именно поэтому мы в 2013 году успешно поработали и многого добились. Сертифицировали первый в России проект по LEED и по BREEAM одновременно. Речь идёт об офисе JLL. Также сертифицировали первый проект на Украине: сертификат LEED Gold получил

киевский офис Shell. Помимо этого, нам удалось получить самую высокую оценку по BREEAM для индустриального объекта — BREEAM Very Good — для Radius Group. Всего наша компания в минувшем году сертифицировала 8 проектов в России и СНГ. В 2014-м планируем расширить фронт работ по этому направлению, активнее сотрудничать с регионами и странами СНГ.

Ашот Даниелян, генеральный президент ГК «Терморос» По мере развития гражданского сознания и роста уровня материального благополучия в российском обществе вопросы охраны окружающей среды и улучшения её качества становятся всё актуальнее. С нашей точки зрения, в 2013 году тема зелёного строительства начала занимать существенно больше места в обсуждениях профессиональной аудитории, и в этом мы видим качественное изменение. В результате популяризации зелёной темы и зелёных инициатив существенное значение приобретают экологические условия жизни населения и принципы их обеспечения, повышаются эффективность использования природных ресурсов и их экономия, что в дальнейшем должно привести к снижению уровня загрязнения окружающей среды. В целом достижения проекта по экологическому развитию ГК «Терморос» оцениваем высоко. Основ��ые задачи, которые мы поставили перед собой в начале формирования проекта, выполнены. Мы провели большую работу по созданию и развитию нашей внешней и внутренней экологической культуры и ответственности, достигли понимания и восприятия в коллективе. В течение года в «Терморосе» проходили различного рода мероприятия, нацеленные на повышение личной ответственности каждого человека. Радует, что у нас появляется всё больше единомышленников. Например, некоторые соискатели работы уже мотивируют своё желание устроиться к нам тем, что «Терморос» — экологически ответственная компания. Технологически мы также стараемся не стоять на месте, а предлагать рынку более эффективные и инновационные решения в области отопления и водоснабжения.

Мнения

21


С нашей точки зрения, для решения экологических проблем в российской экономике необходимо развивать сотрудничество в области зелёных инициатив с технологически передовыми странами, компаниями и продукцией, учитывая их опыт и уровень развития технологий. В следующем году мы будем продолжать работу по укреплению нашего экологического сознания и распространять его на партнёрскую сеть, хотя уже и сегодня у нас много союзников. Через какие именно мероприятия мы это сделаем — вопрос оперативного планирования, над которым наша команда сейчас трудится.

Светлана Дувинг, генеральный директор НАУР На мой взгляд, в 2013 году российский строительный рынок стал глубже понимать сущность экостроительства. Если раньше основная масса игроков воспринимала его в основном через призму энергоэффективности, то в этом году впервые проявилось осознание важности комплексного подхода к созданию комфортной городской среды, а главное — мы видим реальные изменения на наших улицах. Самые яркие примеры — Парк культуры имени Горького и реконструкция Крымской набережной. Кроме того, в этом году мы заметили активный рост потребительского рынка экотоваров и услуг. В мае в Манеже прошла первая в России выставка такой продукции, причем среди них было представлено и экологичное домостроение. Да и в бытовой сфере – на прилавках магазинов, в вагонах поезда и других местах мы все чаще стали сталкиваться с эко-продукцией начиная с эко-мыла и заканчивая эко-упаковкой для минеральной воды. Это показывает, что интерес к экологичному образу жизни начинает распространяться среди широких слоев населения, что, разумеется, повлечет за собой рост спроса на строительство зеленых зданий Что до деятельности Национального агентства устойчивого развития, то для нас этот год прошёл очень насыщенно. Мы продолжаем продвигать образовательные программы по экостроительству: за год провели 5 подобных поездок за рубеж. Особенно интересной 22

Мнения

получилась программа устойчивого тура в Японию; эту поездку мы организовали в конце сентября. В будущем году также планируем развивать новые темы и направления. Например, в марте 2014 года приглашаем архитекторов, строителей и проектировщиков в Ирландию — одну из самых продвинутых стран в области зелёного строительства. Развивается и наше второе направление — медиапроект «Зелёный город», который мы постепенно выводим на позиции ведущего СМИ по экостроительству в России. Интерес к нему постоянно растёт, и в декабре мы запускаем полноценный интернет-ресурс с одноимённым названием. Таким образом, начинаем охватывать все каналы продвижения информации в сегменте b2b — печать, Интернет и социальные сети — при одновременном наращивании качества контента.

Дмитрий Березуцкий, президент НП «Гринстрой» Я считаю, что в этом году в отрасли экостроительства произошёл качественный перелом. Вопервых, период ознаменован завершением олимпийской стройки и, надо отметить, всётаки с положительным результатом. Во-вторых, стартовало несколько значимых комплексных проектов, которые активно позиционируют себя через зелёное строительство. Например, «Казань Смарт-Сити» — очень серьёзный и масштабный проект инновационного района. Кроме того, мы наблюдаем, что многие участники рынка стали проявлять желание работать вместе, и минувший год прошёл под знаком создания новых партнёрств в самых разных форматах. Наша ассоциация инициировала строительство нескольких экспериментальных объектов в Москве: школа, детский сад и 16-этажный социальный жилой дом. Очень хороший коммуникационный опыт и отработку применения инновационных технологий мы получили на нашем объекте — дом «Надежда», также закончили обкатку новой технологической платформы «Экологическое строительство», которую планируем скоро запускать в эксплуатацию. Многие участники нашей ассоциации расширили свои производства.

Роман Розенталь, генеральный директор Mirland Development Corporation Самое главное достижение рынка зеленого строительства в России — это то, что он не стоит на месте и продолжает развиваться. Тема зеленого строительства очень активно обсуждается на всех уровнях. Заявляются крупномасштабные проекты, которые проектируются по зеленым стандартам. Тематика экологичности и энергоэффективности в девелопменте звучит теперь практически в каждом отраслевом мероприятии. Учреждаются новые конкурсы и премии в области зеленого строительства. Появляются новые энергоэффективные решения и материалы. Однако, за редким исключением, строить по зеленым стандартам или нет — решает девелопер. Для дальнейшего развития рынку необходимы инициативы «сверху», нужны законы и нормативные акты, нужны стимулирующие механизмы. Много сделано, но ещё больше предстоит пройти. Что касается нашей компании, то летом 2013 года мы завершили строительство и сдали в эксплуатацию первую очередь жилого эко-комплекса «Триумф Парк», который реализуется в г. С. -Петербурге. Нам удалось стать первой компанией в России, получившей сертификат BREEAM на проект жилой недвижимости. Сейчас мы проходим процедуру подтверждения сертификата на построенный объект, и надеемся даже улучшить изначально заявленные показатели. В сданном доме, который уже практически заселен, организован закрытый от машин внутренний двор, подземный паркинг, трёхступенчатые фильтры очистки воды, индивидуальный тепловой пункт с погодным регулированием теплоносителя (воды), организовано управление освещением общественных зон, установлены контейнеры для раздельного сбора отходов. В квартирах с отделкой установлена водосберегающая сантехника, а всем жителям выдаются рекомендации по экономии энергоресурсов в квартире — таким образом, мы проводим работу по популяризации экологичного образа жизни. В составе проекта порядка 1 млн м2 площадей различного назначения, и мы планируем продолжить реализацию эко-концепции во всем объёме строительства.


НАЦИОНАЛЬНОЕ А Г Е Н Т С Т В О УСТОЙЧИВОГО Р А З В И Т И Я

Великобритания — Ирландия, 3–8 марта 2014 года

www.green-agency.ru +7 (963) 687 35 75

Международная образовательная программа

Экостроительство изумрудного острова

+ крупнейшая в Европе профильная выставка Ecobuild 2014

Для архитекторов, строителей, руководителей муниципалитетов и всех профессионалов, заинтересованных в изучении технологий создания комфортной среды в урбанизированных пространствах, а также новейших строительных и проектных решениях. Удивительно, но именно Ирландия сегодня выходит на лидерские позиции по внедрению подходов устойчивого развития и официально занимает 3-е место в мире по объёму инвестиций в инновации. В настоящий момент эта страна является обладательницей самых строгих в Европе строительных норм, связанных с обеспечением высоких показателей экоустойчивости в строительных проектах. Все дома, построенные после 2008 года, должны обладать альтернативными источниками энергии, а с 2013 года – возводиться исключительно по высокому стандарту энергоэффективности. В ближайшие годы это государство готовится стать экспортёром чистой энергии, а к 2035 году на 100% отказаться от углеводородов на национальном уровне.

Встречи и визиты в рамках программы: • Известный инновационный стадион Aviva Stadium • Пассивный дом – супермаркет компании Tesco • Экоустойчивый район в г. Дундалк и др.

Участвуя в программе НАУР, получаете: уникальные знания практических решений и подходов экоустойчивого строительства глубокое погружение в идеологию проектирования инновационной городской среды продуктивное деловое общение в группе лидеров архитектурно-строительной отрасли

ИДИТЕ В НОГУ СО ВРЕМЕНЕМ – ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!


Джей Стюарт: «Я с нетерпением жду, когда в России наступит зелёное будущее» Почему институт зелёного строительства требует участия профессиональных консультантов, и как быстро этот институт может быть сформирован на молодом рынке? Эти вопросы мы задали главе ирландской консалтинговой группы Delap & Waller EcoCo Джею Стюарту. Интервью подготовила Валерия Зелинская

24

Эксперт

— Насколько нам известно, Джей, ваша изначальная профессия — архитектор. Но сейчас вы выступаете в качестве руководителя нескольких консалтинговых проектов, работающих на рынке зелёного строительства. Почему произошла эта метаморфоза, и какие должны были сложиться рыночные условия, для того чтобы зелёный консалтинг стал востребован? — Да, я архитектор. Это подтверждает и мой аттестат, полученный в 1980 году в Архитектурной ассоциации Лондона. Но образование — не самоцель. Всю жизнь я был увлечён экологически дружелюбной архитектурой. Но в первые годы моей профессиональной деятельности было очень мало возможностей для участия в подобных проектах. Тогда, 25 лет назад, европейский бизнес не был заинтересован в зелёном строительстве. Так же как и сейчас в России, западные компании полагали, что нет никакого смысла инвестировать в это, как они считали, дорогое экоразвлечение.

Однако в 2002 году я поменял свой карьерный вектор и стал называться консультантом по экологически ответственному проектированию. Это был знаменательный год. Именно тогда Еврокомиссия выпустила директиву по энергетическим характеристикам зданий (EPBD), которая потребовала от всех стран-членов ЕС разработки национальной схемы энергетической паспортизации строительных объектов. Это был большой прорыв для зелёного дела. Если упростить формулировки, всё свелось к тому, что от строительных компаний при совершении ими сделок купли-продажи стали требовать обязательный энергетический паспорт. Эта стратегия должна была использовать рыночные механизмы для создания конкуренции. Постепенно владельцев и проектировщиков зданий подвели к тому, что они стали бороться за высокий энергетический рейтинг. Например, застройщики в Ирландии очень быстро захотели получить рейтинг «А». Вместе с тем большая часть строи-

тельных компаний понятия не имела о том, что это за показатель, а главное — как его достичь. Тут-то и потребовались мои услуги. — Как же вам удавалось находить заказчиков? — В то время моим лучшим маркетинговым инструментом был простой калькулятор энергозатрат, который показывал застройщикам, каким образом они могут извлекать дополнительную прибыль при строительстве энергоэффективных зданий. Это хорошо работало, поскольку я давал им информацию, которую, казалось, никто не принимает во внимание. В 2006 году в Ирландии произошёл строительный бум — было сдано 90 000 новых квартир. Моя консалтинговая компания работала с девелоперами, которые построили 20% домов, то есть около 18 000 квартир по всей стране. Мы выиграли несколько по-настоящему крупных проектов, поскольку смогли показать архитекторам и инженерам, как проектировать здания с низким энергопотреблением,


Компания DW EcoCo, основанная Джеем Стюартом, участвовала и побеждала во многих конкурсах, включая два по программе децентрализации офисов OPW и несколько крупных проектов муниципалитета Дублина по модернизации жилой застройки и продемонстрировать их дополнительные преимущества. — Сколько времени понадобилось на то, чтобы экологически чистые технологии стали национальной тенденцией в Ирландии? — Строительная отрасль Ирландии живо откликнулась на EPBD и сразу же начала искать экологически ответственные решения, поскольку увидела в них прямые коммерческие перспективы. Разумеется, тут же возрос интерес к консалтинговым услугам в этой сфере. Конечно, были и компании-пионеры. Именно их опыт придал другим решимости стать зелёными. Честно говоря, это непрерывный процесс, динамично набирающий скорость. Когда отрасль обнаружила, что может получить конкурентные преимущества, а специалисты доказали рентабельность тех или иных инновационных решений, то участники рынка перестали жаловаться и лоббировать свои интересы в правительственных кругах, пытаясь добиться смягчения новых законодательных норм. Примерно через 5 лет зелёное проектирование стало общедоступным в Ирландии, и правительство смогло расширить СНиПы, для того чтобы поддержать дальнейшее развитие экологически ответственного строительства. Немаловажную роль в этом процессе играет и политика. Например, когда ирландская Партия зелёных входила в состав коалиционного правительства, глава партии предложил мне возглавить Консультативный комитет по строительным нормам. В течение нескольких лет мы с коллегами разработали СНиПы с самым низким на тот момент потреблением энергии в европейском жилищном строительстве. — Правильно ли я поняла, что различные директивы Евросоюза являются ключевыми движущими силами в развитии рынка зелёного строительства и консалтинга?

[октябрь–ноябрь 2013] #7

— Да, это так. Например, сейчас строители понимают, что в ближайшем будущем отрасль держит курс на nZEB (здания с нулевым энергетическим балансом) и «энергетически положительные» объекты. — Джей, не могли бы вы рассказать, чем заняты в настоящее время? Как бы вы сами описали и структурировали деятельность зелёного консультанта? Передаёте ли вы какие-то заказы сторонним исполнителям или же сотрудничаете с постоянной командой?

— В настоящее время я принимаю участие в пяти финансируемых ирландским правительством научно-исследовательских проектах. Это занимает около 60% моего времени. Я работаю со специалистами-профессионалами и знаю, что они способны решать конкретные задачи. Все они сотрудничают со мной на контрактной основе. Оставшееся время я посвящаю продвижению различных предпринимательских проектов и стартапов, так или иначе связанных с темой экологического строительства. Я уже не проектирую

Джей Стюарт — управляющий директор компании Delap & Waller EcoCo: Integrated Sustainable Design Consultants, которую он основал в 2005 году. Он имеет 30-летний опыт работы архитектором в Канаде, Великобритании и Ирландии и участвовал в строительстве различных объектов в Англии, Голландии, Канаде и Ирландии. Он также работал над рядом финансированных Евросоюзом исследований в области экологического проектирования. В настоящее время участвует в четырёх исследовательских проектах седьмой рамочной программы Евросоюза (FP7), сосредоточенных на создании экологически дружелюбной антропогенной среды. Опыт работы: • 2012 — директор-учредитель компании VRM Technology Ltd. • 2009 – 2012 — председатель BRAB (Консультативного комитета по правилам строительства). • 2008 – директор-учредитель компании Ecofix Ltd. • 2005 — управляющий директор компании Delap & Waller EcoCo Ltd. • 2002 – 2005 — компании Jay Stuart Architects и EcoCo Sustainable Design. • 2002 – 2004 — Energy Research Group, Университетский колледж Дублина. • 2000 – 2002 — компания Urban Projects Architects, Дублин. • 1981 – 1999 — старший сотрудник компании CZWG Architects, Лондон. Занимаемые должности: управляющий директор компании DWEcoCo; директор компании VRM Technology; директор компании Ecofix Ltd. Профессиональная подготовка: лицензированный член Королевского института британских архитекторов в Регистрационном комитете архитекторов, Великобритания. • 1980 — диплом Associate of Arts, Лондон. • 1977 — диплом по архитектуре, Университетский колледж Лондона. • 1975 — бакалавр по экологии, Университет Манитоба, Канада.

Эксперт

25


Я думаю, что есть смысл начать сотрудничество и с российским бизнесом. Нужно только найти правильных и неравнодушных людей здания как архитектор, но моя подрядная компания Ecofix постоянно занимается реконструкцией и модернизацией домов. По сути, вся моя деятельность может быть разделена на несколько направлений. В первую очередь это консультации в области экологически дружелюбного проектирования антропогенной среды, которые включают консультирование проектов зданий с низким энергопотреблением, переоборудование зданий для повышения эффективности использования энергии и, наконец, продвижение эффективных систем для получения ресурсосберегающих зданий. — У вас довольно много реализованных проектов. Наверное, есть смысл отметить самые масштабные. — В области экологического проектирования антропогенной среды я бы особо отметил проект Евросоюза ECO-CEMENT. Продвижением технологий для зданий с низким энергопотреблением занимается наше бюро EC3design. Мы, кстати, разработали несколько проектов и для России. В области экологической модернизации тоже довольно много инициатив. В частности, я бы отметил проекты, финансируемые Евросоюзом, — RETROKIT, EFFESUS, CETIEB и разработки EC3design по переоборудованию и модернизации советских хрущёвок. В сфере продвижения эффективных систем для ресурсосберегающих зданий самые значительные проекты — это программный продукт VRM Technology и современная механическая система теплообменной вентиляции PAICCS, которую мы разработали и внедряем совместно с ирландской компанией ProAir Ltd. — Расскажите о проекте программного обеспечения VRM Technology. Каковы его основные функции? — VRM расшифровывается как Virtual Retrofit Manager. Буквально — виртуальный управляющий

26

Эксперт

модернизацией. Это система программного управления, которая помогает консолидировать процесс реновации зданий. Наш пятилетний опыт работы в подрядной компании Ecofix показал, что строительная отрасль Ирландии оказалась разобщённой и неэффективной в части поиска информации о необходимых в зелёном строительстве материалах и услугах. Именно поэтому мы и разработали программные веб-инструменты для подрядчиков, которые занимаются переоборудованием. Первый контракт по проекту VRM был заключён с крупным международным производителем теплоизоляции. Эта компания использует наше программное обеспечение с 2012 года. Наше ПО сокращает общие операционные издержк��, а также позволяет быстро получать оценки стоимости планируемых работ при первом посещении жилых помещений. Немаловажно и то, что ПО обеспечивает прозрачность финансовых взаимоотношений между подрядчиком и заказчиком. Заказчик и подрядчик контролируют весь процесс проведения измерений и собственно работ, используя свой смартфон или планшет. Информация автоматически отправляется в интернет-каталог, поэтому нет бумажной документации, которая может потеряться или оказаться неполной. Как компания, разрабатывающая программное обеспечение, мы постоянно развиваем новые приложения и базы данных для заинтересованных сторон. В основном ориентируемся на рынок Великобритании. Недавно там запустили новую амбициозную государственную программу модернизации зданий, которая называется Green Deal. В рамках этого проекта мы работаем с несколькими крупными организациями. — А вот ваш проект Air BioFilter — эта технология как-то связана с ак-

туальным нынче вертикальным озеленением? — Не совсем так. Air BioFilter — это инновационная система вентиляции, которая использует для очищения воздуха специально отобранные растения. Сейчас она внедряется в рамках CETIEB — одного из моих научно-исследовательских проектов, финансируемых ЕС. В основе технологии — исследовательские находки NASА. Учёные, стремившиеся найти новые способы вентиляции космических станций, обнаружили, что микробы, живущие на корнях конкретных растений, могут очищать воздух. Система была разработана и тщательно испытана в университете Гелфа (Канада), а затем передана в коммерческую компанию, которая спроектировала и установила её в ряде офисных зданий. Воздух, который BioFilter очищает, удаляя загрязнения, затем может быть повторно использован в помещениях. Это до 60% снижает затраты энергии на вентиляцию. Такая система особенно актуальна в холодном климате, например, в России или Канаде, где она и была разработана. Система BioFilter не коррелирует с традиционными системами отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха. Ведь так называемый свежий воздух, поступающий в большинство зданий, уже загрязнён городской средой и не так уж свеж. Примерно 1 кв. м площади корневой зоны в BioFilter будет обслуживать 100 кв. м площади в офисном здании. С моей точки зрения, эта система — хороший пример зелёных решений, которые полезнее для здоровья, лучше и экономичнее, чем традиционная вентиляция. Проект достаточно быстро развивается. Сейчас мы находимся на стадии создания небольших переносных демонстрационных систем BioFilter, которые могут проходить в обычные двери и помещаются лифт. Скоро мы уста-


Я уверен, что прогрессивные и молодые архитекторы в курсе обсуждений и проектов строительства, которые происходят по всему миру; это будет оказывать влияние на их собственные мысли и проекты новим их в нескольких офисах и аудиториях и в течение нескольких месяцев будем тестировать качество воздуха. Результаты этих исследований будут описаны в моём отчёте Еврокомиссии по CETIEB. Этот проект завершается в октябре 2014 года. — Вы описываете просто какие-то космические проекты! Джей, работали ли вы ранее в странах, где зелёная идеология находится в процессе становления и какой в этой связи видите нашу страну? Считаете ли вы, что есть смысл работать на незрелых рынках, подобных российскому? — Начало моей карьеры пришлось на те времена, когда зелёных нормативов не существовало ни в Канаде, ни в Великобритании, ни в Ирландии. Однако часть бизнеса уже проявляла живой интерес к экологическому строительству. Были и энтузиасты, которые не стеснялись начинать отраслевой диалог. Проводились какие-то эксперименты. На самом деле, этот процесс мы можем наблюдать практически во всех странах. И, честно скажу, не думаю, чтобы какая-нибудь страна была близка к завершению собственной разработки устойчивой идеологии или эффективных зелёных стандартов. Всем предстоит пройти долгий путь: ЕС, например, ставит цели до 2050 года. Я думаю, что есть смысл начать сотрудничество и с российским бизнесом. Нужно только найти правильных и неравнодушных людей. Такие, я убеждён, в вашей стране есть. И потом, я родом из Канады, поэтому хорошо знаю, что такое холодная погода! Ну а если серьёзно, работая консультантом в области экологического проектирования, я постоянно узнаю что-то новое. Я всегда должен оставаться дипломатичным членом команды, поскольку для экологически ответственного проектирования и успешного строительства требуется совместная работа заказчика, архитектора, инженера-технолога, инже-

[октябрь–ноябрь 2013] #7

нера-сметчика, управляющего проектом и инженера-строителя. Я только пытаюсь показать им другой, зелёный способ делать свою работу. — Насколько хорошо вы знакомы с российскими архитекторами и что знаете об их участии в зелёном движении? Заинтересованы ли вы в работе с ними в будущем? — Я знаю, что сейчас в России регулярно проходят целевые зелёные конференции, а недавно был создан Российский совет по экологическому строительству. Всё это указывает на осознание специалистами экологических проблем, с которыми мы все сталкиваемся, и на усилия по расширению обсуждения этих вопросов. Мне кажется, ситуация развивается по той же схеме, что и в Европе, и во всём мире. Думаю, изменения в России могут произойти очень быстро, поскольку Интернет и наши тесные связи позволяют эффективно обмениваться знаниями и информацией. Считаю, что если бы в России было несколько демонстрационных проектов с участием обычных людей (например, энергосберегающие квартиры или дома) и эти эксперименты получили бы широкую огласку, тогда общество быстрее бы сдвинулось с мёртвой точки. Я уверен, что прогрессивные и молодые архитекторы в курсе обсуждений и проектов строительства, которые происходят по всему миру; это будет оказывать влияние на их собственные мысли и проекты. Мне было бы интересно поработать с такими прогрессивными архитекторами в качестве консультанта по экологически ответственному проектированию. — Можете ли Вы дать оценку будущего зелёного бизнеса в России? — Как я уже говорил, законодательство — важная движущая сила изменений в строительной отрасли. Знаю, что в России есть законы в отношении эффективного использования

энергии, но я не в курсе, когда и как предполагается их применять. Опыт большинства стран показывает, что пока государство не сделает эти законы обязательными для всех владельцев зданий и застройщиков, они будут игнорироваться всеми, кроме тех, кто быстро воспринимает нововведения, и организаций с собственной строгой экологической политикой. Однако все упускают из вида существенные дополнительные преимущества и прибыль, которые становятся возможными при экологическом строительстве. Подсчитано, что неэнергетические выгоды более чем в 37 раз превышают экономию энергоресурсов. С экономической точки зрения российскому правительству выгодно внедрять обязательное законодательство в отношении энергосбережения по четырём основным причинам. Первое: сокращение потребления энергии в России повысит объёмы нефти и газа, которые можно экспортировать, что позволит поднять экономику (я где-то читал, что, по оценкам, это — до 175 млрд. долл. в год). Второе: увеличение масштабов модернизации создаст рабочие места и повысит ВВП. Третье: модернизация существующих зданий снизит расходы на электроэнергию для населения и предприятий, что позволит им потратить больше денег в других областях экономики. Четвёртое: повышение энергоэффективности жилых помещений улучшает здоровье жильцов и повышает производительность труда, что, в свою очередь, снижает затраты на государственную систему здравоохранения. Вывод: почему бы российскому правительству не сделать это? Люди смогут узнать об этих проблемах и преимуществах только из таких журналов, как «Зелёный город», из обсуждений, примеров других стран, демонстрационных проектов и показательных зданий. Я с нетерпением ожидаю, когда в России наступит зелёное будущее.

Эксперт

27


В сентябре 2011 года на площадку в коттеджном посёлке Павловское между Новорижским и Волоколамским шоссе завезли диковинный для тех мест груз — 2000 тюков прессованной ячменной соломы. Началась стройка, которая одновременно стала школой для домовладельца Алексея Мороховца и его партнёров. «Дом из соломы» был сдан, принят и заселён за четыре часа до Нового года и с тех пор служит не только местом постоянного проживания своего хозяина, но ещё и шоу-румом для желающих возвести нечто подобное. Текст: Сергей Панасенко

28

Визитная карточка проекта • Тип дома: индивидуальный для постоянного проживания • Площадь: общая — 320 кв. м, жилая — 270 кв. м • Планировка: первый этаж — гараж, две комнаты, кухня-гостиная, тренажёрная, энергоблок, санузел, ванная комната, хозяйственные помещения, терраса; второй этаж — три комнаты, ванная, холл, терраса • Фундамент: столбчатый • Каркас: несущий, балки и стойки с раскосами • Утеплитель: пол, стены, крыша и межэтажные перекрытия — прессованная солома, тюки 1000 x 500 x 400 мм • Вода: колодец • Отопление: универсальный твёрдотопливный котёл Wirbel • Горячая вода: солнечный коллекто��, бойлер Cordivari • Газ: нет (не подключён)

Sustainable design/реализация

П

о признанию Алексея Мороховца, дом в значительной мере строился методом проб и ошибок. Привлечение на финальном этапе в качестве консультанта эксперта по «соломенному» домостроению из Австрии изменило положение лишь отчасти, и многие решения, использованные в этом доме, признаны неоптимальными, отброшены и в последующих проектах «домов из соломы» не использовались. По типовой технологии, множество примеров которой можно найти в Интернете, первым шагом является построение несущего каркаса из колонн, стоек и ригелей с укосинами. Жёсткую пространственную решётку заполняют тюками соломы и затем обшивают с внешней и внутренней стороны. Именно так строился дом в Павловском. Однако на новых объектах его проектировщики теперь используют другую методику. Главным строительным «кирпичиком» стали наборные щиты типовым сечением 400 × 50 мм и произвольной длины, определяемой по месту установки. Щиты используются и как стеновые панели, и как элементы перекрытия, и как несущие балки. Каждый щит —


Oпасность, поджидающая строителей «соломенных» домов, — это повышенная влажность закладываемой соломы. Она не должна превышать 20 (а лучше — 15) процентов. Поэтому все строители таких построек ломают головы, как обезопасить укладываемую солому от дождя это сэндвич-панель шириной 400 мм: три собранные вместе доски (две 150 × 50 мм и одна 100 × 50 мм) между двумя фанерными пластинами. Обычно панели собираются на стройплощадке: в простейшем случае — на саморезах, в сложном — с применением диагонально вкручиваемых стопорных шурупов марки Fisher. Для наиболее нагруженных зон используются цельноклеёные панели, поставляемые заводомпартнёром. Самая большая опасность, поджидающая строителей «соломенных» домов, — это повышенная влажность закладываемой соломы. Она не должна превышать 20 (а лучше — 15) процентов. Поэтому все строители таких построек ломают головы, как обезопасить укладываемую солому от дождя. Алексей Мороховец сперва ставит каркас из щитов с шагом 900–1000 мм. Каркас накрывают крышей и обшивают снаружи влагостойкими МДФ-плитами толщиной 16 мм. Так возникает полностью защищённый от превратностей погоды внутренний объём, работы в котором можно вести практически круглогодично, если необходимо.

Задача номер один: обезопасить солому от дождя

В образованные наружной рабочей обшивкой и рёбрами жёсткости отсеки закладывают тюки соломы.

[октябрь–ноябрь 2013] #7

Все стыки панелей в доме — пазогребневые, проклеены строительным герметиком Wood Professional российской компании «Ниомид». Вдобавок все переломы плоскостей — углы дома, стыки пола и стены, конёк кровли и т. д. — проклеены специальной герметизирующей лентой производства BASF. Тем самым обеспечена полная воздухонепроницаемость оболочки здания. В образованные наружной рабочей обшивкой из МДФ-плит и рёбрами жёсткости отсеки закладывают тюки соломы. Внешняя обшивка помогает вести укладку очень плотно, до упора. Допрессовку домкратом, о которой спорят на строительных форумах, здесь не применяют, взамен напоминая о важности разрезать и удалять стяжки на тюках после их установки в стену. Расширяющаяся естественным образом солома обеспечивает равномерное и полное заполнение объёма, при котором дополнительное конопачение швов между тюками уже просто не требуется. После закладки соломы стены зашивают изнутри. В доме в Павловском для этого использована ОСП (ориентированно стружечная плита) новейшего

третьего поколения, не содержащая фенолформальдегидных смол, а в одной зоне шоу-рума — обмазка экологичной глиной, как бы для демонстрации диапазона возможностей. Для будущих проектов рассматривается вариант использования СМЛ — стекломагниевого листа, современного листового строительно-отделочного материала на основе магнезиального вяжущего. СМЛ широко используется на олимпийских объектах в Сочи и был объявлен «официальным материалом» пекинских Олимпийских игр, что свидетельствует о его безусловной экологичности. Критики такой идеи каркаса указывают на поперечно установленные в стене щиты-панели как на «мостики холода». Проектировщики возражают: 400 мм дерева странно считать мостиком холода, к тому же более высокое качество укладки тюков и заполнения соломой внутристенового пространства благодаря отсутствию мешающих укосин и распорок с лихвой перекрывает потенциальные риски и недостатки в виде, например, более высокого расхода дерева. Потолочные балки в доме — шириной 150 мм, но это ещё одно решение

Sustainable design/реализация

29


После закладки соломы стены зашивают изнутри. В доме в Павловском для этого использована ОСП (ориентированно стружечная плита) новейшего третьего поколения, не содержащая фенолформальдегидных смол, а в одной зоне шоу-рума — обмазка экологичной глиной из тех, от которых уходят — не по соображениям прочности, но единственно по соображениям комфорта. Пол на таких балках при больших пролётах всё же субъективно ощущается «хлипковатым», и потому в новых проектах ширина балок увеличена до 350 мм. Межкомнатные перегородки в доме также утеплены соломой, но не тюковой, а свободной. Их толщина — 150 мм, и проектировщики утверждают, что при хорошо утрамбованной соломе этого достаточно не только для термо-, но и для звукоизоляции. Внешний слой фасада — из термососны, хотя здесь выбор уже может быть произвольным, включая водостойкую ДВП или сайдинг. Главное — фасад и кровля должны быть вентилируемыми с зазором по обрешётке примерно в 50 мм. Это необходимо для обеспечения паропроницаемости стен, что для соломы критически важно: «пирог» дома тщательно продуман и просчитан австрийскими консультантами. У МДФ-плит на фасаде показатель эквивалентной паропроницаемости Sd = 1, а у ОСП внутри помещения — 6. В результате влага из помещения, двигаясь изнутри, легко улетучится, не задерживаясь в стене. Нет опасности, что солома начнёт преть. По этой же причине в проектах «соломенных» домов нигде не используются никакие пароизоляционные плёнки. Чего ещё нет в «соломенном» доме в Павловском? Нет специальной системы вентиляции и рекуперации тепла. В некоторых клиентских проектах принудительная приточно-вытяжная вентиляция ставится в местах, где может потребоваться ускоренное проветривание: в саунах, гаражах, а также в энергоблоках, если надо обеспечить большой приток воздуха для автономных энергоустановок. Но это — исключительно по желанию заказчика. Нет также фотоэлектрических панелей — хотя это уже со словом «пока». Фотоэлектрические панели

30

Внешний слой фасада — из термососны, хотя здесь выбор может быть произвольным, включая водостойкую ДВП или сайдинг

Sustainable design/реализация

«3 в 1», с двумя слоями кристаллов — на лицевой и тыльной поверхностях, — утилизирующие также образующийся горячий воздух и служащие полноценным кровельным материалом: такие образцы уже появились на выставках, и если их стоимость окажется адекватной, со временем включение их в структуру дома может стать возможным. Нет в «соломенном» доме также и суперокон. Есть окна производства Радовицкого ДОЗа в Шатурском районе Московской области, с однокамерными стеклопакетами (правда, с заполнением инертным газом). Вместо алюминиевой уплотнительной ленты в них использован вспененный пластик. Рама — деревянная, эти окна и дешевле пластиковых, и теплее. Горячее водоснабжение 5–6 месяцев в году обеспечивает солнечная установка на крыше из 30 вакуумных трубок, которая при хорошем солнце нагревает 300 л воды за 3–4 часа. Вода из колодца с дебетом порядка 500 л в сутки. Для догрева в холодное время года имеется 300-литровый бойлер Cordivari. Правда, проектировщики утверждают, что когда они сделают солнечную установку наклонно-поворот-

ной (сейчас она фиксированная), эффективность нагрева ещё вырастет, и включать бойлер потребуется реже. Для отопления служит универсальный котёл фирмы Wirbel со сменными горелками под различные виды топлива. В доме ведётся дневник затрат на отопление. За 2012 год среднемесячный расход пеллет составлял 650 кг, в пиковые холодные месяцы он доходил примерно до тонны. При этом Мороховец подчёркивает, что изначально проект дома не оптимизирован по теплу: «кишкообразная» публичная часть — выставочный зал — транжирит его. Если бы при том же объёме дом был спроектирован более компактным, затраты на его отопление упали бы на четверть. Главным отличием «соломенного» дома от обычного является его вес. Плотность строительного блока из соломы — в 19 раз меньше, чем у кирпича, а дом в целом — с отделкой и прочим — примерно в 10 раз легче аналогичного по размеру традиционного. В результате отпадает необходимость заливать бетонный фундамент, даже облегчённый: достаточно столбчатого. Используются либо винтовые сваи (как в доме в Павловском), либо буро-набивные. В результате дом «оторван» от земли. Теряет смысл ещё одна полемика в Интернете: как защитить солому от влаги из грунта. По австрийским рекомендациям, между грунтом и полом достаточно проветриваемого зазора в 300 мм, но дом в Павловском поднят на сваях на 500 мм. На грунт опирается только гара��: проектировщики посчитали, что вывешивать пол гаража, где стоит тяжёлый автомобиль, слишком сложно. Поэтому под гаражом заложено утепление из экструзивного пенополистирола. Алексей Мороховец утверждает, что его философия — сделать «соломенный» дом не только тёплым и экологичным, но и недорогим. Себестоимость одного «квадрата» в доме в Павловском составила примерно 16 тыс. рублей.


Жил-был дом Текст: Роман Беликов

Современное инженерное оборудование для загородного дома интереснее и практичнее испытывать сразу в комплексе — причём «на себе».

Т

ак рассудил владелец одной компании (её название не имеет значения), работающей на рынке деревянного домостроения — партнёр крупного финского производителя домокомплектов. И обратился в компанию «Терморос-Инжиниринг» (входит в ГК «Терморос») с не совсем рядовым предложением: переоборудовать его собственный жилой дом в выставочную площадку, оснастив современными энергоэффективными инженерными системами на базе оборудования, использующего возобновляемые источники энергии, — создать своего рода обитаемый шоу-рум.

32

Sustainable design/проект

Дом, который предстоит переоборудовать, — это двухэтажная постройка из клеёного бруса общей площадью примерно 200 квадратных метров. Он отапливается от атмосферного газового котла Lamborghini без какой-либо погодозависимой автоматики. Газ поступает из подземного газгольдера. Существующий температурный режим системы отопления — 80/60. В доме установлены хорошие двухкамерные стеклопакеты, теплоизоляция кровли и пола также не вызывает никаких нареканий. А теперь — о том, что планируется или рекомендуется сделать. Наружное утепление — очевидно, пенополистиролом. Это, собственно, единственная рекомендация, касающаяся общей термоизоляции, и поскольку данное предложение прямо влияет на внешний вид дома, по нему пока нет окончательного решения. Отопление и ГВС: в качестве нового главного источника тепла выбран тепловой насос «рассол-вода», работающий от двух скважин. Его тепловая мощность — 12,8 кВт, электрическая — 3,9 кВт. Теплоноситель будет поступать в единую буферную ёмкость, откуда уже станет распределяться по системам. Буферная ёмкость включает встроенный высокопроизводительный теплообменник ГВС. В качестве дополнительного источника тепла на кровле будет установлено два вакуумных солнечных коллектора производства De Dietrich площадью 2 кв. метра каждый с незамерзающим теплоносителем: он будет догревать

воду в системе отопления и водоснабжения. Для восполнения недостатка тепла в особо холодные дни газовый котёл (оставляют старый) будет также подключён к буферной ёмкости. Контроллер автоматики свяжет работу трёх источников тепла таким образом, что в первую очередь будет использоваться энергия солнца, затем — теплового насоса, и лишь если этих источников будет недостаточно (к примеру, когда температура наружного воздуха опустится ниже минус 25°С), включится газовый котёл. В перспективе предусмотрена возможность подключения системы пассивного охлаждения и использования приточно-вытяжной установки с рекуперацией тепла. В результате планируемых изменений режим отопления в доме «опускается» на низкотемпературную отметку 55/45. Это требует увеличить площадь отопительных приборов на втором этаже, а на первом в качестве компенсационной меры планируется установка водяного тёплого пола. Интерес владельца домостроительной компании к таким метаморфозам понятен: некоторое неудобство от проживания в эксподоме с лихвой компенсируется прямым и непосредственным личным опытом эксплуатации современной экологичной инженерии — вопервых, в комплексе, во-вторых, в реальной жизни, а не на стенде, и в-третьих, на протяжении длительного времени. Но и у компании «Терморос» есть свои причины участвовать в этом проекте. Как пояснил вице-президент ГК «Терморос» Александр Горелов,


Неудобство от проживания в эксподоме с лихвой компенсируется прямым и непосредственным личным опытом эксплуатации современной экологичной инженерии проектирование, поставка и монтаж инновационных систем отопления являются частью зелёной философии компании, инструментом повышения компетенций и навыков. Так как «Терморос-Инжиниринг» занимается производственно-монтажной деятельностью и предлагает решения по системам отопления и горячего водоснабже-

[октябрь–ноябрь 2013] #7

ния, особое значение для неё имеют проекты с использованием инновационных отопительных систем и ВИЭ, интерес к которым у потребителей постоянно растёт. «Компания рада возможности получить экспериментальную площадку, где она сможет расширить опыт разработки и эксплуатации комплексных энергоэффективных и экологичных решений», — сказал г-н Горелов. Главным разработчиком проекта выступает Константин Маловик, руководитель проектного отдела компании «Терморос-Инжинириг», а идейным вдохновителем и инициатором проекта стал Александр Полиняка, коммерческий директор. Реализация запланирована на 2014 год.

Sustainable design/проект

33


150 лет назад, 19-го декабря 1863 года, англичанин Фредерик Уолтон получил патент № 209/1860 на новый материал, который он назвал «линолеум». А всего через четырнадцать лет линолеум разных видов производился и продавался уже так широко, что попытки спохватившегося Уолтона «застолбить» за собой торговую марку были отвергнуты судом. Так линолеум стал первым известным истории именем собственным продукта, превратившимся в название целого класса товаров (путь, который позже прошли аспирин, ксерокс, ватман, целлофан и десятки других).

Forbo умеет ждать С

той поры семейство линолеумов разрослось настолько, что ориентироваться в нём могут уже только специалисты. С одним из них — главой российского представительства компании Forbo Flooring Systems (входит в группу компаний Forbo) Алексеем Хвалынским — о том, куда движется российский рынок экологических напольных покрытий, беседует корреспондент «Зелёного города». — А рынок в принципе движется? Может, и нет никакой явной динамики? — Нет-нет, безусловно, он развивается! — горячо возражает г-н Хвалынский. — Нам есть с чем сравнивать. Forbo открыла офис в России в несчастливом 1998 году, и тогда вообще не продавались никакие напольные покрытия из Европы, даже простейшие. А сейчас мы вовсю продвигаем такие инновационные, экоустойчивые марки линолеумов, как мармолеум и артолеум, и возлагаем на российский рынок большие надежды. — Вы ставите на рост в сегменте зелёного строительства?

34

Зелёный бизнес

— Бесспорно. Это мировая тенденция. Все хотят жить лучше, все хотят высоких стандартов жизни. Почему в России должно быть иначе? Просто в Европе и США эта тенденция сформировалась раньше, но посмотрите на бум экоустойчивого строительства в Юго-Восточной Азии и в Китае. Мы думаем, он докатится и сюда. — Пока все здесь только и говорят, что о надвигающемся кризисе… — Я слышу эти разговоры, и конечно, строительство в этом плане очень чувствительная область, потому что капиталоёмкая. Но я хочу заметить, что пока мы не наблюдаем оттока инвестиций из строительства, не видим замедления у девелоперов, строителей, архитекторов — особенно в том сегменте строительства, с которым мы связаны. По сравнению с Европой, мы видим, что этот рынок не насыщен, ему есть куда расти. — В Европе уже достигнуто насыщение? — В Европе свои проблемы. У Forbo Flooring Systems в Европе в первой половине 2013 года продажи напольных покрытий упали в сравнении с аналогичным периодом прошлого года

с 441,4 миллиона швейцарских франков до 430,2 миллиона. Это минус 2,5 процента. Дело в том, что наши основные клиенты там, в особенности по экологическим покрытиям, — это школы, больницы, дома престарелых, другие публичные здания: словом, объекты, финансируемые из общественных фондов. Политика жёсткой экономии во всех странах ЕС приводит к замораживанию проектов бюджетного строительства. Мы принимаем меры, переориентируемся на другие секторы: гостиницы, рестораны, торговые комплексы, но пока полностью компенсировать потери не сумели. В России же картина совсем иная… — Здесь у вас другая структура заказов? — Именно. В России мы сравнительно мало работаем с бюджетными заказчиками. Если это сфера образования, значит — частные школы, если здравоохранение — то частные клиники или оздоровительные центры. Бизнес-центры, наконец. Мы также наблюдаем рост интереса в секторе индивидуального строительства. — Почему российское государство не интересуется экологическими, экоу-


Мы были первыми, кто провёл для нашего нового материала мармолеум исчерпывающий независимый анализ его жизненного цикла по 12-ти группам воздействий на окружающую среду стойчивыми покрытиями для своих объектов? — Это не совсем так. Интерес есть, просто пока на этом рынке лидируют частные инвесторы. Но поскольку зелёное строительство постепенно проникает и в государственные программы, мы ожидаем, что положение будет меняться. Просто необходимо терпение. Forbo — старая компания, мы существуем с 1928 года. У нас в линейке продуктов — не только натуральные напольные покрытия вроде мармолеума, но и ПВХ-покрытия, паркетная доска и ковровые покрытия, �� также специализированные покрытия: акустические, антистатические, токопроводящие, противоскользящие, антибактериальные… На все случаи жизни. Мы бы не стали мировыми лидерами с 70-ю процентами рынка натурального линолеума, если бы не умели ждать. — Возможно, дело в цене того же мармолеума? Две тысячи рублей за квадратный метр без учёта работы — это немало для России. — Мармолеум — наш флагманский материал, но он не самый дорогой, он скорее ближе к середине, хотя, конечно, не из дешёвых. Однако неправильно сопоставлять напольные покрытия исключительно по стоимости «квадрата». Надо сравнивать и то, что вы получаете взамен за свои деньги. Износостойкое покрытие, долговечное, элегантное и неисчерпаемое в плане дизайна, при этом тёплое и стопроцентно натуральное: в мармолеуме нет ничего, кроме прочного джутового полотна, льняного масла, древесной муки, натуральных смол, известняка и природных цветовых пигментов, и всё — на основе влагостойкой плиты HDF с подложкой из пробки. Отличное звукопоглощение, плюс предохраняющее от царапин инновационное покрытие Topshield2: сложите всё это — и вы увидите, на чём держится конкурентоспособность мармолеума. — Вы полагаете, что для крупных

[октябрь–ноябрь 2013] #7

девелоперов в России это звучит убедительно? — Как я уже сказал, ситуация на развивающемся российском рынке во многом отличается от той, что существует на Западе. В России мы пока в основном имеем дело со штучными и сравнительно небольшими по размаху проектами, пусть это даже будут офисные здания. В таких случаях позиция архитектора, дизайнера для заказчика часто является решающей. А у Forbo есть целая культура сотрудничества с архитекторами и дизайнерами. Мы выпускаем для них специальный журнал ArchIdea, мы организуем для них ознакомительные туры по нашим предприятиям во Франции, Швейцарии, Англии, по готовым объектам. Иногда даже приглашаем к участию в разработке нового дизайна напольных покрытий, гамму которых постоянно обновляем. К примеру, несколько лет назад пригласили группу молодых многообещающих архитекторов из Голландии, шестеро юношей и шестеро девушек — Марсель Вандерс, Ли Эделькорт, Саар Остерхоф и других, — и предложили им с чистого листа создать дизайн покрытия, которое они бы хотели использовать в своих проектах. Результат превзошёл наши ожидания, и мы получили коллекцию, которую назвали Dutchdesign, в диапазоне от авангарда до классики. Такая плотная работа с архитекторами имеет и ещё одно преимущество: как все творческие люди, они амбициозны, все хотят сделать что-то первыми, что-то необычное, о чём все будут говорить (смеётся). Это отличная база для сотрудничества! — Но необычное — это часто некоммерческое… — Наши технологии сегодня позволяют изготовить под заказ партию мармолеума оригинального дизайна площадью от 500 метров. Мы можем. Другие — нет. — И всё-таки один вопрос никак

не даёт мне покоя. В какой степени всё это имеет значение для российского рынка, для российского потребителя? Для того же российского чиновника, наконец. — Спрос рождает предложение. Природоохранные разделы в годовых отчётах у западных компаний, особенно у крупных, котирующихся на бирже, — сегодня такая же рутина, как аудиторское заключение. Вы не сможете продать свою продукцию или услуги, или, в случае с общественными зданиями, вас уничтожат избиратели, если вы не докажете, что всё — на высшем экоустойчивом уровне. На Западе это — уже экономическая реальность. Поэтому, а не из одной только любви к природе, мы вкладываем в это деньги. Поэтому мы были первыми, кто провёл для нашего нового материала мармолеум исчерпывающий независимый анализ его жизненного цикла по 12-ти группам воздействий на окружающую среду: глобальному потеплению, производству твёрдых промышленных отходов, токсичности и тому подобному. Мы проводили анализ по трём категориям производственных процессов: Field to Gate — это исследование всей цепочки получения исходного сырья и всех операций до поступления сырья непосредственно к воротам предприятия; Gate to Gate — отслеживание всего, что происходит непосредственно в процессе производства продукции, самый простой для нас этап; и, наконец, Gate to Field — доставка потребителю, монтаж, эксплуатация и в перспективе — полная утилизация. Мы непрерывно анализируем и учитываем всю информацию по цепочке Field to Field, поступающую к нам на каждом шаге, и делимся ею с общественностью и с потребителями. Нам в Европе это экономически выгодно. Я полагаю, что рано или поздно такой подход станет экономической реальностью и в России. Как я уже сказал, мы умеем ждать.

Зелёный бизнес

35


Вокзал как оазис природы Текст: Валерий Нефёдов

В привычной для вокзалов атмосфере прибытия и отправления поездов, движения постоянного потока пассажиров с багажом и ручной кладью тема природы может показаться экзотикой. Редко когда природа напоминает о себе на вокзале. Это потом, в окнах набравшего скорость поезда, живописные пейзажи будут мелькать, как кадры захватывающего фильма про ландшафт во всём его разнообразии.

Н

аверное, мы к этому привыкли и никогда не задумываемся над тем, а что же на вокзале могло бы создать другую атмосферу. И как ни парадоксально, именно в природе, в её живописном разнообразии есть огромный ресурс вмешаться в привычную жизнь вокзалов и внести в традиционно техногенную транспортную среду на перронах некую порцию оживления. То, что вокзал становится для многих впервые при-

36

Городское пространство

езжающих в город определённой точкой отсчёта новых впечатлений, его визитной карточкой, заставляет задуматься над этим всерьёз. Вспоминая многие города, в которых довелось побывать, человек нечасто вспоминает вокзал, с которого для него началось знакомство с городом. А это могло бы быть, если бы мы начали задумываться о вокзале как о части более гуманной среды с качествами идентичности. Как и во многих других номинациях

технологического обновления городской среды, и во внедрении актуальных экологических подходов при создании зелёных вокзалов нам ещё предстоит догонять другие страны. Для начала полезно просто погрузиться в эту новую для нас сферу зелёной архитектуры вокзалов и заметить, что, поменяв своё отношение к ней, мы точно можем выиграть и качество среды в пользу человека. Научившись строить дорого и богато, можно подумать, как теперь вложить средства рационально в своё


Как и во многих других номинациях технологического обновления городской среды, и во внедрении актуальных экологических подходов при создании зелёных вокзалов нам ещё предстоит догонять другие страны же будущее. В проектах наших вокзальных комплексов, как в новых, так и в реконструируемых, есть возможность «вдохнуть» новые подходы, подняв планку качества среды и архитектуры одновременно. Отчасти эффект внесения природы в пространство вокзала построен на стремлении приятно удивить человека тем, что он увидит, выйдя из вагона на перрон. И в этом тоже есть смысл, так как после пребывания в движущемся поезде первая «застывшая» картинка на вокзале для него может стать почти «открыткой», если в ней есть на что смотреть. Можно вспомнить вокзалы многих европейских стран, где на перронах даже оживлённая торговля цветами отчасти вносит подобный эффект. Есть, однако, в обустройстве вокзального пространства и другие аспекты, связанные с удобствами для человека. Среди них — и возможность просто посидеть у платформы в ожидании поезда и хотя бы ненадолго переключить своё внимание на что-то другое, кроме движущихся с чемоданами людей и приходящих поездов. И если делать это с включением природы, то не представляет особого труда обустроить временные ёмкости с грунтом, обшитые досками, и посадить туда самые неприхотливые растения, которые с ранней весны до глубокой осени будут радовать людей. Сразу надо заметить для многочисленных устроителей клумб на главных площадях и улицах города, что этот вокзальный «ландшафт» — не их номинация и не имеет с теми клумбами ничего общего. В этом случае важнее, скорее всего, создать часть более естественного ландшафта, не сильно налегая на цветы. Дизайнеры с новыми подходами к организации среды скорее используют лёгкие деревянные конструкции, декоративные растения в контейнерах и кашпо. Но целью будет изменение в сторону человека масштаба пространств перро-

[октябрь–ноябрь 2013] #7

на, выделение зон, лишённых прямого визуального контакта с движущимися потоками пассажиров и поездами. То, как это уже не раз демонстрировали на перроне главного вокзала в центре Хельсинки, даёт весьма наглядное представление о средствах достижения нового качества вокзала. Конечно, вокзал с его многочисленными потоками пассажиров можно уверенно отнести к очень выгодному месту для пропаганды зелёных технологий. Среди уже порядком надоевших рекламных баннеров подобная альтернатива точно обращена к нашему будущему. И надо сказать, глядя на эту информацию, у человека не возникает раздражения, так как она ему предлагает дополнительный комфорт и здоровую среду. Всё с тем же смыслом переключения внимания на что-то необычное, для человека на вокзале можно предложить очень актуальную информацию, например, про устройство зелёных стен. При этом указав не столько основные материалы, сколько, главное, контакты изготовителей и поставщиков подобных технологий. В ожидании отправления поезда вполне можно успеть записать всю необходимую информацию, а потом воспользоваться ею при обустройстве своего жизненного пространства. Понятно, что для Франции с её продвинутым менталитетом в части взаимодействия с природой такая практика достаточно распространена и постоянно даёт новые плоды. Признаки того, что вокзалы и раньше имели расположенность к тому, чтобы быть в «диалоге с природой», проявлялись ещё в прошлые века, когда использование дерева в качестве главного строительного материала позволяло создавать транспортные пространства с высоким уровнем выразительности и разнообразия. Конечно, по тем временам это вполне можно было отнести к высоким технологиям строительства. Но важно, что и в экологиче-

Хельсинки. Вокзал — не место для клумб. Это место для контакта с природой, комфортного ожидания поезда или встречи приезжающих

В природе на перроне ожидание поезда не столь томительно

Анже. В пространстве вокзала всегда хватит места предложениям зелёных технологий

Городское пространство

37


Есть однако в обустройстве вокзального пространства и другие аспекты, связанные с удобствами для человека. Среди них — и возможность просто посидеть у платформы в ожидании поезда, и хотя бы ненадолго переключить своё внимание на что-то другое Копенгаген. В образе старого вокзала природа присутствует в виде ажурных деревянных конструкций

Париж. Сад Атлантик. Вентиляционные решётки в тему волн океана

Париж. Сад Атлантик. Вентиляционная камера погружена в волны из белого мрамора

ском отношении конструкции были связаны с природой и воспринимались человеком как органичная часть его окружения. Старый вокзал в Копенгагене убеждает в этом наглядно своими подходами к созданию комфортной среды для пассажиров. Люди научились строить так, что у вокзала появились совершенно новые качества, о которых человек столетие назад ещё не мог и мечтать, прекрасно понимая, что сам факт наличия вокзала с его неизбежным шумом и концентрацией людей, не говоря уже о наличии большой железной массы подвижного состава, не проходит бесследно для живущих рядом с ним людей. Жить и отдыхать рядом с вокзалом вряд ли представлялось удобным. Неслучайно в европейских странах, в первую очередь во Франции и Германии, в конце прошлого века появилась целая серия проектов, ориентированных на изменение имиджа вокзалов. Включение в его структуру природы должно было снять прежнюю экологическую конфликтность и напряжённость между средой вокзалов и их окружением.

Новая философия организации транспортного пространства заключалась в том, что вокзал вполне может быть накрыт «слоем» природы. Своего рода «живая оболочка» в виде сада на крыше впервые была реализована в 1994 году на крыше вокзала Монпарнас в Париже. Уже почти 20 лет как существует этот удивительный оазис природы, «Сад Атлантик», прямо на крыше вокзала, удивляя и привлекая жителей и гостей французской столицы. Можно немало говорить о радикальности и авангардности инженерных решений, использованных в нём. Но на крыше был реализован ещё и один из самых ярких французских проектов в номинации современного ландшафтного дизайна, вобравший и выразивший образ океана в оригинальных линиях и формах пространства над платформами. Во всём — в движении линий волн на дорожках, в линиях решёток, в контурах пергол и даже в линиях изогнутых светильников — чувствуется «дыхание» Атлантического океана. Облик сада был и остаётся воплощением высокого смысла преодоления

Париж. Сад Атлантик. Играющие в песочнице дети — часть альтернативной жизни на крыше вокзала

Париж. Лионский вокзал. Размеренная жизнь на перроне под пальмами Париж. Сад на крыше вокзала — шанс для живущих рядом отдыхать в природном окружении над платформами с поездами

38

Городское пространство


Признаки того, что вокзалы и раньше имели расположенность к тому, чтобы быть в «диалоге с природой», проявлялись в те времена, когда использование дерева в качестве главного строительного материала позволяло создавать транспортные пространства с высоким уровнем выразительности

Париж. В метро под вокзалом особенно привлекательно воспринимается живая природа — в ней есть ресурс для снятия стресса от большой массы пассажиров

Берлин. Вокзал Hauptbahnhof. Наполненный солнечным светом вокзал использует энергию солнца благодаря батареям на стеклянной крыше

Берлин. Центральный вокзал. Крышу можно сделать из стекла, но с возможностью её эффективно вентилировать, не тратя энергию на охлаждение пространства перрона

40

Городское пространство

всех инженерных комплексов в трактовке покрытия вокзала, когда эффективная вентиляция яруса платформ гарантирована многочисленными проёмами, интегрированными в рисунок зелёной поверхности сада в виде ажурных волн из решёток. «Камуфляж» решёток, предложенный авторами проекта, и сегодня остаётся оригинальным решением по созданию визуальной темы, или кода пространства. Нередко и для пассажиров, ожидающих отправления поезда, и для жителей соседних кварталов «Сад Атлантик» становится самым приятным открытием ландшафтного комфорта там, где его трудно было представить. И от того, что там безопасно копаются в песочницах дети, молодёжь играет в большой и настольный теннис, а пожилые люди спокойно сидят в уютных зелёных кабинетах, ощущение несовместимости всего этого с вокзалом проходит бесследно. Вокзал Монпарнас впервые столь радикально и масштабно опроверг все бытовавшие ранее представления о неизбежном отторжении природы из подобных транспортных пространств. И стал одним из самых зелёных вокзалов в Европе. Надо отдать должное инженерам, архитекторам и ландшафтным специалистам французской столицы в том, что думать новыми категориями они стали давно и всерьёз. Всякий раз степень радикальности их решений, адресованных в будущее, подкупает своей гуманностью и, конечно, очевидной инженерной смелостью. Как будто отключая категорию «невозможности», они предлагают и реализуют проекты, в которых человеку отводится главное место. Для них не существует цели построить монументально и старомодно, а зримо существует смысл строить экологично. Спускаясь на стацию метро Gare de Lyon под Лионским вокзалом в Париже, можно попасть в очередной садсюрприз — подземный сад с живой растительностью. Неожиданность по-

добного открытия под землёй построена на верном расчёте всего, что должно обеспечивать жизнь сада в столь необычных условиях. И лампы дневного света, и полив растений встроенной в потолок спринклерной системой искусственного дождя — всё это технические средства для решения ландшафтного объекта под землёй. В XXI веке расширение понятия зелёной архитектуры коснулось не только подходов к наполнению вокзалов компонентами природы. Сделать так, чтобы сберечь ресурсы природы, сократить расход энергии и превратить здание в энергоактивное — всё это стало реальностью и для вокзалов. «Позеленеть» смог и один из самых современных вокзалов Hauptbahnhof в Берлине, открытый в мае 2006 года после более чем 10 лет строительства. Крупнейший в Европе 4-уровневый вокзал, в котором пересекаются 14 рельсовых путей различных направлений, стал примером разумного использования и альтернативной энергии, и экономии энергии за счёт эффективного конструирования покрытия. Ажурная форма стеклянной кровли вобрала в себя на южной стороне сотни метров квадратных солнечных батарей, а с северной стороны включает открывающиеся для проветривания в жаркие дни проёмы, чтобы не приводить пространство под крышей к состоянию теплицы. Глядя на вокзалы в Европе, можно отметить, что инновационные решения, связанные с зелёными технологиями, стали нормой при возведении транспортных узлов в городах. Вкладывать как можно больше смысла во внедрение новых подходов, связанных с возрастанием роли природы, стало важной особенностью современной практики многих стран. И опыт этот крайне важен нам, так как даже существующие вокзальные комплексы могут быть реконструированы с тем же вектором экологических преобразований.


Текст: Сергей Морозов

Обывательское мнение делит дома на те, что «дышат» и что «не дышат». Есть условная шкала, по которой, разумеется, лучше всех «дышит» дом деревянный или модный нынче соломенный, напрочь «не дышит» железобетонный, а кирпичный — ни то, ни сё. Пассивный дом с его фундаментальным принципом воздухонепроницаемости ограждающих конструкций по этой шкале будет однозначно заклеймён как «не дышащий» — независимо от материала, из которого выстроен. Но тут, как говорит директор Института пассивного дома Александр Елохов, и возникает вопрос, на который у поклонников дышащих домов нет ответа: а что, собственно, такое — дышит, не дышит?

У

наружных конструкций дома есть набор базовых характеристик, влияющих на комфорт: теплоизоляция, звукоизоляция, воздухопроницаемость, паропроницаемость. Есл�� под «дыханием» понимать способность воздуха вольно просачиваться снаружи внутрь дома и обратно, то дом такой — не столько «дышащий», сколько дырявый. Воздухопроницаемость конструкции — это зло, с которым необходимо бороться. Причём, как говорит Александр Елохов, специалистам об этом было известно задолго до возникновения принципов пассивного дома.

[октябрь–ноябрь 2013] #7

В сборнике статей по строительной теплофизике аж 1959 года подчёркивалось: «Воздухопроницаемость зданий недопустима не только с санитарно-гигиенической точки зрения, но прежде всего по экономическим соображениям». В советском учебнике К. Ф. Фокина «Строительная теплотехника» издания 1974 года читаем: «С теплотехнической стороны, воздухопроницаемость ограждений скорее отрицательное качество… способствует возникновению влаги в наружных ограждениях». В философии пассивного дома воздухопроницаемость стен — это синоним

потерь тепла, напоминает Александр Елохов. Потери придётся компенсировать за счёт повышенных затрат энергии. Чтобы этого не произошло, пассивный дом конструктивно превращается в термос. Характеристикой воздухопроницаемости является средняя кратность воздухообмена в нём при разности давления наружного и внутреннего воздуха 50 Па (величина n50). В пассивном доме она должна составлять 0,6 1/час или менее. Для сравнения: согласно СНиП, этот показатель для обычных домов при естественной вентиляции равен 4 1/час и менее, а при механической — 2 1/час и менее. Дан-

Энергоэффективность

41


В философии пассивного дома воздухопроницаемость стен — это синоним потерь тепла. Потери придётся компенсировать за счёт повышенных затрат энергии ная величина указана в СНиП, но не контролируется на стройплощадке, и измеренное значение не учитывается в расчёте энергобаланса сооружения. По методике же расчёта пассивного дома легко увидеть, как любое изменение величины n50 в здании влияет на его тепловой баланс. — Паропроницаемость конструкции дома как таковую проверить сложно, — говорит Александр. — Но парои воздухопроницаемость идут рука об руку. Проверяя дом на воздухопроницаемость по параметру n50, мы попутно проверяем его на паропроницаемость, пускай и грубо. И если у вас проблемы с воздухопроницаемостью, то и с паропроницаемостью они гарантировано будут. О паропроницаемости архитекторы начали беспокоиться сравнительно недавно, когда в строительство пришли многослойные конструкции. В обычных условиях за счёт более высокого парциального давления водяных паров в помещении влага естественным путём всегда стремится покинуть его. Когда

42

Энергоэффективность

При проектировании многослойных стен паропроницаемость материалов изнутри наружу должна расти

у вас традиционный деревянный дом или кирпичная оштукатуренная кладка — всё просто. Это диффузионно открытая конструкция, избыточная влага не задерживается в ограждающей конструкции. Проблемы начинаются, когда, во-первых, вы умышленно или случайно создаёте на пути влаги барьеры, препятствующие естественному току пара, а во-вторых, ещё и усугубляете картину плохой вентиляцией и плохой теплоизоляцией — вот где мы снова вспоминаем о воздухонепроницаемости стен. Что это могут быть за паробарьеры? Например, некоторые типы полимерных утеплителей, плитные материалы, неверно установленные вентфасады. При проектировании многослойных стен паропроницаемость материалов изнутри наружу должна расти. Возьмём кирпичный оштукатуренный дом с наружным утеплением минватой. Паропроницаемость штукатурки средняя, кирпича — выше, минваты — ещё выше. Конструкция диффузионно открытая, всё хорошо. Но вот заказчик

желает облицовку камнем. Это серьёзный барьер с низкой паропроницаемостью. В этом случае для дома следует сделать расчёт паропроницаемости всей конструкции и оценить количество влаги, которое, возможно, будет накапливаться в ней за холодный отопительный период. Потом проверяется возможность высушивания конструкции в летний период. Если влага накопилась, но за летний период успевает выйти — значит, накопления влаги год от года не будет, можно вздохнуть облегчённо. Но если расчёт показывает, что накопление влаги и намокание конструкции неизбежно, надо искать другое конструктивное решение. — Причём, — подчёркивает Елохов, — для разных климатических зон итог будет разный. То, что проходит в Москве, не годится в Якутске. В Якутске будет гораздо сильнее накапливаться влага, потому что и разность парциальных давлений пара, и продолжительность отопительного сезона, и разность температур — всё больше. А на побережье, в субтропиках — другая картина: обратный перенос влаги снаружи внутрь, как за счёт высокой влажности наружного воздуха, так и из-за продолжительных и мощных осадков с косыми ветрами, отчего наружные стены очень долго остаются мокрыми. И там стеновой «пирог» собирается иначе. Как защищались от излишней влажности в советское время, когда выбирать особо было не из чего? Вариант первый: клеили на стены и пол кафельную водонепроницаемую плитку, как в бассейнах. Вариант второй: покрывали всё сплошь масляной краской. И если какая-то влага пробивалась через такой барьер, какие-то 5–10%, это было не опасно для конструкции: она за лето высыхала. Понятно, что скопившийся в помещении излишек влаги всё равно потом надо было как-то ликвидировать. Сейчас много других решений, есть разнообразные пароизоляционные мембраны, в том числе так на-


О паропроницаемости архитекторы начали беспокоиться сравнительно недавно, когда в строительство пришли многослойные конструкции зываемые интеллектуальные мембраны. Их преимущество — в том, что они прощают ошибки строителей. Если на стройплощадке влага каким-то образом попала внутрь теплоизоляционного слоя, обычно она выходит оттуда крайне долго. Интеллектуальная мембрана ускоряет процесс, позволяя влаге выходить в обе стороны — и наружу, и внутрь. В холодную погоду её поры закрываются и практически не пропускают водяной пар изнутри наружу, а когда теплеет — они раскрываются, позволяя влаге, всё-таки попавшей в конструкцию, свободно выйти. Эту технологию в Европе применяют довольно часто. В России она тоже доступна, но не все пока про неё знают. Другое распространённое решение — вентилируемые фасады. Существует масса разновидностей вентилируемых фасадов с разным зазором, применяемых в зависимости от ситуации. Вентфасады отлично защищают от сильных осадков, и пароудаление там хорошо обеспечивается. Но, говорит Александр Елохов, в технике — если вы в чём-то выигрываете, значит, в чём-то проигрываете. Навесной фасад крепится на кронштейнах, и каждый такой металлический кронштейн — это зона утечки тепла, как ни крути. Минимальной теплопроводностью будут обладать кронштейны из нержавеющей стали, но они самые дорогие. Вдобавок небрежность строителей легко превращает вентилируемый фасад из преимущества в изъян. Заузили зазор или где-то засыпали его строительным мусором — и всё, это уже паробарьер, паропроницаемость нарушена, со всеми вытекающими последствиями для конструкции. Специфика пассивного дома — в том, что для обеспечения комфортного режима влажности проектировщики полагаются не на естественные процессы пароудаления, а на действие системы приточно-вытяжной вентиляции. В обычном доме вентиляция тоже

[октябрь–ноябрь 2013] #7

есть, но она то ли работает, то ли не работает, чаще второе, особенно если здание старое. Его когда-то рассчитывали на средние температуры и влажность порядка 55%, а фактически оно живёт в нерасчётном режиме. Если вентиляция не работает, как ей положено, то растёт влажность, стены год за годом не успевают просыхать. Всё это вылезает в слабых местах: в углах, где более низкие температуры, в негерметичных стыках и примыканиях панелей или окон. Горячий воздух омывает холодные поверхности и отдаёт влагу. Конденсируется роса. Конструкция начинает ещё больше увлажняться и охлаждаться, ещё быстрее насыщаться влагой. Процесс идёт вразнос. Начинает отслаиваться штукатурка, растёт плесень, а в зонах с холодным климатом и вовсе в комнате на стене в углах начинает нарастать иней. Вот почему в пассивном доме такое внимание уделяется качеству герметичного контура. Если контур не герметичен, то в слабых местах будут описанные проблемы, но для пассивного дома это не просто повышенная влажность: это значит, что не соблюдаются те характеристики, которые заложены в расчёты. В обычном доме, в крайнем случае, провели ремонт, замазали, заделали швы, утеплили — и забыли на какое-то время. В пассивном, где всё находится в энергетическом равновесии, нельзя просто подмазать. Система отопления начнёт работать в неоптимальном режиме, или жильцы начнут включать дополнительные отопительные приборы. Сама идея пассивности будет скомпрометирована. — Однако, — останавливает меня Александр Елохов, — мы всё время ведём разговор о высокой влажности. Но у проблемы «дом и влага» есть и вторая сторона: пониженная влажность. Она не менее вредна, чем повышенная, хотя не так бросается в глаза. Зимой воздух на улице намного суше, чем в помещении. И когда вы откры-

ваете окно или иным образом заводите свежий холодный воздух внутрь, вы помещение высушиваете. Результат — пересохшая слизистая и респираторные инфекции у людей, полы потрескивают, теряя влагу, мебель начинает рассыхаться, двери садятся. Как бороться? Простейший способ — включать увлажнители воздуха. Но это дополнительные затраты энергии, что противоречит идее рационального пассивного дома. Проблема решается тем, что, например, в системе вентиляции с пластинчатыми теплообменниками есть возврат не только тепла, но и влаги. Они способны возвращать в оборот от 70% до 90% влаги, в зависимости от производителя и конструкции. Такие установки чуть дороже, но в общей смете пассивного дома это несущественно, зато выигрыш для обитателей несомненный. В роторных рекуператорах возврат влаги осуществляется без дополнительных приспособлений. И последнее: об окнах и дверях. Хотя окна со временем становятся всё более герметичными и всё менее воспринимаются как устройства для проветривания помещений, особенно в пассивном доме, всё-таки с точки зрения воздухопроницаемости и перепадов температур это — самое слабое звено. Двери — тоже: их площадь гораздо меньше площади окон, но они часто открываются, теряя герметичность. Поэтому в пассивном доме никакие мероприятия по воздухо- и пароизоляции оконных и дверных проёмов не будут лишними, особенно с учётом региональной специфики.

Партнёр рубрики

Энергоэффективность

43


Лучше сразу, чем никогда Текст: Владимир Иванов

44

«Пока не будут опубликованы результаты испытаний и на их основе — рекомендации по расчёту, я такую штуку в проект не заложу». Фраза эта — из дискуссии на одном из интернет-форумов строителей-проектировщиков, а «штука» — теплоизоляционный элемент Schöck Isokorb. У себя на родине в Германии Isokorb применяется с далёкого 1983 года, а в мире его используют строители 45 стран. В России тоже уже наберётся немало объектов, где Isokorb используется для ликвидации мостиков холода в зонах сопряжения наружных стен, межэтажных перекрытий и балконных плит, но исследования его теплоизоляционных характеристик в российских условиях не проводились, а значит, место для здорового скептицизма оставалось. Дефицит данных решили восполнить в НИИ строительной физики РААСН. Конструктивный принцип Schöck Isokorb (всего известно около 20 типов исполнения этого узла) — закладка в зону стыка несущего элемента, термически отсекающего балконы и другие подобные архитектурные детали от основного теплового контура здания. Изюминка Isokorb заключается в сочетании двух главных функций, кажущихся несовместимыми: в разрыве физической и термической перемычки

Технологии и решения

между деталями каркаса при соблюдении всех требований строительной механики в части обеспечения его несущей способности и прочности. С утечками тепла через стыки балконных плит с железобетонным каркасом здания в России традиционно боролись применением метода перфорации, когда в зоне стыка панелей железобетонные перемычки, несущие на себе балкон, чередовались с пазами, заполненными теплоизоляцией. В результате и мостики холода оставались жить, лишь концентрируясь в перемычках (порой даже с бо́льшими потерями тепла из-за более высокой концентрации арматуры), и прочность ослабленной конструкции постоянно подвергалась риску. Теплоизоляционный несущий элемент Schöck Isokorb состоит из опорного элемента из высокопрочного фибробетона в несъёмной пластиковой опалубке, арматуры из нержавеющей стали и эффективного теплоизоляционного заполнителя — материала Neopor. Установленный в узле сопряжения стены с перекрытием и балконными плитами, Schöck Isokorb создаёт сплошной теплоизоляционный барьер и одновременно выполняет несущую функцию. Для теплотехнических испытаний Schöck Isokorb в климатических камерах НИИСФ РААСН был смонтирован экспериментальный узел сопряжения. Он состоял из железобетонной наружной стены толщиной 200 мм с наружным утеплителем пенополистиролом 120 мм и тонким штукатурным слоем по полимерной сетке, монолитной балконной плиты и монолитного межэтажного перекрытия. Для испытания узел сопряжения выполнили в двух вариантах. Первый предусматривал включение в конструкцию несущего теплоизоляционного элемента Schöck Isokorb. Второй — традиционный, с участками перфорации длиной по 500 мм и вставками из пено-

полистирола, при отношении длины термовставок к длине железобетонных мостиков холода 2,5:1. Для исключения взаимного влияния частей конструкции друг на друга они были разделены на всю высоту вставками из пенополистирола толщиной 200 мм. Размеры экспериментального образца — высота 2,7 м и суммарная ширина 3,15 м — позволили исключить искажения температурного поля, вызванные краевыми эффектами. Датчики температуры и теплового потока установили в трёх сечениях: по центру участка конструкции с элементом Schöck Isokorb, по центру бетонного мостика холода и по центру термовставки. Испытания проводились с пошаговым снижением температуры воздуха от –8 до –38°С. При этом выполнялись тепловизионная съёмка экспериментальной конструкции, замеры температуры и тепловых потоков, а также велось математическое моделирование численными методами в программном комплексе NASTRAN. Замеры показали, что наибольшее понижение температуры на внутренней поверхности конструкции наблюдалось в углу сопряжения наружной стены и межэтажного перекрытия в зоне железобетонной перемычки (мостика холода). В сечении по термовставке из пенополистирола температура была несколько выше, а наиболее высокие значения отмечены в узле с использованием элемента Schöck Isokorb. Со стороны «холодной» камеры наиболее тёплой была поверхность конструкции в зоне железобетонной перемычки, где утечки тепла оказались максимальными, а наиболее холодной — в узле с применением теплоизоляционного несущего элемента Schöck Isokorb. Тепловизионная съёмка подтвердила показания датчиков. Наиболее высокие температуры зафиксированы на внутренней поверхности узла сопряжения при установке теплоизоляцион-


Проделанные опыты убедительно доказали, что узел с несущим теплоизоляционным элементом Schöck Isokorb обеспечивает наиболее благоприятные температуры на поверхности ограждения и обладает большим уровнем тепловой защиты по сравнению с перфорацией ного несущего элемента. В зоне термовставки из пенополистирола в отсутствие верхнего или нижнего армирования температуры оказываются ниже, а наиболее холодная зона наблюдается в районе железобетонной перемычки, где имеется нижнее и верхнее армирование. На термограммах видно, что при традиционном решении с перфорацией в зоне мостика холода из монолитного железобетона температура заметно падает, что само по себе едва ли является неожиданностью. Хорошо прослеживается и отрицательное влияние этого теплопроводного включения на участок стены с термовставкой из пенополистирола. Но зато при установке теплоизоляционного несущего элемента Schöck Isokorb распределение температур по внутренней поверхности оказывается равномерным, резкое понижение температуры в углу не отмечается. Результаты математического моделирования с распределением температур по поверхности и в толще конструкции показали, что при традиционном решении с перфорацией наибольшее искривление изотерм происходит в зоне монолитных железобетонных мостиков холода около несущих стальных арматурных стержней. Выполненные из хорошо проводящей тепло арматурной стали классов А-II и А-III с коэффициентом теплопроводности порядка 50 Вт/(м·°С), в сочетании с массивными включениями из бетона, они вызывают значительные тепловые потери и ведут к такому понижению температуры, которое распространяется уже и на участки стены и перекрытия вне собственно зоны мостиков холода, в район термовставки из пенополистирола. Совсем иная картина наблюдается при установке теплоизоляционного несущего элемента Schöck Isokorb. Сочетание эффективного теплоизоляционного материала Neopor — стержней

[октябрь–ноябрь 2013] #7

из нержавеющей стали с низким коэффициентом теплопроводности, не выше 17 Вт/(м·°С) — и вставок из фибробетона приводит к тому, что изотермы лишь незначительно искривляются в толще конструкции. Проделанные опыты убедительно доказали, что узел с несущим теплоизоляционным элементом Schöck Isokorb обеспечивает наиболее благоприятные температуры на поверхности ограждения и обладает большим уровнем тепловой защиты по сравнению с привычной перфорацией. Этим подтверждаются исследования и зарубежных специалистов, согласно которым использование Schöck Isokorb позволяет уменьшить теплопроводность в зоне сопряжения примерно на 90–94%. Собственно, не случайно система сертификации зданий LEED относит элемент Schöck Isokorb к категории инновационных продуктов, за использование которых в здании начисляются дополнительные баллы. Теплоизоляционные элементы Schöck Isokorb, как уже сказано, доступны архитектору во множестве вариантов. Для термической изоляции балконных плит и консольных выносов используются элементы описанного выше типа К. Наиболее значимым для реализуемых в России зданий является мостик холода в узлах «парапет–��ровля» или «плита перекрытия–самонесущая стена», когда каркас здания монолитный, а ограждающие стены состоят из блоков с облицовкой керамическим кирпичом. Для подобных случаев существуют элементы типов О, A или F. Важно, что для большинства встречающихся мостиков холода у компании Schöck есть готовые, простые в применении стандартные решения. Проектировщики также всегда могут рассчитывать на консультации со стороны службы поддержки компании и даже могут попросить помочь доработать проект с целью устранения столь нежелательных мостиков холода.

Распределение температур в толще наружной стены при традиционном решении с устройством перфорации в междуэтажном перекрытии и при использовании теплоизоляционного несущего элемента в узле сопряжения наружной стены с монолитным железобетонным перекрытием и монолитной балконной плитой ООО «Шёкк» Москва, 115035 Садовническая наб., 79 +7 (495) 788 00 54

Технологии и решения

45


КОНДЕНСАЦИОННЫЕ КОТЛЫ DE DIETRICH: ЭЛЕГАНТНОСТЬ И УСТОЙЧИВОСТЬ Если вы хорошо учились в школе и твёрдо помните, что КПД никогда не бывает больше 100% — вам придётся смириться с тем, что это всё же не так. В технических характеристиках газовых конденсационных котлов вы увидите КПД и 108, и 110 процентов, — и это не ошибка, не рекламный трюк.

К

онденсационные газовые котлы отличаются от обычных отопительных агрегатов тем, что в них, помимо энергии сгорания топлива, используется и тепло конденсации водяных паров, содержащихся в продуктах сжигания метана. Если в стандартных схемах отходящие нагретые газы, включая водяной пар, нагревают теплоноситель в теплообменнике и улетучиваются через дымоход с температурой 130– 170°С, то в конденсационных котлах

46

Технологии и решения

пар остывает ниже температуры точки росы, при которой начинается конденсация воды. Высвобождающаяся в процессе теплота также передаётся циркулирующему теплоносителю. Благодаря этому КПД установки и превышает теоретическую отметку в 100%. Суть, конечно, не в арифметике, а в тех преимуществах, которые получают владельцы конденсационных котлов, и из-за которых последние де-факто стали стандартом в Европе: в Нидерландах уже 70 из 100 напольных и 99 из 100 настенных котлов относятся к конденсационному типу. Соседей ударными темпами нагоняет Германия, где настенными конденсационными котлами уже занято под 60% индивидуального рынка, и французы, наладившие выпуск самых современных котлов. Таких, например, как настенные конденсационные котлы линейки Innovens МСА мощностью от 15 до 35 кВт или Innovens MCA PRO (мощность от 43 до 115 кВт) компании De Dietrich Thermique. De Dietrich Thermique (произносится «де дитриш термик») — это ведущий производитель отопительного оборудования, один из ключевых игроков на европейском рынке отопительных систем. В век специализации De Diet-

rich упрямо предпочитает самостоятельно производить почти все комплектующие для своего оборудования, предъявляя высочайшие требования к качеству. В первую очередь это относится к теплообменникам и панелям управления. В компании действует семь лабораторий контроля качества и три научно-исследовательских центра. Список характеристик, делающих котлы Innovens Pro МСА по-настоящему современными, впечатляет. Во-первых, это моноблочный теплообменник


Поскольку исходящие газы осаждаются при температуре ниже температуры точки росы, все содержащиеся в них вредные фракции оседают в конденсате, который затем сливается без ущерба для окружающей среды

из силумина особого состава с развитой поверхностью теплообмена и низким гидравлическим сопротивлением. Силумин обладает высокой коррозионной стойкостью, передаёт тепло воде в семь раз быстрее, чем сталь. Для него не требуется минимального протока воды, потому что система регулирования управляет не только работой горелки, но и переходными состояниями отопительной установки, которые определяют низкий расход воды через котёл. Во-вторых, это современная газовая модулирующая горелка цилиндрической формы из нержавеющей стали с поверхностью из сплетённых металлических волокон. Горелка имеет шумоглушитель подачи воздуха, а низкие выбросы окислов углерода и азота при сгорании обеспечивают надёжную защиту окружающей среды (о зелёной составляющей котлов Innovens Pro мы поговорим чуть ниже). Горелка может работать на природном газе или на пропане. В-третьих, широкий спектр дополнительного оборудования, которое максимально облегчает монтаж котлов, — а производителем вдобавок предусмотрены разнообразные варианты присоединения каналов подачи воздуха и отвода продуктов сгорания.

[октябрь–ноябрь 2013] #7

Котлы Innovens MCA могут быть установлены в помещение без дымовой трубы (с коаксиальным дымоходом взамен). Для ГВС у потребителя есть выбор между моделями с мгновенным получением горячей воды или с использованием накопительных водонагревателей ёмкостью 60 или 130 литров. Компактность и минимальный вес упростят установку, а благодаря своему французскому дизайну котёл прекрасно впишется в любой интерьер. Котлы серии Innovens MCA PRO предназначены для отопления производственных и социальных объектов (школ, детских садов), жилых многоквартирных домов (при организации крышных котельных) и больших частных коттеджей. Любые котлы поставляются с одной из двух панелей управления на выбор: Diematic iSystem или iniControl. Diematic iSystem обеспечивает автоматическое регулирование контуров отопления в зависимости от температуры уличного воздуха. Эта панель гарантирует оптимальное управление каскадными установками с числом котлов от 2 до 10. Панель IniControl управляет работой установки в зависимости от наружной температуры (если подключён дополнительный датчик) или от внешнего сигнала оператора. При каскадных установках эта панель используется как автоматика ведомых котлов. В обоих случаях цифровой дисплей выводит сообщения на русском языке, тем самым максимально упрощая настройку и эксплуатацию котла. И напоследок об экологии. Благодаря высокому КПД, эти котлы позволяют при том же температурном режиме в помещении снизить расход газа до 30% и уменьшить объём оксидов азота и угарного газа в выхлопе вплоть до 70% в сравнению с традиционными котлами. Выбросы окисла углерода от котлов Innovens MCA, по данным производителя, не превышают

37 мг на кВт/час, а окислов азота — 20 мг на кВт/час, что в 2–3 раза ниже строгих норм немецкого экологического знака Der Blaue Engel: тем самым сокращается «углеродный след» котлов De Dietrich. Поскольку исходящие газы осаждаются при температуре ниже температуры точки росы, все содержащиеся в них вредные фракции оседают в конденсате, который затем сливается без ущерба для окружающей среды, как сливается из автомобиля отработанное масло. Наконец, прецизионная настройка горелки означает, что газ сгорает полностью в оптимальном режиме, что обоюдно полезно и домовладельцу, и природе. В 2003 году знаменитый британский BRE (Building Research Establishment), создатель и «смотритель» системы экологической сертификации BREEAM, выпустил брошюру под названием «Домашние конденсационные котлы: достоинства и мифы». Издание брошюры стало итогом долгой серии опытов, производившихся BRE с конца 80-х годов прошлого века над конденсационными котлами разных систем и поколений. Его заключение (подчеркнём — десятилетней давности): ни по одному пункту конденсационные котлы не уступают, а по большинству — превосходят стандартные модели газовых котлов. С 2005 года в Великобритании законом была запрещена установка неконденсационных газовых котлов в новых домах.

ТЕРМОРОС ТЕРМОРОС-СПб ТЕРМОРОС-Сочи ТЕРМОРОС-Казань www.termoros.com

(495) 785-55-00 (812) 703-00-02 (8622) 90-12-11 (843) 567-19-91

Рубрика

47



Журнал "Зеленый город" № 7