Page 4

Вр е м я

п е р е л о м а

Работа священника — нести свой крест

И

з протоколов Cинодальных советов: 13.12.1991 г. было проведено расширенное заседание совета Ингерманландского пробства, на котором было принято решение о провозглашении самостоятельности Церкви Ингрии с первого января 1992 года. На Синодальном совете 20.05.1992 г. дьякон Арри Кугаппи был выбран руководящим пастором Церкви Ингрии, вместо Арво Сурво, который оставил пост старшего пастора и стал священником-миссионером. В церкви Св. Иоанна Крестителя 9.08.1992 г. Арри Кугаппи был рукоположен в сан пастора и стал руководящим пастором уже не только по призыву, но и по сану. Церковь Ингрии 16.09.1992 г. была официально зарегистрирована. Арри Матвеевич, скажите пожалуйста, что означало быть руководящим пастором? Ведущий пастор был руководителем церкви, председательствовал на советах, выстраивал отношения с властью. То­гда все только начиналось и время было очень бурное, я бы сказал, революционное, много было интересных инициатив, экуменических встреч и совместных действий по возвращению церквей. В июне 1992 года под Вашим руководством вышел второй номер журнала «Церковь Ингрии»... Трудно ли быть главным редактором бессменно в течение 20 лет? Первое время было не так сложно работать, потому что было очень много желающих сотрудничать в журнале, и что, самое главное, издавать журнал было не очень дорого. В России все ломалось и за небольшие деньги можно было много чего делать и в том числе журнал. Он не был такой обузой, легко хватало средств на него. Но со временем, как мне показалось, горения и энтузиазма у людей стало меньше. Сложность состоит не столько в том, чтобы выпустить журнал, а сколь-

4

После вручения ордена «За заслуги» I степени за вклад в духовную жизнь Эстонской Церкви. Нарва, 06.08.2011 ко эффективнее его потом распространить, к тому же почтовые пересылки вздорожали очень существенно. Складывается впечатление, что проблемы год от год не уменьшаются, а только увеличиваются. Но тем не менее, двадцать лет мы издаем, на мой взгляд, для уровня нашей церкви очень неплохой журнал и всегда есть возможность его улучшать.

Что было самое сложное в становлении Церкви Ингрии? Самое трудное было создать действенные структуры, то есть управление церковью. Мы, пережившие тоталитарный режим, хотели большей открытости, чтобы любой, даже самый маленький вопрос, можно было обсуждать и чтобы мнение людей было услышано. Насколько нам это удалось, пусть каждый сам решает, но в целом, мне кажется, в Церкви Ингрии была достигнута определенная степень демократичности. Многие финны отмечают, что на наших Синодальных советах велись достаточно бурные дебаты. Я воспринимаю это как признание того, что у нас голос с мест слышится. Люди осмеливаются, если не в благопристойном порядке донести свою мысль, то, по крайней мере, на повышенных тонах обсуждать вопросы. В том числе нужно помнить, что мы десятилетиями держали рот на замке, нам не разрешалось ничего говорить. Поэтому когда появилась такая возможность высказаться, то люди часто не могли долго слушать друг Фото: из домашнего архива М.-Л. Арнио

Фото: Таня Паас

Интервью Тани Паас с епископом Арри Кугаппи

«В моей жизни самым ярким свидетельством пастырского служения была моя мама»

Собрание совета Ингерманландского пробства в церкви Св. Марии. Cлева направо: Лемпи Лаукконен (Хузу), Эйно Корпелайнен, Кости Лайтинен, Владимир Благинин (Киннер), Арри Кугаппи, Исто Пихкалла. Начало 1990-х №3/83/ СЕНТЯБРЬ/ОКТЯБРЬ 2012

Журнал "Церковь Ингрии" №3/83  

Журнал "Церковь Ингрии" 3/83/Сентябрь 2012

Журнал "Церковь Ингрии" №3/83  

Журнал "Церковь Ингрии" 3/83/Сентябрь 2012

Advertisement