Page 1

новое качество городской среды — новое качество жизни [август – сентябрь 2013] #6

green city Сколково копит баллы Кому нужны экомаркировки

Время собирать яблоки ирландские зелёные архитекторы присматриваются к России


Светлана Дувинг, главный редактор

Р

оссийский рынок экологичного строительства постепенно насыщается, в основном — за счёт большого количества профессиональных мероприятий и форумов, где обсуждается эта тема. С качественным насыщением пока сложнее: не все участники рынка понимают, как им двигаться вместе с мировым процессом. Не всегда это — проблема стратегического планирования в конкретном бизнесе, новая идеология вообще даётся не легко. Но большие институциональные изменения зависят прежде всего от профессионалов, поэтому так отрадно, что подход «делать бизнес, чтобы менять мир к лучшему» проявляется всё чаще.

Директор проекта Александр Андрианов andrianov@green-agency.ru Главный редактор Светлана Дувинг duvingsv@green-agency.ru Ответственный редактор Валерия Зелинская editor@green-agency.ru Корреспонденты Сергей Морозов, Сергей Панасенко, Роман Беликов, Юлия Петрунина Редактор-переводчик Татьяна Тимакина Корректор Евгений Завалко

В этом номере журнала «Зелёный город» мы рассказываем о нескольких позитивных примерах компаний и проектов, видящих свою перспективу в устойчивом развитии. Отдельно стоит обратить внимание читателя на экологический опыт Ирландии: в сознании большинства эта страна не связана с успешными мировыми технологическими брендами, что не мешает ирландцам устойчиво добиваться развития «безуглеродной» экономики, недорого делать хорошую архитектуру и строить комфортную городскую среду. Отдельные примеры легко перенять — и у ирландцев, и в России, — взяв лучшее и привнеся своё. Этой цели и служит площадка нашего журнала: чтобы умножать опыт и делиться знанием, которое меняет мир.

На обложке: проект гигантских трансформируемых зонтов на Meeting House Square в районе Temple Bar, Дублин, автор Sean Harrington Architects/EC3design. Оформление Дмитрий Брагин Отдел по работе с партнёрами тел.: +7 (499) 922 85 24 Ольга Баринова barinova@green-agency.ru Журнал зарегистрирован Министерством Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. Издатель — АНО «Национальное агентство устойчивого развития»

Периодичность — 6 номеров в год. Тираж — 5000 экз. Журнал распространяется по подписке, прямой почтовой рассылкой, а также на ведущих отечественных и зарубежных специализированных выставках. Отпечатано в ООО «Формат» 410019, Саратов, Мясницкая 54/1 Редакция Москва, Проспект 60-летия Октября, 9 стр.2 +7 499.922.8524, +7 903.289.0860


События Российское ЭКО наступает

4

В конце мая в Манеже прошла “Российская эко-неделя”

4

Пассивный дом становится понятнее

6

Дипломники МИФИ защищаются по теме развития экопоселений в России 7 Новый офис ООН в Копенгагене поражает воображение

7

На стыке природного ландшафта и городского комфорта

8

Заповедники формируют инфраструктуру для экотуризма

8

Деревянный небоскрёб построят в Стокгольме

10

Зелёный бизнес Один в поле воин, или как культура ест стратегию на завтрак

12

Sustainable design/реализация Пять плюс два равняется серебру… или золоту

16

Городское пространство Начать с яблок, висящих низко

22

…И зазеленеет крыша

26

BUZON + Greenskin Box

29

Оригинальное решение застарелой проблемы

29

Зелёные стандарты Вопрос доверия

31

Энергоэффективность Инструкция по пользованию

34

Зелёные стандарты Лесное дело

38

Технологии и решения Изоллат: новая термоизоляция для зданий

42

Чтобы теплоизоляция была действительно эффективной

44

Тепла больше‚ затрат меньше

46


Российское ЭКО наступает В конце мая в Манеже прошла “Российская эко-неделя” В

Москве состоялось крайне интересное событие — чуть ли не впервые в России организована комплексная выставка экологических товаров и услуг. И хотя жаркий выходной день было жалко тратить на поход на выставку, мы всё-таки сделали над собой усилие, приехали в Манеж — и не пожалели об этом. Посещение выставки бесплатное, но в выходной день публики в зале собралось немного. Собственно экспоненты также не стеснены пространством, даже небольшим компаниям досталась изрядная площадь. У некоторых стендов — аншлаг. Популярностью пользуются женские наряды из натуральных тканей, кардиганы из собачей шерсти, экспозиции продавцов вегетарианской еды и продуктовый магазин для сыроедов. Сыроеды не едят ничего приготовленного, поэтому на упаковке с шоколадным печеньем написано «нагревалось не более чем до 38 градусов». Само печенье сделано

4

События

из пророщенной гречки, фиников и сырых какао-бобов. Стоит такое печенье примерно в 10 раз дороже обычного, магазинного. Однако было полезно увидеть поставщиков экоеды в одном месте, чтобы понять, где всё это вообще можно купить: в Интернете нет ни единого источника, который отвечал бы на этот вопрос. На деревянном подиуме в центре зала периодически проходили показы экомоды. Наряды самые разные — одни красивые и современные, другие — мягко говоря, странные. Соотношение — 50 на 50. Но все они сделаны из натуральных тканей, в чём их несомненный плюс по сравнению с «чесучей» синтетикой. На показе моды нам понравилась экодекорация сцены — элементы вертикального озеленения были встроены в стену, созданную из деревянных поддонов. Выглядит впечатляюще. Одновременно в небольшом зале шла трансляция фильмов, затрагивающих тему экологии. На все фильмы мы не ходили, насколько они хороши — не зна-

ем. Когда мы заглянули в зал, на экране показывали сцену выпаса северных оленей. Животные рыли копытами снег в поисках ягеля под музыку струнного инструмента северных народов. Никаких пояснений к происходящему не давалось, времени ждать уже не было, поэтому мы отправились дальше. Очень понравилась экспозиция интернет-магазина экологичной офисной канцелярки. Оттого, что карандаши, ручки и всё остальное произведено из материалов вторичной переработки, хуже выглядеть они не стали. Даже наоборот — все товары были очень яркими и красивыми. Мы даже запланировали в дальнейшем воспользоваться услугами этой компании и приобрести экоканцелярку для нашего офиса. Следуя традициям гостеприимства, посетителям «наливали» прямо при входе в зал. Дегустация была посвящена новому формату приготовления сока без консервантов. На столе можно было увидеть инновационные экобутылочки с водой, к горлу которых прикручен контейнер

с фруктовым сиропом. Чтобы смешать сироп и воду, нужно надавить на клапан на контейнере. «Сироп не смешан с водой для лучшей сохранности витаминов», — говорит девушка, представитель компании. — «Все привыкли ко вкусу восстановленных соков, а они же все ненатуральные, мёртвые. Поэтому вкус наших сиропов кажется необычным». На вкус свежевыжатого сока было непохоже. Но вообще, напиток понравился.


Вот только с неймингом у многих поклонников экологичного стиля жизни часто полная беда. На фото — название компании, в которой, видимо, и трудится автор этой работы. В центре выставочного пространства высится целлулоидный прозрачный купол, внутри которого играют дети. Дверь в купол надёжно задраена, а воздух в него подается гофрированным шлангом от мощной фильтровальной установки. «В атмосфере столько вредных примесей, а мы обеспечиваем абсолютную очистку воздуха», — утверждает представитель компании-дилера. Рядом в похожем стеклянном баке цветёт небольшой фикус. Его также пытаются спасти от ядовитой атмосферы, но заодно получают от растения эфирные масла. «Мы доим цветы», — говорит дама, рассказывая об огромной канадской ферме, на которой производят воду с фитонцидами. Полученную жидкость предлагается использовать в увлажнителях воздуха, и компания ведёт пропаганду внедре-

[август-сентябрь 2013] #6

ния увлажнителей с такими растворами в российских школах. «Были проведены испытания в школе, и результаты показали, что даже сильно уставшие дети лучше выполняют тест на работоспособность по методике минобразования, если в классе работает такая установка». Транспортную экспозицию на эконеделе открывает дилер электрических велосипедов. Небольшой аккумулятор и мощный электродвигатель позволяют полностью исключить необходимость крутить педали — на одной зарядке такой «велик» пробегает до 45 км. Представитель компании заявляет: аккумулятор легкосъёмный, а это значит, что в дорогу с собой можно взять запасной. Возможность кататься на «здоровом» транспорте и не нагружать ноги обойдётся в 33 тыс. рублей. Продолжает тему экотранспорта небольшой электромобиль хрупкой конструкции на два места. В отличие от велогибрида, у такой машины нет альтернативного двигателя — если

сел аккумулятор, поможет только буксир. Стоит двухместный экипаж как обычная иномарка — 750 тыс. рублей. Удобств при этом минимум — кондиционера нет, багажника хватит только на дамскую сумку. «В основном покупают как дорогой подарок», — делится информацией представитель компании-дилера. Другая разновидность электрокара — моторизованная коляска для инвалидов. Разглядывая этот микроавтомобиль, невольно сравниваешь его с известной моделью серпуховского мотоциклетного завода. И не находишь ничего общего. Видимо для тех, кто недостаточно нагрузился на электрическом велосипеде, предназначены уличные тренажёры. Конструкции с привлекательным дизайном выполнены так, что могут быть установлены на улице прямо во дворе жилого дома. На тренажёрах ничего не ломается и с них нечего украсть, а пользоваться могут и взрослые, и дети. «У жителя большого города две главных проблемы — стресс и гиподинамия. Улич-

ные тренажёры успешно решают обе», — поясняет консультант компании. Экокосметика, экошампуни, экомоющие средства. Кажется, почти всё вокруг нас может стать чем-то «эко», если на то найдётся грамотный маркетолог и китайский производитель. Впрочем, важнее, что у этой зарождающейся экоотрасли уже есть аудитория, а значит — бизнес будет развиваться.

Юлия Петрунина

События

5


Пассивный дом становится понятнее 12

Посещение площадки детского сада. Старт строительства пассивного дома

Архитектор демонстрирует макет застройки района пассивных домов В одном из «домов будущего» в университете Дармштадата

Знакомство с инженерными системами пассивного дома Пассивный дом в Баден-Бадене

6

События

-го июня завершилась очередная международная образовательная программа НАУР «Пассивный дом: миф или реальность». Эта программа уже третий год с успехом проходит на разных объектах в Дармштадте, Франкфурте, Людвигсхафене и Баден-Бадене в Германии. Её участники получают полное представление о принципах проектирования зданий с нулевыми затратами на отопление, знакомятся с технологиями выполнения теплоизоляции, окон, систем механической вентиляции и многими другими важными решениями. Благодаря тому, что объекты, посещаемые участниками программы, находятся в разной стадии готовности, у каждого есть возможность увидеть и даже в буквальном смысле потрогать руками самые передовые технологии. В ходе образовательной программы рассматривается весь типологический ряд зданий — жилые дома, коттеджи и таунхаусы, многоквартирные пассивные дома, общественные здания — школы и детские сады. Кроме того, организуется посещение многоквартирных домов, ставших «пассивными» или «трёхлитровыми» (затраты на отопление — менее трёх литров условного топлива на кв. м в год). Презентация и демонстрация каждого объекта для группы специально готовится архитектором и организуется так, чтобы у участников была возможность в деталях изучить всё здание от подвала до крыши и осмотреть все помещения. Программа построена так, что участники не только видят сегодняшний день технологии пассивного дома на реальных объектах и изучают теорию проектного подхода, но и могут заглянуть в будущее строительства таких домов. Увидеть, как будет выглядеть инновационное жильё завтрашнего дня, можно на объектах Технического университета Дармштадта — победителях конкурса Solar Decathlon. Эти настоящие «дома будущего» воплощают самые современные решения в области солнечной энергии, пассивного ох-

лаждения, сверхтонкой вакуумной теплоизоляции и многих других. Погружение в теорию проектирования и знакомство со специальным программным обеспечением проходит в Институте пассивного дома в Дармштадте. В подготовке программы для российских участников задействовано множество специалистов — это немецкие архитекторы, инженеры, производственные, строительные, консалтинговые компании. Благодаря такому сотрудничеству получается уникальный результат — насыщенный образовательный контент программы. В настоящее время Национальное агентство устойчивого развития является единственной на территории СНГ организацией, которая проводит такое обучение. Об уникальности образовательного контента говорят отзывы участников. Елена Шинкевич, главный эксперт Управления государственной вневедомственной экспертизы Республики Татарстан по строительству и архитектуре: «Пассивные дома интересны в первую очередь для создания здорового микроклимата, сейчас это, может быть, даже более важно, чем экономия, — для России, во всяком случае». Андрей Харив, вице-президент Украинского инвестиционного банка: «Тема для меня очень интересная — и с точки зрения личного развития, и с точки зрения того, что я могу дать людям. Это в целом даёт понимание, что можно делать, как можно преобразовать мир, используя эту технологию». Евгений Зыков, генеральный директор архитектурной мастерской «Тектоника» (Красноярск): «Сама тема пассивного дома для России ещё достаточно свежа. А поездка помогла собрать все разрозненные фрагменты информации в цельную картину. Поездка очень насыщенная. В перспективе мы придём к необходимости экономить энергию, никуда не денемся. На самом деле пассивный дом – это эффективные инвестиции». СЛЕДУЮЩАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ПО ПАССИВНОМУ ДОМУ ПРОЙДЁТ В НАЧАЛЕ ДЕКАБРЯ 2013 ГОДА.


Дипломники МИФИ защищаются по теме развития экопоселений в России

В

начале лета в Институте международных отношений при МИФИ прошла защита дипломных работ, одна из которых была посвящена проблеме развития экопоселений как инструмента создания устойчивого сообщества в России. Студентка Мария Наумова не побоялась и рискнула в качестве основной темы для дипломного исследования взять один из самых актуальных и одновременно наименее изученных вопросов современного общества — переход человечества на путь устойчивого

развития через создание инновационных жилых поселений нового формата. Мария Наумова провела сравнительный анализ истории формирования и функционирования российских и зарубежных экопоселений, описала стандарты, применяемые для оценки этих жилых образований, изучила их технологический уровень, а также духовно-нравственный, интеллектуальный и экологический потенциалы. В ходе исследования, в частности, выяснилось, что важным отличием является отсутствие у поселений

в нашей стране чётких «бизнес-моделей», которые позволяли бы вывести подобные проекты на самоокупаемость и обеспечить их жителей постоянными рабочими местами непосредственно в месте проживания. Тема диплома, будучи нетрадиционной для подобного вуза, вызвала огромный интерес и множество вопросов у комиссии. Вопросы касались как определения экопоселений, стандартов их оценки, так и нюансов развития. В своём выступлении научный руководитель дипломницы заместитель

руководителя Национального агентства устойчивого развития Александр Андрианов отметил особую актуальность проведённой работы в связи с бурно растущим интересом к развитию экопоселений в России с одной стороны, и крайней нехваткой аналитической, методологической и нормативной базы для этого процесса, — с другой. В связи с этим работа Марии Наумовой и проведённая ею аналитика уже сейчас вносят определённый вклад в дело становления альтернативных поселений в России.

Новый офис ООН в Копенгагене поражает воображение

О

ОН открыла новейший региональный центр в Копенгагене (Дания), сразу названный новым чудом света с точки зрения архитектурного дизайна и экологической устойчивости. Здание, спроектированное датской фирмой 3XN, расположено на искусственном острове. Управляемый компьютером динамический фасад регулирует уровень поступления тепла и света в помещения. 1400 расположенных на крыше фотоэлектрических панелей генерируют около 300 тыс. кВт-часов электроэнергии в год. Всё пространство крыши покрыто белой рециклируемой органической мембраной, снижающей уровень нагрева перекрытия. Для охлаждения всех систем здания используется морская вода, но здание также оснащено и системой сбора дождевой воды, которая будет собирать в год примерно 3 млн. литров: этого вполне достаточно для того, чтобы туалеты здания не потребляли воду из городского водопровода. Здание классифицировано по первому (высшему) классу согласно датской национальной системе измерения энергоэффективности, что означает среднегодовое потребление энергии менее 50 кВт-часов на один квадратный метр площади. Здание также сертифицировано как LEED Platinum.

[август-сентябрь 2013] #6

События

7


На стыке природного ландшафта и городского комфорта Заповедники формируют инфраструктуру для экотуризма

В

конце 2011 года в России была принята Концепция развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения на период до 2020 года. В этом документе особое внимание уделяется развитию экотуризма в заповедниках, в т. ч. формированию экомаршрутов и строительству соответствующей инфраструктуры. Более того, пилотным ООПТ в 2011–2013-х гг. на это уже выделено порядка 20 млрд. рублей, и деньги будут продолжать выделяться. Однако выяснилось, что даже при наличии бюджетного финансирования далеко не все заповедники могут эти средства эффективно освоить. Привычка экономить каждую копейку зачастую толкает руководство заповедников к попыткам решения сложных архитектурноградостроительных вопросов своими силами, как говорится — «на коленке». Разумеется, с соответствующими результатами. Учитывая сложившуюся ситуацию, ведущий российский консультант по развитию ООПТ в России — экоцентр «Заповедники» совместно с Национальным агентством устойчивого развития (НАУР), которое активно продвигает идеи экоустойчивой архитектуры и строительства, решили объединить усилия по налаживанию сотрудничества между заповедниками и архитекторами. Стартом этой работы стал специализированный семинар «Современные тенденции в создании инфраструктуры экотуристических маршрутов», который был проведён 2-го июля на площадке известной творческой архитектурной резиденции «Архферма». «Потребность в создании инфраструктуры в заповедниках — большая, далеко не всегда в её разработке принимают участие специалисты-архитекторы, — отметила в своём выступлении руководитель экоцентра «Заповедники» Наталья Данилина. — Поэтому нам хочется, чтобы заповедное сообщество и современные проектировщики начали вза-

8

События

имодействовать: первые — больше доверять и приглашать, а вторые лучше понимать специфику охраняемых территорий». И хотя за один день невозможно одинаково полно осветить все аспекты комплексного управления проектами, семинар получился интересным и насыщенным, и самые важные вопросы во время встречи были затронуты. Главный архитектор архитектурного бюро SNOU Project Григорий Соломин и партнёр компании — урбанист Иван Курячий — рассказали о комплексном проектном подходе к развитию территорий с ориентацией на создание экотуристической инфраструктуры. Лидер «Архфермы» Иван Овчинников представил презентацию, в которой показал последние архитектурные тенденции в создании объектов экотуризма — современные инфоцентры, гостевые дома, оформление экотроп и т. д., — для которых характерны яркие и необычные визуальные образы построек, использование экологичных строительных материалов, достижение простоты и гармонии объектов


с окружающей их средой. Ландшафтный архитектор компании Terrakultur Дарья Седенкова представила новейшие разработки в области профессионального озеленения внешних и внутренних пространств, без которого сегодня не обходится ни один современный проект, тем более имеющий отношение к сфере экологии. А директор по развитию «Энсо Интернешнл» Саулюс Кайрайтис раскрыл тему проектирования и строительства энергоэффективных зданий — вопрос крайне актуальный для многих заповедников, где далеко не всегда имеются необходимые энергетические мощности. Век непрофессиональных строительных решений стремительно уходит в прошлое, а спрос на высокое качество объектов инфраструктуры (в т. ч. – экотуристической) растёт с каждым днём. И только альянс заповедников, имеющих огромную научную базу по экологии и природопользованию вверенных им территорий, и профессиональных проектировщиков может способствовать реализации проектов, которые будут по-настоящему востребованы населением и приведут к становлению российской индустрии экотуризма.

Деревянный небоскрёб построят в Стокгольме

П

роект 34-этажного жилого небоскрёба из дерева разработан группой Berg | C.F. Moller Architects, Dinell Johansson & Tyréns. Дерево будет доминирующим материалом несущего каркаса здания; внутренние перегородки, стены, потолки и оконные рамы также будут цельнодеревянные. На крыше установят солнечные панели, и каждая квартира будет комплектоваться собственной энгергосберегающей верандой из стекла. Проектом также предусмотрены «зелёные» стены и общественный зимний сад.

10

События

В Швеции уже есть семиэтажный цельнодеревянный дом, а в Мельбурне (Австралия) стоит самый высокий в мире деревянный 10-этажный жилой дом Forte Apartments. Ещё один деревянный дом строится в Канаде по проекту известного архитектора Майкла Грина. После его завершения эта конструкция высотой 27,5 метров станет самым высоким деревянным домом в Северной Америке.


«По моим наблюдениям, даже самая длинная очередь переносится лучше, когда она хоть чуть-чуть, но движется, чем пусть и короткая, но неподвижная. Мы движемся к поставленной цели, шажками, но движемся. И это главное, это внушает мне оптимизм». Так говорит Ашот Даниелян, председатель совета директоров управляющей компании «Терморос». О том, куда же, и главное — для чего движется «Терморос», планомерно внедряя корпоративную стратегию устойчивого развития и экологического строительства, с его создателем беседует корреспондент «Зелёного города».

ОДИН В ПОЛЕ ВОИН,

или Как культура ест стратегию на завтрак 12

Зелёный бизнес


Мы всей компанией принимаем участие в разных экоакциях и мероприятиях, к примеру, «День посадки леса» или «Час земли». Вот так, потихоньку, вовлекаем коллектив в «зелёную» тему — Вы заявили в миссии компании: «...развиваем традиционные представления о комфорте и эстетике пространства путём внедрения экологичных и энергоэффективных технических решений в области инженерных систем зданий и сооружений». Ваш упор на экологическую устойчивость и бережливость — это бизнес-ход или реализация ваших внутренних убеждений? — Я думаю, сегодня суть и смысл предпринимательства меняются, обязаны меняться. Как и в мире всё меняется — климат, рост населения, количество природных ресурсов, — так и бизнес сегодня сталкивается с вызовами, которых прежде мы не знали. Устойчивое развитие современной компании требует совсем иного взгляда на мир. Недавно забота об окружающей среде воспринималась бизнесом как помеха, а сегодня предприниматели понимают, что эта среда окружает и их тоже, и они не смогут отмахнуться от этих проблем. Устойчивое экологическое развитие становится

Пресс-портрет Ашот Агбалович Даниелян (02.06.1961 г.) — президент ГК «Терморос» 1977–1982 г.г. — учился в Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова. Окончил полный курс по специальности «Математика», механико-математический факультет. 1983–1986 г.г. — обучение в аспирантуре механико-математического факультета МГУ. 1987 г. — решением Совета при МГУ им М. В. Ломоносова присуждена ученая степень кандидата физико-математических наук. 2001–2003 г.г. — получил бизнес-образование в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ по программе «ЕвроМенеджмент». Присвоена дополнительная квалификация «Мастер Делового администрирования» (MBA). 2001–2003 г.г. — прошёл курсы повышения квалификации руководящих работников, Академия народного хозяйства при Правительстве РФ. Женат, имеет двоих детей. Владеет английским, итальянским, французским и немецким языками.

[август-сентябрь 2013] #6

растущим бизнесом, и одновременно эта идея проникает в тебя, становится потребностью души, идеологией, вокруг которой постепенно собирается команда и сплачивается коллектив. Именно так и рождается миссия, наше общее отношение к делу, которому мы служим. — Ваша компания существует 18 лет, однако акцент на устойчивом развитии появился не сразу, верно? — Конечно. Компания работает с 1995 года, и в ту пору мысли у нас были проще. Тогда на российском рынке не было современной европейской тепловой техники и технологий. Именно мы решили их сюда привезти. Постепенно мы развивались, совершенствовались, и вот в 2012 году, разрабатывая новую стратегию компании «Терморос», приняли решение создать направление по экологическому развитию. К этому времени мы уже стали крупным поставщиком отопительного оборудования и были представлены в большинстве регионов страны. Осознав всю ответственность, которая на нас лежала, приняли решение активно внедрять бизнес-процессы и сопутствующие технологии, которые позволят снизить нагрузку на внешнюю среду. — Однако такую цель легко провозгласить, но трудно достичь, если у вас нет команды единомышленников и союзников… — Она есть. Такой «зелёный» взгляд на мир входит в процедуру подбора и адаптации новых сотрудников. Мне необходимо, чтобы они разделяли с нами эти ценности. Кто-то отсеивается и уходит, но большинство остаются, в основном молодёжь. Я люблю брать на работу молодёжь и с удовольствием с нею работаю, любуюсь ею, — ведь она сейчас быстрая, продвинутая, интересная, да и мозги уже по-другому устроены.

18-го июня у нас прошёл корпоративный семинар, целью которого было сформировать единое отношение сотрудников нашей компании к вопросам экологической ответственности. Лейтмотивом стало продвижение идеи личной ответственности каждого отдельного человека за то, в каком мире он живёт и что происходит вокруг. Мы всей компанией принимаем участие в разных экоакциях и мероприятиях, к примеру «День посадки леса» или «Час земли». Вот так, потихоньку, вовлекаем коллектив в «зелёную» тему. Да, и ещё хочу отметить, что у нас появился свой экосимвол: симпатичный зелёный еж, который с начала года присутствует в логотипе нашей компании. — То есть мы говорим и о стратегии, и об особой культуре компании, про которую ещё Питер Друкер писал, что «культура съедает стратегию на завтрак», так? — Да, у нас особая корпоративная культура. Это такой целевой направленный вектор, скорее не на сегодняшний день, а на завтрашний. Уверен, это и в экономическом плане состоится. На данный момент стимулов в нашей реальности — нормативных и прочих — крайне мало. Экономический эффект от устойчивой философии пока не могут или не хотят считать, поэтому пока вся надежда — на культурные ценности. — Но всё-таки, какие перспективы есть в «устойчивости» для развития бизнеса в России? Стало ли уже «зелёное» экономической категорией, есть ли спрос на рынке, выгодно ли это, или всё держится просто на сознательности и ответственности отдельных предпринимателей вроде вас? Вы пишете на сайте, что «готовы предложить потребителям высококачественную продукцию, наносящую окружающей природе минимальный вред», а готовы ли заказчики и инвесторы её оплачивать?

Зелёный бизнес

13


В России «зелёный» рынок пока не является прибыльным и держится на сознательности и ответственности отдельных предпринимателей. Однако в бизнесе ценно умение угадывать и заглядывать за горизонт. Я уверен, что будущее — за «зелёными» технологиями — В России «зелёный» рынок пока не является прибыльным и держится на сознательности и ответственности отдельных предпринимателей. Однако в бизнесе ценно умение угадывать и заглядывать за горизонт. Я уверен, что будущее за «зелёными» технологиями. Инвестиции в устойчивое будущее обязательно окупятся. В строительстве же пока есть только эпизодические отдельные шаги. Слов много об энергоэффективности, о зелёных стандартах, о субсидировании регионов и энергоэффективных проектах, а вот дела пока мало. — В какой мере «дрейф» в сторону зелёного сознания является результатом взаимодействия с вашими западными партнёрами? — В значительной. Бесспорно, их подход и отношение к теме повлияли на формирование и развитие нашей позиции. Каждый год мы вывозим своих клиентов в Европу на производства наших многолетних партнёров. В ходе знакомства с заводами мы обязательно посещаем отдел по исследованиям и новым разработкам — и пока понимаем, что там обсуждаются вопросы, до которых мы просто ещё не доросли. К примеру, во время последней поездки мы посетили завод фирмы FAR Rubinetterie S.p.A. в Гоццано. На огромной зелёной лужайке между корпусами расположен дом одного из владельцев, Альберто Аллезина, что уже демонстрирует высочайший уровень заботы об экологии. Это и не удивительно, ведь завод в прямом смысле слова утопает в зелени, а 50% электроэнергии производство получает от солнечных установок на крышах цехов. FAR Rubinetterie является обладателем сертификата качества QAVR, который подтверждает производство продукции исключительно на территории Италии из сырья и комплектующих стран ЕС. FAR имеет право использовать специальный экологический знак «Зелёный вентиль».

14

Зелёный бизнес

Другой наш партнёр, бельгийская компания JAGA, производит практичные, экологичные и надёжные энергосберегающие приборы отопления. Владелец компании Ян Крикелс — удивительный человек: байкер, рокер, ведущий телепередачи и креативный директор JAGA в одном лице! Для него устойчивое развитие — это жизненная платформа. Например, кожух радиатора Bronx они делают из переработанных пластиковых бутылок, а радиатор Oxygen оснащён датчиком углекислого газа, который измеряет качество воздуха в помещении и при необходимости запускает механизм подачи свежего воздуха из внешней среды. Недавно в свет вышла книга «Innovate or Die». Ян, автор, считает, что мы не осознаем опасность выбранного нами пути, и если во время не остановиться, то запущенный механизм разрушения цивилизации будет необратим. В своей книге он призывает нас попробовать всё изменить: построить новую жизнь, новую философию, новый устойчивый бизнес, в котором отражены духовность и ответственность человека, технологические новации и креативность в гармонии с природой. Как вы понимаете, всё это очень созвучно тем ценностям, за которые выступаем и мы. — И в вашем ассортименте уже есть линейка продукции для «зелёного» строительства? — Начнём с того, что мы очень придирчивы и в принципе не привозим в Россию продукцию, наносящую природе хотя бы минимальный вред и, конечно же, начинаем делать особый упор на продукцию с экологическим уклоном. В феврале этого года на выставке MosBuild наша компания получила специальный диплом конкурса E3 Awards в категории «Инженерные системы» за малоинерционный

теплообменник Low H2O с системой DBE фирмы JAG. Помимо этого, мы также занимаемся проектированием и стремимся предложить рынку новые энергоэффективные решения для систем отопления и ГВС. На сегодняшний день, совместно с компанией Maki Houses, утвержд`н и готов к реализации проект частного «пассивного дома», в котором одна из наших компаний, «Терморос Инжиниринг», будет производить установку альтернативных систем отопления: геотермальные насосы, солнечные панели и коллекторы, тёплые полы и т. д. — Это уже бизнес? Такой штучный дом в наших условиях стоит безумных денег… — Это пока не бизнес. Хорошо, если по затратам мы сработаем «в ноль». В этом проекте присутствует научный, инженерный азарт. Это своего рода лаборатория, в которой мы ищем решения. В последствии они могут стать типовыми, и, конечно же, это case study для нашего портфеля проектов. Мы и темой водоочистки и рационального водопотребления занимаемся потихоньку, и альтернативной энергетикой. Изучаем, продаём, но это пока мизерные объёмы. Вы правильно говорите, что пока это затратно, но тренд двусторонний: и технологии удешевляются постепенно, и энергия дорожает. Медленно, но уверенно идём к цели. — Последний вопрос. Про какую из российских компаний вы можете рассказать так же, как про ваших западных партнёров? Кого вы могли бы поставить в пример по части внедрения устойчивых решений в вашей индустрии? — Боюсь, что с такими компаниями мы не сталкивались. Несомненно, они есть, но я никого не могу выделить особо. В любом случае, мы открыты к сотрудничеству со всеми, кто разделяет наши подходы и ценности.

Беседовал Роман Беликов


ПЯТЬ ПЛЮС ДВА РАВНЯЕТСЯ СЕРЕБРУ… ИЛИ ЗОЛОТУ Текст: Сергей Панасенко

16

Sustainable design/реализация

Пока эксперты спорят, нужен или не нужен в России инновационный центр Сколково, к месту и не к месту поминая индийский Бангалор, Кремниевую долину и малайзийскую Сайберджайю, архитектурные объекты Сколкова мало-помалу обретают очертания. По условиям застройки, все возводимые здесь сооружения обязаны быть «зелёными» и соответствовать классу LEED не ниже «серебра». О том, как это обеспечить, мы беседуем с Ксенией Лукьященко, руководителем отдела экологической сертификации EcoStandard group, под управлением которой сейчас — сразу два сколковских проекта: «Эко-офис» компании ОАО «е2» и лабораторноисследовательский центр «Ренова Лаб» группы компаний «Ренова».


Ксения Лукьященко: Идеологически инноград будет развиваться в сторону общественного транспорта. Всё передвижение будет осуществляться пешком, на велосипедах или электромобилях — Наше сотрудничество началось ещё в 2012 году, — рассказывает г-жа Лукьященко. — Проекты схожи в том, что оба задуманы на высоком инновационном и техническом уровне. Но по характеру они разные. У ОАО «е2» это будет офисный центр, ультрасовременный — да, но всё равно офис. А вот в «Ренова Лаб» запланирована производственно-экспериментальная зона с особыми условиями и специальным оборудованием. Там задача достижения требуемых по LEED показателей энергоэффективности резко усложняется. А раздел по энергоэффективности — ключевой и для получения требуемого уровня сертификации, и для экономики проекта. Вот почему и мы, консультанты, и «Ренова Лаб» очень ждём результатов энергомоделирования, которое сейчас проводят наши инженеры. И о некоторых проектных решениях пока не можем говорить как об окончательных. Завершим моделирование — увидим, чем мы располагаем. Это не привычный расчёт энергоэффективности по нормативам. При энергомоделировании мы видим в абсолютном выражении расход всех ресурсов за год. Включая деньги. Каждый день, каждый час. Понятно, есть определённые допуски, но тем не менее расчёт очень показательный. И дальше уже проектировщик может просчитать несколько вариантов и выбрать с заказчиком наиболее эффективный. В стандарте LEED 2009 года, по которому будут сертифицироваться «Экоофис» и «Ренова Лаб», — пять основных разделов и два вспомогательных. Задача Ecostandard group — добиваться, чтобы по каждому разделу проектируемые объекты набирали необходимое для сертификации на «серебро» число баллов. Где-то по максимуму, а где-то — сколько получится, исходя из необходимости беречь средства инвестора. LEED — это всегда компромисс и умение просчитывать варианты.

[август-сентябрь 2013] #6

— Есть разделы, по которым оба проекта легко получают «потолок», — говорит Ксения Лукьященко. — Например, устойчивые площадки. В Сколкове это просто. Временная проблема — только с транспортной доступностью. Но мы исходим из того, что идеологически инноград будет развиваться в сторону общественного транспорта. Режим Сколкова предполагает, что личный автотранспорт в периметр не впускают, всё передвижение — пешком, на велосипедах или электромобилях. Соответственно, мы имеем возможность сократить площадь парковок до минимума. Меньше паркинг — больше зелени. Обычно на этапе проектирования, редко попутно, разрабатываются и детальные проекты озеленения, или ландшафтного дизайна. Пишут в технической документации: газон, кустарник, какой-нибудь вид деревьев, — и всё. Но по LEED мы так не можем. LEED строго требует высаживать лишь растения, естественные для данного региона, и непременно разные. Поэтому в проекте недопустимо просто написать «газон». И вот мы сейчас подробно прорабатываем эти вопросы, отбираем растения для посадки. Это сравнительно простые баллы, здесь мы будем стараться взять всё. Более сложным для исполнения и более спорным в наших условиях, по словам Ксении Лукьященко, становится требование «зелёной» крыши. У «Ренова Лаб» такая кровля предусмотрена, а у «Эко-офиса» — нет. Но и по «Ренова Лаб» пока нет окончательного решения: будет ли это вся крыша целиком или только часть её – обсуждается. По LEED не обязательно покрывать травой 100 процентов поверхности. За зелёную кровлю можно получить два балла максимум, поэтому решение должно быть сбалансировано с другими параметрами проекта. Или такой пункт, как световое загрязнение. Речь о том, что с

“Эко-офис” Совместный проект РУ-КОМ (инициатор и инвестор проекта) и Объединённой судостроительной корпорации. EPCM-контрактором выступает компания Е2 — подразделение группы РУ-КОМ, специализирующееся на инжиниринговых услугах в области энергоэффективности. Автор архитектурной концепции — архитектурное бюро «Проект Меганом», инженерная концепция — датская инжиниринговая компания Ramboll. «Эко-офис» будет пятиугольным с общей офисной площадью 1,6 тыс. кв. м, с обращённой на юг односкатной кровлей, на которой разместятся солнечные батареи и коллекторы. В центральной части здания расположен сквозной атриум. Здание будет иметь 5 этажей: 4 надземных и 1 технический подземный. На первом этаже запланирован конференц-зал на 70 человек, переговорные и кафетерий на 24 места. 2–4 этажи — офисные помещения. Инженерная концепция предусматривает максимальное использование альтернативных источников энергии: теплового насоса для отопления, солнечных коллекторов для нужд ГВС, фотоэлектрических панелей для систем здания, потребляющих электроэнергию. Особенность проекта в том, что он должен не только соответствовать самым высоким нормам энергоэффективности, но и иметь экономические показатели, позволяющие тиражировать его в других регионах России и использовать полученный опыт для широкого строительства энергоэффективных жилых и коммерческих зданий. Примерная стоимость — 300 млн. рублей, окончание работ — 3-й квартал 2014 года.

Sustainable design/реализация

17


В стандарте LEED 2009 года, по которому будут сертифицироваться «Эко-офис» и «Ренова Лаб», — пять основных разделов и два вспомогательных

“Ренова Лаб” Научно-исследовательский центр группы компаний «Ренова». Предназначен для компаний, осуществляющих инновационные научные исследования по следующим направлениям: машиностроение, микроэлектроника, биохимия, медицина. Инвестор-застройщик — «Ренова Лаб». Генеральный проектировщик — «Центропроект». Управляющий проектом — Jones Lang LaSalle. Исследовательский комплекс будет разбит на три технологические зоны (материаловедение, микроэлектроника, биотехнологии), где будут трудиться до 600 сотрудников. Суммарная площадь центра — около 26 тыс. кв. м, из которых лабораторно-производственные помещения — 7700 кв. м, административные помещения — 6400 кв. м, конференцзалы и атриумы — 3500 кв. м, зона общественного питания — 1000 кв. м, помещения общего пользования — 2900 кв. м, технические помещения — 3800 кв. м. Архитектурная концепция здания переменной этажности (от 3-х до 6-ти, максимальная высота — 22 м) заключается в создании больших открытых пространств. Помещения легко трансформируемы и позволяют подводить необходимые инженерные коммуникации в зависимости от направления исследований. Предусмотрены зоны для размещения крупногабаритного оборудования и технологические проёмы в фасадах здания для его монтажа. Фундамент здания спроектирован так, чтобы вибрации в любом из трёх отсеков здания не передавались другим. Ориентировочная стоимость — 2 млрд. рублей. Срок ввода здания в эксплуатацию — 3-й квартал 2014 года.

18

Sustainable design/реализация

23 часов до 5 утра здание должно быть тёмным и вокруг него должно быть темно, никаких декоративных подсветок фасадов и тому подобного. Ксения разводит руками: «И если собственник пожелает светодизайн, то на этом пункте мы баллов не наберём». Некоторые проблемы возникают от неразвитости нашего строительного рынка. К примеру, водосбережение — очень важный для сертификации раздел. «LEED крайне требователен к использованию экономичной сантехники, — говорит Ксения Лукьященко. — Непременно с аэраторами на кранах. Предельный расход воды до 2 литров в минуту — очень низкий показатель. На одном из прошлых объектов нам пришлось аэраторы везти из США: иначе никак не удавалось уложиться. И в этот раз мы очень долго искали, но нашли-таки одного производителя аэраторов нужной модели в России. А вот душей экономичных


Планируется сертификация в два этапа. Сперва проект, потом готовое здание. На первом этапе компания постарается заработать максимальное количество баллов, чтобы подстраховаться

по-прежнему нет, придётся ставить немецкие Hansgrohe». На обоих объектах реализуется сбор дождевой воды с последующей фильтрацией и хранением в резервуаре для последующего полива территории. Это несложно: главное — выделить место для бака и установить насосы. «Система полива — здесь снова надо выбирать, — говорит Ксения. — Можно сделать её автоматизированной капельной или спринклерой: это современно и удобно. А можно просто развести трубы и установить поливочные краны — и никакой автоматики. Это, кстати, даст больше баллов. Но тут надо учитывать, что предпочитает заказчик. И у нас в двух проектах система полива решена по-разному, по крайней мере пока». Отечественные СНИПы — ещё один фактор, с которым приходится считаться. Классический случай — бытовые стоки, рецикли-

[август-сентябрь 2013] #6

рование которых для использования в технических целях могло бы дать значительный эффект. Но в наших условиях это оказывается слишком сложно и дорого: как замечает г-жа Лукьященко, на такие жертвы пока никто идти не готов. Поэтому бытовые стоки отправляются в канализацию. Правда, за счёт экономичной сантехники на обоих проектах и так достигается половинная экономия расхода, а по LEED это уже гарантирует максимальные баллы. Мы возвращаемся к теме энергосбережения. — Почему в «Эко-офисе» отказались от идеи «зелёной кровли»? Потому что у них она вся под солнечными батареями и солнечными коллекторами. У них в качестве базы для проекта взят знаменитый «Зелёный маяк» — дом в Копенгагене, — поясняет Ксения. — Максимум энергетической автономности. Для этого же – тепловые насосы

“Зелёный маяк” Спроектирован по принципу «активного дома» компанией Christensen and Co Architects A/S при участии компании COWI. Центральной идеей было максимально использовать движение солнца вокруг дома. Солнце является самым важным источником энергии для «Зелёного маяка». Площадь дома равна 950 кв. м. Система энергоснабжения состоит из солнечного отопления, геотермальных насосов, накопителя тепла, фотоэлектрических панелей и центрального отопления. Основной источник электроэнергии для освещения, вентиляции и водоснабжения «Зелёного маяка» — 76 кв. м солнечных панелей на крыше.

Sustainable design/реализация

19


Михаил Клейбанов: Меня как руководителя в первую очередь интересует энергосбережение. В нашем центре будет внедрена интеллектуальная система управления зданием, включающая в себя климат-контроль и использование избыточного тепла и тёплые полы. И требования к термическому сопротивлению ограждающей конструкции гораздо жёстче, чем по нашим нормам. У них ограждающие конструкции отличные — что стены, что окна, — это пассивные меры. А активные — возобновляемые источники энергии. Как я уже говорила, мы ждём результатов энергомоделирования. Тогда и увидим, какую долю общего энергопотребления дадут возобновляемые источники. У LEED минимальная планка — 1%. Но на «Эко-офисе» мы получим, конечно, гораздо больше. Ксения Лукьященко называет подход инженеров проекта»Эко-офис» образцом того, как надо подходить к зелёным проектам. И продолжает: «Иногда бывает, что люди и хотели бы строить зелёный объект, но не готовы на расходы и главное — на хлопоты. В ОАО «е2» как раз фундаментально подошли к вопросу, поставили цель сделать качественный продукт, в котором всё будет взаимосвязано, оптимально и эффективно. Не просто установить одну какую-то систему, чтобы хвастаться, а добиться минимума потребления ресурсов и одновременно максимально комфортных условий для сотрудников». Но что легко для «Эко-офиса», то заставляет поломать голову на проекте «Ренова Лаб». — У них значительно более сложный объект, — объясняет Ксения. — Хотя проектом предусмотрен высший класс энергоэффективности по российским нормам, главная проблема сертификации — в лабораторных установках. Во-первых, лаборатории и опытное производство потребляют энергии намного больше, чем отопление, вентиляция и кондиционирование. Мы пока не знаем, удастся ли нам в таких условиях обеспечить требуемую по LEED долю энергобаланса от возобновляемых источников. Во-вторых, работающее оборудование выделяет тепло в огромных количествах. В результате уже си-

20

Sustainable design/реализация

стема рекуперации и утилизации тепла получается технически очень сложной. В общем, пока думаем, ищем решение. То, что с российскими поставщиками в зелёных проектах порой возникают немалые сложности, Ксения уже подтвердила, когда рассказывала о сантехническом оборудовании. Но со стройматериалами и конструкциями ситуация тоже далека от идеала. К счастью, LEED не требует, в отличие от BREEAM, проверять на «устойчивость» всю технологическую цепочку от карьера до упакованной продукции. Главное условие — локализация: добыча и производство должны быть сосредоточены в 800-километровой зоне. Локализация 20% даст 2 балла, а 30% — уже 3 балла. Это просто, поясняет Ксения: в заданном радиусе от Сколкова находится достаточное количество производителей и теплоизоляции, и цемента, и бетона, и стекла. Но вот с переработанным сырьём и материалами вторичного использования возникают трудности. — Вторичное использование — это когда вы повторно используете что-то старое. Старую дверь, допустим. Вы же понимаете, что это нереально, и на этом мы никаких баллов не заработаем, — сокрушается Ксения. — Из переработанного сырья мы стараемся набрать требуемый процент, но тут мы временами сталкиваемся с саботажем производителей, не желающих подтверждать, что они используют вторичное сырье. LEED требует от нас всего лишь показать официальное письмо поставщика, что – да, они используют в такой-то продукции в таком-то количестве переработанное сырьё. И всё! А производители упираются. Это особенно обидно, когда мы точно знаем, что реально есть переработка, но доказывать нам нечем. Чего они опасаются? — Ксения пожимает плечами. Может, того, что от них потребуют сбросить цену. А может быть, им важно показывать высокие

затраты на сырьё. Западные компании, у которых есть производство в России, более открыты, и с ними договориться проще. Ещё одна специфическая трудность — с отделочными материалами. LEED присуждает баллы за использование материалов с низким содержанием летучих органических соединений (ЛОС). «Российское законодательство, — поясняет г-жа Лукьященко, — нормирует эмиссию ЛОС с единицы площади окрашенной поверхности. А у американцев это просто норматив летучести содержимого банки. Это не даёт нам сопоставить отечественные материалы и требования LEED. Остаётся один путь: покупать импортные материалы, которые имеют информацию по содержанию ЛОС, адекватную требованиям сертификации. Чуть проще ситуация с напольными покрытиями. Для сертификации достаточно экомаркировки — например, Green Seal, Green Label, FloorScore. К счастью, ковровые покрытия со знаком Green Label в России уже продаются. А вот с напольной плиткой пока пусто. Может, за полгода появится. Время у нас ещё есть». Остаются сущие мелочи. Раздельный сбор отходов — для LEED это обязательное требование. Для сертификации достаточно иметь раздельный сбор, даже если системы раздельного вывоза и утилизации не существует пока. Хотя на бумагу и картон уже есть спрос, стекло требуют сортировать (чего никто не делает), а пластик пока не берут вовсе. «Что ж, — говорит Ксения Лукьященко, — поставим пять контейнеров на улице, раздельные ящики на этажах — и будем надеяться на лучшие времена». Дневное освещение: LEED требует не менее 75% площади, на которой рабочие места имели бы достаточное естественное освещение. Для этого и в «Ренова Лаб», и в «Эко-офисе» предусмотрены зенитные фонари и атриумы,


причём в «Ренова Лаб» атриум будет с общественным пространством и озеленением. Датчики углекислого газа — на фоне всех уже решённых проблем определение места их правильной установки кажется просто мелочью. — Мы планируем сертификацию в два этапа, — поясняет в заключение Ксения Лукьященко. — Сперва проект, потом готовое здание. На первом этапе постараемся заработать баллов по максимуму, чтобы подстраховаться. Баллы за материалы как раз относятся ко второму этапу, на который мы будем подавать после ввода зданий в эксплуатацию. Так что время пока есть. К тому же мы рассчитываем на дополнительные баллы за перевыполнение нескольких требований. Да ещё с прошлого года LEED начал учитывать баллы регионального приоритета для международных проектов. Это когда в зависимости от условий объекта выделяются несколько ключевых пунктов, и если объект по ним получил хотя бы один балл, ещё один поощрительный добавляется автоматически. Для нас это — потребление воды и электроэнергии. Так что, если постараемся, может быть, сможем сертифицироваться и на «золото». Но об этом пока говорить рано.

[август-сентябрь 2013] #6

Михаил Клейбанов, генеральный директор «Ренова Лаб»: Сертификация по LEED — новый интересный опыт. Поэтому мы специально прошли обучение этой системе, чтобы ориентироваться в специфике сертификации. И видим, что LEED условно делится на две части. Первая — это то, что мы и так бы делали. Сантехника, краски, отделочные материалы: если вы хотите применять качественные и современные, они, как правило, будут соответствовать требованиям LEED. Но есть вторая часть — специфика LEED. А именно — зелёные крыши, геотермальное тепло, солнечное тепло. Меня как руководителя компании интересуют возможные затраты в процессе эксплуатации. Например, у нас сейчас стоимость электричества высокая, а тепло сравнительно дешёвое. Поэтому, потратив часть сметы на мероприятия LEED, мы в дальнейшем должны получить экономический эффект. В целях повышения энергоэффективности здания нам советуют использовать альтернативные источники энергии. К примеру, гелиотермальные установки. Хорошо, разместим 44 солнечных коллектора на крыше. Тепловые насосы? Согласен, но мы должны знать энергоэффективность данного решения. По предварительным расчётам, это сэкономит 20% энергозатрат по офисной части здания. Для функционирования теплового насоса мы пробурим 80 скважин, причём несколько пробных уже пробурили для уточнения параметров и проектных решений. А вот от фотоэлектричества в итоге отказались: его использование привело бы к неоправданному усложнению системы электроснабжения объекта, да мы и не хотим превращаться в производителей электроэнергии. У нас объект действительно очень сложный и, можно сказать, уникальный. Возьмите рекуперацию тепла. С одной стороны, у нас будут действительно большие объёмы избыточного тепла, например, от установок для нанесения покрытий. С другой стороны, работа научно-исследовательских лабораторий неритмична, так как это не производство. И поэтому в нашем центре будет внедрена интеллектуальная система управления зданием, включающая в себя климат-контроль и использование избыточного тепла.

Sustainable design/реализация

21


НАЧАТЬ С ЯБЛОК, ВИСЯЩИХ НИЗКО Текст: Сергей Панасенко

Если всё, что вы знаете об Ирландии, это день Святого Патрика, пиво «Гиннесс» и напиток истинных кельтов, бочковой крепости виски «Коннемара», — вам придётся признать, что знаете вы недостаточно. «Зелёный остров» — ещё и мировой лидер в возобновляемой энергетике, ирландские архитекторы побеждают на самых престижных мировых конкурсах зелёной архитектуры, а законодательство страны в области экоустойчивого строительства считается образцовым.

22

Рубрика


В России полным-полно таких низко висящих яблок: простых, недорогих и эффективных решений, которые можно использовать и получить значительную экономию средств и энергии Вы спросите, какое отношение всё это имеет к России? Трое заслуженных ирландских архитекторов открыли специально для работы на российском рынке фирму с почти эйнштейновским названием EC3 (где Е — это environment, то есть окружающая среда, C – community, или сообщество, содружество, общность, и 3 — просто число отцов-основателей) и уверены, что Россия стоит на пороге бума в зелёном строительстве, и их опыт здесь будет востребован. На коллективном творческом счету Шона Харрингтона, Паскаля Махони и Джея Стюарта — работы в России, Латвии, Казахстане, Польше и на Украине (не говоря про многочисленные призовые проекты в Нидерландах, Канаде, Великобритании и, разумеется, Ирландии). Кстати, именно Стюарту, три года возглавлявшему Консультативный совет по строительным нормам и правилам, Ирландия во многом обязана своим прогрессивным законодательством в области устойчивой архитектуры. Все трое известны своими зелёными убеждениями — как профессиональными, так и житейскими: ездят на работу на велосипедах, выступают с лекциями, бесплатно консультируют зелёные общественные инициативные группы. Однако кто нынче в Европе не крутит педали? И я спрашиваю Харрингтона: когда он уверяет, что чувствует ветер перемен, что вряд ли может указать иную команду западных архитекторов, лучше подготовленных для ответа на этот вызов, — он твёрдо уверен в своих словах? Всё-таки Россия — не «страна клеверного листа», тут своя специфика, да и климат… Но он стоит на своём. — Понимаешь, — говорит он, — самое главное — это видеть проблему в целом, не частями. Вы в России думаете, что в Ирландии или Великобритании так уж легко уговорить бизнесмена вкладываться в устойчивое

[август-сентябрь 2013] #6

Шон Харрингтон, архитектор, соучредитель EC3

строительство. Я тебя разочарую. Очень тяжело. Чаще всего застройщик говорит архитектору: вот есть строительные нормы, это закон, я им буду следовать, а сверх того мне ничего не надо, я деньгами сорить не хочу. И тогда вступает государство, одна из задач которого — идти на шаг впереди, показывать частному бизнесу пример. Что заставляет государство так поступать? Вы в России очень зациклены на вопросах экономии энергии. Я понимаю, почему. У вас дома жутко перетоплены и отвратительно проветриваются. Вы греете улицы. И вам кажется, что самое важное, что может сделать устойчивое строительство, — это сократить потребление энергии. Но есть исследования, которые показывают, что неэнергетические выгоды от устойчивого строительства — здоровье, социальная стабильность, удовлетворённость граждан своей жизнью — по ценности в 2,4 раза превышают выгоды чисто энергетические. Особенно у вас, при субсидированных ценах на энергоносители. И ваше правительство постепенно, медленно, но начинает всё это осознавать. Я честно замечаю Шону, что не слишком верю в его цифру (кто и как считал — дело тёмное), но суть, на мой взгляд, даже и не в ней. Суть

в конечном счёте — в деньгах. Частных или бюджетных — но деньгах. И если я догадываюсь, как можно, при определённых условиях, уговорить крупного девелопера дорогого штучного жилья пойти на зелёный проект из соображений престижа, то как подвигнуть на то же – на солнечные панели и прочие устойчивые «навороты» — заказчика бюджетного муниципального жилья, школ и поликлиник, я, признаться, в России не вижу. — Ты совершаешь ту же ошибку, что и многие, — укоряет он меня. — Все начинают сразу думать о солнечных панелях, тепловых насосах и прочих возобновляемых источниках. Но когда мы разрабатываем проект, мы не начинаем с солнечных панелей или двухкамерных стеклопакетов с аргоном. Мы начинаем с ориентации здания. С того, чтобы иметь рациональное соотношение площади окон и площади наружных стен. С того, чтобы окна были освещены надлежащим образом. Всё это не стоит ни копейки. Потом — правильная теплоизоляция, хорошая вентиляция, и не обязательно механическая. Рекуперация тепла: ею часто пренебрегают, а это отличный способ уменьшить потери. Ещё важно — детальные переговоры с буду-

Городское пространство

23


Шон Харрингтон: Вы в России думаете, что в Ирландии или Великобритании легко уговорить бизнесмена вкладываться в устойчивое строительство. Я тебя разочарую. Очень тяжело щими владельцами о том, как здание будет использоваться, чтобы минимум тратить на инжиниринг: архитектура и эксплуатация должны быть между собою гармонично увязаны. А о солнечных нагревателях мы задумываемся, лишь когда до них доходит очередь, на поздних стадиях. Потому что есть столько вещей, которые не менее важны и не менее эффективны, но ещё и дёшевы. Я цитирую Шону часть приказа Федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству от 25 апреля 2013 г. №144/ ГС «О средней рыночной стоимости 1 квадратного метра общей площади жилых помещений по субъектам Российской Федерации на II квартал 2013 года». Эта величина используется, в частности, для определения максимальной цены выкупа квартир государством у застройщиков. Для Москвы имеем 90 тысяч рублей — в остальных регионах меньше, обычно в разы. Спрашиваю: по цене 3000 долларов за квадратный метр — он сможет спроектировать устойчивое муниципальное доступное жильё? Он задумывается на секунду, потом отвечает, что почти уверен, что сможет. — Мы всё время работаем в очень жёстких финансовых ограничениях, — говорит он. — Особенно когда речь идёт о сложных проектах для властей. С государством ты не можешь быть экстравагантным и сорить деньгами. Это значит, что мы очень хорошо подготовлены. Мы знаем, как умно распоряжаться даже малыми суммами. Хотя гораздо легче и проще быть расточительным, чем экономным. Проектировщику всегда сложнее сделать что-то недорого, чем потратив кучу денег. Мы умеем выкручиваться. Другие — нет. Большинство зелёных проектов, которые мы реализовывали, финансировались бюджетами: это школы, муниципальное жильё, здравоохранение. Так что у нас большой опыт.

24

Я всё же не стопроцентно уверен, что опыт, полученный директорами EC3 в Ирландии или Нидерландах, будет релевантным для российских условий. Но Шон настроен довольно оптимистично. — Мы уже нашли несколько муниципальных клиентов, с которыми находимся в стадии согласования контрактов. Например, в Калуге. Конечно, самый дешёвый вариант — оставить всё как есть, вообще ничего не трогать. Но это — сиюминутная экономия без будущего. В долгосрочном плане неизбежна модернизация зданий, и они это понимают. У них нет выхода. И этим картина мало чем отличается от той, с которой мы сталкиваемся дома. Допустим, есть заказчик из бюджета, которому пора модернизировать старые здания. Мы идём к нему и говорим: дайте нам возможность поработать с жителями, поработать с вами в части проекта — и мы покажем вам, как можно сделать то, что вы хотите, в рамках бюджета, но гораздо лучше и интереснее, чем вы ожидаете. Возьми наш проект ретрофита муниципального жилья на Йорк-стрит. Он на годы опережает действующие строительные нормы и правила! А метр в нём стоит столько же, сколько и в здании, которое было бы построено по текущим нормативам. Мораль: если опытный проектировщик включается в процесс на самой ранней стадии, внимательно и тщательно всё взвешивает и выбирает, то он может добиться выдающегося результата за прежние деньги. А знаешь, что происходит дальше? Такой проект становится эталоном, базой для сравнения, моделью для всех проектов. И власти говорят уже бизнесу: вот как можно и, значит, нужно строить. Мы только приступаем к проекту в Калуге — а нас уже рекомендовали тамошнему предпринимателю, у которого агропредприятие в Калужской области, тысячи гектар. У него есть там производство, и ему надо приве-

Городское пространство

7-го августа архитектурное бюро Sean Harrington Architects/EC3design получило престижную награду International Architecture Award за 2013 год от The Chicago Athenaeum: Museum of Architecture and Design и The European Centre for Architecture Art Design and Urban Studies. Награда присуждена за проект гигантских трансформируемых зонтов на Meeting House Square в районе Temple Bar ирландской столицы. The International Architectural Awards — самая почётная награда, вручаемая за наиболее смелые и интересные решения в области городской архитектуры и дизайна.

сти в порядок жильё для работников. А сельское хозяйство у вас — грандиозный источник потерянной энергии, и этот бизнесмен очень современный, образованный, амбициозный, прекрасно понимает, что зелёное строительство — в его интересах. Когда речь заходит об устойчивом строительстве, говорит Шон в заключение, всем мерещатся астрономические бюджеты и космические технологии. Но пока вы не научитесь просто экономно расходовать то простое, что имеете под рукой, нет смысла замахиваться на сложное. Есть такое английское выражение: low lying fruit — это про плоды, висящие на нижних ветках дерева, доступные, не требующие никаких ухищрений, чтобы до них дотянуться. В России полным-полно таких низко висящих яблок: простых, недорогих и эффективных решений, которые можно использовать и получить значительную экономию средств и энергии. Надо только протянуть руку.


…И ЗАЗЕЛЕНЕЕТ КРЫША Текст: Сергей Морозов

26

Согласно старинной символике японского сада, покрытая мхом крыша беседки должна напоминать о скоротечности времени. Изба под замшелой крышей с редкой порослью ольхи или березняка в России издавна была образом бедности. А сегодня «живая», или зелёная, кровля — самый модный архитектурный экотренд, и даже депутаты муниципального собрания района Арбат хлопочут у заместителя мэра Москвы Марата Хуснуллина об организации в районе 20-ти зелёных крыш, и «сад на крыше» включается в перечень изюминок жилого дома на Остоженке с самой высокой в Москве ценой квадратного метра.

Городское пространство


Стоимость создания зелёной крыши зависит от типа крыши, нагрузки на каркас, особенностей архитектуры (крыша ровная или наклонная, с фонарями или без и т. п.), площади, высоты здания, требований обслуживания и ряда других факторов Но современная зелёная крыша не призвана напоминать о мимолётности жизни или оправдывать баснословные расценки. Будучи частью устойчивой модели развития, она служит утилитарной цели: сокращать потребление энергии зданием. За рубежом, где зелёная кровля в такой трактовке используется архитекторами уже не первый десяток лет, давно выработали набор типовых решений и рекомендаций, учитывающих всё – от строительных нормативов до особенностей климата: решений, которые применительно к России ещё только предстоит найти. Один крупный застройщик, планирующий строить под Москвой здание с такой крышей, недавно честно признался в беседе со мной, что по зелёной кровле у него сомнений и вопросов больше, чем ответов, — и все ответы ему придётся добывать самостоятельно. В мире, однако, функционирует с десяток центров, чьи исследования целиком сосредоточены на «живой» кровле. Например, Центр по зелёным крышам университета Шеффилда (Англия) — ведущая национальная организация такого направления. Центр распространяет методическую литературу по зелёным крышам, готовит специалистов и проводит консультации по конкретным проектам. Очевидно, что все, кто задумывается о проектировании зелёной крыши, начинают со стоимости. Стоимость создания зелёной крыши, как указывают в Шеффилде, зависит от типа крыши, нагрузки на каркас, особенностей архитектуры (крыша ровная или наклонная, с фонарями или без и т. п.), площади, высоты здания, требований обслуживания и ряда других факторов. Считается, что зелёная крыша с «интенсивным» видом покрытия, пригодным для создания рекреационной посещаемой зоны, и специальным набором флоры (включающим кустарник и деревья) примерно вдвое дороже

[август-сентябрь 2013] #6

обычной крыши равной площади. Если, однако, активно использовать строительные отходы, а в качестве покрытия выбирать недорогие травянистые растения и даже допускать самосев, цена такой крыши будет намного ниже. В среднем примерная стоимость зелёной крыши начинается от 100 долл. за квадратный метр «экстенсивной» травянистой кровли и может достигать 250 долл. за квадратный метр для кровли типа «сад на крыше». И хотя капитальные затраты для зелёной кровли выше, чем для традиционной, разница компенсируется рядом преимуществ. Во-первых, увеличенным сроком службы. Во-вторых, энергоэффективностью. Зелёные крыши значительно снижают затраты на обогрев или охлаждение. По данным из Германии, даже лёгкая зелёная крыша даёт экономию на электроэнергии до 1 долл. на квадратный метр в год. В третьих, упрощается система сбора дождевой и талой воды. По разным оценкам, зелёные крыши в состоянии абсорбировать до 75% выпадающей влаги. В четвёртых, не стоит забывать об уменьшении затрат на ликвидацию строительного мусора. Разнообразный строительный мусор может быть перемолот и использован в качестве подосновы для насыпного грунтового слоя зелёной крыши. Второй часто возникающий вопрос применительно к зелёным крышам — это, как замечают в Центре, даже не капзатраты, а расходы на сервис. Зелёных крыш, о которых можно забыть после их создания, нет. Но трудоёмкость и стоимость поддержания их в порядке может быть минимизирована до уровня, близкого к затратам на обслуживание обычных крыш. Правильно сконструированная и реализованная зелёная крыша в минимальном исполнении будет требовать раз-два в год стрижку, или тримминг, покрытия, замену погибших растений, очистку стоков от сухой листвы и тра-

Роберт Бергейдж (Robert Berghage) адъюнкт-профессор по растениеводству, директор Центра по исследованию зелёных крыш Университета Пенсильвании (Penn State Center for Green Roof Research), США

Зелёная крыша может быть востребована по множеству причин и мотивов. На мой взгляд, самыми популярными выступают либо сугубо эстетические соображения, либо стремление быть в зелёном архитектурном тренде, либо разнообразные местные нормативы и требования по части сбора и утилизации атмосферных осадков. Но и эстетические мотивы тоже ведь могут оказаться разными. К примеру, это может быть инициатива домовладельца предоставить будущим жильцам возможность контакта с природой, а может — стремление архитектора украсить вид из окон окружающих домов, разнообразить локальный архитектурный ландшафт. К тому же системы оценки устойчивого строительства за организацию зелёных крыш начисляют весомые баллы (скажем, в LEED — до 15 пунктов), что для многих девелоперов может стать существенным стимулом, так как это – коммерчески конвертируемая добавленная стоимость. Делать или не делать зелёную крышу — каждый заказчик решает индивидуально, исходя из своих интересов. Я не думаю, что логично говорить о каких-то универсальных рекомендациях на этот счёт. Строго говоря, зелёную крышу можно устроить практически всюду: вопрос денег. И, конечно, нужно помнить, что зелёных крыш, не требующих регулярного профессионального ухода, не бывает в принципе. Это условие подчас упускают из виду. Можно заложить в проект самую дерзкую и необычную по конструкции зелёную кровлю, а после обнаружить её обслуживание чудовищно сложным и баснословно дорогим. В то же время соображения стоимости и обслуживания не должны быть единственными критериями при выборе конструкции зелёной крыши. Исходить всё же надо из назначения здания и общей задачи, которую решает архитектор. Скажем, если вы строите павильон ботанического сада и крышу делаете частью экспозиции, — это один разговор. А если — гостиницу на курорте, и вы хотите, чтобы постояльцы коротали на крыше время, — другой. Если же это сугубо утилитарная зелёная крыша склада или большого торгового центра, — третий. Обсуждение затрат на устройство крыши — всегда один из самых болезненных этапов переговоров с инвестором. В некоторых странах действуют очень жёсткие и трудновыполнимые требования и нормы по сбору и повторному использованию талой и дождевой воды: все эти подземные резервуары, коллекторы и так далее. Их обустройство подчас влетает в копеечку. В таких счастливых случаях удаётся добиться приемлемых сроков окупаемости зелёной крыши, так как с ней сбор и утилизация атмосферных осадков решается гораздо проще.

Городское пространство

27


Зелёные крыши становятся всё более популярными, потому что позволяют решить многие городские экологические проблемы Стивен Пек (Steven Peck) директор и президент центра «Зелёные крыши для здоровых городов» (Green Roofs for Healthy Cities), Торонто, Канада

вы. Вообще же, по статистике, стоимость обслуживания зелёной кровли колеблется в пределах 7–15 долл. за квадратный метр в год. Озеленить можно любую крышу: главное, чтобы гидроизоляция (мембрана) между растительным слоем и конструкцией была выполнена правильно. Строго говоря, зелёной можно сделать даже вертикальную стену. Но на крышах следует помнить, что при наклоне более 9,5 градусов нужно прибегать к определённым решениям, чтобы не давать воде стекать слишком быстро и удерживать растительный слой от сползания. Обычно это достигается установкой поперечных пластин или штанг, которые должны располагаться тем чаще, чем кровля круче. Такое решение нормально работает примерно до наклона в 35 градусов. Вообще же для крыш с естественным (не искусственным) поливом рекомендуется не превышать уклона 1:60. Проектировщики также обязаны помнить о весовой нагрузке.

28

Она – в особо сложных случаях — может достигать 500 кг/м2. Вес становится критически важным,, когда речь идёт не о строительстве нового здания, а о реновации старого. Большинство же типичных зелёных крыш укладывается в диапазон 100–200 кг/ м2, что вполне в границах, привычных для проектировщиков. В Европе зелёные крыши становятся всё более популярными, потому что позволяют решить многие городские экологические проблемы. Вот почему в Германии, например, существует программа субсидий, покрывающих от 25 до 100 процентов стоимости зелёной крыши. Сейчас 7% новых построек здесь возводятся именно с такой кровлей.

Городское пространство

Зелёные крыши существуют в широком диапазоне вариантов. В одном конце списка — относительно простые и лёгкие травянистые покрытия, сравнительно недорогие и не требующие сложного ухода, но которые исполняют всё, что от них ожидают: надёжно укрывают основание кровли, захватывают и удерживают дождевую воду, обеспечивают теплоизоляцию, радуют глаз. С другой стороны — изощрённые структуры с питательным слоем не менее чем метровой толщины, позволяющим высаживать даже деревья, с зонами пассивного отдыха, спортплощадками, лужайками для концертов, искусственно подобранной флорой и даже пасеками. Так что проектировщикам всегда есть от чего отталкиваться. Зелёные крыши сейчас устраивают как в новых домах, так и — нередко — в старых. Когда речь идёт о новом доме, самое разумное — думать о зелёной крыше как о дополнительном этаже. Мне кажется более верным, чтобы зелёной крышей жильцы активно пользовались, а не просто любовались. Если же зелёная крыша делается в старом доме, то на первое место выходят соображения защиты постройки от влаги и потерь тепла или перегрева. Одно из преимуществ зелёной крыши — значительное увеличение срока службы перекрытия: до сорока лет и более. Но здесь необходимо помнить о повышенной нагрузке на конструкцию, за чем должны следить инженеры-проектировщики. В общем, при проектировании зелёной крыши надо исходить из потребностей и условий конкретного заказчика и конкретного объекта. И, конечно, не забывать, что любая зелёная крыша будет требовать присмотра и ухода. Существуют десятки вариантов реализации зелёной крыши, зависящих от местных климатических условий, пожеланий заказчика, квалификации проектировщиков, доступности строительных материалов и оборудования и так далее. Но есть три базовых, критических пункта, без соблюдения которых зелёная крыша прекращает существовать. Первое: она является интегральной частью конструкции здания, не декорацией. Второе: водонепроницаемость должна быть обеспечена во что бы то ни стало. Третье: грамотный уход за крышей должен быть гарантирован на весь срок её службы.


BUZON + Greenskin Box Оригинальное решение застарелой проблемы

П

лоские кровли сегодня популярны, как никогда прежде. Причина проста: при большой площади здания плоская кровля стоит гораздо дешевле, чем скатная крыша. К тому же плоская крыша — это дополнительное пространство, которое можно использовать. Единственное, что тормозит развитие эксплуатируемых кровель, — это опасения (реальные или надуманные) тех сложностей, с которыми придётся столкнуться при их оборудовании. Между тем в Европе, где эксплуатируемые крыши появились давно, давно же и научились справляться с сопутствующими проблемами. В качестве одного из решений посмотрим на технологию быстрого возведения полов бельгийской компании BUZON Pedestal International S.A. С 1987 года BUZON реализовала огромное количество проектов, начиная от фальш-полов промышленных предприятий (химических, металлургических, машиностроительных) и нефтедобывающих платформ до разнообразных террас как на земле, так и на крышах зданий: рекреационных, для проведения массовых мероприятий и так далее. Есть на счету бельгийцев и столь модные сегодня зелёные крыши с самой разной удельной нагрузкой. В основе технологии BUZON лежит система регулируемых винтовых опор, по принципу действия аналогичных винтовым домкратам. Поверх этих опор и укладывается несущий настил. Опоры имеют регулируемую высоту в пределах от 28 мм до 1030 мм, обеспечивая с точностью до 1 мм плавное регулирование уровня покрытия. Универсальность и простота монтажа

[август-сентябрь 2013] #6

системы опор позволяет применять их на кровельных поверхностях различной конфигурации и с уклонами до 6% в разных направлениях. Неровности основания также перестают быть проблемой. Опоры BUZON можно устанавливать непосредственно на гидроизоляцию кровли без её повреждения на весь срок эксплуатации: это особенно ценно в случаях ретрофиттинга, когда работы ведутся на уже существующей кровле без её реконструкции. Тем самым значительно сокращается смета на обустройство эксплуатируемой кровли. Опоры производятся из полипропилена, они влаго - и морозостойки, не гниют, не разрушаются. Они прошли все необходимые испытания на соответствие стандартам безопасности. Каждая опора способна держать нагрузку более 1000 кг. Рабочий диапазон температур от –40° до +80°С. Монтажники и заказчики оценят ещё одно преимущество системы BUZON: она позволяет легко и быстро, без больших хлопот, убрать под настил любые кабели, трубопроводы, шнуры и иную подобную арматуру, которая вечно путается под ногами и создаёт неудобства. Поскольку сегодня самым распространённым и модным форматом эксплуатируемой кровли является организация здесь зелёных зон, рассмотрим более детально, какие преимущества система BUZON предоставляет архитекторам и заказчикам в этом случае. Технические проблемы создания традиционных многослойных зелёных крыш — интенсивных или экстенсивных — хорошо известны. Это спол-

Городское пространство

29


Собранные в систему лотки, установленные на специальный настил, крепятся на опорах BUZON. Техническое пространство между гидроизоляцией и зелёной крышей используется для прокладки коммуникаций

Москва, Нижняя Сыромятническая, д. 10 строение 3, офис 63.2/2 +7 (495) 787 02 97, 787 02 98 www.buzon-opora.ru

30

Городское пространство

зание грунта, значительная весовая нагрузка на каркас здания, риск нарушения гидроизоляции кровли корнями растений и микроорганизмами и многое другое. Из анализа этих сложностей возникло совместное с бельгийской же компанией Greenskin решение компанией BUZON по укладке лотков для организации зелёной крыши Greenskin Box на регулируемые опоры BUZON. Что представляет собой система лотков Greenskin Box? Это изготовленные из полиэтилена низкого давления поддоны размером 40 х 40 см со встроенными резервуарами для воды, дренажными отверстиями, фильтрами и другими особенностями, позволяющими устанавливать дополнительно солнечные батареи, декоративные элементы, системы автоматического полива и дополнительного освещения. Лотки сцепляются между собой, образуя единое покрытие, устойчивое к ветровым нагрузкам. Ячейки поддонов после установки заполняются грунтом, куда высеваются или высаживаются растения: седумы, газонные травы, даже кустарник или небольшие деревья. Собранные в систему лотки, установленные на специальный настил, крепятся на опорах BUZON. Техническое пространство между гидроизоляцией и зелёной крышей используется для прокладки коммуникаций, сети шлангов для полива, а также обеспечивает простой и быстрый доступ персоналу для контроля состояния гидроизоляционного слоя или его ремонта. Воздушная «подушка» служит также противокорневой защитой, предотвращая их прорастание. Масса собранной конструкции – не более 60 кг/кв. м (во влагонасыщенном состоянии с учетом высаженных растений). Компактные и легкие модули Greenskin Box позволяют быстро и качественно создавать зеленые крыши различной конфигурации.

Модульная система Greenskin Box на опорах BUZON предотвращает сползание грунта благодаря отсутствию горизонтального течения дождевых вод, обеспечивает быстроту и простоту установки или замены элементов зелёной крыши в любое время года, предоставляет возможность технического обслуживания гидроизоляции без полного демонтажа (уничтожения) травяного покрытия. Конструктивное решение модуля Greenskin Box обеспечивает быстрый водоотвод при сильных осадках, но создаёт необходимый резерв влаги на сухой период. Итак, что же даёт система регулируемых опор BUZON в сочетании с модулями Greenskin Box? Для архитекторов это — простор планировочных решений, возможность легко создавать комбинации из нескольких вариантов эксплуатируемых кровель, совместимость зелёной зоны любой конфигурации с любыми видами основания уже существующей кровли (гидроизоляция, металл, дерево, бетон). Для монтажников — точные и быстрые монтаж и регулировка горизонтальных уровней относительно уклона кровли, возможность проведения работ в зимнее время, значительная экономия рабочего времени. А заказчик оценит то, что модули Greenskin Box на регулируемых опорах BUZON открывают возможность установки дополнительного оборудования на крыше: террасных дорожек и смотровых площадок, освещения, рекламных конструкций и прочего, обеспечивают хорошее охлаждение крыши и предупреждают её перегрев (это особенно важно для энергоэффективных зданий). Важно также, что простота и скорость монтажа фактически означают экономию на достаточно сложном и затратном этапе модернизации здания.


Гипс входит в состав штукатурки. И не только. Однако гипс гипсу рознь. Самый «зелёный» — сульфогипс: в нём нет вредных примесей, и он — побочный продукт работы очистных установок ТЭС. А есть фосфогипс: отходы производства минеральных удобрений, содержащие примеси стронция. И хотя слой штукатурки в помещении довольно тонок и уровень облучения ничтожен, вряд ли кто-то предпочтёт в доме второе первому. Однако некоторые фирмы выпускают строительные материалы именно с фосфогипсом — так дешевле. И вот вопрос: откуда проектировщику или застройщику взять достоверную информацию о составе и происхождении строительных материалов? Что подтвердит оценщикам BREEAM, LEED или DGNB экологический уровень сантехнического оборудования или облицовочных материалов, чтобы получить драгоценные баллы за зелёные комплектующие и сырьё? «Экологическая маркировка», — отвечает Анна Матягина, доцент Московского государственного технического университета гражданской авиации и глава представительства НП «Экологический союз» в Москве. [август-сентябрь 2013] #6

Вопрос доверия Текст: Роман Беликов Собственно, в идее маркировки как носителе информации о продукте нет ничего нового. Мы ежедневно изучаем десятки наклеек, знаков и эмблем на товаре, стараясь извлечь из них максимум значимой потребительской информации. Но если в России экологическая маркировка пока ещё сравнительно редка, то за рубежом картина обратная. Знаков экологической маркировки продукции — целое изобилие, но, тем не менее, организации и даже фирмы придумывают себе новые и новые. Например, японская компания «Шимадзу» — один из крупнейших производителей аналитического, испытательного и диагностического оборудования — взяла и изобрела в 2012 году собственный экознак для своей продукции. И получается, что дело уже не в отсутствии информации как таковой. Дело, как пел Билли Джоэл, в доверии.

Что же, в таком случае, должна представлять собой экологическая маркировка, как должна быть организована, чтобы ей можно было доверять? — Прежде всего, следует различать экологическую маркировку I и III типов, — говорит Анна Матягина. — В основе обеих — оценка по жизненному циклу (Life Cycle Assessment, LCA). Но программа маркировки I типа, или собственно экологическая маркировка как таковая, предполагает, что процедуру оценки проводит «от» и «до» самостоятельный орган по сертификации, и он же принимает решение о соответствии продукции экологическим критериям. То есть экологическая маркировка I типа — это программа сертификации по большому числу критериев, по итогам которой выдаётся лицензия на использование экологического знака, свидетельствующего об общей эко-

Зелёные стандарты

31


Большинство программ экомаркировки I типа входит во Всемирную организацию экомаркировки (Global Ecolabelling Network, GEN), созданную в 1994 году. Основная её цель — продвижение экологической маркировки во всём мире логической предпочтительности продукции в рамках определённой группы однородной продукции. Другими словами, экомаркировка I типа — это знак на упаковке, однозначно говорящий потребителю, что перед ним – лучший по экологическим характеристикам в своей категории продукт. Экомаркировка III типа исходит из того, что компания сама составляет отчёт о влиянии своей продукции на окружающую среду, называемый «экологической декларацией продукции» (EPD). EPD – это всесторонний отчёт о составе и экологических характеристиках продукта, подготовленный на основе оценки LCA и получивший подтверждение третьей стороны о достоверности представленных в нём данных. Чаще всего отчёт содержит следующую информацию: количество CO2, выбрасываемого в атмосферу при производстве данного продукта, характеристики продукта, влияющие на глобальное потепление, на разрушение озонового слоя, подкисление почв и природных вод, заболачивание водоёмов и ухудшение абиотической среды. В отчёте могут содержаться и другие данные, касающиеся влияния товара на природу и на здоровье человека. EPD – исчерпывающий, основанный на достоверных и проверенных фактах документ, соответствующий международному стандарту ISO 14025–2006 «Экологические этикетки и декларации. Экологическая маркировка типа III. Принципы и процедуры». Но EPD и LCA — не одно и то же. LCA – важнейшая часть EPD, предварительный этап экологической декларации. LCA оценивает воздействие продукта на окружающую среду на основе изучения его полного жизненного цикла. На основе содержащихся в LCA-отчёте показателей производители оценивают экологический ущерб и, соответственно, вносят коррективы в процесс производства, более тщательно выбирают исходные материалы и при необходимости перестраивают всю производственную цепочку. Подготовить LCA-отчёт можно либо самостоятельно, либо воспользовавшись услугами третьих лиц. На основе LCA-отчёта, а также разработанных «Правил категорий продукции» (PCR) и составляется EPD. В итоге

32

Зелёные стандарты

компания получает отчёт об экологических характеристиках своего продукта (например, теплоизоляционного материала) на протяжении всего его жизненного цикла. Создаётся исчерпывающе ясное представление о количестве энергии, воды, материалов, потребляемых во время производства продукта и во время его использования. Такой отчёт полезен для предоставления бизнес-партнёрам, заказчикам, архитекторам. Простому потребителю он мало что скажет. Важно, что EPD не даёт положительной или отрицательной оценки: в нём лишь констатируются конкретные количественные параметры, на основании изучения которых каждый делает собственные выводы. Экомаркировка I типа, напротив, однозначно трактует продукт как экологически безопасный, сообщая об этом простым способом: через знак на упаковке. — Конечно, — соглашается г-жа Матягина, — эффективность такой программы, доверие к ней определяется в первую очередь доверием к реализующей её организации, открытостью информации о критериях оценки и их ясностью. Органом по сертификации чаще всего является некоммерческая и негосударственная организация. В России система сертификации должна быть обязательно зарегистрирована в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии. Разумеется, доверие к сертифицирующей организации и, соответственно, к её вердикту не появляется за один день. Вспомним, к примеру, программу сертификации Лесного попечительского совета (FSC). За ней стоит широкое общественное признание мирового авторитета организации и полезности её деятельности. Такие же принципы приложимы и к другим организациям, выдающим экологические сертификаты. Большинство программ экомаркировки I типа входят во Всемирную организацию экомаркировки (Global Ecolabelling Network, GEN), созданную в 1994 году. Основная её цель — продвижение экологической маркировки во всём мире. Она объединяет 26 программ из 50 стран мира. В России потребителям уже знакомы немецкий «Голубой ангел» (Blaue Engel), «Европейский цветок»

Европейского Союза, «Северный лебедь» (Nordic Swan) скандинавских стран, канадское «ЭкоЛого» и ряд других. Вообще же, практически в каждой стране действует собственная программа экомаркировки I типа. Большая часть из них участвует в Международной программе взаимопризнания экомаркировок I типа (GENICES). Для них при выводе строительных материалов на рынки других стран предусмотрена облегчённая процедура подтверждения соответствия, разрешающая использовать знак программы, действующей именно в этой стране: своеобразный взаимозачёт (при условии совпадения критериев присвоения экомаркировки). Важно, что большинство всех действующих программ экомаркировки доступны глобально. Любая компания, независимо от национальной принадлежности, может её получить. Авторитет некоторых систем добровольной сертификации настолько высок, что качество товаров, промаркированных этими знаками, не вызывает сомнений, и при продаже продукции со знаками таких систем на российском рынке это уже считается гарантией качества. Если говорить об экосертификации III типа, то самые авторитетные в настоящее время организации, занимающиеся подтверждением соответствия EPD, — это немецкий Institut Bauen und Umwelt, International EPD System (Швеция) и UL Environment (США). В России существует одна развитая и международно признанная система добровольной экологической сертификации I типа — это «Листок жизни», разработанный в 2001 году некоммерческим партнёрством «Санкт-Петербургский экологический союз» (с 2013-го — НП «Экологический союз»). В рамках данной системы может быть сертифицирована такая строительная продукция, как теплоизоляционные материалы, гипсокартонные и гипсоволокнистые листы, сухие строительные смеси, изделия из листового стекла, напольные покрытия и так далее. Лицензиатами «Листка жизни» уже стали такие крупные международные компании, как Tarkett и Saint-Gobain. НП «Экологический союз» также оказывает помощь компаниям в разработке


Экомаркировка III типа исходит из того, что компания сама составляет отчёт о влиянии своей продукции на окружающую среду, называемый «экологической декларацией продукции» (EPD) и подтверждении экологических деклараций продукции. В 2013-м НП стало партнёром нескольких компетентных международных организаций, аккредитованных для проведения оценки жизненного цикла (LCA) и выдачи декларации EPD. Это значит, что при помощи «Экологического союза» российская компания может получить EPD, не обращаясь напрямую в иностранные органы по сертификации. Сбор данных для оценки жизненного цикла проводится экспертами организации, а окончательный расчёт и сертификат оформляются зарубежным партнёром. К сожалению, основной массой российских производителей стройматериалов и оборудования экологическая маркировка как маркетинговое преимущество пока не оценена, затраты на неё представляются им нецелесоо-

[август-сентябрь 2013] #6

бразными. Оттого экомаркировка на отечественной продукции появляется только в результате активности зарубежных владельцев. К примеру, компания VitrA, входящая в состав турецкого холдинга Eczacıbaşı и имеющая завод в подмосковном Серпухове, располагает целым букетом экомаркировок продукции: Greenguard и Greenguard Gold от американской UL Environment (2013), «Европейский цветок» на керамическую плитку (2011), экологическая декларация (EPD) на керамогранит, выданная Институтом строительных методов и экологических технологий (IBU). Но список таких примеров остаётся до боли коротким. Специфической сложностью в российских условиях является условие оценки именно по жизненному циклу. Да, существует международный стандарт ISO 14040–14043,

которым унифицирована методология LCA и создана возможность сравнения результатов разных анализов. Соответственно, имеется и отечественный ГОСТ Р ИСО 14040– 43. Но достаточно даже бегло взглянуть на содержание двух важнейших этапов LCA – инвентаризационного анализа жизненного цикла и оценки воздействия на протяжении жизненного цикла, — чтобы ощутить, почему в России методология LCA пока не получила заметного развития и практического применения. Именно поэтому в России можно встретить успешные примеры функционирования программы экомаркировки I типа, основанной на методологии LCA, но экологические декларации III типа не получили широкого развития, так как требуют более глубокой, не только качественной, но и количественной оценки жизненного цикла.

Зелёные стандарты

33


ИНСТРУКЦИЯ ПО ПОЛЬЗОВАНИЮ Пассивный дом – это дом, в котором зависимость от внешних источников энергии, прежде всего для отопления, сведена к минимуму. Но когда от общей теории мы начинаем двигаться к частностям практики, возникает множество нюансов, о которых будущим хозяевам пассивных зданий следует знать заранее. Каких нюансов? Об этом — наша новая беседа с директором Института пассивного дома Александром Елоховым. — Представьте себе сколоченный из досок сарай, — начинает г-н Елохов, — в котором проектировщик запланировал разместить несколько старых ламповых телевизоров, холодильников 70-х годов прошлого века, мощное освещение с помощью ламп накаливания, электрическую плиту с духовой печью и т. п. Выделяемого ими тепла может оказаться достаточно для того, чтобы сарай вообще не отапливать. Идеальный пассивный дом, обогреваемый от собственных внутренних источников? Формально — да. А фактически? Это, конечно, карикатура, но заставляющая задуматься. В конце концов, желание жителя любого дома — хоть

34

Энергоэффективность

пассивного, хоть самого обыкновенного, — экономить на потреблении непрерывно дорожающей энергии как можно больше. Пассивный дом тем и привлекателен, что его концепция полностью отвечает этим стремлениям. Но когда мы переходим к расчёту совокупного энергетического баланса такого дома, необходимо иметь в виду, что в нём есть часть, полностью зависящая от проектировщика и строителей, но есть и часть, находящаяся в руках потребителя. Так что то, какими будут в конечном счёте эти затраты, определяется действиями обеих сторон, а не одной. Начнём с потребителей электрической энергии в пассивном доме.

В пассивном доме максимальный суммарной удельный расход первичной энергии ограничен 120 кВт·ч на кв. м энергозависимой площади (расчётной площади по методике PHPP для пассивного дома) в год. Для пассивного дома главным внутренним инженерным потребителем является, вентиляционная установка с рекуперацией тепла, которая при необходимости оснащается калорифером и может догревать приточный воздух и служить альтернативной системой отопления. Без хорошей вентиляции не может быть пассивного дома. Но вентустановки, которые сертифицируются под пассивный дом, должны потреблять минимум энергии. «Есть несколько лидеров


Александр Елохов: Количество моделей тепловых насосов на нашем рынке очень велико, но подбирать тепловой насос надо, исходя из возможных потребностей ГВС в производстве такого оборудования, — говорит г-н Елохов. — Это, например, Zehnder или Paul, с расходом электрической энергии всего 0,29 Вт на кубометр прогоняемого воздуха, и ещё с возвратом влаги. Есть даже более продвинутые установки, например, Menerga потребляет всего до 0,25 Вт на кубометр, но такие климатические установки достаточно дороги, и чаще всего их использование оправдано для больших зданий, например, школ или плавательных бассейнов, где необходимо поддерживать определённый микроклимат». Из инженерного оборудования в пассивных домах также могут использоваться тепловые насосы. «Это не обязательное устройство для пассивного дома, — качает головой г-н Елохов. — Основное в пассивном доме — замкнутый теплоизоляционный контур, отсутствие тепловых мостов, герметичный воздухонепроницаемый контур, эффективные окна и механическая система вентиляции с рекуперацией тепла. А как именно отапливать дом — это уже вторая задача, которая зачастую тесно связана с выработкой ГВС. Затраты энергии на нагрев воды в пассивном доме часто значительно превышают затраты на отопление». Естественно, всё инженерное оборудование полностью или частично также является внутренним источником тепла для дома (реже — источником холода, как, например, увлажнители). В расчётах энергетического баланса жилого пассивного дома принимается, что на один квадратный метр энергозависимой площади принимается 2 Вт внутренних тепловыделений (внутренних источников тепла — ВИТ). Если у вас дом площадью 100 кв. м, то получается 0,2 кВт. Величина ВИТ тесно связана с летним режимом. В обычном доме об этом никто особо не беспокоится, говорит Александр Елохов: в россий-

[август-сентябрь 2013] #6

ских нормативах и СНиПах для жилых зданий этому не придают особого внимания. А в пассивном доме борьба с перегревом — это дополнительные затраты энергии и, значит, денег на добавочное охлаждение здания. По методике пассивного дома, летний режим обязательно прорабатывается: смотрят, какая возможна частота перегрева, какую ориентацию окон лучше применять, какие варианты солнцезащиты следует закладывать в проект. Идёт поиск компромисса между поступлением тепла извне и его генерацией внутри дома. Больше окна — больше света, меньше потребность в искусственном освещении, но больше и тепловой поток снаружи. Всё должно быть тщательно просчитано и учтено в проекте. Очень интересным является использование ночного проветривания (естественного или за счёт механической вентиляции) или использование грунтового теплообменника для дополнительного охлаждения, практически без затрат энергии. Удельный расход холода в пассивном доме, также как и удельный расход тепловой энергии на отопление, не должен превышать значения 15 кВт·ч/м2 энергозависимой площади в год. С точки зрения первичной энергии, поясняет Александр Елохов, в наших условиях оптимальным для системы отопления остаётся природный газ. Если газа нет, а есть только электричество, то возможны варианты. Допустим, можно использовать тепловой насос. Количество моделей тепловых насосов на нашем рынке очень велико, но подбирать тепловой насос надо исходя из возможных потребностей ГВС. Для жилого дома тепловой насос может обеспечивать ГВС с более низким коэффициентом преобразования, чем при стандартных условиях, которые позиционируются производителями. Для офисных зданий, где ГВС сведено к минимуму, тепловые насосы могут оказаться более востребованны-

Энергоэффективность

35


Главные испытания и пассивный дом, и его хозяина ждут не в процессе проектирования и строительства, а в процессе эксплуатации. Дом наполняется жильцами, бытовой или офисной техникой, и здесь расчёты вступают в столкновение с объективной реальностью ми как для отопления, так и для охлаждения. Сложности возникнут там, где газовое отопление невозможно, — скажем, в связи с отсутствием магистрального газа. При прямом электрическом отоплении коэффициент полезного использования первичного энергоресурса равен 0,3. Иными словами, нужно использовать 3 единицы первичного энергоресурса на источнике (газ в недрах, нефть в скважине и т. д.), чтобы получить 1 единицу электрической энергии у потребителя. При таких условиях уложиться в предельные 120 кВт·ч/м2 энергозависимой площади в год, о которых шла речь выше, практически нереально. — Конечно, — продолжает Александр Елохов, — мы можем использовать фотогальванические панели, которые компенсируют нам часть затрат на электричество. В тепловом балансе здания это, к сожалению, учтено не будет, это своего рода бонус. Но, в принципе, некоторое потребление мы можем закрывать. К несчастью, такие панели сами по себе пока довольно дороги, их эффективность не столь высока, как хотелось бы, и оттого стоимость энергии значительно выше традиционной. Поэтому до сих пор в странах Западной Европы их использование дотируется. Однако главные испытания и пассивный дом, и его хозяина ждут не в процессе проектирования и строительства, а в процессе эксплуатации. Дом наполняется жильцами, бытовой или офисной техникой, и здесь расчёты вступают в столкновение с объективной реальностью. Не существует бытовой техники специально для пассивного дома. Но потребитель должен помнить и учитывать, что изначально пассивный дом предполагает более жёсткие, чем у обычного дома, требования к электроприборам и оборудованию. Если в обычном доме потребитель, эксплуатируя устаревшую,

36

Энергоэффективность

энергонеэффективную технику, платит только за повышенное потребление электроэнергии этой техникой, то в пассивном доме он будет переплачивать ещё и за дополнительные тепловыделения, которые предстоит компенсировать охлаждением. Александр Елохов подчёркивает: «Только сочетание пассивного дома с современным энергоэффективным оборудованием классов не ниже А или А+ позволит вписаться в предел 2 ватта на квадратный метр энергозависимой площади для жилых помещений или 3,5 ватта для офисных. У нас были случаи, когда нам удавалось для жилых зданий добиться 1,5 и даже 1,3 ватта с учётом всей бытовой техники и инженерного оборудования». Разумеется, об этом следует в первую очередь помнить в пассивных офисах, где концентрация людей и техники на квадратный метр площади в разы больше, чем в жилых постройках. И хотя на всякий случай все системы пассивного дома проектируются с запасом, приходится особенно внимательно смотреть на все параметры в расчётах, на внутренние источники тепла, их качество и количество. Надо добиваться оптимизации проекта по энергопотреблению — что и является главной задачей перехода к пассивному домостроению. Естественно, в зависимости от назначения здания центр тяжести энергопотребления сдвигается в ту или иную сторону. Для жилого дома это, вероятнее всего, будет бытовая техника, а для типичного бизнес-центра, говорит Александр Елохов, на первое место выйдут освещение и офисная техника, а затем уж всё остальное. Поскольку проживание в пассивном доме имеет свои особенности, в своё время и в Германии, когда там пассивные дома были диковинкой, и не так давно в Белоруссии для въезжавших в первый многоквартиный жилой энергоэффективный дом выпускались специальные памятки, инструкции

по пользованию: что стоит и что не стоит делать в таких домах, каковы могут быть последствия. Классическим вопросом всех жильцов было: «А можно ли нам открывать окна?» — на что всегда следовал один ответ: «В этом нет необходимости, но в принципе, да, можно, хотя за это придётся заплатить, так как система вынуждена будет работать не в оптимальном режиме». Также следует обязательно помнить о целевом выборе бытовой или профессиональной техники для пассивного дома. Энергоэффективная техника, к примеру, сертифицированная по программе Energy Star, может иметь разные уровни технических параметров (потребления энергии, выделения тепла, электромагнитного излучения и другого). При этом, разумеется, более эффективная техника дороже — но зависимость между техническим уровнем и ценой не носит линейный характер, что порой вводит покупателей в заблуждение. Так, например, по данным Energy Star, холодильники с морозильной камерой с характеристиками на 20% выше базовых будут стоить в среднем на 50 долларов дороже, но прирост эффективности на 25% обойдётся покупателю уже в 100 долларов, а за 30% у него могут попросить вдвое больше — 200 долларов. Если же приобретать оборудование топ-класса с характеристиками на 35% выше базовых, премия составит 250–300 долларов. Эти характеристики и затраты стоит обсудить с проектировщиками пассивного дома и сопоставить их с будущими возможными затратами на использование менее дорогой техники попроще.

Партнёр рубрики:


За последние годы стремление к экологичности охватило практически все сферы деятельности человека. Тенденция, в свою очередь, нашла отклик и в различных промышленных отраслях, что связано с господствующими идеями устойчивого развития. Благодаря широте этого понятия оно нашло отражение во всех областях жизни общества. Как правило, это выражается в стремлении применять экологически дружественные технологии и материалы, принципиально уделять больше внимания вопросам использования ресурсов и охраны окружающей среды.

Проблема рубок и обезлесения

Лесное дело Текст: Екатерина Брусиловская

38

Рубрика

Идеи устойчивого развития коснулись и вопросов лесопользования. По данным ФАО, леса покрывают 31% всей площади Земли, их общая площадь составляет чуть более 4 млрд. га. За последние 10 лет (с 2000-го по 2010 годы) ежегодно около 13 млн. га лесов сводилось в пользу других видов землепользования или гибло по естественным причинам. В 1990-х ситуация была ещё печальнее — этот показатель составлял 16 млн. га в год. Несмотря на признание проблемы обезлесения, человечество не может выжить без использования древесных ресурсов. К тому же у лесных ресурсов есть очевидное преимущество — это ресурс возобновляемый. Однако возобновляемый только при условии грамотного использования. В качестве ответа на глобальные лесные проблемы и возникли идеи устойчивого лесоуправления. По принятии данной идеи, меняется сама цель лесоуправления. Теперь это не выращивание леса, где наибольшее внимание уделялось объёмам запасов древесины. Цель устойчивого лесоуправления — формирование лесной экосистемы, обладающей различными ресурсами и функциями.


Одним из основных эффективных инструментов устойчивого лесопользования является добровольная лесная сертификация. Она бывает как национальной, так и международной Одним из основных эффективных инструментов устойчивого лесопользования является добровольная лесная сертификация. Существует несколько схем добровольной лесной сертификации — как национальных, так и международных. Суть всех этих схем примерно одинаковая: принятие лесозаготовителем и лесопереработчиком ряда дополнительных обязательств — экологических, социальных и других. Выполнение этих требований регулярно подтверждается независимой третьей стороной. Причём одно из главных требований — легальность и известность происхождения древесины.

Появление Лесного попечительского совета Наиболее популярной схемой добровольной лесной сертификации является схема Лесного попечительского совета. Лесной попечительский совет (Forest Stewardship council, FSC) был основан в 1993 году в Торонто по инициативе различных экологических и лесопромышленных организаций. Это международная некоммерческая неправительственная организация, деятельность которой ориентирована на: — разработку глобальных стандартов ответственного управления лесами; — аккредитацию независимых сертификационных органов; — разработку правил использования торговой марки FSC; — формирование спроса на сертифицированную лесную продукцию на экологически чувствительных рынках. Компании, прошедшие сертификацию по схеме Лесного попечительского совета, получают право маркировать свою продукцию логотипом FSC («дерево с галочкой»), а также использовать логотип в рекламных целях для продвижения своего статуса сертифицированной компании. На конец мая в мире по стандартам FSC сертифицировано 180 млн. га,

[август-сентябрь 2013] #6

выдано свыше 27 000 сертификатов. Узнаваемость логотипа FSC в некоторых странах достигает 60%.

Лесной попечительский совет в России В России первый сертификат FSC был выдан в 2000 году. На сегодняшний день площадь FSC-сертифицированных лесов в России составляет около 35 млн. га, это около четверти всех лесов, переданных в аренду. Россия по площади сертифицированных лесов занимает второе место в мире после Канады. Среди держателей сертификата FSC — 10 крупнейших российских лесопромышленных компаний. Структура рынка FSC-сертифицированной продукции на данный момент такова: значительную долю рынка составляют круглый лес, пиломатериалы, фанера и ДСП. Около половины целлюлознобумажных комбинатов также являются держателями сертификатов FSC. Доля продукции, направленной на конечного потребителя, и той, которую можно увидеть на прилавках магазинов, пока недостаточно велика. Однако уже сейчас логотип FSC можно увидеть на пакетах с соком, обойных рулонах,

бумажных салфетках, туалетной бумаге, офисной бумаге, садовой мебели и даже на этикетках одежды. Помимо предложения, активно развивается и спрос на FSC-сертифицированную продукцию. Например, требование использовать FSC-сертифицированные материалы включено в программы по государственным закупкам ряда стран, входит в корпоративную политику крупных компаний.

Использование FSC-сертифицированной древесины — стандарт экологичного строительства Необходимость использования сертифицированных материалов прописана и в международных стандартах по экостроительству. Существует заблуждение, что само по себе использование дерева в строительстве экологично. Например, потому, что это возобновляемый природный ресурс, потому, что он не содержит вредных примесей, или потому, что дерево безопасно для людей. Однако, как уже говорилось выше, древесина, заготовленная незаконно или, например, из запрещённых к вырубке пород деревьев, не может считаться экологичным материалом.

Зелёные стандарты

39


Древесина, заготовленная незаконно или, например, из запрещённых к вырубке пород деревьев, не может считаться экологичным материалом Именно поэтому при экологической сертификации объектов недвижимости или просто в крупных имиджевых проектах предпочтение отдается FSCсертифицированным строительным материалам. Например, за использование FSC-сертифицированных материалов при сертификации LEED даются дополнительные баллы. Один балл по критерию MR 7 (критерий №7: материалы и ресурсы) даётся, если в проекте не менее 50% (по стоимости) материалов и продукции являются FSC-сертифицированными. К ним относятся несущие конструкции, каркас, покрытие пола, отделка, меблировка, арендуемые временные строительные сооружения. Для удовлетворения критерия MR 7 в системе LEED заявителю достаточно предоставить счета и транспортные документы от компаниидержателя сертификата FSC. В этих документах компания должна уточнить тип товара, стоимость за единицу, описание продукции в соответствии с требованиями FSC, а также номер FSC-сертификата компании. В стандарте экологического строительства BREEAM также можно получить баллы за использование FSCсертифицированных строительных материалов. По критерию МАТ2 (материалы из «ответственных» источников: базовые строительные материалы) можно получить три балла. Использование сертифицированных материалов прописано и в национальном стандарте «ГОСТ Р 54964–2012 Оценка соответствия. Экологические требования к объектам недвижимости». В самой системе FSC также существует отдельный стандарт для сертификации проектов. Для этого минимум 50% стоимости или объёма строительного материала должно быть FSC-сертифицировано.

40

Зелёные стандарты

Экологичные Олимпийские игры Начиная с Олимпийских игр 1994 года в Лиллехаммере, большое внимание уделяется экологическим вопросам организации и проведения соревнований. Так, некоторые сооружения для Олимпиады в Ванкувере были сертифицированы по стандарту LEED. При строительстве Олимпийского парка в Лондоне активно использовалась FSCсертифицированная древесина (более двух третей от общего объёма). Двумя замечательными примерами использования FSC-материалов являются олимпийская деревня и велодром. Компания-застройщик олимпийской деревни использовала FSC-сертифицированные материалы, чтобы набрать необходимое количество баллов для сертификации по системе BREEAM. При строительстве велодрома было использовано свыше 5 тыс. кв. м сертифицированной древесины западного красного кедра. В строительстве самого трека применялась древесина кедра сибирского, также полученного из ответственно управляемых лесов. Для Олимпийских игр в Сочи также был написан и принят так называемый «Корпоративный олимпийский зелёный стандарт». В стандарте по ключевому направлению «материалы и отходы» предусмотрено использование при строительстве и отделке сертифицированной древесины и изделий из неё. Согласно «Экологическим требованиям к производителям

(поставщикам) основных строительных материалов, изделий, конструкций для олимпийских объектов строительства», наличие сертификата FSC для поставщиков продукции деревообработки/деревопереработки является обязательным и входит в перечень критериев определения ответственных производителей. Например, FSC-сертифицированная древесина использовалась при строительстве санно-бобслейной трассы, при строительстве объектов временной инфраструктуры. Добавим, что все 10 ключевых объектов Олимпиады в Сочи планируется сертифицировать по стандарту BREEAM: это олимпийский стадион «Фишт», конькобежный центр «Овал», ледовый дворец «Большой», офисное здание оргкомитета «Сочи 2014», отель МОК, учебно-административный корпус РМОУ, вспомогательный медиацентр в горной деревне, коттеджный поселок в горной деревне, Swissotel Roza Khutor Resort 5*, вокзал «Олимпийский парк». Возможностей для примения FSC-сертифицированных материалов и продукции — множество. Мировая статистика показывает неуклонный рост числа экологичных строительных проектов по отношению к обычным. Со временем именно зелёное строительство должно стать традиционным. Одно из условий этого — повышенное внимание к происхождению строительных материалов.


Изоллат: новая термоизоляция для зданий. Эффективно и безопасно

П

ожар вспыхнул в здании на территории Сретенского мужского монастыря в центре Москвы утром 3-го июня. Загорелся утеплитель под облицовочными панелями на стенах и кровле. К счастью, пламя удалось быстро погасить, люди не пострадали. Но у специалистов возник вопрос: зачем использовать опасный, устаревший материал в наше время, когда есть безопасные и одновременно более эффективные утеплители? Так, если вы строите новый дом, сохранение тепла в нём попробуйте доверить монолитному, теплозвукоизоляционному материалу «ТМ-композит». Этот теплозвукоизолятор — сравнительно новое решение в области отечественного материаловедения. «ТМ» представляет собой комбинацию пенополиуретана и неорганических наполнителей, в которой полимер составляет 2,5–3% объёма утеплителя в изделии. Обладая эластичностью органических полимеров, «ТМ» характеризуется более высокой огневой и термической стойкостью за счёт интегрированных в матрицу полимеров неорганических компонентов.

42

Технологии и решения

Применение сэндвич-панелей из слоистых пластиков, фиброцементных плит, заполненных сверхлёгким теплоизоляторм «ТМ», позволяет легко и быстро получать атмосферостойкие и пожаростойкие наружные панели высокой степени готовности, с высоким уровнем теплозащиты. Фасадные панели могут быть заранее выполнены в различном колере, что исключает дополнительные работы по финальной отделке фасадов. Это делает панели с заполнением из композита «ТМ» незаменимыми в каркасно-монолитном железобетонном домостроении. Использование сэндвич-панелей с композитом «ТМ» повышает уровень тепловой защиты на 55–60%. Коэффициент теплопроводности таких панелей колеблется в пределах 0,025–0,030 Вт/м°C. Стоимость строительства с использованием «ТМ» снижается минимум на 35–40%, производительность труда повышается в 4,5–5 раз, одновременно обеспечивается комфортность возводимого жилища. Энергоёмкость снижается на 25% и более, а энергопотребление здания — минимум на 15%. Жизнестойкость «ТМ» обеспечивает долговеч-

ность конструкции — от 85 до 100 лет. Масса одного погонного метра стены при высоте 3 м и толщине панели 150–200 мм составляет 87–90 кг. Для стен на основе традиционных технологий этот показатель составляет от 1300 до 1650 кг и более. «ТМ» применим и в традиционном строительстве, скажем, для заполнения пространства между кирпичной кладкой. Моментальный способ приготовления композита «ТМ» методом заливки делает его поистине универсальным, позволяя получать как монолитные, бесшовные конструкции, так и отдельные изделия самых разных форм, по желанию архитектора. Если по каким-то причинам композиционный теплоизолятор «ТМ» не отвечает вашим потребностям, давайте присмотримся ещё к двум любопытным продуктам российской высокотехнологической мысли. Первый — энергосберегающее жидко-керамическое покрытие «Изоллат», предназначенное для теплоизоляционной и антикоррозионной защиты тепловых и инженерных сетей, технологических трубопроводов, тепломеханического и ёмкостного оборудования, для теплоизоляции и защиты строительных конструкций, фасадов жилых и производственных зданий. Это инновационный теплоизоляционный материал, принцип действия которого основан на блокировании всех трёх видов передачи тепла — теплопроводности, конвекции и теплового излучения. «Изоллат» — водоэмульсионная суспензия, предназначенная для получения теплоизолирующих покрытий на поверхностях любой формы. Наполнителем выступают керамические и силикатные микросферы. Они находятся во взвешенном состоянии в жидкой полимерной композиции, основе материала. Внутри микросфер — почти полный вакуум. Именно этим и обеспечиваются уникальные теплоизоляционные свойства запатентованного материала.


К числу преимуществ «Изоллата» в сравнении с конкурентами следует отнести, в первую очередь, долговечность, лёгкость и удобство нанесения на поверхность любой геометрической формы, антикоррозионную стойкость «Изоллат» выпускается в шести модификациях для различных условий. Например, «Изоллат-01» применяется для защиты и теплоизоляции стен и швов снаружи и внутри зданий, удаляя «мостики холода» и изменяя расположение «точки росы». «Изоллат-нано» тоже используется для теплоизоляции, но он ещё и обладает способностью под влиянием фотокатализа «чистить» фасады от органических отложений. «Изоллат-02» применяется совместно со стеклохолстом как «Изоллат-эффект» или отдельно для теплоизоляции паропроводов, инженерного и технологического оборудования с температурой теплоносителя до +170 С в пиковом режиме. «Изоллат-04» на кремнийорганической основе — уникальный теплоизоляционный материал, который может применяться совместно с керамоволокном и стеклохолстом для покрытия трубопроводов и технологического оборудования с температурой теплоносителя до +600 С в пиковом режиме. И так далее. К числу преимуществ «Изоллата» в сравнении с конкурентами следует отнести, в первую очередь, долговечность, лёгкость и удобство нанесения на поверхность любой геометрической формы, антикоррозионную стойкость. «Изоллат» одинаково эффективно используется для теплоизоляции трубопроводов пара, горячей воды, водонагревательного оборудования котельных, тем самым снижая потери тепла в системах. Он может предотвращать образование конденсата (изморози, обледенения) на поверхности стальных конструкций, используемых в строительстве, тем самым защищая их от коррозии. Применение «Изоллата» для труб, по заключению испытательного центра «Стройтест–СИБАДИ», снижает потери тепла в 2,87 раза, при стоимости 1кв. м покрытия от 900 до 1230 рублей (для сравнения, минвата — 1585

[август-сентябрь 2013] #6

рублей, ППУ – 1726 рублей). Гарантийный срок службы покрытия — 15 лет. Стоимость покрытия 1 кв. м фасада здания «Изоллатом» — от 430 до 860 рублей при толщине 1–2 мм: сегодня это один из наиболее эффективных и экономичных строительных теплоизоляционных материалов на рынке. Нанесение «Изоллата» на стену не требует никакого механического крепления. Наносится кистью или специальным краскопультом. Масса 1 кв. м изоляции толщиной 1 мм – всего 600 грамм (а навесных фасадов, напомним, — несколько килограммов) — обстоятельство, которое иногда становится решающим при реновации старых и ветхих зданий. Наконец, для особо взыскательных клиентов и сложных случаев создано теплозащитное покрытие «Аэроллат» (того же производителя, что и «Изоллат»). В основе этого инновационного материала — уникальные свойства аэрогеля. Такое покрытие не случайно называют теплоизоляционным материалом будущего. В нём полностью отсутствует жидкая фаза, она заменена газообразной. По своей структуре аэрогель на 99,8% состоит из воздуха. Материал обладает рекордно низкой плотностью. Это очень важно, так как для практического применения наибольшее значение имеет чрезвычайно низкая теплопроводность. За счёт сведения к минимуму механизма конвекции теплопроводность «Аэроллата» в два раза ниже, чем у воздуха. Структуру аэрогеля образуют сферические кластеры из кварца диаметром примерно 0,004 мкм, формирующие трёхмерную сетку, поры которой заполнены разряженным воздухом (он занимает до 99,8% объёма геля). «Аэроллат» — густая, сметанообразная фактурная мастика, которую можно наносить для теплоизоляции при помощи шпателя или механическим способом с толщиной одного

слоя от 2 мм. Каждый последующий слой наносится на предыдущий после сушки и полимеризации в течение 0,5–24 часов, в зависимости от температуры поверхности и окружающего воздуха. После полимеризации вы получаете покрытие, обладающее исключительно высокими теплозащитными свойствами. Покрытие толщиной 3 мм позволяет снизить тепловые потоки на поверхности изолируемых конструкций в 6–8 раз. Одновременно решается задача устранения конденсата на металлических поверхностях. «Аэроллат» отлично работает в случае даже прямого контакта с источником тепла и не нуждается в промежуточных материалах типа стеклохолста. Области применения: 1. Комплексная изоляция трубопроводов, инженерных систем и резервуаров с температурой не более 170°С. Вертикальные и горизонтальные поверхности. 2. Теплоизоляция фасадов и внутренних стен зданий (борьба с промерзанием стен). 3. Удаление «мостиков холода» и смещение «точек росы». Контактная теплопроводность «Аэроллата» ниже, чем у его собрата: рекордные 0,021 Вт/м°C. Его уникальные возможности обусловливают более высокую, чем у «Изоллата», стоимость: вот почему применять «Аэроллат» рекомендуется избирательно в зонах повышенной важности (например, для ответственных стыков панелей, сложных рельефных строительных и инженерных конструктивов). Он обладает отличной адгезией практически ко всем материалам и покрытиям. Гарантийный срок службы «Аэроллата» — не менее 10 лет.

ООО Объединение инноваций +7(499)992-77-15; +7(926)237-18-45. pio100@yandex.ru Izollat.ru

Технологии и решения

43


Чтобы теплоизоляция была действительно эффективной Эффективность — это всегда мера отношения полезного результата к затратам. Энергетическая эффективность не является исключением. Если об этом забывают, последствия оказываются обратными ожиданиям. Текст: Владимир Цыганков, заместитель генерального директора по инновациям ЗАО «Завод «ЛИТ»

44

Когда заходит речь об энергетической эффективности ограждающих конструкций, искомый эффект определён, прежде всего, сводом правил СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий» в актуализированной редакции СНиП 23–02–2003. Специалистам отлично известны эти три нормируемые величины: приведённое сопротивление теплопередаче, удельная теплозащитная характеристика и температура на внутренних поверхностях ограждающих конструкций. Требования тепловой защиты здания считаются выполненными при одновременном соответствии этих параметров нормируемым значениям. Но раз полезный результат тепловой защиты здания определён, то об

Технологии и решения

эффективности мероприятий по его получению остаётся судить только по затратам. В них включаются стоимость материалов и работ, а также эксплуатационные затраты за период жизненного цикла здания. Давайте посчитаем. Через ограждающую конструкцию, имеющую сопротивление теплопередачи R=2, теплопотери составят примерно 50 кВтчасов в год с одного квадратного метра. Ставится задача утеплить здание, доведя значение R до 6 (то есть увеличив толщину теплоизоляционного слоя в 3 раза). Тепловые потери при этом снизятся примерно вдвое, до 25 кВтчасов в год. При действующих ценах на энергию выигрыш потребителя составит примерно 26 рублей с 1 ква-

дратного метра площади ограждающих конструкций в год. Типовым, самым массовым методом утепления зданий сегодня считается использование навесных фасадов. По данным производителей, стоимость только подсистемы навесного фасада для толщины 200 мм (что соответствует сопротивлению теплопередаче R=4) в действующих ценах равна 2100 руб. за квадратный метр. С учётом монтажа — 3000–3500 рублей за метр. Таким образом, чтобы получить экономию в 26 руб. с одного «квадрата» в год требуются разовые капитальные вложения от 3000 рублей на квадратный метр. Иными словами, за счёт экономии на отоплении срок окупаемости инвестиций будет более 100 лет.


Для окупаемости добавочной теплозащиты стен в российских условиях необходимо применять решения, стоимость которых не превосходит 700 руб. за квадратный метр фасада. Такими могут быть только системы внутреннего, а не наружного утепления Но увеличение толщины теплоизоляционного слоя неизбежно ведёт и к увеличению нагрузки на дом, что отрицательно влияет на срок службы ограждающих конструкций. Навесные теплоизоляционные фасады проектируются сегодня с долговечностью 50 лет. Однако, по отзывам экспертов из Германии, где такие фасады эксплуатируются почти полвека, межремонтный период для них составляет порядка 20 лет. В российском климате этот период вряд ли окажется больше. Таким образом, можно утверждать, что за счёт ожидаемой экономии тепловой энергии широко разрекламированные мероприятия по наружному утеплению зданий не окупятся вообще никогда. Есть оценки, сделанные ведущим специалистом в области строительной теплофизики д. т. н. Владимиром Гагариным. Согласно им, для окупаемости добавочной теплозащиты стен в российских условиях необходимо применять решения, стоимость которых не превосходит 700 руб. за квадратный метр фасада. Такими могут быть только системы внутреннего, а не наружного утепления. Такой, например, является система утепления ограждающих конструкций, разработанная ЗАО «Завод «ЛИТ» совместно с НИИ строительной физики. Она использует основные свойства комбинированных теплоизоляционных материалов на основе высокополированной алюминиевой фольги: высокую степень отражения теплового потока (до 97%) и абсолютную паронепроницаемость. На стену здания изнутри крепится массивный утеплитель. На него — отражающая теплопароизоляция «Армафол» либо «Пенофол 2000». Для создания однородного паронепроницаемого теплоотражающего слоя стыки и примыкания проклеиваются алюминиевой лентой ЛАС или ЛАМС. Поверх полученного пароизоляционно-

[август-сентябрь 2013] #6

го теплоотражающего зеркала крепим металлические профили: так организуется замкнутая воздушная прослойка толщиной 20–50 мм. На металлопрофиль навешиваются листы гипсокартона. Примыкания листов к полу, потолку и боковым стенам герметизируются строительным герметиком. Стыки шпаклюются и обрабатываются под финишную отделку. Толщины массивной теплоизоляции и замкнутой воздушной прослойки рассчитываются из условий обеспечения приведённого сопротивления теплопередаче ограждающей конструкции не ниже нормируемого и отсутствия возможности образования конденсата на поверхности фольги. Свойство алюминиевой фольги не пропускать диффузионный водяной пар препятствует его проникновению внутрь строительной конструкции, предохраняя её тем самым от увлажнения и устраняя риск образования зоны конденсации внутри ограждающей конструкции. Так обеспечивается стабильность теплофизических характеристик строительных материалов и предотвращается их преждевременное разрушение. Стоимость такой системы утепления не превышает 200 руб./кв. м без учёта монтажа, но и монтаж предельно прост и недорог. Нет потребности в лесах, подъёмниках, кранах или ином дорогом оборудовании. Требования к квалификации работников ниже, а визуальный контроль качества — проще. Наконец, работы можно проводить в любое время года. Срок службы системы фактически равен жизненному циклу здания, а эксплуатационные затраты близки к нулю. Аналогичная система может применяться и для утепления потолков, мансардных помещений, балконов, лоджий и т. д. Поскольку величина поперечной воздухопроницаемости наружных стен жилых зданий должна состав-

+7 (48535) 308-71 +7 (48535) 322-66 lit@lit.botik.ru www.zavodlit.ru

лять до 0,5 кг/кв. м в час (для окон и балконных дверей с пластиковыми переплетами — 5 кг/кв. м в час), потери в кратности воздухообмена на общей площади наружной стены после такого утепления мизерны и могут быть легко компенсированы, например, установкой в рамы окон приточных саморегулируемых клапанов. Где может быть рекомендована такая система утепления? В первую очередь — при санации ограждающих конструкций в ходе капитальных ремонтов зданий старого жилого фонда (в том числе и без отселения жильцов, параллельно с работами по замене окон и систем отопления). Использование материалов «Армафол» и «Пенофол» напрашивается при строительстве и реконструкции ледовых арен, стадионов, промышленных и сельскохозяйственных зданий и сооружений — особенно тех, где не предусматривается система отопления, но есть иные источники тепла (люди, животные, механизмы, освещение и т. п.). По заказу ЗАО «Завод «ЛИТ» проектными институтами России и Украины уже разработаны альбомы технических решений по применению отражающей изоляции «Пенофол» и «Армофол», по утеплению наружных стен зданий со стороны помещений, стен, чердачных перекрытий и перекрытий над подвалами.

Технологии и решения

45


«Терморос» представляет конвекторы с теплообменниками системы Low-H2O производства бельгийской компании Jaga — в три раза Одинаковый размер а оо большая тепл тдач

ТЕПЛА БОЛЬШЕ‚ ЗАТРАТ МЕНЬШЕ Текст: Роман Беликов

46

Бельгийская компания Jaga (произносится «Яга») с 1962 года известна тем, что производит не просто отопительные приборы (ей принадлежит 75% европейского рынка медно-алюминиевых конвекторов), а отопительные приборы, до которых никто прежде не додумывался. То они предлагают радиатор с деревянной передней панелью, то с покрытием из натурального камня, то радиатор в виде колонны или с системой вентиляции... Но настоящим хитом, завоевавшим огромную популярность и пользующимся неизменным спросом, остаются конвекторы с теплообменниками системы Low-H2O.

Технологии и решения


Изюминка теплообменника Low-H2O — рекордно низкая тепловая инерция, которая делает его идеальным для случаев, когда температура в помещении меняется часто и быстро

На все вкусы Изюминкой теплообменника Low-H2O является рекордно низкая тепловая инерция, делающая его идеальным для случаев, когда температура в помещении меняется часто и быстро, а отопительный прибор должен так же быстро выравнивать её до желаемого значения. Секрет этой способности отчасти кроется в самом названии прибора. Low-H2O буквально означает «мало воды». Радиаторы этой линейки содержат в 10 раз меньше воды, чем иные приборы с такой же площадью теплопередающей поверхности. Вес одного метра самого популярного базового теплообменника Low-H2O — всего 2,1 кг, а объём воды в нём — лишь 0,65 л. Если сопоставить целиком систему отопления, оборудованную такими отопительными приборами, с равной по размеру традиционной и содержащей 100 л теплоносителя, то в случае Low-H2O объём будет втрое меньше — 30 л. Естественно, такая система потребует меньше времени

[август-сентябрь 2013] #6

и затрат энергии для выхода на рабочую температуру, передавая при этом большее количество тепла. По данным компании, система центрального отопления с теплообменниками LowH2O достигает рабочей температуры не позднее, чем за 10 мин. Обойтись сверхмалым количеством теплоносителя этим теплообменникам позволяет конструкция. Устройства Low-H2O обладают выдающимися характеристиками благодаря применению в конструкции материалов с высокой теплопроводностью (медь, латунь, алюминий), развитой поверхности теплообмена (на один погонный метр теплообменника ставится до 180 излучающих алюминиевых пластин) и надёжного контакта элементов с тепловой магистралью. Специальное лаковое графитовое покрытие выполняет грязеотталкивающую и пылезащитную функции. Все детали теплообменника спрятаны за декоративными кожухами разного вида, размера и материала, ни один элемент не находится снаружи. Видимой остаётся только головка управления. Предлагаются фирменные термостатические головки различных типов и дизайна, поставляемые в комплекте с клапанами и переходниками для соединения с различными трубами. Всё это делает прибор отопления ещё и безопасным в эксплуатации: температура поверхности корпуса не превышает 43°C, даже при температуре теплоносителя 90°C. Вообще же Low-

H2O обеспечивает требуемую теплоотдачу — особенно в сочетании с блоком DBE (Dynamic Boost Effect) — даже при температуре воды около 40°C.

Энергоэффективность Теплообменники Low-H2O выпускаются в 17 вариантах: есть даже модель «мини» высотой всего 8 см. Low-H2O Standard — это основной вариант для большинства обычных потребителей, сочетающий максимальную эффективность c низкой энергоёмкостью. Для прибора подобного типа достаточная температура нагревательного котла в среднем на 15% ниже, чем у стандартных отопительных приборов. Low-H2O Twin: вариант с более быстрой отдачей большого количества тепла, который предназначен для помещений вроде холлов или залов с большими окнами, распахивающимися дверьми и т. п., когда возникает задача в кратчайшие сроки компенсировать мгновенные поступления наружного холодного воздуха. Наконец, Low-H2O Twin DBE: вариант, который обеспечивает особо быструю реакцию и форсированную подачу тепла при резком падении температуры. Ни один другой надпольный прибор отопления не предложит столько вариантов компоновки и размещения. У компании Jaga есть собственная лаборатория Experience Lab с камерами искусственного климата объёмом 600 куб. м и многофункциональным за-

Технологии и решения

47


Отопительные приборы с теплообменниками Low-H2O полностью адаптированы для использования в российских системах центрального отопления любого другого отопительного устройства и делает это качественнее. К тому же это позволяет эксплуатировать котёл в более щадящем режиме.

Самые зелёные радиаторы

лом, где проводятся испытания различных приборов отопления по 120-ти параметрам и рождаются новые идеи. Годовой бюджет на НИОКР у компании составляет 4 млн. евро. Но теплообменники серии Low-H2O тестировались и в независимых исследовательских центрах в Великобритании (в том числе специалистами из Building Research Establishment, или BRE) и Нидерландах. Два одинаковых дома с центральным отоплением поочерёдно обогревались традиционными панельными радиаторами и приборами, оснащёнными теплообменниками Low-H2O, и оказалось, что применение технологии Low-H2O позволяет сократить затраты на отопление примерно на 12%. Чрезвычайно низкая тепловая инерция Low-H2O делает их очень экономичными. По результатам исследований в Experience Lab на разогрев конвекторов Jaga требуется на 25% меньше затрат тепловой энергии, чем на стальные панельные радиаторы. Для энергоэффективных домов, вероятно, наиболее интересной является комбинация Low-H2O с системой DBE. Вызвано это тем, что земляные тепловые насосы и солнечные отопительные коллекторы требуют установки радиаторов увеличенной площади, так как температура теплоносителя в них сравнительно невысока. Теплообменники Low-H2O могут оставаться небольшими, так как система DBE увеличивает их тепловую производительность

48

Технологии и решения

в 1,3–3 раза. Более того, специально создана версия DBE Pro для пассивных домов, которая может использоваться и для регулировки прибора в режиме работы на охлаждение. Модуль DBE – это комплект осевых вентиляторов постоянного тока с регулируемой скоростью вращения, устанавливающихся на теплообменник Low-H2O и позволяющих увеличить теплосъём с поверхности и направить тепловой поток в нужном направлении. Уровень их шума может не превышать 28 дБ Система DBE для надпольных конвекторов оснащена программируемым микропроцессором, который непрерывно анализирует информацию с датчиков. Этот электронный блок определяет уровень комфорта и позволяет выбрать любой из температурных режимов: Standby, Comfort или Boost. В режиме Standby блоки вентиляторов не активны, прибор работает только в режиме естественной конвекции. В режиме Comfort подключается модуль DBE, и мощность обогревателя увеличивается в 1,5 раза, а в режиме Boost — в 2,5 раза. При достижении искомой температуры микропроцессор автоматически переводит систему в оптимальный для заданных условий режим работы, тогда как традиционный прибор перегревал бы и пересушивал воздух дальше, растрачивая энергию и ухудшая микроклимат. Теплообменник Low-H2O c DBE прогревает помещение в 9 раз быстрее

Так как одной из главных идей компании Jaga является ответственность человека перед окружающей средой, её продукция ещё и экологически устойчива. Так, в теплообменниках Low-H2O используется только вторичный алюминий. Меньшая масса радиатора означает также и меньший расход других металлов и лаков. Срок жизни отопительных приборов с LowH2O обеспечен 30-летней гарантией, а после истечения срока службы этот отопительный прибор может быть стопроцентно рециклирован. Его показатели при расчёте LCA намного лучше, чем у любого другого отопительного прибора, для которого такие подсчёты проводились. Отопительные приборы с теплообменниками Low-H2O полностью адаптированы для использования в российских системах центрального отопления. Они рассчитаны на рабочее давление 16 атм. при опрессовочном давлении в 25 атм. и на максимальную температуру теплоносителя 110°С. Высокий класс этих приборов был подтверждён на выставке MosBuild 2013, где компания «Терморос» — эксклюзивный поставщик этих приборов в Россию — победила в номинации «Инженерное оборудование», получив за теплообменник Low-H2O международную экологическую премию в области строительных и отделочных материалов e3Awards.

ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ

ТЕРМОРОС ТЕРМОРОС-СПб ТЕРМОРОС-Сочи ТЕРМОРОС-Казань www.termoros.com

(495) 785-55-00 (812) 703-00-02 (8622) 90-12-11 (843) 567-19-91


НАЦИОНАЛЬНОЕ А Г Е Н Т С Т В О УСТОЙЧИВОГО Р А З В И Т И Я

УНИКАЛЬНАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА

ШВЕДСКАЯ МОДЕЛЬ ЭКОУСТОЙЧИВОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СОЗДАНИЕ КОМФОРТНОЙ СРЕДЫ

И Д . У И Г М НО ЕНЕ СЯ! В Й М Я Е ВР ДИН СО СОЕ И Р П

Участвуя в международной образовательной программе НАУР, вы получаете: уникальные знания практических решений и подходов экоустойчивого строительства глубокое погружение в идеологию проектирования инновационной городской среды продуктивное деловое общение в группе передовых специалистов схожих ценностей и взглядов

27 ОКТЯБРЯ — 1 ноября +7 (495) 790 99 57 andrianov@green-agency.ru


Зеленый город № 6  
Зеленый город № 6  
Advertisement